Книга о букве.

НЕТ ПИСЬМА, НЕТ И ИСТОРИИ.

Книга о буквеолгое время бытовало мнение, что на территрии африканского материка развитые цивилизации существовали лишь в долине Нила, в Ливии, Магрибе, Мавритании, одним словом — к северу от Сахары. И поскольку письмо является одним из важнейших признаков, отличающих первобытную культуру от цивилизации, делался вывод — у темнокожего населения Африке до прихода «белого человека» не было письма, А так как письмо позволяет точно фиксировать события «дел давно минувших дней», то, стало быть, у африканцев нет и не может быть истории. Ибо они, говоря словами одного из африканистов, являются людьми «странной расы, без активной энергии и без положительной творческой силы».

Но вот наступил XX век — и древность Африки «заговорила». Археологи обнаружили в ее земле огромное количество памятников высокой культуры, возраст которых и тысяча, и две, и две с половиной тысячи лет. А этнографы нашли среди народностей Черного материка удивительные самобытные системы письма, происхождение которых не связано с европейскими письменностями. У африканцев было и «предметное письмо», и сложная пиктография, и логография, и смешанное «иероглифическое» письмо, наконец, письмо фонетическое.

«Предметное письмо» у некоторых народов Африки существовало в виде ожерелий из разноцветных стеклянных бусинок, зерен, листьев и стеблей растений. Так, зулусские девушки писали «письма» бусами из нескольких ярусов. Белый цвет символизировал чистоту и верность. Красный — глаза девушки, покрасневшие от слез, пролитых в тоске по любимому. Голубой означал счастье, желтый — богатство, зеленый — болезнь, черный — печаль и несчастье. Эти «буквы-цвета» располагались в строго определенном порядке и с их помощью можно было записывать довольно сложные сообщения (таким образом, «письма» зулусских девушек имели общие черты с любовными посланиями далеких юкагирок и вместе с тем с перуанским узелковым письмом «кипу»), В Конго, посылая важное сообщение, вождь отправлял гонца с листом подорожника. Средняя жилка листа должна была иметь длину не менее 15 сантиметров. Кроме того, лист должен был иметь четыре лоскута, по два с каждой стороны. Менее важное сообщение обозначалось ножом, копьем пли трубкой. Эти предметы посылались с гонцом, который был обязан вернуть их обратно, как бы подтверждая, что сообщение получено (здесь — новая этнографическая параллель, на сей раа — с посланиями северо-американских индейцев).

Сложная и очень интересная «почта» существовала у нигерийского народа йоруба. Называлась она «ароко». Если «ароко» было яйцо попугая, то это означало, что посылающий его начальник выносит смертный приговор своему подчиненному. Но чаще «ароко» посылалось в виде связки раковин каури. Две раковины, связанные выпуклой стороной друг к другу, означали упрек за неуплату долга. Четыре раковины, соединенные парами, вогнутой стороной друг к другу, — согласие на встречу с соплеменником, находящимся в чужой стороне, и т. д. Подобные символические послания, как вы уже знаете, широко распространены в различных частях света. Но йоруба превращали порой свои «ароко» не просто в символы, обозначенные предметами (трубка — предложение мира, стрела — объявление войны и т. п.), а в фонетическую запись, но принципу «ребуса». Иными словами, в виде логограмм у них выступали не рисунки предметов, а сами предметы! «Кучка из шести раковин каури имеет основное значение: „тесть“ — еfа, однако, поскольку efa означает также „увлеченный“ (от fa — „увлекать“), то веревка с шестью раковинами каури, посланная молодым человеком девушке, имеет смысл: „Я чувствую к тебе влечение, я люблю тебя“. Восемь раковин каури означают „восемь“ — ejo. Но это же слово значит и „согласный“ (от jo — „совпадать“, „быть похожим“), соответственно этому отправленная девушкой посылка жениху из восьми раковин каури означает: „Я чувствую то же, что ты, я согласна“», — пишет немецкий грамматолог Ханс Йенсен, ссылаясь на данные этнографа Хольмера.

Современный нигерийский ученый Джонатан Олумиде Лукас (сам происходящий из народности йоруба) приводит много других примеров «ароко»; ряд на этих посланий также является своего рода «предметными фонограммами». Например, принц одного из племен йоруба послал своему брату шесть раковин каури, нанизанных на перо. Шестерка передавала слово «efa» (влечение), перо — «слышать». Все послание читалось как «Я чувствую влечение к тебе, но могу лишь только о тебе слышать».

Еще более сложную систему «предметных фонограмм» разработал другой народ Западной Африки — дагомейцы. Здесь вместо раковин употреблялись топоры особой формы. Вот, например, образец дагомейского письма, возрастом около трехсот пятидесяти лет. Наверху топора изображен кремень (его название звучит как «да»). Внизу — символическое изображение земли («ко») и отверстия в земле («дону»). Весь топор «читается» сверху вниз, как «да»-«ко»-«дону» (кремень-земля-отвер-стие в земле), что в целом дает чтение «Дакодону» — таково имя дагомейского царя, которому принадлежал этот топор!

Удивительное письмо йоруба и дагомейцев, непохожее на другие письменности мира, свидетельствует о том, что народы Западной Африки совершенно самостоятельно пришли к идее «ребусного письма», с которого, собственно говоря, и начинается письмо в прямом смысле этого слова. Но «ароко» йоруба и топоры дагомейцев говорят и о другом: по всей вероятности, не только предметы, но и их изображения также использовались и качестве фонограммы. Иными словами — у народов Западной Африки складывалось иероглифическое письмо, ибо в этом районе земного шара уже много столетий назад существовала развитая цивилизация (вспомните изумительные скульптуры йоруба, найденные в священном городе Ифэ). Образцы африканской иероглифики погибли, хотя, быть может, будущим исследователям и посчастливится обнаружить древние тексты в земле Нигерии, Дагомеи и других стран. Причем эти тексты могут существенно отличаться от привычных нам глиняных табличек шумеров или надписей на камне хеттов и египтян. Об этом говорят исследования крупнейшего советского африканиста Дмитрия Алексеевича Ольдерогге.