Книга о букве.

НА ПАНЦИРЯХ ЧЕРЕПАХИ И ЛОПАТОЧНЫХ КОСТЯХ.

Книга о буквевропейцам, впервые столкнувшимся с Китаем и его цивилизацией, все казалось странным и удивительным. Музыка, в основе которой лежит пять тонов… Театр, где сцена без занавеса и кулис, где актеры играют как женские, так и мужские роли, актрисы же могут изображать бородатых генералов… Китайская кухня, где готовятся ласточкины гнезда, удавы, плавники акулы с побегами бамбука и т. п. Китайский язык, в котором нет ни падежей, ни спряжений, ни рода, ни числа, словом, всей привычной нам грамматики, — и в то же время есть музыкальные тона, благодаря которым слово, на наш европейский слух звучащее одинаково, может иметь несколько различных значений… Наконец, китайская письменность, в которой применяется много тысяч различных иероглифов… Письменность, породившая в нашем языке выражение «китайская грамота», — синоним сложности, запутанности, непонятности.

Как и когда появилось письмо в Китае? Долгое время на это отвечали лишь древние предания и хроники.

В 1899 году при раскопках на севере китайской провинции Хэнань было сделано выдающееся открытие: в плотных слоях лесса обнаружились тысячи фрагментов лопаточных костей животных (в основном, баранов) и панцирей черепах, на которых четко виднелись рисуночные знаки-иероглифы. Некоторые из них походили на древнейшие, известные до той поры, китайские письмена. Но большая часть знаков не находила параллелей среди известных иероглифов. Стало ясно, что открыты образцы одной из самых ранних форм китайского письма.

Вскоре число древнейших текстов стало неуклонно расти. Во-первых, новые памятники письма обнаруживали археологи. А, во-вторых, выяснилось, что на многих костях, продававшихся в китайских аптеках, как лекарство под названием «лун гу» («кости дракона»), также вырезаны древние знаки. Памятники письма считались «лекарственным средством»!

За первую половину нашего столетия в Китае было обнаружено свыше ста тысяч (!) текстов, начертанных древнейшими письменами. Подавляющая часть из них имела непосредственное отношение к гаданию. В древнем Китае, впрочем, как и во многих странах древнего мира, прежде чем приступать к любому серьезному делу, будь то охота, женитьба и т. п., человек обращался к гадателю. Гадатель выцарапывал надпись на лопаточной кости животного или же на панцире черепахи. Надпись эта содержала вопрос, с которым обращался человек. Затем оборотная сторона кости или панциря прижигалась нагретой бронзовой палочкой. Появлялись трещины, и переплетение их толковалось как определенный иероглиф. Гадатель читал «родившийся» таким образом знак — и он содержал ответ на заданный вопрос! Вслед за этим кость или панцирь погребалась в особую яму-святилище (в таких-то ямах и собирают свой «урожай надписей» археологи!).

«Не следует думать, что, едва попав в руки ученых, эти надписи были тотчас же с легкостью дешифрованы, — пишет один из востоковедов. — Первоначально даже китайские специалисты по палеографии не могли ничего разобрать, кроме отдельных разрозненных слов, в целом же надписи оставались тайной. Однако, — продолжает он, — в настоящее время ясны не только почти все знаки большей части надписей, но и точный смысл самих надписей».