Книга о букве.

ЭТРУСКИ И ЛАТИНИЦА.

Проблему происхождения этрусков и их таинственного языка называют иногда «загадкой номер один» современной науки. Этрусские слова «цистерна», «персона», «церемония» и ряд других вошли в языки большинства народов мира. Однако тщетны попытки многочисленных ученых установить родство языка этрусков с каким-либо из известных языков мира (попытки же эти начались в эпоху Возрождения и не прекращаются по сей день). Этрусский язык сопоставляли с древнегреческим и древнееврейским, с латынью и грузинским, албанским и древнеирландским языками, с языками темнокожих дравидов, жителей юга Индии, и краснокожих индейцев Америки; с языком басков на Пиренейском полуострове и языком хеттов в Малой Азии; со славянскими и германскими языками; с вымершими языками Средиземноморья… И все-таки он остается до сих пор «Иваном, родства не помнящим».

Но если этрусскому языку не удалось подыскать «родственников», то у письма этрусков родословная хорошо известна. Оно, безусловно, происходит из греческого алфавита (хотя в письме этрусков имеется специфический знак «восьмерки» — 8— передававший звук «ф»; в греческом его нет, но эта «восьмерка» имеется в репертуаре знаков алфавитов Малой Азии — карийском и др.).

Этрусским алфавитом написано около 10 000 надписей. Большинство их — это краткие эпитафии, относящиеся к VII–I в. до н. э., но есть и надписи на свинцовых табличках, зеркалах, вазах, статуэтках, золотых пластинах, на бронзовом изделии в виде печени, на игральной кости и, наконец, самый длинный текст в полторы тысячи слов (он же — и самый поздний, I в. н. э.) начертан на льняной пелене мумии, обнаруженной и Египте и ныне хранящейся в музее югославского города Загреб.

От алфавита этрусков происходят несколько алфавитов, которыми пользовались древние жители Италии (венеты, фалиски, умбры, оски, древние сицилийцы — сикулы и ряд других народов). Но все эти письменности постигла судьба их «отца», алфавита этрусков — они точно так же вышли из употребления в начале нашей эры. И лишь один «сын» этрусского алфавита остался жить — латинский алфавит. Причина вполне понятна — ибо римляне, подчинив себе всю Италию, несли покоренным народам вместе со своим языком и свое письмо.

Древнейшие надписи, выполненные латиницей, относятся к VI, может быть VII веку до п. э. Но даже более поздние тексты, относящиеся к V–VI вв. до н. э., можно буквально перечесть на пальцах. Зато латинских надписей, относящихся к I в. до и. э. и к последующим временам, ученым известно великое множество, причем найдены они не только в Италии, но и во всех уголках, куда простирала свою власть Римская империя. Римляне несколько видоизменили внешнюю форму этрусских букв, сократили их число (23 вместо 26 этрусских). И все же даже неспециалисту ясно, что латинские буквы происходят из этрусских, этрусские— из греческих, а последние, в свою очередь, — из финикийских знаков. Достаточно взглянуть на таблицу, где сопоставляются знаки финикийского письма со знаками раннего и классического греческого алфавита этрусков, древние и современные разновидности латинского алфавитов, чтобы убедиться воочию, что начертания некоторых букв, например, «д» или «о» за истекшие три тысячи лет почти не изменились. Но это — лишь прописные буквы. Строчные буквы (или минускулы) претерпели более значительные изменения, главным образом в связи с тем, что изменился и сам материал для письма: камень был вытеснен бумагой, резец заменило перо.

В средние века по всей Западной Европе распространилось скорописное или беглое латинское письмо. В различные эпохи и в разных странах, естественно, возникали свои варианты написания букв, свои «национальные» пошибы письма. Но не только почерки и пошибы были причиной изменений. Ведь латинское письмо стало приспосабливаться к языкам, возникшим не только на основе народной латыни, которую римские легионеры разнесли во все концы, от Португалии до Румынии, — этими языками-потомками являются испанский, французский, португальский, провансальский, румынский, итальянский, — но и к языкам, чей строй значительно отличался от латыни. В них имелись свои специфические звуки, и двадцати трех букв латинского алфавита оказалось явно мало для того, чтобы передать с их помощью вес звуковое богатство этих языков.

Искать выход из этого положения можно было двумя путями: либо вводить новые знаки, либо же использовать стандартные буквы латинского алфавита, ставя над ними дополнительные значки или образуя из них устойчивые «пары» или «тройки» букв, которые передают нужный звук. Приспособление латиницы к различным языкам пошло, в основном, по второму пути — вначале в Европе, а затем и в других частях света. Например, в чешском алфавите над пятнадцатью буквами поставлены дополнительные («диакритические») значки и общее количество знаков доведено до тридцати восьми. Английский алфавит обходится звукосочетаниями (вспомните «ти-эйч»), И других алфавитах есть и дополнительные «диакритические» специальные сочетания букв (например, в немецком есть буквы ä, ö, ü, а также сочетание трех букв sch, передающие звук «ш» и т. д.).

Но если для одних языков латинских букв оказалось слишком мало, то для других напротив, даже двадцать три буквы — это слишком много. Так, самоанский алфавит обходится всего лишь пятнадцатью буквами, причем одна из них употребляется только в иностранных словах, а гавайский — двенадцатью буквами!