Колдовской Мир.

Глава 11. ОДИН ИЗ КОЛДЕРОВ.

Саймон лежал, обливаясь потом, и тело его было сковано неподвижностью по чьей-то чужой воле. И вот женщина снова появилась в ногах постели, в ее глазах нельзя было прочесть ничего — была ли она врагом или другом, или ей все было безразлично.

— Они пришли, — сказала она. — Они пришли в ответ на приказ той женщины.

— Колдер! — Саймон обнаружил, что язык и губы повинуются ему.

— Те мертвые, которые служат ему, — ответила женщина. — Слушайте, человек, который служит Эсткарпу, мы никогда не ссорились с волшебницами. Мы с ними не в дружбе, но и не в вражде. Мы уже были на этой земле, когда появилась Древняя раса и построила Эс и другие города. Мы существуем с незапамятных времен и еще помним ту пору, когда люди не только не были хозяевами земли, но и вообще их было очень мало. Мы из тех, кого выбрал Вольт и с кем поделился своей мудростью. И мы не хотим иметь дела с теми, кто живет за болотами. Вы же явились сюда и принесли с собой войну, которая нас не касается. И потому, чем раньше вы от нас уйдете, тем будет лучше для нас.

— Но если вы не хотите союза с волшебницами, то почему вы благосклонны к колдерам? Колдеры ведь стремятся захватить власть над всеми людьми, в том числе, и над народом Тора, — возразил Саймон.

— Мы вовсе не благосклонны к ним, мы только хотим, чтобы в нашем собственном мире нам дали возможность спокойно жить. Но те, кого вы называете колдерами, показали нам, что произойдет, если мы не выдадим вас им. И потому было решено, что вы должны уйти…

— Но Эсткарп защитит вас от колдеров, — начал было Саймон, но она холодно улыбнулась в ответ.

— Неужели они и впрямь это сделают. Хранитель Границ? Между нами нет войны, но они боятся Болот — боятся их древних тайн и странных людей. Неужели они станут драться, чтобы защитить нас? Думаю, что нет. К тому же, у них нет сейчас людей, которые могли бы вступить в сражение.

— Почему же?

Она сказала так уверенно, что Саймон даже вздрогнул от испуга:

— Ализон поднялся. Эсткарпу придется бросить все свои силы на север, чтобы там защищать свои границы. Нет, мы должны заключить сделку, более выгодную для нас.

— Значит, меня отдадут колдерам? — Саймон постарался придать своему голосу спокойствие и твердость. — А как насчет Лойз? Неужели и ее вы передадите в руки самого страшного врага человеческого?

— Самого страшного? — воскликнула женщина. — Мы видели, как поднимались и исчезали многие нации, и в каждом поколении всегда есть один враг более могущественный, чем другие. Что же касается девушки, то она входит в условия сделки.

— Но ведь она принадлежит Корису, и, я думаю, что вы убедитесь, какое это имеет значение. По крайней мере, я был свидетелем того, какую цену заплатил за нее Верлейн и Карс. Ваши болота не остановят того, кто крепко держит в руках топор Вольта.

— Сделка уже заключена, — сказала она отчужденно и сделала в воздухе знак рукой, полный таинственного смысла. — Так значит, эта бледнолицая девушка так много значит для Кориса, что он, как вы считаете, непременно явится сюда, чтобы отомстить?

— Именно так. И те, кто причинит ей зло, должны бояться возмездия.

— Но сейчас он слишком занят войной с Ализоном, и пройдет немало дней, пока он сможет просто подумать о чем-то другом. К тому же, кто знает, быть может, он обретет на полях Ализона тот вечный покой, когда уже не смущают никакие вопросы…

— И все же, я предупреждаю вас, леди, что топор Вольта обрушится на эти топи, если вы сделаете это!

— Если я это сделаю! Но я ничего не решаю в такого рода вопросах, лорд.

— Неужели? — Саймон постарался вложить в это слово весь сарказм, на какой был способен. — А мне кажется, что вы не из последних лиц в стране торов.

Она долго не отвечала, не сводя с него пристального взгляда.

— Возможно, когда-то я и была таковой. Но теперь я не имею права голоса ни на одном Совете. Я не желаю вам зла, Хранитель Границ. И думаю, что вы не желаете зла ни мне, ни кому-то из нас. Но когда вынуждает необходимость, приходится покориться. Одно только я могу сделать для вас: я пошлю сообщение в Эс, чтобы они знали, где вы и куда направляетесь. Возможно, они сумеют вам помочь, и все тогда закончится не так уж плохо. Я поклялась не делать ничего, кроме этого, и больше ничем не могу вам помочь.

— Колдеры уже прибыли за нами?

— Они прибыли на корабле по внутренней реке.

— Но ведь нет реки, соединяющей Болота торов с морем.

— Внешней нет. Но есть подземная, она течет по болотам. Они нашли к нам этот путь, и уже навещали нас однажды.

«Субмарина прошла по подземной реке, — подумал Саймон. — Даже если послание достигнет Эсткарпа вовремя, чтобы можно было послать на помощь небольшой отряд, все равно они никогда не найдут пленников и не смогут им помочь».

— Если вы и вправду хотите мне помочь, как сказали, то пошлите сообщение не в Эс, а леди Джелит.

— Если это ваша супруга, то она больше не волшебница и ничем не сможет вам помочь.

— Все равно, пошлите сообщение именно ей.

— Я обещала, пусть будет по-вашему. И леди Джелит получит сообщение. Ну, а теперь вам пора. И если вы все же уцелеете и избежите плена, то помните. Хранитель Границ, что Болота торов — древняя страна, которую непросто смести с лица земли.

— Лучше скажите об этом тому, кто носит дар Вольта. Из рук колдеров мало кому удается спастись. Но Корис жив, он на свободе… и он полон ненависти…

— Пусть он ненавидит и покажет свой топор Ализону, там нужнее его сила. Странно то, Хранитель Границ, что вы говорите так, будто уже покорились судьбе, но я этому не верю. А теперь… — она снова сделала в воздухе тот же знак. — Ворота открыты, и вам пора идти.

Саймон не мог бы описать, что произошло с ним в следующий миг. Просто исчезли потолок и стены, исчезли невидимые путы, и он стоял на пустынном берегу озера, вода в котором была темной и густой.

Откуда-то доносились звуки голосов, он оглянулся и увидел позади себя группу торов — мужчин и женщин. Немного поодаль находились те, среди который против воли очутился и он сам, Саймон.

Алдис стояла с видом полной уверенности в себе и неторопливого ожидания. Лойз держалась так прямо, что Саймон понял, что она во власти чар. Кроме того, здесь были еще два тора и еще шестой член группы — пришелец из-за границы Болот. Это не был колдер. По крайней мере, он не походил на тех, кого Саймон видел в Горме. Среднего роста, круглолицый и смуглокожий, в плотно прилегающем костюме, подобный тем, которые носили все колдеры, но без шлема, хотя волосы были схвачены металлическими пластинами.

Он был безоружен, на груди у него красовался такой же знак из зеленоватого металла, какой был на поясе Фалька и на груди у Алдис.

Слыша позади себя бормотание торов, Саймон на мгновение усомнился, что решение выдать их колдерам было столь единодушным, как сказала женщина. Но тут же один из торов поднял руку и резко взмахнул ею в воздухе. Раздался мелодичный перезвон невидимых колокольчиков — единственный приятный звук, услышанный Саймоном за все время пребывания у торов — и тут же на той стороне, где стояли торы, стало пустынно и тихо.

И почти сразу же из темной глубины воды поднялся тупой нос подводной лодки, иссеченной и изъеденной морем. Без единого всплеска лодка подплыла к берегу, в ней открылось отверстие, и появился трап, который соединил лодку с берегом, и Алдис с улыбкой пошла по нему. За ней последовала Лойз, держась все так же напряженно, словно их с Алдис связывала невидимая нить. Затем наступила очередь Саймона — и тело вдруг перестало ему повиноваться. Только разум, замкнутый в этой, ставшей вдруг чужой оболочке, бился, возмущенный столь полным порабощением чужой воле.

Он пошел к люку в корпусе корабля колдеров, подчиняясь чьей-то чужой воле, точно механическая кукла, взялся за поручни лестницы и начал спускаться в чрево лодки. Вслед за Лойз он вошел в маленькую каюту, в которой не было мебели. Дверь позади них захлопнулась. И только тогда их тела словно расслабились, и они почувствовали, что снова владеют собой.

Лойз с тихим стоном покачнулась, и Саймон едва успел подхватить ее. Он бережно опустил девушку на металлический пол и почти сразу почувствовал, что корабль вибрирует — значит, какая бы сила не приводила его в движение, он уже тронулся в путь.

— Саймон, — Лойз повернула голову, едва сдерживая рыдания, — куда нас везут?

Сейчас правильнее всего было бы сказать ей правду.

— Туда, куда мы и сами стремились — хотя и не при таких обстоятельствах. Я думаю, что на базу колдеров.

— Но, — голос ее дрогнул и она была вынуждена помолчать, — ведь это где-то за морем. — Теперь она говорила более спокойно.

— И мы совершаем путешествие под водой.

Саймон прислонился спиной к стене. В каюте не было мебели, и они были безоружны. К тому же, колдеры в любую минуту могли снова полностью завладеть им, так что всякая надежда на сопротивление отсутствовала. Впрочем, может быть, кое-что еще им осталось…

— Они никогда не узнают, где мы. Корис не сможет… — Лойз думала о своем.

— Сейчас Корис занят, они об этом позаботились, — Саймон рассказал ей о нападении Ализона. — Они решили натравить на Эсткарп всех своих псов, чтобы страна была вынуждена по мелочам расточать силы. Ни один из таких ударов не будет роковым, но военная мощь страны будет подточена, ресурсы истощаться…

— Обычная тактика колдеров — заставлять других сражаться за них, — горько сказала Лойз.

— У них и относительно нас есть планы, — сказал Саймон, кивнув. — Ты ведь теперь по праву брака герцогиня Карстена, и потому стала важной фигурой в их дьявольской игре. Я же — Хранитель Границ. Они могут использовать меня как заложника или же… — Ему тяжело было произнести вслух те слова, которые объяснили бы наиболее логичную причину того, зачем он понадобился колдерам.

— Или же они рассчитывают сделать из тебя одного из своих или превратить тебя в предателя, который станет служить их целям в Эсткарпе! — сказала за него Лойз. — В таком случае, нам все же остается один выход, чтобы не допустить этого: мы можем умереть.

— В крайнем случае, — ответил Саймон резко, — но не раньше.

Саймон размышлял над их положением. Расположение базы колдеров — они давно уже хотели установить его. Они ведь мечтали не только отрубить лапы чудовища, но и обезглавить его. Но мир огромен, и у Эсткарпа не было ни малейших догадок о том, где может находиться эта база. То, что колдеры пользуются подводными лодками, делает невозможным даже для салкаров, которые считают море родным домом, выследить их. А если колдеров все же можно выследить?.. Ведь салкары — отличные моряки, хотя неважные воины на суше. Если бы их флот можно было направить на базу колдеров, то команды судов могли бы застать врага врасплох на его же собственной территории и вполне в состоянии продержаться, пока основные силы Эсткарпа доберутся до места и нанесут колдерам сокрушительный удар.

— У тебя есть какой-то план?

Страх, искажавший черты Лойз, постепенно исчезал.

— Не совсем план. Только маленькая надежда. Но…

Вот это-то «но» и было сейчас самым важным, субмарину колдеров необходимо выследить. Можно ли это сделать с помощью того контакта, который ему удалось установить с Джелит во время пребывания в Болотах торов? Или тот же барьер, который колдеры так надежно устанавливают между собой и магией волшебниц Эсткарпа, окажется непроницаемым для такого двухстороннего контакта? Так много «если» и «но», и только ничтожная крупица надежды вместо ответа на все вопросы.

— Слушай же… — И Саймон больше для себя самого, нежели для Лойз, обрисовал в общих чертах, на что он надеется. Она ухватилась за его план со всей силой отчаяния.

— Попытайся, Саймон! Попытайся, сейчас же связаться с Джелит! Прежде, чем они увезут нас так далеко, что ни одна мысль не достигнет нас! Сейчас же!

Она могла вполне оказаться правой. Саймон закрыл глаза, откинул голову назад и снова ощутил горячее желание связаться с Джелит. У него не было никакого представления, как это сделать, только вся его воля, вся собранная в кулак мысленная энергия.

— Я слышу…

Сердце Саймона отчаянно подпрыгнуло при этом ответе.

— Нас увозят… на корабле колдеров… на их базу, вероятно… Ты сможешь следить за нами?

Ответ последовал не сразу.

— Не знаю, но если это возможно, то мне надо сделать это!

Снова молчание, но чувство их близости не покинуло Саймона. И тут лодку так сильно тряхнуло, что он соскользнул по стене кабины, и Лойз упала на него сверху.

— Что такое? — голос девушки стал снова тихий и дрожащий.

За первым толчком последовал еще один, а затем корпус лодки начал сильно вибрировать, словно отчаянно борясь с какой-то силой. Саймон вспомнил о страшных шрамах и бороздах, которые он заметил на корпусе лодки. Видимо, плавание по подземной реке было вовсе не так уж комфортно. Они вполне могли сесть на мель. Он так и сказал Лойз.

— Смогут ли они снять лодку с мели? — с ужасом спросила Лойз, и Саймон увидел, как глаза ее наполнились страхом.

— Я думаю, что капитан лодки должен иметь опыт в таких делах, — сказал он в ответ. — Ведь они не впервые идут вот этим путем, как мне сообщили в Болотах торов.

Впрочем, несчастье всегда случается когда-то впервые. Никогда Саймон не подумал бы, что будет так страстно желать достигнуть базы колдеров по доброй воле. Их по-прежнему бросало из угла в угол, лодка дрожала, как раненный загнанный зверь. Наконец вибрация прекратилась, они ощутили сильный толчок, за которым последовал ровный гул механизмов, сопровождавший обычный ход лодки.

— Интересно, далеко ли мы от моря?

Саймон и сам думал об этом. Он не знал, где находится Джелит и сколько времени ей понадобится, чтобы связаться с каким-нибудь судном салкаров и пуститься по их следу. Но Джелит сама непременно должна оказаться на этом корабле, чтобы поддерживать с ним постоянный контакт. Но ведь они не смогут так быстро собрать целый флот, а один-единственный корабль очень легко обнаружить, особенно колдерам! Невероятная глупость с его стороны, что он предложил Джелит следовать за ними! Он не должен больше пытаться связаться с ней.

Джелит-колдер… Неужели он настолько сошел с ума, что вовлек ее в осуществление этого безумного плана?

— Это вовсе не глупость, Саймон! Мы пока что не знаем пределов того, что возникло между нами, чего мы можем добиться с помощью этой Силы…

На этот раз он не пытался связаться с ней, но она все равно прочитала его мысли и проникла в его опасения.

— Помни, я следую за тобой! Найди это паучье гнездо — и мы его очистим!

Доверие. Она верила в него от всего сердца. Но Саймон видел перед собой только острые камни, и неведомо ему было, как проскользнуть между ними невредимым.