Колдовской Мир.

Глава 3.

— Что нам теперь делать? — спросил я, когда молчаливые кроганы привезли нас на болотистый берег и исчезли в озере, прежде чем мы смогли попрощаться.

— Ничего, — ответил Эфутур. — Они решили оставаться нейтральными. Боюсь, это будет им нелегко. — Он говорил с отсутствующим видом, и я заметил, что он взглядом разведчика обшаривает окрестные холмы.

Я проследил за его взглядом. Ничего не видно. Так ли? Солнце светит, как и накануне утром, и местность кажется пустой. Потом я увидел в небе черную точку, а за ней другую.

— Садись верхом! — торопливо сказал Эфутур. — Летят рузы. Что-то происходит на границах!

Шапурн и Шил, на котором ехал я, осторожно пробирались по дну почти пересохшего ручья. Но шли они быстрей, чем на пути сюда. Я глубоко вдохнул. По-прежнему слышался гнилостный запах болот. Я посмотрел на сапоги, чтобы проверить, нет ли на них слизи, хотя мы постарались стереть ее пучками сухой травы.

Ничего подобного. А запах гнили усиливается. Я следил за холмами, окружающими путь по ручью. Человек, участвовавший во многих войнах, таких, какие постоянно идут на наших границах, вырабатывает особое предвидение. Солнце стоит высоко и ярко светит, однако, нас пытается коснуться тень. Несмотря на жару, я надел шлем на голову, прикрыл горло кольчужным шарфом. И высвободил меч, висящий на бедре.

Мне все время казалось, что зловоние усиливается, его приносит с собой каждое дуновение ветерка, который находит путь в узкое ущелье. Эфутур больше не нес перед собой меч предупреждения. Миссия его завершена, и меч он закрепил на спине; высвободил свой силовой хлыст и держал его наготове. Словно на холмах над нами собрались невидимые вражеские силы.

— В чем дело?

Я видел, как Эфутур сжал губы, отвечая на мой вопрос.

— Те, что следят за нами, недостаточно сильны, чтобы напасть. Но рузы полетели за подкреплениями. Если бы мы смогли добраться до открытой местности…

Это нам удалось, и мы оказались на равнине с высокой спелой травой. Но равнина не была пустой. Я видел тех, кто собирается помешать нам. Видел я старых недругов, с которыми уже приходилось сталкиваться. Была здесь нечистая помесь людей и зверей; эти чудовища запрокидывали морды, пытаясь уловить наш запах, и настораживали уши. Вокруг них шевелилась трава, и я подумал о расти, которые могут в ней скрываться. Эфутур щелкнул своим силовым хлыстом, и в землю ударила такая яркая вспышка, что ее видно было даже при солнце; на земле появилось обгоревшее пятно.

Мне не хватало игольного ружья, которое было у меня за горами. Мы захватили с собой это оружие, но его припасы давно были истрачены, и ружья превратились в бесполезные трубки. Теперь придется ждать, пока враг не окажется в пределах досягаемости меча.

Серые и их невидимые союзники, расти, если это действительно были они, не нападали. Они боятся силового оружия. Но продолжали кружить на удалении. И теперь находились между нами и выходом на дорогу в Ха-харк.

— Они не должны трижды окружить нас! — воскликнул Эфутур. Я снова вспомнил свои занятия в Лормте. Если врагу удастся трижды обойти нас кругом, он сможет парализовать нашу волю. И даже если не решится напасть, мы будем пленниками в этом кругу.

Шапурн и Шил понеслись. Приспосабливаясь к взлетам и падениям подо мной могучих мышц, я в который раз подумал, что ни одна лошадь Эсткарпа не сравнится с этими скакунами. В то же самое время, хотя всегда считал, что не обучен тайнам, я прокричал некие слова из очень древних текстов.

И сразу едва не онемел от изумления. Клянусь — хотя человек, который это не видел, может мне не поверить, — клянусь, что я не только услышал эти слова, но и увидел их! Они были подобны огненным стрелам и понеслись вперед, как иглы из оружия, которого у меня больше не было. Снова клянусь: я увидел, как они ударились в землю там, где бежали Серые, и от этого удара вспыхнуло пламя, как от силового хлыста Эфутура.

Послышался и звук, громче моего крика. Это были раскаты грома. Затем над головой раздался резкий высокий вопль; Эфутур крикнул что-то, но я не разобрал его слов. Он запрокинул голову, как человек, ожидающий нападения сверху. Поднял хлыст, и резкий высокий вопль оборвался. С неба что-то упало, ударилось в землю перед нами и взорвалось темным облаком дыма; мгновение спустя Шапурн и Шил, не в силах свернуть, пронеслись через это облако, и нас охватило зловоние.

Но я не видел ни следа тела, которое должно было здесь лежать. Только дым и зловоние, а затем мы вырвались на открытый воздух.

Теперь я услышал вой Серых и писк из травы, который, раз услышав, никогда не забудешь. Конечно, там расти. Они накатились на нас волной, и Шапурн и Шил, спотыкаясь, заплясали в ярости; снова и снова ударял хлыст Эфутура, поджигая траву и расчищая нам путь. У выхода на дорогу в Ха-харк мы встретились с Серыми и сразились с ними. Мой меч рубил плоть, ударялся о кости. Шил закричал, когда когти и зубы вцепились в его шкуру. Снова я бросил слова и увидел, как враги расступаются перед огненными стрелами.

Затем послышался звук, и по сравнению с ним весь шум и грохот битвы — ничто. Ибо удар обрушился не только на врагов, но и на нас. Ослабевший, оглушенный, я прижался к спине Шила. Успел краем глаза заметить, как бессильно опустил руки Эфутур, его хлыст повис. Но я увидел также, как отшатнулись Серые, прижимая руки-лапы к ушам, словно от страшной боли поворачивая головы.

Не знаю, сколько продолжалось такое состояние. Но наконец сознание мое очистилось, и я почувствовал, как спотыкается подо мною Шил. Он сделал один шаг, другой; я поднял голову и, как и думал, увидел, что он опять идет за своим вождем Шапурном по дороге в Ха-харк. На спине Шапурна сидел, повесив голову, Эфутур. Он как будто еще не пришел в себя.

Я хотел оглянуться: не преследует ли нас враг. Но как ни пытался, не смог повернуть голову. Дело не в слабости: мои мышцы как будто не повиновались мне. А когда наконец я смог посмотреть назад, ни следа преследователей не было видно. Зловоние, которое сопровождало нас с самого озера, тоже исчезло. Но в воздухе стоял иной густой запах с металлическим оттенком, для которого у меня нет слов.

Когда мы оказались среди руин, Эфутур выпрямился и через плечо посмотрел мне в глаза. Он был очень бледен, но такого напряженного выражения я у него никогда не видел.

— Не делай этого больше! — Слова его прозвучали приказом.

— Не знаю, о чем…

— Ты разбудил древние силы, и тебе ответили. Больше не используй здесь свое колдовство, чужеземец. Я не верил, что ты тоже можешь пробуждать силы…

— Я тоже не верил, — искренне ответил я. — И не знаю, почему это сделал. Я не чародей, а воин.

Я сам не мог поверить в происходившее, хотя был его частью. Мы в Эсткарпе твердо верим, что только мудрые женщины могут контролировать невидимые силы и общаться с ними. Мое поведение совершенно неестественно. Конечно, мой отец обладал некоторыми способностями, и даже волшебницы признавали это. Вместе с нашей матерью леди Джелит он использовал силы не руки и тела, но сознания и воли.

Но что касается меня, то я не хотел иметь с этим ничего общего. Мне хватало ума понять, что эксперименты в таких делах, когда нет нужной подготовки, когда не умеешь принимать предосторожности, отъявленная глупость. Они способны причинить вред не только тем, против кого направлены, но и всем окружающим. Эфутур может быть уверен, что я больше не стану пробовать. Тем не менее, я помнил звук, для описания которого у меня нет слов, и гадал, что это было и откуда пришло.

Наверное, мы оказались надежно защищены ударом, потому что как ни оглядывались и даже возвращались назад, преследователей не обнаружили. Наконец Этуфур убедился, что погони нет, и мы выехали на мощенную плитами дорогу, ведущую из Ха-харка к границам Долины.

Когда мы проезжали мимо резных скал с защитными словами на них, Эфутур время от времени останавливался и делал знаки. Некоторые из них я знал, другие были мне неизвестны. Но я понимал, что он пробуждает защиту Долины, настораживает ее охрану. Наконец мы подъехали к главному камню, самому большому из них, — Этаяну. На камне были глубокие борозды, окрашенные зеленью. Полководец Долины повернулся ко мне и отдал приказ:

— Положи на них свои ладони.

Я испытал легкий гнев, потому что он явно подозревал меня. Ему показалось, что ради блага живущих в Долине меня больше нельзя в нее впускать. Но я подчинился его приказу, слез с потной спины Шила, подошел и прижал ладони к символам, которые были частью Силы, — никакое зло не может взглянуть на них, тем более прикоснуться.

Пальцы мои коснулись холодного камня, грубого и шероховатого, покрытого нанесенной ветром пылью; но под кончиками пальцев поверхность изменилась. Мне показалось, что зеленые полоски стали ярче, а сам камень потеплел. Но меня не поразило ударом, вообще не пришло никакого предупреждения — только ярче зелень и теплее камень. Прижимая ладони, я взглянул на Эфутура.

— Убедился, что я не предатель? — спросил я.

Он изумленно смотрел на камень. Потом протер рукой глаза, словно отгоняя туман. И наконец сказал:

— Не знаю, что скрывается в тебе, Кемок. Но кажется, ты не принесешь нам зла. Мне пришлось это сделать. — Голос его звучал виновато.

— Это твое право. — Конечно, это так, хотя моя гордость и была уязвлена. Как полководец, он не должен допускать в Долину опасность, которая может открыть в нее дорогу Великой Тени. А что он знает о нас, троих беглецах из Эсткарпа, кроме того, что мы сделали, оказавшись в Эскоре?

В конце дня мы подъехали к домам, оплетенным вьющимися растениями и крытым сине-зелеными перьями. По дороге нам встречались люди из племени Эфутура. Но горцев, сопровождавших Динзила, не было видно. Я почувствовал облегчение.

Спрыгнув с рентанцев на открытой площадке, на которой проводили совет, мы увидели, что нас ожидает пестрое общество. Лица у собравшихся были серьезные, настороженные. Первой заговорила Дахаун.

— Произошло… — она замолкла, словно с трудом подыскивала слова, — произошло нечто непонятное. Что случилось? Знаете ли вы что-нибудь об этом?

— Спроси Кемока, — коротко ответил Эфутур, и все посмотрели на меня. Киллан выглядел удивленным, а Каттея рядом с ним слегка нахмурилась.

— Сам не знаю, — сказал я. — Нас собирались трижды окружить Серые вместе с расти. Не могу сказать, почему я это сделал. Но я только произнес слова, которые узнал в Лормте. А потом… потом…

— Тебе ответили. — Это произнесла Каттея. — Неразумно, неразумно вмешиваться в такие дела, если не обучен тайнам.

Впервые в жизни я встретил в ней не удивление, которое проявил Киллан, а отчуждение. Она словно отвернулась от меня, закрыв за собой дверь. И чувства ее я не мог понять. Возможно, долгие годы учения у волшебниц заставили и ее поверить, что мужчина не может иметь дело с невидимым? Если это так, то настолько не похоже на Каттею, что я не могу с этим смириться. Но она отдалилась от меня, и я испытал такую боль, что не хотел ни следовать за ней, ни расспрашивать. Не стану ничего проверять. Иногда мы цепляемся за неопределенность, страшась точных знаний.

И я обратился не к сестре, а к Дахаун.

— Будь уверена, что больше я не стану это делать. Не знаю даже, почему я так поступил тогда.

Она сделала шаг вперед и положила руки мне на плечи. Потом — так как я выше ее — подняла голову, чтобы заглянуть мне в глаза. Но отвечая, пользовалась словами, а не мысленной посылкой; уверен: она хотела, чтобы слышали все остальные.

— То, чем обладает человек: силой, волей или даром, — всплывает на поверхность в минуту необходимости. То, что тебе ответили, поразительно, потому что мы верили, что Великие давно ушли от нас. Но ты научил нас, что с ними по-прежнему нужно считаться, и это ценное знание. Возможно, в этот день ты оказал нам большую услугу.

Ее слова как будто уменьшили напряжение. Только теперь Киллан задал вопрос о том, чем закончилась наша миссия к кроганам. Услышав, что закончилась она неудачей, он нахмурился. Полководец Долины в свою очередь спросил о тасах, и Дахаун сказала:

— Они даже не явились в ответ на наш сигнал факелом. И мы так и не знаем, означает ли их отсутствие нейтралитет или они уже вступили в союз с кем-то.

— Есть и другие новости, — добавил Киллан. — Часовые с вершин дали знак, что приближается новый отряд с гор.

— Его должна встретить и привести сюда стража, — сказал Эфутур. — Я считаю, что слуги Тени сделают все, чтобы помешать нам собраться.

Я решил выкупаться в одном из освежающих бассейнов зеленого племени и переодеться, но по дороге туда все время искал Динзила или его людей. Подошел Киллан, сел на скамью и смотрел, как я одеваюсь и застегиваю золотые пряжки на груди.

Наконец я вслух выразил то, о чем все время думал:

— Не вижу Динзила.

— Он выехал еще до рассвета. Многое нужно сделать, чтобы поднять Высоты. А что с этими кроганами?

Мне показалось, что Киллан слишком быстро сменил тему. Он как будто избегает разговора о Динзиле. Тем не менее, я пошел ему навстречу и рассказал все, что узнал о водных жителях.

— Они имеют для нас значение?

— Эфутур говорит, что они способны проникнуть всюду, где есть вода, они или существа, которые им служат. Я не видел никакого оружия, кроме копий. Однако эти копья кажутся опасными. Но разве можно быть уверенным, что у них нет другого оружия, которое они просто не показывают? Эфутур считает, что они все еще нейтральны. Он принял их решение без споров.

Это удивило меня, потому что мне казалось: у Эфутура слишком сильный характер, чтобы покорно соглашаться с отказом.

— Он связан обычаем, — объяснил Киллан. — Между этими племенами не было ни принуждений, ни просьб с тех пор, как они достигли своих убежищ. Каждый идет своим путем, и это их устраивает.

— Но обычай сейчас не спасет нас, — возразил я. — А по какому пути уехал Динзил? — Я сознательно вернулся к интересовавшей меня теме. — Киллан, ты ведь знаешь, что между нами было всегда. Неужели я стал бы делиться с тобой тревогой, если бы не был убежден, что нам троим грозит опасность?

Он посмотрел мне в глаза, как недавно сделала Дахаун, и наши сознания соприкоснулись; я раскрыл перед ним все свои тревоги.

— Я верю, что ты в это веришь, брат.

— Но… сам ты не веришь?

— Достаточно верю, чтобы быть настороже и следить за ним, когда он вернется. Однако… вот что я тебе скажу, Кемок: не распускай этот флаг войны перед нашей сестрой, это не поможет.

Я так сильно сжал кулак, что побелели пальцы.

— Вот значит как. — Это был не вопрос — утверждение.

— Она явно проявила свою склонность. И теперь будет настроена не против него, а против того, кто ее попытается переубедить. Она… она изменилась. — В его словах тоже звучала неуверенность и недоумение, похожее на то, которое я испытал час назад, когда Каттея закрыла передо мной свое сознание.

— Она девушка, незамужняя. Мы ведь знали, что когда-нибудь она посмотрит на мужчину взглядом, который не предназначен для нас. И мы принимали это… Но этот человек — нет! — Я словно принес клятву. Киллан понял это, но медленно покачал головой.

— Здесь мы бессильны. Он достойный человек и нравится ей; всякий это заметит. А ты противопоставляешь этому только неясное чувство, ощущение неправильности; она и все остальные примут это за ревность. У тебя должны быть доказательства.

Он говорил правду, но иногда ее так тяжело слышать. Так было и со мной. И снова Киллан уловил мою мысль.

— Трудно поверить, что ты призвал одного из Великих и тебе ответили. Нас учили, что такое доступно только посвященным. Ни один мужчина в Эсткарпе не шел этой тропой, так что ты можешь понять, почему Каттее трудно это принять. Но как ты это сделал?

— Я уже сказал, что не знаю. Эфутур предупредил о тройном кольце; мы скакали, чтобы прорваться до этого. — Я рассказал, что видел слова как огненные стрелы. И потом звук, который едва не уничтожил нас всех.

— Когда мать призывала наше будущее, для тебя она попросила мудрости, — задумчиво сказал Киллан, когда я замолчал. — Кажется, ты действительно обладаешь некой силой…

Я покачал головой.

— Между ученостью и мудростью большая разница, брат. И не смешивай их. Я, не задумываясь, обратился к своей учености. Возможно, это было неразумно…

— Вовсе нет: ведь это спасло вас, верно? И, как сказала Дахаун, ты дал нам знать, что силы, которые мы считали давно мертвыми, еще существуют. — Он вытянул руки и задумчиво посмотрел на них. — Большую часть жизни я провел в войнах. Но раньше всегда воевал сталью и известным мне оружием. Это другая война, а я не владею такой силой… только той, что заключена в моем теле и сознании.

— И я больше никогда не буду!

Он покачал головой.

— Не клянись в этом, Кемок. Мы не знаем свое будущее и вряд ли хотели бы его знать. Не думаю, что мы можем изменить то, что предстоит. Ты сделаешь то, что тебе предназначено, я тоже, и так же каждое живое существо в Эскоре. Мы потерпим поражение или одержим победу, и каждый при этом сыграет свою предназначенную роль.

Я прервал его серьезные рассуждения.

— Тебе ведь снилось, что на этой земле воцарился мир и наш народ благополучно живет здесь. Помнишь?

— Сны — не явь. Разве тебе самому не приснился недавно кошмар?

— Тебе рассказала Каттея?

— Да. Она считает, что сон был послан какой-то темной силой, это попытка повлиять на тебя.

— А ты как думаешь. Киллан встал.

— Возможно, вы оба правы: ты получил предупреждение, искаженное какой-то темной силой. В этой стране не стоит видеть сны. И позволять друзьям оставаться непредупрежденными и невооруженными…

И вот мы снова выехали на рассвете: Киллан, я, Годгар и Хорван, а также трое людей Эфутура вместе с Дахаун. Мы поехали в горы, откуда должны появиться те, кого мы ждали. Над головой летали двое фланнанов и те птицы, которые служат посыльными и вестниками Дахаун. Они сообщали о тревоге в окружающей местности. На возвышениях мы замечали часовых. Некоторые из них были похожи на людей, другие явно чудовища. Мы не знали, войско ли это противника или только его глаза и уши.

Некоторые места мы объезжали. У реки росла роща, и Дахаун сделала большой крюк, чтобы избежать ее; при этом она поднесла к губам сложенные пальцы и плюнула направо и налево. На мой взгляд, роща ничем не отличалась от тех, что растут в Долине, и я, глядя на нее, не испытывал никакой тревоги. Действительно, беспечного и неподготовленного путника ждет в Эскоре множество разнообразных тайных ловушек.

Даже быстрым рентанцам потребовалось два дня, чтобы достичь места, где мы их оставили и дальше поднимались пешком, чтобы помочь идущим из Эсткарпа. Но на этот раз нам было гораздо легче, чем по пути в Эскор, потому что теперь мы знали горы и двигались более доступной и короткой дорогой.

И снова нас догнало прошлое, которое казалось таким далеким. Мы узнали новости об Эсткарпе: Совет, ослабленный усилиями, которые потребовались, чтобы перевернуть горы по дороге в Карстен, теперь сохранил лишь часть своей власти. Многие погибли в этом усилии, и истинным правителем стал Корис из Горма, давний друг моего отца. Он постепенно усиливал контроль над страной, которая в противном случае впала бы в хаос.

Пограничники оказались патрулем, посланным на поиски нас, потому что Корис заменил нам отца, а его жена, леди Лойз, была нам матерью в большей степени, чем та, у которой оказалось слишком много обязанностей, чтобы она играла для нас эту роль. Итак, если хотим, мы можем вернуться; с нашим изгнанием покончено. Но мы с Килланом знали, что покинули эту дорогу и возврата на нее нет.

Посланцы встретились с людьми Хервона, и их тоже охватило желание уйти на восток. Зачарованно слушали они рассказ Киллана и, кажется, не собирались возвращаться. Нам повезло: под наши изорванные знамена вставали закаленные воины.