Колдовской Мир.

Глава 5.

Больше меня не несло, беспомощного, в потоке. Напротив, я лежал на чем-то устойчивом и сухом. Но я не сразу открыл глаза: удержала какая-то примитивная потребность узнать все, что возможно, при помощи других чувств, прежде чем показать, что я очнулся. Боль в бедре все усиливалась. Я старался не думать о ней, чтобы иметь возможность заняться чем-нибудь другим.

Дул холодный ветер, заставляя меня трястись и дрожать. Прижав руку к поверхности под собой, я ощутил песок и гравий. Прислушался: недалеко от меня журчит вода; слышен легкий шорох, как от ветра в растительности. Но больше ничего я не узнал.

Я открыл глаза. Высоко, очень высоко, по-прежнему висят тучи, превращая день в сумерки. Но между ними и мной ветка, серо-белая, без всякой листвы, словно памятник давно погибшему дереву.

Я оперся на руки и попытался приподняться повыше. Мир снова качнулся. Меня вырвало, изо рта хлынула вода, тело содрогалось от спазм.

Когда рвота прекратилась, я снова приподнялся, с отчаянной решимостью пытаясь разглядеть, где лежу. Осторожно поворачивая голову, огромными усилиями воли борясь с дурнотой, я увидел полоску берега и всего в нескольких дюймах от себя воду. Справа от меня груда камней, между ними старый побелевший плавник обозначает предельный уровень подъема воды во время наводнения.

Мои шлем и меч исчезли. Повязки, наложенные Дахаун на рану, ослабли, на них появились новые пятна крови. Но насколько могу судить, я один. То, что унесло меня по течению от брата и друзей, не потопило, но предоставило, может быть, более горькой судьбе — одиночеству в таком месте, где рана не даст мне возможности спастись.

Но мы, уроженцы Эсткарпа, упрямый народ: известно, что мой отец никогда без борьбы не смирялся с любым злом, которое приносила ему судьба. Поэтому, несмотря на боль, я подполз к камню, который может послужить опорой. Со стонами, весь покрывшийся потом, я встал на ноги, тяжело опираясь о камень, и принялся внимательней разглядывать, где оказался. То, что я увидел, не внушало надежд.

Я находился не на берегу реки, а на маленьком островке в самой середине течения. Судя по тому, что меня окружает, временами этот островок полностью уходит под воду. На нем ничего не растет. Только камни и застрявшие между ними куски плавника. Я вспомнил о том острове, на котором мы укрывались в ночь, когда Каттея отправила порожденного ею духа в прошлое Эскора, которое нам нужно было узнать. Но тогда я был не ранен, и нас было трое, мы все были устремлены к одной цели.

Оба берега реки по сторонам крутые и высокие, течение быстрое. Будь я здоров, мог бы сбросить кольчугу и попытаться плыть. Но у калеки нет никаких шансов.

Сильнее ухватившись за камень, я повернулся и попытался покрепче затянуть повязку на ране. Малейшее прикосновение заставляло морщиться и стискивать зубы, но я сделал, что мог. Было холодно и влажно. Длительное лето, царящее в Эскоре, здесь перешло в осень. Мне хотелось развести костер, и я глазами поискал дров. В сумке на поясе у меня кремень. Но огонь может привлечь врага.

Я медленно осмотрел берега. Дальше за моим островком еще один, больший по размерам и кое-где поросший зеленью. Место, где трудно рассчитывать на гостеприимство, но все лучше, чем мой насест. Мне хотелось туда, но я понимал, что не справлюсь с течением.

Если только… Я снова осмотрел груды плавника. Можно ли соорудить плот? Может, даже не плот — просто опору, чтобы голова держалась над водой, пока течение уносит куда-то вниз, в такое место, где я смог бы добраться вплавь до берега?

А что потом? Безоружный, способный только ползти, я буду легкой добычей для расти, Серых или других недругов, населяющих эту землю.

Но у нас врожденное свойство: мы никогда не сдаемся без борьбы; я наклонился, как мог, не теряя своей драгоценной опоры, и потащил к себе плавник. Результаты меня разочаровали: тонкие стебли, истертые водой и настолько высохшие, что легко ломались. Один достаточно длинный кусок я мог использовать как палку при ходьбе. Но боль была такой сильной, я так устал, что пришлось после каждого шага, потея и чувствуя тошноту, отдыхать. Островок настолько мал, что далеко уйти я не мог. Большая часть его скалистая, и туда я даже не мог подняться.

Тем не менее, я собрал куски плавника, до которых мог дотянуться, в груду и опустился рядом с ними. Как их связать, я пока не мог решить. Если бы у меня сохранился нож, я мог бы нарезать на полоски одежду. Но нож тоже пропал, а на скалах не было никаких вьющихся растений, которые можно было бы использовать с такой целью.

Может быть, снять кожаную рубашку, которую я носил под кольчугой, чтобы она не натирала грудь и плечи, и сделать из нее мешок. Набить его сухим плавником, получится опора. А поплывет ли она?

Все вокруг затягивалось дымкой; я больше не мог связно мыслить. Упрямо держался за свою идею, не зная, осуществима ли она. Хотелось пить. Я медленно подполз к тому месту, где река плескала о гравий, опустил руки в воду и поднес горсть к губам. Потребовалось сделать много глотков, чтобы утолить жажду. Потом я плеснул воды в лицо. Кожа на ощупь была горячей; мне показалось, что у меня лихорадка.

Потом я принялся возиться с застежками кольчуги. Много раз приходилось останавливаться и отдыхать, прежде чем я снял ее. Больше мне не было холодно, напротив — жарко… так жарко, что хотелось погрузиться в благословенную прохладу реки.

Зачем я снял кольчугу… что я должен с ней сделать? Я сидел, глядя на металлические кольца у себя на коленях, и пытался вспомнить, почему мне так важно было побороть слабость.

Рубашка… Я расстегнул кожаную рубашку. Я должен ее снять. Но теперь мне было трудно сделать даже самое легкое движение; оно требовало таких усилий, что я тяжело дышал между попытками.

Жажда… вода… мне нужна вода… Снова я согнулся; пополз, раня пальцы о гравий, и добрался до реки. Руки мои опустились в воду.

Из воды навстречу мне поднялось какое-то чудовище!

Зубастая пасть, широкая и готовая схватить меня. На мгновение я увидел только пасть и готовые схватить меня зубы. Бросился в сторону и назад, упал на рану и потерял сознание.