Коллекционер.

* * *

М. Ну?

К. Не вижу, для чего это все.

М. Но вы же понимаете, что это замечательное исследование психологии подростка. Может быть, даже — самое замечательное из того, что было написано на эту тему.

К. По-моему, с ним не все в порядке.

М. Разумеется, с ним не все в порядке. Но он и сам это понимает. И пытается выразить свои чувства. Он — настоящий человек, несмотря на все его недостатки. Неужели вам его не жаль?

К. Мне не нравится, как он разговаривает.

М. А мне не нравится, как вы разговариваете. Но ведь я не считаю, что было бы ниже моего достоинства отнестись к вам с вниманием и сочувствием.

К. Ну, наверно, это очень умная книга. Умно написана и всякое такое.

М. Я вам дала почитать эту книгу, потому что думала, он вам близок. Ведь вы тоже — Холден Колфилд. Он никуда не вписывается. Вы — тоже.

К. И неудивительно. Посмотрите, как он себя ведет. Он даже не пытается вписаться.

М. Он пытается придать своей жизни хоть какой-то смысл, сохранить порядочность.

К. Это нереалистично. Учится в пижонской школе, родители купаются в деньгах. Не может он так себя вести. По моему мнению.

М. Ну вот, я поняла, кто вы на самом деле. Вы старик-водяной.

К. Это еще кто?

М. Кошмарный старикашка, которого Синдбаду пришлось тащить на спине. И вы такой же: взбираетесь на спину всему, что только есть живого, порядочного, честного и свободного, и давите, давите, давите…