Кремлевские пигмеи против титана Сталина, или Россия, которую надо найти.

…Мы сейчас отступаем, как бы отступаем назад, но мы это делаем, чтобы сначала отступить, а потом разбежаться и прыгнуть вперёд…

Раньше коммунист говорил: «Я отдаю жизнь», и это казалось ему очень просто, хотя это не всякий раз было просто. Теперь же перед нами, коммунистами, стоит совершенно другая задача. Мы теперь должны научиться всё рассчитывать… Мы должны рассчитывать в обстановке капиталистической…

Из России нэповской будет Россия социалистическая.

В.И. Ленин (Из выступления на совместном пленуме Московского Совета и районных Советов Москвы 20 ноября 1922 года).

Ведь не с бухты-барахты лёг на общинную Россию ельцинский олигархат — бесчеловечная людоедская система. Лёг и держится на штыках по сей день. Всё более укрепляясь, наглея и дожёвывая страну.

Михаил Полторанин, бывший активный соратник Ельцина, его министр печати и информации.

Гражданин, который видит, что политические одежды его страны износились, и в то же время молчит, не агитирует за создание новых одежд, не является верным родине гражданином, — он изменник. Его не может извинить даже то, что он, быть может, единственный во всей стране видит изношенность её одежд. Его долг — агитировать, несмотря ни на что…

Марк Твен.

От автора. Если шарахнуть по прошлому ядерным взрывом.

ПОЧТИ триста лет назад — в 1726 году, великий английский сатирик Джонатан Свифт описал путешествие корабельного врача Гулливера в сказочную страну Лилипутию, все обитатели которой, начиная с людей и заканчивая коровами, были ростом с человеческий мизинец. И понятия «Гулливер» и «лилипуты» быстро стали нарицательными…

Гулливер, гулливеровское — это что-то крупное, значительное, выдающееся.

Лилипуты, лилипутское — это нечто крохотное, незначительное, мелочное…

Как в этих образах видятся СССР Сталина и РФ-1992-2013?

Вот — СССР Сталина.

А вот — «Россия» Ельцина-Путина-Медведева-Путина.

Если сравнить в цифрах любую сферу жизни той и этой страны — экономическую, социальную, культурную, научную, спортивную, — то сразу станут очевидными два факта.

С одной стороны — налицо гигантский, гулливеровский масштаб СССР Сталина.

С другой стороны — налицо лилипутский «масштаб» нынешней якобы «России».

В чём дело? Почему былая страна политических и духовных гигантов превратилась в страну духовных карликов? Средний рост «дорогих россиян» увеличивается, а средний уровень их развития стремительно падает.

Почему?

И чем это всё закончится?

Почти все понимают, что не кончится это добром, но почти все готовы увязать в «кремлёвской» трясине всё глубже.

А стоит ли гибнуть и умирать на коленях? Не лучше ли жить стоя и искать — тем, кто хочет жить честно, — новой, не «болотной» судьбы в новой счастливой стране?

Я ХОТЕЛ написать эту книгу давно и давно выбрал для неё название «Россия, которую надо найти». Вряд ли надо пояснять, что оно отсылает читателя к названию «перестроечного» фильма Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли».

Летом 1993 года я случайно оказался на встрече с Говорухиным, приехавшим в «атомный» Сэров, и вступил тогда с ним в спор — насколько это было возможно для человека из зала.

До моей первой книги «Россия и Германия: стравить!» было ещё почти десять лет, и какой-то там Брезкун (даже не «какой-то там Кремлёв») на долгое внимание «мэтра» рассчитывать не мог.

Тем не менее довёл я тогда Говорухина до белого каления. А сказал-το всего лишь, что почитаемые им Андрей Сахаров и Солженицын — это государственные и социальные преступники, и сам Говорухин — из их же компании. Прав же он в том, что его, Говорухина, роль в событиях последних лет была существенно более скромной по сравнению с ролью этих двух разрушителей СССР, поэтому он сам совершил социальные преступления намного меньшего масштаба, чем они.

Сахаров и Солженицын могут считаться титанами духа лишь по сравнению с нынешними «демократическими пигмеями», но по сравнению со Сталиным и его эпохой они сами пигмеи, карлики, лилипуты.

А вспомнил я тот давний случай не для того, чтобы обвинить Говорухина, — что было, то было. Но и забыть я ничего не забыл.

В том числе не забыл я, что говорил Говорухину о том, что разрушение СССР — процесс не естественный… Что надо как можно быстрее начать процесс собирания и что Говорухин и ему подобные могут быть в этом собирании весьма полезны — если покаются и начнут искупать преступления делом.

Сказано было мной не так уж много, а «мэтр» взвился и, как мне потом передавали, заявил, что никогда ранее не сталкивался с таким жёстким оппонентом.

Грустно всё это.

С того дня прошло двадцать лет, но Говорухины всё ещё плачут по той России, которую потеряли они, а не по той, которую потеряли народы СССР…

Ну, что ж, каждому своё…

Карликам до титанов не возвыситься, современным лилипутам от политики не подняться выше подошв политического Гулливера Сталина.

А подошвы, как известно, находятся ниже даже плинтуса.

И эта, пришедшая на ум мысль — сопоставление великой, гигантской Эпохи с «эпохой» карликовой, лилипутской, дала книге окончательное название…

То, которое выставлено на обложке.

Но противопоставление — пусть оно будет само по себе хоть сто раз верным, и признание того факта, что сегодня страна подпала под власть политических и духовных карликов, это лишь полдела и даже гораздо меньше.

Важно то, где выход, что делать и что нам надо. Говорухины потеряли царскую Россию и не признают потери России Советской. Однако народы — в отличие от «элиты» и «творческой интеллигенции» — потеряли, повторяю, именно последнюю, ту реальную Россию, которая называлась Союзом Советских Социалистических Республик, СССР.

Так что ответ вроде бы очевиден — не назад в СССР, а вперёд — в новый СССР.

Однако это — общий лозунг, пусть и не сегодняшнего, а скорее, завтрашнего дня. А как нам всё же конкретно обустроить будущую новую Россию так, чтобы уже не стало возможным перерождение вождей, предательство элиты и стало возможным устойчивое развитие и процветание народных масс?

Что ж, в этой книге я постарался на некоторые из этих вопросов ответить. Но, хотя моя книга выводит читателя на проблемы будущего, и в ней я не избегаю исторической ретроспективы. Ведь будущее начинается не в настоящем, а в прошлом. Кто-то метко заметил однажды, что будущего вообще нет, а есть настоящее, вытекающее из прошлого.

В ОДНОЙ весьма неглупой книге мне встретились недавно хорошие слова: «Правда — для Истории, История — для Правды».

Есть и выражение «правда истории». Но так ли уж часто оно применимо к тому, что говорят и пишут о России Ленина, Сталина и Берии в нынешние времена?

Подлинную историю России сегодня официально убивают просто-таки «стрельбой по площадям». Однако давно сказано: «Если выстрелить в прошлое из пистолета, оно выстрелит в тебя из пушки».

А если выстрелить в прошлое из пушки?

А если ударить по нему ядерным взрывом?

Чем ответит тогда прошлое нашему настоящему и будущему- нашему будущему, будущему наших детей и внуков?

Например, в 2011 году мы перевалили рубеж 70-летия со дня начала Великой Отечественной войны. И как же отметили эту дату «демократическая» «россиянская общественность» и официальные круги? Что — прошлому был дан объективный и честный анализ? Что — было воздано должное всем, кто не дрогнул в этот час?

Не дрогнул народ, но не дрогнули и его лидеры! Мужество было проявлено не только в стенах Брестской крепости, но и в стенах Кремля! Уже перед войной в Кремле шла работа фактически в военном режиме. И не на сталинском Кремле, не на Сталине лежит основная доля вины за провалы июня 1941 года. Историческая истина, кто бы и что бы ни говорил обратного, — в этом.

Увы, нынешние «властители умов» и «властители страны» пытаются взорвать историческую истину чем-то вроде информационного (точнее — дезинформационного) ядерного взрыва. Раз за разом очерняются Ленин, Сталин, Берия, другие соратники Сталина…

Новая Россия Ленина и Сталина создавала себя как Россию титанов. По сравнению с кремлёвскими лилипутами Ленин, Сталин, Берия и лучшие члены сталинской «команды» были Гулливерами! Но сегодня их имена и судьбы пытаются оторвать от жизни, судьбы и усилий народа.

А ведь Гулливер-Сталин руководил не Лилипутией, а страной, которая в считаные годы вырастала в страну множества Гулливеров. Не случайно в довоенном СССР Сталина дети были захвачены фильмом «Новый Гулливер» — там простой пионер-артековец силой волшебного сна оказывается перенесённым в...

А, впрочем, куда он оказался перенесён?

Волей сценариста и режиссёра советский мальчишка был перенесён не в ту, описанную Свифтом лилипутскую жизнь, где народ не служит даже фоном, а в общество, где лилипутская народная масса не желает влачить жалкое, рабское существование и готова восстать!

У Свифта лилипуты лишь опасались Гулливера, а наш новый, советский Гулливер для рабочих-лилипутов стал своим. И поэтому они духовно и политически ощущают себя равными ему — юному Гулливеру из Страны Советов!

Они хотят жить стоя, а не умирать на коленях.

Они выпрямляются во весь рост, и это — уже не карлики, а титаны духа.

При этом и сам новый Гулливер-пионер не смотрит на рабочих-лилипутов свысока! Он смотрит на них и говорит с ними, как равный с равными, но — почему?

Да потому что он уже с пелёнок усвоил великий принцип: «Владыкой мира будет Труд».

В СССР стали расхожим штампом слова о том, что Труд возвышает человека. Но, чёрт побери, ведь человека возвышает действительно только Труд!

Только свободный Труд раскрепощает человека, ибо деньги — если они не заработаны, а получены, закабаляют человека, делают его рабом вещей и банкнот.

Зато в свободном труде все равны, и это хорошо понимали как Гулливер Сталин, так и массово возникающие в новой Республике Труда новые сталинские Гулливеры.

Да, надо было оказаться не во сне, а в страшной нашей действительности, чтобы полностью, до конца понять всю глубину и оптимистичность замысла старого советского детского фильма…

И вот теперь политические лилипуты, опутавшие путами лжи былую державу Сталина-Гулливера, организуют экстремистскую кампанию расстрела советской истории под флагами «десталинизации» и «детоталитаризации».

Эта кампания пока не имеетярко выраженного официального характера — Путин даже научился произносить имя Сталина порой без отвращения, но, с другой стороны, нынешний Кремль благосклонен к идеям такой кампании и к тем, кто её ведёт. Так, известный «демократический» экстремист, член Совета по развитию гражданского общества при Президенте РФ Дмитрий Орешкин опубликовал в № 14 журнала «Огонёк» от 11 апреля 2011 года статью «Возгонка Сталина» — злобный, неумный, безграмотный пасквиль на заданную тему, не содержащий ни одного исторически и логически состоятельного аргумента.

Приведу лишь один пассаж Орешкина:

«...в Европе оружие строилось (? — С.К.) не вопреки всей прочей экономике и уровню жизни населения, а параллельно. А в Азии (куда Россия откочевала благодаря большевикам) строго наоборот».

Так-так.

А чем же, спрашивается, Красная Армия сдерживала напор агрессора с 22 июня 1941 года? «Азиатскими» лаптями? Монгольскими луками?

Смертельная угроза России определилась давно, однако царствующий дом Романовых даже к началу Первой мировой войны не удосужился, в отличие от Европы, создать в России современное общество с развитыми наукой и машиностроением, с образованной народной массой.

Кто мешал сделать это царизму? Страна-то была потенциально богатейшей, народ — талантливым и работящим.

Россия, безусловно, развивалась и до 1917 года, но — не благодаря царизму и правящим в старой России классам, а вопреки им. Уже Екатерина Великая назвала Россию Вселенной, и эта Вселенная не могла так или иначе не расширяться во всех направлениях.

Вопрос в том — насколько этот процесс возглавляли и направляли в XIX веке и в начале XX века те, кому это положено было по чину, то есть — представители высшей царской власти во главе с царём.

А вот тут-то мы и имеем закавыку! После Петра Великого и Екатерины Великой ни один из российских монархов не заслуживал прозвания хотя бы «Сносного» — некомпетентными и неадекватными были все они, и в этом смысле нынешние кремлёвские лилипуты вполне преемственны по отношению к неудалым императорам Александру Первому, Второму и Третьему, Николаю Первому и Второму.

Разве что Павел Первый стоит здесь несколько особняком, но Павел был убит агентами англичан как раз тогда, когда выходил на рубежи плодотворной внешней и внутренней политики.

Нет, я отнюдь не смотрю на дореволюционный период нашей истории в чёрном цвете и не противопоставляю его сталинскому периоду русской истории, не отрицаю положительного потенциала первого из этих периодов. Нельзя говорить о некой «китайской стене» или пропасти между Россией до 17-го года и после 17-го года — это будет, прежде всего, антиисторично.

Более того, надо говорить о прямой их взаимосвязи и преемственности, но — в чём? Есть ведь преемственность в положительном, а есть — ив отрицательном смысле. Если мы имеем в виду преемственность народной судьбы и преемственность в деятельности по укреплению России, по развитию русской науки и культуры, то, да, — советский период стал преемником всего лучшего в предыдущих эпохах.

Но если мы говорим о природе строя, о характере власти, то о какой преемственности может быть речь, если царизм сознательно отчуждал себя от нужд народа, а Советская власть — при всех издержках — даже в брежневские времена была властью народа?

Думаю, Ленин в своих личных размышлениях достаточно уважительно относился к позиции, например, консерватора К.П. Победоносцева — если иметь в виду интеллектуальную сторону дела. Но как политик народа Ленин не мог не относиться к Победоносцеву отрицательно и непримиримо, ибо интеллектуал Победоносцев силой своего интеллекта пытался доказать недоказуемое и оправдать неоправдываемое.

Европа к Первой мировой войне имела электротехническую и первичную электронную промышленность, авиастроение и автомобилестроение, а в ходе войны там возникло танкостроение!

Царская Россия ничего этого не имела, и не надо хвалиться действительно пионерским бомбардировщиком «Илья Муромец» — при всей талантливости его конструктора Игоря Сикорского это был с военной точки зрения не очень-то удачный самолёт, да и двигатели имел иностранные.

Тот великий русский народ, о творческой мощи которого так вдохновенно говорил Ленин, был презираем старой властью, не верящей в силы народа и неспособной их оценить и использовать. Поэтому большевикам и пришлось заниматься всем сразу, преодолевая азиатчину царизма в считаные годы.

Пришлось строить не оружие, а отсутствовавшие или плохо развитые в царской России оборонные отрасли экономики для того, чтобы производить то современное оружие, которым мы отразили первый натиск врага и в итоге победили его.

Создание оборонной промышленности — один из великих предвоенных подвигов советского народа, продолжившийся в войну. Но ведь и высшее советское руководство перед войной и в войне тоже совершило свой подвиг — управленческий в том числе, в деле создания оборонной промышленности и руководства ею.

Вот о чём надо бы говорить сегодня. Но способны ли говорить об управленческом гении титана Сталина, о компетентности высшего советского политического и экономического руководства те «россиянские» лилипуты, которые демонстрируют прямо противоположные качества, совершая чудеса некомпетентности?

Давайте разберёмся по существу.

Некие силы бездоказательно пытаются представить весь советский период истории России как сплошную чёрную полосу без видимых достижений и успехов. Руководителя СССР И.В. Сталина клеветнически изображают тираном и деспотом, ответственным за все негативные процессы в новейшей истории России, не имеющим никаких заслуг перед Россией и её народами.

На радиостанции «Эхо Москвы», в разного рода «Новых газетах», пропахших затхлыми «аргументами», раздаются призывы объявить объективное изображение истории СССР и Сталина чуть ли не уголовным преступлением. При этом ненавистники Сталина ставят ему в вину жёсткое подавление инакомыслия (хотя Сталин подавлял лишь безмыслие и узкомыслие, всемерно развивая в массах способность мыслить).

Но если определять сталинизм таким образом — как подавление инакомыслия, то можно сказать, что нынешние горе-десталинизаторы как раз в этом полностью повторяют того якобы Сталина, облик которого сами и создали. «Десталинизаторы» призывают общество вернуться к сталинским (в их представлении) методам с той лишь разницей, что в 30-е и 40-е годы контроль государства над идеями диктовался суровыми обстоятельствами предвоенного и военного периода, а сегодня он не может быть оправдан ни с какой точки зрения.

К тому же нынешнее общество в целом — несмотря на оголтелую антисоветскую и антисталинскую пропаганду, фактически поощряемую на официальном уровне, — относится к Сталину и к советскому периоду истории всё более положительно и сочувственно. Независимые и вполне представительные социологические опросы показывают, что курс на «десталинизацию» и «десоветизацию» не поддерживают от 70 до 80 % населения России.

Люди начинают понимать, что заслуги Сталина в войне — огромны, что очернение Сталина и его эпохи означает очернение жизни и судьбы их отцов, дедов и прадедов, что оно зачёркивает все грандиозные успехи народов СССР — от Днепрогэса, рекордов Чкалова и Знамени Победы над Рейхстагом до полёта Гагарина и космической орбитальной станции «Мир».

Народ не хочет отказываться от своей великой и славной истории. Не в этом ли кроется подлинная причина якобы «демократических» тревог и хлопот по её очернению?

Суть и роль Сталина в русской истории давно и точно определена формулой: «Он принял Россию с сохой, а оставил её с атомной бомбой». Сегодня подвергают сомнению принадлежность авторства этих слов Черчиллю, утверждают, что это, мол, вольный перевод утверждения английского троцкиста Исаака Дойчера и т. д.

Вопрос об авторстве действительно непрост. Но разве главное в этом? Главное в том, что эта формула абсолютно точна по существу как для оценки сталинской эпохи, так и оценки роли Сталина в ней! Эпоха Сталина действительно началась при сохе, а закончилась при ядерном ограждении России от агрессии.

Сейчас, к слову, идёт обратный процесс.

Созидательное преображение России из весьма отсталой страны во вторую державу мира оказалось возможным под руководством Сталина и его «команды» лишь потому, что советская эпоха стала эпохой небывалого ранее всестороннего энтузиазма многомиллионных народных масс, а этот энтузиазм был порождён идеями социализма.

Для того чтобы убедиться в том, что период с начала 30-х по середину 50-х годов был самым творческим и успешным в истории России, достаточно самого краткого исторического и статистического анализа. Утверждающие обратное обязаны представить не измышления, а факты. Но как раз факты и цифры — не выдранные из контекста эпохи, а взятые во всей их полноте, — полностью опровергают клеветников.

Общественно опасной и антиисторичной является вся антисталинская истерия, но особенно антиобщественными, чреватыми для народов России и нравственными, и материальными последствиями являются попытки возложить на Советский Союз чуть ли не единоличную ответственность за развязывание Второй мировой войны, а Пакт о ненападении, заключённый между СССР и Германией 23 августа 1939 года, представить «сговором диктаторов».

Такие попытки предпринимаются в то время, когда становится всё более очевидным, что ответственность за обе мировые войны несут самые эгоистические круги капиталистической элиты англосаксонского мира, прежде всего в Соединённых Штатах Америки. Именно ими были задуманы, подготовлены и спровоцированы как Первая, так и Вторая мировые войны, принёсшие России и Европе огромные разрушения и страдания. На элиту США указывает и древний принцип «Ищи, кому выгодно!». Именно Америка получила от обеих мировых войн огромные барыши и в результате двух войн обрела мировую гегемонию, сдерживаемую до 1991 года только наличием мощных ракетно-ядерных вооружений СССР.

Ветер истории так или иначе сметёт и уже сметает грязь и мусор, нанесённые на советскую эпоху и имя Сталина. Но этот же ветер срывает с клеветников и экстремистов обветшалые одежды антисоветизма и антикоммунизма.

Что же до оценки деятельности высшего сталинского руководства в предвоенный, военный и послевоенный период, то она может быть — по совокупности усилий и решений — только глубоко положительной.

Не только советский народ, но и сталинское руководство выдержало испытание войной.

Если же иметь в виду непосредственно период перед 22 июня 1941 года и само 22 июня, то Сталин несёт ответственность здесь, прежде всего, как ответственный руководитель, отвечающий за всё — даже за то, к чему он отношения не имел. В СССР было весьма обязывающее понятие «ответственность без вины», и вот в этом смысле Сталин, да, несёт вину за 22 июня 1941 года.

Но если ставить вопрос так, то как необходимо официально оценить роль и смысл деятельности на посту главы СССР Горбачёва?

На посту главы РФ — Ельцина и его кремлёвских преемников?

Сталин подготовил страну к войне — иначе СССР постигла бы судьба Польши и Франции. Сталин сумел в кратчайшие после 22 июня сроки овладеть ситуацией и поставить её под контроль. Сталин, Берия, Маленков, Каганович, Микоян, Молотов организовали и военный отпор, и эвакуацию, и интенсификацию военного производства в тылу.

А также — не забудем, они провели идейную и духовную мобилизацию всех здоровых сил общества на борьбу за Россию.

Обо всём этом давно пора написать объективные исторические исследования, имеющие не только историческое и академическое значение. Причём было бы интересно и полезно документально показать неразрывную связь идей и чаяний здоровых сил дореволюционной России с советской историей.

Ведь эта связь налицо!

Преемственность.

Это волнующе и серьёзно!

В своём посвященном Пушкину стихотворении Владимир Маяковский писал об убийце Пушкина Дантесе:

Сукин сын Дантес!

Великосветский шкода.

Мы б его спросили:

— А ваши кто родители?

Чем вы занимались до 17-го года? -

Только этого Дантеса бы и видели.

А обращаясь прямо к «солнцу русской поэзии», Маяковский тепло и по-товарищески заметил:

Были б живы, стали бы.

По Лефу соредактор.

Это ведь надо понимать так, что советский гражданин Маяковский считал Пушкина гражданином не просто России, а гражданином Советской России!

И Маяковский был прав.

Советская Россия спокойно и естественно включила в национальный пантеон близких ей исторических фигур не только Пушкина.

Среди национальных героев, чтимых в СССР Сталина, были и великие князья Александр Невский и Дмитрий Донской, царь Пётр, царские полководцы Суворов, Кутузов, Багратион, флотоводцы Ушаков, Нахимов, Макаров, не говоря уже о всех выдающихся учёных царской России и деятелях русской культуры.

Но так же естественно Советская Россия отвергла от себя низменные и бездарные фигуры русской истории, отрицая свою связь с ними.

В наших северных морях до 1917 года были острова Врангеля и Колчака. После 1917 года остров Колчака с карты исчез, а остров Врангеля остался, несмотря на то что после 1917 года эта фамилия звучала для советского слуха одиозно.

Дело в том, что адмирал Колчак сам вычеркнул себя из русской жизни, а адмирал Фердинанд Петрович Врангель — выдающийся полярный исследователь и деятель Русской Америки, прожил жизнь русского патриота, и советская Россия это оценила, хотя родственник Фердинанда Врангеля Пётр Врангель оказался злейшим врагом Советской власти.

Современная же «Россияния» всеми правдами и неправдами открещивается от советского периода русской истории даже тогда, когда это выглядит вовсе уж странно и гнусно.

Вот передо мной журнал «Наука из первых рук» (№ 2, 2011), посвященный советскому академику Коптюгу.

Страница 33-я, фото академиков К.И. Замараева, В.А. Коптюга и О.М. Нефёдова. Подпись (жирный курсив мой. — С.К.): «Члены российской делегации на 34-й Генеральной ассамблее Международного союза по теоретической и прикладной химии. Бостон (США). 1987».

Простите, но в 1987 году в Бостон ездила советская делегация, в составе которой были три советских академика!

Советская делегация и советские академики!

Ну разве так можно, уважаемые товарищи учёные из Сибирского отделения Академии наук и нескольких академических институтов, учредивших неплохой журнал? Зачем же вам, серьёзным вроде бы людям, уподоблять себя Валерии Новодворской?

Советские патриоты не противопоставляли и не противопоставляют Советскую Россию старой России в её лучших проявлениях, зато антисоветчики ушатами грязи заливают советский период истории России и пытаются вычеркнуть его из нашей жизни.

Не пора ли восстать против этого повсеместно, гласно и дружно протестуя против убийства исторической правды? Для Академии наук, учреждённой Петром, но развитой Сталиным, борьба за исторически верный образ СССР и Советской власти должна стать святым профессиональным долгом!

А для кого важно и выгодно крушить советское прошлое «ядерными бомбами» лжи? И кто стремится к такому положению вещей, когда широкие народные массы России будут ненавидеть советское прошлое своей Родины? Ведь ненависть к Советской России — это первый шаг к ненависти вообще к России!

Пушкин неотделим от Маяковского, как порыв к новой жизни русских первопроходцев неотделим от советского энтузиазма первых пятилеток. Суворовские Рымник и Измаил стали отправной точкой для учреждения советского ордена Суворова!

Приказ адмирала Корнилова к командам кораблей, сходящих на берег для первой обороны Севастополя в Крымскую войну 1854–1855 годов, начинался словами: «Товарищи! Врагу стен Севастополя!».

Прошёл почти век, Россия была уже другой, но приказ советского адмирала Октябрьского, организующего вторую оборону Севастополя, начинался с тех же слов.

Обращение Сталина к народу «Братья и сестры!» было порождено тем же чувством любви к России и ответственностью за неё, что и у светлейшего князя Кутузова, а широкая русская песня была близка строителям Братской ГЭС так же, как она была близка казакам Ерофея Павловича Хабарова.

Сегодня по советскому прошлому антироссийские силы вовсю лупят «ядерными бомбами» информационного террора.

Но как бы это прошлое не шарахнуло по фальсификаторам истории термоядерным ударом правды.

НАШЕ настоящее, которое каждый день преобразуется в будущее, устраивает сегодня мало кого. Но, к сожалению, мало кто пока согласен и с классической мыслью Маркса о том, что философы лишь различным образом объясняли мир, в то время как необходимо изменить его.

Да, на одном объяснении мира далеко не уедешь, мир надо изменять. Но чтобы его изменить, его надо понять.

Так что же мы поняли?

Ну, уже вроде бы ясно, что та Россия, которая у нас есть сегодня, нам не нужна.

А какая нужна?

Моя книга как раз об этом и говорит. Она объясняет наше прошлое и предлагает то возможное будущее, которое, при желании, может стать для нас настоящим.

ПРИЧЁМ сразу надо сказать, что в совсем недавнем прошлом Россия умудрилась в очередной раз упустить свой исторический шанс. Я имею в виду то, что в конце 2011 года достаточно было поголовно проголосовать на думских выборах против «Единой России», чтобы в стране почти сразу изменилось бы многое.

Или, во всяком случае, многое почти сразу же прояснилось бы.

Но проголосовать против «Единой России» надо было повсеместно и дружно, проголосовать так, чтобы самый продажный Центризбирком не смог приписать этой «партии чиновников и миллионеров» то парламентское большинство, которое в результате декабрьских выборов 2011 года официально осталось у «Единой России».

В Государственной Думе — 450 депутатов. В прошлой Думе партия «ЕР» имела конституционное большинство более чем в две трети мест (300 + п). Такой перевес позволяет партии единолично принимать собственные — даже конституционные, законы и единолично накладывать «вето» на любые «чужие» законы — хоть об однополых браках, хоть о физиологически невозможном «нулевом промилле» для водителей, хоть о приватизации Внуково.

В ныне избранной Думе партия «ЕР» имеет лишь простое большинство — более половины мест (более 225). Но даже простое большинство даёт той партии, которая им обладает, возможность единолично принимать те законы, которые сама эта партия выдвигает.

Если у какой-то партии есть хотя бы простое большинство, то все остальные партии, даже если они объединятся, ни одного собственного закона принять не могут — их блокирует та партия, у которой более 50 % мест. Что мы сейчас и наблюдаем — в новой Государственной Думе всё по-прежнему решают только «единороссы».

Как пошли бы события, если бы «ЕР» не получила большинства (пусть и простого) голосов в Государственной Думе и, значит, не смогла бы единолично штамповать антинародные законы?

Думаю, тогда уже с начала 2012 года страна не смогла бы жить по-старому, а новая ситуация стала бы моментом истины для всех оппозиционных и якобы «оппозиционных» партий.

Если бы, например, более двух третей голосов было реально отдано за КПРФ, то ЦИК вынужден был бы официально признать за коммунистами хотя бы 50,5 % голосов.

И это дало бы возможность единолично принимать те законы, которые — по её мнению — спасительны для страны, Компартии России. А то, как распорядились бы властью коммунисты, сразу же показало бы — годны ли они для власти в интересах народа, способны ли они давать стране народные законы?

Если бы КПРФ получила в итоге официально меньше 50 % мест в Думе, но, скажем, процентов 40, то парламентское «противоединороссовское» большинство было бы возможно для КПРФ лишь в коалиции с ЛДПР и «Справедливой Россией».

А это тоже многое сразу же расставило бы на свои места. Сразу стало бы ясно — готовы ли эти две якобы «оппозиционные» партии поддержать законы, нужные не чиновникам, а народу.

Увы, не вышло! Судя по всему, не менее трети «электората», включая наиболее обворованную его часть — пенсионеров, проголосовала за «ЕР», что дало возможность официально «натянуть» «партии миллионеров» чуть больше единоличной половины мест в Думе.

И страна теперь оказывается во всё более «болотной» ситуации, которую лишь усугубило избрание президентом Владимира Путина.

Вместо жизненно необходимой национализации ключевых отраслей экономики и возврата доходов от них в бюджет мы получаем ещё более дикую приватизацию — наглую, безнравственную, окончательно лишающую бюджет доходов.

Вместо отмены ЕГЭ, превращающего наших детей в попугаев, ловчил и невежд, не умеющих думать, мы получаем реальную перспективу введения ювенальной «юстиции», нагло попирающей саму суть отношений родителей и детей.

Вместо массового государственного строительства жилья мы получаем ценовой беспредел на жилищном «рынке».

Иными словами, мы всё более теряем Россию для народа, а нам её надо отыскать.

И мы всё ищем её, ищем.

Отыщем ли?

Ведь ищем мы по сей день нужную нам Россию «под фонарём» — как в том анекдоте, где глупец искал потерянный ключ не на той улице, где его потерял, а под фонарём на соседней улице, потому что «там больше света».

Ну-ну.

СЕЙЧАС часто говорят о «конце истории», имея в виду, что человечество в своём социальном развитии якобы достигло абсолютной вершины, наиболее совершенной модели устройства общества — либеральной модели.

Социализм объявлен заблуждением человечества, которое мир пережил как заразную болезнь. Ликвидирован и главный рассадник этой «социальной болезни» — Союз Советских Социалистических Республик.

Но почему с разрушением СССР рухнула глобальная стабильность? Почему вместо мира мир всё чаще получает войну?

Почему ликвидация социалистического строя в СССР не привела к расцвету ни РФ, ни бывших республик СССР?

Почему мир, избавившись от советской «Империи Зла», не стал умнее и добрее, зато всё больше впадает во зло, а Америка открыто замахивается на мировое господство?

В чём дело?

На все эти вопросы можно дать честные ответы.

Но разве ими исчерпывается список важнейших для нас вопросов? И разве не пора России задуматься ещё и над другими вопросами, на которые сегодня можно дать тоже вполне чёткие и внятные ответы?

Ну, например.

Что происходило в России на протяжении XX века? И что происходит в веке XXI?

Какой была жизнь в СССР?

Почему пал социализм?

Кто выиграл от того, что двадцать лет назад был развален (а не распался) Советский.

Союз?

Что дали последние двадцать лет русской истории простому народу в России?

Что дадут народу России ближайшие годы, если во главе России по-прежнему будут стоять капитализаторы из партии «Единая Россия»?

Почему Стабилизационный фонд России не используется в интересах России?

Почему тридцать лет назад люди в России смеялись и радовались, а сегодня мрут как мухи?

Боялся ли кто-то в СССР, что он может получить то, что получили от Запада Сербия, Ирак, Ливия?

И грозит ли судьба народов Сербии, Ирака, Ливии народам России сегодня?

Завтра?

Что вероятнее в России, отказавшейся от социализма и Советской власти, — расползание станицы Кущёвской на всю страну или спокойная жизнь без страха даже в станице Кущёвской?

Какими вырастут дети россиян и будет ли у них в России будущее — хоть какое-то, если власть в Кремле сохранит нынешний свой характер?

Какая правящая партия нужна народу России — «Единая Россия» или Коммунистическая партия?

И есть ли в России настоящая Коммунистическая партия?

Россия — богатая страна или бедная? А если богатая, то почему в ней так много бедных?

Способен ли капитализм дать России и миру созидательные идеалы и цели?

Вопросы можно продолжать, но стоит ли?

Нам много рассказывали о России, которую «мы потеряли», хотя на самом деле Россию-то у нас украли. Украли не говорухинскую — киношно-мифическую, а реальную — Союзную, Советскую, Социалистическую.

Украли не в одночасье — воровство растянулось на добрые тридцать с лишком лет, с конца 50-х по начало 90-х годов прошлого века.

Но что уж тут — снявши голову, по волосам не плачут. Главное ведь не в том, потеряли мы Россию или не потеряли, украли у нас её или не украли.

Главное в том, какую Россию нам надо найти?

И как её искать?

Чтобы ответы на многие наболевшие вопросы нашей жизни были правильными и вели к действиям, написана эта книга. При этом она не только даёт те или иные ответы. Я надеюсь, что эта книга даст моим соотечественникам и современникам основания для их собственных раздумий.

Нам нельзя пробавляться иллюзиями относительно того, чем была царская Россия — та, которую «потеряли» Говорухины.

Мы должны понять — как велика и величественна была та Россия Гулливеров, которую у нас украли.

И если мы поймём — как гнусна и гнила та лилипутская «Россияния», которую нам подсунули вместо России, то.

То тогда, пожалуй, будет проще найти ту новую настоящую Россию, которая нужна нам — её сынам и дочерям.

Пусть пока — и блудным.

Сергей Кремлёв (Брезкун).

13 июля 2013 года.

Часть первая. О России, потерянной Говорухиными.

Глава 1. По чём плачут глупцы.

ЕСЛИ ВЕРИТЬ Говорухину и прочим адвокатам царской России, которую они «потеряли», то Россия до 1917 года (и уж точно — до 1913 года) была просто-таки сказочной страной.

Там якобы правили мудрые (или как минимум неглупые) государи, а народ жил если не на берегу молочных рек с кисельными берегами, то уж и не так бедно и скучно, как «при большевиках».

Собственно, для опровержения этой гнусной, именно — гнусной, лжи достаточно привести всего одну цитату из работ крупнейшего мыслителя русской эмиграции Ивана Солоневича.

Ныне он уже подзабыт современными либералами, но одно время — в годы перестройки и в первые ельцинские годы — его имя, извлечённое из архива истории, гремело.

Солоневич был антисоветчиком, антикоммунистом и антибольшевиком-белоэмигрантом, вот почему его свидетельство так ценно! Его невозможно опротестовать никаким Говорухиным:

«.Староэмигрантская песенка о дореволюционной России, как о стране, в которой реки из шампанского текли в берегах из паюсной икры, является кустарно обработанной фальшивкой: да, были и шампанское, и икра, но — меньше чем для одного процента населения страны. Основная масса населения жила на нищенском уровне».

На этом, собственно, господа-товарищи, рассказ можно бы и закончить — по причине исчерпания темы.

Но, увы, как показывает жизнь, наиболее сложно людьми усваиваются наиболее простые и очевидные истины.

Поэтому ниже я скажу ещё несколько слов правды о той России, по которой плачут Говорухины, чтобы ещё раз вернуться к правде о старой России в четвёртой части книги — в главе 2-й «Бывали хуже времена, но не было подлей».

Правда же заключается в том, что царизм развалил страну уже к началу 1917 года.

Так, по данным нижегородского профессора Седова, к 1917 году хлеб вздорожал в Нижегородской губернии в 10 раз, картофель — в 14 раз, пшено — в 18 раз.

При этом средний заработок рядового жителя губернии повысился на. 40 копеек.

Вот ещё несколько нижегородских штрихов из тех времён.

В начале 1917 года из свободной продажи исчез сахар.

С 1 февраля 1917 года были отменены пассажирские поезда по линии Нижний Новгород — Москва.

В Балахнинском, Горбатовском, Семёновском и Макарьевском уездах разразился голод, сотни людей пухли от голода и умирали.

А на этом фоне мучная фирма купцов Башировых получила в 1915 году 13 миллионов рублей прибыли, ав 1916-м — уже 17 миллионов.

Ни в бедствиях «низов», ни в алчности «верхов» Нижегородская губерния исключением не была — примерно так жила вся царская Россия, даже хлебный Юг.

Хлеба-то на Юге было в избытке.

Он даже гнил из-за развала путей сообщения.

Но принадлежал-το хлеб богатеям-купцам.

В 1914 году царизм втянул Россию в разорительную войну, чуждую национальным интересам, а к концу 1916 года государственный долг царской России составлял 64 миллиарда золотых рублей (более 50 процентов национального достояния!).

Внешние царские долги «тянули» на 16 миллиардов, причём 9 миллиардов (три государственных бюджета) были долгами краткосрочными.

БЕЗДАРНЫЕ «временные» «правители» за полгода своего «правления» положение лишь усугубили и к царским долгам прибавили новые. «Россия, вероятно, была бы заложена иностранным банкам», — писал американец Б. Хоппер в 30-е годы.

Вот от чего спас Россию Ленин, дав ей шанс на свободу, независимость и всестороннее развитие.

Ленин и большевики не обещали народу молочных рек в кисельных берегах, а прямо говорили, что Россия находится в состоянии разрухи и надо много работать, чтобы её преодолеть. Ленин писал:

«Война дала горькую, мучительную, но серьёзную науку русскому народу — организовываться, дисциплинироваться. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем её объёме. У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.

Русь станет таковой, если отбросит прочь всякое уныние и всякую фразу, если, стиснув зубы, соберёт все свои силы, если напряжет каждый нерв, натянет каждый мускул.».

Вот как говорили с народом большевики.

И только большевики могли поднять Россию с бока, пролёжанного на полатях истории, и прочно поставить Россию на ноги современного развития.

Иногда подтверждение этой мысли находишь весьма неожиданным образом. В русской сатирической литературе есть недооцененное, но самобытное и даже в некотором отношении одинокое (если не считать Салтыкова-Щедрина) имя — Пантелеймон Романов.

Писатель умный и едкий, он и до 1917 года, и после 1917 года был склонен к описанию исключительно отрицательных черт русского национального характера, но не потому, что не любил Россию, а именно потому, что любил её и хотел, чтобы она развивала великие, гулливерские черты своего национального характера, изживая отвратительные, лилипутские.

В 1916 году — до революции — Пантелеймон Романов опубликовал грустно точный этюд «Русская душа». Там главный герой, профессор Московского университета Андрей Христофорович Вышнеградский, приезжает в гости к брату Авениру в деревню. И вот что говорил Пантелеймон Романов устами своего героя:

«Ты знаешь, когда оглянешься кругом, и видишь, как вы тут от животов катаетесь, а мужики сплошь неграмотны, дики, и тоже, наверное, ещё хуже вашего катаются, каждый год горят и живут в грязи, когда посмотришь на всё это, то чувствуешь, что каждый уголок нашей бесконечной земли кричит об одном: о коренной ломке, о свете, о дисциплине, о культуре.».

Романов не был большевиком, но то, что он писал до революции, очень созвучно, как видим, мыслям большевика Ленина, высказанным уже после революции.

Об уровне развития дореволюционной России можно судить и по воспоминаниям американского профессора Сэмюэля Харпера (1882–1943), изучавшего Россию более сорока лет и впервые приехавшего к нам в 1903 году.

После поездки в Тверскую губернию после революции 1905–1906 годов Харпер писал:

«.крестьяне в деревнях жили поистине примитивной жизнью. Это было моё первое знакомство с русской деревней, и. впечатление было весьма гнетущим.».

А вот более поздние записи:

«В деревнях всегда была опасность подцепить какую-нибудь болезнь. Клопы и блохи были обычным явлением. Ездили мы и по районам, где была распространена холера в слабой форме. Меры предосторожности против кожных болезней и сифилиса не всегда носили эффективный характер, что причиняло беспокойство.».

Так жили социальные «низы» России.

Что же до «верхов», то можно привести иной пример. Харпер, как корреспондент американских газет, вместе с представителем «Ассошиэйтед Пресс» Бичем Конджером присутствовал на придворной церемонии в Петергофе по случаю женитьбы шведского кронпринца на великой княжне Марии, племяннице царя. Когда Харпер и Конджер вернулись в столицу, Конджер коротко сказал: «Это было ужасное сборище слабоумных».

Но эти слабоумные обладали огромными богатствами, владели всей Россией. А при этом по отношению к Европе они чувствовали себя провинциалами и поощряли чувство провинциализма в русских образованных кругах.

А уж откуда оно, это преклонение духовных лилипутов перед Европой, в предельно искажённом виде просачивалось в народные низы, где спали гулливерские силы? Но мог ли народ ощутить себя Гулливером, если им правили и его «просвещали» лилипуты?

Оборотной стороной общественного провинциализма было неумное национальное высокомерие. Концентрированной его формулой стало глупо-спесивое: «Что русскому здорово, то немцу — смерть». Это был не патриотизм, а «квасной патриотизм», тоже — лилипутский.

Русский умница Суворов говорил и чувствовал иначе: «Где олень пройдёт, так и русский солдат пройдёт. Где олень не пройдёт, и там русский солдат пройдёт!» В этих словах не было спеси, но было высокое чувство национального достоинства, недоступное ни русским купчикам средней руки, ни охотнорядским приказчикам.

Суворов обращался к солдатам: «Чудо-богатыри!..» Что ж, его чудо-богатыри, придя в Европу, широко — как Гулливер — шагнули через Альпы. Но правили-το Суворовым и его чудо-богатыря ми пигмеи.

Нет, были, конечно, в старой русской истории и яркие правители — иначе великой России попросту не было бы.

Тот же Иван Грозный ещё до Петра начал прорубать для России «окно в Европу» на Балтике. Ливонская война русского народа за старинные русские земли и выход к Балтике устойчивого успеха нам тогда не принесла, однако это не отменяет самого факта русского патриотизма в России Грозного.

Впоследствии чувство патриотизма из жизни допетровского Русского государства не ушло, но впервые стал накапливаться и провинциализм — как результат отставания от Европы в социальном, культурном и технологическом развитии.

Мощное и успешное преодоление «расейского» провинциализма было предпринято Петром в созданную им же эпоху. В 1714 году в Санкт-Петербурге, на торжествах по поводу спуска на воду корабля «Илья Пророк», Пётр сказал:

«Кому из вас, братцы мои, хоть бы во сне снилось лет тридцать тому назад, что. мы доживём до того, что увидим таких храбрых и победоносных солдат и матросов русской крови, таких сынов, побывавших в чужих странах и вернувшихся домой столь смышлёными;. доживём до того, что меня и вас станут уважать чужестранные государи.».

Вот это был патриотизм! Причём основой его было понимание Петром важности для России знаний, науки, культуры. Тогда же, на спуске «Ильи Пророка», он мечтал:

«Историки полагают колыбель всех знаний в Греции, откуда. они были изгнаны, перешли в Италию, а потом распространились и по всем европейским землям. Теперь очередь приходит до нас, если только вы поддержите меня в моих важных предприятиях, будете слушаться меня без всяких оговорок и привыкнете свободно распознавать и изучать добро и зло.».

Последние слова единственного российского монарха, который имел не только рост Гулливера, но и его размах, можно рассматривать как вечно актуальный завет и совет компетентного лидера России народам России!

Только тогда лидер России может обеспечить себе и России успех, когда он живёт для России, а народы России поддерживают его в его «важных предприятиях»… Именно так получилось у Сталина с народом и у народа со Сталиным.

А до Октября 1917 года в нашей истории был лишь один период, когда высшая государственная власть в полной мере, по-настоящему понимала нужды страны и поощряла её развитие. Это, ясное дело, — эпоха помянутого выше Петра Великого.

Екатерина Великая — даром что была немка (а может, как раз потому, что была немка), Европе в рот не заглядывала и называла Россию Вселенной.

Умный и точный образ!

Но такой взгляд впоследствии не закрепился — Екатерина не смогла подняться до тех высот государственного интереса, которые обеспечивали бы России устойчивое развитие.

Сын Екатерины, император Павел, был убит проанглийской придворной камарильей, не успев толком начать.

Сына Павла и внука Екатерины — будущего императора Александра Первого, воспитывал европеец Лагарп, просветитель. Могли он, чуждый России человек, космополит, привить русскому царю то чувство потенциальной первоклассности России, которое исключительно сильно было развито у Петра Великого? Нет, конечно, и в результате Александр не верил в Россию, а Россия не верила ему.

Так оно дальше и пошло.

А высокомерное «Когда русский император ловит рыбку, Европа может и подождать» внучатого племянника Александра Первого — Александра Третьего, по сути ничего не меняло. Россия отставала от Европы всё больше.

Широко известны слова большевика Сталина о том, что мы отстали от передовых государств на пятьдесят-сто лет. Но мало известны слова дворянина Гурко, сказанные за двадцать лет до Сталина: «Все без исключения страны опередили нас в несколько десятков раз».

В начале XX века на среднего жителя Российской империи приходилась в день одна чайная ложка сахара! Крестьянин сахара не видел вовсе. В докладе Пятому съезду уполномоченных объединённых дворянских обществ 1909 года его автор, помянутый мной В. Гурко, писал:

«Вывоз хлеба происходит не от достатка, а от нужды, происходит за счёт питания населения. Наш народ, как известно, вынужденный вегетарианец, то есть мяса почти никогда не видит».

При царе хлеба вывозили много за счёт голодного брюха крестьянина, а не за счёт крупного товарного производства зерна. Когда началась Первая мировая война, эта слабость русского сельского хозяйства проявилась очень быстро. И не большевики, а царское правительство 29 ноября 1916 года впервые ввело понятие «принудительная продразвёрстка», выпустив постановление «О развёрстке зерновых хлебов и фуража».

Чтобы понять правоту Ленина и спасительность для России большевизма, достаточно знать, как оценивал ситуацию такой выдающийся сын России, как Владимир.

Ефимович Грум-Гржимайло (1864–1928), крупнейший металлург России.

В 1924 году в частном письме за границу он писал:

«.Я потерял во время революции буквально всё, что имел. В войсках Колчака я потерял сына и племянника. Тем не менее я ни на минуту не сомневаюсь, что победа красных и провал Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля и проч. и проч. есть благо. Больна была вся нация, от подёнщика до министра, от нищего до миллионера — и, пожалуй, интеллигенция была в большей мере заражена, чем простой народ. Она была распространительницей этой заразы лени и лодырничества».

Как говорится — умри, лучше не скажешь.

А глупцы по этой, неизлечимо больной стране всё льют и льют горькие слёзы.

Но был ли здоров и вообще весь тот капиталистический мир, в составе которого Россия пребывала до Октября 1917 года и в «лоно» которого она вернулась после августа 1991 года? Вот то-то и оно, что — тоже нет! Современный капитализм давно болен не меньше, чем была больна старая Россия, потому что он пережил отпущенный ему историей срок, по крайней мере, на сто лет.

Но почему капитализм всё ещё жив?

Что ж, хотя бы пару слов об этом сказать в книге надо.

Глава 2. «Ab ovo» значит: «От яйца».

Русские привыкли «танцевать от печки». А римляне говорили: «Ab ovo», что буквально значит: «От яйца», в переносном смысле — «С самого начала».

Сейчас всё чаще в мире (и даже — в России) начинают понимать, что если хочешь иметь верный взгляд на прошлое, настоящее и будущее, то «танцевать» надо, как ни крути, «от Маркса».

Истоки истории человечества теряются во временах за добрый миллион лет до нашей эры, но почти вся русская и мировая история XX века проходила под знаком его идей. Да, сейчас.

Маркс в мире и в России не в той чести, как это было когда-то, но почему так вышло? И почему ранее идеи Маркса привлекали множество людей, но, в конце концов, не восторжествовали, а пали?

И палили они?

Уже в Древнем Риме элита знала, что надо делать имущим, чтобы сидеть на шее неимущих. «Divide et impera!» («Разделяй и властвуй!») — этому принципу элиты не одна тысяча лет.

Но в 1848 году Маркс и Энгельс выдвинули великий лозунг уже для народных масс: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Слова человечные и полные надежды, но они же были страшными, гибельными — для элиты.

Элита может властвовать, лишь разделяя. Лозунг авторов «Манифеста Коммунистической партии» взрывал власть элиты, и если бы трудящиеся во всех странах вовремя поняли, что все вместе они — сила, то такой силе не смог бы противостоять никто.

Логика Маркса была ясной и простой.

Если производство материальных благ приобрело полностью общественный характер, если возникло мировое разделение труда и теперь весь мир зависит друг от друга, то зачем сохранять такой характер распределения общественного «пирога», когда кучка собственников получает почти всё, а масса трудящихся — почти ничего?

Не правильнее ли будет изменить общественные отношения так, чтобы каждый получал свою долю общественных благ не в соответствии с количеством акций, а в соответствии с тем личным трудовым вкладом, который он внёс в создание этих благ?

Такую замену надо произвести в мировом масштабе. Надо заменить мировой капитализм мировым социализмом. Тогда в мире не станет роскоши — для немногих, зато из мира исчезнут нищета и бедность — для абсолютного большинства. Жизнь по принципу: «Человек человеку — волк» сменится жизнью по принципу: «Человек человеку — друг, товарищ и брат».

Так рассуждал Маркс.

Однако Маркса читали не только пролетарии, но и капиталисты. Причём последние — внимательнее и глубже, чем первые. Поэтому Мировой Капитал быстро понял, что для того, чтобы пролетарии не объединились повсюду, по всему миру, и не заменили власть Капитала на власть Труда, надо сделать всё для того, чтобы пролетариев разъединить. А для этого надо как можно теснее и скорее объединиться всем капиталистам мира.

Они это и сделали — ещё до начала XX века.

Правящая «элита» различных национальных государств могла вступать в смертельную схватку между собой за колонии, за рынки сбыта, за выгодные территории, за прибыли, за влияние в том или ином регионе. Но в одном вопросе капиталисты всех стран со времён Маркса всегда действовали и действуют дружно, согласованно и без споров — в вопросе разъединения народных масс как внутри своих стран, так и в мировом масштабе.

«Разделяй и властвуй!» — это капиталистическая элита усвоила давно и крепко.

В 1864 году марксисты создали массовую организацию трудящихся — Первый Интернационал (Международное Товарищество Рабочих), и уже туда Капитал внедрил своих агентов влияния.

Вскоре после разгрома Парижской Коммуны в 1871 году Первый Интернационал прекратил существование, но марксисты начали работу по организации Второго Интернационала. Он возник в 1889 году, после смерти Маркса и за шесть лет до смерти Энгельса.

Увы, после смерти Энгельса роль агентов влияния Капитала в этом Интернационале быстро стала ведущей. Второй Интернационал Бернштейна, Каутского и других ренегатов марксизма оказался главным рычагом влияния Капитала в растущем рабочем движении.

К концу XIX века возникла «рабочая аристократия», на активизацию забастовок Капитал ответил созданием штрейкбрехеров, которые брались за работу тогда, когда бастовали основные работники. Агенты влияния Капитала в среде организованных рабочих разлагали их идейно, отвлекали рабочих от осознания подлинных целей и задач Труда в его противостоянии Капиталу.

Маркс заявил, что главный вопрос жизни общества — как делится между его членами совокупный общественный продукт, то есть всё то, что люди произвели совместно, и кто делит этот продукт?

Маркс показал, что делёж материальных благ общества производит тот, у кого в руках основные средства общественного производства — рудники, фабрики, заводы, крупные фермы и т. д.

При капитализме все производительные силы находятся в руках у капиталистов. Они и делят блага по принципу Попандопуло из знаменитой оперетты «Свадьба в Малиновке»: «Это — мне, это — мне, это тоже. мне, это — тебе, ну, а это и всё остальное — тоже мне».

Если народ хочет честного дележа, он должен взять себе права на общественные производительные силы.

Для того чтобы передать права на производительные силы и на совокупный общественный продукт в распоряжение всего общества, необходимо изменить общественные отношения, необходим новый политический строй, который на место «священного» права частной собственности поставил бы святое право каждого члена общества на ту, и только ту, часть общественного «пирога», которую он заработал личным трудом.

Эту идею и выдвинули марксисты: трудящиеся всех стран должны объединиться для того, чтобы установить в мире справедливый и гуманный политический строй. То есть строй, при котором общественные богатства — за вычетом того, что необходимо для развития экономики и т. д., а также для обеспечения подрастающих поколений, неработающих стариков и больных, — распределялись бы исключительно по труду.

Марксизм никогда не проповедовал «уравниловку» и равное для всех распределение. Марксизм выдвинул идею не равного, а честного распределения общественных благ. А таким может быть только распределение по принципу: «От каждого по способностям, каждому по труду»!

Соответственно, главным в марксистской идее объединения рабочих был политический момент: задача политического объединения трудящихся в целях обретения ими политической власти в обществе.

Капиталистам же удалось свернуть рабочее движение на путь экономических требований, то есть требований улучшения условий труда и повышения заработной платы. Эти требования были для Капитала всего лишь неудобными, в отличие от политических требований, которые были для Капитала смертельно опасны, потому что ставили крест на обществе, где власть принадлежит частным собственникам.

Сегодня в ходу утверждение, что Маркс, мол, ошибся, и развитие общества пошло якобы «не по Марксу». Но это — чепуха! Да, пролетарии всех стран так и не объединились. Но при чём здесь Маркс?

К больному пришёл великий врач, поставил верный диагноз и назначил исцеляющее лечение. А больной пренебрёг предписаниями врача. Можно ли винить врача в том, что исцеление не наступило?

Другой пример. Человек имеет задатки чемпиона, и великий тренер предлагает его тренировать. Тренер даёт указания, человек ими пренебрегает. А потом винит тренера в том, что не стал олимпийским чемпионом.

Глупо?

Безусловно.

А обвинять Маркса в том, что он ошибся и всё идёт «не по Марксу» — не глупо?

Нет, всё идёт как раз по Марксу! Он советовал трудящимся взять управление обществом во всём мире в свои руки, а чтобы это стало возможным, предварительно объединиться в борьбе за новую, справедливую жизнь. Но прислушались к Марксу не пролетарии, а капиталисты, и вот они-то давно объединились в борьбе против пролетариев.

Маркс слишком хорошо думал о пролетариате наиболее развитых в промышленном отношении стран — Англии, Германии. Маркс был уверен, что именно там произойдут победоносные пролетарские революции, которые станут началом мирового социализма — нового строя во всём мире. А на деле пролетарии Европы позволили себя обмануть, разъединить ив 1914 году, как бараны, пошли друг против друга на многомиллионный убой.

Убой в прямом смысле слова — одна взаимная бойня немцев и французов под Верденом чего стоит!

А ради чего?

Ради бриллиантовых гарнитуров миллионерш и миллиардерш и роскошных яхт и «Роллс-Ройсов» их мужей.

Капитал сумел разобщить и оглупить Труд.

Поэтому Капитал сумел выжить даже тогда, когда исторический срок жизни капитализма истёк.

К началу XX века капитализм исчерпал свою творческую потенцию и стал приобретать окончательно антиобщественный характер. А объектом его эксплуатации стал весь мир. Ещё в 90-е годы XIX века большая часть Азии и Африки не была прямо разделена на колонии, а уже через десяток лет политическая карта мира густо окрасилась в цвета Англии, Франции, Голландии, Бельгии, Италии, Германии.

В США и в ряде промышленных стран Европы капиталисты сумели отвлечь организованных трудящихся от политических целей, улучшив положение значительной части европейских и американских рабочих за счёт ресурсов, извлекаемых Капиталом из зверски эксплуатируемых колоний в Азии, Африке и из «банановых республик» Латинской Америки.

Уже тогда Запад начинал эксплуатировать и царскую Россию.

Будущий колонизатор Африки Сесил Роде (по его имени долгое время часть Африки называлась «Родезия») в 1895 году говорил журналисту Стрэнду, что империя «есть вопрос желудка» и пояснял: «Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами».

Сегодня мировая капиталистическая «элита» пошла в деле развращения и разъединения трудящихся масс в мире ещё дальше — трудящиеся стран «золотого миллиарда» получают высокую заработную плату, однако примерно половина её ими не заработана, а изъята Капиталом у трудящихся афро-азиатских и латиноамериканских стран (а теперь — и у трудящихся России).

Африканцам, азиатам, латиноамериканцам, россиянам и т. д. недоплачивают, зато американцам и западным европейцам переплачивают. Механика нехитрая, но пока что эффективная. Она успешно использовалась и в царской России всеми западными промышленниками: Ротшильдами, Нобелями, Детердингом и т. д., которые то, что недоплатили нефтяникам Баку, выплачивали рабочим своих европейских заводов — чтобы те не вздумали объединяться с нефтяниками Баку.

Капиталисты Европы грабили царскую Россию в том числе и для того, чтобы подкармливать рабочие массы в Европе. А Говорухины по царской России плачут.

Ну-ну.

Капиталисты сумели развить у значительной части рабочих и националистические чувства. В результате, когда Мировой Капитал начал в 1914 году Первую мировую войну за передел мира и влияния в мире, вооружённые Капиталом рабочие не повернули штыки против Капитала, а начали миллионами избивать друг друга.

Только Ленин и его соратники в России выдвинули лозунг «Война войне!» и предложили народам превратить войну империалистическую в войну классовую, в войну за установление во всём мире справедливого общественного строя.

Но к этому призыву пролетарии всех стран не прислушались.

В результате Первая мировая война, развязанная Капиталом, стоила народам мира огромных потерь. Военнослужащих погибло 10 миллионов человек, а гражданских лиц ещё больше — 13 миллионов. Плюс — 10 миллионов беженцев, 9 миллионов сирот войны, 5 миллионов вдов войны.

Всего жертв войны насчитывали до 46 миллионов! Прибавим к этому дополнительный дефицит населения из-за снижения рождаемости и увеличения смертности — 20 миллионов нерождений и смертей. Значит, уже 66 миллионов жертв Первой мировой войны!

Если это не глобальный геноцид, устроенный тогда Капиталом в таких масштабах впервые, то что же тогда такое геноцид?

Людские потери в Первой мировой войне ужасали. Материальные потери были не менее ужасными. Будущий первый премьер независимой Индии Джавахарлал Неру написал ряд исторических писем-очерков для дочери, юной Индиры Ганди, сидя в разных тюрьмах английской Индии. Апрель 1933 года застал его в Центральной тюрьме Наини, откуда он и сообщал: «Американцы оценивают общую сумму расходов союзников в 40 999 600 000 — почти в сорок один миллиард фунтов стерлингов, а расходы германских государств — в 15 122 300 000, свыше пятнадцати миллиардов фунтов стерлингов.».

Итого общая сумма — не менее 56 миллиардов фунтов! В современных ценах это не менее пяти триллионов долларов! Причём не сегодняшних, мало чего стоящих, «зелёных» бумажек Федеральной Резервной Системы США, а долларов, обеспеченных реальными активами!

Но столько же иностранные и доморощенные грабители России вывезли из неё за все двадцать лет после 1991 года! Есть над чем задуматься.

Такими цифрами выражались потери народов. Но были же и цифры людоедских доходов элиты, которую война ещё более обогатила! И после окончания войны бриллианты светских дам отсвечивали блеском человеческих слёз, а золотые украшения — людской кровью.

Фактически Первая мировая война показала, что капитализм уже не может жить без огромных военных расходов, без финансирования будущего уничтожения материальных результатов человеческого труда, без производства средств массового уничтожения.

Многомиллионные человеческие массы гибли на фронте, а многомиллионные массы в тылу воюющих сторон, затягивая пояса, производили средства уничтожения своих отцов и сынов.

«Элита» в это время задавала балы и наслаждалась привилегиями.

Капитализм окончательно становился синонимом смерти, а после Первой мировой войны превратился в живой исторический труп.

Объективной задачей народов стало скорейшее предание трупа земле. Однако Капитал уже научился ловкому обману масс, и даже после Первой мировой войны капитализм сумел продолжить своё существование в виде кадавра (от франц. «cadavre» — «труп»), то есть живого мертвеца. Уже почти век он отравляет своим зловонным дыханием всю общественную жизнь планеты.

Через двадцать лет после окончания Первой мировой войны кадавр капитализма организовал Вторую мировую войну. Она принесла с собой новые десятки миллионов человеческих жертв, новые огромные материальные потери, новые расходы народов в десятки триллионов долларов и. новые триллионные сверхдоходы для «элиты», нажившейся на войне.

После Второй мировой войны именно кадавр капитализма начал гонку вооружений и по сей день вынуждает народы планеты тратить триллионы долларов на бессмысленные военные цели. В 2001 году мир истратил на военные нужды 700 миллиардов долларов.

Всего за один год!

Сегодня эту цифру надо, пожалуй, удвоить.

Вот данные по военным расходам только США на участие в войнах и интервенциях 1900–2001 года (в ценах 2001 года):

Первая мировая война: 555,6 миллиарда долларов.

Вторая мировая война: 4,53 триллиона долларов.

Корейская война: 385,6 миллиарда долларов.

Вьетнамская война: 826,8 миллиарда долларов.

Ливан, Гренада, Панама: 0,35 миллиарда долларов.

Война с Ираком: 8,5 миллиарда долларов за один 1991 год.

Операции в Юго-Западной Азии 1991–2001 гг.: 9,9 миллиарда долларов.

Всё это могло быть истрачено на возведение новых городов, благоустройство сёл и деревень по всему миру, на воспитание здоровых, развитых, образованных поколений землян. И всё это было истрачено на развалины, на массовые смерти и горе, всё улетучилось гарью пожаров и пороховым дымом.

Такова цена, уже уплаченная и всё ещё уплачиваемая человечеством золотому тельцу. Человечество платит её мировой «элите» как цену за свою цивилизационную леность и трусость.

За то, что оно не нашло в себе сил избавиться от капитализма в тот момент, когда капитализм начал превращаться в живой труп, в главную и, по сути, единственную причину дурацкой, никчёмной жизни «золотого миллиарда» землян, и ещё более дурацкой, жалкой, полурастительной и растительной жизни остальных миллиардов людей.

Вот цитата:

«Никто больше даже не беспокоится и не обращает внимания на множество трупов, валяющихся на улицах. Жители целых деревень выглядят так, как будто они только что вышли из Бельзена (гитлеровский лагерь смерти). Старики высохли, как мумии, дети рахитичные, со вздутыми животами и голодными глазами. Люди питаются через день. картофелем, если его удаётся достать.».

Это — не описание голода в русском Поволжье в 1921 году. Это — фрагмент из статьи, опубликованной в номере лондонского журнала «Экономист» от 15 июня 1951 года о голоде в Индии — давней английской колонии, ещё не оправившейся от прелестей английской «цивилизации».

«Экономист» писал тогда, что количество жертв голода может достигнуть 5 миллионов человек и что «на Западе это вызвало бы политический взрыв».

Однако на Западе о таком предпочитали помалкивать — голод-то был в капиталистической Индии, а не в социалистической России. Откровения же «Экономиста» были доступны немногим. Ведь это — издание не для «электоральной скотинки», а для «элиты».

С того голода в Индии прошло полвека, однако на планете по-прежнему ежегодно умирают от голода миллионы людей. Причина всё та же — сохранение в мире алчного капитализма.

Все больные проблемы человечества, абсолютно все: оскудение окружающей среды, истощение природных ресурсов, экологические катастрофы, социальные кризисы, терроризм, голод и голодные смерти ежегодно десятков миллионов людей, преступность, наркомания, разрушение нравственности, СПИД и другие болезни — всё это имеет своей первопричиной тот факт, что человечеству не хватило решимости расстаться с мировым капитализмом.

Миром правит живой труп. Спрашивается, каким же в этом случае может быть мир, если не таким, каков он есть, то есть извращённым и гибнущим?

Катастрофа Японии 2011 года стала результатом, на первый взгляд, чисто стихийного бедствия. Однако если бы человечество было объединено в единую социалистическую семью, то давно стало бы возможным, во-первых, создание системы гигантских волноломов вдоль цунами-опасного побережья Японии, а во-вторых, — более рациональное расселение народов на территории планеты. Ведь в мире мирового социализма тем же японцам принадлежали бы не Японские острова! Им принадлежала бы вся планета — в той мере, в какой она же принадлежала бы всем остальным народам мира.

Владимир Жириновский — фигляр, но даже он — человек политически гнилой и исторически невежественный, заявляет, что мировая экономика «должна повернуться к человеку». Но к Человеку, а не к участнику шопинга и потребителю телевизора, может повернуться только мировая социалистическая экономика!

Впрочем, вряд ли когда-либо Жириновские это поймут.

Поймёт ли — вовремя — Россия?

Да и остальной мир.

Конечно, даже если все страны мира завтра же дружно возьмутся за строительство нового социализма, не исчезнут в одночасье бедность, болезни, общественные пороки. И при всём желании мы не сможем использовать на созидательные проекты те десятки триллионов долларов, которые были истрачены на цели разрушения за последние сто лет существования живого трупа частной собственности.

Но чем дольше этот труп будет править миром, тем больше мир будет этим трупом отравлен. А уж Россия и сейчас им наполовину отравлена, а наполовину — съедена!

Бывший активный соратник Ельцина, его министр печати и информации Михаил Полторанин, в 2011 году в своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» написал:

«Ведь не с бухты-барахты лёг на общинную Россию ельцинский олигархат — бесчеловечная людоедская система. Лёг и держится на штыках по сей день. Всё более укрепляясь, наглея и дожёвывая страну».

Это сказал бывший верный ельцинец Полторанин о нынешней России — новом подданном живого капиталистического мертвеца.

Говорухины и иже с ними всё рассусоливали о «России, которую они потеряли». Что ж, сейчас они её нашли.

И какой она оказалась?

А вот такой — изначально гнилой, а к тому же ещё и людоедской. Это ведь бывший верный ельцинец Полторанин так её назвал. И в данном конкретном случае я с Полтораниным полностью согласен.

Итак, они искали ту Россию, которую они потеряли. А в результате они у нас нашу Россию украли.

Вспомним же — что украли лилипуты у народа-Гулливера?

Часть вторая. О России Гулливеров, которую у нас украли.

Глава 1. Начало и конец новой России.

ЛИЛИПУТЫ Джонатана Свифта сумели пленить Гулливера, опутав его тонкими, но множественными путами. Нечто подобное удавалось проделывать аристократам-лилипутам с царской Россией.

Былинный Илья Муромец путами опутан не был, но лежал на печи, болея, тридцать лет и три года. Это — тоже подходящее образное сравнение для старой России.

Гулливер порвал путы сам, а Илью Муромца излечили «калики перехожие». Сделав это, они помогли поставить богатырские силы Ильи на службу родной земле. Так было в былине.

А вот какой была та русская быль, с которой начиналась новая Россия. Обращусь ещё раз к авторитетному мнению крупнейшего — и до, и после революции — русского учёного В.Г. Грум-Гржимайло. Оно относится к первым годам мирного строительства народной России.

В 1924 году Владимир Ефимович писал:

«Главы революции, конечно, знали, куда они шли, и теперь медленно, но неуклонно жмут и жмут публику, заставляя лодырей работать. Трудна их задача, так трудна, что надо удивляться их терпению и выдержке. Процесс длительный, мучительный, но необходимый. От благополучного его разрешения зависит, останется ли Россия самодержавным государством или сделается, к восторгу наших «друзей», колонией и цветной расой, навозом для процветания культурных народов».

Вот как оценивал старый русский металлург суть Великой Октябрьской социалистической революции. Но и тогда, и сейчас — почти сто лет спустя, на Ленина, на его идеи и его дело выливались и выливаются ушаты грязи.

Кто-то грязнит Ленина, отрабатывая антисоциальный заказ, кто-то — не от большого ума. Бывший член КПСС и бывший крупный партийный журналист Михаил Полторанин об исторической роли и значении Ленина пишет так: «.юрист Владимир Ульянов (Ленин). создал ГУЛАГ и утопил пол-России в крови.».

Здесь нет и слова правды.

Владимир Ленин спас Россию, и это доказывает не только жизнь Ленина, но и его смерть.

Россия хоронила Ленина так, как она никогда не хоронила никого ни до, ни после, кроме второго великого народного вождя — Сталина. В лютые январские морозы 1924 года на пути похоронной процессии от Горок до Москвы стояли десятки тысяч людей, сотни тысяч проходили перед гробом, а десятки миллионов плакали.

Ленинский призыв дал России 250 тысяч новых коммунистов, а в 1924 году билет члена ВКП(б) означал для простого человека не привилегии, а дополнительные обязанности и новую ответственность.

Любая хула на Ленина — лжива. Правда же заключается в том, что Ленин увёл Россию от судьбы полуколонии, если не колонии Запада. Внешние долги, образовавшиеся за время Первой мировой войны, никакой иной судьбы капиталистической России не оставляли.

Вот почему «железный Грум» писал в 1924 году и так:

«Железный закон необходимости заставляет нас учиться работать, и мы выучимся работать. А выучимся работать — тогда будем и богаты, и культурны. Тогда мы благословим революцию и забудем всё то горе, которое она принесла нам с собой.

Я считаю современный строй исторически необходимым для России. Империя Романовых воспитала в русском народе болезнь, которая кончилась взрывом — революцией. Современное правительство медленно, но неуклонно ведет русский народ к выздоровлению. Лечение всегда мучительно, лекарство всегда горько, но надо его принимать и делать то, что приказывает доктор.

Я всегда боялся. что иностранное вмешательство помешает русскому народу исцелиться от той болезни, которою заболел русский народ под глупым управлением последних Романовых. Как ни горько нам приходится, я вполне уверен в том, что переживаемые нами бедствия сделают нас великим и смелым, культурным народом-тружеником».

Грум-Гржимайло писал это в частном письме, а Ленин писал в «Правде» о том же для всей страны:

«Идти вперёд, собирать камень за камушком прочный фундамент социалистического общества, работать. над созданием дисциплины и самодисциплины, организованности, порядка, деловитости, стройного сотрудничества всенародных сил — таков путь к созданию мощи военной и мощи социалистической. Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата».

В этой идеологии уже был зародыш нового общественного сознания и совершенно нового, высшего типа русского патриотизма — советского социалистического патриотизма.

А в новом патриотизме был залог создания и развития новой, небывалой еще России.

Между прочим, и для сегодняшней России актуален вопрос:

«В чём залог нашего умного и уверенного будущего — в опереточных казаках, в христианско-квасном «расейском» «патриотизме» или — в возрождении советского патриотизма?».

НЕОБХОДИМОСТЬ новой России осознавали и русский патриот Грум-Гржимайло, и тысячи его коллег-учёных, и русские большевики, и все здоровые и деятельные силы России.

Новая Россия и стала возможной не в мечтах, а на деле. И стала она возможной потому, что во главе России встали наконец-то лидеры, достойные её богатырского потенциала.

Вместо пигмеев — титаны, вместо бездарных коронованных карликов — политические Гулливеры Ленин и Сталин.

23 апреля 1920 года в «Правде» была опубликована сталинская статья «Ленин как вождь и организатор РКП».

Сталин писал там:

«В наше время пролетарской революции, когда каждый лозунг партии и каждая фраза вождя проверяется на деле, пролетариат предъявляет своим вождям особые требования. Чтобы удержаться на посту вождя пролетарской революции, необходимо сочетать в себе теоретическую мощь с практически-организационным опытом пролетарского движения.

В этом, между прочим, нужно искать объяснение того факта, что Ленин, и именно он, является ныне вождём самой сильной и самой закалённой в мире пролетарской партии».

Итак, Сталин видел силу народного лидера в том, что он отвечает тем особым требованиям, которые предъявляет вождям масса. У великого народа — творца истории и вожди должны быть ему под стать.

Взаимное влияние вождя на массы, а масс на вождя стало сутью эпохи Сталина. Уже в первый её период Сталин то и дело подчёркивал значение этого взаимного влияния. Так, через девять лет после опубликования своей статьи о Ленине — 22 апреля 1929 года, Сталин выступил с речью на пленуме ЦК и ЦКК.

Он говорил о нэпе и рыночных отношениях, о крестьянстве и темпах развития индустрии, о валютных резервах и посевных площадях и сказал много нужного и дельного — как всегда.

Сказал он тогда и вот что:

«Чтобы провести план массового движения за колхозы и совхозы. необходимо прежде всего, чтобы партийную верхушку поддержала в этом деле в первую очередь партия в своей массе. А партия у нас миллионная, как известно. Следовательно, нужно убедить широкие партийные массы в правильности политики руководящей верхушки.».

В начале 20-х годов Ленин раз за разом проводил тут мысль, что большевики Россию завоевали, Россию убедили, теперь надо Россией управлять.

Всего через сорок лет былая лапотная «Расея» стала второй державой мира, имела термоядерное оружие, запустила в космос Первый искусственный спутник Земли, а затем — и космонавта № 1 Юрия Гагарина.

А через семьдесят лет после провозглашения Лениным лозунга управления России коммунистами новая Россия исчезла.

НЕТ, НА МЕСТЕ остались города и сёла, заводы и фабрики, реки, леса, озёра и моря.

Однако народную Россию, Россию от прибалтийских земель до мыса Дежнёва и от Памира до русской приполюсной зоны, у народов СССР украли.

Украли не ту лубочную, в действительности никогда не существовавшую Россию, по которой проливал слёзы Станислав Говорухин и ему подобные. Украли реальную Россию, которая с 1922 по 1992 год существовала как Союзное Советское Социалистическое государство.

Даже такой ненавистник России, как советник президентов США Збигнев Бжезинский, не отрицал, что СССР был новой исторической формой существования России.

Но когда у нас украли Советскую Россию? В начале 1992 года, в Беловежской Пуще? Нет, в те дни воровская операция лишь завершилась, а скрытая кража России началась с конца 50-х годов и даже раньше — с их начала.

Наиболее верно и точно непосредственные причины и факторы гибели СССР исследованы — на мой взгляд — в книгах Александра Шевякина, начиная с его первого труда «Загадка гибели СССР. История заговоров и предательств. 1945–1991».

Уже названием книги сказано почти всё.

Да, мы СССР лишились в результате именно заговоров Капитала против Труда и связанных с этими заговорами предательств советской элиты. Причём новейшую историю подобных заговоров надо вести прямо от 1945 года, когда неожиданная победа СССР привела мировой Капитал в состояние панического ужаса. (Хотя началось всё, как я уже говорил, намного раньше, по сути — с 1848 года, с «Манифеста.» Маркса и Энгельса.).

Одно лишь в названии книги, пожалуй, неточно — слово «гибель». Во-первых, СССР ещё не погиб полностью уже потому, что пока что не утрачен шанс на его возрождение.

Во-вторых, СССР если и был убит, то убийство это растянулось на десятилетия, и более верно будет всё же говорить о краже СССР, о его медленном расхищении «элитой».

Но это так, к слову.

В целом же я очень высоко ценю работу по теме Александра Шевякина, в том числе и потому, что сам уже в 1992 году окончательно пришёл ко всем основным выводам этого исследователя, однако не довёл их до объёма книги. А Шевякин довёл, за что ему честь и хвала! И я отсылаю заинтересованного в более подробном рассмотрении истории кражи СССР читателя именно к шевякинским книгам.

Сам же дам здесь лишь краткую летопись кражи.

Убийство Сталина и Берии — это 1953 год, начало.

1954 год: утверждение у власти Хрущёва и его первая крупная акция по подрыву социализма — целинная авантюра.

1956 год: XX съезд КПСС, лживый антисталинский доклад Хрущёва, скрытая реабилитация троцкистов.

Затем последовало продолжение.

Разгром «антипартийной» группы Молотова-Маленкова-Кагановича, не приемлющей авантюризмаХрущёва, в 1957 году.

Слякотная хрущёвская «оттепель».

Чехарда экономических «реформ» вначале Хрущёва, а затем Брежнева.

Появление в высших структурах власти всё большего количества «кротов» и шкурников в 70-е годы.

Похоронные «гонки на катафалках» трёх престарелых Генеральных секретарей ЦК КПСС в первой половине 80-х годов.

И, наконец, привод к власти политического киллера Горбачева во второй их половине.

Убить Россию Горбачёву и его подельникам пока не удалось, а вот украсть её они у нас смогли.

И пора бы возвратить украденную страну её законному владельцу- народам России.

Но об этом — в своё время.

Сейчас же напомню кое-что о жизни в России, которую у нас постепенно украли.

Глава 2. Без сиропа — за одну копейку, с сиропом-за три.

У ТОЙ России было много добрых примет!

Улыбка Гагарина.

Бесплатная путёвка в Артек мальчишке-пионеру и бесплатное жильё его семье.

Дешёвые авиа- и железнодорожные билеты студентам, да ещё и за полцены!..

Молодая Алла Пугачёва — без миллионов «баксов», зато с «миллионом алых роз». С миллионами искренних поклонников, а не очумевших «фанатов».

Беззаботные даже в трудностях дальних походов туристские компании, идущие по необъятной стране от Балтики до Байкала и от Байкала до Амура.

Державное одиночество часовых на посту № 1 у Мавзолея.

Радость множества людей в огромных и малых городах, не сговариваясь вышедших за полночь на улицы, чтобы всем вместе обняться после победы сборной СССР по хоккею над командой Канады, состоящей из «почти профессионалов» во главе с патером Брауном в качестве тренера.

Тот, кто это испытал, не забудет.

А тот, кто не забывает, помнит.

После победы со счётом 2:1 (шайбы забросили легендарные Старшинов и Фирсов) Владимир Высоцкий написал: «Сперва распластан, а после — пластырь, а ихний пастор — ну, как назло, он перед боем водил их строем, молились Богу, — не помогло».

«Сперва распластан, а после — пластырь», — это о знаменитом защитнике-профессионале из канадской Национальной хоккейной лиги Бревере, которого наши ребята «взяли» тогда на силовой приём ничуть не хуже, чем это проделывал с другими сам Бревер. После этого Бревер доигрывал матч с пластырем на рассечённой брови.

Да, вспомнить есть что — в отличие от нынешних «тусовок» под лазерный дым и одуряющего зуда вувузел на стадионах, превратившихся в места массового временного помешательства и откровенной разнузданности.

Но с особой остротой мне сейчас вспоминается почему-то скромный стеклянный стакан о четырнадцати гранях в мойке уличного автомата для продажи газированной воды.

Без сиропа — за одну копейку, с сиропом — за три.

Можно было получить двойной сироп — для этого надо было наполнить стакан чистой водой после первой порции сиропа не до конца, бросить в прорезь автомата (отечественного, к слову, производства) ещё одну монетку в 3 копейки, получить вторую порцию сиропа и полный до краёв стакан.

А затем насладиться ароматным и восхитительно сладким шипучим напитком — куда там кока- и пепси-колам!

Сегодня это ведь воспринимается как сказка или как небылица! Подойти в любом городе Союза на летней улице к автомату с «газировкой». Небрежно сполоснуть в мойке с тремя вялыми струйками воды стакан, из которого до тебя пили уже сотни людей только в этот день! Подставить стакан под кран, бросить монетку в прорезь и затем спокойно выпить пузырящуюся «колючую» воду — это если без сиропа, или более «спокойную» — с сиропом.

И не думать о разных там СПИДах, гепатитах, серозных менингитах и прочей дряни, сопровождающей нашу нынешнюю «цивилизованную» жизнь.

Причём и действительно ведь обходилось «без последствий» — из десятилетия в десятилетие.

Такова была санитарно-медицинская, так сказать, чистота общественной жизни в СССР.

День и ночь стоящие в мойках автоматов стаканы часто выручали и уличных любителей «сообразить на троих». За неимением собственной посуды ночные забулдыги пользовались общественной, но потом честно возвращали её на место.

Такова была моральная, человеческая чистота общественной жизни в СССР — даже на уровне забулдыг.

И стоит ли тому удивляться! В СССР последний «бомж» был нравственно выше и благороднее любого «нового русского».

Ведь тогда типичный «бомж» («без особого места жительства») был, собственно, «бичом» («бывший интеллигентный человек»). Тогда человек если и опускался, то — не потому, что капитализируемое общество выбрасывало.

Его из жизни. Человек сам, где-то сломавшись, начинал «бичевать».

Таких тут же замечала милиция, их пытались вернуть в общество, устроить на работу, дать общежитие. Правда, из этого редко получалось что-то путное, ведь человек сам махнул на себя рукой.

Но много ли было таких — не устроенных самими собой?

Типичным для СССР был человек улыбающийся.

Да что там — «улыбающийся»!

Смеющийся!!

Хохочущий!!!

Физически и духовно здоровый.

Вот как мы жили когда-то в стране, которую называли Союзом Советских Социалистических Республик. И это — не социальная ностальгия, а историческая правда страны, чьим стержнем была великая Русь.

Русь, которую у нас украли вместе с Советским Союзом.

Между прочим, и саму ведь исконно русскую монетку в 3 копейки у нас украли — одно название в книгах осталось.

С незапамятных времён на Руси у каждой монеты было просторечное «прозвище». Копейка — «семишник».. Две копейки — «двушка». Пять копеек — «пятак», десять — «гривенник», двадцать — «двугривенный». Пятьдесят копеек — «полтинник», и рубль — «целковый».

Три копейки называли «алтыном», откуда пошло и «прозвище» монеты в 15 копеек — «пятиалтынный».

«Не было ни гроша, да вдруг — алтын», — приговаривали на Руси.

Да вот украли у нас и алтын, и саму Русь в придачу.

Остались «россиянские» пять, десять и пятьдесят «копеек», да «россиянские» «рубль», пять и десять «рублей».

Великий русский сатирик Салтыков-Щедрин горько шутил, что это, мол, ещё ничего, когда за рубль дают полтинник, хуже будет, когда за рубль будут давать в морду.

За нынешний «россиянский» «рубль» никто и в морду не даст — не стоит труда.

Да-а.

Не было ни гроша, да вдруг — и алтына нет.

А начиналось всё в новой, социалистической России иначе. С большими надеждами и большими перспективами.

Причём перспективы эти долгое время реализовывались.

Глава 3 «Индустриализация, коллективизация, культурная революция.».

ЛЕНИНСКАЯ программа строительства новой России укладывалась в четыре слова: «Индустриализация, коллективизация, культурная революция». В начале 20-х годов это было смелой мечтой, смелой настолько, что английский писатель-фантаст (!) Герберт Уэллс назвал Ленина в 1920 году «кремлёвским мечтателем».

Однако мечты Ленина уже через полтора десятка лет (и даже раньше!) стали реальностью в СССР Сталина.

Вот свидетельство со стороны. В ноябре 1932 года американский либеральный журнал «The Nation», издававшийся в Нью-Йорке с 1865 года, писал:

«Четыре года пятилетнего плана принесли с собой поистине замечательные достижения. Лицо страны меняется буквально до неузнаваемости. Это верно относительно Москвы с её сотнями заново асфальтированных улиц и скверов, новых зданий, с новыми пригородами и кордоном новых фабрик на её окраинах. Это верно и относительно менее значительных городов.

Советский Союз организовал массовое производство бесконечного множества предметов, которых Россия никогда раньше не производила: тракторов, комбайнов, высококачественных сталей, синтетического каучука, шарикоподшипников, мощных дизелей, турбин. телефонного оборудования, электрических машин для горной промышленности, аэропланов, автомобилей, велосипедов и нескольких сот типов новых машин… Впервые в истории Россия добывает алюминий, магнезит, апатиты, йод. и многие другие ценные продукты. Путеводными точками советских равнин не являются больше кресты и купола церквей, а зерновые элеваторы и силосные башни. Колхозы строят дома, хлева, свинарники. Рабочие учатся работать на новейших машинах. Крестьянские парни производят и обслуживают сельскохозяйственные машины, которые больше и сложнее, чем то, что видела когда-либо Америка. Россия начинает «мыслить машинами». Россия быстро переходит от века дерева к веку железа, стали, бетона и моторов».

Это индустриализация, причём — только её начало. А к 1941 году Советская Россия изменилась вообще неузнаваемо и мощно по сравнению с собой же десятилетней давности.

Коллективизация.

Без коллективизации сельского хозяйства было невозможно накормить новую индустриальную страну. Частник, кулак накормить её не мог, да и не хотел.

Американец доктор Эмиль Джозеф Диллон немало поколесил по свету, жил в России с 1877 по 1914 год, преподавал в российских университетах, ездил по стране, имел широкие знакомства — от аристократов и министров до революционеров. Русского кулака доктор Диллон оценивал так:

«Из всех человеческих монстров, которых я встречал когда-либо за время путешествий, я не могу назвать другого такого же злобного и отвратительного, как русский кулак».

Кратко и точно.

Царский неудавшийся «реформатор» Столыпин видел опору старого строя как раз в кулаке. Что же до Сталина, то даже историк-эмигрант Георгий Федотов в январе 1936 года писал:

«Сталин широко распахнул дверь в жизнь практикам-профессионалам. Подлинная опора Сталина — это тот класс, который он сам назвал «знатными» людьми. В этот новый правящий слой входят… чекисты, командиры Красной Армии, лучшие инженеры, техники, учёные и художники страны. Новый советский патриотизм есть факт, который бессмысленно отрицать. Это есть единственный шанс на бытие России».

В этом и была сила Сталина — в новых людях, в массе российских патриотов высшей формации — советских патриотов.

А сами эти патриоты стали возможными в результате огромной преобразующей культурной и воспитательной работы большевиков и всех здоровых сил новой России.

Именно новый советский патриотизм породил и новую детскую литературу, и предназначенное специально для детей кино, одним из успехов которого стал и фильм «Новый Гулливер».

Культурная революция в России стала третьей точкой опоры новой власти. Только новые, образованные и развитые люди могли строить новую могучую страну, шагающую вперёд гигантскими, гулливеровскими шагами.

УСПЕХИ новой России — при всех её ошибках и просчётах, неизбежных в грандиозном и небывалом деле, — были очевидными.

За счёт чего можно было добиться этого в весьма слабо развитой стране, да ещё и истощённой, полуразрушенной двумя войнами — империалистической и Гражданской, и полуразграбленной интервентами из почти десятка разных держав?

Кто сделал это возможным?

В своё время, в реальном масштабе времени, этими вопросами удивлённо задавался весь мир. А большевики-марксисты не скрывали секрета своих успехов, раз за разом публично разъясняя, что народ, избавивший себя от разлагающего и разобщающего влияния частной собственности, народ, работающий не на хозяина, а сам ощутивший себя хозяином, способен на сказочные свершения в фантастически короткие сроки.

Перспективы были при этом ещё более захватывающими и головокружительными.

Эпоха Сталина обеспечила Русской Державе величие, мощь и расцвет. И обеспечила не за счёт террора и ГУЛАГа, не за счёт заградительных отрядов и страха, а за счёт доверия к созидательным, творческим силам народа, во главе которого стоял Сталин.

Сила Сталина и сила советского патриотизма проявились уже в годы социалистической реконструкции России, но особенно ярко показали себя эти две силы в годы войны. Тогда были едины не только народ и армия, но и народ и власть.

25 июня 1945 года на приёме в Кремле в честь участников Парада Победы Сталин произнёс тост, который нам надо знать и помнить:

«.Я хотел бы выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» государственного механизма, но без которых все мы — маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо «винтик» разладился — и кончено.

Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это — скромные люди. Никто о них ничего не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это — люди, которые держат нас, как основание держит вершину.

Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей!».

Это говорил Вождь народа с гордостью за народ.

Сегодня «демократы» заявляют, что «возродить Сталина невозможно», что «тем, кто выступает за это, надо по капле выдавливать из себя раба».

Сталин — тиран?

Ну-ну.

Может ли быть тиран озабочен образованием народной массы? Развитой народ для тирана — смерть! А в эпоху Сталина была создана лучшая в мире система и народного, и высшего образования.

Это она заставила Соединённые Штаты после запуска Первого советского спутника Земли пересмотреть собственные подходы к образованию!

В своей последней работе — «К вопросу об экономических проблемах социализма в СССР» — Сталин писал в 1952 году:

«Необходимо добиться такого культурного роста общества, который обеспечил бы всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития.».

Вот как!

Сталин считал образование народных масс главным «нервом» общественной жизни. В образовании народа Сталин видел не просто средство обеспечения его экономического процветания, но прежде всего средство создания интеллектуально и социально активного общества!

Сталин в 1952 году писал:

«Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьёзного культурного роста членов общества без серьёзных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов (выделение курсивом моё. — С.К.). Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования.

Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии.».

Похоже это на мысли тирана, диктатора?

Сталин был не теоретиком-публицистом. Он обладал огромным общественным весом, был главой могучего государства. И если он писал о необходимости перехода в будущем к пятичасовому рабочему дню, то это было не благое пожелание мечтателя, а перспективная задача для общества.

Государственная директива на будущее!

Россия Сталина должна была стать — в его представлении — страной, где гарантией подлинной свободы будет массовое фундаментальное образование.

При этом Сталин оказался единственным в мировой истории главой государства, кроме Ленина, который практически ставил грандиозные социальные задачи, условием, а не следствием, выполнения которых был пяти(!)часовой рабочий день!

Сталин прекрасно понимал, что «нужно пройти ряд этапов экономического и культурного перевоспитания общества, в течение которых труд из средства только поддержания жизни будет превращен в глазах общества в первую жизненную потребность.».

Сталин говорил не о принуждении общества, а о его перевоспитании! Так мог говорить лишь великий гуманист, и Сталин был им! Он был практическим гуманистом, утверждающим права гуманизма в мире наиболее весомым образом — делом строительства России как Державы Добра.

Не его вина, что Россия и внешний мир не оценили по достоинству тот потенциал мирового исторического развития, который был заложен идеями и делами Сталина и усилиями советского народа в эпоху Сталина.

После смерти Сталина у России было всё, чтобы подниматься «всё выше, и выше, и выше», как пелось в «Марше авиаторов». Однако в России, увы, нередко бывает и так: «Что имеем, не ценим, потерявши — плачем».

Не ценя достигнутого, не заботясь о том, что есть, народы СССР и не подозревали, что замышлен, продуман и запущен в дело план постепенной кражи народной России у её народа.

Реализация этого плана растянулась на почти сорок лет — не так просто было украсть российскую Державу.

Но «процесс, — говоря словами Михаила Горбачёва, — пошёл», и шёл он по нарастающей. Внутри пока что мощной и здоровой державы постепенно создавались центры будущей немощи и болезней.

Глава 4. Вниз по лестнице, ведущей вверх.

СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ лестница, выстроенная в СССР в эпоху Сталина, позволяла народам СССР подниматься лишь вверх — ко всё большей государственной мощи, ко всё более изобильной, умной и наполненной жизни самых широких масс.

Эпоха Сталина не охватила и четверти века — она длилась с конца 20-х по март 1953 года. За эти годы Россия преобразилась — этого не может отрицать никто, не впадая в злостное историческое невежество.

В 1929 году началась первая пятилетка, но тогда страна была ещё на распутье — над планами Сталина смеялись многие даже внутри страны, не говоря уже о внешнем мире.

Смеяться перестали очень скоро, а достаточно быстро многие начали плакать.

Плакали внутренние враги России, плакали западные денежки, затраченные на заговоры внутренних врагов. Плакали и те, кто выделял эти денежки на подрывную работу в России.

Замечу, к слову, что, когда говорят о репрессиях 1937–1938 годов, не задумываются над вопросом — как залили бы действительно массовой кровью страну разного рода заговорщики (прежде всего — троцкисты), если бы у власти в СССР оказались они?

Увы, эпохе Сталина не суждено было длиться долго. Третья пятилетка началась в 1938 году и должна была закончиться в 1942 году, но была прервана войной, принесшей страдания и разруху.

С 1944 года началось восстановление разрушенного гитлеровцами и их (не забудем!) союзниками. И лишь с конца 40-х годов Россия Сталина начала не столько восстанавливать, сколько созидать новое.

А к концу 50-х годов эпоха Сталина закончилась (формально она закончилась ещё раньше — на XX съезде КПСС в 1956 году).

СССР в эпоху Сталина рос и креп. Однако западная капиталистическая «элита» в своих действиях по разложению рабочего движения и социализма всегда руководствовалась принципом абвера (германской разведслужбы): «Отбросов нет, есть кадры». И кадры «пятой колонны» внутри СССР начали подбираться задолго до начала Великой Отечественной войны.

А подбирались они умно. У Капитала имелись и средства, и опыт, и образование, поэтому неопытный новый строй ошибался очень часто и, сам того не сознавая, порой бил по своим, ловко подставленным чужими.

Например, перед войной из Прибалтики в глубь страны были переселены потенциально опасные элементы — их выселяли не «миллионами», конечно, но десятки тысяч литовцев, латышей и эстонцев вынуждены были место жительства сменить. А после прихода немцев в Литве, Латвии и Эстонии коллаборационистов оказалось в достатке, потому что скрытые враги Советской власти проникли прямо в органы этой самой власти, и некоторые их честные соотечественники пострадали в 1940–1941 годах не «из-за Сталина», а из-за агентов влияния Запада.

Понятие «агент влияния» стало широко известным в постперестроечные времена, но сами агенты влияния были внедрены в партийно-государственные структуры новой России уже на заре Советской власти. Сталинский тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения СССР к коммунизму был абсолютно верен.

Менялись формы классовой борьбы, но не менялась её цель со стороны элиты — сохранение власти паразитической «элиты», невозможной при мировом социализме.

Когда социализм был лишь теорией, народы надо было разлагать, чтобы социализм не стал реальностью.

Когда социализм стал реальностью, народы надо было разлагать, чтобы ликвидировать социализм как строй, как новую форму государственности. Этим Запад и занялся в Советском Союзе (а также, естественно, и в странах социалистического лагеря) всерьёз с 40-х годов прошлого века.

В результате после смерти Сталина в СССР стало возможным наличие двух совершенно противоположных процессов.

С одной стороны, СССР успешно и впечатляюще развивался по всем направлениям, а генеральной целью страны было построение эффективного человечного социалистического общества на принципах равноправия, дружественности и свободы образованного народа.

В стране бурно росли новые города — весь СССР был сплошной стройкой. Жизнь была лестницей в будущее, и эта социалистическая «лестница» вела Россию вверх и вверх.

Экономика ежегодно получала новые мощные комбинаты, заводы, фабрики, рудники. Наука — новые могучие исследовательские установки, компьютеры, самобытные научные кадры. Оборона — ракетно-ядерные вооружения.

Расцветали образование и культура — особенно большие успехи имел советский кинематограф 50-60-х и даже 70-х годов. «Разные судьбы», «Максим Перепелица», «Весна на Заречной улице», «Карнавальная ночь», «Гусарская баллада», «Живые и мёртвые», «Летят журавли», «Тишина», «Кавказская пленница», «Берегись автомобиля», «Семнадцать мгновений весны», «В бой идут одни «старики» — эти и многие другие, разноплановые, но одинаково талантливые и согретые человечностью социализма фильмы пользуются популярностью даже в нынешней «Россиянин». Иногда на том или ином телеканале демонстрируется даже «Новый Гулливер».

Советский Союз за неполное предвоенное двадцатилетие, с 1923 по 1941 год, совершил наиболее впечатляющий в мировой истории цивилизационный и экономический рывок.

Даже послевоенное «японское чудо» не идёт ни в какое сравнение с «русским чудом» как по темпам и масштабам преобразований, так в силу того, что Япония пользовалась, во-первых, помощью США.

Во-вторых, в японском обществе не было фактора вредительской и внешней подрывной деятельности (сильно осложнявшей наше развитие).

В-третьих, Япония в период послевоенного экономического рывка не была обременена расходами на оборону.

Зато СССР накануне войны был вынужден до 40 % бюджета выделять на подготовку к отпору внешней агрессии, да и после войны оборонный бюджет был вынужденно огромным. Тем не менее СССР за все периоды своей мирной истории до «горбачёвского» 1985 года только наращивал валовой национальный продукт и свои всесторонние возможности.

В Интернете можно найти ссылки на, например, данные бывшего советника президента Путина А. Илларионова о соотношении ВВП России (вначале — царской России, а затем — СССР) и США за период с 1885 по 2005 год. Итоговый график ясно показывает, что в Российской империи этот показатель относительно уровня США почти постоянно снижался, зато в период с 1929 по 1940 год — в годы первых сталинских пятилеток, наблюдался непрерывный впечатляющий рост.

Причём надо помнить, что царская Россия увязала во внешних долгах, и её экономика всё более переходила в руки западных инвесторов, в то время как СССР создал и развил экономику, принадлежащую народам СССР.

Первые двадцать послевоенных лет развития СССР, с 1945 по 1965 год, были ещё более впечатляющими, чем довоенные годы, особенно если помнить, что:

— в 1945 году почти вся Европейская часть СССР лежала в развалинах;

— сразу же после войны мы были вынуждены отвлекать огромные средства на оборонные цели (прежде всего — на создание ракетно-ядерного щита);

— Советскому Союзу не помогал никто, зато Советский Союз помогал многим, особенно — Китаю;

— развитие СССР уже тогда тормозили новая «пятая колонна», перерождающаяся часть руководства и глупость хрущёвцев.

ДАЖЕ второе послевоенное, «брежневское», двадцатилетие СССР, с 1965 по 1985 год, изменило страну в материальном и образовательном отношении резко к лучшему, хотя темпы роста ослабли — сказывались подрывная экономическая «реформа» 1965 года, разложение советской «элиты» и работа «кротов» Запада в экономике.

В среднем же СССР в течение 63 лет, с 1922 по 1985 год, развивался в два раза быстрее, чем Соединённые Штаты, и только после привода к власти Горбачёва кривая соотношения ВВП СССР и США сразу резко поползла вниз.

Известный блогер Сергей Лопатников, комментируя график А. Илларионова, пишет:

«Если за 18 довоенных лет положение СССР относительно американского уровня улучшилось втрое, то за 12 постгорбачёвских лет (то есть с 1992 по 2004 год. — С.К.) душевой ВВП почти втрое упал. Страна вновь провалилась до «африканского» уровня в 18 % от душевого дохода США. Падение практически такое же, как в результате нападения Гитлера на СССР».

Иными словами, Ельцин и его кремлёвские преемники по отношению к народам России ничем не отличаются от Гитлера. Это не мнение Кремлёва, это факт статистики! А забегая вперёд, скажу, что интегральная ситуация в следующие десять постгорбачёвских (то есть путинско-медведевско-путинских) лет лишь ухудшилась, и третье явление «ВВПутина» народу повышает показатель ВВП лишь в официозных отчётах — реально «путинская» «экономика» идёт всё тем же путём развала, что и раньше.

В своём месте я приведу на сей счёт ряд цифр и фактов, хотя вполне можно обойтись и без этого — сайты Сети раскаляются от самых убийственных сведений.

Советский же Союз был всё время на подъёме — если иметь в виду количественную сторону вопроса.

Но, с другой стороны, в стране нарастали процессы скрытой качественной, системной деградации. Причём это были сознательно организуемые и поощряемые процессы, а генеральной целью был демонтаж социализма в СССР.

В 1958 году эмигрант Александр Уайт написал эссе «Русская политика самосохранения», вся точность и глубина которого стали очевидными через тридцать с лишним лет- когда в России вовсю развернулась антисоциальная вакханалия политиканских «верхов».

Уайт предупреждал, что Запад разворачивает против России самую настоящую войну на уничтожение, но теперь удары планируются не извне, а изнутри. Так оно и происходило на деле.

Миллионы воспитанных Советской властью сталинских Гулливеров пали смертью храбрых в боях за свободу и независимость нашей Советской Родины.

А кадровые бреши, нанесённые войной, нередко стали заполнять те, кто отсиделся в тылу.

И «процесс пошёл».

Вначале — привилегии.

Потом — желание сохранить их.

Ещё потом — желание сделать их прочными и наследственными, а это при социализме проблема. Поэтому жиреющая советская «элита» всё завистливее поглядывала на Запад.

А западные «селекционеры» выискивали потенциальных предателей, перерожденцев, иуд, ренегатов внутри образованных и руководящих слоев СССР более тщательно, чем в Канаде и США выискивают будущих хоккейных «звёзд».

С течением лет легион иуд, выстроенный в многоколонную «пятую колонну», постепенно уводил Россию с пути вверх. И мы всё чаще не поднимались по «лестнице» социализма к новым высотам, а спускались по ней вниз, хотя она по-прежнему вела нас вверх.

Мы бы и поднимались вверх — если бы продолжали идти по этой «лестнице». Однако «элита» всё более тащила нас вниз.

Такие вот дела.

Главное было — создать условия для загнивания. А когда гниение началось, оно захватило все потенциально гнилые участки социального организма.

Были агенты влияния, а были просто своекорыстные шкурники, карьеристы, лицемеры. В Компартию шли уже не за особой ответственностью перед народом и Родиной, а за будущим тёплым местом, за сытно устроенной «жизнью».

Распевали: «Прежде думай о Родине, а потом — о себе», но уже о Родине не то что думали во вторую очередь, а вообще о ней не думали.

Впрочем, это был ещё не самый худший и страшный вариант — когда к интересам и судьбе Родины были равнодушны. Самым страшным вариантом была прямая измена интересам Родины, прямая работа по её развалу и опусканию вниз, вместо подъёма вверх.

И такой вариант прямой, хотя долгое время скрытой, измены всё чаще становился для «элиты» наиболее желанным и приемлемым.

Вначале — измены и активная глупость хрущёвцев.

Позднее — измены и вялое благодушие брежневцев.

И наконец, — измены и активная болтовня горбачёвцев.

Обо всём этом сегодня много написано и самими бывшими «прорабами перестройки», и неглупыми аналитиками, и глупыми «аналитиками», и западными кураторами, поэтому я не буду сейчас пережёвывать все эти признания, разоблачения, откровения и факты.

Говоря о прошлом, важно сегодня понимать, что Советскую Россию крали у нас не день, не два, а почти сорок лет — с лета 1953 года по лето 1991 года.

А в 1992 году украли окончательно.

ПОСЛЕ смерти Сталина у Советской России было всё — кроме компетентного руководства — для того, чтобы подниматься по «лестнице» социализма всё выше и выше. У старинного японского поэта Иссы — сына крестьянина, есть блестящее хокку:

Тихо, тихо ползи,

Улитка по склону Фудзи.

Вверх, до самых высот.

Вот также — но только не как улитка, а как вечно юная созидательница, могла стремительно подниматься до самых высот социалистическая Россия. Уже русский советский поэт Владимир Маяковский писал:

Лет до ста расти Нам без старости,

Год от года расти Нашей бодрости.

Вот так всё могло и быть — в стране новых сталинских Гулливеров.

Не вышло.

В итоге Россию у нас украли и подсунули вместо неё нынешнюю «Россиянию».

Именно «Россиянию», а не Россию!

Россия — это огромное историческое геополитическое пространство. Его издавна населяет много больших и малых народов, объединённых общей исторической судьбой и взаимным переплетением многообразных общественных связей под рукой триединого русского народа, имеющего три ветви: великорусскую, украинскую и белорусскую.

Россия — это шестая часть планеты, протянувшаяся от Калининграда и балтийских островов Эзель и Даго на западе до мыса Дежнёва, Командорских и Курильских островов на востоке и от Северного полюса в оконечности арктического сектора России до южной Кушки в Туркменистане.

Россия — это страна, в которой стоит город-красавец Киев — матерь городов русских.

Россия — это страна, в которой есть потёмкинская Одесса, суворовский Севастополь, есть поставленный ещё Ярославом Мудрым в Прибалтике город Юрьев, позднее названный Тарту.

В XX веке историческая Россия развивалась уже как СССР, Советский Союз. То, что СССР и был исторической Россией, признал даже ярый ненавистник СССР Збигнев Бжезинский.

Так какое отношение имеет к этой исторической России тот геополитический кастрат и системный ублюдок, который самозваным образом принял на себя после 1991 года название «Россия»? Ровным счётом никакого, за исключением разве что того, что этот кастрат глумится над идеей великой, единой и неделимой России и гробит её будущее.

Лилипуты у Свифта сумели опутать путами Гулливера во время сна. Проснувшись, он от пут освободился.

Нынешние капитализаторские лилипуты тоже сумели опутать путами народ, одурманив его, и пока народ-Гулливер спит.

Его опутывают путинскими путами, а он всё еще спит.

Проснётся ли?

МАСТЕРА психологической войны, западные и доморощенные кураторы первого и последующих «президентов» «России», настойчиво пытались и пытаются вычеркнуть из умов и душ народов России слово «советский», да и слово «русский» — тоже. Идею единения народов эти кураторы пытаются заменить «идеей» фарсовой «самостоятельности».

Так можно ли называть Россией странную «страну», возникшую на развалинах Российской Советской Федеративной Социалистической Республики — неотъемлемой части СССР?

Можно ли говорить о будущем России до тех пор, пока она не осознает себя вновь Советской Россией — великой собирательницей и защитницей народов?

И можно ли вернуть народам России украденную у них страну?

О чём тут спорить!?

Конечно, можно!

Но пока что мы стремительно движемся вниз по лестнице, ведущей тоже вниз. Движемся вниз в «Россиянин», которую нам подсунули вместо России.

Так что же нам подсунули?

Часть третья. «Россияния» лилипутов, которую нам подсунули.

Глава 1. Вниз по лестнице, ведущей вниз.

ИТАК, «Россияния» — опутанный лилипутами и опоенный лилипутами больной Гулливер.

Мир «классического» западного капитализма давно полон больными проблемами. Эти проблемы возникали в западном мире постепенно и имеют более-менее застарелый характер. И эти проблемы неотъемлемы от капитализма. Он бы, возможно, и рад был от них избавиться, но не может, потому что капитализм может избавиться от больных проблем, лишь преобразовав себя в свою противоположность — социализм.

Иначе обстоит дело с больными проблемами «Россиянин» и остальных бывших республик СССР. Они создали свои больные проблемы «из ничего», имея всё (кроме компетентной и ответственной перед народом власти) для того, чтобы их никогда не иметь.

Многие больные проблемы для бывших республик СССР породил социальный и исторический кретинизм внутри непосредственно «Россиянин» — нынешний Кремль боится нового воссоединения народов СССР как чёрт ладана. Однако народы национальных республик СССР тоже немало постарались для развития и укрепления в РФ и внутри их республик атмосферы социального кретинизма. И в начале 2012 года исполнилось уже 20 лет с того момента, как Советская власть и сам СССР были юридически обрушены.

Каковы же итоги первого антисоветского двадцатилетия?

Ну, итоги однозначные: плачевные, мерзкие и провальные по всем направлениям, за исключением создания в «Россиянин» крупнейшего отряда миллиардеров.

Даже верный ельцинец Михаил Полторанин определяет нынешнюю систему как «людоедскую».

Первое антисоветское двадцатилетие «Россиянин» стало двадцатилетием тотального маразма и нарастающей социальной мерзости. И если в России сохранятся антисоветизм и капитализм, второго антисоветского двадцатилетия у «Россиянин» просто не будет — крах наступит раньше.

Показательная примета и порождение нашего Мутного времени — московская праволиберальная «Новая газета». Она — своего рода коллективное зеркало внутренне прогнившей «россиянской» «интеллигенции». Но даже «Новая газета» в каждом номере публикует ошеломляюще разоблачительные данные о всестороннем разложении и одряхлении «россиянского» общества.

Подобные данные то и дело попадают даже в сводки телевизионных новостей и т. д., их можно найти в десятках полуофициозных и официозных изданий, включая академические журналы.

Поэтому я не буду привлекать для иллюстрации ниже сказанного обширную статистику — все «прелести» жизни геополитического и духовного кастрата, называемого «Российской Федерацией», у всех на виду.

Будет, пожалуй, достаточным лишь бегло оценить — что представляет собой нынешняя «Россияния» в качественном отношении.

Особенно — если сравнить её с СССР!

Внешнеполитическое положение несравнимо!

Советский Союз был не просто одной из двух сверхдержав! Он имел в мире подлинный авторитет, обусловленный не только военной (как у США), но и моральной силой (чего у США не было).

Внешняя политика «Россиянин» заслуживает лишь презрения. Даже в очевидной ситуации, когда необходимо было принимать в состав РФ Южную Осетию и Абхазию, путинско-медведевский Кремль лишь оглядывался на «дядей» из-за рубежа.

И оглядывается на них постоянно.

Как раньше цари, кремлёвские лилипуты принимают европейских и заокеанских политических пигмеев за великанов, испытывая перед ними такой же трепет, как провинциальная купчиха — перед позапрошлогодним «парыжским» туалетом.

Внутриполитическое положение нестабильно и плохо управляемо с перспективой перехода в вообще неуправляемое.

Летом 2010 года Кремль равнодушно наблюдал, как Россия выгорает, так и не мобилизовав на борьбу с пожарами все национальные ресурсы. Выводов после катастрофы не сделано фактически никаких.

Государство всё более подчёркнуто равнодушно относится даже к насущным социальным нуждам народа.

Геополитическое положение плачевно.

СССР был окружён защитным поясом дружественных государств. Вокруг «Россиянин» — пояс государств недружественных или враждебных. При этом ряд государств можно было бы без особых трудов превратить в дружественные, но постъельцинскому Кремлю этого не требуется, потому что этого не надо Западу.

Историческая Россия испокон веку была собирательницей народов, и СССР в полной мере воспринял эту вековую русскую традицию. Нынешний Кремль страшится идей нового воссоединения. Лилипутам от политики неуютно даже в лилипутской РФ, а если возможности кремлёвских лилипутов расширятся до границ СССР 1985 года, то.

Ах, да ясно, что проблемы Большой страны просто раздавят кремлёвских лилипутов, клевещущих на Сталина-Гулливера, создавшего Большую страну.

Права человека по сравнению с положением в СССР не обеспечены и близко.

Советские люди жили в атмосфере уверенности не только в завтрашнем дне, но в своём благополучии до гробовой доски.

«Дорогие россияне» от мала до велика живут одним днём.

На зарвавшегося чиновника или руководителя в СССР — особенно при коллективном объединении усилий — можно было найти управу по крайней мере в партийных органах, игравших роль хотя и недостаточных, малоэффективных, но хоть каких-то реальных обратных связей между чиновниками и народом.

Сегодня любые жалобы тонут, как камень в болоте. Высшая власть публично разводит руками и предлагает «утопающим» самим заниматься своим спасением.

Доброго дядю Стёпу-милиционера, расходуя сотни миллиардов рублей, нынешний Кремль заменяет на полицейского Держиморду, превращая свой режим в полицейский в прямом смысле этого слова.

При этом даже в Вооружённые Силы начинают поставлять полицейскую технику.

Зачем?

Экономика «Россиянин» превращается из былой второй в мире в колониальную «отвёрточную».

Производительность труда ниже советской в два-три раза почти повсеместно. Дефицит квалифицированных рабочих кадров в ближайшей перспективе превратится в национальную катастрофу, а лилипутинский Кремль способен по этому поводу лишь фарисейски разводить руками и возглашать пустые призывы.

Уровень заработной платы по сравнению с развитыми странами оскорбителен, даже с учётом того, что в странах «золотого миллиарда» до 40 и более процентов заработной платы приходится на часть, уворованную Капиталом у трудящихся стран третьего мира для задабривания трудящихся ведущих стран Запада.

В 80-е годы СССР занимал третье место в мире по производству станков после Японии и Франции, однаРСФСР выпускала до 80 тысяч металлорежущих станков в год.

В 2007 году их производство составило в РФ 14 тысяч.

Тот факт, что в РФ ещё существуют авиакосмическая отрасль, какое-то машиностроение и другие наукоёмкие отрасли, объясняется не успехами режима, а тем огромным запасом прочности, который заложила во всех сферах жизни общества классическая советская эпоха.

Впрочем, сейчас уже открыто начинают говорить об «отвёрточных» технологиях даже в авиапромышленности!

Сельское хозяйство.

Эта важнейшая сфера экономической деятельности общества по самой своей природе не может иметь большого запаса прочности. При умном, хозяйском отношении к ней она способна расцветать буквально в считаные годы, и также в считаные годы она деградирует при подлом к ней отношении. И наше сельское хозяйство уничтожалось и уничтожается режимом вполне сознательно.

В СССР хорошо работающий колхозник в среднем колхозе был не просто обеспечен, но был обеспечен хорошо. Из села шёл постоянный поток способных выпускников сельских школ в любые вузы СССР.

А вот что сегодня наблюдается в сёлах, например, Забайкалья (из газеты «Советская Россия» за 13.01.2011 г.):

«Зарплата всего тысяча рублей в месяц. Ладно бы ещё платили их, а то ведь и этих денег не видим. Пьяницы высасывают пенсии у пожилых родителей и рассчитываются с продавцами зелья, отправляя потом своих детей попрошайничать, бродяжничать.».

Эту качественную социальную картину вряд ли необходимо сопровождать цифровыми данными упадка сельского хозяйства — цифры вполне под стать описанному выше.

В последнее время пишут, правда, о «свином буме», «гороховом буме» и т. д. — мол, поголовье свиней и производство свинины в РФ стремительно растёт, как и производство гороха. Что ж, со времён царя Гороха свиней как в «Расее», так и в «Россиянин», хватало и хватает, причём — не только четвероногих, а и двуногих.

Но вот вопрос — можно ли назвать производимую якобы массовым «тиражом» «россиянскую» свинину настоящим мясом? К тому же и цена на неё — вопреки «буму» — растёт и растёт.

Межнациональные отношения…

В СССР в некоторых республиках они стояли порой остро, но самые сложные конфликты той поры — детские ссоры по сравнению с тем, что мы имеем в «Россиянин», в её отношениях с остальными национальными республиками и в отношениях республик друг с другом.

А что будет впереди? Вначале — резня русских «националами», а затем — их взаимная резня?

Если сравнить проблемы, например, такого национального района, как горный Кавказ, имевшиеся в социалистическом Советском Союзе и сформированные «россиянским» капитализмом, то можно понять, как разлагающе и деструктивно влияет капитализм на обострение национальных проблем.

В социалистических (пусть в немалой мере и формально) Дагестане, Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Осетии, Кабардино-Балкарии имелось много проблем. Но это были прежде всего проблемы развития.

«Россиянский» капитализм всего за два десятилетия почти полностью уничтожил итоги кропотливой созидательной работы социализма на горном Кавказе, зато породил комплекс тяжелейших отрицательных, кровавых проблем, которые может вновь начать решать только новый социализм.

То же самое можно сказать, к слову, и о мировых межнациональных проблемах. Капитализм не может не создавать их как больные, наполненные ненавистью и рознью.

Оборона…

Ракетно-ядерная мощь СССР полностью исключала угрозу любой войны против народов СССР.

Сегодня на территорию «Россиянин» претендует даже Эстония. Состояние Вооружённых Сил удручающее, а символом военно-политического кретинизма и одновременно коррумпированности нынешней власти можно считать закупку у Франции десантных кораблей типа «Мистраль».

Абсолютно ненужные России, «Мистрали» отрывают от бюджета те сотни миллиардов рублей, которых якобы не хватает на стратегическую оборону, и привязывают «Россиянию» к НАТО.

Ранее армия была плотью от плоти народа, и не было в СССР более любимого народом человека, чем солдат срочной службы.

Сегодня телевизионные каналы представляют современную армию сборищем полуидиотов при полном отсутствии протестов со стороны военных руководителей, включая самого «Верховного Главнокомандующего».

Впрочем, за «Россиянскими» Вооружёнными Силами нынешний Кремль резервирует, похоже, роль будущих палачей собственного народа. А ведь в СССР не только крылатой фразой, но и реальной нормой жизни был принцип: «Народ и армия едины!».

Наука…

Символом деградации бывшей советской науки и деградации государственных подходов к науке становится проект «Сколково». Это мертворождённое детище «россиянского» капиталистического кадавра за счёт огромных субсидий пытаются пробудить к жизни, в то время как существующие научные центры и школы уничтожаются нынешним Кремлём с упоением садомазохиста.

Приведу всё же несколько цифр. Финансирование науки сократилось с 4,7 % национального дохода в годы СССР до примерно 0,4 % в начале 2000-х годов, и сегодня, несмотря на официальный энтузиазм, сдобренный беспардонным враньём, положение лишь ухудшается.

Осенью 2004 года президент Путин на заседании Государственного Совета признал, что за последние 10 лет финансирование науки сократилось в 10 раз, что оно в 200 раз ниже, чем в США. Это было сказано почти в конце первого президентского срока Путина и сказано о сокращении расходов на науку по сравнению с 1994 годом, когда национальный доход «Россиянин» был уже не сравним с национальным доходом РСФСР и СССР.

Потери РФ только от научной эмиграции составили за последние двадцать лет не менее 200 миллиардов долларов, а с учётом потерь от фактического прекращения развития науки и высшего образования эту цифру надо, по крайней мере, утроить!

Культура упала до такого низкого уровня, что сегодня деятелями «культуры» и производителями якобы «культурных ценностей» сплошь и рядом оказываются люди настолько интеллектуально примитивные и духовно развращённые, что разврат ума, души и тела уже не считают развратом.

Глядя на нынешних «россиянских» «виртуозов»-бизнесменов от концертного рояля, Святослав Рихтер и его товарищи по искусству, пожалуй, переворачиваются в гробу. А ведь на фоне нынешних «культуртрегеров» типа Анфисы Чеховой или Ксении Собчак даже бизнесмены от классической музыки выглядят чуть ли не продолжателями традиций того же Рихтера.

Телевидение, особенно кабельное, превращается в почти тотально антиобщественную силу, разрушающую личность, общество и любые положительные общественные связи. Простое сравнение советских новогодних «Голубых огоньков» и новогодних телевизионных «винегретов» и «оливье» всё ставит на свои места и особых комментариев не требует.

Народное образование всё более сводится к обязательному пению и необязательной физкультуре.

Что же до высшего образования, то если в СССР студенты учились, порой подрабатывая, то в «Россиянин» студенты работают, как-то подучиваясь. По ряду опросов Московский государственный университет из первой пятёрки университетов мира при СССР переместился в низ первой сотни.

Охрана здоровья и медицина…

Когда-то, во времена Сталина, Запад с завистью смотрел на то, как в СССР развивается совершенно новый тип здравоохранения — профилактическая медицина. Сегодня, по разным оценкам, то ли каждый третий, то ли даже каждый второй диагноз в РФ являются заведомо неправильными.

Клятву Гиппократа впору заменять присягой Шейлоку — шекспировскому купцу, требовавшему в счёт уплаты долга фунт живой человеческой плоти.

Впрочем, кадавр капитализма, властвующий сегодня и в «Россиянин», сделал метафору реальностью. Он превращает в товар живые человеческие органы и тельца младенцев.

Жильё…

Средний срок его бесплатного получения составлял в СССР десять лет. При этом в СССР было реальным выполнение к 2000 году такой жилищной программы, когда проблема жилья была бы решена практически полностью. Сегодня для 90 процентов «дорогих россиян» жильё — одна из наиболее больных проблем, как и полноценный отдых не на «шести сотках», а на курорте.

Физическая культура и спорт…

Советский спорт был одной из ярких черт жизни СССР и мира, а выдающиеся советские спортсмены даже внешне олицетворяли созидательность нового строя.

Футболисты Лев Яшин, Олег Блохин и Слава Метревели, гимнастки Лариса Латынина и Людмила Турищева, штангисты Юрий Власов и Давид Ригерт, легкоатлеты Валерий Брумель и Валерий Борзов, боксёр Валерий Попенченко, хоккеисты Всеволод Бобров, Борис Майоров, Анатолий Фирсов покоряли соотечественников и иностранцев не только спортивными успехами, но и особым обаянием советского характера.

В СССР ежегодно проводились десятки чемпионатов мира и Европы. Для «Россиянин» подобные события с самого начала её «существования» стали редчайшими. Давно превращенный из спортивного в массмедийное мероприятие чемпионат мира по футболу, который предполагается провести в «Россиянин», оказывается яркой заплатой на ветхом рубище «россиянского» «спорта». Олимпиада в Сочи нужна кому угодно, только не народам России.

Сегодня «россиянский» «спорт» олицетворяют несколько срочно взращённых кремлёвскими дотациями чемпионов, рекламирующих ширпотреб и кремлёвский режим.

Советские любители футбола и хоккея увлечённо обсуждали ход чемпионатов СССР, а «россиянские» — Англии и Гондураса.

И даже относительный лондонский олимпийский «успех» никак не сравнить с нашими советскими успехами.

Детство.

Лозунг «Единственный привилегированный класс в СССР — дети» в Советском Союзе не был формальным. Забота о детях начиналась задолго до их рождения — с женских консультаций, с организации родильных домов, молочных кухонь и системы охраны здоровья матери и ребёнка.

Дворцы пионеров, станции детского технического творчества и юннатские станции, развитая система оздоровления детей в летних пионерских лагерях — это всё было в СССР привычными, никого не удивляющими деталями быта.

Ныне понятие «физкультура» как примета детства отходит в прошлое, оставаясь в жизни «Россиянин» только как необязательный школьный предмет, вытесняющий историю, географию, физику. Советские же мальчишки, успевая изучать эти и добрый десяток других предметов, массово участвовали также в соревнованиях клубов «Кожаный мяч» и «Золотая шайба».

Да ведь и вообще досуг детей был наполненным и разнообразным, не кастрированным вечным сидением перед телевизором и не испохабленным уродующими душу и разум компьютерными играми. Даже естественная тяга детей к физической активности превращается в карикатуру в виде детских стаек на роликовых коньках или скейтбордах.

В результате формируется не нормальная атмосфера общения, а публичное одиночество ребёнка.

Престиж производительного труда…

В СССР была популярна песня со словами: «Стоят дворцы, стоят вокзалы и заводские корпуса — могу назвать вам адреса. А без меня, а без меня, здесь ничего бы не стояло.».

Это было сказано от имени рабочего.

Сегодня наиболее здоровая, трудоспособная часть мужского населения не стоит за станками, не строит дома и не водит поезда, а подпирает стены в разнообразной форме охранников. Мало того, что они отвлечены от созидания, они ещё и постепенно развращаются, не то что отвыкая от труда, а с молодости не зная, что это такое — пот и радость труда.

Уже миллионы молодых российских парней не имеют никакой иной «квалификации», кроме умения размахивать резиновой дубинкой и носить полицейский щит.

Обеспечение достойной старости…

В СССР средняя пенсия находилась на уровне 130 советских рублей, составляя примерно 65 процентов от средней заработной платы. И это — не считая примерно 20–30 рублей в месяц дотаций из общественных фондов на оплату жилья, лекарств, проезда и т. д. Средний советский пенсионер, а тем более семья из двух пенсионеров, могли жить вполне полноценной жизнью за счёт исключительно пенсионного обеспечения.

Сегодня, при примерном коэффициенте увеличения стоимости жизни в номинальных рублях в 150 раз, средний пенсионер в РФ должен получать пенсию не менее 20–25 тысяч «россиянских» рублей для того, чтобы она была на уровне былой советской.

Реально же средняя пенсия не составляет и половины, а то и трети и менее от этой суммы. Соответственно пенсионеров можно считать наиболее ограбленной Кремлём и «россиянским» государством категорией населения. Однако информационный террор печатных и электронных СМИ убивает у пожилых людей способность думать и не позволяет им осознать всю подлость ситуации в сфере социального обеспечения старости.

Как ни странно, устойчивой частью избирателей, голосующей за Путина, Медведева, «Единую Россию», стали именно «россиянские» пенсионеры, особенно сельские.

А ведь как раз пенсионерам есть с чем сравнивать.

Характерно признание лётчика-космонавта СССР, дважды Героя Советского Союза Георгия Гречко:

«.мои знакомые, люди. пожилые, сегодня опасаются роста цен, криминального беспредела, поскользнуться в гололёд и получить перелом или того, что не убранная коммунальщиками сосулька упадёт на голову.».

Тридцать лет назад подобные страхи советских людям даже самого преклонного возраста и в голову не приходили.

Далее Гречко продолжает:

«А больше всего [опасаются] — несправедливости. Выживать россиянин привык. Мы опасаемся не столько бедности, сколько того, что с нами поступят не как с людьми, достойными уважения».

Да, нынешний Кремль и все остальные «кремли», вплоть до сельских, поступают с «дорогими россиянами» как с людьми, уважения недостойными.

Но разве большинство «дорогих россиян», как и «незалежних украшав», и «независимых» грузин, армян, прибалтов и т. д., заслуживают уважения — хоть какого-то? Внешний мир смотрит сейчас на русских с плохо скрываемой смесью презрения и недоумения.

Что ж, заслужили.

Конечно, выше дан очень неполный очерк той всесторонней деградации общества, которую принесли первые двадцать лет, прожитых нами без Советского Союза.

Причём эти безрадостные итоги первого антисоветского двадцатилетия «Россиянин» мы имеем на фоне очевидной и полной, всесторонней некомпетентности властей всех уровней — от кремлёвского до сельского.

И говорить надо не только о некомпетентности, но и о принципиальном, органическом лицемерии властей. Об их не только неумении, но и нежелании действовать вне и внутри страны в интересах страны.

Кремль не действует в интересах того многонационального народа России, который в соответствии с пунктом 1-м Статьи 3 Конституции Российской Федерации является «единственным источником власти» в РФ и который, в соответствии с пунктом 2-м Статьи 3 Конституции, «осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Таково настоящее «Россиянин».

А каковы перспективы «этой страны»?

Нетрудно понять, что перспективы, логически вытекающие из первого антисоветского двадцатилетия «Россиянин», — развал, распад и одряхление по всем направлениям общественной жизни.

Об этом ещё будет сказано.

Советский Союз умел справляться с любыми проблемами. Когда в 1970 году в Одессе, Керчи, Астрахани неожиданно возникли вспышки холеры (не исключено, что это было пробной подрывной акцией бактериологической войны), то без особого шума были предприняты немедленные и эффективные меры.

Развитие эпидемии было пресечено в зародыше. Страна даже не узнала об этой опасности.

А чем может обернуться сегодня возникновение очага той же холеры в нижегородском, например, Сормово или в Казани Шаймиева, в экс-лужковской Москве, сегодня — собянинской, завтра — чёрт знает чьей, но неизменно социально больной?

Пожары 2010 года, пожалуй, впервые обнажили неспособность Кремля эффективно действовать в критические моменты с мобилизацией всех сил и возможностей общества. Живой труп частной собственности не хочет ложиться в могилу и предпочитает отправлять в могилу других.

Сегодня в «Россиянин» можно считать уже сформировавшимися два опаснейших для будущей стабильности синдрома («синдром» — сочетание вполне характерных признаков того или заболевания). Это — «синдром Кущёвской» и «синдром Манежки».

Первый синдром означает не просто уголовников у власти, но таких уголовников у власти, которые даже не имеют способностей к организации стабильной власти. Зато у профессиональных уголовников имеется богатый опыт по организации криминальных объединений, то есть, говоря попросту, банд.

Второй синдром, ярко проявился во время молодёжных волнений на Манежной площади в Москве. Он означает, что в обществе зреет сила не успешного народного восстания, а традиционного русского бунта — кровавого и бессмысленного в силу политической безграмотности движущих сил этого бунта.

Догадываясь о реальности новых волнений, Кремль готовится к будущему как может. Ясно, что он заранее готов на массовое пролитие крови бунтующих.

Те, кому сегодня девятнадцать и менее лет, родились уже в новодельной «Россиянин». То есть с самого начала своей жизни они воспитывались в созданной самим государством антиобщественной атмосфере. Эта атмосфера сознательно рассчитана на формирование новых поколений «дорогих россиян» как социальных идиотов или антисоциальных «волчат».

Далеко не во всём усилия ельцинского, а затем постъельцинского Кремля оказались успешными — и сегодня в стране живут многие миллионы молодых и относительно молодых граждан, воспитанных в традициях советской человечности и готовых к новому коллективизму. Однако усилиями власти и телевидения сегодня в стране выращены также миллионы молодых «граждан», у которых полностью или почти полностью отсутствуют какие-либо гражданские чувства.

И прежде всего — чувство гражданской ответственности.

Сочетание и взаимовлияние двух социальных синдромов — «синдрома Кущёвской» и «синдрома Манежки», может дать в будущем возрождение в новом и катастрофическом качестве такого давно забытого явления, как «МАХНОВЩИНА»!

Эта неомахновщина может вобрать в себя миллионы молодых антисоциальных «волчат» плюс криминал всех уровней. Махновщина времён Гражданской войны по сравнению с неомахновщиной покажется тогда детскими забавами.

Многие «дорогие россияне» из того карикатурного подобия «среднего класса», которое не обладает миллионами долларов, но разжилось несколькими миллионами рублей и отправляет своих отпрысков на учёбу за границу, уже сейчас страшатся неопределённого будущего и надеются рано или поздно из гибнущей «Россиянин» эмигрировать.

Однако вряд ли эти надежды реально обоснованы.

Кому нужны в той же Европе, и так потенциально чреватой нестабильностью, массы социальных недотёп из «Россиянин», не сумевших толком устроить жизнь своей богатейшей Родины?

Возможно, эмигрирующие массы этих недотёп будут готовы принять Азия, Африка или Латинская Америка?

Возможно.

Но, пожалуй, лишь для того, чтобы ободрать их там как липку и на том завершить социальное образование бывших «дорогих россиян».

То есть наиболее вероятный итог деятельности нынешнего Кремля — полный распад всех значимых общественных связей и тотальный хаос.

Что потом?

Ответ на этот вопрос подсказывает сама суть установленного в РФ после 1991 года режима. С самого момента своего возникновения политический режим в РФ имел много признаков оккупационного и не изменил такого своего характера по сей день. Если правительства Запада действуют в интересах Запада, то Правительство РФ тоже практически всегда действовало и действует в интересах Запада.

Недаром Министерство иностранных дел России нередко именуют Министерством иностранных дел в России.

По отношению к Российскому государству, которое до 1992 года существовало в исторической форме Союза Советских Социалистических Республик, нынешний Кремль проводит линию оккупанта Гитлера, то есть поддерживает и реализует идею последовательного расчленения единого Союзного государства на отдельные «государства»-ублюдки.

По отношению к экономическому потенциалу России нынешний Кремль реализует линию руководителя нацистской экономики оккупанта Геринга, то есть последовательно придерживается политики разрушения национальной промышленности и превращения России в сырьевой придаток Запада.

По отношению к народам России нынешний Кремль поддерживает и реализует идею оккупанта Гиммлера о том, что русских необходимо лишить полноценного образования, им достаточно уметь читать и писать.

В информационном отношении нынешний Кремль придерживается линии оккупанта Геббельса, в соответствии с которой ложь, для того чтобы в неё поверили массы, должна быть чудовищной.

То есть в своих основных положениях постъельцинский Кремль совпадает с наиболее опасными оккупационными силами в истории России — с германскими нацистами, развязавшими агрессию против России.

Однако в настоящий момент оккупационная суть режима замаскирована формальным суверенитетом Российской Федерации. И до тех пор, пока Запад имеет дело с фактически оккупационным, но формально суверенным режимом, способным самостоятельно осуществлять системную оккупацию России Западом, необходимости в прямой оккупации «Россиянин» у Запада нет.

К тому же пока что в распоряжении РФ имеются такие ядерные вооружения, которые способны сдержать и нейтрализовать угрозу любой прямой агрессии против РФ, в том числе ядерной агрессии США. Однако Кремль активно и последовательно разрушает материальную военно-техническую базу национального суверенитета — ракетно-ядерные вооружения и ядерный оружейный комплекс. При существующем положении вещей они утратят свою мощь через шесть-семь лет.

Угроза неомахновщины тоже станет реальной примерно к тому же сроку.

И если путинско-медведевский режим окажется неспособным сдержать возникшую неомахновщину, прямая оккупация России подтем или иным флагом — НАТО, ЕС или ООН, может оказаться для Запада наиболее приемлемым вариантом.

Под предлогом восстановления стабильности «в интересах самих дорогих россиян» можно будет также существенно и быстро сократить число этих самых «россиян».

ПЕРСПЕКТИВА мрачная, но для нынешней «Россиянин» вполне возможная. И в любом случае для этой «России» возможен один путь: всё более и более вниз по лестнице, ведущей только вниз.

Пока что Кремль пользуется у большинства населения кредитом если не доверия, то терпения. Пока что большинство ещё готово голосовать за кандидатов Кремля. Но этот кредит доверия непрочен, потому что не имеет под собой массовой базы.

Даже по официальной статистике, 14 % «дорогих россиян» живут на сумму менее 3400 рублей, а ещё 30 % — на сумму не свыше 7400 рублей в месяц. Этот уровень официально определяется как нищета.

За чертой официальной бедности (ниже 17 000 рублей в месяц) живут ещё 40 % населения.

Итого — 84 %.

Что ж, нищета философии «верхов» определяет физическую нищету масс. Но если второй тип нищеты — материальная нищета, при определённых условиях легко устраняется, то первый тип — нищета духа и разума Кремля, не устраняется принципиально.

Так уж устроен нынешний Кремль — это цитадель разрушителей, и только разрушителей.

Физически кремлёвские стены остались теми же, но масштаб совершаемых за этими стенами дел так мелок и мелочен, что сталинским Гулливерам было бы в них так же душно и тесно, как было тесно Гулливеру Свифта в лилипутской столице.

Но древние стены Кремля ещё стоят.

И готовы вновь стать символом великих, гигантских свершений — если народ Гулливер порвёт путы кремлёвских лилипутов.

Глава 2. Профнепригодность Кремля.

ВО ВСЁМ мире в том или ином виде существует понятие профессиональной пригодности или непригодности. Почтенная старушка-домохозяйка может быть обаятельной и заботливой, но в стюардессы её не возьмут, хотя она может оказаться великолепной санитаркой или нянечкой в детском саду.

В свою очередь, юная стройная девушка, из которой выйдет прекрасная стюардесса, не годится в портовые грузчики-«амбалы».

Рассеянный учёный-математик негож как лётчик-сверхзвуковик, а токарь-расточник — как исполнитель сонат Бетховена.

Но ведь управление государством и организация жизни общества — это тоже профессия, причём профессия «штучная», единичная. А раз это профессия, то к ней тоже применимо понятие «профнепригодность».

Для того чтобы стать высоким профессионалом в сфере государственного управления, необязательно оканчивать соответствующее учебное заведение. Ни Наполеон Бонапарт, ни Сталин в московской Высшей школе экономики у Ясина не учились. Но, для того чтобы быть высоким профессионалом в сфере государственного управления, надо иметь выдающиеся природный талант и волю, надо много знать, постоянно учиться и совершенствоваться, надо отдавать делу управления всё своё время. (Те же Наполеон и Сталин работали в сутки по 12–14 часов ежедневно!).

Что на этот счёт можно сказать о современном Кремле?

А ничего обнадёживающего.

Российский Пантеон — это сотни героев битв и героев научного поиска, гражданского служения и художественного творчества, государственной деятельности и борьбы за лучшую жизнь народа.

И даже самый незначительный из героев этого Пантеона выглядит титаном духа и разума по сравнению с любым из кремлёвских топ-менеджеров — тех, кто претендует в «Россиянин» на роль «хозяев жизни» и «соль земли».

Сегодня на авансцену общественной жизни выдвинуты почти исключительно антиобщественные элементы общества. И это смертельно опасно для общества.

Наших далёких предков из остального животного мира выделили уникальные способности к сплочению и взаимопомощи. У нынешних «хозяев жизни» являются врождёнными антиобщественные черты их натуры. Иными словами, для них свойственна врождённая патология души, то есть — нездоровое отклонение от нормы.

У этих особых не совсем людей даже внешний облик отличается от обычного, у них и лица другие — лишённые человеческого тепла и блеска глаз. Глаза у них даже не холодные, а мертвенные, и это неудивительно, потому что они — плоть от плоти живого трупа капитализма.

Посмотрите на любого из тех, кто сегодня являет собой власть — ну, хотя бы на тех же Путина и Медведева.

Разве взгляд их глаз — это взгляд человека?

Это — взгляд нелюди…

Хищный зверь не виноват в том, что он хищник и время от времени лишает жизни других носителей жизни. Однако с нелюдъю всё обстоит иначе. Объективные обстоятельства не вынуждают нелюдъ стремиться к руководящим постам и занимать их, вести телевизионные дискуссии, создавать духовно ущербные «художественные» произведения и т. п., иными словами — играть в человеческом обществе те или иные заметные роли.

Поэтому, хотя людям-нёлюдям принципиально недоступны нравственные понятия (так же как хищнику не свойственно вегетарианство), будет общественно ошибочным и недопустимым освободить нелюдей от социальной ответственности.

Нелюдям нельзя позволять стремиться к иному общественному положению, кроме рядового и незаметного.

За тысячелетия развития человечество выработало чёткие критерии нравственной и прочей оценки социального поведения тех или иных членов общества. И когда оценка по этим критериям выявляет в формальном homo sapiens — нелюдъ, это должно иметь определённые организационные и правовые последствия для нелюди.

В СССР, если человек проворовался, он мог после отбытия наказания стать хоть великим учёным или великим композитором, но вот занимать должности, связанные с материальной или финансовой ответственностью, он не имел права по закону!

Нечто подобное в нормальном обществе должно быть предусмотрено и против людей-нелюдей. Они могут совершенствоваться — хотя способны ли они совершенствоваться? — в садоводстве, в работе станочниками, доярками, дворниками и т. д., но должны быть лишены права влиять на жизнь общества даже в сфере культуры, но прежде всего — в сфере управления теми или иными сторонами жизни общества.

Если управленец работает не во имя процветания народных масс, он должен быть лишён права управлять людьми раз и навсегда!

Последняя мысль, между прочим, не так уж неожиданна. В газете «Советская Россия» в 2011 году было опубликовано открытое письмо бывшего члена редколлегии «Комсомольской правды» в советские времена, редактора отдела литературы и искусства Юрия Гейко своему бывшему другу, зятю Ельцина Валентину Юмашеву, «бывшему капитану «Алого паруса» «Комсомольской правды».

Это письмо — любопытный документ нашего Мутного времени, и я ещё буду на него ссылаться. Так вот Юрий Гейко пишет:

«Валя, у меня нет претензий к Путину. А уж тем более к Медведеву. Потому что они — добросовестные продолжатели дела, начатого вами: Ельциным, тобой, твоей командой.

А ИМЕННО — НАБИВАНИЕ КАРМАНОВ, РАЗГРАБЛЕНИЕ РОССИИ И ПРЕВРАЩЕНИЕ ЕЁ В ГИГАНТСКИЙ ГОНДУРАС.

Если они такой цели не ставят, а просто таким представляют себе капитализм и рыночные отношения, то они — профнепригодны (выделение жирным курсивом моё. — С.К.)».

Рассуждения Юрия Гейко в политическом отношении наивны и полны интеллигентских иллюзий о возможности иного, не зверского образца, капитализма. Однако насчёт профессиональной непригодности нынешних «кремлевских страдальцев» им всё сказано верно.

Профессионально же непригодные к тому или иному виду профессиональной деятельности не имеют права ею заниматься.

Никому не придёт ведь в голову поставить великого, но слепого Гомера на капитанский мостик океанского лайнера. Так допустимо ли иметь неспособных к управлению, профессионально непригодных лиц во главе великой страны?

Тем более что те же Путин с Медведевым далеко не Гомеры, да и задачи на их постах посерьёзнее, чем у капитана любого судна.

Единственно общественно оправданным действием нынешних обитателей Кремля и всех, с ними системно связанных, был бы их немедленный уход со своих постов, их добровольная отставка с последующим назначением свободных выборов.

Между прочим, с мыслями Юрия Гейко перекликается и такое, например, рассуждение:

«Если бы была задана психологическая задача: как сделать так, чтобы люди нашего времени. совершали самые ужасные злодейства, не чувствуя себя виноватыми, то возможно только одно решение: надо, чтобы было то самое, что есть, надо, чтобы эти люди были губернаторами. офицерами, полицейскими, то есть чтобы, во-первых, были уверены, что есть такое дело, называемое государственной службой, при котором можно обращаться с людьми, как с вещами, без человеческого, братского отношения к ним, а во-вторых, чтобы люди этой самой государственной службой были связаны так, чтобы ответственность за последствия их поступков с людьми не падала ни на кого отдельно.

С вещами можно обращаться без любви: можно рубить деревья, делать кирпичи, ковать железо без любви; но с людьми нельзя обращаться без любви. Правда, что человек не может заставить себя любить… но из этого не следует, что можно обращаться с людьми без любви, особенно если чего-нибудь требуешь от них. Не чувствуешь любви к людям — сиди смирно. занимайся собой, вещами, чем хочешь, но только не людьми.».

Это прямо обращено к нынешним обитателям Кремля, хотя сказано более ста лет назад Львом Толстым в его романе «Воскресение». Напомню, что название романа означает не день недели, а процесс духовного воскресения главного героя — князя Дмитрия Нехлюдова.

Не исключено, правда, что я возвожу на Путина, Медведева и компанию напраслину. Очень может быть, что они как раз предельно профессиональны, но — в деле уничтожения, а не развития России. Однако с позиций интересов России это всё равно — как созидатели нынешние кремлёвские сидельцы профессионально непригодны.

А при этом они, как и все остальные представители нынешнего «россиянского» «бомонда», — безнравственны.

Они так же не в состоянии руководствоваться интересами народа, доверившегося им, как не в состоянии оглянуться назад крокодил. Они не способны на человеческие реакции так же, как не способен на них пресловутый Терминатор Арнольда Шварценеггера, и даже менее его.

С бесстрастием робота-убийцы они уничтожают всё могучее, доброе и человечное в жизни земли, на которой были рождены, но которая так и не стала для них Родиной. С бесстыжестью профессионального шулера они поддерживают всё и вся, что разрушает, истощает и унижает Отечество. Они всегда были по ту, тёмную, зловещую сторону жизни общества.

Они никогда не служили народу и, значит, не могут изменить ему.

Они — антиобщественные нарушители всех основных норм человеческого общежития. И поэтому некая социальная защита общества от них необходима.

Я имею в виду, конечно, не казни, не тюрьмы и тому подобное. Но вот запрет на профессию управленца для тех, кто не оправдывает доверия народа и злоупотребляет им в личных или клановых интересах, давно общественно назрел.

На тему нелюди и нынешнего лилипутского Кремля профессионально непригодных некрофилов мы ещё поговорим — позднее.

А сейчас — об этих самых некрофилах.

Глава 3. Возлюбившие смерть.

«РОССИЯНСКОЕ» либеральное общество состоит из поголовных социальных некрофилов.

В узко медицинском смысле некрофилией (греч. «любовь к мёртвому») называют специфические сексуальные или психические извращения. Однако в XX веке этот термин получил и более широкое толкование. В частности, он был использован известным немецко-американским социологом и психологом-неофрейдистом Эрихом Фроммом в его книге «Анатомия человеческой деструктивности».

Фромм дал определение некрофилии не в медицинском, а в характерологическом смысле:

«Это — страстное влечение ко всему мёртвому, больному, гнилостному, разлагающемуся; одновременно это страстное желание превратить всё живое в неживое, страсть к разрушению ради разрушения; а также исключительный интерес ко всему чисто механическому (небиологическому). Плюс к тому это страсть к насильственному разрыву естественных биологических связей.».

Вряд ли сам Фромм понял, что он дал блестящее характерологическое определение современной мировой «элиты», сплошь состоящей из нелюдей. Тем не менее наблюдения Фромма настолько интересны, а его выводы настолько убийственны для капиталистической «элиты», что не могу удержаться от приведения ряда цитат из книги Фромма:

«Сравнительно трудноуловимой чертой некрофильского характера является особая безжизненность при общении. Причём здесь дело не в предмете обсуждения, а в форме высказывания. Умный, образованный некрофил может говорить о вещах, которые сами по себе могли бы быть очень интересными, если бы не манера, в которой он преподносит свои идеи. Он остаётся. холодным, безучастным. Он представляет свою тему. безжизненно. Такие люди не умеют одновременно улыбаться и говорить, их улыбка неорганична — какая-то автоматическая гримаса, символизирующая американский обычай «лучезарного» общения».

Это сказано о манере публичного поведения практически всех современных капиталистических политиков всех стран мира, а значит, и капитализированной «Россиянин»! Сказано с той лишь поправкой, что нынешних политиканствующих некрофилов вряд ли можно назвать умными и образованными.

Президент Буш-старший ещё производил впечатление человека.

Президент Буш-младший уже имел все выраженные поведенческие признаки политического некрофила, что и неудивительно — процесс гниения живого трупа капитализма усиливается.

Ну, а президент Обама вообще может сойти за зомби!

А вот характеристика иного поведения, данная Фроммом:

«Противоположный тип характера, биофил (русский эквивалент — «жизнелюб». — С.К.), напротив, может говорить о переживании, которое само по себе не очень интересно, но он подаёт его столь заинтересованно и живо, что заражает других своим хорошим настроением».

Это — поведение Ленина, Фиделя Кастро, да и вообще любого, ориентированного на созидание управленца.

А Сталин?

Ну, можно ли сомневаться в биофилии (по Фромму) Сталина? Внешне малоэмоциональная манера поведения и речей Сталина была тем не менее полна интереса к жизни и адресовалась к жизни.

Не случайно в статье «Наши цели», написанной в 1912 году как передовица для первого номера газеты «Правда», Сталин, сообщая, что цель «Правды» — «освещать путь русского рабочего движения светом международной социал-демократии» и «сеять правду среди рабочих о друзьях и врагах рабочего класса», далее продолжал (выделение моё. — С.К.):

«Ставя такие цели, мы отнюдь не намерены замазывать разногласий, имеющихся среди социал-демократических рабочих. Более того: мы думаем, что мощное и полное жизни движение немыслимо без разногласий, — только на кладбище осуществимо «полное тождество взглядов»!.».

Такое заявление, противопоставляющее унылому кладбищу полную движения жизнь, мог сделать только, пользуясь термином Фромма, убеждённый биофил, последовательный антагонист идей социальной некрофилии и конформизма.

Фромм точно заключает: «Некрофил действует на группу, как холодный душ или «глушитель» всякой радости, как «ходячая тоска».».

Это и о нынешних «кремлёвских сидельцах».

Ленин же, Сталин и другие выдающиеся лидеры коммунизма воздействовали на аудиторию прямо противоположным образом, воодушевляя людей и мобилизуя их на борьбу за новую жизнь.

Когда мы смотрим на кадры кинохроники, запечатлевшие Ленина, Сталина, сталинских соратников, то мы видим, что они — живые люди, полные жизни. Даже из не лучших по качеству старых документальных съёмок видно, что от них идёт энергия — сильная и чистая.

Просто вид Сталина — беседующего, улыбающегося, выступающего с трибуны или что-то пишущего, вселяет в человека желание быть лучше, наполняет его ощущением причастности к крупной судьбе и великой личности.

А что испытывают «дорогие россияне», когда на телеэкранах появляются Путин, Медведев и их кремлёвские подельники?

СОЦИАЛЬНУЮ некрофилию Фромм определяет и как выражение любви к отжившему, как обострённую тягу к вещам, к владению, к собственности.

Фромм пишет, что «иметь» у социального некрофила господствует над «быть», обладание — над бытием. Но, значит, и в этом отношении капиталисты и сторонники капитализма — классические некрофилы. И это хорошо выразилось в известном и популярном одно время на Западе лозунге: «Лучше быть мёртвым, чем красным».

Для нормального человека лучше быть живым, чем мёртвым. И поэтому, если российское общество не хочет окончательно скончаться, надо научиться ставить верный диагноз политикам, чтобы понять, не болен ли политик, не дай бог, смертельно опасной для нормального общества болезнью — социальной некрофилией.

Достаточно посмотреть на то, как любят вещи нынешние хозяева Кремля, чтобы понять — некрофилы они или биофилы?

Есть, например, фото Медведева на фоне его радиоэлектронной бытовой техники. На свои колонки и плейеры этот кремлёвский «топ-менеджер» смотрит таким взглядом, которым он, я уверен, никогда не смотрел и не будет смотреть на русские леса и поля, на отечественную промышленную продукцию, на новые кварталы российских городов — если бы они вдруг стали там возникать для простого люда.

Для Сталина же в вещи была важна её функциональность, почему он, например, стоптанные, но разношенные ботинки предпочитал новеньким. Вещь для него не была символом престижа, она вообще не была для него символом. Она была просто вещью, обладающей тем или иным качеством, делающим жизнь удобнее.

И — не более того.

Чтобы понять государственный масштаб Гулливера-Сталина и сталинских Гулливеров, широту их взглядов и их компетентность, достаточно почитать деловую переписку Сталина с Кагановичем, Молотовым, Орджоникидзе или, например, — резолюции Берии на тысячах документов, касающихся экономики, организации военного тыла, ведения атомных и ракетных работ.

Что же до «премьера» Медведева, то я не уверен, что он хотя бы слышал о том, что на свете существуют элитные сорта пшеницы.

Вот об элитных сортах виски он наверняка осведомлён.

Глава 4. Преступная «элита» распада.

ПОНЯТИЕ «элита» сегодня стало в РФ общераспространённым и даже затёртым. В СССР Сталина оно, впрочем, тоже было на слуху. Причём — чаще не в городах, а. на селе! Элитные породы скота, элитный семенной фонд, элитные сорта сельскохозяйственных культур.

В нынешней же «Россиянин» слово «элита» стало самоназванием членов особого дикарского племени — «топ-сообществ».

Относить себя к «элитам» — модно и престижно.

Угу!

На самом же деле, говоря об элите в современном понимании этого понятия, надо бы, пожалуй, вернуться к теме людей-нёлюдей.

Что, если бы был создан супер компьютерный томограф, способный разложить человека на атомы и учесть все, даже атомарные и молекулярные, особенности его организма?

И что, если бы можно было пропустить через такой гипотетический томограф всё современное человечество, а потом создать обобщённый компьютерный портрет стандартного человека?

Думаю, тогда обнаружились бы удивительные вещи.

Оказалось бы, что определённые, а именно — относящие себя к «элитам», группы людей принципиально отличаются от нормы на очень тонком уровне. На том месте, где у нормального человека размещаются в генах молекулы совести, чести, сострадания и т. д., у этих особых якобы человеческих особей не было бы обнаружено ровным счётом ничего!

Оказалось бы, что эти особые люди принципиально отличаются от остальных людей по тонкой биохимии своих обменных процессов, по психофизиологии, по ряду генетических признаков. И поэтому то, что для абсолютного большинства людей невозможно, этим особым людям представляется не только возможным, но и единственно правильным — если это им лично выгодно.

Ударить мать?

Из выгоды солгать или предать друга или Родину?

Обокрасть сироту?

Равнодушно смотреть на страдания ближнего?..

Да ради бога, сколько угодно! Особенно если такие взгляды или поступки вводят человека-нёлюдь в «элиту» или укрепляют его положение там.

Неестественное для обычных людей — для членов «элит» естественно. Ложь они чаще всего считают правдой, а правда у них всегда считается ложью. Секс они называют любовью, а любовь — пустым, ничего не значащим звуком, как и дружбу, как и патриотизм.

Причём это — не только психопатология, не просто вульгарное психическое отклонение от нормы, а более тонкое отклонение с плохо пока понимаемой природой.

Сюда же я отнёс бы и «офисный планктон». Он не вхож, правда, в «элиты», но, во-первых, он туда стремится и даже — пусть и в незначительном меньшинстве — туда попадает. Во-вторых, «офисный планктон» питает «элиты».

Недавно возникло и понятие «креативный класс», обозначающее высшую якобы творческую потенцию и т. п. Авторов термина, похоже, не смутило созвучие первой части их «неологизма» со словом «кретинизм», но — пусть так.

На мой взгляд, интереснее иное.

Если бы описанный выше томограф XXII века уже существовал, человечество могло бы убедиться в неком любопытном факте!

Оказалось бы, что олигархи и буржуазные политики, деятели поп-«искусства» и топ-менеджеры, мэтры рафинированного «чистого» искусства и модные кутюрье, кинорежиссёры, продюсеры и «звёзды», политологи и создатели компьютерных игр — одним словом, вся современная «элита» и «креативные классы» всех видов, за редчайшими исключениями относятся к особым особям.

Оказалось бы, что в биохимическом и генетическом отношении «элиты» принципиально отличаются от остального человечества несомненными и свойственными только им элементами «звериности», что ли, или «зверообразия» — не знаю, как выразиться точно.

В среде «элит» действуют законы не человеческого (то есть ориентированного на взаимопомощь) общества, а законы стаи хищников, строящих взаимоотношения внутри стаи на праве сильного и бесправии слабых.

УВЫ, супертомографа, подобного вышеописанному, наука пока что не создала. Зато русский народ, чей социальный опыт уходит в глубь тысячелетий, похоже, и без фантастического компьютерного томографа XXII века сумел выявить этот страшненький вообще-то социально-биологический феномен.

И это коллективное открытие народа отразилось в таком древнем продукте человеческого общества, как язык. В частности, в русском языке есть слова «урод», «выродок», «нелюдь», «оборотень», «упырь», «вампир» («кровосос»), «вурдалак».

Есть и подходящие выражения.

«Моральный урод».

«В семье не без урода».

«Мать родную продаст».

«Родного отца не пожалеет».

«Плюнь в глаза, скажет — божья роса».

«Ни стыда, ни совести», и т. д.

Всё это — выработанные народом языковые определения для специфических людей-нелюдей. И все эти определения абсолютно точно выражают не совсем человеческую натуру современной «россиянской» «элиты». Ведь только обладая от природы абсолютной нравственной глухотой, можно проделывать над Родиной и её народами то, что проделывают над ними уже два десятилетия подряд «россиянские» люди-нелюди из числа нынешней «элиты».

Слово «элита» всегда вызывало у меня чувство раздражения, смешанного с иронией. Как уже было сказано, в хорошем смысле это слово можно применять только по отношению к элитным сортам пшеницы, к элитным породам быков, свиней, овец и т. д. Но если кто-то, передвигающийся по планете на двух ногах и обладающий членораздельной речью, всерьёз склонен относить себя к элите любого рода, то.

То это — тяжёлый и вряд ли излечимый случай.

Без иронии, с уважением можно говорить, правда, об элитных войсковых соединениях типа десантников или гвардейских частей. Но ведь эту элиту бросают в самые тяжёлые и ответственные битвы!

За право причислять себя к элите представители такой элиты платят кровью, потом и самой жизнью.

А как там с «элитой» «россиянской», ухватившей за вихор фортуну в той «Россиянин», которую нам подсунули?

Что ж, думаю, будет нелишним сделать несколько, так сказать, «лабораторных срезов» этой «элиты» и посмотреть на них — как под микроскопом.

И начать надо, пожалуй, с самого состоятельного «среза» — миллиардного.

Срез 1. Миллиардеры против миллионов.

Вначале — цитата:

«Природа не терпит пустоты. Там, откуда путинизм по своей недееспособности окончательно вытеснил государство, стали царствовать пещерные порядки временщиков-олигархов. Власть попала в унизительную зависимость от кучки толстосумов.».

Это — не «красный» автор, это — Михаил Полторанин, верный ельцинец, вице-премьер в первой ельцинской «команде», один из тех, кто закладывал политические условия для возникновения и укрепления олигархов с их — по определению Полторанина — пещерными порядками.

Однако Ельцин и Полторанин лишь подготовили почву, вспахали, так сказать, землю, а уж сажали в неё семена будущих миллиардных состояний другие — преемники Ельцина и Полторанина.

Только что сказанное — не фигура речи, а исторический факт. В 1999 году, на рубеже непосредственно ельцинской «эпохи» и последующей постъельцинской «эпохи», в РФ ещё не было ни одного миллиардера.

Сегодня число их перевалило за сотню.

К началу XXI века на планете жило более трёхсот обладателей более чем миллиардного личного состояния. Треть миллиардеров жила в США — 149 янки-миллиардов. На втором месте находились 52 бундес-миллиарда Германии и на третьем месте самурай-миллиарды Японии числом в 41 особь.

В Мексике их было 15, во Франции — 14, в Швеции — 12, в Малайзии — 11, в Индонезии, Таиланде, Филиппинах — по 10 ив Канаде — 7 экземпляров.

Эта статистика в новом веке существенно изменилась, но порядок явления сохранился, за исключением одного принципиального пункта — числа миллиардеров в «Россиянин».

Число миллиардеров — единственный социальный, а точнее, антисоциальный, показатель «Россиянин», который возрастает в ней сказочными темпами. В конце прошлого века — ни одного. В первые годы нового века — уже десяток, потом — два, потом — три десятка.

В считаные годы!

В 2011 году был опубликован очередной список Forbs с мировым рейтингом миллиардеров. В рейтинге миллиардеров 2011 года — 1210 человек. Их суммарное состояние -4,5 триллиона долларов. Десяти процентов этой суммы хватило бы на полную ликвидацию последствий землетрясения в Японии в марте 2011 года.

Теперь в США живут 413 миллиардеров, в якобы «социалистическом» Китае их 115, а в «Россиянин» — 101 миллиардер.

Самым богатым представителем класса миллиардеров в «Россиянин» является Владимир Лисин с 24 миллиардами долларов против 15,8 миллиарда в 2010 году. Он заявлен как владелец Новолипецкого металлургического комбината, но вот полная справка из тома 18-го 3-го издания Большой Советской энциклопедии от 1974 года:

«Новолипецкий металлургический завод (НЛМЗ), крупное предприятие металлургической промышленности СССР. Находится в г. Липецке. Производит чугун, сталь, листовой прокат, ферросплавы, кокс, ацетиленовую сажу, аммиачную воду и другую продукцию. Строительство завода начато в 1931 на базе Липецкого железорудного месторождения. Первый чугун получен 7 ноября 1934 года. В 1941-42 оборудование доменного цеха и ТЭЦ было демонтировано и эвакуировано в Челябинск. На оставшейся части оборудования выполнялись заказы для фронта. К 1950-51 восстановлены две доменные печи, к 1957 введён в эксплуатацию цех горячей прокатки трансформаторной стали, в 1958-59 — электроплавильный цех с установками непрерывной разливки стали (УНРС; впервые в мире на заводе была освоена 100 % разливка стали на УНРС), в 1960 — цех холодной прокатки трансформаторной стали. С этого момента завод стал основным поставщиком холоднокатаной трансформаторной стали в стране. В составе завода (1973): аглофабрика, коксохимическое и азотно-туковое производство, доменный, электросталеплавильный, конверторный, листопрокатный и вспомогательный цехи. Основные металлургические процессы автоматизированы и механизированы. Применяются ЭВМ. В феврале 1973 на заводе задута доменная печь полезным объёмом 3200 мЗ. Строится (1974) ряд новых производственных объектов, в т. ч. доменная печь объёмом 5000 мЗ. Выплавка чугуна выросла в 1974 по сравнению с 1965 в 2,4 раза, стали — в 11,1 раза, производство проката — в 11,6 раза. Часть продукции экспортируется. Награждён орденом Ленина (1971)».

Новолипецкий металлургический строила вся страна для нужд всего народа. Сегодня им «владеет» единолично один человек. Но чем объективно обеспечены его права на Новолипецкий металлургический комбинат? И не обеспечены ли эти права исключительно массовой социальной глупостью «дорогих россиян»?

По своему социальному происхождению 55-летний Владимир Лисин — «из народа».

Начинал электрослесарем на шахте, был помощником сталевара, но это не меняет его социальной сути — сегодня он, заняв в мировом рейтинге «Форбс» 14-е место, входит в мировую капиталистическую «элиту», а эта «элита» присваивает себе большую часть труда миллиардов людей по всему миру.

Тем и живёт.

В руках частных собственников в «Россиянин» и «СНГ» сегодня находятся вообще все уникальные индустриальные гиганты, созданные трудом всех народов СССР.

Какое право имеют на эту собственность отдельные лица и имеют ли они на неё право, России ещё предстоит понять. Даром, что нынешние «кремлёвские сидельцы» заявляют, что вопрос решён раз и навсегда.

Вспомним, как всё начиналось.

Вначале социальный идиотизм десятков миллионов «дорогих россиян», подогретый фигурами типа Михаила Полторанина, позволил привести к власти Ельцина в 1991 году и сохранить эту власть в 1996 году.

Логическим результатом продолжающегося социального идиотизма стало избрание на пост президента РФ духовных наследников Ельцина — Путина, а затем — Медведева, затем — опять Путина.

И вот они-то пошли дальше «учителя». Ельцин не успел создать ни одного миллиардера, а его преемники обеспечили условия для появления в РФ целой сотни миллиардеров всего-то за десять постъельцинских лет. Такие бы темпы роста да во всех остальных сферах жизни общества!

Но тут уж, похоже, надо выбирать одно из двух: или благоденствие сотни миллиардеров за счёт полутора сотен миллионов «дорогих россиян», или благоденствие полутора сотен миллионов «дорогих россиян» за счёт отсутствия в обществе сотни миллиардеров.

Выбирать в конечном счёте должны сами «дорогие россияне». Ведь в соответствии с Конституцией РФ «единственным источником власти в Российской Федерации» является её многонациональный народ».

Это — с одной стороны.

С другой стороны правящая «партия» «Единая Россия» в комплоте с «партией» «Справедливая Россия» и ЛДПР Жириновского сделали Москву «городом миллиардеров», где ныне живут 79 долларовых миллиардеров.

С третьей стороны, власть «партиям» «Единая Россия», «Справедливая Россия» и ЛДПР Жириновского дали социально идиотизированные массы, всё еще голосующие за эти капитализаторские «партии».

А уж избранные «дорогими россиянами» депутаты Государственной Думы от трёх вышеупомянутых «партий» создали условия для обильного роста миллиардных состояний.

Так что не стоило бы жаловаться «дорогим россиянам».

Как говорится: «Бачили oni, що купували, тепер 1'жте, хоч повилазьте» («Видели глаза, что покупали, теперь ешьте, хоть повылазьте!»).

Одна надежда на то, что социальный идиотизм в отличие от клинического идиотизма неизлечимой болезнью не является. Он может быть излечен очень быстро, чего в будущем очень можно ожидать.

К сожалению, социальный идиотизм не является чертой исключительно широких народных масс. Ему подвержены и очень образованные «дорогие россияне». Французский мыслитель Монтень высказывался в том смысле, что есть два типа невежества. Одно, тёмное невежество, проистекает от необразованности и образованием уничтожается. Другое, чванное невежество, образованием порождается и питается.

«Россиянских» миллиардеров в стране, ими уже наполовину раздавленной, порождают оба типа невежества — как социальный идиотизм политически не просвещённых масс, так и чванное социальное невежество «академического толка».

Наугад взятый номер журнала академического Института мировой экономики и международных отношений «Мировая экономика и международные отношения» (№ 2, 2011 год). Статья доктора наук, профессора Мясниковой «От глобального кризиса к катастрофе миросистемы».

Цитата:

«Кризис ведёт к разрушению основной линии экономического разрушения миросистемы: капитал — кредитная «истерика» — производство — потребление — накопление капитала. Нарушается опосредованный социальный контроль: растёт ложное (новое) потребительство, направленное на приобщение массы к химере социального равенства (если под этой химерой имеется её капиталистический имидж, то сказано верно. — С.К.) через вещное рабство. Потребительство «сорвало крышу» у народа. Потребительский кредит стал главным лекарством капиталистической системы против революционной лихорадки. Дрессура вокруг золотого тельца выковала «одномерного» человека (по Маркузе), легко поддающегося нужным для элиты манипуляциям.».

Сказано точно, но в целом рассуждения очередного доктора «наук» вполне укладываются в рамки социальной дрессуры «одномерного» человека, легко поддающегося нужным для элиты манипуляциям. Для того чтобы убедиться в справедливости такого заявления, достаточно познакомиться с ещё одной цитатой из статьи профессора Мясниковой:

«Любое общество должно чем-то (Ну-ну. — С.К.) регулироваться, оно и остаётся обществом, пока имеет место такая регулятивность. В традиционных обществах регулятором выступает нечто (Ну-ну. — С.К.) неписаное («привычка — душа держав» по А.Пушкину). В обществах, переходящих в стадию модерна, регулирование осуществляет закон (Ну-ну. — С.К.), входящий постепенно в плоть и кровь и подчас насаждаемый достаточно жёсткими методами (например, Наполеон и Фуше). Однако обращение к таким регуляторам не позволяет понять историю ряда стран, особенно России XIX–XX (даже XX? Ну-ну. — С.К.) вв., где традиционные регуляторы уже не доминировали, а модерновые ещё не укоренились. Для объяснения этого феномена (Ах, даже феномена? Ну-ну. — С.К.) С. Кургинян в качестве дополнительного (а для России главного) макросоциально го регулятора предложил культуру. Такой вид регулятивности предполагает существование в обществе культуроцентризма, поддерживаемого историческими и метафизическими (даже так? Ну-ну. — С.К.) «генами» (мемами). Именно в таком аспекте специфического культуроценоза (подобно биоценозу), а не истерического «почвенничества» следует рассматривать особенность России».

Этим, то ли «высокоумным», то ли заумным, рассуждениям должны взахлёб аплодировать те из «россиянских» миллиардеров, которые в состоянии понять вышесказанное и оценить его полезность для обеспечения дальнейшего непрерывного роста числа миллиардеров в «Россиянин».

Если человечество будет рассуждать, как доктор Мясникова и ей подобные, число миллиардеров в мире будет расти до того самого момента, как «глобальный кризис» (объективно ничем, даже японским землетрясением, не обусловленный) приведёт к той необратимой катастрофе «миросистемы», которую предвидит даже доктор Мясникова и публикующий её статью журнал «МЭМО».

Неужели даже сегодня, видя, как кадавр капитализма окружил себя уже более чем тысячной «гвардией» миллиардеров, так сложно увидеть учёным (?!), что нынешнее, почти смертельно отравленное миллиардерами общество «регулируется» не «чем-то там», а живым трупом капитализма и смердящим антиобщественным институтом частной собственности?

И регулируется в интересах исключительно «элиты».

Состояние любого миллиардера — результат его противостояния с миллиардами собратьев по жизни на планете, которых миллиардер тем или иным образом вынудил отдать ему часть их труда.

Но состояние любого «россиянского» миллиардера есть особо вопиющий результат присвоения им усилий сограждан в особо крупном размере.

Этого не может отрицать никто, включая самих миллиардеров. Россиянские «новые русские» не создали свою собственность, они «приватизировали», а попросту — захватили собственность общенародную.

И уже это заводит общественную ситуацию в «Россиянин» в тупик с перспективой обрушения её в пропасть.

Что делать?

Ниже я приведу обширную цитату из статьи «публициста» Владимира Попова «На разных полюсах. Модернизация или утилизация?», опубликованной в номере газеты «Советская Россия» от 27.01.2011 года. По обширности социальных иллюзий и исторической слепоте она может считаться классическим концентрированным выражением беспомощности либеральной мысли, даже если она рядится в псевдосоциалистические одежды.

Итак, «рецепт» Владимира Попова:

«Настало время прервать теоретические рассуждения и ясно сформулировать условия, при которых модернизация в России всё-таки возможна. Прежде всего мы должны быть убеждены, что страна и народ исполнены амбициозным желанием доказать себе и всему миру, что русские-россияне чего-то стоят. Элита общества, в том числе интеллектуалы и творческие работники (Ну-ну. — С.К.), договорившись по всем важнейшим вопросам проведения реформы, консолидированно встают в ряды сторонников национального возрождения. Это чрезвычайно важно, т. к. резко повышаются требования к нравственным и профессиональным качествам политиков и духовных лидеров, которым суждено стать носителями высшей идеи (Ещё бы! — С.К.)».

Смехотворность подобных рассуждений настолько очевидна, что я ограничусь одним замечанием.

В последние годы слово «амбициозный» стало повсеместно употребляться неверно до глупого. Дело в том, что в русском литературном языке слово «амбиция» всегда имело исключительно негативный смысл, поскольку означает (по словарю Ожегова) «обострённое самолюбие, а также спесивость, чванство».

Продолжу, однако, очередное «высокоумное» цитирование:

«Предприниматели, без которых бесполезно что-либо начинать (Угу! — С.К.), осознав свою гражданскую и социальную ответственность (Ха! — С.К.), ограничивают свои купеческие запросы (Пожалуй, ещё раз «Ха!» — С.К.) и направляют все финансовые ресурсы на технологическое развитие производства. Общество же должно понимать: профессионализм людей, занятых серьёзным (?? — С.К.) бизнесом, — такое же национальное достояние, как и любой талант. Особая роль отводится бюрократии (Как же без неё! — С.К.) — это никем не заменимые штабные работники, человеческое воплощение государственной воли в проведении модернизации. Без квалифицированного госаппарата не будет ни осмысленных и дерзновенных (?? — С.К.) планов реформы, ни организаторов их исполнения. Чиновники клянутся своей свободой (в смысле «век воли не видать»? — С.К.) на Уголовном кодексе Российской Федерации (надо бы ещё и на Библии, а? — С.К.) в бескорыстии. Никаких взяток, всё в кошмарном прошлом».

Сразу вспоминается, даром что мной не любим, Аркадий Райкин: «Забудьте школу, как кошмарный сон.».

Эх!

Впрочем, надо бы закончить цитату:

«И последнее условие. Правоохранительные органы (А почему только они? — С.К.) являют пример бескорыстного служения Отечеству, обеспечивают безопасность его и народа в этот сложнейший период истории. Власть, элита и большая, лучшая часть народа должны символизировать знаменитую русскую тройку, запряжённую орловскими рысаками, которые в предчувствии азарта борьбы, не имея возможности больше сдерживать свою мощь, бьют копытом (одним или всеми двенадцатью? — С.К.) и рвут поводья из рук опытного наездника.».

Что тут можно сказать?

Коль уж Владимир Попов вспомнил «птицу-тройку», вдохновенно описанную Гоголем в конце первого тома «Мёртвых душ», то позволено будет и Сергею Кремлёву вспомнить гоголевского персонажа из той же бессмертной гоголевской «поэмы», а именно помещика Манилова. Его мечтания и пожелания могли бы гармонично войти в рецепты поповых просто-таки неотъемлемой частью.

Манилов рассуждал:

«Как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост, на котором были бы по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные крестьянам».

Воля ваша, дорогие друзья, но успешная модернизация в нынешней «Россиянин» без такого маниловского моста просто-таки невозможна. Думаю, к слову, что именно поэтому финансовая группа «Мост» и была названа так, как она была названа.

Впрочем, шутки в сторону!

Что можно сказать всерьёз о перспективах бизнеса и рекламируемой капиталистической «модернизации» в «Россиянин»?

Пожалуй, эти перспективы плачевны.

Крупный ельцинец Михаил Полторанин употребил выражение «временщики-олигархи». Но почему — «временщики»? Может быть, бывший мастер спорта СССР по классической борьбе Полторанин намекает на возможность обострения в России классовой борьбы, результатом которой может стать ликвидация олигархов?

Может быть, не знаю. Но склонен считать, что олигархам грозит опасность совсем с другой стороны баррикад — как раз с той, по которую они сейчас находятся. Я имею в виду вот что.

Зачем многовековой (и даже — вновь возникшей) западной олигархической Золотой Элите доморощенные и взращённые на краже народного добра «россиянские» олигархи?

Возможно, я ошибаюсь, но думаю, что даже российским олигархам не стоит пребывать в беззаботности. На спокойную старость вряд ли могут рассчитывать даже они, не говоря уже о лилипутски-марионеточных российских верхах, которые безоглядно сдают Западу заведомо выигрышные позиции Российского государства.

За каждым миллиардером и миллионером мира стоят «их» страны с национальными Вооружёнными силами и прочими атрибутами национального государства.

А российский «бизнес»? Он-το Российское государство все эти годы подрывал и подрывает, и политика бизнеса программирует гибель России как великой державы.

Даже в таком сомнительном по целям и задачам издании, как «Аргументы и факты», иногда можно найти убийственные факты и неубиенные аргументы в подтверждение сказанного.

Так, в 2006 году в № 45 «АиФ» ещё один известный бывший верный ельцинец Вячеслав Костиков сетовал, что российский бизнес порочат грязные деньги. Однако на деле российский «бизнес» порочит и делает его бесперспективным весь образ его действий.

Во внешнеполитическом отношении этот «бизнес» вместо поощрения объединительных тенденций делает, например, всё, чтобы закрепить политический раскол Великороссии и Украины и не допустить объединения Великороссии и Белоруссии.

Во внутриполитическом отношении он инициирует коррупцию, массу антинациональных и антинародных законов, устраивает вакханалию «ярмарок миллионеров». По поводу последних даже лондонская «Таймс» как-то вспомнила Сталина и заключила, что логичным итогом тут может стать «национализация состояния 25 российских миллиардеров».

Тогда ещё — двадцати пяти.

Замечу в скобках, что это было написано не в «Правде», а той самой «Таймс», которая издаётся в том самом Лондоне, где вроде бы надёжно «отаборились» сотни тысяч «новых русских». И мнение «Таймс» можно ведь рассматривать и как намёк. Мол, вы для нас были «этими русскими» и останетесь «этими русскими». Пока у вас ещё есть членство в ООН и национальное (хотя бы формально национальное) Министерство иностранных дел, приходится терпеть ваше присутствие у нас. Но при случае мы вам припомним всё и избавим Лондон от грязных русских свиней…

Ведь может быть и так?

А?

К 2013 году миллиардеров в «Россиянин» стало по сравнению с 2006 годом в четыре раза больше. Следуя логике даже «Таймс», итогом «деятельности» олигархов может стать национализация состояния уже сотни российских миллиардеров в пользу народов России — если в России установится национально ориентированная власть.

Но возможен ведь и вариант интернационализации состояния «новых русских» в пользу европейцев — если в России вообще исчезнет государственная власть и исчезнет как правовое понятие сама Россия.

Оценивая «деловые» потенции российского «бизнеса», один из политических творцов нынешнего олигархического режима Григорий Явлинский заявил однажды, что олигархи «умеют только купи-продай».

Всё верно! Если российский «бизнес» что-то и производит, то лишь используя тот потенциал, который был создан социалистической экономикой.

Как вариант «развивается» «отвёрточная» «экономика».

Фактически уже сегодня можно говорить о крахе российского капитализма — пока что системном. Он органически не способен трансформироваться даже в эффективный государственный капитализм и ведёт к самоуничтожению как себя, так и Россию.

У крупного российского «бизнеса» имеется лишь одно желание — и дальше необузданно и невозбранно утолять свои самые бешеные и антиобщественные запросы и инстинкты. И это программирует весьма скорый крах «Россиянин».

А потом?

Что ж, повторю ещё раз! Если «Россияния» потерпит крах, российским «бизнесменам» вряд ли стоит рассчитывать на защиту элиты Запада, даже если эти бизнесмены переберутся на Запад, сохранив свои западные активы.

Скорее всего Запад просто дезавуирует новых эмигрантов-«крыс» со всеми их миллионами и даже миллиардами.

Обоснование?

Ну, было бы что изымать, а обоснование найдется!

Срез 2. «Интеллигентщина» на службе у «казначеев».

«НОВЫЕ русские» миллиардеры стали таковыми благодаря не своим деловым качествам, а кое-чему иному… И в исходной своей сути они стали порождением процессов, организованных извне.

Но у любого ребёнка есть два родителя, и если «отец» «:новых русских» — Мировой Капитал, который обеспечил базу подрывной работы в СССР, то «матерью» является, несомненно, элитная советская интеллигентщина, которая десятилетиями вела эту самую подрывную работу в СССР и кусала кормившую её руку Советской Родины, подобно бешеной собаке.

Российская интеллигентщина — давняя язва русского общества и худшее издание всемирной интеллигентщины. Российская интеллигентщина отличается от русской и советской интеллигенции тем, что интеллигенция — в силу высокой внутренней культуры — безмерно предана интересам народов России и живёт ради её развития, а интеллигентщина, напротив, — в силу низкой внутренней культуры — всегда готова предать интересы народов России и живёт ради удовлетворения собственных амбиций.

В считанные месяцы 1991 и 1992 года немыслимые, казалось бы, превосходящие любую фантазию ситуации удивительнейшим образом воплотились в абсурдную реальность, но абсурд «перестройки» и «постперестройки» был абсурдом лишь внешне — в нём была железная, десятилетиями не нами выстраиваемая логика.

Тем, кто замышлял ликвидацию СССР, надо было настолько замутить мозги, настолько ошарашить людей, чтобы одни оказались парализованными, а другие, так сказать, марионетизированными или, если привычнее, — зомбированными.

Но кто загаживал духовным навозом мозг и душу народа, кто зомбировал народ, кто манипулировал общественным сознанием, если не «советская» интеллигентщина, выдававшая себя за интеллигенцию?

Причём многие загаживали души и манипулировали народом даже не за тридцать сребреников, не за чечевичную похлёбку, а так — по дурости… Но в целом ситуацию определяли не глупцы, а подлецы.

ДА, НАШУ жизнь замутили, и замутили её те, кто имел и имеет наибольшее влияние на формирование общественного мнения! Те, кому люди привыкли верить и кого, зная лишь по телевизионной «картинке» или журнальным и газетным статьям, привыкли считать чуть ли не близкими, хорошо знакомыми людьми.

А кого знали везде? В Москве и Ленинграде. В национальных столицах республик СССР и в крупных региональных центрах — Горьком, Новосибирске, Донецке, Ростове, Одессе, Омске, Томске. В больших и малых городах, в сёлах и деревнях.

Конечно же, все знали тех, кто сам относил себя к «сливкам общества». И это был элитный слой «интеллигенции» обеих русских столиц, который с печатных страниц и телеэкранов создавал и создаёт вполне определённый общественный фон и в 80-е, и в 90-е, и в 2000-е годы.

Ни один член брежневского или горбачёвского Политбюро ЦК КПСС никогда не пользовался в советском обществе и малой долей такого неформального влияния, каким пользовались все эти бурлацкие, познеры, бовины, Распутины, астафьевы, Лихачевы, Невзоровы и Вознесенские с разными евтушенками, Говорухиными, Рязановыми и Окуджавами.

И все они (и другие, им подобные, имя которым легион) вместо того, чтобы вскрывать накопившиеся больные проблемы СССР в интересах обновления социализма, стали, с приводом к власти Горбачёва, охаивать саму идею СССР, сам строй, его создавший, и всю советскую историю.

Охаивают они всё это и сейчас — когда ни один член «россиянского» руководства не пользуется таким доверием и влиянием, каким пользуются по сей день познеры, Говорухины и примкнувшие к ним Сванидзе, Киселёвы, Задорновы, млечины и карауловы.

Эта ситуация оказалась беспримерной в мировой истории по масштабу почти поголовного предательства «элитой» своего народа и своей Родины. Однако в системном отношении случай был весьма заурядным, в литературе описанным.

Так, более сорока лет назад американский философ Берроуз Данэм, долгое время возглавлявший кафедру Темпльского университета в Филадельфии, написал книгу «Мыслители и казначеи».

Под «казначеями» имелись в виду правители эксплуататорских обществ от фараонов до миллиардеров и президентов, а под «мыслителями» — те, кто формирует общественное мнение, от древнеегипетских жрецов до телевизионных комментаторов.

Американский профессор отвёл первое место во влиянии на общественную ситуацию «мыслителям», поставив их перед «казначеями». И действительно, с некоторого момента роль информационных лжепророков в упадке общества оказывается даже более весомой, чем роль и значение тех, кто обладает всей полнотой государственной и экономической власти и кого «мыслители» обслуживают.

Вот что писал Данэм:

«В период расцвета общественные институты (а следовательно, и казначеи) могут позволить себе роскошь сделать истину достоянием общественности. В период же упадка общественные институты (а следовательно, и казначеи) не могут допустить, чтобы истина стала общим достоянием… Это приводит к тому, что… некоторые истинные суждения влекут за собой наказание, в то время как некоторые ложные суждения приносят почёт и славу.

Так возникает противоречие. между действительной картиной мира и той картиной мира, которую по заказу казначеев создают мыслители.».

Причём далее Данэм совершенно верно признаёт, что в недрах эксплуататорского общества «всегда вызревают идеи, наносящие ущерб правящему классу именно тем, что правильно его (эксплуататорское общество. — С.К.) описывают».

«РОССИЙСКО»-«россиянское» «общество» после 1991 года оформилось как безусловно эксплуататорское при следующем составе эксплуататоров: бывшие партократы и бывший криминал, прохиндеистые бывшие комсомольские и профсоюзные работники — как аппаратчики, так и работавшие в экономике; зарубежные «инвесторы» и отечественные стервятники-«предприниматели» разного рода и происхождения, а также прочая сволочь, классифицировать которую большой нужды нет.

Поэтому давний вывод Данэма о том, что в недрах несправедливого общества всегда вызревают справедливые идеи, можно со спокойной совестью распространять на современную «Россиянию».

Но почему эти идеи пока что не овладели массами? Почему новоявленные «казначеи»-олигархи в РФ и СНГ, как и давно существующие «казначеи» Запада, оказываются раз за разом в состоянии совершать действия, противоречащие насущнейшим интересам абсолютного большинства общества?

Данэм верно ухватывает суть проблемы и поясняет: такое становится возможным потому, что «казначеям» помогают «мыслители».

«Казначей запугивает, а мыслитель — обманывает», — пишет Данэм.

Спорить здесь не с чем — я и сам об этом же говорю. И обманутый «мыслителями» по заказу «казначеев» народ позволяет вести себя не к прочному благоденствию, а к упадку всех общественных институтов.

Как это мы и наблюдаем в нынешней «Россиянин».

«Скорлупа беззакония плавает в океане глупости». Но порождают в обществе этот «океан» как раз «лжемыслители». Социальной глупостью, социальным идиотизмом народы СССР и Российской Федерации обязаны не природе, а тем, кто умеет ловко обелять чёрное и обливать грязью белое.

Своей кажущейся «глупостью» народ обязан «лжемыслителям», которые умеют опорочить в глазах народа истинные суждения и факты и выдать ложные суждения за истинные.

Я ещё вернусь и к теме средств массовой дезинформации, и к теме интеллигентщины, а сейчас обращусь ещё к одному срезу преступной нынешней «элиты» — «кремлёвскому».

Срез 3. Вместо «красных» директоров — грязные.

ЭТОТ «срез» ввести в анализ необходимо, но долго я на нём останавливаться не намерен — очень уж грустная это тема.

Да я и вернусь ещё к ней — в последней части книги, в главе «Тарас Бульба и генерал Слащов-Крымский ждут.».

Здесь же скажу вот что.

В СССР функционировали десятки только общесоюзных министерств и ведомств, а с республиканскими министерствами высших административно-хозяйственных органов была в СССР не одна сотня.

К лету 1991 года в СССР имелись десятки, если не сотни тысяч промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Только крупных из них насчитывалась не одна тысяча, и не одна сотня — крупнейших.

Соответственно, Советский Союз летом 1991 года располагал не одной тысячей крупнейших чисто хозяйственных руководителей!

Союзные и республиканские министры, а также их заместители и начальники главков. Директора и главные инженеры сотен гигантов индустрии. Директора крупнейших академических и отраслевых НИИ. Директора тысяч крупных предприятий. Директора десятков крупнейших совхозов и председатели колхозов-миллионеров.

Потенциально одни они — сами по себе — представляли собой огромную силу, если бы выступили единой группой.

А если бы в одно были быстро соединены усилия и воля также коллективов, стоявших летом 1991 года за «красными» директорами?

Что было бы тогда?

В дни первого Московского международного фестиваля молодёжи и студентов стала популярной песня «Если бы парни всей Земли.». Там пелось, что, если бы парни всей Земли вместе однажды собраться бы смогли, то «было б здорово в компании такой, и до грядущего подать рукой.».

И если бы одни лишь «красные» директора Москвы и Подмосковья в августе 1991 года, когда был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), собрались вместе.

Если бы они вывели на площади и улицы столицы свои коллективы под теми почётными Красными знамёнами, которые стояли у каждого директора в его кабинете, то.

То Советский Союз был бы спасён, а Михаил Горбачёв, Борис Ельцин и все «агенты влияния» типа члена горбачёвского Политбюро Яковлева отправились бы даже не на «отсидку», а на свалку истории.

Вместо этого «агенты влияния» употребили всё своё влияние, чтобы на сей пресловутой свалке оказался сам СССР. Он там и оказался — если иметь в виду его брежневско-горбачёвское издание.

Что же до СССР Сталина, то он навсегда вошёл в анналы мировой истории как удивительное, небывалое и поражающее воображение её явление, и этого уже не изменить и не отменить.

А брежневско-горбачёвский СССР пал.

Но даже он мог сохраниться и преобразиться!

Да, к концу 80-х годов государственный корабль СССР сильно оброс наростами бюрократии, партократии, коррупции, «интеллигентщины», национализма и прочего подобного. Но Советский Союз всё ещё сохранял мощь могучего океанского лайнера — надо было всего лишь очистить его дно и борта от налипшей за десятилетия дряни.

КОГДА ситуация в СССР в августе 1991 года пошла вразнос, сплочённая поддержка ГКЧП союзным корпусом «красных» директоров могла бы сразу же переломить ход событий в пользу СССР и его народов — несмотря на всю предыдущую работу по развалу Советской власти.

Вместо этого директора повели себя как суслики.

Как с сусликами с ними вскоре и стали поступать.

Вплоть до того, что неугодных топили в сибирских реках.

Вечная слава несдавшимся, но много ли было таких?

В августе 1991 года даже те, кто прятался по кабинетам, как суслики по норкам, про себя, «под подушкой» сочувствовали членам ГКЧП и надеялись, что они сумеют овладеть ситуацией и задвинут как Горбачёва, так и Ельцина.

Вышло наоборот, а народ был полностью дезориентирован, хотя Горбачёва уже ненавидел, а Ельцину верил всё меньше.

Наступили времена гнусные и подлые, и уже в 1992 году те, кто позволял себе роскошь оставаться самим собой, всё более превращались в белую ворону.

А точнее — в «красную ворону».

С тех пор судьбы бывших «красных» директоров разошлись по двум основным путям.

«Красных ворон» так или иначе убрали, от них избавились — от кого как, но чаще всего — просто снятием с должностей.

А немалое число бывших «красных» директоров предпочли переквалифицироваться из «красных» в «грязные». В каковом, не самом благовидном и почётном качестве эти бывшие советские руководители и пребывают посей день.

Впрочем, время идёт, и на смену тем, кто оказался в грозные дни сусликами, приходят — в грязные уже дни — хищные хорьки, изначально пахнущие только социальным зловонием.

Нынешний «грязный» директорский корпус — и порождение, и отражение кремлёвских лилипутов, и психологически представляете ними нечто единое.

Но о кремлёвском срезе преступной «элиты» надо говорить отдельно.

Срез 4. «Кремлёвские сидельцы».

ВНАЧАЛЕ — цитата. И, признаюсь сразу, — опять из Михаила Полторанина.

Я обращаюсь к его оценкам вполне сознательно. Одно дело, когда нынешний режим ругательно ругает Сергей Кремлёв. Тут ещё можно отмахнуться: мол, чего от него ждать — сталинец. Или, как заметил один из посетителей современного Гайд-парка — Интернета, имея в виду меня: «Ну, что с него взять! Он же верующий».

Угу!

Верующий!

Только не в Иисуса Христа и не в Сталина, а в умное будущее России, в опомнившийся народ России.

Тем не менее Кремлёва, уж если он кому-то нелюб, в экспертах по Кремлю можно и не числить. Но вот когда Кремль почём зря костерит один из тех, кто давно изучил в этом Кремле не только все коридоры, но и все закоулки власти, то уж тут сторонникам Кремля и самому Кремлю крыть нечем — ругает и разоблачает свой!

Пусть и бывший свой.

Итак, Михаил Полторанин:

«Тандем пытается управлять государством как единой табачной фабрикой (Почему табачной? Ну пусть так. — С.К.)… Стараясь управлять всем и вся (скорее — стараясь не управлять ничем. — С.К.), Кремль вынужден постоянно усложнять структуру исполнительной власти. сажая на одну и ту же функцию множество нахлебников. Всюду параллелизм, сутолока, бестолковщина (очень толково, надо заметить, кем-то организованная. — С.К.)… Власть погрязла в пустопорожности, отдаляясь от реальности все дальше и дальше.».

Вывод Полторанина же:

«Власть исчерпала свои ресурсы.».

Ну, кто бы спорил, хотя одно уточнение можно бы и сделать — нынешний Кремль никогда и не имел ни малейших ресурсов компетентной и ответственной перед народом власти, по каковой причине исчерпать эти ресурсы не мог.

Это у народов были и пока не исчерпались ресурсы — ресурсы терпения!

И кого терпят?!

От бесстыдно невежественного и асоциально агрессивного Ельцина к некрофильски (по Фромму) бесстрастному Путину.

От Путина ко всем известному Медведеву.

И от Медведева опять к Путину.

Вот тот путь, которым шла Россия последние двадцать лет.

А ведь в её истории были такие выдающиеся вожди, как Святой Владимир, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Иван Калита, Димитрий Донской, Иван III, Иван Грозный, Пётр Великий, Владимир Ленин и Иосиф Сталин.

И в тех же стенах, в которых проходила основная деятельность самых выдающихся российских вождей — рождённых на троне или вышедших из народа, мы наблюдаем нынешних обитателей Кремля, «кремлёвских сидельцев».

В «эпоху» развитого брежневизма информационную программу «Время» шутники называли «И это все о нём, а потом — немножечко спорта».

Имел хождение и следующий анекдот.

«Усталый Иванов, придя с работы, включил телевизор, устроился перед ним, а по первому каналу — Леонид Ильич Брежнев. Иванов переключает на второй канал — то же. На третий — то же. На четвёртый — снова Брежнев. Иванов, отчаявшись, переключает на последний канал, пятый, а там полковник КГБ грозит пальцем с экрана и говорит: «Смотри, Иванов! Я тебе по переключаю!».

Сегодня этот анекдот вспоминается невольно каждый раз, когда начинаешь переключать телевизионные каналы во время информационных выпусков.

Вот только полковники КГБ остались в прошлом — их всех затмил отставной подполковник КГБ.

Да ещё одно изменение: вместо одного Генерального секретаря — «тандем».

Увы, Кремль и народы России существуют в непересекающихся плоскостях.

Лишний раз это ярко проявилось в трёх показательных действиях нынешнего Кремля.

ПЕРВОЕ — отношение к памяти Бориса Ельцина.

Сегодня имя Ельцина с той или иной долей презрения и ненависти произносит не менее 80 % «дорогих россиян» — об этом убедительно свидетельствуют различные общественные опросы.

Ельцин — это синоним развала СССР, обманутых надежд, унижения и деградации великой державы. Конституционным путём отправленный в отставку осенью 1993 года, Ельцин произвёл государственный переворот и палачески подавил выступления народных масс. Однако Кремль подчёркнуто чествует память одного из величайших иуд в мировой истории, игнорируя чувства и мнение подавляющего большинства того самого народа, который и ввёл в Кремль его нынешних обитателей.

Второй пример.

Если бы проводился референдум по вопросу о том, надо ли сохранять за органами охраны общественного правопорядка название «милиция» или заменить его на название «полиция», то в пользу сохранения милиции дяди Стёпы высказалось бы не менее 90 % населения.

Не исключено, что за милицию голосовали бы даже «олигархи». Ведь слово «полицейский» издавна имеет в России негативный характер, а после Великой Отечественной войны оно приобрело особенно однозначное значение, синонимичное слову «предатель», «изменник», «отброс общества».

День же советской милиции был в СССР одним из наиболее ярко отмечаемых профессиональных праздников, и это обстоятельство не могла долгое время не учитывать даже постсоветская власть, сохранив День милиции. Тем не менее Кремль с просто-таки изуверским, садистским упорством «выдавливает» ныне из жизни страны понятие «милиция».

Наконец, третье — награждение Михаила Горбачёва орденом Андрея Первозванного.

Сам этот «высший» «россиянский» «орден» соотносится с его петровским предшественником так же, как соотносятся с Петром нынешние «восстановители» «ордена». И в этом смысле Михаил Горбачёв этого «ордена» вполне заслуживает. Но, как-никак, этот «орден» — знак высшего государственного признания.

И кого же считает Кремль достойным такого отличия? Михаила Горбачёва, имя которого с отвращением произносят сотни миллионов людей не только в пределах СССР, но и в Европе, в Азии. Михаила Горбачёва, подать руку которому не побрезгует лишь крайне политически невежественный или нравственно разложившийся человек.

Такое открытое пренебрежение Кремля массовым общественным мнением фактически равнозначно преступлению перед Конституцией РФ, где декларировано, что единственным источником власти в РФ является народ и что никто не может присваивать власть в РФ, а захват власти преследуется по закону.

Есть, правда, одно, требующее уточнения обстоятельство.

Кремль сегодня критикуют и слева, и справа. И критика тех же Путина и Медведева, исходящая из правых либеральных кругов, носит намного более хлёсткий характер, чем у, например, Сергея Кремлёва. То, что и как пишут о «власти» либеральные «публицисты» типа Андрея Пионтковского, Михаила Берга и т. д., может вызвать зависть у любого критика любого режима — куда там Добролюбову и Герцену до этих двух и прочих «разгребателей грязи»!

Например, Андрей Пионтковский пишет:

«Прекратите двадцатилетнюю лицемерную демагогию о непопулярных реформах, прикрывающую ваши уже совершённые и будущие провалы и преступления. Экономике нужны первоочередные сверхпопулярные, обречённые на всенародную поддержку элементарные гигиенические реформы: разделение денег и власти, расформирование преступных общаков, прекращение силового и судебного рейдерства, уход со сцены (желательно немедленно и добровольно, пока ещё не поздно, на воровском пароходе) полностью дискредитировавшего себя за двадцать лет политического класса, начиная с двух паяцев, пляшущих беспрерывно в телеящиках, ревниво сменяя друг друга», ит. д. и т. п.

Итак, даже антипутинскими либералами (которые клеймят путинских либералов) настойчиво проводится мысль о том, что Путин и Медведев должны как можно скорее уйти.

Я с этой мыслью согласен.

Но абсолютно разными являются мои и либералов взгляды на то, во имя чего Путин и Медведев должны уйти.

Пионтковским и бергам надо, чтобы путины и Медведевы ушли во имя спасения института частной собственности в антисоветской России.

В то время как я уверен, что путины и Медведевы с присными должны уйти во имя восстановления института общенародной собственности в Советской России.

Я убеждён, что первоочередные, «обречённые на всенародную поддержку элементарные гигиенические» реформы в РФ должны начаться с восстановления расстрелянной Конституции РСФСР, сразу ставящей крупную частную собственность вне закона и обеспечивающей немедленную национализацию всех национальных богатств, банков и крупной производящей собственности (мелкий «бизнес» новому социализму не помеха).

СОБСТВЕННО, схожее либеральное мельтешение в России уже было почти сто лет назад.

Буржуазный либерал, «конституционный демократ» (кадет) профессор Милюков говорил с трибуны последней царской Думы в начале 1917 года примерно то же, что сегодня пишут пионтковские и берги: «Уходите!».

Самодержавный царизм в представлениях Милюковых должен был уступить место не социализму, а буржуазному парламентаризму. Так и сейчас — «путинизм» в представлениях пионтковских должен уступить место не новой Советской власти, а новому «политическому креативному классу», который якобы знает, как «спасать» страну.

Моя позиция принципиально отлична от позиции подобных «антипутинистов». Они требуют замены нынешнего антисоветского и антисоциалистического «дуумвирата» на представителей иных, но тоже антисоветских и антисоциалистических либеральных кругов.

Однако уже в силу неприятия «антипутинистами» идей социализма, абсолютно все крупные антисоциалисты и антисоветчики так же социально некомпетентны, как и критикуемые ими Путин с Медведевым и т. д.

Вот почему как руководящие «кремлёвские сидельцы», так и неруководящие правые либералы и все им подобные могут принести неоценимую пользу делу управления обществом, если будут находиться от властных функций на максимальном удалении.

Впрочем, я первый готов согласиться на то, чтобы Путин и впредь стоял во главе России, если он публично объявит и затем реализует программу немедленного демонтажа капитализма и социалистического преобразования России.

Однако, пожалуй, я слишком предался прекраснодушным мечтаниям, вернёмся лучше к грустной реальности.

Путин и Медведев.

Медведев и Путин.

Не близнецы-братья, но взаимозаменяемы, и педали крутят пока вместе. Вот только Россия — не трековый тандем, что-то может и заесть, и как бы тогда не упасть — да ещё и на крутом повороте.

А стёсывать бока, да по шершавому бетону — больно ведь.

Ну, это их «царское» дело, хотя царское дело — далеко не их дело.

Возможно, кто-то из тех, кто отдавал свои голоса за президента Путина или за президента Медведева, сочтут выше и ниже сказанное о них личным оскорблением.

Мол, мы этим людям доверяем, а Кремлёв их ни в грош не ставит.

Да, не ставлю!

Однако не оскорбляют ли тех, кто им доверился, прежде всего сами Путин и Медведев?

Пусть каждый, доверяющий им, сам попробует честно ответить на выше приведённый вопрос.

О Дмитрии Медведеве, почитателе царя Александра II, говорить особого желания нет. Замечу лишь, что обожаемый Медведевым «царь-освободитель» и «реформатор» был крупнейшим государственным преступником уже потому, что без всяких к тому оснований продал Русскую Америку, в которой богатейшая Аляска была лишь частью обширных российских владений.

Продажей Русской Америки Александр II лишил Россию грандиозных геополитических перспектив на Тихом океане и вообще на планете. Да и чисто материальные убытки России от упущенных доходов «тянут» к сегодняшнему дню не менее чем на пару триллионов долларов!

Впрочем, дела и политика самого Медведева вполне под стать делам и политике его идеала.

Теперь же пару слов о втором члене «тандема», с весны 2012 года опять севшем в главное «седло» власти.

Владимир Путин.

Считается неглупым человеком.

Возможно, итак.

Однако хотелось бы иметь более весомые подтверждения такой оценки, чем те, которые мы пока что имеем.

Из песни слова не выкинешь, но факта из истории — тоже. И, увы, несомненным фактом является то, что Владимир Путин при всех прочих своих «заслугах» перед русской Историей, ещё и публично надругался над достоинством российской высшей исполнительной власти, воссев на мотоцикл в окружении «братьев»-байкеров — принципиально, подчёркнуто антисоциальных экстремистов.

Не говоря уже о Председателях Совета Министров СССР, можно ли представить себе, скажем, Председателя Совета Министров Российской империи Петра Столыпина в публичном окружении не байкеров, конечно, но — с учётом реалий той эпохи — пьяных загулявших купчиков или их приказчиков?

Или даже — босяков, описанных Горьким.

В масштабах абсурда, характерного для горящей дымным пламенем страны «берёзового ситца», «байкерская» выходка экс-премьера и нынешнего президента Путина — пустяк. Однако, вспоминая поэта Маяковского, можно заметить: «И это оскорбление на общий счёт нанижем.».

Вполне достойна своих «лидеров» и «партия» «Единая Россия». Из уст всё ещё, увы, не отошедшего от «демократического» угара коллеги, я услышал хорошее определение тирана.

Коллега аттестовал так Сталина, а на деле, сам того не желая, дал точный портрет нынешних обитателей Кремля и примкнувшего к нему Охотного Ряда, где в бывшем здании Госплана СССР, а ныне — Государственной Думы РФ, базируется депутатский актив «правящей партии».

«Тираны, — было сказано мне, — это те, кто, не зная меры, не могут отказаться от власти даже тогда, когда они уже полностью выдохлись».

И это, точка в точку, сказано о нынешних кремлёвских и охотнорядских «сид ельцах»-«: страдальцах».

С тем только уточнением, что они, как уже было сказано, и всегда-το особой удалью не отличались.

Срез 5. «Единая Россия» — фактор не единения, а раздора.

ПАРТИЯ «Единая Россия».

Сегодня не может быть двух мнений — она изначально была и может быть впредь исключительно фактором.

Распада России, а не её единения. В своей руководящей части «ЕР» может быть названа партией миллионеров, но интересы миллиардеров ей тоже не чужды. «Россиянские» миллиардеры и партия «Единая Россия» — близнецы-братья.

Эта партия, пожалуй, уникальна в мировой истории парламентаризма тем, что иного актива, кроме руководящего, у партии «Единая Россия» нет. Даже на уровне рядовых членов она является партией почти исключительно руководящих работников.

Да, партия «Единая Россия» — это «партия начальников». Добровольное (не за заранее оговоренные подачки) вступление в партию «Единая Россия» простого, не руководящего и не имеющего высокого дохода гражданина — событие почти нереальное. Такой поступок могут совершить лишь крайне социально неразвитые, невежественные люди, но они обычно не склонны к сколько-нибудь активному участию в политическом процессе.

С другой стороны, для руководящего гражданина членство в партии «Единая Россия» становится не только признаком «хорошего тона», но и залогом сохранения руководящего положения и дальнейшей успешной карьеры. В этом отношении партия «Единая Россия» в полной мере унаследовала и даже развила все наиболее отвратительные черты прогнившей брежневской «Коммунистической» партии Советского Союза, КПСС «партоплазматического» образца.

Среди рядовых членов партии «Единая Россия» — руководящие врачи и учителя, руководители предприятий и организаций. И среди них по сей день немало тех, кто в своё время и с теми же целями приобретал членство в КПСС. При этом нередко они в чисто профессиональном отношении оказываются профессионально пригодными.

Они несостоятельны как граждане.

Думское руководство партии — это гнилая плоть от плоти гнилого режима. Исключения имеются, но они не делают в «партии» погоды.

Что же до тех периферийных членов партии «Единая Россия», которые состоят в ней «по долгу службы» — как ранее в КПСС, то эти члены в своей нравственной основе не столько гнилы, сколько слабы. Внутренне они могут быть даже противниками нынешнего режима. Но отсутствие крепкого нравственного стержня делает их соглашателями и предопределяет ту или иную степень их морального падения.

Глубина морального падения периферийного, «профессионального» актива партии «Единая Россия» велика, но это не означает, что для него невозможен обратный путь — с Тёмной стороны на Светлую.

Причём сразу можно сказать, что та часть партии «Единая Россия», которая способна на раскаяние и искупление своих нравственных прегрешений, может встать на путь возрождения, а не разрушения России только вместе с народом, но — не в рядах партии «Единая Россия».

Собственно, путь раскаяния не заказан и для Медведева с Путиным.

Но это — вряд ли.

ИТАК, «Единая Россия» — это путь к краху и распаду России. То, что это так, доказала сама «ЕР» всей своей политикой. Несколько лет назад партия «Единая Россия» получила у народов России огромный кредит доверия. И кредит был выдан ей действительно огромный, беспрецедентный в истории вообще России. Если бы партия «Единая Россия» использовала его честно и в интересах народов России, то могла бы буквально преобразить Россию к неузнаваемо лучшей жизни на благо трудящихся масс.

Да, за пожарами, наводнениями, разводами звёзд шоу-бизнеса и президентов, за извержениями исландских вулканов, за японскими цунами и обрывами лифтов в столичных офисных зданиях «дорогие россияне» как-то упустили из виду, что с 2008 года по конец 2011 года в России правила партия, властные полномочия которой превышали даже полномочия якобы «всевластной» КПСС.

По Конституции СССР Коммунистическая партия была всего лишь «руководящей и направляющей силой советского общества». При всей аморфности и расплывчатости этой формулировки было ясно, что КПСС не могла, например, самовластно изменить Конституцию, изменить основы политического строя и т. д.

Зато партия «Единая Россия» с 2008 года по конец 2011 года имела фактически абсолютные властные полномочия, поскольку обладала парламентским большинством более чем в две трети в Государственной Думе и практически стопроцентным большинством в Совете Федерации.

Для принятия федерального конституционного закона в соответствии со Статьёй 108 Конституции РФ необходимо не менее трёх четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

Просто федеральные законы парламентская фракция партии «Единая Россия», обладая в Думе большинством голосов в две трети, могла принимать вообще самостоятельно, преодолевая даже «вето» президента и Совета Федерации.

Но в чьих интересах принимала законы партия «Единая Россия»? Она принимала их во славу интересов «новых русских» и во имя прозябания остальных, обладая конституционным большинством, и продолжает делать это сейчас, когда ей в конце 2011 года натянули уже простое парламентское большинство.

Так можно ли сказать, что эта партия оплатила кредит доверия народа хотя бы в малой степени?

Партия «Единая Россия» с 2008 по 2011 год фактически могла изменить Конституцию РФ во всех её важнейших частях, поскольку для пересмотра положений важнейших глав 1, 2-й и 9-й Конституции необходимо большинство в 3/5 от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, а партия «Единая Россия» им обладала.

Повторяю: «Единая Россия» — не просто правящая партия. После парламентских выборов конца 2007 года она была монопольно правящей партией. И за почти четыре года её единоличного правления положение абсолютного большинства населения РФ и вообще РФ во всех отношениях не только не улучшилось, но стало ещё более катастрофическим.

Статистическая эквилибристика, в том числе с цифрами роста за последние годы покупок населением «иномарок», может успокаивать и убеждать лишь непроходимых глупцов. Реальный экономический рост отсутствовал, а внутреннее положение страны становилось всё более «кущёвским» — как прямой результат правления партии «Единая Россия».

Не так ли?

Фактическая законодательная власть в России, действовавшая с 2008 по 2011 год, — не Федеральное Собрание РФ, не Государственная Дума, а партия «Единая Россия», обладавшая всей полнотой конституционной власти. При этом за время своего единоличного политического правления партия «Единая Россия» не приняла практически ни одного закона в интересах народных масс Российской Федерации.

Отсюда вытекает вполне однозначная политическая и нравственная оценка этой «партии».

Она — морально преступна.

Сохранение народами России у власти партии «Единая Россия» лишь закрепит существующее кризисное положение страны и не способно принести какие-либо положительные перемены постольку, поскольку эта партия оказалась неспособной обеспечить положительные перемены за многие годы её единоличного управления Российской Федерацией.

Зато именно эта партия политических сатанистов ведёт Россию к краху.

Но только ли партия «ЕР» являет собой пример лжепастырей? Только ли эта партия служит не богу, а сатане?

Увы, сатане — если смотреть правде в глаза, служит сегодня и та организация, которая.

Называет себя «Христовой церковью».

Срез 6. Христу ли служит официальная Церковь?

В ЗАВЕРШАЮЩЕЙ части «Откровения святого Иоанна Богослова» (Гл. 21, ст. 1–3, 24–27) сказано:

«И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали.

И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба.

И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними.

Спасённые народы будут ходить во свете его.

Ворота его не будут запираться днём, а ночи там не будет.

И принесут в него славу и честь народов.

И не войдёт в него ничто нечистое, и никто преданный мерзости и лжи.».

Причём «Откровение» — это не откровение Иоанна, жившего во время оно на острове Патмос, а откровение самого Иисуса Христа Иоанну, о чём, как правило, забывается.

«Откровение Иоанна.» называют ещё и «Апокалипсисом» и при этом подразумевают, что в последних словах Библии описан конец света. Но это тоже всего лишь ещё одно распространённое заблуждение. В «Апокалипсисе» описаны не только конец старого мира, но и рождение нового мира!

Ныне коммунизм многие «интеллектуалы» снисходительно называют «утопией». При этом они исправно ходят в церкви, костёлы, кирхи или молельные дома. Ныне многие — оправдывая собственные подлость, слабость и мелкость души — взахлёб заявляют, что Царство Божие на земле невозможно!

Но оно ведь не только возможно!

Оно — неизбежно!

И уж, во всяком случае, Царство Социальной Справедливости для будущего человечества спасительно.

Спасительно потому, что если человечество не начнёт практически ежедневно жить по любви и справедливости, то оно достаточно скоро самоистребит себя. Истребит не в пожаре ядерной войны, а посреди планетарной помойки, на которой догниют и Тело, и Дух Человека. Так смотрят на будущее марксисты, то есть — материалисты.

Однако в полном соответствии с самым главным, с последним Откровением Иисуса Христа, данным им человечеству, Царство Справедливости на земле не только спасительно, но и неизбежно!

Ныне венцом и концом социальной истории человечества называют современный либерализм в его глобалистском обличье. Но я спрашиваю у всех — верующих и неверующих, спрашиваю и у нынешнего воинствующего антикоммуниста патриарха Кирилла: похож ли святой город Иерусалим Христа на ту либеральную модель мира, которую сегодня провозглашают венцом творения?

И уж, тем более, есть ли хоть что-то от христианских принципов в государственной жизни той «Россиянин», порождением которой патриарх Кирилл является?

В первой книге Бытия, в главе 26, сказано:

«Человек создан, чтобы возделывать и хранить сад земной».

Возделываем ли мы его, храним ли — во всём мире, в России?

И если нет, то что мешает этому?

Ответ очевиден: этому мешают капитализм и жадный институт частной собственности. Капитализм, и только капитализм, создаёт такое положение вещей, когда кто-то всю жизнь возделывает Сад земной, не пользуясь его плодами или довольствуясь огрызками плодов, а кто-то с избытком вкушает плоды сада земного, абсолютно не возделывая его, а только загаживая своим присутствием и отбросами своей, с позволения сказать, жизнедеятельности.

Какую же позицию занимает по отношению к капитализму, загаживающему и уничтожающему Сад земной, Русская Православная церковь?

Какой оказывается её роль в современной России?

Чему и кому служит РПЦ?

Деятельность любой Церкви оправданна только тогда, когда она направлена на пробуждение нравственного чувства в человеке, на осознание себя человеком как части огромного Мироздания.

Вселенная, Мироздание, необъятность Пространства и Времени — это факт, одинаково признаваемый как атеистами, так и верующими.

В представлении религии мир был создан Творцом, но при любом подходе важно то, что мир был создан как огромная таинственная и величественная Обитель жизни, и задача человека — познать этот мир и жить в согласии с ним. Именно этому учили как великие материалисты, так и наиболее выдающиеся православные мыслители.

На каких общественных и нравственных позициях должна стоять Церковь? Ответ на этот вопрос даёт само христианское учение. Заповеди Иисуса Христа рассматривают вопросы нравственного канона в их социальном аспекте вполне однозначно, а именно вот как:

«Не собирайте себе сокровищ на земле…» (Евангелие от Матфея, гл. 6, стих 19).

«Никто не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станетусердствоватъ, а о другом нерадетъ. Не можете служить Богу и мамоне (богатству. — Прим. Библии)» (Матф., гл. 6, стих 24).

«…если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение своё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах» (Матф., гл. 19, стих 21).

А каким было отношение Иисуса Христа к богатству и богатым? Что ж, и здесь всё сказано вполне определённо:

«И ещё говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти вЦарство Небесное» (Матф., гл. 19, стих 24).

«Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Евангелие от Марка, гл. 10, стих 25).

«Напротив, горе вам, богатые! Ибо вы уже получили своё утешение» (Евангелие от Луки, гл. 6, стих 24).

«.Не можете служить Богу и мамоне» (Лука, гл. 16, стих 13).

Отношение же Христа к торговцам и банкирам видно из следующего его поступка:

«И вошёл Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков…

И говорил им: написано: «Дом Мой домом молитвы наречётся»; а вы сделали его вертепом разбойников» (Матф., гл. 21, стихи 12–13).

Как видим, собирание земных богатств, ростовщичество, обладание имениями, частной собственностью, с позиций Христа — величайшее преступление перед Богом и человеком. И тем, кто занимается этими богопротивными занятиями, не место в храме Божьем.

Иными словами, отвечающая заповедям Христа Церковь не только не может принимать в себя богатых, но обязана их из себя исторгать!

Для нераскаявшихся слуг мамоны, антихриста у Христовой Церкви может быть лишь одна мера — анафема, отлучение от Церкви.

Но чему и кому служит нынешняя официальная Русская «православная» церковь?

Кого мы видим в её лице?

Официальная Церковь подчёркнуто демонстрирует полное единодушие с сильными мира сего, она полностью поддерживает антиобщественную и в основе своей сатанистскую политику нынешней «россиянской» власти и не только не исторгает торговцев из Храма, но всемерно их в храмах приветствует и отводит им почётные места.

Может ли Христова Церковь принимать пожертвования от слуг антихриста, сатаны?

Безусловно, нет!

Но нынешняя официальная Церковь не только принимает даяния от такого, например, несомненного сатаниста, как Анатолий Чубайс, но даже выбивает его имя золотыми буквами на памятной доске в храмах Божьих рядом с именами других сатанистов, верно служащих мамоне и поэтому никак не способных служить Богу.

Идея Христа — это идея конечного торжества на земле нового мира, к которому человек приходит через начальное несовершенство Мира сего. Напомню ещё раз строки из Откровения Иоанна Богослова:

«И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали. И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба.

И не войдёт в него ничто не чистое, и никто преданный мерзости и лжи.».

Похожа эта картина на нынешнюю либеральную модель общества?

С другой стороны, насколько враждебна картина нового Иерусалима Библии следующей, например, картине мира, описанной ниже?

Вот она:

«Всеобщая ассоциация всех членов общества в целях совместной и планомерной эксплуатации производительных сил; развитие производства в такой степени, чтобы оно удовлетворяло потребности всех; ликвидация такого положения, когда потребности одних людей удовлетворяются за счёт других.

Всестороннее развитие способностей всех членов общества путём. производственного воспитания, смены родов деятельности, участия всех в пользовании благами, которые производятся всеми же.».

Это — картина будущего коммунистического общества, взятая из «Принципов коммунизма» Фридриха Энгельса, написанных им по просьбе Карла Маркса для популяризации идей марксизма.

Но коммунизм и социализм — это не просто реализация принципов социальной справедливости, а системно более высокий и единственно разумный тип общественных отношений. И в нравственной основе своей он не противоречит заветам Христа!

Собственно, духовное, идейное сходство коммунистических и христианских воззрений на совершенное человеческое общество замечено давно и никем всерьёз не отрицается.

Зато мало кем сегодня отрицается духовная гниль современного либерализма.

Вот ещё одна, уже относящаяся к новому веку цитата:

«. везде — куда ни глянь — кризис: и в экономике, и в культуре, и в образовании. Но если сейчас кризис системный не только у нас, но и во всём мире, то, может быть, есть какая-то единая основа этого кризиса? Я отвечаю так: есть первопричина — это кризис человеческой личности, это кризис нравственного чувства, это кризис потери ценностей.».

Верно сказано!

Но кем?

Это — цитата из выступления нынешнего православного патриарха Кирилла перед пятитысячной молодёжной аудиторией в Москве в Измайлово. Там с 21 по.

23 мая 2009 года «по, — как сообщала пресса, — благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла» прошёл XIII Всемирный Русский Народный собор «Экология души и молодёжь. Духовно-нравственные причины кризисов и пути их преодоления».

Как же так?

Патриарх Кирилл признаёт факт тотального кризиса общества. В то же время патриарх Кирилл, как до него патриарх Алексий Второй, живёт в полном согласии с той властью, которая ныне стоит во главе России и которая исправно отбивает поклоны в храмах во все «табельные» дни!

То есть согласие кирилловской Церкви и кремлёвской Власти есть. А вот согласия «между человеками» в «россиянском» обществе почему-то нет — что подтверждает сам Кирилл.

Но почему?

По Кириллу, первопричина — кризис человеческой личности, кризис нравственного чувства, кризис потери ценностей.

Можно согласиться.

А в чём причина подобного тройного нравственного кризиса?

Кризис — это обрушение чего-то, ранее уже существовавшего, причём — существовавшего устойчиво. То есть даже антисоветчик и антикоммунист патриарх Кирилл — возможно, сам того не понимая — фактически признаёт, что в СССР имелись условия для развития личности, что в советских массах присутствовало нравственное чувство и что советское общество имело нравственные ценности, а теперь вот «россиянское» их почему-то утратило и впало в кризис.

Почему?

ОТВЕТИТЬ на такой вопрос патриарх Кирилл не может — он может лишь набросить платок на свой роток. Ведь деятельность Кирилла и возглавляемой им организации имеет одной из своих основных целей опорочить тот порядок вещей, который существовал в Русской Вселенной с 1917 по 1991 год, то есть опорочить СССР и социализм и при этом оправдать тот порядок вещей, который возник в пределах СССР с осени 1991 года.

То есть оправдать в глазах общества «россиянский» капитализм. Как, впрочем, и капитализм как таковой.

И поэтому патриарх Кирилл и иже с ним ни за что не признают публично и гласно, что подлинная первопричина вселенского кризиса человеческой личности, кризиса нравственного чувства и потери ценностей — существование в мире капиталистической частной собственности.

Если человечество в целом и российское общество в частности желают возрождения нравственности, то всем нам в России, за исключением где-то миллиона легализованных капитализмом воров, необходимо спокойно и единодушно отказаться от института частной собственности прежде всего на основные средства общественного производства и на природные богатства, то есть провести национализацию.

Только потому, что в России есть сотня миллиардеров и тысячи миллионеров, народы России беднеют, а сама Россия всесторонне слабеет.

Если мы хотим сильной и уверенной России — нам нужен новый социализм.

Готов патриарх Кирилл поставить вопрос перед обществом и Властью так?

Нет, конечно, потому что патриарх Кирилл служит не Богу! Он не предаёт анафеме сатанистов у власти, а разделяет с ними власть под знаком Золотого Тельца, то есть и сам является сатанистом! Он не Божий слуга, а слуга мамоны!

Вот оценка Кирилла, данная в одном из монастырей (!) и приведённая в газете «Советская Россия» (от 14.04.11):

«Когда пришёл новый патриарх, нам казалось, вот сейчас что-то изменится, у Церкви откроется второе дыхание. Но прошло два года, и большинство надежд развеялось. Образ действий святейшего стал более-менее понятен. И логика действий святейшего становится вполне предсказуемой:.постоянно повышать планку амбиций по спасению отечества и человечества. А что в это время происходит в сердцах человеческих, уже неважно.».

В том же номере газеты приводился показательный факт. В 2009 году на крестный ход в Москве, организованный Церковью самостоятельно в день памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия, пришло всего три тысячи человек. Тогда в 2010 году к «богоугодному» делу подключились власти, сбором народа занимались префектуры, и число «ходоков» сразу увеличилось до 50 тысяч человек.

Сохранивший инкогнито священник, рассказавший об этом, сокрушается: «Почему наши иерархи всё плотнее сближаются с властью?». И он же признаётся: «За последний год количество всевозможных запросов, анкет и отчётов увеличилось настолько, что настоятелям церквей приходится нанимать специальных людей для бумажной работы».

Знакомая картина и в мирской «россиянской» жизни, не так ли?

Но подобное — в Церкви?

Н-да.

Не-ет, нет ничего более далёкого от идеи Бога, чем современная официальная Церковь.

Можно было бы сказать, что нет ничего более далёкого, чем нынешняя Церковь, и от народа, но тут уж первенство надо отдать нынешнему Кремлю — «кремлёвские сидельцы» находятся от народа на ещё большем удалении, чем церковные бюрократы.

В современной Церкви был иерарх, служивший идее Бога и России, — давно усопший митрополит Иоанн. Но этот боец за могучую и справедливую Россию (не имеющую никакого отношения к «партии» «Справедливая Россия») был в официальной Церкви фактически диссидентом. Сегодня же в церковных кругах мы отыскиваем, за редчайшим исключением, не борцов, а — в лучшем случае — тоже не уважаемых Христом «книжников».

Так, в номере 56-м «Советской России» от 2 июня 2009 года сообщалось:

«Наибольшую тревогу насельников Оптинской пустыни, которая по заветам старцев всегда проявляла интерес к духовной культуре за стенами, к литературе и деяниям цвета русской интеллигенции, вызывает стремление Государственной Думы ратифицировать Европейскую хартию. Её уже приняли в первом чтении.».

Чем же плоха Европейская хартия для «книжников» из Оптиной пустыни? Продолжаем цитирование:

«Что это значит? — сокрушался во время беседы в трапезной голубоглазый иконописец о. Ипатий. — Хартия предполагает повальное сексуальное просвещение наших детей и введение ювенального права, то есть прямой сатанизм — растление детей и отделение их в некую «ювенальную общность», что противоречит нашим традициям и заветам.».

Итак, сам слуга Божий определяет современную либеральную модель общества как сатанинскую. Но нынешний Кремль вслед за Западом определяет эту же модель как образцовую, в то время как социализм и Советский Союз этот же Кремль предаёт исторической и политической анафеме.

Предаёт большевиков анафеме и кирилловская Церковь. Зато нынешних «властителей» и нынешний режим эта Церковь анафеме не предаёт.

Так кому служит нынешняя Русская православная церковь — Богу, России, народам России или сатане и врагам России и её народов?

Иисус Христос заповедал (Матф., гл. 5, стих 37):

«Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого».

Зададимся рядом вопросов.

Либеральная модель жизни следует ли заветам Христа?

Можно ли служить — в соответствии с заветами Христа — одновременно Богу и личному Богатству?

Можно ли считать христианином, а тем более слугой Божьим, тех, кто не отвергает служащих мамоне, Золотому тельцу?

Соответствуют ли идеи социализма и коммунизма идеям Христа?

Соответствуют ли идеям Христа идеи либерального общества?

Отвечает ли учению Христа принцип частной собственности?

На любой из этих вопросов возможен однозначный ответ: «да» или «нет». А это в соответствии с заветами Христа, означает, что любое увиливание от однозначного ответа исходит от лукавого, то есть от сатаны.

Готовы ли ответить на эти вопросы патриарх Кирилл и «православная» Церковь?

Таких вопросов, на которые, не лукавя, можно и нужно давать только однозначные ответы, сегодня накопилось много. Например: «Сама Европейская хартия, беспокоящая насельников Оптиной пустыни, — продукт социализма или капитализма?».

А нынешняя Государственная Дума, готовая одобрить сатанистскую — по оценке не марксистов, а оптинского монаха — обработку юных душ, сама эта Дума — продукт социализма или капитализма?

Вопросы можно продолжить, но стоит ли?

МЫ УЖЕ видели в Советской Вселенной новое небо и обновлённую новую землю. Сегодня это небо и эта земля загажены «саранчой с лицами человеческими» и в «бронях как бы железных» — в бронях алчности и себялюбия.

И если мы хотим вновь увидеть новое небо и новую землю, мы должны понять, что это возможно лишь под новым Красным знаменем новой Страны Добра, которую так ненавидят сатанисты всех мастей, в том числе и из нынешней официальной «Церкви».

Недаром сатанистская Церковь намерена прямо вмешиваться в выбор народа и влиять на него, чуть ли не выставляя на выборах кандидатуры церковников. «Церковные» сатанисты намерены поспешить на помощь власти светских сатанистов.

Что ж, раз так, у тысячелетнего русского православия сегодня есть лишь два пути.

Или и далее идти за либеральными, капитализаторскими лжепророками типа «партиарха» Кирилла и других сатанистов.

Или найти в себе духовные силы и очиститься от них и стать на позиции отвержения той власти, которая угодна мамоне и, значит, неугодна Богу.

Между прочим, второй путь — путь раскаяния, очищения и перехода на сторону ныне униженных и оскорблённых сил Добра, то есть на сторону трудящегося народа, не заказан и самому Кириллу — в полном соответствии с идеями и заветами Христа.

Срез 7. Российские академики - «Иваны, не помнящие родства».

А КАК ТАМ обстоят у нас дела с апостолами научного знания — членами Российской Академии наук?

Великий американский писатель-гуманист Марк Твен справедливо считал, что гражданин, который видит, что политические одежды его страны износились, и не агитирует за создание новых одежд, является изменником. То есть не просто малодостойным гражданином, а именно изменником].

Иными словами — предателем и преступником!

Так что не только по мнению Сергея Кремлёва, но и по мнению великого гуманиста из великой — когда-то — страны, такую, например, влиятельную общественную группу, как партия «Единая Россия», следует считать вдвойне морально преступной общественной группой.

Вдвойне потому, что эта «партия» не только не агитирует за создание новых политических одежд для России, но всеми силами пытается уверить нас, что существующие одежды удобны и великолепны как несуществующее новое платье короля в сказке Ганса Христиана Андерсена.

В «россиянском» обществе существует и ещё одна влиятельная общественная группа, о которой тоже пора поговорить, чтобы понять — а не заслуживает ли и она того, чтобы определить её как морально преступную?

Эта общественная группа — Российская Академия наук.

Понимаю, что подобная постановка вопроса способна вызвать бурю далеко не академического возмущения, но давайте-ка подойдём к проблеме как учёные.

То есть беспристрастно, последовательно, на базе фактов и логически состоятельных аргументов. Ведь с мнением Марка Твена нельзя не согласиться, если стоять не только на подлинно гражданской, но и на чисто научной точке зрения.

И вот почему.

Знание — сила само по себе. А научное знание — это, тем более, великая, могущественная и даже в некотором отношении непобедимая сила.

Но как раз строгий научный анализ, предпринятый с позиций не только философии и социальных наук, включая историю, но и с позиций математики, физики, биологии, физиологии, экологии, экономики, инженерных наук и т. д., однозначно выявляет гибельность либеральной модели общества, основанного на праве частной собственности.

Гибельность для будущего как планеты в целом, так и России в частности. Причём для России эта гибельность всё более видна невооружённым, что называется, глазом — не требуются ни электронный микроскоп, ни пулковский телескоп.

Великий русский мыслитель Владимир Ульянов дал нам чёткую, чеканную и строго научную формулу:

«Коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Но верна и инверсия этой формулы:

«Если ты обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество, то ты неизбежно станешь коммунистом!».

Наиболее яркое подтверждение эта формула нашла в судьбе великого французского физика-атомщика Фредерика Жолио-Кюри. Начав свой духовный рост как беспартийный буржуазный гуманист, он завершил его, войдя в руководство Французской компартии.

Есть в истории науки и другой выдающийся пример, но о нём — чуть позже.

Итак, если ты образован, интеллектуально развит и при этом желаешь быть граждански состоятельным, честным членом общества, ты не можешь не прийти к коммунистическим убеждениям. Ведь истинный коммунист — это человек, желающий такого устройства общества, когда никто не будет иметь возможности делать другим людям то, чего он не хотел бы, чтобы делали с ним.

Последнюю мысль можно считать современной формулой коммунизма, причём она полностью совпадает с библейским заветом: «Итак во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.» (Матф., гл. 7, стих 12).

Обе эти формулы — и большевика Ленина, и евангелиста Матфея — отвергают ту частную собственность, которая позволяет меньшинству незаслуженно присваивать себе часть труда большинства и глумиться над Человеком в человеке. Следовательно, тот, кто обогатил свою память полноценным научным знанием и развил в себе способность к научному анализу, а в результате не стал коммунистом, является моральным преступником.

УЧЕНЫЕ — это, по определению, люди, обладающие точным, научным знанием и профессионально обязанные уметь анализировать эти знания, уметь сопоставлять, вскрывать взаимосвязи фактов и явлений и делать выводы.

Но если учёные всё это умеют, то, прежде всего, выдающиеся, ведущие учёные, члены Российской Академии наук, не могут не видеть всей гибельности сохранения капиталистических, частнособственнических отношений в России.

А видя это, они — именно как учёные, а не только как граждане — не могут не сознавать и полную бесперспективность нынешнего режима в РФ, его несостоятельность с любой точки зрения.

Ну, так об этом надо громко — на всю страну — и говорить!

Все крупные «российские» учёные фактически являются советскими учёными. Весь фундамент их научных знаний был заложен в СССР советской системой высшего образования и советской же системой подготовки научных кадров высшей квалификации.

Соответственно, члены РАН и другие их «российские» коллеги по науке, в отличие от своих западных коллег, в своё время прослушали целые курсы общественных наук и должны бы разбираться в вопросах социальной жизни человечества несравненно более глубоко и полно, чем это характерно для типичного западного учёного.

Западные учёные чаще всего специализированы, а вот советских учёных учили думать, помня о законах общественного развития.

Физик Эйнштейн считал, что наука не призвана ставить цели (общественные, естественно), и хотя такая постановка вопроса не представляется очень уж верной, с ней можно согласиться в том смысле, что для науки более свойственно оценивать те или иные цели общества.

Но в любом случае наука обязана предупреждать общество о возможных негативных последствиях реализации тех или иных целей. Наука должна предупреждать о бедах и, тем более, не должна затаскивать общество в них.

Уже Академия наук СССР, особенно — горбачёвского образца, скатывалась на прямо преступные общественные позиции. «Академические» «экономисты» типа академиков Абалкина, Шаталина, Аганбегяна уверяли общество в якобы несостоятельности плановой экономики, в якобы благотворности рынка, в необходимости безработицы, «шоковой терапии» и т. п.

Отделение экономики АН СССР прямо и сознательно подталкивало общество к отрицанию социализма и к призрачным надеждам на капитализм. И деятельность АН СССР по открытому разложению СССР поощрялась сверху и оплачивалась извне.

Отделение истории АН СССР и Отделение философии и права АН СССР тоже не безвозмездно (то есть не бесплатно) переходили на подлые, антинаучные ренегатские «рельсы», докатываясь до антисоветизма и антикоммунизма.

Остальная же Академия наук СССР при этом помалкивала, хотя в её истории был опыт коллективного письма сотен членов АН СССР в ЦК КПСС с осуждением (как сейчас понятно — неаргументированным и некорректным) деятельности академика Лысенко в 60-е годы.

Теперь же, во время горбачёвщины, ни один из советских академиков, не говоря уже об АН СССР как неком целом, не возвысил свой голос в защиту СССР и социализма.

А ведь учёным в СССР верили.

Зато многие разрушительные социальные и экономические преобразования перестроечных и постперестроечных годов были «освящены» «авторитетом науки».

То есть уже АН СССР была повинна не только в общественно преступном бездействии, но и в общественно преступных действиях. Российская АН это положение лишь усугубила и обострила.

А ведь чисто научный анализ нынешней ситуации в РФ, предпринятый с позиций любой отрасли научных знаний, даже петрографии, ботаники или палеонтологии, приводит к однозначной оценке нынешнего режима в РФ. И эта оценка не может не быть научным приговором режиму: наука в РФ много лет разрушается самим государством.

ЧЛЕНЫ РАН не могут не видеть исключительно разрушительной сути режима как учёные. Но тогда уже как граждане, члены РАН обязаны всемерно и постоянно доводить результаты своего анализа до широкой общественности, до народа.

И — не доводят!

Что это, как не научное и нравственное преступление?

В РАН сегодня нет «российских учёных» — все члены и члены-корреспонденты РАН — это советские учёные, получившие образование в высших учебных заведениях СССР, воспитанные и сформированные советскими научными школами. Тем не менее нынешняя РАН предала не только своё былое гордое имя Академии наук СССР, но даже свой профессиональный праздник.

Учёные Советского Союза каждое третье воскресенье апреля отмечали День науки. Даже — не советской науки, а вообще Науки, поскольку в СССР Наука стала одним из важнейших факторов развития страны — в полном соответствии, к слову, с основным экономическим законом социализма, сформулированным Сталиным.

Выбор даты праздника науки в СССР был связан с тем, что в конце апреля 1918 года Ленин написал (не подписал, а лично написал) «Набросок плана научно-технических работ», куда одними из первоочередных задач науки входили электрификация всей страны и исследование естественных ресурсов России.

Но в 1999 году «россиянские» учёные согласились на учреждение Дня российской науки, хотя уже к тому времени понятие «российская наука» было понятием скорее фантомным, то есть призрачным, реально не существующим. Новый «праздник» был приурочен к дате основания Академии наук по указу петровского Сената от 28 января (8 февраля по новому стилю) 1724 года.

От Петра отсчитывала начало науки в России и советская страна, и это было объяснимо. В царской России после Петра наука оказалась бедной падчерицей общества, а в СССР она стала интеллектуальным лидером общественного процесса.

Показательно, что Пётр ставил перед Академией весьма скромные задачи и по тем временам не мог не ставить перед ней лишь скромные задачи. Пётр повелел «учинить академию, в которой бы учились языкам, также прочим наукам и знатным художествам и переводили б книги».

Всего-то!

Предав советский День науки, «Россиянская» Академия наук сама отреклась от былых грандиозных задач, которые ставило советское общество перед советской наукой и которые советская наука успешно решала даже в условиях её подавления различными «агентами влияния» и просто бездарными карьеристами.

Наука в СССР имела вполне понятный высокий авторитет как у народной массы, так и у руководства СССР — даже во времена инертного Брежнева, даже во времена невежды Хрущёва. Фактически члены Академии наук СССР пользовались социальным иммунитетом сродни дипломатическому, то есть обладали своего рода правом неприкосновенности.

Физик-академик Сахаров предал науку и интересы Родины, прямо объявил себя политическим противником социалистического строя и был лишён всех правительственных наград и званий, за исключением единственного — звания действительного члена АН СССР.

Соответственно, он продолжал пользоваться и тем государственным обеспечением, которое полагалось ему как члену АН СССР.

Крупный математик, член-корреспондент АН СССР Шафаревич опубликовал за рубежом историко-политиче-ский пасквиль на социализм, что наверняка стоило ему избрания в действительные члены АН СССР.

Однако уже полученного звания члена-корреспондента АН СССР Шафаревич лишён не был. Как и финансовых выплат, связанных со званием членкора.

Академики из РАН обо всём этом предпочитали все антисоветские годы помалкивать, а сегодня Академию наук всё больше игнорируют. Но даже нынешний Кремль, при всей его очевидной и усиливающейся склонности к тоталитарности, не рискнёт применять какие-либо серьёзные санкции к учёному с высоким официальным статусом академика РАН.

Даже — в случае самой острой интеллектуальной и гражданской его конфронтации с режимом.

А если таких академиков будет десяток?

А если — сто?

Причём чем более острой, принципиальной и публичной, гласно заявленной была бы конфронтация, тем больше было бы у протестантов шансов на то, что им «ничего не будет».

Порукой тому — не только по-прежнему высокий авторитет науки, но также и то обстоятельство, что крупные учёные РФ являются неформальными членами интернационального научного сообщества, и это обеспечивает российским учёным дополнительный социальный иммунитет.

Что, если бы президиум РАН созвал чрезвычайное Общее собрание РАН с приглашением на него ведущих зарубежных учёных, с привлечением ведущих мировых средств массовой информации? И что, если бы с трибуны этого Общего собрания РАН отечественные учёные аргументированно предали интеллектуальной анафеме нынешний кремлёвский режим и его опору — частную собственность?

Что, если бы РАН публично обратилась к стране с предупреждением о том, что нынешний режим, установленный в результате избрания народом череды политических обманщиков, губителен для нас уже в ближайшем будущем?

Что, если бы РАН потребовала гласного, многодневного, транслируемого по всем телевизионным каналам общенационального «круглого стола», потребовала бы проведения референдума по основным вопросам и т. д.?

Убеждён, что даже Кремль был бы вынужден с такой — единой и коллективной — позицией Академии наук считаться.

Однако дела обстоят прямо противоположно. Несмотря на особо выигрышное социальное и системное положение в обществе, Российская Академия наук фактически освящает своим молчанием антинародную и разрушительную политику нынешнего Кремля.

Думая о нынешней РАН, тоже вспоминаешь «Путешествия Гулливера», но уже не в Лилипутию, а в странную страну Лапуту, где имелась странная «академия» «наук». Если РАН будет по-прежнему гнуться перед режимом, она вполне может выродиться в карикатуру на саму себя и стать чем-то вроде сборища псевдоучёных в Лапуте.

О сопоставлении же РАН с АН СССР вообще говорить не приходится!

В ДОМЕ повешенного не говорят о верёвке, и в храме «россиянской» науки предпочитают помалкивать об убийстве великой советской науки ельцинским и постъельцинским режимом.

В доме со стеклянными стенами не принято бросаться камнями, и «россиянская» академическая наука стоит перед Кремлём по швам — упаси бог ненароком швырнуть в него камень, и непрочные замусоленные стены рухнут.

И это при том, что мысль Ленина о том, что коммунистом можно стать, лишь освоив всё духовное богатство человечества, безусловно, имеет, как уже было сказано, инверсию: честное освоение духовных приобретений человечества делает человека коммунистом. Выдающимся доказательством этого стала позиция великого физика Альберта Эйнштейна.

В 1949 году появилось его эссе «Почему социализм?».

Фактически это были рассуждения человека, пришедшего от буржуазного либерализма к научному марксизму. Эйнштейн писал (полностью эссе можно найти в Интернете:

Http://varj ag-2007. livej ournal.com/146923.html):

«.несчётные голоса утверждают, что человеческое общество находится в состоянии кризиса и потеряло стабильность.

…я могу коротко изложить своё мнение о сущности современного кризиса. Речь идёт об отношении человека к обществу. Как никогда раньше, человек осознаёт свою зависимость от общества. Но эту зависимость он (Эйнштейн подразумевал, естественно, человека западного общества, хотя и не подчёркивал этого. — С.К.) ощущает не как благо, не как органическую связь, не как защищающую его силу, а скорее как угрозу его естественным правам или даже его экономическому существованию.

Более того, его положение в обществе таково, что заложенные в человеке эгоистические (точнее — животные, биологические. — С.К.) инстинкты постоянно акцентируются, в то время как социальные, более слабые по своей природе (поскольку они не закладываются генетически, а воспитываются обществом. — С.К.), всё больше деградируют.

Действительным источником этого зла, по моему мнению, является экономическая анархия капиталистического общества. Мы видим перед собой огромное производительное общество, чьи члены всё больше стремятся лишить друг друга плодов своего коллективного труда. И не силой, а по большей части соблюдая законом установленные правила (имеется в виду, безусловно, «священное» «право» частной собственности. — С.К.).».

Конечно, здесь не всё было верным — при капитализме лишить плодов коллективного труда могут не все всех, а лишь собственники средств производства — наёмных рабочих. Но Эйнштейн ведёт свой анализ и дальше:

«.Владелец средств производства имеет возможность купить рабочую силу рабочего. Используя средства производства, этот рабочий производит новую продукцию, которая становится собственностью капиталиста. Важно понять, что даже в теории заработная плата рабочего не определяется стоимостью произведённого им.

Частному капиталу свойственна тенденция к концентрации в руках немногих. В результате. появляется капиталистическая олигархия, чью чудовищную власть демократически организованное общество не может эффективно ограничивать.

Более того, при существующих условиях частные капиталисты неизбежно контролируют, прямо или косвенно, основные источники информации (прессу, радио, образование). Производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления.».

Этот вывод подводил к сути вопроса уже ближе, но Эйнштейн шёл и ещё дальше:

«.Я убеждён, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путём создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей (через три года об этом же писал Сталин в «Экономических проблемах социализма». — С.К.). В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану.

Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нём чувства ответственности за других людей вместо существующего в нашем (капиталистическом. — С.К.) обществе прославления власти и успеха.».

Эта обширная цитата не нуждается в комментариях.

При этом Эйнштейн заявлял, что «ясность в отношении целей и проблем социализма имеет величайшее значение в наше переходное время», то есть Эйнштейн, как и Маркс, был убеждён, что переход от мирового капитализма к мировому социализму не только реален, но и неизбежен.

В то же время Эйнштейн уже видел ту основную опасность для будущего социализма, которая формировалась внутри реального социализма. Он писал:

«Необходимо помнить, однако, что плановая экономика — это ещё не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности (здесь Эйнштейн не столько констатировал, сколько предупреждал, потому что наибольшее закрепощение личности в условиях реального социализма надо отнести к временам «горбачёвской» перестройки. — С.К.). Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей (что и произошло в эпоху поздней брежневщины и затем — горбачёвщины. — С.К.). Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии».

Как видим, не только Ленина беспокоила угроза социализму со стороны бюрократии. Исключительную сложность назревших в ходе построения реального социализма в СССР социально-политических проблем хорошо понимал и Сталин.

Именно решимость серьёзно реформировать советское общество на началах социалистической демократии после того, как страна преодолела полосу форс-мажорных ситуаций, стоила Сталину, а затем Берии жизни в 1953 году.

Запоздалое понимание необходимости таких реформ стоило в 1957 году уже не жизни, но — политической карьеры Маленкову, Молотову и Кагановичу.

Последние три члена сталинской политической «команды», занимавших в социальной иерархии высшие места, не побоялись выступить против антинаучного волюнтаризма Хрущёва и хрущёв цев.

Они были возвращены за это хрущёвцами в «первобытное состояние» — в гущу народной массы, однако от своих убеждений не отказались.

Зато члены научной «команды» Советского Союза, советские академики, прекрасно понимая интеллектуальную и научную правоту политических соратников Сталина, предпочли в 50-е годы трусливо отмолчаться, держась за свои привилегии и посты.

А ведь их гласно выраженный коллективный протест против антинаучного авантюризма Хрущёва мог бы в одночасье опрокинуть Хрущёва и его клевретов и направить развитие общества по конструктивному пути.

И кто, как не Академия наук СССР обязана была выдвинуть и пропагандировать идею о жизненной важности для социализма обратных общественных связей между властью и народом?

ОБРАТНЫЕ связи так и не стали фактором укрепления и развития социализма. Напротив, их отсутствие стало причиной его деградации и падения. Сегодня это понятно уже многим. Но где тот научный анализ, предпринять который обязано высшее научное учреждение России?

Нет, вместо научного анализа РАН поощряет антиисторические и исторически невежественные измышления различных академических «историков» типа академика Сахарова (уже не физика, а историка).

Единственный крупный учёный в РФ с мировым именем, который публично солидаризируется с социалистической идеей, — академик Жорес Алфёров. Можно вспомнить также покойных академиков Моисеева, Львова. Не чурался слова «социализм» — по крайней мере, в личном общении — покойный академик-оружейник Михайлов.

Но это же единицы!

Зато в избытке мы имеем иные примеры.

Скажем, в 2010 году академик Фортов опубликовал совместно с членом-корреспондентом РАН Игорем Каляевым статью в журнале «Национальная оборона». Там они призвали к созданию в РФ российского аналога американского агентства по перспективным разработкам (DARPA- Defense Advanced Research Projects Agence).

При этом сами же напомнили, что DARPA было создано в 1958 году как реакция на запуск в СССР первого искусственного спутника Земли.

0 том, что Первый спутник запустил СССР, академики ещё помнят. Но далее они утверждают, что DARPA «во многом было скопировано с нашей СПП РАН (жирный курсив везде мой. — С.К.).».

СПП РАН — это Секция прикладных проблем при президиуме РАН. Но как в 1958 году Америка могла скопировать что-либо из структуры РАН (то есть Российской академии наук), академики не поясняют.

И тут — одно из двух.

Или в РАН создана секретная машина времени, на которой чины администрации президента Эйзенхауэра слетали из 1958 в 2010 год и всё в РАН скопировали.

Или.

Или «россиянские» «академики» Владимир Фортов и Игорь Каляев — «Иваны, не помнящие родства». А к тому же ещё и невежды, не знающие, что в 1958 году существовала не РАН, а АНСССР\

То есть не «россиянская», а советская Академия наук СССР.

Но и это не всё!

Страницей раньше академические «непомнящие Иваны» пишут:

«СПП РАН, основанная в 1951 г., до конца 80-х годов прошлого века достаточно успешно справлялась с возложенной на неё миссией, что подтверждается большой наукоёмкостью вооружений и военной техники. созданных в СССР в тот период».

Ну, во-первых, пусть кто-либо мне объяснит- как ельциноидная РАН, существующая с 1992 года, могла основать что-либо в 1951 году?

Во-вторых, как СПП РАН могла справляться до конца 80-х годов с проблемами разработки советских вооружений?

И, наконец, в-третьих, если Секция прикладных проблем Академии наук была основана в 1951 году, то она не могла быть основана без деятельного участия в этом Сталина и Берии — как куратора всех тогдашних советских высокотехнологичных и перспективных оборонных исследований и разработок.

За всю историю России у отечественных учёных и инженеров были, не считая Петра Великого и Ленина, только два лучших друга из числа высших руководителей государства — Сталин и Берия.

А первый из первых, конечно, — Сталин!

Именно советский — до 1985 года, а не антисоветский, начавшийся с приводом к власти Горбачёва, период истории Отечества был периодом возвышения науки и техники. Кому, как не академическим умам, об этом знать, и кому, как не им, об этом громко говорить?

Ан нет!

«Россиянские» «академики» не только не подчёркивают вклад Сталина и Берии, но недрогнувшей рукой пишут строки, которые отдают политической и исторической шизофренией:

«Основой успешной деятельности СПИ РАН было тесное взаимодействие Министерства обороны, Академии наук СССР, осуществлявшей научно-методическое руководство деятельностью СПП РАН, и военно-промышленного комплекса СССР».

Нет уж!

Тесное взаимодействие Министерства обороны и Академии наук, осуществлявшей научно-методическое руководство деятельностью академической Секции прикладных проблем и отечественного военно-промышленного комплекса, было основой успешной деятельности не СПП РАН, а СПП АН СССР!

СССР!!

Союза Советских Социалистических Республик!!!

Приведённый выше пример характерен, и поэтому не будет натяжкой заявить, что в целом РАН — это не только коллективный гражданский и интеллектуальный трус, но и коллективный моральный и интеллектуальный преступник.

ЛИШНИЙ раз такую оценку подтвердили выборы нового президента РАН.

Казалось бы, нобелевский лауреат Жорес Алфёров должен был быть вне конкуренции, в том числе и потому, что Алфёров — не только крупный учёный, но ещё и деятель КПРФ, то есть единственной партии, предлагающей реальные способы наполнения бюджета государства за счёт национализации ведущих доходных отраслей и прогрессивного налога.

А избран был Владимир Фортов, откровенный соглашатель с режимом, заведомо неспособный на вывод науки из краха.

Московский журнал «Профиль» издаётся совместно с германским журналом «Шпигель» и под его идейным патронажем. «Профиль» — орган вполне либеральный и «демократический», и в № 21 от 3 июня 2013 года там опубликовано интервью с новым президентом РАН Фортовым.

Это интервью может считаться образцом ловкости языка — на двух страницах новый президент РАН сумел не высказать ни одной свежей мысли, отделываясь шаблонным «ротация кадров», «достойная зарплата», «инновационный путь развития» и прочей словесной шелухой, не содержащей в себе ни одного полновесного «зерна» нужной стране мысли.

В теории информации есть приём — освободить анализируемый текст от всего, что не несёт конкретных сведений и мыслей, вышелушить суть из вороха слов. Если текст абсолютно пустопорожний, он в результате своего рода словесной сублимации самоуничтожается, исчезает.

Интервью Фортова — просто-таки классический пример такого самоуничтожающегося при анализе текста.

Интервью Фортова — это и образец той гражданской трусости, о которой уже было сказано выше.

Однако не фортовыми была сильна русская и советская наука и не ими возродится. С другой стороны, и у гражданской трусости должны быть свои пределы.

Даже в «россиянском» обществе авторитет науки ещё окончательно не подорван. Так что «Уходите!», сказанное Кремлю и капитализму Российской Академий наук в нужный момент, может стать важнейшей вехой на пути к социалистическому возрождению России.

Не исключаю, что меня обвинят в чересчур уж негативных оценках РАН и научного сообщества в целом, но ведь кто-то же должен быть на высоте событий и проблем? И если научная элита оказывается не на высоте требований эпохи, то кто-то же должен сказать об этом прямо и нелицеприятно?!

Ведь если гражданское падение РАН произошло (а оно произошло), то её возвышение до научных и гражданских высот может начаться лишь с честного, научно беспощадного признания глубины её гражданского и интеллектуального падения самой Российской Академией наук.

Срез 8. СМИ: «Неча на рожу пенять, коли зеркало криво».

СРЕДСТВА массовой информации давно называют четвёртой властью, имея в виду, что первые три — это власть законодательная (парламент), исполнительная (правительство) и судебная.

На деле всё иначе — с властью всё обстоит примерно так, как со свежестью осетрины в «Мастере и Маргарите» Булгакова.

Свежесть у осетрины бывает первая, она же и последняя. Власть или есть, или её нет.

Как и свежесть осетрины, власть может быть только первой и последней.

Власть также едина и неделима.

Если она делима, то это — не власть.

Власть — это возможность делать самому то, что считаешь нужным ты, и возможность заставлять остальных делать то, что ты считаешь нужным.

Правда, властью может обладать и группа, а не индивидуум, но — только тогда, когда эта группа выступает вне своего узкого круга абсолютно сплочённо и монолитно — как один человек.

Кто же обладает властью в обществе?

Ну, в разных типах общества природа власти разная: в социалистическом — одна, в капиталистическом — другая.

Власть при том реальном социализме, который мы имели, в конце концов оказалась растворённой в «кислоте» тотального предательства советской элиты.

Но в принципе власть в социалистическом обществе должна принадлежать народу за счёт: а) регулярных общенациональных, региональных и местных референдумов; б) эффективно обеспеченного права народа на отзыв депутатов любого уровня в любое время и наказания депутатов, злоупотребивших.

Мы ещё об этом поговорим позже.

В капиталистическом обществе власть принадлежит узкому олигархическому клану наиболее влиятельных (необязательно, к слову, наиболее богатых) собственников капитала.

Все остальные виды «власти» лишь обслуживают эту единственную, неделимую, первую и последнюю Власть Капитала, Золотой космополитической Элиты.

Но и влияние средств массовой информации (СМИ) в обществе всё же велико, и в немалых пределах они самостоятельны и делают то, что считают необходимым сами, то есть элементами власти обладают.

Формально власть даже при капитализме принадлежит народу, то бишь «нации». Конституция США так и начинается: «Мы, народ.»То есть над избираемой (пусть и якобы избираемой) властью тоже может быть контроль.

Контроль над СМИ называется цензурой, и уже светлый русский мыслитель Александр Пушкин писал о необходимости общественной цензуры.

Он объяснял эту необходимость тем, что, с одной стороны, «литераторы заслуженно имеют над массой только им свойственные власть и влияние», но именно поэтому, с другой стороны, «нельзя допускать до чрезмерного усиления этой власти».

Датский мистик Кьеркегор, отнюдь не самый солнечный буржуазный философ, писал, что ныне дьявол поселился в печатном станке.

Пушкин и Кьеркегор не упоминали телевидение, но только потому, что в их время ещё не существовало телевизионной «иглы».

Сегодня на «телеиглу» Останкинской телебашни удалось посадить если не всё общество, то большую его часть.

Не надо, впрочем, читать ни Кьеркегора, ни Пушкина — достаточно жить в «Россиянин» образца «1992/2011 года», чтобы прийти к сходным выводам относительно СМИ самостоятельно. Ибо всё то мутное, грязное, что происходило, происходит и ещё будет происходить в былой Советской стране, возможностью своего свершения обязано в громадной степени пишущей и электронной прессе.

ЖУРНАЛИСТИКУ недаром числят среди древнейших профессий, и совсем не случайно она входит в этот перечень наряду с проституцией. Одно время, правда, обрисовалась такая ипостась журналистики, как роль своего рода общественного ревизора, гарантирующего общество от бесконтрольных злоупотреблений отдельных общественных слоев или личностей. Недаром в 1845 году в Германии появился журнал с названием «Шпигель», то есть «Зеркало».

(Замечу в скобках, что сегодня «Шпигель» обрёл новую ипостась — уже кривого зеркала в виде курируемого «Шпигелем» московского журнала «Профиль».).

Советская власть вызвала к жизни новый, высший, тип прессы — прессы не только факта и даже не только мысли. Ленин писал, что газета — это не только коллективный пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор.

Очень плодотворный подход — если организационные возможности прессы направлены на созидание.

Всё это сегодня в прошлом.

Куда там — «организатор»! Сегодня пределом мечтаний становится просто объективная подача информации, потому что объективная пресса, более-менее точно отражающая жизнь общества и его проблемы, Кремлю не нужна.

Соответственно, «россиянские» средства массовой информации в массе своей служат не «ревизорским», не организаторским и не информационным запросам общества, а идеологически обслуживают интересы частнособственнического режима.

Режим ориентирован на идеологию разрушения, развала, рвачества, аморализма и индивидуализма, так на что могут быть ориентированы и на что ориентированы наши СМИ?

Есть просторечное выражение «вешать лапшу на уши».

Но где её вешают, эту дезинформационную «лапшу»? Не в столовой ведь и не в продовольственном магазине.

На уши «дорогих россиян» эта «лапша» перемещается с телеэкранов и печатных страниц. И вешают её так, что приходится удивляться — как только уши выдерживают?

Но пока что выдерживают, потому что, если бы было иначе, народ не был бы так податлив к политике оболванивания и идиотизации, не превращался бы из народа в легко поддающийся манипуляциям «электорат».

Сами по себе народы не так глупы. В 1941 году, когда народы СССР ощутили реальную угрозу своему историческому существованию, угрозу своим коренным интересам, они, эти народы, немедленно нашли в себе силы для невиданной моральной и материальной мобилизации и выигрыша тяжелейшей войны!

Но тогда у народа были ясные цели и ясные задачи, поставленные мобилизующей на борьбу пропагандой. При этом народ имел во главе себя компетентное руководство.

Кремль в Москве стоял тогда тот же, что и сейчас, да вот сидели тогда в Кремле совсем иные фигуры — не лилипуты, а Гулливеры.

А если сегодня народы РФ и СНГ (за исключением народа Белоруссии) почти полностью деморализованы, то причина этого не столько в народной глупости и неразвитости, сколько в том, что народы СССР вот уже двадцать лет имеют во главе себя бездарное или предательское руководство с микроскопическим, лилипутским образом «мыслей».

А при этом народы обрабатываются такими методами и с таким размахом, какие не снились даже геббельсовской пропаганде.

Каждая страница множества многотиражных массовых изданий ориентирована на воспитание тотальной ненависти или хотя бы нелюбви к собственной Родине, на культивирование пренебрежения к исторической правде.

Сегодняшние печатные СМИ, но особенно радио и телевидение, насаждают в умах и душах самый страшный тоталитаризм — информационный. А информационный тоталитаризм ведёт к тотальному безмыслию общества, к самопожиранию, к социальному идиотизму и антиобщественному варварству.

Достигнутый «россиянскими» СМИ уровень разрушения общества таков, что, если собрать новый Нюрнбергский трибунал, он признал бы большинство (за редким исключением) ведущих средств массовой информации нынешней «Россиянин» нравственно преступными организациями, сыгравшими решающую роль в реализации беспримерных в мировой истории нравственных преступлений против общества, против народов, против мира, человечности и глобальной стабильности!

Да вот только где взять такой Трибунал? Ведь если судить объективно, то на его скамью вместе с «россиянскими» СМИ должны были бы сесть почти все мировые СМИ с их хозяевами…

Впрочем, о последних пока не разговор, а что касается «россиянских» информационных преступников, то справедливым наказанием для них могла бы стать не петля, не пуля, а депортация за пределы той страны, против прошлого, настоящего и будущего которой эти преступники совершали и совершают преступления.

И это не было бы ущемлением свободы совести по причине полного отсутствия совести у наказуемых.

Народы России ввергнуты в глупый и совершенно ненужный им кризис политическими мафиями самых разных уровней и происхождения, но впасть в состояние непреходящего массового социального помешательства эти народы смогли только потому, что их методично, коварно, бесстыдно и тотально сводили и сводят с ума «россиянские» и «эсэнгэшные» информационные преступники.

Общественное «зеркало», призванное отражать прошлое и настоящее, оказалось настолько кривым, что даже многие нормальные люди, глядя в него, ужасались и ужасаются увиденным.

Ужасаются до потери исторической памяти, до потери социального самообладания и чувства реальности.

В результате сама «россиянская» жизнь заставляет переиначивать старую пословицу «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива» на «Неча на рожу пенять, коли зеркало криво».

Римский сенатор Катон-старший любую свою речь на любую тему заканчивал одинаково: «И, кроме того, Карфаген должен быть разрушен!» Вот так же все граждански ответственные, все честные люди России должны раз за разом повторять:

«Средства массовой информации, пропагандирующие в России расслоение, разрушение, развал, разъединение и «разисторивание» общественного бытия, аморальность, распущенность и т. п., нравственно и исторически преступны и должны быть пригвождены к позорному столбу мировой истории и глобальной цивилизации!».

Может показаться, что здесь «телега» поставлена впереди «лошади», что здесь перепутаны причины и следствия, ибо все те журналы, газеты, радио- и телепередачи, которые несли и несут в себе разрушительные, дезинтеграционные, провокаторские импульсы и побуждения, — всего лишь орудие в руках нынешнего режима и его западных кураторов.

Приснопамятный Егор Яковлев не мог издавать в горбачёвские времена не провокационные «Московские новости» уже потому, что его кандидатура рассматривалась и утверждалась в горбачёвском ЦК КПСС как раз для того, чтобы он издавал то, что он издавал.

Точно так же и сегодня Российское телевидение (особенно кабельное) превращается по преимуществу (исключения, к счастью, есть!) в антиобщественное, подчёркнуто аморальное и провокационное явление не по одной лишь природной склонности руководства телеканалов к антиобщественному поведению.

Всё происходит в силу прямых руководящих указаний (в данном случае даже не имеет значения, чьих конкретно и откуда) о направленности политики каналов.

Кто заказывает музыку, тот и платит.

Ну, не могут нынешние руководители телевидения и пригреваемые ими млечины, познеры и Сванидзе вести дело иначе, чем они его ведут! Их ведь и самих ведут, поскольку средства массовой информации, ловко манипулирующие массовым сознанием, сами подвержены манипуляциям «казначеев», срывающих с «мыслителей» даже подобие фигового листика «свободы» слова.

Всё это, конечно, верно. Но недаром во все времена народ инстинктивно сторонился и ненавидел не столько судей, сколько палача].

КАЗАЛОСЬ БЫ, палач должен ужасать менее судьи: ведь на смерть осуждает судья, и только потом палач казнит. И казнит палач в принципе не по природной кровожадности, а по законному приговору суда.

Казалось бы, не было бы судей — не было бы и осуждённых. А не было бы осуждённых — не было бы и палачей, которые их обязаны казнить, но.

Но народ понимает, что если бы не было палачей, то не было бы и казнённых.

В конечном счете, надевает петлю он, палач, добровольно взявший на себя обязанность прервать жизнь другого человека.

При этом подпольщик или чекист времён войны, взрывающий в постели оккупационного гауляйтера, был не палачом, а народным мстителем. Русские революционеры пели: «Поднимется мститель суровый, и будет он нас посильней.».

С другой стороны, поэт сказал: «Свободы, гения и славы палачи.».

Вот так же и с теле-, радио- и просто журналистикой в нашей стране. За нечастым исключением, её деятели в последние годы были, по сути, теми палачами, которые ежедневно казнили и казнят в умах и душах сограждан разум, мораль, чувство принадлежности к великому государству и великой истории, гордость за своё Отечество и надежду на его великую и светлую судьбу.

Можно выделять сколько угодно миллиардов долларов на информационную войну против народов России. Можно на эти доллары нанять свору менеджеров и редакторов. Можно закупить самую современную аппаратуру.

Но если не будет радиокомментаторов типа Натальи Бехтиной, уже два десятилетия убивающей умы и души тех, кто слушает её?

Если не будет телевизионных комментаторов и ведущих телевизионных шоу типа Познера или Сванидзе, занимающихся на десятках телеканалов тем же, чем занимаются на радио разного рода бехтины?

Что ж, тогда не будет и ежедневных, ежечасных потоков лжи, которые изливаются в сознание «дорогих россиян», до отказа забивая его духовным и дезинформационным навозом.

Не было бы палачей — не было бы казнённых.

Не было бы профессиональных радио- и телевизионных лжецов и провокаторов — не было бы и одураченных, не было бы всё возрастающего числа социальных идиотов и невежд, убеждённых в том, что Солнце вращается вокруг Земли (в чём убеждена сегодня уже чуть ли не треть «дорогих россиян»).

Англичане говорят: «Права моя страна или не права, но это — моя страна!».

А что — неплохо сказано!

В устах англичан это звучит, пожалуй, спесиво, но о какой спеси может быть речь у русского человека! Нам бы элементарное чувство собственного достоинства приобрести, да потом его не утратить — иза то спасибо.

Но как раз этого чувства, как и чувства неразрывности личной судьбы с судьбой Родины, у тех, кто появляется на экранах, в эфире, на печатных страницах, нет, как правило, начисто].

Отдельные лица, пытающиеся сохранить моральную чистоту в том вселенском доме терпимости, в который обращен информационный потенциал России, — не в счёт. Погоду делают не они.

Хотя им — за то, что они делают, честь и хвала!

Да, есть ряд газет и журналов, даже ряд телевизионных передач и даже телевизионные каналы, которые в той или иной степени, насколько позволяет им их понимание происходящего, пытаются быть точными, честными и достоверными, пытаются бороться за доброе в умах и душах. Но им противостоит легион других!

И этот легион источает ненависть к СССР и социализму, провоцирует социальную неврастению, тщательно взбудораживает и без того растревоженные сердца и делает из мух слонов, а из слонов — мух.

Эти легионеры дезинформации лгут и фиглярничают, ёрничают и лгут, лгут и ухмыляются.

И палачествуют, палачествуют, палачествуют.

Каждый, кто, пользуясь предоставленными ему информационными возможностями, не освещает объективно, а чернит советское прошлое, имена Ленина и Сталина, идеи социализма, берясь за перо или выходя в эфир, пусть знает, что он — палач!

Он казнит в умах и душах правду, добро, разум и историю Отечества.

Каждый, кто, пользуясь предоставленными ему информационными возможностями, оправдывает Горбачёва, Ельцина, нынешний Кремль и его режим, оправдывает капитализм и «либеральные ценности» — тоже палач.

Он убивает возможность разумного, честного, справедливого настоящего и будущего Родины.

По каждому из тезисов, отражающихся в кривом зеркале «россиянских» СМИ, можно привести множество возражений, но как раз анализа-το, диалога, дискуссии, спора эти, питающиеся свежей кровью народной боли дезинформационные упыри и боятся более всего.

Гоголевский Вий при всём своём полуночном могуществе и устрашающем облике был не способен противостоять даже первым проблескам ясного солнечного света.

Вот так и дезинформационные упыри. Они боятся правды, потому что тоже всесильны лишь до тех пор, пока нашу Родину и её народы окутывает мгла спровоцированного недомыслия.

Потому они и лгут, и обманывают, и идиотизируют общество — без этого их существование невозможно.

Человеческие тела, лишённые жизни, — это хлеб палача, орудующего топором или удавкой.

Человеческие умы и души, лишённые социального разума и морали, — это хлеб палача, орудующего печатной страницей или телевизионной камерой.

Давно было сказано, и отнюдь не марксистом, что можно обмануть на время всех, можно навсегда обмануть немногих, однако нельзя всё время обманывать всех!

Эта мысль не нова, но вечно актуальна, особенно — во времена тяжких испытаний для народов и для их исторических судеб. То есть эта мысль актуальна и для нас.

Тотальная информационная и психологическая война средств массовой дезинформации сегодня ведётся против народов России настолько успешно, что многие считают, что эта мысль устарела, что сегодня при помощи СМИ можно обманывать всех неопределённо долгое время, то есть можно навсегда обмануть всех\

Но это — вряд ли.

НАРОДНАЯ судьба не может быть ни грязной, ни постыдной, ибо души народов, и особенно — народов славянских, в основе своей чисты и спокойны.

Каждый человек хочет крова, пищи, достатка, радости.

Но только человек труда, трудовой человек из трудового народа, всегда связывал и даже в нынешней «Россиянин» связывает эти понятия с честным трудом и честной жизнью.

Я имею в виду не только рабочих «от станка», конечно, и не только крестьян «от сохи». Трудовой народ — это и учёный, взыскующий истины, и инженер, и учитель — если он честен, и врач — если он сострадает, а не наживается на страданиях ближнего.

Жадные «казначеи»-капиталисты и их услужливые интеллектуальные приспешники — политиканы и «лже-мыслители» из СМИ, норовят получить своё не за счет труда, а за счёт других.

Потому они и нуждаются во лжи: слуги — как в средстве обеспечить себе кусок хлеба с чёрной икрой, хозяева — как в средстве, помогающем им отнять у народных масс законно причитающийся массам «пирог» совокупного общественного продукта.

Социальное воровство возможно лишь в мутной водице. Вот и мутят её те, кто должен был бы своим словом нести в мир доброе и истинное, а несёт злое и подменное.

Однако как веревочке ни виться — конец, скорее всего, будет. Отмытый от дезинформационной коросты народ, отмытый — если не словом правды, так собственными потом, слезами и кровью народ, ещё почувствует острую нужду в точном и честном слове, отбросит кривые зеркала и тогда.

И тогда, всмотревшись в себя по-настоящему, поймёт: не его прошлое и не он сам были глупы, грязны и ленивы, а просто зеркало было кривым.

И уж тогда «зеркало» пусть не сетует, если оно будет самим народом разбито.

Срез 9. Никита Михалков как зеркало «россиянской» интеллигентщины.

ВНАЧАЛЕ — просто цитата:

«Я нисколько не удивлюсь, если, хотя и не очень скоро, народ, умный, спокойный, понимающий то, чего интеллигенции не понять (а именно — с социалистической психологией, совершенно, диаметрально другой), начнёт. спокойно и величаво вешать и грабить интеллигентов (для водворения порядка, для того, чтобы очистить от мусора мозг страны).

Если мозг страны будет продолжать питаться всё теми же ирониями, рабскими страхами, рабским опытом усталых наций, то он перестанет быть мозгом, и его вышвырнут-скоро, жестоко и величаво. Какое мы имеем право бояться своего великого, умного и доброго народа? А могли бы своим опытом, купленным кровью детей, поделиться с этими детьми».

Это — строки из письма. Но — письма не «красно-коричневого агитатора», не «палача Ленина» или «палача Сталина».

Это — из письма великого русского поэта Александра Блока матери, написанного им в конце июня 1917 года.

Мысль, вырвавшаяся у поэта при наблюдении тогдашнего «мозга страны», свидетельствует сама за себя.

Увы, она и сегодня звучит злободневно, потому что либеральная «россиянская» «интеллигенция»-интеллигентщина начала XXI века выглядит ещё более гнусно и разрушительно, чем выглядела либеральная российская интеллигенция-интеллигентщина начала XX века.

Но кто может претендовать на сомнительную честь быть олицетворением нынешней интеллигентщины?

Например, московская праволиберальная «Новая газета» может рассматриваться как её коллективное кривое зеркало. Эта газета, возникшая в эпоху Интернета, — тоже примета духовного вырождения антисоветской части «постсоветского» общества.

Но каждое общественное явление создаётся теми, кто имеет конкретные фамилию, имя и отчество, — пора бы это понять.

В своё время Ленин назвал «зеркалом русской революции» Льва Толстого. А кого сегодня можно назвать «зеркалом русской контрреволюции» и одновременно — «зеркалом «россиянской» интеллигентщины»?

Может быть Евгения Евтушенко (в девичестве — Гангнус)? Этот вначале славил Сталина.

Потом, при Хрущёве, облил Сталина грязью в угоду собственной особе, поскольку это было выгодно в самом меркантильном смысле слова.

Потом обливал грязью Хрущёва, но славил социализм.

А потом стал обливать грязью и социализм, потому что это оказалось выгодным в самом меркантильном смысле слова.

А может, на сомнительную честь быть зеркалом «россиянской» интеллигентщины могут претендовать экс-министр культуры Швыдкой или нынешний министр культуры Мединский?

Тоже фигуры по части извивов души любопытные и примечательные.

А может.

Нет, пожалуй, при всём богатом выборе кандидатов на это сомнительное звание, оно наиболее подходит к Никите Сергеевичу.

Не Хрущёву, а Михалкову.

СОЦИАЛЬНЫЙ слой, сформировавшийся вначале на пресловутых «московских кухнях», а затем преобразованный внешними и внутренними антисоветскими силами в «россиянскую» «элиту», отнюдь не беден на тех или иных моральных уродов.

Но особенно омерзительно выглядят те, кто уже в хрущёвско-брежневские времена прочно, «по праву рождения», заняли видные места в «номенклатурно»-«элитном» строю, а теперь злобно кусают ту Советскую власть, которая вскормила и их отцов, и их самих.

В сфере внешнеполитической «зеркалом» нынешней «элиты» можно считать Алексея Арбатова — наследственно «номенклатурного» сына «застойного» академика-американиста Георгия Арбатова.

Арбатов-младший, бывший «боец идеологического фронта ЦК КПСС», разоблачавший империализм США, ныне пропагандирует идеи «партнёрства» с США и т. д. и издаёт свои книги при поддержке заокеанских фондов.

В сферах же внутриполитической и культурной новейшим «зеркалом» «россиянской» «интеллигенции» является, безусловно, сын Сергея Михалкова — Никита Михалков.

Кто как не он — получивший от жизни в СССР неизмеримо больше того, что заслуживал, он — сын автора Гимна Советского Союза и создателя «Дяди Стёпы», должен был всю силу своей физически «двухметроворостой» фигуры отдать защите дела СССР?!

Он должен был зубами рвать любую хулу против Советской власти и считать личным смертельным врагом любого, кто выступает против неё.

Однако этот духовный лилипут, этот новейший мещанин во дворянстве избрал другую стезю в «постсоветской» жизни. Он многообразно и бесстыдно обливает Советскую страну, её идеалы и её прошлое ложью и грязью!

Обливает хотя и бесталанно, но зато — взахлёб.

При этом он имеет наглость бестрепетно заявлять, что «у нас выросло целое поколение, лишённое духовного иммунитета».

Да, выросло!

Но выросло оно в той «Россиянин», которая неотъемлема от Ельцина, Путина и Медведева, системным сподвижником которых все антисоветские годы был и остаётся лучший друг нынешнего Кремля Никита Михалков с ростом Гулливера и душой лилипута.

Он заявляет, что «есть и должны быть вещи, которые переступать невозможно. Над чем издеваться. постыдно и грешно».

Да, такие вещи есть!

Но как раз над ними сей «столбовой дворянин» и издевается.

А при этом кощунственно сокрушается:

«Какой же народ мы получим из детей, которые лишены корневой системы и не знают ни своей истории, ни её героев? Недавно в одной средней школе учащихся спросили, кто такой генерал Карбышев. Не ответил ни один человек. А кто такой генерал Власов, ответили 98 процентов.».

Чему же удивляется «лучший друг» «россиянских» «президентов»? Ведь это прямой и целенаправленный результат политики поддерживаемого им Кремля!

Генерал Карбышев до конца считал себя большевиком, оказался на чужбине не по своей воле и умер на чужой земле не только русским, но и советским человеком.

А генерал Власов, добровольно оказавшись в чужой земле, призывал бороться с большевиками.

Карбышев был гражданином СССР и воином Сталина, а Власов СССР и Сталина предал.

Карбышев не мыслил себя вне солдатского строя, осенённого Красным знаменем Ленина-Сталина. А Власов вознёс над собой перелицованный «национальный» «триколор», который ныне развевается над Кремлём.

Так кого будет считать национальным героем нынешний Кремль, кого он будет поднимать на щит, а кого предавать забвению?

Зачем же «дорогому Никите Сергеевичу» представляться большим глупцом, чем он есть на самом деле? Он что, не понимает, в чём тут суть проблемы?

И о каком «духовном единстве» «нации» может быть речь?

Эта «нация» сегодня нагло разделена на десять процентов, владеющих почти всем национальным богатством, и на девяносто процентов, не владеющих ничем, кроме своих квартирок, да ещё разве что пресловутых «шести соток».

Органический фарисей и лицемер, Никита Михалков «размышляет»:

«На шевронах русских офицеров было вышито: «За Веру, Царя и Отечество». Это триединство и было тем, за что русский солдат и русский офицер могли отдать жизнь. Что сегодня можно написать на шевронах русских офицеров?».

Одна эта михалковская фраза зачёркивает все советские, то есть наиболее славные страницы воинской истории Отечества!

Выпускники советских суворовских училищ, выходя затем из стен советских военных офицерских училищ, не.

Имели на рукавах шевронов, зато имели в сердце гордость за Родину, а в руках — надёжное современное, лучшее в мире оружие, чтобы её защищать.

Нынешние «россиянские» кадеты и офицеры носят на рукавах шевроны, но скоро, кроме этих шевронов и попахивающих мертвечиной «знамён» с двуглавым орлом, не будут иметь ничего — нив душе, ни в Вооружённых Силах — из того, что составляет оборонную мощь страны.

Михалков-старший дал стране человечный образ дяди Стёпы — воина, защитника Родины и хранителя покоя советских людей.

Михалков-младший спокойно взирает на то, как его кремлёвские приятели готовы отдать страну под полицейскую пяту нового Держиморды.

«Дорогой Никита Сергеевич» лицемерно «сетует»:

«А двойные стандарты, социальное неравенство, имущественное расслоение и коррупция, среди которых мы живём? И при всём этом «глубокомысленные» рассуждения: может или не может, должен или не должен следователь отпускать подозреваемого в убийстве?.. Я не нытик и не диссидент. Именно тот, кто любит свою страну, обязан видеть её болевые точки и говорить о них вслух».

Да, обязан!

Вот и Марк Твен нас в этом убеждает — я чуть ниже напомню читателю мнение великого писателя на сей счёт.

Но главными болевыми точками страны являются не коррупция и даже не двойные стандарты, не социальное неравенство и имущественное расслоение!

Главными болевыми точками страны являются капитализм и «приватизация» национальных богатств и экономики страны, логическим результатом которых стали коррупция, двойные стандарты, социальное неравенство, имущественное расслоение и все остальные «россиянские» социальные гнойники!

Если Никита Михалков этого не понимает, то рекомендую ему начать даже не с изучения азбучных работ.

Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, а с чтения лучших стихов своего собственного отца.

Не мешает лучшему другу «россиянских» «президентов» Никите Михалкову, а с ним и всем «дорогим россиянам» знать также следующий факт.

В 2002 году известный «глобалист» и нобелевский лауреат Джозеф Штиглиц безмятежно признал, что Международный валютный фонд прямо поддерживал приватизацию в России через коррупционные залоговые аукционы, «поскольку коррупция способствовала благой цели — переизбранию Ельцина (в 1996 году. — С.К.)».

Умри — лучше не скажешь!

Через пятнадцать лет после того, как «благая цель» была достигнута, журналист Юрий Гейко, бывший друг зятя Ельцина Валентина Юмашева, в своём открытом письме Юмашеву напишет:

«Знаете ли вы там, наверху, как вас всех внизу ненавидят?

Или «аристократы» «Михалковы» и иже с ними деятели искусства, счастливые от приближённости к «телу», поют вам в уши другие, восторженные песни? Так тут всё просто: их доходы, Валя, от власти зависят. И результаты не заставляют себя ждать: два самых дорогих (и самых бездарных в расчёте на рубль вложенных средств. — С.К.) фильма последних лет сняли режиссёры одного семейства.

А Андрей Макаревич, бунтарь и рокер в прошлом, — благочинно переговорив с премьером о собачках. а потом ещё и приняв в своём клубе-ресторане президента, предложен в состав директоров главного телелжеца страны. Он, рокер, бунтарь (Ну-ну. — С.К.) в прошлом, уже по куршевелям ездит. Какое позорище!.».

Позорище-то позорище, но не для юмашевых, Путиных, Медведевых, макаревичей, Михалковых и михалковых-кончаловских.

Ведь, для того чтобы испытывать чувство позора и стыда, надо иметь стыд и совесть!

А нынешняя «элита» и совесть — вещи несовместные.

«Куршевели» и вылизывание тарелок для «начальства» — единственно логичный итог всей предыдущей жизни бездарного, зато насквозь антисоветского якобы бунтаря Макаревича.

Это ведь макаревичей уже в брежневские времена пестовали будущие «прорабы перестройки» из «пятой колонны» и их западные «кураторы». Принцип же отбора нужных «бунтарей» был взят старый, принятый в гитлеровском абвере: «Отбросов нет, есть кадры!».

В 1878 году, задолго до возникновения первой страны социализма, где как главный общественный приоритет была выдвинута задача раскрепощения личности и её свободного развития, выдающийся английский писатель Роберт Луис Стивенсон писал:

«Будем по мере сил учить народ радости. И будем помнить, что уроки должны звучать бодро и воодушевлённо, должны укреплять в людях мужество».

Писал Стивенсон и так:

«Две обязанности возлагаются на всякого, кто избирает литературную профессию: быть верным действительности и изображать её с добрым намерением».

Во времена Стивенсона ещё не было даже кинематографа, не говоря уже о телевидении, и литература обладала наибольшим потенциалом воздействия на общество, имея несомненные преимущества даже перед театром. Поэтому Стивенсон (сам к тому же литератор) подчеркнул общественную ответственность именно литераторов.

Но требования Стивенсона применимы в ещё большей степени к кинорежиссёрам и сценаристам, к деятелям телевидения и, как и прежде, конечно же, — к литераторам.

Кто из нынешних «россиянских» «деятелей культуры», из представителей «творческой элиты» хоть как-то отвечает требованиям Стивенсона и других западных гуманистов?

А ведь и русская культура дала нам нормативные образцы высокого гуманизма! Ломоносов. Пушкин. Гоголь. Некрасов. Тургенев. Островские — Алексей и Николай. Толстые — Лев и Алексей. Чехов. Горький. Маяковский. Есенин. Твардовский. Шолохов.

Кто из нынешних формальных «наследников русской культуры» в своём «творчестве» руководствуется добрыми намерениями, кто может считаться духовным наследником великих?

Валентин Распутин — дважды «лауреатски» обласканный вначале горбачёвским, а сейчас путинским Кремлём? Ну, это двуглавым «курам» на смех!

Конечно, есть и иные, но они сейчас в абсолютном меньшинстве. И каждый деятель современной культуры, не спустивший знамени борьбы за Человека и за укрепление в людях духовного мужества и добрых намерений, — прямой духовный антипод «дорогого Никиты Сергеевича» и прочих, иже с ним обретающихся в начальственных прихожих.

Увы, абсолютное большинство нынешней «творческой элиты» идёт в одном ряду с «дорогим Никитой Сергеевичем».

ВПРОЧЕМ, сегодня понятие «творческой элиты» всё более размывается. Вот взятый наугад, случайно оказавшийся под рукой обычный номер газеты «МК» (бывший «Московский комсомолец») от 1 февраля 2011 года. Полосной материал о группе «ПАющие трусы», который сопровождает коллективная фотография пяти «НАющих» задов, едва прикрытых рудиментами трусов.

Симпатичные, но абсолютно бесстыжие (потому что их в бесстыдстве воспитали), матерящиеся в микрофон под «музыку», социально безответственные (хотя они этого и не сознают) девушки.

Выросли при абсолютно бесстыжем режиме, сформированы абсолютно бесстыжим режимом.

Это ведь тоже результат абсолютно бесстыжей клеветы на СССР и социализм, которая давно стала фирменной маркой «россиянской» «элиты».

Возможно, «дорогой Никита Сергеевич» при взгляде на «НАющую» полосу «МК» и поморщится, но к возникновению эпохи «ПАющих трусов» он имеет отношение прямое и непосредственное. Он тоже абсолютно бесстыж и тоже абсолютно лишён подлинного гражданского чувства.

Задолго до возникновения на планете СССР — страны, где чувство гражданской ответственности стало этической и даже юридической нормой, великий буржуазный демократ (впрочем, явственно эволюционировавший в сторону социалистических идей) Марк Твен писал:

«Гражданин, который видит, что политические одежды его страны износились, и в то же время молчит, не агитирует за создание новых одежд, не является верным родине гражданином, — он изменник. Его не может извинить даже то, что он, быть может, единственный во всей стране видит изношенность её одежд. Его долг — агитировать, несмотря ни на что.».

Несмотря ни на что!

Но ведь с самого начала, с первого «россиянского» дня политические одежды ельцинской «Россиянин», наброшенные на Россию с чужого плеча, были давно заношены и насквозь пропитаны миазмами живого трупа капитализма.

И уже тот, кто не говорил об этом с самого начала, был — по определению великого американца — изменником Родины.

То есть изменником России.

Но стократ изменником и, значит, врагом России является тот, кто даже сегодня не агитирует за замену смердящих одежд «россиянского» капитализма новыми одеждами нового социализма!

То есть Никита Михалков и ему подобные — изменники России с позиций даже не советского патриотизма, а с общедемократических (без кавычек) позиций.

И в этом «россиянском» «барине», как в зеркале, отражается гнусное изменническое мурло нынешней «россиянской» «интеллигенции».

Срез 10. Геннадий Зюганов — камень преткновения на пути к Советской власти.

А ТЕПЕРЬ — ещё один личностный «срез» нынешней «элиты».. Говорить о нём мне непросто и попросту тяжело, но говорить, увы, приходится.

На пути к новому социализму, к новой Советской власти и новому Советскому Союзу создано немало препон, завалов и прочего подобного. Немало в РФ и влиятельных — обладающих если не влиянием власти, то влиянием известности — людей, стоящих на пути страны к новой Советской власти.

Но если задуматься, кто же лично наиболее мешает России идти к новому социализму, то на ум приходят не Путин, не Медведев и даже не Чубайс и олигархи.

Вспоминается совершенно другой, неожиданный для очень и очень многих человек.

Именно он оказывается сегодня камнем преткновения на пути народа к тому новому социальному строю, который надо строить на старом прочном фундаменте нашего первого социалистического «здания», но — с учётом всех предыдущих ошибок.

Кого я имею в виду?

Увы, я имею в виду Геннадия Андреевича Зюганова.

Родился в 1944 году, окончил физико-математический факультет Орловского педагогического института и Академию общественных наук при ЦК КПСС, доктор философских наук.

С февраля 1993 года — Председатель ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы РФ всех пяти созывов.

Четырежды кандидат на пост Президента РФ (1996, 2000, 2008, 2012 годы) от КПРФ, каждый раз занимал второе место.

Мне, перманентно беспартийному, но убеждённому коммунисту, писать о Геннадии Зюганове тяжело, потому что он — официально коммунист № 1 России.

А писать о нём приходится потому, что никакой он давно не коммунист.

А может быть, никогда им и не был.

У НАРОДОВ России есть единственная возможность сохранить и развить Россию — строить её на базе неизвращённого нового социализма. Обеспечить этот путь себе народы.

России могут единственным образом: только под руководством Коммунистической партии.

Коммунистическая же партия сильна в той мере, в какой она стоит решительно на стороне трудящегося народа, на платформе обретения только и исключительно народом всей полноты политической власти в стране.

Если формально Коммунистическая партия не противостоит идеям «реформ» буржуазного общества, если она боится единоличной власти, то она — не Коммунистическая партия.

Речь здесь, конечно, не о пресловутой «монополии на власть», а о готовности ко всей полноте ответственности за принятую на себя власть перед народом.

На I Всероссийском съезде Советов в июне 1917 года меньшевик Церетели заявил, что «нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя». И тогда с места встал Ленин и заявил: «Есть такая партия! Наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком!».

Через четыре месяца партия большевиков пришла к власти и взяла на себя всю полноту единоличной политической ответственности за политическое будущее России.

И не отказывалась от этой ответственности даже в самые кризисные для страны дни — до тех пор, пока была партией большевиков. То есть до победы хрущёвского антисталинизма и волюнтаризма.

Спустя почти сто лет со дня ленинского заявления необходимость для России такой же партии, то есть готовой взять на себя всю полноту ответственности за ситуацию, очевидна.

Есть ли у нас партия, лидеры которой способны на обоснованное заявление типа ленинского?

Такой партией может быть исключительно Коммунистическая партия, причём — исключительно Коммунистическая партия Российской Федерации, КПРФ.

Но такой ли партией является та КПРФ, которую мы пока что имеем? А точнее — является ли коммунистическим то руководство КПРФ, которое возглавляет Геннадий Зюганов?

Чем отличается подлинная Коммунистическая партия от остальных партий, в том числе от социал-демократических?

Только одним: Коммунистическая партия всю свою деятельность в условиях капитализма подчиняет задаче установления в стране политической власти трудящихся масс в интересах трудящихся масс.

А социал-демократы и разного рода социалисты призывают трудящихся к борьбе за те или иные социальные реформы в рамках капиталистического общества.

Иными словами, социал-демократы пытаются натянуть на волка овечью шкуру и придать звериному (да-да!) оскалу (да-да!) капитализма человеческое лицо.

Только коммунисты безоговорочно стоят на платформе социализма, Советской власти, национализации средств производства и банков, ликвидации института частной собственности и буржуазной «культуры».

Во имя этой цели коммунисты могут идти на тактические компромиссы с теми политическими силами, которые так или иначе выступают против существующего строя. Но сегодня в Российской Федерации практически нет таких потенциально союзных сил, с которыми подлинные коммунисты могли бы блокироваться даже тактически. Все крупные некоммунистические политические силы, так или иначе критикующие Кремль, например — партия «Справедливая Россия», являются порождением капитализации России и не могут быть союзниками коммунистов в их борьбе против капитализма.

Правда, в последнее время всё более активно выступает как потенциальная политическая сила движение Сергея Кургиняна «Суть времени». Но и это движение может быть полезным России только как союзник КПРФ, прямо сливающийся в перспективе с КПРФ.

Такая позиция — единственно верная для политиков трудящегося большинства!

Только коммунисты (если это коммунисты) не болтают о «едином народе», о «нации» и «национальной идее», а проводят чёткий и непреодолимый раздел между интересами крупных собственников и интересами народной массы.

Только коммунисты всегда, во всём и до конца стоят исключительно на позициях перехода власти и прав собственности на все национальные богатства и средства производства в руки трудящихся.

А что же Геннадий Зюганов, официальный «коммунист № 1» России?

ПЕРЕДО мной — уже известный читателю «элитный» журнал «Профиль». Он распространяется в салонах первого и бизнес-классов авиакомпаний «Аэрофлот», «Сибирь» и группы компаний «Истлайн».

Итак, № 36 «Профиля» от 4 октября 2010 года, страница 26. Здесь начинается интервью с лидером КПРФ Зюгановым с подзаголовком: «Жёсткий критик режима.

Геннадий Зюганов призывает не разрушать «сакральность власти».

Ну-ну.

У излюбленного «элитой» слова «сакральный» есть вообще-то два значения.

Обычно это слово употребляется в его первом значении: священный, относящийся к религиозному культу или ритуалу (лат. sacristia — святыня). Но есть у него и второе значение: крестцовый, относящийся к крестцу (лат. os sacrum — крестец).

Интересно, в каком значении употребил слово «сакральность» лидер КПРФ?

Говорить о сакральности нынешней кремлёвской власти в первом значении, то есть считать её священной, не приходится. Если же учесть, через какую часть тела «руководит» страной Кремль, то употребление слова «сакральность» по отношению к власти, может быть, было бы и справедливым — во втором его значении.

Но вряд ли лидер КПРФ имел в виду это. Во всяком случае, он пояснил: «Я говорил кремлёвцам: не разрушайте то, что называется сакральностью власти. В России ещё сохранилось это понятие. Уважение к власти — это одна из скреп государственности.» и т. д.

Ну и ну!

Ай-да коммунист Зюганов!

Можно ли представить ситуацию, когда коммунист Ленин стал бы тревожиться о сохранении «сакральности» власти царя Николая?

Глупость?

Вот то-то и оно, что применительно уже к Геннадию Андреевичу Зюганову подобная ситуация не глупость, а реальность. Вместо того чтобы заявить «кремлёвцам»: «Мотайте-ка поскорее из Кремля со своей прогнившей властью» — Зюганов озабочен тем, чтобы авторитет нынешнего Кремля укреплялся.

Вот так пассаж!

Геннадий Андреевич что, не знаком с результатами различных социологических опросов? Даже в стране «россиянского» «электората» никакой власти уже не верят добрые две трети населения, если не три четвёртых! А «коммунист» Зюганов готов быть у этой гнилой власти подпоркой.

Н-да.

Продолжим, однако, знакомство с интервью «коммуниста № 1».

В текст интервью врезана справка об инициативах Геннадия Зюганова, а именно:

• отмена Госдумой Беловежских соглашений;

• национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики;

• восстановление смертной казни;

• посадка Анатолия Чубайса на место Михаила Ходорковского и отправка в отставку министра финансов Кудрина;

• отмена единого государственного экзамена (ЕГЭ) в школах.

Казалось бы — чего же лучше?

И об СССР вроде бы забота проявлена, и национализация провозглашается.

И даже Чубайс с Кудриным не забыты! Причём последний, похоже, настолько испугался инициативы «коммуниста № 1», что подал в отставку сам.

Ну, а если — при всём при том — взять, да и хорошенько подумать?

Тогда можно понять, что подобные вялые «инициативы» — не более чем пустопорожняя болтовня и прекраснодушные маниловские мечтания, если среди инициатив нет двух, хотя и недостаточных, но абсолютно необходимых.

Я имею в виду два главных требования к власти, без которых коммунист сегодня не может считаться коммунистом:

• конституционное восстановление социалистического политического строя как власти народа и для народа;

• введение в обществе обратных связей на базе законодательно закреплённого принципа сменяемости всех выборных лиц в любой момент по требованию народа.

Если бы эти требования были выполнены, то все «инициативы Геннадия Зюганова»: отмена Беловежских соглашений и ЕГЭ, национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики, отставка Чубайса — были бы реализованы автоматически!

Как и многое другое, что оказалось за пределами «р-р-еволюционных» «инициатив» Зюганова.

БОЛЬШЕВИКИ, коммунисты всегда были сильны тем, что не боялись народа, не боялись говорить ему правду и не боялись быть с народом суровым, не сюсюкая, не заигрывая с народом, а убеждая его словом — повторюсь — суровой правды.

Ещё в начале 1917 года большевики не были ведущей партией масс.

Формально они не были ею и сразу после Октябрьской революции, потому что на выборах в Учредительное собрание (через неделю, между прочим, после Октября) получили по стране лишь 25 % голосов, а партия эсеров — более 50 %.

Однако Ленин был прав, утверждая, что страна доверяет именно большевикам, потому что в течение 1917 года только они быстро набирали влияние в массах, а остальные партии так же быстро его теряли.

По стране большевики — в отличие от эсеров мало известные крестьянской массе — набрали 25 % голосов. Зато в столице, в Петрограде, где Ленин имел возможность наиболее отчётливо довести до народа свою позицию, большевики — несмотря на сильные позиции столичной буржуазии, чиновничества, аристократии — набрали на выборах в Учредительное собрание 50 % голосов и получили шесть мест из двенадцати!

То есть большевизм действительно был стержнем устремлений страны.

Вот почему Ленин и его соратники сумели, в конечном счёте, завоевать умы и сердца основной народной массы и победили в жестокой внутренней борьбе.

КПРФ же под руководством Геннадия Зюганова не выдерживает ни малейшего сравнения с партией большевиков.

КПРФ в её руководящей части никак не может быть названа Коммунистической партией не по её юридическому названию, а по сути её политики.

Нынешняя КПРФ в той своей руководящей части, которая поддерживает Геннадия Зюганова, представляет собой наихудшее издание ренегатствующей социал-демократии, на словах отстаивающей интересы народа, а на деле полностью обслуживающей интересы правящей «элиты».

Зюгановское руководство КПРФ прошло долгую эволюцию на путях идейного и делового перерождения. Так, генерал-коммунист Макашов был одним из тех, кто поддержал Зюганова на II Объединительном съезде КПРФ, но уже к 2004 году генерал Макашов активно выступал против Зюганова и убедительно аргументировал свою позицию.

Генерал-коммунист, то есть — человек решительный вдвойне, имея военное, а не философское образование, но душу русского советского человека, справедливо ставил Зюганову и зюгановцам в вину, например, следующее:

— ошибки в идеологии и отказ от понятия «классовая борьба» в пользу размытых понятий «народность», «державность» ит. д.;

— превращение КПРФ в вялую партию парламентского толка,

— поддержку вступления РФ в Совет Европы и такого договора с Украиной, по которому РФ юридически потеряла Крым и Севастополь;

— устранение от повседневной работы по руководству партией и фракцией, барство, неспособность к серьёзной и самостоятельной концептуальной работе и т. д.

Говорил Альберт Михайлович Макашов и о бездарной единоличной кадровой политике Зюганова.

И был прав тут, как и в остальном, на «все 100 %»!

Политика Зюганова позволила войти в руководство КПРФ таким ренегатским фигурам, как Рыбкин, Селезнёв, Тулеев, Горячева, Подберёзкин и т. д.

В то же время насаждение подхалимажа, неприятие талантливых, неординарных людей привело к исключению из КПРФ таких крупных фигур, как Теймураз Авалиани (к слову, русский сирота военной поры, усыновлённый фронтовиком-грузином, давшим ему свою фамилию) и Ричард Косолапов.

Результатом кадровой политики Зюганова стало то, что яркие личности в руководстве КПРФ имеются не столько благодаря Председателю КПРФ, сколько вопреки ему.

Фактически своей политикой Зюганов полностью блокирует возможность объединения всех здоровых сил страны вокруг КПРФ как политического авангарда борьбы за замену прогнившей капиталистической «Россиянин» новой социалистической Россией.

И поэтому сегодня Геннадий Зюганов становится главным, если не единственным, препятствием на пути к новой социалистической России, способной воссоздать новый Советский Союз.

Что взять с нынешних «кремлёвских сидельцев»?

Змея не может не жалить, Кремль «тандема» не может не разрушать страну.

Стране нужна полностью антагонистичная Кремлю, но не маргинальная, а серьёзная, осмысленно действующая политическая сила — руководящая и направляющая. Нужен эффективный и авторитетный политический авангард общества, жёстко, в реальном масштабе времени ставящий вопрос не о тех или иных реформах режима, а о его политической замене в пользу нового социализма.

Зюгановщина же не позволяет здоровым силам объединиться, она, наоборот, отталкивает от себя всё живое и деятельное.

Коммунисты обязаны использовать буржуазный парламент исключительно для борьбы за новый социализм, для агитации и пропаганды и для разоблачения преступности режима.

А зюгановское руководство КПРФ предпочло роль карманной «системной оппозиции», которую тоталитарный режим использует для камуфляжа себя под «парламентский».

Коммунисты идут в буржуазные парламенты не для того, чтобы принимать участие в создании законов буржуазного общества, а затем, чтобы использовать парламентские возможности для политического просвещения масс, разоблачения капитализма и борьбы за политическую власть масс.

Но с момента своего прихода в Государственную Думу КПРФ Зюганова устами своих лидеров начала публично рассуждать о «профессиональной Думе», о «строительстве новой российской государственности», о «врастании во власть» и т. д.

Всё это, говоря без обиняков, Ленин, вслед за Марксом, определял как парламентский кретинизм.

МОЖНО ЛИ представить себе Ленина на дворцовом приёме у императора Николая? А Сталина, приехавшего во время войны в ставку к Гитлеру с поздравлениями по поводу его дня рождения или для получения Железного креста?

Геннадий же Зюганов бестрепетно появляется в «президентской» резиденции Завидово и в Кремле в компании самых оголтелых и антиобщественных политиканов из ЛДПР, «Единой России» и «Справедливой России». Появляется в том числе запросто — «без галстуков». Присутствует и позирует на «государственных» приёмах, принимает награды режима.

А ведь «кремлёвские сидельцы» ещё более равнодушны к судьбе России, чем незадачливый «царственный» полковник Романов! Они совершили и совершают по отношению к России то, чего так и не добился своей агрессией против нас Гитлер!

Это — не гипербола, а факт статистики.

Тем не менее Геннадий Зюганов согласился на жалкую для КПРФ роль некой «системной оппозиции». Он рассматривает нынешних обитателей Кремля не как злейших врагов России и, следовательно, как своих личных и смертельных врагов, а как неких «социальных партнёров», с которыми возможен какой-то политический диалог.

При этом Геннадий Зюганов уже даже не имитирует борьбу за политическую власть трудящихся. Он откровенно и вяло «отбывает номер», зная, что доверие к КПРФ части «электората» и настоятельная необходимость для Кремля иметь «во власти» парламентскую «левую оппозицию» гарантируют ему постоянное пребывание в кресле руководителя «одной из оппозиционных фракций Государственной Думы РФ».

Полсотни, а то и сотню «коммунистических депутатов» «электорат» и Центризбирком Зюганову всегда обеспечат.

А больше ему и не надо.

Владимир Ленин считал возможным для коммунистов идти в буржуазную Думу для того, чтобы в стенах буржуазного парламента бороться с властью частных собственников за установление власти трудящихся.

Геннадий Зюганов пришёл в буржуазную Думу для того, чтобы год за годом спокойно обитать в стенах буржуазного парламента и «врастать» во власть частных собственников.

Руководство КПРФ ежедневно, пользуясь любой возможностью и, не забудем, парламентской неприкосновенностью, раз за разом должно было бы предупреждать народы России, что они могут изменить свою судьбу и взять её в свои руки только в том случае, если народ приведёт к конституционной власти Коммунистическую партию.

Руководство КПРФ должно решительно, не запинаясь, провозглашать, что для обеспечения достойного будущего России необходимо не «социальное наполнение» проводимых «реформ», а необходим решительный крест на всех капитализаторских и дебилизирующих страну «реформах», необходимы ликвидация частной собственности на национальные богатства и средства производства и переход к новому социализму.

Но Геннадий Зюганов и руководство КПРФ этого не делают. Советская власть для них — дежурная фраза, а не цель повседневной деятельности во имя новой Советской власти.

НА ИЗЛЁТЕ XX века, на одной из встреч Геннадия Зюганова «с народом», на которой был и я, ему был задан из зала очень неглупый вопрос: «Что вы не взяли бы в XXI век?».

Геннадий Андреевич, несколько замешкавшись, отвечал пространно и в целом так, что зал ему искренне поаплодировал. Мол, болезни не взял бы, несправедливость, войны и т. п.

Но коммунист на такой вопрос должен отвечать, не задумываясь ни на мгновение, и ответ коммуниста может быть единственным: «Да капитализм я не взял бы в XXI век!».

Потому что если не будет капитализма, то в мире не будет ни несправедливости, ни голода, ни болезней, ни войн, ни крови, ни горя, ни слёз!

В невнятном ответе на кристально ясный для подлинного коммуниста и марксиста вопрос — весь Зюганов, очень далёкий от подлинно коммунистической идеологии, тактики и стратегии.

Обращаясь к Кремлю, Зюганов говорит: «Сделайте!», в то время как с самого начала разрушительных «реформ» коммунист должен был говорить засевшим в Кремле: «Уходите, и мы сделаем!».

Увы, те слова, которые обязана сказать, но не говорит КПРФ, перехватывает политический арлекин Жириновский. Его якобы «радикальность» резко возрастает в год выборов по вполне естественной причине: Владимир Вольфович желает быть избранным в Думу в очередной раз, а акт избрания без «электората» как-никак не обходится.

И вот не Зюганов, а Жириновский в своём информационном издании в феврале 2011 года громогласно заявлял власти: «Уходите!».

И не в агитационных призывах КПРФ, а в призывах ЛДПР в полной мере присутствовала та политическая страсть, которая обязана была быть исключительным достоянием подлинной Коммунистической партии!

Конечно, избравшись «во власть» вновь, Жириновский тут же стал поддерживать Кремль во всём, нужном Кремлю и политическим «работодателям» Жириновского. Но в предвыборных речах орёл наш «Жирик» был ого как горазд на обличения!

Какой позор для руководства КПРФ.

Каким глубоким оказывается его падение!

Не КПРФ, обязанная служить трудовому народу, а погремушечная, органически сросшаяся с нынешним режимом, но изображающая из себя «радетеля за народ» ЛДПР гневно и справедливо (надо же!) заявляла власти:

«Ко всем вам у людей есть одна общая претензия — вы совершенно забыли, кто вы в этой стране и для чего находитесь на своих постах. Вы, раз за разом подделывающие результаты выборов, настолько обнаглели в своей безнаказанности, что и не представляете, как может быть иначе. Вы перестали отдавать себе отчёт в том, что вы, все вы — слуги народа, а не рабовладельцы.

Партия власти, партия чиновников-взяточников, чиновников-предателей, держащих свои деньги в банках стран НАТО и в тех же странах покупающих недвижимость, является САМЫМ главным насильником над законом.».

Здорово?

Несомненно! Как и вот это:

«За время вашего «правления», господа, страна скатилась в такую яму, что выбраться из неё практически невозможно (невозможно, сохраняя милые сердцу Жириновского капитализм и частную собственность. — С.К.)…

Когда страна задыхается от пожаров, вы отдыхаете на горнолыжных курортах. Вы низвели до уровня Средневековья образование и медицину. Народ и умирающая страна кричат вам: УХОДИТЕ!..

«Единая Россия» — оплот олигархов и нынешней власти, партия, впитавшая в себя всех карьеристов нашего общества. Это чудовище-оборотень. это чудовищная раковая опухоль на теле Родины.

Одумайтесь! Перестаньте пить кровь из народа! УХОДИТЕ!..».

Это сказано в лучших традициях большевистской партийной публицистики! Этому аплодировал бы сам Ленин, ненавидимый Жириновскими!

И кем же это сказано?

Жириновским! То есть — фигляром, мастером политического «напёрстничества», политическим спекулянтом на чувстве законного народного возмущения, использующим энергичную фразеологию только для того, чтобы получить от обличаемого им Кремля ещё на какое-то время кусочек власти.

Владимиру Вольфовичу нужен именно кусочек власти, а основную её часть он всегда с готовностью отдавал и будет отдавать ельциноидному чудовищу. Но завлекать «электорат» «Жирик» умеет, и порой жалеешь, что во главе КПРФ не стоит фигура с политическим темпераментом Жириновского.

Сам Жириновский предпочитает быть грязным, чем красным, и для лучшего понимания сути этого политиканствующего уже двадцать лет хамелеона не мешает кое-что напомнить.

Летом 1990 года в «гостином дворе» журнала МИД СССР «Международная жизнь» председатель тогда ещё не ЛДПР, а ЛДПСС (ЛДП Советского Союза) Жириновский заявлял: «Мы должны стать частью западного мира.».

Стали!

ВПРОЧЕМ, «партия» Жириновского — это лишь «кочка», на которой спотыкается наименее развитая часть «электората» — в марте 1996 года Жириновский, на словах претендовавший на представительство «всех слоев общества», откровенно признавался: «Десять процентов — это мой избиратель.».

Но потенциальный-то избиратель КПРФ — это не менее восьмидесяти, а то и девяноста процентов населения!

Жириновский, который, собственно, и есть ЛДПР, прочно сросся с антинародными кругами ещё на излёте СССР. Он врос во власть, как огурец, который в допетровской Руси вращивали на царских огородах в кочан капусты для лучшей сохранности.

КПРФ в лице её парламентской фракции тоже стала элементом режима, но не вросла в него прочно, а вляпалась во власть. При этом Зюганов и зюгановское руководство КПРФ — препятствие на пути к новой Советской власти намного более серьёзное, чем Жириновский и Жириновская ЛДПР.

Победить в борьбе за новую Советскую власть КПРФ может, лишь полностью открестившись от нынешнего режима, публично называя его только и исключительно морально и исторически преступным. Настоящие, а не «паркетные» коммунисты, публично обращаясь ко всем этим Путиным, Медведевым, Грефам, Чубайсам, фурсенко, мединским и иже с ними, обязаны говорить не «Поймите!», а «Уходите!».

Обращаясь же к ним «Господа!», Геннадий Зюганов не понимает, что тем самым ставит себя по отношению к ним в положение холопа, холуя. А коммунист обязан вести себя как будущий хозяин положения и раз за разом требовать — уходите!

Уходите как можно скорее не для того, чтобы на ваше место пришли другие, такие же, а уходите вообще с исторической арены вместе со всем тем строем «жизни», порождением которого вы стали и который вы ежедневно порождаете.

Уходите сами, пока неумолимая История не выбросила вас на свою самую захламленную свалку!

Однако Зюганов и руководство КПРФ кремлёвскому режиму этого не говорят.

Зюганов рассуждает там, где надо обличать.

Мягко журит тех, кого надо открыто называть социальными людоедами! Называет же их людоедами бывший верный ельцинец Михаил Полторанин!

Кстати, о Полторанине.

В 2011 году он открыл один из секретов «кремлёвской кухни» ещё про «поваре» Ельцине.

В 1995 году Полторанин вместе с большой группой депутатов инициировал голосование за отставку правительства Черномырдина при поддержке фракции КПРФ. «Черномырдин, — как пишет Полторанин, — с компашкой начал было собирать манатки. Но Ельцин зарычал, и Госдуму заставили голосовать повторно».

Далее — прямая цитата:

«— Мы стоим до конца, — сказал я Геннадию Андреевичу Зюганову от имени группы. — А вы держитесь?

— Держимся. Хватит им страну раздевать, — уверенно заявил он.

Разговор был вечером. А утром вся фракция КПРФ, включая Зюганова с Илюхиным, проголосовала за доверие правительству Черномырдина. Видимо, ночью с комверхушкой поговорили. Комфорт дороже принципов.».

Угу!

Да. Зюганов говорит много правильных слов и создаёт у масс иллюзию существования в России Коммунистической партии, борющейся за новый социализм. Политические же иллюзии масс — пожалуй, самое страшное для подлинных интересов масс.

Вот почему сегодня не Кремль, а Геннадий Зюганов оказывается главным препятствием на пути к социалистическому возрождению России. Не «кремлёвщина» — что с неё возьмёшь, — а «зюгановщина» не позволяет иметь в России эффективную Коммунистическую партию, к которой естественным образом тянулось бы всё живое, умное, деятельное и честное в стране.

Подлинная Коммунистическая партия обязана разоблачать преступления и пороки хрущёвско-брежневского «издания» социализма не менее подробно и обстоятельно, чем это делают правые либералы.

КПРФ должна дать честный анализ горбачёвщины и признать вину КПСС за развал СССР.

Однако при этом подлинная Коммунистическая партия России обязана раз за разом подчёркивать, что по сравнению с преступлениями и пороками ельцинщины и кремлёвского режима все самые серьёзные прегрешения хрущёвской и брежневской «партократии» и «геронтократии» — не более чем детские шалости по сравнению с деяниями банды громил и убийц!

Подлинная Коммунистическая партия обязана указывать массам на то, что массы позволили сделать себя соучастниками преступного уничтожения России.

Подлинная Коммунистическая партия обязана прямо сказать народам России, что они ведут себя не как народы, а как бараны, как поголовные социальные идиоты.

Народу Белоруссии хватило нескольких лет после 1991 года, чтобы понять, куда ведут их разного рода шуш-кевичи, и сделать верный выбор, поставив у власти президента Лукашенко. Народы же Российской Федерации на протяжении уже двух десятков лет проявляют поразительную политическую слепоту, всё еще надеясь на капитализаторов и год за годом отдавая им свои голоса.

Подлинная Коммунистическая партия обязана указать народу на это и разъяснить, что лучшей гарантией против фальсификации и подтасовки результатов выборов в сторону, нужную Кремлю, — это поголовная явка на избирательные участки и поголовное же голосование за КПРФ.

В том случае, если бы в выборах приняло участие 90 % избирателей, 90 % которых проголосовало бы за кандидатов от коммунистов, даже самая авантюристическая власть не рискнула бы объявить о проигрыше КПРФ.

Мнение народа, грозно и дружно возвысившего свой голос в пользу социализма в ходе конституционной процедуры, уже нельзя было бы игнорировать!

Подлинная Коммунистическая партия обязана не заигрывать, не сюсюкать с народными массами, а говорить с ними, повторяю, сурово.

Так, катастрофы на шахтах — безусловно, национальная трагедия. Но, скорбя о погибших, соболезнуя их родным и близким, кто, как не коммунисты — если они коммунисты, — должны кое-что шахтёрам и напомнить.

Напомнить, что в 1991 году стук шахтёрских касок на антисоветских и антисоциалистических митингах, организованных провокаторами, стал одним из важнейших факторов обрушения социализма без всякой внешней агрессии, а за счёт протестов обманутых «реформаторами» масс.

Где же стук шахтёрских касок нынче?

И где дружное голосование шахтёров против политики «Единой России»?

Кто, как не коммунисты — если они коммунисты, — должны высказать народу горькую и суровую, но — истину?

Однако Зюганов фактически боится народа, боится пробуждать его справедливый гнев, и поэтому он боится суровых слов правды, которые обязан сказать сегодня стране коммунист.

Нынешняя КПРФ — это что угодно, только не фактор победы.

В то же время КПРФ — это препятствие на пути к Советской власти не типа бетонной стены, непроходимого рва или тупика.

КПРФ сегодня — это именно шлагбаум.

Шлагбаум может и перекрывать путь, и открывать его — в зависимости от того, в чьих руках управление шлагбаумом.

Так и КПРФ!

ЗДОРОВАЯ часть руководства КПРФ, рядовая партийная масса и все здоровые, ориентированные на созидание (а значит, на социализм) силы нашего общества должны как можно скорее преобразовать КПРФ так, чтобы шлагбаум на пути к новой Советской власти и к новому социализму был открыт.

И тогда КПРФ превратится из главного препятствия в главный фактор движения России к новой, осмысленной, творческой и справедливой жизни.

К новому всестороннему могуществу Российского государства — основы нового Советского Социалистического Союзного государства.

Без эффективного политического авангарда общества возрождение и созидательное преобразование общества невозможны. В России таким авангардом может быть лишь Коммунистическая партия. Но Коммунистическая не на словах, а на деле.

Сегодняшняя «Россияния» — крайне коррумпированное, криминализованное буржуазное общество. А Коммунистическая партия в условиях буржуазного общества — это партия борьбы за политическую власть в интересах трудящихся, то есть борьбы за Советскую власть и социализм.

В условиях буржуазного общества Коммунистическая партия не может и не должна быть партией реформ, она должна быть только партией слома существующей политической системы, желательно — конституционным путём.

Между прочим, в условиях социалистического общества Коммунистическая партия, наоборот, должна быть партией почти непрерывных социальных реформ, то есть партией постоянного совершенствования, переустройства и улучшения общества в целях наилучшего соответствия структуры и деятельности общества тем созидательным задачам, которые оно перед собой поставило.

В условиях социализма именно Коммунистическая партия — как идейный авангард общества — должна быть инициатором также периодических политических реформ, то есть таких политических и конституционных преобразований, которые, не затрагивая основ существующего социалистического строя, способствовали бы укреплению и развитию этого строя.

В 1992 году, сразу после поражения социализма в СССР, бывший член Политбюро ЦК КПСС Егор Лигачёв, оказавшийся одним из хотя и невольных, но активных пособников этого поражения, сетовал: «Ну, какие мы были политики! Мы были хозяйственники!».

А что? Коммунисты, находящиеся у политической власти, и должны быть прежде всего хозяйственными организаторами! Хотя и политиками они обязаны быть тоже — пока социализм не стал единственной общественной системой в мире.

Однако коммунисты, борющиеся в буржуазном обществе за политическую власть в интересах трудящихся, обязаны быть прежде всего, а в определённых условиях — только и исключительно, политиками.

ЕСТЬ и ещё один очень важный момент, касающийся деятельности Компартии в условиях капиталистической России.

Коммунисты, не имеющие при капитализме государственных возможностей влиять на жизнь общества, могут влиять на неё только политическими методами агитации и пропаганды. А особенно это верно в отношении депутатов Государственной Думы от КПРФ.

Личным примером они ежедневно должны показывать и доказывать, что только коммунисты не являются и не будут являться элементом существующей политической системы, что коммунисты открыто рассматривают себя как антагонистов этой системы и считают, что интересам народа отвечает не то или иное реформирование буржуазного частнособственнического строя, а его замена на социалистический строй, где права на все национальные богатства и основные средства производства принадлежат трудящимся.

Всего этого зюгановское руководство КПРФ не только не разъясняет стране, но, судя по всему, и не понимает.

И поэтому ему тоже пора уходить — не так, конечно, как «кремлёвским сидельцам» с их лилипутским политическим кругозором. Безусловно, государственный потенциал того же Геннадия Зюганова объективно немал, его не сравнить с «потенциалом» «байкера» Путина или «юриста» Медведева. В отличие от нравственных и интеллектуальных пигмеев в Кремле Геннадий Андреевич Зюганов вполне может пригодиться новой Советской стране.

Однако драматичность, почти трагичность ситуации заключается в том, что Геннадий Зюганов и КПРФ под его руководством не способны и никогда не будут способны дать нам новую Советскую страну, привести Россию к новому социализму, к новой Советской власти.

Вечный кандидат в президенты, Зюганов может быть только «вечно вторым», что, впрочем, его вполне устраивает.

Не говоря уже о нынешнем Кремле.

Сегодня только одна политическая партия, а именно — КПРФ, сохраняет более чем солидный потенциал развития. Но её политическое будущее зависит от того, приобретёт ли она отсутствующую у неё сегодня способность выстраивать систему приоритетов, целей и действий, отвечающую коренным интересам народа.

Способен ли на это Геннадий Зюганов?

Увы, нет.

Но если нынешним хозяевам Кремля народ под руководством обновлённой КПРФ должен сказать: «Уходите!», то нынешнему лидеру КПРФ надо сказать: «Отойдите в сторону, Геннадий Андреевич! Не будьте камнем преткновения на пути к новой Советской власти.

А уж когда мы её восстановим, то и для вас в ней найдётся достойное и весомое место».

* * *

ВЫШЕ даны различные «срезы» нынешней «элиты», и выглядят все они весьма непривлекательно.

Это — коллективный портрет высокопоставленных предателей Родины или, в «лучшем» случае, бесхребетных соглашателей, не противодействующих предателям.

Но как избежать предательства «элиты»?

Да очень просто — не создавать её.

В своё время был выдвинут актуальный лозунг «ликвидации кулачества как класса». Это означало не физическую ликвидацию кулаков, а системную ликвидацию такого социального явления, как кулачество.

Вот так же — как социальное явление, должна быть ликвидирована и «элита».

Должны быть ликвидированы сами условия, в которых становится возможным появление «элит», то есть система привилегий и необузданных доходов. Тот, кто обладает большими, чем средние, способностями, должен получить от общества прежде всего возможность их проявлять и развивать на благо всего общества.

Учёный должен иметь современные средства исследования, великий скрипач — скрипку Страдивари, писатель — хорошую библиотеку и возможность получения новых впечатлений, блестящий организатор — подходящую ему по плечу должность.

Но в любом случае самый талантливый и гениальный человек не может и не должен претендовать на большее, чем комфорт. На роскошь не имеет права ни один человек, кроме актёра на съёмках «костюмного» исторического фильма.

История даёт нам примеры множества гениев, которые выдвигали великие идеи, творили, открывали новые законы природы, создавали новые научные теории и изобретали новаторские конструкции в более чем скромных, атои нищенских условиях. Это, конечно, не основание для того, чтобы подобное и сейчас было нормой. Нормальное общество обязано ценить, уважать и поощрять свои таланты. Собственно, иначе оно не заслуживает названия нормального общества.

Однако таланты при этом обязаны не переоценивать самих себя и отдавать себе отчёт в том, что они могут рассчитывать на все виды благодарности общества только до тех пор, пока дают обществу больше, чем от него получают.

Иначе неизбежны деградация как общества, так и самого таланта!

Вначале деградирует человек.

Затем — угасает вложенная в него Божья искра.

Затем деградирует общество.

Глава 5. Народ России — самоубийца?

В СЕРЕДИНЕ 90-х годов, когда Советская власть уже пала, одна, не очень-то лояльная к Советской власти старая москвичка (да и как ей было не быть старой и быть лояльной, если она была в 1917 году юной княжной?) зло заявила: «Советская власть дала русскому народу всё. А он эту власть проср. л».

Что ж, грубо, но — по существу.

Да, если оценивать поведение народных масс начиная с лета 1991 года, но особенно — с зимы 1993 года, со знаменитого референдума «Да, да, нет, да», то в цензурных выражениях сделать это сложно.

В мировой истории не было до этого случая, когда бы народные массы не просто согласились на ликвидацию важнейших социальных завоеваний их дедов и прадедов, но взахлёб, с горящими глазами, активно способствовали быэтой ликвидации!

Во всех странах на всех континентах на протяжении мировой истории были бедные и богатые, и одни боролись против других: бедные хотели своё положение улучшить, богатые стремились этого не допустить, потому что улучшить положение бедных можно лишь за счёт уменьшения доходов богатых.

Средневековый еврейский диссидент Моисей бен-Маймонид точно заметил, что если кто-то имеет доход, не работая, то это означает, что кто-то работает, не имея дохода.

Доход от трудовой деятельности бедных, конечно, был, но его полностью или частично присваивали себе — силой или «по закону» — богатые.

В борьбе против богатых за лучшую долю народы пролили моря крови — своей, народной.

Причём очень не сразу и далеко не всегда борьба народов за свои права увенчивалась успехом. Под напором бедных богатые порой отступали, но при первой же возможности стремились отвоевать свои привилегии и топили волю народов в крови — народной.

За лучшую долю восставали против богатых античные рабы, ведомые Спартаком и Савмаком, английские крепостные под предводительством Уота Тайлера, германские крестьяне во главе с Томасом Мюнцером, русские под рукой Болотникова, Разина, Пугачёва.

Крестьянские войны в Германии, многовековая Жакерия во Франции, крестьянские восстания в средневековом Китае, Испании, Индии и восстания городской бедноты в Италии, Фландрии, Нидерландах, революции во Франции и в Англии — история завоевания народом своих прав в борьбе против богатых уходит в глубь не то что веков, но тысячелетий.

И только в России начиная с 90-х годов XX века народные массы не просто встали на защиту интересов богатых, но раз за разом встают на защиту их интересов по сей день — в то самое время, когда богатые попирают самые насущные интересы масс.

И это в стране, где когда-то пели:

Смело мы в бой пойдём,

За власть Советов,

И как один умрём В борьбе за это.

И не просто пели, а умирали — ради будущего детей, внуков и правнуков.

А внуки и правнуки.

Эх!

О преступности режима сейчас говорят и пишут часто. Но так ли часто и так ли громко говорят о том, что и народ ведь не без греха.

Да и ещё как не без греха.

Данте поместил предателей в последнем круге ада. А народы СССР, народ России предали сами себя, они оказались преступны по отношению к самим себе.

Так куда помещать их?

И это самопредательство, эта вакханалия массовой социальной глупости длится уже более двадцати лет.

Нельзя, казалось бы, быть историческим идиотом на протяжении такого длительного периода времени, тем не менее народ России всё ещё остаётся в массе своей социальным идиотом и имеет все шансы стать первым в истории мира народом-самоубийцей…

Можно как-то понять историческое и социальное слабоумие малограмотных слоев народа, хотя.

Хотя о какой особой малограмотности можно было говорить в 90-е годы, после десятилетий Советской власти, после массового среднего образования?

Но уж совсем ни в какие ворота не лезут социальные реакции хорошо образованных, вроде бы развитых слоев народной массы! Уж они-то — за столько-то лет — просто обязаны были объединиться, организоваться и изменить ситуацию!

Однако.

Однако — не объединяются и не изменяют.

Возможно — мешают бананы то ли во рту, то ли — в ушах.

Но бананы, как и иномарки в кредит, могут закончиться очень быстро.

В СВОЕЙ книге я не раз цитирую Михаила Полторанина и поступаю так вполне намеренно, потому что это — признания бывшего верного ельцинца.

Сегодня эпоху Ельцина и её секреты разоблачают многие, да и начались эти разоблачения и саморазоблачения не вчера — достаточно вспомнить давнюю уже книгу Коржакова — личного охранника Ельцина.

Умны, точны и хороши книги Александра Шевякина, вскрывающие механизм убийства СССР.

И всё же откровения и размышления Полторанина особенно интересны и показательны. Он, конечно, зря думает, что, отважившись на нынешние разоблачения, выглядит чуть ли не Ильёй Муромцем, который хотя и запоздало, но вышел-таки на бой с Идолищем Поганым. Бывший клеврет Ельцина как был, так и остался предателем Советской Родины, но проболтался он о вещах любопытных.

Одно ведь дело — анализ и догадки, и другое — точные показания. Скажем, достаточно прочесть полторанинскую книгу, чтобы понять, насколько мелкими, неумными и недалёкими были отечественные творцы ельцинской «эпохи» — в отличие от её творцов зарубежных, и насколько при этом все они были бесчестны, своекорыстны и подлы.

На чём и выплыли наверх.

А точнее-то — не выплыли, а были избраны].

Избраны народом..

И избраны народом на выборах, где никто не заставлял голосовать за Ельцина, за Явлинского и Жириновского, за «Наш дом — Россия», за «Единую Россию» под дулом автомата.

Никто не выкручивал руки народам и на последних президентских выборах, когда в третий раз народ поставил во главе России Владимира Путина.

Его поставил народ, народ — пусть и не так единодушно, как это якобы «зафиксировала» Центральная «избирательная» комиссия.

Через полгода после президентских выборов мне попалась на глаза безымянная распечатка из интернет-издания «ЕЖ» от 5 сентября 2012 года. Приношу извинения тому, кто так сочно описал суть Путина, за то, что не могу указать имя автора, но мнение процитирую (отточия в местах пропусков текста не ставлю в целях лучшего восприятия мысли):

«Путин взлетит на дельтаплане и возглавит стаю журавлей на пути в тёплые страны под лозунгом «Полёт надежды».

Я знаю, что вы с нетерпением ждёте этого полёта, но предлагаю подумать о другом. О том, что нами правит человек, которому скучно жить, который, кажется, стал президентом только для того, чтобы гонять на мотоциклах и «Формуле-1», летать на самолётах, спускаться в батискафе, находить клады, укрощать тигров, тушить фонтаны, забивать голы олимпийским чемпионам. Но он правит нами уже 12 лет, а список его фантазий всё никак не кончится.».

Сказано хорошо и точно относительно человеческой сути Путина, но абсолютно неверно — относительно сути общественной ситуации.

Уже 12 лет нами «правит» человек, которому народ сам предоставил возможность не управлять страной, а забавляться.

Забавляться, гоняя на мотоциклах и «Формуле-1», «летая» на самолётах, спускаясь в батискафе, «укрощая» тигров, «туша» фонтаны, забивая голы олимпийским чемпионам, патронируя журавлям-стерхам и ведя себя так, что безымянный автор из Рунета не без оснований аттестует его как «не вполне адекватного».

А народ вполне адекватен?

Что можно сказать о народе, который на свободных, чёрт побери, выборах избирает себе такого «лидера»?

Спору нет, в состояние социального идиотизма успешно вводят не только народ России. В США, например, тоже избирали в «президенты» дебила Буша-младшего и полудебила Обаму.

Но американцы хоть грабят под «руководством» этих дебилов весь мир и на том жируют, а «дорогие россияне» под «руководством» Ельцина, Медведева и Путина позволяют всему миру грабить себя.

ВЕРНЁМСЯ, впрочем, в более ранние — ещё ельцинские, а не ельциноидные, времена.

Михаил Полторанин, описывая «победу» Ельцина на президентских выборах 1996 года («победу» в кавычках потому, что во втором туре Зюганов немного опередил Ельцина), верно замечает:

«Когда журналисты припоминают сегодня команде Зюганова тот период, упрекая её в трусливом отказе от выигранной власти. Геннадий Андреевич и его товарищи начинают яриться и бормотать что-то в своё оправдание. Вместо того чтобы прямо спросить журналистов: а сами-το они готовы были защищать Конституцию на баррикадах?».

Вопрос Полторанин Зюганову подсказывает интересный, спору нет. Однако адресовать его надо не только журналистам, но и всему народу. Был ли готов народ в 1996 году активно воспротивиться тем, кто пренебрёг его волей и попрал Конституцию?

Причём и такой вопрос не очень-то бьёт «в точку». Ведь если бы народ повёл себя на выборах умно, то не потребовались бы никакие баррикады.

Если бы народ умело пользовался ручкой, не было бы никакой нужды браться за автомат Калашникова!

Эта мысль, к слову, оказывается непреходяще верной и актуальной для народа России с самого 1991 года. Она была верна в 1996 году, до него и после него, включая президентские выборы 2012 года.

Она верна сегодня и будет верна завтра.

Возьмём «анализируемые» Полтораниным 1996–2001 годы.

Если бы народы России не поддались тогда на призыв «Голосуй сердцем!», если бы они не поддались на дешёвое популистское словоблудие «генерала» Лебедя, призвавшего голосовать во втором туре за Ельцина, и если бы они хотя бы во втором туре все пришли на голосование и не менее 85 % голосов подали бы за Зюганова (что отвечало бы интересам примерно 95 % населения), то самый продажный и запуганный Центризбирком не рискнул бы объявлять победу Ельцина.

Правда, Полторанин далее «размышляет» так:

«Представим невероятное: в отлаженной Кремлём машине произошёл сбой, и Центризбирком объявил о поражении Ельцина. Какова [была бы] на это реакция деспотичного Бориса Николаевича с его друзьями оттуда?

Не исключаю, что всех членов ЦК КПРФ замели бы в одночасье, погрузили на самолёт и по договорённости с Клинтоном отправили [бы] в американский Освенцим — тюрьму Гуантанамо. Оппозиционные партии ожидал бы кирдык.

Мировые СМИ Всепланетной Олигархии, в том числе телевидение отечественных нуворишей, начали бы обвинять победивших коммунистов в подготовке террористических актов. поедании младенцев — да в чём угодно. Западные лидеры выступили бы гуртом в поддержку. светоча демократии Ельцина.

А Россия.».

И вот тут я цитирование временно прерву.

Картина прошлой, настоящей и будущей «россиянской» демократии описана выше сочно и неприглядно. И всё описанное могло стать вполне возможным — в той реальной ситуации 1996 года, когда народ даже через пять лет губительных ельцинских «реформ» всё еще голосовал «сердцем» и «думал» ещё одной частью тела, соображая, кто «красивше» — Зюганов или Ельцин?

Реально в 1996 году победил Зюганов, но победил-то он с таким мизерным перевесом, что сфальсифицировать «победу» Ельцина было парой пустяков.

И даже если бы в отлаженной Кремлём машине произошёл сбой и Центризбирком объявил о поражении Ельцина, то вполне мог наступить именно тот «кирдык», который описал Михаил Никифорович.

Но он мог стать возможным только потому, что ясно выраженной воли народа мы ведь тогда не имели.

Народ в 1996 году не проявил элементарной исторической зрелости и осмотрительности. И нельзя возлагать всю вину за это только на СМИ, на «агентов влияния», на брежневскую «партоплазму», отучавшую народ от былой политической активности, порождённой эпохой Сталина.

Злостно преступны, конечно, и СМИ, и интеллигенция, и «агенты влияния», и брежневская «партоплазма».

Но злостно преступным — по отношению к самому себе — оказался в 1996 году и сам народ.

Народ злостно преступен — по отношению к самому себе — и по сей день, через семнадцать лет после последних «ельцинских» выборов.

И пора сказать об этом народу прямо!

Спросим себя — что было бы, если бы Зюганов победил в 1996 году, набрав хотя бы 85 % при примерно 90-процентной явке избирателей, то есть при конституционно зафиксированной поддержке более чем трёх четвертей населения Российской Федерации?

Полторанин пишет о 1996 годе (я продолжаю цитату):

«.А Россия (после гипотетического ареста ЦК КПРФ. — С.К.) зевала бы спросонок и равнодушно почёсывала пустое брюхо. Что сделали бы с итогами голосования? Их аннулировали бы, а новые выборы перенесли бы на неопределённый срок.

Не мог Ельцин проиграть. Не имел такой возможности».

Верно, не мог, не имел.

Однако Ельцин не мог проиграть лишь при пассивно ведущем себя народе, около половины которого голосовало за Ельцина не умом, а «сердцем», а думало не головой, а.

Ну, понятно, чем народ «думал».

При этом не менее четверти, если не трети, народа вообще не пришло на избирательные участки.

Ельцин не мог в 1996 году не «выиграть», но — лишь в ситуации, когда перевес Зюганова составил не более двух-трёх процентов. Их Центризбирком мог — да, «не заметить».

А если бы перевес Зюганова в 1996 году составил, скажем, семьдесят процентов?

Это ведь означало бы, что Россия уже не зевает спросонок, а протёрла глаза и проснулась].

С проснувшейся же Россией шутки шутить не рискнул бы никто. Спешная погрузка на самолёты в этом случае, вне сомнений, началась бы, но не принудительная — членов ЦК КПРФ, а добровольно-вынужденная — «семейства» во главе с бывшим «всенедородно» в 1991 году избранным Ельциным.

А за ним последовали бы руководитель ельцинского предвыборного штаба первый вице-премьер Сосковец, нувориши отечественного телевидения и прочие отечественные «нуворишки».

Не вышло!

Но не вышло потому, что не вышел народ.

Не вышел не на ненужные ни тогда, ни сейчас баррикады. Народ не вышел на избирательные участки — для того, чтобы действительно всенародно, спокойно, весело, дружно, не тая ни друг от друга, ни от членов участковых комиссий своего выбора, проголосовать не просто за Геннадия Зюганова (он уже тогда был не очень-то удал), а за новую Советскую власть, за президента-коммуниста!

Да, в том, что в 1996 году этого не произошло, виноваты оболванивавшие народ нувориши отечественного телевидения, виноват сам Зюганов, настроенный не по-боевому и не стремившийся к высшей власти.

Но не виноват ли и сам народ?

Виноват ведь!

И виноват по сей день!

По сей день прошлое народное непонимание своего интереса сменяется не пониманием, а иным типом непонимания.

Народ сам убивает себя и будущее своих детей и внуков.

Увы!

Ведь даже на президентских выборах 2008 года избрание кандидата КПРФ Зюганова — при всех его личных и политических пороках и недостатках — тремя четвертями населения России резко изменило бы положение дел в лучшую сторону.

То же самое можно сказать и о последних президентских выборах 2012 года.

НО КАК должен был бы поступить Зюганов, если бы в 2012 году он был бы избран с перевесом над Путиным в 2–3%, и даже в 10 %, а Центризбирком объявил бы «победу» Путина?

Что ж, тогда, как и в 1996 году, Зюганову и КПРФ не стоило бы браться за вытаскивание из исторического «болота» загнавшую туда себя саму Россию.

И вот почему.

Нравится кому-то или не нравится, понятно это людям или нет, но сегодня всё население России делится на две очень неравные части.

Одна часть — вряд ли более одного-двух процентов, это те, кто имеет возможность умирать, если захочет, там — «за бугром», и умирать в комфорте.

Вторая часть — не менее 98 процентов, это те, кто будет умирать только там, где родился и жил, причём умирать уже в ближайшем будущем — в условиях распада всех общественных связей в России, в крови и страхе.

Не довести до страха и крови может лишь одна общественная сила — подлинная Коммунистическая партия, способная провести национализацию, конфискацию всех воровских «состояний», ввести советскую Конституцию с жёстко зафиксированной ответственностью власти перед народом и т. д., а иными словами — восстановить Советскую власть.

Но прийти к руководству Россией Компартия может только тогда, когда этого активно захочет не менее квалифицированное большинство народа, а это — не менее 67 %.

Реально надо иметь поддержку — избирательную, даже большего числа избирателей — процентов этак 75–80.

Но ведь объективный избирательный потенциал КПРФ, как уже сказано, — не менее 98 процентов!

Если же народ расколот, если кандидат спасителей-коммунистов получает от народа реальный перевес над кандидатом губителей-антикоммунистов всего в два-три и даже десять процентов, то нечего и огород городить!

Тогда, если КПРФ и её кандидат решатся принять власть, Россию быстренько зальют кровью — народной.

И именно это КПРФ должна сказать народу, полностью проясняя ситуацию.

Дело не в трусости КПРФ, а в глупости народа.

Пока глупость народа не изжита, народ не способен обеспечить себе уверенное и безоблачное будущее под рукой новой Советской власти.

ВОЗМОЖНО, читатель спросит автора — вначале ты резко отзываешься о нынешней КПРФ и её лидере, а потом призываешь нас голосовать за них, как же это так?

На этот счёт я ещё объяснюсь — в последней части этой книги, а сейчас скажу вот что.

Для России был бы спасителен привод абсолютным большинством народа к руководству страной Компартии даже в нынешнем, зюгановском, «формате».

С одной стороны, Зюганов и КПРФ были бы вынуждены проводить политику в интересах народа, а с другой стороны, мощная поддержка народа, возможно, взбодрила бы даже вялого Зюганова.

Вместо этого народ вновь голосовал — кто «сердцем», кто ещё кое-чем, но только не умом. И в итоге привёл в 2008 году к власти Медведева, а за ним, в 2012 году, — опять Путина.

Это ведь факт!!!

Факт то, что в конечном счёте всех их привели к высшей государственной власти не теневые клубы мировой элиты, не электронные средства манипулирования общественным сознанием, не пресловутый «административный ресурс» — хотя всё это так или иначе и имело место. Но в конечном счёте президентами России Медведева в 2008 году и Путина в 2012 году сделали несколько десятков миллионов взрослых граждан России!

Причём в этой преступной глупости приняли участие даже те, кто не принял участия в выборах! Ведь неучастие в выборах — тоже поступок. И тоже — как и идиотское участие в выборах, преступление перед самим собой и своими детьми и внуками.

Власть убийцам России и её народов дал сам народ. А теперь он плюётся и жалко оправдывается — уже в который раз — мол, «а что от нас зависит?».

Ну-ну…

От нас зависит всё!

Если мы хотим, чтобы всё зависело от нас!

В «Россиянин» много моральных преступников на всех социальных уровнях и во всех слоях общества.

Однако особенно грустным и гнусным оказывается то, что в нынешней «Россиянин» морально преступная «элита» делает соучастниками в своих моральных преступлениях самые широкие народные массы.

Избрание народом морально преступной власти — это коллективное моральное и политическое преступление всего народа.

Массовое соглашательство с этой властью — это тоже коллективное преступление народа. Так, например, не только участники «ярмарок миллионеров», но и самые рядовые, самым скромным образом живущие граждане «Россиянин» сегодня повинны в небывалой ранее в истории мира всенародной растрате национального богатства.

Ведь ту власть, которая на корню распродаёт Россию и гонит её национальные богатства по трубам на Запад, избирает сам народ! Потом он считает власть преступной, а кто создал её, эту власть?

Представим себе банк, управляющие которого решили присвоить себе его активы, но хотят, чтобы растрата обнаружилась как можно позже. Тогда лучший вариант для них — вовлечь в дело растраты весь персонал банка.

С этой, долго длящейся растраты президент банка будет иметь виллу в Ницце и миллионы долларов на личном счету, однако и рядовой кассир сможет купить жене новую шубку, а себе иномарку.

Но преступление совершают оба.

Во главе банка стоит кучка. Персонал же банка — это уже немалое число людей. Если они пожелают выступать как единый коллектив, растрату можно обнародовать, пресечь и банк сохранить. Однако это можно сделать только объединёнными усилиями. Если таких усилий нет, растрата продолжается.

Когда растрата обнаружится, банк лопнет, и его персонал окажется без работы и, значит, без средств к существованию, потому что рядовой работник много про запас не уворует. То есть участие в растрате для трудящихся, как ни крути, в итоге невыгодно. Но понимает ли это народ?

Нет.

А пора бы понять!

Богатый банк в руках расхитителей — это и есть образное выражение нынешней «Россиянин», общества поголовных растратчиков.

Мы всё меньше производим, а число иномарок растёт.

С каких, пардон, шишей?

Да с таких, что сейчас дедушки и бабушки растрачивают то, что принадлежит внукам и правнукам, а отцы и матери напропалую прожигают достояние своих детей.

Тем и живём.

Живём ли?

И долго ли так будем жить?

ЗДЕСЬ же скажу и вот о чём.

Народы России — особенно злостный и глупый коллективный растратчик, но сегодня силы Мирового Зла превращают в такого же растратчика весь мир, всё человечество, особенно ту его часть, которую называют «золотым миллиардом».

Мир, окружающую нас среду уничтожают сегодня все жители Земли, хотя и в разной степени.

А планета нужна всем.

Самый бедный человек потребляет в сутки кислорода не меньше, чем самый богатый человек. А кислород — это леса, особенно тропические. И если человечество, занимаясь глобальной растратой окружающей среды, лишится своих «зелёных лёгких», то дышать будет нечем не только «золотому миллиарду», но даже самым богатым людям планеты, как и самым бедным.

Конечно, самые богатые смогут зарыться под землю, как суслики, и дышать там искусственной атмосферой. О таком будущем написано немало фантастических романов. Но вряд ли подобную «жизнь» — нев романе, а в жизни — можно будет называть жизнью.

Тем не менее сегодня уже есть «теоретики»-«футурологи», которые убеждают людей, что им не надо очень уж заботиться о будущих, ещё не родившихся поколениях, потому что эти поколения-де не имеют шанса позаботиться о нас.

Называется — дожили!

Это даже не лагерная психология «Умри ты сегодня, а я завтра»! Это вывернутая наизнанку «психология» безумца, который не способен ценить ни свою, ни чужую жизнь и в приступе сумасшествия уничтожает всё живое.

Моральные преступления нынешней «россиянской» и вообще всей мировой либеральной «элиты» безмерны. Но моральные преступления народной массы тоже велики. Простые люди не только не хотят объединяться в борьбе за своё нерастраченное будущее, но не хотят даже слушать об этом. «Всё равно ничего не изменишь» — этот рефрен и сегодня можно услышать чаще всего.

Ну-ну.

Никто, если он не рехнулся, не несёт ложку к уху и не пытается надеть ботинок на руку, а перчатку на ногу. Никто в здравом уме, получив зарплату, не станет на городской площади раздавать свои трудовые деньги всем встречным-поперечным.

А в делах политических у народа всё получается пока что как в сумасшедшем доме. Скажем, политика хватает за шиворот любую женщину каждый раз, когда она входит в магазин, всё равно в какой — в продовольственный или в какой другой. А женщина отмахивается: «Меня политика не интересует».

Что ж, до тех пор, пока народу не станет интересной политика, политиканы будут по-прежнему плевать на народ.

И поделом!

Цены по сравнению с разумными вздуты в два-три раза. А вздуты они только потому, что люди приходят на избирательные участки и голосуют за «Единую Россию», за Путина, за Медведева, то есть за продолжение капитализма.

Ведь потом именно «единороссы», путины и Медведевы принимаюттакие законы, по которым торговцам можно назначать любую цену, зато народу нельзя призвать спекулянтов на «Мерседесах» к ответу.

Нынешний режим готов отменить в школах чуть ли не арифметику. Из детей растят полудурков. Но кто, как не папы и мамы школьников, поставили у власти Путина, Медведева, их министров и партию «Единая Россия»?

По сути, народ всё ещё хочет, чтобы из него делали коллективного социального идиота.

Не пора ли коллективно умнеть?

Да, сегодня (не вообще, а сегодня, в текущий момент) действенное объединение масс почти невозможно, потому что нет той организованной политической силы, которая действовала бы в интересах народа.

КПРФ не стала такой силой, однако это — вина не только КПРФ, но и всего общества, за исключением воровской его части. Ворам нужен капитализм, а значит, ворам нужна партия «Единая Россия», её лидеры Путин, Медведев и прочие Кудрины, грефы и фурсенки.

Труженику же нужна подлинная Коммунистическая партия. Сейчас её нет, но, повторяю, даже КПРФ Зюганова могла бы стать для народа приемлемым вариантом на переходный период. Не получая мощной народной поддержки, КПРФ и превратилась в безнадёжное болото.

ОБРАЗ веника из народной притчи надо помнить всем. Веник легко ломают по прутику, но если прутья туго собраны в веник, его не сломать никому! Этот образ должен быть перед глазами у всех честных людей России — от дворника до доктора физико-математических наук.

Первый шаг к объединению — это желание объединиться, это стремление к объединению. Пока этого стремления не обнаруживается ни у рабочих, ни у крестьян, ни у инженеров, ни у учителей, ни у учёных. А ведь все вместе они и составляют трудящуюся народную массу.

Пока что эта масса приходит на избирательные участки, избирает по преимуществу проходимцев, а потом заявляет: «Никому не верю!» Но если ты никому не веришь, зачем идёшь голосовать? Ведь никто не покупает гнилое мясо на рынке только потому, что пришёл туда за мясом, а кроме тухлятины, ничего не предлагают.

Пустые с утра до вечера избирательные участки и белые, незаполненные «простыни» избирательных списков могли бы испугать политиканов всего спектра — от «Единой России» до КПРФ.

А уж если пришёл — что же думать?

Ищи в списке КПРФ.

И прийти всё же лучше и умнее, чем не прийти.

Возможны и иные разумные, но обязательно к социализму и к Советской власти ведущие варианты. Пока, однако, народ упрямо предпочитает линию социального идиотизма. А это становится всё более преступным уже потому, что в результате такого поведения народа у власти оказываются преступники, которые прикрываются результатами «всенародного» «голосования».

НЕ ИСКЛЮЧАЮ, что читателя уже утомил постоянный рефрен: «Народ преступен по отношению к самому себе, народ преступен».

Но что делать?

Древнеримский сенатор Катон Старший любую речь на любую тему заканчивал напоминанием о том, что Карфаген — враг Рима, должен быть разрушен. Не потому ли в том числе Карфаген и был действительно разрушен?

Второй шаг к отказу от преступной жизни — раскаяние. Но ещё до раскаяния преступник должен совершить первый шаг: понять — сам, внутри себя, искренне, что его жизнь глупа, нехороша, преступна.

Поняв это, преступник ужаснётся и вступит на путь к раскаянию и искуплению делом былых грехов и преступлений.

Осознано ли народной массой то, что сказано выше?

Сомневаюсь.

И даже больше — не сомневаюсь, что не осознано.

Причём попустительство преступлению тоже преступно.

«Россиянская» «элита» совершает прямые преступления против народа и его будущего в сфере экономики, обороны, науки, культуры, образования, социальных и межнациональных отношений. А народная масса попустительствует этим преступлениям и, получается, тоже к совершающимся преступлениям причастна.

У каждого человека есть выбор — быть честным человеком или стать преступником.

У преступника тоже есть выбор. Преступник может или оставаться преступником и коснеть в преступлении дальше, падать всё ниже и ниже и всё больше терять в себе Человека. Но преступник может осознать свою преступность, а потом встать на путь раскаяния.

Раскаяния делом.

Не пора ли народу осознать преступность поведения не только «элиты», но и своего собственного поведения?

Иначе плохи наши дела!

«Россияния» путинско-медведевских «единороссов», немцовских либералов и прочих капитализаторов может привести народы России только к тому, о чём предупреждал народы Земли уже в 70-е годы прозревающий буржуазный историк Арнольд Тойнби.

А он писал уже тогда, что, если капитализм человечеством не будет отброшен, если человечество и дальше будет жить по законам Мирового Зла, а не перейдёт к жизни по законам Мирового Добра, его уделом станет «самоуничтожение или постоянная анархия, которая может закончиться только самоуничтожением».

Это сказал не коммунист, а буржуазный историк!

В Евангелии от Матфея (гл. 7, стих 12) сказано тоже точно:

«.Во всём, как хотите, чтобы поступали с вами люди, так поступайте и вы с ними».

Никто в нормальном уме не хочет, чтобы его обкрадывали, унижали, подрывали поясами шахидов, лишали возможности дать хорошее образование детям, лишали возможности иметь хорошее медицинское обслуживание, отдохнуть и т. д.

Тем не менее народная масса сегодня раз за разом голосует за тех, кто создаёт общественные условия как раз для всего этого, для полного и всестороннего упадка общества.

И это — хуже, чем сумасшествие, это — преступление и против себя, и, ещё более, против детей и внуков.

У обоих коллективных преступников — у «элиты» и у народа — есть возможность раскаяния. Вряд ли его можно ожидать от «элиты». Но чёрт уж с ней!

Что же до народа, то, если он хочет иметь нормальное, а не сумасшедшее будущее, он должен встать на единственный путь к нормальной жизни — путь раскаяния, а затем искупления вины перед памятью отцов и дедов, перед собой и перед будущим.

Когда-то вину искупали кровью, но народы России могут и должны искупить её делом — создав подлинную Коммунистическую партию и объединившись вокруг неё в борьбе за политическую власть трудящихся.

Пока же Россия сама распинает себя на кресте.

И даже на кресте не искупает свои же собственные грехи.

Глава 6. Путь на Голгофу и в ад.

ГОЛГОФОЙ называлась гора, на которой был распят Христос, чтобы затем воскреснуть. Путь на Голгофу называется крестным путём, потому что Иисус нёс на себе тот крест, на котором его распяли.

Россия — уже двадцать лет — тоже идёт неким якобы новым путём. И это в некотором смысле действительно новый, никогда ранее не бывалый в истории России путь.

Это — путь на Голгофу.

Путь к распятию.

Но — без последующего воскрешения.

И что тогда?

Что ж, даже такая сомнительная общественная фигура, как бывший верный ельцинец Михаил Полторанин, сегодня констатирует:

«Россия шаг за шагом опускается в ад».

Здесь не хватает одного слова, и показательно, что Полторанин не решается его употребить. Не просто Россия опускается в ад, а капиталистическая Россия опускается в ад.

Всмотримся же в этот путь в ад ещё раз.

То, что мы сегодня имеем, у всех на глазах. Положение дел настолько ужасно, что убийственные для режима сведения сообщают даже официозные телевизионные каналы. Поэтому вряд ли есть необходимость в большом объёме цифровых данных о том, какую Россию мы сегодня имеем.

Тем не менее две цифры надо бы напомнить сразу.

В 1985 году СССР занимал 5-е место в мире по качеству жизни, сегодня РФ занимает 53-е место и катится дальше — вниз.

И ещё три цифры.

В 1913 году экономика России составляла 10 % от экономики США.

В 1985 году экономика СССР составляла 60 % от экономики США,

В 2011 году — вновь менее 10 %.

Иными словами, мы оказались отброшенными в своём развитии на 100 лет назад!

Такими могут быть лишь итоги страшной, разрушительной, бесчеловечной войны. И, значит, сами цифры показывают и доказывают, что Ельцин и его преемники в Кремле два последних десятилетия вели и ведут против России и её народов тотальную войну на истребление и уничтожение.

Кремлёвские лилипуты пока что успешно побеждают народ-Гулливер.

Успехи этой войны капитализаторского Кремля против собственной страны и собственного народа таковы, что на их фоне бледнеют самые большие успехи Гитлера. Экономическая и социальная статистика доказывают, что нынешний режим нельзя равнять с Гитлером, потому что это десятикратный Гитлер.

Сегодня Россия пока ещё не распята на кресте, как Иисус Христос. Однако дело ведут к тому.

Христу не понадобилось и дня, чтобы муками на кресте искупить накопившиеся грехи человечества.

Россию же ведут к кресту уже двадцать лет, и если Россия будет распята, то не на день и не на год. Ведь социальные грехи всё растут и растут. С какого-то момента их уже не будет возможности искупить — останется лишь страдать и страдать без надежды на искупление, как грешникам в аду.

Данте описал различные круги ада. Что ж, у возможного российского ада тоже формируются собственные круги.

И о некоторых из них тоже надо сказать.

Kpyr 1. Антиконституционная «Конституция».

РОССИЯ, которую мы имеем, это не только Россия, униженная сама собой, не только Россия полуразорённая и полуразворованная, не только Россия антинародная, но, кроме того, это ещё и Россия антиконституционная — даже с позиций ныне действующей буржуазной Конституции Российской Федерации.

Впрочем, во многих своих частях антиконституционна и сама эта «Конституция».

Например, Статья 2 Конституции фактически закладывает правовую мину под стабильность общества. Эта статья провозглашает высшей ценностью «человека его права и свободы», в то время как желающее сохраняться и развиваться общество не может не провозглашать (хотя бы на словах) высшей ценностью интересы общества, нации, народа.

Даже насквозь «демократические» Соединённые Штаты начинают свою Конституцию со слов: «Мы, народ…», а в своих политических декларациях упирают на слово «нация»! И это правильно! Ведь если интересы общества, интересы нации обеспечены, то это автоматически означает, что будут реально — материально, нравственно и юридически — обеспечены также интересы каждого законопослушного члена общества.

Уже пункт 1 Статьи 3 Конституции Российской Федерации логически и юридически конфликтует со Статьёй 2 Конституции, поскольку гласит:

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ».

Итак, Статья 2 высшим конституционным авторитетом провозглашает личность, а Статья 3 — народ. Как это совместить?

Причём, независимо от этого противоречия, имеет место быть вопрос: как обстоят в РФ дела хоть с правами личности, хоть с правами народа?

В принципе, сам народ по конституционной процедуре может и должен дать ответ на вопрос: «Обеспечиваются ли в РФ права личности и права народа?» Конституция РФ предусматривает такую возможность пунктом 3 Статьи 3:

«Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

По духу и букве закона пункт 3 Статьи 3 Конституции представляет собой основополагающую, после пункта 1 Статьи 3, конституционную норму. По идее, она должна обеспечивать соответствие внешней и внутренней политики государства интересам народа, а также периодическую корректировку этой политики за счёт периодических референдумов.

Без регулярных референдумов, на которые может быть вынесен любой вопрос, современное российское общество развиваться не может, оно может только загнивать!

И загнивает.

Пункт 3 Статьи 3 создаёт также конституционную гарантию реализации пункта 4 Статьи 3 Конституции:

«Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону».

В соответствии с буквой и духом пунктов 3 и 4 Статьи 3 Конституции, исключение из политической жизни России не только свободных выборов, но и периодических референдумов можно квалифицировать как захват власти или присвоение властных полномочий.

Тем не менее за последние двадцать лет было проведено всего два референдума: в 1991 году в СССР и в 1993 году в РФ.

Ни администрация Ельцина, ни первая администрация Путина, ни администрация Медведева не организовали в России ни одного референдума!

Нечего ждать референдумов и от новой администрации Путина. А ведь за период с 1993 года по 2013 год в России накопился ряд таких принципиальных вопросов, общественно состоятельные ответы на которые может дать лишь предусмотренный Конституцией референдум.

Почему же администрации президентов Пути на-Медведева-Путина ни разу не удосужились поставить на референдум ни один вопрос государственной жизни РФ?

Причём Конституции будет соответствовать (по пункту 1 Статьи 3 Конституции) лишь такое положение вещей, когда на референдум может быть вынесен любой вопрос государственной и общественной жизни — вплоть до вопросов об изменении политического строя, национализации, импичмента действующего президента и избрания по референдуму нового президента!

ОТСУТСТВИЕ референдумов в политической жизни России само по себе делает существующий режим фактически неконституционным. Но в не меньшей степени неконституционность нынешнего режима проявляется в грубейшем и не прекращающемся уже двадцать лет нарушении пункта 2 Статьи 8 Конституции:

«В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности».

Реально ельцинский и нынешний кремлёвский режимы пункт 2 Статьи 8 Конституции попирали, попирают и намерены попирать впредь, потому что государственная и муниципальная формы собственности не только не защищаются государством, но постоянно ущемляются в пользу частной собственности.

Почти вся нынешняя частная собственность в РФ не есть результат деятельности частных собственников, а есть результат государством организуемой и государством поощряемой непрекращающейся приватизации государственной и муниципальной собственности.

Права государственной собственности не признаются самим кремлёвским «государством». Напротив, государственная собственность уничтожается этим «государством» путём перевода её в частную собственность.

При этом общество лишается огромных доходов в общественный бюджет, производительность труда снижается, производящая собственность новыми собственниками эксплуатируется хищнически (наиболее яркий пока что пример — катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС).

Нередко национальные мощности, созданные трудом всего общества, переходят в руки иностранных частных собственников.

Материальной базой благоденствия и процветания общества является уровень развития и состояние экономики.

А системной, политической базой благоденствия и процветания общества являются такие общественные производственные отношения, которые обеспечивают справедливое распределение среди членов общества совокупного общественного продукта.

Попрание нынешним режимом пункта 2 Статьи 8 Конституции РФ имеет особо отрицательные, катастрофические последствия для жизни народов России.

Много, много интересного можно извлечь из текста Конституции РФ, но не так просто с этим текстом ознакомиться.

В своё время в советских средних школах — по всем городам и сёлам — преподавали целый предмет «Конституция СССР».

Сегодня Конституцию РФ не так просто купить даже в крупном городе.

И это тоже кое о чём говорит.

Круг 2. Мозаика бездарного «общества».

ЛЮБОЙ, услышав: «В России сегодня — куда ни ткни, всё гнило», — тут же согласно закивает головой.

Однако это, конечно же, не так.

Даже в Москве, не говоря уже о России в целом, есть пока что честные профессионалы.

Есть честные хозяйственники, генералы, чекисты.

Есть честные милиционеры (это — не описка!) и судьи. Честные прокуроры, учителя, медики, преподаватели вузов.

И даже — честные пишущие и электронные журналисты.

Даже в Москве живут миллионы вполне честных и добрых людей, а в России их счёт надо вести на десятки миллионов.

Но это — сегодня.

А завтра?

Взглянем наугад на несколько элементов современной мозаики нынешнего «общества», и тогда нам будет проще понять, каким будет ответ на последний вопрос, если общая картина и далее будет складываться из подобных элементов.

Скажем, характер воспитания и образование молодых поколений определяет будущее общества. Так каким видит будущее министр образования Андрей Фурсенко? Ведь сегодня в школе реализуется то, что было у него на языке уже несколько лет назад.

А было у него — по словам заместителя председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы коммуниста Олега Смолина — вот что:

«Недостатком (ого! — С.К.) советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами творчества других».

Фурсенко говорил это на ежегодном молодёжном форуме 23 июля 2007 года.

Впрочем, в «Литературной газете» (№ 32 от 8.08.2007) его мысль изложена несколько иначе — Фурсенко якобы посетовал на советскую систему образования, упорно пытавшуюся готовить человека-творца, в то время как главное — взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими.

Собственно, что в лоб, что по лбу — суть ясна! Творцы, потенциальные Гулливеры, лилипутскому Кремлю не нужны. Нужны потребители того, что создадут творцы.

Непонятно, правда, кто и где будет готовить творцов?

Есть хороший принцип: «Требуй невозможного, получишь максимум».

Да, советская массовая и высшая школы ставили перед собой очень сложно реализуемую задачу воспитания человека-творца.

Да, творцами становились не все, и даже — немногие.

Но, во-первых, когда на творчество ориентировали десятки миллионов молодых ребят и девчат, то, даже если успех достигался в одном из десяти случаев, общество получало миллионы творцов!

Во-вторых, и остальные были более или менее, но развиты.

А кого дадут России «реформы» фурсенок?

Ответ-то очевиден.

А ВОТ кусочек мозаики из другой сферы.

В начале 2011 года соперничающие группировки не поделили игорный бизнес в Подмосковье. В политиканской «россиянской» «политике» тоже соперничает ряд антиобщественных группировок — от кремлёвских до либерально-навальной.

Друг от друга они отличаются только возможностями удовлетворения своих антиобщественных вожделений. У группировок, которые обманутый народ поставил у власти, таких возможностей больше, у группировок, домогающихся власти, — меньше. Но в самих антиобщественных вожделениях все подобные группировки одинаковы до неразличимости.

В «Путешествиях Гулливера» описана вражда двух лилипутских государств — Лилипутии и Блефуску. Описаны там и две якобы «непримиримые» политические партии «тупоконечников» и «остроконечников». Первые считали, что варёное яйцо надо разбивать с тупого конца, вторые — с острого.

В «Россиянин» тоже имеются в наличии политические соперники-лилипуты, но их «вражда» чисто паучья, а на деле они политически и социально схожи тем, что все эти лилипуты враждебны — уже без кавычек — народу России и Российскому государству.

В результате войны группировок политических лилипутов против Гулливера-России мы уже сегодня имеем не Россию в её привычном понимании, а рожки да ножки от могучей России.

Ресурсы страны настолько подорваны, что сегодня в России не производится, например, танковое машинное масло, и в случае серьёзного конфликта победа над РФ обеспечивается простым прекращением внешних поставок.

При этом уже идут разговоры о том, что России и бензин производить ни к чему.

Армия сокращается и скоро будет, пожалуй, в состоянии полноценно выполнять лишь одну функцию — подавлять внутренние массовые волнения.

Наука в России умирает, а при этом всё ещё питает своей кровью, своими, подготовленными советскими научными школами, кадрами, мировую науку.

Образование и общественно состоятельное воспитание новых поколений Кремль не интересует, ему нужны невежественные массы, уверенные в том, что Солнце вращается вокруг Земли.

Постепенная гибель массового здравоохранения.

Миллионы беспризорных детей.

Разложение правопорядка и морали.

Коррупция и произвол чиновников.

Попрание социальной справедливости.

Поощрение Кремлём сепаратизма и обострение межнациональных отношений.

На четверть выгоревшая в 2010 году Россия.

Подобные результаты двадцатилетней «деятельности» в России капитализма и Кремля можно продолжать и продолжать.

ЕЩЕ один элемент бездарной и страшной «россиянской» мозаики — массовая утрата навыков и любви к производительному труду. В сегодняшней «Россиянин» сложилась крайне уродливая структура общества.

Так, по официальным данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата) от 2008 года, в 2007 году среди 70 миллионов 813 тысяч человек, занятых в экономике РФ, имелся 1 миллион 567 тысяч специалистов высшего уровня квалификации в области биологических, сельскохозяйственных наук и здравоохранения, зато 4 миллиона 489 тысяч «работников сферы индивидуальных услуг и защиты граждан и собственности».

На 4 миллиона 424 тысячи рабочих металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности имелось 5 миллионов 201 тысяча «продавцов, демонстраторов товаров, натурщиков (!) и демонстраторов одежды».

В жилищно-коммунальном хозяйстве РФ было занято 217 тысяч человек, зато «работников, занятых подготовкой информации, оформлением документации и учётом», насчитывался 1 миллион 379 тысяч человек.

Иными словами, количество оплачиваемых бездельников и полубездельников в «Россиянин» — нахлебников производительных работников, уже приобрело угрожающие размеры.

И этот процесс нарастает.

Один с сошкой, семеро с ложкой!

Но кто уже через несколько лет будет кормить ораву, умеющую работать лишь ложками?

В перспективе катастрофично положение и с образованием, причём тоже характерным лишь для «Россиянин» образом. Не будем сейчас говорить о, например, крахе профессионально-технического образования — его признают даже в Кремле, хотя и этот кризис этому Кремлю не преодолеть. Хуже то, что в перспективе катастрофично само качество образования.

И вот почему.

Нормальная схема развития знаний в обществе основана на том, что выросший ученик со временем идёт дальше своих учителей, знает и понимает больше их. То есть принцип естественного образовательного процесса: «Учитель, воспитай ученика, чтоб было у кого учиться».

В СССР так и было.

Собственно, примерно так всегда обстояли и обстоят дела вообще во всех странах мира.

Но — не в «Россиянин»!

Если принять уровень советской профессуры в 70-80-е годы за единицу, то их средний воспитанник конца 90-х годов обладал примерно половиной их знаний — в 90-е годы студенты не столько учились, сколько подрабатывали.

Выпускник вуза образца, например, 1996 года, оставшийся преподавать в alma mater, к 2006 году — как минимум старший преподаватель, а то и доцент, а то и профессор (сейчас с этим делом дела обстоят просто). И теперь этот полузнайка производит, так сказать, четвертьзнаек.

А те будут производить уже почти незнаек и т. д.

Особый трагизм ситуации заключается в том, что полуневежды с университетскими и т. п. дипломами сами, как правило, своего невежества не ощущают.

Одно дело — двоечник-лентяй. Лентяя можно исправить, и, если его будут толково учить, он может стать отличником.

Совсем другое дело — двоечник, которого учил троечник. В этом случае невежество неисправимо. И с проблемой невежественности самих «преподавателей» России ещё придётся вволю побарахтаться — в том болоте невежества, в которое заводит страну нынешний Кремль.

А есть ведь ещё и проблема, так сказать, китчизации (от слова «китч» — дурной вкус) общества, о которой скажу позднее.

ХОТЯ БЫ кратко надо остановиться на проблеме межнациональных отношений в России.

Сегодня эта проблема становится всё более больной. Однако надо понимать, что межнациональная проблема в её нынешнем виде является прямым логическим результатом политики ельцинского, а теперь постъельцинского Кремля.

Исключительно в результате этой политики уже несколько молодых поколений граждан России воспитано в духе национальной розни, переходящей в открытую вражду и ненависть.

В старинных русских городах, на старинных улицах, заполненных по преимуществу славянами, чернявый кавказский подросток уже может ответить на замечание русского старика выразительным жестом, чиркнув по горлу.

Сегодня это — пока ещё жест.

А завтра?

Возможное кровавое будущее России прямо программируется в Кремле — только к такому выводу приводит анализ федеральной национальной политики.

В результате той же преступной «национальной» политики в национальных регионах России возникли уродливые, своекорыстные антирусские и в то же время антагонистичные собственным народам, «национальные» «элиты».

Но единственной причиной роста межнациональной розни в России является капитализация России, существование в ней развращающего личность и общество института частной собственности и производной от этого института — нынешнего кремлёвского режима.

Мозаичность нашей капитализируемой жизни лишь усиливается, потому что в капитализируемом обществе всё чаще разрываются те или иные общественные связи, общество дробится, его члены отчуждаются друг от друга.

И, как ни складывай сейчас российскую мозаику, общая картина получится неприглядной и страшненькой.

А ведь всего три десятка лет назад, даже в брежневские времена, картина советского общества была в целом весёлой и доброй.

Круг 3. Вместо Советской Вселенной — Страна Дураков.

СЕГОДНЯ об СССР иногда говорят как о «потерянном рае», и это не так уж неверно.

Зато о нынешней «Россиянин» всё чаще говорят как об аде.

И вот уж это верно вполне!

Сегодня уничтожается не просто великая держава, уничтожаются не просто её народы и их общность — уничтожается самобытный русский мир, который во времена Екатерины Великой сама императрица назвала Вселенной.

Советская Вселенная была наполнена ещё более привлекательным и благодетельным для России и будущего человечества смыслом, чем былая русская Вселенная. И поэтому Советская Вселенная, пришедшая на смену Русской Вселенной, была особенно ненавистна силам Зла.

И вот теперь бывшая Советская Вселенная превращается в Страну Дураков, радостно ищущих «счастье» на «Поле Чудес», где вместо кота Базилио — Якубович.

Ради чего же уничтожается Русская, Советская Вселенная?

Она уничтожается ради упрочения положения мирового «золотого миллиарда» вне России.

Ради олигархов.

Ради «новых русских», то есть ради горстки внутри России.

Но нужны ли России олигархи? Они не управляют экономикой, а «рулят» ей. Олигархи и «новые русские» годны лишь на то, чтобы заполнять курорты типа Куршевеля. Россия нужна им только как дойная корова.

Поэтому верным будет сказать, что «Россияния», которую нам подсунули, это ещё и страна, которую системно оккупировали внутренние оккупанты и внешние транснациональные корпорации.

То есть Россия, которую мы имеем сегодня, — это не только антиконституционная, не только разобщённая, но ещё и оккупированная Россия!

Причём из России, как из любой другой оккупированной страны, вывозят не только сырьевые и людские ресурсы, но вывозят также и капиталы, в том числе для пополнения того Стабилизационного фонда, который считается достоянием России, но активы которого размещены за рубежом и используются там отнюдь не в интересах России.

Много ли миллиардов долларов из этого якобы Стабилизационного фонда израсходовано на постройку конкретных новых заводов, больничных городков, школ, жилых кварталов?

На развитие высшей школы?

На укрепление обороны?

Нет нужды стараться и искать сведения на сей счёт! Если бы средства Стабилизационного фонда шли на подобные цели, то об этом «дорогим россиянам» прожужжали бы все уши на всех телевизионных каналах. На деле же — молчок.

Стабилизационный фонд оправдывает своё название, но только не применительно к России. Его средства помогают удержаться на плаву Западу.

В том числе и поэтому тридцать лет назад люди в Советской России смеялись и радовались, а сегодня мрут как мухи.

Средняя продолжительность предстоящей жизни в РСФСР в 1984 году составляла для всего населения 69 лет (мужчины — 64, женщины — 74 года).

В 2006 году средняя продолжительность упала по РФ до 66,6 года (мужчины — 60,4 года, женщины — 73,2 года).

Сейчас, в 2011 году, этот показатель — фактически — ещё ниже, особенно для мужчин. Некоторый, заявленный статистикой, рост не только сомнителен, но и нестабилен. При нормальной жизни показатель средней продолжительности жизни за почти тридцать лет должен был бы увеличиться не менее чем на три-четыре года. В реальности «Россияния», названная её создателями Страной Дураков, всё чаще превращается из дурацкого «Поля Чудес» в трагическое Поле Смерти.

Вот данные о населении союзных республик СССР и нынешних «независимых» «государств.

   Кремлевские пигмеи против титана Сталина, или Россия, которую надо найти

Как видим, за двадцать с лишним лет население выросло только в азиатских «независимых» «государствах». Новодельные прибалтийские члены НАТО, так же как «незалежна» Украина, румынизируемая Молдавия, сааказируемая Грузия и непосредственно Россия вымирают, и весьма стремительно.

Но даже в наиболее быстро растущем Узбекистане прирост населения слаб по сравнению с жизнью узбеков в якобы «тоталитарном» СССР «под игом» России. С 1979 по 1987 год, всего за восемь лет, узбекский народ увеличился почти на 4 миллиона человек. С 1987 по 2010 год, за 23 года, — чуть более чем на 8 миллионов человек. Спад роста на треть.

В Литве прирост литовцев с 1979 по 1987 год составил 243 тысячи человек, а с 1987 по 2010 год их стало меньше на 312 тысяч.

В Эстонии прирост эстонцев с 1979 по 1987 год составил 90 тысяч человек, а с 1987 по 2010 год их стало меньше на 216 тысяч.

И так далее.

Особенно же страшны цифры по Грузии и Украине. Предлагаю подсчётами по ним заняться самим читателям, сообщив при этом, что в 1979 году на Украине жило 49 755 тысяч человек, а в Грузии — 5015 тысяч человек.

Такова человеческая цена «независимости», и эти миллионы преждевременно умерших в союзных республиках, как и миллионы неродившихся, — тоже на людоедском счету не только «национальных» «элит» союзных республик, но и Московского Кремля.

Впрочем, и в самой России этот Кремль «поработал» могильщиком народа на славу. За восемь лет, с 1979 по 1987 год, население РСФСР выросло на 7 миллионов 760 тысяч человек — в среднем на 970 тысяч человек в год. Следовательно, за двадцать лет минимальный прирост должен был составить 19 миллионов 400 тысяч человек, и численность населения РФ должна была достигнуть как минимум 164 711 тысяч человек. Кремль же обеспечил за двадцать лет спад на 3 миллиона 258 тысяч человек.

Итого на счету нынешнего Кремля как минимум 22 миллиона 658 тысяч преждевременных смертей и нерождений по состоянию на 2011 год только в РФ!

Так правомерно или неправомерно сравнение обитателей Кремля с Гитлером или нет?

Грязь нынешней общественной ситуации сегодня не отрицают даже в нынешнем Кремле, а уж тем более — вне его. Даже либерально настроенный журналист Юрий Гейко в открытом письме бывшему коллеге, зятю Ельцина Валентину Юмашеву писал в 2011 году:

«Промышленность развалена. — вся. Сельское хозяйство тоже. Армия на ладан дышит. Добивается до дебильного школьное образование, недавно — лучшее в мире. В вузах курсовые и дипломные скачиваются из Интернета, а перед сессией студенты собирают деньги на взятки преподавателям.

Силовики срослись с бандитами: ФСБ, милиция, суды, прокуратура, налоговая, наркоконтроль, мэрии, да и просто чиновники всех уровней — всё продажно, куда ни ткни, везде гниль, взятки, откаты, распилы и беззаконие.».

При всей сочности и точности такого описания оно характерно в полной мере пока лишь для самой Москвы — как сосредоточия всей «россиянской» мерзости. Ведь именно через Москву текут и в Москве же оседают основные «россиянские» финансовые потоки.

Вопрос — надолго ли ещё?

МЕРЗОСТЬ материального запустения опасна и губительна для настоящего и будущего России. Но ещё большей опасностью становится угроза интеллектуального и культурного запустения. Китч в культуре, в жизни и даже в науке становится нормой, а минимальная культурная и интеллектуальная норма становятся всё чаще не воспринимаемыми и не понимаемыми всё большей частью населения, особенно молодёжью.

Ум и душа становятся в современном обществе изгоями.

Ну, в самом-то деле, возможен ли разговор человека, знакомого, скажем, с творчеством Гоголя, Марка Твена, Бальзака, Твардовского, имеющего представление о музыке Бетховена и Грига, о живописи Рубенса, Ренуара, Сурикова (не кремлёвского), Боттичелли, знающего, кем были Менделеев, Эдисон, Гомер, Королёв, Ильюшин, Кутузов, Линкольн, Рахманинов, с молодым невеждой, не имеющим обо всём этом и многом другом ни малейшего представления?

Что самое грустное и гнусное — подобные невежды плодятся в обществе не по причине окончания лишь церковно-приходской школы, а по причине того, что невежество разума и чувств молодёжи сознательно прививается ей в рамках государственной политики Кремля!

Подобная политика плодит в обществе китч и сама является политическим китчем.

В некотором роде современный Кремль — это филиал пресловутого телевизионного реалити-шоу «Дом-2».

Слово «китч» [от англ. kitsch — дешёвка, чтиво (о литературе), мазня (о картине), пренебреж. — сентиментальщина (как синоним неразвитости ума и души и.

Невзыскательности)] толковые словари определяют как массмедийные, примитивные и отмеченные намеренно дурным вкусом направления в литературе, искусстве и т. д. А также соответствующим образом исполненные предметы массового обихода, одежды, прикладного «искусства» и т. д.

Но сегодня мировое общество в целом и российское общество в частности превращаются в царство китча во всём — в ценностных установках, в политике, в культуре, в повседневном поведении, пристрастиях, досуге.

Родовым признаком современного «россиянского» китча может быть вульгарное по духу, фонетике и смыслу, непонятно откуда появившееся и кем запущенное в оборот слово «прикольно». Оно воистину достойно пополнить словарь знаменитой Эллочки-людоедки из ильфо-петров-ских«12 стульев» и одно могло бы заменить не менее трети, а то и половины этого словаря из тридцати слов.

Угроза превращения российского общества — от академического до детсадовского уровня — в коллективную Эллочку-людоедку вполне реальна.

Круги «россиянского» социального ада всё ширятся — как круги по воде. Они захватывают всё большие площади общественной жизни. Но — в отличие от Дантового ада — выход из созданного в России самими её народами ада есть.

Какой?

Ну, не исключено, что и революционный.

Но революция революции рознь.

Так, российский Февраль был порождением крупной буржуазии и совершался в её интересах.

Российский Октябрь 1917 года стал созданием народа и народной партии большевиков.

Нынешние «цветные» революции готовят на Западе, а точнее — в США.

Поэтому немного о революционной ситуации.

Глава 7. О революционной ситуации и «революционной» ситуации.

ПОНЯТИЕ «революционная ситуация» вращается вокруг нынешней России как спутник вокруг Земли по вытянутой эллиптической орбите — то удаляясь от нас, то приближаясь.

Но что надо под этим понятием понимать?

Классик революции Ленин дал не только классическую, но и полную формулировку революционной ситуации, поэтому нам остаётся её лишь вспомнить. По Ленину, имеются три главных признака революционной ситуации:

«1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменённом виде своё господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса. Для наступления революции бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется ещё, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.

2. Обострение выше обычного нужды и бедствий угнетённых классов.

3. Значительное повышение в силу указанных причин активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами» (жирный курсив мой. — С.К.) к самостоятельному историческому выступлению».

Мировая история знает, пожалуй, четыре такие революционные ситуации, которые привели к успешным революциям, имевшим эпохальное значение для мировой истории.

Четыре эпохальные революции, инициированные важнейшими революционными ситуациями, это:

1. Великая английская буржуазная революция 1640–1649 гг., в ходе которой был казнён король Карл I и вождём которой был Кромвель;

2. Великая французская буржуазная революция 1789–1793 гг., в ходе которой были казнены король Людовик XVI с королевой Марией-Антуанеттой и которая имела ряд сменяющихся вождей от Мирабо до Робеспьера;

4. Русская буржуазная революция февраля 1917 года Милюкова и Керенского, перешедшая позднее в Великую Октябрьскую социалистическую революцию Ленина и Сталина, входе которой был казнён император Николай Второй;

5. Реставраторская капиталистическая «революция» в СССР 1985–1991 годов с Горбачёвым и Ельциным в качестве главных марионеточных её «лидеров», сыгравших роль палачей СССР.

Первые три революции были исторически оправданны, потому что заменяли менее прогрессивный политический строй на более прогрессивный политический строй.

«Революция» 1991 года была полностью антиисторичной, потому что заменила более прогрессивный политический строй на строй менее прогрессивный.

В первых трёх революциях (и других буржуазных революциях этого типа) та часть класса имущих, которая обладала собственностью и имела экономическое влияние, стремилась в дополнение к экономической власти получить также политическую власть, для чего было необходимо изменить политический строй.

В 1991 году в СССР ситуация была обратной — обладающая политической властью «элита» не имела частной собственности и хотела обменять не приносящую крупных легальных доходов политическую власть на частную собственность, для чего тоже надо было изменить политический строй.

Как во всех четырёх революциях, имевших всемирное историческое значение, так и в абсолютном большинстве других, менее значительных случаев, революционная ситуация, предшествовавшая революции, имела все три ленинских признака.

При этом Ленин, хотя сам же и отмечал, что в создании революционной ситуации участвуют «верхи», к сожалению, не сформулировал категорически тезис о том, что все три ему известные серьёзные революционные ситуации, приводившие к успешным эпохальным или локальным революциям, практически полностью создала деятельность не масс.

Их создала деятельность той части «верхов», которая обладала большой экономической и финансовой властью, но стремилась получить ещё и политическую власть, у неё до революции отсутствующую.

СТАРЫЕ аристократические «верхи», которые революциями сметались, тоже, естественно, принимали участие в постепенном формировании революционной ситуации, но это участие было невольным, несознательным и объяснялось исторической слепотой старых «верхов» и их жадностью.

Один из французских просветителей метко заметил: «Чувствительные люди, проливающие потоки слёз над ужасами революции, пролейте хотя бы несколько слезинок над ужасами, её породившими».

Верно — за веками творящиеся ужасы, постепенно порождающие мгновенную революцию, ответственны старые «верхи». Источником долговременных ужасов, порождающих.

Революцию, всегда была своекорыстная политика правящих, старых «верхов».

Но происходящее в сжатые сроки обострение «выше обычного нужды и бедствий угнетённых классов» — это, прежде всего, результат сознательно дестабилизирующей политики тех новых «верхов», которые только собираются прийти к власти в результате революции.

И каждый раз рвущиеся к власти новые «верхи» создавали революционную ситуацию в своих интересах, а последующая революция обеспечивала интересы только этих новых «верхов».

«Низы» же, как правило, оказывались неспособными создать самостоятельно или использовать созданную «верхами» революционную ситуацию и довести её до успешной революции в интересах «низов». Исходя из внутренней непрочности и гнилости существующего строя, революционную ситуацию сознательно создают новые «верхи».

Возможно, осведомлённый читатель возразит мне, ссылаясь, например, на утверждение одного из лидеров меньшевиков Ираклия Церетели. В своих воспоминаниях о Февральской революции этот бывший министр почт и телеграфов, а позднее — министр внутренних дел Временного правительства заявлял:

«Ни в одной из революций нового времени спонтанная активность низов не играла такой большой роли, как в российской Февральской революции».

Но Церетели просто лгал! Выпячивая якобы ведущую роль «низов» именно в Феврале 1917 года, он тем самым хотел доказать, что в победе Октября 1917 года «низы» сыграли уже второстепенную, подчинённую роль, и поэтому-де Октябрь — результат деятельности прежде всего большевистской «верхушки».

В действительности же всё было как раз наоборот.

К Октябрю 1917 года доверие масс к себе наращивали только большевики во главе с Лениным и Сталиным (не бегавшим, как Троцкий, по трибунам, но выполнявшим огромный объём черновой работы).

В Феврале буржуазные «верхи», то есть кадеты Милюкова в союзе с меньшевиками и правыми эсерами Чернова и Керенского, ловко провоцировали массы на выступления. Тогда «верхи» использовали народ для своих целей, и недаром центром «революционного» «энтузиазма» сразу стал Таврический дворец — резиденция Государственной думы.

А вот в Октябре большевики возглавили массы, доверие которых сделало именно РСДРП(б) руководящей силой русской революции.

Лживое утверждение Церетели лишний раз показывает и доказывает, что революционизировали Россию обе ветви имущих «верхов» — царские «верхи» из-за бездарности и неумения управлять, а буржуазные «верхи» — из-за усердия не по разуму и стремления управлять вместо царя и его сановников.

Начинают революции всегда «верхи». Они, имея в своих руках крупные финансы и влиятельные кадры, сознательно дестабилизируют жизнь в стране, они сознательно обостряют выше обычного нужду и бедствия народных масс и тем побуждают их к активным действиям в интересах рвущихся к власти «верхов».

Так, продовольственные проблемы в предреволюционном Париже 1789 года, в предреволюционном Петрограде 1917 года и в «предреволюционной» Москве 1991 года создавались самими «верхами» искусственно!

Зимой 1917 года в России было одновременно выведено из строя около тысячи паровозов (в морозы не была слита вода из пароохладительной системы, состоящей из множества тонких трубок), и сразу нарушилось продовольственное снабжение столиц.

Эта акция была проведена не большевиками, а буржуазными технократами типа товарища (заместителя) министра профессора Ломоносова из царского Министерства путей сообщения. Ломоносов же входил в одну партию с историком-профессором Милюковым — в кадетскую партию крупной буржуазии.

Весной и летом 1991 года в Москве имели хождение продовольственные талоны, в то время как под Москвой то и дело обнаруживали овраги, заваленные мясными тушами и колбасой. Так уже горбачёвскими «верхами» создавалась массовая «протестная» база для успешного демонтажа социализма в СССР.

ИТАК, имущие «верхи» всегда создавали революционную ситуацию сами, и сами же пользовались её плодами.

И только один-единственный раз революционная ситуация, созданная «верхами», была успешно развита на пользу «низам». Я имею в виду, конечно же, революционную ситуацию, созданную буржуазными демократами в Феврале 1917 года «под себя», но использованную против них Лениным в интересах неимущих в Октябре 1917 года.

Это сумели сделать Ленин, Сталин и руководимая ими партия большевиков. Однако этот случай был единственным, потому что России повезло тогда с такими политическими лидерами, которые твёрдо, честно, искренне и умно стояли на стороне масс, революционизированных буржуазными «верхами».

Например, в Германии — стране намного более развитой, чем Россия, с намного более многочисленным, чем в России, рабочим классом, пролетарская революция потерпела крах прежде всего потому, что социал-демократические «вожди» этой революции типа Фридриха Эберта (системный аналог Геннадия Зюганова) почти открыто признавались, что не верят в те принципы, которые они проповедуют с трибун.

Из сказанного следует, что любая конкурирующая с нынешним Кремлём «элитная» группировка может прийти на смену нынешним «кремлёвским сидельцам», скорее всего, после того, как эта конкурирующая группировка искусственно создаст в России новую революционную ситуацию.

А это означает для народов России новую смуту, грандиозные «болотные» «Манежки», бешеный и ничем объективно не оправданный рост цен, пустые прилавки, разгул бандитизма среди бела дня даже в центрах городов и т. д.

Кто конкретно, когда и как может начать создавать революционную ситуацию в нынешней «Россиянин», заранее сказать нельзя.

То, как связаны те или иные конкретные политические, экономические и социальные потрясения с интересами «элиты», то, как эти потрясения планируются и организуются, всегда относилось и по сей день относится к особо тщательно охраняемым тайнам класса имущих по всей планете.

Однако для нас важно и существенно то, что сегодня сам факт наличия такой тайны уже не тайна для достаточно большого количества людей из класса неимущих (под неимущими здесь понимаются не бедняки, а те, кто не имеет частной собственности, позволяющей присваивать её обладателю часть чужого труда).

Усвоив то, что выше сказано, можно понять, что Россия, которую мы можем уже скоро получить, которую нам могут опять подсунуть, — это Россия, искусственно взбулгаченная, взбунтованная, дестабилизированная.

Затем может начаться Россия, вначале разодранная на части, а потом — уничтоженная или самоуничтожившаяся.

Конкурирующим частнособственническим «россиянским» группировкам любой ориентации нужны великие потрясения.

А народам России?

Им-то ведь нужна великая, стабильная, единая и неделимая Россия.

Но такой Россией может быть только новая Советская Россия.

В принципе, зная это, народная масса — если во главе её будет настоящая Компартия, вполне способна противостоять антиобщественным замыслам и вожделениям своекорыстных «элитных» группировок.

У российских «низов» нет объективной заинтересованности в продвижении к новой революционной ситуации. Объективно нам нужна не новая революция, а массовое понимание народом ситуации и проведение свободных выборов без насилия над народной волей электронных СМИ и электронных систем «подсчёта» голосов.

Но чтобы свободные выборы стали возможными, нам необходимо — и по Ленину, и из общих соображений здравого смысла — наличие в стране действенного политического авангарда, который мог бы объединить и организовать массу на законную защиту своих интересов.

Иными словами, необходимо то, о чём здесь было сказано не раз и не два, — необходимо наличие в стране настоящей Коммунистической партии.

Но подробнее об этом уже в части четвёртой.

Глава 8. «Неороссияния» — финиш России.

НЫНЕШНЯЯ Россия — это Россия антиконституционная, разобщённая, оглуплённая и системно оккупированная.

Это — не Россия, а «Россияния».

А какую Россию мы можем получить, если узаконенное беззаконие и системная оккупация России будут продолжаться?

Что ж, мы можем получить вначале Россию дестабилизированную, взбунтованную, а затем — Россию расчленённую и уничтоженную. То есть на смену нынешней «Россиянин» может прийти уже «нео-Россияния».

Что такое «нео-Россияния»?

«Нео-Россияния» — это уничтоженная Россия.

Уничтоженная не только как самобытное цивилизационное явление мировой истории, но уничтоженная в прямом смысле слова — как действующее на международной арене государство, как единое многомиллионное общество, составленное народами России, как единый экономический организм.

С весны 2011 года нам начали демонстрировать на примере арабов в Ливии, в Египте, в Сирии, как США и Запад могут поступить с дряхлеющей «Россиянией». Впрочем, тревогу это вызвало не у Кремля, а у Пекина. Китай начинает тревожиться за свою судьбу и уверяет всех, что попытки-де дестабилизации Китая по типу «арабских» «революций» не могут быть успешными.

Что ж, дай бог китайскому «теляти» успешно отразить натиск западных «волков» — буде он случится.

Россию «волки» уже терзают, но Кремль об этом помалкивает — даже откровенному герою борьбы за честь человечества Сноудену отказывает в политическом убежище. А процесс физического уничтожения и самоуничтожения России идёт полным ходом.

Можно привести тысячи примеров тому даже из официозной и либеральной прессы.

Напомню о двух.

По официальным сообщениям, изношенность российских энергосетей достигает 70 и более процентов. Энергосистема РФ, всё более передаваемая в частные руки и разъедаемая коррупцией, может рухнуть в считаные годы, а это — коллапс.

Представьте себе не относительно локальную аварию на Саяно-Шушенской ГЭС, а катастрофу на одной из ГЭС Волжского каскада.

Да ещё — и с реализацией «эффекта домино», когда волна от одной рухнувшей плотины начнёт разрушать плотину нижестоящей ГЭС и т. д.

Представили?

Если нет, постараюсь помочь.

Небывалое речное цунами несётся вниз по Волге, сметая сёла и города, уничтожая поля и леса.

Целые регионы остаются без электроэнергии, и не на день, не на неделю, и даже не на год, а навсегда.

Хороша картина?

А ведь она не исключена — если наследием советских Гулливеров, создавших грандиозные ГЭС, и дальше будут распоряжаться нынешние кремлёвские лилипуты.

А транспортная система?..

Самопроизвольное обрушение весной 2011 года крупного железнодорожного моста через реку Абакан в Хакасии — вполне показательный факт. Но мостов в России Советская власть построила тысячи, а антисоветская «власть» их добивает и добивает, а если и ремонтирует или строит новые, то «на соплях».

В социалистической России такого быть не могло уже потому, что такого в ней не могло быть (и не было) никогда.

Сегодня же Россия уничтожается извне и изнутри не только политически, но физически, инфраструктурно. Трубы, рельсы и провода могут лопнуть раньше, чем лопнет терпение народа.

Причём советские трубы и рельсы лопаются после многих десятков лет эксплуатации, а постсоветские — уже через несколько лет.

Так, в конце июня 2013 года рухнул лифт в офисном комплексе «Варшавка sky».. На «бегущей строке» канала «РБК» потянулись комментарии типа: «В СССР такого быть не могло, а теперь всё сходит с рук… Надо виновных найти и посадить», «Вот-вот, инженеры у нас теперь не в моде. Теперь в моде менеджеры» и т. п.

Но к чему зря сотрясать эфир? В капитализируемой России в моде и могут быть лишь менеджеры, не инженеры.

А «найти виновных и посадить»?

Мысль здравая, но — где искать?

Кого сажать?

Начинать-то надо с хозяев разного рода «охфисов» — от сельских до кремлёвских.

ПЕРВЫЕ попытки уничтожить Советскую Россию относятся к моменту возникновения Советской России. Но Россия Ленина себя отстояла, а Россия Сталина себя развила, потом себя отстояла, восстановила и начала развивать себя дальше.

На сталинских запасах прочности ума и духа Россия развивалась до конца 60-х годов.

С начала 70-х годов «пятая колонна Запада» в СССР инициировала пока скрытый, но уже активный процесс дискредитации и разложения всего советского в России.

С 1985 года этот скрытый процесс особенно усилился за счёт привода к власти Горбачёва и «прорабов» горбачёвской капиталистической «перестройки».

С 1991 года начался открытый процесс уничтожения всего советского Ельциным и высшей ельцинской антигосударственной властью.

Двадцать лет скрытой подготовки к ликвидации социализма в СССР до 1991 года и двадцать лет открытой ликвидации его достижений после 1991 года — вот та база, на которой сегодня можно приступать к уничтожению уже не советского стержня России, а к уничтожению России, как всё еще мощного суверенного государства.

При этом, если иметь в виду внутренних оккупантов, уничтожение России будет означать, скорее всего, и их быстрое уничтожение, поскольку будет отсутствовать национальное суверенное государство, способное вооружённой силой защитить материальные интересы и собственность «новых русских».

Об этом пикантном моменте ещё будет сказано.

Предполагающееся разделение РФ на несколько отдельных региональных «государств» проблему не решает — подобные «обрубки» будут ещё менее стабильны, чем нынешняя РФ, и тоже саморазрушатся.

Не решит проблему и попытка создания нового «феодализма» с жёсткими полицейскими силами. Подобные «проекты» убьёт даже не мало вероятный социальный взрыв, а тотальная социальная апатия быстро и всесторонне деградирующего бывшего «электората».

Фактически, работая на будущее уничтожение России, внутренние её оккупанты типа «олигархов» и чиновников уподобляются Свинье из басни Крылова, подрывающей корни того Дуба, который снабжает Свинью желудями.

Однако вряд ли «новые русские» всех сортов в силу и классовой, и интеллектуальной ограниченности способны это понять. Хотя, возможно, не исключены и исключения.

Конечно, полное уничтожение России как государства объективно не отвечает интересам её внутренних оккупантов из числа «новых русских», но это не имеет решающего значения — «новым русским» Россию не удержать, не спасти, поскольку полное уничтожение России отвечает интересам её внешних врагов.

Запад боялся России — даже царской, боялся и смертельно ненавидел Россию Советскую, но он боится и нынешней России, даже опустившейся до «Россиянин».

Даже такую якобы Россию Западу надо уничтожить, потому что неуничтоженная Россия всегда может возродиться как Советская Россия. А Советская Россия не может не стать могильщиком живого трупа капитализма и института частной собственности в мировом масштабе.

Могильщиком не в результате войны, «экспорта революции» и т. д., а просто силой живого примера новой свободной и человечной страны.

Это главное соображение нейтрализует в глазах США и Запада даже привлекательность идеи существования в мире такой России, которая будет противодействовать исламу и Китаю в интересах Запада.

Запад никогда не объединится с Россией, потому что он давно объединился против России.

Итак, общая схема такова: вначале — разложение Советской России; затем — политическое уничтожение Советской России; затем — уничтожение советского потенциала возрождения в разлагаемой «Россиянин» и, наконец, окончательное и необратимое уничтожение при посредстве «россиянской» «элиты»-«свиньи» у «дуба» Российского государства.

Стабильность Советского Союза в то время, когда ещё не были подготовлены условия для его развала и уничтожения, была практически абсолютной. Представить себе в СССР даже 70-х годов что-то вроде киевского «Майдана» или «революций» 2011 года в арабском мире было невозможно.

Сорок последних лет ослабления и развала сделали в России возможным всё — вплоть до разных вариантов «бархатных», «рогожных», «дерюжных» и прочих «революций» по «румынскому», «арабскому» или иному какому типу.

Для народов России это будет означать уже не ограниченную, как сейчас, а повсеместную большую кровь, страх — как явление повседневной жизни, срыв нормального снабжения, голодные очереди, криминальные банды, выведенные на улицы, полицейский произвол и т. д.

Недаром ведь новодельному лейтенанту полиции Кремль даёт с 2012 года «пайку» в десятки тысяч рублей в месяц.

Что уж говорить о полковниках?

ОЧЕНЬ вероятна при этом организация и гражданской войны — вначале вялой. И вялой она будет до тех пор, пока «обеспокоенное нестабильностью в ядерной России» «мировое сообщество» в лице ООН не потребует от «руководства» РФ немедленного демонтажа под международным контролем и вывода с территории РФ всех её ядерных вооружений и остановки ядерных производств.

Затем, после ядерного разоружения России — усиление гражданской войны по классической схеме: «воевать против азиатов руками азиатов». Создаваемая ныне общественная атмосфера такова, что уже сегодня как минимум десятки тысяч молодых «россиян» (не говоря о «гражданах» СНГ) готовы стать наёмниками и убивать не то что сограждан, но и мать родную с отцом.

В конце «процесса» — прямая оккупация «под флагом ООН», окружение «Россиянин» проволочными заграждениями в пять рядов и пулемётным «санитарным» кордоном.

Пулемёты — из арсенала бывшей «Российской армии», пулемётчики — тоже из аборигенов.

Одновременно — жёсткая охрана силами частных охранных предприятий и войсками НАТО всей инфраструктуры добычи и транспортировки энергоносителей.

Основной же части «дорогих россиян» будет предоставлено полное право свободно вымирать.

Вот какую Россию мы можем получить.

И это при том, что объективных условий для нестабильности, для потрясений, для гражданской войны в России нет и быть не может. Да, острота социального противостояния в России велика (в «низах» десяток миллионов прозябающих почти в нищете, в «верхах» — сто «россиянских» миллиардеров), но эта острота создана исключительно пассивностью и социальным идиотизмом масс и может быть быстро устранена активностью и прозрением масс без гражданской войны.

Безусловно, те или иные катастрофические варианты в России не исключены, но все они могут стать возможными не потому, что в стране не будет хватать продовольствия, энергии и т. д.

Катастрофа в России возможна потому, что она может понадобиться одной из политиканских группировок — или цепляющейся за власть, или желающей урвать власть, или реализующей задания западных кураторов.

НЕ ИСКЛЮЧЁН, правда, для «Россиянин» и «стабильный» вариант будущего — вариант откровенно колониальный.

В этом случае западные кураторы не будут инициировать катастрофические «сценарии», а ограничатся максимальной эксплуатацией уже имеющихся производственных мощностей экономики РФ до их полного износа при использовании относительно дешёвой, зато достаточно высоко квалифицированной рабочей силы.

Ядерный статус России и в этом случае должен быть демонтирован, это — условие sin qua поп (непременное) для реализации любого сценария развала России.

При всём при том поведение нынешней «элиты» напоминает сцены из театра абсурда.

Возьмём, например, вроде бы частную, а на деле важнейшую проблему. В СССР была развита не только нефтедобывающая, но и нефтеперерабатывающая промышленность. За последние двадцать лет ничего нового в сфере переработки не построено — на износ работает «приватизированное» праздными собственниками советское оборудование. В результате реальна угроза полного сворачивания нефтепереработки в России и переход на положение прямого сырьевого придатка.

В СССР стакан бензина стоил дешевле стакана минеральной воды. Сегодня хорошая «минералка» стоит бензина, но пока что мы имеем свой бензин.

А если и здесь мы окажемся в полной зависимости от внешних поставок?

Разумный выход из намечающегося грозного кризиса даже для буржуазной России очевиден — немедленная национализация всех видов нефтяной промышленности с наложением штрафов на бывших «приватизаторов» в целях получения средств на восстановление отечественной нефтепереработки.

Однако либеральные «эксперты» Кремля приходят к выводу о том, что переработка нефти в России экономически бессмысленна и «приносит колоссальные убытки».

Вот так нам и подсовывают уже прямо колониальное будущее. А после того, как былая великая экономика будет выжата как лимон, «Воссиянию» можно будет предоставить её жалкой участи, окружив её для спокойствия внешнего мира всё тем же проволочно-пулемётным «санитарным» кордоном.

К СЛОВУ, есть ещё один момент, о котором напомнить нелишне — не столько рядовым «дорогим россиянам», сколько «новым русским» во главе с «золотой сотней» «россиянских» миллиардеров.

Сверхбогачи и богачи России не строятхотя бы капиталистическую Россию, а просто разрушают её — даже как Россию. Они абсолютно антинациональны, или — в лучшем случае — относятся к России как к пустому месту.

А если на месте России и впрямь образуется пустое место?

Пока что имущественный статус «россиянской» «элиты» гарантирован не только личными счетами в иностранных банках. Он гарантирован и всё ещё не добитой военной мощью России, всё ещё существующей российской государственностью — пусть ублюдочной, но юридически существующей.

А если исчезнет окончательно мощь?

Если рухнет как суверенное государство Россия?

Не рухнут ли тогда и гарантии личного покоя и безопасности «россиянских» «бизнесменов», подрывших корни государственного «дуба»?

Ну, что с того, что кто-то из олигархов или даже все они имеют двойное гражданство? Ну что с того, что то ли двести, то ли триста тысяч «россиянских» граждан образовали в Лондоне целое элитное гетто со своими школами и т. д.?

Это — пока.

Без суверенной, государственным образом оформленной (не забудем — ещё и ядерной) России «новых русских» на Западе не то что не будут воспринимать как «своих», но просто не будут терпеть их.

Спору нет — за кланом миллиардеров и миллионеров мира стоит сплочённая наднациональная, космополитическая «элита». Это пролетарии всех стран так и не смогли объединиться, а капиталисты всех стран объединились уже давно! Но в наднациональные структуры объединились всё же капиталисты национальных стран.

Все миллиардеры и миллионеры мира, кроме «:росси-янских», против своих национальных государств не работают. Мексиканский миллиардер Мексику не уничтожает, как не уничтожает Китай миллиардер китайский, а Швецию — шведский. И у всех миллиардеров и миллионеров мира есть свои надёжные национальные «крыши».

Конечно, это не означает, что состояние первого богача мира, мексиканского телемагната Карлоса Слима Элу, будут защищать от посягательств Запада вооружённые силы Мексики до последнего воина. Но ведь и вероятность подобных акций против гражданина Мексики нулевая — пока есть государство Мексика.

Пролетарии всех стран в борьбе против капиталистов всех стран объединиться не смогли, зато капиталисты всех стран объединились в борьбе против пролетариев всех стран. Однако — это надо подчеркнуть — объединились не просто обладатели крупных состояний, а «элитные» круги различных стран, различных национальных государств.

Просто объединение обладателей крупных состояний — это банда. Или — «теневой» клуб «элиты», от банды, впрочем, отличающийся мало.

Но легальное, официальное международное значение имеют лишь такие объединения обладателей крупных состояний или их доверенных политических лиц, которые осенены многоцветьем национальных флагов перед международными штаб-квартирами этих объединений.

А «россиянский» флаг в перспективе уже ближайших пяти-десяти лет может оказаться даже не сданным в архив истории, а выброшенным на её свалку.

Да, этого может и не произойти.

Но вполне может и произойти!

Ведь «Россиянию» многообразно уничтожают сами «дорогие россияне». Одному японцу, хорошо знающему Россию, принадлежит не очень-то лестное для нас, но, увы, не лишённое меткости сравнение: «Япония — это монолитный бетон, Европа и США — кирпичная кладка, скреплённая цементом, а Россия — это бочка с песком, скреплённая обручами. Сбей обручи — бочка развалится».

Вот с России и сбивают «обручи» — «обручи» геополитики, патриотизма.

«Обручи» морали, государственности, экономической мощи.

Сбивают всем миром в прямом и переносном смысле слова, но особую активность в этом деле проявляют сами «россияне» и прежде всего — «новые русские» с их ничем и никем не обузданной жадностью.

А ведь, пользуясь «новорусской» лексикой, можно напомнить, что жадность «фраера сгубила».

Знакомство с неким пассажем из комментариев Анатолия Вассермана лишний раз убедило меня, что вопрос назрел, коль уж на проблему одинаково смотрят два таких разных всё же человека, как Вассерман и Кремлёв.

Вассерман пишет:

«.нынешнее руководство России, судя по всему, утратило то единственное качество, на которое я всё ещё надеялся в своих политических расчётах — инстинкт самосохранения. Я считал совершенно очевидным, что государственный деятель может рассчитывать на длительную и здоровую жизнь — в том числе и после отставки — только до тех пор, пока за его спиной стоит достаточно могучее государство.

Но, к сожалению, очень похоже, что нынешним высшим руководителям России ничего не говорит имя бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко, отбывающего срок за хищение нескольких десятков миллионов долларов американских кредитов, или ничего не говорит судьба бывшего президента Советского Союза. Горбачёва, который одно время вынужден был подрабатывать рекламой пиццы (ну, это, надо полагать, происходило не от нужды, а от мелочной жадности Михаила Горбачёва. — С.К.).

Они совершенно искренне надеются, что их и впредь на Западе будут приветствовать, что их предполагаемые накопления (говорю «предполагаемые», поскольку никаких доказательств существования у них активов за рубежом по понятным причинам нет) останутся с ними на веки веков».

Всё верно!

Наиболее вероятный будущий удел «Россиянин» — интервенция и оккупация в той или иной форме при переходе различных территорий «Россиянин» под юрисдикцию тех или иных ведущих национальных государств мира. Не исключены крупные территориальные подачки и ряду не ведущих, но сопредельных стран типа Польши, Румынии, Венгрии, Турции.

Если больше не будет национального Российского государства, то, скорее всего, не будет и правовой международной защиты крупных собственников в этом бывшем национальном государстве!

Все крупные состояния в «Россиянин» имеют, мягко говоря, сомнительное правовое происхождение даже по нормам буржуазного права. Недаром американский буржуазный эксперт по собственности Джозеф Колб смотрел в 1991 году на характер советской «приватизации» — даже в рамках ценностей капиталистического общества — прямо противоположно тому, как смотрели на эту проблему Чубайс и К°.

Подробно с идеями Колба я познакомлю читателя в четвёртой части моей книги, в главе 7 «Общество поголовных собственников», а сейчас лишь сообщу, что Колб предлагал всю общенародную собственность поровну разделить между всеми гражданами СССР.

Чубайсы же пошли по пути опереточного Попандопуло: «Это — мне, это — мне, это — тоже. мне». Иными словами, нарождающиеся на Руси «новые русские» пошли по пути мошенников и воров.

Так почему бы Западу в случае ликвидации «Россиянин» как суверенного субъекта мировой политики не объявить все «россиянские» состояния «нелегитимными» и не секвестровать их в пользу, ну хотя бы широких народных масс всех стран мира?

Это вполне возможно! Почему бы мировому капиталу и не проявить щедрость за чужой счёт?!

Формировать то или иное «общественное мнение» капитал ныне умеет почти в совершенстве, так что подобная «экспроприация» «бесхозной» собственности и активов «бывших новых русских» вполне может сорвать бурные планетарные аплодисменты. Тем более что эти «новые русские» надоели миру хуже горькой редьки. Они уже сейчас имеютустойчивый имидж поголовных коррупционеров и мафиози.

Не исключено, что в этом случае под угрозой могло бы оказаться, например, даже положение свежеиспечённого английского подданного Бориса Березовского — если бы он скоропостижно не почил в бозе.

А что уж говорить о массе обитателей лондонского «новорусского» элитного «гетто» — если все эти обитатели окажутся лицами не без гражданства, а без защищающего их национального государства.

Тогда ведь и британских паспортов можно лишиться — при всей английской якобы демократии, политкорректности и толерантности.

Это на наглеющих «цветных» отыграться сложно — они друг за друга горой. А «новые русские»? Ну, это же - пауки в банке (не в Лондонском банке, а в стеклянной банке).

НЕ ФАКТ, конечно, что развитие событий пойдёт по тому невесёлому для «новых русских» сценарию, который описан выше.

Но такое развитие событий не исключено и даже весьма возможно, не так ли?

И если это так, то «новым русским» — даже если они считают себя новыми люксембуржцами — надо бы тоже задуматься о сохранении суверенной России. Ведь когда не будет великой России, уничтоженной «российским» «бизнесом», «бизнесмены» будут выглядеть в глазах западной общественности так, как они, собственно, выглядят уже сейчас, то есть крайне неприглядно и нелегитимно.

Почему бы тогда их под шумок и не ободрать как липку? Кто их защитит? Право «частной собственности»? Ну, это для своих] А бывших граждан бывшей «Российской Федерации», если эта «Федерация» рухнет в небытие, на Западе может ждать судьба безоружного Остапа Бендера после его встречи с вооружёнными румынскими пограничниками.

Помните, как там всё закончилось?

Пора понять всем — и «неимущим», и «имущим», что Западу нужна одна Россия — бывшая, ликвидированная, уничтоженная.

Если у тех, кто имеет реальные рычаги разворота ситуации в России на пользу России, не хватает государственной и деловой дальновидности на то, чтобы перестать уничтожать страну, то хотя бы о будущей личной судьбе можно было бы и задуматься.

Конечно, «национально ориентированные» «предприниматели» в «Россиянин» — это почти иллюзия. Но в принципе не исключается компромисс здоровых (то есть социалистически ориентированных) сил с любыми политическими деятелями и деловыми фигурами нынешнего режима.

Однако компромисс возможен лишь на следующей концептуальной основе: здоровые силы России готовы принять ответственность за страну при условии возврата в собственность народа — в том числе и из-за рубежа — не менее 95 процентов «состояний», приобретённых после 1991 года.

Это не политика «Грабь награбленное», ибо во всех цивилизованных обществах награбленное возвращают законному владельцу без всякого выкупа. Тем не менее во имя скорейшего достижения общественного согласия можно было бы пойти на достаточно серьёзную компенсацию «новых русских» в обмен на их отказ от сопротивления.

Хватит с нас гражданских войн!

Однако все те, кто несёт ответственность за процессы и итоги последних двух десятилетий нашей истории, должны бы понять: пора обдумывать пути и методы наиболее безболезненного для всех ухода «новых русских» и всей связанной с ними «элиты» из исторической жизни народов Российского государства.

Национально же ориентированные — буде таковые найдутся — предприниматели смогут получать свою законную и вполне немалую долю общественного «пирога» как наёмные управленцы неизвращенного социализма.

Если, конечно, в России отыщутся среди нынешних «бизнесменов» не только «деловары», но и действительно деловые люди.

Вряд ли, конечно, сказанное выше смогут осознать те, кому это адресовано. Но важно, чтобы не «элита», а простые люди осознали, что суверенную и стабильную Россию народы России могут иметь только после исчезновения из России «новых русских» как класса при восстановлении в России Советской власти.

Только тогда Россия будет снята с креста и начнётся её воскрешение.

Но какой же эта воскресшая Россия будет?

Пожалуй, такой, какой мы захотим её иметь.

И об этом — последняя часть моей книги. Но вначале, пожалуй, несколько слов о некой давней, но очень актуальной сказочке.

Глава 9. Актуальная сказочка о букве «фита».

РУССКИЙ писатель Евгений Иванович Замятин — автор антиутопии «МЫ», написанной, как ранее выражались, «на заре Советской власти», стал вновь известен в годы «перестройки». Его давно забытый, якобы пророческий роман в горбачёвскую «эру» популяризировался очень и очень, а ныне забыт вновь.

Но есть у Замятина одна, ещё дореволюционная сказочка, которая достойна того, чтобы её изучали в старших классах средней школы.

Не нынешней, естественно, школы, где «хитом» стал грязный пасквиль на советскую Россию — «Архипелаг ГУЛАГ», а той будущей новой советской школы, которая у России должна быть, если Россия желает быть.

Дело в том, что сказка Замятина, в отличие от романа, очень точно предугадала процессы, доминирующие в общественной жизни нынешней РФ.

А эти процессы могут — сами по себе — обеспечить нравственный, психологический крах России, за которым последует тот крах государственности, о котором говорилось в предыдущей главе.

Вначале, впрочем, о самом Замятине.

Родился он в 1884 году на Тамбовщине, в Лебедяни, а умер весной 1937 года в Париже.

Это был человек не столько сложной судьбы (она у него как раз сложилась достаточно благополучно), сколько сложного склада ума. Замятин был не чистым гуманитарием, он был ещё и инженером, однако с какого-то момента гуманитарий подавил в нём инженера начисто, потому что надо было обладать капризным «умом» эстета, а нетрезвым взором инженера, чтобы не увидеть в новой, Советской России огромного потенциала созидания.

Созидания и державы, и свободно мыслящего человека.

В 1920 году Замятин написал весьма-таки бездарный роман «МЫ», разрекламированный, как уже было сказано, «прорабами» «перестройки».

В романе Замятин описал, как это заявляется в нынешней Большой российской энциклопедии, «тоталитарную систему, подавляющую все проявления человеческой индивидуальности».

Фактически же это был претендующий на пророчество пасквиль на новый строй жизни в России.

В 1924 году роман впервые вышел за рубежом на английском языке и оказал сильное воздействие на английских классиков Оруэлла и Олдоса Хаксли.

В 1927 годы «МЫ» был издан на чешском, в 1929 году — на французском языке.

В 1952 году он был впервые издан на русском — зарубежной «пятой колонне» нужны были пропагандистские материалы для усиливающейся в СССР внутренней «пятой колонны».

В 1988 году роман издали уже в СССР, убиваемом обеими колоннами.

Что же до Замятина, то в 1931 году он при содействии Горького уехал за кордон, с февраля 1932 года жил в Париже, где и скончался. Сохранив, к слову, советский паспорт.

АНТИУТОПИЯ «:МЫ» так и осталась пасквилем на социализм — в СССР Сталина по мере развития материальной базы общества развивалась и социалистическая демократия, ярким и убедительным доказательством чего стал расцвет советской культуры и системы образования всех уровней.

Более того, прогнозы Замятина, сделанные в «МЫ», характерны для нынешнего глобализуемого капиталистического мира, то есть и для России. И это можно сказать не только о прогнозах автора «МЫ», но и о прогнозах английских писателей, испытавших влияние Замятина. Так, знаменитая антиутопия Оруэлла «1984» хорошо описывает не СССР, как в этом уверяли нас «прорабы» «катастройки». Оруэлл описал фактически США и вообще Запад, который всё более скатывается к тоталитаризму.

Однако для понимания нашего бездарного сегодняшнего и возможного (но отнюдь не обязательного) мрачного завтрашнего дня, более интересен не роман Замятина, а почти неизвестные уже его современникам замятинские сказки о неком Фите.

В 1917 году в газете «Дело народа» Замятин впервые опубликовал цикл сатирических миниатюр «Большим детям сказки». Главным персонажем их и стал Фита, названный так по 34-й букве дореволюционного русского алфавита, похожей на ноль, внутри разделённый надвое чёрточкой. Она писалась в некоторых словах, заимствованных из греческого языка, и произносилась как «ф».

Ко временам Замятина буква «фита» являлась анахронизмом в квадрате. Сразу после революции её отменили, как и мучителя поколений учеников — букву «ять», как твёрдый знак в конце слов, оканчивающихся на согласную. Так что Замятин — писатель, вообще-то достаточно талантливый, имечко для своего сказочного «героя» выбрал очень точно — лучше не выберешь!

Рождение же Фиты Замятин описывал так:

«Завёлся Фита самопроизвольно в подполье полицейского правления. Сложены были в подполье старые исполненные дела, и слышит Ульян Петрович, околоточный, — всё кто-то скребётся, постукивает. Открыл Ульян Петрович: пыль — не прочихаешься, и выходит серенький, в пыли Фита. Пола — преимущественно мужского, красная сургучная печать за номером на верёвочке болтается, Младенец, а вида — почтенного, лысенький и с брюшком, чисто надворный советник, и лицо — не лицо, а так — Фита, одним словом».

Новый член присутствия так понравился Ульяну Петровичу, что он его усыновил и поселил тут же в канцелярии, в уголку, куда Фита сразу «натаскал из подполья старых рапортов, отношений за нумером, и в рамочках развесил».

Далее история развивалась следующим манером:

«Раз Ульян Петрович приходит, — а Фита, глядь, к чернильнице припал и сосёт.

Эй, Фитька, ты чего же это, стервец, делаешь?

А чернила, — говорит, — пью. Тоже чего-нибудь мне надо.

— Ну, ладно уж, пей. Чернила-то казённые. Так и питался Фита чернилами.

И до того дошло — смешно даже сказать: посусолит перо во рту — и пишет, изо рта у Фиты — чернила самые настоящие, как во всём полицейском правлении. И всё это Фита разные рапорты, отношения, предписания строчит и в уголку у себя развешивает.

— Ну, Фита, — околоточный говорит, отец-то названый, — быть тебе, Фита, губернатором.».

Губернатором не губернатором, но стал со временем Фита в некой губернии господином исполняющим.

Прикатил на курьерских и тут же предписанием № 666 строжайше отменил в голодающей губернии голод, а предписанием № 667 незамедлительно прекратил холеру, донимающую жителей губернии.

Так оно и пошло — обыватели водили хороводы, а Фита дважды в день ходил в народ.

Имелись в губернии — как и во всей остальной России — будочники, то есть полицейские, стоящие на постах в будках и зорко следящие не столько за.

Непорядками, сколько за тем, как бы крамола не вышла на улицы.

Пришёл, однако, час — это случилось в некий день в пять часов пополудни — Фита волю объявил и будошников упразднил навсегда.

Ну, точно так, как во времена ельцинской «воли» была якобы «упразднена» прописка!

И с того часа вольных жителей тащили в участок, а в участке — в хрюкалку давали, не будошники, а свои же — вольные.

Которые — вместо будошников!

В чуйках, а не в мундирах.

Обыватели, конечно, умилялись — не будошник ведь бьёт теперь, а свой как есть, в чуйке.

Вот так и расцветала воля в ель. пардон — в пут. — пардон — фитинской губернии.

Обо всём этом и рассказывали «большим детям» сказки Замятина — небольшие, но точные и злые.

ПОСЛЕДНЯЯ же сказка про Фиту закончилась и вовсе счастливо — счастливо для всех социальных идиотов, естественно!

Вначале некий премудрый аптекарь подсказал Фите, что порядок в городе будет тогда, когда всё одинаковое будет, а то одни дома — с коньками, другие — с петушками, какие жители в штанах, какие — в юбках.

Раз так, город с четырёх концов выжгли — ну, точно так, как сейчас выжигают в людях «совковость», в итоге превращая их в нелюдей.

Выжгли, значить, усё — навроде того, как, значить, ентот «Совковый Союз» яго жители выжгли — в 1991 году.

Подчистую, значить…

На пожарище построили барак длиной семь вёрст и три четверти, каждому жителю — бляху медную и закуток.

И для Фиты закуточка была отведена — № 1.

Один недостаток был у Фитиного барака, замечу я с отдаления лет. Назывался барак просто «Дом», а не «Дом-2».

Хотя смысл у «Дома» был с «россиянским» «Домом-2» одинакий — делать из людей социальных идиотов.

А так, не жизнь у фитинских подданных началась, а — красота!

Все одинакие…

Впрочем, даже после этого счастливы были не все.

Пришла к Фите депутация от лысых. Мол: «нешто это порядок? Аптекарь кучерявый, а мы — лысые…».

Подумал Фита — подумал: по кучерявому всех — не поодинаковатъ, надо по лысым равнять.

И поравняли.

Ходят все лысые — красота!

(В скобках позволю себе вопрос — неужели Замятин действительно смог заглянуть в наше будущее, где всё больше людей добровольно стрижётся «под ноль»?).

Но тут новые депутаты пришли — мокроносые.

И сказано об этом в сказке было так:

«Вышел Фита смурый: какого ещё рожна?

А депутаты:

— А мы этта. Гы-ы! К вашей милости мы: от дураков. Гы-ы! Желаем, знычыть, чтобы знычыть. всем, то есть, знычыть. равномерно.».

И прочли перед вечерней молитвой жителям приказ: быть всем петыми дураками равномерно — с завтрашнего дня.

Что делать?!

Вечером спать полегли, а утром все встали: петые.

И пошло:

«Веселье — беда. Локтями друг дружку подталкивают- гы-ы, гы-ы!

…Прогулялся Фита по коридору — семь вёрст и три четверти — видит: весёлые. Ну, отлегло: теперь-то уж всё.».

Ан нет, оказалось — не всё!

С одной стороны, легко стало Фите жить и управлять — все равномерно дураки, все петые, все довольны, все только «гы-гы» говорят.

И нет никаких тебе «Долой!», «Уходите!» и прочих вольностей.

Но, с другой стороны, Фита ведь тоже в «Доме» жил — длиной в семь вёрст и три четверти.

И закуточка у него, как и у всех, была.

Хотя и — № 1.

Потому сказочка на том не кончилась, а было дальше вот что:

«Прямо в закуточку № 1 к Фите жители стали ломиться, лезут, гамят несудом:

— Э-э, брат, нет, не проведёшь! Мы хоть и петые, а тоже, значыть, понимаем! Ты, брат, тоже дурей. А то ишь ты. Не-ет, брат!».

И закончилась сказка — как в сказке:

«Лёг Фита на кроватку, заплакал. А делать нечего. Уж бог с вами, ладно. Дайте сроку до завтрева. Весь день Фита промежду петых толкался и всё дурел помаленьку. И к утру — готов, ходит — и: гы-ы!

И зажили счастливо. Нету на свете счастливее петых».

Глядя на наше «россиянское» настоящее, я вспоминаю эту и только эту сказку — хотя какая она сказка? — Евгения Замятина и думаю: да, нету на свете счастливее пути. пардон, — петых.

ЗАМЯТИН написал эти грустные и правдивые сказки в последние дни старой России.

В Советской России они были заслуженно забыты, а вот сегодня их нелишне и вспомнить и сравнить с действительностью.

В Стране Советов не только пели: «Мы рождены, чтоб сказки сделать былью,/ Преодолеть пространства и простор,/ Нам разум дал стальные руки-крылья.» В развитом СССР и на деле самые смелые и светлые сказки быстро становились былью.

Увы, сегодняшнее российское общество превращает в действительность грустные сказки Замятина, почитать которые не мешает и рядовым гражданам, и всем нынешним руководящим Фитам.

А теперь — хотя бы мыслью — пойдём к новой России, где нет ни рождённых в полицейском подполе фит, ни лилипутских пут.

Часть четвёртая. Россия, которую нам надо найти.

Глава 1. Вначале — о сливочном масле.

РАЗМЫШЛЯЯ о том, какой должна быть новая Россия, о том, какая Россия нам нужна, я хотел бы начать с нескольких слов об обычном сливочном масле.

На эту мысль меня навело чтение за утренним чаем заурядного журнальчика с телевизионной программой на неделю, а именно — раздела «Среда обитания» с небольшой статьёй «Масло».

Вот что я там прочёл, дожёвывая бутерброд с вологодским (правда, финского производства) маслом:

«Качественное масло имеет ореховый привкус, в нём нет добавок — только сливки. Раньше его изготавливали по ГОСТу 37–91 (теперь так делают только вологодское). В новых ГОСТах не сказано, из чего должно быть сделано масло, обозначена только его жирность».

Выходит, сегодня в «Россиянин» не запрещается делать масло хоть из посудных тряпок — лишь бы на них было жира побольше.

Но это ещё не всё!

В номерах ГОСТов две последние цифры обозначают год принятия ГОСТа, то есть ГОСТ 37–91 был принят в 1991-м — последнем советском — году.

Понятно, что старый ГОСТ, который был заменён новым ГОСТом 1991 года, имел более высокие требования по качеству, потому что неуклонное снижение нормативного качества для ГОСТов на пищевые и вкусовые продукты стало, увы, грустной реальностью ещё в советские времена.

И это при том, что самый либеральный к производителю советский пищевой ГОСТ выглядит драконовским по сравнению с нынешними российскими ГОСТами, не говоря уже о разного рода ТУ (технических условиях), число которым легион.

Если на упаковке обозначены «россиянские» ТУ, то тут надо быть осторожным и задуматься — стоит ли такой товар брать?

Если же обозначено, что продукт сделан по советскому ГОСТу — это хоть какая-то гарантия того, что ты ешь нечто, для организма не вредное. Как, например, вологодское масло по ГОСТу 37–91.

Но что же было до ГОСТа 37–91?

Если взять в руки официальное издание Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР — «Государственные стандарты СССР. Указатель (по состоянию на 1 января 1975 г.)», том I, то на странице 650-й, где перечисляются ГОСТы на молоко и молочные продукты, можно отыскать следующее:

«ГОСТ 12860-67. Масло вологодское. — Взамен ГОСТ 37–55 в части вологодского масла.

ГОСТ 37–55. Масло коровье. — Взамен ГОСТ 37–40 (в части вологодского масла заменён ГОСТ 12860-67)».

Что это означает в переводе с языка официального на обычный язык?

А вот что.

Вначале мы имели сталинский ГОСТ 37–40 на коровье (сливочное) масло, принятый в 1940 году.

Это был год, когда произошло становление молодой советской молочной промышленности. Советский разведчик Герхард Кегель, который в 1940 году работал в немецком посольстве в Москве заместителем заведующего экономическим отделом, в послевоенных мемуарах вспоминал, как повёл однажды своих коллег по посольству на экскурсию на Московский молочный комбинат — показать им, как русские делают мороженое.

Немцы, до этого брезгавшие московским мороженым, были поражены и уровнем производства, и идеальной чистотой в новеньких производственных помещениях.

Практический вывод был сделан немедленно — немцы трескали предложенное хозяевами свежее мороженое так, что за ушами трещало!

Не пренебрегали они после визита к советским молочникам и нашим сливочным маслом. А появление в 1940 году первого в истории России официального, государственного документа, строго регламентирующего качество сливочного масла, было своего рода вехой, крупной победой сталинского СССР в деле обеспечения благосостояния народа.

Началась война, потом была послевоенная разруха и восстановление народного хозяйства, но сталинский ГОСТ 37–40 бдительно охранял качество масла и тем самым качество стола советских людей и их здоровье.

Спору нет, для многих тогда масло было лакомством. Да, его ещё не было в достатке.

Но это было настоящее, вкуснейшее масло!

И другого в СССР Сталина не было.

НО ВОТ Сталина убили, за ним убили Берию, и в 1955 году сталинский ГОСТ на масло заменили хрущёвским. Масло стало немного хуже, но это было всё ещё настоящее масло.

Затем пришла брежневская эпоха с её экономической реформой 1965 года. У государственных предприятий появились возможности «химичить» — во имя прибыли, и это отразилось, кроме прочего, в замене ГОСТа на вологодское масло — в 1967 году.

Эх, жаль, нельзя сегодня попробовать сталинское вологодское масло и сравнить его с финским «вологодским» маслом! Но даже брежневское вологодское масло было наверняка лучше финского.

Шло время.

«Тёмной лошадкой» советской истории Андроповым был устранен Брежнев.

Затем были устранены сделавший своё дело «мавр» Андропов, а за ним и Черненко — последнее препятствие на пути Горбачёва к высшему в СССР посту.

И в марте 1985 года враги России привели к власти мрачную фигуру «лучшего немца» «Горби».

Наконец, наступил 1991 год, в котором, при всех бурных его событиях, не было обойдено вниманием, как видим, и нормативное качество сливочного масла. Его фактическое качество убывало — как вообще убывало всё хорошее в Советском Союзе, и это ухудшение надо было отразить в изменённом ГОСТе 37–91.

Что и было сделано.

Опять шло время — уже «россиянское», антисоветское. И теперь даже вологодское масло, которое считается «супер», делают по ГОСТу 37–91, хотя сам этот факт говорит о том, что нынешнее даже «вологодское» масло — фальсификат. Потому что настоящее, без кавычек, вологодское масло — это масло по ГОСТу, по крайней мере, 12860-67.

Однако об этом ГОСТе забыли, наверное, даже сами производители масла.

Телевизионный журнальчик в 2011 году сообщал, что «раньше» масло изготавливали по ГОСТу 37–91. Но ведь было время, когда масло изготавливали по ГОСТу 37–55, а ещё раньше — по ГОСТу 37–40.

Тот же журнальчик сообщает, что «теперь» так делают только вологодское.

А теперь задумаемся.

Что скрывается за употреблённым журнальчиком безадресным «теперь»?

Если «теперь» что-то изменилось, то, очевидно, «раньше» что-то было иначе?

Вроде бы — так.

А когда было это «раньше»?

А было это во времена СССР и Советской России, когда масло делали из сливок и больше из ничего.

А что значит «теперь»?

А это значит — во времена антисоветской «Россиянин».

Теперь в новых ГОСТах на «масло» не сказано, из чего должно быть сделано это «масло», и обозначена только его жирность. Так что, если сумеешь, хоть тряпки посудные в это «масло» добавляй! Не говоря уже о генетически модифицированной сое, после употребления которой рождаются генетические уроды.

Ну, тряпки не тряпки, но телевизионный журнальчик ради привлечения публики некие секреты раскрывает: «Производители часто добавляют в масло растительные жиры, но. не сообщают об этом покупателям».

А далее идут советы: как отличить настоящее масло (хотя и оно тоже не очень настоящее) от поддельного. Мол, одно после морозильника откалывается, а другое крошится.

СПАСИБО «жёлтому» журнальчику, издаваемому в антисоветской «Россиянин», за полезный совет. Но в Советской России нужды в подобных советах не было. Если бы какой-либо производитель да решил вдруг тогда схалтурить, да особенно в сталинские времена.

Что ж, для недобросовестных производителей, то есть — мошенников, те времена были действительно неуютными.

Зато выигрывали потребители, то есть — народ.

Так было «раньше».

Теперь же.

Теперь по российским каналам идут передачи типа «Среда обитания», где «дорогих россиян» наставляют, что если вы положили в чашку ложку сахара, а на поверхности образуется плёнка, то это означает, что сахар для экономии отбеливали поверхностно-активными веществами, то есть, по сути, стиральным порошком.

И вы этот порошок пьёте — очень полезное для желудочно-кишечного тракта занятие.

Ещё один сюжет насчёт питья. В СССР мы пили натуральные соки только прямого отжима — те, что на Западе пьют только состоятельные люди. А сегодня мы пьём соки восстановленные — из порошка.

И даже их пьём не задёшево.

Между прочим, телевизионный журнальчик сообщает, что хорошее масло не может стоить дешевле 50–60 рублей за пачку в 250 граммов, но финское масло «Валио» стоит примерно 90 рублей за пачку в 200 граммов (по состоянию на апрель 2011 года), то есть 450 рублей за килограмм.

Килограмм советского сливочного масла в 80-е годы стоил 3 рубля 50 копеек. Сегодня цена масла такого качества — если бы его производили — скорее всего «зашкаливала» бы за тысячу.

Делим, умножаем и получаем коэффициент вздорожания жизни не менее чем двести. Средняя пенсия в СССР составляла примерно 100 рублей. Умножаем, и получаем, что это соответствует нынешним двадцати тысячам рублей.

Ау, пенсионеры!

Кто из вас получает сегодня такую пенсию?

А ведь в СССР не была редкостью и пенсия в 120 и даже в 140 рублей. И за двадцать лет — с 1991 по 2011 год средняя пенсия — если бы сохранялась Советская власть — подросла бы, по крайней мере, до 150 рублей.

А это уже тридцать тысяч нынешних рублей.

ВОТ КАК от масла можно перейти к пенсиям, и не только, конечно, к ним.

Впрочем, сейчас мы говорим о масле. Так какой вывод можно сделать из этого разговора?

Пожалуй, что и такой: «Было бы неплохо, если бы в той России, которую нам надо найти, сливочное масло вновь стало бы таким, каким оно было хотя бы в 1991 году, а ещё лучше — в 1940 году или хотя быв 1955 году».

Верный вывод?

Вроде бы верный.

И только ли относительно масла такой вывод был бы правомерен?

Но такое — настоящее — масло мы имели в социалистической России.

И сможем иметь вновь лишь в новой социалистической России.

Так какую Россию нам надо найти?

Глава 2. Бывали хуже времена, но не было подлей.

ВПРОЧЕМ, вначале вспомним ещё раз о той России, которую потеряли Говорухины.

Думаю, это будет нелишним — для контраста, для сравнения. Ведь на фоне одного нередко лучше видно другое.

К тому же многое якобы «новое» в нынешней России кремлёвскихлилипутов отыскано на свалке истории, куда Россия царственных лилипутов отправила себя сама.

Будет уместным здесь и сравнение с возвращением в «жизнь» зомби. Как известно, зомби — это «воскрешённые» мертвецы, долженствующие выполнять волю «ожививших» их злых колдунов. Так вот, «Россия» кремлёвских лилипутов — это вызванный злыми силами дух старой России, это зомби царской России.

Всё верно: налицо духовное родство — если можно говорить о духовном родстве живых трупов — старой «Расеи» и новой «Россиянин». И та, оплакиваемая глупцами, Россия, и эта пропитаны «свинцовыми мерзостями». И к этой «России» вполне применимы родившиеся в той России гневные и горькие слова: «Бывали хуже времена, но не было подлей!».

А когда они были сказаны впервые?

Э-э-э.

Вот то-то и оно!

Эти слова — точная цитата из части первой «Юбиляры и триумфаторы» сатиры Николая Алексеевича Некрасова «Современники» (1875–1876 гг.):

Я книгу взял, восстав от сна,

И прочитал я в ней:

«Бывали хуже времена,

Но не было подлей».

Дальше там идут тоже небезынтересные для нас строки:

Швырнул далёко книгу я.

Ужели мы с тобой Такого века сыновья,

О, друг-читатель мой?..

Конечно, нет! Конечно, нет!

Клевещет наш зоил1.

Лакей принёс пучок газет;

Я жадно их раскрыл,

Минуя кражу и пожар.

И ряд самоубийц,

Встречаю слово «юбиляр»,

Читаю список лиц.

Пошёл вчера на телеграф.

Лакеи, кучера,

Депеши кверху приподняв,

Толпились там с утра.

Мелькают крупные слова:

«Герою много лет.»,

«Ликуй, Орёл!..»,

«Гордись, Москва!..».

«Бердичеву привет.».

Такой была «элитная» Россия второй половины 70-х годов XIX века. И она до смачного плевка напоминает нынешнюю «Россиянию» — с заменой телеграфа на Интернет и кучеров на шофёров.

Как видим, Говорухины нашли-таки свою Россию.

Но что же за книгу имел в виду великий русский поэт? Где отыскались такие обличительные слова?

Они принадлежат одному из персонажей рассказа «Счастливые люди», вышедшего из-под пера Надежды Дмитриевны Хвощинской, писавшей под псевдонимом «В. Крестовский». Как будто о сегодняшнем дне России тогда было сказано:

«Чёрт знает, что из нас делается. Огорчаемся с зависти, утешаемся ненавистью, мельчаем — хоть в микроскоп нас разглядывай! Чувствуем, что падаем, и сами над собой смеёмся. А? Правда? Были времена хуже — подлее не бывало!».

Всё это было сказано о капитализирующейся России второй половины 70-х годов XIX века. И любой якобы образованный современный «дорогой россиянин» академического толка может сразу же заметить, что после такой горькой констатации Россия ведь пережила бурный рост промышленности, экономики и т. д.

Так что, выходит, «зоилы» не очень-то были правы?

Увы, они были правы!

А чтобы убедиться в правоте давних обличений по отношению к царской частнособственнической России, достаточно вспомнить доклад дворянина Гурко Пятому съезду уполномоченных объединенных дворянских обществ в 1909 году.

В своих книгах я приводил цитаты из этого доклада не раз, однако они относятся к тем, которые можно и нужно повторять и повторять раз за разом (тем более что слова Гурко вполне актуальны):

«Все без исключения страны опередили нас в несколько десятков раз. Нас даже опередили балканские государства. Потребление чугуна в Соединённых Штатах — 14 пудов на душу, у нас — 1 пуд. Потребление каменного угля в Соединённых Штатах — 238 пудов, а у нас — около 10 пудов. Государственная задолженность. Наши займы, к сожалению, займы в значительной степени внешние (внутри России у нищего народа власть ничего занять не могла. — С.К.). Та золотая дань, которую мы ежегодно уплачиваем иностранцам, лежит на нас тяжёлым бременем. Накопляя внешние долги, мы перелагаем уплату за удовлетворение наших потребностей на будущие поколения и одновременно усиливаем нашу экономическую зависимость от других народов. Истощены жизненные соки страны».

Приведу ещё раз и ту итоговую оценку царской России, которую дал ей крупнейший учёный-металлург Владимир Ефимович Грум-Гржимайло (1864–1928). В начале книги я эту оценку уже приводил, однако её не грех и напомнить.

Ведь она тоже вполне приложима к сегодняшнему дню России:

«Больна была вся нация, от подёнщика до министра, от нищего до миллионера — и, пожалуй, интеллигенция была в большей мере заражена, чем простой народ. Она была распространительницей этой заразы лени и лодырничества. Я всегда боялся. что иностранное вмешательство помешает русскому народу исцелиться от той болезни, которою заболел русский народ под глупым управлением последних Романовых.».

Социальные болезни частнособственнической, наполовину капиталистической, наполовину помещичьей, России были настолько тяжёлыми, что даже люди, казалось бы, самой профессией обязанные иметь развитое чувство истории и уметь делать верные прогнозы, с какого-то момента стали считать, что болезнь смертельна.

В подтверждение сказанного напомню согражданам тоже не раз цитированные мной выдержки из дневника академика-историка, директора Румянцевского музея Юрия Владимировича Готье (1873–1943) за. июль 1917 года.

Это было написано за три месяца до Великой Октябрьской социалистической революции, ещё в период правления буржуазного Временного правительства.

И опять-таки написано было как будто сегодня, во времена правления буржуазного путинско-медведевского правительства:

«Участь России, околевшего игуанодона или мамонта, — обращение в слабое и бедное государство, стоящее в экономической зависимости от других стран. Вынуты душа и сердце, разбиты все идеалы. Будущего России нет; мы без настоящего и будущего. Жить остаётся только для того, чтобы кормить и хранить семью — больше нет ничего. Окончательное падение России как великой и единой державы вследствие причин не внешних, а внутренних, не прямо от врагов, а от собственных недостатков и пороков и от полной атрофии чувства отечества, родины, общей солидарности, чувства «священного союза» — эпизод, имеющий мало аналогий во всемирной истории.

„.Мы годны действительно только, чтобы стать навозом (жирный курсив мой. — С.К.) для народов высшей культуры. Русский народ — народ-пораженец; оттого и возможно такое чудовищное явление, как наличность среди чисто русских людей — людей, страстно желающих конечного поражения России. Поражение всегда более занимало русских, чем победа и торжество.

…Необычайно уродливое явление — отсутствие русского вообще и в частности великорусского патриотизма. В так называемой Российской державе есть патриотизмы какие угодно — армянский, грузинский, татарский. — имя им легион, — нет только общерусского. Как будто великороссы, создавшие в свое время погибающую теперь Россию, совершенно выдохлись.».

Эта оценка оказалась полностью ошибочной для того исторического периода! Дважды академик (Российской Императорской академии наук и Академии наук СССР), выдающийся историк, ошибся по всем статьям своего прогноза. Реальность опровергла пессимистические оценки Юрия Готье менее чем за двадцать лет!

НО ЧТО спасло Россию отучасти околевшего игуанодона или мамонта?

Что помешало обращению её в слабое и бедное государство, стоящее в экономической зависимости от других стран?

Кто вдохнул новые силы в душу России и заставил вновь ровно и мощно биться её сердце?

Кто дал ей новые идеалы и обеспечил великое будущее России?

Ответила на эти вопросы сама история. В почти мгновенные исторические сроки всё это смогли сделать в России социалистическая идея и Коммунистическая партия большевиков, опиравшиеся на всё здоровое и живое в России и создававшие новые, здоровые и живые, поверившие в себя и в своих лидеров массы.

Возродить Россию почти мгновенно смогла партия Ленина, Сталина и Берии. Она верила в народ, и в неё поверил народ.

Гулливер-народ получил Гулливеров-вождей!

В начале книги я приводил перекликающиеся друг с другом мысли Владимира Грум-Гржимайло и Владимира Ленина, относящиеся к 20-м годам прошлого века. В конце книги я их вновь повторю, ибо они того заслуживают, в том числе и как хорошая информация к размышлению уже о будущем России.

Владимир Ефимович Грум-Гржимайло в 1924 году писал о процессе созидания новой России следующее:

«.Главы революции, конечно, знали, куда они шли, и теперь медленно, но неуклонно жмут и жмут публику, заставляя лодырей работать. Трудна их задача, так трудна, что надо удивляться их терпению и выдержке. Процесс длительный, мучительный, но необходимый. От благополучного его разрешения зависит, останется ли Россия самодержавным государством или сделается, к восторгу наших «друзей», колонией и цветной расой, навозом (выделение жирным курсивом, как и в цитате из Ю.В. Готье, моё. — С.К.) для процветания культурных народов.

..Железный закон необходимости заставляет нас учиться работать, и мы выучимся работать. А выучимся работать — тогда будем и богаты, и культурны. Тогда мы благословим революцию и забудем всё то горе, которое она принесла нам с собой.

Я считаю современный строй исторически необходимым для России. Империя Романовых воспитала в русском народе болезнь, которая кончилась взрывом — революцией. Современное правительство медленно, но неуклонно ведёт русский народ к выздоровлению. Лечение всегда мучительно, лекарство всегда горько, но надо его принимать и делать то, что приказывает доктор.

Как ни горько нам приходится, я вполне уверен в том, что переживаемые нами бедствия сделают нас великим и смелым, культурным народом-тружеником».

Так и произошло!

Но почему?

Да потому, и только потому, что Россия отринула старый частнособственнический идеал и поверила в идеал социалистический, делая его реальностью.

И ещё потому, что социалистические вожди России говорили с ней прямо и честно, и говорили то, что порождало у наиболее деятельной и развитой части масс энергию и надежду.

Говорили так, как это делал Ленин, обращаясь к народам России:

«Война дала горькую, мучительную, но серьёзную науку русскому народу — организовываться, дисциплинироваться. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем её объёме. У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.

Русь станет таковой, если отбросит прочь всякое уныние и всякую фразу, если, стиснув зубы, соберёт все свои силы, если напряжёт каждый нерв, натянет каждый мускул.

Идти вперёд, собирать камень за камушком прочный фундамент социалистического общества, работать. над созданием дисциплины и самодисциплины, организованности, порядка, деловитости, стройного сотрудничества всенародных сил — таков путь к созданию мощи военной и мощи социалистической. Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата».

С тех пор, как эти слова были впервые обращены к России, прошло более девяноста лет, в течение которых вначале все прогнозы академика Готье полностью не оправдались, а потом.

Что ж, потом, после 1991 года, они вновь приобрели характер хотя и мрачного, но, очень возможно, безошибочного пророчества. Ведь нас сегодня именно что намереваются сделать навозом для процветания «культурных народов», народов «высшей культуры».

НАДО ЛИ лишний раз разъяснять, почему в своё время прогнозы Юрия Готье не сбылись?

И почему в наше время они вновь стали актуальными?

И надо ли лишний раз напоминать, какую Россию нам надо найти, чтобы и на этот раз давний «академический» прогноз не сбылся?

Новую Россию можно найти!

Новую Россию можно иметь!

Но это может быть только социалистическая, а не частнособственническая Россия.

И такая Россия достаточно быстро может стать естественным системным лидером мира в его продвижении к здравому смыслу и мировому социализму.

Сегодня с нами нет Ленина, нет Сталина и нет лучшего менеджера социализма Берии.

Но Россия-то есть!

Но мы то есть!

Так кто сильнее — мы, народ России-Гулливера, или они там, в своём лилипутском Кремле?

Думаю, сильнее мы.

Если, конечно, мы захотим быть сильнее.

Глава 3. Новое — это хорошо забытое старое?

В МАТЕМАТИКЕ есть такой метод доказательства: если некое соотношение верно для числа n=1, n=2, а также для п+1, то оно выполняется для любого значения п.

Что, если применить этот метод для поисков новой России?

Вывод в главе выше относительно сливочного масла (n=1) следует сделать в пользу советской России. В СССР сливочное масло, сделанное по советскому ГОСТу, было настоящим, вкусным и полезным для здоровья — в отличие от нынешнего.

Такой же вывод можно сделать не только относительно советского масла, но и относительно советских рыбных и мясных консервов (n=2 и n=3).

И относительно советской колбасы.

И относительно советского медицинского обслуживания, и советской — копеечной, платы за жильё.

Так, может быть, вывод о том, что «советское — значит, лучшее» верен и вообще для всех больших и малых явлений жизни (п = п+1)?

Если, правда, не сравнивать качество жизни по иномаркам.

Сравним, например, правовую защищённость в СССР 70-х и 80-х годов и нынешнюю правовую «защищённость».

Или — честность среднего советского чиновника, и «честность» нынешнего среднего чиновника.

Пройдя по всей «лестнице сравнений», можно сделать такой вот общий, математически верный вывод: «Нам нужна Россия, в которой жизнь для трудящегося была бы не худшей, чем в Советском Союзе».

Лучшей — это, пожалуйста!

Но худшей?..

Если худшей, то зачем же тогда было огород городить и СССР разрушать?

«Дорогим россиянам» обещали жизнь в отдельно взятой и перешедшей к капитализму Российской Федерации просто райскую — без обременительных военных расходов и т. д.

Сегодня капитализм есть, расходы на оборону сведены до неприличного минимума.

А где же райская жизнь?

С другой стороны, реальная жизнь в Советской России была такой, что те, кто имеет возможность сравнивать, сегодня нередко говорят: «Мы, оказывается, уже жили в коммунизме и даже не заметили этого».

Такая оценка прошлого, конечно же, не очень-то верна. Однако нельзя сказать, что она совсем уж неверна. Хотя бывало всякое, жили мы в СССР — даже в брежневском — неплохо и дружно.

И добрая направленность жизни в СССР ещё более убедительно, чем в реальности, выявлялась в советском кино.

ДАВНО сказано: «Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок».

Кино — это если и не сказка, то и не реальная жизнь. Недаром, когда хотят сказать о чём-то малореальном, говорят: «Как в кино».

Однако намёк в киношных «сказках» всегда скрыт немалый. В том, какие идеи пропагандирует кино той или иной страны, суть этой страны видна порой даже лучше, чем при изучении экономики и т. д.

Голливуд в США — это «фабрика грёз».

А «Мосфильм» в СССР, в отличие от Голливуда, не был фабрикой грёз. Он был, скорее, разведчиком и проводником в будущее.

Причём в будущее, гуманистическое как с позиции основных общественных идеалов советской России, так и в части основополагающей государственной практики СССР.

В 2002 году в Новосибирске вышел в свет тиражом всего в 200 экземпляров анонимный сборник «Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески. Альтернативные принципы глобализации». Ниже я приведу из него несколько цитат — очень уж хорошо и ёмко там сказано кое-что по теме, которой посвящена эта глава.

В 2000 году в Нью-Йорке прошёл показ 37 советских фильмов, снятых в 30-60-х годах. И вся американская кинокритика в один голос восторженно заявила: «Это какая-то иная цивилизация».

Подтверждение такой реакции граждан «великой американской демократии» я отыскиваю и в своих личных воспоминаниях. Я уже писал как-то о докторе физико-математических наук Иванове из Москвы, который в конце 80-х годов входил в советско-американскую комиссию, работавшую в Ленинграде.

Иванов позднее рассказывал, что он тогда неплохо познакомился с американским коллегой примерно одних с ним лет. Иванов прилично знал английский, американец понимал русский, так что обходились они без переводчика.

Однажды крайне возбуждённый американец ворвался в номер к Иванову, чтобы поделиться с русским другом тем огромным впечатлением, которое произвёл на него довоенный фильм «Большая жизнь» о советских шахтерах, где играли незабвенные Пётр Алейников и Борис Андреев.

Американца восхитил, прежде всего, сам сюжет «Большой жизни». «Это надо же — менеджер интересуется жизнью и судьбой своих рабочих, как родных!» — не мог успокоиться он.

Иванов начал объяснять, что в жизни всё было не совсем так, что фильм старый, с очевидной агитационной задачей и что его коллега из Америки вчера посмотрел что-то вроде сказки!

Но тот не унимался:

— Ах, ты ничего не понимаешь! Пусть это даже будет сказка, но о чём! Я объехал весь мир, был в разных странах, жил в Европе и в Австралии, но должен тебе сказать, что нигде нет таких людей, как у вас! Вы сами не знаете, кто вы и какие вы люди!

Иванов в ответ лишь пожал плечами. А американец продолжал:

— Я не очень понимаю, что у вас сейчас происходит! Вы ругаете своё прошлое, свою историю, свою экономику и начинаете хвалить нас и вообще Запад и западное… Но я могу сравнивать и скажу, что это большое счастье для всех, что вы есть и что вы такие. Других таких нет, только вы живёте действительно человеческой жизнью. Оставайтесь такими, и будет очень плохо, если вы изменитесь и станете как все.

Вот как оценивал Советскую Россию человек, впервые приехавший в неё далеко не в самые лучшие и добрые её времена. Не житель, не гражданин Советской Вселенной, а всего лишь её гость, попав в неё, будучи и сам неплохим человеком, быстро понял всю человечность советской цивилизации.

В 90-е годы по Европе прошла выставка произведений советского изобразительного искусства и скульптуры времён Сталина с показательным названием: «Агитация за счастье». Но во времена Сталина и несколько более поздние агитация за счастье была в СССР не лозунгом, а стилем государственной и общественной жизни.

И этот стиль пронизывал всё общество, все его институты.

Авторы новосибирского сборника пишут:

«В эпоху сталинского большевизма общество находилось под воздействием искусства «критического реализма», которое показывало, прежде всего, как плохо жилось простому человеку в условиях толпо-«элитаризма» (кроме того, оно учило «хорошим манерам» — нормам вежливости и культурного обращения людей между собой, бывшим в употреблении в правящих слоях Российской империи), а также под воздействием искусства «социалистического реализма», которое призвано было показывать, как должны строиться отношения между людьми в быту и в работе (работе коллективной, потому что иной работы в исторически сложившейся техносфере — нет), чтобы каждый добросовестно трудящийся человек жил счастливо».

Очень точное наблюдение.

Вот ещё одна цитата из новосибирского сборника:

«Кто не хочет жить в обществе, где можно выйти ночью на улицу большого города либо зайти в парк одному или с любимой и не подвергнуться нападению и издевательствам?

Кто не хочет жить в обществе, где дети в безопасности и на улице и в школе… и в транспорте, где любой взрослый поможет ребёнку?

Кто не хочет жить в обществе, где искусный врач приходит на помощь максимально быстро и интересуется восстановлением здоровья пациента, а не платёжеспособностью клиента?».

Казалось бы, в таком, и только в таком, обществе захочет жить любой нормальный человек, любой нормальный народ. Однако на заданный выше вопрос «Кто не хочет жить в таком обществе?» сегодня можно дать вполне определённый ответ: «Так не хотят жить простые люди в России».

Глупо?

Да!

Верно?

Увы, тоже — да!

Ведь мы уже жили так — в СССР! Тем не менее простые люди, даже родом из СССР, сегодня раз за разом голосуют — пусть и всё менее дружно — за тех, кто делает нормальную человеческую жизнь в России невозможной.

БЫЛО, было уже в реальности такое общество, которое описано в выше приведённой цитате.

И это была Советская Россия, это был Советский Союз.

Известный в Сети блогер Сергей Лопатников, выходец из СССР, ныне профессор в Университете Делавэра, сравнил уровни жизни в СССР в 1980 году и в США в 2008 году.

Казалось бы, сама идея такого сравнения смехотворна, ан — нет!

Да, в 1980 году официальный курс рубля составлял 0,62 доллара США, а на «чёрном рынке» — примерно 10 долларов, но это — если сравнивать валюту по стоимости, например, западного кассетного магнитофона в комиссионке и советского в магазине радиотоваров.

Иную картину выявляет сравнение современных США и СССР 80-х годов по продовольствию, услугам, жилью, возможности отдыха и т. д. А ведь именно это и есть подлинный уровень жизни!

Сергей Лопатников проводит строгое параллельное сравнение и делает вывод:

«Покупательная способность советского рубля (в ценах 80-х годов. — С.К.) по разным видам товаров и услуг колеблется от 3–4 до 100 (ста. — С.К.) современных долларов (2008 года. — С.К.) за советский рубль».

Вот даже как!

Десятки миллионов людей в США живут очень хорошо.

Но, оказывается, при объективном сравнении жизнь основной, не входящей в высшую доходную группу, части населения в Соединённых Штатах, никогда не знавших войны, в 2008 году была сопоставима по качеству с жизнью средней семьи в СССР в 1980 году — всего через тридцать пять лет после тяжелейшей разрушительной войны, в которой СССР потерял около трети своего национального богатства.

Пожалуй, вывод для большинства неожиданный, но статистически корректный.

Положение же высшего слоя советской интеллигенции, особенно в сталинские времена, было вообще исключительным. Сергей Лопатников пишет:

«Об отношении Сталина к интеллигенции можно судить по академическим и профессорским дачам на Николиной Горе, в Мозжинке, в Серебряном Бору, в Переделкине, на Клязьме и остальных аналогичных местах, цена которых достигает сегодня миллионов долларов — что никаким американским профессорам и не снилось».

Лопатников внятно, «на пальцах», поясняет, что большая часть даже тех 66 % американцев, которые якобы «владеют» домами, фактически их арендует у банков на весьма невыгодных условиях, потому что «покупает» дома в кредит с рассрочкой на 30 лет.

За время выплаты кредита сумма выплат банку в два с половиной раза превышает номинальную стоимость дома.

Такова материальная реальность жизни масс в США, если смотреть на неё не через очки Голливуда.

И это при том, что средний американец до половины зарплаты получает за счёт ограбления транснациональными корпорациями азиатов, латиноамериканцев и — вот уже двадцать лет — ещё и «дорогих россиян».

Но и это ещё не всё!

Лопатников распространяет свой сравнительный анализ и на систему образования, организацию внешкольного детского досуга, доступность развлечений, отдыха, культурных мероприятий, возможность покупки книг и т. д.

Например, билет на концерт в Московскую консерваторию стоил 3 советских рубля. Билет в «Карнеги-холл» в Нью-Йорке — 300 долларов. Коэффициент — 100.

Даже если взять спекулятивную цену на лучшие выступления лучших советских мастеров (от 10 до 20 рублей), то коэффициент всё равно будет от 30 до 15 в пользу СССР 80-х годов.

В целом Сергей Лопатников делает вывод ошеломляющий, хотя и подкреплённый подробными цифровыми выкладками:

«Всё, что связано с самосовершенствованием человека в СССР, было в десятки, если не в сотни раз дешевле и, значит, доступнее».

Впрочем, кто бы сомневался!

Это ведь США были, есть и будут Империей Зла.

А СССР, даже в самые серые и бездарные свои времена, был Империей Добра.

Сегодня можно вспомнить многое в СССР и сравнить хоть с США 2008 года, хоть с «Россиянией» 2013 года.

Например, можно вспомнить ту советскую уверенность в завтрашнем (и послезавтрашнем, и послепослезавтрашнем и т. д.) дне, над которой так часто смеялись в СССР в 80-е годы.

Теперь её так не хватает «дорогим россиянам» в 2000-е годы, а у среднего американца её, этой уверенности в будущем никогда не было и нет.

ВОЗЬМЁМ другой аспект нашего общественного бытия.

Взглянем на реальность России Путина и Медведева, описанную в книге «Щит России: системы противоракетной обороны». Эта энциклопедическая монография издана в 2009 году в МВТУ имени Баумана, и там, кроме прочего, говорится:

«.Уже 15 лет головной болью промышленности является острый дефицит кадров, не хватает токарей, слесарей, фрезеровщиков, монтажников и квалифицированных специалистов других профилей.».

В этой цитате 2009 года устарело к 2013 году одно — дефицит кадров и их всё большая некомпетентность является головной болью экономики России уже не 15, а 19 лет.

В монографии МВТУ дана и картина почти необратимого (а в условиях России Путина и Медведева — необратимого) уничтожения самим «россиянским» «государством» отраслевой науки как опоры фундаментальной науки, а также уничтожения и фундаментальной науки.

А как это делалось в Советском Союзе?

Ниже приводится отрывок из воспоминаний ветерана ядерной оружейной работы Виталия Никитовича Беляева о ситуации сорокалетней давности в ядерном центре в «Арзамасе-16». Эти воспоминания были опубликованы в 2011 году в ведомственном издании «ВНИИЭФ: обзор недели»:

«Одним из участков высокоточных особо важных работ руководил Иван Иванович Мохов. В его подчинении были мастера и армия рабочих разных специальностей — токари, слесари-лекальщики, фрезеровщики, шлифовщики профильной, плоской, круглой, резьбовой, бесцентровой обработки деталей.

.. Нельзя не вспомнить токаря-интеллигента Николая Ивановича Аминева, который был человеком умным, скромным, внимательным. Работал всегда в приподнятом настроении, был чист, опрятен, ходил в костюме, белоснежной рубашке с запонками, при галстуке, в начищенных до блеска туфлях. Имел высочайшую квалификацию, выполнял особо сложную работу по изготовлению резьбовых калибров внутреннего применения. Очевидцы говорили, что Аминев однажды нарезал резьбу на стеклянной бутылке при. обсуждении возможностей. обработки стеклокерамических деталей.

…В технологической цепочке отводилось важное место профильно-шлифовальным операциям, которые выполняли Виктор Морозов, Николай Забродин, Виктор Щербаков, Василий Пухов и Василий Киселёв. Эти высококлассные специалисты творили чудеса при обработке деталей особой, сверх- и суперсложности. И всё это при ничтожных микронных допусках. Они гордились своей профессией. Им были подвластны высшие законы человеческого бытия, высочайшего сознания и ответственности перед самими собой и Отечеством».

Как видим, в СССР высшие законы человеческого бытия были подвластны не только философам, но и гвардейцам рабочего класса.

В постъельцинской же «Россиянин» эти законы оказываются за семью замками прежде всего для «россиянской» «элиты», включая обитателей постъельцинского Кремля.

Что же до рабочих, то и с ними дела обстоят сейчас невесело. Авторы монографии «Щит России» пишут:

«Сегодня проблема не только в новых Курчатовых и Королёвых. Проблема в хороших сварщиках и токарях, в бытовой культуре, совершенно необходимых для сверхвысоких технологий. И в престиже профессии. Потерян — откройте глаза — престиж всех профессий.».

Так-то оно так, однако не мешало бы открыть глаза и авторам монографии, чтобы понять — в России Путина и Медведева их призывы могут быть лишь гласом вопиющего в той пустыне, в которую нынешний Кремль превращает Россию.

Впрочем, сами авторы монографии признают, что «нет культурной среды, в которой престиж профессии может быть восстановлен.».

Вот уж — не в бровь, а в глаз!

Всё верно!

В той «России», которая есть, нет и не может быть творческой культурной среды в сфере как техники, так и непосредственно культуры.

Так какая Россия нам нужна?

Понятно, что не та, которая есть, которую нам подсунули и которую кремлёвские «коробейники» расхваливают как лежалый товар на одесском Привозе.

Нам нужна новая Россия.

Однако недаром говорят, что новое — это хорошо забытое старое. Поэтому новая Россия — во всём своём хорошем, конечно, — будет воспроизведением уже бывшей у нас Советской России.

Всё плохое из старой советской России взяла себе нынешняя «Россияния».

Вот пусть оно, это плохое, с ней и уходит в прошлое.

Но и хорошее вернуть теперь непросто.

Теперь даже при самых быстрых темпах восстановления России нам непросто будет выйти хотя бы на тот уровень экономического и социального развития, который мы уже имели в 1985 году.

Но, как говорится, дорогу осилит идущий.

Главное — двинуться по этому пути, не назад к социализму, а вперёд к социализму.

Глава 4. Россия — вечная кость в пасти Запада.

ЭТА глава может рассматриваться как нелирическое отступление от темы будущей России, но отступление, пожалуй, необходимое.

Оно необходимо постольку, поскольку мы не сумеем ни создать новую Россию, ни прочно укрепить и сохранить её без понимания того, что у России во внешнем мире сегодня друзей быть не может! Никто во внешнем мире добра России не желает и желать — в той ситуации, к которой Капитал привёл мир, — не будет.

Партнёры — да, могут быть, начиная с немецкого народа, а друзья. Вот, англичанам веками твердили и твердят, что у Британии нет постоянных партнёров, но есть постоянные интересы. Пора бы осваивать этот принцип и нам.

А точнее — положить его на ум на будущее, потому что нынешний Кремль способен обеспечивать и отстаивать лишь одни интересы — чужие и чуждые России.

В 1940 году Сталин предупреждал:

«Нас история избаловала. Мы получили сравнительно легко много успехов. Это и создало у многих самодовольство, опасное самодовольство.».

В 1952 году он предупредил ещё раз:

«.Политическим деятелям. воспитанным нашей партией, предстоит в борьбе сломить враждебные попытки затормозить и сорвать дело строительства социализма и добиться полного успеха в осуществлении наших великих целей».

Как видим, Сталин вполне допускал, что строительство социализма в России может быть сорвано. Но что и кого он имел в виду?

Безусловно — капиталистический Запад, который с начала 50-х годов чувствовал себя неуютно, видя, как растёт мощь СССР, достаток внутри его и авторитет во внешнем мире.

То, что Сталин был прав, доказала сама жизнь. Сегодня, окидывая внимательным взглядом нашу послевоенную историю, можно ясно увидеть, как на протяжении десятилетий, задолго до 1991 года, предпринимались вполне успешные попытки затормозить строительство социализма в СССР.

В итоге дело строительства социализма было с начала 90-х годов полностью сорвано, и сегодня Россия, если иметь в виду её экономическое положение в мире, отброшена на сто лет назад.

Но что способствовало развитию «действа» лета и осени 1991 года?

Безусловно — непреходяще враждебное отношение к России Запада и англосаксонского лидера Запада — Соединённых Штатов Америки.

Да, по сей день, даже расчленённая и разворовываемая, Россия стоит костью в ненасытной пасти мировой капиталистической «элиты».

Только Россия не позволяет этой «элите» окончательно «схрумкать» остатки ума, чести и совести мировой цивилизации, чтобы потом подохнуть на собственной блевотине, как библейский бешеный пёс.

РАДИ умного завтрашнего дня России нам надо крепко знать, что уже царская Россия оказалась костью в горле Европы с того самого момента, как Россия стала новым европейским фактором, то есть со времён Петра.

И даже раньше!

Россия была у Запада костью в горле и до Петра, что видно из хотя бы истории малоизвестной ныне Ливонской войны Московского государства с Ливонским орденом и Польшей.

Начавшись в 1558 году, эта война была вначале успешной для русских. В 1561 году был разгромлен и распался Ливонский орден. Были отвоёваны старинные, основанные русскими ещё во времена Киевской Руси города Нарва-Ругодив, Дерпт-Юрьев.

Иван Грозный говорил: «Я завоевал Нарву и буду пользоваться своим счастьем».

В устье Наровы, ниже Иван-города, для расширения «Нарвского плавания» посланцы Грозного Дмитрий Шастунов, Пётр Головин и Иван Выродков приступили к сооружению нового порта с гаванью, и летом 1558 года он уже мог принимать первые суда.

Весной 1559 года датские послы сообщали своему королю, что русские приступили к закладке больших морских кораблей. Последнее, увы, было преувеличением. Иван Грозный тщетно пытался выписать в Россию корабельных мастеров — Европа ему в этом отказывала.

Тем не менее Европа встревожилась.

Польский король Сигизмунд II Август писал английской королеве Елизавете: «Московский государь ежедневно увеличивает своё могущество. он приобретает средства побеждать всех».

Побеждать русских Европе заказано не было. А вот наоборот — ни-ни. Датский король и австрийский император Фердинанд I издали указы о запрещении захода судов в Нарву.

Русские успехи явно ускорили и процесс заключения Польшей и Великим княжеством Литовским антирусской (о чём тоже мы забыли) Люблинской унии в 1569 году. Единая Речь Посполитая создавалась сразу же как держава, враждебная России.

А русский царь вскоре сделал неожиданный ход! В 1570 году он выдал «жаловальную грамоту» профессиональному датскому корсару Карстену Роде на ведение каперской деятельности в Балтийском море.

Сегодня никто не помнит о каперской флотилии Ивана Грозного! А она вполне успешно оперировала на Балтике во время Ливонской войны. Флотилия была создана летом 1570 года и насчитывала 6 вымпелов. На судах были установлены русские пушки. Экипажи — наёмные, из датских корсаров во главе с Карстеном Роде в качестве командора.

Получив от Ивана Грозного каперское свидетельство, Роде развернул действия против польской торговли.

Каперская флотилия базировалась на острове Борнхольм. Начав оперировать в июле 1570 года, к сентябрю Роде захватил 22 судна, часть которых была передана России, и в Нарве появился небольшой русский флот.

Но — ненадолго. Появление на Балтике всего-то маленькой флотилии под русским флагом вызвало в Польше и Швеции переполох, посыпались резкие протесты. Не оставались в стороне и англичане.

«Необходимо предотвратить господство московитов на море, пока это зло ещё не успело пустить слишком глубоких корней», — писали бургомистры Данцига в Любек и другие ганзейские города.

Сильная Россия для Европы всегда зло. И датский король Фридрих II в октябре того же 1570 года приказал арестовать Карстена Роде и заточить его в один из королевских замков. Суда были конфискованы.

Маленькая деталь большой истории.

Но деталь показательная, и помнить русским о ней не мешает, особенно сейчас, когда в дело вновь вступает старая гвардия антирусского «Гарвардского проекта».

РАЗНОГО рода прозападные «социальные мыслители» активизируются с той же целью, что и века назад, — подавить «русское зло».

«Лжемыслители» либерального толка «теоретизировали» в горбачёвские времена, затем ушли в тень, а сейчас вновь заваливают интеллектуальным мусором умы и души сограждан.

Что ж, принцип абвера — «отбросов нет, есть кадры» — не устарел и в наши дни.

Например, известный во времена «перестройки» профессор Игорь Клямкин вновь начинает выступать с публичными лекциями, рассуждает о модернизации, о «преступлениях Сталина», об «элитах».

Но главное, он вещает о том, что «сохранение усечённой империи не только невозможно, но и непродуктивно».

Угу! Когда это сильная Россия была для Запада и его холуев продуктивной?

Или, скажем, политолог Дмитрий Фурман заявляет, что надо, мол, «завершить демонтаж империи, иначе всё равно ничего не получится».

Фурман, пожалуй, и сам не понимает (а может, и понимает), как он прав!

Действительно, без ликвидации Российского государства у мировой «элиты» ничего не получится. Не уничтожив Россию, мировому капиталу невозможно заглотнуть всю планету.

Вот клямкины с фурманами и стараются. Мы ведь по-прежнему у них — кость в горле, как и во времена Грозного, Петра, Ленина, Сталина.

Причём и сами-το разговоры о том, что Россия — это империя, или провокационны, или глупы. Враги России называют Россию империей для того, чтобы запускать в оборот понятие «Империя Зла».

Недалёкие так называемые «государственники» тоже говорят о Российской империи, надуваясь неумной «имперской» спесью. А Россия назвалась империей в эпоху побед Петра просто потому, что молодой петровской России приглянулось звучное заморское слово.

В отличие от империй Запада Россия испокон веку — ещё со времён Ивана Калиты — была не угнетательницей, а собирательницей народов. Чего Запад нам и не может простить.

В России даже феодальное общество выглядело иначе, чем в Европе. В Европе могучий феодал строил личный замок, который защищал его не столько от чужеземцев, сколько от окружающей замок черни, работающей на феодала.

На Руси камня тоже хватало, но замки бояре не строили — на Руси строили кремли, которые в случае внешней опасности принимали всё население и защищали его.

Тоже ведь деталь сравнительной истории мира.

ИСТОРИЯ монархий Запада — это история многообразного самодурства и тиранства, не оправданного никакими государственными соображениями.

В России же даже столь жёсткий государь, как Иван Грозный, не был по натуре тираном уже потому, что для любого тирана ни при каких обстоятельствах невозможен такой поступок, как переписка с мятежным подданным в целях своего оправдания. Тиран всегда прав, у него априорно есть лишь два мнения — его и неправильное.

А Грозный вступил в переписку с Курбским, движимый явно публицистическими намерениями.

Россия всегда резко отличалась от Запада неизмеримо большими, чем у него, запасами человеческого и державного добра. Поэтому мы мешаем Западу самим фактом своего существования. Поэтому же Россия мешает как «политологам» типа Фурмана, так и «теоретикам» типа Клямкина.

Но что нам до их «теорий»?!

Все «научные» «социальные» и «экономические» теории, изучающие и объясняющие современный мир с позиций «политкорректных», «деидеологизированных», «либеральных» и т. д., яйца выеденного не стоят!

Реалистический, научный (то есть строго оперирующий фактами) социальный анализ мировой ситуации может основываться только на ряде вполне определённых исходных тезисов, и обязательно — с учётом фактора России.

Назову десять основных, на мой взгляд, тезисов, которые важны для понимания прошлого, настоящего и будущего.

1. Контуры мира XX века были намечены на рубеже XIX и XX веков международными финансистами, связанными с различными «теневыми» политическими клубами «элиты», прежде всего (но — не только) англосаксонской.

В эти клубы входили и входят крупные собственники, «короли» и «бароны» экономики, наследственная аристократия, ведущие политики и т. д.

Социальные намётки «элиты» исходили из факта появления в мире теории Маркса-Энгельса и гласного призыва марксистов: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» Для «элиты» стало жизненно важно негласно противопоставить этому лозунгу практическую деятельность под девизом: «Частные собственники всех стран, объединяйтесь в борьбе против возможного объединения пролетариев всех стран!».

2. Блок международных финансистов и «теневых» политических клубов прежде всего англосаксонской элиты задумал и спланировал и Первую, и Вторую мировые войны, а также ряд межвоенных экономических кризисов для реализации своекорыстных планов «элиты» и её клановых интересов.

3. Объективное состояние мира и мировой экономики накануне и после двух мировых войн не программировало само по себе ни мировых военных конфликтов, ни упадка материального производства.

Однако всестороннее и созидательное развитие человечества на базе воспитания новых, образованных и всесторонне развитых поколений, на базе справедливого — по способностям и общественному вкладу — распределения совокупного мирового общественного продукта между индивидуальными членами мирового сообщества ни в малейшей мере не отвечало воззрениям капиталистической «элиты» на характер развития мировой социальной ситуации.

4. В конце Первой мировой войны планы «элиты» были серьёзнейшим образом нарушены и оказались под угрозой полного срыва и гибели вследствие появления в мире совершено нового социального фактора — социалистической России.

Право частной собственности (то есть право на легальное присвоение части чужого труда) в России было конституционно отменено, и тем самым Россия была выведена из сферы неограниченного влияния блока международных финансистов и «теневых» политических клубов.

Особую остроту ситуации придавало то, что Россия, а затем СССР занимали шестую часть земной суши и обладали огромными природными богатствами и огромным же потенциалом всестороннего самобытного развития. Сталин, лидер этой потенциально ведущей мировой державы, публично заявлял, что великая держава не нуждается в признании.

5. С момента укрепления СССР после Второй мировой войны, а особенно — с момента появления и развития при поддержке СССР мирового социалистического лагеря, у блока международных финансистов и «теневых» политических клубов оставалась одна возможность восстановить ситуацию и направить дальнейшее развитие мира по тому пути, который был намечен на рубеже XX века.

Надо было ликвидировать мировой фактор, препятствующий реализации планов мировой «элиты», состоящей из крупных собственников всех капиталистических стран и их доверенных лиц.

6. Успеху плана ликвидации социалистического мирового фактора способствовал ряд системных причин, главной из которых было сохраняющееся разделение мира на два лагеря.

Сохранение капитализма стало возможным в результате мощной идеологической обработки народных масс ведущих капиталистических стран в сочетании с весьма широкими социальными программами в развитых капиталистических странах, на которые «элита» была вынуждена пойти для нейтрализации привлекательности идей социализма в умах народов.

7. Тщательно подготовленный план скрытого разложения и последующего плавного демонтажа мирового социализма был реализован путём горбачёвско-ельцинской «революции» 1991 года.

С этого момента инициатива в формировании социального облика мира вновь перешла в руки блока международных финансистов и «теневых» политических клубов, которые всё чаще выходят из тени и прямо заявляют о себе как о хозяевах и творцах нового мира.

При этом, как и ранее, объективное состояние мировой экономики и объективный цивилизационный (социальный, политический, культурный и т. д.) уровень мирового сообщества сами по себе не обуславливают ни тех или иных военных конфликтов, ни отрицательных скачков в материальном производстве, ни роста цен, ни мировых кризисов, ни социальной деградации человечества.

8. Единственной причиной неестественного, абсурдного состояния человечества, подчинённого влиянию «виртуальной» биржевой «экономики» больше, чем влиянию реальной, материальной экономики, является сознательная, хотя и скрываемая от масс деятельность блока международных финансистов и мировых политических клубов «элиты» по сохранению власти над миром кадавра капитализма.

9. Мировая капиталистическая «элита» может рассчитывать на сохранение и упрочение своей власти над миром в целях неограниченного удовлетворения своих антисоциальных вожделений, лишь эффективно блокировав возможность для человечества созидательно развиваться.

Не деградировать, а развиваться мир может только на базе воспитания новых образованных и всесторонне развитых поколений и на базе справедливого — по общественному вкладу — распределения совокупного мирового общественного продукта между индивидуальными членами мирового сообщества.

10. Главным (по сути — единственным) потенциальным фактором возврата мира на путь конструктивного развития является по-прежнему Россия — в том случае, если она сумеет вновь конституировать себя как социалистическое государство, органически объединяющее вокруг себя народы Российского геополитического пространства и остальные народы мира.

Поэтому основной удар блока международных финансистов и мировых политических клубов «элиты» направляется по-прежнему против России и всех здоровых сил в ней в целях уничтожения России руками внутренних её оккупантов, которые ныне олицетворяет Кремль.

ЭТИ ДЕСЯТЬ тезисов надо освоить всем, включая и тех «дорогих россиян», которые намерены продолжать строить капиталистическую Россию, лишь сгладив социальные противоречия, но сохраняя институт частной собственности и «встроенность» в «мировую цивилизацию».

Капиталистический же проект «Россия» подобен «технически обоснованному» проекту моста не через реку, а вдоль реки. А России нужен единственный политический и социальный «мост» — переброшенный с нынешнего дикокапиталистического берега, на котором застряла «Россияния», на берег нового социализма.

Одновременно России пора бы избавиться от того комплекса цивилизационной неполноценности, который активно ненавидел Пётр, над изживанием которого так успешно трудился Сталин и который так настойчиво прививается сегодня «дорогим россиянам» клямкиными, фурманами и Кремлём одновременно с неким «чувством вины» России перед остальным миром за социализм, за Сталина, за Вторую мировую войну, за Катынь и т. д.

Вся «вина» России перед завидущим и загребущим внешним миром заключается лишь в том, что Россия существует.

И Россия будет костью в пасти западного мира до тех пор, пока западный мир будет иметь тот облик, который он сейчас имеет.

Иначе Россия просто не будет Россией.

Глава 5. О том, чего мы не сделали в 2011–2012 годах, но что сделать рано или поздно придётся.

А ТЕПЕРЬ — о том, что мы должны были сделать в последние годы, чего мы не сделали и что сделать нам так или иначе придётся.

Что должна была сделать Россия в конце 2011 года?

Она должна была избрать «Красную Думу» хотя бы с простым законодательным большинством фракции КПРФ в 225+1=226 голосов, а ещё лучше — с конституционным большинством в 300+1=301 голос.

Что должна была сделать Россия в начале 2012 года?

Провалить на выборах Президента Владимира Путина.

Однако ситуацию и 2011 года, и 2012 года народ проиграл.

«Красная Дума» с большинством от КПРФ как минимум в 226 голосов фактом не стала. Зато Путин стал президентом.

О втором факте я скажу позже в своём месте, а сейчас — о думском аспекте проблемы.

Если бы КПРФ под руководством Зюганова получила в Думе даже конституционное большинство, то Дума вряд ли стала бы настоящей «красной» — в лучшем случае она была бы «розовой»…

Но уж, во всяком случае, она не была бы такой грязной, как сейчас.

И это было бы неплохо, а 2011 год мог бы приобрести особое значение для будущего развития событий в России и мире. Ведь к 2011 году бесперспективность и разрушительность кремлёвской системы власти и «ельциноидного» образа жизни стали очевидными даже для многих слабо политически и интеллектуально развитых граждан РФ.

Тот факт, что ряд городов России весной 2011 года проголосовал за КПРФ, а не за «Единую Россию», говорит о многом.

Но «многое» — это не «всё».

Медведевско-путинский (или путинско-медведевский?) Кремль испугался преждевременно и замельтешил с грустно-забавной идеей «всероссийского» «народного фронта». Прошли выборы в Думу, прошли «выборы» Путина, и мертворождённый «Народный фронт» был выброшен Кремлём на свалку.

Ау, «фронт»!

Да, подобное путинскому «Народному фронту» Кремль мог выдумать лишь с перепугу. Но затем перепуг прошёл — когда стало ясно, что «Россияния» ещё не готова вновь стать Россией, хотя давно сложились объективные условия для коренного изменения её государственного бытия.

Впрочем, через полтора года после второго пришествия «ЕР» и третьего — «ВВП» положение не улучшилось — оно лишь ухудшается.

Вспыхивают — пока вяло — эпидемии, и уже привычно горят леса.

Падают космические носители «Протоны».

Падают курс рубля и социальная защищённость «дорогих россиян».

Зато возрастают преступность и доходы богатых и сверхбогатых.

И Кремль реанимирует идею «фронта». Путин провозглашает новое якобы общественное движение — «Народный фронт за Россию» во главе с «национальным лидером» Владимиром Путиным.

За что бороться будем?

И с кем?

И где?

Журнал «Профиль», патронируемый журналом «Шпигель», сообщает, что ОНФ — это «часть президентского ребрендинга». Что такое «ребрендинг», я не знаю, но догадываюсь, что это всё же не сбрендинг…

А, впрочем, кто его знает!

Сбрендить в нашей «Росиянии» очень даже просто, и никто от этого не застрахован, особенно — если настроен воинственно, «по-фронтовому».

Журнал «Профиль» сообщает также, что цель ОНФ — «постепенное. выдавливание Медведева на обочину политического процесса» и «окончательное расставание с образом «тан демо кратии».

И это возможно! Образ «тандемократии» «дорогим россиянам» порядком поднадоел, так что образом можно и пожертвовать, как и самим Медведевым.

Что же до «тандемократии», то от неё избавиться сложнее, если учесть, что на «тандеме» политики РФ «крутят педали» два разных клана Золотой мировой элиты.

Уже известный читателю (во всяком случае, мной ранее упоминавшийся) либеральный «политолог» Дмитрий Орешкин заявляет «Профилю»-«Шпигелю», что задача Фронта — «стать запасной партией власти на смену «Единой России», которую многие россияне ассоциируют с мемом (а это ещё что? — С.К.) «партия жуликов и воров».».

Ну, может, оно и так, но — вот незадача! Никак не вспомню — кто там был официальным лидером у этого «мема» «жуликов и воров»?

Не однофамилец ли и полный тёзка лидера ОНФ Владимира Владимировича Путина?

КАК УЖЕ было сказано, объективные условия для коренного изменения государственного бытия России сложились давно — почти с самого возникновения этого исторического ублюдка и геополитического кастрата.

Субъективные же условия — наличие политической силы, способной реально обеспечить эти коренные изменения в интересах трудящихся, — пока отсутствуют.

Давно стала крылатой фраза: «Лучше стадо баранов во главе со львом, чем стая львов во главе с бараном».

Ситуация, до которой Россия сама себя довела, ещё более удручающая!

В данный момент население России в абсолютном большинстве своём представляет собой стадо баранов во главе с шакалами и ослами.

Справедливость сказанного подтверждает даже официальная «россиянская» статистика при сравнении её с данными по РСФСР тридцатилетней давности.

Увы, именно так! Любой статистический комментарий к «россиянской» действительности заставляет обращаться для её оценки к аналогиям с театром абсурда, с кошмарным сном или с донельзя запущенным сумасшедшим домом, с ухудшенным вариантом чеховской «Палаты № 6».

В то же время любой статистический комментарий к «россиянской» действительности является приговором режиму.

Например, доходы маленькой Финляндии от экспорта выделанной древесины и мебели по ряду оценок превышают доходы огромной «Россиянин» от экспорта древесины не менее чем в 4-5 раз.

При этом даже после запрограммированных кремлёвским «Лесным кодексом» катастрофических лесных пожаров 2010 года лесные богатства Финляндии и РФ несопоставимы — Россия всё ещё остаётся страной необозримых лесов.

Национализация и государственное финансирование деревообрабатывающей промышленности РФ способны резко увеличить доходы народов России.

Однако деревообрабатывающая промышленность РФ (как и всё остальное в ней) находится в загоне, зато экспорт необработанной древесины из РФ вырос с 18,4 млн мЗ в 1995 году до 49,3 млн мЗ в 2007 году.

Производство же пиломатериалов упало с 83 млн мЗ в 1986 году (только по РСФСР) до 23 млн мЗ в 2007 году.

В лесной промышленности наблюдается то же, что и в сфере нефтяной промышленности: уничтожается потенциал переработки сырья во имя закрепления экспорта исключительно сырья.

То есть нынешний Кремль за годы своего существования только на бездарном, хищническом экспорте древесины из России лишил её народы потенциального дохода в сотни миллиардов долларов!

Впрочем, так Кремль ведёт себя и во всём остальном. В то же время только на три свои любимые «игрушки»: 1) сколковскую «модернизацию»; 2) переоборудование милиции в полицию и 3) закупку у Франции ненужных для обороны России десантных кораблей «Мистраль» — Кремль готов расходовать огромные суммы.

И расходует!

Если бы средства были израсходованы на переоснащение той же деревообрабатывающей промышленности, они способствовали бы созидательному социальному преображению России.

Но это ли надо Кремлю?

«Лесной» пример — один из многих сотен вопиющих, разоблачительных примеров антиобщественной сути нынешней власти. Убытки от неё для России сегодня надо исчислять триллионами долларов.

Лилипуты-лилипуты, а размах разрушения, что ни говори, — гулливеровский.

Неужели и после всего этого непонятно, что народам России надо было уже на думских выборах 2011 года избавить себя от «благодеяний» «партии жуликов» «ЕР» и её близнеца — путинского Кремля?

Конец 2011 года предоставлял нам для этого реальные и вполне конституционные возможности.

Реально эти возможности народом в 2011 году были упущены, но потенциально они сохраняются.

Поэтому прикинем-ка кое-что — в видах возможного будущего!

ИТАК, пока что коренные изменения в России невозможны, и деградация России продолжается. Изменить её могут, например, думские выборы.

И не исключено, что — досрочные.

Причём, если одна партия получит в Государственной Думе конституционное большинство в 2/з голосов, становится возможным голосами одной партии принимать федеральные законы, за исключением изменения глав 1, 2 и 9 Конституции РФ.

Напомню, что, в соответствии со Статьёй 135 Конституции РФ, положения важнейших глав 1, 2 и 9 Конституции не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

Пересмотр этих положений должен быть инициирован большинством в 3/5 от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, после чего должно созываться Конституционное Собрание (между прочим, было бы интересно знать нынешний персональный состав этого занятного органа, а также принципы его формирования).

Партия «Единая Россия» обладала в прошлой Государственной Думе конституционным большинством в 2/3 голосов, которое эта партия получила в результате парламентских выборов. Следовательно, в принципе в будущем возможно получение конституционного большинства в 2 /3 голосов уже другой партией — если на то будет волеизъявление избирателей.

И этой партией в принципе может стать Коммунистическая партия России.

Даже большинства в 2/з голосов у одной партии недостаточно для изменения важнейших положений Конституции силами одной партии. Но, обладая таким большинством, Коммунистическая партия может принять ряд важных законов, например, основополагающий федеральный конституционный Закон о референдуме.

В полном соответствии с пунктом 1 Статьи 3 действующей Конституции Российской Федерации: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ» и пунктом 3 Статьи 3 действующей Конституции Российской Федерации: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы», федеральный конституционный Закон о референдуме может и должен установить, что на общенародный референдум выносятся любые вопросы государственной и общественной жизни России!

Вплоть до вопроса о целесообразности замены тех или иных положений Конституции, о вотуме недоверия президенту и правительству и т. д.

Правда, в соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации результатом референдума не может быть непосредственное изменение важнейших положений Конституции. Ноте или иные результаты официального референдума могут реально инициировать процесс пересмотра Конституции.

Принять нужный народу Закон о референдуме и другие подобные законы может только партия, которая на деле готова отстаивать интересы народа. Но для этого народ должен дать такой партии думское конституционное большинство в 2/з голосов или как минимум хотя бы простое большинство в 50 % плюс один голос — чтобы партия могла принять закон, который может заблокировать уже президент, тем себя разоблачая.

Впрочем, для того чтобы дать партии народа то или иное большинство, надо такую партию иметь.

Формально Геннадий Зюганов выступает за референдумы и подчёркивает их значение. Однако на деле руководство КПРФ просто-таки профанирует проблему. В 2011 году КПРФ бестолково инициировала очередной вялотекущий «народный референдум», при этом в информационном бюллетене КПРФ от марта 2011 года было заявлено:

«Уже на старте кампании за Всероссийский референдум его поддержка населением была исключительно высока. Во властных структурах началась настоящая паника. Через Госдуму и Совет Федерации были незамедлительно протащены поправки в закон. Они запрещали проведение референдума за год до выборов в федеральные органы власти. Они запрещали его по вопросам, которые касаются текущего бюджета. Они запрещали его по любым вопросам, «отнесённым к компетенции органов государственной власти»! Таким образом, они запретили референдум как таковой».

Что да, то да!

Вся возня Кремля вокруг Закона о референдуме откровенно антиконституционна и противоречит нормам международной практики и законодательства в этой сфере.

Но именно поэтому КПРФ и её парламентская фракция должны были сделать эту проблему стержневой в своей агитационной политике.

Так же, как древнеримский сенатор Катон Старший свои речи на любую тему заканчивал словами: «Напоминаю также, что Карфаген должен быть разрушен», Геннадий Зюганов и любой руководитель КПРФ в любом выступлении, статье, интервью и т. п. обязаны разоблачать антиконституционный характер политики Кремля и требовать конституционно состоятельного Закона о референдуме.

С самого начала работы депутатов-коммунистов уже в первой Думе, с 1993 года, ЦК КПРФ должен был заявить об отказе от участия депутатов от КПРФ в текущей работе Думы до тех пор, пока ситуация с референдумом не будет разрешена в рамках действующей Конституции.

Ну, пусть не с самого начала, но это надо было сделать давно!

И где же это всё?

Этого мы не увидели от руководства КПРФ за всё время его «думских страданий» с 1993 года. И уже поэтому нынешняя КПРФ под руководством Геннадия Зюганова не могла выиграть парламентские выборы 2011 года, хотя и обязана была это сделать! Ведь не приходится сомневаться в том, что подлинная Коммунистическая партия имеет в качестве избирательной базы не менее 80–90 % и до 95 % избирателей.

Поэтому выборная победа КПРФ не только реальна, но и неизбежна. Однако победа неизбежна в том случае, если выборы будут проводиться при наличии в России подлинной Коммунистической партии.

ОТСЮДА следует первая главная задача для народов России на будущее: силами всего общества преобразовать КПРФ в такую партию, которая смогла бы одержать на очередных или внеочередных (а почему бы и нет?) думских выборах победу и обеспечить себе как минимум простое законодательное большинство.

Это — первая важнейшая задача для всех здоровых сил России.

Вторая важнейшая задача — рано или поздно (чем раньше, тем лучше) привести обновлённую КПРФ к победе на парламентских выборах.

Ситуацию при этом мы имеем парадоксальную, противоречивую. Для парламентской победы КПРФ необходимо обновление КПРФ. Для обновления КПРФ необходима соответствующая агитационная, пропагандистская и организационная работа. Однако существующее руководство КПРФ во главе с Зюгановым такой работы провести не может.

Круг замыкается, и вырваться из него — тяжёлая и даже крайне тяжёлая, почти неподъёмная задача для российского общества.

К тому же фактически гражданского общества в России сегодня нет, есть разобщённые группы более или менее патриотически настроенных людей в окружении ренегатской «элиты» и закосневших, «принюхавшихся» к ельциноидной жизни масс.

Социальная и профессиональная некомпетентность молодых поколений, нарастающая социальная усталость и профессиональная апатия компетентных старых поколений, всё более паразитическая структура общества — это лишь малая часть проблем, делающих быстрое социалистическое возрождение России проблематичным.

Но всё же отнюдь не невозможным.

Неестественность, противоречивость общественной ситуации заключается и том, что обычно наиболее революционной частью общества оказывается молодёжь. А в процессе революционного (не обязательно по форме, но обязательно по содержанию) обновления России ведущую роль должна сыграть наиболее социально зрелая часть общества, имеющая полноценный опыт жизни в СССР — граждане РФ в возрасте от примерно 45 лет и выше. Они социально наиболее подготовлены и ответственны, поэтому прежде всего они должны бы осознать, что у них, всё более стареющих, уже в ближайшие годы не будет спокойной старости.

У тех же, кому сегодня 40 и менее лет, в «Россиянин» не будет старости вообще. Совместные действия внутренних и внешних антироссийских сил поставят крест на России гораздо раньше, чем нынешние сорокалетние состарятся.

Но и молодые поколения могут стать массовой базой обновлённой КПРФ и нового социализма. Ведь будущая Россия — если она восстановит себя как страну нового социализма — будет Россией, в которой нынешним молодым поколениям жить и жить.

2011 ГОД мог бы решить здесь многое. Решить в том случае, если КПРФ отряхнула бы с себя прах «системной оппозиции» и создала потенциал победы. Этого не произошло, но проведём краткий хотя бы «послеигровой» разбор ситуации конца 2011 года.

Данные региональных выборов 2011 года показывали, что основным «доводом» правящей партии «Единая Россия» становится административный нажим на избирателей в сельской местности. Многие города были уже почти готовы голосовать за КПРФ, а село боялось.

Тем не менее на чисто «протестном» голосовании был возможен серьёзный выборный успех КПРФ — если бы народ отнесся к своей собственной судьбе ответственно.

Да, руководство КПРФ и Зюганов боялось преобладающей победы на выборах, однако народ мог навязать Зюганову и «зюгановцам» власть без их желания — как в Запорожской Сечи избирали атамана, говоря ему: «Бери, вражий сын, власть, пока тебе её дают!».

Избрав в Государственную Думу в 2011 году не менее половины кандидатов КПРФ, народ, даже против желания зюгановского руководства КПРФ, дал бы фракции КПРФ возможность единолично принимать нужные народу законы. И тогда — при решающей народной поддержке — даже соглашательская КПРФ, может быть, осмелела бы в своей позиции по отношению к Кремлю!

Все остальные «россиянские» партии были ядовито гнилыми уже при своём образовании. КПРФ же, даже под руководством Зюганова, на фоне этой политической тухлятины можно сравнить с заплесневевшим сухарём.

Разного рода «России» — «единые», «справедливые», это политические яды.

ЛДПР Жириновского — политические помои.

КПРФ — заплесневевший сухарь.

Яды и помои для человека смертельно опасны. А сухарь? Ну, его можно размочить в водичке, и на сухаре хоть как-то перебиться — с кваса на воду.

А там — посмотрим!..

Да, такой вариант был бы неплох хотя бы для того, чтобы сам Зюганов, его окружение и вся страна смогли увидеть политическую импотенцию «зюгановщины». Ведь относительный региональный успех КПРФ на весенних выборах 2011 года был обеспечен по преимуществу антинародной деятельностью Кремля, а не деятельностью КПРФ.

И при всей спорности тезиса Геннадия Зюганова о том, что Россия исчерпала лимитна революции, следует признать бесспорным тезис о том, что нынешняя, соглашательская в своём руководящем ядре КПРФ исчерпала исторический лимит на целесообразность своего пребывания в буржуазном парламенте, если рассматривать эту целесообразность с позиций обеспечения интересов народа, а не с позиций обеспечения дальнейшего спокойного думского бытия депутатов от КПРФ.

Важно, однако, понять, что зримый провал КПРФ под руководством Зюганова при получении КПРФ хотя бы простого большинства в Думе в 2011 году не означал бы провала идеи новой Советской власти.

В любом случае для России спасительна у власти только Компартия. Это России надо выучить и запомнить накрепко. А значит, проблемы Компартии России должны стать проблемами всей России, всего общества, а точнее — всех здоровых и ответственных сил общества!

Для этого необходима, в частности, широкая и нелицеприятная партийная и общенациональная дискуссия в левой прессе по поднятым и не поднятым здесь вопросам.

Надо осмыслять прошлое, смотря в будущее.

К слову, сегодня не мешает напомнить, например, жёсткое, по-солдатски и по-партийному прямое выступление генерал-полковника Макашова на пленуме ЦК КПРФ в декабре 2003 года. Альберт Михайлович говорил тогда много верного и, в частности, говорил так (по стенограмме):

«Всех первых секретарей надо в ближайшее время отправить (из Государственной Думы. — С.К.) в свои областные партийные организации. И там они должны в течение 3–4 лет завоевать доверие нашего народа. а сюда, как в своё время Ленин посылал, послать группу, которая должна вести себя так, чтобы была готова в любой день пойти по этапу на каторгу в Сибирь.».

Обновлённая КПРФ способна послать в Думу не группу, а войско.

Да и в Сибирь сейчас коммунистов закатать не получилось бы — Сибирь-то уже не та.

Однако мысль генерала Макашова непреходяще верна в том отношении, что первые секретари обкомов КПРФ должны работать в своих областях, а не наезжать туда из Москвы.

Принципиальная позиция стоила генералу Макашову места и в ЦК КПРФ, и в рядах КПРФ, а исключение из КПРФ ряда подлинных коммунистов, членов ЦК КПРФ Альберта Макашова, Ричарда Косолапова и ряда других стало одним из позорнейших действий руководства КПРФ.

Восстановление их членства в КПРФ может и должно стать одним из «знаковых» действий обновлённой КПРФ.

ПРЕДСТАВИМ себе, что первая предвыборная задача обществом решена и КПРФ в ходе подготовки к выборам сумела возродить себя как политический авангард общества.

Каким же должен быть дальнейший алгоритм действий КПРФ и всех здоровых сил общества в рамках легальных конституционных возможностей при подготовке к выборам?

Что ж, подлинно коммунистическая КПРФ должна сознавать себя не столько наследницей идей Октября (давно ставшего историческим фактом), не столько преемницей КПСС (деградировавшей до горбачёвско-ельцинского предательства или политической импотенции её вождей типа Егора Лигачёва), сколько антагонистом «идей» ельцинского капитализаторского Августа-91 и последовавшего постъельцинского бесстыдства во всех сферах жизни.

КПРФ должна стать наследницей и продолжательницей всего лучшего и перспективного, что содержат в себе идеи Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и вообще всех толковых социальных мыслителей.

Имея в виду идеи Сталина, подчеркну, что речь, конечно же, не о набивших оскомину «репрессиях». Речь о воспитании нового, не прикованного на всю жизнь к одной профессии, всесторонне образованного человека как главного условия успешного строительства умного и справедливого сообщества людей.

В начале книги я уже цитировал последнюю работу Сталина «К вопросу об экономических проблемах социализма в СССР», но сейчас повторю цитирование, потому что эти сталинские слова должны быть врезаны в общественное сознание народов России.

Сталин в 1952 году писал:

«Необходимо добиться такого культурного роста общества, который обеспечил бы всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития.

Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов (жирный курсив мой. — С.К.). Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования.

Для этого нужно далее ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии.».

Вот нам ориентир на будущее, лишённое «вождей»-лилипутов, олигархов, ЕГЭ и прочего подобного!

После рано или поздно неизбежной выборной победы обновлённой КПРФ не потребуется восстановления прежней главенствующей роли Компартии в нормальной, стабильной жизни общества.

В перспективе надо говорить о главенствующей роли органов Советской власти как выборной власти в интересах народа — именно это хотел провести Сталин в 1953 году и именно за это был убит хрущёвской «парто-плазмой».

Однако реальным инструментом переходного периода может быть лишь очистившаяся от «зюгановщины» КПРФ ленинско-сталинского типа. То есть партия, ясно связывающая свою работу исключительно с интересами трудящейся массы, чётко разъясняющая классовую структуру общества, разделённого на эксплуататоров и эксплуатируемых, и ставящая во главу угла именно классовый, а не национальный, «духовный» и прочие малосущественные для современной России «моменты».

Реальное преображение КПРФ в Коммунистическую партию возможно лишь при участии всего общества. И уже недалёк тот день, когда тот, кто не будет готов стать под Красное знамя новой Компартии России или как её член, или как её союзник в борьбе за Советскую Россию, не сможет быть полезным России и её народам!

Тот, кто не готов к поддержке политического авангарда общества, неизбежно оказывается в лучшем случае в хвосте событий, а в худшем случае — вообще вне их.

Конечный же итог для тех, кто вроде бы и хочет счастья России, но не хочет для неё социализма, — предательство России и переход в лагерь её врагов.

Это мы тоже в России проходили уже не раз.

ПРИ ЯВНО выраженной партийности и готовности к жёсткому отсечению болтовни, Коммунистическая партия у власти должна ставить своей основной целью быстрое формирование советского государственного, а не партийно-государственного механизма управления обществом.

В новой Советской России нерадивый руководитель должен будет бояться вызова в горсовет так же, как ранее нерадивые руководители боялись вызова в горком партии, потому что так же, как ранее фактически горком решал судьбу руководителя, его судьбу должен будет решать орган не партийной, а Советской власти.

Необходимый политический характер государства при этом должен обеспечиваться Конституцией и самой системой законов, закрепляющих реальный контроль народа над избранными руководителями (выборность, наём коллективом, сменяемость, отзыв, жёсткая зависимость дохода руководителя от уровня жизни коллектива или страны и т. п.).

Но для того, чтобы изменить ход истории, КПРФ должна получить выборный мандат доверия массы. На пути обретения этого доверия можно сотрудничать с различными общественными и политическими слоями. Однако верно выстроить эти отношения можно лишь тогда, когда будет жёстко определено, что только коммунисты имеют право говорить от имени народа, поскольку они — авангард народа, не имеющий ничего общего ни с предательской партократией горбачёвско-ельцинского образца, ни с обитателями Кремля, ни с «новыми русскими», представляющими собой моральные отбросы нации.

Такая партия не побоится всей полноты единоличной политической ответственности, а лидеры такой партии будут готовы сказать: «Есть такая партия! Наша партия каждую минуту готова взять власть целиком!».

Взять не для себя, не для кучки, а для трудового народа России.

Пожалуй, уже сегодня можно и нужно сказать кое-что о будущей тактике.

Существующий «выборный» «пакет» законов, начиная с закона о политических партиях, возможностей для подлинно свободного волеизъявления народа не обеспечивает.

Фактически антиконституционно существующее законоположение о том, что ряд вопросов не может быть вынесен на референдум Российской Федерации.

Это противоречит пункту 1 Статьи 3 Конституции Российской Федерации: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ», и пункту 3 Статьи 3 Конституции Российской Федерации: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Не отвечают принципу свободных выборов и те положения «выборных» законов, которые позволяют, например, из-за малейшей неточности в выходных данных агитационных материалов снимать кандидатуру того или иного кандидата и т. д.

Сегодня фактически блокируется возможность жёсткой и всесторонней критики политических оппонентов и т. д. Нет правовой базы для равной предвыборной агитации, не предусмотрены обязательные регулярные телевизионные дебаты и т. п.

Поэтому обновлённая КПРФ — возможно, под угрозой отказа от участия в выборах — должна будет потребовать от режима проведения действительно объективных и свободных выборов, для чего необходимы следующие, в частности, условия:

— отмена Закона о политических партиях, как попирающего право человека на свободу совести, мысли и слова, а также ряд других положений принятой ООН Всеобщей Декларации прав человека, принятой в 1948 году;

— коренная переработка Закона о выборах и сокращение его объёма до минимального. За образец можно взять подход к вопросу любой страны из ведущей капиталистической «семёрки»;

— организация и одновременная трансляция по всем телевизионным каналам серии телевизионных дебатов с участием лидеров представленных в Государственной Думе партий, главы государства, членов кабинета министров во главе с премьером, и экспертов, приглашаемых партиями;

— бесплатное, государством обеспеченное выделение в период выборной кампании телевизионного времени по всем федеральным каналам для предвыборной агитации представленных в Государственной Думе партий в соответствии с численностью парламентских фракций. Объём суммарного вещания, например, не менее пяти часов в неделю на каждом телевизионном канале в период с 18.00 по московскому времени до 22 часов по московскому времени;

— аннулирование результатов голосования там, где на избирательных участках при подсчёте голосов не будут присутствовать официальные представители всех парламентских партий (необязательно из числа местного населения).

Эти требования обновлённой КПРФ должны гласно поддержать все здоровые силы общества. При этом, в зависимости от ситуации, подлинная Коммунистическая партия не должна бояться оказаться временно вне стен Думы в результате отказа от участия в ней. Если Кремль рискнёт отказать обновлённой КПРФ в её законных требованиях, то для роста политической зрелости масс было бы даже полезно оставить народ наедине с полностью буржуазной Думой из депутатов исключительно от «ЕР», «СР» и ЛДПР.

Тогда исключительно антинародная сущность этих партий проявилась бы быстро и окончательно — при неизбежном мощном росте народных симпатий к коммунистам.

А СИТУАЦИЯ будет развиваться, скорее всего, так, что в обществе начнёт созревать идея проведения досрочных парламентских выборов. В рамках такого процесса возможны и желательны следующие общественные меры:

— созыв и проведение Общего собрания РАН с соответствующей повесткой дня;

— созыв и проведение конференций всех общественных организаций (если они являются общественными, а не антиобщественными), включая профсоюзы.

Проведение подобных акций было бы полезно само по себе. Они также необходимы для выражения поддержки обновлённой КПРФ и выдвижения требования к Кремлю о подготовке и организации общенационального телевизионного «круглого стола» в кратчайшие сроки.

Было бы целесообразным проведение Всеармейского совещания с участием всех парламентских фракций при обязательном предоставлении возможности выступления перед участниками совещания руководителей или представителей фракций Госдумы.

Потенциально важна роль организаций и сил, объединяющих бывших воинов-десантников как естественных патриотов России.

При отказе власти от выполнения требований обновлённой КПРФ необходимо обращение всех поддерживающих КПРФ организаций к президенту РФ и действующему составу Государственной Думы РФ с требованием о немедленной отставке президента, премьера и всего кабинета министров и назначения переходного правительства из числа лиц, пользующихся общественным доверием.

Гарантом приемлемости кандидатур могли бы стать президиум РАН и профсоюзы с возложением на них общественной ответственности за качество выбора.

При определённом развитии событий и невыполнении требований парламентской фракции КПРФ может оказаться разумным и следующее.

КПРФ заявляет, что антиконституционная политика Кремля и текущего состава действующей Государственной Думы вынуждает КПРФ покинуть Думу, требуя досрочных выборов и обращаясь за поддержкой к народу.

Депутатский статус депутаты от КПРФ могут и должны сохранять для облегчения своей непарламентской деятельности.

Можно не сомневаться, что Компартия, поставленная политикой Кремля вне парламента, лишь усилила бы своё влияние на общество и уважение народа к себе. На боевую КПРФ вне стен Государственной Думы были бы вынуждены обращать больше внимания все, включая средства массовой информации.

При этом КПРФ необходимо постоянно напоминать народу, что Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, провозглашает, в частности, следующие права человека:

— на свободу мысли и совести;

— на свободу убеждений и на свободное выражение их;

— на свободу мирных собраний и ассоциаций;

— на участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей;

— на труд, на справедливое и удовлетворительное вознаграждение работающих, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, дополняемое при необходимости другими средствами социального обеспечения;

— на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый отпуск;

— на такой жизненный уровень, «включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его и его семьи.»;

— на образование с тем, чтобы высшее, в частности, образование было «одинаково доступно всем на основе способностей каждого».

Сообщая об этом народу и постоянно напоминая ему о его неотъемлемых правах, провозглашённых ООН более 60 лет назад, КПРФ также должна напоминать народу содержание заключительной Статьи 30 Всеобщей декларации прав человека:

«Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации».

Кроме того, КПРФ как в парламентском, так и в возможном «непарламентском» режиме вне парламента должна всеми средствами доводить до массового общественного сознания и внедрять в него следующий тезис из Преамбулы Всеобщей декларации прав человека:

«…необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения.».

Такое напоминание не было бы антиконституционным действием, особенно с учётом того обстоятельства, что Конституция РФ провозглашает примат международного права внутри РФ.

Такое напоминание — это не призыв к насильственному свержению режима, это — всего лишь напоминание о том, что основополагающий Документ ООН позволяет народам прибегать и к подобному варианту.

ТАК ИЛИ ИНАЧЕ, России необходимы широкие действия по консолидации общества вокруг идеи обновления КПРФ и затем — вокруг обновлённой КПРФ, с главной целью обеспечения конституционного привода к власти в России кандидатов из выборного списка.

Коммунистической партии РФ, сформированного на основе блока коммунистов и беспартийных.

Необходим широкий народный блок, но не в рамках фальшивых «Народных фронтов» или «национально-патриотических союзов» и т. п. Нужен блок, сформированный самой обновлённой КПРФ при участии и поддержке всех здоровых сил общества.

Необходимо всеобщее заявление всех организованных общественных сил о том, что попытки заменить великий символ труда — Серп и Молот и советскую Красную звезду на крест и двуглавого орла полностью провалились, что сегодня действенным и эффективным может быть только советский социалистический патриотизм.

Поведение Русской православной церкви тоже будет мерилом её соответствия как евангельским заповедям, так и интересам трудящихся.

В РФ есть лишь одна партия — Коммунистическая, идеологические принципы которой в части социального и нравственного устройства общества не входят в непримиримое противоречие с Нагорной проповедью Христа и принципами христианского учения.

Поэтому в той мере, в какой Русская православная церковь является Церковью Христа, она обязана поддерживать только и исключительно обновлённую КПРФ.

Далее.

Рядовому, малоимущему человеку, как и человеку, занимающему, например, кресло руководителя государственного предприятия, не так просто отважиться публично возвысить свой голос в поддержку КПРФ. Директор НИИ, выступивший против Кремля, можетбыстро превратиться в экс-директора и т. д.

Однако в России есть немало граждан, обладающих вполне прочным положением, которое не может поколебать даже Кремль. Это, например, действительные члены РАН, известные и материально обеспеченные деятели культуры.

Все они, гласно не поддержав обновлённую КПРФ, фактически будут всё более усугублять свою нравственную преступность.

Но в любом случае особую, только на них возложенную ответственность перед будущим несут депутаты Государственной Думы от КПРФ. Эта ответственность обусловлена особым положением депутатов Государственной Думы РФ от КПРФ.

Своим положением они обязаны только и исключительно доверию масс.

А массы послали их в Думу для того, чтобы депутаты от КПРФ, конституционно защищенные от произвола Кремля, открыто и страстно разоблачали капитализм как главную и единственную причину нарастающего развала Российской Федерации и вели политическую деятельность по организации масс на замену капитализма социализмом.

Открыто объявлять себя принципиальным врагом режима — не только конституционное право депутата-коммуниста, но и его профессиональная обязанность, поскольку он является профессиональным, оплачиваемым представителем трудящихся в высшем органе законодательной власти в РФ. Этого права у депутатов от КПРФ никто не отнимал, и от этой обязанности их никто не освобождал.

Как говорится: «Назвался груздем — полезай в кузов». Назвался коммунистом и получил мандат депутата — будь добр, занимайся не пустопорожней «законодательной», а боевой политической работой!

КПРФ — это наиболее крупная и известная в народе политическая организация, которая способна успешно противостоять кремлёвскому «тандему», и она обязана это делать! Граждански состоятельная позиция КПРФ по отношению к режиму в Государственной Думе должна быть наиболее жёсткой и непримиримой по сравнению с кем бы то ни было другим в РФ.

Особую ответственность перед Россией несут и все члены КПРФ в том смысле, что партия должна нести ответственность за своих руководителей и за своего лидера. Руководителей горкомов, обкомов, крайкомов КПРФ избирают делегаты партийных конференций, которых избирают партийные собрания. То же верно относительно делегатов съездов КПРФ. Поэтому рядовые коммунисты имеют право переизбрать Зюганова и зюгановцев, но это — не только их право, это — их обязанность. Партия отвечает за своего лидера.

В ЧАСТИ выдвижения возможных положительных инициатив КПРФ должна чётко сформулировать содержание первоочередного «пакета» законов, которые будут предложены стране в случае победы КПРФ. В этот «пакет» должны входить:

— Закон о референдуме, позволяющий выносить на всенародное обсуждение любой вопрос жизни общества, вплоть до импичмента президенту;

— Закон о порядке отзыва депутатов всех уровней в любое время по требованию избирателей;

— Закон о национализации всех природных богатств, основных средств производства и банков;

— Закон о монополии внешней торговли;

— Закон о государственном регулировании розничных цен;

— Закон о таможенной поддержке отечественных производителей в промышленности и сельском хозяйстве;

— Закон о винно-водочной и табачной монополиях;

— Закон об общественном контроле ведущих средств массовой информации, включая все телевизионные каналы, с целью исключения пропаганды насилия, жестокости, эротики, моральной вседозволенности и т. д.,

А также — вытекающий из предыдущих законов Закон о социально ориентированном бюджете РФ на переходный период.

Вряд ли упал бы авторитет КПРФ в массах, если бы коммунисты заранее — до выборов — заявили, что они внесут на рассмотрение новой Государственной Думы, кроме прочих, и законопроекте национализации на территории РФ не только крупной частной собственности, но любой личной собственности, стоимость которой превышает, например, один миллион долларов.

Этот не социалистический, а фактически буржуазный законопроект тем не менее показал бы, что коммунисты, приведённые к власти народом, не намерены консервировать значительное социальное расслоение, однако не склонны и к чрезмерному обострению политической ситуации.

В буржуазной Франции доходы свыше одного миллиона евро облагаются сейчас 75 %-ным налогом.

Что мешает КПРФ потребовать этого же для пока ещё буржуазной России?

ИСПАНСКАЯ коммунистка Долорес Ибаррури бросила в массы пламенные слова: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Конституционно вручив власть в РФ обновлённой КПРФ, народы России реализуют иной, подлинно оптимистический вариант бытия: «Лучше жить стоя, чем вымирать на коленях!».

Сегодня распространено мнение, что молодые не хотят жить при социализме. Основания для такого заявления есть, но положение дел далеко не настолько удручающе, как это может показаться.

Молодые поколения в возрасте от 25 до 35 лет знают только горбачёвское, провокационное, «издание» «социализма» с искусственно введёнными продовольственными талонами.

Молодые поколения в возрасте от 20 лет и ниже знают социализм только по тому дезинформационному облику, который формирует у них телевидение стараниями сонма его деятелей, возглавляемых Познерами, Сванидзе, млечиными и т. д.

Но важно то, что даже те молодые, которые считают, что они не хотят жить при социализме, не очень-то хотят жить и при нынешнем режиме.

При социализме они «не хотят жить», потому что его не знают.

При «ельциноидном» «капитализме» (а другого в «Россиянин» быть не может) они не хотят жить, потому что его знают.

Одна из задач КПРФ и всех здоровых сил общества — дать молодым поколениям обоснованную картину того нового социализма, который может и должен прийти на смену ельциноидному «капитализму» с его коррумпированностью, криминализацией, безработицей и вопиющим социальным неравенством.

Молодые должны знать: «Не разбив яиц, не изжаришь яичницу, а не избрав Красную Думу, ориентированную на новый социализм, не узнаешь, как можно жить иначе, чем сейчас».

Можно сколько угодно кривить душой, можно сколько угодно обманывать себя и других и отрицать очевидное.

Но историческая правда для народов России заключается в следующем: любые созидательные процессы в пределах Российского геополитического пространства в целом и Российской Федерации в частности, любые проекты «Россия», любые модернизации и т. д. начинаются не со Сколково, не с инвестиций и инноваций, а с Красной Думы!

Красная Дума вполне возможна, как возможны после этого быстрое и резкое снижение цен, резкое повышение заработной платы и всех социальных выплат при реальном подавлении инфляции и т. д.

Переходный период вряд ли будет во всём лёгким. Но он может быть и не таким уж суровым с позиций разумного потребления.

Скажем, сегодня розничные цены на всё — от хлеба до мебельных гарнитуров — взвинчены по сравнению с экономически обоснованными в два, три и более раз. Поэтому даже при серьёзной сумятице, вызванной коренными переменами в принципах государственного управления, хозяйствования, торговли и т. д., уровень массового потребления основных продуктов питания, одежды, обуви и др. не только не снизится, но повысится, потому что цены можно будет снизить.

С другой стороны, эффективная экономическая блокада России внешним миром в переходный период исключается уже потому, что не только Россия впервые в своей истории оказалась масштабно привязанной к поставкам внешнего мира, но и внешний мир впервые в мировой истории оказался масштабно представленным на внутреннем рынке России.

Фактически мы имеем ситуацию:«- Иван, я медведя поймал! — Так тащи его сюда! — Да он не пускает!».

Стабильность внешнего мира сегодня в немалой мере зависит от того, сможет ли он поставлять свою продукцию в Россию и получать взамен российское сырьё и энергоносители. Иными словами, внешний мир зависит от России больше, чем она от него, и этот факт надо отнести к важнейшим.

Скорее всего, новой советской социалистической России придётся столкнуться с организованным бывшими собственниками вредительством и саботажем — это в нашей истории уже было. Здесь также возможны вполне эффективные контрмеры, причём отнюдь не только карательного характера.

Однако переходный период не может быть лёгким. Современное мировое и российское общество фактически оказалось втянутым кадавром капитализма в коллективное глобальное преступление против настоящего и особенно будущего планеты. А у преступника есть лишь два пути: продолжать коснеть в своём преступлении или стать на путь раскаяния и исправления.

Но верной будет и другая аналогия! Современное мировое и, тем более, российское общество можно сравнить с наркоманом, серьёзно подорвавшим своё физическое и духовное здоровье. У наркомана тоже есть лишь два пути.

Один путь: продолжать то, что наркоман уже делает, всё более деградировать и умереть бесславной и преждевременной смертью.

Второй путь: осознать гибельность и унылость первого пути, отказаться от наркотиков и вернуться к нормальной, полноценной жизни.

Безусловно, второй путь связан с трудностями, с «ломкой», со страданиями, но альтернативой временным трудностям оказывается только гибель.

Тоже, между прочим, мучительная.

К СОЖАЛЕНИЮ, человек, даже преодолевший наркоманию, уже не будет тем, кем он мог бы быть, если бы в его жизни не было периода наркомании. Так жен с мировым вообще и с российским в частности обществом. Даже если Россия и все окружающие её союзные республики завтра же дружно возьмутся за строительство нового социализма, всё равно треть выгоревшей лесной России не покроется в одночасье лесами, которые вырастали десятки и сотни лет.

Не встанут по мановению руки те сотни тысяч домов, которые не были построены за двадцать капитализаторских лет.

Мгновенно не восстановятся полуразрушенные за двадцать последних лет экономика, оборона, наука, здравоохранение, образование, культура, правопорядок, нравственность, стабильность.

Но если мы не покончим с капитализаторством в России, не покончим — спокойно, конституционно, цивилизованно — с институтом частной собственности, с социальным расслоением и неотъемлемым от них ельциноидным режимом, то наша общественная судьба и наши личные судьбы, зависящие от судьбы общества, будут не более светлыми и радостными, чем судьба наркомана, не сумевшего преодолеть свой порок.

Затянувшийся антисоветский и антисоциалистический эксперимент на просторах РФ и разрушаемого Советского Союза необходимо как можно скорее прекратить!

В своё время в ходу было понятие «социалистический эксперимент». Этот смелый, небывалый ранее в социальной истории человечества эксперимент проводился самой страной, его поддерживали и проводили все здоровые, весёлые, умные, талантливые и честные силы тогдашнего общества.

Нынешний капитализаторский эксперимент проводится над страной, и к участию в нём силы Мирового Зла привлекли всё подлое, гнусное, гнилое, жадное и развращённое в стране.

И это пора прекратить — в рамках реализации пункта 1 Статьи 3 Конституции Российской Федерации, гласящего: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ».

При этом со всеми, кто несёт политическую ответственность за процессы и итоги последних двух десятилетий нашей истории, а также с теми, кто составил основу класса «новых русских» (их тяжело назвать классом собственников, это, скорее, — класс узурпаторов общественной собственности), со всеми ними возможны единственно переговоры.

Переговоры о путях и методах наиболее безболезненного для всех полного ухода их из политической, общественной, экономической и исторической жизни народов Российского государства.

О разумных «отступных» для исторических «новорусских» банкротов можно будет — во имя социальной стабильности — договориться.

Создать правовые условия для разворота ситуации в России в направлении всестороннего государственного и общественного возрождения на базе нового социализма можно и нужно.

КРАСНАЯ Государственная Дума и глубокие социально-экономические реформы в интересах России и её народов вполне возможны.

Однако всё это автоматически не запрограммировано.

2011 год не стал годом Красной Думы, а 2012 год не стал годом «красного» Президента России. Но рано или поздно России придётся или сделать то, что она не сделала в 2011 и 2012 годах, или.

Или пойти на Голгофу!

Если человеку, для того чтобы чего-то добиться, надо перейти через реку, а он реку не переходит, то до тех пор, пока он её не перейдёт и не окажется на нужном берегу реки, он, естественно, ничего не добьётся.

Вот почему рано или поздно сознательным гражданам России придётся заняться тем, чем они не занялись в 2011 и 2012 годах — движением к Красной Думе и к «красному» Президенту как факторам перехода к новой Советской власти.

То есть перехода в возрождению России.

Если КПРФ не сумеет быстро обрести «второго дыхания», это не приведёт к краху Российского государства, но возрождение его будет тогда намного более сложным, поскольку это возрождение станет возможным только после того, как КПРФ обретёт его, это «второе» коммунистическое дыхание.

Так что ответственность за тот или иной вариант несёт не только руководство КПРФ, но и всё российское общество.

Особенно велика ответственность всех тех потенциально конструктивных сил, которые способны помочь КПРФ в её новом становлении.

При этом необходимо ещё раз подчеркнуть особую роль Российской Академии наук и профсоюзов, пока что чурающихся открытой поддержки КПРФ и социализма.

А ведь прежде всего учёные обязаны видеть всю привлекательность и созидательную силу социализма!

И прежде всего профсоюзы должны стоять на стороне Труда, и только Труда!

Глава 6. Может ли армия быть вне политики?

А НА ЧЬЕЙ стороне должна быть армия?

И может ли армия быть вне политики?

В книге Михаила Полторанина «Власть в тротиловом эквиваленте» много страниц посвящено генералу Рохлину, истории его попыток изменить ситуацию в стране, а также истории его убийства. Собственно, исторической коллизии с генералом посвящена вся заключительная глава книги Полторанина под названием «ЛЕВ РОХЛИН, или ОТКРОЙ, СТУЧИТСЯ СТАЛИН!».

Увы, Сталин не стучался в умы и души большинства «дорогих россиян» тогда, не стучится он в них и по сей день.

А пора бы!

Что же до главы из книги Полторанина, то чтение это, надо сказать, грустное, однако не бесполезное.

Особенно — для генералитета и офицерского корпуса Российских Вооружённых Сил.

Нет, я не имею в виду призывы к насильственному свержению существующего строя, но так, на сон грядущий почитать книгу «людям с ружьём и ракетами» не мешает. Чтобы крепче спалось и чтобы утром, которое вечера мудренее, можно было проснуться с ясной головой и с бодрым духом.

В отличие от Михаила Полторанина, который чуть ли не готовил вместе с Рохлиным переворот, я знал Льва Яковлевича Рохлина очень мало — исключительно по думским делам противодействия «договору» СНВ-2. Однако могу подтвердить, что Рохлин был хорошим и честным человеком.

А при этом он был, к сожалению, политически наивным человеком, что его, надо полагать, и подвело.

Я вспоминаю описание успешного военного антиамериканского переворота в Панаме в 1968 году под руководством генерала Омара Торрихоса Харрера (1929–1981). Несмотря на полный, казалось бы, контроль США над Панамой и панамской армией, представитель ЦРУ в Панаме забеспокоился лишь тогда, когда по улицам столицы поехали грузовики с солдатами.

Американец направился в генеральный штаб панамской армии, чтобы задать вопрос — что, собственно, происходит? И напряжение и осознание успеха вылилось тогда в резкий ответ молодого лейтенанта: «Да военный переворот, дурак!».

К генералу же Рохлину, как пишет М. Полторанин, генералы на «посиделки» прилетали на вертолётах. И ещё смеялись, когда при посадке удавалось воздушной волной от винта сбросить с сосен на землю ельцинских «топтунов» с биноклями.

Н-да.

Хорошо смеётся тот, кто стреляет без предупреждения, — как в Панаме генерал Торрихос.

Впрочем, я намерен сказать не об этом.

Чего не было — то прошло.

Но можно ли, говоря о поисках новой России, не сказать хотя бы нескольких слов о возможной роли в этих поисках армии?

И вообще об армии.

ЛИЛИПУТСКОМУ кремлёвскому режиму не нужны в России воины — наследники суворовских орлов и сталинских соколов. Режиму сродни двуглавое вороньё и жирные подсадные утки на ролях русских лебедей.

Поэтому, с одной стороны, «новые русские» боятся участия армии в политической жизни на стороне народа и им хочется внушить всем, что армия должна быть в стороне от политических событий.

С другой стороны, Кремль, уже почти добив армию как важнейший общественный институт, призванный защищать страну от внешней угрозы, задабривает офицерский корпус и пытается превратить Российскую армию в средство потенциального подавления собственного народа.

Режим пытается приковать армейские круги к себе, а тех генералов и офицеров, которые склонны топтать свою офицерскую честь, пытается прямо затащить в политиканство. Но при этом режиму хотелось бы отвратить остальных военных от идеи служения народу тезисом о якобы «естественной аполитичности» армии.

Так ли это?

Достаточно вспомнить классический тезис Клаузевица о том, что война — это продолжение государственной политики другими средствами, чтобы понять, что главный инструмент войны — армия не может не влиять на политическую ситуацию самим фактом своего существования в обществе.

А беглый экскурс в мировую историю показывает, что все крупные военачальники и полководцы были одновременно и крупными политиками, начиная с ученика Аристотеля Александра Македонского, с великих Цезаря, Помпея, Перикла, Ганнибала.

Да, генералам Советской Армии дел хватало без политики: надо было оценить возможности развития вооружений, подготовить и провести учения и инспекторские смотры, не забыть о заготовках на зиму капусты для личного состава, позаботиться о жилищном строительстве в военных городках и т. д.

Стоять, сжимая кулаки, перед изуродованными телами мальчиков и девочек, встретивших на заре жизни смерть от тех или иных «боевиков», командующим округами и армиями не приходилось.

И уж, конечно, они и помыслить не могли, что их преемники (да и они сами) будут служить под флагом, который вместе с гитлеровским штандартом их отцы бросили к ступеням Мавзолея.

В стабильные времена армия трудового народа должна заниматься не политикой, а своим прямым делом — совершенствованием боевой и морально-политической подготовки.

А во времена нестабильные?

И — в нестабильном обществе?

Во времена нестабильные важно понять: насколько политика дело также и военных? И обязаны ли военные в политике разбираться?

Кадровый потомственный военный, полковник Богислав фон Бонин, бывший начальник оперативного отдела германского генштаба, бывший крупный военный чиновник в Германии Аденауэра, 20 июня 1955 года говорил в Мюнхене так:

«Плох и тот тип старшего офицера, который прячется, как мышь в нору, едва заслышав слово «политика», и который не знает ничего иного, кроме слепого выполнения глупых приказов, иногда вопреки здравому смыслу, атои против своей совести».

Вот как смотрел на дело умный профессионал даже из славящейся якобы аполитичностью касты германского офицерства, наученный безоглядной службой Третьему рейху.

Но может ли иначе думать и действовать мало-мальски уважающий себя представитель той профессии, на которой испокон веку политика отражается более всего?

Если вдуматься, у истоков вообще всех крупнейших событий мировой политической истории всегда стояли военные! Английская буржуазная революция так же неотделима от генерала Кромвеля, как французская — от генерала Наполеона Бонапарта. Соединённые Штаты Америки создавались не только, да и не столько военными усилиями генерала Вашингтона, сколько политическими его усилиями! Маршал Франции Бернадотт имел наколку «Смерть королям!», но стал шведским королём Карлом XIV Юханом, и «маршальская» династия царствует посей день.

Наёмные полководцы средневековой Италии — кондотьеры владели политиканским ремеслом не хуже, чем большинство нынешних профессиональных политиканов. Для имперских же генералов Британии и Пруссии их политические роли и обязанности всегда были чем-то само собой разумеющимся.

Двадцатый век исключением в этом смысле не стал. Генералиссимус Чан Кай-Ши, германские маршалы Бломберг и Гинденбург, французский маршал Петен, «комендант Польши» маршал Пилсудский, генералы Тодзио, фон Сект, Людендорф, имперский канцлер веймарской Германии генерал фон Шлейхер, финский генерал Маннергейм — это лишь довоенный перечень политиков первого ряда из военных.

После войны ситуация не изменилась: новая Франция обязана своим быстрым возрождением генералу де Голлю, генерал Эйзенхауэр благополучно отбыл два президентских срока в такой «демократическо-республикан-ской» стране, как Соединённые Штаты Америки, ит. д.!

Можно вспомнить офицеров-»младотурков» и их лидера Кемаля Ататюрка.

Нельзя забывать о молодых офицерах египетской армии во главе с Гамаль Абдель Насером, свергнувших в 1952 году короля Фарука.

А разве допустимо забывать об уже упоминавшемся выше панамском генерале Омаре Торрихосе, который говорил, что он хочет войти не в историю, а в зону Канала, и который вошёл и в зону Канала, и в Историю?

ВПРОЧЕМ, может быть, на дельных полководцев и офицеров, мастеров на все руки, повезло лишь народам стран, так сказать, цивилизованных? А в «сиволапой» России полуграмотные вояки только и могли, что с перепою, да с перематом кричать: «За Бога, царя и Отечество!», а позже — «За Родину, за Сталина!»?

Послушать бывших работников идеологического фронта ЦК КПСС типа «останкинского» «фронтовика», бывшего члена горбачёвского Политбюро Александра Н. Яковлева — так оно и было, но.

Но давно сказано (русским офицером, между прочим): «Быть русским по рождению и не знать русской истории значит — не быть русским!».

А тот, кто историю знает, вспомнит: князь Ярослав Мудрый и воевал, и администрировал, светлый князь Александр Ярославич Невский не только псов-рыцарей бил, но был и выдающимся русским дипломатом.

Казацкий атаман Ермак Тимофеевич умел быть политиком, а казацкий гетман Богдан Хмельницкий, на заре своей воинской карьеры блеснувший доблестью в ришельевской Франции, десятилетиями почти безошибочно ориентировался в тугих узлах, завязанных на Украине Речью Посполитой, Швецией, Турцией, Крымом, Валахией, Семиградьем.

Русская гордость, умница Пётр Романов, выдающийся полководец и флотоводец нового, комплексного типа, в новой державе создал и новую российскую дипломатию. Весь он, и воин, и дипломат, в таком вот эпизоде, знать который должен бы каждый русский.

Заключив (а что делать!) союз с бессовестным саксонским курфюрстом и польским королём Августом «Сильным» (подковы руками гнул), Пётр подарил ему драгоценную шпагу.

В годину неудач Август предал Россию и заключил со шведом Карлом XII тайный Альтранштадтский мир, а в подтверждение искренности своего предательства подарил Карлу петровский подарок.

Шпага Петра была со шведским королём до Полтавской баталии, а там — со всем королевским скарбом — опять попала к нам.

Перебежал к нам и бывший «союзничек», и Пётр, ни слова не говоря, восстановил союз и отметил его праздником. А во время пира поинтересовался судьбой подарка. Август заюлил — мол, берегу дорогой подарок в своей резиденции в Саксонии. И тогда Пётр, лишь усом поведя, сказал: «Ну, так вот тебе в придачу к той ещё одна, новая]».

И... отдал курфюрсту трофей.

При таком-то вожде и соратники его, «птенцы гнезда Петрова», прекрасно воевали, одновременно занимаясь политикой.

При духовной наследнице Петра, Великой Екатерине, эта традиция лишь укрепилась деяниями Румянцева, Суворова, Долгорукова, светлейшего князя Потёмкина-Таврического.

А позднее продолжилась: на море — Фёдором Ушаковым, стоявшим у колыбели Ионической республики, и на суше — Михаилом Илларионовичем Кутузовым. Будущий победитель Наполеона до того, как начать бить французов в 1812 году, в самый канун Отечественной войны блестяще провёл вначале военные операции, а потом и операции политические.

Результатом стал крайне необходимый отечеству мир с Турцией.

(Замечу в скобках, что в тех же местах, где блистательно проявил себя русский орёл Кутузов, предательски «командовал» в 90-е годы войсками небезызвестный ельцинский генерал Лебедь — фигура хотя и политиканская, но политике не чуждая).

Участие русской гвардии в воцарении императриц Елизаветы и Екатерины II — это классика русской политической истории.

А разве не классикой стали действия (неудачные, но потенциально вполне успешные) бывших кутузовских подчинённых, на декабрьской Сенатской площади Санкт-Петербурга вставших против императора Николая? Политического чувства у Пестеля, Волконского не отнимешь никак, но ведь и воевать декабристы умели.

То же самое надо сказать и о военном министре генерале и политике Милютине, возродившем русскую армию.

И о крупнейшем тактике и администраторе генерале Драгомирове.

О безвременно погибшем (даже не сорокалетием!) генерале Скобелеве, которого кое-кто не без оснований прочил в лидеры военного переворота!

Что же до Гражданской войны, то лидерами «белого» лагеря стали исключительно профессиональные военные: Каледин, Краснов, Корнилов, Деникин, Колчак, Юденич, Врангель. Они пытались отстоять неправое дело и остались в объективной истории фигурами одиозными, но в стороне от политики они не стояли.

Советское время, казалось бы, разделило полководческие и политические функции в военной сфере, но это объяснялось резким повышением роли последних. А сами военачальники, сформированные Гражданской, а позднее и Великой Отечественной войнами, конечно же, были плотью от плоти политической ситуации.

ВНЕШНИЕ силы и внутренняя глупость привели в Россию нестабильные времена.

Вспомним август 1991 года.

Октябрь 1993 года.

Вспомним полковника Лебедя, генералов Шапошникова, Грачёва, Евневича и их то ли «соратников», то ли «подельников».

Так или иначе, но в стороне от политики они тоже не стояли, нарушив присягу и став палачами собственного народа.

При этом пора внятно сказать и вот что.

Любой государственный строй определяет попытку насильственного изменения (свержения) строя как тягчайшее государственное преступление, и это понятно. Самый антинародный, самый бездарный и самый изуверский строй хочет защищать себя всеми средствами, в том числе и правовыми.

Но попытка насильственного сохранения существующего строя (если он не прямо антинароден) не только не может рассматриваться как преступная, но является, собственно, гражданской обязанностью каждого правоспособного члена общества.

Для военных же любые их действия по защите существующего конституционного строя в случае угрозы его насильственного свержения тем более являются святой юридической обязанностью — по военной присяге! Исключение составляет лишь зафиксированное в принятой ООН Декларации прав человека такое положение вещей, когда народы восстают против тиранов.

Об этом уже говорилось.

Белогвардейские офицеры вели вооружённую борьбу отнюдь не в силу верности присяге, потому что от присяги их освободил сам царь, отрёкшись от престола. Зато советские офицеры и руководство Вооружённых Сил СССР в 1991 году, будучи юридически обязанными всеми средствами защищать гибнущий СССР, стали однозначными пассивными нарушителями присяги, а кое-кто, типа полковника Лебедя или генерала Шапошникова, и активными её нарушителями.

«Демократические» комментаторы взахлёб пели им дифирамбы и болтали о гражданской-де ответственности и «политическом мужестве» генералов. Но что тогда оказалось несомненным, так это, пожалуй, пикантный прецедент отказа от защиты существующей власти.

Не так ли?

И если политической ответственности требовали от генералов в ситуации, когда даже в атмосфере истерии и провокаций всё кончилось в 1991 году тремя сомнительными жертвами, провезёнными по новому Арбату, то почему же офицеры и генералы Российской армии должны быть олимпийски безучастными при виде миллионов воистину безвинных жертв режима?

Разве у них нет права задуматься — кто в том повинен?

В сказанном нет призыва к насильственным действиям.

Но призыв задуматься есть.

РАЗГРОМ экономики и армии, разврат народа, развал страны.

По различным телевизионным каналам то и дело идут сериалы или передачи, в которых Российская армия гнусно выставлена сборищем кретинов.

А где-то в архивах Министерства обороны России лежатлистки с подписями немалой части даже сегодняшнего офицерского корпуса под той присягой, по которой генералы и офицеры были юридически ответственны перед Союзом Советских Социалистических Республик!

И от этой присяги их никто не освобождал!

Я никого ни к чему не призываю, кроме как к тому, чтобы и военные, и невоенные кое над чем поразмыслили.

Задуматься-то в правовом государстве можно?

Нет, больные проблемы России не решаются штыками, в какую сторону их ни поверни! Однако наличие в стране «человека с ружьём» — факт!

И это факт, игнорировать который невозможно.

В том числе и самим людям «с ружьём».

Также фактом является то, что опасно, безнравственно и преступно не само по себе участие армии в политике. Для народной, взращённой и оснащённой народом армии такое участие, напротив, совершенно естественно! Опасно и преступно участие «человека с ружьём» в политике грязной, антинародной.

Но можно ли определить политику нынешних «руководителей» России иначе как антинародную, если под их руководством на практически голом месте возникли и по сей день разгораются кровавые (подумать только!) бои на собственной территории, а страна фактически идёт в кабалу к Западу?

На респектабельных манишках и холёных руках «россиянских» политиканов остаётся всё больше пятен крови, а настоящему военному человеку кровь чужда, потому что он лучше других знает ей цену.

Народная армия — а если она не народная, то она не армия, а банда — должна исповедовать философию не кровопролития, а надёжной, политически и военно-политически обеспеченной стабильности. Однако во главе формально правовых (становящихся, правда, всё более противоправными) политических институтов на планете пока что стоят люди, гарантированно обеспечивающие нестабильность.

Как в мире, так и в России.

Это тоже горький факт, и никакой демагогией средств массовой информации даже во главе с прожжёнными демагогами этот факт из нашей жизни не выбросить.

Вот почему, в конечном счёте, честные, преданные политиканами, но преданные Отечеству офицеры и генералы вместо забот о мирном дне подчинённых войск самой жизнью вынуждены будут задумываться.

О чём?

Ну, это им виднее.

Однако не исключено, что уже достаточно скоро Российская армия сможет сыграть крупную положительную историческую роль, не пойдя на подавление народных масс сама и не позволив сделать это полицейским силам режима.

Проблемы России решаются не водомётами, не танками, а — или признанием властью реальной ответственности перед народом, или.

Или сменой этой власти другой властью, готовой к реальной ответственности перед народом.

Даже такая сомнительная историческая фигура как генерал Деникин был убеждён в том, что русская армия — плоть от плоти и кость от кости русского народа. Если вспомнить, что советская история развила эту мысль до тезиса «Народ и армия едины», то можно надеяться, что об этом важнейшем моменте задумаются и армия, и сам народ, чьи сыны составляют армию.

В конце-то концов, народ сам выбрал себе жаждущих (жаждущих, жаждущих!) крови вождей. Поэтому он сам же вправе и в состоянии спокойно, без штурмов Кремля и залпов «Авроры», отправить этих «вождей» в политическое небытие вполне конституционным путём.

При этом то или иное участие армии в политическом процессе так или иначе неизбежно. В опубликованном в начале 2011 года газетой «Советская Россия» открытом письме зятю Ельцина Валентину Юмашеву его бывший коллега по «Комсомольской правде» журналист Юрий Гейко пишет:

«.И вы там, наверху, верите, что такая ваша власть устоит?

Верите.

Верите, но побаивайтесь.

Это видно по тому, что вы против нас готовите полицию. Что армии пообещали достойную зарплату.

По тому, что в неё, регулярную армию (!), а не только в войска МВД стали поступать резиновые «демократизаторы»-дубинки и подобная «усмирительная» техника.

Перепугавшись Египтом, власть стала лихорадочно задабривать армию пока обещаниями: «Уже в следующем году лейтенант будет получать 50 тысяч рублей». Власть поняла, что лояльность к ней армии — залог подавления масс».

Что ж, над этими словами тоже не мешает задуматься всем.

В том числе и армии, у которой и впрямь, похоже, в перспективе есть лишь два пути: или — единение с народом, или вначале — палачество над ним, а затем — бесславный конец, роспуск и прозябание на скудную пенсию, урезанную с десятков тысяч рублей до классических тридцати сребреников.

НАКОНЕЦ, ещё одно.

Михаил Полторанин в своей книге, имея в виду генерала Рохлина, написал:

«У генерала не было этих мыслей (терроризм и т. п. — С.К.). Он опирался на признанное ООН право любого народа восставать против тиранической системы. Если хунта, узурпировавшая власть, перекрыла все демократические пути к смене режима, у нации (нации или народа? Тут ведь есть различия. — С.К.) не остаётся иного выбора, кроме как массовыми выступлениями, акциями неповиновения, всеобщими стачками прогнать поработителей».

Это сказал не я, а бывший верный ельцинец Полторанин.

Я лишь кое-что уточню.

Насчёт признанного ООН права любого народа восставать против тиранической системы сказано верно и уместно — правовую базу для активных действий народа (и армии!) этот тезис действительно обеспечивает. Но это всё звучит красиво в декларациях, а в реальности народ может легко нарваться на провокацию.

Ранее я уже говорил, что революционную ситуацию создают, как правило, не сами «низы», а рвущиеся к власти «верхи», и создают они её в собственных интересах, а не в интересах народа.

И это народу надо понять крепко — чтобы не поддаваться на провокации. Ведь массовые выступления, акции неповиновения, всеобщие стачки и т. п. сами по себе не возникают. И если их будут организовывать Полторанины всех сортов, то проку от этого народу не будет.

Прок будет Полтораниным.

А народу это надо?

Поэтому народу надо быть бдительным!

Или вот — Геннадий Зюганов.

Долгое время он заявлял, что Россия-де исчерпала лимит на революции, а сегодня грозит Кремлю революцией.

Это — тоже нехороший симптом!

Если в России будет создан настоящий политический авангард масс (пока его нет!), а им может быть лишь настоящая (не зюгановская) Коммунистическая партия, то она сумеет организовать политический процесс так, что замена кремлёвского режима новой Советской властью сможет произойти без насилия и легально — без революции.

Конечно, Зюганов способен лишь болтать о революции, но повторю ещё раз: в современной ситуации в России нет объективной нужды задумываться о насильственном свержении существующего строя! Режим уже достаточно прогнил, чтобы при определённых условиях быстро рухнуть самостоятельно или быть заменённым конституционным путём.

Иное дело, что режим может предпринять антиконституционные (как в октябре 1993 года) действия по насильственному, против воли народа, сохранению существующего строя.

И вот уж тут ситуацию — в том числе для армии — может определять Декларация ООН.

При этом надо знать и помнить, что пункт 4 статьи 15 главы 1 действующей буржуазной.

Конституции РФ отдаёт принципам и нормам международного права приоритет перед внутренними законами РФ.

Вот о такой — острой — гипотетической ситуации и о своём выборе в ней армии надо бы подумать заранее.

А?

Глава 7. Привлекательный облик будущего: не выживать, а жить!

СЕЙЧАС много говорят о выживании.

Зачем выживать?

Давайте жить!

Жить умно, весело, добро и интересно.

Такое будущее вполне возможно, но способна ли нынешняя мировая цивилизация дать привлекательный облик будущего?

Нет, конечно!

Даже в пределах стран «золотого миллиарда» капиталистическая экономика — внешне эффективная — не обеспечивает массам радостных перспектив. Зато уже в близкой перспективе она обеспечивает миру — как развитому, так и «развивающемуся», клоаку и мировую помойку.

Современная капиталистическая экономика ведущих стран интеллектуально обобрала весь мир. За счёт этого, а также за счёт умелого использования всего предыдущего массива научно-технических знаний капитализм довел почти до совершенства технологическую сторону жизни человечества. Но капитализм не имеет и не может иметь конструктивных целей, направленных на создание устойчивого мира всеобщего благоденствия.

Витрина современного капитализма, казовая, так сказать, его сторона, выглядит сегодня привлекательно. Но витрина привлекательна всегда — в том и заключается её предназначение.

Внимательное же изучение внутреннего быта капиталистического «здания» приводит к выводам, для будущего этого «здания» плачевным.

Капитализм создал и постоянно обостряет очень больные проблемы. Собственно, все создаваемые современным капитализмом проблемы — больные.

За блеском «Роллс-Ройсов» миллионеров скрывается нищета духа и тела миллиардов землян.

Прошло уже двадцать лет с тех пор, как в число этих миллиардов вошли и сотни миллионов бывших граждан СССР.

Спрашивается: готовы ли они из этой сомнительной компании выйти, чтобы найти новую Россию — свободную от нищеты духа и нищеты тела?

В 1999 году один из авторов журнала «Коммунист» Борис Пантелеевич Шевченко высказал верную в своей очевидности мысль, сегодняшней Россией, увы, не освоенную:

«В 1917 году большевики победили отнюдь не с помощью винтовки и вовсе не благодаря пропаганде негатива. Их главные усилия были направлены не на разоблачение правящего режима и бездарности царствования Николая II, это и без пропаганды видели все. Большевики привлекли на свою сторону массы своей ПОЗИТИВНОЙ ПРОГРАММОЙ.

Сегодня ни одна партия, ни одно объединение не предъявляют ни позитивной программы, ни лозунгов, эквивалентных по их действенности на массы большевистским, которые приводили бы не в разрушающее, а в СОЗИДАТЕЛЬНОЕ движение миллионы.

Победит, в конечном счёте, только та политическая сила, которая СУМЕЕТ УВЛЕЧЬ МАССЫ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ БУДУЩЕГО».

Всё верно!

Для развитого человека по-настоящему привлекательный образ будущего ассоциируется не с салом на сале, а с ручной белочкой на руке посреди земного Сада. Но в нынешней России, где система ценностей давно сдвинута в сторону материального потребления, коммунисты должны дать также материально привлекательный образ будущего, объяснив, за счёт чего этого можно достичь.

Суметь это значит привлечь на свою сторону самую широкую массу. А ведь материальное положение широких масс в России можно улучшить почти мгновенно.

Совершенно верно отмечая, что в период Великой депрессии 30-х годов президент США Ф.Д. Рузвельт использовал опыт СССР, тот же Б.П. Шевченко напоминает о таких очевидных, сразу же облегчающих жизнь масс мерах, как:

А) прекращение внешнеэкономического грабежа населения России за счёт государственной монополии внешней торговли — в США Рузвельта это было обеспечено мораторием на вывоз золота и капитала;

Б) прекращение финансово-спекулятивного грабежа населения России за счёт национализации банков с отменой коммерческой тайны — в США Рузвельта это было обеспечено за счёт жёсткого контроля над банками и финансовыми потоками, а также за счёт исключения «делания денег из воздуха» и исключения сокрытия крупных доходов от налогообложения;

В) прекращение ценового грабежа населения за счёт контроля над нормой прибыли — в США Рузвельта это было обеспечено введением федерального перечня цен и расценок на все товары и услуги при суровом наказании за их превышение.

Эти меры восемьдесят лет назад, в XX веке, вводила у себя Америка!

Что мешает сделать это России через восемьдесят лет после Америки в XXI веке?

Немедленная национализация в 24 часа.

Немедленное введение прогрессивного налога с повышением расходной социальной части бюджета в несколько раз при подавлении инфляции, в том числе за счёт резкого расширения собственного производства, увеличение жилищного и социального строительства.

Ликвидация на этой базе безработицы.

Вот вполне реальное и достаточно привлекательное будущее России при Красной Думе в самой близкой перспективе сразу же после того, как Красная Дума станет реальностью.

Минимальная пенсия на уровне 20 тысяч рублей, минимальная заработная плата на уровне 30 тысяч рублей при стабильных, сниженных не менее чем вполовину, ценах должны стать первыми же материально привлекательными чертами образа новой красной России.

Это — вполне реальные «стартовые» цифры нового социализма в России!

МОРАЛЬНОЕ состояние общества можно тоже преобразить буквально в считаные дни.

В свой первый социалистический этап российской истории Россия многого достигла, исповедуя принцип «Общественное выше личного». Однако сегодня можно строить новый, более совершенный социализм, сразу же провозглашая, что общественное тождественно личному, и демонстрируя, что новая общественная собственность почти сразу же способна дать весомый прирост личного благоденствия для всех нормальных членов общества.

У нас для этого есть всё — если у нас будет к тому воля и охота. «Правые», «леволиберальные», «либеральные» и т. п. «реформаторы» и «мыслители» пытаются отыскать способ построения в России капитализма с человеческим лицом. А у него не может быть человеческого лица — только маска, а под маской — мурло.

Человеческое лицо может быть лишь у социалистической России.

И если мы пойдём вперёд — к ней, то за привлекательным началом может и должно последовать ещё более привлекательное — во всех отношениях — продолжение и развитие.

Какое?

А хотя бы такое.

СВОБОДНАЯ и стабильная страна от Карпат до Камчатки и от Диксона до Кушки.

Шести-, а потом и пятичасовой рабочий день при четырёхдневной рабочей неделе.

Оплачиваемый отпуск, увеличиваемый на неделю за каждые десять честно отработанных лет первые двадцать лет и на две недели за последующие каждые десять лет. Через тридцать лет работы — гуляй два месяца. А может, и три, имея возможность взять одновременно две трети от общего отпуска.

Улицы — цветники.

Гари и дыма нет, потому что нет необходимости в стадах личных автомобилей — в городах общественный транспорт развит так, что до любой остановки идти не более десяти минут и ждать не более пяти минут.

Междугородный транспорт тоже развит прекрасно — лучше, чем это было в СССР, где на самолётах летали за тысячи километров пенсионеры и студенты.

Питание — здоровое и вкусное, не по мошенническим ТУ (техническим условиям), а по советским ГОСТам (Государственным стандартам).

Медицина — заботливая и развитая.

Единственный привилегированный класс — дети.

И снова — уверенность в своём будущем до последнего дня жизни, уверенность в себе и в своей (своей!) стране.

И снова — культ знаний, культ образования, делающего человека свободным и развитым.

Сегодня в России как грибы после дождя плодятся юристы и «визажисты». Но если в обществе возрастает количество адвокатов, нотариусов и лакеев — это больное и глупое общество.

В здоровом и умном обществе возрастает число учёных, учителей и врачей.

И это в новой России вполне реально.

А ту «Россию», которая есть, то есть «Россиянию», можно и нужно отвергнуть. Нам нужна новая социалистическая Россия, поумневшая на горьком опыте своих и чужих ошибок.

Это, между прочим, означает, что нам нужна Россия умная, добрая, искренняя, справедливая.

И обязательно — весёлая. Ведь подлинный коммунизм — дело прежде всего весёлое, жизнерадостное.

Может ли быть что-либо более интересное и весёлое, чем дружная жизнь людей, свободных от тревоги за завтрашний день? В толковом словаре Даля в статье «Веселие» приведена русская пословица «Веселье лучше богатства», и там же есть прилагательные «веселотворный», «веселомудрый», «дружновесёлый», «веселодружный» и в том же ряду — «приятельский и радостный».

Вот такую Россию нам и надо найти — приятельскую и радостную.

Это будет ещё и лишённая мещанского расчёта Россия. Вот как, например, было сказано в своё время неким автором об отношениях мужчины и женщины при социализме:

«. что придёт на смену?

Это определится, когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, которым никогда в жизни не придётся покупать женщину за деньги или за другие социальные средства власти, и поколение женщин, которым никогда не придётся ни отдаваться мужчине из каких-либо других побуждений, кроме подлинной любви, ни отказываться от близости с любимым мужчиной из боязни экономических последствий.

Когда эти люди появятся, они отбросят ко всем чертям то, что, согласно нынешним представлениям, им полагается делать; они будут знать сами, как им поступать, и сами выработают соответственно этому своё общественное мнение о поступках каждого в отдельности, — и точка».

Не правда ли — сказано весело?

А сказано коммунистом Фридрихом Энгельсом в его «Происхождении семьи, частной собственности и государства».

Новые, весёлые, улыбающиеся просто потому, что нет причин печалиться, социалистические поколения — пока лишь возможное будущее России. Но если в ней не будет таких поколений, то не будет и самой России.

Старательно созданное будущими «прорабами перестройки» ханжество и лицемерие брежневского издания «социализма» 70-80-х годов сделало его унылым и старческим, хотя даже тогда страна жила не уныло.

Подлинное же лицо социализма — живая, нетерпеливая улыбка молодости рядом со спокойной и уверенной улыбкой зрелости.

18 июля 1939 года Верховный Совет СССР учредил Всесоюзный день физкультурника, и в тот же день на Красной площади был проведён грандиозный физкультурный парад.

В дни празднования 66-й годовщины Победы советского (в Кремле этого слова боятся, как чёрт ладана) народа в Великой Отечественной войне по телевизионному каналу «Культура» демонстрировался вначале фильм о том параде, а затем — и о первом послевоенном физкультурном параде на Красной площади 18 июля 1945 года.

Это удивительные по своей жизненной и исторической силе документы эпохи. Парады физически развитой советской молодёжи были не лакировкой действительности — в 1945 году ещё очень и очень горькой и горестной для десятков миллионов советских людей. Нет, такие парады были ориентиром.

Глядя не только на новенькие экраны городских кинотеатров, но и на латаные-перелатаные экраны сельских кинопередвижек, где демонстрировались фильмы о физкультурных парадах, люди понимали: сегодня это хотя и быль, но всё же более похожая на сказку. Однако завтра эта сказка будет становиться былью для всей страны — если мы этого будем хотеть и для этого будем работать.

Сегодня привлекательность облика социализма в глазах широких масс серьёзно подорвана, с одной стороны, видимым крахом реального социализма, а с другой стороны — видимым процветанием реального капитализма в развитых странах.

Тем не менее, глядя на видимые успехи капитализма: сияющие лаком автомобили, метровые экраны плоских телевизоров, втиснутый в размеры человеческой ладони мир Интернета, космический телескоп «Хаббл» и т. д., надо понимать, что это — результат не капиталистического образа жизни, а результат:

— всего предыдущего мирового научного, инженерного и технологического развития;

— концентрации усилий Запада на вполне определённом наборе технологий;

— системной (сырьевой, экономической, культурной и т. д.) эксплуатации Западом стран и жителей Земли, не включённых в «золотой миллиард» человечества;

Утечки мозгов из различных стран мира (в том числе из разваливаемого по сей день СССР) в ведущие научные центры наиболее развитых западных стран.

Имеет своё значение и крайняя специализация интеллектуальной работы на Западе. Уже Козьма Прутков — блестящее создание братьев Лажечниковых и Алексея Константиновича Толстого — верно отметил, что специалист подобен флюсу.

Сегодня западный специалист нередко подобен уже игле, которая прошивает проблему уверенно, но — лишь в одной точке.

НЕЛЬЗЯ забывать и то, что искусственно вызванный крах социализма в СССР остановил развитие науки и технологий в пределах Российского геополитического пространства, границы которого совпадают с границами СССР.

Собственно наука в России сейчас даже не остановлена, она активно уничтожается как вследствие массовой утечки мозгов на Запад, так и просто уничтожением целых научных центров, научных школ. «Российская» «наука» прозябает на растрачиваемые, но всё ещё не растраченные проценты с достижений советской науки и техники.

Процентами с этих достижений пользуется даже сегодня и Запад. А ведь советским достижениям уже не менее двадцати, ато и тридцати и более лет.

Если бы развитие советской науки и техники, развитие советской системы высшего образования не были вначале искусственно заторможены в 70-е и 80-е годы, а после 1991 года насильственно прерваны, то научно-технические и технологические успехи реального социализма были бы как минимум не меньшими, чем у развитого западного общества. Но эти успехи были бы обеспечены за счёт исключительно национальных, а не интернациональных, как на Западе, усилий и достижений.

При этом объективный анализ реальностей XX века доказывает как раз огромную, почти чудодейственную животворность для общества только и исключительно социализма, и именно на примере России, СССР!

Вспомним, как это было.

НОВОМУ, ранее небывалому, не имеющему опыта и предшествующей социальной инфраструктуры социалистическому строю для своего формирования и развития было отведено, по историческим меркам, мгновение.

С 1929 года началась всесторонняя социалистическая реконструкция России, а уже к концу 70-х годов начался скрытый демонтаж социализма внутренней «пятой колонной».

Каких-то неполных полсотни лет, из которых почти десять пришлись на войну и послевоенное восстановление социалистического хозяйства.

При этом подлинно творческий период социалистического преобразования общественных отношений укладывается в ещё меньший временной интервал с середины 30-х до середины 50-х годов. Ведь уже со второй половины 50-х годов начались инициированные «агентами влияния» из окружения Хрущёва бездарные хрущёвские «инициативы», начиная с целинной авантюры, подорвавшей советское сельское хозяйство. А со второй половины 70-х годов активизировалась подрывная работа «пятой колонны» нового, горбачёвского поколения.

Всего чуть больше тридцати подлинно творческих лет, по которым пролегло четыре года опустошающей войны.

Итого, на увлечённое и безудержное созидание История отпустила ленинско-сталинской большевистской партии и объединившимся вокруг неё слоям советского общества каких-то два с лишним десятка относительно мирных лет!

Да и то — не подряд, а суммарно, в два коротких этапа до войны и по окончании послевоенного восстановления!

За это историческое мгновение страна, отстававшая от развитого мира на многие десятилетия, преобразилась сказочно. Поражают размахом не только её материальные, но и культурные достижения. Глядя сегодня на то, как много было сделано во всех сферах жизни общества за такой короткий срок при таких скромных стартовых условиях, невозможно поверить, что это было сделано!

Но это ведь было сделано!

Почему? За счёт чего?

Неужели так сложно понять и признать, что исток всего этого — новое народное чувство, чувство хозяина страны и своей судьбы.

Второй фактор — руководство народом-Гулливером вождём-Гулливером и его соратниками.

Две песни тех лет сегодня можно назвать ключевыми, «знаковыми» для понимания природы успехов социализма: «Широка страна моя родная» и, пожалуй, в ещё большей мере, «Марш энтузиастов», который стал в СССР Сталина не столько песней, сколько программой действий:

Нам ли стоять на месте?

В своих дерзаниях всегда мы правы.

Труд наш есть дело чести,

Есть дело доблести и подвиг славы.

К станку ли ты склоняешься,

В скалу ли ты врубаешься, —

Мечта прекрасная,

Ещё неясная,

Уже зовёт тебя вперёд!

Нам нет преград.

Ни в море, ни на суше,

Нам нестрашны.

Ни льды, ни облака.

Вот как, ощутив свободную безграничность своих возможностей, пела и мыслила «в буднях великих строек, в весёлом грохоте, в огнях и звонах» небывалая ранее в истории мира Страна героев, Страна мечтателей, Страна учёных!

За какой-то суммарно десято к-другой лет относительно спокойного мирного труда строители небывалого ранее общества показали, чего могут достичь люди, зарывшие в землю кадавра частной собственности и отринувшие частнособственнические общественные отношения господ и холопов в пользу коллективистских и братских отношений товарищей по жизни и труду!

За какой-то десяток-другой лет мир увидел и убедился, как много может сделать народ, в который верят его лидеры, живущие интересами народа, и как многого может добиться власть, если она реально обопрётся на творческие, созидательные силы трудящихся масс, действуя в интересах этих масс.

В 1948 году в меморандуме Б. Вуда — сотрудника Фонда Рокфеллера, отмечалось, что СССР дал миру притягательный пример «успешного плана развития», в то время как США не выработали «никакого контрплана».

Что ж, североамериканская Империя Зла критику учла и создала свой контрплан по развалу СССР и уводу человечества на пути разрушительной для планеты и человечества глобализации на американский манер.

Созидательного же контрплана для мира капитализм не дал и дать не может.

ВСЁ ЭТО позволяет говорить не о крахе, а об объективном успехе реального социализма в те кратчайшие сроки, когда он нестеснённо развивался, ещё не отравляемый предательством «отечественной» «элиты».

Летом 1930 года Сталин, выступая с политическим отчётом ЦК XVI съезду ВКП(б), говорил:

«Самое замечательное в соревновании состоит в том, что оно производит коренной переворот во взглядах людей на труд, ибо оно превращает труд из зазорного и тяжёлого бремени, каким он считался раньше, в дело чести, в дело славы, в дело доблести и геройства (везде выделено Сталиным. — С.К.)…

Там, у них, у капиталистов, самое желанное дело, заслуживающее общественного одобрения, — иметь ренту, жить на проценты. Быть свободным от труда, считающегося презренным занятием. У нас, в СССР, наоборот, самым желанным делом, заслуживающим общественного одобрения, становится возможность быть героем труда, возможность быть героем ударничества, окружённым ореолом почёта среди миллионов трудящихся».

Это было сказано не поэтом (хотя Сталин не был чужд тонкого поэтического дара), а политическим лидером. Но то, что он говорил, само просилось в хорошую песню и песней становилось:

Труд наш есть дело чести,

Есть дело доблести и подвиг славы.

Какими политически, исторически и человечески мелкими выглядят на этом социальном фоне разглагольствования различных апологетов капитализма и капиталистической «жизни», пропитанной бациллами социальной смерти.

И можно ли сравнивать Сталина с мелкотравчатой сворой капиталистических «президентов», «премьеров», «госсекретарей», «министров», «парламентариев», «комментаторов», «экспертов», «аналитиков»?..

Вот- Гулливер.

А вот — лилипуты.

Сегодня стараниями лилипутского Кремля и бешеных собак из числа телевизионных палачей разума и души труд в «Россиянин» вновь воспринимается как зазорное и тяжёлое бремя, как презренное занятие. Хотя даже для западных либералов уроки СССР Сталина оказались в этом отношении небесполезными. Там труд если и не славят, то и не хают.

Более того, в западных познавательных программах вольно или невольно показывается привлекательность созидательной деятельности человека. Другое дело, что никакие пропагандистские изощрения мира, где властвует фондовая биржа, не способны вывести Труд на положение Владыки Мира.

Труд действительно облагораживает. Посмотрите на выражение лица человека, занятого любым действительно трудовым процессом. Даже не очень привлекательные и выразительные лица приобретают в такие моменты значительность, выразительность, потому что человек собран, сосредоточен, мыслит, и всё это отражается в его внешнем и внутреннем облике.

СЕГОДНЯ в большинстве стран мира большая доля ВВП «создаётся в сфере услуг, и эта «холуйско-офисная» доля всё более возрастает. Так, в США в 1973 году она равнялась 51,5 %, в 1983 году — 54,1 %, ак началу нового века увеличилась до 75 %.

В микроскопическом Барбадосе, к слову, эта доля равна сейчас даже 76 % (фактически «рекорд»), а вот в Финляндии, например, 56 % (в «туристической» Турции — 56,6 %).

Мир уверяют, что таков естественный процесс в якобы «постиндустриальном» глобальном обществе, хотя в тех же США всё чаще идут разговоры о необходимости новой индустриализации США, барски разбросавших свои «грязные» и малоприбыльные производства по всему миру.

Но усиленное вымывание из жизни общества тех, кто занят непосредственно материальным производством, отнюдь не является естественным процессом. Такое положение вещей поощряется мировой капиталистической «элитой» постольку, поскольку оно для неё жизненно важно.

Людей намеренно уводят из материального производства в сферу услуг, потому что психология и социальные установки рабочего и холуя принципиально отличаются, хотя трудится и тот, и тот. Мировой «элите» проще, удобнее и надёжнее иметь мир, где властвует услуга, а не производство материальных благ.

Сегодня в мире миллиарды людей лишены элементарных благ цивилизации, а мировые производственные мощности массово простаивают, не загружены.

С другой стороны, рабочая неделя десятилетиями остаётся неименной или даже ползуче, тихой сапой, увеличивается при неизменности или даже сокращении реальных оплачиваемых отпусков и повышении пенсионного возраста. А ведь Маркс предлагал измерять совершенство общества тем количеством свободного времени, которое общество предоставляет своим членам для их развития.

А в США — в богатейших, якобы опередивших нас США, оплачиваемый отпуск — десять дней, оплачиваемых отпусков по беременности нет, не говоря уже об оплачиваемом отпуске по уходу за ребёнком.

Не очень-то обременены нормальными отпусками и якобы самые «продвинутые» в мире японцы. Неделя, полторы — гуляй-отдыхай во всю Токийскую.

А ведь преобразить мир, дать всем работу, но резко увеличить для всех в мире свободное от работы время так просто!

Загрузите полностью мировые производственные мощности — на планете ещё так много тех, кому нужны элементарные материальные блага.

Производите массово вместо суррогатов вроде генетически модифицированной сои или окрашенных дешёвыми вредными красками джинсов и т. д. качественную продукцию.

Сократите рабочий день до 4 часов, а отпуска увеличьте в два-три раза.

Тогда и безработицы не будет, и потребность в рабочей силе, занятой в материальном производстве, вырастет в два, три и более раз.

Вдвое меньший рабочий день — вдвое больше надо рабочих, производящих не холуйство, не услуги, а качественные для всех товары, материальные ценности для лучшей жизни всех, кто работает, то есть для всех землян.

В несколько раз может возрасти производство нужных миллиардам землян товаров, которых эти миллиарды сейчас лишены.

Заработная же плата тоже может возрасти — если из экономической жизни общества уйдёт та алчная кучка, которая получает огромные деньги в виде прибыли на капитал.

А объективная потребность планеты в росте числа учителей, врачей, учёных, инженеров? Их ведь сейчас человечеству тоже очень и очень не хватает!

Но увеличение количества трудящихся-созидателей, как и увеличение разумного потребления до размеров всего человечества, несёт в себе потенциально смертельную угрозу для власти «элиты» над миром.

Ведь если люди труда ощутят себя как важнейшую силу общества, они могут понять избыточность для общества «элиты», состоящей из праздных собственников.

«Элита» не может выносить всеобщего благоденствия, а сосредоточенность творца смертельно опасна для «элиты» — в отличие от дежурной улыбки услужающего ей или толпе лакея.

Безусловно, нормальное общество не может не иметь развитой сферы услуг. Однако это должна быть сфера, весьма отличающаяся от имеющейся. Услуга ведь может быть и не лакейской, а дружеской.

Но основой благоденствия общества и нормальной общественной жизни никогда не может стать Услуга, это под силу только Труду. Если Труд оказывается в подчинённом положении по отношению к Услуге, народ постепенно превращается в толпу.

Показательна в этом отношении Белоруссия Лукашенко. Политический и человеческий масштаб Лукашенко оказался, к сожалению, мельче, чем того требует эпоха. И, тем не менее, его пример показывает, что прямое обращение к народу и уважение интересов трудящегося люда сразу же дают высшей государственной власти и лидеру страны очень широкие возможности для конструктивного развития общества.

Этим пример Лукашенко поучителен для всех политических и государственных лидеров, желающих служить народу, а не вожделениям «элиты» и собственным вожделениям.

Но пример Лукашенко поучителен и для народов. Этот пример показывает, что если народ оказывается способным на дружное конституционное отстранение от власти политической шушеры типа ренегата Шушкевича и на замену его достаточно честным, нормальным человеком, проникнутым интересами страны и народа, то тем самым народ обеспечивает себе не жалкую, а достойную жизнь и судьбу.

Во времена Французской буржуазной революции было справедливо подмечено: «Право вредить никогда не было связано со свободой». Примерно в то же время, когда были произнесены эти слова, выдающийся деятель этой революции Мирабо говорил: «Я знаю только три способа существования в обществе: нищий, вор и труженик».

Вот ключ к сути той России, которую нам надо найти.

Вот какая Россия нам нужна: Россия тружеников без нищих и воров, Россия, вновь поставившая на пьедестал свободный труд свободных от ограбления трудящихся.

Труд, вдохновенным олицетворением которого стали «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной.

В этой, вновь обретённой нами России воры уже никогда не смогут превращать тружеников в нищих, а власть — на всех уровнях и всех родов будет реально, законодательно ответственной перед народными массами.

МОЖНО сказать и иначе: Россия, которая нам нужна, которую нам надо найти, — это Россия Советская, Социалистическая и обязательно — Союзная, вновь объединяющая вокруг себя народы Российского геополитического пространства.

Изначально порочны, нежизненны и обречены на неуспех любые проекты «развития», «возрождения», «модернизации» и т. д. России в рамках капиталистической и обособленной от былых национальных республик СССР Российской Федерации.

Россия имеет историческую перспективу лишь в том случае, если она будет проводить свою внешнюю и внутреннюю политику исключительно в интересах трудящихся России, а именно:

— обеспечит реальное участие народа в государственном управлении за счёт введения в государственную жизнь регулярных федеральных, региональных и местных референдумов, а также принципа отзыва депутатов любого уровня в любое время по требованию избирателей;

— восстановит конституционные права трудящихся на весь объём национального богатства (недра, средства производства, валовой внутренний продукт и т. д.);

— путём национализации ликвидирует все позиции капитала приватизаторского происхождения, а также иностранного капитала в России;

— реформирует систему образования всех уровней, немедленно отказавшись от ЕГЭ;

— обеспечит прогрессирующее восстановление и рост экономического, научно-технического и культурного потенциала страны;

— создаст условия для восстановления той межнациональной если не гармонии, то дружественности и стабильности, которые были характерны для советской эпохи;

— обеспечит гарантированное исключение угрозы любой внешней агрессии против России за счёт разумного восстановления оборонной мощи и полноценного ядерного сдерживания.

Все эти задачи по плечу только социалистической и советской Российской Федерации.

Но если Российская Федерация станет советской и социалистической, она будет способна — за счёт мудрой линии поведения — быстро и успешно восстановить единое союзное государство в форме нового СССР на добровольных началах.

Поэтому любые успешные проекты модернизации и развития России возможны для Российской Федерации в конечном счёте только в составе восстановленного Советского Союза.

И это — не «имперские» надежды. К тому же даже Российская империя империей, в классическом понимании этого понятия, никогда не была — об этом уже говорилось. Просто победивший в Северной войне Великий Пётр принял от Сената звонкий и такой «европейский» титул императора.

По своей же сути Россия всегда была не покорительницей, не властительницей, а собирательницей народов. Об этом, впрочем, тоже уже говорилось.

Да, Москва была именно собирательницей народов и земель.

Мы не покоряли Крым (при Потёмкине простые татары жили там свободнее, чем при ханах), не завоёвывали Ливонию-Прибалтику, а возвращали её в естественные геополитические границы России. Но, говоря языком современным, национально-культурная автономия при этом обеспечивалась. Иначе к началу XX века те же прибалты и крымские татары уже забыли бы и свои обычаи, и свои языки, а то и вовсе сошли бы на нет как национально-самобытные общности.

Мы не завоёвывали единоверный Кавказ (Грузия и Армения давно просились под русскую руку), а вели борьбу с террористически ориентированными дикими племенами, которые Турция и Англия провоцировали на борьбу против России, как это сегодня делают Запад и США.

Широко известны оценки Марксом и Энгельсом — страстно ненавидевшими царизм — прогрессивной роли царской России в Среднеазиатском регионе, где геополитический вакуум неизбежно заполнила бы, если бы не Россия, та же Англия. Не впрок пошли бы туркменам, таджикам, узбекам «заботы» Британской империи.

Нет, Россия легла в своих естественных границах, не ущемив ни одного из народов, связавших с нею свои исторические и национальные судьбы!

Великая Русь — от Бреста и Одессы до Белого моря и Тихого океана — сохранила их, а Русь Советская их развила и возвеличила.

Вот почему новый, вновь коммунистический Кремль будет не только иметь право, но и обязан активно и последовательно провозглашать идеи нового воссоединения народов — на добровольной, естественно, основе.

Провозглашать как перспективную, спасительную для всехлинию, провозглашать официально и неофициально, публично и конфиденциально, провозглашать, обращаясь к руководству национальных республик и прямо к их народам!

Это — не просто право будущего коммунистического Кремля, но и его святой, святейший долг, жёстко сформированный всей тысячелетней историей Российского государства и народов, его создававших и создавших!

Особенно актуально это по отношению к славянскому ядру Союза и России — Великороссии, Украине и Белоруссии. Будущее у России может быть лишь общим со всеми тремя «ветвями» русского национального «древа».

МНОГОЛЕТНИЙ советник американских президентов Збигнев Бжезинский в интервью газете «Сегодня» (№ 157, 1994 г.) откровенно признавался: «Советский Союз был исторической Россией, называемой Советским Союзом».

Верно отражает ситуацию и высказанное примерно в то же время мнение западного политолога, социолога и юриста, бывшего председателя шведского комитета по соблюдению Хельсинкских соглашений, директора Центра по исследованию проблем беженцев в Нью-Йорке Николая фон Крейтора. На вопрос об основных целях внешней политики России в будущем он ответил:

«Цели предельно ясны: это восстановление Советского Союза в границах, подтверждённых международным правом, а именно — в границах 1945 года».

Лишь кремлёвские лилипуты, неспособные на гулливеровский взгляд на эпоху, не могут понять, что новый Советский Союз — это не только веление эпохи, но и наиболее юридически обоснованная в реальном масштабе времени форма государственного бытия народов в пределах Российского геополитического пространства.

С одной стороны, это подтверждается результатами союзного референдума 1991 года, но, кроме того, — тем фактом, что Запад и США после 1991 года фактически уничтожили систему международного права, ещё при существующем СССР поспешив признать «страны Балтии».

Этим Запад зачеркнул итоги хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, закрепившего европейское территориальное статус-кво.

Но этим же Запад развязал руки будущей России, уже не обязанной даже с моральной точки зрения оглядываться на Запад.

Однако новый СССР — это не первый, а второй этап обретения народами России такого положения дел в стране, когда все общественные структуры будут действовать в интересах трудящихся, а не паразитических и полупаразитических слоев общества.

Первый этап обретения нами новой России — это воссоздание советской социалистической Российской Федерации за счёт эффективной консолидации всех здоровых сил общества вокруг идеи нового социализма и на базе поддержки обновлённой КПРФ.

ВРЯД ЛИ сейчас есть необходимость отдельно останавливаться на рациональной политической структуре и т. п. новой РСФСР — об этом нам ещё предстоит спорить и думать.

Но об одной, крайне необходимой, государственной особенности новой РСФСР и затем нового СССР надо сказать прямо здесь.

Женщина, организованная в женскую организацию планирования, контроля и оценки состояния общества, должна приобрести конституционно закреплённое положение одного из важнейших элементов государственного бытия.

Новой России нужен, конечно, не матриархат, но такая Конституция, которая наделяет женщин как членов общества особыми правами уже в силу того, что Женщина даёт обществу новых его членов, Женщина — основа Жизни.

Поклонники разного рода «тайных» культов и оккультных «знаний» разглагольствуют о якобы «лунной», «тёмной», «стремящейся к смерти» сути Женщины и противопоставляют её «солнечному» мужскому «дионисийскому» началу.

В основе своей всё это — гомосексуальные бредни, уходящие корнями во взгляды античных педерастов.

Нет, именно Женщина, объединённая со своими подругами во имя созидательных общественных целей, Женщина, осознавшая свою особую ответственность за общество и его будущее, Женщина, на которую общество открыто, по закону возлагает эту ответственность, может и обязана стать очень перспективной приметой новой России.

И эта мысль должна стать для обновлённой КПРФ одной из важнейших, требующих постоянного внимания и пропаганды.

ПЕРИПЕТИИ последних десятилетий породили у многих вопрос: «А возможен ли социализм, устойчивый к социальным вирусам?».

Что ж, на этот вопрос сегодня можно дать уверенный ответ: «Да, возможен!».

Устойчивый к социальным вирусам новый социализм возможен уже потому, что, переболев тяжёлой социальной болезнью (её, пожалуй, можно назвать «елъцинойя»), социализм, во-первых, должен приобрести надёжный иммунитет к её рецидивам.

Новый социализм главным условием обеспечения своей устойчивости должен сделать конституционно и законодательно введённые обратные связи между управляющими и управляемыми.

Механизм этих связей может и должен быть таким, чтобы в кратчайшие сроки было обеспечено отстранение от управления тех, кто не отвечает требованиям, предъявляемым к управленцам их должностью и народом.

Новый социализм способен в краткие сроки решить все наболевшие проблемы, в том числе и важнейшую проблему справедливого распределения общественного продукта.

На этом я остановлюсь отдельно и подробно.

Глава 8. План Джозефа Колба: общество поголовных собственников.

В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ мире все основные материальные богатства принадлежат кучке собственников. На заводах Форда работают во всём мире сотни тысяч людей, но доходы от результатов их труда получают сотни крупных акционеров.

То есть доходом от труда сотен тысяч пользовался один из тысячи.

И так по всему миру капитализма.

В первом СССР — который ныне убит — основные материальные богатства принадлежали по Конституции СССР всему народу, но реально ими распоряжалась тоже кучка — аппарат ЦК КПСС, руководство министерств, Госплана, Госснаба и т. д.

Но положение дел было не таким, как в мире капитализма… На заводах и фабриках, в совхозах и колхозах в СССР работало более сотни миллионов людей, и доходы от результатов их труда шли, за вычетом нескольких прямо уворованных процентов, в бюджет государства, а не частным собственникам.

Кучка высших управленцев в СССР не пользовалась доходом от труда народной массы, но эта кучка распоряжалась ей так, как считала нужным, поэтому много средств просто транжирилось впустую.

Иными словами, общенародная собственность была отчуждена от народа-собственника, собственника юридического, по Конституции.

Вот почему, когда кучка высших управленцев-ренегатов, предателей и негодяев начала реставрацию капитализма и захватила в свои руки государственную, общенародную собственность, народ, собственник лишь юридический, не смог этому помешать.

Всё это нам в новом, втором СССР, а вначале — в новой России, надо понять и учесть.

И учесть это можно — новая социалистическая Россия может и должна стать обществом поголовных собственников.

Но — не частных собственников, а социалистических собственников, реально, юридически, владеющих своей страной и её экономикой.

Ранее собственником «общенародной» собственности формально считался весь советский народ. Фактически у этой собственности не оказалось такого реального хозяина, который не позволил бы чубайсовским «приватизаторам» присвоить чужую собственность себе.

В будущем этого быть не должно.

И это, подчеркну ещё раз, — возможно.

В ОБЩЕСТВЕ частной собственности прибыль от владения собственностью получает лишь её собственник в той мере, в какой он ею владеет (например, в зависимости от числа акций).

Остальные члены общества — не собственники — получают лишь большую или меньшую заработную плату (владение несколькими акциями сути ситуации не меняет).

В прошлом социалистическом обществе всей совокупностью собственности, приносящей доход, формально владело всё общество, а фактически доходами распоряжался слой руководителей и чиновников разных уровней (хотя они юридически и не владели общенародной собственностью и не получали легальных дивидендов от этого фактического владения).

При этом все члены общества, включая упомянутый выше слой управленцев, получали только большую или меньшую заработную плату, а национальный доход недостаточно эффективно перераспределялся через общественные фонды.

В результате становились возможными появление нерациональных и сомнительных проектов типа переброски северных рек и деятельность сомнительных учреждений типа Минводхоза СССР. Эти проекты и учреждения без пользы для общества поглощали значительную часть того общественного продукта, который мог бы с пользой для общества пойти на личное потребление советских людей. В условиях, когда юридический коллективный собственник был подменён фактически групповым распорядителем, не владеющим той собственностью, которой он распоряжался, становилась возможной и эффективная деятельность «пятой колонны» по подрыву социализма в виде реализации тупиковых направлений в науке и технике, в экономической деятельности и т. д.

В НОВОМ социализме эффективное распределение совокупного общественного продукта должно будет приобретать всё более и более совершенный характер.

Причём — не надо изобретать велосипед; более двадцати лет назад над тем, как честно владеть такой огромной собственностью, как советская общегосударственная, задумались отнюдь не коммунисты, и даже — не русские люди. И мыслили они весьма здраво.

Впрочем, пусть читатель судит сам.

В августовском номере журнала МИД СССР «Международная жизнь» за 1991 год — как раз в том самом августе — была опубликована статья «Психологическое бремя советской приватизации», написанная Джозефом Колбом.

Джозеф И. Колб, написавший статью специально для мидовского журнала, не был ни «красно-коричневым» люмпеном, ни апологетом «уравниловки». В 1991 году он занимал пост старшего вице-президента американской компании «Секьюрити пасифик-Сикор груп», действующей в сфере развития глобального бизнеса и маркетинга.

И вот что писал тогда он:

«Основная часть собственности в Советском Союзе принадлежит народу (жирный курсив везде мой. — С.К.), то есть обезличенному государству.

Управление этой собственностью возложено на отдельных лиц, которые распоряжаются этой собственностью от имени народа, но в значительной степени подотчетны союзным министерствам.

Поскольку основная часть собственности создавалась общими усилиями народа в течение 74 лет, то право собственности можно сделать индивидуальным и передать каждому гражданину Советского Союза».

Колб сообщал, что в формировании его идеи приватизации «помогли встречи в Москве и Ленинграде, включая встречи в Министерстве финансов СССР, Министерстве финансов России, Московской международной бирже, а также встречи с вице-мэром Ленинграда и сотрудниками Ленинградской биржи».

Как видим, даже в весьма специфической среде собеседников Колба не все были тогда сволочами и предателями — были и те, кто хотел стать богатым не за счёт народа, а вместе с народом!

По плану Колба, каждый из жителей СССР с 1 сентября 1991 года должен был получить индивидуальный сертификат на собственность с указанием причитающейся доли общенациональной собственности с пятью гарантиями (долгосрочными правами): акции его предприятия, вклады во взаимные инвестиционные фонды и т. п.

При этом сертификат капиталовложений в национальное богатство (СКНБ) составлял бы для граждан в возрасте: до 7 лет — 150 тысяч рублей; 7-14 лет — 300 тысяч рублей; 15–18 лет — 500 тысяч рублей; 19–20 лет — 600 тысяч рублей, 21–56 лет — 1 миллион рублей, старше 56 лет — 500 тысяч рублей.

Колб признавался:

«В развитие этой идеи можно написать целую книгу. Дело в том, что в истории практически нет прецедентов справедливой и эффективной передачи права собственности в таких масштабах, в каких это существует в СССР.

Советская экономика принадлежит народу. Весь вопрос в том, как в течение двух лет ее народу вернуть».

Не правда ли — очень верный взгляд на дело? И, что самое существенное, ни в чём не устаревший — такой вопрос актуален и сейчас.

А точнее — ещё более актуален.

Итак, американский бизнесмен был готов сделать каждую среднюю советскую семью обладательницей собственности примерно на два с лишним миллиона рублей в ценах начала 1991 года (примерно 200 миллионов рублей в ценах 2013 года) через сертификаты, обеспеченные всем национальным богатством СССР!

Это означало в обозримой перспективе полное и окончательное решение жилищной проблемы, достижение очень хорошо обеспеченного существования для каждого советского человека, сохранение уверенности в завтрашнем дне и т. д.

Конечно, бизнесмен из США мыслил весьма узкими категориями — полноправному и полноценному жителю Советской Вселенной нужны не просто финансовые гарантии и сертификаты, а сама эта Вселенная.

Но всё же проект Колба принципиально отличался от шулерских «ваучерных» проектов Чубайса и т. д. тем, что неплохо согласовывался с идеями Справедливости и Добра.

Здесь есть над чем подумать и сегодня!

И ЕСЛИ подумать хорошенько, то можно понять, что социалистическую экономику целесообразно представить в виде некой гигантской суперкорпорации, учредителями и «акционерами»-собственниками которой являются все члены общества.

Поэтому некоторые черты корпорации можно взять в новый, непоколебимо устойчивый социализм.

На всё имеющееся и оценённое в денежном выражении национальное богатство новой социалистической России можно выпустить определённое количество «паевых» общественных (негосударственных) бумаг (их можно расценивать как акции), которые распределяются среди членов общества по принципу того же Колба.

Эти акции нельзя будет продавать, покупать и т. д.

По мере взросления индивидуума и увеличения его вклада в производство совокупного общественного продукта его пай может увеличиваться.

Если каждый член нового социалистического общества получит некий «пакет» акций, обеспеченных совокупным достоянием страны, то он сможет ежегодно получать дивиденды с этой лично его части совокупной общественной собственности и, кроме того, — ту или иную заработную плату, зависящую от его личного вклада в деятельность общества.

Заработная плата будет денежным эквивалентом личных усилий, а ежегодные дивиденды будут денежным выражением личного права каждого члена общества на часть совокупной общественной собственности.

Тогда чувство хозяина всей страны будет зримо и ежегодно подкрепляться материальным подтверждением этого права при выплате каждому члену общества его личных дивидендов от владения им части общенародной собственности.

Каждый член общества будет видеть, что он — действительно хозяин экономики. Пусть его личные дивиденды будут небольшими, но это будут его дивиденды.

Общественные фонды при этом, естественно, должны также сохраняться.

В своё время Запад пытался придать капитализму более привлекательный облик, выдавая по нескольку акций работникам, — это была идея так называемого народного капитализма. Такой ход не делал капитализм народным, однако рациональное психологическое зерно в нём было.

Вот и новый социализм должен стать действительно народным социализмом, где право каждого гражданина на его страну будет закреплено в системе акций-сертификатов, дающих право на личные дивиденды от деятельности национальной экономики.

В конце каждого года руководители государства и экономики должны будут публично отчитаться перед страной о работе за год.

Затем, в ходе проводимых по всей стране общих собраний полноправных «акционеров» (то есть всех совершеннолетних членов общества) должно приниматься предварительное решение о том, какую часть общественного дохода куда направить. Сколько выделить на личное потребление за счёт выплаты личных дивидендов на общественный капитал, сколько — на развитие экономики, пополнение общественных фондов, стратегического резерва и т. д.

Окончательное решение должно получать всенародное одобрение в ходе ежегодного референдума.

ЭТУ СХЕМУ непросто, конечно, реализовать в конкретных экономических формах, но реализовать (скорее всего — путём ряда последовательных корректировок) можно.

Такая схема тоже будет надёжной гарантией устойчивости нового социализма. Ведь теперь каждый член общества будет иметь материально ощутимое, выражаемое в выплачиваемых лично ему дивидендах подтверждение того, что он является частичным собственником общенародной общественной собственности.

В развитом социалистическом обществе (которое пока в реальности никогда и нигде реализовано не было) каждый член общества будет работать с полной отдачей уже потому, что труд станет для него такой же потребностью, как потребность дышать, есть, двигаться.

В таком обществе справедливое распределение совокупного общественного продукта станет настолько же простым, насколько легко и просто проблемы распределения решаются в хорошей и дружной большой семье.

Однако на переходный период, с учётом того, что немалая часть общества серьёзно развращена ельциноидами, зримое, понятное любому введение подхода к распределению по аналогии с корпорацией будет способствовать социально-экономическому укреплению фундамента нового социализма.

Глава 9. Общество по типу «кувшин — кастрюля — таз».

КАКОЙ должна быть политическая система новой России в чисто политическом, идеологическом отношении, ясно. Это должна быть власть Советов, где коммунисты пользуются идейным влиянием в силу того, что представляют собой политический авангард и нравственный пример.

Государственная власть над, так сказать, телами людей сосредоточена в Советах всех уровней. Духовная власть над умами и душами людей сосредоточена в Компартии, как лучшей части общества — наиболее развитой, наиболее честной и преданной Советской власти.

Но какой должна быть политическая система новой России в чисто «техническом», структурном, системном отношении?

Здесь ведь тоже нужны новые принципы.

В частности, политическая система нового социализма в новой России должна быть выстроена на принципе регулярного совета Советской власти с обществом.

В этом отношении целесообразно использовать опыт ряда зарубежных стран и прежде всего — Швейцарии, где граждане для решения тех или иных вопросов приходят порой на избирательные участки до десяти и более раз в год.

В Швейцарии уже в 50-е годы при населении в 5 миллионов человек по требованию 30 тысяч граждан были обязательны референдумы по любым вопросам, в том числе: замены Союзного собрания, изменения законов и т. п.

В небольших кантонах Аппенцель, Гларус и Унтервальден с населением в 40–60 тыс. жителей законодательным органом являлось общее собрание граждан].

И это — не в городе, а в местности, схожей с нашими сельскими районами.

Смогли бы ельцинские и ельциноидные местные политиканы заставить жителей сельского района с населением в десятки тысяч человек вести себя так, как надо политиканам, если бы наболевшие вопросы решались на общей сходке района, где на площади райцентра или на лугу за его чертой стояли бы плечом к плечу десятки тысяч тружеников?

Если так можно было делать в Швейцарии, то почему нельзя ввести такой порядок в России?

ИНТЕРЕСЕН и пример США.

Там уже в 80-е годы имелось до 18 тыс. муниципалитариев, то есть городских поселений (от мегаполисов типа Нью-Йорка до 5-тысячных городков), имеющих собственный устав.

Устав муниципалитария даёт жителям муниципалитария право самим управлять своими делами до тех пор, пока эти дела затрагивают интересы только той общины, которая составляет муниципалитарий.

Эту систему я назвал бы системой «кувшин — кастрюля — таз».

Житейские проблемы дня изливаются в «кувшин» общины-муниципалитария, и до тех пор, пока «кувшин» не переполнился, община сама решает свои проблемы.

Избыток проблем изливается в «кастрюлю» области, где стоит много «кувшинов».

«Кастрюли» областей, стоящие в федеральном «тазу», изливают в него избыток своих проблем.

Этот подход неплохо работает в США, хотя капитализм не в состоянии использовать все его преимущества. Но при ликвидации в обществе условий эксплуатации человека человеком схема «кувшин — кастрюля — таз» может стать очень эффективным способом реализации социалистической демократии.

Каждый муниципалитарий США сам выбирает структуру власти, хотя основные системы примерно одинаковы в разных местах.

В небольших городках нередка система «Комиссия», когда ими управляет комиссия из нескольких человек, избираемых всеобщим голосованием.

Очень популярна в США (более 50 % случаев) система «Мэр-Совет». Заметим, что орган городской власти называется именно «Совет», как и ранее в Советском Союзе. Мало того, что от нынешнего слова «Дума» веет затхлостью, но оно ещё и менее активно, чем слово «Совет».

Думать можно и безрезультатно, а вот советуются обычно для того, чтобы принять решение.

В 40 % случаев в США используется принцип «Городской управляющий», когда в городе есть мэр, но городской Совет нанимает управляющего, который руководит городской администрацией.

Муниципальный Совет и мэр при этом являются политическими органами. Они определяют общую политическую линию, принимают городские постановления и бюджет, но в жизнь их проводит управляющий и несёт за это ответственность.

Собственно, эта структура похожа на былую советскую структуру «1-й секретарь горкома КПСС — Горсовет — председатель Городского исполнительного комитета».

При этом знаток проблемы, французский профессор Ролан Драго сообщает в своей книге «Административная наука», что муниципальная администрация США «старается, как правило, действовать в тесном контакте с общественным мнением».

Неплохой подход!

КРАЙНЕ непростым окажется восстановление планового управления экономикой.

В СССР за десятилетия была создана потенциально очень эффективная система управления, многое из принципов которой было реализовано на Западе более последовательно, чем в СССР.

Фактически рынок сегодня властвует лишь в сфере мировой виртуальной экономики, то есть в сфере антиобщественных афер разного рода фондовых бирж с их искусственным ажиотажем, с их игрой на «повышение» и «понижение» и т. д.

Что же касается реальной экономики, рудников, шахт, заводов, фабрик, транспорта, энергетики и т. д., тоих деятельность давно подчинена вполне плановым принципам.

Сегодня плановое хозяйство в РФ разрушено, и, что особенно прискорбно, на двадцать два года постарели те квалифицированные кадры, которые организовывали реальное планирование в СССР.

Иных уж нет, а те — далече.

Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают.

Восстановление, а затем и положительное развитие ситуации в сфере планирования экономики — одна из важнейших первоочередных задач будущей новой Советской власти.

И это же — одна из важнейших первоочередных задач обновлённой КПРФ ещё до обретения ею государственной власти.

Задумываясь о новой России, надо задаться также, пожалуй, и вопросом: «Является ли экономической категорией массовая честность?».

Вспомнив, во сколько обходится обществу массовая нечестность, вряд ли можно считать подобную постановку вопроса наивной, глупой и бесперспективной.

В целом, о тех или иных сторонах жизни новой социалистической России можно и нужно спорить. Однако речь может идти лишь о тех или иных приоритетах и пропорциях, но не о главном — имеется ли у России иная конструктивная альтернатива, кроме социалистической?

На такой вопрос сама История уже дала и всё настоятельнее даёт единственный ответ: «Нет!».

Нет у России иного выбора, кроме социалистического, если Россия хочет продолжаться и дальше!

Но есть и ещё один острый для нашего будущего вопрос, и он вынесен в заголовок следующей главы.

Глава 10. «До булавы треба головы»: как отыскать вождя России.

НАИЛУЧШИМ обществом можно считать то, которое не нуждается в ярком, на три головы выше других, лидере.

Увы, в таком лидере не нуждается лишь очень развитое социалистическое общество, где абсолютное большинство народа всесторонне развито так, как об этом писал Сталин в своих «Экономических проблемах социализма». К тому же общество, не нуждающееся в личностном факторе руководства собой, обязательно будет стабильным, устоявшимся.

Но имеем ли мы в России не то что такое общество, но вообще хоть сколько-нибудь нормальное общество? Нынешняя Россия — это не столько расколотое общество, сколько общество с расколотым разумом, и поэтому лидер с трезвой головой России необходим, надо полагать, жизненно.

Можно привести такой сравнительный пример.

Если на крупном заводе имеются слаженный опытный коллектив, отличный инженерный и управленческий состав, имеются налаженная производственная база, инфраструктура, прочная кооперация и т. д., то эффективно управлять таким заводом сможет любой опытный и ответственный перед порученным ему делом профессионал.

А если завод находится в «прорыве», в кризисе?

Если коллектив разболтан, опытных и честных кадров мало, зато велик дефицит оборудования, сырья и т. д.?

Любой ли справится с задачей организации эффективной, устойчивой работы такого завода?

С налаженным делом справится и средней руки честный управленец. Новое, а тем более — разваленное дело способен поднять и наладить лишь Управленец с большой буквы — лидер, вождь.

И положение в России сейчас таково, что на вопрос: «Нужен ли России вождь?» есть лишь один ответ: «Да, пока что нужен».

Вопрос — как его России отыскать?..

ТЕМА о русских вождях и о будущем русском вожде заслуживает книги, но я ограничусь главой.

Если к власти в обществе приходят люди дела, то они даже в условиях буржуазного общества умеют быстро добиться пусть малого, но улучшения, а не ухудшения ситуации.

Вот что писал, например, о Наполеоне академик Евгений Тарле:

«30-летний генерал, до сих пор никогда ничем не занимавшийся, кроме войны. оказался. властителем одной из величайших европейских держав, которую он вовсе не знал в тот момент, да и не имел еще времени узнать. Перед ним были горы старорежимных обломков и масса новых. очень много начатого и неоконченного, начатого и брошенного, начатого и взятого назад; всё было как бы в хаосе и брожении.

С любопытством и не без иронии испытанные в делах политические деятели ждали, как выйдет из этих сложнейших, запутаннейших, опаснейших обстоятельств молодой корсиканец.».

И с чего начал Бонапарт?

А вот с чего:

«Бонапарт начал с организации новой власти. Правильно сказал о Наполеоне поэт Гёте: для Наполеона власть была то же самое, что музыкальный инструмент для великого артиста. Он немедленно пустил в ход этот инструмент, едва только успел завладеть им. Он прежде всего своей задачей поставил прекращение гражданской войны. и тесно связанное с этим истребление сильно развившегося бандитизма на юге и на севере. Разбойничьи шайки. приобрели характер огромного социального бедствия. Развал и беспорядок в полицейском аппарате к концу правления Директории делали эти шайки почти неуязвимыми и подвиги их безнаказанными. Первый консул прежде всего решил покончить с ними. Расправился он с разбоем в какие-нибудь полгода, но главные шайки были сломлены уже в первые месяцы его правления.

Он переходил от одного неотложного дела к другому: от разбойников к Вандее, от Вандеи к финансам, а денег в казначействе (настоящих, металлических денег) не оказалось вовсе — хозяйничанье Директории привело к полному безденежью казны.

Тяжёлую руку нового властителя. спекулянты и казнокрады почувствовали очень скоро».

Наполеон не был вождём масс, но всё же был человеком дела и на людей опереться умел!

И уже это, как видим, значило для Франции немало.

Приведённый выше отрывок можно было бы предложить как «информацию к размышлению» руководящим кремлёвским чинам, но вряд ли это возымеет какой-либо положительный эффект — ведь они не люди дела и даже нелюди слова.

Они — политические пигмеи, лилипуты.

А вот для будущих вождей новой России будет полезным осмысление методов руководства и управления не только Ленина и Сталина (это — само собой!), но также — методов выдающихся менеджеров капитализма Генри Форда и Людвига Эрхарда, опыта ряда крупных буржуазных реформаторов — того же Наполеона, Бисмарка, Франклина Делано Рузвельта, де Голля.

Не мешает новой России вспомнить и русского умницу — царя Петра. В XX веке кое-кто называл его «большевиком на троне», злобно пытаясь подчеркнуть этим жёсткость политики Петра, а фактически — дополнительно высветив этим сравнением величие и историческую необходимость Петра для России.

Пётр ведь действовал не только, да и не столько дубинкой, сколько умом, и был силён не только потому, что держал в руке скипетр, но, прежде всего, потому, что руководил хорошо подобранной «командой» «птенцов гнезда Петрова».

Да и жил Пётр не для себя, а для Отечества, Петру вручённого.

А при этом умел и ежа в штаны соратников запустить — едким и точным словом. Чего стоит один его знаменитый Указ, который и в советское время умные люди не считали лишним держать на видном месте в служебном кабинете:

«Указую господам сенаторам речь держать в присутствии не по написанному, а токмо своими словами, дабы дурь каждого всякому ясно видна была».

Сегодня, впрочем, дурь «властителей» проявляется прежде всего в их делах.

Но и в речах — тоже.

Для новой политики в новой России нужны новые люди.

И они в стране есть, но пока что они не имеют нужной общественной поддержки, соответствующей их общественному и государственному потенциалу.

При этом ясно, что государственным вождём новой России может быть только вождь обновлённой КПРФ.

То есть — Компартии России, которая будет способна под руководством толкового Вождя обеспечить себе хотя бы простое большинство на думских выборах, а затем обеспечить избрание народом Вождя КПРФ Президентом такой Российской Федерации, которую можно будет сразу же преобразовать в Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику — РСФСР.

СКЕПТИК, прочтя это, может заметить: «Сказано, конечно, с чувством. И спору нет — усилия миллионов успешны тогда, когда во главе их стоит эффективный лидер. Но где его взять?».

В знаменитом романе Дюма «Двадцать лет спустя» бывший муж Констанции Бонасье, ставший нищим Мальяром, говорил коадьюторуде Гонди, что народное недовольство так и останется недовольством, если не найдётся человека, который поведёт народ за собой.

И не просто возглавит народ, а поведёт его к успеху, к установлению народной власти. Как говорится, «до булавы треба (надо) головы».

Что ж, организовать выявление лидера — тоже насущная задача общества. Общество должно желать лидера — не фюрера, а Вождя. Общество обязано искать Вождя, как Диоген искал человека — днём с фонарём!

Но как может выявиться подлинный вождь общенационального масштаба в наше время?

Если он со своими взглядами, пусть даже самыми спасительными, начнётходить по базарам, его услышат тысячи. И только эти тысячи его вождём признают.

Даже на самом крупном митинге его смогут услышать не более чем двести-триста тысяч человек.

Интернет?

Это — тоже путь к умам и сердцам не более чем десятков тысяч.

Да и потенциальная социальная активность участников форумов Интернета вряд ли велика — слишком для многих, приверженных Интернету, он оказывается не плацем для сколачивания боевых частей, а тумбой в электронном Гайд-парке.

Наиболее просто фигуру национального масштаба могут выявить федеральная печать, радио, телевидение.

Но как потенциальный настоящий вождь может получить многомиллионную трибуну, если у власти — «вожди» ненастоящие?

Эта проблема остра для потенциального вождя, но она же остра и для народа. Как народу, уже много раз обманутому, разобраться: «ТОТ ли это? ОН ли это?».

Ведь в выборе лидеров, которые могут жизнь улучшить, а не ухудшить, ошибаются даже те народы, которые имеют многовековой опыт выбора. А одна из особенностей и бед России в том, что она веками не имела выбора, не выбирала своих вождей. Только в 1917 году народы России получили возможность сравнивать и выбирать.

Вот — буржуи, сменившие царя Николашку.

Вот — эсеры и меньшевики, образовавшие вместе с буржуями Временное правительство. Обещают землю, но чёрт его знает — когда?.. И ещё не ясно — как её, эту землицу, дадут?..

И дадут ли.

А вот — какие-то «большаки». Главный у них Ленин, бают — германский шпиён. Но что-то не похоже — очень уж правду-матку режет и с буржуями дружбу не водит, а насчёт земли предлагает верно: чего там ждать, бери и владей!..

Без буржуев и кулачья.

Что же до рабочих, то они, хотя до 1917 года лучше знали эсеров и меньшевиков, в том, кто нужен рабочим, разобрались быстро и почти поголовно.

Ленин нужен — вот кто!

ЭТОТ опыт народам России предстоит восстановить, и ума надо набираться побыстрее.

Иначе — Немцовы, удальцовы и прочие горе-молодцо-вы.

Впервые современная Россия свой выбор сделала в июне 1991 года — в пользу Ельцина. И в этом своём выборе ошиблась.

Затем Россия выбирала Путина, вновь Путина, потом Медведева и опять — Путина.

Ну, и где же счастье и улыбки при уже трижды президенте ВВП?

И сколько раз можно наступать на одни и те же грабли?

Если в мирное время к власти приходит вождь настоящий, он сразу же добивается пусть малого, но улучшения, а не ухудшения жизни.

Он не обязан в два счёта влить молочные реки в кисельные берега, но сделать так, чтобы сегодня жизнь хоть немного была лучше, чем вчера, а завтра — лучше, чем сегодня, он обязан.

Это ли можно сказать о нынешнем кремлёвском «дуумвирате»?

Иногда говорят, что каждый народ имеет таких правителей, которых заслуживает. Но это сказано не о русском народе. Тот же Наполеон, восхищённый русскими воинами, говорил, что нет в мире лучших солдат при правильном ими руководстве.

Что ж, всё верно: почти всегда руководители России были намного хуже, чем страна, которой им выпала удача управлять. В послепетровской России как о компетентных лидерах можно говорить лишь о самом Петре и частично — о Екатерине Второй.

Можно лишь гадать, что совершила бы даже царская Россия в XIX веке, имея во главе личность с русской душой, нос руководящим и организующим потенциалом Наполеона!

Не состоялось.

А точнее — не нашлось.

Три хотя и в разной степени, но бездарных Александра и один царственный лицедей Николай — вот и всё, что получила Россия в том XIX веке, в котором закладывалось технологическое будущее мира.

То, что совершила Россия под руководством Ленина и Сталина, мы знаем. Краткая оценка совершённого: «Русское чудо».

Увы, после Сталина высшее руководство России лишь деградировало, ныне опустив свой уровень ниже не то что плинтуса, но даже — ниже Чубайса.

Сегодня России нужен лидер выдающегося человеческого масштаба, но он не может появиться неожиданно — как метеор на ночном небе. Россия должна его отыскать, распознать и выбрать! И до избрания его голосованием на избирательных участках, выбрать его умом и сердцем — так, чтобы потом в своём выборе не раскаиваться.

С другой стороны, надо заранее обдумать механизм жесточайшего отвержения провалившихся руководителей. Без обратных связей, «треножащих» возможное перерождение вождей, у нас опять ничего не выйдет.

Думаю, минимальным «квалификационным» требованием для нужного России потенциального лидера могло бы стать следующее, например, его заявление:

«Я торжественно обещаю, что приму участие в выборной борьбе за высший пост в стране только тогда, когда будет принят такой выборный закон, который обеспечит автоматическую отставку избранного лидера, если он начнёт нарушать свои обещания, данные стране».

Перед тем как кого-то избирать, надо определиться с тем, как его при необходимости отзывать и снимать!

Должен работать и принцип: «Не давши слово, крепись, а давши — держись!».

Это, к слову, относится и к депутатам Государственной Думы. Нужные народу его потенциальные избранники должны вначале бороться за честный выборный закон, а лишь потом — за право быть избранным по этому закону, страшному для правителей-обманщиков.

Будущий русский вождь, подлинный кандидат в подлинные народные предводители, обязан ещё до избрания заявить, что он должен быть поставлен под контроль народа и закона.

Но может ли закон автоматически, без отдельных референдумов, без заседаний Думы и импичментов, отставить вождя, нарушившего свои обещания?

Пожалуй, да.

Скажем, в том выборном законе, по которому выбирают российского вождя, должно быть сразу ясно определено, что каждый кандидат в российские руководители обязан ещё при регистрации — до выборов — принести публичную присягу, в которой будут следующие, например, обязательства:

«Клянусь, что если после моего избрания я уклонюсь от соблюдения обязательств, принятых мной в соответствии с нормативным выборным Перечнем, то я заранее согласен считаться в этом случае автоматически освобождённым от своих обязанностей.

В случае моего сопротивления этому я должен считаться объявленным вне закона — то есть любой гражданин России будет обязан меня уничтожить».

Гарантами здесь могут быть и средства массовой информации, чьи права в этом отношении должен определить закон, и крупные производственные коллективы, и, как уже сказано, любой гражданин, если тот верховный вождь, который открыто нарушает предвыборные обещания, не уходит в отставку.

Да, даже один человек может стать гарантом закона, если нарушивший свои публичные обязательства по выборному закону «вождь», не подающий в отставку, автоматически получит статус объявленного ВНЕ ЗАКОНА.

Тогда любой гражданин будет иметь не только право, но будет обязан убить поставленного вне закона как преступника.

Вряд ли на таких условиях будут стремиться к власти Жириновские, путины, Медведевы и т. д. Ведь тогда возможен случай, когда на законных основаниях «властителя» будет обязана расстрелять его собственная охрана.

ВЫБОРНЫЙ закон должен содержать нормативный Перечень из двух-трёх десятков вопросов, на которые каждый кандидат отвечает в письменной форме с зачтением ответов при публичном выступлении по центральному телевидению и с их последующей широкой публикацией.

Среди вопросов Перечня могут быть, например, такие.

• Будете ли Вы в случае избрания ставить вопрос о замене Конституции РФ на новую социалистическую Конституцию?

• Будете ли Вы в случае избрания ставить вопрос о принятии Закона о таком референдуме, на который можно было бы выносить любой вопрос жизни общества, включая изменение Конституции, отставку Президента и (или) Правительства, Федерального Собрания и т. д.?

• Будет ли Вами гарантировано право любого, желающего трудиться, на труд? На бесплатное среднее и высшее образование? На бесплатное медицинское обслуживание в любом объёме, которого требует состояние здоровья гражданина?

• Гарантируете ли Вы полную открытость государственного бюджета и ежегодную полную постатейную публикацию его проекта в том объёме, в каком он разработан правительством?

• Гарантируете ли Вы наполнение государственного бюджета в размере не менее 95 % от совокупного валового национального продукта?

• Гарантируете ли Вы строгое государственное регулирование цен и самое жёсткое подавление «чёрного» рынка и спекуляции — вплоть до расстрелов преступников?

• Гарантируете ли Вы повышение средней заработной платы до экономически обоснованного и публично разъяснённого уровня и повышение пенсий до 60–70 % от средней заработной платы?

• Гарантируете ли Вы территориальную целостность Российского государства?

• Будете ли Вы добиваться добровольного воссоединения республик СССР в границах, признанных Хельсинкским актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года?

• Гарантируете ли Вы в случае избрания национализацию и государственную собственность на землю, воды, леса и недра Российского государства так, что ни одно частное лицо или группа лиц не смогут владеть частью общенационального богатства?

• Гарантируете ли Вы исключение вывоза за границу сырья и т. п., если в нём нуждается сама страна?

• Гарантируете ли Вы, что весь доход от экспорта всех видов будет ежегодно обнародоваться и весь он будет идти на удовлетворение потребностей всего народа, а не отдельных его слоев?

• Гарантируете ли Вы разницу между доходами первых по достатку десяти процентов населения и последних десяти процентов не более чем в пять раз и соответствующими состояниями не более чем в десять раз?

• Гарантируете ли Вы ликвидацию ориентированных на эротику и насилие телевизионных каналов и печатных изданий?

• Отмените ли Вы ЕГЭ?

Отмените ли Вы любые законы, связанные с ювенальной юстицией и т. д.?

• Откажетесь ли Вы от дальнейшего сокращения стратегических вооружений?

И так далее.

Конечно, такая процедура нужна прежде всего на переходный период. В будущем механизм избрания и отставки должен быть определён в новой Конституции новой РСФСР.

Однако в переходный период вопросы нормативного Перечня в Законе о выборах должны составить тот фундамент, на котором может утверждаться лишь подлинно государственный предводитель.

КОНЕЧНО, кандидат может давать на поставленные обязательные вопросы как положительный, так и отрицательный ответ. Но тогда уж пусть сам народ решает — доверять ли такому вождю свою судьбу на несколько лет.

Чьи интересы должен будет защищать настоящий национальный вождь будущей России?

Сомнений нет — он должен будет защищать интересы такого гражданина, который хочет и может получать от общества не больше и не меньше, чем сам ему дает. Ловкие дельцы, на биржевых паниках в один день наживающие миллионы, в число этих граждан не входят. Они не нужны будущей России так же, как и сами биржи.

А как лидер России должен относиться к интересам остальных российских народов по сравнению с интересами русского народа (включая сюда и его украинскую и белорусскую ветви)?

Тут тоже не может быть никаких колебаний: ко всем (за редчайшими, может быть, исключениями) народам он будет относиться ОДИНАКОВО!

Но не будет ли такая политика ущемлять русский народ?

Нет.

И объяснение здесь простое — сегодня Кремль относится к разным народам неодинаково, и хуже всего относится к народу русскому.

Уже поэтому одинаковый подход ко всем народам русскому народу выгоден!

Да, на протяжении последних двух десятилетий «руководители» России относились к различным народам неодинаково. Причин тому много, но каждый раз дифференциация подходов Кремля к разным народам программировала дестабилизацию.

По отношению, например, к кавказским народам, с одной стороны, проводится линия на безработицу, а с другой стороны, Кремлём поощряется сепаратизм и просачивание кавказцев в центральную Россию — для создания атмосферы национальной розни.

Ведь в такой атмосфере проще отвлечь часть русских от социальных проблем, которые одинаковы и для русских, и для нерусских.

С одной стороны, кавказцев загоняют в угол и отдают на откуп национальным политическим мафиям, с другой стороны, их фактически поощряют в пренебрежительном отношении и даже в ненависти к русским.

В последнем обстоятельстве также ярко проявляется тот факт, что хуже всего Кремль относится к народу русскому. Сам Кремль не ставит интересы русского народа ни в грош!

Поэтому и возникла в России нарастающая национальная рознь, поэтому русским даже в Москве становится неуютно. Основная вина за это ложится не на Кавказ, а на Кремль.

Возьмём проблему Северного Кавказа, «проблему» в кавычках.

Две основные причины нарастающей дестабилизации там это:

— наличие капитализма в России, разрушающего экономику страны;

— наличие в Москве такого Кремля, который поощряет капитализаторство и тем исключает возможность стабилизации Северного Кавказа и вообще всей страны.

По сей день в России её горе-«руководители» прямо противоположны в своей деятельности интересам прежде всего русского народа, враждебны его национальной экономике, политике, независимости, благосостоянию и культуре.

Но и в остальных республиках СССР проблемы схожие — и экономические, и политические. То организационное решение, которое позволит хорошо работать заводу в Литве, обеспечит хорошую работу завода и в Ташкенте. Как, впрочем, и наоборот- задача сохранения национальной самобытности стоит перед таджикским народом не менее остро, чем перед народом латышским, грузинским, молдавским и.

И, заметим, триединым народом русским.

Лишь белорусы в этом отношении находятся в более выгодном положении. Но и для них проблема будущего стоит не менее остро, чем для великороссов, для украинцев.

Поэтому строить Россию для русских — значит строить её для всех честных и умелых тружеников без различия языка и обычаев.

Другое дело, что каждый большой и малый народ должен строить новую Россию, живя в своей национальной «квартире», а не пребывая в далёких от неё краях в качестве гастарбайтера.

НАСТОЯЩИЙ российский вождь и должен быть, и будет вождём всех народов будущей России, но это не значит, конечно, что Россия силой подчинит другие народы, нет. Просто, когда у новой России появится настоящий вождь, он сможет быстро и наглядно доказать и показать остальным советским народам, что только с Россией они смогут уверенно смотреть в завтра.

В свою очередь, национальные республики нужны и важны для уверенного развития собственно России.

И последнее в этой главе.

А что, если народы России не сумеют найти нужного им вождя?

Ну, не найдут народы живущего в их толще нового Ленина, нового Сталина.

Что тогда — гибнуть?

Пожалуй, нет.

Но что тогда?

Ну, что ж.

Тогда надо, глядя прямо друг другу в глаза, придвигаться друг к другу, к плечу плечо, и.

И искать настоящего Вождя России.

Глава 11. Тарас Бульба и генерал Слащов-Крымский ждут.

А ТЕПЕРЬ — несколько слов о тех, кто очень провинился перед Советской Родиной, но может вину искупить. И начну я с присказки — с истории генерала Слащова-Крымского.

Имя его сегодня почти забыто, хотя многие знают генерала Хлудова из пьесы Михаила Булгакова «Бег» и одноимённого советского фильма, где прототипом Хлудова был как раз Слащов.

А в последний год Гражданской войны, в её «врангелевском» фазисе, имя Слащова по России гремело, а сам он — вторым в истории России — был удостоен белым командованием почётной приставки к фамилии «Крымский». Первым её получил от Екатерины Великой генерал-аншеф Долгоруков в 1775 году за присоединение Крыма.

Итак, Яков Александрович Слащов (1886–1929) — потомственный военный. Дед прослужил в армии 35 лет и был уволен в отставку в чине подполковника «с мундиром и пенсией», отец тоже дослужился до подполковника.

Военная карьера самого Якова до революции развивалась ещё более успешно. В 1905 году, после окончания Павловского военного училища, он был выпущен подпоручиком лейб-гвардии в Финляндский полк, в 1911 году окончил Императорскую Николаевскую военную академию, с 1912 года преподавал в Пажеском корпусе тактику, в 1913 году опубликовал первый военный труд «Ночные действия».

С 1915 года Слащов — на фронте в составе родного Финляндского полка. Был пять раз ранен, два раза контужен, награждён всеми боевыми орденами до ордена Св. Георгия 4-й степени (всегда исключительно ценимая боевыми офицерами награда) и Георгиевским оружием.

12 ноября 1916 года тридцатилетнего Слащова произвели в полковники, 14 июля 1917 года он принял гвардии (уже нелейб-, так как царь отрёкся) Московский полк.

А 1 декабря 1917 года полковник Слащов из армии «убыл» и уже с начала 1918 года вошёл в число эмиссаров генерала Алексеева, формирующих отряды для белой Добровольческой армии.

В апреле 1919 года Слащов был произведён в генерал-майоры с назначением начальником 5-й пехотной дивизии и воевал на Юге России у Деникина, заканчивая службу в составе войск Врангеля.

Особенно отличился Слащов в обороне Крыма, причём он был как полководец неглуп, как командир — честен, лично храбр и популярен у солдат, в коррупции не замаран. Однако особую, специфическую, увы, известность ему принесли жестокие карательные меры в белом тылу Крыма. Слащов не боялся брать на себя ответственность и утверждал смертные приговоры военно-полевого суда, вследствие чего получил ещё одну — неофициальную приставку к фамилии: «Слащов-вешатель».

За это генерал был заочно приговорён революционным трибуналом к высшей мере социальной защиты — расстрелу.

После краха Врангеля генерал эвакуировался с войсками в Константинополь, но там с белыми «вождями» разругался, считая продолжение борьбы против Советской России бессмысленным. В итоге по суду чести над генералами Слащов 21 декабря 1920 года был уволен «от службы без права ношения мундира».

Эволюция Слащова продолжалась, и после санкционированных Дзержинским переговоров с генералом Слащов 21 ноября 1921 года прибыл в Севастополь и в тот же день написал публичное Обращение к белой эмиграции, всколыхнувшее её буквально сверху донизу.

Вечером Слащов был отправлен в Москву в вагоне Дзержинского, специально прервавшего свой отпуск для встречи с бывшим белым генералом.

С июня 1922 года 36-летний красный командир Слащов принял должность главного руководителя тактики Высшей тактически-стрелковой школы командного состава (знаменитые курсы «Выстрел»), написал ряд интересных военных трудов. А 11 января 1929 года он был убит на своей квартире выстрелом из револьвера неким Коленбергом. Тот мстил за смерть брата, повешенного в Крыму по приговору, утверждённому Слащовым.

Сегодня иногда намекают, что на самом, мол, деле Слащова убили по заданию ОГПУ — в рамках начинающейся репрессивной кампании против бывших белых офицеров. Но это — очень вряд ли.

Советская власть если миловала — так миловала, а если казнила — так казнила.

Открыто.

(Замечу в скобках, что если некие «эрудиты» начнут приводить иные примеры — например, ликвидацию Коновальца агентом НКВД Судоплатовым, то ответить могу одно. Вряд ли тот, кто не видит разницы между казнью Коновальца и репрессиями на территории СССР, способен вообще что-либо понять в том, с одной стороны, непростом, а с другой — в предельно простом, времени.).

Уже после смерти Слащова вышел из печати его последний труд «Мысли по вопросам общей тактики: из личного опыта и наблюдений», а незадолго до смерти он писал:

«Много пролито крови. Много тяжких ошибок совершено. Неизмеримо велика моя историческая вина перед рабоче-крестьянской Россией. Но если ей в годину тяжёлых испытаний снова придётся. вынуть меч — я клянусь, что. кровью своей докажу, что мои новые мысли и взгляды. не игрушка, а твёрдое, глубокое убеждение».

Зная судьбу и натуру Якова Слащова, можно не сомневаться, что писал он искренне.

ВОЗМОЖНО, читатель уже понял, почему я в книге о будущей России обратился к фигуре генерала Слащова-Крымского, принадлежащей давнему прошлому России.

Если же нужны пояснения, то я их сейчас дам.

На тему жестокой, непоправимой вины перед Родиной тех, кто так или иначе нанёс ей и её народам вред, я размышляю давно. Собственно, с тем самых дней, как на моих глазах практически вся советская «верхушка» дружно оказалась предателями Советской Родины.

Члены Политбюро.

Маршалы Советского Союза, адмиралы, генерал-полковники и подполковники.

Академики, союзные министры, главные конструкторы-оружейники и секретари ЦК КПСС.

Члены правлений творческих союзов — писателей, композиторов, художников, архитекторов, кинематографистов, журналистов.

Поэты-песенники и крупнейшие «красные» директора…

Все они — без пыток, без иголок под ногти, в одночасье и чуть ли не в «радостной панике» бросились топтать Родину-мать, их вскормившую, вознёсшую на общественные высоты, украсившую Золотыми Звёздами.

Или, во всяком случае, они не возвысили свой негодующий и тогда ещё весомый голос, не объединились в едином порыве — защитить нашу Советскую Родину!

Ведь в 1991 году, в отличие от года 1941-го, не надо было жертвовать жизнью, ложиться под танки, закрывать грудью амбразуру.

Надо было всего лишь любить Родину.

А они все, или почти все, её предали.

Почему они поступили так?

Не знаю.

Знаю, что процесс предательства в их душах происходил медленно. Знаю, что его умело направляли и активировали не один год.

И всё равно — не пойму!

Вот тогда в моей памяти и всплыло впервые имя генерала Слащова, о котором я тогда знал намного меньше, чем знаю сейчас, но о котором знал главное: он был очень виновен перед Родиной, но — вернулся.

На Родину.

Она вынесла ему заочно смертный приговор, и он не был уверен, что по возвращении на Родину этот приговор не будет приведён в исполнение так или иначе — хотя бы в порядке личной мести (как это и случилось, в конце концов).

Но он вернулся.

И Родина его простила.

«Но если так мог поступить дворянин и белый офицер Слащов, — размышлял я, — то почему так не могут поступить дети рабочих и крестьян, инженеров и учителей, советских офицеров и врачей? Почему не могут поступить так генералы и академики, поэты и «красные» директора?.. Почему они не могут покаяться и делом искупить свою великую вину перед Родиной?».

Вот о чём я раздумывал в первый раз уже давно и раздумываю по сей день.

Станет ли когда-нибудь пример генерала Слащова образцом для нынешних предателей Советской Родины? Их-το вина перед Родиной ещё тяжелее! Слащов был сыном старой России, и непросто ему было стать сыном новой России. Он не предавал Россию — он, будучи политически наивным, долго шёл по неверному пути, нанося вред Родине, но любя её. Когда он понял, что творил, он вернулся искупать свою вину и искупал её делом.

А что же нынешние?.

ЯСНО, что высший руководящий слой «кремлёвско»-«сколковского» «государства» непригоден для целей компетентного управления обществом и государством. В составе руководства администрации Президента РФ, правительства, Федерального Собрания РФ, регионального руководства нет ни одной яркой, значительной и созидательной фигуры.

Бездари пока что в Кремле, а умницы чаще всего всё еще далеко от Москвы, а от Кремля — тем более.

Итак, нынешней лилипутской «кремлёвской рати» надо уходить, но — как?

Смена её выборным путём в результате массового прозрения народа возможна, однако процесс прозрения может затянуться, а историческое время не ждёт.

Поэтому надо искать и другие пути для смены — ненасильственные, но и не обычные.

Как найти тех новых компетентных людей, которые в стране есть пока что в достатке, но которые стране неизвестны?

Что делать?

Как найти выход?

Ну, что ж.

Для всех — для чиновников в Кремле, для зюгановцев, для «новых русских», а также, не забудем, для народов России, СССР и мира — был бы полезен, пожалуй, вариант широкого социального компромисса.

Худой мир лучше доброй ссоры, и это хорошо понимал даже такой бескомпромиссный человек, как Ленин, который тем не менее подчёркивал, что можно идти на очень широкий компромисс, важно — во имя чего.

Если конечная цель — политическая власть трудящихся и для трудящихся, то компромисс вполне допустим.

Если он возможен.

Речь здесь — о возможном компромиссе между теми, кто имеет способности к управлению, но пока не имеет возможностей, и теми, кто имеет возможности управлять и управляет, но ярко доказал, что не имеет к тому способностей.

Цель и задача компромисса — плавный переход управления из одних рук — бездарных капитализаторских, в другие — талантливые социалистические, без серьёзных социальных потрясений и т. д.

Неспособные жить для общества и руководить обществом во имя интересов общества должны уступить место тем, кто умеет и готов жить именно так.

Генерал Слащов, осознав вину перед Россией, пришёл к ней с повинной, чтобы служить России.

Нынешним кремлёвским руководящим лилипутам тоже пора бы осознать свою вину перед Россией. И, придя к ней с повинной, уйти от непосильной для них гулливеровской задачи — служить России.

Как показала сама жизнь, показали все последние двадцать с лишком «россиянских» лет, чиновные ельциноиды, «новые русские» и т. д. не имеют способностей к управлению обществом в интересах общества, а не якобы «управлению» им в интересах тех или иных «группировок».

С другой стороны, в обществе всё еще есть силы, обладающие огромным потенциалом общественного созидания, но не имеющие возможностей реализовать его на благо общества.

Можно ли объединить возможности одних и способности других так, чтобы имеющие способности получили реальную возможность взять страну в свои руки — взять обязательно с согласия самой страны?!

Можно ли реально добиться того, чтобы не имеющие государственных способностей, но имеющие ныне реальные государственные возможности отошли от «руководства», и отошли бы наиболее безболезненным для всех, включая самих политических банкротов, образом?

Пойдут ли эти банкроты на компромисс — даже за разумные «отступные»?

Это ведь тоже — вопрос вопросов.

Но задать его тоже пора.

ПОЖАЛУЙ, все прозаседавшиеся, провалившиеся и проворовавшиеся могли бы получить от России шанс на пристойные материальные и финансовые «отступные».

Однако они могут получить от России шанс и на моральное возрождение.

Получил же его от России генерал Слащов!

Говорят, что дурак, осознавший, что он — дурак, уже не совсем дурак. Так и преступник, негодяй, ренегат.

Если он осознает, что он — преступник, негодяй, ренегат, то он — уже не совсем негодяй. И только от него зависит, чтобы это «не совсем» ушло из его жизни насовсем.

У человека — если он сохранил в себе хоть что-то человеческое, всегда есть возможность покаяния. Гоголевский Тарас Бульба сказал об этом так:

«Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства; и проснётся он когда-нибудь, и схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело».

Это сказано не просто мудро.

Это сказано так, что открывает дверь виновным для искупления вины делом.

Тем более что нынешним «подлюкам», извалявшимся «в саже и поклонничестве», нет необходимости искупать свои позорные дела муками — достаточно будет просто нужных стране действий.

Для покаявшихся в новой советской социалистической России могло бы найтись немало интересных и серьёзных дел.

Зачем же какому-никакому, но опыту пропадать зазря?

И если на колени с повинной головой смог стать перед новой Россией дворянский сын Яков Слащов, то почему бы не стать на колени с повинной головой перед Советской Родиной, преданной им, подполковнику Путину?

Он ведь тоже очень виновен перед нашей (и его — тоже) Советской Родиной!

А Родина простила бы — она всегда прощает тех, кто раскаивается искренне, то есть так, когда осознавший свою вину готов искупать эту вину на деле!

В годы войны — кровью.

В мирные годы — беззаветным трудом до седьмого пота.

С ЧЕГО ЖЕ можно было бы начать — если необходимость и конструктивность компромисса будет Властью и капиталом вовремя осознана?

Возможно, вот с чего.

Человек, понявший, что он зашёл в жизненный тупик, и желающий из него выйти, начинает с того, что держит совет сам с собой и — если они у него есть — с друзьями, родными и близкими.

Общество, понявшее, что оно даже не зашло в тупик, а движется к пропасти, и не желающее в эту пропасть рухнуть, тоже должно начать с совета с самим собой в условиях нестеснённой дискуссии и подлинной гласности.

Конкретной формой такого совета мог бы стать официальный национальный «круглый стол».

Даже формирование состава этого «круглого стола» могло бы стать событием в жизни России. А общенациональная дискуссия — если её верно подготовить, может стать одним из способов выявления компетентных вождей, вплоть до подлинного национального лидера.

Сумела же Белоруссия найти и поддержать Лукашенко!

Так или иначе, основным политическим лидерам необходимо — для начала — сесть за открытый, публичный, в прямом эфире по всем основным теле- и радиоканалам «круглый стол».

Необходимо задать стране вопросы и ответить стране на вопросы, которые пока что никогда заданы не были.

Это должен быть предметный «постатейный» разговор, а не некая запальчивая дискуссия, проводимая наспех. За этим столом можно и нужно собрать различные общественные силы, но «круглый стол» может дать начало творческому, созидательному преображению России только в том случае, если за этим столом будут на равных представлены прежде всего две силы: нынешний Кремль, с одной стороны, и Труд во главе с обновлённой КПРФ — с другой.

Вернусь к генералу Слащову-Крымскому.

В конце своей книги воспоминаний «Крым в 1920 году» бывший белый генерал, а теперь красный командир Слащов высказал очень интересные и для нашего времени мысли.

Он писал:

«Когда... массы (зажиточного крестьянства и казачества. — С.К.) охладели к Добровольческой армии?

Тогда, когда Добровольческая армия перестала защищать их интересы, а постепенно становилась защитницей интересов интернационального капитала. Борьба шла классовая, та борьба, которая теперь красной нитью пройдёт через все войны.

Был ли Врангель не прав в своей политике танца под дудку французов? Нет, был не прав я в своих обвинениях: я не понимал тогда, что возмутителен был самый факт борьбы, а не то, что Врангель, став наймитом, исполнял то, что ему прикажут.».

Слащов ещё в Константинополе обвинял Врангеля в том, что тот фактически проводит не национальную, а профранцузскую линию. И, лишь вернувшись в СССР, Слащов понял, что никакой иной линии Деникины и Врангели проводить не могли.

Об этом прозревший Слащов и написал.

Но то, что Слащов написал почти сто лет назад, применимо и к нынешним «кремлёвским сидельцам». Они тоже не в состоянии проводить национальную линию просто потому, что они — по большому политическому счёту — тоже наймиты!

Летом 2013 года это проявилось даже в такой «мелочи», как отказ Кремля в политическом убежище Питеру Сноудену, раскрывшему всему миру тайны всемирной штатовской «прослушки».

Применимы к «кремлёвским сидельцам» и такие слова Якова Слащова:

«Конечно, если смотреть на Врангеля с точки зрения классовой борьбы и как на представителя интернациональной буржуазии, то он был прав. Массы же он обманывал старым лозунгом «отечества», до которого хозяевам не было никакого дела, которые проводили свои классовые интересы, наживаясь, а главное, думая ещё больше нажиться в России».

Ну, и что через почти сто лет изменилось?

Одно лишь — вместо имени Врангеля надо подставлять другие имена, хозяева пребывают теперь не столько в Лондоне и Париже, сколько в Вашингтоне, а массы пытаются обмануть лозунгом «Народного фронта».

Яков Слащов был искренним человеком, наполовину жить и служить не умел. В своём последнем труде по вопросам тактики, увидевшим свет уже после смерти автора, он советовал:

«В бою держитесь твёрдо своего принятого решения — пусть оно будет хуже другого, но, настойчиво проведённое в жизнь, оно даст победу, колебания же приведут к поражению».

В боях он так и поступал, но после боя умный человек проводит хотя бы личный «разбор полётов». И вот этот «послеполётный» анализ привёл бывшего «белого» Слащова в «красный» лагерь. Привёл не шкурным, а идейным образом.

И русский человек Яков Слащов, уже многое понявший и над многим поразмысливший, спрашивал теперь и сам же отвечал:

«Как же смотреть на роль всей нашей эмиграции за границей и на её старания при помощи иностранцев навязать свою волю первому пролетарскому государству?

Если наши эмигранты открыто станут на классовую точку зрения и прямо заявят: «Мы буржуа и желаем эксплуатировать других, вернуть себе все наши потери и убытки и припеваючи жить за чужой счёт», — тогда всё ясно, они наши враги.

Но пусть же они не опираются на лозунг «За Отечество!»; в глазах пролетариата, стоящего на классовой точке зрения, они предатели рабочего класса и наёмники капитала; в глазах же малосознательных, но честных людей, вдохновляющихся до сих пор. лозунгом «За Отечество!», они нанятые иностранцами предатели этого Отечества».

Если в вышеприведённой цитате, относящейся к двадцатым годам, слово «эмиграция» заменить на «новые русские», а слова «вернуть себе все наши потери и убытки» заменить на «сохранить наши неправедно нажитые доходы», то и эти мысли Слащова окажутся полностью современными, характеризующими наш сегодняшний день.

Дожили, господа-товарищи.

И до чего ещё доживём — под теми трёхцветными знамёнами Предательства, гнилость и продажность которых понял Яков Слащов, ушедший от них под Красное Знамя Труда?

Что, ещё раз напомнить читателю о мерзостях, кретинизме и жестокостях «россиянской» повседневности?

А стоит ли?

Желающие могут сами взять наугад с десяток федеральных изданий, начиная с официозов, чтобы отыскать ужасающие примеры и из просто общественной, и из криминальной, и из якобы «государственной» жизни, всё чаще напоминающей криминальную.

Так станут ли виновные на колени?

Проснётся ли «у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и поклонничестве. крупица русского чувства. Схватит ли он себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело»?

Тарас Бульба и генерал Слащов-Крымский ждут.

Украинец Тарас был плотью от плоти народа и всегда сражался за Россию и народ. Он навсегда вошёл не только в историю русской и украинской литературы, но и в историю русского народа как пример мощи, духовной силы и спокойного мужества.

Яков Слащов был тоже русским человеком и воевал за Россию до 1917 года, а после 1917 года стал воевать против России.

Но, поняв это, Слащов сумел встать перед Родиной-матерью на колени и получил её прощение.

Тарас — вдохновляющий пример для не сдавшихся.

Слащов — обнадёживающий пример для виновных.

Поймут ли это предатели и губители Советской Родины вовремя? Вовремя — прежде всего для себя.

В принципе широкий компромисс возможен — как на почве прагматического анализа будущей ситуации «новыми русскими» и «кремлёвскими сидельцами», так и на почве искреннего раскаяния тех из них, кто не прогнил окончательно и способен на раскаяние и искупление вины.

Пусть думают все они и помнят, что Тарас Бульба, генерал Слащов и та часть народной массы, которая поняла суть происходящего, ждут.

От сохранивших хотя бы крупицу русского чувства они ждут раскаяния.

От сохранивших хотя бы крупицу разума — готовности к уходу и к компромиссу.

Возможны ли они — компромисс ли, раскаяние ли — в реальности, покажет будущая и уже скорая реальность.

А иначе?

Иначе или скорое нарастание общественного развала, или.

Или — восстание Человека на защиту себя и всех, кто вместе с ним составляет общество.

Да, современный Человек, так или иначе, должен восстать — не обязательно на баррикадах, но обязательно — в глубинах своей убиваемой ныне души.

Если это произойдет массово и организованно, будут спасены и Человек в человеке, и — само Человечество.

Глава 12. Лучше жить стоя, чем умирать на коленях.

В УГАРЕ «перестройки» в российском обществе прозвучали слова: «Так дальше жить нельзя!».

Под «так» имелась в виду жизнь в Советском Союзе, жизнь с Советской властью.

Что ж, Россия начала жить не «так», а этак…

И прожила этак уже двадцать лет.

Ну и что?

Ведь жить нельзя так, как мы «живём» сейчас.

Бананы в каждом магазине круглый год, а счастья-то нет, граждане.

И при нынешнем Кремле не будет.

А раньше счастье было — пусть и без бананов.

Ну, а какова перспектива?

Что ж, наиболее реальная перспектива — множащиеся несчастья, и уже — без бананов, а заодно — без отечественного бензина и т. д.

А ведь не так уж сложно вернуть России счастье, не лишая её — чёрт уж с ними — бананов и прочего импортного съестного и несъестного барахла.

Так-то так, но всё же: как нам жить дальше?

На этот вопрос в моей книге ответ давался уже не раз, и краткое резюме укладывается в несколько строк:

«Если мы хотим не умирать, а жить, нам надо смотреть и идти вперёд — помня о нашем светлом прошлом, но думая о нашем светлом будущем».

Сегодня социализм и коммунизм называют утопией.

«Утопия» — это роман английского государственного деятеля и гуманиста Томаса Мора (1478–1535), написанный им в 1516 году- почти пятьсот лет назад.

В своём романе Мор критиковал социальный строй современной ему Англии (о чём обычно забывают), но главное — он нарисовал в романе картину идеального общества, основанного на общественной собственности.

Мор очень интересно описал его, но не указал реальных путей к нему, отсюда и пошло: «А, это утопия!..» То есть — красивая, однако несбыточная мечта.

В 1949 году опять-таки английский писатель Джордж Оруэлл (1903–1950) опубликовал наиболее, пожалуй, известный роман в жанре антиутопии — «1984».

Там описано некое государство Океания, чьими девизами были: «Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила».

В Океании существовало Министерство правды, задачей которого была профессиональная ложь.

Имелось Министерство мира, готовившее войну. Министерство любви, сеявшее ненависть. И, наконец, Министерство экономики, имевшее не более «гуманные» задачи, чем первые три министерства.

Либералы всех мастей и национальностей уверяли и уверяют, что Оруэлл имел в виду «тоталитарный» СССР, но это утверждение достойно Министерства правды в Океании. Ведь само название выдуманной Оруэллом страны указывает на Соединённые Штаты Америки! Это они размещены на планете между Атлантическим и Тихим океанами.

Более того, сам Оруэлл однажды заметил:

«Незатейливая книга вроде «Железной пяты», написанная тридцать с небольшим лет назад, содержит куда более верное пророчество, чем «О, дивный новый мир».

«Железная пята» — это антиутопия тоже англосакса, Джека Лондона. В ней дана история установления кровавой мировой диктатуры Капитала — «Железной пяты», которая лишь через века сменилась свободным коммунистическим обществом.

А «О, дивный новый мир», написанный в 1932 году, — это ещё одна антиутопия ещё одного англосакса — Олдоса Хаксли (1894–1963). В «новом» (заметим — капиталистическом) мире Хаксли господствуют автоматизация, стандарт, бездуховность.

Зато в нём нет места чувствам любви, материнства.

Между прочим, в реальных Соединённых Штатах сегодня возникает идея замены слов «отец» и «мать» в документах на «родитель № 1» и «родитель № 2» — дабы не смущать однополых «родителей», берущих в «семью» приёмных малюток. Так мрачный фантастический прогноз становится в мире Капитала фактом.

Что интересно!

Ни один крупный западный мастер слова не написал антиутопии на коммунистическую тему — все антиутопии так или иначе описывают частнособственническое, капиталистическое общество, и это не случайно. Капитализм — социальный антипод разумно, по-человечески устроенного общества.

Единственную известную мне (и вообще — относительно известную) антиутопию на коммунистическую тему написал русский — писатель Евгений Замятин, о чём читатель уже извещён.

Замятин одно время баловался революцией, был чуть ли не членом большевистской партии, но в 20-е годы из СССР уехал и неплохо устроился в Англии, поскольку умел не только писать книги, но и строить корабли.

Напомню, что замятинская антикоммунистическая антиутопия называется «:МЫ» и представляет собой злой и неумный пасквиль. Во всяком случае, предельный конформизм, приписанный Замятиным коммунизму, сегодня стал несомненной чертой стран «золотого миллиарда».

ВПРОЧЕМ, я отвлёкся, вернёмся к нашему светлому будущему, то бишь — к светлому прошлому.

Это был удивительный период в жизни России — годы с начала 30-х по середину 50-х! Это тогда было написано и впитано в молодые души: «У советских собственная гордость — на буржуев смотрим свысока».

За этими словами — великие дела новых русских людей.

Наших прямых — чёрт побери! — предков.

Россия ведь уже жила по-человечески, и подтверждение этому иногда находишь самым неожиданным образом. У читателей Советского Союза вполне заслуженной популярностью пользовалась книга бывшего первого секретаря Черниговского обкома ВКП(б) дважды Героя Советского Союза Алексея Фёдоровича Фёдорова «Подпольный обком действует».

Так вот, знаменитый командир партизанского соединения приводит в ней письмо, которое собирался отправить тестю в Берлин захваченный партизанами Черниговщины холёный лейтенант, а точнее — прикрывшийся военной формой делец, специализировавшийся на налаживании коммерческих связей в оккупированных странах.

Недавно, перечитывая книгу Фёдорова, я посмотрел на это письмо совершенно новым взглядом и не могу не познакомить сограждан хотя бы с извлечениями из него:

«После трёх месяцев пребывания на Украине, — писал германский лейтенант, — я наконец понял, что в этой стране многолетний человеческий и мой профессиональный опыт не имеет никакого значения. Это признают все думающие люди. Офицеры тоже.

Отсутствие комфорта — первое, что меня поразило. В больших городах, в частности в столице Украины — Киеве, я останавливался в первоклассных отелях. Там я нашёл приличные, хорошо меблированные номера. Но комфорт делают люди. В этой стране богатый человек может прийти в отчаяние. Здесь нет. вышколенной прислуги. Во Франции и у нас в Берлине лучшие лакеи — русские белоэмигранты. Те из них, которых наша армия взяла с собой, используются не по назначению.».

Вот как! «Дорогим россиянам» рассказывают, какой прекрасной страной была царская Россия в отличие от «рабской» «Совдепии», а европейский буржуй, попав даже в оккупированную часть новой России, сетует на то, что в ней и холуя-то приличного найти невозможно.

Н-да.

Но дальше — больше!

Лейтенант писал и так:

«Здесь всё абсурдно. Чтобы разобраться в происходящем, надо ходить на руках. Во Франции, в Бельгии, в Польше через два дня после того, как проходила армия, можно было найти деловых людей — умных, расторопных коммерсантов, понимающих, что время не терпит и капитал не должен лежать без движения. Француз, бельгиец, норвежец, поляк может быть в душе патриотом и ненавидеть меня как немца. Но если он торговец, или фабрикант, или банкир, или даже просто чиновник, — с ним всегда можно найти общий язык.

Я нужен ему так же, как и он мне. Я предлагаю партию крестьянской галантереи. Я забочусь о продвижении по железной дороге. Он предлагает шерсть, или масло, или, наконец, как это было с нашим коллегой в Афинах, участие в организации публичных домов для солдат.

В России мне ничего не предлагают. Я не нахожу коммерсантов, я не нахожу фабрикантов и даже имеющих коммерческие связи. Я не могу продать нашу крестьянскую галантерею. Это неслыханно!..».

Да уж, это тебе не нынешняя «Россияния», где воспиталось множество социальных упырей, готовых продать хоть шерсть, хоть масло, хоть русских красавиц в солдатский бордель, хоть Родину-мать, хоть мать родную.

Впрочем, продолжу цитирование письма лейтенанта-коммерсанта, поехавшего в Россию за гешефтами и получившего в обмен от партизан два метра украинской земли:

«:…3а три месяца я не встретился ни с одним порядочным русским — таким, которому фирма могла бы открыть кредит. Русская, или как её здесь считают нужным называть, украинская, администрация, то есть люди, которых наши военные привлекли к участию в управлении, — о, это поголовно свиньи!

Это уголовники, это бандиты, вернувшиеся из ссылки, освобождённые из тюрем. Все или почти все они говорят, что в прошлом были богатыми людьми. Только самые старые из них умеют откусить кончик сигары. Остальные сразу суют её в рот, и я всегда потешаюсь, когда они не могут прикурить.».

Читая это, я не верил своим глазам. Текст был настолько лестным для России большевиков и настолько разоблачительным для мира капитала, что письмо можно было бы счесть фальшивкой тогдашнего партийного аппарата, если бы не обилие таких конкретных деталей, которые исключают подделку.

Ограничусь ещё одним извлечением:

«Во Франции, в Бельгии, в Нидерландах и Скандинавии во главе правительства и бургомистратов мы держим политиков, известных обывателю. Депутаты и бывшие министры уговаривают свой народ подчиняться нам. Но вообразите, что во Франции у власти были бы коммунисты, эти политики без собственности, разве можно было бы тогда привлечь их к управлению оккупированной территорией? Разве они пошли бы на сговор с нами?

Наши оккупационные власти не нашли ни одного популярного русского, ни одного широко известного политика, который пошёл бы с нами. Депутаты и руководители партии — в подполье, в армии или во главе партизанских отрядов (как и сам Фёдоров — депутат Верховных Советов СССР и УССР. — С.К.). Мы зовём их, мы обещаем им землю и поместья, мы обещаем им власть и богатство. Но эти люди воспитаны в презрении к собственности: их можно только уничтожать!».

Если бы расстрелянный партизанами лейтенант-коммерсант приехал в «Россиянию» или на «Украину» для налаживания коммерческих связей сегодня, то он остался бы довольным и свои гешефты устроил бы в лучшем виде. Ведь теперь во главе народов стоят люди, во всём противоположные и Алексею Фёдорову, и командиру одной из рот его отряда Сидору Романовичу Громенко, бывшему колхозному агроному, а потом заведующему контрольно-семенной станцией в Чернигове.

Громенко вёл дневник. После гибели автора в марте 1942 года записи передали Фёдорову, который частично привёл их в своей книге.

Вот две из них:

«Февраль 2. Нет, это время и любовь к Родине делают нас командирами. Хотя бы и Фёдорова. Откуда он командир? Он рабочий человек и, когда вчера с бойцами вместе подтесывал бревна для землянки, стал такой веселый. Рабочий и крестьянин всегда строители.

А мы еще приучены видеть будущее. Война, конечно, не главное в жизни.

Февраль 8. Перечитываю «Войну и мир». Не понимаю этих людей. Совсем не думают о будущем, как будут строить жизнь после войны. О работе совсем не говорят».

Если вдуматься, то в такой оценке рафинированных персонажей толстовского романа новым советским человеком полностью, в предельно концентрированном виде, выражена вся глубина различия между старой царской и новой социалистической Россией.

Фёдоров вспоминает в книге разговор с Громенко поздней осенью 1941 года. Громенко вернулся из разведки в родное село и взволнованно говорил:

«— Меня что потрясло. Ведь здесь у нас в лесу продолжается советская жизнь, и люди, и отношения между ними — всё советское. А реставрацию капиталистических отношений мы ясно себе никогда не представляли. до войны в школах наших, в комсомольских и партийных организациях, в литературе нашей ненависть к капитализму прививали недостаточно. Читал я много, люблю читать. Но писатели наши воображения моего не подтолкнули, ни в одной книге не показали, какой ужас эта реставрация капитализма.».

Это было сказано осенью первого военного года, а опубликовано впервые почти сразу после войны.

Как видим, то, что стало реальностью в России через полвека, в 1991 году, беспокоило умных, искренних, болеющих душой за Державу людей давно — уже в 1941 году.

В годы войны новая социалистическая Россия лишилась нескольких миллионов таких нужных для её будущего граждан, как Сидор Громенко. Не в последнюю очередь и поэтому реставрация капитализма в России стала возможной, и её результаты уже сейчас оказались для России более катастрофичными, чем гитлеровская оккупация.

Так как же нам жить дальше?

Ответ даёт сама наша история: «Жить надо вновь по-человечески, то есть — по-советски».

Вновь жить так, чтобы вновь можно было не бахвалясь, а с законным чувством собственного достоинства сказать: «У советских — собственная гордость.».

ЗА СЧЁТ чего были обеспечены грандиозные, небывалые успехи не только в экономике, но ив деле культуры и воспитания нового человека?

Конечно же, за счёт того, что только социализм рождает энтузиазм масс и раскрывает все творческие силы народа, ощутившего себя хозяином страны.

И если народ не предаёт элита, народ в условиях социализма совершал чудеса и способен совершить чудеса.

Жить так — гордо, и при этом богато — можно. Новая социалистическая Россия — не утопия. Даже сегодня у нас есть для этого всё!

Если вдуматься, в России давно идёт процесс накопления таких внешне незаметных факторов, которые позволяют почти мгновенно, скачком, перейти от отрицательной, капиталистической, ситуации к положительной, социалистической.

Сейчас в стране простаивают или работают не в полную силу немалые производственные мощности — их надо использовать.

Сельское хозяйство в таком загоне — несмотря на всю похвальбу об успехах в выращивании свиней, что поднять его можно тоже быстро. Надо только приложить к этому делу ум, сердце и умелые руки.

Крупный учёный-математик Георгий Малинецкий в одной из своих публицистических статей пишет о новых отечественных технологиях строительства 2-3-этажных домов европейского качества по цене 200–250 долларов за 1 квадратный метр!

Но по таким ценам может строить жильё лишь новая советская Россия, потому что в антисоветской России выгодно строить жильё по ценам, вздутым в пять, а той в десять раз.

За рубежом работают сегодня сотни тысяч наших специалистов — учёных, инженеров, лётчиков, моряков. Думаю, многие из них захотят вернуться в новую Россию, чтобы работать в ней на неё и на себя, потому что в новой социалистической России все будут работать на себя — даже тогда, когда будут работать на всех.

Сегодня за бесценок уходят из России богатства её недр, вод и лесов, и уходят даже тогда, когда они нужны нам самим. Что ж, на что-то можно поднять цены — пусть Запад платит, а что-то можно и придержать в стране — самим надо.

Львиная по объёму (хотя и шакалья по сути) доля национального дохода сегодня достаётся кучке, и если вернуть весь доход его законному владельцу — народу, то Россия сразу станет жить много богаче.

По оценкам экспертов Генеральной прокуратуры РФ, за двадцать антисоветских лет из России было вывезено до 7 триллионов долларов. То есть каждый «дорогой россиянин», включая младенцев в роддомах, был ограблен за двадцать лет на пятьдесят тысяч долларов! Средняя семья из четырёх человек — на двести тысяч.

И это — не считая того, что «дорогие россияне» практически на всём — на продовольствии, одежде и обуви, услугах, товарах длительного пользования, жилье — ежедневно переплачивают шустрым дельцам в два, в три, а то и в пять раз по сравнению с коммерчески обоснованной ценой.

Что ж, всё можно исправить быстро и эффективно — если новая законность будет обновлённой социалистической.

Даже в условиях неизбежной неразберихи переходного периода от капитализма к новому социализму розничные цены можно будет снизить для начала хотя бы на треть.

А это сразу повысит уровень жизни, особенно с учётом того, что и зарплату можно и нужно будет повышать, поскольку не только мы переплачиваем на ценах, но и нам недоплачивают на заработке.

Конечно, на прилавках в первый момент станет, может быть, и пустовато. Зато вновь будут полны холодильники, а там и прилавки заполнятся, да не напичканной консервантами импортной дрянью, а здоровым отечественным продуктом.

Можно будет быстро получить и изобилие, и сокращение рабочего дня при увеличении зарплаты и оплачиваемого отпуска. Можно будет ездить в Египет, но уже не бывшему «офисному планктону», а нормальному честному труженику.

Много чего мы сможем сделать в новой России, с удивлением оглядываясь на былую собственную глупость.

Зато в нынешней «Россиянин» нельзя сделать ничего — в ней будет всё меньше счастья и всё больше беды.

И люди всё более будут готовы ненавидеть нынешний режим и его олицетворение — нынешний Кремль.

Однако не стоит осваивать науку ненависти. Надо учиться презирать этот режим и олицетворяющие его фигуры.

Они прежде всего бездарны и бессмысленны. Бессмысленны даже больше, чем бироновщина во времена бездарной императрицы Анны Иоанновны.

Но иногда волком хочется выть при мысли: «Сколько мы могли бы совершить на пользу себе и миру, если бы прожили последние двадцать лет умно!

Прожили бы в Советской России.».

Именно — в Советской, анев «партократической»!

Да, последние двадцать лет в истории России — это наши самые бездарные годы, потерянные зря. Вместо того чтобы увеличивать имеющееся, мы теряли и теряем даже то, что имели.

Что ж, опыт ошибок тоже ценен. Тем более, если понимать, что не всё ведь в этом бездарном двадцатилетии было исключительно бездарным и отрицательным. Что-то взять в наше новое светлое будущее из нынешнего можно — те же, например, уютные кафе, которых было так мало в брежневском СССР.

Умные люди учатся на чужих ошибках. Глупые — на своих. Но лишь отъявленные, неисправимые глупцы не извлекают никаких уроков ни из чьих ошибок — даже собственных.

Так что — мы совсем уж круглые идиоты?

Не думаю.

КОНЕЧНО, нам будет непросто.

Воспитано уже не менее трёх новых поколений профессиональных полуневежд с вузовскими дипломами.

Миллионы молодых людей не то что не приучены к созидательному труду, а самим государством отучены от него.

Список потерь и катастроф можно продолжать, но надо ли? Время полного переучёта всё равно ещё не пришло.

Да, нам будет непросто.

Ну, что ж, глаза боятся, а руки делают.

И вот тут надо опять вернуться к фактору КПРФ.

Вывести Россию на верный путь может только организованный политический авангард в виде энергичной.

Коммунистической партии. И этот авангард должен поставить перед собой и страной задачу убедительной победы на парламентских выборах. Это в России — вполне выполнимая для настоящей Компартии задача.

В 1995 году КПРФ добилась на думских выборах во вторую Думу такого успеха, что стала крупнейшей парламентской фракцией, хотя и не получила даже простого большинства. Если бы руководство КПРФ вело себя как коммунистическое, а не соглашательское, то в третьей Думе коммунисты могли бы получить это простое большинство, а с ним — возможность реально изменять ситуацию к лучшему.

Однако произошло обратное — полный откат, число депутатов от КПРФ в третьей Думе резко снизилось, в четвёртой их стало ещё меньше и не намного больше их стало в пятой Думе.

Но это — не крах идеи социализма.

Это — крах зюгановского руководства.

Сегодня на чисто «протестном» голосовании КПРФ оказалась способна получить примерно сто мест в новой Думе, но развить свой успех зюгановское руководство не сможет и не захочет — это ясно заранее. Удобнее втихомолку договариваться с Кремлём.

Похоже, руководство ряда обкомов КПРФ скрыто тоже обслуживает режим и чуть ли не находится у него на дотации. Так, высокие зарплаты ряда первых секретарей обкомов явно не соответствуют финансовым возможностям КПРФ и т. д.

Всего в рядах КПРФ сегодня насчитывается 154 244 члена при общем числе избирателей (то есть граждан старше 18 лет) в Российской Федерации 108 088 232 человека.

Члены КПРФ составляют от числа избирателей 0,143 %.

В СССР, при общем населении в примерно 300 миллионов человек, включая младенцев, КПСС насчитывала более 18 миллионов членов, то есть примерно 6 % от общей численности населения.

Если вспомнить результаты референдума 1991 года по вопросу о сохранении СССР, то даже в прибалтийских республиках процент высказавшихся «за» приближался к половине, а по РСФСР имелось квалифицированное «коммунистическое» большинство более чем в две трети.

Сегодня, при жесточайшем предвыборном информационном терроре, а во многих местах и административном нажиме, за КПРФ даже под руководством Зюганова голосует примерно 20 % избирателей только по официальным данным, а нередко — и больше.

И это — факт немаловажный!

Прослойка членов Компартии среди населения России уменьшилась в РФ по сравнению с РСФСР в десятки.

(до полусотни!) раз, а число голосующих за коммунистов уменьшилось не более чем в три, а той меньше раз.

Не забудем о тех, кто вообще не ходит голосовать.

Это — резерв, по сути, КПРФ.

Почти все из тех, кто голосует даже за «Единую Россию», тоже, между прочим, резерв именно КПРФ, если она станет достойной наименования «Коммунистическая».

Уже такой, «на пальцах», подсчёт показывает, что победа КПРФ на парламентских выборах вполне реальна, если у руководства КПРФ будут стоять коммунисты, а не соглашатели и если такую Компартию активно поддержат в её предвыборных агитационных усилиях внепартийные здоровые силы общества.

ПОКА ситуация неоднозначна. Так, в 2011 году зюгановское руководство КПРФ затеяло очередную якобы масштабную акцию — сбор подписей в ходе «народного референдума». По состоянию на май 2011 года процент принявших участие в «референдуме» колебался от, например, 0,28 % от общего числа избирателей в Калининградской области до 7,98 % в Орловской области при среднем по РФ -1,58 %.

В Москве этот процент составил 0,19 %, в Московской области — 3,8 %, в Тверской области — 0,32 %, в Костромской — 2,29 и т. д.

А на парламентских выборах процент высказывающихся за КПРФ возрастает в десятки раз.

В чём причина такого разнобоя в арифметике с поддержкой КПРФ? Конечно же, прежде всего в политике нынешнего руководства КПРФ.

Сегодня массовый избиратель смотрит на КПРФ как на просто ещё одну партию.

Вот — «ЕР», вот — «СР», а вот — КПРФ.

Сидят вместе, в одном зале, о чём-то там вещают, что-то там принимают. Коллеги, так сказать.

А ведь для настоящих коммунистов все эти «ЕРы» — не оппоненты даже, а враги, как политические, так и личные.

А если враг не сдаётся, его уничтожают — хотя бы политически.

Ни разу ни одна фракция КПРФ — ни в Госудуме, ни в региональных думах и собраниях — не покинула зал заседаний в знак протеста, не отказалась от участия в антинародной якобы «законодательной» работе.

Ни одна региональная фракция КПРФ не подала со скандалом в отставку в знак протеста против непопулярных мер местных властей. Эта акция сразу же подняла бы авторитет КПРФ.

Да и стоит ли идти на региональные выборы коммунистам? Политически вернее и перспективнее громко отказаться от такого участия и объяснить людям, что нельзя добиться эффективных результатов в интересах народа в отдельно взятом районе или области.

Или Советская власть по всей России и коммунисты готовы взять на себя всю полноту такой власти.

Или по всей России народ терпит, избирает и сохраняет антисоветскую власть, и тогда коммунисты видят свою единственную задачу в политическом просвещении масс во имя восстановления самим народом — под руководством КПРФ — Советской власти.

Вот какой обязана быть политика КПРФ и какой она пока не является.

Поэтому на вопрос: «Как нам жить дальше?» можно ответить и так: «Надо жить, борясь за обновлённую КПРФ как инструмент будущей победы в борьбе за новую Советскую власть!».

Участие в этой борьбе не заказано никому — ни широким народным массам, ни «голубым» профсоюзам. Ни членам Российской Академии наук, ни Русской православной церкви — если она руководствуется заветами Христа.

Не лишними в этой борьбе были бы и мастера культуры — от Никиты Михалкова до Аллы Пугачёвой, и средства массовой информации,

Нашлось бы в ней место армии и флоту.

И членам партий «Единая Россия», «Справедливая Россия» и ЛДПР — после роспуска своих партий.

И патриотически настроенным — если они настроены действительно патриотически — директорам разного рода АО и ЗАО, в которые преобразованы тысячи бывших государственных предприятий и руководителей которых Кремлю сложнее прижать, чем директоров казённых и федеральных государственных унитарных предприятий.

И даже — бывшим олигархам, после передачи (точнее — возврата) их состояний в общенародную собственность.

Могли бы — после раскаяния — побороться за подлинную Компартию России как руководящую и направляющую силу нашего движения к новой России, те же Михаил Никифорович Полторанин, Владимир Вольфович Жириновский и даже нынешние обитатели Кремля.

Не было бы лишним, между прочим, участие в этой борьбе и товарища Зюганова «со товарищи».

Но, пардон, — уже не на первых ролях.

Тарас Бульба и генерал Слащов, напоминаю, — ждут!

Особой должна стать роль инженерной части народной массы, а также — учёных-прикладников. Им тоже пора объединяться вокруг КПРФ — не аллы же и галлы Пугачёвы, не Никиты Михалковы способны вытянуть из трясины милую нашу Родину!

И я предлагаю поразмыслить над сказанным всем.

Ведь так, как мы живём, дальше жить нельзя.

А жить-то надо!

И, честно говоря, жить хочется.

Вместо послесловия. Россия — самодостаточная держава.

РОССИЯ, которую мы имели и которую у нас украли, была могучей, свободной и независимой страной с огромными природными и цивилизационными богатствами.

Та Россия-«Россияния», которая сейчас есть, это — бесчеловечная людоедская система. Определение читателю уже знакомое, однако напомню, что это не моё определение. Так определил страну Путина и Медведева — наследников Ельцина, активный член первой «команды» Ельцина Михаил Полторанин.

Приведу и его описание нашей (?) нынешней «страны»:

«.до 70 процентов экономики уже не принадлежит России. Как были, так и остаются на месте построенные в советское время комбинаты, заводы, горнорудные предприятия, трубопроводы. Но всё это де-юре не наше. Наши грязь и гарь от них, залежи вредных отходов, тысячи трупов русских людей после аварий и взрывов. И территория тоже не наша, она поделена между новыми и старыми иностранцами: на какой-то части устроил свой концлагерь для населения один олигарх, ещё на какой-то — другой. Там соревнуются между собой садистские порядки помещицы Салтыковой и крепостника Троекурова.

Вседозволенность паразитов и бесправие рабочего люда нарастают. Верховная власть купается в самолюбовании, чиновничество бездельничает, подстёгиваемое только взятками, общество в тревоге чего-то ждёт. А деградация морали, культуры, науки, всего остального идёт ПОЛНЫМ ХОДОМ.» И Т. д.

Это написал один из тех, кто стоял у истоков процессов, которые дали нам нынешнюю «Россиянию», один из тех, кто вместе с другими «государственными» «деятелями» постсоветской Российской Федерации разделяет прямую ответственность за ту ситуацию, которую он сам же теперь и описывает.

Не знаю, с чего это Полторанина потянуло на подобные откровения и обличения — особого раскаяния за содеянное им и его коллегами он пока не обнаруживает.

Может, конечно, и наболело на душе — как-никак Полторанин был возвышен из народа именно Советской властью. Тарас Бульба в своей речи, произнесённой перед запорожцами накануне решающей битвы с ляхами, говорил о предателях Родины — напомню это ещё раз — так:

«Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в сажей поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства; и проснётся он когда-нибудь, и схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело».

Может, это — и о Михаиле Полторанине?

Что ж, будущее, и уже недальнее будущее, покажет.

Нить, на которой висит судьба России, всё более истончается и скоро может оказаться не толще того конского волоса, на котором над царедворцем из Сиракуз Дамоклом был подвешен меч на пиру.

И всё чаще и всё бессмысленнее льётся в России кровь.

Но даже кровь не промывает пока что глаза миллионов социальных слепцов.

Впрочем, прозревающие появляются, и их становится всё больше. И, возможно, дамоклов меч не обрушится на «страну берёзового ситца», на нашу родную, любимую Россию.

Пока что «Россияния» пирует- пирует во время чумы, насланной на нас из-за океана, из Кремля, из духовных подвалов «россиянской» «интеллигенции».

Однако на всяком пиру- похмелье.

Оно ведь наступит.

Пока что политические мертвецы типа «Российской» объединённой «демократической» партии (РОДП) «ЯБЛОКО» ещё претендуют на участие в жизни России. Пока что они выдвигают «обновлённые» программы построения справедливого рыночного общества (эти «программы» реальны так же, как идеи воспитания нравственно чистых девушек в, пардон, борделе) и заявляют, что «коммунистическая система завела страну в тупик».

РОДП «ЯБЛОКО» пышно расцвечивает свою программу словами «народ», «справедливость» и т. п., но суть этой «программы» — сохранение частной собственности праздных собственников.

Пока что трижды «прозаседавшийся» Михаил Полторанин всё ещё рассуждает о правах «русской нации», пытаясь объединить в этом понятии две несовместные вещи — «элиту» и народ. Но суть его «идей» так же червива, как червиво РОДП Явлинских, желающих иметь Россию в виде сочного яблока с капиталистическими червяками внутри.

Пока что пытаются подсунуть народу якобы альтернативу в виде гапонистого Удальцова.

Пока что Владимир Путин ещё может вначале выдвигать не лезущую ни в какие ворота (даже в «Покровские» или любые кремлёвские) «идею» о неком «Всероссийском народном фронте», а потом бесстыже задвигать еёв.

Ну, в общем — понятно, куда задвигать.

А потом он же вынимает эту «идею» — из этой самой, и расхваливает её — вонючую эту «идею», как самую что ни на есть лучшую.

Н-да.

Фронт.

Против кого, пардон, фронт?

И кто должен объединяться в этот фронт?

Как можно объединить волков и овец? Миллиардеров и пенсионеров? Палачей и жертв? Проституток и монашек?

Обычно широкие политические фронты организуются прогрессивными силами против некомпетентной власти, разрушающей страну. Однако ныне эту власть олицетворяют Кремль и «правящая партия» «Единая Россия». Как лидер этой «партии» представляет себе борьбу против Кремля?

И на какой такой идейной основе?

Может быть, на базе «нового плана Путина» — такого же несуразного и лицемерного, как и «старый план Путина», и так же основанного на «священном праве» частной собственности?

Ельцинский премьер, дважды постъельцинский президент, медведевский премьер и постмедведевский президент Путин пытается льстить рабочим, но даже здесь проявляет органическое пренебрежение к Труду, заявляя, что «всё держится, между прочим, на их горбу»…

Могли ли сказать нечто подобное людям труда Ленин или Сталин? Обращаясь прямо к рабочим, они говорили: «Весь мир держится на ваших плечах, товарищи! И поэтому мир должен быть в рабочих руках».

НЕТ, всё же в удивительные времена мы живём!

Например, экс-депутат Государственной Думы от «правящей партии» «ЕР», путинско-медведевский министр культуры Владимир Мединский рассуждает о «компрадорской власти», будучи сам плотью от плоти этой власти и входя в неё.

Плохи, похоже, дела этой «власти», если даже её ландскнехты вынуждены размахивать чуть ли не знаменем Сталина — на словах, на словах, конечно, но всё же.

А кто-то рассуждает о некой новой форме манипуляции общественным сознанием — «твиттер-революции», которую на основе технологий Интернета проведут вначале в умах «продвинутых» «дорогих россиян», а затем — при их помощи — по городам и весям «Россиянин».

Но против разного рода «мистеров Твистеров» есть простое средство. Надо всего лишь вопросить их: «А вы за Советскую власть, за социализм, за СССР или вы за «правовое государство», «цивилизованный рынок» и прочую якобы «демократическую» мишуру?».

И тогда «Твистеры» над нами будут не властны.

Болтают — кому не лень, о новой «национальной идее», а ведь необходимая нации генеральная социальная идея лежит на поверхности событий.

Она прямо-таки кричит о себе.

И она ясна и проста:

«Или новый социалистический расцвет, или финальный капиталистический катаклизм! Лучше жить в Советской России стоя, чем умирать в антисоветской «Россиянин» на коленях!».

Известный «аналитик» экономист Михаил Делягин выдвигается некими силами на роль чуть ли не властителя дум, хотя его «понимание» мировой и российской ситуации не выходит за рамки «рыночных механизмов», то есть вместо широкого взгляда он демонстрирует очевидную его узость.

В майском интервью «Комсомольской правде» в 2011 году Делягин рассуждал о том, почему-де «в нефтяной стране не хватает бензина», и утверждал, что «бизнес — это просто машинка для извлечения прибыли, и главная обязанность государства — поставить его в такие рамки, чтобы он извлекал прибыль из прогресса, а не каннибализма».

Что ж, признание относительно того, что такое есть «бизнес», весьма откровенное. Относительно же остального можно лишь пожать плечами.

Понимают ли экономисты типа Делягина, что «машинка» бизнеса всегда извлекает прибыль из каннибализма, но в современных условиях людоедская ипостась бизнеса открыто проявляется не везде, а лишь в странах «третьего мира» (теперь — ив России).

И именно поэтому бизнес может рядиться в одежды прогресса в «развитом мире».

Главная же обязанность государства — если оно создано народом и существует в интересах народа — не «поставить бизнес в такие рамки, чтобы он извлекал прибыль из прогресса, а не каннибализма», а исключить «бизнес» как легальный социальный фактор.

А точнее, главная обязанность государства — если оно создано народом и существует в интересах народа — умно и честно организовать деятельность народа в целях создания и укрепления процветающего общества, где каждый его член живёт всё лучше не за счёт, других, а вместе с другими…

Выход из нефтяного кризиса Делягин видит не в установлении новой Советской власти и последующей национализации нефтедобычи и нефтепереработки в России, а в предоставлении «настоящих полномочий» Федеральной антимонопольной службе — как будто праздные собственники не плюют даже на Президента России, у которого формальных «настоящих полномочий» — «выше крыши»!

Делягин уверен, что велосипед-де изобретать не надо, надо делать то, «благодаря чему развитой мир смог стать развитым».

Но ведь развитой мир стал «развитым» не в последнюю очередь потому, что вначале веками грабил Азию, Африку и Латинскую Америку военной силой.

А теперь он грабит их (и Россию в придачу) методами неоколониализма, то есть экономическими методами, не пренебрегая, впрочем, при необходимости и методами военными — события на Ближнем Востоке хорошо это доказывают.

О грабительской «утечке мозгов» — этой отвратительной дани «остального» мира миру «развитому» — я уже не говорю!..

ЕСЛИ ЖЕ заглянуть в глубь веков, то можно понять, что развитие «развитого» мира было обеспечено в немалой мере трагедией России, заслонившей средневековую Европу от нашествия Дикой Степи.

Это — не громкая фраза, а исторический факт!

В краеведческом музее старинного и милого русского города Торжка я был поражён обычными заржавленными ножницами и не менее ржавым навесным замком со скобой.

Ножницы как ножницы — отличаются от современных очень уж сильной ржавчиной.

Замок в ладонь величиной — тоже как замок, почти такой, какой и сейчас можно купить в захудалой скобяной лавке.

Однако сделаны ножницы и замок русскими мастерами XTT-XTTT века, незадолго до того, как по России прокатилась волна тотального насилия и разрушения.

В Европе тогда дверные замки если и делали, то размером явно побольше — с голову.

А в России — до того, как её выжег степной «пожар», — размером с ладонь.

Передовая Русь погибла в ту эпоху, дав возможность развиваться Европе. В результате Европа действительно вышла в «передовые», но стоит ли так уж упирать вроде бы русскому человеку Михаилу Делягину на «рыночную» базу европейского прогресса?

Базой прогресса являются знания — научные, технологические, и профессиональные умения. И вот этой базой не сгоревшая в пожарах степных нашествий Европа обязана не рынку, а сгоревшей на, как оказалось, жертвенном костре раннесредневековой России.

А «рыночный» «прогресс»?..

Прогресс ли это?

Да и так ли уж прочен этот «прогресс», если Михаил Делягин, обсуждая мировые проблемы с коллегами на «деловом» телевизионном канале РБК, сетует на то, что либеральная модель экономики заходит в тупик?

В тупик — это бы ещё ничего! Похоже, либеральный мир виртуальной биржевой «экономики» постепенно заходит в «плоский» штопор, из которого выйти уже невозможно.

Туда же затягивают и Россию.

И пока что Россия пирует во время чумы, а правит бал в ней сатана. И пока что непонимание сменяется не пониманием, а всего лишь другим типом непонимания.

А на фоне гнусной, людоедской вакханалии, длящейся в России уже двадцать лет. 0.2 % «россиянских» семей загребли 70 % национального богатства.

Лилипуты опутали-таки Гулливера.

Куда дальше?

И что делать?

Не-е-т!

Ничего другого нам не остаётся, кроме как борьбы за понимание всем народом того, куда его ведут, куда уже завели, и.

И — чем это может кончиться.

ЧТОБЫ это кончилось хорошо, то есть для того, чтобы началась новая Россия, я и написал свою книгу — в надежде, что она поможет замене непонимания наконец-то пониманием.

Только тот, кто ясно и честно мыслит, способен выработать ясную и честную программу действий. Без умных действий нельзя иметь умное будущее, однако умные действия — всегда результат умного мышления.

Арабы говорят: «У стрелы, летящей мимо цели, — сто тысяч путей. У стрелы, летящей в цель, — один». И если народ хочет достичь нужной ему цели, он должен идти по единственному пути — к новой Советской власти и к новому социализму.

России нужны они — новая Советская власть и новый социализм, а не та скорлупа «рыночного» беззакония, которая плавает в океане глупости.

Лишь пламя понимания способно высушить этот океан и посадить беззаконие на мель.

В борьбе за понимание моя книга и родилась. Её можно было сделать более компактной, а можно было расширить, добавляя новые аргументы и факты.

Но зачем?

Пожалуй, и так сказано достаточно.

Имеющий глаза да прочтёт, имеющий уши да услышит, имеющий голову — да задумается.

А имеющий сердце, да согласится.

И закончу я, пожалуй, вот как.

ГОВОРЯ о возможной новой России, надо напомнить всему миру и прежде всего — нам самим, что РОСССИЯ — САМОДОСТАТОЧНАЯ ДЕРЖАВА!

Самодостаточная даже сегодня, когда по многим технологическим позициям нас отстали от развитого мира на три-четыре десятка лет.

Глобальное положение России определяется тем, что она — единственное государство мира, способное обеспечивать своё существование в пределах Российского геополитического пространства (РГП) за счёт преимущественно (или даже исключительно) внутренних ресурсов: природных, цивилизационных, экономических, технологических, человеческих.

Можно дать такое определение РГП:

«Российское геополитическое пространство — это системно целостный комплекс территорий, исторических, цивилизационных, экономических, политических, военно-политических отношений и взаимосвязей, характерный для социального бытия сложившейся в течение нескольких веков группы народов и народностей, объединённых вокруг триединого русского народа и, прежде всего, вокруг его великорусской ветви».

Стабильность РГП обеспечивает конструктивную историческую будущность как великорусского ядра РГП, так и национальных компонент РГП. И это уникальное цивилизационное поле, доминировать в котором вправе только народы, его создавшие, имеет вполне конкретные, исторически сложившиеся, естественные геополитические границы.

На западе границы РГП — широкая береговая полоса Балтийского моря (Прибалтика) и регионы с этническим преобладанием русско-славянского населения (Белоруссия).

На юго-западе — Украина и Бессарабия-Молдавия.

На юге и юго-востоке — Кавказ, Заказказье, охватывающее в совокупности с Туркестаном Каспийское море, и Средняя Азия.

На востоке — великорусские сибирские и дальневосточные области, включая Сахалин, Камчатку и Курильские острова.

Относительно последних надо сказать, что редко когда чистая «география» так наглядно приходит на помощь геополитике. Курилы — своего рода природой созданный дальневосточный Кронштадт России, как и потерянные нами по вине «царственного» ренегата Александра II Алеутские острова.

Объективно в РГП должна была бы входить и Русская Америка, продажа которой Александром II в 1867 году Соединённым Штатам стала наиболее серьёзным государственным преступлением XIX века.

Северные геополитические наши границы пролегают в зоне ледовой Арктики до Северного полюса.

Иными словами, географически и системно естественное Российское геополитическое пространство полностью совпадает с границами СССР 1975 года, закреплёнными фактом подписания Заключительного акта Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года.

В рамках концепции РГП Россия — не просто самодостаточное, но единственное самодостаточное государство мира. У одной группы крупных стран есть первоклассный технологический и интеллектуальный потенциал, но нет сырья; у других — наоборот; у третьих нет самодостаточной структуры экономики и науки; у четвёртых — адекватных территорий, и т. п.

А у нас даже сегодня есть всё сразу!

Особенно — у возможного будущего СССР.

Возьмём, например, железные дороги.

В этой сфере СССР всё делал сам!

Всё — от изыскательских и проектных работ на отечественной научной и инструментальной базе, от рельсов, которые мы сами рассчитывали по отечественным расчётным методикам и производили из сталей отечественной разработки и производства на отечественном оборудовании, до подвижного состава, магистральных тепловозов и электровозов, средств сигнализации, централизации, блокировки и т. д. и т. п.

Подобные отечественные цепочки прослеживались практически по всем сферам жизни общества, и новая, воссоединённая под рукой новой советской Москвы, многонациональная Россия почти мгновенно, в считаные годы, может стать вновь ведущей великой державой — по территории, природным и сырьевым ресурсам, по развитости экономики и инфраструктуры, по интеллекту и образованности населения и т. д.

Но это сможет только Советская Россия, только новый Советский Союз.

ЕСЛИ в рамках мысленного эксперимента новый Советский Союз отгородить от любых контактов с внешним миром глухой бетонной стеной в пределах его шельфовой зоны, обеспечивая лишь взаимовыгодную торговлю с внешним миром, то даже в этом случае новый СССР сохранит стратегическую жизнеспособность.

А что можно сказать в рамках подобного мысленного эксперимента о, например, Индии?

О Швейцарии, Швеции, Голландии?

Об Англии, Франции, Бразилии, Германии и даже — о Китае?

Наконец — об Японии?

Смогут ли все они существовать сами по себе, обособленные от мировых финансовых потоков, от мировых потоков сырья, энергоносителей и рабочей силы, от вынесенных за тридевять земель вредных или малоприбыльных производств?

Смогут ли «развитые» страны Запада развиваться без грабительской «утечки мозгов»?

Безусловно — нет, не говоря уже о США, которые окажутся предельно неустойчивым государством, если отгородить США от внешнего мира, лишив их тем самым возможности паразитировать на других.

Если бы весь мир стал жить в одночасье по стандартам США, то разведанных мировых запасов сырья миру хватило бы не более чем на пять лет. После этого всемирный «шопинг» необратимо сменился бы всемирной нищетой.

Новая Россия в виде нового Советского Союза — потенциально самая богатая и самая стабильная страна мира.

США потенциально — одна из самых нестабильных.

Для нынешних США агрессивная системная экспансия и силовой характер внешней политики неизбежны постольку, поскольку иначе не обеспечивается устойчивое внутреннее положение страны. Фактически США давно превратились в своего рода огромную банду глобальных «рэкетиров».

Для России системная ситуация оказывается обратной: устойчивое внутреннее положение страны обеспечивается только при условии обеспечения внешнего мира и гарантированном исключении силового давления и агрессии против России.

Поэтому генеральная задача России в глобальных рамках: исключить мировую крупномасштабную войну, а также обеспечить невозможность внешней агрессии и внешнего вмешательства во внутренние процессы на её собственной территории, в пределах РГП.

Объективно эта задача совпадает с коренными интересами человечества.

В отличие от США России для внутреннего процветания не нужны потрясения во внешнем мире, России необходим контроль над её собственным комплексным потенциалом.

Сергей Медведев («везёт» же России на Медведевых!), профессор Европейского центра исследований проблем безопасности имени Маршалла в Гармиш-Партенкирхене, в журнале «Мировая экономика и мировые отношения» (№ 7, 2003, стр. 29) в статье с обязывающим названием «Россия: внешняя политика, безопасность, идентичность» заявлял:

«В сущности, Путин предпринимает ни много ни мало ревизию национального интереса, переходя от его пространственного определения к функциональному (? — С.К.). Впервые за всю российскую историю национальный интерес не связывается напрямую с могуществом (?? — С.К.) страны и контролем над её территорией (??? — С.К.)».

Это рассуждение вполне достойно прямого «агента влияния» Запада. Может ли быть обеспечен национальный интерес России без могущества страны и без контроля над её территорией? И как без них может быть обеспечено перманентное, а не временное и показное (за счёт окончательной распродажи ресурсов) экономическое благополучие народов России?

В ЕЛЬЦИНОИДНОЙ лилипутской «Россиянин» провокационные сентенции разного рода Медведевых оказываются генеральной линией лилипутской политики Кремля. И эта генеральная линия ведёт не к трансформации национальных интересов России, а к их ликвидации, как и к ликвидации самой России.

А в своё время английский писатель Герберт Уэллс прозорливо предупреждал, что если на месте России образуется «чёрная дыра», то в этой «дыре» вслед за Россией исчезнет и вся мировая цивилизация.

Коренной национальный интерес новой России и её главенствующая национальная идея заключаются в обеспечении национального могущества на базе полного контроля народов России не над чужой, а над собственной территорией, над собственной экономикой и собственными национальными богатствами в интересах этих народов.

И это возможно лишь при новом социализме!

А что же концепция «глобализма» и её тезис о том, что мировая экономическая интеграция на базе мирового разделения труда делает устаревшими национальные интересы, заменяя их некими общемировыми?

Что ж, глобальная, взаимно переплетённая мировая экономика — это естественный путь развития человечества. Но само это развитие уже сегодня возможно только на базе мирового социализма.

А идеи «глобализма» в частнокапиталистическом виде направлены на обеспечение своекорыстных, эгоистических интересов группы стран «золотого миллиарда» и прежде всего — США.

США — геополитически уязвимая страна. Если привести в соответствие долю вклада США в мировое хозяйство и долю потребления ими совокупного мирового продукта, то США рухнут в кратчайшие сроки уже в силу непреодолимого психологического шока.

Для России получение адекватной доли означает прогрессирующее благоденствие.

Запад и США тоталитарны уже в силу того, что проводят тоталитарную внешнюю политику, неотделимую от потенциального и реального глобального насилия. Поэтому капиталистический «глобализм» — это неестественная местническая идеология «умри ты сегодня, а я — завтра». Это — идея попытки спасения органически тоталитарных Запада и США от краха за счёт остального мира.

России же для обеспечения её национальных интересов насилие во внешнем мире не требуется, поскольку всё, что необходимо России, — это обеспечить себе полный доступ к национальным богатствам России. При этом интересы великороссов и других народов Российской Федерации не конфликтуют, а гармонически сочетаются с подлинными национальными интересами всех народов и народностей как внутри, так и вне РГП.

США не могут устойчиво существовать, не обирая мир.

Россия способна устойчиво существовать, если не будут обирать её.

«Глобализм» неотделим от перманентного внешнего насилия, а подлинные интересы России антагонистичны идеям и практике внешнего насилия. «Глобализм» неотделим от эгоизма и интересов США.

Россия неотделима от идей взаимовыгодного глобального сотрудничества.

Поэтому, если мы будем искать новую Россию, нам может помочь в этом всё живое и здоровое в мире. Ведь, только создав вокруг себя гармоничный, свободный от духа наживы человека на человеке мир, человек сможет наслаждаться благами цивилизации, не оставляя «в наследство» будущим поколениям пластиковую мерзость вселенской свалки.

Ведь, в конечном счёте, дело не только в пресловутой социальной справедливости. Сегодня 70 % национального богатства России находятся в распоряжении 0,2 % её жителей. Но если кто-то думает, что можно исправить положение, увеличив цифру 0,2 % в десять, скажем, раз, то это — заблуждение.

Доброе будущее России возможно лишь в том случае, если все 100 % национального богатства России окажутся в распоряжении всех 100 % её граждан.

Иного — не дано!

И времени на осознание этого остаётся у нас всё меньше.

НАКОНЕЦ, ещё одно о поисках новой России.

Мы должны понимать, что надо рассматривать эти поиски как исключительно созидательную, а не разрушительную задачу.

Мы должны бороться не против старой России, а должны бороться за новую Россию.

Мы должны ставить перед собой задачу создания новой России, а не разрушения ныне имеющейся «Россиянин» по двум причинам.

Во-первых, нынешняя «Россияния» существует в основном в сворачиваемых набекрень умах российской массы, анев материальном воплощении.

В материальном отношении нынешняя «Россияния» — это в основном то, что было создано в советское время.

Во-вторых, для нормального человека любая борьба «против» не очень-то привлекательна и увлекательна — в отличие от борьбы «за». Недаром два самых великих и мобилизующих призыва истории России в XX веке — это призывы «За власть Советов!» и «За нашу Советскую Родину!».

В XXI веке эти призывы вновь актуальны, но — в несколько ином виде:

«За новую власть Советов!» и «За новую Советскую Родину!».

Тогда, когда под красные знамёна, на которых будут написаны эти два лозунга, встанет наиболее деятельная часть общества и поведёт за собой остальных, мы и отыщем нужную нам новую — весёлую, могучую, обильную, товарищескую — то есть социалистическую Россию.

Тогда — и только тогда!

1.

Зоил — придирчивый и недоброжелательный критик (по имени древнегреческого оратора, известного нападками на Гомера).

Оглавление.

Кремлевские пигмеи против титана Сталина, или Россия, которую надо найти. От автора. Если шарахнуть по прошлому ядерным взрывом. Часть первая. О России, потерянной Говорухиными. Глава 1. По чём плачут глупцы. Глава 2. «Ab ovo» значит: «От яйца». Часть вторая. О России Гулливеров, которую у нас украли. Глава 1. Начало и конец новой России. Глава 2. Без сиропа — за одну копейку, с сиропом-за три. Глава 3 «Индустриализация, коллективизация, культурная революция.». Глава 4. Вниз по лестнице, ведущей вверх. Часть третья. «Россияния» лилипутов, которую нам подсунули. Глава 1. Вниз по лестнице, ведущей вниз. Сельское хозяйство. Межнациональные отношения… Оборона… Наука… Охрана здоровья и медицина… Жильё… Физическая культура и спорт… Детство. Престиж производительного труда… Обеспечение достойной старости… Глава 2. Профнепригодность Кремля. Глава 3. Возлюбившие смерть. Глава 4. Преступная «элита» распада. Срез 1. Миллиардеры против миллионов. Срез 2. «Интеллигентщина» на службе у «казначеев». Срез 3. Вместо «красных» директоров — грязные. Срез 4. «Кремлёвские сидельцы». Увы, Кремль и народы России существуют в непересекающихся плоскостях. Срез 5. «Единая Россия» — фактор не единения, а раздора. Срез 6. Христу ли служит официальная Церковь? Срез 7. Российские академики - «Иваны, не помнящие родства». Срез 8. СМИ: «Неча на рожу пенять, коли зеркало криво». Срез 9. Никита Михалков как зеркало «россиянской» интеллигентщины. Срез 10. Геннадий Зюганов — камень преткновения на пути к Советской власти. * * * Глава 5. Народ России — самоубийца? Глава 6. Путь на Голгофу и в ад. Kpyr 1. Антиконституционная «Конституция». Круг 2. Мозаика бездарного «общества». Круг 3. Вместо Советской Вселенной — Страна Дураков. Глава 7. О революционной ситуации и «революционной» ситуации. Глава 8. «Неороссияния» — финиш России. Глава 9. Актуальная сказочка о букве «фита». Часть четвёртая. Россия, которую нам надо найти. Глава 1. Вначале — о сливочном масле. Глава 2. Бывали хуже времена, но не было подлей. Глава 3. Новое — это хорошо забытое старое? Глава 4. Россия — вечная кость в пасти Запада. Глава 5. О том, чего мы не сделали в 2011–2012 годах, но что сделать рано или поздно придётся. Глава 6. Может ли армия быть вне политики? Глава 7. Привлекательный облик будущего: не выживать, а жить! Глава 8. План Джозефа Колба: общество поголовных собственников. Глава 9. Общество по типу «кувшин — кастрюля — таз». Глава 10. «До булавы треба головы»: как отыскать вождя России. Глава 11. Тарас Бульба и генерал Слащов-Крымский ждут. Глава 12. Лучше жить стоя, чем умирать на коленях. Вместо послесловия. Россия — самодостаточная держава. 1.