Культурология: конспект лекций.

ЛЕКЦИЯ № 8. Субкультура и контркультура.

Любая культурная эпоха предстает перед нами в виде сложного спектра культурных тенденций, стилей, традиций и манифестаций человеческого духа. Даже в античной культуре Ф. Ницше разглядел противостояние дионисийского и аполлонического первоначал.

По мнению В. С. Соловьева, в любой культурной эпохе можно выделить нечто разное: эзотерическое и профанное, элитарное и массовое, официальное и народное, языческое и христианское. Так, в средневековом миросозерцании новое духовное, т. е. христианское, начало не овладело старым, языческим.

Весьма разнообразной в культурном отношении оказалась и следующая эпоха – Возрождение. М. М. Бахтин, в частности, отмечал, что в эпоху Возрождения необозримый мир смеховых форм карнавального творчества противостоял официальной и серьезной культуре церковного и феодального Средневековья. Народная культура предстала в предельном многообразии субкультурных феноменов, составлявших нечто относительно целостное.

Таким образом, любая культура демонстрирует сложный спектр субкультурных элементов. Одни из них как бы отгорожены от магистрального пути духовного творчества.

Важно провести различие между понятиями «контркультура» и «субкультура». Через них можно разглядеть механизм социокультурной динамики.

Субкультуры в известной мере автономны, закрыты и не претендуют на то, чтобы заменить собою господствующую культуру, вытеснить ее как данность. Субкультуры заинтересованы в том, чтобы сохранить лишь свои собственные законы в противовес господствующим в культуре, которую они воспринимают как «чужую». Субкультура призвана держать социокультурные признаки в определенной изоляции от «иных» культурных слоев и не превращаться в официоз.

И тем не менее в истории культуры, судя по всему, складываются такие ситуации, когда локальные комплексы ценностей начинают претендовать на некую универсальность. Они выходят за рамки собственной культурной среды и возвещают новые ценностные установки. В этом случае можно говорить не о субкультурах, а, скорее, о контркультурных тенденциях.

В своем сочинении «Иллюстрированная история нравов» немецкий ученый и писатель Эдуард Фукс приводит многочисленные примеры субкультурных феноменов. Он подчеркивает своеобразие крестьянской и монашеской жизни. Рассказывая о галантном XVIII в., о нравах абсолютизма, Э. Фукс вспоминает и субкультурные привычки и нормы, скажем, мещанства.

Возникает вопрос: почему субкультуры обладают стойкостью и в то же время не оказывают воздействия на основную культуру? Так, например, К. Мангейм осмыслил эту тему в рамках философии жизни. Культурные цели он уподобил жизненным, биологическим, и потому признал, что субкультуры – это следствия тех различий, которые характерны для разных поколений людей.

В культурологии вопрос субкультуры рассматривается, как правило, в рамках концепции социализации. Предполагается, что приобщение к культурным стандартам, вхождение в мир господствующей культуры – процесс сложный и противоречивый. Он постоянно наталкивается на психологические и иные трудности. Это и порождает особые жизненные устремления молодежи, которая из духовного фонда присваивает себе то, что отвечает ее жизненному порыву. Так, по мнению многих культурологов, рождаются определенные культурные циклы, обусловленные сменой поколений.

Субкультуры, по мнению К. Мангейма, хотя и возобновляются постоянно в истории, все же выражают процесс приспособления к господствующей культуре. В такой системе рассуждений субкультуры лишаются своего преобразовательного статуса. Они являются эпизодом в историческом становлении бытия.

Необходимо отметить, что в современной культурологии и социологии понятие контркультуры используется в двух смыслах. Во-первых, для обозначения социально-культурных установок, противостоящих фундаментальным принципам, которые господствуют в конкретной культуре, и, во-вторых, оно отождествляется с западной молодежной субкультурой 1960-х гг., отразившей критическое отношение к современной культуре и отвержение ее как «культуры отцов».

Понятие «контркультура» появилось в западной литературе в 1960 г., отразив либеральную оценку ранних хиппи и битников. Слово принадлежит американскому социологу Теодору Роззаку, который попытался объединить различные духовные влияния, направленные против господствующей культуры, в некий относительно целостный феномен – контркультуру. Что касается «разбитого поколения», то Джек Керуак был первым писателем, который сформировал новые духовные ориентиры молодежи.

Битничество зародилось в 1944–1945 гг., когда встретились вместе Д. Керуак, У.Берроуз и А. Гинзберг. Познакомившись, писатели стали экспериментировать с такими понятиями, как «дружба», «новое видение», «новое сознание». Родиной «поколения разбитых» оказалась Калифорния. Этот социокультурный полигон Америки дал миру спустя два десятилетия Дж. Хендрик-са и Дж. Джоплин, «Грейтфул Дэд», «Джефферсон Эйрплейн» и психоделический рок. Калифорния стала местом съемок культового фильма безумных 1970-х «Забриски-пойнт» Микеланджело Антониони. Сан-Франциско превратился в культурную столицу Тихоокеанского побережья США.

Битничество поначалу не оформилось как литературное или художественное течение. Это была идеологически агрессивная группировка, которая пыталась отыскать в концептуально разнородной теоретической литературе обоснование новому жизнепониманию.

Бунт начался в 1950-х гг. Он обозначился как поиск собственных субкультурных ориентаций. Сексуальный протест выразился в гомосексуальных экспериментах, которые стали модны в кругах интеллектуалов. Среди культурных фигур битников – Уолт Уитмен, Томас Вулф, Генри Миллер; Джон Тайтелл в книге «Нагие ангелы» отмечал, что молодые бунтари рассматривали себя как отверженных общества, ищущих основы иного мироощущения.