Культурология: конспект лекций.

ЛЕКЦИЯ № 24. Брак и семья в эпоху Возрождения. Феномен куртуазности.

В эпоху Возрождения брак рассматривается как высшее состояние по сравнению с безбрачием. Холостяк и старая дева служат предметом насмешек, а брак восхваляется. Повсюду – и в городе, и в деревне – численно преобладают женщины (несмотря на то, что смертность среди них была высока вследствие частых и ранних родов). Число мужчин сокращается, а причина тому – гибель на поле боя во время военных экспедиций, путешествий (например, освоения новых земель). Количественное неравенство полов осложняется социальными факторами, отягчившими положение женщины – это наемничество, означающее отказ от брака, семьи, детей. Женщине того времени брак давал возможность более или менее устроить свою жизнь, так как женских профессий было чрезвычайно мало. Выбор исчерпывался, по сути, двумя вариантами: уход в монастырь или проституция. А так как женские монастыри отдавали предпочтение знатным дамам или состоятельным женщинам, для женщин низших слоев этот путь был закрыт.

При заключении брака учитывались интересы семьи, рода, были также экономические, политические мотивы, престиж. Для знати он представлял собой политический акт, жених и невеста олицетворяли договаривающиеся стороны. Это относится и к городскому патрициату, купечеству. Крестьяне важное значение придавали благополучию хозяйства, для чего необходимо было иметь как можно больше детей.

Свадебные обряды эпохи Возрождения, лишенные своего сакрального духа, отличаются чрезвычайной свободой нравов и даже разнузданностью. Это характерно для бракосочетания простолюдинов и знати. Бесстыдные насмешки, вольности и непристойности сопровождают свадебное венчание, пир. Они как бы воссоздают особую атмосферу сатурналий – обстановку вседозволенности. Свадьба могла длиться по несколько дней. В честь молодой пары устраивались пиршества, игры, танцы, зрелища. Сочинялись и произносились «свадебные супы» – песни и шутки, посвященные жениху и невесте, полные скабрезностей. Эротикой наполнены такие обычаи, как похищение подвязки невесты, а то и ее самой, праздничное посещение бани.

Следует отметить, что в Возрождение брак в морально-правовом аспекте переходит под церковную юрисдикцию. Наблюдается сосуществование языческого (важнейшее место отводилось, как мы заметили, эротике, фаллической символике) и церковного ритуалов. Они противостоят и одновременно дополняют друг друга – освящение брачного ложе и его публичное разделение. Главная цель брака – рождение детей, поэтому священник освящает брачное ложе. Обычай публичного разделения ложа древний и коренится в традициях германских племен: поскольку брак – это сделка, то она должна заключаться при свидетелях.

Интересное явление эпохи Возрождения – обычай «пробных ночей», распространенный в XV–XVI вв., который был связан с тем, что важным считалось рождение детей. Он был принят в крестьянской среде как форма добрачных «ухаживаний». Когда девушка достигает возраста зрелости, к ней приходит выбранный ею юноша. Эти свидания продолжаются, пока молодые не решат вступить в брак или разойтись. Этот обычай встречается также у знати и горожан в Германии, Франции и Италии.

Официальная мораль и законы того времени, наоборот, требуют от девушки соблюдения целомудрия. Она считается высшей женской добродетелью, особенно в женской среде. Достойная или недостойная невеста имеет разные права: так первая подходит к алтарю с венком на голове или даже может распустить волосы, вторая довольствуется только вуалью.

Муж являлся господином и повелителем. Жена должна быть крепкой и покорной при любых перипетиях жизни. Общество предоставляет все права для «укрощения» своей жены и карает мужчину, попавшего под каблук. Плодовитость женщин ценилась и уважалась, бесплодность считалась проклятием.

Одно из оригинальных изобретений эпохи – «пояс целомудрия», с помощью которого надеялись сохранить женскую верность. Они изготовлялись как правило, из дорогих материалов – золота, серебра и отличались тонкой работой – чеканкой, инкрустацией. Их называли также «венецианскими решетками» в знак того, что изобретены они были в Италии. Те же мастера, которые продавали мужьям эти пояса, за большие деньги тайно делали для их жен ключи. Таким образом, пояса, усыпляя бдительность мужей, не мешали изменять им.

Интересно, что в эпоху Ренессанса на волне увлечения всем античным возрождается такое явление, как греческий гетеризм. Новые гетеры – куртизанки – получают свободный доступ в общество сильных мира сего.

Все отношения между мужчиной и женщиной связаны с любовью и приобретают игровые формы и стиль – куртуазность. Наблюдается так называемая любовь – людус (любовь-игра). Главный мотив – рыцарь и его Дама сердца. Этому положил начало еще Культ Прекрасной Дамы. От романтического мотива осталась только оболочка. Теперь он наполняется эротикой.

Э. Фукс в своей «Истории эротического искусства» утверждал, что эротика наполняет собою и образует все отношения между мужчиной и женщиной. «Нет вообще никаких интимных отношений между двумя нормальными лицами разных полов, которые не имели бы эротических оснований»[35]. Против эротики и чувственности всегда выступали нравственность и мораль, создаваемые самим обществом, обществом, которое потом же их отрицает. Эротика, согласно Э. Фуксу, «это самое ценное и важное в мире… Задача эротики – из чисто животного акта сделать произведение искусства»[36].

Отношения между мужчиной и женщиной приобретают внешне благородные нормы и правила. Дабы не прослыть варваром и мужланом, следовало подчинять свои чувства строгим условностям. Этикет того времени не был аскетическим, тем не менее он требовал от членов общества знания правил «искусства (или науки) любви».

Куртуазность присутствует во всей повседневной жизни. Это «суды любви», которые устраивались во время эпидемий чумы, «дабы развеяться». Члены суда, наделенные высокими титулами (Рыцари чести, Оруженосцы любви, Магистры прошений и др.), читали литературные произведения и проводили диспуты о любви. «Суды» представляли собой своеобразные аристократические, литературные салоны, напоминавшие бюргерские «палаты-риторики». Эти придворные игры просуществовали достаточно долго, и в них участвовали сотни людей. К развлечениям аристократии относятся также всевозможные амурные игры: «замок любви», «фанты любви», «изящные вопросы»[37]. Важна в этот период символика цвета, о ней изданы специальные пособия. Все это – светские развлечения, праздное времяпрепровождение знати. Однако правящие сословия формируют эстетический идеал эпохи, прививают обществу определенную систему ценностей. Так называемое «желание прекрасной жизни» является характерной чертой Ренессанса. Средневековой аскезе Возрождение противопоставляет гедонизм, этику наслаждения, восхищения красотой человеческого тела.

Если мораль аскетизма не признавала человеческой, плотской любви, то этика Ренессанса как бы оправдывает плоть. Подобные идеи оправдания всех человеческих радостей – от природных (т. е. плотских) до духовных, творческих нашли свое воплощение в гуманистической культуре.

Гуманизм оправдывал и возвышал земную любовь. Любовь согласно гуманизму – одно из первейших и могущественнейших проявлений человеческой личности. Любовь требует раскрепощения личности, так как она по самой природе выступает против всякого насилия и диктата внешних сил, обстоятельств, традиций и т. д.

В эпоху Возрождения любовь явилась фактором самосознания и самораскрытия личности. В системе гуманистического мировоззрения семейная, телесная любовь возвышается. Любовь является каким-то высоким чувством, которое доступно человеку неблагородному. Поэтому человек должен быть достоин своей любви.

Новое понимание половой любви, принесенное гуманизмом, было невозможно без открытия красоты мира.

Таким образом, для эпохи Возрождения характерен культ физической красоты, прекрасной телесности; акцентирование чувственности, жажда физической любви. Эпоха любуется обнаженным телом. В духе времени принято было заказывать портреты обнаженных фавориток правителей. Имел место обычай, когда высокого гостя приветствовали прекрасные нагие женщины. Прямая, открытая и бесстыдная эпоха наслаждается вновь открытым человеческим естеством.