Лана из Гатола.

Книга четвертая. Невидимые люди Марса.

I.

Да, наконец Лана находилась в безопасности. Я вырвал ее из самого сердца Арктики, где она была в плену у самозванного джеддака джеддаков Севера Хин Абтеля, и теперь мы неслись на быстроходном флайере в Гатол. Я был доволен тем, что мне удалось совершить, однако мы отчаянно мерзли.

– Ты говоришь, что хочешь доставить меня в Гатол, – сказала Лана, когда Панкор остался далеко позади. – Ничто не может доставить мне большую радость, чем снова очутиться среди родных, в родном городе. Но ведь Гатол окружен войсками Хин Абтеля.

– Панары создали армию из людей, которые не желают воевать за них и не испытывают никакой любви и преданности к тирану Хин Абтелю. Они воюют только потому, что бежать невозможно. Они знают, что как только война прекратится, их вернут в Панкор и заморозят до следующей войны.

– Заморозят?! Что ты имеешь в виду?

– Ты ведь ничего не слышала об этом, пока находилась в Панкоре?

– Нет. Расскажи, что ты знаешь?

И я рассказал о том, как принимал участие в оживлении замороженных людей.

– Но зачем они Хин Абтелю? – спросила Лана.

– Их около миллиона. Хин Абтель мечтает с их помощью завоевать мир.

– Чудовищно!

– Но у него нет достаточного флота. Благодари бога, Лана, что в Гелиуме большой флот. Я организую экспедицию на Север, чтобы раз и навсегда отбить у него охоту лезть в чужие владения.

– Сначала ты должен найти Ная Дан Чи и Джад Хана. Панары разлучили нас.

– Может, они заморожены в Панкоре?

– О, нет! Это было бы ужасно.

– Тебе нравится Ная Дан Чи? – осторожно спросил я.

– Он хороший друг, – чуть с большей горячностью, чем требовалось, ответила Лана.

По-моему, она любит его. Впрочем, может, это и не так. Кто разберется в чувствах женщины? Когда они вместе, Лана высокомерна, а когда в разлуке – говорит о нем с теплотой.

– Как бы нам разузнать об их судьбе? – спросил я. – Разве что спросить у панаров? Но это слишком опасно. Хотелось бы узнать и о Тан Хадроне.

– Тан Хадрон? Где он?

– В последний раз я видел его на борту «Дусара», корабля панаров, захваченного мною в окрестностях Гатола. Команда корабля взбунтовалась и меня высадили. Тан Хадрона оставили, чтобы он управлял кораблем. Но, скорее всего, его должны были убить, когда корабль достигнет цели.

– Жаль, он один из лучших воинов Гелиума.

– Прекрасный офицер.

– Нужно как-то спасти его.

– Если еще не поздно. Единственный шанс – добраться до Гелиума, собрать флот, уничтожить армию Хин Абтеля под Гатолом и лететь в Панкор, если наших друзей не окажется под Гатолом.

– Значит, нам нужно немедленно отправляться в Гелиум, – сказала Лана. – Флот сделает куда больше, чем мы двое. А мы, вероятно, снова попадем в плен к Абтелю. Это будет очень кстати, Джон Картер, особенно после того, что ты совершил. – Она рассмеялась, – Никогда не забуду, как ты расправился с Раб Зовом.

– И Раб Зов не забудет.

– Да и Хин Абтель тоже. Надеюсь, они успеют заделать отверстие, пробитое флайером, до того, как замерзнут. Нет, Хит Абтелю трудновато будет забыть тебя.

– Только вот он не будет знать, кого вспоминать: Хин Абтель не имеет представления, кто был в его руках.

– Все равно. Но если ты попадешь к нему еще раз, тебя все равно ждет смерть.

В конец концов мы решили, что самое мудрое в данной ситуации – лететь в Гелиум за помощью, поэтому мы повернули на юго-восток. Нам предстояло лететь очень долго, а у нас не было ни пищи, ни воды.

Вскоре мы увидели башни Хорца, напомнившие нам, при каких обстоятельствах мы встретились с Ная Дан Чи. Мне показалось, что Лана с грустью смотрит на полуразрушенный, когда-то величественный город; город, который покинул ее возлюбленный ради нее. Здесь Лана сбежала от Хин Абтеля. Здесь он угнал наш флайер: да, Хорц многое напомнил нам, и я был рад, что он остался позади – мертвый памятник ушедшему.

Далеко впереди находился Дусар, где было много воды и пищи. Но вряд ли можно было рассчитывать на дружественный прием: уже много лет между Дусаром и Гелиумом продолжалась вражда.

Я решил обогнуть Дусар, и вот он внизу. Под нами проплывает совершенно незнакомая холмистая страна. И в одной из долин я заметил то, что так редко можно было встретить на Марсе – лес. Лес – это значит фрукты, орехи, животные. А мы были очень голодны. Наверняка там можно было найти и манталию, чтобы утолить жажду. Я решил совершить посадку, хотя на сердце было как-то тревожно: какие еще опасности подстерегали нас здесь? И предчувствия не обманули меня.