Лана из Гатола.

XIII.

На рассвете я увидел необычное зрелище. Словно из ничего начала медленно появляться девичья фигура Ройас! Она сидела на палубе, глядя на проплывающие внизу марсианские пейзажи. Тень печальной улыбки скользила по ее лицу. Она напоминала мне кошку, которая только что съела канарейку.

– Каор! – поприветствовал я ее.

Ройас обернулась на голос, но меня, разумеется, еще не видела.

– Каор! – улыбнулась она. – Ты, наверное, устал, Джон Картер. Ведь ты не спал всю ночь.

– Я посплю, когда проснется Лана. Она умеет управлять флайером.

– Я никогда не бывала за пределами Инвака. Какой печальный, заброшенный мир.

– Но города Гелиума прекрасны. Надеюсь, что тебе понравится, Ройас.

– Я уверена в этом. Ведь я буду там с тобой, Джон Картер.

Интересно, что она имеет в виду? Эта девушка была для меня самой настоящей загадкой, и пока я пытался разгадать ее, проснулась Лана. Я попросил ее взять на себя управление кораблем.

– Мы будем летать вокруг Гелиума, – сказал я, – пока все не станем видимыми.

После этого я уснул.

Только с наступлением вечера мы все стали видимыми, и на следующее утро я полетел к Гелиуму. Патрульный корабль приблизился к нам и, узнав мой флайер, пристроился рядом. Вся команда была охвачена радостью при виде меня и Ланы. Они сопровождали нас до тех пор, пока я не посадил флайер на крыше своего дворца, где нас встретили с бурным восторгом – ведь нас считали давно погибшими. Я представил Птор Фака и Ройас своей жене Дее Торис.

– Если бы не Ройас, – сказал я, – никто из нас не вернулся бы домой.

И я кратко рассказал о нашем пленении и основных обстоятельствах побега.

Дея подошла к Ройас, обняла и поцеловала в лоб. К моему удивлению, Ройас тоже обняла Дею и поцеловала. Да, эта девушка сведет меня с ума своим поведением.

После завтрака Дея Торис спросила, какие у меня планы.

– Сейчас я иду к Тардос Морсу, чтобы договориться о посылке флота в Гатол. А затем полечу туда один.

– Почему один? Хотя зачем я спрашиваю? Ты всегда действовал в одиночку.

После разговора с Тардос Морсом я вернулся во дворец, распрощался с Деей Торис и, проходя через сад, заметил Ройас. Она была одна.

– Джон Картер, – позвала она. – Мне нужно поговорить с тобой.

«Ну вот, начинается, – подумал я. – Впрочем, так будет лучше. Надо сразу покончить с этим делом».

– Ты обманул меня, Джон Картер.

– Да.

– И я рада этому, так как тоже обманула тебя. Я восхищаюсь тобой, Джон Картер, но я не люблю тебя. Я знала, что ты прилетел в Инвак на флайере, и поняла, что если я помогу тебе бежать оттуда, то ты можешь взять и меня с собой. Я ненавижу Инвак. Я бы продала свою душу и тело, лишь бы выбраться из проклятого города. Поэтому я старалась сделать так, чтобы ты влюбился в меня и увез из Инвака. Ты должен признать, что я весьма умело изображала страсть. По-моему, ты даже испугался меня. Но сейчас мне очень стыдно. Если бы ты только знал, как я была счастлива, когда услышала, что у тебя есть жена и ты любишь ее. Я слишком уважаю тебя и не хотела бы принести несчастье, если бы ты все-таки полюбил меня.

– Но почему ты изобразила ревность к Лане?

– Для большего правдоподобия.

– Ты сняла большую тяжесть с моей души, Ройас. Надеюсь, тебе здесь понравится, и ты найдешь свое счастье.

– Мне уже нравится здесь. Дея Торис предложила мне жить у нее. Я видела здесь много красивых мужчин – и не все они женаты.

Я с завистью подумал о том счастливчике, который станет ее мужем.

Перелет в Гатол прошел без особых происшествий. Перед полетом я принял таблетку и в Гатол прибыл уже невидимым. Армия Хин Абтеля окружила город, обложив его со всех сторон. Появились новые боевые корабли: и штурмовые и транспортные.

Заметив мой корабль, с земли немедленно поднялись патрули. Я летел без опознавательных знаков и не отвечал на их запросы. Команда патруля была изумлена, обнаружив, что флайер летит сам по себе, без пилота.

Вернее, они были очень напуганы, так как никто не сделал даже попытки приблизиться к моей машине или помешать дальнейшему полету. Я посадил флайер в лагере панаров, и вокруг него стала собираться толпа любопытных.

– На этом корабле, – громогласно возвестил я, – к вам прилетела Смерть. Она ждет любого, кто осмелится подойти близко к флайеру.

Толпа подалась назад. Я спрыгнул на утрамбованную тысячами ног землю и пошел, лавируя между воинами, пытаясь что-нибудь понять из их разговоров. Однако говорили они только о моем флайере, что для меня не представляло интереса. Было странно находиться столь близко от врагов, но в полной безопасности.

Я прошел в каюту командующего флотом. Он сидел за одним столом вместе со старшими офицерами, обсуждая план военных действий.

– Когда сюда прибудет Хин Абтель, мы высадим десант в тысячу человек в городе. А после захвата Гатола наша миллионная армия двинется на Гелиум.

– Когда прибывает Хин Абтель? – спросил кто-то из сидевших офицеров.

– Сегодня вечером или завтра утром. Он приведет с собой огромный флот.

Ну вот, теперь мне стало ясно хоть кое-что, и я стал обдумывать свои дальнейшие действия. Я вернулся в свой флайер, который воины рассматривали с почтительного расстояния, и сел за рычаги управления. Корабль взмыл в небо и до меня донеслись крики удивления и ужаса.

– Смерть на флайере! Смерть на флайере!

А я быстро набрал высоту и полетел в направлении Панкора. Через некоторое время я заметил впереди флот и полетел навстречу. Увидев, что флайер мчится без пилота, все воины высыпали на палубы, рассматривая таинственный корабль. На мостике флагмана среди офицеров я увидел Хин Абтеля. Он был заинтригован не меньше своих солдат.

Я подлетел совсем близко к мостику его корабля и, слегка коснувшись его своим бортом, завис над крейсером панаров. Хин Абтель рассматривал рубку управления.

– Никого, – недоуменно сказал он, – видимо, кто-то изобрел способ дистанционного управления воздушными кораблями…

Он не успел закончить фразу. Я быстро перескочил на мостик флагманского судна, схватил Хин Абтеля и тут же вернулся на палубу своего флайера. Еще секунда, и я на громадной скорости летел прочь. Сзади несся вой ужаса.

Несколько кораблей устремились за мной, но стрелять опасались, поскольку на борту моего флайера находился Хин Абтель, а догнать они меня не могли.

Хин Абтель, парализованный ужасом, неподвижно лежал на палубе. Наконец он собрался с силами.

– Кто ты? Что ты хочешь сделать со мной?

Я молчал. Я решил, что тишина еще больше испугает его. Мы летели высоко над Гатолом, который теперь мог не опасаться штурма. На следующее утро я увидел громадный флот Гелиума, спешивший на помощь Гатолу.

Действие таблетки проходило, и вскоре перед изумленным Хин Абтелем материализовался я.

– Кто ты? – хрипло воскликнул он.

– Я тот, у кого ты угнал флайер в Хорце. Я тот, кто вернул его настоящему владельцу в Панкоре. Я – Джон Картер, принц Гелиума. Ты слышал обо мне?

Подлетев к флоту Гелиума, я зажег опознавательные огни, и крики восторга приветствовали меня.

В остальном история проста. Флот Гелиума уничтожил воздушную армаду Абтеля, а наша армия разогнала войска, осаждавшие Гатол. После окончания войны мы освободили миллионы замороженных марсиан в Панкоре, и я вернулся в Гелиум к Дее Торис, с которой надеялся больше не разлучаться.

Я привез с собой Ная Дан Чи и Джад Хана, которых разыскал в Панкоре, и хотя я не присутствовал при встрече Ланы и Ная Дан Чи, со слов Деи Торис я понял, что все опасности и страдания, которые он перенес из любви к прекрасной Лане, были не напрасны.