Ланга – принцесса Тьмы.

Ланга – принцесса Тьмы

Пролог.

Далеко-далеко, за огромным Атлантическим океаном, лежит американский материк. В самом центре его, посреди необъятной канзасской степи, расположен Волшебный край. Он закрыт от остального мира высокими Кругосветными горами. Эту чудесную страну создал тысячу лет назад великан Торн, великий чародей из Атлантиды, и заколдовал ее так, чтобы никто из обычных людей не смог туда попасть.

Чародей Торн хотел, чтобы в его страну пришли все сказочные существа, жившие на Земле: гномы, великаны, тролли, джинны, лешии, русалки, драконы и многие другие, – и остались бы там жить навсегда. Но каково же было его удивление, когда Торн заметил, что в его стране уже живут маленькие забавные человечки – арзалы, Жевуны, Мигуны, Болтуны и Марраны!

После смерти Торна прошло много-много лет, и однажды в Волшебной стране появились сразу четыре чародейки. Добрых волшебниц звали Стелла и Виллина, а злых колдуний – Гингема и Бастинда. А чуть позже в краю Торна появился Великий и Ужасный Гудвин. Он построил в Зеленой стране Изумрудный город – самый прекрасный город на свете.

С той поры в краю Торна стали происходить самые невероятные события. О них были сложены тысячи чудесных сказок и легенд. Волшебница Стелла записывала эти увлекательные истории. Любой юный Жевун, Мигун, Болтун или Марран мог запросто прийти в библиотеку Розового дворца и прочитать одну из многих тысяч увлекательных книжек, названных Стеллой «Сказки Изумрудного города».

Эти сказки самые разные: приключенческие, веселые, боевые и, конечно же, волшебные. Но в библиотеке Стеллы можно найти и другие, довольно-таки страшные истории. Как ни удивительно, многие юные жители края Торна читают эти книжки с большим интересом. Подобные «волшебные страшилки» особенно любят отважные Марраны. А среди вас, мои юные читатели, есть смелые ребята? Конечно же, есть!

Тогда возьмемся за руки и отправимся в самое сердце Голубой страны, где среди глухих лесов находится деревня Сосенки – родина знаменитого Железного Дровосека!

Глава первая. Гуд Бессердечный.

Много лет назад в деревне Сосенки, что расположена в самом центре Голубой страны, жил мальчик Гуд Керли. Он был высок ростом, черноволос и отличался живым, непоседливым характером. Родители его рано умерли, и с юных лет Гуда воспитывал его дядя Саммер, деревенский дровосек.

С семи лет Гуд верховодил среди деревенских мальчишек. Даже парни постарше и посильнее старались ему не перечить. Уж очень суровый и не уступчивый был юный Гуда! Чуть что не по нему, он тут же лез в драку. Кулаки у Гуда были крепкие, плечи – широкие, нрав – суровый.

Не было такой шалости, которую бы не придумал Гуд. По ночам он вместе с другими мальчишками лазил по садам, обрывая фрукты и безжалостно ломая ветки деревьев. А порой сельчане с ужасом доставали из колодца огромных щук, а в кроватях находили жаб и ужей.

Мужчины хмурились, видя такое безобразие, ну а женщины, конечно же, пугались до обморока. За такие проделки Гуд получил от односельчан прозвище Бессердечный. Но мальчика это вовсе не огорчало. Наоборот, он очень гордился своим прозвищем, которое ему казалось очень красивым. И с той поры его проделки стали еще более необычными.

Например, однажды рано утром жители Сосенок проснулись от страшного грохота. Перепуганные сельчане выскочили на улицу и обомлели. Им навстречу шли… десятка два железных бочек! У них невесть откуда выросли ноги, а по бокам торчали руки в длинных кожаных перчатках. Странные железные создания бодро топали между домов, колотили железными молотками в чугунные сковородки, и выли так, что некоторые пожилые женщины едва не упали в обморок.

Странные «железные люди» подошли к дому Пивара, старосты деревни. Пивар выскочил на крыльцо и аж застыл на месте от удивления. Он был так напуган и удивлен, что не смог убежать. Вытаращенными глазами Пивар глядел на ожившие бочки, и беззвучно шевелил губами.

Один из странных железных людей втянул руки внутрь – и внезапно сбросил с себя бочку! Сельчане с изумлением узнали Гуда.

Мальчишка расхохотался и показал взрослым длинный нос.

– Ну что, перепугались? – спросил ехидно он. – Отличную шутку я придумал, верно?

Остальные ребята тоже вылезли из бочек и, схватившись за руки, начали бешено плясать вокруг ухмыляющегося Гуда.

Пивар укоризненно покачал седой головой.

– Дурное дело – нехитрое, – заметил он. – Неужто вам не жалко родителей, которые вчера допоздна работали на сенокосе, и очень устали? А зачем вы испортили бочки? Кому они теперь нужны, с дырками по бокам?

Ребята остановились и озадаченно посмотрели на своего вожака. Но Гуд только упрямо сжал губы.

– Подумаешь, бочки, – процедил он. – Эка невидаль! Жестянщики сделаю новые, да еще получше прежних. А вот железных людей никто прежде в Голубой стране не видывал. Здорово мы напугали вас, а?

Одна из женщин вздохнула:

– Ну вот, опять мне не удалось выспаться… А ведь я вчера так устала! Совсем сердца у тебя нет, злой мальчишка. Не смей больше подбивать наших оболтусов на такие гадкие шалости! И куда смотрит твой дядя?

Гуд захохотал:

– Наверное, сейчас он смотрит на свой топор. Ведь он ушел еще вчера затемно в Дальний лес за хворостом. Делать дяде Саммеру нечего! В это годы надо сидеть на скамейке возле дома и лузгать семечки. А он, старый упрямец, все работает и работает.

Женщина осуждающе посмотрела на парня.

– Напрасно ты так говоришь, Гуд. Твой дядя делает очень полезное для всех нас дело. Ведь сам знаешь, леса вокруг Сосенок молодые, сухостоя там почти нет. Поди там разыщи хвороста для наших печек! А как без хвороста нам, хозяйкам, готовить еду? Я уже не говорю про нашего кузнеца Струга. Для его печей нужны сухие поленья, да притом в большом количестве. А раздобыть их можно только в Дальнем лесу. Вот почему хороший дровосек очень нужен и нам в Сосенках, и в соседних деревнях! А ведь работа эта очень тяжелая, под силу только крепкому и смелому мужчине – такому, как твой дядя.

Гуд хмыкнул.

– Подумаешь, трудная работа! Знай, маши топором направо-налево, и все дела. Я бы запросто мог стать дровосеком, да еще получше, чем дядя! Только мне неохота. Лучше я побегу купаться на речку! Ребята, кто за мной?

И Гуд помчался к сторону речки, что синей лентой вилась вдоль опушки леса. Парни с хохотом бросились за ним вслед.

Ну что тут поделаешь? Пришлось взрослым собрать бочки, разбросанные на земле, и отнести жестянщику. Тот сразу же принялся заделывать дыры железными заплатками.

– Ну и работенку мне подбросил этот Гуд! – сердито бормотал жестянщик. – Двенадцать лет парню, а ветер свищет в голове. И никого ему не жаль. Правду говорят – нет у Гуда сердца! Такого парня среди нас, Жевунов, еще надо поискать. Эх, не добру это, не к добру…

Но все увещевания взрослых пролетали мимо ушей Гуда. Он продолжать придумывать все новые и новые шалости.

Рядом с деревней, в дупле могучего дуба, жил ворон по имени Гай. Он был так стар, что даже не помнил, сколько ему лет. Деревенские жители очень уважали Гая и считали его большим мудрецом. Однажды ребята устроили под дубом большой костер, и устроили вокруг него дикие пляски. Заводилой, как всегда был Гуд. Он нарядился в шкуру саблезубого тигра, которая висела у него в доме вместо ковра, и носился с дикими воплями за ребятами, изображая из себя страшного зверя. Вот было весело!

От шума и запаха гари Гай проснулся. Он выбрался из дупла, уселся на ветку и осуждающе посмотрел сверху вниз на ребят.

– Что же вы делаете, глупыши? – сердито промолвил он. – Нашли где костер разводить – рядом с деревом! А вдруг оно загорится? Тогда пожар может перекинуться на деревню. Разве вы не видите, какой сегодня сильный ветер?

Ребята озадаченно посмотрели на своего вожака. Гуд покраснел. Он только сейчас сообразил, какую сделал глупость. Действительно, ветер был сильным, и дул в сторону деревни.

Но мальчик был слишком самолюбив, чтобы признаться в своей ошибке. И он сразу же придумал, как отомстить старому ворону.

– Дядя Гай, да ведь я специально разжег такой большой костер! – улыбнувшись, крикнул он. – Я просто хотел разбудить вас. Мой дядя вчера ушел в Дальний лес и просил передать вам письмо!

И Гуд, подмигнув ребятам, достал из кармана бумажный сверток.

Конечно же, это было не письмо, а простой кусок бумаги, в который был завернут бутерброд с колбасой. Но с годами зрение у Гая ослабело, и он не понял, что мальчик попросту обманывает его.

Тяжело вздохнув, он спрыгнул с ветки и, расправив крылья, мягко спланировал на плечо Гуду.

Мальчишке этого только и было надо! Он внезапно схватил ворона за хвост и радостно завопил:

– Обманули мудреца, обманули!

Ворон отчаянно замахал крыльями и с трудом вырвался из рук мальчишки. Торопливо взлетев вверх, он вновь уселся на ветке возле дупла. А Гуд под веселое улюлюканье ребят победно размахивал перьями, вырванными из хвоста Гая.

– Будешь знать, мудрец в перьях, как делать замечания мне, Гуду Керли! – гордо заявил он.

Гай с сокрушенным видом посмотрел на свой заметно поредевший хвост.

– И когда ты поумнеешь, Гуд? – осуждающе покачал головой старый ворон. – Видно, не зря тебя прозвали в деревне Гуд Бессердечный. Попомни мое слово, это прозвище еще не раз аукнется тебе в будущем. Только доброта приносит счастье и птицам, и зверям, и людям. А разве человек, у которого нет сердца, может совершать добрые дела, а главное, любить?

Гуд поморщился и воткнул перья в свои вихрастые волосы.

– Очень нужна мне эта ваша дурацкая любовь! – заявил он. – Как-нибудь проживу и без нее. А девчонок я терпеть не могу. Все они кривляки да задаваки!

И верно, деревенским девчонкам доставалось от Гуда и его приятелей, что называется, по первое число. Мальчишки то и дело устраивали им засады, и забрасывали то улитками, то дохлыми лягушками. Не было забора, на котором Гуд и его приятели не нарисовали карикатуру на самых красивых девчонок. Гуд особенно любил подрисовывать им длинные черные усы.

Понятно, что все девочки терпеть не могли Гуда. Лишь одна из них, первая деревенская красавица по имени Веса, относилась к мальчишке по-другому. Чтобы он не выделывал, она только вздыхала и тихо говорила возмущенным подругам: «Не надо обижаться на Гуда! У всех вас есть папа и мама, а у Гуда – нет. Дяде Саммеру нет до него дела, он почти все время пропадает в лесу. Вот Гуд и вырос таким диким. Но сердце у него есть, я знаю! И это сердце очень даже доброе».

Подруги только хихикали, слушая Весу. «Да эта дурочка попросту втрескалась в гадкого мальчишку, – перешептывались они. – Гуд – добрый, ха-ха-ха! Глупее шутки мы еще не слышали!».

Но Веса не обращала внимания на насмешки подружек. Она по-прежнему встречала Гуда ласковой, немного застенчивой улыбкой. И не обижалась, когда он строил ей рожицы или говорил вслед какие-нибудь глупости.

Гуда очень озадачивало такое поведение Весы.

– И почему эта Веса всегда мне улыбается? – не выдержав, однажды сердито он сказал приятелям, когда они загорали на берегу реки. – На ее месте я бы взял да и треснул меня чем-нибудь по голове! А эта девчонка даже не обругала меня ни разу, чтобы я не делал. Даже порой обидно становится, честное слово!

– Наверное, Веса в тебя попросту влюбилась, – сказал мальчик по имени Грин и перевернулся на живот, чтобы спина быстрее загорала.

Гуд даже глаза вытаращил от удивления.

– Что за чепуху ты несешь, Грин? – воскликнул он. – Да все же в Сосенках говорят, что у меня нет сердца! Такого парня, по-моему, просто нельзя полюбить. Ну и пусть! Вырасту, пойду странствовать, куда глаза глядя. Голубая страна большая, есть на что посмотреть! А говорят, где-то за Большой рекой есть и другие страны. Вот бы на них посмотреть! А Веса, небось, тут же про меня забудет. Очень ей нужен такой ершистый парень, как я!

Толстый мальчик по имени Мариан поддакнул:

– Верно! Грин сам не знает, что болтает. Веса вовсе не любит тебя. Гуд. Просто у нее тетка Магда уж больно противная. День и ночь заставляет бедную Весу трудиться. Ведь она тоже сирота, как и ты! Сколько раз наш деревенский староста пытался Магду пристыдить, но та только руки в бока упирает и кричит: «Я Весу кормлю и пою, а потому буду делать с ней, все что захочу. И никто мне не указ!».

Гуд озадаченно почесал затылок.

– Выходит, Веса тоже сирота… – пробормотал он. – А я и не знал! Думал, злющая Магда – это ее дорогая мамочка. Ну и дураком же я был!

С той поры Гуда словно подменили. Он перестал устраивать шалость за шалостью. А однажды сельчане с удивлением увидели, что он вместе с дядей Саммером отправился в лес за дровами.

– Кажется, парень взялся за ум, – судачили деревенские женщины. – И хорошо, повалял дурака, и хватит. Мы, Жевуны, лентяев не любим!

Глава вторая. Как Гуд стал Железным Дровосеком.

Прошло несколько лет. Гуд повзрослел и стал еще выше и сильнее. Когда его дядя Саммер умер, то юноша на следующий день после похорон взял топор да моток веревки, оседлал в телегу маленького пони и уехал в Дальний лес. А через день приехал с телегой, до верха нагруженной самыми лучшими сухими дровами. Их он отвез местному кузнецу Стругу. Тот как раз разжигал печь и готовился ковать новые косы и вилы.

Увидев возле своей кузницы телегу, полную сухих поленьев, Струг очень удивился.

– Вот уж не думал, что сорванец Гуд когда-нибудь приучится к какому-нибудь делу! – воскликнул он. – А ты, похоже, стал хорошим дровосеком. Без сухих дров моя работа сразу остановится. Чем же расплатиться с тобой за работу, парень?

Гуд спрыгнул с телеги и смущенно улыбнулся.

– Да что вы, дядя Струг! Для меня большая честь помогать такому мастеру, как вы. Говорят, вы Мигун, и слыли у себя в Фиолетовой стране самым искусным кузнецом и механиком.

Струг помрачнел.

– Да, было дело… – вздохнул он. – Руки у меня и на самом деле неплохо устроены, да и голова не только для того сидит на плечах, чтобы шапку на ней носить… Но насчет того, что я был в Фиолетовой стране самым лучшим механиком, это ты переборщил, Гуд. Есть там мастера и получше!

И Струг поведал юноше о том, как много лет назад на большой ярмарке Мигуны устроили состязание – кто их них самый лучший кузнец и механик. Струг работал целый день и всю ночь, и наутро показал Мигунам большого железного кузнечика. Тот умел прыгать, петь словно соловей и даже плясать.

– Думал я, что никто такую хитрую штуку сотворить не сможет, – закончил свой рассказ Струг. – Но не тут-то было! Нашелся на ярмарке мастер поискусней. Он сделал самого настоящего медного человека! Тот умел ходить, говорить и даже рассказывать скрипучим голосом разные забавные истории.

Конечно же, этому мастеру и достался первый приз. А я так расстроился, что в тот же день ушел сюда, в Голубую страну. Думал, здесь, среди Жевунов, мне не найдется достойного соперника!

А все оказалось куда хуже. В Голубой стране вообще хороших кузнецов да механиков нет! Они здесь не больно-то нужны. Вот и приходится с той поры заниматься самой простой работой, ковать всякие там косы, топоры да вилы. Ну что ж, и поделом мне. Гордыня никого еще к добру не приводила, попомни мое слово!

Гуд сочувственно посмотрел на мастера, а потом спохватился и начал разгружать телегу. Струг помогал ему носить поленья.

Вскоре рядом с кузницей выросла большая поленица. Гуд и кузнец присели на скамейке, вытирая пот с лица.

– Дядя Струг, могу я вас попросить об одном одолжении? – робко спросил Гуд.

– Конечно, можешь, – добродушно ответил кузнец.

– Тогда я попрошу вас сегодня вечером пойти в дом Магды и попросить, чтобы она согласилась на нашу женитьбу с Весой.

Кузнец усмехнулся и одобрительно похлопал Гуда по плечу.

– Давно пора, парень! Вся деревня знает, как вы с Весой любите друг друга. Только вот Магда… хм-м… Уж больно она злющая да жадная. Привыкла, что бедная девушка весь день напролет гнет на нее спину. Вряд ли Магда захочет лишиться дармовой работницы… Ну что ж, попробую уговорить ее!

Вечером Струг надел свою лучшую одежду и направился на край деревни к дому, где жила Веса. Вскоре из раскрытых окон послышалась громкая брань.

– Чтобы я отдала свою дорогую Весу какому-то оборванцу? – вопила на всю деревню Магда. – Придет время, найду жениха побогаче, чем этот жалкий дровосек. Прочь отсюда, Струг, пока я не огрела тебя метлой!

Как ни старался Струг урезонить Магду, ничего у него не получилось. Пришлось свату вернуться в кузницу несолоно хлебавши.

Там его поджидал Гуд. Юноша так волновался, что места себе не находил. Увидев Струга, Гуд с радостным киком бросился ему навстречу. И тут же замолчал, увидев грустное лицо пожилого Мигуна.

– Магда и слышать про тебя не хочет, – признался Струг. – Говорит, что для такой красавицы, как Веса, найдет жениха побогаче. И он будет добрым человеком, не то, что ты.

Но мне сдается, что эта злыдня просто не хочет терять дармовую работницу! Ведь на Весе, и дом, и сад, и огород. А Магда целыми днями лежит в кровати да охает. И то у нее болит, и это. Но все в деревне знают, что Магда попросту жуткая лентяйка. Э-эх, до чего жаль вас с Весой! Ну ничего, денька через два-три я снова пойду к Магде.

Гуд молча кивнул. Этим же вечером он вновь отправился в Дальний лес за дровами.

«Я сам во всем виноват, – грустно размышлял юноша. – И почему я в детстве был таким злым и противным парнем? Небось, многие в деревне согласятся со словами Магды. Не зря ведь говорится: береги честь смолоду! А я не сберег… Что теперь делать, ума не приложу!».

Гуд так расстроился, что прожил в Дальнем лесу целую неделю. Он построил в сосновой роще небольшую хижину. Рядом стояло немало сухих деревьев, и юноша днями напролет валил огромные стволы и очищал их от веток. Возвращаться в деревню он не спешил. Ему было стыдно смотреть в глаза Весе.

Девушка все глаза проплакала, ожидая своего незадачливого жениха. У нее буквально все валилось из рук, и тетка Магда заметила это.

– Чего вздумала – плакать из-за какого-то дурацкого дровосека! – уперев руки в толстые бока, проворчала она. – Да твой Гуд, небось, давно уже забыл про тебя. Не зря же в детстве его прозвали Бессердечным! Забудь про него, и принимайся-ка за работу по-настоящему. Ты должна сегодня перестирать все белье, прополоть грядки с морковью и свеклой, собрать с деревьев спелые яблоки, груши и сливы, а потом сварить из них варенье и компот. Ужас как люблю сливовый компот!

Но Весе смахнула с ресниц слезы и тихо промолвила:

– Все равно я выйду замуж за Гуда! Он вовсе не бессердечный, а очень даже хороший. И он любит меня, я знаю!

Магда перепугалась. «До чего же упрямая эта девчонка! – с раздражением подумала она. – А вдруг Гуд однажды возьмет да уведет Весу? Кто тогда будет убираться в доме, готовить еду и ухаживать за мной, бедной и очень больной женщиной? Сама-то я не умею даже подмести пол. Что же придумать?».

Магда думала-думала, и надумала. Она решила пойти к колдунье Гингеме, правительнице Голубой страны, и попросить у нее помощи. «Гингема всегда рада сделать какое-нибудь злое дело, – рассуждала Магда. – Наверное, ей будет очень приятно разлучить жениха да невесту, и поглядеть на их слезы. Хи-хи-хи, так я сделаю!».

На следующее утро Магда надела сапоги, захватила с собой большую корзину и перчатки, и направилась к дороге из желтого кирпича. А потом повернула направо и пошла по дороге в сторону пещеры Гингемы. По пути Магда остановилась на краю большого болота. В нем было полным-полно жирных пиявок. Кряхтя и жалуясь на тяжелую жизнь, Магда набрала полную корзину этих отвратительных созданий, а затем отправилась дальше.

К вечеру она дошла до пещеры Гингемы. Колдунья в это время варила зелье в большом чугунном котле. Вид у нее был очень недовольный.

– Проклятые Жевуны, – бормотала она под нос, помешивая половником бурую густую жижу. – Эти коротышки что-то совсем обленились! Я приказала им каждую неделю приносить мне по десять корзин мышей, пауков, лягушек, змей и пиявок, а они вчера принесли мне только девять корзин. Говорят, что больше не сумели наловить. Врут ведь, мерзавцы! Все делают, что бы разозлить свою дорогую правительницу!

Магда услышала эти слова и очень обрадовалась. Кланяясь до пояса, она подошла к колдунье и протянула ей корзину:

– Дорогая Гингемочка, я принесла вам самых жирненьких пиявочек! – сладким голосом пропела она.

Гингема тотчас высыпала пиявок в котел. Зелье сразу же позеленело и забурлило. На лице колдуньи появилась ехидная улыбка.

– Ну, вот теперь другое дело! – бодро заявила она. – Кажется, зелье получится первый сорт. Завтра же попробую сотворить хотя бы небольшой ураган. Пускай он пронесется над Голубой страной, поломает дома нерадивых Жевунов. Будут знать, как сердить свою дорогую правительницу!

– Правильно, так им и надо, – поддакнула Магда. – Все Жевуны лентяи и глупцы. Уж я-то это отлично знаю, потому что я и сама Жевунья!

Гингема удивленно посмотрела на нее.

– Верно говоришь, женщина, – согласилась колдунья. – За правильные слова да за пиявочек я готова щедро наградить тебя.

Магда очень обрадовалась.

– И чем же вы наградите меня, миленькая правительница? – дрожа от жадности, спросила она.

– А тем награжу, что отпущу тебя целой и невредимой, – объяснила Гингема. – Забирай свою корзину да убирайся, пока я не передумала! И цени мою доброту. Ведь мне страсть как хочется сделать сейчас какое-нибудь злое дело!

Магда даже руками всплеснула.

– Вот и хорошо! Дорогая правительница, зачем же вам сдерживать свои душевные порывы? Раз вам хочется насолить кому-нибудь, так и сделайте это прямо сейчас, потешьтесь вволю! Почему бы вам, например, не сделать гадость парню Гуду Керли из деревни Сосенки?

И Магда рассказала колдунье о том, что Гуд намеревается жениться на ее племяннице Весе.

Гингема понимающе усмехнулась:

– Оказывается, ты тоже ведьма, Магда, да еще почище меня! Небось хочешь, чтобы красотка Веса разлюбила Гуда и до старости работала на тебя? Ну что ж, дело это хорошее, нужное. Да только как помочь тебе, Магда, я не знаю. Над всем я властна, но только не над сердцем людей. Это моя сестричка Бастинда, чтобы ей провалиться, умеет делать из добрых людей злых. Мне такое колдовское заклинание неведомо!

Магда в отчаянии прижала руки к груди.

– Тогда сделайте так, великая правительница, чтобы Гуд погиб! Пускай он утонет в болоте, или зарубит сам себя топором.

Гингема задумалась.

– Что ж, твоему горю можно помочь, добрая женщина, – сказала она. – Только зачем же губить молодого парня? Я сделаю так: заколдую его топор так, чтобы он стал опасен для своего же хозяина. А там видно будет!

И Гингема села на помело, взлетела в небо и направилась в сторону Сосенок. Она не сразу нашла в Дальнем лесу Гуда. Тот спал возле большой поленицы из дров.

Колдунья тихо подошла к нему, взяла топор дровосека в руки и прошептала заклинание:

– Бури, мури, ради, гади! Топор, отруби своему хозяину левую ногу!

И довольно захихикав, Гингема улетела.

Наверное, вы уже догадались, ребята, что колдунья отказалась губить Гуда вовсе не из своей доброты. Нет, просто ей хотелось, чтобы Магда вновь пришла к ней с полной корзинкой пиявок!

На следующее утро Гуд принялся рубить большое дерево. При первом же ударе лезвие топора вдруг отскочило от ствола и ударило по бедру Гуда, да так, что отрубило ему левую ногу!

От боли дровосек закричал и лишился чувств.

Хорошо, что неподалеку в лесу женщины из Сосенок собирали грибы и ягоды. Они прибежали на крик и увидели раненого Гуда.

Наскоро перевязав левую ногу, они соорудили носилки и принесли парня в деревню.

Староста Пивар только руками развел, когда узнал о беде.

– Эх, бедняга! – вздохнул он. – Не знаю, чем ему помочь… Может быть, Струг что-нибудь придумает?

Узнав о том, что произошло с молодым дровосеком, Струг опечалился. Но он сказал своим односельчанам:

– Не бойтесь, я не оставлю парня в беде. Сами знаете, что я мастер не из последних. Сегодня же ночью выкую парню железную ногу!

Всю ночь кузнец ковал железную ногу. Она оказалась юноше впору. С железной ногой Гуд мог ходить не хуже, чем прежде.

Следующим вечером сельчане вернулись с поля и узнали, что Гуд снова ушел в лес! Как ни уговаривала его Веса, гордый юноша не захотел оставаться больше в деревне. Он опасался насмешек других парней, а еще больше – сочувствия девушек. Ведь как ни крути, а он, Гуд, стал теперь инвалидом!

Веса проплакала весь вечер. Ей было так жалко любимого Гуда!

Ее тетка Магда также была очень расстроена, но по совсем другой причине. Она не ожидала, что Гуд так легко отделается. Пришлось наутро ей вновь направиться на поклон к колдунье Гингеме. На этот раз Магда взяла с собой корзинку поглубже, и наловила в болоте еще больше пиявок.

Получив такой чудесный подарочек, Гингема захихикала и довольно потерла руки.

– Ладно, помогу твоему горю, женщина, – сказала она расстроенной Магде. – Опять заколдую топор дровосека Гуда, да еще почище прежнего!

Так и случилось. Едва Гуд взялся рубить очередную сухую сосну, как топор отскочил от нее, словно от камня, и отрубил ему правую ногу!

И вновь молодому дровосеку помогли грибники из Сосенок, а кузнец Струг выковал ему вторую железную ногу.

Гуд расстроился так, что на него страшно было смотреть.

– Ну, какой теперь из меня жених? – горько сказал он Весе.

Девушка улыбнулась ему сквозь слезы и возразила:

– Ну что за глупости ты говоришь, дорогой Гуд? Да ты на железных ногах стоишь еще крепче, чем прежде. К тому же, мы теперь сэкономим на сапогах и брюках!

Но Гуд не отозвался на шутку Весы. На следующее утро он снова отправился в Дальний лес, в свою хижину.

Но Магда все не могла успокоиться. Она хотела, чтобы Гингема окончательно погубила Гуда Керли. Злая женщина поняла, что Гингема нарочно не спешит разделаться с молодым дровосеком, поскольку ей очень нужны свежие пиявки для ее колдовского варева. И потому Магда чуть ли не каждый день отправлялась в гости к правительнице Голубой страны с очередными дарами. И колдунья за это вновь и вновь заколдовывала топор Гуда Керли.

Вскоре тот обзавелся железными руками. А однажды сельчане пошли в лес за брусникой, и нашли Гуда с отрубленной головой!

Вот тогда-то Стругу и пришлось по-настоящему показать свое искусство. Он работал целый день и целую ночь, и сумел таки выковать для Гуда железную голову, и вложил туда мозги бедного юноши.

Вся деревня собралась возле кузницы, ожидая, чем закончится работа Струга. Веса рыдала на плече у старосты. Она уже решила, что ее жених умер, и ничего его не сможет спасти.

Но вдруг дверь кузницы распахнулась, и из нее вышел железный человек в синем плаще до колен. У него была круглая блестящая голова, длинный нос и щель вместо рта. Но под бровями сияли глаза Гуда Керли!

Он обвел задумчивым взглядом изумленных сельчан, и усмехнулся.

– Что, не узнали? – произнес он звонким голосом. – Да я и сам не узнал себя, когда посмотрелся в зеркало. Все, кончился Гуд Керли!

– Кто же ты теперь такой? – спросила одна из женщин.

Механический человек пожал плечами.

– А я и сам не знаю, – простодушно ответил он. – Помню только, что я дровосек. Мое место там, в Дальнем лесу!

И Гуд, даже не посмотрев на свою невесту Весу, широким шагом направился в сторону леса.

– Неужели Гуд совсем не помнит меня? – прошептала упавшим голосом девушка.

Но Гуд схитрил. Он только внешне стал наполовину железным, а сердце-то его было живым! И потому, он любил свою Весу еще больше прежнего. Но о свадьбе он теперь даже и не думал. На что он, железный урод, красавице Весе?

Ох, как же обрадовалась злая Магда узнав, что Гуд окончательно отрекся от Весы! Но остановиться она не могла, и на следующий же день вновь пришла к Гингеме. Колдунья встретила ее хмурым взглядом.

– И что ты ко мне ходишь и ходишь? – буркнула Гингема. – Надоела хуже горькой редьки!

Магда поставила перед ней сразу две корзины с пиявками и упав на колени, воскликнула:

– Прошу тебя, великая правительница, погуби проклятого Гуда до конца! Кузнец Струг выковал Гуду сначала железные ноги, потом железные руки, а теперь и железную голову! Теперь он больше похож на ходячую бочку, но моя Веса все равно его любит. Сил моих нет на это смотреть!

Гингема озадаченно почесала кончик своего крючковатого носа.

– А еще говорят, что мы, колдунья, самые злые существа на свете, – проворчала она, недобро глядя на расстроенную Магду. – Теперь я вижу, что есть людишки еще и похуже нас! Надо бы тебя прогнать, да уж больно мне нужны свежие пиявочки! Ладно, помогу тебе в последний раз. На этот раз топор разрубит туловище Гуда пополам!

Магда тяжело вздохнула.

– Это, конечно, очень хорошо, но что толку? Уж если Струг сумел выковать Гуду железную голову, то туловище он запросто сделает!

Колдунья поджала губы.

– Ну и пускай! – заявила она. – Что от этого толку, если железное сердце он все равно не сможет выковать? Такое сделать не под силу ни одному мастеру на свете!

Магда очень обрадовалась и бросилась было целовать колдунье руки, но та сердито оттолкнула ее.

– Тьфу, нашла чему радоваться! – буркнула Гингема. – Знай же, дурная женщина, что я не хочу окончательно губить Гуда Керли. Он не заслужил такой горькой участи! И потому я так заколдую его топор, что он может вновь сделать его человеком!

– Как же так? – захлопала глазами Магда.

– А так. Если Гуд ударит топором по своей железной ноге, то она сразу станет снова живой. Если ударит топором по руке, то она тоже станет прежней, из костей, мяса и кожи. Ну, и так далее. Только ему надо догадаться, что однажды его топор станет не врагом, а другом! А теперь прочь отсюда, злая женщина, и чтобы я тебя больше не видела!

Магда испугалась и убежала. А Гингема, сердито ворча что-то себе под нос, направилась в пещеру. И тут увидела, как с ветки большой сосны взлетела большая птица и скрылась в небе.

– Тьфу, похоже, меня кто-то подслушивал, – озадаченно промолвила колдунья. – Надо бы сесть на ступу и догнать эту птицу. Вроде бы, она похожа на большого ворона…А может, мне это только почудилось. Пойду лучше вздремну часок-другой!

На следующий день все случилось так, как и предсказывала Гингема. Топор вновь неожиданно отскочил от ствола дерева, и разрубил туловище Гуда Керли пополам. И вновь грибники принесли его тело в Сосенки. На этот раз кузнец нахмурился, и покачал головой.

– Не знаю, сумею ли я помочь бедному Гуду, – огорченно сказал он. – Конечно, я хороший мастер, но есть вещь, которую даже я не смогу сделать!

– И какое же? – со слезами на глазах воскликнула Веса.

– Сердце, – мрачно ответил кузнец и ушел в кузницу.

Весь день и всю ночь из кузницы раздавался стук и звон. И, наконец, под утро дверь распахнулась, и на улицу вышел странный человек. Все тело его было железным и сверкало под лучами восходящего солнца.

Веса с радостным криком бросилась к нему.

– Гуд, мой милый Гуд! – закричала она.

Но железный человек отстранил ее рукой.

– Нет, вы ошиблись, милая девушка, – звонким голосом промолвил он. – Я вовсе не Гуд! Отныне меня зовут Железным Дровосеком. Дорогие жители Сосенок, когда-то вы прозвали меня Бессердечным. Таким я и стал!

Он приложил правую руку к груди и прислушался.

– Ничего не слышу, – тихо прошептал он. – В груди тихо, словно в пустой бочке. А все потому, что у меня теперь нет сердца! Ну и ладно. Раз сердца у меня больше нет, то настал конец и всем моим горестям. Ничего мне больше от жизни не надо, кроме масленки со смазочным маслом. Ну, прощайте, мои бывшие односельчане, я пошел!

И механический человек взвалил на плечо новый топор, целиком выкованный из железа, и широким шагом направился в сторону Дальнего леса.

Глава третья. Заколдованная деревня.

С той поры Железный Дровосек стал жить в Дальнем лесу, в своей маленькой хижине. Он день и ночь рубил деревья, и развозил поленья по окрестным деревням. Только в Сосенки он больше ни разу не заглядывал. Он не хотел слышать слов утешения от своих бывших односельчан. Но больше всего он боялся увидеться со своей бывшей невестой Весой. «На что я ей теперь? – думал Дровосек, неустанно рубя деревья. – Ведь я теперь только похож на человека, а на самом деле я просто железная машина. Но главное, у меня теперь совсем нет сердца. А разве можно кого-нибудь любить, не имея сердца? Конечно, нельзя! Э-эх, о чем я думал, глупец, когда был мальчишкой? Не зря ведь я получил прозвище Бессердечный. Вот теперь судьба и наказала меня за глупые ошибки молодости!».

Задумайтесь над этими словами, ребята! Вам тоже, наверное, не раз приходилось в юные годы совершать немало глупых поступков. Не думайте, что все пройдет совсем уж бесследно! Ваша лень и нежелание хорошо учиться могут обернуться неудачами в вашей будущей профессии. Ваше нежелание заниматься спортом наверняка скажется на будущем здоровье. Ну, а любые злые поступки обязательно оставят на вашем сердце невидимые шрамы. Зато добрые дела непременно когда-нибудь принесут вам счастье! Обязательно поговорите об этом с вашими родителями, это очень важно.

Прошел месяц, другой, третий, и Железный Дровосек окончательно смирился со своей судьбой. Он старался не вспоминать о своей бывшей невесте, а только работал, работал и работал. Жители окрестных деревень поначалу пугались его, а затем привыкли и даже полюбили за механического человека добрые дела. Они готовы были вознаградить Дровосека всем, что имели. Но ему было нужно теперь только одно – полная масленка с жидким маслом, которым обычно смазывают оси у телег. Ведь он был теперь железной машиной, и мог заржаветь от любого, даже небольшого дождя!

О том, что произошло впоследствии с Железным Дровосеком, написано очень много книжек. Наверное, вы, ребята, читатели некоторые из них. А вот о том, что случилось дальше с его бывшей невестой Весой, вы услышите впервые. А ее ждали удивительные и довольно-таки страшные события!

Веса очень переживала то, что случилось с ее милым Гудом Керли. Она никак не могла смириться с тем, что ее жених стал механическим человеком, и ушел навсегда из Сосенок. Несколько раз Веса тайно уходила в Дальний лес и искала там Железного Дровосека. Бродя среди огромных деревьев, она чутко прислушивалась – не слышен ли где-нибудь стук топора?

Но Дальний лес был очень велик, и найти Дровосека в нем было ничуть не легче, чем иголку в стогу сена.

Прошел год, второй, третий. Веса стала совсем взрослой девушкой и еще больше похорошела. Ее тетка Магда не могла нарадоваться, глядя на свою дармовую работницу. «Верно я сделала, что погубила Гуда Керли, – порой с довольной ухмылкой думала Магда. – Жаль только, что я не смогла раздобыть его топора – ну того, который заколдовала Гингема. Вроде бы, кто-то из соседей принес его из леса вместе с раненым Гудом. А потом топор исчез. Не хватало только, чтобы он снова попался в руки Гуду! Хорошо, что этот железный чурбан не знает, что топор, который его погубил, может снова сделать его человеком!».

Магда не раз расспрашивала Струга насчет пропавшего топора, но кузнец отнекивался – мол, откуда мне знать? А потом Струг куда-то исчез. Одни люди говорили, будто Мигун решил вернуться в свою родную Фиолетовую страну. А другие утверждали, что видели однажды вечером возле кузницы каких-то странных коротышек в черных плащах и с капюшонами, надвинутыми глубоко на головы. Может, эти странные коротышки и выкрали Струга? Но так это ли или нет, никто толком утверждать не мог.

Однажды в Сосенки переехал жить пожилой плотник по имени Рэмел. У него были поистине золотые руки. Дома, которые строил плотник, вызывали у всех Жевунов восхищение. Они были похожи на маленькие сказочные дворцы. Понятно, что заказов у Рэмела было хоть отбавляй, и он стал весьма зажиточным человеком.

Рэмел сразу же начал строить себе дом на окраине Сосенок. А когда закончил стройку, то все сельчане даже ахнули – такой красоты они прежде не видели!

Плотник был вдовцом и хотел найти себе невесту. Ему сразу же приглянулась Веса – самая красивая из деревенских девушек. Едва закончив стройку дома, он пришел с богатыми дарами к Магде. И на этот раз тетка Весы не стала возражать. Конечно, Рэмел был уже довольно пожилым мужчиной, но зато он был богат! А для Магды это было важнее всего.

Веса, конечно же, и думать не желала о замужестве – она продолжала любить только Гуда Керли. Но Магда день и ночь донимала свою племянницу: «Выходи за Рэмела, дурочка! Не упусти своего счастья!».

«Я люблю только Гуда Керли!» – упиралась девушка.

«Так он же давно умер! Неужто ты будешь любить того железного чурбана, которого выковал кузнец Струг?».

«Да!».

«Тьфу, большей глупости я в жизни не слыхала! Да разве можно любить ходячую железную бочку? К тому же, у Железного Дровосека нет сердца, и потому он тебя совсем не любит. Не зря же он за три года ни разу не появился в Сосенках!».

Веса тяжело вздыхала, слыша такие слова.

Наконец, спустя четыре года после гибели Гуда Керли она согласилась стать женой плотника Рэмела. Все Сосенки целую неделю гуляли на свадьбе. Рэмел не пожалел денег на угощение, и сельчане повеселились на славу. Самой грустной на свадьбе была Веса. Она то и дело смотрела в сторону Дальнего леса – не появится ли на опушке ее любимый Гуд?

Но Железный Дровосек так и не пришел…

Пятнадцать лет прожили вместе Веса и Рэмел. Все у них было, – и богатство, и уважение односельчан, только вот муж любил Весу, а она его – нет. И детей у них не было.

Однажды весной Рэмел запряг телегу и поехал в лес за бревнами для постройки нового дома. В Сосенки он так и не вернулся. Сколько не искали его сельчане, так и не нашли. Наверное, Рэмел утонул в Синем болоте, возле которого росли самые высокие и стройные корабельные сосны.

Спустя шесть месяцев у Весы родилась дочь. Она была такой красивой, что все соседи даже ахнули. К тому же, голову юной красавицы украшали серебристые вьющиеся волосы.

«Это к счастью! – говорили деревенские женщины. – Может, у девочки судьба сложится удачнее, чем у ее бедной матери!».

Веса назвала дочку Лангой. Девочка была ее единственным утешением в жизни, и потому Веса не расставалась с ней ни днем, ни ночью.

Часто она сидела на скамейке возле дома, баюкала девочку на руках, а сама смотрела в сторону Дальнего леса. Она все еще ждала, что Железный Дровосек вспомнит о ней и вернется в Сосенки.

Но Гуд так и не пришел. От заезжих купцов Веса узнала, что Железный Дровосек теперь живет в далекой Фиолетовой стране, и Мигуны выбрали его своим правителем.

Конечно же, ни Веса, ни ее односельчане в это не поверили. Разве механический человек, да еще лишенный сердца, может стать королем? Что за чепуха!

Вы, наверное, уже поняли, ребята, что жители Сосенок жили в такой глуши, что ничего не знали о приключениях Элли, Тотошки Страшилы, Льва и Железного Дровосека. Иначе они стали бы гордиться своим бывшим односельчанином! Но они даже не знали о том, что недавно погибла их правительница, злая колдунья Гингема.

Однажды к вечеру Веса как обычно сидела на скамейке и баюкала дочку. Вдруг вдали, на опушке леса, показался какой-то человек. Он был одет в темный плащ.

Веса с радостным криком вскочила на ноги. Но потом внезапно замолчала.

В сумерках было видно не очень хорошо, что Веса все же поняла, что человек в плаще вовсе не Гуд. Незнакомец был мал ростом, и не походил не только на Гуда, но и на обычного Жевуна.

Веса вздрогнула от неприятного предчувствия. Таких странных людей она прежде никогда не видела в Голубой стране. И почему он пришел в деревню к вечеру, да еще вышел из леса? Это было очень странно.

Вскоре рядом с первым коротышкой появился второй, затем и третий. Короткими перебежками они направились в сторону Сосенок. Время от времени незнакомцы прятались за кустами и небольшими холмиками, словно чего-то опасались. Но чего им было опасаться в Голубой стране?

Сердце Весы болезненно сжалось. Она вдруг поняла, что темные коротышки вовсе не опасаются чего-то, а попросту прячутся от глаз деревенских жителей. А это было не к добру!

– Эй, соседи! – закричала Веса что было сил. – Выходите на улицу!

Соседи услышали ее крик и выбежали из домов. Веса указала в сторону леса:

– Какие-то трое темных коротышек идут сюда со стороны Дальнего леса. Уж не слуги ли это колдуньи Гингемы?

Деревенский староста озадаченно почесал затылок.

– Почему ты так решила? Вроде птицы говорят, что нашу правительницу задавил какой-то летающий домик. Как же тогда она могла послать в нашу деревню своих слуг?

Но тут вдали, из-за небольшого холмика, показались головы трех темных коротышек. Сельчане увидели их и сразу насторожились.

– Тьфу, да это и на самом деле какие-то недобрые люди! – насторожился Пивар. – Может, воры? Надо встретить их как положено!

И Пивар выломал из забора Весы большой кол и погрозил им странным незнакомцам. Другие деревенские мужчины последовали его примеру.

Темные коротышки постояли некоторое время, а потом нехотя повернулись и бегом направились назад в сторону леса. Вскоре они скрылись среди деревьев.

С той поры жители Сосенок лишились покоя. Не раз и не два они видели по вечерам возле опушки леса темных коротышек. Но увидев, что их заметили, загадочные люди тотчас исчезали среди деревьев.

Сельчане сломали головы, пытаясь понять, в чем тут дело. Наконец Пивар направился к большому дубу, в котором жил мудрый ворон Гай.

Старая птицы молча выслушала рассказ старосты, а потом взлетела с ветки и, тяжело махая крыльями, направилась в сторону Дальнего леса.

Гай вернулся только через неделю. Увидев это, сельчане побросали работу в поле и побежали к дубу. Но Гай приказал всем кроме старосты уйти.

Жители Сосенок, особенно мальчишка, были очень недовольны этим. Ворча, они пошли назад в поле, то и дело оглядываясь.

Гай подождал, пока они исчезли из виду, и только после этого промолвил:

– Дела плохи, уважаемый Пивар! Но, кажется, скоро они станут еще хуже.

– Что ты имеешь ввиду? – испугался староста. – Разве в Голубой стране началась война? Или проклятая Гингема ожила и хочет сжить всех Жевунов со света?

Гай усмехнулся.

– Гингема мертва, можешь не беспокоиться. Но в Голубой стране давно уже происходят странные вещи. Я-то о них знаю, но вас, Жевунов, пугать зазря не хотел. Да видно, настала пора рассказать всю правду.

Пивар негодующе вытаращил глаза.

– Как же так? В Голубой стране что-то происходит, а мы ничего не знаем? Ты очень мудрый ворон, Гай, но поступил нехорошо!

Гай хмыкнул.

– А разве ты, Пивар, хоть раз пришел ко мне и спросил: «Я хочу знать, что происходит в Голубой стране?» Нет, ты не пришел. И все потому, что вы, Жевуны, очень робкий и не любопытный народ. Вас интересует только то, что происходит в ваших деревнях, а до остального никому дела нет. Иначе разве колдунья Гингема смогла бы так легко завоевать Голубую страну?

Староста понурился. Слова Гая были неприятными, но справедливыми.

– Так знай же, Пивар, что за холмистой равниной, что идет от Сосенок на север, находится Большая гора. Ты слышал о ней?

Пивар пожал плечами.

– Вроде, слышал, но ни разу не видел. До нее же очень далеко! И потом, на что мне эта гора сдалась? Я лезть на нее все равно не собираюсь.

Гай грустно кивнул.

– В том-то и дело! Ничего вам, Жевунам, не интересно, если это вас прямо не касается. Так знай же, Пивар, что до Большой горы совсем не так далеко, как тебе кажется.

Лет десять назад из дыры, что находится на вершине Большой горы, вдруг повалил черный дым. Я летал туда и видел, как все было. А потом, спустя полгода, возле горы появился мрачный, густой лес. Я хотел было туда слетать, но почему-то испугался.

Спустя несколько дней я все-таки набрался духа и вновь полетел к Большой горе. Но темного леса я не обнаружил. Он оказался закрыт огромным кольцом Бесконечной стеной!

– А это еще что такое? – едва шевеля побледневшими губами, спросил Пивар.

– Обычная с виду каменная стена, – объяснил Гай. – Только пролететь над ней мне не удалось. Едва я только приблизился к ней, как стена стала расти прямо до неба! Потому-то ее и прозвали птицы да звери из окрестных лесов Бесконечной. Ни одной мухи, ни одному комару не удалось проникнуть за эту стену! А кротам не удалось вырыть под ней ни одного подземного хода.

– Но почему же? – озадаченно почесал затылок Пивар.

Ворон даже крыльями встряхнул от возмущения.

– Да потому, что она заколдована, глупец! – завопила старая птица. – И не Гингемой, а злым колдуном Пакиром из Подземной страны. Про него ты хоть слышал?

Пивар неуверенно кивнул.

– Вроде, слышал от бабушки. Но я думал, что все эти истории про Подземное царство и Пакира – обычные детские сказки!

– Нет, это не сказки, – вздохнул Гай. – И я очень подозреваю, что те самые темные коротышки, которые крутятся возле наших Сосенок, пришли именно из-за Бесконечной стены. Ручаюсь всеми своими перьями, что за ней прячутся слуги Пакира!

– Вот какие, значит, дела… – растерянно пробормотал Пивар. – Все еще хуже, чем я думал. Но что слугам Пакира нужно от нашей деревни? Мы никогда ни с кем не ссорились и никому не делали зла. Даже Гингема нас не трогала. Чем же мы насолили подземному колдуну?

Гай пожал крыльями.

– А вот этого я не знаю. Но, по-моему, причина ваших злоключений в Весе. Ведь она когда-то была невестой Гуда Керли, верно? А нынче этот парень, вроде бы, стал знаменитым. Птицы болтают, что какой-то железный человек совершил вместе со своими друзьями – соломенным пугалом Страшилой, Смелым Львом, и какой-то девочкой по имени Элли, немало подвигов, и за это был избран Мигунами королем Фиолетовой страны. Наверное, это не очень-то понравилось колдуну Пакиру. Вот он и ищет тех, кто хорошо знал Гуда Керли. А кто его знал лучше, чем ваша Веса?

Пивар здорово перепугался. Он поблагодарил старого ворона и побежал назад в деревню.

Услышав рассказ старосты, жители Сосенок очень перепугались. И только Веса выслушала эту историю молча. С той поры она покинула свой дом Рэмела, и перешла жить в дом своей тетки. Старая Магда к тому времени умерла, и потому большой дом пустовал. На всякий случай Веса вместе с Лангой ночевали в подвале под сараем.

И правильно сделала! Не прошло и недели, как однажды беззвездной ночью в Сосенки вошел целый отряд темных коротышек. Они держали в руках факелы с фиолетовым пламенем и воинственно размахивали короткими мечами. Слуги Пакира колотили рукоятями мечей по дверям всех домов, и задавали перепуганным сельчанам только один вопрос: где бывшая невеста Железного Дровосека?

Но никто из жителей Сосенок Весу так и не выдал. Все дружно утверждали, что Веса уехала к родственникам в другой конец Голубой страны, и вернется неизвестно когда.

Ох, как же разозлились слуги Пакира! Они ворвались в прежний дом Весы и перевернули там все вверх ногами, но ничего не нашли. И тогда темные коротышки подожгли чудесный дом, который когда-то построил искусный плотник Рэмел.

Лишь под утро темные коротышки ушли назад в лес. Только тогда жители Сосенок смогли наконец-то спокойно заснуть.

С рассветом Веса выбралась из подвала. Она с удивлением увидела, что на улице никого нет.

Недоуменно пожав плечами, Веса зевнула и вместе со спящей Лангой направилась в дом тетки Магды. Ей очень хотелось спать – ведь в темном и холодном подвале нельзя было и глаз сомкнуть.

Веса уложила Лангу в детскую кроватку, а сама улеглась на свою кровать и сразу же заснула беспробудным сном.

Тем временем небо задернулось темной дымкой. Свет восходящего солнца померк, и вокруг стало холодно, словно поздней осенью.

Птицы и звери из окрестных лесов в испуге бросились прочь из своих родных мест. Они почуяли, что скоро должно произойти нечто страшное и непонятное.

Ворон Гай также выбрался из своего дупла и с удивлением поглядел на темное небо.

– Что за чудеса? – пробормотал он. – Откуда такая темень ранним утром?

Посмотрев в сторону деревни, он так испугался, что едва не свалился с ветки.

Ставни на окнах всех домов вдруг начали сами собой захлопываться. Потом настала очередь дверей, на петлях которых невесть откуда появились здоровенные висячие замки.

– Колдовство… – прошептал Гай. – Кажется, Пакир все-таки добрался до наших Сосенок!

Вдруг один из домов зашатался, заскрипел – и начал подниматься над землей! Оказалось, что из половых досок выросли толстые чешуйчатые ноги.

Дом потоптался на месте, а потом повернулся и медленно пошел в сторону холмистой равнины, оставляя за собой довольно глубокие борозды.

Конечно же, обитатели дома тотчас проснулись. Гай слышал, как они стучат в дверь и кричат, призывая на помощь. Но увы, помочь им никто не мог…

Один за другим деревенские дома отправлялись в путь. И Гай не сомневался, что этот путь ведет не куда-нибудь, а к Бесконечной стене.

– Так вот что надумал Пакир… – пробормотал ворон. – Раз жители Сосенок не захотели выдавать Весу, то он попросту решил захватить всю деревню разом. Вот это колдовство так колдовство!

Несмотря на страх, Гай все же решил полететь вслед за ожившей деревней. Путь к Бесконечной стене занял целую неделю. Хорошо, что в домах у всех сельчан хранились съестные припасы и вода в кувшинах, иначе бы они попросту не пережили бы эту неделю.

Но, наконец, ожившая деревня подошла к Бесконечной стене. Каменные стены медленно раздвинулись, и дома Жевунов один за другим вошли в мрачный темный лес. После этого каменная стена вновь сомкнулась.

Гай с грустью сказал:

– Прощайте, мои дорогие Жевуны! До чего же вам не повезло, что именно в вашей деревне родился Гуд Керли, прозванный Железным Дровосеком… И я чую, что ваши злоключения еще только начинаются!

Глава четвертая. Лес Призраков.

Можете себе представить, ребята, как было страшно жителям Сосенок во время этого необычного похода! Никто ничего не понимал, кроме старосты Пивара. Многие женщины плакали, а мужчины расхаживали по комнатам взад-вперед, не зная, что предпринять. Кое-кто пытался выломать ставни и двери с помощью топоров, да куда там! Разве с колдовством можно справиться при помощи простого топора?

Зато мальчишки были в восторге! Все происходящее им казалось удивительным приключением. Ребята любили забираться на чердаки и оттуда, словно из наблюдательных вышек, через щели в ставнях наблюдали за чудесным путешествием. Встреча с колдовскими силами их ничуть не пугала. Многие парни в тайне от взрослых выстругали из досок деревянные мечи, и целыми днями напролет носились по чердакам, сражаясь с невидимыми чудовищами. Конечно же, мальчишки всегда побеждали. Но никому из них и в голову не приходило, что очень скоро им на самом деле предстояло встретиться с самими настоящими призраками!

Тяжелее всего было Весе. Молодая женщина без труда догадалась, что именно она стала причиной всех этих страшных событий. Не раз бедная Веса стучала в дверь и кричала: «Я здесь! Если я нужна вам, то возьмите меня и делайте все, что хотите! Только прошу, не трогайте мою дочку Лангу. И отпустите с миром всех остальных жителей Сосенок. Это не они, а я была невестой Железного Дровосека, которого вы так ненавидите!».

Ни никто не услышал отчаянных криков Весы. И она смирилась, поняв, что колдовские силы уже не вернут Сосенки на прежнее место.

Однажды сельчане проснулись от… тишины. Дома, как ни странно, стояли на месте, словно вкопанные.

Староста Пивар первым осмелился открыть дверь. Он увидел, что Сосенки ныне расположены на большой лесной поляне. Вокруг темной стеной росли огромные ели. Небо было затянуто мглой, словно дело шло к ночи. Но почему-то не было видно ни звезд, ни Луны.

– Это где же мы очутились? – озадаченно промолвил Пивар, растерянно оглядываясь по сторонам.

Двери домов распахивались одна за другой, и сельчане тоже вышли наружу. Они выглядели очень испуганными.

Даже мальчишки притихли. Только один из них, белобрысый парнишка по имени Тони, выхватил свою деревянную саблю.

– Эй, трусишка-колдунишка, выходи! – завопил он, мужественно размахивая саблей. – Я покажу тебе, как обижать нас, Жевунов!

Внезапно большой вяз, росший возле дома смелого Тони, с угрожающим скрипом наклонил свои длинные ветви и, схватив мальчика, поднял его в воздух. Тони завопил от ужаса и выронил свое оружие.

– Эй, ты что делаешь, дерево? – закричал отец Тони. – Отпусти моего сына, чудище безмозглое!

Но вяз начал раскачивать Тони из стороны в сторону. Мальчик перепугался так, что даже перестал кричать.

Мать Тони упала на колени и умоляюще протянула руки к живому дереву. А его отец, деревенский столяр, побежал в дом и быстро вернулся оттуда с топором. Его примеру последовали и другие мужчины.

И тут зашевелились все деревья в лесу. Огромные ели стали раскачиваться, а затем угрожающе склонили свои верхушки над деревней, словно собирались ее раздавить.

Староста быстрее всех понял, что с колдовскими силами шутить нельзя.

– Немедленно бросайте топоры! – закричал Пивар. – Иначе мы все погибнем!

Мужчины нехотя бросили топоры на землю. Деревья стали понемногу успокаиваться. Вяз опустил Тони на землю и тот, плача, побежал в объятия матери.

Вскоре на поляну вылетела старая женщина. Она сидела верхом на метле и злобно хихикала.

– Ага, попались! – кричала она, описывая над деревней круг за кругом. – Отныне вы, жалкие Жевунишки, стали пленниками великого колдуна Пакира. И вы никогда не выберетесь из леса Призраков!

– Почему? – перестав всхлипывать, спросил любопытный Тони.

Старуха спустилась на землю и подошла к мальчику.

– Спрашиваешь, почему, глупый мальчишка? А ты возьми свою сабельку и попробуй меня ударить! Не бойся, ничего тебе за это не будет.

Тони не пришлось долго уговаривать. Он тотчас схватил свою деревянную саблю и как ударит ею прямо старухе по руке!

Но сабля прошла через руку, словно через воздух. Тони не удержался на ногах и упал.

Сельчане охнули. Они ничего не понимали.

– Постой, да ты же Гингема! – воскликнул Пивар. – Я же видел тебя однажды на желтой дороге. Но ведь поговаривают, будто тебя раздавил какой-то летающий домик!

Гингема злобно скривилась и показала Пивару костлявый кулак.

– Да, я на самом деле умерла! – скрежеща зубами, призналась она. – И во всем виновата проклятая волшебница Виллина! Это она принесла из-за Кругосветных гор летающий домик, пикапу, трикапу, и обрушила его мне на голову! И за что? Только за то, что я захотела уничтожить всех людишек там, в Большом мире!

Но великий Пакир не оставил меня своей милостью. Я ожила здесь, в этом лесу Призраков, и стала его верной слугой. И уж я постараюсь служить Властелину Тьмы верой и правдой! А вы, жалкие Жевунишки, станете рабами Пакира, никуда не денетесь.

Гингема повернулась к Весе, погрозила ей кулаком, а затем села на свою метлу, взлетела в воздух и исчезла среди деревьев.

С той поры Веса и ее односельчане стали жить в лесу Призраков. Ох, как же страшно там было! Ночи в этом лесу были чернее сажи, в небе никогда не светилась ни одна звезда. А днем небо осталась подернутым серой дымкой. Ни один луч солнца не мог пробиться через этот невидимый полог.

Не раз самые сильные мужчины брали топоры и вилы и отправлялись в лес. Они надеялись найти выход из леса. Но каждый раз им путь преграждали странные чудовища. Одни напоминали огромных кабанов, вторые походили на гигантских ящериц, третьи выглядели словно мохнатые пауки размером с дом. Все они были призраками, и ни убить, ни ранить их было нельзя.

Сами призрачные чудища тоже не могли причинить вреда Жевунам. Но зато колдовство Пакира помогало им ломать деревья, словно спички. Они могли также катить, словно мячики, огромные мшистые валуны. Едва очередной отряд из Сосенок немного отдалялся от деревни, как путь ему сразу же преграждали буреломы из только что поваленных деревьев или завалы из огромных камней. Не удивительно, что даже самые смелые из Жевунов в панике отступали назад, к деревне.

С той поры даже у старосты Пивара опустились руки. Разве с колдовством поспоришь?

Так прошло пять лет. Ланга, дочка Весы, быстро росла, и вскоре стала стройной и высокой для своего возраста девочкой. Волосы у нее были длинными и серебристыми, и мама умело заплетала их в сотни тонких косичек. Ланга была самой красивой девочкой в деревне, и все мальчишки восхищались ей. Но девочке нравился только Тони, которому уже исполнилось двенадцать лет.

Однажды он позвал Лангу пойти в лес за грибами. Девочка охотно согласилась, потому что с Тони ей не были страшны даже живые деревья.

Но едва дети вошли в лес, как мальчик шепнул своей подруге:

– Знаешь, я ведь придумал, как можно бежать из этого проклятого леса!

Глаза Ланги округлились от удивления.

– Как же? – так же шепотом спросила она, чтобы живые деревья их не услышали.

Тони ухмыльнулся. Он подошел к огромным лиловым грибам, которые росли возле могучей ели, и указал на них рукой.

Глаза Ланги удивленно округлились.

– Но это же поганки! – заявила она. – Их нельзя есть, разве ты не знаешь?

Тони хихикнул, сорвал шляпку с одного из грибов и надел ее на голову Ланги. А потом надел другую шляпку себе на голову.

– Эти живые деревья и призрачные чудища очень глупы, – шепотом промолвил мальчик. – Они получили приказ нападать на людей. Но мы-то теперь стали больше похожи на грибы! Никто даже и не подумает нас остановить.

Тони взял изумленную Лангу за руку и уверенно повел ее вглубь леса.

Живые деревья заволновались. Они склоняли ветви, пытаясь понять, что за странные существа идут по лесной тропинке.

Сверху ребята выглядели, словно обычные лиловые грибы. Правда, обычно грибы не умели ходить, но мало ли чудес в лесу Призраков? И могучие деревья, пошумев, вскоре успокоились. Им было приказано не пропускать людей, а те двое существ, что шли по тропинке, людьми не были.

Ланга с восхищением посмотрела на своего друга.

– Тони, какой же ты молодец! – прошептала она. – Никто из взрослых даже не додумался до такой хитрой штуки. Теперь мы все запросто сможем уйти из леса Призраков!

Тони покраснел от удовольствия. Ему было очень приятно услышать похвалу из уст Ланги. Но он все же поспешил предупредить свою подругу:

– Не спеши радоваться. Кто знает, что нас ждет на опушке леса?

Несколько раз ребята видели призрачных чудовищ. Некоторые из них, похожие на гигантских ящериц, были величиной с большое дерево. Они бродили по лесу, словно бесплотные тени, и проходили через стволы деревьев, будто через воздух. Чудовища с удивлением глядели сверху вниз на шагающих поганок, но и не подумали их останавливать. Тони был прав – все эти слуги Пакира были очень глупыми!

Наконец, лес стал редеть. Ребята повеселели. Они настолько осмелели, что разговаривали во весь голос.

Вскоре они вышли на опушку села. И не смогли сдержать разочарованных восклицаний.

Впереди путь им преграждала каменная стена!

Тони озадаченно потер лоб.

– Тьфу, откуда взялась эту дурацкая стена? – буркнул он. – Давай попробуем обойти ее.

Но сколько ребята ни шли вдоль стены, не было видно ни конца ее, ни края.

– Придется перелезать через стену, – вздохнул Тони. – Я-то запросто смогу это сделать, а вот тебе, Ланга, на нее не взобраться. Надо сделать лестницу!

Тони был запасливым мальчиком, и хорошо подготовился к путешествию. Он достал из карманов ножик и моток прочной бечевы.

Мальчик срезал два длинных ствола молодых сосенок, очистил их, а затем нарезал из орешника несколько десятков веток потоньше. А потом с помощью Ланги стал привязывать короткие палки к длинным стойкам, делая перекладины будущей лестницы.

Наконец, трудная работа была закончена. Ребята прислонили лестницу к стене, и Тони первым стал взбираться наверх. Добравшись до верхнего края стены, он снял с головы свою «грибную шляпу» и с хохотом швырнул ее на землю.

– Все, выбрались! – радостно завопил он. – Я вижу голубое небо и солнце! Ланга, давай быстрее лезь сюда!

Девочка улыбнулась и тоже сняла надоевшую грибную шляпку.

Внезапно огромная стена вздрогнула. Ее верхний край начал стремительно расти вверх.

В каменной кладке появилась длинная щель. Она раздвинулась, словно огромные губы, и ребята услышали громоподобный голос:

– Хотели обмануть меня? – рявкнула Стена. – Не выйдет! Я умная. Раз на вас больше нет грибных шляпок, значит вы не грибы. А раз вы не грибы, то вы – люди. Тревога, тревога! Слуги Пакира, бегите сюда и хватайте этих людишек!

Лестница, на которой стоял Тони, вдруг вспыхнула фиолетовым пламенем. Мальчик едва успел спрыгнуть на землю и сильно ушибся. Не успел он подняться на ноги, как из-за деревьев выскочили больше десятка коротышек в темных плащах. Они воинственно размахивали короткими мечами.

Один из них подскочил к растерянной Ланге и, выхватив из-за пояса хлыст, внезапно ударил им девочку по лицу. Ланга вскрикнула от боли.

– Мер-р-рзавка! Вздумала бежать? – прошипел темный слуга. Из-под капюшона злобно сияли его маленькие глазки.

Ланга поначалу испугалась, а затем вдруг почувствовала, как ее наполняет холодная ненависть. Она вытерла кровь с разбитых губ и неожиданно спокойно сказала:

– Ты еще пожалеешь о том, что ударил меня, глупец!

Темный слуга презрительно хмыкнул.

– Ну и что? Скоро ты станешь рабыней великого Пакира. А с рабами я церемониться не привык!

Ланга так яростно сверкнула глазами, что темный слуга испуганно отшатнулся от нее.

– Нет, никогда я не стану рабыней! – воскликнула она. – Раз уж мне не удалось бежать из вашего проклятого темного царства, то я постараюсь стать в этой стране королевой. И тогда вы, жалкие коротышки, еще будете ползать передо мной на коленях, и молить о пощаде!

Темный коротышка изумленно уставился на нее, а затем захихикал.

– Королевой? Хи-хи, глупая девчонка, что о чем ты болтаешь? Королевой Подземного царства может быть лишь супруга нашего Властелина Пакира!

Ланга спокойно кивнула.

– Ну что ж, значит именно я стану его супругой – когда подрасту, конечно. Тони, вставай и перестань хныкать! Сегодня мы с тобой проиграли. Но клянусь, настанет день, и я отомщу за все! И обязательно стану королевой Тьмы!

Мальчик послушно встал на ноги. Он с изумлением глядел на свою подругу и не узнавал ее. Девочка словно бы повзрослела разом на много-много лет. И это пугало мальчика куда больше, чем все темные коротышки вместе взятые.

– Милая Ланга, что с тобой? – пробормотал он.

Девочка холодно посмотрела на друга, а затем сложила за спиной руки, как положено пленнице, и пошла в сторону леса. Темные коротышки, о чем-то посоветовавшись на своем языке, окружили ее со всех сторон, словно опасного зверя. На Тони они больше не обращали внимания, словно его и не было.

Мальчик только руками развел от удивления, а затем уныло поплелся вслед за Лангой и ее стражниками.

– И что эта девчонка сейчас наплела? – бормотал он себе под нос. – Королевой Тьмы она, видите ли, хочет стать. И только потому, что ей не дали убежать, да разок ударили кнутом. Совсем девчонка сдурела!

Глава пятая. Школа Пакира.

Следующей ночью в деревню ворвался большой отряд темных коротышек. Слуги Пакира принялись колотить рукоятями мечей по дверям всех домов.

– Выходите! Выходите! Выходите! – вопили они.

Перепуганные сельчане наскоро оделись и выбежали на улицы. Здесь их тотчас со всех сторон окружили темные коротышки. Они злобно шипели и угрожающе размахивали короткими мечами.

Командир отряда по имени Шарк вышел вперед и заявил:

– Властелин приказал отвести всех ваших детей к Большой горе. Отныне они будут жить возле Серого замка и заниматься в первой школе Пакира. Мы будем учить ваших детей разным наукам, но прежде всего науке повиновения. Потом все ребята будут переправлены в Подземное царство. Те из них, кто станет хорошо учиться, станет слугой Тьмы и будет направлен в сторожевые крепости берега Скелетов. А те, кто будет учиться плохо, проведут всю оставшуюся жизнь в каменоломне, где рабы вырубают из скал камни для Лестницы.

Жевуны в ужасе переглянулись. Некоторые женщины закричали:

– Нет, мы не отдадим своих детей!

Шарк взмахнул своим мечом так, что аж воздух засвистел.

– Глупцы! Вы не понимаете, как вам повезло! Ваши дети могли навсегда остаться здесь, в лесу Призраков. Но Властелин Пакир милостив. Рано или поздно он завоюет всю Волшебную страну и над ней воцарится вечная ночь. Тогда Властелину понадобятся новые слуги. Вы, взрослые Жевуны, для этого не годитесь. Вы слишком добрые и робкие. Даже с ничтожной колдуньей Гингемой вы не смогли справиться!

Но быть может, ваши дети подрастут и станут совсем другими. Мы воспитаем их по-другому, и они станут верить не в Добро, а в Зло! А главное, они научатся верить в то, что Зло – это и есть Добро.

Староста Пивар набрался смелости и возразил:

– Не, не бывать такому! Вы можете отнять у нас детей, потому что вы сильнее. Но Жевуны никогда не станут слугами Тьмы! Все мы родились в чудесной Голубой стране, видели солнце, облака, зеленые леса и цветущие сады. И ни мы, ни наши дети, никогда не сможем забыть об этом и полюбить Тьму!

Шарк злобно усмехнулся.

– Ну что ж, тем хуже для всех вас. Но я верю, что любого ребенка можно заставить поверить в то, что белое – это черное, надо только как следует постараться. Одна ваша девочка, кажется, уже созрела для Зла!

И Шарк указал рукой на Лангу, которая стояла рядом с перепуганной Весой.

Веса вздрогнула, обняла девочку дрожащими руками и негодующе закричала:

– Ты лжешь, мерзкий коротышка! Моя Ланга очень добрая девочка. Она скорее умрет, чем станет служить Пакиру!

Шарк залился смехом. Он поманил Лангу рукой:

– Иди ко мне, милая девочка. Разве не ты говорила вчера, что хочешь стать королевой Тьмы?

Веса даже охнула от неожиданности.

Ланга высвободилась из ее объятий, подошла к Шарку и встала с ним рядом.

– Это верно, – спокойно заявила она и с презрением посмотрела на односельчан. – Вы все глупцы, если думаете, мы, девчонки и мальчишки, так уж любим вашу дурацкую Голубую страну! По-моему, ничего в ней хорошего не было. Например, от яркого солнца у меня часто болела голова, а от цветочной пыльцы на руках появлялась сыпь.

И жили все вы, наши родители, словно дикари. Только и знали, что работали с утра до вечера на ваших дурацких полях, в садах и огородах. Ну и что от этого было толку? Разве это принесло кому-нибудь из вас богатство или славу? А вот я работать не собираюсь! Пускай трудятся дураки. Уж лучше пусть на меня работают рабы, а я буду день и ночь отдыхать и веселиться.

Веса охнула и прижала дрожащие руки к сердцу.

– Ланга, девочка моя, что ты говоришь? Мою милую и добрую дочь словно подменили!

Ланга холодно посмотрела на мать.

– Никто меня не подменял, мамочка. Просто ты меня плохо знаешь. Да и когда тебе было мною заниматься, если ты думала только про своего Железного Дровосека? Нашла кого полюбить – бессердечную железную машину! А разве Дровосек вспоминает о тебе? Нет. Говорят, он стал в Фиолетовой стране королем. Понятное дело, о тебе он больше и не думает. Да и на что бедная сельчанка богатому королю?

Веса нахмурилась.

– Не говори так о моем милом Гуде! Я верю, что он по-прежнему любит меня. И мы обязательно когда-нибудь встретимся. Я его очень люблю!

Ланга зло сощурилась.

– А вот я ненавижу Железного Дровосека! Это он виноват во всех наших несчастьях. И настанет день, когда и отомщу этой бессердечной железяке.

Шарк с довольным видом погладил Лангу по голове.

– Молодец, девчонка! Властелин Пакир будет доволен, когда узнает об этом. Ведь он тоже ненавидит Железного Дровосека! И, конечно же, именно Дровосек виноват во всем, что произошло с вашими Сосенками. И вообще он виноват во всем плохом, что с вами случилось и еще случится!.. Ну, Жевуны, прощайтесь со своими детьми. Вы их вряд ли когда-нибудь еще увидите! Отныне у этих ребят начинается новая, прекрасная и свободная жизнь в царстве великого и доброго волшебника Пакира!

Что тут поднялось! Взрослые Жевуны принялись со слезами на глазах обнимать и целовать своих детей. Но темные коротышки отрывали детей от родителей и отводили их к лесу. Жевуны пытались протестовать, но разве с голыми руками что-нибудь сделаешь против мечей?

Темные коротышки окружили плачущих, перепуганных ребят, и повели их в лес. А Шарк повернулся и крикнул напоследок:

– Запомните, жители Сосенок: во всем виноват Железный Дровосек!

Многие женщины от горя потеряли сознание. И только Веса нашла в себе силы крикнуть вслед Ланге:

– Прощай, доченька! Не забывай меня!

С той поры дети из деревни Сосенки (а их было двадцать восемь – шестнадцать мальчиков и двенадцать девочек) стали жить возле Большой горы. На ее склонах стоял большой Серый замок, в котором жил капитан Шарк.

Первым делом темные коротышки заставили детей построить два больших деревянных барака – один для мальчиков, а второй для девочек. Работа оказалась трудной и непривычной для ребят, ведь многим из них еще не исполнилось и восьми лет. Но темные коротышки даже не думали им помогать. Они только бегали между ребят с хлыстами в руках и нещадно хлестали тех, кто отлынивал от работы или просто пытался отдохнуть.

Одна лишь Ланга не притронулась даже пальцем к пилам и молоткам. Она часто прогуливалась на склонах горы вместе с Шарком и о чем-то с ним разговаривала.

Конечно, все ребята были здорово злы на Лангу. Один лишь Тони продолжал поддерживать свою подружку. «Напрасно вы так ругаете Лангу, – говорил он друзьям. – Эта девчонка поумнее да похитрее любого из нас. Наверное, она нарочно пытается подружиться с Шарком, чтобы выведать у него, как можно бежать из леса Призраков!».

Но вскоре Ланга, к удивлению ребят, взяла и поселилась в Сером замке. Даже верного Тони это здорово озадачило.

Когда постройка бараков была закончена, через жерло вулкана в лес Призраков на крылатом змее прилетел забавный толстяк, похожий на дикого кабана. Его звали Чабарс, он был помощником самого Властелина Пакира.

На толстом, круглом лицо Чабарса всегда сияла добродушная улыбка. Но все равно дети побаивались его, потому что изо рта Чабарса торчали два клыка. И его маленькие, оплывшие жиром глазки часто светились звериным огнем.

Однажды Чабарс собрал всех ребят на склоне горы. Все уселись на валунах по двое и по трое. А Чабарс расхаживал между валунами и, заложив лапы за спину, ласковым голосом рассказывал им самые разные вещи.

– Отныне все вы станете первыми учениками школы Пакира, – объявил Чабарс на первом же уроке. – Я буду вашим учителем. Властелин хочет, чтобы вы, юные Жевуны, стали его верными слугами. Но для этого вы должны ни в чем не походить на своих родителей! Для начала вы должны отучиться от дурацкой привычки все время двигать челюстями, словно что-то жуете.

Один маленький мальчик робко спросил:

– А зачем нам нужно перестать жевать? Ведь тогда мы перестанем быть Жевунами! Мой папа всегда был Жевуном, и моя мама всегда была Жевуньей. И бабушка с дедушкой тоже были Жевунами! Что же здесь плохого?

Глазки Чабарса зло сверкнули, но он постарался улыбнуться еще шире.

– Забудь об этом, малыш. Как ни прискорбно признать, твои родственники – самые обыкновенные глупцы. Зачем делать вид, что жуешь, если во рту нет ничего вкусненького?

– Простите, господин учитель, но таков обычай всех Жевунов! – покраснев от гнева, возразил Тони.

Чабарс ухмыльнулся.

– Мало ли какие у ваших родителей были обычаи! Уж можете мне поверить, все это чепуха. Вот, например, ваши родители очень любили трудиться на полях и огородах. Разве это был хороший обычай? Поднимите руку, кто из вас любит в жаркий полдень пропалывать грядки с морковкой!

Ребята озадаченно переглянулись. Им не раз приходилось заниматься прополкой, но никто не мог сказать, что эта работа ему нравилась.

– Вот видите! – с воодушевлением заявил Чабарс. – Обещаю, что отныне вы никогда больше не будете пропалывать грядки! Об этом глупом обычае ваших родителей можете забыть раз и навсегда.

Но Тони из упрямства возразил:

– Простите, господин учитель, но ведь если грядки не пропалывать, то они быстро зарастут сорняками, и весь урожай погибнет! Что же тогда мы станем есть?

Чабарс кивнул.

– Правильный вопрос, мой мальчик. Есть нам всем нужно. А еще лучше, если мы все будем есть разные вкусные вещи! Ты спрашиваешь, где взять еду. Отвечаю: ее должны выращивать рабы, или глупцы, которым нравится эта тяжелая работа. А вы, свободные люди, никогда не должны работать. Запомните: труд – это удел дураков! Умный человек всегда заставит работать за двоих какого-нибудь глупца. Понятно?

Одна из девочек хихикнула:

– Понятно, господин учитель! А если такого дурака рядом не окажется, то что же делать? С голоду умирать, что ли?

– Конечно же нет, милое дитя, – широко улыбнулся Чабарс. – Тогда надо пойти в поход в страну Дураков и отнять все, что тебе нужно – и еду, и одежду, и все остальное. Так мы, слуги Пакира, чаще всего и делаем! Когда-нибудь мы обязательно завоюем и вашу родную Голубую страну. И отнимем у Жевунов все, что захотим.

Дети озадаченно молчали. Все, что они услышали, было так удивительно и странно! Родители всегда им говорили совсем другое. Взрослые Жевуны очень гордились своей Голубой страной и считали ее лучшей на всем свете. А теперь оказывается, что она была страной дураков!

После небольшого перерыва Чабарс начал второй урок. И знаете, чему он стал учить ребят?

Он повел детей к опушке леса. Там, возле огромной ели, стояла деревянная статуя… Железного Дровосека!

Чабарс указал на нее лапой и сказал:

– Запомните ребята: этот истукан – ваш самый главный враг на свете! Это из-за него ваша Голубая страна стала бедной и очень, очень несчастной. Когда-то Железный Дровосек был обычным человеком. Его звали Гуд Керли и он жил в вашей деревне. Но однажды он полюбил Весу – вы все ее знаете. Но Веса не любила Гуда Керли!

И тогда Гуд пошел к волшебнице Виллине и попросил, чтобы та превратила его в железного человека. Гуд хотел силой заставить бедную Весу выйти за него замуж.

Один из мальчиков набрался смелости и возразил:

– Простите, господин учитель, но я слышал от мамы, что Виллина – очень добрая волшебница!

Чабарс сокрушенно покачал головой.

– Мама обманывала тебя, малыш. Запомните, ребята: в Волшебной стране было всего две добрые волшебницы. Их звали Гингема и Бастинда. Сколько хорошего они сделали для Жевунов и Мигунов!

За это их очень не любили две злые колдуньи – их звали Виллина и Стелла. И они сделали так, что Гингема и Бастинда погибли! Но Властелин Пакир пожалел их, и возродил в виде призраков. Скоро призрак Гингемы прилетит к нашему Серому замку. Бывшая колдунья… то есть тьфу, добрая волшебница, будет вести в нашей школе уроки истории Голубой страны. Тогда-то вы и узнаете всю правду об ее прежних правителях. Все они были дураками, уродами и разбойниками!

Но хуже всех все-таки Железный Дровосек! У него нет сердца, потому он злой и безжалостный. Если бы он встретил вас, мои бедные дети, тот тотчас бы зарубил своим огромным топором! Но мы не дадим себя в обиду, верно, ребята? Берите палки и камни и бейте проклятого Дровосека!

От этих слов у мальчиков и девочек вдруг разгорелся злой азарт. Они начали обстреливать статую Дровосека камнями, а потом схватили палки и стали колотить по нему!

Неожиданно статуя Дровосека со скрипом зашевелилась. Дровосек медленно поднял свой деревянный топор и, злобно вращая глазами, начал отбиваться от нападавших. Один из мальчиков не успел вовремя отпрыгнуть в сторону и получил довольно болезненный удар по спине.

– Вот видите, какой злодей этот Железный Дровосек! – воскликнул Чабарс. – Ну, чего вы испугались? Бейте его, бейте!

И ребята с воинственными криками бросились в новую атаку. Деревянная статуя Дровосека отбивалась, но она двигалась слишком медленно, и потому ребята успевали ловко увертываться от ее ударов.

А Чабарс стоял рядом с Шарком и посмеивался.

– Какие они все-таки глупцы, эти маленькие Жевунчики! – тихо сказал Чабарс. – Их совсем нетрудно обмануть и научить ненависти к своей родной Голубой стране, и даже к своим родителям. Такие ребята со временем станут послушными рабами!

Шарк кивнул.

– Вы все правильно делаете, уважаемый Чабарс! Не сомневаюсь, что Властелин будет вами очень доволен. Если у вас дела пойдут и дальше хорошо, то мы завоюем Волшебную страну куда проще, чем раньше думали.

И на самом деле, зачем нам воевать со всеми Жевунами, Мигунами, Болтунами и их соседями из других стран? Все равно победить ни один народ нельзя. Как только их дорогую Волшебную страну закроет вечная тьма, то коротышки обязательно будут поднимать бунты то там, то здесь. Наша армия попросту не сможет воевать везде и со всеми!

Куда лучше взять и задурить головы детям всех Жевунов, Мигунов и прочих коротышек. Если они поверят, что Дровосек, Виллина и Стелла – злодеи, а Пакир – добрый волшебник, то и бунтов никаких не будет! Пройдут годы, родители этих дурачков умрут, и нынешние дети сами станут взрослыми. И они сами будут учить своих детей ненависти к прежней Волшебной стране!

Чабарс вздохнул.

– Вы совершенно правы, уважаемый Шарк! Но, к сожалению, не все дети одинаковы. Я очень боюсь, например, Тони! Ему уже немало лет, и он достаточно пожил в Голубой стране и помнит, какой она была на самом деле. К тому же, у него самостоятельный характер, и он привык обо всем думать не чужой, а своей головой. Такого парня непросто будет убедить, что на его родине все было плохо и мерзко!

Шарк задумался.

– Надо посоветоваться с Лангой, – наконец, сказал он. – Они с Тони когда-то дружили. Уж Ланга придумает, как справиться с этим упрямцем!

По приказу Шарка темные слуги этим же вечером схватили Тони и отвели к Серому замку. Возле стены на скамейке сидела Ланга и читала какую-то книгу.

Темные слуги связали Тони руки и удалились. Друзья остались одни.

Ланга с упреком посмотрела на мальчика.

– Что ты делаешь, Тони? Капитан Шарк очень недоволен тобой. Он говорит, что ты единственный из всех ребят не захотел кидать камни в Железного Дровосека. Зачем ты подаешь другим ребятам такой дурной пример?

Тони нахмурился.

– О чем ты говоришь, Ланга? Тот деревянный истукан возле леса – вовсе не Железный Дровосек! Мама мне часто рассказывала про Гуда Керли. Да, в юные годы он был большим шалуном. Но потом, повзрослев, он стал хорошим дровосеком и помогал очень многим Жевунам! И стал он Железным Дровосеком совсем не так, как рассказывал Чабарс. Во всем виновата вовсе не Виллина, а злая Гингема! Это она заколдовала топор, и…

Ланга захлопнула книгу и вскочила на ноги.

– Замолчи, глупец! – закричала она, зло сверкнув глазами. – Не вздумай говорить ребятам такие опасные вещи! Да и какая тебе разница, как все было на самом деле? Главное, что Гуд превратился в бессердечного Железного Дровосека!

Тони упрямо мотнул головой.

– Нет уж, я молчать не стану! Теперь я понял, что ты с Чабарсом заодно. Что надумали – объявить Виллину злой колдуньей, а Гингему – доброй волшебницей! Ничего у вас не получится, и не надейтесь. Я не дам обмануть наших ребят!

Ланга нахмурилась.

– Чепуха! Разве ты не видел, с какой радостью они забрасывали статую Железного Дровосека камнями?

Тони нехотя кивнул.

– Что ж, это верно. Выходит, что даже в наших замечательных ребятах есть зло… Но добра в них куда больше! Не надо только врать им с утра до ночи, иначе они могут поверить даже в то, что белое – это черное, а черное – это серо-буро-малиновое. Ведь все дети так доверчивы!

Ланга пожала плечами.

– Ну что ж, ты сам выбрал свою судьбу, Тони. Я не собираюсь из-за тебя менять свои планы. Ты же знаешь, что я хочу стать королевой Тьмы! А до ребят мне дела нет, да и до тебя – тоже. Эй, слуги, сюда!

Темные слуги тотчас явились по ее приказу.

Ланга указала рукой на Тони и холодно сказала:

– Это упрямца надо сослать в Подземную страну. Раз он не хочет стать верным слугой Пакира, то он будет рабом. Пускай отныне он строит Лестницу на острове Горн!

Темные слуги поклонились Ланге, схватили Тони и увели. Мальчик повернул голову и крикнул:

– Прощай, Ланга!

Но девочка даже не посмотрела ему вслед. Она вновь открыла толстую книгу и продолжила ее читать.

Знаете, как называлась эта книга, ребята? Уж конечно, это был не учебник арифметики. Книга называлась «Черная магия», и была предназначена для тех, кто хотел научиться колдовству!

Прошло несколько лет. Ребята из Сосенок по-прежнему жили в бараках возле Серого замка и продолжали заниматься в школе Пакира. Чабарс учил их любить тьму и ненавидеть свет. Гингема (вернее, ее призрак) обожала рассказывать всякие гадости про Голубую страну и Жевунов. На дополнительных уроках она также учила парней дергать девочек за косички, подбрасывать им за воротник улиток и лягушек, подкладывать на кресло Чабарсу колючки, и еще многим другим злым шалостям.

Ну, а Шарк занимался с детьми разными военными играми. Мальчики и девочки научились без промаха стрелять в статую Железного Дровосека из луков и самострелов, рубить ее деревянными мечами.

Постепенно многие ребята, сами того не заметив, превратились в слуг Тьмы. Чабарс довольно потирал свои лапы.

Впрочем, трое мальчиков и одна девочка учились очень плохо. Они оказались редкими упрямцами, и отказывались любить Тьму.

Да и родную Голубую страну они вспоминали без ненависти, а напротив, с грустью и любовью.

Шарк подговорил остальных ребят, и они поколотили упрямцев раз, другой, третий. Но это не помогло. И однажды ночью все четверо исчезли. Слуги Пакира на крылатых змеях отвезли плохих учеников в Подземное царство, в каменоломню, где им предстояло вместе с другими рабами вырубать из скал каменные блоки для гигантской Лестницы.

Конечно же, лучшей ученицей школы Пакира была Ланга. Она повзрослела и стала высокой и красивой девушкой. В отличие от своих подруг, Ланга немало времени уделяла своей внешности и особенно своим удивительно красивым серебристым волосам. Их Ланга тщательно заплетала в сотни тоненьких косичек.

Но больше всего времени Ланга уделяла учебе. На каждом уроке она первой тянула руку вверх, и готова была отвечать на любой, самый каверзный вопрос. Кроме того, она самостоятельно пыталась учиться колдовству по книге «Черная магия». Чабарс не возражал, хотя и считал эти занятия пустой тратой времени. Ведь всем известно: чтобы стать хотя бы плохенькой ведьмой, нужен особый талант и жутко вредный характер!

Чабарс не мог нарадоваться на свою лучшую ученицу. «Даже жаль, что Ланга – человек, – порой говорил он Шарку. – Будь она каббаром, как я, или карликом, как ты, Властелин Пакир мог бы сделать ее фрейлиной в своем дворце. Но всем известно, что Пакир не любит людей. Видимо, выше старшей служанки Ланге не выслужиться. А жаль, очень жаль!».

Ланга подслушала эти слова, но не стала расстраиваться, а только упрямо поджала губы. «Это мы еще посмотрим, кем я стану – служанкой или госпожой!» – думала она.

Наконец, настал день выпускных экзаменов. Вчерашние дети, а ныне юноши и девушки стояли возле Серого замка. На них были одета обычная форма воинов Тьмы из мохнатых шкур. В руках они держали мечи и медные щиты. На головах будущих воинов Тьмы красовались железные шлемы с двумя изогнутыми рогами.

Чабарс, одетый по случаю праздника в пурпурный плащ, вышел вперед и торжественно сказал:

– Вот и закончилась ваша учеба, дорогие мои воспитанники!

Вчера я вернулся из Подземного царства. Я побывал на острове Горн, во дворце Пакира, и лично доложил о ваших успехах самому Властелину!

Юноши и девушки встретили эти слова радостными криками.

Чабарс улыбнулся.

– Больше всего Властелин интересовался, сумели ли вы забыть про свою Голубую страну, и про своих родителей. Я уверил Властелина, что отныне все вы считаете себя воинами Подземного царства, и больше не являетесь Жевунами. Это верно?

– Да! Да! Да! – дружно закричали юноши и девушки. А один высокий парень по имени Азар даже скорчило зверскую физиономию и плюнул себе под ноги:

– Тьфу, ненавижу Жевунов! Все они – жалкие ничтожества.

Если я когда-нибудь попаду в Голубую страну, то буду там все подряд жечь и крушить.

– А если ты увидишь свой родной дом, что ты тогда будешь делать? – спросил с коварной ухмылкой Чабарс.

Азар на секунду растерялся, а потом опустил голову и буркнул:

– Тоже сожгу его! А потом обязательно найду проклятого Железного Дровосека и убью его. Ведь это он виноват во всех наших бедах!

Чабарс кивнул с довольным видом.

– Что ж, очень скоро твоя мечта исполнится, Азар. Строительство Лестницы уже близко к завершению. Очень скоро Властелин Пакир поднимется по ней к сводам пещеры, расколет их – и выйдет на поверхность Волшебной страны! А за ним хлынут орды армии Тьмы. И вы, бывшие Жевуны, тоже будете участвовать в завоевании Волшебной страны! Но сначала вы должны пройти последний экзамен. Вы сотни раз дрались со статуей Железного Дровосека, и научились побеждать ее. Но на этот раз ваш противник будет драться по-настоящему. Покажите свое умение уничтожать врага!

Статуя Железного Дровосека вдруг ожила. Она завращала круглыми глазами и, издав яростный вопль, вдруг побежала в сторону Серого замка, размахивая огромным топором.

Юноши и девушки поначалу даже опешили. Прежде никогда статуя не сходила с места и не двигалась так быстро!

Но отступать никто не хотел. Подняв мечи, будущие воины Тьмы ринулись навстречу врагу.

Схватка была яростной. Деревянная статуя на этот раз дралась по-настоящему и не щадила даже девушек. И ребята начали постепенно отступать.

Шарк подошел к Чабарсу и тихо сказал:

– Очень жаль, но теперь я вижу, что из Жевунов нельзя сделать хороших воинов. Уж очень они малы ростом! Да и настоящей злости в них нет. Боюсь, придется всех их отдать в рабство. Если Властелин Пакир узнает, что они проиграли битву деревянной статуе, то дальнейшая судьба наших учеников станет незавидной!

Чабарс только вздохнул в ответ. Он с горечью смотрел, как парни и девушки один за другим падают на землю под могучими ударами деревянной статуи.

– Даже не знаю, что делать, – жалобно промолвил он. – Может, нам стоит немного помочь бедным ребятам?

Но Шарк сурово мотнул головой.

– Нет! Я не собираюсь обманывать Властелина. Жаль, что мы впустую потратили столько труда, но другого выхода нет. Наши ученики не смогли сдать свой главный экзамен!

Неожиданно к ним подошла Ланга. На ней были надеты красивые черные доспехи из металла, а над круглым шлемом развевалось пышное черное перо.

Ланга положила руку на эфес меча и спокойно сказала:

– Не торопитесь ставить двойки, дорогие учителя! Вы забыли, что в бой еще не вступала я.

Шарк скептически усмехнулся.

– Ну, и что ты сможешь сделать одна? Деревянная статуя втрое выше тебя, и куда сильнее. А ты владеешь мечом хуже многих парней!

– Моя сила не в оружии, а в кое-чем другом, – ответила Ланга. Она протянула руку в сторону статуи Дровосека и что-то тихо прошептала. И тотчас в деревянную статую с грохотом ударила фиолетовая молния!

Статуя запылала. Она сделала еще несколько шагов и упала на землю.

Чабарс и Шарк в страхе переглянулись.

– Так вот зачем ты столько лет читала книгу «Черная магия»!

– закричал Чабарс. – Неужели, ты смогла научиться колдовству?

Ланга улыбнулась.

– Немного, – призналась она. – Но моих знаний хватило, чтобы победить деревянную статую. Теперь скажите: я и мои друзья сдали экзамен?

– Да, – кивнул Шарк. – Ведь вы сумели победить статую Железного Дровосека! Властелин не говорил, как именно вы это должны сделать.

– Тогда пускай мои друзья наконец-то станут воинами Тьмы, – удовлетворенно улыбнулась Ланга. – А я хочу сегодня же оказаться на острове Горн и встретиться с Властелином. Прощайте, мои дороги учителя!

Ланга щелкнула пальцами, произнесла слова другого заклинания – и тотчас со стороны леса к Серому замку прилетел крылатый змей. Ланга уселась на него, и летающее чудовище взлетело к вершине Большой горы и исчезло в кратере вулкана.

Чабар и Шарк удивленно переглянулись.

– А эта девчонка далеко пойдет! – восхитился Шарк. – Но не думаю, что ее успехи обрадуют старую Весу. Не удивлюсь, если Ланга никогда больше не захочет увидеться со своей родной матерью!

Глава шестая. Остров Горн.

Крылатый змей спустился через жерло вулкана вглубь земли, а затем полетел по неширокому туннелю. Вокруг было очень темно и сыро, и Ланга быстро озябла. Кожа ее покрылась мурашками, и зубы застучали. Но дело было не в холоде, а в страхе, который испытывала девушка!

Как бы удивились Чабарс с Шарком, узнав, о чем сейчас думает их лучшая воспитанница. Они-то были уверены, что Ланга окончательно поддалась чарам Зла и стала бездушной, корыстной и жестокой служанкой Пакира.

Все было далеко не так просто. На самом деле, Ланга просто ловко притворялась! Она вовсе не разлюбила Голубую страну, и не перестала считать себя Жевуньей. И о своей матери Весе она вспоминала с нежностью и любовью.

Но Ланга давно поняла, что слуги Тьмы, даже такие хитрецы как Чабарс, не очень-то умны. Девушка решила, что открыто бороться против слуг Пакира бессмысленно. Судьба бедного Тони была примером того, как не нужно поступать. И в самом деле, что добился бедный парень своим упрямством? Только того, что его превратили в раба. Хорошо, что она сообразила послать Тони на стройку Лестницы! Иначе Шарк наверняка сослал бы его в каменоломню, где по его словам работать еще хуже.

А сама Ланга решила пойти другим путем. Раз слуги Пакира сильнее, то выгодно притворится, что она стала такой же, как Чабарс и Шарк. Но при первом же удобном случае надо попытаться встать над ними. Вот когда она войдет в доверие у Пакира и станет королевой Тьмы, то тогда она спасет и маму Весу, и Жевунов, и всю Голубую страну!

Вот такой девушкой была Ланга. Цель у нее были благородная, нет слов. Но к этой цели она собиралась идти через обман и ложь. В отличие от других Жевунов, очень простодушных и прямых (вспомните беднягу Тони!), Ланга умела быть двуличной. Она хотела победить Зло, служа ему!

Такие люди встречаются не только в сказках. Когда вы подрастете, ребята, то, наверное, не раз встретитесь с разными двуличными людьми. Научитесь распознавать их, иначе вам придется нелегко в будущей жизни. Когда человек говорит одно, а делает совсем другое, то это верный признак двуличности. Все мошенники таковы. Сегодня они наобещают вам золотые горы, а назавтра исчезнут в неизвестном направлении. Скольких взрослых, умных и опытных людей обманули подобные мошенники, и не сосчитать!

Особенно не доверяйте тем, кто умеет ловко, и всегда с выгодой для себя менять свои убеждения. Вот таких людей Чабарс охотно бы взял в свою школу Пакира! Впрочем, мне иногда кажется, что некоторые весьма известные в нашей стране люди эту школу уже закончили, причем с отличием.

Правда, в отличие от этих людей, цель у Ланги была очень даже благородная. Но она считала, что цель оправдывает средства. И потому судьба Ланги сложилась очень и очень непросто.

Наконец, крылатый змей вылетел из туннеля и оказался в огромной пещере, под сводами которой клубились лиловые облака. Большую часть пещеры занимало подземное море. Среди волн то там, то здесь появлялись чешуйчатые спины каких-то огромных морских животных. А вдали, возле горизонта, едва виднелся остров. На вершине высокого холма стоял черный дворец Пакира, похожий на черный шар с иглами-башнями.

Сердце Ланги бурно забилось. Только сейчас она поняла, какую трудную судьбу она избрала для себя. Одно дело дурить головы Чабарсу и Шарку в лесу Призраков, и совсем другое – обмануть самого Пакира. А если Властелин Тьмы сразу же разгадает ее тайные мысли? Тогда она еще позавидует судьбе Тони и других четырех «плохих учеников»!

Прошло несколько часов, и крылатый змей опустился у подножия огромного холма, на вершине которого возвышался дворец Пакира. Тотчас к нему подбежали воины в мохнатых шкурах. Они были каббарами, как и Чабарс.

– Как ты посмела прилететь на остров Горн без разрешения? – закричал один из стражников, потрясая мечом. – Да за это тебя мало посадить в тюрьму!

Ланга ответила презрительной усмешкой.

– Глупец, как ты смеешь так со мной разговаривать? – промолвила она. – Меня послал учитель Чабарс с важным сообщением для Властелина Пакира. Немедленно отведи меня во дворец, иначе ты будешь наказан!

Вот такой хитрой была Ланга. Она знала, что слуги Тьмы довольно-таки глупы, и потому их нетрудно обмануть. Надо только держаться уверенно и никогда не оправдываться в своих поступках.

Командир стражи опешил. Он, конечно же, знал о Чабарсе и о его школе в лесу Призраков.

– Ладно, – поразмыслив, сказал он. – Я отведу тебя к маршалу Хоралу. Только он может попросить Великого Пакира об аудиенции. Но на твоем месте, дерзкая девчонка, я бы не стал настаивать на этом. Ведь Пакир терпеть не может вас, жалких людишек! Как бы он не растерзал тебя на части.

Ланга испугалась, услышав эти слова, но не подала виду. Она последовала в сторону дворца в сопровождении стражников. Вскоре она предстала перед маршалом Хоралом, командующим армии Тьмы. Это был каббар огромного роста, массивный словно глыба, с мрачной и злобной мордой. Увидев красивую девушку, он нахмурился.

– Чабарс, должно быть, совсем поглупел, раз доверяет свои донесения человеку! – рявкнул он. – Да и зачем он послал тебя? Ведь Чабарс только недавно побывал во дворце и лично докладывал обо всем Властелину!

Ланга набралась мужества и ответила:

– Чабарс забыл сказать Властелину об одной очень важной вещи, – уверенно промолвила она. – От этой вещи зависит вся судьба Голубой страны!

Но Хорал оказался не столь доверчив, как другие слуги Тьмы. Он протянул лапу и буркнул:

– Ладно, давай письмо! Я сам передам его Властелину.

Но Ланга покачала головой.

– Никакого письма нет. Все, что сообщил мне учитель Чабарс, я должна передать Властелину на словах. Немедленно попросите аудиенции у великого Пакира!

Хорал даже глаза выпучил от изумления.

– Что ты болтаешь, жалкая девчонка? – рявкнул он. – Наверное, ты просто сошла с ума. Властелин вот уже двести лет не разговаривал ни с одним человеком! Люди не раз в прошлом подводили силы Тьмы, и потому Властелин им не доверяет. Только мы, каббары, пользуемся доверием у великого Пакира!

Ланга равнодушно пожала плечами.

– Учитель Чабарс однажды проговорился, что и вам, каббарам, Пакир тоже не очень-то доверяет. Так что не медлите, маршал, и поспешите к Властелину! Иначе пеняйте потом на себя.

Хорал задумался. Ланга попала в точку – Властелин на самом деле в последнее время был не очень доволен своим маршалом.

– Хорошо, я доложу о тебе Властелину, – кивнул он. – Но если твое сообщение пустячное, то пеняй на себя. Пакир сегодня в дурном настроении, и попросту разорвет тебя на части!

Ланга вздрогнула, но сделал вид, что ничего не боится.

Хорал вернулся через несколько минут. Вид у него был очень довольный.

– Властелин готов принять тебя, – с ухмылкой сообщил он. – Но как же он разозлился на глупца Чабарса! Я едва унес ноги из Тронного зала. Ну а ты, дерзкая девчонка, вряд ли сумеешь оттуда уйти целой и невредимой. Следуй за мной!

Ланга молча пошла вслед за маршалом Хоралом вглубь огромного дворца. «Что я делаю, сумасшедшая? – с ужасом думала она. – Пакир, конечно же, убьет меня! Ну что ж, это все же лучше, чем всю жизнь быть жалкой служанкой. Будь что будет!».

Маршал Хорал открыл высокую золотую дверь, и Ланга вошла в Тронный зал. Он напоминал огромную пещеру. С потолка вниз свисали длинные каменные сосульки – они называются сталагмиты. С них стекали фиолетовые камни, с тихим звоном падали на пол, превращались в топазы, а затем скатывались в округлое озеро самоцветов.

Посреди пещеры возвышался огромный пурпурный трон, вырезанный из огромного пурпурного сталактита (это каменная сосулька, которая растет из дна пещеры вверх). На нем восседал чернокожий великан. Его безволосый череп украшала пара изогнутый рогов. Под бугристым лбом сверкали огромные черные глаза. Длинный нос Пакира напоминал клюв орла, а из широко рта торчали острые клыки.

Ланга едва не лишилась чувств от страха. Она не ожидала, что Пакир окажется таким жутким чудовищем. Но она вдруг вспомнила слова Чабарса: «Ты спрашиваешь, каков из себя Пакир? Трудно ответить на этот вопрос! Никто не знает, каков настоящий облик Властелина. Я видел Пакира разным. Все зависит от его настроения. Если настроение у него скверное, то и выглядит он устрашающе. В такие дни я не раз мог погибнуть, хотя и не был ни в чем виноват».

Хорал положил ей лапу на плечо и шепнул:

– Встань на колени, глупая девчонка! Быть может, Властелин и пощадит тебя.

Но Ланга упрямо мотнула головой. Она подняла правую руку, прошептала заклинание – и вдруг ее окутало серебристое облачко. Хорал отшатнулся со сдавленным криком и закрыл глаза лапой.

Когда облачко погасло, Ланга предстала перед Пакиром уже не в черных доспехах, в длинном серебристом платье. Сделав почтительный реверанс, девушка промолвила:

– Великий Пакир! Наверное, вы уже слышали обо мне от учителя Чабарса. Я – Ланга, дочь Весы, той самой женщины, что некогда была невестой вашего злейшего врага Железного Дровосека!

В глазах Пакира засветилось удивление.

– Что ты хочешь сообщить мне? – под сводами пещеры прокатился его громоподобный голос. – Если ты обманом проникла во дворец, то тебя ждет страшная смерть! Я не люблю людей, и не доверяю им.

Ланга чарующе улыбнулась, хотя ее сердце трепетало от ужаса.

– Да, я обманула маршала Хорала, – призналась она. – Чабарс ничего не просил передать вам, дорогой Властелин. Но моя вина не столь уж велика! Я так много слышала о вас, Властелин, что мечтала увидеть вас воочию больше всего на свете. И теперь, когда моя мечта сбылась, можете делать со мной все, что захотите!

Хорал даже подпрыгнул от злости.

– Так ты обманула меня, мерзавка? – завопил он. – Властелин, разрешите мне наказать эту дерзкую девчонку. Я запорю ее кнутом, а потом брошу в море на растерзание вашим морским воинам!

Но Пакир неожиданно поднял свою громадную руку.

– Замолчи, Хорал! – рявкнул он. – Как ты смеешь давать мне советы, болван! Прочь отсюда, пока я не утопил тебя в озере самоцветов!

Хорал перепугался и стал пятиться к выходу, то и дело низко кланяясь. Он не раз видел, как Пакир бросал своих провинившихся слуг в бездонное озеро самоцветов, и те долго и мучительно умирали.

Ланга осталась наедине с Пакиром. И тогда она вновь улыбнулась и сказала:

– Прошу прощения, великий Властелин, но я должна признаться – ваш облик пугает меня! Мы с другими учениками школы Чабарса много раз спорили, каков ваш истинный облик. Когда я говорила, что вы похожи на страшного великана, то мои друзья пугались и мрачнели. Но однажды я сказала, что вы на самом деле высокий, сильный и красивый мужчина. И юные Жевуны сразу же повеселели! Тогда я поняла, что именно таким вам и стоит предстать перед жителями Волшебной страны, когда вы ее завоюете. Я не сомневаюсь, что в таком облике вы сможете завоевать любовь Мигунов, Жевунов и всех остальных ваших будущих подданных!

Пакир озадаченно посмотрел на девушку, а потом вдруг расхохотался.

– Ты угадала мои тайные мысли, Ланга. Я не раз размышлял, в каком облике мне лучше предстать перед жителями Волшебной страны. И я решил сделать это так!

Великана окутало фиолетовое облако. Когда оно растаяло, перед Лангой предстал высокий, красивый мужчина, с пышной бородой и умными черными глазами. Он сидел на простом деревянном троне. Плечи Пакира покрывал пурпурный плащ, а голову украшала черная корона с фиолетовыми топазами.

Ланга присела перед Пакиром в низком реверансе.

– Вот о таком правителе мечтают все жители Волшебного края! – медовым голосом промолвила она. – И ручаюсь, никто из них не станет даже думать о бунте, когда поверит, что их новый король – человек. Особенно, если…

Ланга прикусила язычок, но Пакир понял ее без слов:

– Особенно, если ее жена будет тоже человеком? – с усмешкой продолжил он. – Что ж, тебе не откажешь в смелости и находчивости, Ланга. Теперь я виду, что Чабарс ничуть не преувеличивал, когда взахлеб расхваливал свою лучшую ученицу. Но ты даже превзошла мои ожидания! Неужели, ты смогла научиться по книге «Черная магия» колдовским заклинаниям?

Ланга вздохнула.

– Увы, я смогла узнать секреты лишь нескольких самых простых заклинаний. Наверное, кое-какие способности к магии у меня есть. Но без настоящего учителя мне не стать даже плохенькой чародейкой!

Пакир нахмурился.

– Не люблю чародеек! – заявил он. – Добрые волшебницы, такие как Виллина и Стелла, самые опасные мои враги. Они куда опаснее даже Железного Дровосека! А от злых колдуний толку очень мало. Я не раз приглашал к себе на службу и Гингему, и Бастинду, но обе этих ведьмы оказались слишком трусливыми. Поэтому я не стал мешать Виллине, когда она решила их погубить.

Ланга облизнула внезапно пересохшие губы и поспешно сказала:

– Я вовсе не мечтаю стать чародейкой, великий Властелин! Но иногда проще будет выполнить ваш приказ с помощью магии. Так, например, колдовство помогло заставить крылатого змея отвезти меня на остров Горн. Но ваша воля – для меня закон. Если вы хотите, чтобы я забыла те немногие заклинания, которые знаю, то я готова выполнить ваш приказ!

Пакир задумался. Смелая и умная девушка ему понравилась. Ни один каббар не рискнул бы обманом проникнуть в его дворец, а Ланга не побоялась страшной казни!

– Хорошо, я подумаю о твоей дальнейшей судьбе, – после раздумья промолвил Пакир. – Чабарс сказал, будто бы ты мечтаешь стать королевой Тьмы?

Ланга вздохнула.

– Теперь я понимаю, какой глупой была моя мечта…

– Да, я не собираюсь тебя делать королевой, – неожиданно мягко сказал Пакир. – Но разве плохо стать, например, принцессой Тьмы? Я давно не устраивал во дворце балов. А ты, Ланга, могла бы блистать на этих балах! Вот каббары обрадуются, ха-ха, когда я предстану на этих балах в образе человека!

Глаза Ланги засияли от радости. Но Пакир тотчас посерьезнел.

– Не спеши благодарить меня. Учти, я никому на свете не доверяю – ни каббарам, ни людям. И потому ты должна пройти испытание, прежде чем заслужить титул принцессы Тьмы. И это испытание будет куда труднее, чем экзамен в школе Чабарса!

Если ты успешно пройдешь его, то получишь титул принцессы Тьмы, и станешь моей ближайшей помощницей, такой же, как и маршал Хорал. Но если дрогнешь, то это значит, что ты пыталась меня обмануть. И тогда не только тебя, но и Весу ждет ужасная смерть!

Глава седьмая. Встреча старых друзей.

Ланга не помнила, как вышла из Тронного зала. Только теперь она поняла, какую опасную игру затеяла. Не так уж трудно было перехитрить учителя Чабарса и капитана Шарка, и даже самого маршала Хорала. Но Пакир не зря был Властелином Тьмы! Ему можно было лишь безропотно служить. И как она, самонадеянная девчонка, надумала подчинить себе само Зло? Теперь за эту ошибку может поплатиться головой не только она сама, но и мама Веса!

Такую ошибку люди совершают не только в сказках. Порой и в реальной жизни некоторые люди, особенно молодые, наивно надеются на чудо. Порой они готовы даже служить Злу, надеясь получить для себя Добро. Например, не так уж мало молодых людей входят в разные банды и становятся преступниками. И вовсе не потому, что так уж любят грабить и убивать других людей. Нет, многие из них просто надеются таким образом стать обеспеченными людьми, купить себе дом, машину, много дорогих вещей. Они думают: мол, раздобуду все это, а потом уйду из банды и стану обычным человеком, заведу семью, буду работать. Но сначала обеспечу себя, как следует, а уж каким путем, это неважно!

Наверное, и у вас, ребята, когда-нибудь в жизни появится соблазн пойти служить Злу. Вспомните тогда о Ланге. Эта девушка наивно считала, что сделает только один маленький шажок по дороге Зла, а потом быстро оттуда вернется. Не тут-то было!

Пока расстроенная девушка стояла на балконе дворца и смотрела на подземное море, Хорал вернулся в Тронный зал. Вернулся оттуда он очень довольным. Убедившись, что его никто не подслушивает, Хорал наклонился к Ланге и прошептал ей в ухо:

– Надумала взять надо мной вверх, наглая девчонка? Хочешь стать принцессой Тьмы, и командовать нами, каббарами? И не надейся на это, мерзавка!

А потом Хорал выпрямился и уже нормальным голосом сказал:

– Идите отдыхать, уважаемая Ланга. Завтра вас ждет нелегкое испытание. Надеюсь, что вы отлично сумеете выполнить приказ Великого Пакира. Эй, стража, отведите эту девушку в гостевые покои!

На балкон поднялись два воина-каббара. Они почтительно склонились перед Хоралом, а потом взяли Лангу за руки и отвели в одну из комнат на первом этаже дворца. А потом встали снаружи двери, держа в руках кривые сабли.

Ланга бросилась ничком на кровать и залилась слезами. Она поняла, что по своей инициативе попалась в ловушку.

– Что же я наделала? – шептала Ланга, колотя руками по перине. – Мама, я погубила и себя, и тебя!

Но характер у Ланги был твердый. Вскоре она перестала рыдать, и заснула.

Наутро ее разбудил стук в дерь. Ланга торопливо оделась, и вышла из комнаты. У подножия дворца на земле сидел огромный морской змей. Рядом прохаживался Хорал и несколько воинов-каббаров.

Маршал с ухмылкой сказал:

– Вот что тебе нужно сделать, Ланга. Далеко отсюда, на южном берегу моря, расположены Хрустальные горы. Там находится дом, в котором живут крылатый человек по имени Эльг и его невеста Маира. Оба они – враги великого Пакира. Но их защищает громадный Кит, который хозяйничает в южной части моря.

Эльг владеет мечом Мглы, который очень нам нужен для борьбы с Волшебной страной. Крылатый змей отнесет тебя к Хрустальным горам. Ты должна захватить Эльга в плен и привезти на остров Горн. И, конечно же, привези меч Мглы!

Ланга понурилась. Она поняла, почему так доволен маршал Хорал. Ведь задание было очень трудным и опасным!

– А что мне делать с Маирой? – упавшим голосом спросила Ланга.

Хорал пожал плечами.

– Что хочешь. Но я не стану возражать, если ты привезешь и Маиру на остров Горн. У меня с этой девчонкой давние счеты. Когда-то я хотел взять ее своей восьмой женой, но эта упрямица отказалась. Она предпочла мне, славному маршалу, какую-то жалкую крылатую ящерицу! Ну что ж, настала пора с ней поквитаться…

Хорал посмотрел на Лангу и тихо добавил:

– А если ты, мерзавка, не сможешь выполнить приказ Властелина, то я поквитаюсь с тобой. Чего захотела – встать со мной, великим маршалом, на одну ступень!

Ланга нахмурилась и сказала:

– Я выполню приказ Властелина. Но для этого вы с Пакиром должны выполнить две мои просьбы.

Хорал возмутился:

– Ты еще смеешь ставить нам условия?

– Да, – спокойно ответила Ланга. – Ведь ваши воины наверняка не раз пытались захватить в плен Эльга, верно? И у вас ничего не получалось. Неужели я сильнее, чем вся ваша армия, дорогой маршал?

Хорал тотчас присмирел.

– Ладно, попробую помочь тебе, – буркнул он. – Чего ты хочешь?

– Во-первых, я хочу, чтобы вы привели сюда парня по имени Тони, с которым я когда-то училась в школе у Чабарса. Сейчас Тони работает на строительстве Лестницы вместе с другими рабами.

Хорал скривился, но все же согласно кивнул.

– А еще я хочу, чтобы Властелин подарил мне немного колдовской силы, – продолжила Ланга. – Без этого мне не справиться с врагами Пакира!

Хорал раскрыл рот. Он хотел возмущенно закричать: «Чего захотела, наглая девчонка!» Но неожиданно произнес голосом Пакира:

– Хорошо, Ланга. Ты станешь на время путешествия чародейкой, хотя и не очень могущественной. Но не вздумай обмануть меня!

– Я выполню ваш приказ, Властелин! – уверенно ответила девушка.

Через некоторое время стражники привели Тони. Как же он изменился за те несколько лет, пока они с Лангой не виделись! Юноша был изможденным до предела, все его тело покрывали рубцы от ударов плетей. Вместо одежды на нем были надето грязное рубище.

Ланга указала на крылатого змея:

– Садись, Тони, и ни о чем не спрашивай. Я расскажу тебе обо всем потом. Прощайте, дорогой Хорал!

Крылатый змей взлетел в мглистое небо и взял курс на юг.

Внизу бушевало подземное море. То там, то здесь среди волн появлялись спины морских чудовищ. Ланге казалось, что они сопровождают ее, и потому она долгое время упрямо молчала и не отвечала на вопросы Тони.

Наконец, на горизонте появилась золотистая полоска света.

– Наверное, там находится Южное море, где хозяйничает Кит… – прошептала Ланга. – Эй, слуга, спустись вот на тот остров!

И Ланга указала рукой на небольшой скалистый остров.

Когда крылатый змей приземлился, Ланга сочувственно взглянула на Тони и, подняв руку, произнесла какое-то заклинание. Юношу окутало фиолетовое облачко, а когда она рассеялось, Тони не удержался от изумленного восклицания. Все его раны и рубцы чудесным образом затянулись, и вместо грязной рубахи на нем появился красивый пурпурный костюм и лиловая шляпа с черным пером.

Ланга довольно рассмеялась, а потом чмокнула юношу в щеку.

– Ну вот, наконец, мы снова увиделись, мой старый друг! – промолвила она.

Тони не верил своим глазам.

– Чудеса… – вымолвил он, оглядывая себя. – Неужели это я? Вот уж не думал, что когда-нибудь смогу сбежать с этого проклятого острова. Если бы ты знала, Ланга, сколько людей работает на стройке огромной Лестницы! Среди них больше всего подземных рудокопов, но есть и Мигуны, и Болтуны, и Жевуны. Я даже встретил там мастера Струга. Когда-то он жил в наших Сосенках и считался лучшим кузнецом в округе. Это он когда-то спас Гуда Керли от смерти, и превратил его в Железного Дровосека!

Ланга нахмурилась.

– Не произноси при мне это имя! – с ненавистью воскликнула она. – Железный Дровосек заставил мою маму много страдать, и я когда-нибудь отомщу ему за это. А еще я хочу спасти Голубую страну. Но для этого я должна стать принцессой Тьмы, и ты, Тони, должен помочь мне!

И Ланга рассказала о задании, которое ей дал маршал Хорал.

Тони насупился.

– Ах, вот в чем дело… – с горечью промолвил он. – Я слышал про Эльга. Этот парень похож и на человека, и на ящера, и к тому же у него большие как у птицы крылья. Говорят, Эльг сумел разыскать где-то в Южном море меч Мглы. Этого оружия Властелин Тьмы очень опасается. Говорят, что когда-то очень давно, когда Пакир сошелся в поединке с королем Мглы, этот меч так ярко засиял, что колдун едва не ослеп!

Ланга удивилась.

– Но почему же Пакир не может справиться с каким-то крылатым человеком?

– Эльг очень дружен с Китом, главным противников Пакира в Подземном царстве, – объяснил Тонги. – Мы иногда видели далеко на горизонт фонтан воды, который выбрасывает Кит. Пакир время от времени посылает свой флот в южную часть моря, но Кит так силен, что запросто разбивает вдребезги даже огромные корабли! И ты хочешь, чтобы я помог выкрасть Эльга, и этим самым огорчить Кита? Да никогда! Уж лучше я всю оставшуюся жизнь буду таскать камни, чем пойду на такое подлое дело!

– Глупец! – гневно закричала Ланга и ударила друга по щеке. – Что толку от твоего упрямства? И что нам судьба какого-то Эльга? Если мы приведем его к Пакиру, то Властелин пожалует мне титул принцессы Тьмы. А ты мог бы стать моим ближайшим помощником. Вместе мы могли бы сделать столько полезного для нашей Голубой страны!

Тони сощурился.

– Выходит, надо сначала сделать большую подлость, чтобы потом творить добрые дела? – с иронией спросил он. – Ничего у тебя не получится, милая подружка. Уж если ты пойдешь по дороге Зла, то потом не сможешь с нее свернуть! Лучше давай вместе останемся в Хрустальных горах, и станем друзьями Эльга, Маиры и Кита.

– И кем же я стану там, в Хрустальных горах? – с кривой усмешкой спросила Ланга. – Никем! А на острове Горн я получу титул принцессы. Больше того, со временем я могу стать великой чародейкой! Нет, Тони, ты говоришь глупости. Я сделаю то, что хочет Пакир, и за это он исполнит мою мечту!

– А что будет со мной? – тихо спросил Тони.

Ланга молча села на спину крылатого змея, и тот поднялся в воздух.

– Оставайся здесь, на острове, глупец! – крикнула Ланга. – Ты сам отказался от своего счастья. Если смогу, то дам Киту весточку про тебя!

Тони сложил руки на груди и печальным взглядом проводил свою бывшую подругу.

– Прощай, Ланга, – тихо сказал он. – Я так хотел стать твоим другом! Но другом принцессы Тьмы я не стану никогда.

Вот таким человеком был Тони из деревни Сосенки. Ланга в сердцах назвала своего друга глупцом – но разве она была права? Подумайте об этом, ребята. Возможно, когда-нибудь и вам придется делать нелегкий выбор, похожий на тот, что пришлось сделать Тони. Можете не сомневаться, что юноше нелегко было отказаться и от Ланги, и от приятной жизни придворного кавалера. Но Тони не мог забыть, что Ланга вскоре станет не просто принцессой, а принцессой Тьмы, и будет жить не просто во дворце, а во дворце Пакира! Другой бы на его месте постарался закрыть глаза на эти различия, но Тони не захотел этого делать. А как бы на его месте поступили вы, ребята?

Про дальнейшие приключения Тони в Подземном царстве вы когда-нибудь прочитаете из других книжек. А сейчас последуем за Лангой, что с каждой минутой приближалась к южному берегу моря.

Глава восьмая. Хрустальные горы.

Если вы, ребята, читали книжку «Хрустальный остров», то уже хорошо знакомы с крылатым человеком Эльгом и его подругой Маирой.

Эльг был сыном маршала Лоота. Очень давно, тысячу лет назад, Лоот участвовал в грандиозной битве армии Света и войска Тьмы. Маршал служил королю Желтой страны Сагароту и должен был биться на стороне Пакира. Но увидев, как люди из армии Света гибнут под натиском чудовищ войска Пакира, Лоот отказался выступить против своих собратьев.

После поражения Пакир и остатки его темного воинства укрылись в Подземной стране. Маршала Лоота они захватили с собой в качестве пленника. Пакир сначала хотел казнить смелого воина, а потом придумал ему наказание пострашнее. Он подарил Лооту бессмертие, а потом заключил в подземную тюрьму навечно!

Но Лоот был очень мужественным человеком, и выдержал страшное испытание. Тогда раздосадованный Пакир придумал для него новую пытку. Он превратил крылатую ящерицу Гидару в женщину, которая как две капли воды походила на Корвеллу, жену Лоота!

Лоот и Корвелла провели несколько недель в камере. А затем Корвелла на глазах изумленного Лоота превратилась вновь в чудище!

Через некоторое время Гидара родила сына. Он был похож и на ящера, и на человека, и к тому же имел крылья. Слуги Пакира прозвали его Эльг, что означало на их языке «урод».

Пакир надеялся, что Лоот сойдет с ума, увидев своего уродливого сына. Но Эльг с каждым годом все больше и больше напоминал человека, и Лоот постепенно успокоился. Больше того, он был очень рад, что у него появился сын! «Когда-нибудь мой Эльг вырастет и отомстит за меня», – думал Лоот.

Пакир очень разозлился, поняв, что его замысел провалился. Маленький Эльг был ему больше не нужен, и потому Властелин Тьмы решил сослать его на остров Смерти. Но Гидара не позволила этого сделать. Она схватила юного Эльга и улетела с ним в Южное море, хозяином которого был могучий и добрый кит. Гидара оставила сынишку на маленьком Хрустальном острове и улетела.

Ох, как же нелегко пришлось юному Эльгу на Хрустальном острове! Но он все же сумел выжить. А потом у него появились и друзья – дельфин Зак и могучий Кит.

Когда Эльг стал юношей, он решил спасти своего отца Лоота из тюрьмы. Он узнал от дельфинов, что на далеком острове находится чудесный меч Мглы, и сумел раздобыть его. Теперь Эльг был готов сразиться со всей армией Пакира!

Но едва он подлетел к острову Горн, как на него налетела стая крылатых змеев. Эльг был ранен и с трудом сумел выбраться на берег острова Рыбаков. Там жили рабы, которые добывали в море рыбу для Пакира и его слуг.

Рыбаки спасли Эльга. И больше всех за ним ухаживала юная девушка Маира. Молодые люди полюбили друг друга, но однажды на остров рыбаков прибыл маршал Хорал. Он разыскивал Эльга. Увидев Маиру, Хорал захотел взять ее в жены. Но Маира наотрез отказалась, и они с Эльгом бежали с острова Рыбаков.

Хорал и его воины преследовали беглецов и однажды даже едва не захватили в плен. Но могучий Кит встал на их защиту и заставил Хорала и его воинов в панике бежать из Южного моря.

С той поры Эльг и Маира стали жить на южном берегу моря, в чудесных Хрустальных горах. Они построили маленький домик среди скал и целыми днями напролет бродили по берегу. Здесь было столько красивых мест, что даже дух захватывало! Маира не могла поверить своим глазам. Она родилась на острове Рыбаков и считала, что в Подземной стране, где царствует Зло, не может быть ничего прекрасного. Но оказалось, что это не так! Южное море оказалось полным удивительных чудес.

Пакир посылал к Хрустальным горам многих своих крылатых и подводных воинов с важным заданием: захватить Эльга и Маиру в плен, и раздобыть меч Мглы. Но Южное море надежно охраняли друзья Кита – дельфины, тюлени, мечи-рыбы и многие другие. Каждый раз слуги Тьмы терпели неудачу.

Но ни разу Пакир не рискнул послать в Южное море человека! Он не доверял людям, хотя их было немало в его армии. А вот Ланга ему пришлось по нраву, и он доверил этой честолюбивой девушке очень трудное задание. Но на всякий случай он приказал крылатому змею внимательно следить за ней. Если бы Ланга решила бежать, или перешла бы на сторону Кита, то слуга Тьмы должен был убить ее!

Конечно же, Ланга не знала об этом. Но она и не думала бежать! И потому крылатый змей не стал ей мешать, когда она оставила Тони на одиноком острове. Теперь слуга Тьмы не сомневался, что Ланга выполнит приказ Пакира. Не знал он лишь одного – как хитрая девушка сумеет это сделать!

Очень скоро он получил ответ на этот вопрос. Ланга воспользовалась колдовской силой, которую ей подарил Пакир, и превратила крылатого змея в большого белого лебедя!

Стражи из армии Кита вскоре заметили нежданных гостей. Они никогда прежде не видели лебедей, но птица выглядела такой красивой, что никто из стражей не обеспокоился. К тому же, на спине чудесной птицы сидела очень красивая девушка с серебристыми волосами. Стражи Южного моря привыкли к тому, что все слуги Тьмы очень уродливы. Никому из них и в голову не могло прийти, что невысоко над волнами летят враги!

Когда вдали, в жемчужной дымке тумана, появились высокие Хрустальные горы, сердце Ланги вздрогнуло от восторга. Она никогда прежде не видела таких удивительных гор!

В этот момент облака под сводами пещеры начали наливаться золотистым светом – так в южной части огромной Пещеры начинался рассвет. И Хрустальные горы под теплыми лучами вдруг стали издавать чудесную мелодию!

Голова у Ланги закружилась. Она подумала: «Теперь я понимаю, почему Эльг и его подруга поселились в этих местах. Здесь так красиво! Наверное, и мы с Тони могли бы тоже построить здесь дом, и жить счастливо многие годы…».

Но девушка внезапно нахмурилась и с силой мотнула головой, словно отгоняя от себя ненужные мысли.

«Чепуха! Что за радость превратиться в какую-то дикарку, и жить в пустынных горах? Нет, уж лучше жить в вечной мгле дворца Пакира, но быть там принцессой!».

Ланга долго летела вдоль Хрустальных гор. Наконец, она увидела на песчаном берегу, у подножия гор, две крошечные фигурки. Это были Эльг и Маира.

– Лети в горы и высади меня побыстрее, пока эти двое меня не заметили, – приказала Ланга.

Лже-лебедь поспешил выполнить ее приказ. И очень вовремя, потому что Эльг как раз в эту минуту обернулся. У него было необыкновенно острое зрение, и он сумел разглядеть вдали белую птицу.

– Странно… – пробормотал Эльг, ощутив непонятную тревогу.

Маира удивленно посмотрела на него, и Эльг нехотя пояснил:

– Я увидел какую-то большую птицу. Что-то я прежде не видел в Южном море таких птиц!

– Неужели, это слуга Пакира? – заволновалась девушка.

Эльг в сомнении покачал головой.

– Нет, мне показалось, что птица очень красива. Кроме того, она белая! Пакир ненавидит этот цвет.

Маира рассмеялась и успокаивающе погладила Эльга по плечу.

– Тогда почему же ты встревожился? Зло всегда уродливо, а Добро – красиво, это известно даже детям!

Эльг криво усмехнулся.

– А как же я? Ведь слово Эльг значит – урод!

Маира ласково поцеловала его в щеку.

– Ты – красивый, только очень необычный, – промолвила она. – Таких людей нет больше нигде на свете, и я очень горжусь тобой!

Прошло несколько дней. Однажды Эльг не выдержал и полетел к тому месту, где видел странную птицу. Спустившись среди хрустальных скал, он начал поиски. И вдруг увидел какую-то девушку, которая шла вдоль уреза моря и швыряла камешки в воду. Это была Маира!

Эльг со сдавленным криком взлетел в воздух и приземлился рядом с подругой.

– Как ты оказалась здесь? – изумился Эльг.

Маира улыбнулась и ответила:

– Меня принесла сюда чудесная белая птица. Смотри, вот она!

И Маира указала рукой в скалы. Эльг обернулся, и тут Маира прикоснулась рукой к его голове. И крылатый человек немедленно заснул. Колдовство Пакира сработало!

Лже-Маира тотчас превратилась в Лангу. На губах девушки змеилась довольная усмешка.

– Как все оказалось просто! – воскликнула она. – Пакир давно мог захватить этого крылатого человека, если бы прибегнул к хитрости. Но он привык везде действовать силой. А это так глупо!

Теперь осталось только захватить эту бедняжку Маиру и найти меч Мглы.

Ланга прошептала заклинание и превратилась в Эльга. Поднявшись в воздух, она полетела в сторону маленького домика в горах.

Лже-Эльг приземлился возле маленького домика, сложенного из хрустальных камней. Маира в волнении расхаживала возле него, прижимая руки к груди.

– Ты была права, милая, – сказал лже-Эльг. – Я на самом деле нашел белую птицу, и подружился с ней. Она так красива! Полетим вместе, я вас познакомлю! Но на всякий случай мне нужно взять с собой меч. Ты не помнишь, куда я его положил?

Лже-Эльг протянул Маире руку, но девушка почему-то в испуге отпрянула.

– Как странно ты говоришь… – прошептала Маира. – И как странно улыбаешься… Да ведь ты не Эльг! Сердце мне подсказывает, что у тебя другое лицо, а главное, другая душа!

Лже-Эльг пытался разубедить Маиру, но девушка все больше мрачнела. И тогда крылатый человек вдруг превратился в Лангу.

Маира с криком отпрянула.

– Кто ты? – охнула она.

Ланга зло сощурилась.

– Это неважно. А важно другое – я захватила твоего Эльга в плен. И мне нетрудно будет усыпить и тебя, глупая девчонка!

Но Маира не испугалась.

– Почему же ты сразу этого не сделала? – сощурившись, спросила она. – О, я понимаю! Тебе нужен еще и меч Мглы. Ну что ж, усыпи меня, если хочешь, и поищи меч! Эльг на всякий случай спрятал его где-то в горах. Но учти, очень скоро к нам в гости должен приплыть Кит! На твоем месте я бы постаралась побыстрее убраться из этих мест!

Ланга вскрикнула от ярости. Она поняла, что сделала большую ошибку. Как она могла забыть, что сердце любящей Маиру нельзя будет обмануть даже с помощью колдовства?

Оттолкнув Маиру, Ланга ворвалась в дом. Она перевернула там все вверх дном, но, конечно же, меч Мглы так и не нашла.

Ох, как же перепугалась Ланга! Конечно, она без труда могла привезти на остров Горн обоих беглецов, но что толку? Пакиру был нужен еще меч Мглы!

Ланга бросилась бежать в горы. Она осматривала каждый валун, каждую щель в скалах, каждую пещеру. Но очень быстро поняла, что на поиски могут уйти годы.

Тогда Ланга вернулась к дому. Маира сидела на хрустальной скамейке и улыбалась.

– Ну что, нашла меч? – спросила она. – До чего же глупы и самонадеянны вы, слуги Тьмы! Правда, до сих пор мы воевали с каббарами и прочими чудовищами. Кит будет очень удивлен, если узнает, что среди слуг Пакира оказалась на вид довольно красивая девушка. До сих пор никто из девушек не соглашался идти в услужение этим чудищам Тьмы.

Ланга покраснела от гнева. Она хотела было резко ответить, но Маира вдруг вскочила со скамейки и с радостным криком указала рукой в сторону моря.

– Видишь, на горизонте показался маленький фонтан? Это к Хрустальным горам плывет сам Кит. Теперь мы с Эльгом спасены!

Ланга задрожала от ярости.

– Ты забыла, дерзкая девчонка, что я могу с помощью колдовства убить твоего Эльга, если ты сейчас же не скажешь, где находится меч!

Маира не испугалась.

– Злое колдовство Пакира не действует в Южном море! Ты смогла обмануть нас, но причинить вреда не сможешь!

Ланга поняла, что ее замысел провалился. Титул принцессы Тьмы был почти в руках у нее, и вдруг все рухнуло!

– Что же делать… – прошептала Ланга. – Неужели даже колдовская сила Пакира не поможет мне найти меч Мглы? А ведь он так нужен Властелину… Кажется, Пакир попросту боится этого меча!

И тут Ланга вдруг вспомнила слова Тони: «Когда Пакир сошелся в поединке с королем Мглы, этот меч так ярко засиял, что колдун едва не ослеп!».

Девушка подняла руку и прошептала какое-то заклинание. И вдруг превратилась в огромного черного зверя с двумя рогами на лысой голове, орлиным носом и клыками, торчавшими изо рта.

Маира в ужасе закрыла лицо руками.

Лже-Пакир злобно усмехнулся и пошел в горы. Не прошел он и нескольких шагов, как одна из хрустальных скал вдруг засветилась изнутри розовым пламенем. Великан наклонился, засунул огромную руку в одну из многочисленных пещер, и извлек оттуда меч Мглы!

Над горами прокатился его раскатистый хохот. А потом великан приложил пальцы ко рту и пронзительно свистнул. Через минуту рядом с ним опустился белый лебедь. На спине его лежал спящий Эльг.

Лже-Пакир превратился вновь в Лангу. Она расхохоталась, увидев растерянное лицо Маиры.

– Ну что, кто взял верх – ты, глупая девчонка, или я, будущая принцесса Тьмы? А теперь садись на спину моего крылатого слуги, иначе клянусь Пакиром, я убью твоего друга этим мечом!

Маира повиновалась – да и что она могла еще сделать?

Вскоре белый лебедь взмыл в небо и полетел на север.

Кит не обратил на него внимания. Спустя несколько часов он подплыл к Хрустальным горам, но Эльг и Маира не выбежали как обычно ему навстречу.

Глава девятая. Принцесса Тьмы.

Маршал Хорал очень расстроился, когда увидел, что с неба к дворцу Пакира спускается крылатый змей, на котором гордо восседает девушка с серебристыми волосами. Но зато он очень обрадовался, когда увидел, что рядом с Лангой лежат спящие Эльг и Маира.

– Наконец-то я поймал этих мерзавцев! – завопил Хорал и бросился к обоим беглецам, на ходу выхватывая из-за пояса кинжал.

Но Ланга внезапно подняла над головой меч Мглы. Лезвие меча засияло розовым светом, и Хорал со стоном выронил кинжал и закрыл лицо лапами.

– Не смей прикасаться к этим людям, Хорал, – суровым голосом предупредила Ланга. – Они – мои пленники!

Через некоторое время в Тронный зал дворца вошли воины Тьмы. Они вели связанных Эльга и Маиру. Вслед за ними шла Ланга с мечом Мглы в руках. Последним в зал вошел Хорал. Маршал был очень мрачен.

Пакир восседал на пурпурном троне. Он был сегодня не в духе, и поэтому выглядел словно огромный лохматый медведь.

Увидев пленников, он сразу же превратился в красивого бородатого воина. Глаза его засияли от радости.

– Наконец-то мой приказ выполнен! – воскликнул он. – Рад видеть тебя, Эльг, сын Лоота. Кажется, ты давно не встречался со своим отцом? Ну что ж, я посажу тебя в камеру, которая находится на другой стороне тюремного коридора. Вы сможете видеть друг друга через окошки в дверях. Ха-ха, наконец-то отец и сын смогут всласть насмотреться друг на друга!

Эльг печально опустил голову. Маира погладила его по плечу, а затем обернулась и с ненавистью взглянула на Лангу.

Ланга не удостоила бедную девушку даже взглядом. Она подошла к трону и, опустившись на одно колено, протянула Пакиру меч Мглы.

– Я выполнила ваш приказ, Властелин, – сказала она.

Пакир довольно улыбнулся.

– Что ж, я доволен тобой, Ланга. И потому я выполню свое обещание. Отныне ты станешь принцессой Тьмы!

Лангу окутало мглистое облачко. Когда оно рассеялось, Ланга предстала в красивом фиолетовом платье. Ее серебристые волосы украшала изящная черная корона.

Ланга почтительно присела в глубоком реверансе перед Пакиром. На ее лице промелькнула злая усмешка. «Все-таки я смогла перехитрить самого Пакира!» – радостно подумала она.

– Властелин, благодарю вас! – сказала она. – Этот день – самый счастливый в моей жизни. И я не хотела бы, чтобы его что-нибудь омрачало. Прошу вас пощадить Эльга!

Пакир нахмурился – еще никто и никогда не смел обращаться к нему с подобными просьбами! Но Ланга так умоляюще смотрела на него, что Властелин Тьмы смягчился.

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Эльг, сегодня же мои слуги переправят тебя на поверхность. Ты окажешься на севере Голубой стране, на берегах Лунной реки. Я почти уже завоевал эту землю, но мне мешает витязь Фарах, один из призрачных воинов проклятого Торна. Если ты сумеешь победить его, то Маира вновь станет твоей! А пока твоя невеста поживет в моем дворце. Она станет одной из фрейлин принцессы Тьмы.

Эльг обнял Маиру.

– Я обязательно вернусь за тобой! – воскликнул он. – Верь и жди!

Воины-каббары схватили обоих влюбленных, оттащили их друг от друга и вывели из Тронного зала.

А Ланга со счастливой улыбкой подошла в Пакиру и встала рядом с троном. Маршал Хорал скривился от ненависти, но все же вынужден был склонить перед ней голову.

– Да здравствует принцесса Тьмы! – закричали воины-каббары и отсалютовали саблями.

Ланга милостиво улыбнулась им, а сама подумала: «Рано радуетесь, чудища. Я сделаю все, чтобы когда-нибудь стать вашей королевой. А тогда мы еще посмотрим, кто сделает больше для победы над Тьмой: я – или Тони, или Эльг, или даже сам Кит!».

Прошли годы. Ланга стала ближайшей помощницей Пакира, но вражда ее с Хоралом и другими каббарами не прекратилась. Молодая принцесса тайно помогала своей матери Весе и сумела спасти ее от смерти. Она также не раз встречалась с Тони, Эльгом и даже с самим Железным Дровосеком! Во время решающей битвы армий Света и Тьмы Ланга сыграла очень важную роль. Как вы думаете, ребята, на чьей стороне она все-таки оказалась?

До новых встреч на страницах новых книжек о Волшебной стране!

Конец.