Лучшие современные притчи.

В названии этой книги несколько слов, но лишь одно существительное – «притчи». Это значит, что в этой книге собраны притчи. Общаясь с людьми, сталкиваешься с тем, что не каждый человек знает, что такое притча. И это неудивительно: раньше в школьной программе этого жанра не было, да и сейчас вроде тоже нет. Басни знакомы многим, а вот притчи – нет.

Давайте сначала обратимся к словарям. Притча – это малый поучительный рассказ в дидактико-аллегоричном литературном жанре, заключающий в себе моральное или религиозное поучение (премудрость).

Исторически понятие «притча» много раз трансформировалось. В древнее время слово «притча» понималось в смысле «изречение». Например, Притчи Соломона, из Ветхого Завета, созданные, по библейской легенде, царём Израильским Соломоном в X в. до н. э., являются, по сути, сборником изречений, афоризмов на тему морали и религии.

Впоследствии притчи для большей доходчивости стали включать в себя образные истории, заканчиваясь моралью в форме изречения. Таковы притчи, входящие в Евангелия. Эти притчи по форме напоминают басни, но и имеют значительное отличие от них. Притчи, как и басни, иносказательны, но олицетворения в них используются редко, они серьезнее по содержанию и им свойственна некоторая возвышенность. Кроме того, в конце басни часто выводится мораль; притча же всё чаще и чаще оставляет читателю право самому делать выводы. Природа и характеры людей рисуются в них схематичными чертами, упор делается на поучительность, на выводы морально-религиозного направления.

Долгое время притча как жанр литературы не развивалась, но в конце XIX – начале XX в. она возникла в современном своём виде. Некоторые видные писатели привлеклись стилевыми особенностями притчи – не нужно было заниматься тем, чем занималась художественная проза: описывать обстановку, характеры героев, развитие сюжета. Всё внимание можно было сосредоточить на интересующей морально-этической проблеме. Из отечественных писателей свою прозу подчиняли законам притчи Л. Толстой, В. Дорошевич. За рубежом притчу использовали для выражения своих философских взглядов Кафка, Сартр, Марсель, Камю.

Притчи, как и сказки, в основном – плод народного творчества. Зачастую у притчи нет конкретного автора. Это происходит потому, что притчи передаются из уст в уста, как раньше сказки, а теперь анекдоты. Притчи рождаются в недрах какой-либо культуры, передаются и пересказываются в рамках этой же культуры, оттачивая точность своего смыслового содержимого и избавляясь от лишних и незначительных деталей. Сюжеты для притч даёт сама жизнь. Когда происходит событие, ярко иллюстрирующее какую-либо идею, его рассказывают, удаляя из него несущественные детали. Персонажи притч – это люди чаще без имён, называемые по признакам, которые важны в данном контексте (учитель, жадный человек, бедняк, продавец, путник и т. п.).

Судьба авторских притч немного иная. Автор не пересказывает придуманные им притчи устно, а публикует их. Поэтому чаще всего, пересказывая или переписывая (в Интернете) такие притчи, сохраняется и имя автора и авторская форма притчи. Хотя и они не застрахованы от видоизменения. Не запомнив источник, люди пересказывают и авторские истории своими словами, после чего притча теряет прежнюю авторскую форму и превращается в народную.

Принято считать, что древняя мудрость, проверенная веками, должна цениться выше чего-то, рождённого сейчас. Это ошибочное мнение. Мудрости, моральные, этические и философские выводы, к которым приходили люди, не имеют срока давности и актуальны в любое время. Но притчи – это иллюстрации этих выводов. И ценность притчи определяется не только глубиной вложенной в неё мысли, но и способностью передать, достучаться до читателя или слушателя. Читая про владельца дорогой машины или про старушку, возвращающуюся из булочной, человек ярко представляет эти образы, может быть, даже представляет себя в роли персонажа. Ему легче не только понять, но и прочувствовать такую притчу, чем притчу о виноградарях или отшельниках, которых он никогда не видел.

Книга, которую вы держите в руках, содержит современные притчи. Первая глава – это притчи, уже потерявшие своих авторов и пересказанные, изменённые, преобразованные. Все эти притчи взяты с сайта Притчи.ру® (http://pritchi.ru). Все притчи на сайте участвуют в рейтинге, и эти – завоевали наибольшее внимание посетителей сайта. Их действительно можно считать лучшими. В эту главу не вошли притчи, являющиеся современными по времени создания, но принадлежащие к какой-либо религиозной или этнической культуре (христианские, иудаистские и т. п.). Возможно, после публикации этих притч найдутся и их авторы. Мы с радостью познакомимся с ними и познакомим наших читателей.

В следующих главах размещены современные притчи в их авторской форме, не изменённые пересказами и изложениями. В некоторых случаях заметен авторский стиль, индивидуальный почерк. В остальных же случаях притчи написаны по всем правилам жанра и ничем не отличаются от отшлифованных народным пересказом.

В заключение хочу поблагодарить всех авторов, приславших и продолжающих присылать свои работы на сайт Притчи.ру. Задача сайта – систематизировать и сохранять столь интересный и полезный для внутреннего роста человека жанр литературы. Мы благодарны всем, кто помогает нам в этом.

...

Андрей ЯкушевПритчи. ру®

Лучшие современные притчи.

Лучшие современные притчи

Полная банка.

Профессор философии на одной из своих лекций взял пятилитровую стеклянную банку и наполнил её камнями. После этого он спросил студентов, полна ли банка?

Ответили: да, полна.

Тогда он достал пакет с горохом и высыпал его содержимое в большую банку, немного потряс её. Горох занял свободное место между камнями. Ещё раз профессор спросил студентов, полна ли банка?

Ответили: да, полна.

Тогда он взял коробку, наполненную песком, и насыпал его в банку. Песок занял полностью существующее свободное место и всё заполнил.

Ещё раз профессор спросил студентов, полна ли банка? Ответили: да, и на этот раз она полна.

Тогда из-под стола он достал кружку с водой и вылил её в банку до последней капли, размачивая песок.

Студенты смеялись.

– А сейчас я хочу, чтобы вы поняли, что банка – это ваша жизнь. Камни – это важнейшие вещи вашей жизни: семья, здоровье, друзья, свои дети – всё то, что необходимо, чтобы ваша жизнь всё-таки оставалась полной даже в случае, если всё остальное потеряется. Горох – это вещи, которые лично для вас стали важными: работа, дом, автомобиль. Песок – это всё остальное, мелочи.

Если сначала наполнить банку песком, не останется места, где могли бы разместиться горох и камни. И также в вашей жизни, если тратить всё время и все силы на мелочи, не останется места для важнейших вещей. Занимайтесь тем, что вам приносит счастье: играйте с вашими детьми, уделяйте время супругам, встречайтесь с друзьями. Всегда будет ещё время, чтобы поработать, заняться уборкой дома, починить и помыть автомобиль. Занимайтесь прежде всего камнями, то есть самыми важными вещами в жизни; определите ваши приоритеты: остальное – это только песок.

Тогда одна студентка подняла руку и спросила профессора, какое значение имеет вода?

Профессор улыбнулся.

– Я рад, что вы спросили меня об этом. Я это сделал просто, чтобы доказать вам, что, как бы ни была ваша жизнь занята, всегда есть немного места для праздного безделья.

В больничной палате.

В больнице в одной палате лежали два тяжело больных человека. Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери.

– Что там видно за окном? – как-то спросил тот, что лежал у двери.

– О! – оживился первый. – Я вижу небо, облака, напоминающие зверюшек, озеро и лес вдалеке.

Каждый день человек, лежащий у окна, рассказывал своему соседу о том, что происходило за окном. Он видел лодку, рыбаков с огромным уловом, детей, играющих на берегу, юных любовников, держащихся за руки и не сводящих друг с друга сияющих глаз.

В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба. «Это несправедливо, – думал он. – За какие заслуги его уложили у окна, а не меня, и я могу видеть только дверь с облупившейся краской, в то время как он любуется видом из окна?».

Однажды лежащий у окна сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но у него не было сил, потому что он содрогался от кашля. Сосед наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал.

Через некоторое время первый затих и вытянулся на своей постели.

Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на противоположную кровать и, убедившись, что больному удобно, направилась к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного:

– Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видел лес, озеро, облака, людей… Как же он мог всё это видеть из этого окна?

Медсестра печально улыбнулась:

– Он вообще не мог ничего видеть; ваш покойный сосед был слепым.

Ничего такого, что было бы неправдой.

Однажды утром один молодой человек увидел в парке мужчину, просившего милостыню. Рядом с ним стояла табличка, на которой от руки было написано: «Я слепой». Эта мольба явно не трогала сердца жителей и туристов большого города, торопливо проходивших мимо. Если не считать нескольких монеток, миска для сбора подаяния была пуста.

Тронутый этим печальным зрелищем, прохожий подумал о том, чего лишён этот несчастный молодой человек в такой чудесный день, и подошёл к нищему.

– Я не могу дать вам денег, – виновато объяснил он нищему, – потому что сам несколько месяцев без работы. Но, если вы не против, я могу помочь вам другим способом. Я бы хотел внести кое-какие изменения в вашу просьбу о помощи.

Удивлённый нищий некоторое время колебался, а затем пожал плечами:

– Ладно, делайте что хотите. Но должен вам сказать, что вряд ли найдутся слова, способные пробудить жалость у жителей этого города к очередному попрошайке.

Молодой мужчина извлёк из кармана маркер, приписал на плакате несколько слов и продолжил свой путь.

К концу дня он возвращался через парк и, проходя мимо нищего, с удовлетворением отметил, что новый плакат доказал свою эффективность. Миска была полна денег, причём не только мелких монет, но даже пяти– и десятидолларовых купюр.

– Дела у вас пошли гораздо лучше, – сказал он ни-щему.

– Точно, – ответил тот, а затем, узнав голос молодого человека, озадаченно спросил: – Что вы сделали с моим плакатом?

– Я всего лишь добавил несколько слов, – объяснил прохожий. – Но ничего такого, что было бы неправдой. Теперь там написано: «Я слепой – а на улице весна…».

Существует ли зло?

Профессор в университете задал своим студентам такой вопрос.

– Всё, что существует, создано Богом?

Один студент смело ответил:

– Да, создано Богом.

– Бог создал всё? – спросил профессор.

– Да, сэр, – ответил студент.

Профессор спросил:

– Если Бог создал всё, значит, Бог создал зло, раз оно существует. И согласно тому принципу, что наши дела определяют нас самих, значит, Бог есть зло.

Студент притих, услышав такой ответ. Профессор был очень доволен собой. Он похвалился студентам, что он ещё раз доказал, что Бог – это миф.

Ещё один студент поднял руку и сказал:

– Могу я задать вам вопрос, профессор?

– Конечно, – ответил профессор.

Студент поднялся и спросил:

– Профессор, холод существует?

– Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?

Студенты засмеялись над вопросом молодого человека. Молодой человек ответил:

– На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом, в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передаёт энергию. Абсолютный ноль (–460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.

Студент продолжил:

– Профессор, темнота существует?

– Конечно, существует.

– Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать, насколько тёмным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота – это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света.

В конце концов, молодой человек спросил профессора:

– Сэр, зло существует?

На этот раз неуверенно, профессор ответил:

– Конечно, как я уже сказал. Мы видим его каждый день. Жестокость между людьми, множество преступлений и насилия по всему миру. Эти примеры являются не чем иным, как проявлением зла.

На это студент ответил:

– Зла не существует, сэр, или, по крайней мере, его не существует для него самого. Зло – это просто отсутствие Бога. Оно похоже на темноту и холод – слово, созданное человеком, чтобы описать отсутствие Бога. Бог не создавал зла. Зло – это не вера или любовь, которые существуют как свет и тепло. Зло – это результат отсутствия в сердце человека Божественной любви. Это вроде холода, который наступает, когда нет тепла, или вроде темноты, которая наступает, когда нет света.

Профессор сел.

Напоминание.

Ехал один молодой человек на новом сверкающем «Ягуаре» в прекрасном настроении, напевая какую-то мелодию. Вдруг увидел он детей, сидящих у дороги. После того как он, осторожно объехав их, собрался снова набирать скорость, он вдруг услышал, как в машину ударился камень. Молодой человек остановил машину, вышел из неё и, схватив одного из мальчишек за шиворот, начал его трясти с криком:

– Паршивец! Какого чёрта ты бросил в мою машину камень! Ты знаешь, сколько стоит эта машина?!

– Простите меня, мистер, – ответил мальчик. – У меня не было намерения причинить вред вам и вашей машине. Дело в том, что мой брат – инвалид, он вывалился из коляски, но я не могу поднять его, он слишком тяжёл для меня. Уже несколько часов мы просим помощи, но ни одна машина не остановилась. У меня не было другого выхода, кроме как бросить камень, иначе вы бы тоже не остановились.

Молодой человек помог усадить инвалида в кресло, пытаясь сдержать слёзы и подавить подступивший к горлу ком. Затем он пошёл к своей машине и увидел вмятину на новенькой блестящей двери, оставшуюся от камня.

Он ездил многие годы на этой машине и всякий раз говорил «нет» механикам на предложение отремонтировать эту вмятину на дверце, потому что она каждый раз напоминала ему о том, что если ты проигнорируешь шёпот, в тебя полетит камень.

Бизнесмен и рыбак.

Как-то раз один бизнесмен стоял на пирсе в маленькой деревушке и наблюдал за рыбаком, сидящим в утлой лодочке, как тот поймал огромного тунца. Бизнесмен поздравил рыбака с удачей и спросил, сколько времени требуется, чтобы поймать такую рыбу.

– Пару часов, не больше, – ответил рыбак.

– Почему же ты не остался в море дольше и не поймал ещё несколько таких рыбок? – удивился бизнесмен.

– Одной рыбы достаточно, чтобы моя семья прожила завтрашний день, – ответил тот.

– Но что же ты делаешь весь оставшийся день? – не унимался бизнесмен.

– Я сплю до обеда, затем иду на пару часов порыбачить, затем играю со своими детьми, после мы с моей женой устраиваем себе сиесту, затем я иду в деревеньку прогуляться, пью вечером вино и играю со своими друзьями на гитаре. Вы видите – я наслаждаюсь жизнью, – объяснил рыбак.

– Я – выпускник Гарварда, – сказал бизнесмен, – я помогу тебе, ты всё делаешь не так. Ты должен весь день рыбачить и потом купить себе большую лодку.

– И что потом? – спросил рыбак.

– Потом ты будешь ловить ещё больше рыбы и сможешь купить себе несколько лодок, даже кораблей, и в один прекрасный день у тебя будет целая флотилия.

– А потом?

– Потом, вместо того чтобы продавать рыбу посреднику, ты будешь привозить рыбу прямо на фабрику и, увеличив прибыль, ты откроешь собственную фабрику.

– А потом?

– Потом ты оставишь эту богом забытую деревушку и переедешь в большой город и, быть может, однажды ты сможешь открыть огромный офис и быть там директором.

– И сколько всё это займёт времени?

– Лет 15–20.

– И что же потом?

– А потом, – рассмеялся бизнесмен, – потом наступит самое приятное. Ты сможешь продать свою фирму за несколько миллионов и стать очень богатым.

– А потом?

– Потом ты сможешь перестать работать, ты переедешь в маленькую деревушку на побережье, будешь спать до обеда, немного рыбачить, играть с детьми, устраивать сиесту с женой, прогуливаться по деревне, пить вино по вечерам и играть со своими друзьями на гитаре…

Цепочка любви.

Брайан ехал по пустынной дороге. Вдруг он увидел на обочине заглохший «Мерседес». В нём сидела пожилая женщина, выглядевшая совершенно растерянной. Он остановился перед её машиной, вышел из своего старого «Понтиака» и направился к уже было отчаявшейся женщине. Дама была очень испугана, ведь всё время, пока она сидела в машине, так никто и не остановился. А этот молодой человек – не причинит ли он ей зла?

– Меня зовут Брайан Андерсон, – представился тот. – Я вам помогу, мадам. Пересядьте пока в мою машину – там вам будет немного теплее.

Оглядев машину, он понял, что у машины лопнуло колесо. Однако в силу своего возраста женщина просто не могла справиться с проблемой сама. Брайан присел на корточки, заглянул под машину, чтобы определить, куда поместить домкрат, потом потёр руки, чтобы согреть пальцы, и принялся за работу. Поменяв колесо, молодой человек улыбнулся.

Дама спросила:

– Сколько я вам должна за работу? – и поспешно добавила: – Цена не имеет значения.

Брайан ответил:

– Вы мне ничего не должны. Я просто помог в трудную минуту тому, кто в этом нуждался. Ведь только один Бог знает, сколько раз мне самому помогали в прошлом люди. Если вам действительно хочется меня отблагодарить, то в следующий раз, когда вы увидите кого-то в нужде, окажите помощь этому человеку и тогда вспомните обо мне.

Женщина поблагодарила и села в свой автомобиль. Через несколько километров она увидела ресторан. Она зашла в него, чтобы обогреться и перекусить перед дорогой. Девушка, обслуживавшая её, приветливо улыбнулась, несмотря на то, что она явно целый день находилась на ногах. Было видно, что ни её работа, ни беременность, ни повседневные хлопоты не лишили эту девушку приветливости.

Закончив свой ужин, женщина расплатилась за него банкнотой достоинством в 100 долларов. Пока девушка ходила за сдачей, дама быстро покинула ресторан. Вернувшись, девушка обнаружила, что женщина исчезла. Она оглядела столик и заметила на столе записку. Слёзы брызнули из её глаз, когда она прочла написанное: «Вы мне ничего не должны. Я просто прошла мимо. Кто-то помог мне сегодня – так же, как я это делаю для вас. Если вы действительно хотите заплатить мне, то всё, что нужно для этого сделать – не позволять этой цепочке любви закончиться на вас». Под салфеткой на столе лежали ещё четыре банкноты по 100 долларов. И как только дама могла узнать о том, насколько нуждались в деньгах она и её муж?

Дома девушка, прижавшись к мужу, нежно поцеловала его и тихо сказала:

– Всё будет хорошо! Я люблю тебя, Брайан Андерсон.

Звонок от Бога.

Однажды в субботу, перед тем как идти домой, пастор решил позвонить своей жене. Было уже почти 10 вечера, но жена не брала трубку. Долго ждал пастор, но жена так и не подошла к телефону. Через некоторое время он снова набрал домашний номер, и жена сразу же ответила. Пастор спросил, почему жена так долго не поднимала трубку, когда он звонил первый раз, но она ответила, что никакого звонка раньше не было.

Этот случай был бы забыт, если бы в понедельник в церкви в кабинете пастора не раздался телефонный звонок. Звонивший мужчина говорил о каком-то звонке с этого номера в субботу вечером. Пастор долго не мог понять, о чем идёт речь. Тогда мужчина сказал:

– Телефон звонил и звонил, а я не отвечал…

Пастор, вспомнив о случившемся с ним казусе, извинился за то, что побеспокоил этого человека, объяснив, что хотел позвонить домой, но, видимо, набрал неверный номер. Тогда звонивший сказал:

– Разрешите мне рассказать, что тогда произошло. Видите ли, в субботу вечером я собрался покончить с жизнью. И перед тем, как совершить намеченное, я обратился к Богу, сказав, что если он есть, если он слышит меня и если он не хочет, чтобы я это сделал, то пусть подаст мне знак. И как раз в этот момент у меня зазвонил телефон. Я подошёл к аппарату и увидел на табло надпись: «Господь Всемогущий…» (Almighty God). Я смотрел на звонящий телефон и не смел поднять трубку.

Церковь, в которой служил пастор, называлась Обитель Господа Всемогущего (Almighty God Tabernacle).

Булочка.

Муж и жена прожили вместе 30 лет. В день 30-летия совместной жизни жена, как обычно, испекла булку – она пекла её каждое утро, это было традицией. За завтраком она разрезала её поперёк, намазала маслом обе части и, как обычно, подаёт мужу верхнюю часть, но на полпути рука её остановилась…

Она подумала: «В день нашего тридцатилетия я хочу сама съесть эту румяную часть булочки; я о ней мечтала 30 лет. В конце концов, я 30 лет была примерной женой, я вырастила ему прекрасных сыновей, была верной и хорошей любовницей, вела хозяйство, столько сил и здоровья положила на нашу семью».

Приняв это решение, она подаёт нижнюю часть булочки мужу, а у самой рука дрожит – нарушение 30-летней традиции! А муж, взяв булочку, сказал ей:

– Какой неоценимый подарок ты мне сделала сегодня, любимая! 30 лет я не ел свою любимую, нижнюю часть булочки, потому что считал, что она по праву принадлежит тебе.

Высшее мастерство.

Однажды к старому Учителю китайских боевых искусств пришёл ученик-европеец и спросил:

– Учитель, я чемпион своей страны по боксу и французской борьбе, чему ещё вы могли бы научить меня?

Старый мастер помолчал некоторое время, улыбнулся и сказал:

– Представь себе, что, гуляя по городу, ты случайно забредаешь на улицу, где поджидают несколько громил, мечтающих ограбить тебя и переломать тебе рёбра. Так вот, я научу тебя не гулять по таким улицам.

Одуванчики.

Один человек очень гордился своей прекрасной лужайкой. Однажды он увидел, что среди травы выросли одуванчики. Как он только ни пытался избавиться от них, но одуванчики продолжали бурно расти.

Наконец он написал в департамент сельского хозяйства. Он перечислил все методы борьбы с сорняками. Письмо закончил вопросом: «Я испробовал все методы. Посоветуйте, что делать?».

Вскоре он получил ответ: «Предлагаем вам полюбить их».

Бог на кухне.

Мать спросила своего ребёнка:

– Знаешь ли ты, что Бог был здесь, когда ты крал печенье с кухни?

– Да.

– И что он смотрел на тебя всё это время?

– Да.

– А что он говорил тебе, как ты думаешь?

– Он говорил: «Кроме нас здесь никого нет, возьми и мне немного!».

Напряги мозги.

С помощью «Инструкции по сборке» одна женщина пыталась собрать сложный новый кухонный прибор, который только что купила. В конце концов она сдалась, разбросав все детали по кухонному столу.

Каково же было её удивление, когда, вернувшись домой несколькими часами спустя, она обнаружила, что агрегат собрала её служанка и он прекрасно работает.

– Как тебе это удалось? – воскликнула она.

– Знаете, мадам, когда не умеешь читать, приходится пользоваться мозгами.

Чашки кофе.

Группа выпускников престижного вуза, успешных, сделавших замечательную карьеру, пришли в гости к своему старому профессору. Во время визита разговор зашёл о работе: выпускники жаловались на многочисленные трудности и жизненные проблемы.

Предложив своим гостям кофе, профессор пошёл на кухню и вернулся с кофейником и подносом, уставленным самыми разными чашками: фарфоровыми, стеклянными, пластиковыми, хрустальными. Одни были простые, другие дорогие.

Когда выпускники разобрали чашки, профессор сказал:

– Обратите внимание, что все красивые чашки разобрали, тогда как простые и дешёвые остались. И хотя это нормально для вас – хотеть только лучшее для себя, но это и есть источник ваших проблем и стрессов. Поймите, что чашка сама по себе не делает кофе лучше. Чаще всего она просто дороже, но иногда даже скрывает то, что мы пьём. В действительности всё, что вы хотели, было просто кофе, а не чашка. Но вы сознательно выбрали лучшие чашки, а затем разглядывали, кому какая чашка досталась.

А теперь подумайте: жизнь – это кофе, а работа, деньги, положение, общество – это чашки. Это всего лишь инструменты для поддержания и содержания жизни. То, какую чашку мы имеем, не определяет и не меняет качества нашей жизни. Иногда, концентрируясь только на чашке, мы забываем насладиться вкусом самого кофе.

Наиболее счастливые люди – это не те, которые имеют всё лучшее, но те, которые извлекают всё лучшее из того, что имеют.

Благо.

Человек купил в зоомагазине понравившуюся ему птицу и принёс её домой. Птица была такой хорошенькой, что человек сразу сильно полюбил её и очень привязался к ней, а когда кого-то любишь, хочешь отдать всё самое лучшее. У человека этим «самым лучшим» были мясные продукты и всякие деликатесы, которыми он и начал кормить свою птицу, лишая себя этих лакомств.

Птица не прикасалась к еде и выказывала всяческое неудовольствие. Человек никак не мог понять, что с ней такое, почему она не ест такую вкуснятину вместо того, чтобы быть благодарной за такую любовь и заботу.

Через неделю «неблагодарная» птица умерла с голода, потому что не ела мяса, а питалась только зерном.

Бог поможет.

У одного Учителя был ученик, любивший философствовать и считавший себя ищущим. Однажды, когда он был занят размышлениями о Боге, к нему обратился нуждающийся, прося помощи, а тот ответил: «Бог поможет», – и продолжил свои размышления. Нуждающийся извинился за то, что побеспокоил его и пошёл искать помощи в другом месте. По пути ему встретился другой человек, который, увидев нуждающегося, сам подошёл и предложил ему свою помощь.

Об этом случае узнал Учитель первого человека и сказал ему:

– Да, ты был прав. Видать, в тот момент Бога не было в твоём сердце, раз Его любовь не откликнулась в тебе. Знай же, что в это время Он и его Любовь гостили у человека, оказавшего бедняге помощь. Ты сказал: «Бог поможет», – и не ошибся, ибо это именно Он сотворил добро, излив Свою любовь через сердце того человека и его же руками оказав помощь.

Он не искал Бога, да и незачем ему Его искать, ведь он так сжился с Ним, что даже не знает, что носит Его в себе. Они стали единым целым, как голова и тело: голова видит, слышит, думает и указывает, что делать, а тело послушно выполняет. А ты хоть и целыми днями размышляешь о Нём, но не додумался предоставить всего себя Господу, чтобы Он указал тебе путь приложения твоих сил. Ты не стал Его со-работником.

Пойми, только тот, кто не отворачивает своих глаз, не закрывает своего сердца и не зажимает руку в кулак, видя нужду человека, не закрывает ушей, слыша плач и мольбу о помощи, только тот может глазами и ушами сердца увидеть Господа, услышать Его весть, воспринять Его дар и познать Его. Заткнутые уши не услышат как мольбы о помощи, так и благой вести. Глаза, закрытые на чью-то нужду, не увидят её, но вместе с этим они не увидят и Господа, стоящего рядом.

В чём же разница?

Однажды два предпринимателя, владевших маленькими фирмами, собрались в другой город на подписание договоров, которые позволили бы им увеличить производительность и, соответственно, доходы. По пути в аэропорт они попали в аварию и опоздали на самолёт, тем самым сорвав заключение контракта. Надо сказать, что самолёт, на котором они должны были лететь, потерпел крушение, и все пассажиры погибли.

Некоторое время предприниматели провели в больнице, залечивая свои раны, а выздоровев, они принялись заниматься своими обычными делами. До конца своих дней им так и не представилось случая расширить свой бизнес и увеличить свои доходы, но один из них был счастлив, а другой нет.

Вы, наверное, спросите: «В чём же была разница, ведь внешне их жизни не изменились?».

Вот именно, что только внешне их жизни не изменились. Дело в том, что первый предприниматель всю оставшуюся жизнь сетовал на судьбу, разрушившую его грандиозные планы, а второй – до конца жизни благодарил Господа за сохранённую жизнь.

Вкус плода.

Жили на одном острове люди. Давным-давно их предки переселились туда с далёкого материка. Однажды у них выросло диковинное дерево с доселе невиданными плодами. Все учёные мужи принялись изучать древние предания и нашли в них описание дерева, чей вид и форма плодов были похожи на их дерево. Эти деревья росли на материке, на котором обитали их предки, но впервые оно появилось у них на острове. Никто не знал, откуда оно взялось, каким образом оно очутилось на этом острове, преодолев океан. Все были поражены этим чудом, и вскоре дереву стали поклоняться, как необыкновенному, хотя на самом деле это была обычная груша.

Учёные нашли в преданиях все упоминания об этом дереве, но единственное, что они не могли узнать о нём из манускриптов, так это вкус его плодов. Все записи об этом были утеряны за давностью лет. Единственное упоминание было таким: «груши были…ми на вкус». Несколько букв из слова, описывающего вкус плодов, были уничтожены временем, и поэтому учёные стали гадать о его вкусе. Одни полагали, что плоды должны быть сладкими, другие – кислыми, третьи – горькими. Одним словом, каждый говорил что хотел, но никто не мог доказать своего мнения. Они обосновывали свои доказательства на строении дерева или форме листьев или цветков. Но однажды мальчик взял и попробовал эти плоды и рассказал всем о их вкусе. Это возмутило учёных мужей. «Кто ты такой, чтобы указывать нам? Ты ещё ребёнок и ничего не знаешь. Мы учились всю свою жизнь, а ты думаешь, что можно просто попробовать этот священный плод и ты узнаешь, какой его вкус? Это тебе не какой-то обычный фрукт. Его истинный вкус знали только наши далёкие предки».

Прошло много лет. Люди этого острова разделились на несколько групп – приверженцев того или иного мнения учёных о вкусе плода. Они создали даже свои движения: «Сладких», «Кислых», «Горьких», которые противостояли друг другу. Но никто из них не решался вкусить этот плод и узнать его истинный вкус. Кто знает, почему они так поступали? Может, они действительно думали, что его истинный вкус могли знать только люди, жившие на материке. Может, они боялись, узнав его вкус, стать не такими, как все. А может, их вовсе не интересовал их вкус, и им хватало остальных продуктов, росших там. А между тем эти деревья разрослись, и каждый мог их есть, но желающих было очень мало. Чаще всего это были дети, наслаждавшиеся неземным вкусом чудесных плодов.

Заяц-храбрец.

Жил-был на свете самый обыкновенный заяц, всю жизнь которого занимали поиски пищи, продолжение рода и сохранение собственной жизни. Однажды, позарившись на аппетитную морковку, неизвестно откуда взявшуюся посреди леса, он попал в капкан, искусно поставленный охотником, и, как ни пытался, не мог из него выбраться. И взмолился он Богу: «Господи, за что мне такая жизнь? Волки за мной бегают, лисы гоняются, да вот ещё и люди на меня капканы ставят. Помоги мне, вытащи меня отсюда». На Небе мольба зайца была услышана, и в помощь ему был послан человек. Но косой не знал о планах Жизни относительно него. И такая печаль и уныние охватили зайца, и почувствовал он себя таким одиноким, всеми забытым и покинутым. Отчаялся он и горько заплакал. Долго он плакал, как вдруг услышал невдалеке чьи-то шаги и подумал: «Вот идёт охотник, сейчас кончится моя несчастная жизнь». Трусишка задрожал и прижал уши к спине, чтоб его не заметили, но всё было напрасно, человек шёл в его сторону. Сердце его ушло в пятки, а слёзы так сильно текли, что из-за них он не разглядел доброго лица человека, выражавшего сострадание. Он не был охотником, а просто прогуливался по лесу.

Человек, увидев косого, попавшего в капкан, сжалился над ним и решил ему помочь. Подойдя к нему, он крепко взял его, чтобы тот, испугавшись, не навредил себе. Заяц же воспринял всё совершенно по-другому. Он решил, что сейчас крепкие руки человека задушат его, и из последних сил начал вырываться, чем немало навредил себе. Человеку пришлось ещё сильнее сжать зайца, что тот воспринял как доказательство своего предположения о намерениях человека. И вот после долгой борьбы с зайцем и с капканом человеку удалось освободить зайца, который, воспользовавшись удобным случаем, вырвался и принялся убегать. Но силы его были истощены борьбой с капканом и человеком, хотевшим спасти его, а лапка сильно болела, так что он не смог долго бежать, а упал невдалеке, лишившись чувств.

Очнувшись, чувствовал он себя очень слабым и не понимал, где он и что с ним. Он попытался встать, но острая боль пронзила его лапу, которая была забинтована, и он сразу всё вспомнил. Он решил, что человек забрал его домой, чтобы потом убить и съесть. Осмотревшись вокруг, косой увидел, что находится в небольшой железной клетке, из которой нельзя было выбраться.

Тут он совсем упал духом. Но делать было нечего, и зайцу ничего не оставалось, как только ждать своей участи. Скоро пришел человек, осмотрел заячью лапку и перебинтовал её, как можно аккуратнее, но это всё равно причинило зайцу боль. А затем дал ему поесть и, поглаживая, снова положил в клетку. Заяц был так слаб, что не мог сопротивляться, хотя прикосновения человека, который, как он предполагал, принёс его в клетку со злым умыслом, были ему противны и причиняли немалую боль. Жизнь казалась ему конченой, а сопротивление – бесполезным.

Так проходил день за днём. Заяц набирался сил, а его лапка болела всё меньше и меньше, но своё пребывание у человека он по-прежнему расценивал как несчастье, признак чего-то плохого. Через некоторое время, когда лапка зажила, человек взял клетку с зайцем, желая выпустить его на волю, принёс её в лес и открыл дверцу. Заяц не заставил себя упрашивать вылезти из клетки, а стрелой выбежал из неё и со всех ног, не помня себя от страха, бросился наутёк.

Оказавшись дома, он рассказал всем своим знакомым, как он попал в капкан, как злой человек вынул его из капкана, чтобы потом убить, для чего отнес его домой и посадил в клетку, где всячески старался причинить ему боль, зачем-то трогая и завязывая болевшую лапу, да ещё и гладил своими противными руками. Рассказ зайца постоянно прерывался ахами, охами, вздохами и возгласами ужаса и восхищения. Потом он рассказал о том, как в конце концов, благодаря «счастливому случаю» и его находчивости, ему удалось обхитрить человека и убежать от него. Все его родственники восхищались его смелостью, хитростью, находчивостью и единогласно присвоили ему титул самого храброго.

Лист и воробей.

Жил-был один листик. Однажды сильный ветер сорвал его с дерева, и он полетел – то вверх, то вниз. Маленький воробышек, который в этом году только вылупился, спросил его:

– Почему ты упал с дерева?

– Я не упал, мне просто надоело висеть на нём, – ответил листик.

– А куда ты летишь? – опять спросил любопытный воробей.

– Куда хочу, туда и лечу. Захочу, полечу вверх, захочу – вниз. Я свободный лист, – сказал листик.

Надо сказать, что он был слишком гордый и высокомерный, чтобы признать, что он не умеет летать и что он полностью подчинён внешним влияниям, например, ветру, а может, он и в действительности так думал.

Когда ветер немного стих и листик упал в ручеёк, воробышек вновь спросил его:

– А почему ты перестал летать и упал в воду и куда теперь направляешься?

– Я не упал, – обиженно ответил листик, – мне просто надоело летать и захотелось поплавать, а плыву я, куда захочу, ведь я свободный лист и сам решаю, что мне делать.

– А почему ты не поплывёшь в другую сторону? – поинтересовался воробышек.

– Сколько раз тебе нужно объяснять, раз я не плыву туда, значит, не хочу, ведь я делаю лишь то, что хочу сам, – раздражённо ответил листик и поплыл дальше по течению.

Через несколько дней воробышек уже научился летать и, совершая свой третий полёт, увидел своего старого знакомого листика, но тот так изменился, что птенец не сразу и узнал его.

– Привет, листик, – пропищал он, – как дела? Почему ты пожелтел, кто с тобой это сделал?

– Никто ничего со мной не делал, мне просто захотелось сменить свой цвет, вот я и стал жёлтым, – ответил листик.

Воробышек поверил листику и после этого случая стал считать листья высшими существами, ибо не мог понять, как можно летать без крыльев и плавать без рук и ног, а уж тем более по своему желанию менять цвет.

Но вот наступила осень, и всё чаще и чаще стали слетать с деревьев листья, но воробышек никогда не видел, чтобы они летели против ветра, а кода они попадали в ручей, никто из них не плыл против течения, разве что очень сильный ветер толкал их. И никогда он не видел, чтобы какой-нибудь лист остался зелёным и «захотел» не менять свой цвет. Он повзрослел и приобрёл жизненный опыт, а вместе с этим изменил своё отношение к листьям, живущим в иллюзии самоуспокоения, что они управляют своей жизнью.

А ещё он узнал, что есть другие существа, которые считают себя ни от чего не зависящими – это люди. Их поведение и жизнь в целом зависят от внезапных порывов эмоций, чувств и желаний, которые исходят неизвестно откуда и несут неизвестно куда, и никто, за исключением немногих, не пытается бороться с ними, и есть только единицы, покорившие их. А ещё они считают тех людей, чей ветер желаний и чувств дует в другом направлении, странными лишь потому, что их несёт не в том направлении, что и их.

Воробышек так и не смог понять, почему они так себя ведут. Почему им, таким слабым, но потенциально таким сильным, так нравится утешать себя сказкой о своём всемогуществе, вместо того чтобы пытаться противостоять порывам «ветров» или даже научиться управлять ими. Ведь люди – это существа, которым такое подвластно, которые сами могут решать, в каком направлении им странствовать по безбрежным океанам жизни.

И он решил, лучше признать, что ветер может снести его и изменить намеченный путь, но иметь возможность противостоять ему, чем говорить, что ветер не властен над тобой и ты летишь именно туда, куда хочешь, когда он несёт тебя в обратном направлении.

О еде и посуде.

Рассказывают, что в далёкие времена жили-были муж и жена, у которых было несколько прекрасных маленьких детей. Однажды они должны были уехать ненадолго, но у них не было возможности взять с собой детей. Они не хотели оставлять их с чужими людьми и поэтому решили пригласить погостить к себе сестру жены, которая жила далеко и уже давно не была у них. Они написали ей приглашение, и она с радостью согласилась, ведь ей так хотелось увидеть сестру и познакомиться со своими племянниками.

Вскоре она приехала, и как раз вовремя. Супруги должны были уезжать этим же вечером. И осталась тётя одна со своими маленькими племянниками. Дети сразу же полюбили свою тётю, ведь она была доброй и ласковой, а она в свою очередь не могла налюбоваться на таких маленьких, красивых и милых детей. Настал вечер, и тётя приготовила на ужин плов. Она поставила тарелки с пловом на стол и позвала детей ужинать. Они прибежали, сели на свои места, но почему-то не начинали есть.

– В чём дело? Почему вы не едите? – спросила тётя.

– Это неправильный плов, – сказали дети.

Оказалось, что каждый ребёнок считал еду правильной лишь в том случае, если она была насыпана в тарелку с его любимым рисунком. У одного на тарелке был нарисован крестик, у другого – сидящий человек в оранжевых одеждах с полуприкрытыми глазами, у третьего – четырёхрукий человек с диском, булавой, ракушкой и лотосом в одной из рук и т. д. Сначала она подумала, что дети таким образом решили подшутить над ней, но, взглянув на серьёзное выражение их лиц, поняла, что дело тут серьёзное. Она принялась объяснять им, что еда во всех тарелках одинакова, но они не хотели ничего слушать. Долго она пыталась уговорить их, но дети упрямо сопротивлялись и даже начали плакать. Тогда тётя просто переставила тарелки, чтобы перед каждым ребёнком стояла привычная для него тарелка, ведь она любила детей и решила, что лучше уступить им, чем оставить их голодными. Она никак не могла понять, почему дети считали еду неправильной, когда она была насыпана не в привычной для них тарелке, ведь она знала, что еда одинаковая, ибо она сама готовила её. «Но, может, они не знают об этом», – подумала она.

На следующий день она попыталась объяснить детям, что еда у всех одна и та же и что её вкус не зависит от тарелки, в которой она подана. Но дети стояли на своём. День за днём тётя повторяла свои попытки вразумить их, но у неё ничего не выходило. И вот однажды она придумала, как это сделать.

В один прекрасный день, когда на улице шёл дождь и детям было скучно сидеть дома, она позвала детей на кухню и, сославшись на недомогание, попросила детей помочь ей приготовить обед. Дети были рады помочь любимой тёте и с удовольствием согласились. Тётя придумала готовить еду в игровой форме.

– Я буду командиром, а вы моими верными солдатами, – сказала она.

Она командовала ими, как настоящий командир, а дети исправно исполняли все её команды. Они были в восторге от такой игры. И вот обед был готов, а стол накрыт.

– А теперь пусть каждый подходит со своей тарелкой, а я буду вам всем насыпать, – скомандовала тётя.

Они весело выстроились в очередь и, получив еду, с огромным удовольствием принялись есть. После обеда тётя сказала:

– Вот теперь вы знаете, что вся еда, которую вы получаете, одинаковая, что её не готовят каждому в отдельности по разным рецептам.

Дети поняли, что она хотела сказать, и согласились с ней, ибо они сами готовили себе пищу одну для всех. С тех пор они всё меньше и меньше обращали внимание на свои тарелки, а вскоре рисунки на тарелках перестали их интересовать, так как тарелки стали общими.

Оса и пчела.

Рассказывают, что однажды Господь решил убрать двух людей из этого мира. Это не было наказанием, ведь они не были отъявленными злодеями, но, как известно, так всегда поступают с людьми, когда они не могут в этом воплощении больше ничему научиться. В этом заключается милосердие, ибо тогда люди не успевают наработать новых «лишних» кармических долгов и тем самым усугубить свою судьбу.

В то время жили две дальние родственницы: оса и пчела. И вот послал Господь богобоязненную пчелу помочь первому человеку перейти в иной мир и сказал, куда нужно его ужалить. Пчела послушалась и выполнила Его повеление. После этого она умерла, ведь, как известно, пчёлы долго не живут после того, как ужалят кого-нибудь.

Потом Господь отправился к осе, которая была не такой набожной, как пчела, и послал её с таким же поручением к другому человеку. Но оса не послушала Его и, огрызнувшись, полетела по своим делам, а Господь подумал: «Раз гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе». И вот рука провидения привела второго человека к осиному гнезду, в котором жила наша знакомая оса. Человек, увидев осиное гнездо, решил уничтожить его огнём. Он сделал факел и поджёг его. Когда наша оса прилетела и увидела происшедшее, то её охватил гнев, и она ужалила человека в смертельно опасное место, после чего он умер, но перед смертью успел убить осу.

И вот пчела и оса предстали перед Божьим судом. После рассмотрения их жизни пчелу направили в рай, а осу в ад. Оса возмутилась таким несправедливым приговором, ведь она сделала то же, что и пчела – исполнила Божью волю. И тогда она спросила Бога:

– Почему меня отправляют в ад, а не в рай, как пчелу, я ведь хоть сначала и отказалась выполнить Твою волю, но потом всё же выполнила её. Смотри, человек мёртв, как Ты и хотел.

И Господь ответил:

– Ты не исполняла Моей воли, ты не Меня послушалась, а своего гнева и ненависти. Это не ты полетела к тому человеку, а Я привёл его к твоему гнезду и заставил сжечь его, пробудив тем самым в тебе чувства, заставившие тебя ужалить его. Так что получается, что Я всё сделал сам.

Правильный выбор.

Жили-были два брата. Жили они бедно в одной маленькой хате, оставленной им родителями в наследство, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде, да и весело им было, ведь они любили друг друга. С утра работали они в поле, а к вечеру, возвращаясь домой, занимались домашним хозяйством: готовили еду, убирали в доме, ухаживали за скотиной, ну а когда справлялись со всеми делами, затягивали песни или рассказывали друг другу сказки или байки, которые они придумывали за день.

Так проходила их жизнь. Но однажды старший брат обиделся на младшего из-за того, что тот что-то не сделал или сделал не так как надо, и перестал разговаривать с ним. А младший обиделся на старшего из-за того, что тот обиделся и перестал с ним разговаривать. И с тех пор жизнь их изменилась, хотя делали они почти то же самое: по утрам работали в поле, а по вечерам по хозяйству, ибо есть надо было, но песни, сказки и байки перестали звучать в их доме. Так прошла неделя, затем другая.

Они были бы рады разъехаться, да денег у них не было. И вот уж годы пролетели, а они всё не разговаривали друг с другом. Так и жили они угрюмые, нося в себе обиду. В деревне все знали, что они в ссоре, но никто не знал из-за чего, и никто не хотел спрашивать об этом, чтобы лишний раз не бередить старые раны. Вскоре братья стали замечать, что болеть они стали намного чаще, но не придали этому большого значения. «Старость приходит», – решили они, хотя в их селе почти все старики были здоровы, за исключением травмированных.

И вот однажды в их село пришёл странник и попросился к ним на ночлег. Они приютили его на сеновале. Вечером за скромным ужином странник заметил враждебность братьев и, оставшись наедине с младшим, спросил, почему они не разговаривают. А тот ответил:

– Мы в ссоре.

– А из-за чего? – спросил странник.

Но младший брат не смог ответить, честно говоря, он уже и сам не помнил, ведь это было так давно. Он помнил лишь то, что однажды обиделся, а за что – забыл. Ему вдруг стало стыдно, и чтобы избавиться от этого чувства, он сказал:

– Я не хочу об этом говорить. Если хочешь, спроси моего брата, а меня не спрашивай.

Странник пошёл к старшему брату и задал ему те же вопросы, но и он не ответил на них, скрывая то, что он не помнил, почему они поссорились. Плохо спалось братьям в эту ночь, они всё думали и пытались вспомнить причину их размолвки, но всё было напрасно. Утром братья сели за стол и никто из них не мог прямо смотреть в глаза другому. После завтрака они собрались идти на поле, но странник попросил их задержаться на минуту.

– Я хочу отблагодарить вас за то, что вы приютили меня, – сказал он. – Я не могу дать вам денег, ибо я беден, но я могу подсказать вам, как заполучить то, что их дороже – счастье, да и в придачу вы поправите своё здоровье. Но вам придётся потрудиться самим. Согласны ли вы?

Братья переглянулись и кивнули в знак согласия. Странник улыбнулся и продолжил свою речь.

– В вашем случае страдание наступило и не покидает вас лишь потому, что вы больше дорожите своими обидами и храните, таите их за пазухой, вместо того, чтобы оберегать дружбу, радость и счастье. Задумайтесь, что для вас важнее: продолжать хранить обиду, защищая так называемую «справедливость», или простить и привнести в свою жизнь мир и радость? Ответьте себе на этот вопрос. Вот и всё, – сказал странник. – Средство простое, но решитесь ли вы воспользоваться им? Вам выбирать. И ещё запомните, дорогие мои, что холодом раздражения не растопить льда обиды. Лёд обиды можно растопить лишь теплом доброты, любви и заботы, а маленькая улыбка может стать началом.

– Ну, мне пора. – Странник поклонился, ещё раз поблагодарил братьев за гостеприимство, благословил и пошёл своей дорогой.

Братья стояли молча, провожая его взглядом, а потом задумчивые пошли на поле. И вдруг они услышали, как высоко в небе запел соловей. Братья остановились, подняли головы и долго стояли и слушали прекрасную песню, а затем, взглянув друг на друга, улыбнулись и пошли дальше. С того самого дня братья помирились и в их доме вновь стали звучать песни. А когда их спрашивали, почему они помирились, они отвечали, что просто выбрали радость. Да, и благодаря этому выбору, они почти перестали болеть, а самое главное – счастье и радость больше не покидали их, какие бы трудные времена ни наставали.

Разговор учителя с учеником.

Один ученик пришёл расстроенный к своему учителю. Учитель, заметив это, спросил, чем он заболел. Тот ответил, что он не болен, а вот уже несколько дней как поссорился со своим ужасно вредным соседом.

– Вы представляете, что он сделал? Он… – хотел было начать ученик свой рассказ. Но учитель как будто не слушал его. Он сказал ученику, чтобы тот скорее бежал к врачу.

– Вы что, не слушаете меня? – возмущённо спросил ученик. – Я же сказал вам, что у меня просто плохое настроение из-за ссоры с соседом!

– Да, плохи дела. Это очень тяжёлая и заразная болезнь, которая может подорвать твоё здоровье. Беги скорей к врачу, – сказал ему учитель.

Ученик недоумённо посмотрел на учителя и подумал, что тот потерял слух или разум. Он так и стоял, не зная как быть.

Тут учитель сказал:

– Я расскажу тебе одну историю.

«Однажды один человек проходил мимо мастерской и, гонимый любопытством, решил зайти и посмотреть, что там делается. И вот он вошёл. Он никогда не бывал в мастерских, и поэтому всё было для него в диковинку. Он ходил и рассматривал все инструменты, наблюдал за работой, мешая при этом рабочим и их подмастерьям. Они попросили его отойти в сторонку и, не мешая им, наблюдать оттуда. Они предупредили его, что здесь он может пострадать, так как не знает, что и как устроено и работает. Но он никого не слушал. Ему всё нужно было потрогать. Он всем мешал, и рабочие уже начали злиться.

И вот случайно одна деталь из станка, рядом с которым он находился, вылетела и угодила ему в ногу. Хлынула кровь, и он с лицом, искажённым от боли, выбежал из мастерской, жалуясь всем прохожим на «нерадивых» работников, намеренно поранивших его. Всем он рассказывал о происшествии и каждому предлагал показать сочившуюся из раны кровь. Все прохожие говорили ему: «Скорее иди к врачу, пусть он залечит твою рану, а то вся кровь вытечет или будет заражение крови. Тебе же лучше будет». Но он никого не слушал.

– Это следы злостного преступления и их нужно сохранить до судебного разбирательства, – говорил он, – а то ведь рана заживёт, и никто не поверит, что она была серьёзная. А эти работнички наймут адвоката-прощелыгу, который докажет, что раны не было, а была всего лишь царапина.

В это время судьи не было в городе, и поэтому судебное разбирательство отложили до его возвращения, но больной так и не шёл к врачу, желая предоставить судье всю тяжесть преступления. Из-за этого его состояние здоровья ухудшилось и он слёг.

По приезде судья навестил больного и назначил разбирательство, в ходе которого не удалось доказать вину работника, но всё же его заставили заплатить пострадавшему символический штраф за неосторожное обращение с инструментами. Символический потому, что невозможно было определить, насколько тяжёлой была рана, ведь больной не показывался врачам, а в ухудшении положения, в котором он оказался, был виновен только он.

Долго доктора лечили его, пока ему не стало немного лучше, но полностью восстановить своё здоровье ему так и не удалось».

– Беги скорей к Великому Врачу, пока не поздно, – сказал ученику учитель. – Попроси Его положить на рану твоего сердца бальзам Любви и наложить повязку Прощения. Зачем тебе ходить и показывать всем свои «кровоточащие раны», ожидая, когда твой обидчик будет «справедливо» наказан, ведь тем временем состояние твоего здоровья непоправимо ухудшится. Беги скорее, беги!

Свет в ночи.

Одна женщина жаловалась соседке на подругу, обидевшую её. Соседка успокаивала её и уговаривала простить подругу.

– Простить? Да как же это? После того, что она мне сделала? Нет, зло нельзя прощать, – сказала женщина. – И вообще, почему я должна любить людей, не любящих меня, почему я должна делать добро, когда вокруг меня все обманывают, предают и делают пакости?

– Расскажу я тебе одну историю, – говорит ей соседка. – Жил на свете человек. И просил он Матушку-природу сделать так, чтобы по ночам было светло, чтобы свечек не зажигать, и чтобы зимой было тепло, чтобы печь не топить. Но Матушке-природе виднее, что и как должно быть, поэтому не вняла она просьбам человека. Рассердился на неё человек и решил: «Ах, ты так, да? Ну, тогда и я не буду по ночам зажигать свет и не буду им светить тебе. И зимой печь топить я тоже не буду, чтобы её теплом не греть тебя. Я даже дверь на улицу открывать буду, чтобы и в доме тепла не осталось, тогда посмотришь, как тебе холодно будет».

– Ну и дурак же, – перебила женщина рассказ соседки, – думал, что своим светом он светит природе, а своим теплом греет её в лютый мороз. Надменный болван! Да ведь это в первую очередь надо было ему самому. А она сама о себе позаботится.

– Так почему же ты, – спросила соседка, – делаешь то же самое?

– Я? – удивилась женщина.

– Да, ты. Почему ты тушишь свет своей любви, когда вокруг тебя сгущается тьма, и почему ты не зажигаешь очаг своего сердца, когда вокруг веет холодом людских сердец? Не лучше ли, чем сидеть в темноте и ждать, пока кто-то посветит тебе, самой зажечь свет и посветить и себе и другим. Ведь тогда и ты сама увидишь путь, и возможно, окружающие увидят его и пойдут по нему вместе с тобой рука об руку. И чем сидеть в холоде и ждать, пока кто-то согреет тебя, не лучше ли разжечь очаг своего сердца и его теплом согреться самой и согреть сердца других людей, и тогда, глядишь, от их потеплевших сердец не будет веять таким холодом.

Учения и религии.

Однажды несколько человек пришли к одному колодцу и набрали в чистые вёдра чистой воды, а затем понесли её страждущим – каждый в своё селение. Люди принесли свои сосуды, чтобы набрать воды, но они забыли их вымыть. В первом селении сосуд был из-под малинового сиропа, в другом – из-под рыбы, в третьем – из-под самогона. Люди, принёсшие воду, предупреждали, что сосуды для воды должны быть чистыми, но жители не обратили внимания на их слова. Водоносы не хотели наливать воду в немытые сосуды, но делать было нечего, ведь они не могли оставить людей умирать от жажды.

Вода была налита и конечно же приняла вкус того, чем были запачканы сосуды. И жители селений подумали, что вода, которую им принесли, изначально обладала этим вкусом. Однажды они повстречались с жителями других селений, и каждый начал рассказывать о вкусе принесённой воды и её свойствах. Когда они узнали, что вода у них разная, они решили, что она из разных источников. Тут они начали доказывать друг другу, что их вода самая лучшая, и лишь она вправе называться чистой водой. Из-за этого они поссорились. И все стали считать соседей, не почитающих их воду как единственно чистую, врагами.

В своём неведении они не знали, что поклоняются они и ценят не саму воду, а вкус, который они ей придали.

Школа жизни.

Жил-был на свете человек, жизнь которого была наполнена всякого рода трудностями и злоключениями. Одни закончатся, как на их месте появляются другие. И спросил он Господа, когда же все эти проблемы и трудности закончатся, когда можно будет спокойно зажить, не опасаясь, что они вновь появятся.

В это время подошёл к нему его сын со школьной книжкой и спросил:

– Папа, а когда я выучу эти противные буквы, мне ведь потом не надо будет ими пользоваться.

Отец рассмеялся так, что слёзы выступили у него на глазах, а потом сказал:

– Ну и рассмешил же ты меня. Конечно же надо. Ты же не думаешь, что тебя в школе мучают, заставляя учить, как ты говоришь, эти противные, несносные буквы, и всё для того, чтобы потом не пользоваться ими? После того как ты выучишь буквы, ты научишься писать и читать. Сначала тебе будет трудно, но потом то, что было трудным, станет привычным, привычное – лёгким, а лёгкое – приятным и радостным. Через некоторое время ты забудешь, что когда-то тебе было трудно запомнить буквы, и чтение станет твоим любимым занятием, от которого тебя уже не оторвёшь. Благодаря чтению, ты узнаешь много интересного и полезного, и тогда ты будешь благодарить, что тебя научили читать. Твои наставники знают, что тебе может пригодиться в жизни, и обучают тебя этому, хотя сейчас тебе это может казаться скучным и ненужным занятием. Нет, сынок, раз уж ты чему-то выучишься, будь добр, используй это, не пропадать же добру, доставшемуся такой ценой.

Тут отец остановился и замолчал. Казалось, он ничего не замечал вокруг, его взгляд был устремлён в никуда. Он почувствовал себя маленьким ребёнком на руках Матери Жизни, которая объясняет ему точно такими же словами, какие только что он говорил своему сыну, что трудности в его жизни не исчезнут, после того как он научится их преодолевать. Что в высшей степени не целесообразно было бы не использовать силу и опыт, добытые таким тяжёлым трудом, и что со временем то, что доставляло ему трудности, неудобства и даже страдания, перестанет быть таковым, а станет лёгким и радостным, ибо он выучит свои жизненные уроки. А потом он будет с умилением, нежностью и радостью вспоминать времена обучения, благодаря которым он приобрёл силу любви, мудрости и выносливости, которыми он может служить людям.

На лице отца сияла улыбка. Он всё понял. Его ответ сыну был и ответом ему самому на недавно заданный вопрос. Через минуту он пришёл в себя и радостно взглянул на тормошащего его сына, который был удивлён тем, как застыл его отец.

– Что с тобой, папа? – спросил сын.

– Всё в порядке, – весело сказал отец. – Вот какая странная штука жизнь, ты её спрашиваешь, а потом сам же себе и отвечаешь.

Потом он подмигнул сыну, который ничего не понял из этой фразы, посадил его себе на спину и радостно повёз вместе разучивать так не нравившиеся сыну буквы.

Электричество.

В некотором царстве, в некотором государстве, где уровень жизни был достаточно высок и на службе у людей было электричество, жили люди, в большинстве своём невежественные в этом отношении, ибо знания об электричестве были доступны лишь немногим, посвятившим свою жизнь электричеству – истинным электрикам.

Так вот, в одном доме в коммунальной квартире жили три семьи. Глава первой семьи был электриком со стажем. Он со своей семьёй недавно переехал в эту квартиру. Глава второй – атеист, абсолютно не веривший в теорию о существовании тока, несмотря на то, что ежедневно пользовался его плодами: светом, телевизором, электроплитой, радио и т. д. Ну а третий сосед – верующий – был полной противоположностью второго. Он не только слепо верил в электричество, но и поклонялся ему. В углу своей комнаты, возле розетки, он даже устроил алтарь, на котором зажигал благовония и у которого пел хвалебные гимны и возносил молитвы розетке как источнику тока.

Надо сказать, что, несмотря на то, что воззрения атеиста и верующего относительно тока расходились, т. к. у них не преподавали в школе физику, они всё же были дружными соседями. В выходные, по вечерам, особенно когда на улице было холодно или шёл дождь, они собирались на кухне за чашкой чая и непременно заводили разговоры об электричестве, и естественно, что каждый выражал своё отношение к нему.

Атеист говорил, что электричества нет, потому что его никто не видел и что всё это предрассудки, суеверия и пережитки прошлого. А верующий говорил, что оно существует и что надо в него верить и прославлять его, ибо оно может разгневаться и поразить нас своим электрическим гневом. Потом они расходились, чувствуя сочувствие друг к другу и считая другого чудаком. Так было и на этот раз. Электрик сидел рядом и улыбался, молча слушая их детские разговоры, ведь он знал, что электричество существует и как с ним нужно обращаться, потому что каждый день имел с ним дело. Когда атеист и верующий не договорились, они обратились к электрику и просили рассудить их или высказать своё мнение.

Электрик сказал:

– Ну, раз вы хотите, я расскажу вам о моём отношении к току. Я не верю, что он существует.

Тут верующий и атеист недоумевая переглянулись, а электрик продолжал говорить:

– Мне не нужно верить, я просто знаю, что оно существует, ибо во всём вижу его проявление, и я очень благодарен ему и очень ценю его, хотя оно ничего из этого не требует.

Имея дело с электричеством, главное знать, как оно действует, по каким законам, ибо в противном случае оно действительно может повредить человеку, не соблюдавшему правила обращения с ним. Он только собрался начать рассказывать об этих правилах, как верующий резко встал и выбежал из комнаты. Электрик и атеист удивлённо переглянулись, а через секунду верующий уже вбегал с ручкой и тетрадкой, чтоб всё записать и ничего не пропустить. Вдруг в комнате раздался взрыв смеха, а верующий, ничего не понимая, стоял, оглядываясь на покатывающихся со смеху соседей.

– Да зачем же тебе тетрадь, – улыбаясь, спросил электрик. – Ведь для вас главное понять, что и как действует, а конспектировать и дословно запоминать не надо. Я вам расскажу самое простое, лишь то, что необходимо в вашей повседневной жизни, я не буду вдаваться в дебри электротехники и рассказывать об устройстве сложнейших приборов.

Наконец смех умолк, и верующий смущённо сел за стол, приготовился записывать всё, что собирался говорить электрик.

– Я попытаюсь рассказать вам всё, как можно проще, – сказал электрик. – Но запомните, что с того, кто знает и не исполняет, спрашивается вдвойне. Ну как, вы согласны?

– Да, – сказали соседи не задумываясь, ибо атеист скептически относился к таким вещам, а верующий был слишком возбуждён перспективой получить новую информацию о токе.

И он начал свой рассказ. Долго разговаривали они, до поздней ночи, а верующий всё записывал. Но мало что дал этот разговор. Атеист ушёл, всё ещё сомневаясь. Он махнул на всё это рукой и даже не удосужился разобраться, прав ли был электрик. А верующий – наоборот, принял всё слепо на веру, но знание это нисколько не изменило его. Он заучил правила, сообщённые электриком, и читал их, кланяясь у розетки, так и не вникнув в их смысл. А через некоторое время жизнь преподнесла им такую ситуацию, в которой они могли бы применить полученные знания.

У них в коридоре испортился выключатель, и атеист с верующим решили сами попробовать починить его. Атеист пошёл за инструментами, а верующий побежал в свою комнату, стал на колени перед розеткой с алтарём и красиво, с выражением прочитал инструкцию, записанную со слов электрика. Он даже не подумал, что всё это надо исполнить. И вот через несколько минут они собрались в коридоре и приступили к работе. И конечно, из-за того, что они не соблюли правил, сообщённых им электриком, их ударило током. Раздались треск и крики, и во всём доме сразу же стало темно. Соседи повыскакивали из своих квартир, чтобы узнать, что же случилось, и увидели в задымлённом коридоре лежащих на полу и корчившихся от боли горе-электриков. Вскоре приехала «скорая помощь» и забрала их.

Когда электрик вернулся домой, соседи всё ему рассказали, и он решил пойти проведать больных. Придя в больницу, он узнал, что они сильно пострадали, но врачи прогнозировали относительно скорое выздоровление. Когда он зашёл в палату, верующий начал причитать, говоря: «За что? За что такое наказание? Я же совершил все обряды поклонения. За что же ток разгневался на меня?» Тут он заплакал. А атеист сказал, что это всё случайность. Электрик подошёл к верующему и попытался успокоить его, что вскоре ему удалось.

Потом он начал расспрашивать их, как же это произошло. Они всё подробно рассказали, причём верующий не преминул пустить слезу.

– Ребята, неужели вы так и не поняли, что, работая с электричеством, нужно соблюдать правила, о которых я рассказывал вам? Оно никого не наказывает, ведь оно не человек, и ни к кому предвзято не относится. Соблюдая правила, вы были бы целы и невредимы. Ему не нужны ваша вера или безверие, а также ваше поклонение и молитвы. Единственное, в чём вера может помочь вам, – это признать существование тока, познать его закономерности и придать решимость исполнять их.

Яма.

Однажды пастух обидел одного человека, а тот затаил на него злобу и решил отомстить ему. Он знал, что тот пасёт животных в отдалённом месте, где почти никто не ходит, и решил воспользоваться этим и выкопать ему глубокую яму, чтобы тот упал в неё. Поздней ночью он начал копать. Когда он копал, то представлял себе, как его обидчик попадёт в неё и, может быть, что-нибудь сломает себе или умрёт в ней, не имея возможности вылезти оттуда. Или, по крайней мере, в яму упадёт его корова, овца или, на худой конец, коза. Долго и упорно он копал, мечтая о мести, что не заметил, как яма становилась всё глубже и глубже. Но вот забрезжил рассвет, и он очнулся от своих мыслей. И каково было его удивление, когда он увидел, что за это время он выкопал такую глубокую яму, что сам уже не сможет вылезти из неё.

Поэтому, прежде чем даже мысленно рыть яму другому, вспомни, для того чтобы вырыть её, тебе самому придётся в ней оказаться, ибо первым в ней оказывается тот, кто её роет. И прежде чем запачкать кого-то грязью, сначала тебе придётся выпачкать свои руки.

Лучшие современные притчи

Притчи от Андрея Якушева.

Лучшие современные притчи

Всё по закону.

Умер как-то один бедняк. И попал он в некую комнату, где должен был ожидать решения суда о том, куда ему дальше отправляться: в ад или в рай. И вдруг он замечает, что рядом на скамейке сидит богач, его хозяин, у которого тот работал дворником. Богач никогда не замечал своего работника. Возвращаясь с вечеринок с роскошными девочками, он кидал на мостовую окурки, обёртки и прочий мусор, который дворник тут же убирал. Бедняк не мог себе позволить не только роскошь, но даже иметь семью, которую он не смог бы прокормить. Всю жизнь он прожил в бедности, но никогда никому не делал ничего плохого, верил в Бога, посещал церковь, и сейчас, сидя на скамейке рядом со своим бывшим хозяином, посмеивался в душе над ним: «Вот сейчас всё и решится, вознаградится моё долготерпение, я пойду в рай, а ты – в ад».

И вот появился ангел, чтобы зачитать решение суда. И объявил он, что богач отправится в рай, а бедняк – в ад.

– Но почему? – вскричал бедняк. – Я всю жизнь вёл праведную жизнь, а богач грешил. Разве я не заслужил награды, а он – кары?

– Дело в том, что твой бывший хозяин за час до смерти позвал к себе священника, исповедовался и покаялся перед Богом за все свои грехи. А, как ты знаешь, для Бога покаявшийся грешник дороже праведника.

– Ну а за что же меня в ад? Что я сделал плохого?

– А ты, – отвечал ангел, – всю жизнь мечтал о богатстве, завидовал своему хозяину, всё время думал о том, что не можешь так же поддаться разврату, получать все наслаждения жизни, потому что у тебя на это нет денег. И если бы у тебя вдруг появились деньги, ты бы стал грешить ещё больше, чем этот богач. И к тому же ты не покаялся перед смертью.

– Но я же не чувствовал за собой греха, поэтому и не покаялся. Неужели для того, чтобы попасть в рай, нужно сначала согрешить, а потом покаяться?

– Грешат все, только моты и гуляки это делают явно, а завистники – в глубине души своей.

– Но это же несправедливо! – никак не мог успокоиться бедняк. – Я всю жизнь страдал, терпел лишения, недоедал, жил в убогой коморке и сейчас обречён на муки в аду, а этот «счастливчик» и жил припеваючи, и после смерти пойдёт в рай только потому, что за час до этого позвал священника!

– А ты, человек, читал где-нибудь в Писании о справедливости? В Писании говорится о Законе. А Закон на стороне тех, кто кается.

Грех – нелюбовь.

Где-то на Востоке жил-был зажиточный человек. И было у него десять жён. Всех их он любил, заботился о них. Знал он желания и потребности своих жён, по мере возможности удовлетворял их. А жёны его были жадные и злые. Выходили замуж они, потому что так было положено, рожали детей лишь для того, чтобы другие не показывали пальцами на них. Они ругались между собой, отвоёвывая первенство среди остальных, а уважение к мужу было лишь видимое.

Но вот сменилась власть на Востоке. Человека назвали аморальным за то, что он имел не одну, а десять жён. Всем его жёнам дали свободу, и пошли они искать себе мужей. Но не все смогли их найти. А те, кто нашёл, жили несчастливо, потому что не каждый мужчина готов был воспитывать чужого ребёнка, да и жена, привыкшая к ругани и склокам, продолжала это с новым мужем.

А зажиточного человека за то, что у него была какая-то собственность, отправили на принудительные работы.

И вот сидит он в бараке на своей койке и печалится.

– Чего грустишь? – спрашивает его старик с соседней койки.

– Да вот, старик, прожил я всю свою жизнь, стараясь делать для своих жён только хорошее, а теперь мне сказали, что я аморален. Значит, не попасть мне в рай за распутство моё.

– Зря ты о себе печалишься, – ответил старик. – Помню я тебя, и семью твою помню. Любил ты своих жён, все это видели. Не может человек, живущий в любви, не попасть в рай. Ты бы лучше о жёнах своих опечалился. Вот они-то никогда никого не любили. А нет больше греха, чем нелюбовь.

И задумался об этом человек. И заплакал, вспоминая каждую свою жену и каждого её ребёнка от него. И не попали его жёны в ад, потому что его любовь оказалась сильней их нелюбви.

Любимый герой.

Полюбили друг друга юноша и девушка. Девушка была красива, богата и получила в своё время хорошее воспитание и образование. Юноша же был из простой бедной семьи, и родители девушки ни за что не соглашались на их брак. Она же была настроена решительно и готова была пойти наперекор родителям.

Но их брак не состоялся. Юноша сам решил, что недостоин её. Он сказал ей, что отправится в путешествие, станет богатым и знаменитым и только тогда вернётся к ней и предложит стать его женой. Девушка плакала, но ничего поделать с ним не могла, ибо он был гордый и решительный.

Много лет девушка ждала своего героя, который за это время действительно стал знаменит, хоть и не так богат, как хотел. Он помог многим людям, и многие были ему благодарны.

И вот однажды он подумал: «Зачем я всё это делаю, от кого я бегаю? Она – моё счастье, ведь мы любим друг друга. Зачем все эти подвиги, ведь она любит меня таким, какой я есть? Зачем я мучаю её тем, что заставляю так долго ждать?» И он вернулся к ней, упал на колени, попросил прощения за то, что лишил её стольких лет счастья.

И стали они жить вместе. Юноша души не чаял в своей любимой: ловил каждый её взгляд, предугадывал каждое её желание. Она радовалась этому, но чувствовала, что что-то не так.

И вот однажды юноше пришла весть о том, что одному его знакомому нужна помощь. Чтобы помочь ему, нужно было ехать очень далеко.

– Ты поедешь к нему? – спросила его жена.

– Нет, любимая. Я больше от тебя никуда не уеду. Я слишком долго бегал от своего счастья и теперь понял, что должен быть рядом с тобой. Мне никто больше не нужен.

И жена опечалилась.

– Знаешь, – сказала она, – я безумно любила того гордого и решительного человека, которым ты был, когда мы познакомились. Я ждала тебя много лет, и мне не нужен был никто другой. Да, я хотела, чтобы ты был рядом, но это должен был быть ты – человек, который летит ввысь, который готов на подвиги, который помогает людям и которого все любят. И я гордилась тобой. Я знала, что ты – мой. А сейчас передо мной человек, который готов отказать нуждающемуся. И это – не ты.

И юноша вновь отправился в поход, а его жена осталась ждать его дома и была счастлива.

Не сошлись характерами.

Пришла к судье супружеская пара с просьбой развести их. Судья выполнил их просьбу без каких-либо возражений. Супруги остались довольны. Но второй вопрос, с которым они пришли к судье, оказался сложнее. Каждый из бывших супругов хотел сам воспитывать ребёнка, но судья сказал им, что никого из них не считает достойным того, чтобы заниматься воспитанием детей.

– Но почему?!. – удивились оба.

– Вспомните, когда я спросил вас, почему вы не хотите жить вместе, что вы ответили? – спросил судья.

– Не сошлись характерами.

– Вот. Вы не увидели, что оба виноваты в том, что не можете жить вместе, что не можете договориться друг с другом. Вы не захотели взять на себя ответственность за вашу семью. Вы свалили всё на свои характеры, которые якобы не подходят друг другу, как будто ваши характеры – это что-то, не зависящее от вас. При такой безответственности вам нельзя воспитывать детей.

Непутёвый человек.

В одной деревне жил непутёвый человек. Жил он в деревне с самого рождения. И всю свою жизнь жители деревни были недовольны им: то он сломает чей-то забор, то поругается с соседями, то окажется зачинщиком ссоры или даже драки. Действовал он всегда из благородных побуждений, но вот способы для достижения своих целей выбирал такие, что обязательно кто-то страдал или был недоволен. Жители деревни не любили его, гнали отовсюду, где он появлялся.

Однажды прошёл слух, что в ближайшем лесу завелась шайка разбойников. Непутёвый человек начал собирать свои вещи. Пришёл к нему старейшина деревни и спросил, куда тот собирается.

– К разбойникам пойду, – ответил человек.

– Но ведь ты же сам всегда был против того, что они делают, – возразил старейшина.

– Да, был против… А что мне остаётся делать? Только они меня примут.

Получить больше.

Как-то поздно ночью один юноша пришёл к воротам дома своего товарища и стал кричать:

– Эй, приятель, вставай! Хватит спать! Скоро на улицах совсем не будет людей и нам нечем будет поживиться.

Из соседних домов послышались недовольные голоса разбуженных жильцов:

– Хватит орать! Уходи отсюда! Не мешай спать!

А из дома напротив вышел старик. Юноша подумал, что тот будет его прогонять, но старик дал ему немного денег. Юноша удивился, а старик сказал:

– Возьми эти деньги и ступай. А когда захочешь получить больше, то приходи ко мне.

Следующим вечером юноша пришёл к дому старика и начал кричать от ворот, вызывая его. Старик вышел и спросил:

– Что тебе надо?

– Дай мне ещё денег, – крикнул юноша.

– Я тебе не буду давать деньги.

– Но ты же обещал, что дашь мне больше денег, если я захочу!

– Я тебе сказал, что дам «больше», но не сказал, что дам деньги.

– А что может быть больше денег?

– Ну, например, умение их получать в нужном количестве. И если ты захочешь, я могу тебя этому научить.

Юноша согласился, и старик научил его сапожному мастерству.

Расставаясь со своим учеником, старик сказал:

– Если тебе понадобится что-то большее, чем ты имеешь, то приходи.

Через год, поздно вечером молодой сапожник пришёл к дому старика и тихо постучал. Когда старик вышел, тот сказал ему:

– Старик, я работал сапожником целый год. Я заработал какое-то количество денег, которых мне хватало на жизнь. Я женился, у меня скоро родится ребёнок. И я понял, что тех денег, что я зарабатываю, мне не хватит для того, чтобы прокормить мою семью. Я знаю, что следующее после денег и навыков, что ты мне мог бы дать, – это совет, что мне делать дальше. Дай же мне это «большее»!

– Теперь ты правильно понимаешь ценность вещей, – сказал старик. – Я дам тебе то, что ты просишь. Напротив моего дома стоит дом твоего приятеля. Если ты позовёшь его с собой, научишь его тому, что умеешь сам, то вдвоём вы сможете заработать в четыре раза больше.

– Спасибо, старик, за совет. Я обязательно завтра приду к нему и предложу работать со мной.

– А почему бы тебе сейчас не покричать от ворот, как ты делал раньше, и не позвать его? – спросил старик.

– Раньше я получал удовольствие оттого, что кто-то на меня злился. А теперь я понял, что любой человек, если к нему относиться бережно, может мне что-то дать. Все ваши соседи – мои клиенты.

Помощь ящерицы.

Однажды шёл бедный юноша по базару. Он всматривался в покупателей и торговцев, пытаясь угадать, кому нужна помощь. Предлагая свои услуги, он зарабатывал себе на еду. И совсем не заметил он старика, расположившегося на бордюре с множеством своих сумок. Юноша налетел на него, споткнулся и опрокинул несколько сумок. Сначала его охватил гнев за то, что старик расселся на его пути, но он быстро оценил ситуацию и понял, что старик, возможно, даст ему немного денег, если помочь ему нести сумки. Юноша предложил старику помощь. Тот некоторое время смотрел на него молча, а потом согласился.

Старик жил на горе. Юноша нёс на себе почти все сумки и очень устал. Старик предложил отдохнуть. Они сели у дороги, и старик накормил юношу, достав еду из сумки, которую нёс сам. Юноша наелся вдоволь и был доволен, что всё сложилось именно таким образом. «Я не только заработаю, но и останусь сыт, не потратив заработанные деньги», – думал он.

Они шли дальше. Дорога становилась всё круче, и юноше с набитым животом стало невыносимо тяжело нести поклажу. Он подумал, что деньги, за которые он договорился нести сумки, не оплатят его невыносимый труд. И в его голову закралась мысль: «А не сбежать ли мне с парой этих сумок от старика, который настолько дряхлый, что вряд ли сможет пуститься вдогонку?» Юноша стал оглядываться по сторонам, подбирая удобный момент для бегства. Но старик как будто понял намерения юноши. Он остановился и сказал:

– У меня есть друг. Этот друг всегда приходит мне на помощь, если мне нужен совет. Хочешь, он и тебе будет помогать?

– И что это за друг?

– Это ящерица, – ответил старик и стал издавать короткие шипящие звуки.

Через какое-то время из травы на камень, лежащий невдалеке, выползла ящерица.

– И как она тебе помогает?

– Я ложусь, она подползает к моему уху и начинает нашёптывать то, что мне нужно знать.

Чтобы показать это, старик прилёг возле камня, и действительно, ящерица сползла вниз, подобралась к уху старика и какое-то время сидела возле него, а потом скрылась в траве.

– Как эта ящерица сможет мне помогать? Как я смогу её вызывать?

– Ты должен кое-что сделать.

– Что же?

– Отдай мне сумки, с которыми ты хотел убежать.

Юноша удивился:

– Откуда ты знаешь, что я хотел убежать с сумками?

– Мне об этом сказала ящерица.

Юноша задумался: «Наверное, в этих сумках что-то очень ценное, раз старик готов отдать мне свою волшебную ящерицу в обмен на них».

– А что у тебя в этих сумках? – спросил он.

– Еда, – ответил старик.

«Ты очень хитёр, – подумал юноша, – не может такого быть!».

Юноша раздумывал некоторое время, а потом схватил две сумки побольше и кинулся через кусты наутёк от старика. Пробежав достаточное расстояние и удостоверившись, что за ним нет погони, юноша остановился, нашёл место, где можно было бы расположиться и отдохнуть, и принялся распаковывать сумки. К его огромному разочарованию, в сумках была только еда. Тогда юноша в гневе разорвал сумки и разбросал еду в разные стороны.

Правильное чтение.

В стране, где жил Насреддин, случился переворот. Прежнее правительство было свергнуто, и нужно было создать новое. Насреддина многие знали, и он без труда стал сенатором. По долгу службы ему нужно было выступать перед народом на митингах. И всё было бы хорошо, если бы не строгое правило: в стране было принято читать речи по бумажке, а Насреддин был безграмотный. Но благодаря своей находчивости, незаурядному уму и ораторскому искусству, его речи были лучшими. А чтобы его не обвинили в нарушении правила, он брал в руки какую-нибудь бумажку с текстом и делал вид, что читает по ней.

Однажды иностранец, гостивший в их стране, заметил, что Насреддин держит текст вверх ногами. Он засмеялся и обратил внимание всех на ложь. Насреддин спокойно окинул взглядом присутствующих и сказал:

– Вверх ногами? Какая ерунда! Какое значение может иметь положение бумаги, если ты знаешь, как читать?!

Проповедь длиною в жизнь.

Жил-был один проповедник. И читал он свои проповеди незнакомым людям на улице и знакомым, к которым приходил в гости.

И часто случалось так, что разговорится он с незнакомым человеком на улице, начнёт ему рассказывать о Боге, о Земле, о людях, о любви, и начнёт человек задавать ему вопросы, а послушав полчаса, светлеет его взор, радостным становится человек. И ликуя, соглашается он с проповедником, как будто тот вот только что раскрыл ему глаза на что-то очень важное, и уходит, осыпав подвижника словами благодарности.

А когда приходил проповедник к знакомым своим в гости, те тоже задавали ему вопросы, но не соглашались с ответами. То ли потому, что знакомы с ним давно и не считали его большим авторитетом, то ли потому, что судьба свела их поближе для того, чтобы было больше времени для встреч и разговоров. Но проходили год или два, и судьба разносила их по разным сторонам. Но при встрече говорили они ему, что благодарны за всё, что он для них сделал, что прав был почти во всём, и только сейчас они это поняли.

Но самая длинная проповедь, которую читал этот проповедник, была только для одного человека. И этот человек так и не сказал ему спасибо, так и не согласился с услышанным, хотя слушал всегда внимательно. И длилась эта проповедь до самой смерти проповедника, а слушателем его была жена.

Путешественник.

Один человек собрался в дорогу. С набитым рюкзаком он вышел из дома.

Его путь проходил по известным ему местам, среди буйных и плодоносящих садов. Он шёл и наслаждался видом вокруг, срывая по пути фрукты и ягоды.

Но вскоре дорога пошла в гору. Путешественник обрадовался: он взберётся на самую вершину и увидит весь мир.

По мере продвижения вверх садов и огородов становилось всё меньше и меньше, вокруг были одни камни. Путешественник стал уставать и всё чаще останавливался на привал, постепенно опустошая свой рюкзак, в котором ещё оставался провиант.

Но вот, после очередного отрезка пути, он присел на камень, чтобы отдохнуть и подкрепиться, и заметил, что его запасы иссякли. До вершины было ещё очень далеко и его цель – увидеть весь мир – ещё не достигнута. Но, посмотрев назад, путешественник увидел у подножия горы огромную долину, полную садов, озёр и цветущих лугов.

Сидя на голых камнях, вдали от всей этой красоты, которую он покинул, путешественник заплакал.

Ради ребёнка.

Жила как-то одна семья: отец, мать и дочка-школьница. Жили они дружно, по крайней мере, так считали соседи: не было громких ссор между родителями, видно было, как те любят свою дочь. Вот только сама дочь не считала свою семью благополучной.

Однажды, возвращаясь домой из школы, она тихо открыла входную дверь и услышала, как её родители ссорятся. Ругались они со злобой, с какой-то ненавистью. Но не это удивило девочку. Удивило то, что когда она чем-то загремела в прихожей, ссора моментально прекратилась, и, войдя в комнату, девочка увидела улыбающихся ей родителей. И весь вечер они вели себя так, будто между ними ничего не произошло.

Много позже, когда подростковый «переходный» возраст дочери подходил к концу, когда уже сформировавшаяся личность не только имела свою точку зрения на всё, но и могла её отстоять, в очередном конфликте с матерью девочка услышала такую фразу:

– Да как тебе не стыдно, неблагодарная?! – исчерпав все аргументы, сорвалась мать. – Мы с отцом ради тебя пожертвовали своим счастьем; не разводились только для того, чтобы ты росла в «полной» семье!..

Девушка была готова к такой фразе. Она много раз думала над тем, что происходит между её родителями.

– А кто вас просил?! Я знала, что вы не любите друг друга. Я знала, что вы ругаетесь. Зачем мне это было нужно? Мало того, что вы себя несчастными сделали, вы ещё и меня в этом обвиняете. Я вас обоих люблю, и мне было бы лучше, если бы вы оба были счастливы. Если не можете быть счастливы вместе – будьте счастливы порознь. Я бы приходила к вам по очереди и радовалась за каждого, что у вас всё хорошо. Вы думаете, что мне было нужно, чтобы рядом со мной просто находились два человека? Нет. Мне нужно было, чтобы рядом со мной были два счастливых человека. Вы лишили меня возможности видеть вас счастливыми. Вы не показали мне пример того, какой должна быть счастливая семья. Придётся мне теперь самой придумывать, как это должно быть. Только, как вы, убивать любовь я не буду.

Результаты воспитания.

Жили однажды отец с матерью. И был у них сын, не отличавшийся покладистостью, послушанием, целеустремлённостью, любовью к порядку и прочими качествами, которых обычно ждут от послушных детей. Отец считал, что сына нужно воспитывать в строгости и в беспрекословном подчинении. Мать же позволяла сыну почти всё, и лишь когда его поступки переходили всякие пределы, тихо плакала в своей комнате, продолжая считать, что лишь любовью и просьбами можно чего-то добиться.

Родители постоянно спорили друг с другом о том, чьё воспитание полезней, а чьё вредней для ребёнка. Мать считала, что отец подавляет в сыне личность, а отец считал, что мать растит эгоиста и лентяя. Мать запрещала отцу реализовывать свои воспитательные планы, а отец подталкивал мать быть более решительной и не давать сыну спуска.

Прошли годы, и сын стал… тем, кем он стал. И его родители так и не смогли разобраться, что же привело его к этому: излишние действия одного или недостаточные действия другого.

Сторож храма.

Шёл по каменистой пустыне путник. И вдруг ему на пути стали попадаться ровные, будто обточенные камни: один, другой, третий… Путник остановился и подумал, что хорошо бы из этих камней построить что-нибудь существенное – храм, например.

– Так построй, – услышал он голос.

– Но я раньше никогда не строил храмов. Только небольшие хижины.

– Ты видишь вокруг кого-нибудь, кто бы мог построить храм из этих ровных камней?

– Нет, но это говорит не только о том, что кроме меня некому, но ещё и о том, что мне не у кого будет спросить совета.

Голос ничего не ответил, и человек принялся собирать ровные камни и складывать из них фундамент храма. И так увлекла его эта работа, что не заметил он, как выросли над фундаментом невысокие стены. И начали приходить люди, которые неизвестно откуда услышали о строящемся храме.

– Кто эти люди, Господи?

– Это прихожане храма, который ты строишь.

– А что мне делать с ними, Господи?

– Ничего. Достраивай храм.

Некоторые люди сами стали приносить камни для храма. Одни камни идеально подходили для строительства, а другие были неровными или непрочными.

– Господи, что мне делать с теми камнями, которые, по моему мнению, не подходят для храма?

– Отвергай их.

– Но люди несут их от чистого сердца; мой отказ может обидеть их.

– Они не обидятся: ты – мастер.

– Я мастер?

– Да, они тебя так называют.

– Но я-то сам себя таким не считаю.

– Но ты же смог увидеть среди множества камней ровные и крепкие. Ты решился в одиночку строить храм. Люди не слепые, они понимают, что для этого нужно что-то большее, чем есть у простого человека.

– Но мне-то это было не трудно, а даже интересно. Я сам получал от этого удовольствие.

И опять ответа не последовало.

Прошло время, и человек достроил храм.

– Что мне делать в этом храме, Господи?

– Зайди внутрь и делай то, что остальные.

– Должен ли я вести службу в этом храме?

– Нет, веди себя так, как обычный прихожанин.

– Господи, все стали смотреть на меня, все ждут моих слов, называют меня мудрым…

– Выйди из храма, надень одежду сторожа и охраняй его. А когда все уйдут, наводи в нём порядок, поддерживай чистоту.

– Господи, они выберут себе пастырей…

– Не выберут. Они следят за тобой, они считают тебя хозяином храма. Они ждут, что ты начнёшь проповедовать.

– Я должен это сделать?

– Нет. Когда они не дождутся тебя, они услышат меня.

– Господи, я не хочу сторожить храм, я хочу попробовать построить что-нибудь совсем другое, например больницу.

– Попробуй.

– Господи, почему у меня ничего не получилось?

– Потому что об этом молились люди. Они хотели, чтобы ты был рядом с построенным тобою храмом.

– Господи, мне продолжают нести камни. Что мне с ними делать?

– Расширяй храм, продолжай понемногу строить его больше и больше.

– Господи, храм стал таким большим, что я не успеваю и строить и поддерживать чистоту в нём.

– Подними руку и ты увидишь, сколько людей следят за твоей работой и готовы тебе помочь. Научи их всему, что умеешь сам.

– Рассказать им о тебе, о том, что я узнал за это время?

– Нет. Научи их лишь тому, что умеешь: поддерживать чистоту в храме и отличать подходящие камни, но не говори о том, что знаешь. Они сами должны найти своё знание.

– Господи, я скоро покину этот мир. Что будет с храмом?

– То же, что и было раньше – он будет расти.

– Я должен назначить сторожа вместо себя?

– Нет. Тот, кто будет сторожем, уже знает об этом, и никто другой с ним спорить не будет.

– А те, кого я научил, станут пастырями в этом храме?

– Нет. Они знают, что их место снаружи храма, пока там люди молятся. Ты завёл такой порядок.

– Господи, это что, родилась новая религия?

– Нет, это родился храм без религии.

Три любящих брата.

Жили-были три маленьких брата. Они очень любили друг друга. Также братья очень любили играть в песочнице. Но у них были разные способности и желания; из-за этого они играли по очереди.

Рано утром первый брат выходил во двор и шёл к песочнице. Когда два других брата выходили гулять, они видели такую картину: первый их брат самозабвенно строит из песка замки и дворцы, города и мосты. Он настолько бывал поглощён этим занятием, что не замечал ничего вокруг, даже вышедших из дома братьев. А те тихо, чтобы не мешать своему любимому брату наслаждаться процессом созидания, сидели в сторонке и наблюдали за этим таинством рождения красоты.

Но вот свободного места в песочнице не оставалось, и лишь тогда первый брат замечал своих родных, наблюдающих за ним, братьев.

– Посмотрите, что я сделал! – кричал он с гордостью и восторгом.

Братьев же радовали не столько сами замки и дворцы, сколько то счастье, которое получил их брат от этого занятия. Но тут в глазах второго брата загорались искорки, и всем уже было понятно, что сейчас будет.

У второго брата с собой был холщовый мешочек. Он осторожно, чтобы ничего не сломать, пробирался в самый центр песочницы и начинал доставать из мешочка машинки, солдатиков, веточки, становившиеся деревьями, и кораблики. И уже через несколько минут вся песочница была наполнена жизнью. Аккуратно ступая между песочных строений, второй брат разыгрывал на этой небольшой территории трагедии и драмы, выстраивал сцены счастья и горя. Он жил в этом песочном мире почти весь день, а другие его братья наблюдали за ним и поражались той фантазии, с которой из простых фигурок можно разыгрывать такие непредсказуемые события.

Но вот, когда день близился к концу, второй брат замечал, что его любимые братья начинали скучать. И его любовь к ним не могла ему позволить больше занимать песочницу. И тогда он собирал все свои фигурки в мешочек и звал третьего брата.

А неудержимой страстью третьего брата было разрушать. Два брата отходили в сторонку и издалека наблюдали, как третий начинал своё представление, не менее восхитительное, чем первые два. Сначала он брал с земли камень и кидал его в самую большую песочную башню. Та рассыпалась, покрывая песком мелкие сооружения. Потом он бросался в песочницу и падал своим телом на дома и мосты, давя их. Но тут же вскочив, он начинал танцевать в песочнице, подбрасывая над собой то, что только что было замками и дворцами. А два его брата прыгали в стороне и хлопали в ладоши от того фейерверка, который делал их брат. Это было самое шумное и весёлое зрелище за весь день.

Разровняв песок в песочнице, третий брат обращался к первому:

– Завтра, дорогой мой брат, ты можешь снова заняться своим любимым делом, а мы, как и сегодня, будем ждать своей очереди.

Укладываясь спать, каждый из братьев думал: «Как хорошо, что нас трое, и как хорошо, что мы можем дать друг другу возможность заниматься тем, что ему больше всего нравится!».

Лучшие современные притчи

Притчи от Юлии Дубинкиной-Ильиной.

Лучшие современные притчи

Бесчувственность окружающих (Хинг Ши).

Однажды один из односельчан Хинг Ши в разговоре с ним посетовал на то, что близкие люди, окружающие его, по природе своей слишком чёрствые и настолько бесчувственные, что не могут понять его проблем и переживаний, а сам он не решается им об этом говорить.

Позже, когда они говорили уже о чём-то другом, Хинг Ши наступил ему на ногу. Крестьянин запнулся, но, не высвобождая своей ноги и ничего не сказав мудрецу, продолжил свой рассказ. Тогда Хинг Ши сильнее надавил ему на ногу. Мужчина вздохнул, но так и не сделал мудрецу замечания. Спустя какое-то время Хинг Ши всё ещё продолжал давить на ногу собеседника, и тот, наконец не выдержав, возмущённо спросил:

– Учитель, почему ты стоишь на моей ноге, мне же больно?!

– Извини, – сказал, спешно убирая ногу, мудрец, – я не знал, что это тебя беспокоит, ведь ты молчал.

Вечное и бесконечное (Хинг Ши).

Хинг Ши любил говорить, что каждой битве, однажды начавшись, суждено закончиться в ту или иную пользу.

– …Кроме одной, – однажды добавил Учитель.

– Какой же? – спросили ученики.

– Есть в этом мире одна вечная и одна бесконечная вещь. Им и суждена бесполезная борьба, так как Вечное нельзя ни победить, ни уничтожить, а Бесконечное невозможно ни объять, ни измерить. Так и сражаются они беспрерывно, то отражая, то подменяя друг друга, всегда рядом в этой непобедимой схватке. Вечная Мудрость и Бесконечная Глупость человека.

Вишнёвый сад (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришёл крестьянин и, смущаясь, поведал мудрецу о своей беде:

– Учитель, мне стыдно признаться, но я страшно ревнив. Ведь, зная о том, что жена моя верна мне, что она любящая и честная женщина, я ежедневно терзаюсь муками ревности. Даже во сне мне снятся возможные соперники и их козни. Я измучен своими терзаниями. Скажи, как мне избавиться от этой напасти?

Хинг Ши немного подумал и сказал:

– Я слышал, что жил на юге один человек, которому в наследство достался прекрасный вишнёвый сад. Раскидистые ветви деревьев цвели по весне так, что всю округу тонким ковром устилали нежно-розовые лепестки. Человек этот бережно ухаживал за своим садом, поливал и окучивал деревья, выстроил прочную ограду и каждый раз собирал богатый урожай. И так продолжалось до тех пор, пока не пришёл к нему однажды недобрый человек и не сказал: «Какой у тебя прекрасный сад, жаль только, что наверняка в него по ночам частенько заглядывают воры». Потом злой человек ушёл, а слова его остались, запав в душу садовника. С той поры потерял бедняга покой и сон. Ночами сидел он в саду, поджидая воров, а днём, измождённый ночными бдениями, спал. Спустя какое-то время деревья, за которыми больше никто не ухаживал и не поливал, стали чахнуть, да и ограда постепенно прохудилась. Ну а в саду по-прежнему по ночам сидел безумный садовник, давно забывший о вкусе вишнёвых ягод.

Внешняя и внутренняя красота (Хинг Ши).

Однажды Чжао Цзэн спросил у Учителя, что важнее в человеке: внешняя красота или внутренняя. В ответ на это Хинг Ши спросил ученика:

– Скажи, если бы тебе понадобилось купить дом, а денег хватало бы либо на красивый внешне, но неуютный дом, либо на невзрачный, но тёплый и надёжный. Что бы ты выбрал?

– Я бы предпочёл простой внешне, но удобный внутренне дом.

– А если бы дом покупал человек тщеславный, гордящийся своим положением, но не имеющий достаточно средств для покупки красивого и уютного дома? – снова задал вопрос Хинг Ши.

– Наверное, он предпочёл бы внешнюю красоту и блеск удобствам, – ответил ученик.

– Думаю, ты прав, – сказал Хинг Ши и добавил: – Да только вот вне зависимости от вашего выбора однажды каждый из вас бы понял, что ему не хватает либо красоты, либо уюта, и начал бы к этому стремиться.

– Так, значит, внешняя и внутренняя красота по сути своей равнозначны и ценны лишь в гармонии? – спросил Чжао Цзэн.

– Можно сказать и так, – ответил улыбаясь Хинг Ши, – но я думал прежде всего о том, что, обладая половиной, всегда стоит стремиться к целому, не теряя при этом того, что уже имеешь. Ведь половина, какой бы она ни была, всегда будет лишь половиной.

Главная задача Учителя (Хинг Ши).

Однажды ученики спросили Хинг Ши, какова его основная задача как Учителя. Мудрец, улыбнувшись, сказал:

– Завтра вы узнаете об этом.

На следующий день ученики собирались провести некое время у подножия горы, которую местные жители называли Бессмертной Горой, Сянь Юэ. Ранним утром ученики собрали вещи, которые могли им пригодиться в дороге, и вместе отправились к подножию Сянь Юэ, у которой им раньше не приходилось бывать.

К обеду, уставшие и проголодавшиеся, добрались они до живописного пригорка и, остановившись на привал, решили пообедать рисом и солёными овощами, которые захватил с собой Учитель. Следует заметить, что овощи мудрец посолил весьма щедро, а потому спустя какое-то время ученикам захотелось пить. Но, как нарочно, оказалось, что вся вода, которую они захватили с собой, уже закончилась. Тогда ученики поднялись и стали осматривать окрестность в поисках пресного источника.

Только Хинг Ши не поднимался со своего места и не участвовал в поисках. В результате, так и не найдя источника воды, ученики решили вернуться обратно, но тут мудрец поднялся и, подойдя к ним, сказал:

– Источник, который вы ищете, находится вон за тем холмом.

Ученики радостно поспешили туда, нашли источник и, утолив жажду, вернулись к Учителю, принеся и для него воды. Хинг Ши отказался от воды, показывая на сосуд, стоявший у его ног, – он был практически полон.

– Учитель, но почему ты не дал нам сразу напиться, если у тебя была вода? – изумились ученики.

– Я выполнял свою задачу, – ответил мудрец, – сначала я пробудил в вас жажду, которая заставила вас заняться поисками источника, так же, как я пробуждаю в вас жажду знаний. Затем, когда вы отчаялись, я показал вам, в какой стороне находится источник, тем самым поддержав вас. Ну а взяв с собой побольше воды, я подал вам пример того, что желаемое может быть совсем рядом, стоит лишь позаботиться об этом заблаговременно, не позволяя тем самым случайности или забывчивости влиять на ваши планы…

– Значит, главная задача Учителя в том, чтобы пробуждать жажду, поддерживать и подавать правильный пример? – спросили ученики.

– Нет, – сказал Хинг Ши, – главная задача Учителя – воспитать в ученике человечность и доброту, – он улыбнулся и продолжил: – И принесённая вами для меня вода подсказывает мне, что свою главную задачу я пока что выполняю верно.

Глаза художника (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши беседовал с Яньгэ Жэнем, одним довольно скептически настроенным мудрецом, о важности канонов в изобразительном искусстве. Яньгэ Жэнь настаивал на том, что мастер, изображая что-либо, должен вне зависимости от своего желания придерживаться определённых канонов и правил. Хинг Ши, не раз сталкивавшийся в своих странствиях с разнообразием культур и искусств, не мог с этим согласиться, а потому сказал:

– Искусство не может быть заключено в строгие рамки и правила хотя бы потому, что оно является отражением самой свободной части человека – его души.

– Но при чём здесь душа? Картины – это всего лишь изображения окружающего нас мира.

– Вряд ли, – возразил Хинг Ши, – тогда живопись и рисование потеряли бы всякий смысл. Зачем человеку понадобилось бы создавать копию, которая всё равно никогда не смогла бы сравниться с совершенством оригинала?

– Думаю, что картины – это не более как попытка художника передать красками то, что он видит.

– Тогда как можем мы судить о том, каким видит этот мир художник, если нам не дано смотреть его глазами? – ответил Хинг Ши.

Достижение цели (Хинг Ши).

В один из солнечных дней Хинг Ши вышел прогуляться по берегу реки, сопровождаемый тремя своими учениками. Остановившись на берегу, Хинг Ши сказал:

– Посмотрите на реку, она – сама Жизнь, то мерно, то бурно протекающая. Река меняется с каждым мгновением, никогда не повторяя свой облик дважды.

Ученики долго смотрели на реку, пока мудрец не спросил их:

– А как вы бы стремились к своей цели?

Первый ученик сказал:

– Я бы всегда боролся с течением, плыл против него вперёд, к своей цели, – отважно сказал один.

– Это хорошо, – сказал Хинг Ши, – но ты рискуешь однажды утонуть, так и не справившись с рекой. Мой тебе совет – до того, как плыть против течения, узнай, лежит ли путь к твоей цели наперекор ему.

Второй ученик сказал:

– А я бы плыл по течению, как тот лепесток, что скользит по волнам, и набирался бы опыта в пути.

– Это хорошо лишь в том случае, если течение несёт тебя к твоей цели, в противном случае ты действительно уподобляешься лепестку, которому всё равно куда плыть, ибо ему так же не важно, в какой заводи сгнить, – заметил Хинг Ши.

Третий ученик ответил:

– А я бы плыл к своей цели, постоянно меняя тактику, то отдаваясь на волю течения, то стремясь его побороть. Я бы обходил опасные места, останавливался на отдых, но потом, отдохнувшим и окрепшим, всегда продолжал свой путь.

– Твой ответ хорош, но недостаточно мудр, – заметил Учитель, развернулся и пошёл обратно к дому.

Его ученики ещё какое-то время стояли на берегу реки, думая над его словами, а потом последовали за Учителем. Поравнявшись с ним, они спросили:

– Ну а твой путь по реке жизни, Учитель, каков он?

Хинг Ши остановился, посмотрел на своих учеников и, улыбнувшись, сказал:

– Я бы даже не пускался в плавание.

– Но разве твоя цель уже достигнута? – удивились ученики.

– Нет, – сказал Хинг Ши, – но ведь и не ко всякой цели можно добраться вплавь.

Заветы Учителя (Хинг Ши).

Хинг Ши говорил:

Не издевайтесь над Уродством, благодаря ему вы созерцаете Прекрасное.

Не презирайте убогих и бедных духом, благодаря им вы знаете, что такое величие и благородство души.

Не унижайте поверженного вами врага, благодаря ему вы ощущаете вкус победы.

Не попирайте Немощь и Старость, благодаря им вы цените свои Здоровье и Молодость.

Но избегайте чрезмерных наслаждений, кичливости и жестокости, благодаря им человек узнаёт, что такое голод, стыд и страх.

Мудрость и многословие (Хинг Ши).

В один из весенних дней к Хинг Ши пришёл человек, славящийся на всю округу своей болтливостью. И был он таким большим любителем вести разговоры, что спросил Хинг Ши:

– Учитель, ты так мудр, это – хорошо, но немногословен, и это – плохо. Ты не боишься умереть, так и не успев рассказать миру всю свою мудрость?

Мудрец улыбнулся и сказал:

– Спешащий выразить мудрость в многословии подобен неразумному крестьянину, который добавил в муку дорожной пыли для увеличения её количества, а в результате испортил весь хлеб.

На эти слова неразумный болтун возразил:

– А я, Учитель, всё же постоянно боюсь, что не успею сказать всего за свою жизнь.

– На твоём месте, – ответил Хинг Ши, – я бы боялся не успеть лишь за своими словами.

Мудрый выбор (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришёл молодой человек, собиравшийся жениться, и спросил:

– Учитель, я хочу жениться, но непременно только на девственнице. Скажи, я поступаю мудро?

Учитель спросил:

– А почему именно на девственнице?

– Так я буду уверен, что моя жена добродетельна.

Тогда учитель поднялся и принёс два яблока: одно целое, а второе надкушенное. И предложил юноше их попробовать. Тот взял целое, надкусил его – яблоко оказалось гнилым. Тогда он взял надкушенное, попробовал, но и оно оказалось гнилым. В недоумении юноша спросил:

– Так как же мне нужно выбирать жену?

– Сердцем, – ответил Учитель.

Наследство (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришли два брата, которые никак не могли поделить между собой наследство, оставленное им отцом: богатый вишнёвый сад и прекрасный браслет с драгоценными камнями, стоивший целого сада. В смущении юноши долго спорили между собой, но так и не смогли решить, кому же из них достанется сад, а кому браслет. Тогда и попросили они мудреца разрешить их проблему.

Хинг Ши внимательно выслушал братьев и сказал, что через шесть дней он сможет дать братьям ответ, но ему необходимо прожить у каждого из них в доме по три дня. Братья с радостью согласились. Через шесть дней братья снова пришли к Хинг Ши, и он поделил между ними наследство, отдав старшему брату браслет, а младшему – цветущий сад.

После того как братья ушли, стоявший рядом с Учителем Чжао Цзэн спросил:

– Учитель, почему именно так ты поделил их наследство?

– Во время того, как я гостил у них дома, я увидел, что жена старшего брата очень красива лицом, соразмерна станом своим, но недостаточно заботлива и совсем не расторопна в хозяйстве. Жена же младшего брата пусть не была столь привлекательна внешне, но оказалась приветливой и хозяйственной женщиной, – ответил Хинг Ши.

– Но как это связано с решением о наследстве? – удивился ученик.

– Да никак, – улыбнулся Учитель, – просто из двух братьев только младший хоть что-то смыслит в садоводстве.

Неразумный крестьянин (Хинг Ши).

Хинг Ши всегда предостерегал своих учеников от поспешных суждений о людях и ещё более от необдуманных советов. Он говорил так:

– До тех пор, пока вы не почувствуете сердцем и разумом, что проникли в самую суть проблемы, и самые малые сомнения в том, что вы поступаете верно, не оставят вас, пусть наилучшим вашим действием будет бездействие, а наивернейшим словом – молчание. В противном случае ваш совет заставит людей повторить судьбу неразумного крестьянина.

– А что с ним произошло? – спросили ученики.

– Его дом, стоящий на возвышении, со всех сторон обдувался жестокими ветрами. Неразумный крестьянин, наивно полагая, что ветер появляется оттого, что окружавшие дом высокие деревья качаются из стороны в сторону, однажды осерчал и вырубил все деревья. В результате лишившийся последней защиты дом стал ещё более холодным и продуваемым ветрами.

О вечности (Хинг Ши).

Однажды вечером, после занятий, между Хинг Ши и одним из его учеников, Янг Ли, завязался разговор о справедливости того, что время, отпущенное человеку на Земле, так недолго.

– Учитель, ах если бы человек был бы вечен… – Янг Ли остановился, любуясь неясной чертой горных вершин, растворённых в свете заката, и добавил: – Не этого ли не хватает в устройстве нашего мира для достижения его полного совершенства?!

– Ты полагаешь, что совершенство может быть найдено в том, в чём невозможно найти даже смысла; ведь жизнь в бессмертии становится бесцельной? – удивился Учитель.

– Но почему же? – остановившись, возразил Янг Ли. – Учитель, не ты ли учил нас всегда, что все люди по своей сути ученики, равно стремящиеся к абсолютной мудрости, но постигающие её в течение своей жизни лишь частично, каждый по-своему?

Хинг Ши кивнул головой в знак своего согласия.

– Так чем же вечность в бессмертии не идеальный срок для постижения абсолютной мудрости? – спросил он Учителя.

– Бессмертие – это не ключ к абсолютной мудрости, – заметил спокойно Хинг Ши, – напротив, оно стало бы непреодолимым препятствием, сводящим всякое стремление к абсолютной мудрости лишь к бесполезной суете и трате времени.

– Но почему? – удивился ученик.

– Человек, обречённый на вечную жизнь и постигающий мудрость, и не важно с какой быстротой, в один день бы понял, что всё, что теперь мешает ему достичь совершенства и абсолютной мудрости, это его плоть, по сути своей грешная и искушаемая. С какой горечью понял бы этот человек, что его бессмертие – не что иное, как вечное рабство в плену несовершенства, без права на освобождение. В чём стал бы искать утешения он, стоящий на грани абсолютной мудрости и не могущий переступить эту грань? Какой смысл мог бы он найти в том, что уже постиг, но в чём не нашёл смысла? В чём, как не в смерти, лежащей за гранью бессмертия, недоступной навечно?

Хинг Ши замолчал и пошёл в сторону школы. Только ветер шумел едва слышно в кронах деревьев. Задумчивый и молчаливый продолжил свой путь ученик. Уже подойдя к воротам, он повернулся и сказал.

– Я понял, Учитель! В бессмертии стал бы бессмысленным не только поиск абсолютной мудрости, но и сама жизнь. Кто стал бы дорожить тем, что нельзя потерять? Семьёй, жизнью, здоровьем, временем, красотой того, что нас окружает, – он на мгновение замолчал и снова посмотрел в сторону горной гряды, на которой алел небесный отблеск.

– Я разочарован, – едва слышно добавил он, – и обманут в своих поисках совершенства.

– Напротив, – ответил улыбаясь Хинг Ши, – сегодня ты приблизился к своей цели ещё на один шаг, имя которому Вечность.

О мнительности (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши спросили, какова самая большая мнительность. Учитель сказал:

– Это когда ты смотришь на себя в зеркало, и тебе кажется, что этот человек напротив явно что-то против тебя задумал.

Плата за счастье (Хинг Ши).

Ранним утром, когда Хинг Ши прогуливался со своим учеником по саду, к ним подошёл молодой человек. Несколько смущаясь, он поприветствовал Хинг Ши и его ученика, а затем спросил:

– Учитель, я очень сильно люблю одну девушку, и наши родители не против того, чтобы мы поженились, но меня одолевают страхи и сомнения.

– О чём ты беспокоишься и чего боишься? – спросил Хинг Ши.

– Я боюсь разочароваться в ней, в семейной жизни… ведь я не могу заранее знать, что поступаю верно, – ответил крестьянин.

– Возвращайся домой и женись на этой девушке, если ты её любишь и ваша любовь взаимна, – ответил Хинг Ши.

После того как юноша, поблагодарив мудреца за совет, ушёл, ученик спросил:

– Скажи, Учитель, почему ты посоветовал юноше жениться, если он боится разочарования? Разве не следует ему повременить и отложить женитьбу?

– Рассуждая так, ты забываешь о том, что разочарование – слишком малая плата за возможное счастье, – ответил Хинг Ши улыбаясь.

Подавая милостыню (Хинг Ши).

Однажды, возвращаясь с рынка, Хинг Ши увидел сидящего на обочине монаха, просящего милостыню. Поделившись с бедняком несколькими оставшимися после покупок монетами, мудрец остановился передохнуть. В это время мимо проходил богато одетый купец. Мельком взглянув на монаха и полупустую кружку для милостыни, отвёл он глаза и, не протянув и монетки, ускорил свой шаг.

Спустя какое-то время его догнал Хинг Ши. Поставив у обочины корзину с продуктами, мудрец подошёл к богачу и молча протянул ему на ладони несколько монет.

– Что это ещё такое? – изумлённо спросил купец. – Зачем?

– Возьми эти деньги, уважаемый, – сказал Хинг Ши, – я вижу, что ты беден и нуждаешься в деньгах, но твоя гордость не позволяет тебе открыто в этом признаться, и ты вынужден прятать свою бедность под дорогим халатом, вероятно последним, что у тебя осталось.

– Почему ты так решил? – спросил растерявшийся купец.

– Иначе ты не отвёл бы глаз и не спешил бы прочь от несчастного монаха, вероятно, стыдясь того, что бессилен ему помочь. Ведь, к сожалению, подавать милостыню могут лишь те, кто сам не знает нужды.

Купец, устыдившись своей жадности и не желая прослыть бедняком, вернулся к монаху, щедро отсыпав в его кружку целую пригоршню монет.

Полная чаша зависти (Хинг Ши).

Однажды, когда Хинг Ши отдыхал на берегу маленького, заросшего ряскою пруда, к нему подошёл второй по значимости поэт Императора и спросил:

– Учитель, скажи, почему я не могу писать такие же прекрасные стихи, как первый поэт Императора? Разве я менее талантлив? Разве я меньше прикладываю к этому усилий?

Учитель взял кувшин, зачерпнул воды, половину вылил на прекрасные цветы, растущие на берегу пруда, а половину обратно в пруд и сказал:

– Как вода, оросившая цветы, приносят прекрасные плоды твои старания, но как вода, пролитая в пруд, напрасно питает твоя зависть и без того полную чашу.

Помни об осколках (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши разговаривал с Янг Ли о важном для человека умении – смирять в сердце гнев, не позволяя себе опускаться до мести. Внимательно выслушав Учителя, Янг Ли смущённо признался, что он пока что не способен прощать своих врагов, хотя и искренне стремится к этому.

– Есть у меня враг, – посетовал ученик, – и я бы хотел его простить, но у меня пока никак не получается вырвать гнев из моего сердца.

– Я помогу тебе, – сказал Хинг Ши, снимая с полки треснувший глиняный чайник, – возьми этот чайник и поступи с ним так, как ты хотел бы поступить со своим врагом.

Янг Ли, взяв чайник, неуверенно повертел его в руках, не решаясь ничего сделать. Тогда мудрец сказал:

– Старый чайник – это всего лишь вещь, это не человек, не бойся поступить с ним сейчас так, как тебе хотелось бы поступить со своим врагом.

Тогда Янг Ли поднял чайник над головой и с силой швырнул его об пол, да так, что чайник разлетелся на мелкие кусочки. Хинг Ши посмотрел на пол, усеянный осколками разбитого сосуда, и сказал:

– Ты видишь, что получилось? Разбив чайник, ты не избавился от него, а лишь превратил во множество осколков, о которые ты сам или те, кто тебя окружает, могут порезать ноги. Поэтому каждый раз, не находя сил выбросить гнев из своего сердца, вспомни об этих осколках, – сказал Хинг Ши и немного погодя добавил: – А лучше старайся не допускать появления трещин там, где их не должно быть.

Поступок друга (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришёл человек, который был расстроен тем, что его друг начал его избегать. Он спросил:

– Учитель, мой друг меня избегает, я думаю, что ему наскучило моё общество. Как мне поступить?

– А ты считаешь себя до сих пор его другом? – спросил Хинг Ши.

– Конечно, – ответил мужчина.

– Тогда подойти к нему и спроси прямо о причине его поведения, – посоветовал мудрец, – и если увидишь в его словах или глазах, что ты действительно ему наскучил, то лучшее, что ты можешь сделать как друг – освободить его от необходимости избегать тебя, – уйти первым и не искать с ним встреч.

– А если он захочет вернуться, что лучшее, как друг, смогу я сделать?

– Не держать обиды, – сказал Хинг Ши.

Притча о гармонии (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши сидел на берегу небольшого, но очень живописного озера с одним из своих учеников. Воздух был напоен тонкими ароматами природы, ветер практически затих, и зеркальная гладь водоёма отражала в себе всё окружающее с невероятной чёткостью. Совершенство природы, её сбалансированность и чистота невольно порождали мысли о гармонии. Поэтому, спустя какое-то время, Хинг Ши обратился к своему ученику с вопросом:

– Янг Ли, скажи, когда, по-твоему, наступит полная гармония в человеческих отношениях?

Юный и любознательный Янг Ли, часто сопровождавший Учителя на его прогулках, задумался. Через некоторое время, глядя на идентичность природы и её отражения в озере, сказал:

– Мне кажется, гармония в отношениях между людьми наступит только тогда, когда все люди придут к единому мнению, будут мыслить одинаково, станут как бы отражением друг друга. Тогда не будет ни разногласий, ни споров, – мечтательно сказал ученик и грустно добавил: – Но разве такое возможно?

– Нет, – задумчиво ответил Хинг Ши, – это невозможно, да и не нужно. Ведь в данном случае наступила бы не гармония, а полное обезличивание человека, потеря его внутреннего «Я», индивидуальности. Люди стали бы не столько отражением, сколько тенью друг друга.

Немного помолчав, мудрец добавил:

– Гармония в человеческих отношениях станет возможна лишь тогда, когда каждый человек будет стремиться не к единению мнения или подражанию другим, но к уважению права другого человека на выражение своей индивидуальности.

Притча о крысе (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши приснилась маленькая, ощетинившаяся от злости крыса. Она подползла на задних лапках к ногам Учителя и прошипела:

– Человек, зачем ты рассказываешь окружающим свои ненужные притчи? Неужели ты не видишь, что топот ног льстивых посетителей в твоём доме раздражает нас, крыс, живущих внизу. Не лучше ли тебе замолчать и жить в тишине, а ещё лучше и в темноте? Тогда мы сможем смело выходить на поверхность и ходить по твоему дому.

Хинг Ши взял швабру и оттолкнул от себя крысу со словами:

– Похоже тебе, крыса, легче назвать чужую мудрость ненужной, а людей – льстецами, чем посмотреть на себя. Хотя, – продолжил мудрец, – не у всякого человека хватает смелости признаться в собственном ничтожестве, чего уж тут ожидать от крысы.

Проснувшись утром, Хинг Ши первым делом пошёл и купил кошку.

Притча о трёх изъянах (Хинг Ши).

Однажды, вернувшись с прогулки, Хинг Ши застал своих учеников за бурным обсуждением. Подойдя к ним, мудрец спросил:

– О чём вы только что спорили?

Ученики сказали:

– Учитель, мы пытались выяснить, какие три изъяна у человека самые страшные.

– И к какому же выводу вы пришли?

– Мы решили, что самые страшные изъяны – это быть слепым, глухим и немым, – ответил один из учеников.

– Вы сказали лишь половину того, что следовало сказать, – ответил Хинг Ши.

– Половину? – удивились ученики. – Но ведь мы назвали все три изъяна.

– Да, но вы забыли упомянуть о том, что нет ничего страшнее изъяна слепой к чужой беде души, глухого к просьбам о помощи сердца и немого безразличия, мирящегося с этим.

Притча об апельсине (Хинг Ши).

Однажды двое учеников, Янг Ли и Чжао Цзэн, подошли к Хинг Ши с просьбой рассудить их спор. Ученики не могли решить, как в разговоре с собеседником следует давать ответы на вопросы. Янг Ли сказал:

– Учитель, я думаю, что лучше было бы отвечать на вопрос собеседника без промедления, и позже, в случае ошибки, исправляться, чем заставлять собеседника слишком долго ждать ответа.

На это Чжао Цзэн возразил:

– Нет, напротив, следует обдумывать свой ответ тщательно, взвешивая каждую мелочь и деталь. Пусть на это уйдёт сколько угодно времени, главное – сразу дать верный ответ.

На это Хинг Ши взял в руки сочный апельсин и сказал, обращаясь к первому ученику:

– Если ты дашь своему собеседнику съесть первую половину апельсина неочищенной и лишь потом, очистив кожуру, отдашь вторую, может случиться так, что твой собеседник, распробовав горечь первой половины, выбросит вторую.

Затем Хинг Ши обратился ко второму ученику, который, выслушав слова Учителя, обращённые к Янг Ли, улыбался, предвкушая свою победу в споре.

– Ты, Чжао Цзэн, конечно же не накормишь своего собеседника горьким апельсином. Наоборот, ты будешь долго и тщательно очищать его, старательно отделяя от мякоти малейшие прожилки кожуры. Но боюсь, что твой собеседник может уйти, так и не дождавшись обещанного угощения.

– Так как нам следует поступать? – в один голос спросили ученики.

– Перед тем как угощать кого-либо апельсинами, научитесь их чистить так, чтобы не кормить собеседника ни горечью кожуры, ни напрасными ожиданиями, – ответил Хинг Ши. – Ну а пока не научитесь, доверьте лучше этот процесс тому, кого собираетесь угостить… И ещё, – немного погодя добавил он, – почаще чистите апельсины для себя.

Причины счастья и несчастья (Хинг Ши).

Один раз Хинг Ши застал во дворе своих учеников, горячо спорящих о чём-то. Подойдя к ним, спросил о предмете их спора.

– Мы спорим о том, в чём заключается суть счастья и несчастья человека, – ответили ученики.

– И как же вы их нашли? – поинтересовался Учитель.

– Мы думаем, что причины счастья и несчастья человека в том, что окружает его и происходит с ним: в богатстве и бедности, в здравии и болезни, в любви и одиночестве, в мудрости и глупости, в старости и молодости.

– Пройдитесь по улицам, посмотрите внимательнее на лица тех, кого вы встретите, – ответил, качая головой, Хинг Ши. – Уверен, увидите вы и смеющихся стариков, и плачущих юношей, и весёлых бедняков и грустных богачей, пышущих здоровьем, но печальных прохожих, горюющих влюблённых и умиротворённого отшельника. Как это вы сможете объяснить?

– Значит, не там мы искали причины счастья и несчастья, – сокрушались ученики.

– Ваша ошибка не в том, где вы искали, а в том, что вы нашли. Истинные причины и суть счастья и несчастья человека – лишь в нём самом. А всё, что вы нашли – не более чем следствие либо обстоятельства.

Продолжающий движение (Хинг Ши).

Однажды, путешествуя по стране, Хинг Ши пришёл в один город, в котором в тот день собрались лучшие мастера живописи и устроили между собой соревнование на звание лучшего художника Китая. Многие искусные мастера приняли участие в этом конкурсе, множество прекрасных картин представили они взору строгих судей.

Конкурс уже подходил к завершению, когда судьи неожиданно оказались в замешательстве. Предстояло выбрать лучшую из двух оставшихся картин. В смущении смотрели они на прекрасные полотна, перешёптывались между собой и искали в работах возможные ошибки. Но, как ни старались судьи, не было найдено ими ни единого изъяна, ни одной зацепки, которые решили бы исход конкурса.

Хинг Ши, наблюдая за происходящим, понял их затруднения и вышел из толпы, предлагая свою помощь. Узнав в страннике известного мудреца, судьи с радостью согласились. Тогда Хинг Ши подошёл к художникам и сказал:

– Мастера, ваши картины прекрасны, но должен признать, я сам не вижу в них изъянов, как и судьи, поэтому я попрошу вас честно и справедливо оценить свои работы, а потом назвать мне их недостатки.

После долгого осмотра своей картины первый художник откровенно признал:

– Учитель, как ни смотрю я на свою картину, не могу найти в ней изъянов.

Второй художник стоял молча.

– Ты тоже не видишь изъянов? – спросил Хинг Ши.

– Нет, я просто не уверен, с которого из них следует начать, – честно ответил смущённый художник.

– Ты победил в конкурсе, – сказал, улыбнувшись, Хинг Ши.

– Но почему? – воскликнул первый художник. – Ведь я даже не нашёл ни одной ошибки в своей работе! Как мог у меня выиграть тот, кто нашёл их у себя множество?

– Мастер, не находящий в своих работах изъяна, достиг предела своего таланта. Мастер, замечающий изъяны там, где их не нашли другие, ещё может совершенствоваться. Как мог я присудить победу тому, кто, завершив свой путь, достиг того же, что и тот, кто свой путь продолжает? – ответил Хинг Ши.

Разбитый амулет (Хинг Ши).

Однажды Хинг Ши, возвращаясь домой после утренней прогулки, встретил молодого человека, который, сидя на обочине дороги, горько плакал. Проникшись сочувствием, мудрец спросил:

– Юноша, почему ты плачешь? Что случилось?

– Я потерял свой амулет, который подарила мне моя возлюбленная в знак нашей с ней любви.

– Что ж, если это – единственная причина, по которой ты так расстроился, то ты понапрасну тратишь свои слёзы, – ответил, покачивая головой, Хинг Ши.

– Почему же напрасно, Учитель, ведь это был символ нашей любви?!

– Ты сам и ответил на свой вопрос, – сказал Хинг Ши. – Это был всего лишь символ. Забудь же об амулете и радуйся, что ты потерял его, а не свою любовь.

– Но что если потеря амулета является знаком, что я вскоре потеряю и саму любовь? – возразил суеверный юноша.

– Любовь, вся сила которой заключена в амулете, кольце или иной вещи, не заслуживает того, чтобы из-за неё проливали слёзы, – ответил Хинг Ши и продолжил свой путь.

Разумное воспитание (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришла молодая крестьянка и спросила:

– Учитель, как следует мне воспитывать сына: в ласке или в строгости? Что важнее?

– Посмотри, женщина, на виноградную лозу, – сказал Хинг Ши. – Если ты не будешь её обрезать, не станешь, из жалости, отрывать лишние побеги и листья, лоза одичает, а ты, потеряв контроль над её ростом, не дождёшься хороших и сладких ягод. Но если ты укроешь лозу от ласки солнечных лучей и не станешь заботливо поливать её корни каждый день, она совсем зачахнет. И лишь при разумном сочетании и того и другого тебе удастся вкусить желанных плодов.

Секрет победы (Хинг Ши).

Иногда, в свободное от занятий и работы время, ученики школы Хинг Ши играли с учениками других школ в дзю-ню (игра, которая стала прародителем современного футбола). Команда, победившая на соревнованиях, получала на определённый срок небольшие привилегии, а также подарок из рук своего Учителя. Поэтому однажды после занятий, накануне нового состязания, ученики подошли к мудрецу и спросили его:

– Учитель, скажи, почему нам так редко удаётся победить наших соперников по дзю-ню, ведь мы такие же молодые, ловкие и быстрые, как они. В чём кроется секрет победы? Может, в удаче?

В ответ на это Хинг Ши попросил учеников подождать его и, выйдя из комнаты, спустя какое-то время вернулся, неся в руках осколки вазы. Дав каждому ученику по одному осколку, Хинг Ши сказал:

– Я раскрою секрет победы лишь тому из вас, кто, проявив мудрость и смекалку, сможет нарисовать полную вазу такой, какой она была до того, как я её разбил.

Сказав это, Хинг Ши вышел. Ученики, смущённые нелёгкой задачей, взяли в руки принадлежности для рисования и, тщательно изучая каждый свой осколок, начали рисовать. Так как любой из них хотел стать тем единственным, кому Учитель откроет секрет, сели они поодаль друг от друга и рисовали, прикрывая изображение рукой так, чтобы никто другой не смог увидеть их рисунок.

Закончив свои работы, пришли они к мудрецу, каждый втайне надеясь на то, что именно его рисунок окажется верным. Но, после того как Хинг Ши посмотрел работы, среди них не оказалось ни одной правильной: все ученики нарисовали разные вазы, красивые и не очень, но ни одна из них не была похожа на ту, осколки которой дал им мудрец. Тогда Хинг Ши вернул ученикам их работы и попросил ещё раз попробовать свои силы.

Сплотившись после неудачи, они показали наконец друг другу свои работы и были поражены тем, насколько непохожими друг на друга оказались их рисунки. Тогда, посоветовавшись, решили они соединить свои черепки воедино, а после вместе нарисовать вазу. Склеив осколки, увидели они, что одного небольшого кусочка не хватает. Тогда юноши, повернув склеенную вазу к себе целой стороной, без особого труда нарисовали её в первозданном виде. После чего отправились к мудрецу, ожидая его ответа.

Взяв в руки первый же рисунок, Хинг Ши улыбнулся и сказал:

– Я вижу, вы уже нашли ответ на свой вопрос. Действительно, победа достаётся лишь тем, кто, не боясь забыть о себе самом, становится единым целым со своими товарищами.

– Учитель, а что означает тот отсутствующий осколок, который, правда, не помешал нам нарисовать вазу? – спросили ученики.

– Ах да, – сказал, вынимая оставшийся черепок, Хинг Ши, – это – удача ваших соперников, действие которой, при правильном обращении, всегда остаётся в ваших руках.

Смысл жизни (Хинг Ши).

Однажды, по пути домой, Хинг Ши повстречался с человеком, который куда-то настолько сильно спешил, что, обгоняя по пути мудреца, случайно задел его плечом. Тот в свою очередь спокойно и вежливо обратился к нему с вопросом:

– Скажи, почтенный человек, куда это ты так спешишь, что ничего не замечаешь на своём пути?

– Прошу прощения, – сказал человек, не сбавляя шагу, – спешу я потому, что занят поиском смысла жизни и не имею права промедлять, пока цель моя не достигнута.

– Что ж, – промолвил Учитель, – я слышал об одном человеке, который искал всю свою жизнь этот смысл.

– Надеюсь, истина открылась ему? – полюбопытствовал нетерпеливый попутчик.

– Да, он умер просветлённым, успев шепнуть тем, кто был рядом, то, что понял лишь умирая, – ответил Хинг Ши.

– И что же он сказал?

– Он сказал, что смысл жизни – это выбор…

– Что ж, спасибо тебе за беседу, – сказал человек, поклонился мудрецу и почти бегом продолжил свой путь.

– …выбор, либо жить, либо всю жизнь потратить на поиски этого самого смысла, – закончил мудрец, но его слова прозвучали уже в пустоту.

Случайный попутчик был уже слишком далеко. Он спешил.

Совет скупца (Хинг Ши).

В один из дней, когда Хинг Ши принимал пришедших к нему за советом людей, пришёл к его дому богач Танг Кай, известный на всю округу своей скупостью. Долго стоял он во дворе, не решаясь войти в дом. Наконец, когда последний человек, получив от Хинг Ши совет, ушёл, переступил порог и Танг Кай. Подойдя к мудрецу, он, насторожённо поглаживая свой кошелёк, поприветствовал мудреца и спросил, сколько стоит получить его совет.

– Ничего не стоит, – сказал Хинг Ши.

– Вот как, – изумился скупец, по привычке приготовившийся торговаться.

Обрадованный, задал он мудрецу свой вопрос и, получив ответ, уже собирался уходить, но на пороге, не выдержав, повернулся и недоверчиво сказал:

– Странно, ты – такой мудрый человек, а не догадался о том, что мне сразу пришло на ум.

– О чём же, – усмехаясь, сказал Хинг Ши, – уж не о том ли, чтобы не давать своих советов даром?

– Конечно, – закивал головой Танг Кай, довольный тем, что оказался догадливее мудреца.

– Верно, осталось лишь решить, как много брать за свои советы, – задумчиво промолвил Хинг Ши.

Скупец, гордившийся своим умением копить и преумножать богатство, насмешливо сказал:

– Как же ты, мудрец, не знаешь такой простой истины: смотри на того, кто приходит к тебе за советом. Чем лучше одет гость, тем тяжелее его кошелёк и тем больше можно с него спрашивать.

– Замечательная истина, – улыбнулся Хинг Ши, – я непременно так и сделаю. А чтобы ты не переживал, что твои драгоценные мысли могут пропасть зря, я воспользуюсь ими прямо сейчас и начну с тебя.

Скупец, не предвидя такого поворота событий, покраснел и ошарашенно попятился к выходу, придерживая руками полы дорогого шёлкового халата.

– Не споткнись о свои туфли, которые ты оставил на пороге, почтеннейший, – заметил, смеясь, Хинг Ши. – Кстати, это уже второй совет, который я дал тебе сегодня, – добавил он.

Но скупец уже не слышал его. Подняв полы и пыхтя от чрезмерной тучности, спешил он, босой, без оглядки домой.

Способность видеть (Хинг Ши).

Однажды к Хинг Ши пришёл его ученик и спросил:

– Учитель, объясни мне, почему я, имея такие же глаза, как и у тебя, часто не замечаю того, что замечаешь ты.

Хинг Ши вышел из комнаты и через какое-то время вернулся, держа в руках папирус на незнакомом для ученика языке. Развернув его, он спросил:

– Что ты видишь?

Ученик, не желая выдавать своё незнание, сказал:

– Я вижу многовековую мудрость в этих словах.

Тогда Хинг Ши сказал:

– На самом деле перед тобой – записка египетского купца. А знаю и вижу я это потому, что однажды, не побоявшись признаться себе в том, что я чего-то не знаю, выучил этот язык.

Справедливое суждение (Хинг Ши).

Недалеко от селения, где стояла школа Хинг Ши, жил знатный чиновник, который часто любил выказывать своё недовольство по тому или иному поводу. Однажды, повстречавшись с Хинг Ши, он начал критиковать его учение. На это Хинг Ши спокойно сказал:

– Справедливо судить может лишь тот, кто сам достиг вершин мастерства в том, что он судит.

Богач не нашёлся что возразить и пригласил Хинг Ши к себе на обед. Придя домой, он приказал своему повару приготовить среди прочих угощений лучшее рыбное блюдо, но добавить в него слишком много соли. Отдав такое распоряжение, он надеялся, что, попробовав блюдо, Хинг Ши скажет, что в нём есть излишек соли, на что можно будет ему возразить его же словами.

Через некоторое время, когда всё было готово, хозяин дома вместе с Хинг Ши приступили к трапезе. За обедом Хинг Ши даже не прикоснулся к блюду с рыбой. После того как трапеза была окончена, богач с досадой сказал:

– Мудрец, ты говорил, что справедливо судить может лишь тот, кто достиг вершин мастерства в том, что он судит, но сам отказался от одного из блюд, даже не попробовав его.

– Я просто не ем рыбы, – ответил Учитель.

Счастливый брак (Хинг Ши).

– Что такое счастливый брак? – спросил как-то раз Янг Ли у Учителя. – Это когда мужчине уютно в доме, хорошо с женой и он не мечтает о свободе?

– Нет, – ответил Хинг Ши. – Удачный брак – это когда им уютно в доме, хорошо друг с другом и они свободны.

То, что мы несём с собой (Хинг Ши).

Хинг Ши не был богатым человеком, при том, что у него была процветающая школа, в которой обучались множество юношей, приезжавших к нему со всего Китая. Однажды один из учеников спросил его:

– Учитель, слава твоя гремит по всей стране, ты мог бы быть богатым человеком, не знающим, что такое забота о завтрашнем дне. Почему же ты не стремишься к богатству?

– У меня есть всё, что мне нужно для жизни, – ответил Хинг Ши.

– Но ведь ты мог бы иметь гораздо больше, – возразил ученик.

– Человек, собирающий вокруг себя непомерные блага, похож на путника, который по пути собирал всё ценное, что попадалось ему, а потом нёс это, сгибаясь под неимоверной тяжестью своей ноши. Когда же он почти достиг своей цели, оказалось, что дорогу ему преграждает высокая стена, которую следовало непременно преодолеть, но нельзя было ни обойти, ни сломать, лишь перелезть, да и то, бросив всё то, что он нёс с собой. Но у человека не было иного выбора, поэтому он оставил у стены всё, что с таким трудом тащил на своей спине.

Хинг Ши сделал небольшую паузу, а потом добавил:

– Мы приходим в этот мир с пустыми руками и уходим из него, оставляя всё, что нажили. Так есть ли смысл собирать то, что не является необходимым, лишь из жадности, зная, что потом придётся не только нести на себе непомерный груз, но и бросить его в конце своего пути? Не лучше ли пройти свой путь налегке?

Упрямый спорщик (Хинг Ши).

В одном селении жил невероятный спорщик, который спорил подряд со всеми и каждым. Благодаря своему невероятному упрямству, ему удавалось любой спор заканчивать в свою пользу со словами: «Вот видишь, я был прав». На любое утверждение, любую мысль у него находились противоположные. Гордый своими победами в спорах, услышал он однажды о том, что в его селение к своему другу приехал Хинг Ши.

«Если я переспорю ещё и мудреца, то слава обо мне пойдёт не только по этому селению, но и по всему Китаю», – решил заносчивый глупец и бросился искать Хинг Ши.

Подойдя к дому, в котором гостил Хинг Ши, спорщик попросил разрешения поговорить с мудрецом. Когда его привели к Учителю, он сказал с высокомерием:

– Хинг Ши, я наслышан о твоей мудрости, и, несмотря на это, я уверен, что любую фразу, которую ты скажешь, я смогу оспорить, доказав, что ты не прав.

– Да, ты прав, – спокойно ответил Хинг Ши.

– Нет, не прав! – запальчиво воскликнул спорщик… и осёкся.

Учитель и свеча (Хинг Ши).

Хинг Ши нередко рассказывал своим ученикам о человеке, который был его Учителем. Однажды, когда ученики спросили Хинг Ши о том, какие слова и наставления оставил ему Учитель перед тем, как попрощаться навсегда, Хинг Ши ответил:

– Учитель сказал мне: «Неся свет познания, уподобляйся свече, строго соблюдая её нехитрые правила».

– Правила свечи? – удивились ученики.

– Их всего два, – пояснил Хинг Ши. – Первое правило – разумная скупость: дарить свет знаний следует в нужное время и в правильном месте, иначе твои труды пропадут втуне и силы растратятся до того, как ты сумеешь найти им верное применение. Второе правило – правило фитиля: дарующий знания должен и сам следовать тому, чему учит других с постоянством пламени свечи, которое как ни пляшет, но всегда держится фитиля, иначе деятельность его принесёт куда меньше пользы, чем вреда.

Чаша терпения (Хинг Ши).

Однажды Янг Ли попросил Учителя объяснить ему, какова природа человеческого терпения и как должен поступать добродетельный муж с этим проявлением человеческой натуры. Выслушав вопрос ученика, Хинг Ши взял пустую чашу и поставил её ему на колени, дав в руки кувшин, наполненный водой. Попросив ученика закрыть глаза и постепенно наполнять чашу, Хинг Ши сказал:

– Испытывая терпение другого человека, ты вслепую наполняешь чужую чашу, которая тем не менее стоит на твоих коленях. Поэтому ты не знаешь, когда она переполнится, и рискуешь облить самого себя.

Продолжая медленно наполнять чашу, ученик спросил:

– Значит, добродетельный человек не должен наполнять чужую чашу терпения?

– Не только, – ответил Хинг Ши. – В том, что ты оберегаешь свои же колени, особой добродетели и заслуги нет.

– Так что же он ещё должен делать? – спросил недоумённо ученик, не открывая глаз.

Хинг Ши снял с его колен практически полную чашу и, вылив её содержимое обратно в кувшин, добавил:

– Добродетельный муж должен также следить за тем, чтобы его чаша на чужих коленях никогда не переполнялась.

Четвёртый сын (Хинг Ши).

Хинг Ши всегда говорил своим ученикам о необходимости ответственного отношения к делам насущным, а также о недопустимости откладывания дел на следующий день. Однажды, когда ученики спросили его, так ли велика важность того, что дело будет сделано сегодня, а не завтра, Хинг Ши рассказал им одну историю:

«Когда-то в Китае жил богатый, уважаемый человек по имени Цай Чжу. На старости лет стал он всё чаще задумываться о том, как разделить своё имущество и на кого оставить управление хозяйством. Жена и множественные наложницы одарили этого человека большим потомством: было у него 16 сыновей и 5 дочерей. Следуя китайским обычаям, отцу предстояло перед смертью выбрать сына, который станет главным в семье после его кончины. Для того чтобы выбрать достойнейшего из них, Цай Чжу давал своим сыновьям различные поручения, а потом смотрел, насколько точно и быстро они их выполняли. Так, наблюдая за своими сыновьями, Цай Чжу понял, что самый достойный и старательный из них его четырнадцатый сын, Цинь Фэнь, а самый неблагодетельный и хитрый – четвёртый, Цзиао Чжа.

С тех пор прошло уже немало времени, и хотя богач неумолимо стал приближаться к концу своей жизни, не спешил он с объявлением Цинь Фэня своим наследником, стараясь до последнего дня оставлять власть и имущество в своих руках. Однажды он так тяжело заболел, что больше уже не мог подняться с постели. Врач, осмотревший его, сказал родственникам, что Цаю Чжу осталось прожить всего один день. Тогда вся семья была вынуждена собраться у постели больного и попросить его назвать имя своего наследника. Слабеющий с каждой минутой богач понял, что откладывать с вопросом наследования больше нельзя и попросил родных принести ему лист бумаги и чернильницу с кистью.

После того как его просьба была исполнена, он попросил всех покинуть его комнату, после чего слабеющей рукой написал на бумаге иероглиф, обозначающий число 14, и обессиленный потерял сознание. В это время в спальню больного прокрался слуга, подкупленный четвёртым сыном, который знал, что у него нет никаких шансов стать наследником, и исправил иероглиф так, что на бумаге получилась цифра 4, вместо четырнадцати. После чего слуга осторожно покинул покои своего смертельно больного господина.

Спустя какое-то время, когда родственники больного наконец осмелились войти в его спальню, они увидели, что Цай Чжу покоится в забытьи на постели, а рядом с ним лежит листок, на котором написана цифра 4. Коварный сын с притворной горестью бросился благодарно целовать руки отца, а тот, очнувшись и осознав, что произошло, откинулся на подушки и, не приходя больше в сознание, к вечеру умер. После смерти своего отца вероломный и недобродетельный Цзиао Чжа со временем растратил его богатство и оставил свою семью в нищете.

Шесть шагов к мудрости (Хинг Ши).

Однажды, когда ученики попросили Хинг Ши рассказать им о пути человека к мудрости, он сказал им:

– Путь человека к мудрости похож на путь шёлка, который берёт своё начало от гусеницы шелкопряда, постепенно превращаясь в прекрасную, крепкую ткань. Подобно гусенице, совершающей шесть шагов превращения в шёлк, проходит человек похожий путь к мудрости.

– Как это? – изумились ученики. – Расскажи нам, Учитель.

– Первый шаг – шаг рождения, – начал Хинг Ши. – Как и гусеницы, приходит человек в этот мир голым и беспомощным.

Второй шаг – шаг накопления. До тех пор пока гусеница не выросла, для неё собирают листья тутового дерева, её оберегают от резких запахов и звуков. Так и человеку дарят свою заботу и знания те, кто его окружает. Подобно гусенице питается он тем, что сам не собирал, совершая свой второй шаг.

Третий шаг – шаг кокона. После того как гусеница достаточно выросла, её пересаживают на специальную решётку, на которой она начинает плести шёлковые нити, постепенно обволакивая себя коконом. Человек же, взрослея, попадает на определённое ему в жизни место и начинает постепенно извлекать шёлковые нити взглядов, убеждений и выводов, со временем спутывая их и образуя вокруг себя свой мир, похожий на кокон. На этом этапе многие останавливаются, оставаясь до самой смерти на отведённом им месте, закутавшись в кокон своих убеждений и выводов, который дарит им призрачное благополучие и надежду на постоянство.

Четвёртый шаг – сложный шаг освобождения, шаг торжества нового над старым, тогда происходит разрушение привычного образа жизни. Совершая этот шаг, гусениц убивают паром, а коконы их осторожно разворачивают. Человек же, решившийся на четвёртый шаг, прежде всего уничтожает в себе бездеятельную гусеницу, а затем начинает постепенно преобразовывать кокон своих убеждений и выводов в ещё тонкие, но уже не спутанные, нити познания.

Пятый шаг – шаг закрепления, заключается в том, что несколько тонких, легко рвущихся нитей связывают в одну, более прочную шёлковую нить. Человек, делая этот шаг, укрепляет и связывает воедино свои нити познания, получая в результате то, что мы называем мудростью.

Тут Янг Ли, один из учеников мудреца, не выдержав, спросил:

– Учитель, а для чего же тогда существует шестой шаг, если мудрость достигается уже на пятом?

– Шестой шаг – шаг соединения и гармонии, – ответил мудрец, – когда крепкие, сильные нити сплетаются воедино, образуя прекрасный гладкий шёлк. Человек, делая этот шаг, вплетает нить своей мудрости в общее полотно, тесно переплетая его с нитями чужой мудрости, поддерживая и укрепляя их.

– Значит, на этом шаге мудрость укрепляется, так же как и на пятом, – сказал Янг Ли.

– Но только на шестом она начинает приносить плоды, – улыбнулся Хинг Ши.

Лучшие современные притчи

Притчи от Ольги Безмирной.

Лучшие современные притчи

В чём сила?

Искал человек ответ на давно мучавший его вопрос: «Что есть сила?». Узнал он, что есть в его краю один мудрец. Пришел он к восхвалённому славой мужу и видит: вместо худой лачуги отшельника стоит добротный дом, шумят во дворе дети… Удивился человек, в его представлении постигшие истину живут совсем иначе. Обратился он к хозяину с просьбой помочь ему найти ответ.

И ответил мудрец:

– Обрести силу ты сможешь сам. Ищи свой путь или следуй по дороге предков.

Один человек стремился к совершенству, упорно тренировался день за днём. И познал он силу тела.

Не склоняясь перед трудностями, он шёл только вперёд. Победил самого себя. И познал он силу духа.

Постигая мысли великих, он обрёл своё мнение. И познал он силу знаний.

Полюбил, преклонился перед земной богиней своего сердца. И познал он силу чувства.

Обретя дом, семью, взяв на руки своё дитя, он познал силу жизни.

С умиротворением встречая неизвестность, он не сожалел о прошедшей жизни и познал он силу смерти.

Выбор.

Как-то к великому мудрецу пришли два брата и попросили принять их в обучение. Но старик мог взять к себе только одного ученика и решил он испытать юношей, взяв их в услужение. Кто лучше проявит себя, тот и останется.

И дал старец братьям по заданию, к которым оба приступили с величайшим рвением.

Через некоторое время мудрец подошёл к братьям и попросил принести воды в дом. Один брат тут же сорвался с места, другой же остался и продолжил выполнять первое задание.

Когда брат принёс воды и хотел было продолжить выполнение задания, старик попросил обоих братьев починить крышу. Первый юноша поставил вёдра с принесённой водой и полез на крышу, второй продолжал свою работу.

Через некоторое время хитрый старик попросил братьев починить забор. Юноша спустился с крыши и поплёлся к забору.

Старик опять начал жаловаться на крышу, первый брат без сил опустился на землю, а второй, закончив работу, забрался на крышу и починил её.

Старик довольно улыбнулся и оставил второго брата. На вопрос «почему?» он ответил:

– Ты умеешь следовать своей цели и выбирать главное на своём пути, а брат твой в желании услужить разбрасывается по пустякам, не в силах грамотно распределить своё время и силы.

Груз прошлого.

Жила на свете птица вольная. Парила она в небесах, ловила мошек на обед, купалась в струйках летнего дождя в своё удовольствие. В общем, была как все птицы. Но была у неё привычка: каждый раз, когда в её жизни происходило событие, хорошее ли, плохое, птица подбирала с земли камешек на память. И каждый день она перебирала свои камешки, весело смеясь радостным событиям прошлого и плача о грустных.

Камешки птица всегда носила с собой, летела ли она в небе, шагала ли по земле, и никогда про них не забывала.

Шли годы, и камешков у птицы вольной становилось всё больше, но она всё равно каждый день перебирала их, вспоминая о прошедших днях. Летать птице вольной становилось всё тяжелее, и в один прекрасный день она не смогла подняться в воздух. Вскоре птица, некогда бывшая вольной, даже ходить по земле не могла, не в силах сдвинуть с места свой груз. Не могла она больше ловить мошек; лишь редкий дождик давал уставшей птице необходимую влагу. Но птица мужественно терпела все невзгоды, охраняя свои драгоценные воспоминания.

Прошло совсем немного времени, птица погибла от голода и жажды. И долгое время о ней напоминала лишь жалкая кучка никчёмных камешков.

Дар.

Жила на свете одна маленькая, но уже всем недовольная девочка. Всё-то у неё было совсем не так, как она того хотела. И игрушек мало, и подарки ей дарят не те, и мальчик хорошенький за косички дёргает совсем другую девочку… Каждый день девочка мечтала, что однажды встретит она волшебницу, которая превратит жизнь девочки в сказку.

И вот однажды пришла к ней волшебница и сказала, что исполнит любое её желание. Девочка сперва очень обрадовалась, но потом задумалась: желаний у неё было много, и все они были важны для маленькой девочки. Девочка очень долго думала, не в силах выбрать всего одно. Тогда добрая волшебница сказала, что дарит девочке по исполнению одного желания в день. Ещё больше обрадовалась девочка: теперь все её мечты сбудутся. Она тепло поблагодарила добрую волшебницу и скорее побежала домой.

С этого дня каждое утро она ждала с радостью и воодушевлением: ведь исполнится ещё одна мечта маленькой девочки.

Шли дни, исполнялись мечты… Но очень скоро девочка поняла, что исполнение желаний не дарит ей той радости и счастья, на которые она рассчитывала. Многие желания приносили девочке разочарования, а некоторые даже боль. Почти каждая мечта оказывалась пустым капризом маленькой девочки. Получив желаемое, она вдруг понимала, что хотела совсем не этого.

Девочка становилась всё печальней и грустнее день ото дня, исполнение желаний не приносило никакой радости. А вскоре она стала замечать, что боится своих желаний.

Тогда девочка пошла к доброй волшебнице и попросила её забрать обратно свой страшный дар. Она боялась жить, боялась просыпаться каждый день, ожидая неизбежного исполнения очередной прихоти. Плача, она просила волшебницу об исполнении всего одного её желания: чтобы жить как раньше и радоваться жизни. И чтобы множество прихотей оставались лишь желаниями, из которых она сама выберет, что захочет воплотить в своей жизни.

Добрая волшебница пожалела маленькую девочку, махнула волшебной палочкой и пропала. А девочка, счастливая, побежала домой. Она знала, что теперь будет безропотно и трудолюбиво идти к своей одной большой заветной мечте, не размениваясь на сиюминутные, на самом деле совсем ненужные прихоти.

Дать уйти.

Однажды жена старца Святозара решила, что никто её не любит. Обидевшись на семью, собрала она вещи и ушла в неизвестном направлении.

Сын, узнав об этом, сразу прибежал к старцу:

– Как ты мог вот так просто отпустить маму? Куда она могла пойти? А вдруг с ней случится несчастье? Почему ты не удержал её? Ты её что, на самом деле не любишь?

Старец пожал плечами:

– Я мог бы её удержать, – ответил он. – Но её душа всё равно продолжала бы болеть, разрушаться. А теперь она, возможно, найдёт ту часть себя, которой по какой-то причине лишилась за последнее время. Недаром паломники уходили в далёкие места. В пути они находили простые ответы на сложные вопросы, исцелялись и возвращались к самим себе. Любить ведь не значит привязать к себе. Гораздо важнее вовремя суметь отпустить…

Спустя некоторое время жена Святозара вернулась, и они вместе прожили долгую счастливую жизнь.

Дельный совет.

Решил однажды старший сын старца сделать доброе дело – починить крышу на общем сарае. Залез он наверх и принялся за работу. Тут подошёл к сараю сосед.

– Неправильно, – говорит, – ты крышу чинишь! Надо по-другому…

Послушал сын совет соседа и подумал: может, тот прав и так будет лучше. Бросил начатое и принялся мастерить так, как учил сосед. В это время подошёл ещё один. И тоже высказал, как, по его мнению, надо чинить крышу. Когда старец Святозар проходил по дороге мимо сарая, перед строением уже переругивались несколько мужичков. Каждый пытался отстоять своё мнение.

– Скажи ты, – обратился к старцу один из спорящих, – рассуди нас: как правильно нужно чинить крышу?

Святозар посмотрел на уставшего сына и раскуроченную крышу, которую тот всякий раз пытался чинить, исходя из советов, и спокойно ответил:

– В тишине.

Зрение.

Жил на свете человек. И был у человека верный друг – собака. Но пришла болезнь к человеку, стало у него быстро ухудшаться зрение. С каждым днём оно становилось всё хуже, и ослеп человек. И возроптал, потому как трудно стало ему жить на свете. Он цеплялся за предметы, спотыкался и падал. И пришла на помощь к человеку собака. Она стала водить его по улицам, предупреждать об опасности. Человек холил и лелеял собаку, и каждый день возносил ей хвалу.

Но пришёл конец жизненного собачьего пути. И остался человек один, без поддержки. И стал он опять натыкаться на опасные предметы и калечиться, падая на улице. Понял человек, что трудно ему теперь будет без собаки. Понял и смирился. И стал он напрягать своё зрение, пытаясь разглядеть хотя бы свет. Ему это удалось. И стал он тренировать зрение, чтобы видеть предметы. И постепенно вернулось зрение к человеку. И возроптал человек, что потерял столько времени. И проклял собаку, которая, по его мнению, мешала ему прозреть.

Кто к нам с мечом придёт…

Молодой человек, радеющий за Учение, которому он следовал, очень переживал за несведущих людей. И всё время порывался нести простому люду свет истины, дабы открыть для них веру и взаимопонимание, любовь и доброту.

Мудрый мастер не стал сдерживать ученика и тот, вдохновлённый, провёл встречу с местными жителями в доме одного из них.

После, погрустневший, обратился он к своему старому учителю:

– Я хотел нести людям истину, но никак не смог их убедить. Какие бы доводы ни приводил, не добился ничего. Они отнеслись ко мне с недоверием. А один из слушателей вообще постоянно посматривал на меня с вызовом и даже враждебностью!

– А где он сидел? – полюбопытствовал старик.

– Слева от входа, – расстроенно буркнул юноша.

– Друг мой, – грустно улыбнулся учитель, – слева от входа висит зеркало…

Медвежья услуга.

Старик с внуком шли по улице мимо мальчика, которому отец поручил починить забор, прежде чем идти играть. Инструмент выскальзывал из рук, доска не хотела становиться на место. Ударив случайно себя по пальцу, мальчик в сердцах бросил молоток, с тоской глядя в сторону играющих друзей. Внук старца пожалел мальчика, прибил доску на место. Но старик подошёл и снова проделал дыру в заборе.

– Как же так, дед? Ты всегда учил меня быть добрым, а не даёшь помочь…

– Я тебя учил доброте, а не лицемерию. Сделав за мальчика его работу, ты не дал ему не только научиться чинить забор. Он не научится терпению и тому, что сначала нужно сделать дело. Своим «добрым» поступком ты мог испортить ему жизнь.

Мостик.

Жил на свете человек. Рано утром вставал он с постели, собирался и шёл на работу. И каждый день, как бы осторожно он ни проходил по мостику с подгнившими досками, всё равно забрызгивал грязью свой чистый и отутюженный костюм. И ругался человек на доски, на нерадивых строителей, экономящих на материале, на правительство и на весь белый свет. И так продолжалось каждый день.

И вот как-то раз, проходя по мостику, человек уже приготовился разразиться гневной тирадой, как увидел, что доски заменили, прогибающийся мостик починили. Человек закрыл рот и пошёл своей дорогой.

К концу рабочей недели, в течение которой человек проходил на работу по новому мостику, сослуживцы накинулись на человека:

– Всё время, что ты работаешь с нами, мы видели воспитанного, спокойного человека и считали тебя примером, но за последнюю неделю тебя словно поменяли. Такого склочника и брюзгу ещё поискать надо!

Не всё то золото…

Жил на свете еврей Абрам. Был он стар и имел много родственников. И был он богат, жил в большом доме с садом. И любил он ходить по дорожкам в своём саду, усыпанным круглыми камешками. Поговаривали, что в молодости этот уважаемый муж нашёл прииски или нефть. Потому как каждый год старый еврей уезжал куда-то и возвращался с большими деньгами, позволяющими безбедно жить всей его семье и ему самому.

Но не был счастлив Абрам, потому что дети не любили его. Они открыто делили наследство и требовали записать в завещании, что каждый себе выбрал. Поэтому в доме еврея каждый день царил раздор, ибо жадность обуревала его сыновей. И только внучатый племянник троюродной сестры, Мойша, радовал сердце старика. Ибо любил его искренне, всегда и во всём ему помогал. Был опорой и надеждой. Братья же шпыняли мальчика, каждый день напоминали ему, что он недостоин наследства, потому как родственник – «седьмая вода на киселе». И ревниво следили, чтобы старик не завещал Мойше чего-нибудь ценного.

Настал день, и умер старик. Сыновья разделили обещанное имущество и посмеялись над мальчиком, которому Абрам завещал лишь гравий с дорожек в саду, по которым они любили ходить вместе. И определил его жить в город к своему старому другу. Мойша, опечаленный смертью человека, заменившего ему отца, кропотливо собрал гальку в мешок и увёз с собой в город. Через год в деревню пришла весть, что Мойша стал большим магнатом и компаньоном друга Абрама, вложив в своё дело деньги, вырученные от продажи неогранённых алмазов.

Новый забор.

Приходит как-то к старцу Святозару сосед и спрашивает совета: где ему поставить новый забор. Мол, подскажи, как лучше: так или так. Старец отвечает, лучше вдоль тропки, потому как люди привыкли здесь ходить. И если ты уважишь их обычаи, то в ответ получишь благодарность и уважение. Через неделю сосед снова пришёл к старцу. И снова просит совета: где же ему поставить забор. Святозар терпеливо повторил свои слова. Через неделю сосед зашёл снова. А потом ещё и ещё раз.

И вот как-то идёт старец по тропинке, которую люди протоптали вдоль участка соседа. Видит – тот ставит наконец свой новый забор. Но ставит его как раз поперёк тоненькой тропки. Подошёл Святозар к соседу:

– Зачем же ты у меня совета спрашивал?..

– Вот-вот, – перебивает его сосед. – Как хорошо, что ты об этом заговорил! А то я прям не знаю, как и сказать, чтоб не обидеть! Видишь ли, ходят к тебе все, спрашивают совета, считают мудрым… А вот я сколько тебя ни спрашивал, ну ни разу ты мне ничего толкового не сказал!

Обида.

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у царя два сына. Младший жил в отдельном дворце, имел большую псарню, владел лучшими лошадьми в той стороне. А старший жил при дворце отца. Очень завидовал он брату и обвинял царя, что любит тот только младшего. «Почему?» – удивлялся отец и уверял царевича, что любит сыновей одинаково.

И не выдержал однажды старший сын и воскликнул:

– У брата есть всё, что только можно пожелать, ты выполняешь любое его желание. Тем временем как у меня нет и сотой доли того, чем он владеет. И после этого ты говоришь, что любишь меня не меньше!

– Да, но я ведь никогда не отказывал тебе в просьбе. Если тебе так необходимы эти предметы роскоши, надо было сказать мне об этом. Я же не могу знать всех твоих потребностей.

Облачко.

Жило на свете маленькое облачко. Оно было безоглядно и нежно влюблено в голубое небо. Но небу были безразличны чувства маленького облачка. Оно было лишь одно из множества таких же, парящих перед ним. Облака вызывали у неба лишь недовольство, так как мешали ему смотреть на землю.

Маленькое облачко старалось быть самым белым, самым пушистым, самым лёгким, но небо оставалось безучастно. Облачко играло с ветерком, чтобы только развлечь небо, но оно становилось лишь холоднее.

Тогда маленькое облачко разозлилось: оно так старалось, столько сил тратило, лишь бы угодить небу! Почернело облачко от горя, вспыхнуло яркими молниями от обиды. Но осталось равнодушно небо.

Тогда облачко рассказало небу о своих чувствах гулким громом. Рассказало о том, какую боль причиняет небо своей холодностью. И расплакалось от отчаяния, пролившись на землю дождём.

Когда дождь закончился, небо увидело на земле своё отражение в маленькой лужице – всё, что осталось от маленького облачка. И отражение показало небу всю его холодность и жестокость. Расстроилось небо, увидев себя со стороны. И с тех пор старалось быть внимательным и доброжелательным с каждой тучкой.

Обмен.

Молился Богу молодой послушник:

– Господи, сделай меня монахом, дабы не тратить своё время на прислуживание другим монахам, не мыть полы, не убирать монастырь, а служить Тебе молитвами!

И ответил Господь:

– Хорошо, но я возьму несколько лет твоей жизни, которые ты бы потратил на то, чтобы стать монахом.

Послушник согласился и стал монахом. Прошло немного времени, и вновь взмолился этот монах:

– Господи, сделай меня старшим над монахами, дабы не тратить времени на мелкие дела и служить Тебе с большей пользой.

И ответил Господь:

– Хорошо, но я возьму несколько лет твоей жизни, которые ты бы потратил на то, чтобы стать старшим над монахами.

Монах согласился и стал старшим над монахами. Прошло немного времени, и вновь стал молиться этот монах:

– Господи, сделай меня настоятелем монастыря, дабы не тратить времени на присматривание за другими монахами и служить Тебе с большей пользой.

И ответил Господь:

– Хорошо, но я возьму несколько лет твоей жизни, которые ты бы потратил на то, чтобы стать настоятелем.

Монах согласился и стал настоятелем. Прошло немного времени, и вновь взмолился уже настоятель:

– Господи, одари меня высшей властью на земле, дабы не тратить время на один монастырь и продвигать служение Тебе во всём мире.

И ответил Господь:

– Хорошо, но я возьму несколько лет твоей жизни, которые ты бы потратил на это.

Тот согласился и стал патриархом. Прошло немного времени и… он умер. Представ перед Господом воочию, услышал он вопрос:

– Ты добился всего, чего хотел в жизни. Был ли ты счастлив?

– Прости меня, Господи, – смиренно отвечал послушник. – Я добился всего, но счастлив не был, ибо я не жил.

Остров.

На далёком острове посреди океана жила стая маленьких птичек. Каждую осень они трудолюбиво запасали зёрнышки на долгую и суровую зиму. И каждый год, ближе к холодам, мимо острова пролетал журавлиный клин. Каждый раз перелётные птицы останавливались на ночлег в старом замке, где жила стая. И рассказывали маленьким птичкам про далёкие страны, про тёплые края и большие материки. Птички слушали диковинные истории, открыв клювики, и в благодарность делились зёрнышками. Утром журавли улетали, а молодые птенцы, провожая, долго летели за ними.

– Мама, – воскликнул молодой птенчик, вернувшись усталым домой, – а правда, что есть огромные острова, диковинные животные и вечное лето?

– Ну что ты, – тяжело вздыхала мать после трудного дня, проведённого в поисках пищи. – Это всё пустые фантазии. Журавли просто не умеют искать себе пищу и придумывают интересные истории. Будь реалистом, сынок. Иди спать, завтра тяжёлый день.

Погоня за молоком.

– Как несправедлива жизнь, – пожаловался ученик.

– Почему ты так решил? – хитро усмехнулся учитель.

– Я всегда покупаю молоко у одной торговки. Молоко всегда свежее, жирное и недорогое. Вчера утром, по дороге на базар, я задумался о чём-то, и моя кобыла свернула не в тот переулок. Пришлось потом долго выбираться. Глупая скотина упрямилась и не желала идти быстрее. Я переживал, что опоздаю, поэтому пришлось спешиться и бежать самому. И конечно, молоко уже раскупили. Но я хотел именно это молоко и товар других торговок меня не привлекал, поэтому я побежал вслед за господином, купившим последнюю крынку, и перекупил у него молоко втридорога.

– Твоё желание сбылось, и поэтому жизнь несправедлива? – удивился старик.

– Молоко оказалось невкусным, вдобавок я всю ночь страдал желудком, – смущённо буркнул паренек.

– Понятно, – рассмеялся учитель. – Ты получил то, что хотел, но остался недовольным результатом. И весь мир оказался виновен, хотя упорно отводил тебя от этой покупки. Извлеки урок и купи своей умной кобылке овса повкуснее.

Правильный путь.

Шли по лесу старец с учеником. Впереди препятствие: бурная речка, через которую переброшен мостик. А рядом – корявый ствол старого дерева.

– Учитель, – почтительно обратился к старцу молодой человек. – Какой мне путь выбрать: лёгкий или тяжёлый?

Старец важно ответствовал:

– Когда познаёшь ты Учение, лишь путь тяжёлый принесёт плоды…

Юноша тяжело вздохнул и полез по склизкой коряге. Учитель с интересом наблюдал, как молодой человек перелезал через реку, обламывая гнилые ветки, рискуя сорваться каждую минуту. Когда юноша оказался на том берегу, старец спокойно прошествовал по мостику.

– Как же так?! – возмутился ученик. – А как же Учение?

– И лишь достигши мастерства, осознаёшь, что лишь лёгкий путь ведёт к истине, – лукаво усмехнулся старик.

Сила любви.

В одной деревеньке жил молодой парень. И был он влюблён сильно и безответно в первую красавицу на всю округу. Девушка владела сердцами почти всех юношей в деревне и очень гордилась своей привлекательностью, но никому не отдавала предпочтение.

И тогда решил юноша стать воином, сильным и смелым. И, увидев могучего бойца, в обмундировании, с наградами, девушка станет его женой. И ушёл он в город, на солдатскую службу. Дослужился до офицера, отличился в боях, возмужал и вернулся героем в родную деревню. Но девушка даже не посмотрела в его сторону. Впрочем, она так и не выбрала своего суженого.

Тогда молодой мужчина решил стать богатым, уж тогда девушка точно не устоит перед дорогими подарками. Поступил он на службу к купцу телохранителем, учился у того. И вскоре открыл своё дело, разбогател и вернулся в родную деревню всеми уважаемым купцом. Но девушка равнодушно приняла его подарки, лишь показала ещё более щедрые подношения от других соискателей её руки.

И тогда решил мужчина набраться мудрости. Оставил он все свои богатства семье и пошёл по миру искать ума. Вернулся он через несколько лет в родную деревню, слывя человеком мудрым. Но не пошёл он к дому красавицы, а стал спокойно жить, делясь с другими своей мудростью.

Прошло время, девушка так и не вышла замуж, считая недостойными её красоты все предложения. Но поток дней неумолим, и каждый новый день зеркало отражало всё меньшую привлекательность женщины. И никто уже не хотел брать её в жёны. Непомерная гордыня и кичливость отпугивали людей. Оставшись одна, пришла женщина к мудрецу и спросила, хочет ли он взять её в жёны. И согласился мудрец.

Возмутились люди:

– Зачем ты берёшь в жёны сварливую старую женщину, которая сделала тебе так много зла?

Улыбнулся мудрец:

– Я вижу только добро. Если бы не она, я бы никогда не стал тем, кем являюсь сейчас.

Слепые правила.

Однажды старец Святозар гулял по птичьему парку. В одной из клеток он увидел большую стаю больных птиц. Они были вялыми, облезлыми и дурно пахли. Перед клеткой стояла большая бочка, наполненная гнилым зерном. Висевшая на клетке табличка оповещала, что посетители парка могут покормить птиц этим зерном. Каждый посетитель с готовностью опускал руку в бочку и, зачерпнув горсть серого месива, бросал в клетку. Птицы апатично передвигались по земле, даже не пытаясь летать, и, нахохлившись, следили за людьми.

Старец с жалостью посмотрел на птах и, вынув бутерброд, приготовленный для перекуса, бросил птицам кусок хлеба. Те, учуяв свежую еду, набросились на ломоть, отбирая друг у друга, подбирая с земли самые малые крохи. На поднявшийся шум прибежал смотритель. Увидев, что птицы клюют хлеб, он стал ругать старца, грозиться, что больше никогда не пустит Святозара в парк. На что старец ответил:

– В своей жизни мне приходилось немало наблюдать, как устоявшиеся правила приводили к печальному итогу многих живых существ. И я лучше действительно никогда больше не приду сюда, чем буду как все кормить несчастных древним гнильём!

Слова любви.

У старца Святозара женился старший сын. Навестив отца, он с жалостью посмотрел на родителей:

– Мы с женой всё время держимся за руки, нежно смотрим друг на друга! Говорим, как сильна наша любовь… Как бы я хотел, чтобы вы с мамой так же любили друг друга и испытывали такое же счастье!

На что старец ответил:

– С каждым годом твоя любовь будет взрослеть и, словно ребёнок, будет учить и другие слова. Например, я говорю жене, что люблю, смиренно выслушивая, как она в очередной раз поссорилась с соседкой. А она говорит, что любит, когда помогает мне чинить сети. Ты же знаешь, как маме не нравится это делать.

Соседи.

В одной деревеньке жила семья. Обычная, среднего достатка, со своими радостями и печалями.

Каждое утро женщина выставляла на скамейку у дома крынку с парным молоком – ежедневный оброк для хозяина небольшого посёлка. Молодой парнишка, обязанный собирать с дворов ежедневный натуральный налог, объезжал дома. И каждый вечер снова отправлялся в путешествие по селу – развозить пустую посуду.

Как-то вечером женщина, не обнаружив на скамейке свою крынку, удивилась. Немного позже вышла ещё раз проверить, не найдётся ли пропажа. Но нет. Задумалась селянка: может, неловкий парнишка разбил посуду?

Но утром выяснилось, что парнишка ставил крынку на скамейку. Кто же забрал? Но молоко надо отдавать и женщина налила его в другую посуду.

Весь день думала-гадала селянка, кому потребовалось забирать её старую крынку. Верно, это соседка. Видимо, припомнила какую старую обиду и мстит ей.

Вечером старая крынка на скамейке не объявилась. К тому же прибавилась ещё одна забота – не было и новой крынки.

Точно, соседка! И стала женщина размышлять, какую бы неприятность учинить сварливой бабе? Раз та ворует её посуду, надо забрать у неё! И на следующий вечер она, возвращаясь с пастбища, прихватила кувшин, стоящий на скамье у дома злопамятной женщины. Но когда селянка подошла к своей калитке, радость от мести исчезла без следа: на скамье опять не было крынки. А ведь ей пришлось вылить простоквашу, чтобы утром освободить место для свежего молока!

Разозлилась женщина. Расколотила с размаху соседскую крынку. На шум выглянул её муж:

– Ты чего посуду бьёшь?

Расплакалась женщина и пожаловалась на жестокую соседку. Муж озадаченно почесал затылок:

– Уж не те ли это крынки, что я по пути захватывал в избу, возвращаясь с сенокоса?

Спасение из водоворота.

Как-то после долгого путешествия купался старец Святозар с сыном в быстрых водах реки. Заплыли они слишком далеко от берега, где холодное течение подхватило людей и, закрутив в неожиданном водовороте, потащило на дно.

Старший сын только и успел увидеть, как седая голова отца скрылась под водой. Сам же он долго боролся с течением, пытаясь выплыть… И вот через долгое время, чудом не утонув, абсолютно вымотанный, он выполз на берег. И там, к своему великому удивлению, увидел старца, поджидающего его.

– Как такое возможно? – воскликнул он. – Я моложе тебя и сильнее, и то еле справился с течением и так устал, что даже подняться не могу. Ты же спокоен и полон сил, словно и не попадал в эту страшную воронку!

Святозар помог сыну подняться и сказал:

– Когда обстоятельства сильнее тебя, не стоит надрываться, пытаясь противостоять им. Гораздо разумнее сберечь силы и подгадать нужный момент для рывка. Вот и я дал течению утащить себя на дно. Но, коснувшись поверхности, я оттолкнулся, и вода сама вынесла меня на поверхность безо всяких усилий.

Точка опоры.

В обыкновенной деревне жил обыкновенный старик. Правда, жил он необыкновенно долго. В стрессовой ситуации он всегда перебирал свои старые потёртые чётки.

– Шарики воздействуют на акупунктурные точки на кончиках пальцев, и это благотворно воздействует на нервные клетки! – лекторским тоном объяснял любопытствующим продвинутый правнук долгожителя.

Его не менее продвинутый сын не соглашался с родителем:

– Монотонный перестук костяных шариков настраивает ментальные тела деда, и это поддерживает его здоровье!

Не выдержав, дед рассмеялся:

– Просто когда я был мальчишкой, мой дед заставил меня собственноручно выточить эти чётки. И каждый раз, когда я сталкиваюсь с проблемой, я достаю их и думаю: «Если сопливым мальчишкой практически без инструментов и представления, как это делается, смог совладать с задачей, то, будучи старым и опытным, уж точно решу любую».

Цветочек аленький.

Привёз знатный купец из стран далёких трём дочерям по цветку невиданному.

Старшая дочь, дабы сохранить отцов подарок, высушила его и положила в короб стеклянный.

Средняя дочь, дабы хвалиться отцовым подарком, опрыскала его воском и прикрепила на платье брошью драгоценной.

А младшая дочь закопала стебель в саду и ухаживала за ним.

Смеялись сёстры: вот глупая девушка. К старшей идёт паломничество со всей деревни – полюбоваться на диковинку. За средней первые женихи ходят. А младшая, мол, подарок спрятала, никакой пользы не извлекла.

Прошло время. Как не берегла средняя дочь отцов подарок – завял цветок. А мёртвый цветок старшей перестал привлекать народ. А в саду пророс чудо-подарок – живой, трепещущий.

Похвалил отец дочь:

– Не побоялась ты потерять, что имела и обрела большее, чем жадные сёстры твои.

Целься в луну.

Попросил старец Святозар старшего сына наполнить кормушки для лесных зверей. Дал в помощь младшего сына. Первый помрачнел:

– Опять будет всю дорогу жаловаться, как ему тяжело!

– Я же прошу только ближайшие проверить, – удивился отец.

– Всё равно ворчать будет, – ответил тот. – Постоянно останавливаться, отдыхать. Весь день уйдёт впустую. Лучше я один всё обегу…

Старец хитро сощурился и сказал, что в этот раз сам обойдёт все кормушки с младшим сыном. Причём даже дальние. Меньшой, услышав это, расстроился: он ещё никогда не обходил весь лес за раз.

Собрались в дорогу и пошли. Так как идти придётся очень долго, младший сын берёг силы. Он молчаливо тащил тяжёлый мешок, смотрел лишь под ноги и не останавливался ни на минуту. Если они не успеют обойти всё за день, придётся возвращаться в темноте. Он даже не считал, сколько кормушек они уже обошли, поскольку впереди их всё равно было ещё немало.

– Вот и всё, – промолвил старец, опустошив мешок в деревянный поддон.

– Как всё? – удивился сын и огляделся. – Мы обошли лишь самые ближайшие кормушки.

– Как я и собирался, – мягко улыбнулся Святозар. – О чем вас со старшим братом и просил.

Сын посмотрел на небо: ещё не было и полудня. Он и не заметил, как сделал то, на что раньше уходил весь день. К тому же совсем не устал.

– Если замахнуться на большее, – добавил старец, – да не растрачивать себя на сомнения и жалобы, то, что раньше казалось тяжёлым, будет даваться гораздо легче. И быстрее.

Целься в луну. Даже если промахнёшься, попадёшь к звёздам.

Что такое любовь?

Послушник обратился к учителю с вопросом:

– Что такое любовь?

– Представь себе воду. Морская стихия может быть тихой гладью, ласкающей глаз, отражающей солнечные лучи и рождающей игривые блики. Может быть и бушующей смертью, топящей корабли, смывающей с лица земли маленькие деревеньки и большие города. Может обрушиться с небес и возродить пустыню, а может погубить всё живое на многие мили вокруг жестоким потопом. Может оказаться той каплей влаги, способной сохранить жизнь в пустыне, а может оказаться последней каплей терпения. Всё это и есть любовь.

Эверест.

Как-то приехал к старцу Святозару в гости его племянник. Будучи ребенком, он часто гостил у старца, сейчас же приезжал редко и ненадолго. Но в этот раз юноша был невесел, хмур и явно чем-то сильно расстроен. Святозар поинтересовался, что же так мучает его родственника. Юноша рассказал, что его постигла серьёзная неудача, и теперь ему никогда не суметь добиться своей цели.

Племянник попросил совета у старца, как ему быть дальше, но Святозар не ответил. Старец лишь попросил проводить его к холмам. Дорога туда была долгой и трудной. Племянник без вопросов согласился помочь. Когда они дошли до холмов, Святозар сказал, что ему очень надо на вершину самого высокого холма. Юноша весьма удивился, но решил и тут помочь старцу, поскольку тому самому никогда не взобраться по крутым склонам этого холма.

С немалым трудом юноша помог своему дяде забраться на холм, порой даже тащил его на себе. На вершине он, обливаясь потом, опустил старца на землю и счастливо рассмеялся.

– Давным-давно ты иногда прибегал домой в слезах? – лукаво спросил его Святозар. – Мальчишки дразнили тебя. Ты помнишь, за что?

– Точно! – юноша осмотрелся и кивнул. Он вспомнил, что в детстве часто играл здесь с другими ребятами. А этот холм они прозвали Эверестом, поскольку на вершину могли добраться лишь единицы. – Тогда я ни разу не смог забраться сюда. Холм казался мне неприступной скалой…

– А сегодня ты не только забрался на него, но и втащил немощного старика, – продолжил старец и покосился на племянника: – Как ты думаешь, почему?

– Наверное, я просто вырос, – тот пожал плечами. – Стал сильнее и выносливее…

– И грозный Эверест вдруг обратился в безобидный холмик, – кивнул Святозар. – Ты получил мой совет.

Яд злости.

Как-то раз приходит к старцу Святозару хмурый сосед:

– Ох, совсем бессонница замучила, – жалуется. – А всё из-за птах мелких, что ночь напролёт трещат за окном!

– Это ты сам себя замучил, – отвечает старец. – Ночь за ночью ты истекаешь ядом злости на ни в чём не повинных птиц. Пение – их жизнь! И если бы ты выбрал не гневаться, а слушать трели с благодарностью и наслаждением, то пение птах стало бы для тебя лучшей колыбельной в мире!

Лучшие современные притчи

Притчи от Владимира Танцюры.

Лучшие современные притчи

Борьба или жизнь.

Ученик размышлял о жизненных препятствиях:

– Человек рождается немощным, но потом учится ходить, читать, писать. Подгоняемый холодом, он строит себе жильё и шьёт одежды. Гонимый голодом, он ищет и добывает себе пищу, создавая запасы на неблагоприятный период. Создавая нечто, он вынужден защищать всё это от своего неприятеля-соседа. Влюбляясь, он добивается расположения к себе предмета своего воздыхания. Учась, он расширяет свои горизонты познания, но умножает скорбь, начиная всё больше понимать несовершенство и преходящее того, к чему стремился и чему отдал так много сил. Некоторые говорят о бытии как о единстве и борьбе противоположностей. Сократ говорил о достижении истины путём противоборства мнений. Кант утверждал, что, стремясь к цельному и абсолютному знанию, человек неминуемо запутывается в противоречиях. Гегель писал о неком всеобщем методе постижения противоречий… Скажи, учитель, жизнь – это борьба?

– Борьба – это бунт, бунт – это ненависть, ненависть – это разрушение. Человек должен не бороться для того, чтобы победить, одержать верх и подчинить. Он должен искать гармонию между противоположностями, не сталкивать их лбами в непримиримой вражде друг к другу, а гармонизировать их, развивая каждое из них. Борьба – это резкое противопоставление себя, своих идеалов по отношению к окружающему миру. Борьба – это агрессия, которая оборачивается ответными агрессией и ненавистью. Борьба – это нападение в расчёте подавить противника, а не стремление установить с ним бесконфликтные и гармонические отношения, направленные на обоюдное и взаимовыгодное развитие. Человек, не вырвавшийся за рамки ощущений и психологии животного, на агрессию против себя отвечает страхом и бегством. Человек, преодолевший эту грань, но действующий в рамках примитивного эгоцентризма, гордыни и необузданного самомнения, на агрессию против себя отвечает страхом, ненавистью и ответной агрессией, часто ещё более отвратительной, нежели агрессия нападающего. Но, выигрывая тактически, человек безоговорочно проигрывает стратегически. Кажущаяся победа оборачивается со временем безусловным поражением, ибо поражающим фактором здесь служит не агрессия противника, а только собственная ненависть. Тот же человек, который преодолел свою животную природу и вырвался за рамки плоти и плотской философии «око за око, зуб за зуб», на агрессию против себя вряд ли ответит агрессией. Защищать себя без ответной агрессии и ненависти, отплачивая добром за зло и любовью за ненависть, может лишь совершенный человек. Он может проиграть тактически, однако стратегический выигрыш здесь несомненен, ибо созидающим фактором здесь служит собственная любовь.

Пока человек, считающий себя духовной личностью, будет бороться с материальным миром и всем, что ему сопутствует, как порождениями зла и тьмы, или материалист – против духа как проявлениям тёмного мракобесия, победят лишь зло, тьма и тёмное мракобесие. Человек же снова проиграет, ибо выигрыш его не в борьбе или противостоянии в нём двух начал, а лишь в их гармоническом сотрудничестве, ибо дух – это содержание материи, а материя – форма проявления духа. Гармония между материей и духом – это вдох и выдох, расширение и сжатие сердца, мужское и женское начала, совместно дающие жизнь, а порознь ведущие лишь к смерти.

Букет.

Одному ученику всё время не давал покоя один вопрос: как в жизни человека сочетается предопределение свыше и его свобода выбора. С этим вопросом он отправился к Учителю и тот ответил:

– Отправляясь в поле за букетом, ты не можешь быть в абсолютной уверенности ни в своём будущем маршруте, ведь даже направление своего движения ты нередко представляешь с трудом, ни в том, какие именно цветы составят твой букет. Но ты идёшь от цветка к цветку, руководствуясь лишь своими внутренними соображениями, ты склоняешься в благодарности к каждому из них и срываешь их, складывая друг к другу.

Каждый цветок – это твой маленький повседневный опыт, путь к нему – часть твоей жизни, а букет – это весь твой жизненный опыт. Каким быть ему, зависит лишь от тебя.

Ведро воды.

Один шутник стоял у самой реки с ведром зачерпнутой тут же воды и оглашал округу:

– Спешите! Только у меня речная вода из первых рук! Все остальные – лгуны и шарлатаны. У меня же всё честно и без обмана!

На берегу к предприимчивому прохвосту уже начала было выстраиваться очередь людей с разного рода посудой. Но тут кто-то недоумённо возмутился:

– А зачем же нам покупать эту воду у тебя? Неужто сами не можем зачерпнуть столько, сколько пожелаем?!

– Так ведь вы же, люди добрые, и в храм ходите за благодатью Божией!

Великий Замысел Бога.

Однажды к учителю пришёл ученик и спросил его:

– А возможно ли вообще постичь Великий Замысел Бога, создавшего Небо и Землю?

– Для этого вначале тебе необходимо понять своё место и предназначение в жизни, а для этого – познать глубину Любви и ненависти, Преданности и предательства, Надежды и разочарования, Веры и отрицания, Мудрости и глупости, Щедрости и алчности, Доброты и злобы. Смотреть и научиться видеть Великую Гармонию Жизни в каждом камне и колоске, в каждой снежинке и капле воды, в каждой песчинке и цветке, в каждой улыбке и слезинке ребёнка, в каждой ветке дерева и колючке растения. Уметь слушать и слышать её в дуновении ветра и пении птицы, в журчании ручья и шорохе листьев, в посапывании спящего ребенка и усталом постукивании ночного трамвая, направляющего в депо.

После этого ты должен научиться чувствовать: чувствовать присутствие Великой Тайны в каждой минуте Бытия, чувствовать Любовь и Единство всего живого на Земле, Радость и Боль каждого живого существа, участвующего в Величественном круговороте жизни. Чувствовать в себе удивительный отзвук Вселенской Музыки – Музыки Сфер. Чувствовать присутствие жизни в каждом атоме и самой далёкой звезде, в каждом вдохе и выдохе, в каждом прикосновении к многочисленным проявлениям мира форм, в мимолётном взгляде прохожего и далёкого-далёкого незнакомца на другом краю земли, сидящего у моря и смотрящего на еле различимый вдали парус.

Когда всё это увидено и услышано, прочувствовано и переосмыслено, научись действовать: дарить свою любовь всему, что дышит и растёт, всему, что живёт неторопливой жизнью бессознательных форм, и каждому творению вообще, каждой светлой мечте и стремлению. Помогать своему ближнему, просто так, только потому, что он нуждается в чьей-то помощи. Научись выполнять данное обещание, ведь это может для кого-то оказаться великой надеждой и мечтой. Живи свободным и не посягай на свободу других, сдерживай раздражение и не стыдись своих слёз сострадания или радости. Всегда помни, что сильный не боится показаться слабым, не бойся показаться и смешным или неловким, глупым или наивным. Ведь казаться таким – не значит быть им. Научись довольствоваться малым, но стремиться к большему. Не живи вчерашним днём – он умер, и лучшее, что ты можешь с ним сделать сегодня – это понять и осознать все его ошибки для того, чтобы исправить их завтра. Живи настоящим с верой и радостью, смотри в будущее с верой и надеждой. Научись отвечать на каждый взгляд улыбкой, на дерзость – добродушием, на проклятия – благословением, на ненависть – любовью. Дари свою любовь всем, как всем светит солнце, невзирая на их доходы и национальность, образование и место в обществе, вероисповедание и пол. Вот тогда ты перестанешь задавать такие бессмысленные вопросы и будешь лишь снисходительно улыбаться, услышав подобное и вспомнив, как когда-то давным-давно сам терзался, ища ответа…

Потому что ты сам станешь Богом.

Грехи и добродетели.

Жарким солнечным днём Учитель отдыхал в тени старого дерева. Мимо по дороге неспешно неуверенной походкой шёл усталый человек. Он нёс большой и тяжёлый мешок. Его лицо выражало всю боль и печаль рода человеческого.

– Отдохни, мил человек! – окликнул его Учитель.

Тот остановился, повернул голову в сторону Учителя, пытаясь собраться с мыслями, и направился к дереву. В тени путник буквально рухнул на землю, увлекаемый своим мешком.

– Что несёшь, друг мой? – поинтересовался Учитель.

– Грехи мои тяжкие… – еле выдавил из себя человек, – будь они прокляты!

– Ну так брось их! Зачем тащить по жизни то, что тебе приносит лишь разочарование и страдание?!

– Как же я их брошу? Их все мои предки несли на себе: и прадед, и дед, и отец мой… теперь вот мне они достались. Видать, такова судьба моя тяжкая…

– Пока ты тащишь их, все твои помыслы, эмоции и силы направлены только на них. А пока все твои помыслы направлены на грехи, ты не обращаешь внимания на свои добродетели и даже не пытаешься хоть как-то проявить их. Но грехи не являются частью человека – это то внешнее, в чём тебя убедили другие. Твои предки наверняка были достойными и хорошими людьми, но они заблуждались в отношении своих грехов. Ни они, ни ты, ни кто-то другой не вынуждены носить их на себе. Без их груза человек приходит в этот мир и без них же уходит на Суд Божий. А вот из добродетелей как раз и состоит душа каждого из нас. Всё время думая о том, что не является частью тебя, ты просто не успеваешь развить то, чем ты являешься на самом деле.

– Но ведь нас всегда учили, что на Суд Божий мы приходим каждый со своими грехами!

– Единственный грех, который может вмениться тебе в вину – это неразвитие своих добродетелей!

Путник поднялся, обдумывая слова Учителя.

– Ну, благодарю тебя, мне пора идти, – сказал он, осматривая свой мешок.

Потом повернулся и решительным шагом пошёл прочь. Пройдя несколько шагов, он вдруг остановился и, обернувшись, смущённо спросил:

– Но ведь, избавившись от своих грехов, я становлюсь безгрешным! Значит ли это, что я отныне стал святым?!

– Нет, друг мой! Избавившись от своих грехов, ты лишь избавился от их тяжкого груза и можешь отныне подумать о проявлении своих добродетелей. Святым же ты сможешь стать лишь тогда, когда ты проявишь их в полной мере.

Два брата-близнеца.

Жили-были два брата-близнеца. Один с самого рождения был весёлым и игривым, он радовался каждой даже самой простой игрушке, с удовольствием возился с разными жуками и лягушками. Казалось бы, даже во сне с его уст не сходила лёгкая солнечная улыбка. Он мог забыть сделать уроки, весь день гоняясь за бабочками и строя грандиозные песчаные замки, а в школе с превеликим удовольствием принимал участие в разных конкурсах, викторинах и кружках. Долгими осенними дождливыми вечерами он читал у себя на чердаке дома книги о морских приключениях, представляя себя капитаном шхуны, отправляющейся на поиски несметных сокровищ. Дождь, хлеставший по окошкам и крыше, превращался для него в брызги солёных волн, деревянный пол – в палубу корабля, а старые, заброшенные дедушкины рыболовные сети и верёвки становились парусами и судовыми снастями. Когда же он читал фантастику, старый чердак превращался для него в кабину огромного звездолёта, а он и его команда, как всегда, спешили на помощь далёким гибнущим цивилизациям.

Другой же был полной противоположностью первому. Редко можно было увидеть, чтобы он улыбался и радовался, играл с мальчишками в мяч или прятки. Обычно он был очень серьёзен и даже грустен. Он всегда исправно делал домашние задания, а вместо «пустого и бесполезного» развлечения на свежем воздухе, как правило, предавался чтению книг. У них дома была довольно большая библиотека, и он часами напролёт просиживал за ними, отдавая предпочтение глубокой и серьёзной литературе о жизни на Земле и о Вечности за её пределами. Эти книги учили его, что человек приходит в этот мир, принося с собой частичку первородного греха – следствие ослушания самого первого человека, что с этим грехом он живёт, совершает множество других грехов и умирает, обрекая свою невидимую душу на вечные мучения в ужасном месте, называемом Ад. В толстых книгах было множество старинных иллюстраций и гравюр, изображающих это страшное место. Он испуганно, украдкой рассматривал их перед сном, а потом долго-долго ещё не мог уснуть, представляя себе языки пламени, поглощающие нераскаявшихся грешников, и слыша их нечеловеческие крики, полные страдания и отчаяния. Его часто охватывал страх за своё будущее. Он не знал, сможет ли когда-то преодолеть свою, безусловно, греховную и падшую натуру, дабы избежать столь жестокой участи, как это говорилось в его книгах.

Когда же пришло время расставания со школой, первый избрал себе профессию геолога. Страсть к приключениям и путешествиям влекла его в таёжную глушь и горы, вершины которых всегда были покрыты белыми шапками снега. По вечерам они с друзьями сидели у костра, ели кашу с комарами, пили чай и пели песни под гитару. Он был, как всегда, весел и беззаботен. Ему нравились женщины, и те отвечали ему взаимностью. Их привлекали его добродушие и остроумие, широкие плечи и смуглая кожа. Даже в его некоторой грубоватости и бытовой неприспособленности было что-то чарующее и настоящее. Он любил и был любим. Он страдал от разлук и сам иногда невольно делал другим больно. Там же, в одной из экспедиций, он однажды встретил Её, ставшую для него женой и подругой, а их детям – заботливой и нежной матерью. Он смотрел, как они играют, мило лопочут, забавно коверкая слова, как они делают свои первые шаги и познают мир, глядя в него с интересом и восторгом. В них он видел частичку себя, прошлого, того – из далёкого детства и пытался передать им всё, что сам знал и умел. Они всей семьёй ходили в лес за грибами, загорать и купаться на речку, с палатками и рюкзаками в походы, пели песни и мастерили скворечники, читали книги и ходили в гости. Он чувствовал себя по отношению к ним иногда маленьким богом, заботливо вкладывающим в их сердца свою любовь, а в души – часть своей души; иногда другом и даже ровесником, играя с ними в железную дорогу или водя хоровод вокруг ёлки, а иногда и нерадивым учеником, только-только начинающим постигать азы великой душевной чистоты и изначального совершенства.

Другой брат пошёл иным путём. Детские страхи, глубоко пустившие свои корни в его душе, влекли его к Богу. К Тому, Кто единственный сможет простить ему все его вольные или невольные прегрешения. К Тому, Кто снова, приняв в Своё лоно, предоставит ему место в Раю, которое его далёкий-далёкий предок потерял вследствие своего неразумного и опрометчивого ослушания. Он решил стать Божьим слугой. Греховный и падший мир, пребывающий во зле, мздоимстве, чревоугодии и праздности, тяготил его неимоверно. И он отказался от этого мира. Женщины, искушавшие его греховную плоть и уводившие своими дьявольской красотой и формами его мысли от Бога, казались ему порождением самого сатаны и слугами тьмы. И он отказался от женщин. Он даже в привычной и вкусной пище усматривал источник возможного отдаления от своего Бога и заветного места в Раю, ведь в удовольствии от неё он видел грех чревоугодия и мог однажды забыть о своём аскетическом служении. И он отказался от пищи, питаясь лишь кореньями, диким мёдом и насекомыми. Его одеждой были грубые лохмотья, а крохотная землянка, вырытая голыми руками в лесной чаще, – домом, кельей и храмом. Ему казалось, что лишь постоянные и неимоверные страдания помогут ему вернуть расположение Бога к себе. Целые дни, недели, месяцы и годы он проводил в коленопреклонённом молении, пытаясь искупить тяжкие грехи. Иногда ему казалось, что Бог оставил его один на один с его падшей натурой, но иногда во время молитвы его сердце открывалось так сильно, что наполнялось неописуемой радостью и блаженством, ощущением великого единения с Отцом Небесным. Он молился непрестанно и неистово, часто засыпая тут же, на полу, в беспамятстве, просыпаясь, снова и снова шептал и даже кричал те же самые слова, дабы успеть всё отмолить. Иногда к нему в глушь забредали нечастые гости и просили его, чтобы он и им помог достичь Царствия Небесного. Но старец очень огорчался таким непрошеным визитам, видя в них бесовские происки, ведь те отрывали его от великого служения Богу, и старался как можно скорее выпроводить надоедливых пришельцев, а потом с утроенной силой бросался замаливать свои неимоверные грехи. Оставляемые ими продукты и вещи он выбрасывал подальше от своего жилища, принимая всё это за искушения представителей сил тьмы. И чем больше он молился и постился, тем больше ему казалось, что его грехи только умножаются. Так Страх Божий периодически сменялся у него страхом Бога, а служение – разочарованием. И тогда он снова молился и брал себя в руки, чтобы повторить уже в который раз безумную гонку веры и отчаяния, ставшую для него смыслом жизни и вечным проклятием.

И вот пришёл их День Великого Перехода. Тот самый День, когда человек заканчивает свой жизненный путь и предстаёт пред таинственной Вечностью. Он просматривает всю свою жизнь, радуясь удачам и победам и огорчаясь неудачам и поражениям. Его пугает и манит к себе Неизведанное и Неизбежное. Он не знает, повторится ли когда-то ещё на этой прекрасной планете, но чувство выполненного долга его немного успокаивает, а частичка своей души, отданная в дар другим людям, наполняет его уверенностью, что жизнь прожита не зря, что он будет жить в их сердцах до тех пор, пока и они сами не станут Вечностью… Верующие в такой момент готовятся предстать пред Судом Божиим, где на весах справедливости и нелицеприятия будут взвешены все их поступки, когда-либо совершённые, и мысли, когда-либо возникавшие. В зависимости от результатов такого таинства их души ожидает либо вечное мучение в Аду, либо вечное блаженство в Раю.

Первый брат входил в небесные врата в окружении любящих его людей. Ему было немного грустно расставаться с ними, но он был рад, что успел передать им в жизни практически всё, что хотел. Открывшийся перед ним сияющий коридор в Вечность вселял уверенность и умиротворение. Спокойствие и блаженство наполнили его душу. Он всегда догадывался и где-то даже верил в то, что в конце земной жизни нет ничего пугающего и страшного. А сейчас он в это уже не верил – он это твёрдо знал. Он был спокоен сам и пытался успокоить и приободрить свою жену и детей, а они, видя на его просиявшем лице умиротворение и улыбку, сами прониклись доселе невиданным чувством единения с Вечностью.

Второй брат уходил из этой жизни в окружении светлых душ, пришедших поприветствовать его возвращение домой. Его губы по привычке шептали слова молитвы, а всё его тело окутывало удивительное сияние, вселяющее надежду на то, что жизнь была прожита не зря, что свои грехи он всё-таки успел отмолить и своим служением в наполненной страданием жизни всё же заработал себе место в Раю. Но страх и сомнения так и не покинули его окончательно – слишком сильными были они при жизни: страх не угодить Богу, страх не успеть завершить задуманное, страх показаться праздным, страх разрушить свою душу чувственным удовольствием и многие другие – не давали ему долгожданного покоя. Порой его вообще охватывал ужас, ведь Рай казался совершенно недостижимым, а об ином вероятном исходе жизненного пути думать не хотелось.

И вот они стоят вдвоём перед Ангелами Небесными. У одного Ангела в руке свитки с подробным описанием их жизни. Он зачитывает другим Ангелам список деяний человеческих. Но люди слышат лишь удивительную музыку, слетающую из уст Ангелов. Второй Ангел слушает и что-то время от времени говорит третьему, пред которым раскрыта Книга Жизни. И вот необходимые записи в эту книгу наконец внесены, а прибывшим душам даны на руки соответствующие документы.

Первый открывает свой листок и видит слово «Рай». Второй открывает и видит слово «Ад».

– О, Господи! – восклицает он в отчаянии. – Ведь я же стольким в жизни пожертвовал, я молился и днём и ночью, я отказывался даже от самых малых радостей ради места в Царствии Небесном. А мой брат никогда в жизни не молился, а лишь проводил её в праздности и веселье! За что Ты обрекаешь меня – своего верного слугу – на вечные мучения в пламени адовом? За что моему брату Ты отдаёшь место в Раю, которое по праву должно было принадлежать мне?

И открылись пред ними Небеса, и Свет объял всё вокруг, и услышали они глас Божий:

– Ты говоришь неслыханное, Сын мой возлюбленный. У меня нет ничего, кроме Света и Любви, а весь Мой мир – это и есть Рай. И я ничего, кроме Света и Любви, не могу вам дать и никуда, кроме Рая, вы никогда не можете попасть.

– Но ведь в его направлении написано «Рай», а в моём «Ад»?!

– Это не направления, Сын мой. Это состояние ваших душ, то, во что вы превратили свои жизни. Я вас обоих люблю одинаково, очень люблю делать вам подарки и по-отечески радуюсь, когда вы счастливы. Но один из вас принимал их с благодарностью, а второй постоянно их отвергал, не доверяя тем, кого я к нему посылал со своими дарами.

– Так значит, Ты для нас обоих подготовил место в Раю?

– Я всем всегда предлагаю только Рай.

– А «Ад», Господи?!

– Ад – это Рай, наполненный вашими страхами, ограничениями, запретами и предрассудками.

Две жены.

Встречаются два приятеля.

Один говорит:

– Моя жена такая неопрятная и неаккуратная! Я ей постоянно об этом говорю, но с каждым годом всё становится только хуже и хуже…

Второй отвечает:

– А моя такая умница и прекрасная хозяйка! И с каждым годом становится всё лучше и лучше! Я ей тоже об этом только и говорю.

Зёрна и всходы.

Однажды, когда пришёл срок, сеятель бросил семена в плодородную почву. Некоторые из них взошли очень быстро, другие – немного медленнее, но были и такие, которые никак не хотели давать всходов, не желая жертвовать ради этого своей жизнью.

Те, которые взошли, купались в каплях дождя и росы, тянулись к солнцу и радовались каждому дню. Конечно же бывали и неприятности, когда некоторые из них повреждались непогодой или животными, однако их корни, имевшиеся в земле, снова давали ростки, восполняя с лихвой понесённые потери.

А зёрна, которые навсегда остались в земле и не захотели давать всходов, были либо съедены подземными вредителями, либо попросту и бесславно сгнили, послужив удобрением для других.

Источник света.

– Скажи, Учитель, что такое «Любовь»?

– Любовь – это Суть и Свет Бога, дающий Жизнь всему сущему и составляющий Основу всего Бытия. Что свет Солнца для мира плотных форм, то Любовь – для мира Духа.

– Но ведь свет Солнца, наталкиваясь на препятствие, создаёт тень! Может ли Свет Бога создавать тень?

– Да. В мире Духа тоже имеются препятствия для Света Бога.

– Что это за препятствия?

– Всё то, что затемняет наши души и противоположно природе Бога: зависть, злоба, эгоизм, тщеславие, обиды, чувство вины и самое главное – страх.

– А ненависть?

– Ненависть – следствие страха. Где возникает страх, там сначала возникает тень от Света Бога – нелюбовь. Ненависть – это наши эмоции, порождаемые в нас, когда мы смотрим на эту тень.

– Что нужно сделать, чтобы не видеть эту тень?

– Обратить свой взор к Свету. Когда ты смотришь на источник Света, тень всегда находится позади тебя. Тень – это то, что противоположно Свету. Пока твоя душа не будет абсолютно чиста, она всегда будет являться для него препятствием. Но до тех пор всё будет зависеть от того, куда устремлён твой взор.

– Но если тень – это то, что противоположно Свету, а Свет – это Любовь-Бог, то тень – это Сатана – противник Бога?!

– Да, ты прав. Сатана – это то, что ты видишь, когда смотришь не на Бога.

– Значит, Сатана – это то, что я порождаю сам, как душа, затемнённая своими недостатками?!

– Да. Сатана – это твоё собственное порождение. Когда ты полностью очистишь свою душу, Свет Бога станет свободно проникать через тебя и ты больше не увидишь свою тень – Сатану. Куда бы ты ни смотрел. Но пока ты ещё не очистил свою душу, ты будешь его видеть. А пока ты его будешь видеть, ты снова будешь испытывать перед ним страх. Этот страх ещё больше будет затемнять твою душу, делая тень-сатану ещё отчётливее и реальнее, что в свою очередь станет причиной ещё более сильного страха.

– Значит, Сатана всё-таки существует?

– Нет.

– Но ведь ты сам говоришь, что он есть?

– Он есть, но он не существует. Существует лишь то, что обладает самосущностью. Тень же возникает лишь там, где имеется препятствие для Света. Тень – это ведь просто отсутствие Света. Всеми остальными негативными качествами ты её наделяешь самостоятельно – в силу своего затемнённого разумения.

В каждой душе ты можешь видеть и добро, и зло одновременно. Добро – это Свет Бога, освещающий душу. Зло – это тень, отбрасываемая этой душой – соответственно степени своей чистоты.

– А что будет, если на кого-то упадёт моя тень?

– Это будет наихудшее, что ты сможешь увидеть в других. Душа, на которую упадёт твоя тень, перестанет отбрасывать свою собственную. Ты уже не будешь видеть её достоинства и недостатки – ты будешь видеть в ней, сам того не подозревая, исключительно свои недостатки. А не увидев в ней Света, ты примешь её за слугу тьмы. Ты можешь испугаться и даже возненавидеть её, не догадываясь, что всему виной – ты сам.

– Учитель, ты говорил, что когда я полностью очищу свою душу, Свет Бога станет свободно проникать сквозь меня. Скажи, я перестану существовать?

– Нет, ты просто станешь чистым духом, подобием Божиим.

– Но, ведь даже став чистым духом и перестав видеть в других свои собственные недостатки, я всё ещё смогу видеть достоинства и недостатки других?

– Да. Свет станет беспрепятственно проходить сквозь тебя – ты станешь просветлённым. И хотя ты больше не увидишь Сатаны, ты всё ещё сможешь видеть достоинства и недостатки других людей.

– Что же мне необходимо сделать для того, чтобы больше никогда не видеть недостатки других?

– Самому стать Источником Света.

Кто больший христианин.

Вели как-то полемику два священника-христианина, принадлежащие разным конфессиям, на тему «Как достигается спасение». Один из них доказывал, что тот, кто верует во Христа Иисуса, уже спасён по вере своей, а другой – что кроме веры в Сына Божьего – Иисуса Христа надобно и делами сию веру подтверждать. И каждый из них приводил свои доводы, озвучивая разные места из Писания.

Напряжение росло. Эмоции накалялись.

Подошёл к ним нищий и, обращаясь к обоим, сказал:

– Святые отцы! Я не ел уже несколько дней. Не могли бы вы мне пожертвовать некоторую сумму денег, чтобы я мог купить себе хлеба?

Возмутились слуги Божии:

– Как ты смеешь вмешиваться в нашу ученую беседу?! Мы здесь решаем важнейшие вопросы служения и веры!

Развернулся нищий, плюнул, перекрестился и пошел восвояси. А святые отцы так и остались спорить, кто из них имеет больше права считаться христианином.

Лишь необходимое.

У одного странника, прослывшего воистину святым, как-то спросили, почему он отказывается от их подарков, преподнесённых ему от чистого сердца.

– Я предпочитаю иметь лишь необходимое, дабы не попасть под власть ненужного, – ответил тот.

Лягушка на кочке.

Щднажды лягушка забралась на самую высокую кочку посреди родного болота и возгордилась своим высоким положением, презирая тех, кто рядом барахтался в мутной тине.

Откуда ей, глупой, было знать, что бывают ещё и горы.

Молитва о вере.

Один мудрый и остроумный человек молился:

– Господи, мы верим в Тебя! Пусть же наша вера придаст Тебе силы верить в нас…

Оскорбление.

Как-то Учитель с учеником шли просёлочной дорогой. Видят – навстречу им идёт, чертыхаясь, человек, весь взбудораженный, чуть не плачет.

– Что случилось, друг мой? – спрашивает Учитель.

– Да меня только что какой-то негодяй оскорбил последними словами и причём зазря! Что я ему такого сделал?

– Он не мог тебя оскорбить, – ответил Учитель.

– Как же не мог, если оскорбил! – удивился прохожий. – Ты ведь его даже не знаешь, да и меня видишь впервые. Как ты можешь такое утверждать?

Учитель отошёл на несколько шагов, высматривая что-то на земле, потом нагнулся, поднял что-то и подошёл к человеку, протянув найденное в зажатом кулаке:

– Возьми, это тебе обязательно поможет.

Тот машинально взял предложенное, но, увидев, что это жук, испугался и выбросил насекомое.

– Что это значит? – возмутился прохожий.

– Извини, друг, я не хотел тебя испугать. Но вот у моего Ученика точно есть то, что тебе нужно.

И, обратившись к ученику, сказал:

– Дай этому достойному господину то, что мы нашли, когда отдыхали в саду.

– Что это? – насторожился прохожий. – Если ещё какая-то гадость, я не возьму!

Ученик развязал котомку и достал яблоко. Прохожий озадаченно посмотрел на красивый и сочный плод и, убедившись, что никакого подвоха нет, поблагодарил, но брать не стал.

– Почему же ты не берёшь? – поинтересовался Учитель. – А жука взял!

– Жука я взял непроизвольно. Я ведь не знал, что ты мне даёшь! А яблоко мне просто не нужно.

– Вот так и в жизни: часто мы принимаем то, что нам не нужно и даже противно, просто так, не задумываясь. Нам дают – мы берём. Но между «давать» и «дать» есть существенная разница. Я могу что-то тебе давать, но пока ты это не примешь, моё действие останется не совершённым: я даю – ты не берёшь. Но если я тебе даю, и ты это принимаешь – моё действие становится совершённым: я дал – ты взял. Я не могу тебе дать что-то, пока ты это «что-то» не примешь! Я могу давать, но «дать» – это действие, зависящее от нас обоих – в равной мере. Если кто-то оскорбляет тебя, ты имеешь выбор: принять его оскорбления (чаще всего мы это делаем не задумываясь) и обидеться либо просто не принимать их, осознавая, что это тебе не нужно. Вот почему я и сказал, что тот человек не мог тебя оскорбить – он тебя оскорблял, но ты «помог» ему оскорбить себя, приняв обидные слова!

Престол Бога.

Пожелал однажды Человек увидеть собственными глазами Бога.

Явился к нему Ангел и говорит:

– Твоё желание вполне осуществимо! Следуй за мной.

Поднялись они на Небеса. Отовсюду, казалось бы, с каждой точки пространства струился ровный, чуть приглушённый свет. Справа и слева от них располагались по двенадцать белых престолов, на которых восседали огромного роста старцы с длинными бородами в белоснежных одеяниях и с ореолом над головами. Человек, зачарованный увиденным, неспешно прошёл по этому удивительному и величественному подобию коридора, прислушиваясь скорее к собственным странным ощущениям, нежели рассматривая фигуры на тронах. Здесь терялось ощущение пространства. Всё было и далёким и близким одновременно, поскольку, обратив свой взор на что-то, находившееся вдали, можно было тут же перед этим оказаться. Да и само время здесь не просто соединяло воедино прошлое, настоящее и будущее, а казалось бесконечным моментом, вечным «сейчас». Глубокое, невозмутимое спокойствие наполняло всё пространство. В конце коридора находился огромный сияющий Престол, возносящийся на высоком, похожем на гигантский бриллиант, постаменте. Однако на самом Престоле никого не было.

Человек озадаченно остановился у его подножия, не представляя себе, что делать дальше – ждать или нет, что-то говорить или же смиренно молчать. И тут он услышал тихий спокойный голос, доносившийся то ли сзади, то ли как-то вокруг него, либо даже изнутри:

– Поднимайся и садись.

Противоречивые мысли и эмоции захлестнули его. С одной стороны, он был восхищён увиденным и даже польщён столь заманчивым предложением. Но тут его одолели сомнения. А вдруг это искушение? А если это проверка на его тщеславие и гордыню? А что, если сопровождал его не Ангел Света, а демон?..

Человек опешил и, скорее растерявшись, нежели возмутившись, запротестовал:

– Как же можно! Это ведь Престол Самого Бога! Кто я такой, чтобы восседать на нём?!

Не успел он закончить свою фразу, как слева от Престола образовалась дверь. Человек вздохнул облегчённо и решительно шагнул в неё.

Как только дверь за ним закрылась, он в полном смятении и недоумении спросил у своего проводника:

– Ты ведь говорил, что я могу увидеть Бога! Почему же Престол был пуст?

Ангел улыбнулся и добродушно, но слегка сочувственно ответил:

– Ему только что было предложено занять Своё место, но Он отказался…

Свеча.

Пришла женщина в храм, приобрела свечу, уверенно зажгла её и поставила в подсвечник. Но как только начала читать молитву, та погасла. Женщина смутилась, снова зажгла огонёк и аккуратно поставила её на место. Не успела произнести даже нескольких слов, как огонёк снова погас. Разволновавшись не на шутку, она опять осторожно взяла её и не спеша поднесла фитилём к одной из горевших свечей. Та затрещала, но зажглась. Женщина медленно поставила её на свободное место и, не сводя с неё глаз, начала читать молитву. Тут огонёк снова стал уменьшаться и погас, пустив вверх струйку дыма. Паника, испуг, недоумение – все смешалось воедино! Она бросилась к священнику:

– Святой отец! У меня постоянно гаснет свеча. Неужели Господь отвернулся от меня и не желает слышать мою молитву? Или же я настолько грешна, что моя жертва не угодна Ему? Что мне делать?!

– Возьми другую свечу. Тебе попалась бракованная, – улыбнулся он ей в ответ.

Совет молодой девушке.

Молодая девушка пришла к мудрецу за советом:

– Моей руки добиваются двое. Но я не знаю, что мне делать, ведь сердце подсказывает одно, а ум – совершенно другое!

– Иди по зову сердца. Тогда даже в случае расставания с ним ты всегда сможешь сказать величественное «Я его любила!», а не полное разочарования «Я была дурой…».

Справедливость Господа.

Один человек всё жаловался на то, что Господь к нему явно несправедлив, не воздаёт ему по заслугам и прочее. На что проходящий мимо мудрец заметил:

– Не жалуйся на то, что Бог несправедлив. Гораздо хуже, если Он будет поступать с тобой по справедливости.

Лучшие современные притчи

Притчи от Григория Сергеева.

Лучшие современные притчи

Астроном и вор.

Ночью дома астроном наблюдал за звёздным небом. Тем временем в дом забрался вор. Утром, обнаружив пропажу, астроном заявил в полицию.

Вора задержали. На допросе он утверждал, что в момент кражи в доме никого не было. Чтобы точнее квалифицировать преступление – кража или ограбление, – следователь вызвал астронома.

– Где вы были в момент преступления?

– Дома.

– Но вор утверждает, что вас дома не было.

– Вор сосредоточился на том, что ценно для него. Я – на том, что важно для меня. Я был «в небе». Мы были в одной комнате, но так и не увидели друг друга.

Вечно голодный Ходжа.

В очередной раз, утолив голод стряпнёй жены, Ходжа решил отправить её учиться вкусно готовить:

– Жена, а поезжай-ка ты в гости к своей старшей сестре в Хорезм, а заодно и поучись там готовить!

– Поезжай сам в Хорезм на заработки, – отвечала ему жена, – а когда вернёшься, ты вновь почувствуешь вкус и аромат моих блюд.

Главная потеря.

Некий странный человек отдавал всё, что попадало к нему в руки. Никогда не использовал подвернувшегося случая для своего блага. Когда его спросили, в чём смысл такого существования и что это такое с ним происходит, он ответил:

– Я не нахожу, я теряю. Таков мой путь.

– Можешь объяснить?

– Здесь нечего объяснять. Тот, кто научился переживать мелкие потери, будет готов и к самой главной.

Главный секрет Леонардо.

По легенде, однажды великий Леонардо собрал своих учеников и велел принести ему свежий холст. Закончив свою тайнопись, он сказал:

– Много веков пройдёт, прежде чем люди смогут понять этот секрет. Сейчас они не готовы. Сохраните его, но спрячьте.

Совсем недавно группа учёных, при помощи новейшего оборудования, смогла найти загадочный шифр на картине, предположительно принадлежавшей кисти одного из учеников Мастера. Работы по дешифровке были долгими, но позволили идентифицировать и разобрать надпись…

А хватит ли нам силы, разума и внутреннего знания, чтобы понять эти простые слова Великого Художника по прошествии пяти веков: «Начните рисовать прямо сейчас».

Граница сознания.

Человек спросил у знающего:

– Есть ли границы у моего сознания?

– Как тебе объяснить?.. – ответил знающий. – Посмотри на небо утром – ты увидишь его границу как синий цвет и хранителей границы – облака. Посмотри на небо ночью – и ты увидишь, что граница переместилась на бесконечное расстояние, и свидетели этого – небесные светила и звёзды, а также многие учёные астрономы. Изменилось только освещение – а какой эффект!

Так и с нами. Когда наступит ночь, для нашего сознания наступит бесконечность, которая никогда и не исчезала, а была затемнена иллюзией света нашей жизни.

Дворцовый переполох.

Ходжа задумчиво сидел на берегу озера. Вдруг со стороны дворца появилась процессия и под звуки музыки приблизилась к берегу. Моментально со всех сторон собралась толпа зевак. Падишах раскрыл свой кошель и стал бросать монеты в воду. Многие стали прыгать в воду в надежде найти серебряные дирхемы.

Ходжа развернулся и пошёл на базарную площадь. Один из толпы окликнул его:

– Почему ты уходишь, разве тебе не интересно?

– Интересно, но я так глубоко не нырну.

– А если бы ты выловил монету?

– Я всё равно пошёл бы на базар. Они принесут все монеты туда, а что легко досталось – не высоко ценится. Возможно, и мне повезёт.

– Это ты можешь сказать любому и он поверит, но я знаю тебя – есть более весомая причина в твоём поведении. Скажи её!

– А я знаю тебя и поэтому скажу! Неделю назад во дворце сбежал крокодил. Падишах решил проверить, добрался ли он до озера или всё ещё караулит его в одном из дворцовых фонтанов.

Деятельность книголюба.

Один книголюб купил на распродаже первый и третий тома известного четырёхтомного собрания сочинений. Придя домой и поставив книги на полку, он подумал, что нужно докупить недостающие два тома. Думая над этим, он пришёл к выводу, что может и не получиться купить два недостающих тома. Тогда что? Тогда нужно будет продавать тома существующие.

Чтобы не потерять возможного клиента и сэкономить, он дал следующее объявление: «Куплю второй и четвёртый тома или продам первый и третий».

За этой деятельностью по укомплектованию своей библиотеки он так и не нашёл времени прочитать пылящиеся на полке тома.

Замечательная птица.

Однажды, путешествуя через ар-Рус, Ходжа увидел стрекочущую сороку:

– Вот это птица: и красивая, и громкая!

Долго слушал Ходжа сороку и утвердился в своём мнении об иноземной птице:

– И красивая, и громкая, а главное, энергичная… Даже моя жена не сможет болтать целый день без умолку!

И только он решил изловить сию замечательную птицу, как она улетела, да ещё, пролетая над ним, хорошо капнула ему на голову.

– Сасык аджарха!

– Что ты сказал, Ходжа? – поинтересовался его проводник из русов.

– Счастливая птица!

Зачем тебе оружие?

Некий мастер рукопашного боя провинции из Кул-Ган носил с собою оружие. Его спросили:

– Зачем тебе оружие, если ты его никогда не применяешь?

Он отвечал:

– Чтобы успокоить душу. Спокойная душа не мешает телу, и оно становится быстрым и сильным.

Другой, услышав это, сразу приобрёл себе оружие, но в первой же ссоре применил его.

«Странно, – думал он, – душа успокоилась, а тело до сих пор зудит от беспокойства».

Он никогда не понимал разницы между спокойствием и суетой: душа его была столь мала и незаметна в теле, словно её и не было. А за беспокойство души он принимал суету тела.

Плохо, когда кем-то управляет тело. Ещё хуже, когда кем-то управляет оружие.

Знающий о болезни.

Однажды человек спросил у Знающего:

– Как мне избавиться от кожной сыпи, уж чего я только не делал: и примочки разные, и лекарства использовал, а она всё не проходит?

Знающий ответил так:

– Жил один человек в этом мире и всё время только и делал, что чинил свою протекающую кровлю. Ставил латки из рубероида, мазал краской, зашивал кусками железа, но вода всё равно находила в крыше слабые места и просачивалась на потолок, а потом и в жилые комнаты. Каждый, к кому он обращался за советом, залезал на крышу и советовал по-своему, но примерно одно и то же. Однако ничего не помогало. Дожди становились настоящим проклятием для этого человека. Зато в доме множилось число всевозможных тазов и вёдер. И вдруг очередной мастер полез не на крышу, а на чердак. Там он увидел прогнившие лаги, отставшие доски и много других изъянов… Так и ты должен найти нормального специалиста. Он будет лечить твоё настоящее заболевание, а не его ложный отзвук.

Знающий о дыхании.

Монах пришёл к знающему с вопросом: как он узнаёт, правильно ли он дышит?

– Разочарую тебя, – ответил знающий, – об этом ты не узнаешь. Зато есть способ узнать, что ты дышишь неправильно: при этом звенит в ушах, а потом наступает обморок.

История песка.

Началась эта история много веков назад, во времена, когда жизнь на Земле только зарождалась. Огромная глыба силикатов, Кремень, лёжа под слоем земли, ежесекундно радовался своему величию. Но продолжалось это лишь до момента, когда подземные воды проточили к нему путь в толще земли и принесли весть, что на Земле уже есть более могущественные существа, умеющие передвигаться и считающие себя безраздельно властвующими над Землёй. Не на шутку разозлился Кремень и так раскалился от злобы, что вылился на землю потоками лавы и стал губить эти создания. Но тут в спор вступили Солнце, Вода и Ветер. И немного успокоился расплавленный силикат, не стал довершать задуманное изначально – губить всех обитателей планеты.

Ветер, Солнце и Вода кричали ему о своей силе, ничего им не давшей. И суть их мыслей сводилась к следующему – не могут они проникнуть в мысли исполинов, заставить тех признать свою силу. Да… как и ты, мы их уничтожали, но с их уходом ничего не менялось, не получали мы признания своей мощи и величия. Так и не смогли мы проникнуть в мысли этих созданий – хотя мы много их сильнее. Вот и ты, выбравшись на поверхность, стал действовать нашими методами, чем вразумил нас и заставил вступить в спор с тобой. Существа эти необычны, хотя их век весьма ограничен, они могут поддерживать и увеличивать свою численность, что для нас большая загадка.

Насторожился и крепко задумался Кремень – как ему, не уничтожая диковинных существ, проникнуть в их мысли и подчинить своей воле. Более миллиарда лет размышлял он над этим вопросом. И решил, что пришло ему время действовать. И отколол он от себя маленький кусочек – рубило для прачеловека.

И первый замысел его был – быть ближе. Но ничего связного он не различал – только крики прачеловеков-охотников и их жертв. Понял он одно – стал он ближе не ко всем существам, а только к самым агрессивным, ведущим такую же политику, как и он ранее: «Будем губить другие формы жизни». «Они такие же как и я!» – хвастался он Ветру. И всё больше откалывал от себя Кремень кусочков – и маленьких и побольше. И буквально заполонил ими жизнь прачеловеков. А прачеловеки во всём научились использовать эти куски и кусочки – и рубила, и плошки, и наконечники стрел, – а также научились при помощи двух кремешков искры вышибать. А Ветер помогал пламени разгораться и стать кремешку необходимым древнему человеку и важным. Обрадованный такими успехами силикат стал множиться и крошиться на бесчисленное число составляющих. Помогали ему в этом Ветер, Солнце и Вода.

Второй замысел его был окружить человека со всех сторон. Не зря он превращался в песок. Да, в мелкий песок. Правда, потребовало это много времени, но свершилось: песок стал незаменимым строительным материалом, в силу своего повсеместного распространения. И окружал человека в кладке его стен, со всех сторон. И песок, крошась всё меньше, образовывал внутри себя глину, чтобы попасть на стол к человеку посудой, быть ближе к пище его.

Конечно, Кремний не стремился очень оберегать и любить человечество, он иногда играл с ним, подбросив идею использовать кремниевое оружие в войнах человека против человека.

Песок же был использован, волей странного случая в пустыне, как прапрадед стекла. И опять он, Кремний, но в виде стекла был необходим человеку, использовался на его нужды.

И стекло приблизило небо человеку, но только через себя увеличив.

И всё происходило так складно и здорово у Кремния, что и время человека решил подчинить он себе. Таков был его следующий замысел. А у человека появились песочные часы. И кварцевые, и механические, но со стеклом, закрывающим циферблат от прямого взгляда.

И через стекло освещал жильё человека электрический свет.

Шло время, и решил силикат обучать и располагать к себе детей человека, а что привычно с детства, то и незаметно – и наполнил собою песочницы, и тут ему Вода сильно помогла: влажный песок мог приобретать любые формы.

И так ему понравилось располагать к себе людей, что и взрослых он не обошёл стороной – и наполнил собою побережья курортов. И Солнце ему помогало, сделало песок тёплым и податливым. И взрослые его за это полюбили.

Но главную задумку всё не мог осуществить Кремень: вроде и рядом он с человеком, а проникнуть в его мысли не может. Вроде бы и понимает людей, а сказать им ничего не может – односторонняя связь получается. Сбываются предсказания Ветра, говорившего: «Только передразнивать человека с помощью эха я научился!»; Солнца, говорившего: «Только заставлять людей менять цвет кожи я научилось!»; Воды, говорившей: «Только проникать глубоко внутрь человеческой клетки я научилась!».

И остался у силиката один путь – научить человека своему языку. И этот план он сейчас осуществляет, безраздельно правя виртуальным миром человека изнутри процессоров, заставляя людей изучать свои машинные коды и общаться с ним с помощью программ. И вновь перед кусками Кремния (теперь уже процессорами) забрезжила долгожданная перспектива объединения, пока только на расстоянии, но, возможно, в будущем в одном месте вновь появится та изначальная глыба силикатов, огромный кусок Кремния – для утверждения своего могущества и подчинения себе всего человечества на Земле.

Воистину грандиозный замысел – рассыпаться податливым песком.

Ищущий знания и отшельник.

Некто, ищущий знания, попросил мудреца-отшельника быть своим наставником. Тот отказался.

– Но почему?

– Скажи мне, если корабль в море настигнет шторм и ты будешь на палубе, то начнёшь ли искать капитана или схватишься за мачту корабля.

– Схвачусь за мачту, чтобы не смыло волной.

– Но капитан самый знающий на корабле, почему бы не найти его?

– В шторм капитан не поможет.

– Тогда зачем в своей жизни ты занимаешься поисками «капитана»?

– Но ведь вы тоже ищете, и ваш опыт поисков гораздо больше моего…

– Я? Меня уже смыла волна!

Как поймать призрака.

Один человек спросил другого о том, как ему поймать призрака. Тот, долго не задумываясь, сказал, что надо вырыть глубокую яму.

– Насколько глубокую? – спросил первый.

– Такую глубокую, чтобы не было видно дна, – ответил второй.

Первый стал рыть такую яму, и дети его рыли, и внуки, и следующие семь поколений рыли такую яму, а для чего они рыли – уже и забыли. Через много лет яма наполнилась водой и стала называться озером Лох-Несс.

Количество детей.

Человек пришёл к Знающему с вопросом:

Я обычный служащий – могу воспитать и дать образование только одному ребёнку, а жена хочет много детей. Если у нас будет много детей, то мы их, конечно, прокормим, но жизнь у них будет явно беднее, чем у одного. Что мне делать?

Знающий отвечал ему:

– В одной местности жили два соседа. Они были увлечёнными людьми. Оба занимались растениеводством. Только первый решил вырастить очень высокое дерево, а второй решил собрать самую большую коллекцию живых цветов. И вот прошло немало времени. Первый с высоченной секвойи обозревал прилегающие окрестности, а луг второго привлекал детвору из ближней деревни множеством цветов, насекомых, бабочек и птиц. Оба соседа очень радовались своим достижениям. Но только с той разницей, что первый сосед иногда прогуливался по лугу второго, вдыхал аромат, разглядывал бабочек, радовался играющей на лугу детворе, а второй никогда не стремился залезть на самое высокое дерево в округе – он всегда боялся высоты. Теперь ты попросишь объяснить тебе смысл данного рассказа? – спросил Знающий Человека.

– Да, так как я не совсем понял тебя, Знающий.

– Оба соседа поступали неправильно. Они тешили своё самолюбие и не увлекались природой, а переделывали её под себя. Поэтому и ты должен довериться природе, а не потворствовать своим желаниям.

Крик рыбы.

Почувствовав плохой запах, монах перестал дышать носом и стал заглатывать воздух ртом. Его товарищ, увидев это, закричал:

– Теперь я понимаю карасей в пруду. Им не нравится то, что мы в него сливаем.

Кто важнее?

Собрались вместе «Слушаю и слышу», «Смотрю и вижу» и «Слышу, вижу и молчу». И между «Слушаю и слышу» и «Смотрю и вижу» вышел спор. Они спорили о том, у кого больше аудитория. Долго и отчаянно спорили. Долго слушал и совсем устал «Слышу, вижу и молчу». Однако последний довод «Смотрю и вижу» победил аргументы «Слушаю и слышу». Он сказал:

– Представь себе, что «Умножающий свои знания» читает этот текст. Но ты ничего не услышишь, потому что читает он его даже не шевеля губами, что и доказывает моё превосходство и сейчас, и во всех временах грядущих!

– Но что-то неразборчивое я всё равно слышу, – возразил «Слушаю и слышу».

– Это «Слышу, вижу и молчу», вероятно, слишком громко думает, играя желваками.

И действительно, «Слышу, вижу и молчу» в это время думал: «Странно, что вы, такие сведущие, не понимаете, что и звучащее, и немое слово – лишь тени чего-то неизмеримо более высокого и могущественного, спрятанного в стопке бумаги. А главное – это записанное на бумаге слово!».

И он торопливо потянулся за карандашом, чтобы записать эту мысль.

Метод лечения.

В больнице, в одной палате, лежали четверо пациентов с колото-резаными ранами рук. Поочерёдно их вызывали на перевязку. Опытному хирургу ассистировал молодой практикант из мединститута. Первому больному врач обработал рану спиртом, второму йодопиролом, третьему перекисью водорода, а четвёртому раствором бриллиантового зелёного.

Видя похожие раны и различные методы их лечения, молодой специалист не удержался и спросил:

– Почему вы использовали такой широкий спектр препаратов?

– Ты мало практиковался, поэтому многого не понимаешь. Каждый пациент требует к себе индивидуального внимания, тем более что они лежат в одной палате. Запомни это хорошенько. Это первое. Второе: они будут общаться и наверняка запомнят и поймут, что порезы можно обрабатывать спиртом, йодом, перекисью и зелёнкой. Ну а в-третьих, если бы все проблемы решались спиртом, то зачем были бы нужны лекарства?

Нет разницы.

Встретил мирянин монаха и спросил:

– В чём разница между нами?

Монах ответил:

– В том, что ты задаёшь мне этот вопрос, а я тебе его никогда не задам. Разницы между нами нет, ощущения от жизни у нас одинаковые.

Печаль.

Ходжа подошёл к пруду и увидел на берегу печального человека.

– Что случилось? – спросил Ходжа.

– Я бросил в реку динамит, но ничего не произошло.

– И в чём печаль?

– Я не могу понять: то ли динамит не в порядке, то ли река слишком глубока, то ли в ней нет рыбы.

Немного помолчав, Ходжа спросил:

– Это, наверно, первый раз?

– Да. А как ты догадался?

– Со мной произошло то же самое в лесной чаще. Я выстрелил в нору.

– И что?

– Я продал ружье и теперь занимаюсь ловлей птиц.

Путь льдины.

Однажды, где-то на Крайнем Севере, от вершины Айсберга откололась и с шумом упала в воду Льдина. Восторг охватил её – теперь она может плыть в любом направлении, независимо от Большой Глыбы Льда. «Но в каком направлении плыть?» – засомневалась Льдина. И тут до неё дошёл смысл криков Перелётных Птиц – плыть надо на Юг. Юг – прекраснейшее место на Земле.

Льдина плыла, слушала окружающую Природу, мечтала о Юге и не замечала происходивших с нею изменений. А между тем в небе сияло Жаркое Южное Солнце, и на горизонте играли яркие краски Материка.

«Вот и Юг! Как это прекрасно!» – подумала Льдина, тая и сливаясь с тёплой и прозрачной Водой.

Река и озеро.

Однажды монах задумался, наблюдая своё отражение в реке: «Правильно ли, что оно неподвижно?» Он побежал к озеру и заглянул в него. Отражение в озере было неподвижно.

«Странно, – подумал он, – от отражения в озере я ожидал, что оно будет неподвижно. Но река течёт и всё уносит, она должна унести и моё отражение. Пойду и посмотрю ещё раз на реку».

Отражение в реке было неподвижно. «Как это печально, – подумал монах, – получать результат, которого не ожидаешь».

Он пошёл к знающему с вопросом, почему вода вне зависимости от того, в реке она или в озере, одинаково отражает?

– А какой результат ты хотел увидеть в реке? – поинтересовался знающий.

– Я хотел, чтобы моё отражение двигалось.

– Как двигалось, по течению или против течения?

– В соответствии с моими мыслями и опытом – по течению.

– Насколько быстро?

– С нормальной скоростью, чтобы я его не потерял и мог видеть, что оно двигается.

Знающий немного подумал и подытожил:

– Никогда не смотрись в гладь озера, возле реки никогда не останавливайся, а беги вниз по течению, наблюдая за своим отражением, и тогда тебя ничто не сможет разочаровать. Если останавливается одно, то двигаться должно другое. Таков первичный закон.

Сборщик податей и его тень.

Сборщик податей любил задавать вопросы «ни о чём», но тем не менее опасного, ядовитого свойства. Ходжа предпочитал уклоняться от встреч с ним и уж тем более от общения. Но в этот раз тот остановил спешащего на базар Ходжу:

– Здравствуй, Ходжа!

– Здравствуй, уважаемый.

– Ответь мне на такой вопрос, Ходжа, куда девается моя тень в полдень?

– Давно ты это заметил, уважаемый? – выиграл время на размышление Ходжа.

– Вот уже несколько дней подряд в обед на площади я замечаю отсутствие своей тени.

– Скажи, уважаемый, все эти годы до пропажи ты посещал чайхану днём?

– Да, все эти годы я посещал чайхану в обед, – отвечал Сборщик податей задумчиво.

– Знаешь, уважаемый, я думаю, что твоя тень привыкла к вкусному обеду и в полдень оставляет тебя на площади, а сама отправляется привычным маршрутом в чайхану. Я ответил, уважаемый?

– Да, но погоди уходить, Ходжа, а куда исчезает моя тень ночью? – ехидно спросил Сборщик податей.

Ходжа не сдержался:

– У тебя, уважаемый, не только несварение желудка, но ещё и бессонница. Тебе срочно нужно искать лекаря, а не свою исчезающую тень!

– Ух и наколю я твой острый язык, Ходжа! – прокричал рассвирепевший Сборщик податей, но Ходжи уже и след простыл.

Свойства отражений.

Некий учёный человек пытался посмотреть на себя со стороны. Он изучал своё отражение в зеркале, свою тень, свои фотографии, свои аудио– и видеозаписи. И он пришёл к выводу: ни одно из этих средств не показывает ему его. В зеркале всё перевёрнуто, тень всегда разная (а ночью вообще исчезает), фотографии плоские, голос на плёнке звучит по-чужому, на видео – и говорить не хочется.

Учёный направился за разъяснениями к знающему.

– А зачем тебе нужно увидеть себя со стороны?

Тот пожал плечами:

– Просто…

Не получив ответа, учёный забросил эксперименты и уехал жить в село. Вскоре он женился и завёл детей. И только с появлением детей бывший учёный понял, в чем тайна подлинного отражения и фальшь застывшего. Когда прошло ещё немного времени, стали подрастать внуки – он начал догадываться, что близок к давно забытой цели. И действительно, во внуках он мог видеть себя со стороны каждый день.

Смысл чаепития.

Человек пришёл к знающему с вопросом:

– Что важнее – тело, разум или душа? Чему я должен уделять большее внимание в своей жизни?

– Давай обсудим этот вопрос за чаепитием, – ответил знающий. – А чтобы почаёвничать, нам потребуется: кипящая вода, сухие чайные листья и чашки. Кроме того, нам будет нужен сахар, лимон, молоко и прочие компоненты – в зависимости от наших предпочтений и желаний. Первое условие приготовления хорошего чая – горячая, но не кипящая родниковая вода. Идеально, если ключевая вода начнёт закипать на огне костра, но мы подогреем её на печи. Второе условие – заварка. Чайных листьев не должно быть ни много ни мало. В первом случае чай будет горчить, а во втором мы не почувствуем его вкуса. Положим по две ложки заварки. Третье условие хорошего чая – время заваривания. Пяти минут нам будет достаточно. Листья чая должны отдать свою самость горячей воде. Четвёртое условие – добавим немного сахара – так привычно пить многим людям, но нельзя класть много сахара – это ослабляет аромат. Пятое условие – подготовить к чаепитию стол. Поставить на него блюдце с порезанным лимоном, кувшин с молоком и вазу со сладостями или печеньем. Нужно попытаться воссоздать привычный для гостя чайный стол.

Пока знающий говорил об условиях, чай заварился.

– Да, – сказал человек. – Чай превосходный. Какой-то особый сорт?

– Я считаю, что каждый сорт чая неповторим. Целой жизни человека не хватит, чтобы перечислить сорта чая, хотя их число не бесконечно, как может показаться. А чтобы перепробовать их все и запомнить вкус каждого, нужно быть великим гурманом! И этот гурман существует. Он, заваривающий достаточное количество сортов пахнущего по-разному чая. Он, наслаждающийся одновременно неисчислимым количеством глотков этого драгоценного напитка изо всех кружек, чашек и пиал. Он, вдыхающий все мыслимые и немыслимые запахи чая. Ему важен аромат напитка, а не запах, и его послевкусие, а не компоненты, из которых он приготовлен.

– Значит, Он чувствует мои мысли?

– Он ими существует.

– Я тоже существую своими мыслями, но я не Он!

– Ты живёшь только своими, а Он мыслями всего человечества. Всё люди рождаются, живут, умирают и снова рождаются только из-за его всепоглощающей жажды. И мы чувствуем Его жажду, но считаем её своей, называя то голодом, то жаждой, то поиском. И, соответственно, то насыщаем тело, то укрепляем разум, то развиваем духовность.

Странствия души.

Человек пришёл к знающему и спросил:

– Есть ли во мне душа?

– И да, и нет, – ответил знающий. – Мы душевны и бездушны одновременно, и вот почему. Все мы рождаемся с тем, что принято называть «душа», но сначала наша душа там, где наше сердце, потом там, где наши дети, потом там, где наши внуки, и лишь в конце жизни она снова возвращается к нам. Поэтому не ищи свою душу, а внимательно посмотри вокруг и найди «родственные души» вокруг себя. Так ты незаметно скоротаешь время разлуки со своею душой, с самим собой в поиске, данном нам изначально Предвечным.

– Значит, все мы бездушны и душевны одновременно?

– Ты не заметил пропажу, но задал верный вопрос – значит, ты всё же более душевен, чем бездушен, а об остальных расскажет только твоя возвратившаяся душа.

Струи дождя.

Один монах обратил внимание, что люди под струями дождя разбегаются в разные стороны в неестественных позах. В тот же момент он увидел знающего, который шёл как ни в чём не бывало. Он подошёл к нему и спросил об этом. Ответ был прост:

– Люди думают, что в неестественной позе они меньше намокнут, а любая поза – это проявление разума. Если ты, монах, обратишь внимательный взор на людей, то увидишь, что чем бы они ни занимались, они часто пребывают в неестественных позах. Думая, что они избегут чего-то, они придумывают себе новую позу, но дождь одинаков для любого, вне зависимости от положения его тела. Но есть и исключения. Подумай о граде или молнии.

Тишина неодинакова.

Жили в некой местности четыре соседа. Один был вегетарианцем. Другой – мясоедом. Третий не мог определиться в кулинарных предпочтениях и трапезничал как с мясоедом, так и с вегетарианцем. Так и ходил от одного к другому всю неделю, а иногда и несколько раз на день. Четвёртый жил немного поодаль; он был погружён в глубокие размышления над книгами, питаясь от случая к случаю.

Проходило время. Близ жилья мясоеда скопилось огромное количество костей, около вегетарианца – всевозможной кожуры, семян и косточек.

В результате через много лет в той местности появился прекрасный сад, кладбище, монастырь и школа. А тропка превратилась в широкую дорогу.

И когда наступает тишина – она везде разная. Но всё равно каждый слышит только свою тишину.

Тот же смысл.

Падишах, шедший с базара, заметил Ходжу, пытавшегося что-то разглядеть на городской стене.

– С таким ростом тебе не увидеть и моего дворца, – подшутил над Ходжой падишах.

– Если я стану тебе на спину, о великий, то, возможно, увижу не только дворец, но и гораздо дальше, – ответил Ходжа и сразу был схвачен стражей.

Позже, в тюрьме, он очень возмущался:

– Какой необразованный у нас падишах! Одного учёного из учёных франков признали весьма мудрым за фразу: «Я стою на плечах великих». А меня того и гляди накажут палками. Подумаешь, перепутал плечи и спину! За это нельзя так сурово карать. Смысл-то остался тот же.

Три идеальных исполнителя.

Падишах вызвал во дворец трёх химер:

– Найдите и уничтожьте Ходжу! Нет! Найдите, свяжите и заткните Ходжу! Да, сделайте так и доставьте его мне!

Внешне эти сущности мало отличались от людей, но имена у них были нечеловеческие. Это были: Желудко ибн Обжорственная Сытость, Нарцисо ибн Алчное Самодовольство и Всё ибн Отупляющая Глупость.

До сих пор рыщут они по свету. И горе тому месту, где они останавливаются вершить приказ падишаха. И счастье тому месту, куда от них ускользает Ходжа.

Всё чаще они останавливаются в харчевнях, рюмочных и караван-сараях, и всё реже туда заглядывает Ходжа.

Федул и Тайгун.

В одном лесу жили два соседа: Федул и Тайгун. Построились они практически одновременно: пришли на опушку, расчистили её, немного деревьев спилили и покорчевали – нашлось место для жилья и для огорода каждому. Так и жили: охотились, собирали ягоды и грибы да огороды поливали. Одно лето сменяло другое, и казалось, что ничего не может помешать сложившемуся распорядку.

Но, как оно всегда бывает, природа вдруг послала в это место леса молнию, и произошло это в период страшной засухи и жары. Федул и Тайгун были в это время на охоте далеко от своих домов. Увидев дым, а потом, приближаясь ближе, и пожар, они не знали, что делать.

Прошла неделя. Не узнать место их жительства – кругом зола, пепел, всё выжжено, ничего не осталось от прежнего мира, в котором они жили.

Хотя дружили они, но взгляды их после пожара разошлись. Федул ушёл из этих мест подальше, решил строиться на новом, подходящем месте.

Тайгун был твёрд в намерении остаться. Не мог он поддаться природе. Воля его говорила: «Думай». Стал Тайгун наблюдать да выводы делать. Придумал он у леса отвоёвывать земли под пашню при помощи пожара. Понял он, что зола и пепел являются идеальным удобрением для почвы в сочетании с дождями да рыхлением. Стал он земледельцем. Постепенно жизнь его наладилась. Охоту он почти позабросил, зато плуг выдумал, хлеб печь стал, торговлю и мену развивать да свои наблюдения людям передавать.

А что же друг его Федул? Федул отстроился на новой опушке в лесу. Занялся охотой профессионально, но, памятуя о пожаре, всячески запасался водой, развивал системы тушения огня и весьма в этом преуспел. Когда где в близлежащих деревнях случался пожар – он всегда знал, как помочь и быстро потушить огонь. Дела у него шли хорошо, только огня он не переставал бояться, помнил о нём ежечасно.

Шло время. Всё больше люди отвоёвывали у природы пространства для себя, и хотя долгое время ничего существенно не менялось, эти двое дали и нам право осознанного выбора: бояться огня или управлять им.

Ходжа и бесстрашный слепой.

Однажды Ходжа сопровождал слепого в переходе через горы. Сумерки застали их на середине дороги. Ходжа остановился в нерешительности, а слепой споткнулся и скатился вниз.

Не успел Ходжа понять, что произошло, как раздался голос слепого:

– Какое счастье!

Ходжа закричал:

– Ты что-то нашёл?

– Скорее потерял! – крикнул слепой. – Я потерял преследовавший меня страх. Падай ко мне – и ты тоже обретёшь бесстрашие!

– Держи верёвку и поднимайся наверх! – прокричал Ходжа.

– Нет, я не хочу выбираться. Здесь, внизу, спокойно!

«Ты не только обрёл бесстрашие, но и потерял возможность двигаться. Правильно говорят: «Найдёшь одно, потеряешь другое», – подумал Ходжа и крикнул вниз:

– Там хорошо бесцельно отдыхать, а здесь будет правильным – продолжить наш переход и случайно не потерять найденное.

Ходжа и комары.

Кто-то заметил, что Ходжа летом спит с открытыми окнами, и спросил его:

– Ходжа, не боишься ли ты, что тебя искусают комары?

Ходжа немного подумал, повспоминал и шёпотом подытожил:

– Меня комары не кусают.

– А почему шёпотом?

– Чтобы они не услыхали, – ещё тише ответил Ходжа.

Но комары всё расслышали и в ту же ночь покусали Ходжу.

Ходжа и кузнец.

Как-то раз Ходжа привёл к кузнецу своего ишака подковать. Когда работа была исполнена, кузнец запросил с Ходжи семь монет.

– Почему так дорого? – удивился Ходжа.

– Твой осёл пре-вос-ход-но под-ко-ван! Я ученик Прославленного мастера, сына Величайшего мастера, Главного кузнеца самого Правителя.

– Нет, кузнец. Превосходно подкован я, сын одного из самых Терпеливых, но в то же время Опасных своими знаниями Лекарей, применяющих многие науки в противостоянии Джахилийе (язычеству); а осёл подкован хо-ро-шо, – отвечал Ходжа, на каждом слоге выкладывая на стол по монете.

– Но у осла четыре ноги.

– Одну монету я добавлю, но с условием: ты объяснишь это моему ослу.

– Но как я смогу это сделать?

– Очень хорошо, что мы сошлись в цене, – подытожил Ходжа, – моему ишаку ничего невозможно ни доказать, ни объяснить.

Чудесный дар.

Однажды Ходжа научился по поведению своего кота предсказывать погоду.

Кот издох, и Ходжа потерял свой чудесный дар.

Лучшие современные притчи

Притчи от Софьи Бессоновой.

Лучшие современные притчи

Архитектор.

Великий Творец сотворил дом: обычный дом с окошками, дверью и трубой на крыше. В этом доме поселился неугомонный человек.

Однажды он возомнил себя архитектором. «Почему это, – подумал он, – труба, такая грязная от копоти, такая безобразная, а расположена на самом видном месте?!» Снял он трубу с крыши и оттащил в подвал, подальше от глаз людских.

«А через окна видно всё, что внутри творится, да и сквозит через них», – и замуровал окна.

«А фундамент-то – такой красивый, прочный, а не видно его совсем», – и поставил его вместо крыши, чтобы издалека видно было, какой дом прочный.

Таким образом, дом оказался переставлен с ног на голову. Только жить в этом доме как-то неудобно стало архитектору. Сидит он в темноте, замурованные окна света белого не пропускают, что вокруг творится, не видно. Шальной ветер раскачивает дом, стоящий на крыше. Прочный фундамент сверху давит. Холодно. Печку не затопишь – дым вываливается из печки прямо в дом: трубы ведь нет.

«Всё должно быть на своём месте», – наконец-то подумал архитектор, замерзая от холода, и пошёл искать трубу. Но не смог найти подвала. И взмолился архитектор к Творцу о помощи, чтобы привести дом в первоначальный вид.

Гора и Ослик.

Шёл маленький ослик по тропе меж гор. Тащил за собой маленькую тележку со всякого рода хламом.

«Забавный Ослик, – подумала Гора. – Зачем он тащит за собой этот никому не нужный хлам?».

И решила Гора позабавиться над осликом. Бросила она со своих высот ему в тележку большой серый камень. Ослик же как шёл, так и продолжал идти. «Странный ослик», – подумала Гора и бросила в тележку ещё один большой камень. Ослик же упрямо тащил за собой свою маленькую тележку.

По пути ему встречались люди и спрашивали его:

– Зачем ты тащишь за собой эти бесполезные камни? Не лучше ли тебе остановиться и сбросить их с тележки? Идти сразу станет легче.

Но ослик непонимающе смотрел на людей и, обливаясь потом, упрямо шёл вперёд, таща за собой тележку с камнями.

Гора же всё с большим и большим азартом забавлялась над осликом, дивясь его упрямой глупости и подбрасывая в тележку всё больше и больше камней.

«Тяжела же моя ноша», – подумал ослик, задыхаясь от непосильного труда.

И издох.

Змея и Сокол.

Родился на свет маленький Сокол, подрос, мама выучила его летать и со словами: «Ты уже взрослый», – улетела восвояси.

И вот однажды после долгого свободного полёта Сокол сел на землю отдохнуть. Мимо проползала Змея, холодная и умная, с коей Сокол и познакомился. Он рассказал ей, как прозрачен и свеж поток воздуха, разрезаемого крыльями, какие красивые поля и леса во взгляде с высокого неба. И зародилась в Змее чёрная зависть к крыльям Сокола, дарованным ему Богом. Но тонкий и расчётливый ум Змеи скрыл эту зависть глубоко в сердце. И она сказала ему:

– Летая далеко от земли, ты не имел возможности увидеть все прелести цветов и травы, растущие здесь, внизу, увидеть укромные щели меж камней и чистую родниковую воду, струящуюся меж них. Я буду твоим другом и покажу тебе всё, чего ты был лишён.

И они долго бродили меж камней, скал и травы. Сокол с удивлением рассматривал вблизи то, что не раз видел свысока. И был благодарен Змее.

Прошло много времени с их первой встречи. И однажды, греясь на солнышке рядом с гордо сидящим Соколом, Змея сказала:

– Послушай, друг, а ведь ты давно не летал, твои крылья ослабели. Я думаю, что ты уже никогда не сможешь полететь. Да и кто сказал тебе, что ты рождён летать? Ты вот уже сколько времени ходишь со мной по земле и прекрасно обходишься без полёта. Может, судьба твоя и не летать вовсе?

Загрустил Сокол, вспоминая о том, как парил высоко в небе, о чувстве, дарящем свободу. Стал сетовать на свою судьбу и драть на себе перья.

– Что-то ты нервный стал, Сокол, – сказала Змея, – и скучный: летать не умеешь, а ползать и я могу, – и уползла.

И стал Сокол с тех пор печальным. Сидит на скале, смотрит с тоской в небо, а крылья расправить не решается.

Костёр.

На опушке леса весело потрескивал ласковый, горячий Костёр, освещая лужайку вокруг и согревая всех около себя. Блики его света играли с ветвями окружающих деревьев. Он гордился красотой, которую создавал в темноте ночи. Весёлый и жизнерадостный, он притягивал к себе всех своим тёплым обаянием. Дымовой купол над ним мерцал искорками, переливаясь всеми оттенками жёлтого света. Чем больше он горел и отдавал своё тепло, тем больше тянулись к нему.

Но в задумчивый час поздней ночи, наблюдая за своими искорками, Костёр увидел высоко в небе, значительно выше взлетающих ввысь искр, звёзды. Они были разбросаны повсюду и так высоко, что их могли видеть все. Они так же мерцали, как родные искры Костра. И он подумал: «Чем же мои искорки хуже? Они даже намного красивее своей жёлтой теплотой этих мертвенно-бледных звёзд».

И он собрал все свои горячие силы и одним мигом взметнулся вверх, рассыпаясь на сотни, тысячи красивых искр.

Но, взлетая всё выше и выше, эта великолепная мириада искр соприкоснулась с холодом тёмной ночи и угасла. А окружение Костра лишилось его теплоты.

Лучшие современные притчи

Притчи от Дарьи Овсянкиной.

Лучшие современные притчи

О браке.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, зачем люди женятся, выходят замуж? Это же так старомодно. Сейчас можно жить и так, без всяких штампов в паспорте. А если что-то не сложилось, можно попробовать ещё раз. Я не хочу замуж, потому что это ограничение моей свободы, а я не хочу никаких границ. И вообще, я сама в состоянии о себе позаботиться.

– Тогда, внученька, тебе и нельзя замуж, – ответила бабушка. – Потому что пока ты так считаешь, ничего у тебя в семейной жизни не получится. Да, брак – это граница. Но она не ограничивает твою личную свободу, а охраняет и защищает то, что является действительно важным и бесценным – твою семью. И если ты собираешься выйти замуж для того, чтобы о тебе заботились и любили, то тебя ждёт горечь и разочарование. У тебя есть шанс на счастье только тогда, когда ты вступаешь в брак с желанием сделать счастливым другого человека. А пока ещё тебе рано, очень рано.

О влюблённости.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, как мне понять, что я влюбилась?

– Очень просто, внученька, – ответила бабушка. – Ты помнишь, как вы познакомились?

– Конечно, бабушка. Я помню не только наше знакомство, но и каждую встречу: как мы первый раз улыбнулись друг другу, как первый раз взялись за руки, как поцеловались. Знаешь, бабушка, я даже помню всё-всё, о чём ему рассказывала, над какими его шутками смеялась, как готовилась к каждому свиданию, в чём была одета, чтобы ему понравиться. Это любовь, бабушка?

– Нет, внученька. Любовь – это когда помнишь, в чём он был одет на свиданиях. А если помнишь себя – это влюблённость. Сложи куклы в ящик, внученька.

О выборе.

Однажды сказала внучка бабушке:

– Все мужчины одинаковые! Бабушка, ему стоит только сказать мне первый раз «привет», а я уже знаю, как он будет вести себя дальше, какие анекдоты рассказывать, как улыбаться, как прикасаться, как ссориться и уходить.

– Ты не права, внученька. Все мужчины разные. Просто нам нравятся похожие мужчины. Тебе нравятся скромные, «домашние»? Тогда почему ты сетуешь, что опять попался зануда, который никуда не хочет выходить из дома? Если ты выбираешь мужчину «душа компании», то не удивляйся, что придётся делить его с друзьями, а зачастую и с подругами. Если любишь романтиков, то будь готова не только к свечам, стихам и шампанскому, но и к периодическим депрессиям и исчезновениям, которые он будет объяснять «творческими кризисами». Выбираешь мужчину, за которым сможешь быть как за каменной стеной, – не удивляйся, что не сможешь найти в этих стенах двери на волю. Женщины выбирают похожих мужчин, а потом удивляются, что они все одинаковые.

О любви.

Однажды сказала внучка бабушке:

– Бабушка, ну как ты не понимаешь? Это же настоящая любовь, с первого взгляда! Именно такая, о которой большинство людей мечтают всю жизнь, но так и не дожидаются, о которой написано сотни книг и тысячи стихов. И какая разница, что мы знакомы только несколько дней? Я же чувствую, что она настоящая. Я же жить не могу без него! Ну как ты не понимаешь, что я должна, я просто должна быть с ним. И к чёрту дом, работу, всю мою сложившуюся до него жизнь. Это настоящая любовь, подарок судьбы, понимаешь?

– Дурочка моя. Ты сейчас не поймёшь, что я скажу, и тебе это не понравится. Ты будешь спорить и доказывать. К сожалению, глупость теряется вместе с красотой и молодостью. Но запомни, внученька, любовь – это годы, прожитые вместе. Ты поймёшь это потом, если не успеешь наделать ошибок.

О подарках.

Однажды сказала внучка бабушке:

– Бабушка, он мне очень нравится. И с каждым днём всё больше и больше. Мы много времени проводим вместе, почти каждый вечер и каждую ночь он рядом. Может быть, ты скажешь, что слишком быстро, ведь мы недавно знакомы. Но нам очень хорошо, даже просто лежать рядом и смотреть глупые фильмы. Он мне много рассказывает о себе, о своих друзьях, о семье. Планирует наше будущее, например, как мы проведём вместе лето. Понимаешь, он говорит «мы»! Бабушка, я начинаю влюбляться. Но я боюсь опять ошибиться, боюсь, что будет больно. Как мне понять, что это настоящее, что всё будет хорошо?

– Внученька, в таких делах никто не угадает, чем всё закончится – слезами или радостью, – ответила бабушка. – Гадать не буду и утешать тебя словами, что всё будет хорошо, тоже не буду. Но могу дать одну подсказку, которая поможет понять, как он к тебе относится. Это подарки, внученька. Ответь себе на вопрос, дарит ли он тебе подарки? Любые подарки, их стоимость не имеет значения. У открыток и нарванных в поле цветов такое же значение, как у золотых украшений и дизайнерских букетов. Это старо как мир, внученька. Если мужчина заинтересован в женщине, он будет дарить ей подарки. И чем более ценными для него являются эти отношения, тем больше и чаще. Потому что любовь – это там, где есть желание давать и дарить. А из того, что ты мне рассказала, я поняла, что твой мужчина у тебя только спит, ест и разговаривает. Прости, внученька, за жестокость, но в этом случае его «мы» – всего лишь местоимение.

О разлуке.

Однажды сказала внучка бабушке:

Бабушка, он мне до сих пор снится…

– Внученька, вспомни прошлогодний снег.

– При чём тут прошлогодний снег? Я же совета у тебя хотела попросить, а не о погоде поговорить.

– А я тебе, внученька, его уже и дала. Если ещё болит, если ещё не до конца забылось, если вздрагивает ещё внутри, то ты скажи себе мысленно: «Прошлогодний снег». И относись к тому, что у вас было, точно так же. Невозможно сохранить снежинку летом, внученька, – приходит и ей время растаять. И хоть тебе сейчас в это тяжело поверить, но обязательно выпадет новый снег. Просто доверься времени и дождись его, нового, свежего, чистого, первого снегопада. Но если ты ещё тоскуешь по тому, что прошло, повторяй про себя: «прошлогодний снег, прошлогодний снег, прошлогодний снег».

О разрыве.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, я не знаю, как сказать ему, чтобы не сделать больно. Он не заслужил банального «давай останемся друзьями». Он хороший, а мне придётся поступить с ним жестоко. Что мне делать, бабушка, как сказать ему, что между нами всё кончено?

– Внученька, запомни: в последней фразе, которую ты скажешь мужчине при расставании, он должен услышать не только неизбежную жестокость, но и благодарность за всё то хорошее, что у вас было. Ведь когда он будет вспоминать тебя, он неизбежно будет вспоминать и ваше расставание. И если ты хочешь, чтобы при воспоминании о тебе его глаза улыбались, не выясняй отношений при прощании. Скажи ему только одно: «Мне больше не нужно твоё присутствие, чтобы любить тебя». И всё, уходи.

О расставании.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, скажи мне, когда наступает время расставаться? Может, лучше уходить после первой же ночи, пока ещё нет не оправдавшихся надежд, не дожидаясь выяснения отношений, оставив на память только смущённое приятное воспоминание? Или после многих и многих ночей, когда всё само потихонечку исчезнет, неизвестно куда и почему; спокойное «экологическое» расставание, без боли чего-то рвущегося, без надрывов и криков?

– Тут всё очень просто, внученька. Уходить надо не после какого-то определённого количества ночей, а после первого же утра, когда тебе не захочется встать пораньше и приготовить ему завтрак. Напои его тогда чаем, поцелуй на прощанье и закрой дверь.

О ревности.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, почему мне так больно? Я ревную буквально к любому произнесённому им женскому имени. Когда он не поднимает трубку, я тут же представляю себе, что он с другой. Когда он рассказывает о какой-то женщине, я сразу начинаю думать «было ли?». Ревную к «бывшим», к друзьям, коллегам на работе, к случайным встречным. Как перестать себя мучить, бабушка?

– Внученька, ревность – это обманчивое чувство. Ты не ревнуешь, ты боишься потерять. Но ты не бойся, внученька, это бессмысленно. Потому что если повода для ревности нет, то ревновать глупо, а когда повод уже есть, то поздно.

О соперничестве.

Однажды сказала внучка бабушке:

– Бабушка, я буду бороться за свою любовь. Я не отдам его просто так. Не опущу руки, не сдамся без боя!

– Внученька, знаешь ли ты такую игру, когда надо бегать вокруг стульев, которых заведомо на один меньше, чем играющих; а когда закончится музыка, успеть занять стул первым? Внученька, ты ведь играешь именно в эту игру, когда пытаешься «бороться». Зачем же бегать вдвоём, а то и втроём вокруг одного стула, пытаясь перехитрить соперниц и занять его первым, смеша окружающих, злясь и нервничая? Оглянись вокруг – возле стенки стоят много других незанятых стульев. Ты же уже взрослая, внученька, пора перестать играть в детские игры.

Об идеальном любовнике.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, а каким должен быть идеальный любовник? Я имею в виду в постели, что он должен делать или не делать, чтобы женщина поняла, что рядом с ней самый-самый лучший на всём свете? Он должен быть нежным и терпеливым или страстным и напористым? Уметь много и часто, или редко, но «метко», так, чтобы потом женщина годами подругам хвасталась?

– Внученька, запомни то, что я тебе сейчас скажу, пока ты молода и ещё можешь избежать многих разочарований из-за попыток сравнивать и оценивать. Идеальный любовник не оценивается по количеству оргазмов, внешней привлекательности, знанию Камасутры или технике исполнения. Ты поймёшь, что рядом с тобой тот самый идеальный и лучший во всём мире, когда ты перестанешь замечать других. Когда ты поймаешь себя на мысли, что за то время, когда вы были вместе, ты не можешь вспомнить ни одного мужского лица, ни одной фигуры. Когда точно будешь знать, ощущать всем телом, что больше никогда не сможешь лечь в постель с кем-то другим. Ты поймёшь, что ты встретила идеального любовника тогда, когда почувствуешь значение слова «верность».

Об исчезновениях.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, я не понимаю, что происходит: он вдруг куда-то исчез. Всё было хорошо, а потом так внезапно, без объяснений просто исчез. Я его уже не вижу, молчит телефон, и даже случайно мы больше не видимся. Может, что-то случилось? Или я обидела его случайно? Может, стоит позвонить и поговорить, выяснить, что же всё-таки происходит?

– Внученька, не стоит, поверь мне. Ведь ты и сама знаешь ответ, только не хочешь себе в этом сознаться. Он не звонит, потому что не хочет – это очень просто. Запомни, внученька, до тех пор, пока мужчина заинтересован в женщине, он не исчезнет. Он будет обрывать телефон, караулить у подъезда, организовывать «случайные» встречи. И никакие причины, даже самые веские, не помешают ему быть рядом. И если ты не хочешь заставлять его врать в ответ на твой вопрос о том, «почему он пропал из твоей жизни», про то, что был занят или много работы, то лучше не спрашивай. И если не ищешь лишнего повода сделать себе ещё больнее, услышав правду, то тоже не спрашивай. Ты ведь и так знаешь ответ.

Об отказе.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, что мне делать? Он мне дорог как друг, как близкий и родной человек. Но не как мужчина. Я никогда не смогу полюбить его так же, как он меня, никогда он не будет моим любовником. Но как сказать ему об этом, ведь он ждёт ответа на свои чувства? Я так не хочу потерять то хорошее, что есть у нас сейчас.

– Внученька, запомни, мужчины не такие сильные и уверенные в себе, какими мы хотим их видеть. И больно сделать им гораздо легче, чем женщинам. Отказ в любой форме они будут переживать с каменным лицом и молча, но им будет больно, очень больно. И если тебе приходится говорить ему о том, что у вас ничего не получится, то пощади его самолюбие. Не унижай его объяснениями, что он тебе не нужен как мужчина, а только как друг. Поговори с ним, ласково и спокойно. И не важно, сколько слов ты при этом скажешь и как долго будешь всё объяснять. Пусть в этих объяснениях «почему нет» он услышит: «Я слишком уважаю тебя, чтобы сделать своим любовником». Поверь, внученька, если ты пощадишь его самолюбие, то он сохранит дружбу и уважение к тебе.

Об открытости.

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, я не знаю, стоит ли ему всё рассказать. Вроде бы и ничего такого не было, но вдруг он узнает? И признаваться вроде не в чем, но и рассказать не могу. И как я могу требовать от него быть честным со мной, если сама начинаю что-то скрывать и недоговаривать?

– Внученька, запомни три простых правила. Первое: никогда и ни при каких условиях не обманывай его. Второе: никогда и ни при каких условиях не изменяй ему. И третье: если уж обманула и изменила, то никогда, ни при каких условиях не рассказывай ему об этом. Только помни, внученька, как бы тебе ни хотелось, но последнее правило следует только за первыми двумя.

Почему с ним так плохо.

Однажды сказала внучка бабушке:

– Бабушка, я знаю, что нам с ним надо расстаться. Но я не смогу объяснить, почему. Понимаешь, он очень хороший человек, в нём практически нет недостатков. О таком мечтает большинство женщин: не бил, не пил, не курил, не подлец и не сволочь, не изменял и не предавал, даже матом не ругался. Почему же мне с ним так плохо?

– Внученька, пойми одну вещь, – ответила бабушка. – На свете много разных мужчин, плохих и хороших. Часто женщина выбирает мужчину за то, что у него нет недостатков, которых она больше всего боится. Например, отсутствует склонность к пьянству, или блуду, или лени, или расточительности. Она говорит себе ещё с детства: «Мой муж никогда не будет…», и встречая такого человека, считает, что встретила свой идеал. А потом её ждёт разочарование, потому что выбрала не того человека. Но не повторяй эту ошибку, продиктованную страхом. Запомни, внученька, любить надо не за отсутствие недостатков, а за наличие достоинств.

Почему уходит любовь?

Однажды спросила внучка у бабушки:

– Бабушка, почему уходит любовь? Почему люди перестают любить друг друга и расстаются? Я знаю, это слишком сложный вопрос, на него невозможно дать простого ответа. Но я уже устала задавать этот вопрос себе, ища ответы в ошибках и разочарованиях прошлого. Мне на него не могут ответить подруги, потому что у них те же самые ошибки и разочарования, только с другими именами и фамилиями. Я даже искала ответ на этот вопрос в книгах, но там вместо ответов многостраничные описания неврозов, эдиповых комплексов, иерархий ценностей, когнитивных диссонансов. Бабушка, ты можешь объяснить мне, просто и понятно, почему уходит любовь?

– Внученька, ты поймёшь мой ответ, если в твоей жизни ты хотя бы раз переживала эту утрату, – ответила бабушка. – Но тогда это уже будет слишком поздно, и ты ничего не сможешь исправить. Но это простой ответ. Внученька, любовь уходит тогда, когда один из пары начинает думать, что он достоин второго. Когда один начинает считать присутствие второго в своей жизни не незаслуженным счастьем, а чем-то само собой разумеющимся. Тогда любви уже нет места и она уходит.

Лучшие современные притчи

Притчи от Дмитрия Колганова.

Лучшие современные притчи

Беседа двух женщин.

Один мудрец в дороге как-то раз.

Про святость чувств поведал мне рассказ:

«Хвалилась пред подругою одна.

(Неважно чья) сварливая жена:

«Любым моим капризам муженёк.

Боится молвить слово поперёк.

А любит так, что в небе без меня.

Ему не светит солнце среди дня!

Настолько он красой моей пленён,

Что – волю дай – возвёл бы и на трон.

Ему мой взгляд суровый – что судья,

Закон – любая выходка моя».

Подруга, не лишённая ума,

Ответила: «Рискуешь ты весьма.

Почуяв желчь обид в вине любви,

Отвергнет муж объятия твои.

Устав капризам вечным потакать,

Свободным пожелает быть опять.

Будь как рыбак, что снасть держа в руке,

Умело водит рыбу на крючке.

Чтоб леска твоей власти не рвалась.

С умом храни дарованную власть».

Не искушать бы им своей судьбы,

Не расточать бы глупой похвальбы!

Ужели под венец они пошли,

Чтоб ядом истекать, как две змеи?

Зачем имея жизни высший клад,

Трезвонить, что несметно ты богат?

Зачем, владея мужниной душой,

Желать и честь отнять своей рукой?

Что муж без чести? Видимость одна,

Дом грабит свой сварливая жена».

Умолк мудрец. Но было б в самый раз.

Власть предержащим слышать тот рассказ.

Бестолковый наследник.

Один богатый любящий отец.

Наследнику оставил свой дворец,

Построенный под самый небосвод.

Из дерева невиданных пород.

Резьба была на стенах такова,

Что трезвая кружилась голова —

Цветами изукрашенный сандал,

Как редкостный цветник, благоухал,

А злые львы, грозящие со стен,

У гостя вызывали дрожь колен.

«Не здание – изысканный ларец!» —

Любой сказал бы, глядя на дворец.

Но ветреный повеса молодой,

Обласканный счастливою судьбой,

Не взял себе в наследство от отца.

Ни светлого рассудка мудреца,

Ни сил души для мужественных дел —

Беспечной, праздной жизни он хотел.

В палатах чудных в меру юных сил.

За кубком винным время проводил,

Не ведая ни радости труда,

Ни чувства сожаленья иль стыда.

Как час один прошло немало дней.

В кругу хмельных красавиц и друзей.

Пришёл терпенью Господа конец —

И гром с небес ударил во дворец.

От молнии, чей лик, как солнце, ал,

Дворец свечою яркой запылал.

Вскричали слуги, чуя страшный жар:

«Хозяин, чем, скажи, тушить пожар?!».

Уверенные в знании своём,

Один кричал: «Водой!», другой: «Песком!»,

А молодой лентяй не мог решить,

Как следует дворец отца тушить.

Не ждал огонь решения глупца,

Охватывая здание дворца,

Рванулось кверху пламя из окон.

И люди в страхе выбежали вон.

От ужаса губительной жары,

Вмиг отлетели винные пары.

И юноша, оставшись не у дел,

Всю глубину падения прозрел:

Погрязнув в необузданных грехах,

Он дом своей рукой поверг во прах.

К спасению все средства хороши,

Когда в огне сокровище души,

А он ни в бой не смог людей поднять,

Ни личного примера показать.

Так, гибелью дворца потрясена,

Восстала в сыне совесть от сна,

А мудрым станет тот, кто бед не ждёт,

Взирая оком разума вперёд,

Чей путь по жизни честен, прям и прост,

Кто в будущее строит прочный мост.

Воровство.

Корыстью необузданной влеком,

Вор молодой в чужой забрался дом.

И чтобы впредь нужды ему не знать,

Чужим добром мешок стал набивать.

Бесцеремонно шаря в доме том,

Нашёл кувшин серебряный с вином.

В котором для воров – а кто им рад? —

Хозяин растворил смертельный яд.

Богатство и вино! Веками вы.

Неопытных лишали головы!

И вор, ведомый жадностью, не смог.

Сдержать соблазн и сделал шаг в силок:

Бессовестно зарвавшийся простак.

Находку посчитал за добрый знак.

И зелья, как воды в жару, хватил,

Вскричал и на пол грохнулся без сил.

Что понял он в последний жизни миг?

Какую боль вместил предсмертный крик?

Быть может, если б снова жизнь начать,

Не стал он на чужое посягать…

Так гибнут люди грешные порой,

Ведомые своею волей злой.

Людская зрима Господу вина —

За каждый грех заплатим мы сполна!

Нейдёт добро ворованное впрок,

Содержит яд украденный кусок.

Идущие неправедной стезёй.

За кражу платят жизнью иль душой.

Кто ж обманул и месть, и правый суд,

От Божьего суда не убегут.

Соловей и павлин.

В саду, что цветом роз благоухал,

Павлин-красавец в неге проживал.

И птица, и прекрасные цветы.

Сияли воплощеньем красоты,

Чтоб шах, который садом тем владел,

Свой нежил взгляд, оставив бремя дел.

Откормленный изысканной едой.

Павлин лелеял гордый облик свой,

Хвост распускал, топорщил хохолок,

Но петь при всей красе – увы! – не мог,

Павлиний – не в пример иным – язык.

Способен издавать лишь мерзкий крик.

Таков был образ жизни гордеца,

Почёт и наслажденье без конца.

Пока в одну из сладостных ночей.

Вдруг не запел весенний соловей.

Ключом струились звуки среди тьмы,

Томя сердца людей, пьяня умы.

Певец небесный жемчуг рассыпал,

Из тела песней душу вынимал.

Забыв о сне, с улыбкой на устах,

Как юноша, вздыхал суровый шах.

Не чувствуя своих невольных слёз,

Росою истекали купы роз…

Иссякла песня с утренним лучом,

Но сад молчал, смущённый соловьём,

И, как ни распускал свой хвост павлин,

Красой иной пленён был господин.

Он размышлял: «Красавец пёстрый мой —

Бескрылый пленник клетки золотой.

Он ценит в жизни только роскошь яств.

И служит знаком власти и богатств.

И я, как мой павлин, весь век земной.

Придавлен буду глыбой золотой.

Иное дело – звонкий соловей,

Проливший свет во тьму души моей.

Он волен, как дыхание весны,

Ему подвластны чувства и умы.

Как ангелу Господню во плоти,

Певцу Любви открыты все пути.

Что можем мы? Смиренно ожидать,

Когда он снизойдёт до нас опять…».

Душе живой любого из людей.

Дарован сокровенный соловей.

Он – голос нашей совести людской,

Звенящий над мирскою суетой.

Не соловья напев в душе звучит —

Господь с тобой о Вечном говорит.

Внимай ему без отдыха и сна,

Душа твоя да будет спасена!

Спасение падишаха.

Цветистым изреченьям счёта нет,

Но их превыше – правильный совет.

Так тонущему брошенный канат.

Дороже белокаменных палат,

Когда его неистовой волной.

Накрыть готова буря с головой.

Держа, как аргамака, в поводу.

Рассказ иной сегодня поведу.

О том, что разум маленький, но свой,

Порой вернее мудрости чужой.

«Скажу, не покривив души основой, —

Учёным был Восток средневековый,

Правитель каждый точно знать хотел,

Что предвещает ход небесных тел —

Не скатится ли новою луной.

Тюрбан парчовый вместе с головой,

Останется ль приветна и добра.

Красавица небесная Зухра,

Не гневен ли Бахрам в доспехе алом,

С предвестником несчастия – Зухалом,

И скоро ли к Источнику Зари.

Проявит благосклонность Муштари?

Так день за днём учёный звездочёт,

Ума не расслабляя, вёл расчёт,

Впивался взором в небо ежечасно,

Высматривая благо иль опасность.

Дни мудрых астрономов вдаль текли.

Земные, но в отрыве от земли —

Чтоб лучше видеть звёзды и планеты.

Велись все наблюденья с минарета.

Для сохраненья знания веками.

Мудрец был окружён учениками —

Трёх юношей с податливым умом.

Шах закрепил за старым мудрецом,

Чтоб им, пытливым, быстрым, но зелёным,

Светилом был в науках искушённый.

И разум их, подобно плоду, зрел.

Для будущих великих дней и дел.

Все юноши талантом обладали,

Усердие к наукам проявляли,

«Но что такое знание юнца.

Без ёмкого совета мудреца?» —

Так мыслил шах. И старый астроном.

Себя не видел в качестве ином.

Всегда – с времён Адама и доныне —

Мешает видеть Истину гордыня!

Надутый самомнением гордец.

На троне иль в лачуге – суть глупец…

Летело время птичьим караваном,

Был мастер занят делом неустанно,

Не видя средь движенья сонных звёзд.

Ни риска для владыки, ни угроз.

Однажды, по привычке глядя в дали,

Мудрец с учениками обсуждали.

Не важно что, но в поздний этот час.

На землю глянул юношеский глаз.

И различил – как линии руки! —

На крышах плоских замерли стрелки.

Вмиг юноша отточенным умом.

Домыслил всю картину целиком.

«Готовится на шаха покушенье!..

Но что нам звёзды скажут в подтвержденье?».

Спросил издалека: «За жизнь владыки.

Всё сердце изболелось, о великий!

Развейте же моих сомнений дым,

О, наш достопочтимый муаллим!».

Ответил астроном: «Ах, бестолковый!

Не понял, так взгляни на небо снова!

Бахрам спокоен, радостна Зухра,

Так было и сегодня и вчера!».

«Тогда зачем, оружие сжимая,

Стрелки на крышах утра ожидают?

Зачем они, чалмой укутав лик,

Не сводят глаз с ворот Дворца Владык?

Быть может, то, что в звёздной скрыто мгле,

Скорее мы увидим на земле?

Не лучше ль нам занятия прервать.

И стражу к этим лучникам послать?».

Мудрец воскликнул в полном изумленье.

И меры принял к шахскому спасенью,

А юноша, что спас и двор и трон,

Владыкою был щедро награждён…».

Кто б ни был твой наставник, дорогой,

Своей всегда рискуешь головой,

Ведомый даже любящим отцом,

Шагай по жизни собственным умом,

Споткнёшься – не дай Бог! – так сам виновен,

Да будет жизни путь твой прям и ровен!

Лучшие современные притчи

Притчи от Галины Стрелковой.

Лучшие современные притчи

Багдадский вор.

Старый багдадский вор, деля трапезу с сыном, поучал его, спрашивая:

– Знаешь, как украсть золото из казны так, чтобы не рухнули стены Багдада? Я научу тебя.

Собрал хлебные крохи со стола в кучку и, указав на неё, продолжил:

– Вот казна города Багдада. Возьми из неё так, чтобы народ ничего не заметил и не было возмущения в нём.

Сын помедлил немного, потом взял из кучки столько, сколько посчитал нужным, и сказал:

– Отец, я взял немного, от этого стены не рухнут.

Багдадский вор был стар и мудр:

– Слушай меня, сын мой, и поступай так, как я учил тебя.

Он отделил от кучки третью часть и сказал:

– Вот эта кучка, которую я отделил, принадлежит народу, потому что весь народ имеет потребность в ней. Не обманывай Багдад. То, что принадлежит народу, имеет цифру, и цифра эта не велика. Остальное возьми себе, и это справедливо к Багдаду.

Вдова и нищие.

Воскресным утром две женщины шли в храм помолиться за своих мужей. Одна из женщин была вдова и, увидев нищих, сидящих возле храма, подавала им милостыню. Другая женщина, шедшая рядом, никому не подавала и, глядя на щедрость спутницы своей, пожалела её:

– Зачем ты так щедро подаёшь нищим? Я знаю, что у тебя самой немного денег, и за покойного мужа ты не много получаешь.

– Я потому подаю, что они при храме сидят.

– Эко, ты доверчивая очень, здесь не все нищие. Многие из них побогаче тебя, питаются лучше, чем твои дети.

– Твой муж – судья. Приходилось ли ему судить таких людей?

– На таких нищих нет в законе ничего. Они не воруют, люди им сами подают. Поэтому им не о чем беспокоиться, кроме одного: чтобы кто тайно не заметил и не расхитил бы их богатства.

Подойдя к дверям храма, к вдове приступил мальчик и попросил что-нибудь от неё. Вид мальчика был тяжек вдовьим глазам. Жена судьи сказала мальчику:

– Что ты сидишь не в начале очереди, а в конце? На тебе уж вся милостыня кончилась.

Вдова сняла с руки брачное кольцо своего мужа и отдала его древней старухе, бывшей с мальчиком, а мальчику сказала:

– Пойди, дитя, в храм и помолись Господу нашему за меня, потому что и я на милость Его уповаю.

Господин ямы.

Два человека по неосторожности своей попали в яму, Безуспешно пытаясь выбраться из неё, в отчаянии закричали:

– Помогите, помогите!

На крик подошёл к яме человек и спросил:

– Что случилось?

– Так и так, мы попали в яму, помоги нам.

– Хорошо, я помогу вам, – сказал человек. – Сначала вам нужна пища, потому что вы голодны.

Принёс пищу и бросил её в яму проголодавшимся людям. Они приняли еду и поблагодарили этого человека, с надеждой глядя на него вверх. Далее помогающий им сказал:

– Теперь вам нужно питьё и сладости.

Молча приняли от него сидящие в яме питьё и сладости. После чего помогающий удалился и некоторое время отсутствовал. Придя вновь к яме, человек услышал вопли несчастных:

– Где ты ходил так долго? – кричали они. – Мы так надеемся на тебя, помоги нам!

Человек им ответил:

– Напрасно вы меня укоряете, я помогаю вам, вот и теперь я ходил запасти вам что-нибудь на зиму.

Сидящие в яме удивились и сказали:

– Спасибо, друг, за то, что для нас сделал, но мы хотели только, чтобы ты там наверху нашёл какой-нибудь сучок и вытащил бы нас из ямы.

На что человек им ответил:

– Когда я увидел, что сижу в яме, я пожелал выбраться из неё, и выкопал яму поменьше, и стал господином ямы, в которую вы, по неосторожности своей, попали.

Один из сидящих в яме подумал: «За это его следует убить». Но хотел ещё есть пищу и сказал:

– Ты мудро поступил, господин.

Другой, сидящий в яме, задумчив был, бросил в землю горчичное зерно и ничего не сказал.

«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своём, которое хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так, что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Матф. 13:31–32).

Дорогая вещь.

Повстречались на дороге два путника. Один шёл с востока на запад, другой с запада на восток. Идущий на восток, приветствуя, спросил идущего на запад:

– Ты идёшь с той стороны, в которую я иду, скажи мне, что ты видел и что с тобой.

Путник ответил:

– Там, на востоке, есть земля, в которой ни одной светлой головы не погубили.

– Зачем же ты вышел из той земли и идёшь обратно?

– Дорогую вещь я обронил по дороге, – ответил опечаленный путник.

– Когда я шёл, подобрал её, хотел при себе оставить, но, видя тебя, возвращаю её тебе, – сказал идущий на восток.

Путник обрадовался и поблагодарил человека, говоря:

– Я сильно печалился, когда обнаружил, что потерял. Спаси и тебя Бог. Дорогую цену я заплатил за неё.

На что человек ответил:

– И я был в смятении и растерянности, видя на дороге то, за что некто ценою жизни заплатил.

Имя.

Семь духов собрались вокруг одного светильника, на котором было написано имя. Наслаждаясь нежным, мягким светом, каждый дух читал это имя по-своему.

Один сказал:

– Это благодать.

Второй сказал:

– Это мудрость.

Третий сказал:

– Это терпение.

Четвертый сказал:

– Это любовь.

Пятый сказал:

– Это добро.

Шестой сказал:

– Это искренность.

Седьмой слегка подул на светильник, едва не загасив его, и сказал:

– Это живая истина, и она беззащитна перед глупостью.

Камень.

Однажды один человек прокопал в огромной горе тоннель. У входа его положил огромный камень, на котором написал: «Через эту гору пройдёт тот, который сдвинет этот камень со своего места».

С того времени прошло много веков. Много находилось добровольцев на этот камень. Но только камень тот по сей день лежит на своём месте, и каждый может пойти и посмотреть на него. И многие не верят, что один человек это сделал, что нет здесь никакого обмана. И многие, глядя на этот камень, ужасаются, и многие хотят испытать свои силы.

И пришёл к этому месту человек и сказал:

– Совестно перед этим человеком, который прокопал всю гору, а людям для свидетельства, что он это сделал, только камень положил.

И подвизался сдвинуть камень.

Много ли, мало ли времени прошло, испробовал человек разные приспособления, чтобы сдвинуть камень, но напрасно.

И совестил себя, и на совесть свою огорчался, думая: «Не для соблазна ли положили этот камень, дабы разбиться об него человеку, потеряв веру к жизни? Не для истребления ли его добрых намерений, с которыми он приступает ко всякому делу? И кому уподобится человек, видя, что труды его напрасны?».

И многое в себе пережил человек и передумал, так он трудился.

Однажды поутру он встал против камня и увидел, что на нём ни одной царапины с того времени, как стал он трудиться над ним. А сам человек претерпел немало: была душа у человека, а теперь вместо неё чёрная дыра сделалась. Вспомнил он слова свои, когда приступал к работе, усмехнулся от боли в груди и сказал:

– Этот человек в знак своих трудов положил здесь этот камень. Но кто может увидеть его труды, коль такой камень лежит при двери? Я даже царапины на нём сделать не смог. Кто может увидеть мой труд?

И вдруг раздвинулся камень, и дверь отворилась, и увидел человек, что должно ему было видеть. А когда возвратился, никто ему не поверил. Потому что камень тот и по сей день лежит на своём месте, и каждый может пойти и посмотреть на него.

Одежды.

Однажды в одной стране жил волшебник. С виду – человек обыкновенный.

Пришлось ему отлучиться из того места на некоторое время. Оставил он свои волшебные одежды при дороге и ушёл.

Шёл по этой дороге солдат. Увидел, что лежат красивые одежды. Взял их солдат, надел на себя и увидел, что одежды волшебные.

И стал солдат, как волшебник. И люди подумали, что волшебник вернулся. И творил солдат одеждами чудеса, покуда не вернулся настоящий волшебник.

Пришёл волшебник к солдату и сказал:

– Верни мне мои одежды.

Солдат отказался возвратить одежды, потому что не хотел быть обыкновенным солдатом. Волшебник потребовал от солдата миром отдать, но солдат не пожелал.

И стали они биться на мечах. И поражали друг друга так, покуда кровью стали истекать, отрубив друг другу руки и ноги. Лежали оба окровавленные, но не смирились друг перед другом.

Вдруг у волшебника появились руки и ноги. Он встал и хотел уйти от этого места. Солдат, увидев чудо, взмолился перед волшебником:

– Постой, не уходи! Возьми свои волшебные одежды и сотвори чудо, чтобы и у меня появились руки и ноги!

Но волшебник ответил солдату:

– Я всегда мог взять свои одежды волшебством, но я сразился с тобой честно. И потому, что сразился с тобой честно, у меня теперь новые одежды, которые сами по себе чудес не творят.

И солдат, узнав правду, попросил волшебника:

– Тогда возьми свой меч и порази меня до смерти, чтобы я не был посмешищем для народа этой страны.

В мгновение ока исчезли раны у солдата, и он очутился на том месте, где свои одежды оставил. И солдат подумал: «А волшебник-то не прост… Попросил я его, как волшебника, мне помочь, он и пальцем не пошевельнул. А попросил, как солдата, солдату сделать милость – живым и невредимым оставил».

Орлиная зоркость.

На вершине высокой горы восседали два орла и говорили между собой.

Первый рассказал:

– Сегодня видел человека, который прозрел у самого края пропасти. Бедняга был рад, что остался жив, благодарил за спасение Бога. Если так будет всегда, то мы скоро останемся без пищи. Не придётся ли вмешиваться?

Второй сказал:

– Если будем вмешиваться, наши гнёзда предадут разорению.

Охота на лань.

Слух о священной лани ходил издавна среди охотников. Изящная и грациозная, с золотыми рогами, она покорила сердца охотников, желающих хоть одним глазком посмотреть на «богиню леса». Не раз она, устремляясь в бег и не знающая усталости, губила горделивых охотников. И ходило поверье, что тот, кто сможет изловить её, обретёт несметные богатства и славу на всю свою жизнь.

Однажды одному охотнику пришла мысль поймать чудесную лань. Собрав всё необходимое, сел он на коня и оставил свой дом.

Время шло, день за днём, уводя охотника в глубь лесов. Множество животных встречал охотник на своём пути, но желанной лани не было и следа. И вот однажды в тёмных зарослях леса мелькнул лучезарный взгляд, сравнимый только с первым лучом солнца. Охотник без промедлений бросился в погоню. Как птица летит, так, едва касаясь земли, вспархивала лань. Как хищник, исполненный очей, летел за нею охотник. Твёрдо сжимала его рука аркан.

И неизвестно, сколько бы времени продолжалась погоня, если бы не случай. Лань с присущей ей лёгкостью перепрыгнула через бугорок и попала в небольшую яму, густо заросшую терновником. Ветви терновника плотно обхватили тело лани, она рванулась, но острые шипы крепко держали её.

«Какая удача», – обрадовался охотник, останавливая разгорячённого коня. Без посторонней помощи лань не сможет выбраться из западни.

Охотнику оставалось только накинуть аркан, вытащить лань из терновника и привести пленницу в селение. Но чем больше было желание охотника похвастать своей добычей, тем сильнее он чувствовал угрызения совести. «Вот пригоню я золотую лань в селение, все удивятся и будут славить моё имя, посыплются расспросы, как мне удалось поймать лань. Что я скажу? Если я скажу правду, охотники перестанут меня уважать, и правитель не даст за лань столько, сколько она стоит».

Лань сильно поранилась и была перепугана. Несмотря на своё положение пленницы, на сочившуюся из многочисленных ранок кровь, лань источала божественную, притягивающую красоту.

Охотник накинул на шею лани аркан, другой его конец привязал к дереву и, взяв в руки кинжал, стал обрубать ветви терновника. Когда лань была освобождена из ямы, она рванулась так, что дерево, к которому она была привязана, затрещало.

– Это держит тебя крепко, – сказал охотник.

И услышал охотник как будто эхо от своих слов:

– Это держит тебя крепко.

Охотник подумал: «Сделаю так, нарушу закон заповеди и буду гоним своей совестью до конца дней. Жертва совестью угодна Богу». И сделал так. Привёл лань в селение, продал её правителю, обрёл значительную славу в стране и был удивлён, что совесть больше не мучает его.

Совесть и тщеславие несовместимы в человеке. Выбирая совесть, человек освобождает божественную лань. Выбирая тщеславие, остаётся его пленником на всю жизнь.

Персик.

Однажды ученики, пришедшие к Учителю слушать его, спросили:

– Учитель, расскажи нам о Душе.

Учитель посмотрел на большое блюдо с фруктами и, взяв с него один только персик, сказал:

– Вот персик! Человек съедает сладкую мякоть его, а ядро оставляет. Мякоть – суть плода. Ядро – суть сути плода, без которого не вырастет персикового дерева. Можно расколоть ядро и посмотреть, что у него внутри. Но тогда вы уже не вырастите из него персикового дерева. Душа человека подобна мякоти плода. Дух – суть сути души, крепостью своей подобен ядру, хранящему Истину человека.

– Учитель, но как же видеть истинное, не расколов самого ядра? – спросили ученики.

И Учитель ответил:

– Не человек утверждает Истину, а Истина сама утверждает его. Чем не истинное утверждение: «не раскалывай ядра»?.. Кто верит ему – видит Истину. А кто утрачивает Душу свою, подобно съедению мякоти персика, не находя тем самым утешения в ней, крепостью духа своего утешается.

Плоды.

У одного человека была жена. И как только она в чём-нибудь становилась виновата перед мужем, он заставлял её есть землю.

И за всю жизнь женщина столько съела земли, что из её чрева стало расти дерево. И дерево выросло высоким, стройным и таким роскошным, что его ветви и листва заслоняли небо.

А когда на дереве появились плоды, играющие на солнце, как жемчуг, муж решил попробовать их. Стал взбираться по стволу, гладкому, как воск. Но поскользнулся, упал и разбился насмерть.

Старость – не черта характера.

В сквере на скамейке сидел старичок и отдыхал. Через некоторое время на эту же скамейку сели два молодых парня. Они не обращали внимания на рядом сидящего старика и продолжали разговаривать о своём.

– Молодые люди, не хочу мешать вашей беседе… – вежливо обратился к ним старик.

– Ну так и не мешай, – прервал его один из молодых людей.

– Не уважаете вы стариков…

– А за что вас уважать-то? Ты бы, дед, шёл отсюда, а то не продохнуть!

Старик немедля приподнялся, облокотясь на свою палку, и ответил:

– Я уж и правда скоро уйду. А вот вам, молодые люди, хочу пожелать долголетия…

Стена.

Откройте сосуд, дайте ему движение с места на место, – и тогда только обнаружится сила его благоухания.

Из притч Мидрашей.

Вот умер человек, и Душа его вспорхнула, как голубь, покидающий навсегда временное своё пристанище. Закружилась в несущемся потоке, устремляясь, как дитя, к свету Отеческого очага.

И то, что казалось ей светом, обернулось вратами, мгновенно распахнувшимися перед Душой. И подобно благоуханному маслу из лепестков роз, Душа пролилась в золотой сосуд, и тьма окружила её. И впервые Душа ощутила покой.

А до того как Душа оказалась в сосуде, в течение всего времени пребывания в обители, которую покинула, она творила «на небесах» великий город. «Небесное домостроительство» человеческой сущности – Душа, ниспавшая с небес, творила с момента рождения человека до его смерти.

Пройдя череду событий и поступков, человек наделял Душу своими сокровенными, заповедными мыслями, которые и становились источником «небесного домостроительства». Город был обнесён стеной, не имеющей врат.

И в то самое время, когда Душа успокоилась, в городе, который она сотворила, рухнула стена.

Является городская стража к повелителю города и спрашивает:

– Так и так, стена рухнула. Благословенен ли Ангел Души, повелитель? Не будет покоя городу, что нам теперь делать?

Повелитель встаёт, идёт в храм и спрашивает Душу:

– На какое ложе желаешь отнести Тебя: на благословенное или на то, на которое отнесут?

Душа отвечает:

– На то, на которое отнесут.

– Листья, гонимые ветром, желают себе этой участи, – говорит повелитель.

– Не ты ли Меня гонишь? Зачем спрашиваешь? – возразила Душа.

– Я не гоню Тебя! – испугался повелитель. – Гонимую Душу не спрашивают, на какое ложе Её отнести.

– Благословенную спрашивают ли? – возразила Душа.

Повелитель встаёт, идёт из храма и говорит городской страже:

– На том месте, где рухнула ветхая стена, заложить твёрдое основание и возвести новую стену, в которой, предусмотрительно для входящих, ворота поставить.

Всякому человеку дана Душа сотворить обитель, достойную его поступкам, как благодатна была его жизнь для мира.

Тень от дерева.

Один из учеников пришёл к Учителю в полдень. Учитель сидел под деревом, укрываясь в тени его от жарких лучей полуденного солнца. Подойдя к Учителю, ученик спросил:

– Учитель, есть ли судьба?

– Садись здесь под деревом, – пригласил Учитель и продолжил: – Ты спросил, есть ли судьба? Можешь ли мне ответить, что есть тень от этого дерева?

– Когда солнце освещает одну сторону дерева, другая его сторона всегда остаётся в тени. А тень, в которой мы сидим, Учитель, образовалась освещённой стороной. Если бы солнце не светило на дерево, не было бы и тени.

– Правильно. Но ты забыл одну деталь: когда мы сидим в тени, светлая сторона дерева нам не может быть видна, – добавил Учитель и продолжил: – Вот жизнь человека подобна дереву, судьба – тень от неё. Никогда не сможет стать по-другому, чтобы судьба была деревом, а жизнь человека только тенью от неё. Потому будет ошибкой укрываться в тени судьбы, ища тем самым светлую сторону жизни.

– Ты хорошо сказал, Учитель – поблагодарил ученик.

Тесто.

Многие люди пекут из теста пироги.

Один еврей пёк из теста фаллосы с разнообразной начинкой. Однажды его жену спросили, что она скажет о том, что муж её печёт из теста фаллосы. Жена ответила:

– Знакомые ругаются, а я привыкла.

Спросили ученики Учителя, что он скажет.

– Не используйте разум свой, как тесто, – сказал Учитель. – Многое надуманное – неправда. Как невозможно испечённый фаллос принимать за настоящий, также невозможно надуманное принимать за истинное. Истинное всегда говорит само о себе. Оно благоволит к вам не уклоняться от правды.

Тогда ученики спросили Учителя:

– Мы приходим к тебе, чтобы слушать тебя. А когда уходим, многие из нас задумываются над тем, что ты сказал. Скажи нам сегодня: если ты не пекарь, то кто?

– Если я не положу муки в закваску добрую, то тесто не взойдёт и закваска закиснет. Тогда я точно не пекарь. Но если тесто хорошо взошло, испекутся добрые хлебы, тогда я мастер, – ответил Учитель.

Умирающий узник.

В тюрьме заболел узник и стал умирать.

– Братки, – говорит тихонько, – попросите священника ко мне, умру скоро.

Кто-то забеспокоился, пошёл сказать дежурному, что, мол, человек в камере умирает, священника зовёт.

А один был в злобе человек, говорит умирающему:

– Зачем тебе священник, грехи, что ли, исповедовать будешь?

Умирающий молчал, тоской наполнились его глаза. Но насмешник продолжал:

– Или ты в вечную жизнь веришь? Закон что дышло, куда повернёшь – туда и вышло. Хочешь скажу, как вечная жизнь получается? Не говорят, что просто умрёшь.

Тут к нему подошёл молодой узник и сказал:

– Просто заткнись, знаток.

В это время в камеру вошли врач и священник. Врач осмотрел умирающего, кивнул священнику.

Умирающий исповедовался кратко. Потом дерзновение охватило его. Тихо, но с беспокойством в голосе, он спросил священника:

– Скажи, батюшка, вечна ли жизнь?

– Успокойся. Жизнь вечна не потому, что вслед за врачом священник приходит, а потому, что вы по откровению с нею нуждаетесь друг в друге.

Только произнёс священник эти слова, узник вздохнул глубоко и умер.

Когда священник направился к двери, молодой узник остановил его:

– А как верить в Бога, батюшка?

Священник ответил:

– Не по принуждению священников человек должен верить в Бога, а для сохранения ума от повреждения. Человек думает, что имеет такую волю: верить ему в Бога или не верить. Если бы Бог дал нам всем такую волю, то мы все поспешили бы ответить ему: «Мы тебе не верим», – и в день Суда оправдались бы перед ним. Но он не давал такой воли, а сказал: «Я есть», – и сим Словом его мы все сотворены.

После выноса покойника в камере узников оставалась тишина, как будто покойник был ещё в ней.

Лучшие современные притчи

Притчи от Татьяны Задорожной.

Лучшие современные притчи

Венок.

Однажды пришёл к Мудрому Спиридону на пасеку гончар из соседнего села. Приехал он в этот раз прямо с ярмарки чем-то расстроенный, хотел мёда купить да поговорить о себе. Нужно было мастеру узнать, не напрасно ли он не только горшки свои так долго украшает да расписывает, но и мелкие цветочки да веточки по ночам на посуде рисует всякие. Ведь другие мастера побойчей работают, успевают больше кружек да кринок обжечь, торгуют прибыльней.

Рассказал ему Спиридон такую историю.

«Далеко в степи, в стадах богатого казака, работали два молоденьких пастуха: Иван и Петро. Пасли они табун кобылиц-двухлеток: гнедых, каурых, саврасых, ездили за ними на лошадках, берегли да растили. Хозяин лютый был, за урон мог и шкуру спустить.

В начале лета прислали в табун двух белоснежных кобылок, на выпас, да с наказом беречь пуще глаз, кормить и лелеять. Купил их хозяин для своей дочери. Пётр да Иван лошадок всех любили, старались, только белых кобылок они не только пасли, но и нежили, холили. Красивы были лошадки необыкновенно, изящные, статные. Не мог Иван себя сдержать, чистил скребницей, надо не надо, как любимую игрушку, потихоньку поглаживал нежную кожу, трепал за холку, разговаривал. А то просто станет и любуется. Лето текло горячими волнами, пахучими выпасами, купаниями табуна в заводи реки под тихое фырканье.

Пришёл сентябрь, близилась осень. Лошадок должны были перегнать через месяц к селу. На рассвете одного из осенних дней, когда поднялся прохладный ветер, напомнил о расставании, не выдержал Иван. Несмотря на крепкий запрет, взнуздал белоснежку, накинул рядно на спину и поскакал на зарю. Пётр и себе также, взялся за вторую лошадку, скорей из зависти, хоть и страшился всегда нарушать хозяйские запреты.

Недолго ребята скакали по степи, да только на беду завернул к табуну хозяин лошадей, который ехал в тот день с торжища домой. Увидел он, как носятся пастухи на белоснежных лошадках, взбеленился. Велел ребят на цепь посадить, отдать в рабство навечно.

Схватили пастухов подручные хозяина, свезли на дальний хутор к немому саманщику и посадили на цепи – воду носить да глину месить.

Цепи каждого ходили по верёвкам вдоль пыльной дорожки – от старого пустого хлева до колодца и до саманной ямы. В этой яме месили Иван с Петром глину с соломой, поливая водой. Начинался день ранёхонько с того, что из колодца воротом воду доставали большим деревянным ведром и кончался длинный день скрипом того же ворота. Под жарким в раннюю осень солнцем целыми днями хлопцы месили, формовали, перекладывали саманные кирпичи.

Степь вокруг – а убежать нельзя. Остались у грозного хозяина отцы да матери, братья да сёстры, замордует, сгноит родных, это все знали.

Потянулись дни поздней осени, в дожди работы стало меньше. По-разному проводили теперь время Иван и Пётр. Иван начал вполголоса песни петь, потихоньку их складывал, как узоры: про цветы, звёзды, шорох травы, осенние листья, девичьи глаза. Всё свободное время у него в руках были пучки той же соломы, комки глины. Доставал он из старого плетня прутья, а из кучи дров – виноградные лозы, вдоль дорожки подбирал листья и сухие цветы и былинки. Всё, что удавалось достать по дороге на длину цепи от ошейника, превращалось в его руках постепенно, понемногу, но неустанно, из мусора в нечто, связанное ритмом, цветом, узнаваемым образом. На стенах белёного когда-то хлева появились веночки и маленькие плетни с узорами, ветряные мельницы с тенями от крыльев, нарисованные углём, чудные птицы, на оконницах поселились звери и букеты – целый мир заполнил пространство старого хлева. А Пётр молчал, злился, тосковал, убивался, жалел о прошлом и чах, с Иваном он старался не разговаривать.

Прошла зима. Хозяин вспомнил о рабах, опять проезжая по степи мимо. Начиналась весна, пели птицы, зацветали первоцветы и даже травы, степь волновала, умиротворяла. Конь под хозяином заржал, тут выскочил навстречу гостю немой саманщик, на вопрос показал рукой на старый хлев. Там, увидел хозяин, Пётр лежал в углу, отвернувшись к стене, грязные ноги его были худыми и потрескавшимися. Он не повернулся на окрик, рука, обнимавшая колени, задрожала. Иван сидел рядом на бревне, он был худым и жилистым, но глаза глядели спокойно. Чуть запавшие, они как будто жили своей жизнью, руки спокойно лежали на коленях. Возле Ивана лежала охапка соломы, а у ног его стоял небольшой плетёный из соломы коник под уздой.

Хозяин, который объездил Турцию, Молдову, бывал в Вене и Праге, заморгал и прищурился. Зайдя с солнца, он вдруг разглядел, что и старая мазанка, и хлев, и приступка, и завалинка – всё жило своей чудной жизнью, всё было преображено, во всём был прекрасный порядок и колорит.

– Кто здесь чудил? Откуда это? – громко спросил хозяин.

– Это я сделал, – ответил Иван.

– А кто тебя учил?

– Сам я видел такие картины да игрушки, когда возил меня отец на ярмарки, по сёлам и в город. Не могу я в грязи да скуке жить. Захотелось мне, чтоб стало красивее, вот я и мастерил, – ответил спокойно Иван. – Можете наказывать.

Хозяин понял, что Иван и лошадку брал, чтоб прикоснуться к красоте, что у парня есть дар претворения, созидания. Он простил Ивана, заодно, весенним днём, и Петра. Петра отправили в соседнее село в работники, а Ивана послали за границу учиться».

– Что было дальше, не знаю, а только у кого есть жажда преображения, созидания, тот и из веника сплетёт ночью венок, – закончил Мудрый Спиридон и протянул гончару кувшинчик майского мёда.

Гость Мудрого Спиридона.

Однажды пришла на пасеку к Мудрому Спиридону старая женщина за мёдом. Глечик у неё был маленький, сама она небольшого роста, но крепкая и в движениях быстрая. Обычное слово «старуха» не совсем подходило к ней, хотя заметно было, что лет ей немало.

Кроме платка, в который был завязан глечик, в руках у неё была корзинка с травами и крынкой молока для Мудреца.

За чаем из мяты, за неспешным разговором пожаловалась гостья, что неладное творится с хатой. Один из углов вдруг просел, перекосился, и вся хата сильно накренилась. Ничего вроде не испортилось, а дом почти валится. Конечно, когда-нибудь соберутся односельчане да помогут поправить, но с чего бы это случилось, что произошло, непонятно, рассказывала женщина.

На что Спиридон поведал ей историю про гостя.

Как-то зимой, когда ульи тихо зимовали в омшанике, постучался к Спиридону поздний гость. Был он измучен дорогой, худые руки беспокойно шарили по промокшей одежде, тусклый взгляд из-под густых бровей был просящим, а рот перекривлён в беспомощной улыбке. Спиридон принял нежданного гостя, согрел и накормил, а утром понял, что ещё рано отпускать странника, он слаб. Через несколько дней, когда путник окреп, Мудрец услышал его повесть о жизни. Во время совместной работы на пасеке, за которую жадно взялся гость, слова с небольшим акцентом сплетались неровными узорами. Оставался на лице гостя кривой знак, а в еде был он сдержан не по возрасту – ведь должно было быть ему не более 45, а выглядел он на все 60. По всему человек был измучен жизнью, радость не жила в его душе. Понемногу понял Спиридон, что произошло с этим мужчиной, что состарило и обездолило его. Однажды молодой охотник устраивался после долгого подъёма к седлу перевала на ночлег. Здесь, на скалах, места было мало, везде торчали острые уступы, росли непролазные колючие кусты. Хотел охотник оставаться на перевале на несколько дней, поэтому надо было выспаться. Один клочок земли был вроде свободен, но когда уставший охотник вышел туда, то увидел малюсенький родничок, выбивавшийся из-под камня. Парень присел, камни под рукой были мокрыми. Вода тихонько булькала, разливалась небольшой прозрачной лужицей и вытекала вниз между камнями тоненьким ручейком. Больше нигде места на костёр и ночлег не было, а вокруг быстро сгустилась безлунная ночь. В сердцах завалил охотник родничок большим замшелым камнем, пришёлся он, как ни странно, впору к подножию валуна и закрыл воду совсем. Стихло тонкое бульканье. Переночевал охотник, прикорнув полусидя у костра, а на следующий день место для ночлега высохло под жарким летним солнцем, можно было постелить бурку на сухом месте, вытянуться и выспаться. Потом была удачная охота, трудный спуск добычи в горный аул, больше на это место парень не возвращался. Прошло несколько лет. Парень возмужал, стал хорошим охотником и решил жениться. Посватался охотник и построил на краю аула небольшой дом. Семейная жизнь начиналась хорошо, супруги трудились и обзаводились хозяйством, ожидали ребёнка. Вдруг осенней ночью, во время грозы, на край селенья обрушился селевой поток. Вал грязи и камней унёс дом в обрыв, супруги еле успели выскочить в одних рубахах в ночь, под завыванье ветра. Ребёнка они потеряли, и жена охотника впала в меланхолию, жила у своей матери и только и делала, что лепила из песка домики. С той ночи остался след на лице охотника – небольшая кривая усмешка не сходила с губ. От тоски и для охоты ушёл он в горы и попал на то самое место на перевале.Страшная картина открылась ему. На месте его костра вода вымыла чашу в валунах, заполненную жидкой грязью. В чаше был раскол – недавние дожди подмыли и обрушили один из валунов и грязь стекла вниз, дав толчок образованию того самого селя, который накрыл край аула. Ничего не добыв, вернулся охотник в селенье и уехал в тот же день на равнину. С тех пор не мог он вернуться домой, только передавал через своих товарищей жене в аул заработанные деньги.

Замолчал Спиридон, сжал рукой подбородок, подумал вслух вот про что: видно, была ошибка мастеров при закладке дома, наверно небольшая, раз стоял он до сих пор, но очень важная, раз обрушился он сразу. Покачала головой гостья, завернула мёд, забрала кринку от молока, добавила в травы медуницу от Спиридона и пошла домой.

Кому игра, а кому погибель.

Искристым морозным утром спускался Спиридон к проруби реки. Уже на подступах к обрывистому берегу услышал он женский крик с причитаниями, истошный кошачий крик и мужской бас, приговаривающий: «Так тебе, так тебе…» У проруби стояла дородная попадья, рядом с ней дьяк, у которого в руках был мешок. Мешок дёргался, оттуда и доносилось мяуканье, высовывались когти и зубы. На вопрос Мудреца попадья, сквозь крикливое всхлипыванье, ответила, что любимый кот Мурзик украл у гостившего архимандрита золотой образок. Она, мол, сама видела, как этот здоровенный котище катал его лапой по столу! Всё обыскали, нет дорогой вещи нигде! Украл, а ведь как она кота любила, как кормила, а он ещё и мышей ловил!

– Зачем же кота топить, – остановил всех Спиридон, – он ведь золото не ест. Не ест, значит, оно должно быть в доме, а раз пропало, то кого из людей нет в доме?

Попадья выслушала Спиридона, схватила мешок и закричала дьяку:

– Наказывай скорей догнать нового работника, отпросившегося в город. Коту игра, а вору добыча: ищи виноватого!

Пасхальное яйцо.

Сидел Спиридон за столом и чистил расписанное яйцо. Был третий день Пасхи, сквозь утренний лёгкий туман пробивалось солнышко. Вчера Мудрый Спиридон побывал в храме, остался в селе и разговелся у кузнеца, среди весёлого праздника большой семьи, а сегодня оказался, как всегда, один. Ушёл с пасеки накануне праздника глухой юноша, пребывавший у Мудреца по слабости. Шёл парень в отдалённый монастырь, в котором были гончарные мастерские. Глухота после детской болезни обострила его осязание, юноша пристрастился лепить и рисовать. Ослабел в далёком пути и остался под плетнём крайней хаты в беспамятстве. Ещё несколько часов – и погиб бы паренёк, как маленькая птичка на морозе. Кузнец вечером шёл неспешно на пасеку за воском, чуть не споткнулся об лежащего, ну и принёс на плече паренька к Спиридону. Выходил его Мудрец, отпоил зверобоем на меду, отпарил в баньке, подкормил. Глухой пытался сразу встать, потом хватался за тяжёлую работу и благодарно улыбался каждой крохе. Яйца к празднику они красили вдвоём, скорее начал всё затевать как раз паренёк, а не Спиридон. Пасечник просто варил их в луковой шелухе. Глухой нашёл цветной глины, какие-то ягоды, орешки, растёр в деревянных плошках, выпросил воска, взял соломинки, что-то стругал и несколько дней и вечеров провёл, расписывая яйца.

Расписанная скорлупа пёстрыми хлопьями ложилась в миску, а Спиридон смотрел на неё и говорил себе: «Вот и моя жизнь – расписная скорлупа да белое яйцо. Старался я, красил, выводил узоры, а надо разбивать. Жалко, да надо, иначе какой смысл в испорченном яйце? Так и смерть – жалко, да надо умирать, разбивать Яйцо жизни. Написанные на нём узоры, обозначения пройденного пути, останутся на скорлупе, а душа чистая уйдёт в иной мир».

Уже с год каждый день прощался Спиридон с миром и собеседниками, замечая окружающим, что неизвестно, проснётся ли на следующий день. Начавшееся должно завершиться, иначе существование не имеет смысла.

Полёты.

Позади пасеки Мудрого Спиридона, в двух минутах ходьбы, было небольшое болотце. Лежало оно как раз на пути в село, и тропинка огибала его по большому кругу. Каждый раз, когда Мудрец шёл в село, то брал с собой камень и клал его по болотцу впереди себя, на расстоянии длинного шага. Со временем Спиридон выложил через болотце целый переход. Камни, в продолжение тропинки, образовали причудливый узор. Частенько утром на них выползали погреться лягушки, змейки сворачивались клубочками, а в дождливые дни выползали на камни ещё и улитки. Вся живность, конечно, разбегалась при звуках шагов человека, с плеском спасаясь в воду.

Однажды в туманный осенний денёк Спиридон отправился в село и, добравшись до болотца, решил пройти по камням. Его сухонькая фигурка в холщовой свитке казалась в тумане длинной и высокой. Угловатость движений, привнесённая перешагиванием на большое расстояние с камня на камень, в тумане казалась движением над водой, невероятным скольжением над болотцем.

На краю болотца на кочках собирал ягоды русоволосый мальчишка, лет 8–9. Он увлёкся поиском, поцарапанные руки так и мелькали, не нарушая путь и в корзинку, и в рот. Мальчишка пришёл сюда после ночного с жеребятами, поэтому его размаривали первые тёплые лучи солнца.

Вдруг мальчик увидел мудреца Спиридона, скользящего над болотом. Фигура уверенно передвигалась всё дальше, чирикали болотные птички, лёгкий туман таял. Мальчик замер и затаился под кустом, уткнув голову в моховую кочку, он зажмурился, скорее не от страха, а от желания закрыть глаза и оценить увиденное. Когда белая головка выглянула из-под куста, на болоте никого не было. Ребёнок опять лёг в мураву, головой на кочку и, замечтавшись о полётах, заснул. Добрав потом ягоды, мальчик вернулся домой и взахлёб рассказывал всем о том, как летал Спиридон по воздуху, махая посохом, хлопая краями свитки.

С тех пор все так и думали, что мудрец умеет летать, а к его словам прислушивались ещё внимательнее.

Пять колёс.

Как-то летом в полдень пришёл из леса, с новой вырубки на холме, на пасеку к Мудрому Спиридону молодой лесоруб. Было ему жарко, пить поработавшему очень хотелось. Поздоровался он с пасечником, вытирая подолом рубахи пот, попросил воды. Отправил его Спиридон к своему колодцу под дубом. Сказал пасечник, что в нём такая чудная прохладная вода, стоит только пригубить, сразу напьёшься, жажда пропадёт. Добавил Спиридон, что есть, правда, прямо здесь и другая вода, в кадушке, но тёплая и тухловатая.

Подошёл парень к срубу, видит – через ворот, сделанный из золотистой дубовой колоды, цепь в колодец опущена, тронул рукой рукоять – заплескалась внизу вода, как из полного ведра зашлёпало.

Начал лесоруб ворот проворачивать. Крутит рукоятку парень сильно, натруженные руки дрожат. Хочет он побыстрее напиться, а ведро где-то глубоко, вроде идёт наверх, а всё не видно. Стал лесоруб присматриваться – за воротом-колодой на оси колесо с зубчиками, под ним другое, а там и третье, за третьим – четвёртое и только от пятого через ворот вниз в колодец цепь идёт. Каждое колесо всё больше и больше, только пятое маленькое. Удивился лесоруб, бросил ворот, побежал к старцу.

Жалуется: так, мол, и так, очень пить хочется, когда эти пять колёс пройдёшь? Дайте-ка воды побыстрее, терпения, мол, нет, не хочет парень пять колёс прокручивать, не дождётся, да и зачем, нечего, мол, так долго доставать ведро из колодца, ну его, пусть будет вода нехолодной. А сам пыхтит, сердится, но сдерживает себя, перед ним же седой да тихий человек.

– Эту воду иначе не возьмёшь, – усмехнулся старец. – На ней зарок, другого ворота не может быть, – пояснил.

Дал Спиридон парню воды из бочки, а она тиной пахнет, да тёплая, да мутноватая. С маху выпил лесоруб кружку, да не напился нисколько, только противно стало. Пожалел он себя, пошёл обратно к колодцу, начал снова ворот крутить. Крутит-крутит рукоять, да песню запел, ту, что за работой привык напевать. Вот и ведро, а вода голубая, холодная, свежим духом от неё веет. На срубе берестяной ковшик висит, сам в воду так и просится. Напился вволю лесоруб, и с первого глотка стало на душе легко и светло.

Вернулся он к старцу, поклонился в пояс и говорит:

– Да, понял я, настоящее легко не даётся, надо не одно, а пять колёс повернуть, чтоб хорошее дело совершить.

Усмехнулся Мудрый Спиридон и налил лесорубу берестяную флягу воды с собой.

Самое дорогое.

Как-то охотился в тех краях, возле домика Мудрого Спиридона, знатный воевода, да что-то охота ему была не в радость, мешала задумка одна. Смутное желание чего-то необычного, самого главного, преследовало его, пресытился воевода уже богатством своим да и разбоем своей дружины. Заехав в сторону от ловчих, он впервые увидел под горой домик Мудрого Спиридона, колоды пасеки, молодой сад. Бросил всех господин гнать дичь на охоте, а сам въехал под дерево у дома, спешился и постучал в окошко старцу.

Спиридон в тот день с самого утра поливал сад и умаялся, прилёг отдохнуть. Пригласил он гостя в дом, поставил на стол мёду да яблок ранних, а в горнице тихо, манит прохладой, косые лучи солнца выхватывают пятнами жёлтые скамьи, вышитую скатерть.

«Хорошо, что я без своей горластой дружины заехал, – подумал воевода, – ведь ненароком буйством своим могли дружинники взбаламутить всю пасеку». Присел воевода к старцу за стол, не закичился чином да званием, рассказал Мудрому Спиридону про думу свою, охоту к необычному, желание поехать куда глаза глядят за самым дорогим. Поведал ему Спиридон историю одного своего предка.

«Из далёкого путешествия очень богатый князь привёз в шкатулке волшебное Зёрнышко, которое на откуп за победу вручили ему в далёкой, горной стране. Вместо него мог бы получить он военную добычу, когда, проломив стены и засыпав ров, ворвался со своим войском в горный замок, только вышла другая история.

Штурм завершился в сумерках, а вечером во время пира за чужим необычным столом в зале откуда-то появилась прекрасная дама в тёмных одеждах. Она достала маленький мешочек из парчи и протянула князю.

– Возьми, – сказала она, – это Зёрнышко Счастья и вернись сейчас же домой. Окружи его самым драгоценным, что есть у тебя, и когда откроется оно – будешь счастлив, как никто и никогда. Здесь всё кончилось, не разрушай память, – промолвила и замерла.

«А ведь правда, – сказал себе князь, – воевал отряд больше с природой: обвалами диких скал, колючими кустами на узких тропах, ветрами на крутых подъёмах, неприступными стенами. Защитников была горстка, все полегли, а палаты в кольце стен стоят как заброшенные».

Продолжала незнакомка:

– Видишь, здесь уже не растёт ничего, прошло благодатное время этой страны. Ведь ты почти не встретил никого, правда? Только сразу надо ехать, иначе разбуженное Зёрнышко пропадёт. Тут, в нашей горной стране, по закону всё скроется пеленой времени.

И замолчала гостья, сжав тонкие руки под кружевами накидки.

Сначала удивился князь и самой незнакомке, и её словам. А потом задумался: «В живых после битвы только она одна, эта дама, вся тихонько светится, плывёт над полом как по воздуху, не ест, не пьёт – вся необычная, из мира чудес». Решился воин ведунье довериться. Взял князь мешочек, положил в шкатулку, найденную тут же, и, кликнув во двор дружину, приказал уезжать.

Бросив грабить, спешно возвращался отряд князя домой. И на горной дороге, и по пыльным полям поторапливал командир своих воинов. Хоть и не понимали дружинники, привыкшие иначе возвращаться после победы, к чему такая спешка, но слушались и всё погоняли уставших коней.

Вот приехал князь домой, в своё поместье, и повелел самое дорогое собрать в большом зале дворца.

– Поставьте здесь мой трон, соберите самые дорогие вещи.

Даже сам пошёл вельможа по дворцу и стал приказывать слугам, поторапливать их:

– Несите всё золотое и серебряное в этот зал, украшайте подножие трона. Отсюда берите, и это несите, а ещё вот вам золотые украшения, а ещё приказываю: купить и принести для зала новых ковров лучших. Оружие булатное повесьте, покрывала для кресел и скатерти камчатые отберите в кладовых. Поставьте вазы китайские и индийские, повесьте гобелены испанские да итальянские. Кубки и чаши расставьте везде, насыпьте золотых монет, шалей и мехов разложите.

Принесли прекрасные вазы и великолепные ковры, затопили печи с голубыми изразцами, зачадили жаровни с благовониями, а слуги всё тащили и тащили. Скоро в зале оказалась тысяча предметов, их пришлось раскладывать кучами, и это всё к вечеру было похоже на огромный склад лабаза. Князя боялись и хотели услужить, помощники бегали и думали: ну что бы ещё, ну как бы ещё? Завалили вещами тронный зал, и похоже уже всё это было на ярмарочный вертеп перед представлением, когда яркое тряпьё лежит перед шатром кучами.

Князь, посчитав, что самое лучшее Зёрнышку дано да принесено, зарок выполнен, занялся другими делами.

Прошло несколько дней, вроде шло всё как всегда, после похода пиры, разговоры да хвальба, дележи да хозяйские дела. Только шло всё обычным путём, уже много раз праздновал князь победу, никакого особого настроя, чуда, радости не было.

Зашёл вечером князь в зал – неуютно там было, хоть и богато. Присел на ступеньку перед троном, задумался. В колеблющемся свете жаровен и свечей заскользила вдруг тень вдоль стены. Оглянулся воевода – Прекрасная дама движется к нему. Одежда на ней тёмная, на голове накидка, полупрозрачная фигура плывёт над полом и почти не видно её. Повеяло в натопленном зале прохладой, как ветром пахнуло.

– Где же моё счастье? – спросил с обидой Незнакомку князь. – Где моя великая радость и невиданный покой? – допытывался у дамы князь.

– А разве ты отдал Зёрнышку самое дорогое? – ответил тихий голос. – Ты навалил вещей и золота, ты поручил всё слугам, а время? Ты отдал Зёрнышку своё время? Нет. А время – самое дорогое у человека, его нельзя ни остановить, ни вернуть, ни добавить. Оставайся со своей жизнью таким, каким был.

И исчезла. Глянул князь, а в шкатулке на троне только пыль да серый камешек».

– Так вот рассказывал мне дед про своего воеводу, вот что получилось у него самой важной затратой для счастья, – помолчал старик, – а искать надо рядом, – закончил Мудрый Спиридон.

Встал и пошёл в наступивших сумерках в погреб за новым угощением для воеводы, а когда вернулся, гостя не застал, только перестук копыт раздавался за пасекой.

Только раз.

Пришла к Мудрому Спиридону как-то в гости маленькая девочка, увязавшись за мамой. Весёлая и добрая была малышка, стала играть она с цыплятами, котятами и очень ей понравилось на пасеке. С маминого разрешения попросила девочка старца, можно, мол, остаться погостить? Обещала помогать, но просила позволения с маленькими зверятками играться.

– Оставайся, дитя моё, играй, только каждый день водичку малышам наливай, не забывай, – пригласил её Спиридон.

Осталась девочка на пасеке и прожила там несколько дней.

Утром просыпается малышка, выбегает во двор, мисочки с водой наполнит – это котятам, это курочкам с цыплятами, это птичкам-синичкам, это собачке. Потом зёрнышек насыплет, кашки, всех накормит и играет с ними. Только всё позже выходит во двор девочка, всё дольше ждут под солнцем малыши водичку, ведь больше им напиться негде. Наступил такой день, когда вовсе не вышла малышка во двор, а убежала в прохладный лес за ягодами, забыла про водичку и милые мордочки.

Приходит девочка к вечеру во двор, а все зверята лежат под стеной как мёртвые, показалось ей, что и не дышат они. Раскричалась она от горя, забегала, мисочки тащит, вода разливается, ручки дрожат, от слёз не видит ничего. Тут уткнулась старцу в бок, приговаривает-голосит:

– Я только один раз пропустила, только сегодня!

Спиридон девочку на руки подхватил, прижал к плечу и приговаривает:

– А сегодня и жарко очень, правда, а сегодня тоже пить они все просили, правда? Ведь вчерашней выпитой водой малыши не проживут? Могла ты их загубить, только я их напоил, вот и уснули все с маяты, намучились.

Тут малышка как заплачет! Просто взахлёб, горько-горько.

– Смотри, я их разбужу, не плачь, – остановил её Спиридон и пощекотал за животик котёнка, тот лапки вытянул, потягивается, глазки открывает.

– Ой, дедушка, как хорошо, что они живые! – уже радостно закричала девочка. – Я больше не буду! Я всё-всё поняла! Ой, нельзя, нельзя и один разок пропускать! Ни один денёк, а то кто-нибудь может заболеть. Я же обещала, я теперь буду хорошей, никогда про других не забуду.

Погладил девочку по головке Спиридон, прижал к плечу, позвал ещё раз в гости.

Лучшие современные притчи

Притчи от Пихто Твердятича.

Лучшие современные притчи

Большой человек и его маленький дом.

На самой макушке большой горы стоял дом. В доме жил человек. Человек был большим, а дом – очень маленьким. Чтобы войти в дом, человеку приходилось вставать на четвереньки. А когда человек сидел, спина его упиралась в один угол дома, а пятки – в другой.

Но большой человек был доволен своим маленьким домом. Ему было вполне достаточно. Вещей у него было немного: одежда, лук, колчан со стрелами, большой нож да небольшой котелок. А спать он любил под открытым небом, чтобы можно было смотреть на звёзды. Только непогода и совсем уж холодные ночи загоняли человека ночевать в дом.

Каждое утро человек спускался к самому подножию горы, где прятался среди камней небольшой ручеёк, умывался и шёл на охоту. Возвращаясь с охоты, человек набирал в том же ручье полный котелок воды и поднимался на макушку горы, где стоял его маленький дом. Человек готовил себе еду, а всё остальное время думал о звёздах, о горах, о людях и домах.

Как-то раз человек подумал, что однажды он будет не в силах подняться на самую макушку горы и тогда ему придётся умирать вдали от своего дома. И решил человек перенести свой дом к подножию горы, где течёт маленький, но чистый ручей.

Большой человек взвалил свой маленький дом на плечи и стал спускаться вниз. Он шёл долго. Когда же он устал и опустил дом наземь, оказалось, что он не прошёл и половины пути.

Человек отдохнул, опять взвалил дом на плечи и продолжил спуск. Жёлтый блин солнца закатился за гору, и небо усыпалось бисером звёзд. Человек всё шёл. Когда же человек вновь сделал привал и огляделся, оказалось, что он не прошёл и четверти пути.

И снова человек, отдохнув, поднял свой дом и снова стал спускаться. Звёзды угасли, и на небесный свод вновь забралось солнце.

Совсем обессилев, человек снял со спины дом, поставил его и посмотрел вниз. Он находился на самой макушке горы.

– Какой маленький дом и большая воля, – сказал большой человек. – Он совсем не хочет спускаться с горы вниз.

Большой человек сел, спиной облокотившись о стену своего маленького дома, и подумал: «Если у такого маленького дома хватило сил не спускаться с горы, то, значит, и у меня всегда должны найтись силы, чтобы подняться на гору».

Влюблённый альв.

Альвы, или как их зовут люди – эльфы, обычно никогда не влюбляются с первого взгляда, да и вообще редко когда бурно проявляют свои чувства, как это свойственно, например, тем же людям. Может быть, это связано с тем, что жизнь альва длинна, как сама бесконечность, а век человека столь короток, что он не может позволить себе роскошь думать многожды и потому позволяет чувствам брать над собой верх. И всё же хранят предания эльфов необычную для этого народа историю о любви.

Давным-давно, когда ещё Создатель не вынес на небеса Солнце и Землю освещал лишь свет бесчисленных звёзд, эльфы считались молодым народом, а на Земле обитали существа, век которых давно вышел за пределы задуманного. Имени этого народа эльфы не сохранили, дабы потом не беспокоить покой мёртвых, но известно, что создания те были могущественны и свирепы. Создатель наказал альвам истребить переживший себя народ, чтобы на Земле мог появиться новый. Вот тогда эльфы были вынуждены взять в руки оружие, хоть и не желали того. И был среди эльфов храбрый и мужественный воин Квальзаар, который истребил множество обречённого народа. О нём уже тогда слагали легенды. Он так искусно обращался с клинком, что мог разрезать даже туман, или, стоя под сильным дождём, оставаться сухим. Более известен был разве что Исиннэн, который, помимо искусства войны, великолепно сказывал легенды. И большинство легенд о Квальзааре принадлежали именно Исиннэну. Однако встретились они много позже, чем узнали о подвигах друг друга. А встретившись, не могли не понравиться друг другу. Да только Квальзаар увидел в альве Исиннэне лишь храброго воина и талантливого поэта, а Исиннэн оказался поражён в самое сердце. Не зная, как совладать со своими чувствами, Исиннэн отправился к Создателю. Создатель тогда жил на Земле и был со всеми на равных. Услышав историю эльфа, Создатель удивился, но не знал, как помочь Исиннэну. Тогда эльф попросил, чтобы Создатель изъял у него память о Квальзааре. Создатель отрицательно покачал головой. – Я не в силах этого сделать, – сказал он, – ведь я подарил эльфам свободу, в том числе и от меня. Исиннэн, опечаленный, ушёл. С тех пор никто больше не видел, как эльф Исиннэн смеётся. Песни он пел такие, что альвы не могли сдержать слёз, а во время битвы всегда оказывался в таких местах, где смерть собирала самый богатый урожай. Но даже смерть не желала помочь страдающему эльфу. Тогда Исиннэн опять явился к Создателю. – Если ты не можешь заставить меня забыть Квальзаара, то, может быть, ты сделаешь так, чтобы Квальзаар полюбил меня? – И здесь я бессилен, – развёл руками Создатель, – ведь дело опять же касается свободы эльфов. В отчаянии эльф схватился за голову и побежал прочь. Теперь он тенью следовал за Квальзааром, не в силах отойти от него более чем на сотню шагов. Квальзаар не мешал Исиннэну, однако ничего, кроме жалости, к влюблённому эльфу не испытывал, а значит, тоже был бессилен ему помочь. И вот однажды, видя, как Квальзаар танцует с клинком, показывая своё мастерство любопытным эльфам, Исиннэн в отчаянии воскликнул:– Хотел бы и я быть твоим оружием, Квальзаар…

Альвы говорят, что когда Квальзаар извлекал из ножен свой необыкновенный клинок, имя которого было Исиннэн, ему не было равных даже среди богов. И ещё говорят, что эльф Квальзаар никогда не расставался со своим клинком, даже во время сна. И кто-то из эльфов добавляет, что Квальзаар никого и никогда не любил…

Война волков и койотов.

Однажды племя койотов пошло войной на племя волков. Койотов было очень много, а волков мало, поэтому койоты были уверены в своей победе.

И вот ранним утром сошлись в одной долине койоты и волки. Койотов было такое множество, что они устилали землю долины гуще, чем трава. А волков было даже не разглядеть – так их было мало.

Предводитель койотов крикнул волкам:

– Нас больше, и мы победим. Лучше уносите шкуры, пока целы.

Волки ничего не ответили, лишь оскалили зубы. И тут вдруг один волк вышел вперёд.

– Эй ты, койот, – крикнул он, – зачем нам воевать друг с другом? После этой войны даже победители станут настолько слабыми, что любой сможет одолеть их. Давай лучше мы с тобой поборемся. Кто одолеет, тот и победил в этой войне.

– Нет, – ответил трусливый койот, – в одиночку мы не воюем. Сила койота – в единстве.

– Хорошо, – сказал тогда волк, – выставляй полсотни своих лучших воинов. Я один буду с ними бороться.

Трусливому предводителю койотов понравилась идея, так он не хотел сам драться с волками, и он выставил пятьдесят самых сильных койотов. Те скопом налетели на одинокого волка и стали терзать его. Волк умело оборонялся, но всё же койотов было больше и скоро они повалили наземь смелого волка. Но и койотов стало намного меньше.

– Ну что, – воскликнул довольный предводитель койотов, – я выиграл?

Волк поднялся на ноги, отдышался и ответил:

– Похоже, я немного не рассчитал свои силы. Но четыре десятка койотов одолею запросто.

– Куда тебе, – ответил предводитель койотов и выбрал сорок лучших койотов.

И опять койоты все вместе накинулись на волка. Волк и в этот раз хорошо дрался и много койотов уползли, жалобно скуля, с перебитыми лапами и спинами. Но всё же койоты опять побороли сильного волка.

– Ну уж теперь-то видишь, что мы сильнее? – сказал предводитель койотов.

– Конечно, если вас четыре десятка на одного, – устало ответил волк, поднимаясь, – но уж тридцать койотов не сможет меня победить.

И опять предводитель койотов выбрал тридцать лучших воинов, и они накинулись на израненного волка. Они кусали его и грызли, а волк лишь одному за другим ломал спины своими сильными челюстями. Но в конце концов волк упал совсем обессиленный.

– Куда вам, волкам, с нами тягаться, – приговаривал предводитель койотов, подойдя к волку, который с трудом поднялся на ноги.

– Выстою против двадцати, – сказал волк.

– Да ты же на ногах еле держишься, – сказал предводитель койотов, – тебя и впятером можно одолеть.

– Боишься? – усмехнулся волк, поднимаясь на кровоточащие, дрожащие от слабости лапы.

И вот двадцать самых сильных койотов набросились на волка. Волк, шатаясь, отступал, хватая тех, кто вырывался вперёд. Однако битва продолжалась недолго – опять койотам удалось победить волка.

– Ты слишком самонадеян, волк, – сказал предводитель койотов, – не смог одолеть даже двадцать койотов, а рвался сражаться с пятьюдесятью.

– Ты лучше посмотри, скольких койотов я сегодня победил, – сказал волк, тщетно пытаясь подняться на ноги, – и подумай, стоит ли воевать с волками.

Предводитель койотов обернулся и увидел, что самые сильные койоты лежат мёртвые или же жалобно скулят, зализывая раны.

– Ну уж никак не меньше сотни, – лёжа сказал волк, не в силах поднять даже голову, – и ещё сотне я сегодня точно потреплю загривки.

И тут предводитель койотов испугался и помчался прочь, а за ним побежали и все остальные койоты, которые могли бежать, трусливо бросив раненых и мёртвых.

С тех пор койоты никогда не воюют с волками.

Девочка, которая ждала принца.

Где-то далеко на Юге стоял древний замок, в котором жила девочка, которая ждала принца.

С раннего утра и до поздней ночи она сидела у окна и смотрела вдаль, выглядывая, не появится ли принц. Принц не появлялся.

Девочка подумала, что, может быть, принц приходил, когда по каким-либо причинам её у окна не было, и тогда, не увидев её, принц ушёл. Тогда девочка украсила окно цветами и повесила вышитый коврик с надписью «Я здесь». Однако и теперь принц не спешил объявиться.

Девочка подумала, что, может быть, принц заблудился, и поставила на перекрёстке дорог столбик с надписью «Принцу – туда».

И вот однажды, выглянув в окно, девочка увидела красивого принца на белом коне.

– Я здесь! – крикнула девочка, чтобы принц, не дай бог, не умчался прочь.

Принц посмотрел на девочку скучающим взглядом.

– А дракон где? – спросил он.

– Какой ещё дракон? – удивилась девочка.

Но принц уже развернул своего белоснежного скакуна и умчался прочь.

Девочка плакала три дня и три ночи, а потом сказала:

– Ну раз так…

Говорят, где-то далеко на Юге в одном древнем замке живёт ужасный дракон, который пожрал уже больше сотни принцев. И ещё говорят, что в этом замке томится, в ожидании своего принца, прекрасная принцесса…

Загадка мастера Ши.

В Китае очень редко женщины становились дзен-мастерами. Однако всё же были легендарные женщины-мастера. Одной из самых известных была мастер Ши, за советом к которой обращались даже великие мастера дзена…

У мастера Танда было много учеников, и все они, как и сам мастер, были любителями озорства и розыгрышей. А прямо напротив дома Танда стоял дом мастера Ши, которая уже давно закончила обучение, да только вот никто не хотел идти к ней в обучение – не верили, что женщина может быть хорошим мастером. Однажды ученики мастера Танда решили разыграть Ши, и один из них явился на порог её дома. – Что тебе нужно? – спросила мастер Ши, которая сразу же узнала в пришедшем ученика мастера Танда. – Госпожа, – сказал ученик, – я хочу обучаться у тебя дзену. – Я не беру кого попало в обучение, – отрезала Ши. – Что же мне нужно сделать? – с готовностью спросил пришедший. – Разгадать загадку. – Я готов, госпожа. Ши отвела ученика в пустую комнату дома, в которой, кроме одной двери, больше не было выходов. – Если ты сможешь выйти из этой комнаты, не притрагиваясь к двери, то я возьму тебя в ученики, – сказала Ши, вышла и закрыла дверь. Ученик осмотрелся, подумал немного, но не смог ничего придумать. Однако возвращаться ни с чем ему не хотелось, поэтому он сел на пол и стал ждать. Другие ученики видели, как их товарищ зашёл в дом вместе с мастером Ши, а потом Ши вышла из дома одна и стала подметать дорожку перед домом. Ученики Танда подождали, но, не дождавшись, послали ещё одного ученика. – Ты тоже будешь проситься ко мне в ученики? – спросила мастер Ши пришедшего. – Нет, я пришёл за своим другом, который зашёл в этот дом вместе с тобой, а вышла оттуда ты одна. – Я задала твоему другу загадку, которую он не может решить. Если хочешь, можешь помочь ему. Но тогда примешь условия игры и не сможешь уйти, пока не найдешь ответ. Ученик согласился, и мастер Ши провела его в комнату, где уже сидел другой ученик, загадала загадку и ушла, закрыв дверь. Оставшиеся ученики видели, что, войдя в дом вместе со вторым учеником, Ши опять вышла одна и преспокойно продолжила мести дорожку. Так, один за другим, все ученики мастера Танда оказались в доме Ши, и хотя поводы для их визитов были соврешенно различны, в итоге все они оказывались в закрытой комнате. Но никто из них так и не смог решить задачу, которую задала им дзен-мастер. Мастер Танда не был удивлён, когда явившись домой, обнаружил его пустым. Он сразу же направился к дому Ши. – Мастер Ши, – громко сказал Танда, чтобы сидящие в доме ученики тоже его услышали, – похоже, мои ученики перепутали твой дом с моим. Ши лишь кивнула. – И что же нам теперь делать? – спросил мастер Танда. – Меня всё устраивает, – ответила, пожав плечами, мастер Ши, – поэтому можно ничего не делать. – Она нам загадала загадку, которую невозможно отгадать, – раздались из дома крики учеников. – Что же это за загадка? – поинтересовался Танда. Ши открыла дверь дома и пригласила войти мастера Танда. Она проводила его в комнату и объяснила условия задачи. Потом вышла и закрыла дверь. Мастер Танда осмотрел своих учеников, усмехнулся и повернулся к двери. – Мастер Ши, – крикнул Танда, – я нашёл ответ. Ши подошла к двери и открыла её. Танда вышел из комнаты и жестом попросил Ши вернуть дверь в исходное положение. Ши послушно закрыла дверь. – Мастер Танда, – тут же вскричали ученики, – а как же мы? – Ищите свой ответ, – сказал Танда и пошёл прочь из дома Ши. Но Ши его тут же догнала. – Это было самое простое решение, – сказала она. Танда кивнул. – Зато очень эффективное, и главное, всё осталось целым, – сказал мастер Танда. – Когда я обучался, мне пришлось выламывать пол и копать тоннель под землёй. Тоннель обвалился, и дом очень сильно пострадал. – А я сожгла дом учителя, – призналась Ши.И тут два мастера рассмеялись.

Говорили, что у мастера Ши был большой и просторный дом, где она без труда могла разместить множество учеников…

Идущий.

«На круглой планете.

Есть место всем на свете,

Хотя она невелика…».

Песня.

«Боги сотворили этот мир бесконечным.

Может ли найтись хоть одно существо, которое было бы больше этого мира…».

Из индейского эпоса.

Однажды некий человек проснулся среди ночи и понял, что большая часть его жизни позади. И он прожил эту жизнь в одном городе, на одной улице, в одной квартире. «Как же так, – подумал человек, – я столько лет прожил, а мир знаю не больше, чем мой внук, которой в десять раз меня младше». И тогда он поднялся, оделся и вышел на улицу.

В темном переулке горел лишь один фонарь, но человек смело пошёл вперёд. «Я уже забыл, как выглядят улицы ночью», – подумал человек и попытался вспомнить, когда же ему в последний раз приходилось бывать на улице в такое время. До самого утра человек шёл и с удивлением смотрел на свой город, не узнавая его. А когда город закончился, он пошёл дальше. Он проходил поля, леса и реки и понимал, какой мир большой и совсем ему незнакомый. Ему встречались на пути города, и человек с жадностью исследовал их и отправлялся дальше, мучимый жаждой познания. Он прошёл всю страну, но не остановился и тогда. «Что значит одна страна? – думал человек. – Ведь в этом мире великое множество государств, и ни одно из них не похоже на другое». Скоро на человека обратили внимание. Его снимали на телекамеру и задавали множество бессмысленных вопросов. В пути ему стали встречаться люди, которые давали ему питьё и еду, обувь и одежду. Они восхищались им, но ни один из них не присоединился к нему. Им было достаточно и восхищения. А человек всё шёл вперёд, не силах остановиться.

И вот однажды ворон пролетел над ним и спросил:

– Зачем же ты так спешишь, человек?

– Хочу узнать, что там впереди.

– Там всё то же самое, что и позади, – сказал ворон. – В этом мире всё едино, поэтому оставь свою бессмысленную затею и возвращайся домой.

Но человек отрицательно покачал головой и продолжил свой путь.

Тогда ворон сказал:

– Однажды ты поймёшь, что прошёл весь мир, от самого его начала до самого конца. И тогда тебе некуда будет идти. Так не лучше ли оставить миру хоть частичку неизвестного, чтобы ты мог знать, что у тебя всегда есть путь, который ты ещё не прошёл?

Но человек не слушал ворона и упорно стремился вперёд. Он прошёл один континент, второй и третий. Он обошёл все моря и океаны и увидел столько всего, сколько не видят люди целой страны. И всё же человек никак не мог насытиться этим миром и снова шёл вперёд, туда, куда ещё не ступала нога его. Человек поднялся на самые высокие вершины и спустился в самые глубокие ущелья. Но ноги несли его дальше и скоро ему вспомнились слова ворона. «Я думал, что мир большой и бесконечный, – думал человек, – но прошло всего несколько лет, и почти не осталось в нём неизвестных мне мест. Может быть, ворон прав, и мне действительно стоит остановиться, пока в этом мире осталась хоть малая часть, неисследованная мною?» Но ноги его не думали останавливаться и несли человека дальше. И скоро человек пришёл туда, откуда начался его путь и понял, что больше ему идти некуда.

– Ну что я тебе говорил? – сказал ворон, паря над плачущим от своей беспомощности человеком. – Зря ты меня не слушал.

Тут вдруг прилетела маленькая птичка и, смеясь, сказала человеку:

– Да что ты знаешь о мире, человек? Ты, который всю свою жизнь топтал землю и ни разу не взглянул на небо? Летим со мной, я покажу тебе, какой этот мир огромный.

И человек встал, утёр слёзы, взмахнул руками, которые тут же обернулись крыльями, и взмыл ввысь, вслед за храброй крохотной птицей…

Книга Судеб.

Однажды один человек предстал перед Создателем и спросил Его:

– Правда ли, что жизнь каждого человека предопределена судьбой, и судьба эта записана в Книге Судеб задолго до рождения самого человека?

– При рождении каждому человеку я преподношу Дар, – ответил Создатель, – и Дар этот вы, смертные, зовёте судьбой. Мой Дар, словно щит, оберегает человека. В первую очередь от себя самого.

– Значит, – сказал человек, – Книга Судеб действительно существует?

Создатель кивнул, извлёк из небытия Книгу и дал её человеку.

– Неужели в этой книге могут уместиться все судьбы человеческие? – удивился человек малым размерам Книги.

– Намного больше, – авторитетно заявил Создатель.

Человек наугад раскрыл Книгу и стал читать.

– Значит, всё было бессмысленно, – наконец сказал человек, – все страхи и радости, все надежды, сомнения и цели, вся жизнь – это всего лишь написанная кем-то судьба.

Человек закрыл Книгу.

– Зачем? – спросил он.

– Человек вырастает из своей Судьбы и однажды уже не помещается в ней, – ответил Создатель. – Так ребёнок вдруг замечает, что старая детская кроватка не вмещает его вытянувшееся тело, так цветок разрывает костяную оболочку семени в своём неосознанном стремлении к солнцу, так зима растворяется в ставшем длиннее дне, не успевая нарастить своё ледяное тело за короткую ночь.

– И что же происходит с человеком потом? – спросил человек.

– Открой Книгу и прочитай, – сказал Создатель.

– А где искать? – спросил человек, листая страницы.

– Ищи свою судьбу.

Человек долго копался в Книге в поисках нужного, потом удивлённо воскликнул:

– Но меня там нет!

Создатель кивком подтвердил. Человек долго думал, но так и не смог придумать объяснения этому невероятному факту. Лишь пожал плечами. Не дождавшись ответа, Создатель ответил сам:

– Можно быть или там, – он указал на Книгу Судеб, – или здесь, – и он охватил широким взмахом руки всю существующую Вселенную…

Легенда о мастере меча.

Среди народа Китая известна легенда об одном мастере меча. Эта легенда интересна тем, что сам мастер меча за всю свою жизнь ни разу (!) не извлёк из ножен своего оружия. К сожалению, история не оставила нам имён людей, которые являлись героями этих удивительных событий, так что автор взял на себя смелость и вольно поименовал героев. Имена эти даже не являются на самом деле истинно китайскими, они лишь адаптированы под китайскую традицию.

И ещё одно. Эта история впервые появляется на русском языке, так как сами китайцы не очень охотно делятся этой легендой с чужаками, однако автору вследствие определённых событий (о которых автор не считает нужным упоминать) выпала честь услышать эту тайную легенду китайского народа.

Раньше в Китае очень часто случалось, что императоры поднимали налоги до такой степени, что простому народу оказывалось не под силу их выплатить. И поэтому, хотя народ Китая считается довольно мирным, вспышки восстания были в стране довольно частыми. Но императоры Китая содержали большие армии и жестоко подавляли всякое народное волеизъявление. Что опять же сдерживало население от попыток бунта. И всё же, когда жить становилось особенно невозможно, народ Китая восставал против своих властелинов, и очередная кровавая резня, хоть ненадолго, но усмиряла запросы императоров. Вот и в этот раз, когда император объявил внеочередной сбор на государственные нужды, пастухи и землепашцы одной провинции возроптали, отказались платить и даже избили пришедших налогосборщиков. Император немедленно отправил в провинцию большой отряд хорошо вооружённых воинов, во главе которого стоял Кэн До, известный в Китае мастер меча. Про него говорили, что он один выстоял против целого отряда японских самураев, а будучи десятником, силами одной своей десятины целых два дня противостоял целой армии арабских ассасинов – воинов-самоубийц. Никогда в Китае не было воина сильнее Кэн До. Прибыв в провинцию, Кэн До остановился в небольшой деревушке на окраине и послал одного из её жителей к восставшим. От повстанцев сразу же явился делегат – пастух Ван, известный в этих местах как честный и смелый человек. Кэн До усадил пастуха рядом с собой как равного и прямо сказал ему: – Я воин, а не палач. Я мастер меча. И я не хочу этой резни. Крестьяне не устоят против моих вооружённых воинов, но не дело воину бить пастухов и землепашцев. Сложите оружие, выплатите сбор, и я сам отвечу за вас перед императором. – Ты великий воин и великодушный человек, Кэн До. Хотел бы я, чтобы ты был императором, но Предвечный решил всё иначе. Видят боги, я тоже не хочу этой резни, однако император не оставляет нам выбора. Если мы выплатим сбор сейчас, то зимой умрём от голода. Так не лучше ли умереть сейчас, когда есть ещё надежда, что, может быть, хоть нашим детям останется что-то, чтобы они смогли пережить эту зиму. Мастер меча надолго задумался, однако никакого решения найти не смог. Помочь восставшему народу он не мог, воспротивиться воле императора тоже. – Что ж, пастух, видимо, другого пути у нас нет, – сказал наконец Кэн До. Пастух кивнул, встал и, попрощавшись, ушёл. На следующий день Кэн До повёл свой отряд в деревню, где собрались восставшие. Против них вышли крестьяне, вооружённые кто чем, а многие вообще были безоружные. Впереди них шёл пастух Ван, сжимая в руках металлическую палку, которой он обычно погонял нерадивых животных. Когда они встретились, Кэн До ещё раз сказал: – Последний раз предлагаю вам сложить оружие. Восставшие отказались. Тогда Кэн До обнажил свой меч. Его воины последовали примеру предводителя. Первым же ударом мастер меча сразил двух людей. Вторым ещё одного. Потом ещё двоих. Люди покорно умирали, и взгляд Кэн До был тяжёл и хмур. И вот перед мастером меча оказался сам пастух Ван. Остатки восставших в страхе бежали прочь, даже не пытаясь сопротивляться, а воины императора догоняли их и убивали. – Ещё не поздно сдаться, пастух, – в отчаянии сказал Кэн До. Ван в ответ лишь отрицательно качнул головой. Тогда мастер меча вскинул клинок и ударил. Ван поднял свою палку и легко отвёл удар, потом сразу же ударил сам. Железная палка легко пробила крепкий доспех, и Кэн До, мастер меча, смертельно раненный, упал наземь. Воины императорского отряда замерли в удивлении, и оставшиеся в живых крестьяне исчезли в ближайшем лесу. Пастух Ван опустился на колени рядом с Кэн До. – Как тебе это удалось, пастух? – спросил мастер меча, выплёвывая кровь. – Ты стал слабым, потому что твой хозяин слаб, – ответил Ван. – Когда у тебя были сильные противники, они делали тебя могучим, а теперь, когда ты стал воевать с землепашцами и пастухами, твоя сила ушла от тебя. – Тогда откуда же взялась сила у тебя, пастух? – спросил Кэн До. – У меня был великий учитель и сильный противник. Вы, мастер меча, сделали меня сильным. Кэн До слабеющей рукой протянул Вану свой меч. – Тогда теперь ты – мастер меча, и я рад, что передаю оружие такому великому воину. Пастух взял меч и ответил:– Учитель, я сделаю всё, чтобы этот меч никогда не покинул своих ножен.

Говорят, что Кэн До, мастер меча, умер счастливым. И ещё говорят, что не было в Китае более великого мастера меча, чем пастух Ван. Как он и обещал своему учителю, меч его так никогда и не покинул своих ножен.

Мастер.

Однажды ученик пришёл к мастеру и сказал:

– Мастер, если я сам не могу найти ответ на интересующий меня вопрос, я иду к вам. А где же вы ищете ответы на вопросы?

Мастер усмехнулся и ответил:

– Все ответы прячутся в вопросах. Однако боюсь, пока тебе это знание не поможет. Ты знаешь притчу о мастере?

– Их очень много, учитель, – ответил ученик.

– Нет, – возразил мастер, – это была самая первая притча, и поэтому она называется просто «Притча о мастере»…

* * *

Жил-был человек. Он был таким же, как и все, и очень хорошо это понимал. И именно поэтому никогда не старался показаться лучше, чем он есть на самом деле. Однако уже одно это знание делало его отличным от всех людей. Люди это замечали (хоть и не понимали – в чём же его отличие от них) и считали, что этот человек очень мудр. И конечно же стали обращаться к нему за советом. Человек внимательно выслушивал просящего и отвечал им примерно так:

– Я могу вам помочь. Но не трудившийся на поле не знает вкуса хлеба. Поэтому вы должны сначала…

И он давал им какие-нибудь несложные, но требующие времени задания, а сам в это время пытался найти ответы на вопросы, которые задавали ему просящие. И когда тот, кто выполнил задание, приходил за ответом, человек был готов ответить на вопрос. Но сначала человек вновь просил изложить просьбу, подводя говорящего к тому, чтобы он сам ответил на свой вопрос. Например, так: «и вы считаете, что лучше всего было бы сделать…», и тут просящий обычно сам предлагал лучшее разрешение той ситуации, в которую он угодил. Таким образом, просивший получал ответ на свой вопрос, но пребывал в уверенности, что это заслуга человека, к которому он обратился за помощью.

Скоро слава об этом человеке достигла даже самых дальних уголков земли, и люди со всего света шли к нему решать свои проблемы. А некоторые из вопрошавших, после знакомства с ним, отказывались возвращаться домой. Так у человека появились ученики, которые стали звать его мастером.

И вот однажды один из учеников спросил мастера:

– Мастер, если люди сами не могут найти ответ на интересующий их вопрос, они идут к вам. А где же вы берёте ответы на эти вопросы?

– Все ответы уже есть в самих вопросах, – ответил мастер, – однако тебе это знание не поможет. Ведь чтобы съесть хлеб, нужно сначала засеять землю, поливать её, собрать урожай, перемолоть зерно в муку, сделать из муки тесто и запечь его в печке…

Ученик внимательно выслушал притчу и сразу же спросил: – Учитель, если ответы уже содержатся в вопросах и каждый сам может ответить на любой вопрос, то в чём же тогда заслуга мастера? Мастер печально покачал головой и ответил:– Ворона можно научить разговаривать, но умнее он от этого не станет, – и отослал нерадивого ученика прочь.

Меч в сердце.

Давным-давно в Китае жил один очень уж подозрительный император, который даже самым доверенным телохранителям не позволял находиться рядом с собой при оружии. И всё же тот император не избежал покушения на свою жизнь. Подосланные убийцы как раз и воспользовались тем, что телохранители императора были безоружны. Воин дворцовой стражи, услышав звон стали, поднял тревогу. Когда же стража ворвалась в покои императора, схватка была закончена. В живых остались лишь сам император и один из телохранителей. Начальник дворцовой стражи внимательно оглядел «поле битвы» и после вызвал к себе того телохранителя, который спас императора.

– Где ты прятал оружие? – спросил он.

– Отнял у одного из нападавших, – ответил телохранитель.

Начальник стражи усмехнулся.

– Все мертвецы из подосланных убийц держали в руках мечи, – сказал он.

Телохранитель лишь пожал плечами и ничего не ответил…

* * *

Один известный мастер подготавливал воинов для самого императора. Все ученики мастера становились отменными бойцами и не раз спасали жизнь властителей. Но был у мастера один ученик, очень способный и старательный юноша, который терялся, если его руки не сжимали рукояти меча. Что только не делал мастер, да только все его усилия оказывались напрасными. И пусть даже этот ученик столь мастерски владел клинком, что выбить из его рук оружие не могли даже самые лучшие фехтовальщики, всё же мастер не отпускал своего ученика на службу, понимая, что у воина не должно быть никаких слабостей. Однажды мастер позвал ученика и попросил его сопроводить его.

– Мне нужно доставить важное письмо императору. Это письмо дорого не только императору, и поэтому мне нужна защита.

Ученик согласно кивнул и побежал за своим мечом.

Они вышли из дома мастера и не спеша направились во дворец. Люди почтительно расступались перед известным мастером, а ученик внимательно следил за людьми, выискивая затаившуюся угрозу. Однако ко дворцу они добрались без приключений.

– Ну всё, здесь уже бояться нечего, – облегченно вздохнул мастер.

У входа во дворец стража забрала оружие у мастера и у его ученика и один из стражников повёл их в покои императора. Но на полпути стражник вдруг охнул и кулем упал на пол. В его животе торчал кривой нож. И тут же из темноты выбрались несколько вооружённых людей и перегородили дорогу идущим. Ученик хотел было побежать назад (за оружием), но и сзади уже стояли вооружённые люди. Лишь мастер остался невозмутимым.

– Отдай письмо, – прохрипел один из людей, которые устроили ловушку.

– Возьми, – сказал мастер и убрал письмо за пояс.

Потом мастер встал в боевую стойку и сделал руками жест, будто вынимает из ножен меч. Вот только меча у него не было. Неизвестные бросились в атаку. Ученик растерянно стоял истуканом, не зная, что делать. Мастер легко толкнул его, освобождая пространство. «Что он делает?» – удивился ученик, прижимаясь спиной к стене, будто и вправду у мастера в руках был меч, и он, ученик, мог оказаться на пути оружия.

Увернувшись от первого нападавшего, мастер ударил сам… и нападавший замертво рухнул на пол, будто действительно сражённый мечом. Остальные нападавшие тут же отпрянули, но лишь для того, чтобы перегруппироваться. Это были хорошие воины, и даже невидимый меч в руках противника их не испугал. И всё же с мастером им было не совладать, поэтому, потеряв ещё двоих, остальные так же таинственно растворились в темноте, как и появились ранее.

– Мастер, – воскликнул изумлённый ученик, – у вас магическое оружие?! Невидимый меч?!

– Да, – ответил мастер, вытер невидимый клинок об одежду одного из мертвецов и убрал его в невидимые ножны, – и у тебя есть такой же.

– У меня?! – ещё больше удивился ученик.

– Запомни, – сказал мастер, – оружие настоящего воина висит не на его поясе, оно в его сердце.

Ученик нахмурился, пытаясь осознать слова мастера.

– Ну же, что ты стоишь столбом! – гаркнул мастер. – Вынь меч!

Ученик встал в боевую стойку, схватил руками несуществующую рукоять и осторожно потянул. Он почувствовал лёгкое сопротивление, как будто действительно клинок выходил из ножен, и даже услышал тихое шипение трущейся о дерево стали. Он извлёк меч, легонько его подкинул и тут же поймал. «Какой совершенный меч, – подумал ученик, пленяясь новым оружием, – какой идеальный баланс».

Он настолько увлёкся своими переживаниями, что даже не заметил, как один из мертвецов вдруг улыбнулся и подмигнул мастеру…

Музыкант, который искал восьмую ноту.

Жил на свете музыкант, который столь виртуозно исполнял музыку, что люди говорили, будто он может подобрать свою мелодию для каждого человека. Однако сам музыкант был несчастен. «Не может быть, – думал он, – что нот на свете всего лишь семь. Должна же быть ещё хоть одна…».

Музыкант посетил лучших мастеров музыки, но все они лишь разводили руками.

– Нет восьмой ноты, – говорили они, – по крайней мере, нам она не известна.

Музыкант и сам попробовал извлечь эту ноту, но его попытки не принесли успеха.

Однажды музыкант услышал о мастере дзен, который, говорили люди, мог решить любую проблему. И музыкант пошёл к мастеру.

– Да, – сказал мастер, выслушав музыканта, – есть восьмая нота. Точнее, она самая первая.

– Покажите же её мне, мастер! – воскликнул музыкант.

– Ты и сам её знаешь, – ответил мастер. – Ну всё, иди-иди, у меня нет времени на пустую болтовню.

Счастливый музыкант покинул мастера и вновь попытался найти эту загадочную восьмую ноту, которая была самой первой. Безуспешно. Музыкант опять пошёл к мастеру дзен.

– Я не смог её найти, – сказал он.

– Её и не надо искать, – ответил мастер. – Я же сказал, ты уже знаешь эту ноту. Просто до сих пор ты учился делать музыку, теперь же должен научиться её слушать.

Музыкант забросил свои инструменты и стал посещать выступления других музыкантов, пытаясь услышать новую ноту в их музыке. Однако и теперь не открыл новой ноты, зато услышал много великолепной музыки, которую, как оказалось, раньше он совершенно не слушал.

– Вы научили меня слышать музыку, – сказал музыкант, вновь явившись к мастеру.

– А нашёл ли ты восьмую ноту? – спросил мастер.

– Нет, – сказал музыкант, – но я…

– Значит, я зря теряю с тобой время, – перебил музыканта мастер и взмахом руки отослал его прочь.

Через несколько дней мастер сам вызвал музыканта.

– Завтра меня должны посетить важные гости. Я хотел бы попросить тебя сыграть для них.

Музыкант согласился.

– У меня есть только одна просьба, – сказал мастер. – Ты должен начать играть лишь после того, как я махну рукой. Это очень важно.

– Хорошо.

На следующий день музыкант пришёл к мастеру, приготовил инструмент. Маленькая комната мастера уже была полна людей, а гости всё прибывали. Мастер с каждым здоровался, расспрашивал о здоровье и сам усаживал на определённое место. Приглашённые с любопытством поглядывали на музыканта и громко разговаривали.

Музыкант ждал.

Наконец все расселись, и мастер стал рассказывать гостям известную притчу об императоре. Рассказывал он безвкусно, да и гости не слушали и продолжали свои разговоры, так что в общем шуме мастера почти не было слышно.

Музыкант ждал.

Наконец мастер объявил музыканта. В комнате сразу же стало тихо. Музыкант приготовился, положив пальцы на струны. Мастер поднял руку и вдруг застыл каменным истуканом. Застыли в самых разнообразных позах и гости. Застыл и музыкант в ожидании взмаха руки мастера. Воцарилась полная тишина, даже дыхания не было слышно. Музыкант смотрел на мастера и невольно вслушивался в тишину. Но мастер стоял не шелохнувшись, будто и вправду был всего лишь каменным изваянием. Музыкант пропустил вдох, не смея нарушить тишину. Тишина была столь полной, что стала звуком.

Это «му» – нота безмолвия и самого громкого крика. Нота молчания и всех слов. Нота пустоты и знания.

Музыкант поклонился мастеру и в полной тишине покинул комнату.

Непобедимый Олам.

Если вы посмотрите на звёзды, то вряд ли там найдёте созвездие Олама. Его не взяли на небо, хотя когда-то об этом воине не слышал разве что только глухой. Никого сильнее Олама не было на всём свете, и огромные армии сдавались на волю победителя, если только узнавали, что среди противников находится непобедимый Олам. Слава Олама превышала даже подвиги великого Геракла, и герои древности меркли перед непобедимым Оламом. В любом сражении он всегда был впереди, и его искусство владения мечом было столь велико, что даже сражайся он один против пятисот воинов, выходил он из битвы без малейшей царапины. И умер он непобеждённым. Вопреки смерти, даже мёртвый, он продолжал стоять на ногах. Таким был великий и непобедимый Олам.

И всё же боги не вознесли Олама на небеса. Быть может, они знали что-то, о чём не ведали мы, простые смертные…

Сколько Олам себя помнил – он всегда боялся боли. Стоило ему даже просто представить себе боль, как его бросало в судороги, а глаза слепли от страха. Когда он был совсем ребёнком, нога его угодила под плуг, но искусный целитель сумел сшить все разрезанные мышцы и правильно уложил кости, так что физических последствий не осталось почти никаких, разве что одна нога была чуть короче другой. Но Олам очень хорошо запомнил боль, когда целитель чистил от грязи рану, сшивал его мышцы и жилы, спиливал осколки кости. С тех пор он и стал бояться боли. Именно поэтому Олам стал лучшим воином. Его страх перед болью был столь велик, что усерднее и отчаяннее ученика не знал ни один мастер фехтования. Олам обучался у лучших и очень быстро превосходил своих мастеров, пока его мастерство не достигло таких пределов, что никто не мог не то что одолеть его в бою, а даже приблизиться на расстояние удара. Страх боли сделал Олама столь чутким и ловким, что он успевал даже увернуться от летящей стрелы, а многие лучники говорили, что Олам чувствовал даже наведённую на него стрелу, и считали, что Олам просто заговорён от смерти. Много всяких вымыслов и догадок ходило среди людей об Оламе. Кто-то считал его богом, спустившимся на землю развлечения ради, другие уверяли, будто Олам пьёт эликсир бессмертия, который заживляет его раны, стоит им только появиться на его теле, третьи рассказывали, что у Олама во лбу есть третий глаз, который позволяет ему предвидеть будущее и избегать собственной смерти. Много чего говорили. Сходились лишь в одном, что Олам скрывает какую-то тайну, которая делает его непобедимым. Тайна была, но даже узнай её люди, они бы всё равно не поверили столь простому объяснению. Впрочем, люди всегда ищут вмешательства иных недоступных обычному человеку сил, чтобы хоть как-то оправдать собственные слабости. Но как бы то ни было, Олам был непобедим, хоть и трясся по ночам от страха. Годы шли, Олам из обычного воина сделался великим военальником, а царёк мелкого княжества, на которого служил Олам, стал императором, покорив все земли, до которых только дотянулась его жажда власти. Врагов у империи не осталось, а если даже и были недовольные, то благоразумно предпочитали молчать. Оламу всё реже приходилось извлекать из ножен своё оружие, да и то лишь затем, чтобы показать несколько уроков фехтования бесконечным отпрыскам императора. Страхи стали понемногу отпускать Олама, и он наконец заинтересовался окружающим его миром. Он вкусил мёда поэзии и сам научился слагать великолепные стихи, заслужив уважение великих поэтов империи. Он женился на самой прекрасной девушке, и она родила ему дочерей и сыновей. Он беседовал с великими учёными и рассуждал о смыслах с великими философами, и те и другие находили его интересным и образованным собеседником. «Сколько интересного было скрыто от меня за пеленой страха», – всё чаще думал Олам. Однажды, когда Олам с императорскими сыновьями охотились на лесного зверя и птицу, на охотников напали разбойники (Олам никогда не брал с собой охрану, а сыновьям императора нечего было бояться с таким охранителем, как непобедимый Олам). Видимо, любители лёгкой наживы не признали непобедимого воина, потому что иначе ничем нельзя объяснить их самоубийственный поступок. Или же богатые каменья на одежде охотников ослепили им глаза. Никто не ожидал нападения. Задумавшемуся Оламу один из нападавших разбил плечо дубиной. Из-под разорванной ткани выступил осколок кости. Олам удивлённо посмотрел на разбитое плечо, а другая его рука в мгновение ока извлекла из ножен оружие. «Совсем не больно», – удивился Олам и одним молниеносным ударом сразил ранившего его разбойника. Императорские отпрыски лишь молча глазели, даже не подумав взяться за оружие и помочь Оламу. Они видели сочащееся кровью плечо имперского военачальника и висящую плетью безжизненную руку и никак не могли понять происходящего. Тем временем Олам расправился с ещё двумя нападавшими, но потом его грудь пронзила кривая стрела. Олам вонзил меч в горло подобравшемуся разбойнику, отпустил оружие, переломил торчащее древко стрелы и вновь взялся за меч, извлекая его из горла мертвеца, который ещё даже не успел упасть. «Не больно», – удивлялся Олам, а в спину ему вонзился крюк и вырвал кусок плоти. Олам покачнулся, но устоял на ногах. Меч его всё также был скор, и нападавшие гибли один за другим. Ещё одна стрела вонзилась в живот Олама. «Совсем не больно», – удивлялся Олам, продолжая битву. Разбойников осталось лишь трое, да позади них опять натягивал лук лучник. Олам позволил стреле вылететь, вонзиться в него и лишь потом с силой бросил свой меч. Клинок со свистом вонзился в живое и на мгновение поднял тело над землёй. А спустя миг уже мёртвое тело упало наземь. Выхватив кинжал, в три удара Олам закончил бой. И лишь потом позволил себе осознать, что сердце его уже не бьётся, пронзённое последней стрелой. «Нечего было бояться. Жаль, я узнал об этом слишком поздно…» – подумал Олам и умер, непобедимый, всё ещё оставаясь на ногах.Таким его и нашли пришедшие на место схватки императорские солдаты. Мёртвый Олам спокойно стоял среди трупов разбойников, повесив на грудь голову, будто задумался о чём-то столь важном, что даже забыл дышать…

Последний танец эльфа.

Между людьми и эльфами было три больших войны, и все три эльфы проиграли. Тому, почему это произошло, посвящены бесчисленные труды многих известных историков – и людей и эльфов, хотя ни один из них так и не ответил на поставленный вопрос. Однако сейчас не об этом.

Мало кто из людей был в эльфийском городе – Ясеневом Граде, но те, кому всё же посчастливилось там быть, конечно же видели памятник танцующему Эларре. Эларра – эльф, и памятник ему поставили в память о войне (первой) между людьми и эльфами. Этот эльф, наверное, единственный, кто удостоился вечной памяти своего народа, хотя он не убил ни одного человека. Чем же он запомнился? И почему именно его помнят эльфы как самого мужественного воина?

Если бы люди умели хранить память так, как хранят её эльфы, то они наверняка поставили бы памятник разбойнику Ласу, прозванного эльфами Чёрной лисицей. Крупными армиями Лас никогда не командовал, однако его небольшой отряд истребил эльфов больше, чем даже Последняя битва, которая случилась на исходе третьей войны между людьми и эльфами. Чёрная лисица никому не подчинялся, и всё же в войне с эльфами это был самый отчаянный и страшный боец. Некоторые люди говорили, что он мстит эльфам за убитого сына. Другие уверяли, что Ласом властвует отвергнутая любовь – он якобы был влюблён в эльфийку, которая не пожелала связывать свою жизнь со смертным. Что из этого правда – неизвестно, однако Лас действительно испытывал по отношению к эльфийскому народу жгучую ненависть. Пленных эльфов Чёрная лисица ставил на горящие уголья и заставлял танцевать, пока их ноги не прогорали до самых костей. И только тогда Лас позволял несчастным умереть. Однажды в плену у Лисицы оказался эльф Эларра. Эларра был сказителем, или как зовут их люди – менестрелем. Во время первой и второй войны сказителей (и людей, и эльфов) воины никогда не трогали, и лишь во время третьей войны различий между воинами и мирными жителями не стало – это было жестокое и ужасное побоище, в результате которой эльфы покинули наш мир. История же, героями которой были Лас-Чёрная лисица и эльф Эларра, случилась во времена первой войны, когда битва между эльфами и людьми была уделом лишь воинов. И всё же Лас пренебрёг табу и неволил сказителя Эларру. Про Эларру в те далёкие времена знали все – не было более чистого голоса на всей земле и слушать его приходили не только эльфы. Люди, гномы, великаны и другие народы собирались в одном месте, чтобы услышать Эларру, и несколько раз сказитель, благодаря своему голосу, останавливал кровопролитие между враждующими сторонами. Но Чёрная лисица поставил Эларру в центр горящего костра (как и воинов-эльфов) и сказал ему то же, что говорил всегда: – Ну, танцуй же, эльф. Если ты сможешь танцевать до самого утра, я оставлю тебе жизнь. Эларра, стоя в огне, даже не шелохнулся, хотя над костром уже вился запах горящей плоти. – Что же ты стоишь? Разве тебе не дорога твоя жизнь? – воскликнул Чёрная лисица и расхохотался. – Ты хочешь, чтобы я танцевал? – спокойно спросил Эларра, будто не его ноги сейчас сгорали в огне. – Да, – согласился Лас и опять расхохотался. – Тогда жизнь одного эльфа – это слишком мало, чтобы заставить меня танцевать. – Даже если это твоя жизнь? – удивился Лас. Эларра кивнул. – Чего же ты хочешь взамен? – спросил Лас. – Мне нужны жизни всех эльфов, которых ты не убил. Я хочу, чтобы ты закончил свою войну, – ответил эльф. – Я не могу закончить войну, – ответил Чёрная лисица, – я всего лишь разбойник. – Я говорил про твою войну, – отозвался Эларра. – Только я? – вновь был удивлён Лас. – И ради этого ты согласен танцевать в огне до самого утра? – Для меня этого будет достаточно. – Твои ноги превратятся в уголья ещё до полуночи, – возразил Чёрная лисица. – Я рискну, – спокойно ответил эльф, не обращая внимания на то, что ноги его уже начали гореть. – А ты смелый, эльф, – сказал Лас, – хорошо, я принимаю сделку. Если ты сможешь танцевать до рассвета, то, клянусь, я никогда в жизни не подниму своего меча ни на одного эльфа. Ты согласен? Эларра кивнул. Чёрная лисица усмехнулся. – Эй, подбросьте ещё дров в огонь, – приказал он своим воинам и сел перед костром, в котором находился Эларра. – Танцуй же, эльф, покажи всё, на что способен твой народ.И стоявший камнем эльф взвился в танце…

Говорили, что Эларра танцевал в самом сердце огня до рассвета. И ещё говорили, что ничего прекраснее этого танца не видел даже сам Создатель. Когда же небо начало алеть, эльф вышел из пламени и подошёл к Чёрной лисице. Ноги его превратились в горящие головни, и всё же он сам вышел из огня и подошёл к Ласу. – Уже утро, – спокойно сказал Эларра. Чёрная лисица ответил: – Я сдержу своё слово, эльф. И Эларра замертво упал наземь… Эльфы рассказывают, что тем же утром Чёрная лисица пустил себе кровь и лишил себя жизни, стоя над могилой, где похоронили эльфа… Люди же говорят, что Эларра не смог танцевать до самого утра, что он умер намного раньше, чем взошло солнце. И всё же с того дня разбойник Лас, прозванный Чёрной лисицей, сломал свой меч и более никогда не поднимал оружие ни на одно живое существо… Эльфам так и не удалось найти тело Эларры, поэтому могила под памятником в Ясеневом Граде до сих пор пуста. И над пустующей могилой навечно замер в танце танцующий эльф, и его каменные ноги вечно лижет пламя каменного огня…И ещё некоторые историки уверяют, что, может быть, именно потому эльфы проиграли войну, что восхищались не теми, кто больше убил врагов, а теми, кто сделал всё, чтобы войны избежать…

Предательство Герма.

У жителей гор очень долгая память. И люди эти до сих пор помнят предательство Герма, хотя эта история случилась столь давно, что уже даже неизменные горы и то сменили свои очертания. Ни один отец не назовёт своего сына этим именем, а если кто-то из чужаков вдруг попросит поведать эту историю, то горцы будут немы как рыбы или скажут, что отродясь среди жителей гор не было никакого Герма. Тем не менее сказания этого древнего народа сохранили историю об одном человеке, предавшем охотникам до чужих богатств тайное святилище, где хранился вылитый из чистого золота истукан, которому когда-то поклонялись жители гор. И хотя давно уже здешние люди молятся другому богу, которого принесли с собой христианские миссионеры, простить Герма они не желают до сих пор. Даже мне, несмотря на моё любопытство и настойчивость, не удалось выяснить подробности тех давних событий, однако во время раскопок одного древнего городища я наткнулся на очень интересную рукопись, автор которой совсем иначе рассказывает историю, героем которой является тот самый легендарный предатель.

После того, что совершил Герм, люди даже отказались хоронить его тело. Хоронил его я, когда уже звери и птицы съели всё мясо, а кости выбелило дождём и солнцем. Дом Герма тоже сожгли, и теперь на том месте растут лишь дикие травы, потому что никто не хочет строить себе жилище на этом месте. Вот с какой силой горцы могут ненавидеть. При жизни Герм славился как смелый и сильный охотник, и люди его уважали как честного и справедливого человека. Он был нелюдим и жил один, хотя много горских женщин с радостью разожгли бы очаг в его доме. О нём говорили, что будто юношей он был влюблён в одну девушку, которую забрали из деревни во время очередной из войн, случающихся в наши времена чаще, чем дожди падают с неба. Ещё говорили, что сразу же после этого Герм исчез из деревни, а вернулся лишь спустя две зимы, еле живой от истощения и бесчисленных ран. На руках он нёс свою возлюбленную, однако когда он переступил порог своего дома, она была уже мертва. Говорят, что именно с тех пор Герм никогда не смеётся. Вот таким он был человеком, и тем больше было удивление жителей гор, когда Герм отвёл чужаков в святилище и позволил им разграбить его. Когда чужаки ворвались неожиданно в нашу деревню и принялись рубить не успевших взять в руки оружие мужчин, я своими глазами видел, как смело вышел им навстречу Герм, каким он был ловким и как он сражал противников одного за другим. И если бы не коварство, может быть, он бы сразил всех чужаков, одного за другим. Однако во время поединка, когда Герм сражался с одним из напавших на деревню, предводитель чужаков сразил Герма стрелой. Клинок выпал из рук Герма, и чужаки накинулись на него и быстро связали. В тот день много было мёртвых, и не только мужчин. Чужаки убивали и стариков и юношей, которые ещё не стали мужчинами. Только женщин и младенцев не тронули. Оставшихся в живых собрали, связали, и предводитель чужаков спросил: – Кто из вас знает, где находится святилище? Мужчины опустили головы, так как многие из них каждую луну отправлялись туда. И только один Герм прямо ответил: – Я знаю. – Отведёшь меня туда, – сказал главный чужак. – Нет, – спокойно ответил Герм, – никогда. – Я буду убивать твоих людей одного за другим, пока ты не согласишься. Герм лишь отрицательно покачал головой. Тогда чужаки начали убивать. Одного за другим перерезали мужчин, потом стали резать тех, кто ещё не стали мужчинами. Дошла очередь и до меня. Я тогда был ещё ребёнком, поэтому от страха закричал. Державшие меня чужаки лишь рассмеялись. Меня потащили и бросили к ногам Герма. – Отведёшь? – в который уже раз спросил предводитель чужаков и, схватив меня за волосы, приподнял. Герм молчал, однако верёвки, стягивающие его тело, зазвенели от напряжения. Я даже удивился, как они не лопнули. Даже раненный, Герм был страшен в ярости. Его держали пятеро чужаков и еле удерживали. Предводитель чужаков приставил к моему горлу нож. И тут вдруг Герм замер и щека его изумлённо дёрнулась. А через мгновение тело его обмякло и он тихо произнёс: – Хорошо, я отведу вас в святилище. От неожиданности предводитель дёрнул рукой и оцарапал мне ножом шею. Потом бросил меня наземь, как ненужную вещь. И, как уже известно всем, Герм отвёл их в святилище, откуда чужаки вынесли всё, что можно было унести. Спустя несколько дней мёртвого Герма обнаружили недалеко от деревни, он умер от укуса змеи. Люди говорили, что это боги его покарали, но я знал, что это не так. Герм сам искал смерти, чтобы навечно похоронить тайну, которую он узнал. Жители сожгли его дом и оставили мёртвого без погребения, чтобы душа его не нашла покоя. Спустя несколько лет, когда я уже стал мужчиной, я похоронил останки так, как полагается обычаями. Эту тайну я хранил всю свою жизнь, трусливо оберегая собственную жизнь, но теперь, когда путь мой близится к завершению и бояться мне уже нечего, я наконец могу рассказать о том, из-за чего Герм предал не только свой народ, но и своих богов. Тогда, когда предводитель чужаков готов был убить меня, Герм увидел то, чего не должен был видеть. А увидев, он сделал всё, чтобы спасти меня. Об этом знали лишь мои родители да старая бабка, которая помогала моей матери при моём рождении. Но к тому времени, когда чужаки ворвались в нашу деревню, родители умерли от неведомой болезни, бабка – от старости, и никто больше во всём мире не знал о моей тайне.Всё очень просто. Я – женщина…

На этом запись обрывается, и остальное я уже домыслил сам. Видимо, автор этой рукописи родился не совсем нормальным, то есть был и не мужчиной и не женщиной, а, может быть, был «одарён» от рождения и мужскими признаками и женскими. Люди гор очень особенно относились к женщине, пожалуй, почти религиозно. Даже захватившие деревню Герма чужаки не трогали женщин. Видимо, Герм увидел, что ребёнок, которого все принимали за мальчика, на самом деле является женщиной, и, как мужчина и воин, встал на её защиту. И не только пожертвовал собственной жизнью, но и осмелился предать собственных богов. И даже, чтобы сохранить тайну, совершил самоубийство. Или, может быть, в те далёкие времена детей с какими-либо отклонениями, таких как автор рукописи, оставляли на собственную смерть, поэтому родители предпочли скрыть от всех то, что их ребёнок не нормален. А Герм, увидев это, предпочёл жизнь этого несчастного собственному существованию и чести. Если всё действительно так, то и в том и в другом случае Герм оказывается вовсе не предателем, а наоборот – героем, каких ещё нужно поискать.Сначала, прочитав эту историю, я не осмелился рассказать об этом потомкам народа гор (мне думалось, что будет лучше, если я сохраню тайну, ради которой Герм пошёл на святотатство и самоубийство), но теперь, взяв на себя смелость, публикую адаптированный под современность текст рукописи и собственные выводы, сделанные мною на основе этого текста. А уж кем на самом деле был Герм – предателем или героем, пусть каждый решает для себя сам.

Сказка о дурачке.

«Ходит дурачок по миру,

Ищет дурачок…».

Егор Летов.

Жил-был дурачок. Совершенно наивный и безобидный, так что даже другим детям было скучно его дразнить. Весь день дурачок бродил по полям и лугам, а иногда забирался в лес. И всё ему было интересно – качающийся на ветру зелёный лист, мудро шевелящий усами жук, высокомерно замершее в небе облако, играющие в чехарду солнечные зайчики и многое другое. Так что скучать у него просто не было времени, а уж тяготиться своим слабым умом – тем более.

Однажды в селение, где жил дурачок, пришёл проповедник. Встретив на пути глупого дурачка, проповедник сжалился над убогим и решил сделать ему подарок. Он остановил дурачка и рассказал ему о Боге и о том, какой Бог добрый и вселюбящий. И подарил ему детскую книжку о жизни Христа. «Вот бы мне встретить этого Бога, – подумал дурачок, – мы бы с ним вместе бродили по лугам и полям и смотрели бы на листья, на жуков, на облака и всё остальное».

– А где я могу найти Бога? – спросил дурачок у проповедника.

– Он везде, – многозначительно сказал проповедник и пошёл дальше, довольный собой и свершённым благодеянием.

Много дней дурачок искал Бога, да так и не смог его найти. Он прошёл все поля и луга, он обошёл весь лес, но так и не смог найти Бога.

Как-то, весь в слезах, дурачок возвращался поздно вечером домой. Он опять весь день искал Бога, и опять его поиски оказались напрасными.

– Что с тобой? – спросил проходящий мимо житель селения, увидев рыдающего дурачка.

– Я везде ищу Бога, но никак не могу его найти, – ответил дурачок.

– Тогда надо поискать его в себе, – ответил мудрый человек.

– В себе? – удивился дурачок.

– Конечно, – весомо заявил человек.

«Как удивительно, – подумал дурачок, – я искал везде, а в себя заглянуть забыл». Он вытер слёзы, сел на землю и стал искать в себе Бога.

Проснувшиеся утром жители селения были удивлены, увидев, что дурачок пытается сколотить из двух огромных брёвен крест.

– Что ты делаешь? – спросили они.

– Я нашёл Бога, – ответил дурачок. – Бог – это я, а значит, я должен висеть на кресте.

И он показал людям книжку, которую подарил ему проповедник.

– Дурак, – сказали ему жители деревни, – ты ничего не понял. Немедленно оставь эти брёвна, пока не натворил беды.

Но дурачок отрицательно мотал головой и пытался поднять с земли тяжеленный крест.

– Ты убьёшься! – кричали люди и спешили убрать его от криво сколоченного креста.

Но прежде чем они успели добежать, дурачок из последних сил поднял крест и поставил его. И тут плохо приколоченная перекладина креста упала и разбила голову несчастному дурачку.

Они рухнули наземь вместе – дурачок и его крест…

Говорили потом, что одна маленькая девочка из того селения видела, как дурачок бродил по лугам и полям вместе с седобородым старцем, одетым во всё белое. Дурачок был счастлив и постоянно повторял: – Наконец я тебя нашёл…Однако конечно же никто девочке не верил…

Тао – железные руки.

В Китае говорили, что нет воина лучше, чем Тао – железные руки. Тридцать лет он обучался искусству войны и в таком совершенстве владел собственным телом, что мог голыми руками побороть тридцать вооружённых воинов.

Однажды Тао пришёл к мастеру Гэдо и вызвал его на поединок. – Говорят, ты лучший в Китае воин клинков, мастер Гэдо, – сказал Тао, – но я всё же сильнее. Мастер Гэдо кивнул и ответил: – Я вижу, ты пришёл со своим оружием, Тао – железные руки, но я безоружен. Как же мы сможем проверить, кто из нас лучший воин? – Так возьми свои клинки, – сказал Тао. – Не могу, – ответил мастер Гэдо, – только что я дал обет, что ровно месяц не прикоснусь к оружию. Весь месяц я и мои ученики будем собирать урожай, чтобы зимой у нас была еда. – Хорошо, – согласился Тао, – я подожду, – и собрался уходить. – Ты можешь нам помочь, – остановил Тао мастер Гэдо, – тогда мы быстрее соберём урожай. Весь месяц Тао – железные руки трудился вместе с мастером Гэдо и его учениками на поле. Когда весь урожай был собран, Тао пришёл к мастеру и вновь вызвал его на поединок. – Я бы с радостью, – ответил мастер Гэдо, – но на этой неделе я должен почтить память своего учителя постом и молитвами. Тао – железные руки вновь был вынужден согласиться подождать. – Ты можешь поститься и молиться вместе со мной, – предложил мастер Гэдо. – Мой учитель был великим воином и очень бы обрадовался молитвам другого великого воина. Тао нечем было заняться, и он принял предложение мастера Гэдо. Целую неделю мастер Гэдо и Тао держали пост и возносили молитвы. – Теперь ты наконец возьмёшь в руки оружие? – спросил Тао – железные руки на исходе недели. – С удовольствием, – сказал мастер Гэдо, – но, видишь ли, мои ученики не могут остаться без своего учителя, а я ещё ни в одном из них не вижу достойного преемника. Может быть, ты позанимаешься с ними и определишь того, кто сможет стать продолжателем моего дела? И вновь Тао – железные руки был вынужден помогать мастеру Гэдо. Много дней он занимался с учениками мастера Гэдо, обучая их искусству войны, и наконец выбрал того ученика, который мог бы заменить мастера Гэдо. – Очень хороший выбор, – похвалил Тао мастер Гэдо, – я бы и сам не смог выбрать лучше. – Ну, теперь, мастер Гэдо, вы наконец согласитесь взять в руки оружие? – спросил Тао – железные руки. – Конечно, – воскликнул мастер Гэдо, – моё оружие всегда при мне. Но не могу же я поднять свой клинок на того, кто вместе со мной убирал урожай с поля, молился за душу моего учителя, да ещё и воспитывал моих учеников. Тут Тао – железные руки не выдержал и в гневе закричал: – Вы с самого начала меня обманывали! Вы просто боитесь сражаться! Но я всё равно убью вас! Мастер Гэдо убрал руки за спину и спокойно ответил: – Что ж, я всегда готов к этому. Жаль, правда, что ты так и не узнаешь, кто из нас был лучшим воином. Тао – железные руки в бешенстве метался перед мастером Гэдо и ничего не мог сделать. Он не мог поднять руки на безоружного мастера, но и уходить ни с чем ему не позволяла воинская честь. И тут вдруг он нашёл решение. Он остановился, поклонился мастеру Гэдо и сказал: – Спасибо за урок, мастер Гэдо. Вы победили меня. Ваше искусство войны оказалось выше моего. Мастер Гэдо усмехнулся и поклонился в ответ. – Это был очень сложный поединок, Тао. Но ты проявил себя искусным воином и заслуживаешь высшего уважения. Тао закинул на плечо свой походный мешок и собрался уходить. – Куда же ты, Тао? – воскликнул мастер Гэдо. – Я победил тебя, а значит, с этого момента твоя жизнь принадлежит мне. Тао замер на полушаге. – Но зачем же я вам, мастер? – удивлённо спросил он. – Тридцать лет ты ковал оружие, Тао. Подобный клинок – гордость любого воина. Однако в плохих руках даже самый лучший клинок – всего лишь кусок железа. Хорошему клинку нужны руки настоящего мастера. Тао – железные руки бросил наземь свой мешок, вновь поклонился мастеру Гэдо и сказал: – Возьмите меня в ученики, мастер.– Ты уже давно мой ученик, Тао, – ответил мастер Гэдо. – Как ты мог этого не заметить?

Из поколения в поколение люди передают истории о подвигах мастера Тао, отважного воина и великого мастера. А многие рассказчики добавляют, что на самом деле подвиги мастера Тао много выше тех историй, что сохранились до наших дней…

Третий вопрос Создателя.

Когда Создатель сотворил этот мир, в нём было всё: земля и вода, день и ночь, огонь и воздух, живое и мёртвое. И сам Создатель бродил по земле, и многие его видели, и в этом не было ничего необычного.

Мир принадлежал Перворождённым, а человека тогда не существовало. Среди Перворождённых главенствовали Айн Сейидхе, позже прозванные людьми хальфами или эльфами.

Айн Сейидхе были мудры и бессмертны, потому что мир был тогда иной и смерти среди Перворождённых вовсе не существовало. Они ведали прошлое и будущее, знали о своём назначении и своих возможностях, вся жизнь их, как и прочих живых существ, лежала перед эльфами как на ладони, и никаких неожиданностей никогда не приключалось. А встретив Создателя, никакой эльф никогда не задавал тому вопросов, потому что вопросов у эльфов не существовало, у них были только ответы.

Но однажды нашёлся эльф, который попросил у Создателя вопрос.

– Я могу дать тебе только те вопросы, Айн Сейидхе, на которые не существует ответа, – сказал Создатель, – но взамен я возьму у тебя треть жизни.

Эльф подумал, что треть жизни в его бесконечном существовании – это совершенно неважная величина, и согласился.

– Вот тебе вопрос: «Кто я?».

Эльф ушёл, но через некоторое время снова вернулся к Создателю и сказал:

– Кажется, я нашёл ответ на этот вопрос. Но я не могу его выразить. Дай мне ещё один вопрос. Может быть, тогда я смогу дать ответ и на первый твой вопрос.

– В обмен на треть жизни?

Эльф согласно кивнул.

– «Зачем я существую?».

Эльф выслушал вопрос и ушёл. И опять вернулся.

– Кажется, и на этот вопрос я смог найти ответ и всё же не могу его поведать, – сказал эльф, – дай мне ещё один вопрос.

– И забрать оставшуюся треть жизни? – усмехнулся Создатель. – Зачем это тебе, Айн Сейидхе?

Эльф не ответил. Но и не ушёл.

– Хорошо же, – сказал Создатель, – я скажу тебе третий вопрос.

Он назвал третий вопрос, и как только последний звук проник в эльфийские уши, любопытный Айн Сейидхе пал замертво. Однако Создателю стало жаль эльфа и он вложил его душу в новое тело. Так в мире появился первый человек.

С тех пор человек ищет ответы на вопросы Создателя и, не найдя ответов, умирает, мучимый извечными сомнениями и ложными догадками. И всё же, жалкий и слабый человек, прозванный Перворождёнными «смертным», оказался намного ближе Создателю.

Может быть, именно об этом и был третий вопрос Создателя.

Три дороги.

Однажды один человек, выйдя из дому, вдруг обнаружил, что от самого порога его дома начинается дорога, которая уходит в неизвестное. Человек сделал шаг, и дорога повела его прочь. Чтобы пройти дорогу, человеку пришлось сменить семь пар обуви, и в итоге, спустя почти тысячу дней, человек вернулся к своему дому. Однако вернувшийся человек уже не был прежним, как и дом, который он когда-то покинул. Во время пути он видел столько удивительного и необычного, а порой и страшного, что с трудом мог вспомнить того себя, который сделал первый шаг навстречу неизвестному. И каждый раз, выходя на порог своего дома, человек видел пройденный путь и вспоминал всё, что с ним приключилось.

Но однажды, выйдя на порог, человек обнаружил ещё одну дорогу, которая проходила сквозь его дом и исчезала в неизвестном. Человек сделал шаг, и дорога повела его прочь от дома. Чтобы пройти эту дорогу, человеку пришлось сменить двадцать пар обуви, и он вернулся домой только через семь лет. «И эта дорога привела меня к дому», – подумал человек, который сильно изменился за семь лет пути, так же, как сильно изменился его дом. С ним случилось столько приключений, что память отказывалась хранить их все.

Человек стал искать ещё пути, но больше дорог не нашёл. Пока однажды, проснувшись ночью, он не обнаружил ещё одну дорогу. Эта дорога вела вглубь него самого. И ещё человек понял, что все дороги на самом деле начинаются от него самого и заканчиваются там же. «Сколько же пар обуви и сколько лет понадобится мне, чтобы пройти эту дорогу», – подумал человек и впервые в жизни испугался, что не сможет пройти, может быть, самую главную дорогу в его жизни.

Но он встал, оделся, собрал походный мешок и сделал шаг. И дорога повела человека прочь…

Урок мудрости для императора.

В одном древнем императорском дворце посреди тронного зала стоит воткнутый прямо в камень, которым выложен пол дворца, меч. Говорят, что это меч одного императора, прославившегося мудростью и великими делами…

Новый император, недавно коронованный, был совсем юным, однако уже успел наделать много шума в столице империи. Кто-то утверждал, что наследник – смелый и честный человек, другие его знали как горячего и тщеславного юношу, который забавы ради глумился над всеми высокопоставленными особами, выставляя их не в самом хорошем свете. Когда молодой наследник сел на трон, генералы внезапно умершего старого императора, отца нынешнего властителя, были обеспокоены судьбой империи и ещё больше своей собственной судьбой, отчего стали подозрительными и чуть не начали между собой войну. Тогда один из генералов предложил позвать известного в Китае буддийского мастера. – Пусть он оценит нашего императора и скажет, что нам делать дальше, – сказал генерал, – раз уж мы сами не в состоянии справиться с одним мальчишкой. – Этот «мальчишка» – теперь император, – возразили генералы, но, за неимением лучшего, согласились на это предложение. Буддийский мастер очень удивился, когда узнал, зачем к нему явились генералы императора, но согласился пойти во дворец. Юный император очень обрадовался приходу мастера и тотчас принял его. Молодой властитель часто посещал различных философов и учителей и всегда их щедро одаривал, впрочем, раздавая лишь государственные деньги. – Я бы хотел поговорить наедине с императором, – сказал мастер, садясь на пол в тронном зале, чего в присутствии императора мало кто себе позволял. Император выгнал всех прочь, даже дворцовую охрану. – Так зачем же буддийскому мастеру понадобился я? – нетерпеливо воскликнул император, как только последний стражник покинул тронный зал. – Ваши генералы обеспокоены судьбой империи и своей собственной, – честно сказал мастер, – и попросили моей помощи, чтобы я лично оценил вас, мой император, и подсказал им, как действовать дальше. – Вот же олухи! – воскликнул император и рассмеялся. – Ну и что же вы намерены им ответить, мастер? – Исключительно правду, – ответил мастер. – Какую же? – допытывался император. Мастер постучал пальцем об пол. – Какой крепкий камень, – сказал он, – у вас прекрасный дворец, император. – Это не моя заслуга, мастер, – сказал император, – так что же вы намерены сказать моим генералам? – Ещё слишком рано делать выводы, – уклончиво ответил мастер, – мой император, могу я попросить у вас кинжал? Юноша встал с трона, подошёл к сидящему мастеру и протянул ему свой кинжал. Мастер взял кинжал и нацарапал им на полу короткую прямую полосу. Полоса была еле видна, камень не желал поддаваться железу. – Какой великолепно крепкий камень! – воскликнул мастер. – Я вижу, вас больше интересуют полы моего дворца, нежели я сам! – гневно сказал молодой император. – Прошу простить меня, – безмятежно ответил мастер и улыбнулся. – Скажите, император, у ваших генералов много недостатков? – Больше, чем звёзд на небе, – ответил юноша, всё ещё хмурый. – Припомните-ка их все. Император рассмеялся и стал перечислять. – Погодите, помедленнее, – остановил его мастер, – мне же нужно отметить. Юный престолонаследник удивился, но стал говорить медленнее. На каждый недостаток мастер с силой царапал кинжалом по всё той полосе на камне. – Что вы делаете, мастер? – удивился император. – Отмечаю недостатки ваших генералов, – ответил мастер. – Но вы же каждый раз чертите по одной и той же полосе? – Именно, – многозначительно сказал мастер, – продолжайте. Юноша вновь рассмеялся и продолжил называть недостатки генералов. Спустя некоторое время молодой император наконец сказал: – Вроде бы всё. – Отлично, – сказал мастер и растёр получившуюся глубокую царапину рукой, отчего почти исчезла, – зовите своих генералов. – Прямо сюда? – удивился император. – Вы что же, будете им при мне всё говорить? – А вам разве не интересно? – спросил в ответ мастер. Император изумлённо покачал головой, кликнул охрану и велел им привести имперских генералов. Вскоре те явились, делая кто изумлённые лица, кто – пряча глаза, а кто – с вызовом смотря вперёд. – Я побеседовал с императором, – сказал мастер генералам, так, будто самого императора здесь не было, – и готов дать вам ответ. Генералы молчали. – У вашего императора много недостатков, – продолжил мастер, – но также много и достоинств. Перечислять я их не буду, вы и сами их прекрасно знаете. Мастер сделал паузу. – Император, можно ваш меч? Юноша послушно извлёк из ножен меч и протянул его мастеру. Мастер поставил меч на острие, придерживая его сверху пальцем. – В каждом человеке всегда поровну добра и зла. Порою начинает перевешивать одно, – тут мастер качнул меч в одну сторону, – а порою – другое, – и мастер отвёл меч в другую сторону. Потом вернул меч в исходное положение. – Однако стоит лишь чуть податься в одну сторону, непременно упадешь, – мастер отпустил меч и тот со звоном упал на пол. Мастер встал. – Настоящая же сила в равновесии, – мастер поднял меч и вновь поставил его на острие. И повернулся к императору. – И всё же, каким бы ни был искусным меч, он не сможет стоять сам по себе. Даже самому лучшему клинку требуется опора. И мастер вновь повернулся к генералам. – И если однажды найти эту опору, то никто вовек не сможет тебя опрокинуть. Тут мастер поднял меч и с силой вонзил его в камень. И меч, вместо того чтобы сломаться, пронзил камень…Мастер, не говоря более ни слова, отпустил рукоять самостоятельно стоящего меча и пошёл прочь. И никто из изумлённых генералов не заметил, как нахмурился молодой император, вдруг заметив, что лезвие меча вонзилось ровно посередине той нацарапанной полосы, в которой мастер отмечал недостатки генералов.

Говорили, что многие после пытались повторить чудо буддийского мастера, но им конечно же не удалось – клинки, какими бы крепкими они ни были, ломались о камень. И ещё говорили, что не было правителя мудрее и могущественнее, чем тот император, чей клинок до сих пор пронзает камень императорского дворца…

Человек, искавший мечту.

Жил на свете человек, у которого было всё. Такой у него был характер, что он мог добиться всего, чего бы ни пожелал. Кто-то считал его нетребовательным, кто-то – целеустремлённым, кто-то – удачливым или любимцем богов. Однако человек был несчастлив, ведь у него не было самого главного – мечты. Тогда человек захотел невозможного. Но и невозможное случилось, и человек опять загрустил.

«Нужно захотеть что-то такое, чего я никогда-никогда не достигну», – подумал человек.

Он долго думал, но так и не смог ничего придумать. Тогда он стал ходить по свету и спрашивать людей об их заветных мечтах. Но никто из живущих людей не смог предложить ему недостижимую мечту. Человек обратился к книгам и истории, но и великие древние философы оказались бессильны, и в их мечтах не было ничего невыполнимого. Человек заглянул в будущее, однако и в «прекрасном далёко» увидел лишь серость и скуку.

Так, в поисках неосуществимой мечты, человек пришёл на самый край вселенной и встретился с неизвестным ему существом.

– Кто ты? – спросил человек.

– Бессмертный, – безучастно отозвалось существо, пожав плечами, – но люди зовут меня Богом.

Тогда человек рассказал ему о том, как он несчастен, ведь ему не удалось найти мечту, которой бы он не смог достигнуть. Тот, кого звали Богом, ничего не ответил. В отчаянии человек бросился в бесконечную пропасть, что находилась за гранью вселенной.

– Счастливчик, – вздохнуло существо, наблюдая за исчезающим во всевечном Хаосе человеком, – у тебя есть такая прекрасная мечта.

Потом тот, кого люди называют Богом, поднялся на небо, чтобы провести там ещё одну скучную вечность, в которой, увы, совершенно нет никакой цели, а значит, и смысла.

Человек, который боялся.

К одному известному мастеру в Китае пришёл человек и попросился в ученики.

– Чему ты хочешь научиться? – спросил мастер.

– Люди прозвали меня «Человек, который боялся», потому что я боюсь всего. Отец избивал меня так, что я боюсь его даже после его смерти. Мать всегда угрожала мне, что когда-нибудь я стану причиной её смерти, и теперь я боюсь даже приехать в тот город, в котором я родился и где до сих пор живёт мать. Жена разжигает во мне пламя ревности, чтобы я боялся, что однажды она уйдёт от меня к другому, а друзья стараются быть настолько мне необходимыми, чтобы я боялся их потерять. Я устал бояться всего, мастер, научите меня не бояться.

Мастер выслушал историю и согласно кивнул.

– Хорошо, я беру тебя в ученики. Ты больше не будешь бояться, и скоро все забудут, что когда-то звали тебя «Человек, который боялся». Отныне люди будут звать тебя «Человек, который хотел стать сильным».

После двух лет обучения мастер вызвал к себе ученика и спросил его:

– Ну, ты уже не боишься?

– Я боюсь, мастер, что вы разочаруетесь во мне.

Мастер в гневе отослал ученика.

Ещё через два года мастер опять вызвал ученика и спросил его:

– Неужели ты до сих пор боишься?

– Боюсь, мастер, я не в состоянии одолеть эту науку.

Мастер в гневе топнул ногой и выгнал ученика из своей комнаты.

Когда прошло ещё два года, мастер вызвал ученика снова. Явившись, ученик увидел, что мастер не один, рядом с ним сидит седобородый старец.

– Это мой ученик, о котором я тебе рассказывал, – сказал мастер своему гостю, – его зовут «Человек, который боялся». За шесть лет обучения я не смог отучить его бояться. Может быть, ты согласишься взять его к себе в обучение?

Седобородый старец выслушал историю «Человека, который боялся» и отрицательно покачал головой.

– Я не смогу его отучить бояться. Боюсь, я уже не справлюсь с этой задачей.

На следующий день мастер опять вызвал ученика, и когда ученик пришёл, в комнате мастера сидел другой гость. «Человек, который боялся» поведал и этому гостю свою историю и тот тоже отказался взять к себе такого ученика.

Дважды луна становилась круглой, и каждый день мастер вызывал ученика и заставлял поведать свои страхи очередному гостившему, и все отказывались брать «Человека, который боялся» в ученики.

И в этот вечер мастер опять вызвал к себе ученика. Явившись, ученик увидел, что мастер пьёт саке с каким-то весьма неопрятным человеком в грязных и старых одеждах.

– О, мой любимый ученик, – радостно возвестил пьяный мастер, – а ну-ка поведай нам ещё раз свою печальную историю.

– Давай, давай, – поддержал мастера гость, – нам как раз не хватает какой-нибудь душещипательной сказки.

Гость разлил саке по чашкам, щедро разливая напиток на пол, и залпом выпил.

– Чего же ты молчишь? – воскликнул мастер, тоже залпом выпив своё саке, – сам Великий Одзо пришёл, чтобы выслушать твою историю.

Услышав имя, о котором ходили легенды не только в Китае, ученик начал рассказывать о своей беде.

Но мастер и его гость не слушали ученика, точнее, слушали, но почему-то рассказ ученика вызывал у них лишь приступы смеха, которые они тщетно пытались сдержать.

Наконец гость мастера не выдержал и со всей силы бросил пустую чашку оземь. Та раскололась так, что осколки разлетелись по всей комнате. Ученик от неожиданности замолк.

– И это ты называешь бояться?! – громовым голосом возгласил Великий Одзо, мгновенно став абсолютно трезвым. – Да самый мой плохой ученик боится в сотню раз больше, чем ты! Да я научу тебя бояться так, что при самом тихом писке самой мелкой мыши ты будешь подскакивать на три метра, а сердце твоё будет превращаться в ледышку! Ты у меня будешь бояться даже собственных башмаков, когда вдруг обнаружишь их на своих ногах, а проснувшись утром, от страха не сможешь даже открыть глаза!..

И тут вдруг «Человек, который боялся» неожиданно понял, что он уже давно ничего не боится. Да и бояться, оказывается, было нечего, и все его страхи уже давно вышли вместе с постоянным пересказыванием своей ничего не значащей истории.

Человек изумлённо оглянулся вокруг и увидел смеющегося мастера, рядом с которым увлечённо разглагольствовал один из учеников, в старом грязном халате и, наклеенной бородой.

И тогда, чтобы остановить заигравшегося ученика, человек упал перед ним на колени и воскликнул:

– Да, мастер, научите меня бояться!

Человек, хотевший знать всё.

Жил-был человек, который хотел знать всё.

Родившись, он изучал своё тело, его возможности и пределы. Потом он стал изучать окружающий его мир. Ещё позже человек стал изучать окружающих его людей.

Когда он изучил всё, что его окружало, он стал читать книги. Однако, прочитав множество книг, он стал замечать, что темы, поднятые авторами книг, стали повторяться.

Тогда человек взял и перебрался в другую страну, а когда и её изучил, переехал в следующую. Но скоро и страны оказались похожи одна на другую.

Человек взялся изучать звёзды. В скором времени он знал о них больше, чем многие астрономы.

Человек стал изучать внутренний мир: философию, психологию, эзотерику и другие неведомые грани человеческого сознания.

Он изучил всё. Всё, что только можно было изучить. Больше познавать было нечего. «Нет, – вдруг вспомнил человек, – я ещё не познал Бога». И он выпил двадцать таблеток снотворного.

И вот человек предстал перед Богом.

– Зачем ты это сделал? – спросил Бог.

– Всё, что только можно было узнать там – я знаю, – ответил человек.

– Так ты хочешь знать всё?

– Да, – ответил человек.

– Хорошо.

Бог махнул рукой – и перед человеком из ниоткуда появился хрустальный ларец.

– Что это? – спросил человек.

– Если ты откроешь его, – ответил Бог, – ты будешь знать всё.

– Всё-всё?! – воскликнул человек.

– Да.

Человек схватил ларец и стал его открывать. Но вдруг остановился, а потом и вовсе захлопнул крышку.

– Ну? – вопросил Бог.

– Если я буду знать всё, мне будет неинтересно жить, – сказал человек.

– Жить? – усмехнулся Бог.

Человек выпустил из рук хрустальный ларец и тот исчез. Человек повернулся и пошёл прочь.

– Куда же ты? – воскликнул Бог.

– Да так, – человек махнул рукой, охватывая мир вокруг, – посмотрю, как вы тут живёте.

И тогда Бог рассмеялся.

Лучшие современные притчи

Притчи от Жанны Коробкиной.

Лучшие современные притчи

Виноградные косточки.

Юная дочь тихонько вошла в покои отца-падишаха. Она почтительно ожидала, пока отец заметит волнение на её лице и начнёт беседу. Падишах отдыхал от мирских забот в обществе вазы с отборнейшим виноградом. И так прекрасны были его ягоды, что девушке непременно захотелось отведать их. Наконец падишах спросил её:

– Что обеспокоило тебя, дочь моя, что решилась ты посетить меня в минуты отдыха и уединения?

– Ах, отец, ты мудр и любим людьми и судьбою, дай мне совет, как и мне достичь твоего спокойствия и мудрости.

– Тебе хочется винограда, дочь моя, отведай его, утоли свою жажду, и мы продолжим беседу.

Девушка с аппетитом набросилась на виноград. Через какое-то время она спросила отца:

– Отец, почему ты предпочитаешь виноград с косточками, когда слуги в любой момент могут подать тебе плоды, которыми ты сможешь наслаждаться, не утруждая себя?

– Прекрасное и юное дитя моё, тебе очень хотелось отведать моего винограда, и ты набросилась на него, будто голодная лисица. Ответь мне, разве не прекрасен был его вкус?

– Мой господин, вкус винограда прекрасен, но в спешке я проглотила несколько косточек, а ещё несколько раскусила, и это испортило его вкус. Поэтому я и осмелилась спросить, отчего ты не прикажешь слугам подать тебе виноград без косточек.

– Ты просишь совета, дочь моя. Представь, что жизнь – это гроздь винограда, ягоды на ней – это события, а косточки – это уроки. В спешке мы часто пропускаем эти уроки и либо засоряем ими свою жизнь, либо негодуем, испытывая послевкусие. Поэтому когда я в тишине и уединении наслаждаюсь вкусом винограда, извлекая из него косточки, я напоминаю себе, как прекрасна и удивительна наша жизнь, когда неспешно наслаждаешься каждым её мгновением и не пропускаешь её уроки.

Крупица света.

Седовласый Старец в белом одеянии сидит на берегу. Вокруг толпятся души. Выбирая из них по одной лишь по ему понятному принципу, Старец по очереди отпускает их в неспешно текущие воды реки. Вниз по течению виден просторный тоннель, освещённый светом спускающихся душ. Перед тем как очередная душа спускается на воду, крупица её света исчезает в белых складках одеяния Старца. Души движутся к реке нескончаемым потоком.

Иногда юная душа, приблизившись к берегу, спрашивает:

– Зачем у каждой из отправленных в путь душ Ты отделяешь крупицу света? Не этой ли крупицы так не хватает там, когда свет меркнет? Если бы весь свет, что остаётся с Тобой, пришёл в тот мир, всё могло быть иначе.

Старец с любовью смотрит на вопрошающую и отвечает:

– Когда свет души угасает, погружённый во тьму, Я держу на раскрытых ладонях оставшуюся крупицу. В темноте не нужно много света, чтобы найти дорогу. Достаточно небольшого маячка, чтобы её разглядеть. Когда отправишься в тот мир, помни, что ты всегда сможешь найти дорогу, если захочешь, ведь крупица твоего света всегда со Мной.

Мир умещается в ладошках.

Два путника встретились посреди дороги: один сгибался под тяжестью ноши, другой шагал налегке.

– Что ж такого ты взвалил себе на плечи, что еле идёшь? – спросил второй.

– Бремя жизни, – ответил первый укоризненно. – Что ещё может нести человек?

– Только то, что выберет сам.

– Какую же ношу выбрал ты?

– Я выбрал этот мир.

– Но я не вижу твоей ноши, и она не сгибает твою спину.

– Тяжело тащить лишь собственное бремя, а целый мир умещается в ладошках.

Разговор об Истине.

В хижину учителя вошёл человек. После долгого молчания незнакомец встал и ушёл не попрощавшись. Ученики обступили учителя с вопросами о зашедшем невежде.

– Кто этот человек, что не проронил ни слова и даже не попрощался перед уходом?

– Что ему было нужно?

– Зачем он приходил?

Помолчав, учитель ответил:

– Он приходил поговорить об Истине.

Я не отвечаю на вопросы, когда не хочу.

Мальчик лет шести, набегавшись, плюхнулся на одну из скамеек в парке. Всем известно, что мальчишки ничего не делают просто так. И скамейку просто так не выбирают, даже если очень устали. Детское внимание было увлечено странным дядей с нетбуком, который вот уже пару часов, а то и дольше, не отрывал глаз от экрана. Впрочем, иногда отрывал, когда закатывал их, театрально глядя в небо. Мимика на дядином лице менялась от негодования до бурного веселья. Иногда его пальцы печатали что-то очень быстро, иногда медленно – когда по лицу бродила задумчивость. Происходящее вокруг дядя замечать, похоже, не собирался.

Мальчишка вертелся, крутился, пыхтел, даже пару раз позвал: «Дя-дя!» Пришлось даже дёрнуть дядю за рукав лёгкой куртки, чтобы услышать:

– А? Чего тебе?

Ура! Звёздный час настал!

– Дядь, а что ты делаешь?

– На комменты отвечаю. Чего тебе, спрашиваю?

Уверенности, что дядя обрадовался, у мальчика не появилось.

– А кто такие комменты? – выскочил сам по себе вопрос.

Дядя с важно-строгим видом посмотрел на часы, на экран, на мальчика и снисходительно произнёс:

– Интересно? Ну, давай, расскажу немного… Понимаешь, я веду в Интернете журнал…

– Куда ведёшь?

– Ну, так говорят, когда регулярно пишешь статьи и публикуешь у себя в журнале. Потом читатели на эти статьи пишут свои отзывы, которые называются комментариями. Вот на них я и отвечаю.

– А где твой журнал продаётся?

– Он не продаётся. Он в компьютере, в Интернете…

– Как же его читать?

– С другого компьютера, например.

– А зачем?

– Что зачем? – не понял дядя.

– Зачем ты это всё делаешь?

– Ну, как зачем… это интересно.

– Чем интересно? – не унимался мальчишка.

Дядя задумался ненадолго, но надежды, что приставучий малыш отвяжется, не прибавилось. Мальчик терпеливо ждал. И дядя заговорил:

– Понимаешь, это словно другой мир. Там я могу быть таким, каким захочу. Я могу говорить, что думаю. Могу согласиться или не согласиться с оппонентом. Я могу ответить на вопрос и могу не отвечать, если не хочу. Я могу рассказать о себе и могу остаться анонимом. Я могу не общаться с теми, с кем скучно. Я могу вообще забанить того, кто мне неприятен или осуждает меня. Могу ответить на призыв о помощи или пройти мимо. Я могу исчезнуть из этого мира насколько захочу и появиться через некоторое время другим. Там я свободен!

– А почему ты не делаешь всего этого?

– В смысле?

– Ну, там делаешь, а здесь?

– Да ты… а… Откуда ты вообще взялся? И где твои родители?

Мальчик улыбнулся и тихо произнёс:

– С тобой стало скучно, и я не отвечаю на вопросы, когда не хочу. Я хочу играть.

И мальчик, так и не спросивший, что такое Интернет, оппонент, аноним и забанить, тут же затерялся в куче веселящейся ребятни.

Лучшие современные притчи

Притчи от Корнелия Виссарионова.

Лучшие современные притчи

Высший разум.

Начинался дождь. Молодой парень, пытаясь укрыться от первых крупных капель, спрятался под ближайшее дерево, которое к его радости, оказалось яблоней, а земля вокруг была усыпана крупными, спелыми яблоками. Наконец-то он мог отдохнуть и подкрепиться. Ведь, находясь уже пятый день в пути, он питался кое-как и спал, где придётся. Парень сбежал из дома и уже сожалел об этом, но верил твёрдо, что пора начинать новую, самостоятельную жизнь. И хотя родители убеждали и объясняли, как правильно поступить, чтобы осуществить свои планы, парень решил, что и сам сможет добиться всего.

С самого начала пути всё было против него – он остался без денег, без еды, погода с каждым днём портилась, но ничто не могло его остановить. И вот сейчас, решив немного отдохнуть под яблоней, он закрыл глаза, как вдруг услышал слабое шуршание. Это был маленький ёжик.

– Ну конечно, маленький сладкоежка, тебе нужны яблоки, – усмехнулся парень, глядя на ёжика.

Ёжик направился к красивому яблоку, которое сверху уже подгнило. Но ёжик этого не знал, а вот парню было хорошо видно. Он попытался повернуть ёжика к хорошему, спелому яблоку, но тот упорно отказывался, снова поворачивая к гнилому.

– Вот глупый, – начал раздражаться парень, пытаясь направить ёжика. – Ну, мне же виднее, ты-то просто ёжик, а я человек. Я умнее и мудрее тебя, и понимаю намного больше. Я для тебя, можно сказать, вообще Высший Разум! Поворачивай, давай! – уже кричал парень.

Вдруг он надолго замолчал и, думая о чём-то, посмотрел пристально в небо, почесал затылок, встал и медленно побрёл назад, по направлению к своему дому.

Две снежинки.

Шёл снег. Зимой это обычное дело. Погода была безветренной, и большие пушистые снежинки неспешно кружили в причудливом танце, медленно приближаясь к земле.

Две снежинки, летевшие рядом, решили затеять разговор. Боясь потерять друг друга, они взялись за руки, и одна из них весело говорит:

– Как хорошо лететь, наслаждаться полётом!

– Мы не летим, мы просто падаем, – грустно отвечала вторая.

– Скоро мы встретимся с землёй и превратимся в белое пушистое покрывало!

– Нет, мы летим навстречу гибели, а на земле нас просто растопчут.

– Мы станем ручьями и устремимся к морю. Мы будем жить вечно! – сказала первая.

– Нет, мы растаем и исчезнем навсегда, – возражала ей вторая.

Наконец им надоело спорить. Они разжали руки, и каждая полетела навстречу судьбе, которую выбрала сама.

Добрый совет.

Сова сидела на ветке дерева и наблюдала за маленьким рыжим Лисёнком. Лисёнок с обидой и злостью лаял на кустарник репейника, росший здесь же под деревом. Его шерсть была покрыта круглыми колючками. Наконец Сова окликнула Лисёнка:

– Зачем ты лаешь и злишься, разве ты этим поможешь себе?

Лисёнок поднял глаза, полные слёз и обиды, на Сову и дрожащим голосом пожаловался:

– Каждый раз, когда я прохожу здесь, этот злой репейник цепляется за мою шерсть и смеётся надо мной. Как же мне не злиться? Теперь до самого вечера мне придётся только и заниматься тем, что выбирать их из шерсти.

– Я понимаю тебя, Лисёнок, но подумай: чем больше ты злишься и лаешь, тем больше злые колючки впиваются в твою шерсть, а потом ты их ещё и разносишь по всему лесу, где они со временем вырастут в новые злые кустарники и будут цепляться уже за других.

Лисёнок внимательно выслушал мудрую Сову и, чувствуя правду в её словах, с надеждой спросил:

– И что же мне делать? Ведь это повторяется почти каждый день.

– Знаешь, это очень просто – для того, чтобы не сталкиваться со злой колючкой, надо обходить её стороной. Ты не можешь с ней бороться, но ты можешь о ней забыть и жить более счастливо.

Маленький Лисёнок поверил мудрой Сове, и с того дня он обходил колючку стороной, а репейник со временем засох от своей же злости.

Кто царь зверей?

В лесу на небольшой поляне, прислонившись к дереву, стоял червячок. Вокруг него собрались звери и внимательно его слушали – червячка, нагло заявлявшего, что он-то и есть настоящий царь зверей. Многие уже даже начинали ему верить. Видать, его рассказ был для них достаточно убедителен.

Но тут подошла цапля и вмиг проглотила наглеца. Все от удивления даже рты пооткрывали. А цапля, вдруг, неожиданно для всех, громко заявила:

– Теперь я царица зверей.

Ошарашены были все. Но совсем немного времени побыла она царицей. Недолго думая, её проглотил волк. А волка тут же проглотил медведь, а медведя конечно же проглотил лев и побрёл себе медленно в лес:

– Я царь зверей, и кто меня проглотит? – шёл, приговаривая, довольный лев.

Но поймали того льва охотники, сделали из него чучело, а внутренности просто выбросили. Так червячок и оказался на свободе, отряхнулся и пополз снова в лес. Пополз медленно и гордо, как настоящий царь зверей.

Кувшины.

У склона высокой горы, утопая в зарослях зелёных деревьев, расположился маленький домик. В его тенистом дворике под большой раскидистой елью стояли друг возле друга множество разнообразных кувшинов. Гончар каждый день создавал новые кувшины и выставлял их сушиться во двор до тех пор, пока они не попадали в новые дома, где и служили согласно своему предназначению. Изделия отличались по своей форме, высоте и вместимости. Многие из них были даже украшены яркими узорами, но все они были глиняными, и это их, безусловно, объединяло.

Но однажды, наверное, от скуки, а может быть, и от простого безделья между кувшинами завязался спор. Спор начался неожиданно и продолжался достаточно долго. Все кричали, превознося свою красоту и достоинства, пытаясь доказать, что именно они нужнее и лучше других, что их формы прекраснее, а значит, и судьба их будет счастливее. Каждый кувшин хотел поучаствовать в разговоре, пытаясь убедить остальных. Все были втянуты в бессмысленный спор. И только старый кувшин, стоявший одиноко у забора, слушал, зная наверняка, что совсем неважно, какой вы красоты и формы. Важнее то, чем вы будете наполнены. Важно, что внутри вас. Ведь можно быть красивым и пылиться без надобности. Можно быть наполненным деньгами, но всегда быть спрятанным от чужих глаз. Можно даже просто простоять пустым всю жизнь и не испытать ни горя, ни радости. А можно быть и не очень красивым, но полезным и по-настоящему нужным, наполненным чистой водой или вкусной едой, приносящим пользу тем, кто нуждается в вас. Скоро кувшины попадут в новые дома и со временем обязательно это поймут.

Старый кувшин прожил свою жизнь, принося пользу, он слушал спор, зная наверняка, что неважно, как вы выглядите. Важнее то, чем вы наполнены.

Лесная симфония.

Небо затягивало свинцовыми тучами, и в лесу становилось темно и неуютно. Изредка лишь молния жутковато освещала поляны своим ярким светом.

Два сурка – сурок-папа и сурок-сын – целый день работали, пополняя запасы зерна на случай непогоды. Их нора находилась под большим старым дубом. Они вернулись домой как раз вовремя: только-только начинался дождь, и первые крупные капли падали, разбиваясь о землю. День был долгим и тяжёлым. Сложив зёрно в кучу, сурки удобно устроились на сухой соломе. За день они очень устали, но маленький сурок почему-то никак не засыпал.

– Почему ты не спишь? – спросил его папа.

– Потому что гремит гром, воет ветер, скрипят деревья, стучит дождь. Мне становится страшно! Поэтому я и не могу уснуть.

– Ну что ты, сынок! На самом деле всё это – лишь симфония природы. Если дать этим звукам другое название, ты обязательно её услышишь.

– Разве это возможно? – удивлённо спросил маленький сурок.

– Конечно. Прислушайся! Гром – это небесные барабаны. Деревья играют, словно большие скрипки. Ветер поёт тысячами разных голосов. Дождь протянул свои струны от неба до земли так, что похож на огромную арфу. Ручейки звенят между деревьев, сливаясь в один большой ручей. А трава шелестит, восхищаясь удивительным концертом. Всё это и складывается в ту природную симфонию, о которой я тебе говорил. Видишь, как от названия меняется наше восприятие и смысл!

Маленький сурок улыбался и медленно засыпал, прислушиваясь к волшебной симфонии леса.

Любовь лягушки.

На берегу ночного озера, сидела одинокая, печальная лягушка. Она с грустью смотрела на сияющую луну, слушала кваканье, доносящееся со всех сторон, и тихо мечтала о любви. Её охватывала то грусть, то приятное томление, она мечтала, желая, чтоб её полюбили. Лягушка так устала быть одна. Но вовсе не хотела любить и быть привязанной к кому то. Просто очень хотела, чтоб любили её, и только её, ведь она такая красивая и хорошая. Пусть же её полюбят, раз и навсегда. И тогда, набравшись смелости, она громко, на всё озеро, заквакала, прокричав:

– Хочу быть любимой, хочу быть любимой!

И её крик разнёсся по всей глади воды.

На миг воцарилась тишина. Наверное, все прислушались, и даже, возможно, какой-нибудь красивый зелёный лягух и поплыл уже в её сторону, чтоб увидеть её, её единственную. Но, увлечённая своими мыслями, лягушка и не заметила, как сзади подошёл журавль. Он схватил лягушку и вмиг проглотил, немного подумав, он довольно вымолвил:

– Как же я люблю лягушек.

Её полюбили, раз и навсегда. Может, так и осуществилась её мечта.

Метаморфозы.

Маленькая зелёная гусеница наконец добралась до самой верхушки дерева.

Поверив чьему-то рассказу, что наверху дерева находятся самые сладкие и сочные листья, она ползла сюда днём и ночью с тех пор, как появилась на свет. Она ползла, преодолевая все препятствия на своём пути, огибала толстые ветви и останавливалась только чтобы подкрепиться, твёрдо веря, что там, наверху, её ожидает счастье и радость.

Но все надежды рухнули, и сейчас, на самой вершине, она с тоской смотрела по сторонам, где её окружала сухая, пожелтевшая листва. Отчаяние охватило её, потому как сил ползти обратно уже не было.

От безысходности она свернулась в кокон, собираясь даже всплакнуть от произошедшей с ней несправедливости. С каждой минутой белые липкие нити всё больше окутывали гусеницу.

Она медленно засыпала и даже не могла представить себе, что очень скоро возродится, превратившись в прекрасную бабочку, и окажется ближе всех к яркому, величественному Солнцу. Её усилия не пропали зря. Она первая воспарит в прозрачную глубину голубого неба и увидит всё волшебство окружающей её природы. Гусеница ещё не знала, что готовит себя для новой, прекрасной жизни…

Плющ.

Ещё будучи маленьким, зелёный плющ начал заглядываться на высокое раскидистое дерево. Оно выглядело гордым и неприступным. Стелившийся у самых корней плющ мог только мечтать о высоте и красоте дерева. Он медленно увивался вокруг него, воспевая его силу и красоту, и дерево, слушая сладкие речи, совсем не было против. Ему нравились речи этого маленького плюща, и ничего страшного, если он поднимется немного и увидит мир с высоты, ведь он не причинял никаких неудобств, а сладкие речи так ласкали слух!

А плющ с каждым днём поднимался всё выше, его объятья становились всё крепче и крепче, и однажды дерево поняло, что уже не может освободиться от его назойливости, и потому приходилось мириться с наглым соседством. Но плющ не останавливался, он окутывал ветви и листья своими цепкими лианами. Дерево погибало, задыхаясь без воздуха, но плющ не обращал на это внимания. Он достиг того, о чём раньше не смел и мечтать, теперь он был на высоте. Со стороны дерево казалось по-прежнему раскидистым и зелёным, но, подойдя ближе, становилось понятно, что оно погибло и высохло из-за своего доверия.

Коварный плющ оказался на высоте, а вот судьба дерева его уже совсем не волновала.

Пруд.

Маленький пруд позади дома выкопал мальчику его отец. Мальчик давно о нём мечтал и вот он появился, маленький прудик, обсаженный вокруг растениями и цветами, с прозрачной водой и мелкой галькой на дне. Вылавливая на озере неподалёку мелких пескариков, мальчик пополнял свой прудик, ежедневно подкармливая рыбёшку. Он с радостью наблюдал за ними, как они плавают, как собирают крошки с поверхности воды, и радовался каждой минуте, проведённой здесь. Маленький прудик был его гордостью и его богатством, он им жил и постоянно думал, как его ещё бы украсить.

Но вот однажды, из любопытства ли, или просто было плохое настроение, мальчик, выловив из озера небольшую щучку, запустил её в свой прудик.

Каково же было его горе, когда на следующее утро он не обнаружил своих любимых пескариков, и только жирная довольная щука плавала по дну пруда.

Щуку он выловил и отпустил в озеро, а пескариков снова пришлось вылавливать и запускать в пруд.

Прошло много времени, прежде чем он восстановил свой прудик, и в нём снова плавали его любимые рыбки, радуя его и близких ему людей. С тех пор мальчик понял для себя одну истину, что одним неправильным поступком можно разрушить всё, что было создано ранее. И теперь вряд ли он повторит свою ошибку.

Школа пьяной обезьяны.

Эта история приключилась в африканских джунглях, хотя, наверное, она могла произойти и в любом другом месте.

Стояла неимоверная жара, как всегда в этих местах, даже кокосы от жары падали на землю и трескались под жаркими лучами солнца. Высыхали реки и озёра. И звери плутали в поисках спасительной влаги. Так и обезьяна, бродя среди пальм, наткнулась на кокосы, радуясь своей находке, она хватала кокосы и прятала их в ближайшие кусты, запасаясь впрок на будущее. Но как я уже вам говорил, кокосы потрескались, и сок внутри них уже успел перебродить. Хотя его вкус был очень неприятный, измученную жаждой обезьяну это совсем не останавливало. В общем, после пары кокосов она была уже довольно пьяна. И тут в ней проснулась неимоверная сила и энергия, разбавленная большущей порцией хамства. Она побежала по джунглям, раздавая оплеухи налево и направо сородичам, нахамила жирафу, кидалась бананами в ошеломлённого слона, приставала к гиппопотамше с наглыми вопросами и даже полезла в драку с молодым гепардом… В общем, вела себя ужасно.

Все пугались её и старались побыстрее спрятаться, ведь до этого случая в джунглях ничего подобного не происходило. Утром обезьяна проснулась с болью в теле и с мучившим её стыдом. Вспоминая прошлый день, она была готова провалиться сквозь землю. Но, мучаясь от жажды, всё же выпила пару кокосов, и всё снова повторилось. И так каждый день. Обезьяну стали бояться и даже, как казалось, уважать. А она, поняв это, стала рассказывать, что её сила и воля превосходит всех остальных только благодаря её упорным тренировкам и длительной медитации. Что удивительно, звери ей охотно верили и хотели стать как она, такой же умной и бесстрашной, даже не догадываясь, отчего с ней на самом деле произошли такие перемены. А обезьяна, обнаглев, даже школу свою создала. Звери приходили каждый день, приносили ей фрукты и разные вкусности, только чтобы послушать её пьяные рассуждения. Но они-то этого не знали и продолжали день за днём посещать школу. Слава о школе разнеслась по всем джунглям. Не знаю, сколько бы это продолжалось, но забродившие кокосы закончились. И вдруг всё исчезло. Жизнь в джунглях вернулась в привычную колею. Все до сих пор помнят школу обезьяны, школу наглости и хамства. О ней до сих пор ходят легенды. Но, надеюсь, больше никто и никогда в неё не попадёт.

Лучшие современные притчи

Об авторах.

В этой книге собраны притчи современных авторов. Это люди, которые живут рядом с нами, занимаются зачастую делами, не связанными с литературой, а пишут потому, что не могут не писать. Пишут для себя, для друзей и знакомых. Для некоторых авторов сайт Притчи. ру стал местом первой публикации.

В этом разделе помещена информация о тех авторах, которые захотели о себе что-то рассказать.

Сергей Шепель.

В детстве Сергей получил травму позвоночника, после чего стал инвалидом. Огромная внутренняя работа над собой помогла справиться с депрессией и ощущением ненужности обществу. Сергей начал писать. Вышло несколько книг с его притчами.

4 октября 2010 года Сергея не стало. Ему было 30 лет.

Андрей Якушев.

Программист, писатель. Создатель самого крупного каталога притч в Интернете – Притчи. ру (http://pritchi.ru). Свои работы как программиста и писателя размещает на своём сайте: http://avy.ru.

Юлия Дубинкина-Ильина.

Юлия Дубинкина-Ильина родилась в 1979 году в городе Хаапсалу (Эстония). Окончила русскую гимназию, а также музыкальную школу по классу фортепиано и в 1997 поступила в Таллиннский технический университет (специализация – организация и управление бизнесом). С той поры проживаю и работаю в Таллинне. Второй раз замужем, детей пока что нет. Свободно владею русским, эстонским, неплохо знаю английский и совсем немного латынь. Основные увлечения – психология и история древности. В реальной жизни мало похожа на писательницу. В основном окружающие видят современную, целеустремлённую бизнес-леди, и только единицы знают о том, что я помимо прочего являюсь автором притч и стихов. На данный момент работаю в одном из российских журналов директором по рекламе, иногда пишу статьи в журнал. В будущем обязательно посещу Китай – родину своего любимого персонажа, Хинг Ши, да и вообще собираюсь прожить интересную, насыщенную жизнь, в которой будет место мелким и большим радостям как для души, так и для тела. Чего и своим читателям от всей души желаю!

Владимир Танцюра.

Танцюра Владимир Васильевич родился в 1967 году в г. Черкассы. После окончания средней школы в 1984 году учился в военно-инженерном институте им. А.Ф. Можайского, г. Ленинград (ныне – Военная инженерно-космическая академия им. А.Ф. Можайского, г. Санкт-Петербург, РФ) по специальности «радиотехнические средства», служил в Забайкальском ВО.

В конце 1990 года уволился из ВС СССР. Работал инженером-электронщиком, программистом, главным бухгалтером, офис-менеджером, фрезеровщиком. Капитан запаса. Женат, воспитывает дочь.

Автор книги «Путь еретика, или Философия Единения».

Сейчас живёт и работает в г. Черкассы.

Григорий Сергеев.

Как я пишу притчи? Почему? Одни вопросы без ответов. Когда-то в детстве мне попала в руки книга, изданная Академией наук «Бай Юй Дзин» (Сутра Ста Притч). Я явно помню, что тогда «притча про соль» для меня, ребёнка, была, как сейчас принято говорить, «мистическим откровением». Наброски, черновики, рукописи – это было всегда и накапливалось, но вторым знамением было посещение сайта Притчи. ру и его форума, по итогу которого я лично познакомился с Андреем Якушевым и его концепцией. Фактически только благодаря его настойчивости на сайте появились мои притчи и только благодаря ему я родился как автор. И хотя со времён школы я всегда писал Сергеев Григорий, теперь я пишу «притча от Григория Сергеева» и вижу в этой простой перестановке имени и фамилии с добавлением слова «притча» не меньше мистики, чем кто-то, пишущий свои тексты под псевдонимом.

Софья Бессонова.

Автор серии электронных книг «Женский успех» по практической психологии для женщин. Персональный сайт: www.bessonova.msk.ru.

Дарья Овсянкина.

28 лет, в настоящее время нахожусь в декретном отпуске, воспитываю дочь, замужем. Автор блога http://ovsianka. livejournal.com.

Дмитрий Колганов.

Родился в 1970 году, живёт и работает в г. Тюмень. Служил в армии. Закончил два факультета Тюменского государственного университета. Лингвист по образованию, свободно владеет английским языком. С раннего детства увлекался поэзией Пушкина, Лермонтова, Некрасова. Первые литературные опыты имели место в юности, отдельные стихотворения вошли в поэтический сборник. Знакомство с культурой Востока состоялось сравнительно поздно – в 30 лет. После шока от первого прочтения возникло желание создать собственный сборник восточной классической поэзии, вырастить персидскую розу на Тюменской земле. Воплощая мечту в реальность, параллельно сумел создать поэму о герое нашего времени «Сергей Огнёв» размером пушкинского «Евгения Онегина», цикл шаири, месневи и ряд других стихотворений, в том числе текст двух песен. Реализованные литературные проекты: стихотворный сборник «Сердцу бальзам», издательство «Поиск», 2005.

Несмотря на неоднократные публикации в тюменских областных газетах и издание поэтического сборника «Сердцу бальзам», на страницах солидных журналов культурных центров страны появился совсем недавно – в 2007 и 2008 гг. его стихи вышли в свет в С.-Петербургском журнале «Невский альманах», журнале «Предупреждение» газеты «ЗОЖ». С 2007 года – в составе некоммерческого партнёрства поддержки литераторов «Родные просторы» г. С.-Петербург.

Галина Стрелкова.

Тем, кому однажды посчастливилось хотя бы мимолётно познакомиться с Галиной Романовной Стрелковой, вдруг сразу понимают, что прикоснулись к человеку самобытному, с тонко организованной душой и мудро выстроенным мышлением, Узнавая её всё больше, понимаешь, что перед тобой редкое явление человека с неиссякаемым энергетическим потоком, несущим любовь к людям, миру. Педагогом от Бога её называют другие. Педагогом по жизни она называет себя сама. Притчи Галины Романовны Стрелковой – глубокое, искреннее рассуждение о человеческом предназначении, о смысле жизни.

Галина выросла в нижегородской глубинке. Уже тогда в душе юной девушки зарождались первые поэтические фантазии, появились первые карандашные зарисовки. Не имея специальной подготовки по художественным дисциплинам, Галина поступила на архитектурный факультет Нижегородского строительного университета. Здесь она познакомилась с интересными творческими людьми, которые благотворно повлияли на её дальнейшую литературную, художественную деятельность.

Жизнь поэта, художника всегда трудна. Постоянно натыкаешься на недопонимание окружающих, а порой грубость и невежество. Трудней всего сохранить душу, которая рвётся ввысь и молит: «Дайте творить! Пожалуйста, не мешайте!» Нередко требовалось незаурядное терпение, силы, чтобы преодолеть свой робкий характер и создать себя саму.

А Галине во всём хочется добраться до сути: будь то отточенная стихотворная строка, или лихо написанный с натуры ночной пейзаж, или трепетная работа над сценарием кукольного спектакля, или трогательное душевное исполнение романса под гитару. Во всём чувствуется искра Божья и многогранный талант русского человека.

В настоящее время Галина Романовна живет и работает в Нижнем Новгороде.

Татьяна Задорожная.

Я родилась и живу на Украине, переехала в детстве с Востока на Запад. Мой дом стоит на краю небольшого заповедника в предгорье Закарпатья, во дворе полно живых существ: цветы, голуби, декоративные куры, белки, кошки собаки. Ну и коршуны с лисами наведываются, не без того. Я потомственный врач-биохимик, кандидат наук, работаю в курортологическом институте, занимаюсь немедикаментозным лечением детей. Спиридоном зовут моего мужа, он художник из Одессы, с Пересыпи. Судьба познакомила нас 20 лет назад, и непонятно, меня он полюбил или горы, с тех пор проводит пленэры для одесситов в горах, а для закарпатцев – на море. Так дружно и живём.

Жанна Коробкина.

Другие сказки и рассказы Жучки-Юлы (Жанны Коробкиной) можно встретить на страницах сайта «Мастерская Жучки-Юлы» http://juchka-ula.ucoz.ru.

Корнелий Виссарионов.

Корнелий Виссарионов (авторский псевдоним) родился 13 февраля 1968 г. в городе Сороки, Молдавской ССР, служил в Афганистане (1986–1988, разведрота Кундуз, Таш-Курган). Окончил Кишинёвский университет им. Ленина, факультет истории. В данный момент проживает в Италии, г. Парма, где и начал писать свои притчевые рассказы. Ранее не печатался.

Лучшие современные притчи

Оглавление.

Лучшие современные притчи. ... Лучшие современные притчи. Полная банка. В больничной палате. Ничего такого, что было бы неправдой. Существует ли зло? Напоминание. Бизнесмен и рыбак. Цепочка любви. Звонок от Бога. Булочка. Высшее мастерство. Одуванчики. Бог на кухне. Напряги мозги. Чашки кофе. Благо. Бог поможет. В чём же разница? Вкус плода. Заяц-храбрец. Лист и воробей. О еде и посуде. Оса и пчела. Правильный выбор. Разговор учителя с учеником. Свет в ночи. Учения и религии. Школа жизни. Электричество. Яма. Притчи от Андрея Якушева. Всё по закону. Грех – нелюбовь. Любимый герой. Не сошлись характерами. Непутёвый человек. Получить больше. Помощь ящерицы. Правильное чтение. Проповедь длиною в жизнь. Путешественник. Ради ребёнка. Результаты воспитания. Сторож храма. Три любящих брата. Притчи от Юлии Дубинкиной-Ильиной. Бесчувственность окружающих (Хинг Ши). Вечное и бесконечное (Хинг Ши). Вишнёвый сад (Хинг Ши). Внешняя и внутренняя красота (Хинг Ши). Главная задача Учителя (Хинг Ши). Глаза художника (Хинг Ши). Достижение цели (Хинг Ши). Заветы Учителя (Хинг Ши). Мудрость и многословие (Хинг Ши). Мудрый выбор (Хинг Ши). Наследство (Хинг Ши). Неразумный крестьянин (Хинг Ши). О вечности (Хинг Ши). О мнительности (Хинг Ши). Плата за счастье (Хинг Ши). Подавая милостыню (Хинг Ши). Полная чаша зависти (Хинг Ши). Помни об осколках (Хинг Ши). Поступок друга (Хинг Ши). Притча о гармонии (Хинг Ши). Притча о крысе (Хинг Ши). Притча о трёх изъянах (Хинг Ши). Притча об апельсине (Хинг Ши). Причины счастья и несчастья (Хинг Ши). Продолжающий движение (Хинг Ши). Разбитый амулет (Хинг Ши). Разумное воспитание (Хинг Ши). Секрет победы (Хинг Ши). Смысл жизни (Хинг Ши). Совет скупца (Хинг Ши). Способность видеть (Хинг Ши). Справедливое суждение (Хинг Ши). Счастливый брак (Хинг Ши). То, что мы несём с собой (Хинг Ши). Упрямый спорщик (Хинг Ши). Учитель и свеча (Хинг Ши). Чаша терпения (Хинг Ши). Четвёртый сын (Хинг Ши). Шесть шагов к мудрости (Хинг Ши). Притчи от Ольги Безмирной. В чём сила? Выбор. Груз прошлого. Дар. Дать уйти. Дельный совет. Зрение. Кто к нам с мечом придёт… Медвежья услуга. Мостик. Не всё то золото… Новый забор. Обида. Облачко. Обмен. Остров. Погоня за молоком. Правильный путь. Сила любви. Слепые правила. Слова любви. Соседи. Спасение из водоворота. Точка опоры. Цветочек аленький. Целься в луну. Что такое любовь? Эверест. Яд злости. Притчи от Владимира Танцюры. Борьба или жизнь. Букет. Ведро воды. Великий Замысел Бога. Грехи и добродетели. Два брата-близнеца. Две жены. Зёрна и всходы. Источник света. Кто больший христианин. Лишь необходимое. Лягушка на кочке. Молитва о вере. Оскорбление. Престол Бога. Свеча. Совет молодой девушке. Справедливость Господа. Притчи от Григория Сергеева. Астроном и вор. Вечно голодный Ходжа. Главная потеря. Главный секрет Леонардо. Граница сознания. Дворцовый переполох. Деятельность книголюба. Замечательная птица. Зачем тебе оружие? Знающий о болезни. Знающий о дыхании. История песка. Ищущий знания и отшельник. Как поймать призрака. Количество детей. Крик рыбы. Кто важнее? Метод лечения. Нет разницы. Печаль. Путь льдины. Река и озеро. Сборщик податей и его тень. Свойства отражений. Смысл чаепития. Странствия души. Струи дождя. Тишина неодинакова. Тот же смысл. Три идеальных исполнителя. Федул и Тайгун. Ходжа и бесстрашный слепой. Ходжа и комары. Ходжа и кузнец. Чудесный дар. Притчи от Софьи Бессоновой. Архитектор. Гора и Ослик. Змея и Сокол. Костёр. Притчи от Дарьи Овсянкиной. О браке. О влюблённости. О выборе. О любви. О подарках. О разлуке. О разрыве. О расставании. О ревности. О соперничестве. Об идеальном любовнике. Об исчезновениях. Об отказе. Об открытости. Почему с ним так плохо. Почему уходит любовь? Притчи от Дмитрия Колганова. Беседа двух женщин. Бестолковый наследник. Воровство. Соловей и павлин. Спасение падишаха. Притчи от Галины Стрелковой. Багдадский вор. Вдова и нищие. Господин ямы. Дорогая вещь. Имя. Камень. Одежды. Орлиная зоркость. Охота на лань. Персик. Плоды. Старость – не черта характера. Стена. Тень от дерева. Тесто. Умирающий узник. Притчи от Татьяны Задорожной. Венок. Гость Мудрого Спиридона. Кому игра, а кому погибель. Пасхальное яйцо. Полёты. Пять колёс. Самое дорогое. Только раз. Притчи от Пихто Твердятича. Большой человек и его маленький дом. Влюблённый альв. Война волков и койотов. Девочка, которая ждала принца. Загадка мастера Ши. Идущий. Книга Судеб. Легенда о мастере меча. Мастер. * * * Меч в сердце. * * * Музыкант, который искал восьмую ноту. Непобедимый Олам. Последний танец эльфа. Предательство Герма. Сказка о дурачке. Тао – железные руки. Третий вопрос Создателя. Три дороги. Урок мудрости для императора. Человек, искавший мечту. Человек, который боялся. Человек, хотевший знать всё. Притчи от Жанны Коробкиной. Виноградные косточки. Крупица света. Мир умещается в ладошках. Разговор об Истине. Я не отвечаю на вопросы, когда не хочу. Притчи от Корнелия Виссарионова. Высший разум. Две снежинки. Добрый совет. Кто царь зверей? Кувшины. Лесная симфония. Любовь лягушки. Метаморфозы. Плющ. Пруд. Школа пьяной обезьяны. Об авторах.