Лука Мудищев (сборник).

Иван Барков. Лука Мудищев.

Неразгаданный апокриф Баркова.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова; и приличные слова ему ни на пользу, так слова и не особенно приличные не могут загрязнить благоустроенный ум, разве так, как грязь марает солнечные лучи и земные нечистоты – красоты неба.

Боккаччо. «Декамерон». Заключение автора.

Несмотря на великие преимущества, коими пользуются стихотворцы (признаться: кроме права ставить винительный вместо родительного и еще кой-каких, так называемых поэтических вольностей, мы никаких особенных преимуществ за русскими стихотворцами не ведаем) – как бы то ни было, несмотря на всевозможные их преимущества, эти люди подвержены большим невыгодам и неприятностям. Зло самое горькое, самое нестерпимое есть звание и прозвище, которым он заклеймен и которое никогда от него не отпадает. Публика смотрит на него, как на свою собственность; по ее мнению он рожден для пользы и удовольствия…

А. С. Пушкин.

Богатство, славу, пышность, честь – я презираю…

И. С. Барков.

В литературе, как всегда, царит хаос. Нравственность агонизирует. В мирах Эпикура разбирают булыжник, а поэты наспех сбивают подмостки для бессмертия.

И тут на авансцене возникает Барков.

Он со всей молодостью обрушивается на фанфаронство и благочестие. Все эти господа и дамы, все эти пламенные любовники и законченные волокиты предстают во всей своей красе, предлагая воплотить самые нескромные желания.

Я видел, как один критик (порождение страсти извозчика и разговорчивой прачки) чуть ли не плакал, читая эти забавные и поучительные святотатства. Он был возмущен и называл сочинения поэта кощунством. Бедняге, как видно, необходимо было во что-то верить.

Выплеснуть за борт все эти сладострастные отравы – значит, унизить литературу. Неприятие эротических безумств равносильно самоубийству. Отвернуться от них – все равно, что сделать еще один шаг к собственной погибели.

Быть может, поэзия Ивана Баркова некоторым покажется игрой, чувственной гимнастикой, фехтованием в пустоте. Как же они будут наказаны!

Любой сноб, лишенный воображения, обречен подобно нашему критику превратиться в несчастнейшего из смертных и сделать несчастными своих близких. В двенадцать лет он полезет под юбку своей сестры, и, если случай не возвысит его над уровнем заурядных судеб, он, не дожив до сорока, испустит дух над очередным пасквилем.

Он изгнал чувство из своего сердца, и в наказание чувство отказывается вернуться к нему. Самое лучшее, что может послать ему судьба – это жестокий удар, которым природа поставит его на место.

Все чувства и все восторги заказаны этому человеку. Если же Господь по ошибке пошлет ему жену, этот посредственный господин будет унижать и растлевать ее, исходя из своих убогих представлений о добре и зле.

Необузданное пристрастие к морали порождает чудовищные и неведомые крайности. Не отсюда ли нелюбовь иконоборцев и мусульман к изображениям божества! Кто объяснит всю глубину раскаянья св. Августина, когда он отшатнулся от своего прошлого?

Удивительным человеком был Барков. Его стихи, если разобраться, это дифирамбы и панегирики. Даже простоватость и грубость, коими он наделял своих героев, служат к их чести и украшению. Словом, это ангельские сердца и светлые головы, напрочь потерявшие стыд.

Изображение реального, живого крестьянина – нелепая прихоть Спиридона Дрожжина; заглядывать в замочную скважину распорядителей жгучих нег позволительно лишь кабацкому завсегдатаю Баркову. Ведь показав без прикрас все пороки неутомимого лейб-улана – он, как это ни жестоко! – рискует всего лишь ослабить его боевой дух.

Вся несуразность и изобретательность, все чудачества и все запредельные мечты проступают в действиях его героев. Все они жертвы собственных порочных наклонностей.

Барков с легким сердцем рисует устрашающие, гротескные, шутовские картины. Никто, как Барков, не знал и не любил этот мир. Он не только проник в его альковные тайны, но вошел в доверие к его женам и любовницам. Он разделил с ними по-братски их тоску, одиночество, восторги и наслаждения.

Подобно тому, как Молиер вытеснил в свое время «Мениппову сатиру», Барков со всем темпераментом и пылом выставил за дверь сумароковскую музу, кряжистую и грузную торговку с Охотного ряда.

Именно Барков перевернул тогдашний литературный мир вверх дном. Даже спустя три столетия его победа выглядит ошеломляющей. И великий Ломоносов, бессмертный собутыльник Ивана Семеновича, почувствовал это один из первых.

Обстоятельства смерти Баркова остаются не вполне ясными до сего дня.

В рассказах очевидцев, полных противоречий и странных подробностей, кое-что сомнительно, а о многом вообще умалчивается. Относительно места и часа смерти, а также последних слов покойного показания расходятся.

Последние слова поэта, произнесенные им в присутствии заслуживающих доверия свидетелей, обсуждаются до сих пор; нас уверяют, что это было не просто прощание с миром, а прорицание, пророчество, полное глубокого смысла, как выразился один экзальтированный современник.

Несмотря на свидетельства столь располагающих к себе господ, находятся все же люди, подвергающие сомнению достоверность не только великолепной предсмертной фразы, но и всех других событий этой невероятной жизни.

Одни утверждают, что вся эта история поэтического гения просто грубое надувательство, измышление плутов и горьких пьяниц, негодяев, стоящих вне закона и выброшенных из общества (всех эти собутыльников Баркова, по мнению других, следовало бы упрятать за решетку, вместо того, чтобы разрешить им кабацкие увеселения в объятьях таких же падших женщин).

Многие, безо всяких оснований, сваливают на его дурную компанию ответственность за нищенское существование, которое поэт вел, когда стал позором изящной словесности и доставлял добропорядочным согражданам одни огорчения.

Барков отнюдь не был человеком уважаемым и достойным, несмотря на восхищение, которое окружало его на самом дне отчасти за то, что ему удивительно везло в любви, отчасти за способность употреблять зелье в неограниченных количествах под аккомпанемент срамных стишков.

Но вернемся к нашим неутомимым критикам. Уж не ждете ли вы, что Барков поднесет отрезвляющего зелья после ваших нелепых оргий? Или одна из кабацких Венер – Пеннорожденная или Продажная – облегчит ею же вызванные муки? Что бульварные девки обратятся в преданных сиделок, когда наступит для вас день раскаянья и расплаты? Вряд ли вы вкушаете нектар из амброзии и отбивные из паросского мрамора!

В конце концов, сколько же вам дадут в ломбарде за еще одну разбитую жизнь?

Виктор Пеленягрэ Лука Мудищев (сборник)

На взятие Измаила.

Залетный лейб-улан затеял спор с пиздой,

Как пахотник взорлил над взрезанной браздой;

Впряженный хуй стоит, его послушный воле,

С прилежной силой он легко взрыхляет поле.

И, дерзкий взор подняв, к властителю небес.

Взывает без стыда: «Я твой солдат, Зевес!..

Такой же вырвигвоздь». – Зевес: «Какого хуя?».

«Европу точно так когда-нибудь нагну я!».

Silentium [1].

Ты в пурпур нег ее облек,

Ее уста замкнул устами;

Ты Бог, ты царь, ты, человек,

Растлил ей разум словесами.

Не так ли птицы в майский день.

Возносят пение и свисты.

И, парами сбиваясь в тень,

Живят вертепы каменисты.

Ты прямо в сердце льешь лучи.

И прохлаждаешь тем от зноя,

Ревет Флегей, погибла Троя,

Я вся горю… Молчи, молчи!

Свидание.

Как тот юнец, манерно-угловатый,

Твоих колен влюбленный соглядатай,

(Запретных книг прилежный ученик!).

В гостиной перед ужином возник,

Неясными желаньями распятый.

И вот стоит – не дышит! – за спиной,

Два языка даны душе одной…

О, как хотелось вымолвить признанье.

И тут же удержаться от рыданья, —

Не знает, как вести ему с тобой.

А что же ты? Уняв мгновенный трепет,

С улыбкой ты готова слушать лепет;

Предчувствуя понятную нам дрожь,

Ты думаешь: зачем он так хорош?

Похвала.

Хвали Венерин взор, всея земли языки,

Воспойте же пизду, все малы и велики,

Что милостью своей любить заставит нас,

И будет хуй стоять отныне всякий час.

Лука Мудищев (сборник)

Случай.

Пииту вздумалось красотку,

Резвяся, поимать;

И ну давай топтать молодку,

И ну давай топтать!

Прекрасна пленница краснеет.

И рвется от него,

Пиит лишь пуще вожделеет.

От случая сего.

Она зовет свою служанку,

Чтоб с хуем совладать;

Заслышав эту перебранку,

На крик явилась мать.

И, глядя, как пиит лобзает.

И в перси, и в уста,

Родительницы сердце тает,

На то и красота!

Она на ложе к ним стремится.

От случая сего;

Спешит она разоблачиться,

Журя за шаловство!

Как мать, останься непреклонна,

Согласием дыша,

Сравняйся с ней, где сопряженна.

С любовию душа!

Старичок.

С кем ты водишь хоровод,

Косолапый мишка?

Третьи дни меня ебет.

Юркий старичишка.

Нивы град Господень бьет,

Молния сверкает,

Старичишка все ебет,

Скуку разгоняет!

Не могу ни встать, ни сесть.

Сено гнет солому.

Пропадай, девичья честь,

Мне б дойти до дому!

Тучки по небу плывут,

Дождик льет, похоже,

Как же старички ебут,

Помоги им Боже!

Так и эдак повернет,

Экий шалунишка!

Так вот детство и пройдет,

Косолапый мишка!

* * *

В недремлющей нощи мне слышен смех блядей.

От Иберов до вод Курильских,

От вечных льдов до токов Нильских,

Ебется всяк… чем старе, тем сильней!

Хоть попусту я век прожил, презренный,

По смерти у блядей я стану драгоценный!

Лука Мудищев (сборник)

Великий самодержец.

Хуй – великий самодержец.

Непокорный, достославный!

Сколько подданных красавиц.

Под его главой державной?

Герб его – пизда с пробором,

Где под грозные указы, —

Соловьи поют рулады,

Ручейки лепечут сказы.

Под луной его солдаты.

По борделям маршируют.

Средь цветов благоуханных.

Бляди весело пируют.

Ах, не он ли ночью лунной.

Постучится в дверь, малютка,

Значит, есть любовь на свете,

Значит, это все не шутка!

Только в нем сама природа.

Все безумства заключила,

Чтобы ты пиздой с пробором.

Верность королю хранила.

По разложенной постели.

Мы запрыгаем, как дети.

Легкий ветер нас накроет.

Снегом липовых соцветий.

Ах, не ты ли в лунном свете.

Покатилась в путь наклонный?

Хуй – великий самодержец,

Правит, вновь непокоренный!

Не страшны ему заклятья,

Не горит он и не тонет,

И с чего бы так малютка.

На перинах жарких стонет?

И в счастливом нетерпенье,

Без конца его лаская,

Вновь пронзает болью сердце.

Прямо у порога рая!

Хуй – великий самодержец,

Не король, а загляденье,

Ты его целуешь в губки.

И торопишь упоенье.

На колени все! молитесь!

Чтобы вас он не оставил,

Чтобы он по всей вселенной,

Как и прежде, гордо правил!

Не ведая утех иных.

Вседневно ахи умножая,

Всечасно прелестьми маня,

То в неге страсти замирая,

То сладким голосом стеня!

Как ты была в любови нежна,

Как ты меня к себе влекла,

Когда, раскинувшись безбрежно,

В грехе постыдном возлегла.

С тех пор гляжу на тя и млею.

И еблей укрощаю пыл,

Вседневно я пиздой владею,

Всечасно я лишаюсь сил!

Грущу, мятусь, люблю, страдаю.

Заразой прелестей твоих;

К бесчестию твой стан склоняю,

Не ведая утех иных.

Пленясь продажною красою,

Я сердце в жертву приношу,

Лишась свободы и покою,

Другова счастья не прошу!

Зефир.

Люблю тебя ласкать очами,

Хмелея от заморских вин;

Люблю в тебе искать губами.

Благоухающий рубин.

Люблю смотреть, как ты, вияся,

Сгораешь в медленном огне,

А взор твой детский, чист и ясен,

Когда скользишь ты на спине.

Ах, этой страсти бездорожье,

Ах, эти ямочки ланит!

Как трепетно твое межножье.

Зефир лобзаньем пламенит.

Со мной ли под луной безмолвной.

Потонешь в ласках огневых,

Когда невинный, страсти полный,

В тебя войдет мой жаркий стих.

Tristia.

Среди пиров, среди блядей,

Среди классических страстей.

Души высокой и греховной,

Пизда с небес спустилась к нам.

С мечтами, таинствами, мглами.

И нет преград меж ней и нами,

И ходит, ходит по рукам!..

Лука Мудищев (сборник)

Баллада.

Вам, шлюхи уличные, вам.

Слагал я горестные пени,

Над кем глумились по ночам.

По всем вертепам-кабакам,

Где шваль стояла на измене;

А что теперь? Мир глух и нем.

В прах обратил Господь Эдем!

Распутницы, что кажут нам.

Все прелести на этой сцене,

Где открывался в сердце храм.

И, вызов бросив небесам,

Спешил раздвинуть я колени.

Так насладившись чем-ничем,

В прах обратил Господь Эдем!

Когда бы встретиться всем нам,

На солнце выбежать из тени;

Под ветра свист иль птичий гам,

В мороз и в дождь я верил вам,

Где рай зиял в неверном крене.

Пусть дело дрянь, и я ни с чем.

В прах обратил Господь Эдем!

Скорбь-невзгода.

С кем вы, бляди-потаскухи?

Пал туман – одни старухи.

Без конца любви хотят,

Кораблю пристать велят!

Скорбь-невзгода отзовется,

О пизде молва плетется;

Блядь с распущенной косой.

Смотрит сморщенной каргой.

Не смахнуть с груди усталой.

Ту напасть рукой удалой.

Как о прошлом ни жалей,

Не вернуть уж тех блядей!

Огнь любви.

Ты хочешь, ангел мой прелестный,

Чтоб жертвенник я твой почтил?

Не я ли огнь любви чудесный.

Без промаха в тебя вместил!

Тот огнь могучий, в битвах смелый,

Ликует, гнется и звенит,

И ум твой детский, ум незрелый,

Всю эту мощь постичь спешит!

И старец в ебле закаленный,

И робкий школьник – тут как тут,

И даже пастырь умудренный.

Тебе сердечну дань несут.

Один – я видел – все вздыхает,

Другой в мечтах своих парит,

Когда же огнь любви играет,

Нахал краснеет и молчит.

Лишь я один, о Боже! Боги!..

Сей дани не хочу платить,

И вверх твои забросив ноги,

Хочу все грезы воплотить!

Лука Мудищев (сборник)

Два стихотворения.

1.

Ну как ты там теперь одна,

Красотка, дурочка, Психея?

Как изменился вкус вина,

Как шумно плещется волна,

Навзрыд цитируя Алкея!

И время прочь в такие дни,

О чем ты плачешь? Дай мне руку.

Ведь мы опять с тобой одни,

Пересекаем вплавь разлуку.

2.

На корабле открылась течь,

Все ближе бездна океана;

Игра с тобой не стоит свеч.

В последний час Левиафана.

Мой голос сдержанно звучал,

Рыдали трубы и фаготы;

Я покидавшим честь отдал,

Когда сводил с любовью счеты.

И взглядом шлюпки провожал.

В пропастях.

Какая грусть! конец романа.

Опять мосты нас развели.

Неужто мы навеки, Анна,

Исчезнем в пропастях земли?

А в небе ни клочка лазури,

А в доме пусто и темно,

Какие в сердце пели бури,

Какое пенилось вино!

Чего я жду? иль может статься,

Бывалой жизнию дыша,

В другую плоть переселяться.

Заране учится душа?

А я, подхваченный забвеньем,

Еще живу, еще дышу…

И с замираньем и волненьем.

Себя мечтами извожу!

Лука Мудищев (сборник)

Стыд.

Сто раз ты меня обнимала.

И с криком тоски раздевалась,

Губами ловил твои груди.

И красный насмешливый рот;

О, как ты колени сдвигала,

О, как ты в любви повторялась,

И стыд, словно сон, разгоняла,

Встречая неверный восход.

А то, что ночами шептала,

Со мною в разлуке умрет!

Лейб-улан и Аннет Ода.

Торжественная Ея ебливому Сиятельству.

Всепресветлейшей красавице Анне Алексеевне,

На преславное Ея восшествие на престол.

Лейб-гвардейского конного полка.

Его Императорского Величества.

Марта 22 дня 1759 года.

В изъявление истинной радости.

И верноподданного усердия.

Искреннего поздравления.

Приносится от всеподданнейшего раба.

Михайла Лобанова.

I.

Внемлите все пределы света.

И ведайте, кем стал Эрот;

Стоит, как есть нагой Аннета,

Ликует церьковь и чертог.

Еще вчера была невинна,

В напастях и делах едина,

Но день прошел, и два, и вот:

Краса над миром хуй восставит,

Когда гвардеец позабавит.

Возлюбленной пурпурный грот!

II.

Ах, лейб-улан, сколь ты ужасен.

В полях противу всех врагов,

Сколь хуй твой в ножнах безопасен,

Аннета не находит слов.

Полки сражая, ты воюешь,

Над грешной плотью торжествуешь,

То буря здесь, то тишина,

Ты с упоеньем входишь в Анну.

Во дщерь желаньями венчанну,

И нет покрышки в ней, ни дна!

III.

Давно ли верная супруга,

Взведенная на шаткий трон,

Краса и честь земного круга,

Прекрасная со всех сторон,

Неверному сему герою.

Среди пылающего строю.

Открыла тайну тайн Аннет?

Военно сердце умягчает,

Все шире ножки раздвигает.

Разженный яростью Магмет.

IV.

Любовь! любовь над полем мирным.

Мягчит неопытны сердца.

И, как дыханием зефирным,

Коснется бледного лица,

Вливает благосклонность в нравы,

Не умаляя бранной славы,

Трудится пылкий удалец;

Победой путь свой украшает.

И в жаркой битве возвышает.

Аннеты своея конец!

V.

Когда движением свободным.

Влеклись мы по твоим следам,

Ослабу нравам благородным,

Аннета волю даст слезам;

Мы кротости девиц навыкнув.

И к телу жаркому приникнув,

Судьбину тщимся отвратить;

Глядишь, Аннет на все готова.

И ножки раздвигает снова.

И тщится хуй в себя вложить!

VI.

А есть ли кто на свет рожденный,

Чей торжествующий Эрот.

Предался в руки побежденной,

О стыд, о странный оборот!

Когда любовные трофеи.

(Ах, лейб-уланы, ах, злодеи!).

Приобретут в напрасный дар.

И данную девицей веру,

Тебе, Аннета, нет примеру,

И не отводишь ты удар!

VII.

Неужто вся любовь к Аннете,

Аннетина любовь к тебе,

Единый дар на этом свете.

И небо верно сей рабе?

Без усыпляющего звуку.

Ты хуй вложил Аннете в руку.

И нет превыше сих наград.

О, сколь свидание прекрасно,

О сколь виденье любострастно.

Пизды ея волшебный клад!

Лука Мудищев (сборник)

VIII.

Не мрак ли меж грудей носился?

Или открылся бездны зев?

Гвардеец наш с Аннетой слился.

И произносит глас таков:

Тебя я покидать не стану,

На то ли вселюбезну Анну.

В супружество я поручил?

Дабы через меня стихия,

Под игом страсти роковыя.

Меня любви Эрот лишил!

IX.

На то ли ночи все несчетны,

Где сладко пели соловьи,

Разрушились и были тщетны.

Плоды Аннетиной любви;

На то ль воздвиг я хуй священный,

Дабы вконец тобой прельщенный,

Растрачивал все даром пыл.

И вместо родственной девицы.

Тревожил блядские цевницы.

И грешным ангелам служил?

X.

Аннет, красавица, спокойся,

Мы помним тьмы твоих заслуг,

На ложе брачном ты устройся,

Твой труд меж нами жив вокруг.

Не предадим твоей любови,

Не пощадим последней крови,

Спешим Аннету мы покрыть;

Вослед мужьям твоим ревнивым,

Любовникам нетерпеливым,

Любезным и примерным быть!

XI.

Что чаяли вы, невски бляди,

В великий оный громкий час?

Согласно ебле, христа ради,

Веселый возвышали глас!

Забуду ли Аннет присягу,

Благословенную отвагу,

Коль еть мне, как закрылся день;

Нам здешние любви валторны.

Напомнят эти груди полны.

И сладких звуков дребедень.

XII.

Среди избраннейших героев,

Между немыслимых хуев,

Среди непобедимых строев.

Пизда не ведает оков.

И нежность пола уважает.

И страстью храбрость украшает,

Обеими сердца влечет;

Всяк видя, следует за нею,

Гласит устами и душею:

Приди на хуй, моя Аннет!

XIII.

Гряди, невинная отрада,

Гряди, терзание сердец,

Пизды всевышняя услада,

Поставь желаниям конец!

И оправдай мою Аннету,

Всему доказывая свету,

Что полная триумфов блядь.

Постыжена разгульным миром.

И только хуй почтен кумиром,

Пизду приемлет в жертву дать.

XIV.

Уже нам лунное светило.

Свое пресветлое лицо.

Пиздой роскошною явило,

Лучей небесных во венце.

Туманы, мраки разгоняя.

И радость нашу предваряя,

Мой хуй любовью оживит;

Во всей красе себя являет.

И ебля взоры услаждает,

Ко всем хуям пославши стыд.

XV.

В удвоенном альков наш блеске.

Торжественный подъемлет шум,

При громком восхищаясь плеске,

Смущает еблей праздный ум.

Взирая на сию забаву,

На мысль приводит прежню славу;

В лугах, по стогнам, по домам.

Ебется множество народу,

Пизду подъемлет, как свободу,

И хуй возносит к небесам.

XVI.

Теперь Аннета на диване.

За гордость свержена лежит,

А только хуй, как в том романе,

С благоговением стоит.

Хвалу на небо воссылает.

И купно над пиздой пылает.

О целости ея и нас,

Что Вышний, крепкою десницей.

Аннету нам подав царицей,

От гибели невинных спас.

XVII.

Услышьте, ебари земные,

И все державные главы,

Как всюду страсти роковые,

От буйности блюдетесь вы.

И дев таких не презирайте.

И все безумства исправляйте.

Вы ебли каторжным трудом.

Заменит вам Аннет Европу,

Не путайте с пиздою жопу.

И Бог благословит ваш дом.

Лука Мудищев (сборник)

XVIII.

О коль велико, как прославят.

Ту еблю верные раби,

О коль опасно, как оставят.

От тесноты своей, в скорби!

Внимайте пылкому примеру,

Любите их, любите веру.

Она – свирепости узда;

Сердца влюбленных сопрягает.

И вам их верно покоряет,

Как неприступная пизда!

XIX.

А вы, которым еть Аннета.

Дает уже от малых лет,

Такой пизды в пределах света,

Такой в других державах нет.

Храня своим поэтам дружбу,

Позволила пизду на службу.

Беспреткновенно приносить;

На то ль склонились лейб-уланы.

И кирасиры-истуканы,

Чтоб хуем бездну покорить.

XX.

Лежит, лежит Аннет меж нами.

В пределах юности своей,

Считает нас давно рабами.

В противность истины вещей.

Исчислите тьму сильных боев,

Запечатлейся вид героев —

От крепостного до Царя,

В суде, в полках, в морях и в селах.

В своих и на чужих пределах.

И у святого алтаря.

XXI.

А коль Аннет благополучна.

И будет россами владеть,

И в свете славою созвучна,

И всякий хуй в руке иметь,

Тебя толь счастливу читаем,

Аннета, в коей признаем.

В единой все желанья вдруг:

Пизды желанной справедливость.

И томной жопы прозорливость,

И истинный геройский дух!

XXII.

Восьмнадцать лет ты украшала.

Благословенный хуй Петров;

Блядям на Невском подражала.

В ебливой красоте даров.

И, услаждая покоренных,

Святых, гражданских и военных,

Склонила высоту небес;

От злой судьбы тебя избавить,

Над хуем царствовать заставить.

И отереть нам токи слез.

XXIII.

Ах, лейб-уланы, торжествуйте,

Взошла Аннета на престол.

Мужья неверны, ликовствуйте,

Шумя, крутитесь под подол.

По всем борделям возгласите.

И нашу радость возвестите.

И бывши скорби забывай;

Она все страсти успокоит.

И меж ногами нам устроит.

Единый мир, прекрасный рай.

XXIV.

Герои храбры и усерды,

Которым хуй любовь открыл,

Приять дары Аннеты тверды.

Противу беззаконных сил.

В защиту нашей героине,

Красуйтесь, веселитесь ныне!

На вас лавровые венцы.

В несчетны веки не увянут,

Доколь гвардейцы не престанут.

Ебать Аннет во все концы!

Лука Мудищев (сборник)

Царь-девица.

Царь жила-была девица,

Сладострастна, бледнолица;

Как ебать ее, дивясь,

Было, не перекрестясь!

Очи светлы, голубые,

Огнь-уста, власы златые,

Шепчет русска старина:

Всем давала еть она!

Земледельцам и гусарам,

Молодым певцам и старым,

Россы, гунны, скифы, чудь, —

Всех прельщала эта грудь!

Нет, не счесть нам человеков.

Днешних и грядущих веков,

Кто не льстился ввек хотеть.

Царь-девицу поиметь!

На пирах иль в чистом поле,

В крепостях или на воле,

Сколько радостей прямых.

Для утех и ласк самих!

Там веселия сердечны,

Там блаженства бесконечны,

Пурхает вкруг роз Зефир,

Красота от звуков лир!

Бог любви и восхищенья,

Вновь дарит нам наслажденья,

Осчастливь сим, красота,

Чтоб с тобой спрягать уста!

Блещет Питербурх женами,

Всех красавиц чудесами,

Царь-девица всех милей.

Грудью пенною своей!

Страсти жаркое дыханье,

Белых лядвей трепетанье,

За певцом тииским вслед.

Еблей забавляем свет!

Вейся, вейся ветвь цветуща,

Прелести мужьям дающа;

Сладко сок мне Вакха пить,

С царь-девицею шалить!

Удовольствий чувство полно,

Сколь раскинемся нескромно,

Веткой чресла щекочи,

Если спросит, кто? – молчи.

Вижу, вижу; как в тумане,

Царь-девица на диване,

Мне нашептывает вслух:

«Ты почто затих, мой друг?».

В жилах хлад я ощущаю,

Падший, вяну, умираю.

И в объятьях дорогих.

Речь немеет уст моих.

Пуст колчан и лук изломан,

В кандалы Эрот закован,

Клонит голову ко сну,

Камнем вниз пошла ко дну.

Что сказать мне в утешенье?

Сердце! бодрствуй в сокрушенье,

Царь-девица вся в крови.

От смертельныя любви!

Стойкий витязь.

Стоит – за страсти роковые,

За всех развенчанных блядей,

За девьи грезы молодые,

За жен и вдов души моей.

Лобанов.

О, стойкий витязь! Ты печален,

Упал с поникшею главой;

Ты грезишь, мрачный и немой,

Среди могил, среди развалин;

Ты помнишь в зареве ночей.

Следы мучительных страстей!

И неужель трава забвенья.

Покрыть сумеет эту брешь,

Ты – рок: убей или утешь.

В победной жажде наслажденья.

А мы… нам долго цепи влечь,

Покуда в ножнах грозный меч.

Воспрянь, ебическая сила,

Любовных странствий ураган;

Давно ли страсти пел боян,

Когда луна в бою всходила?

Пускай на грозный твой булат.

Валятся бляди – ряд на ряд!

Не гордый дух завоеваний.

Зовет булат твой из ножон,

За честь мужскую грянет он.

В твоей опомнившейся длани.

Над бездной сих нескромных чар.

Не промахнется твой удар!

Пребудь отважным, как свобода,

И быстрым в ебле, как перун,

Будь вездесущим, как природа,

Как это солнце, вечно юн.

В летучей жизни ты моей.

Вобрал всю радость прошлых дней.

О, стойкий витязь обольщенья,

Пизды неверной властелин,

Ты – огнь, ты гордый исполин,

Восставший над травой забвенья.

Во прах, красавицы, во прах,

И пламень Тартара в очах!

Когда сквозь частокол объятий.

Ты грозным кинешься на бой, —

Кто сильный сдержит пред тобой.

Девиц тьмочисленные рати?

Кто сгонит бледность с их лица.

При виде гневного бойца?

Рука возлюбленной сильнее.

Руки, измученной веслом, —

Так с неба падающий гром.

Подводных рокотов звучнее.

Так песнь любовная звончей.

Глухого скрежета цепей!

Где ты, краса минувших лет?

Подняв холодные железы,

Я на тебя смотрю сквозь слезы,

Кумир разгула и побед,

Но точно гром небесных кар,

Не знает промаха удар!

Лука Мудищев (сборник)

Рытвина с ухабом.

Дело по́д вечер, зимой.

И морозец знатный;

По красотке записной.

Скачет парень молодой,

Господин занятный.

Не спешит, ебёт слегка,

Чай рожден не слабым,

А девица та сладка —

Передок с ухабом!

Раззадорил молодец.

Жаркую красотку:

«Ты скачи, мой удалец,

Дам тебе на водку!».

Что? Забавно? Ничего!

Тонко там, где рвется.

Ноги вскинет на него:

Грешник не спасется!

Ну, садись же! Посадил.

На себя девицу.

И рванул, что было сил,

Точно кобылицу!

Только деве все не впрок,

Даром что девица:

Ах, не так ты, милый, лег,

Скачет, веселится!

Размахнулся наш герой,

Чай рожден не слабым.

И не чует под собой.

Рытвину с ухабом.

И пошли. Она кричит,

Крутит телесами.

Только парень наш молчит,

Двигает мудями.

Час проходит – вот те на!

Разогнались лихо!

А любовь пьяным-пьяна,

Все воркует тихо.

Свечерело. Дрожь в ногах,

Как беда большая,

Только девка на мудях.

Скачет, как шальная!

Долго парень наш скакал,

Сколь хватило духа;

Целовал да погонял —

Экая проруха!

Быстро, бешено еблись,

Всей Москве на диво.

С легким сердцем шел на бис.

Парень молчаливо.

Только стон кругом стоял,

Помоги им, Боже!

То, что парень повторял,

Повторять негоже!

Как ей вставит поперек,

Жутко вспомнить бабе;

Лишь мохнатый седачок.

Охнет на ухабе!

И на совесть, не за страх,

Не передохнули;

Верст пятнадцать во весь мах.

Бедные, отдули!

В полночь-заполночь летит.

Парочка хмельная.

А красотка голосит,

Головой мотая!

Ладит вывернуть ухаб,

«Заебет!» – смекает,

А парнишка, чай, не слаб,

Девку разгоняет.

Собрался честной народ.

Вся Москва в тревоге,

Парень девку заебет,

Как медведь в берлоге.

Трус бежит, а кто смелей,

Те – потехи ради,

Жмутся около грудей,

А мамаша сзади,

Трусит, издали кричит:

Под венец, хотите ль?

Парень, знай себе, стучит,

Словно истребитель.

Раскричался за спиной.

Папенька поддатый,

Вразумил народ честной.

Дядька бородатый.

И красавицу согнал.

Он своей дубиной,

А родитель обозвал.

Паренька скотиной.

Раскаянье Записки губернского ловеласа.

На зорюшке ранехонько.

Пробудишься, зевнешь.

На цыпочках тихохонько.

К служанке припадешь.

(Пока еще пронзительно.

Жена себе храпит.).

Как сладко, удивительно.

Любовь соединит.

Смирить свою амбицию.

Приятно. Видит бог!

И ну давай с девицею,

Застигнутой врасплох.

Там на краю от гибели,

Она утратит стыд;

Дела, какие б ни были,

Авось да и простит.

Какой предосторожности.

В поступках ни держись,

Нет никакой возможности.

От жребия спастись.

В тот день у экзекутора,

Чтоб скуку разогнать,

Рублишка за полутора.

Слуга приводит блядь.

Он сам ебака с именем,

Как отставной солдат;

Над каждым новым выменем,

Ну точно супостат.

Согрет одушевлением,

Как полдень был хорош,

Елдак мой с восхищением.

Забыл весь мир… и что ж!

Не мне читать нотации,

Что рухнул идеал,

Но выдав ассигнации,

Я жару ей задал!

Ах, пылкие движения.

Мечтательной души,

От вас мне нет спасения,

Покайся и греши!

Пусть с ней, кто хочет водится,

Я – правилами строг:

Каких же еть приходится,

Избави меня бог!

Занятьем этим втянешься,

Пожалуй, в грех такой,

Что, черт возьми! останешься.

С растерзанной душой.

Я предан сокрушению,

Я низко пал, друзья:

Мир ближе к разрушению,

К могиле ближе я.

Но к вечеру корыстию.

Сиротку я растлил.

И жизни грешной кистию.

Я душу зачернил.

И не с того ли чудится,

Час близок роковой.

И с вами то же сбудется,

Что сталося со мной.

Пусть счастье скоротечное.

Изменчиво и зло,

Мне на дела сердечные,

Как никому везло.

А там тигрица дикая.

Во образе вдовы,

Такая страсть великая,

Что стал другим. Увы!

Но что вперед печалиться,

Покуда погожу.

Наверно, всякий сжалится,

Как все перескажу.

И, чтоб часы смиренные.

Хоть как-то скоротать,

Я попадью степенную.

Решился испытать.

С чего бы поп колотится,

Ступив за аналой,

Без попадьи, как водится,

С небритой бородой.

Весь мир земной вращается.

Елико вкруг пизды,

Где всяк любовью мается.

Во имя красоты.

Болтать мне утешительно.

И публику прошу,

Все слушать снисходительно,

Что я ей расскажу.

Здесь всюду наслаждения.

Для сердца и мудей;

Здесь все без исключения.

Возможно для людей.

Где розы, там и тернии,

Таков закон судьбы,

Я первым стал в губернии.

В знакомствах и любви.

Портные, сочинители,

Купчишки и графья.

Ебали все, что видели,

И лучше всех был я!

С пиздой цепями скованный,

Изменчив человек,

Настал иллюстрированный.

Счастливый новый век.

Рисунки чудно слажены,

В них каждый штрих хорош,

А бляди так раскрашены,

Не хочешь, а возьмешь.

Чем книга нашпигована,

Постигнуть нет ума,

В ней все иллюминованно,

А в буквах мрак и тьма.

Тут ножки разлетаются.

Под кистью удальцов,

Там юбки развеваются,

Что не найти концов.

Прекрасно, восхитительно,

Виват, Мари Монблан,

Как держит хуй решительно.

Мадмуазель Шарман.

В ней поза идеальная.

Исполнена красот,

Но самое печальное:

Любого заебет!

Она давно мне нравилась,

Исторья не нова;

Своей пиздой прославилась.

И горлом здорова!

А мы в любви не зрители,

Запутавшись в мудях,

Не только сочинители.

Ебутся в повестях!

Бывало, день изводишься.

На службе так и сяк.

А тут домой воротишься,

А женка хвать елдак!

Начнешь в четыре голоса,

Зальешься, как река;

А кончишь тоньше волоса,

Нежнее ветерка.

Изведал уж немало я.

Житейской суеты,

Эх, молодость удалая!

Куда исчезла ты?

Лука Мудищев (сборник)

Вдовий утешитель Московская повесть.

Вот в чем, прекрасная,

Найдешь ты облегченье,

Единым кончишь сим.

Ты все свои мученья…

Аноним.

Вдова должна и гробу быть верна.

А.С.Пушкин.

Вдова, исчадье ада,

Нечистых дум услада,

При свете ночников.

Влечет меня в альков.

Все тихо, все в покое,

Ах, что это такое?

Она мне шепчет в ухо.

И лезет под сюртук;

Не по себе, старуха,

Ты нынче рубишь сук!

Но, Боже, что со мною,

Как манит сей изгиб,

Я сладких грез не стою,

Я, кажется… погиб!

Повис! Вотще таиться,

(Некстати случай свел!).

Ну, как тут не забыться.

И не задрать подол!

Здесь дело не до смеху,

В груди желаний жар,

Забить бы мне прореху,

Сей вдовий дортуар.

Вотще! Повис приятель,

Нескромных нег ваятель.

Как разум мой кипит,

Когда он крепко спит!

Вдова, раскинув ноги,

Не в силах уж терпеть…

О, сжальтесь! Боже! Боги!..

Вбить кол и – умереть!

Восстань же, пробудися,

В последний раз молю,

Воспрянь, развеселися,

Ты видишь: я люблю!

Вотще! Повис над миром.

Поверженным кумиром…

Вот ужас! Гладь да тишь.

В кусты? Ан, нет, шалишь!

(Мне жаль сие терять,

Ты должен это знать.).

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

Но вот главу подъемлет.

Приап. Могуч, велик!

Он никому не внемлет,

Капризный баловник.

Виденьем вновь смущен,

Спешит развеять сон!

Он зол! он жаждет мщенья,

Ликует и скользит;

Какие наслажденья.

Ему сей ров сулит!

. . . . . . . . . . . . .

Врывайся, бей с разбега,

Нисколько не таясь,

Ты – Альфа и Омега,

В любой дыре ты князь!

Люблю твои забавы,

Эраты верный друг,

Ликуй, наперсник славы,

Уже натянут лук.

Стрелой неотвратимой.

Лети в иную даль;

В душе невыразимой.

Рассеется печаль.

Закинув гордо шею,

Как лебедь в облаках,

Я снова гордо рею.

В раю… Увы и ах!

. . . . . . . . . . . .

Почто же то терзанье.

Не за что я узнал?

Меж тем как испытанье.

Мне Бог любви послал.

Но вот – теперь не скрою,

Во всей красе возник:

Умножил я тобою.

Природы грешный лик.

От радости в постеле.

Запрыгала вдова:

«Неужто в самом деле.

Кружится голова?».

О, плотский жар желаний.

И темных ожиданий,

Я по стопам твоим.

Шел с трепетом живым!

. . . . . . . . . . . .

Вдова в перинах тонет,

Воркует, бредит, стонет,

Пылает, как в огне,

Рисуясь на спине.

В прожорливом межножье.

Клубится сущий ад,

Мой конь на бездорожье.

Все скачет невпопад.

Амур! Немой свидетель.

Возлюбленной четы;

Бессонных сцен радетель.

Взирает с высоты,

Как я над бездной рею,

В глубинах пламенею,

Не мысля дна достать,

Чтоб удаль показать!

Однако дело скверно:

Вдову толкнул я ввысь,

И в этот миг, наверно,

Все мысли пресеклись,

Когда под небесами.

Излился я стихами.

Услышав те слова,

Утешилась вдова!

Балет.

I.

Я был престранных правил,

Поругивал балет,

Но как-то раз представил.

Татьяну мне сосед.

(Сосед мой был не промах,

Красавчик и нахал.

И много дам знакомых.

Ко мне перетаскал.).

Признаться, я немножко.

Смутился (о, профан!).

Мой Бог!.. Но эта ножка…

Но эти плечи… стан…

Под стать оригиналу.

Был страх, как робок я;

В стремленье к идеалу.

Я робким был, друзья!

Не все ж слагать куплеты,

Хоть трижды будь поэт,

Какие мне сюжеты.

Подкинул вдруг балет.

Пред этой балериной.

Смутился пылкий взор;

Все прочее рутиной.

Казалось мне с тех пор.

Как не любить балета?

Страдая, думал я.

Итак, на склоне лета.

Влюбился я, друзья.

II.

С тех пор ловил я взоры.

В услужливый лорнет.

И ножки Терпсихоры.

Не забывал. О, нет!

Не так следит астроном.

За новою звездой,

Как мы в порыве томном.

Влечемся за пиздой.

В балете все наивны,

Но пробил звездный час,

Как были конвульсивны.

В любви мы всякий раз.

Вбежит на сцену дева.

И кружит, как змея,

Взвилася ножка влево,

Подался влево я.

Взвилася ножка вправо,

Я вслед за ней, друзья,

Аплодисменты, слава!..

Тут, право, кончил я.

Лука Мудищев (сборник)

III.

В бокалы вина льются.

Не молкнет разговор.

Уста к устам влекутся,

Во взоре тонет взор.

Средь шумного тумана.

Я залу отыскал.

Зажги, моя Татьяна,

Свечу между зеркал.

По лицам пробегает.

Дрожащий огонек,

Жаль, ног не разжимает.

Татьяна. Видит Бог!

Ну что же ты, Татьяна,

Туманится мой взгляд.

Влекусь я неустанно,

Срывая твой наряд.

Над ней вовсю колдую.

На радость ли, беду,

В такую ночь глухую.

Я плавно речь веду.

Представьте, на коленях.

Покоясь у меня,

В порывистых томленьях.

К соседу льнет она.

И свет очей небесный,

Лиющий огнь в сердца,

И шелка шум прелестный,

Как снег ее лица.

На груди грудью страстной,

Устами на устах,

Горит лицо прекрасной.

И слезы на глазах!

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

И вдруг явила милость,

Поднявши ноги ввысь.

И, как в падучей билась,

Пока мы с ней еблись.

В смеркающемся блеске.

Все уплывает вдаль,

Хрустальные подвески.

И белая рояль.

А в зале, где блистает.

Начищенный паркет,

Мне в этом помогает.

Приятель мой. Сосед.

IV.

Чей это гимн беспечный.

Доносит нам зефир?

То ебли друг сердечный,

Души моей кумир!

Вот бедрами играет,

Прелестна и легка,

А вот елдак сжимает.

Проворная рука.

До ласки каждый падок.

И в душу льет елей,

Как сон бывает сладок,

Когда не спишь ночей.

Ебешься до отвалу,

Сползаешь чуть живой.

Под стать оригиналу.

Еще ебешь… ой, ой!

Не похудей в разгуле,

Еще мы запоем,

На стуле так на стуле.

Тебя мы заебем.

Как ножки раздвигает,

Ну точно лепестки.

Два хуя направляет.

Движением руки.

Прелестна дева в стане,

Ну как не обхватить?

Мы нравились Татьяне,

Да что тут говорить!

V.

Любовники бывают.

Философы порой,

Не все же умирают.

От ебли под луной.

Встречаются поэты.

В столичной суете,

И кружатся планеты,

Ну, точно фуэте.

Ужо ты в новой позе,

Хоть стать невелика.

Глядишь – а только розе.

Краснеть наверняка.

Хоть целый свет обрыщешь,

Искал, где только мог.

Но вряд ли, друг мой, сыщешь.

Стройнее этих ног.

Ленясь под одеялом,

Ласкались мы втроем.

И часто за бокалом.

Проснемся – и уснем!

Пускай же сны младые.

Нас будут посещать,

Нам жизни дни златые.

Не жалко расточать.

Татьяна в сновиденье.

Вкушает наслажденье.

И шепчет мне, друзья:

Твоя, твоя, твоя!

С тех пор я закружился.

Без дела, в хлопотах,

Ах, как я веселился.

В театрах, на пирах.

Не ведал я покоя,

Увы! не знал я мук,

Татьяна, глазки строя,

Делила наш досуг.

Что было бы со мною,

Татьяна, без тебя?

Твоих я слез не стою,

Ревнуя и любя.

С унынием встречаю.

Я сумрачную тень.

И вздохом провожаю.

Скрывающийся день!

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

Как манят нас кулисы,

Войдите-ка в полночь.

В уборную актрисы,

Кромешный рай точь-в-точь!

Ее за грудь хватает.

Седой антрепренер,

И прямо в рот вставляет.

Сам обер-прокурор.

От частых репетиций.

Случается беда,

Она теперь девицей.

Не станет никогда!

VI.

Дай руку сладострастью.

И с чашей круговой.

Веди меня по счастью.

Забвения порой.

Как счастлив я, признаться,

На деле, не в мечтах,

Когда минуты мчатся.

Веселья на крылах.

Татьяны в ожиданье.

В постели я лежу.

И жаркие посланья.

Прелестнице пишу.

Двоится штоф с араком,

Покрылись очи мраком,

Где ты, мой друг? Где я?

Прощай, любовь моя!

P.S.

Ужель уста младые.

И пламень тех ланит,

И очи голубые —

Все вечность поглотит?

Не верю! Нет! Пустое.

Они всегда со мной,

Как сердце молодое.

С любовью молодой!

Любовный яд.

Иные на́ горы катают тяжки камни,

Иные к колесу привязаны висят,

А я к тебе прикован, раскаленный,

Хочу с тобою слиться, дерзновенный,

В толикой сладости вкусить любовный яд!

Лука Мудищев (сборник)

Признание.

Тебя живописцы рисуют.

И водку стаканами пьют;

И любят тебя, и ревнуют,

И шагу ступить не дают.

Боюсь, что сопьюсь я вчистую,

Бездарно растрачу свой дар.

За косу твою золотую,

За губ остывающий жар!

Страсть.

Вновь страстью воспален, возвел свирепый взор,

Толкнул в нее копьем и вышел на простор,

И, руки протянув, вскричал: «О, сильный Боже!

Отходит лютость прочь и добродетель тоже,

К неслыханному злу влечет развратный вид,

Спустивши платье с плеч, позабывая стыд,

Что зыблешься, мой дух? И слезы что текут?

Скажи, в каких землях красавиц так ебут?».

Каллиопа.

О, счастлив, счастлив тот, и тех он смертных боле,

Кто Каллиопу еб стократно в чистом поле!

Кирасиры.

Веселятся шлюхи,

Стервы-потаскухи,

Даром что присели,

Кирасирам спели!

Егда стали ясти,

Вот вам и напасти:

Ебут во все дыры.

Блядей кирасиры,

Закинув им ноги,

Ебутся, как боги;

Как есть отъебали,

А сами пропали!

Совет.

Мне знать других сердец движения не можно,

Но объявить могу девице я не ложно.

Желание свое ты можешь совершить.

И с браком торжество сие соединить!

* * *

Любви ли страстной нежный шепот.

Иль корчи ревности слепой,

Восторг иль грусть, мольбу иль ропот.

Все я делил тогда с тобой.

Угас волкан, но изверженья,

Все неподдельные волненья.

Доселе сотрясают нас;

Слова разлуки были чужды,

В них сердцу ни малейшей нужды,

Застыла лава, огнь угас.

И вот пришла пора другая:

Опять в борделе стон стоит,

Полусмеясь, полурыдая,

Она меня к себе манит;

Но с нею истина другая,

Она, притворствуя, дрожит,

И эта правда не похожа.

На правду прежнюю ничуть.

Как изменилась ты, о Боже,

Но эти ножки, эта грудь…

Дашеньке.

В бесстыдстве ты своем от веку пребываешь,

Не только пеньем женихов ты услаждаешь!

Напасть.

Как ниву лютый огнь снедает в бурный вихрь.

Или когда, с горы стремясь, вода течет,

Так Керженский святой жену свою ебет!..

Лука Мудищев (сборник)

Метаморфозы Отрывок.

Была пора: она взывала,

То замирала, то стонала.

И начинающий поэт.

Любил во тьме свою подругу,

В душе испытывая муку,

Которой и названья нет.

Пизда, как зверь голодный, выла,

То умолкала, то скулила,

(Ах, этой розы вешний цвет!).

Всесильно властвовал над ней.

Могучий грозный чародей!

Я помню бледный лик поэта.

Под гнетом страсти роковой,

С печалью тайны гробовой,

Тяжелой ебли без просвета;

Я помню, как пред ебаком,

Ты с изменившимся лицом,

С бессмысленным и мутным взглядом,

Вдруг потянулась за мускатом,

Чтоб тут же хлопнуть… а потом.

Меня всосать бесстыжим ртом.

Не я ли по ночам грустил,

Любуясь красотой досадной,

Не я ли страстью безоглядной.

Всю плоть в тебе разворотил?

Да, я любил. Я верю свято.

Неутомим я был. Когда-то.

Мы были вместе, и одним.

Мы жили чувством, дети века,

Когда входил в тебя с разбега.

Со всем желаньем молодым.

И помню я лицо иное,

Иные чувства прожил я:

Еще доныне предо мною.

Скользит искусная змея.

С своей губительной улыбкой,

С челом бесстыжим, с речью гибкой,

Невозмутимой и нагой,

Распутной, ветреной и злой,

А я, дрожа, вливаю ей.

Яд обольстительных речей.

Я помню страсть и наслажденье,

Блуждающий и дикий взгляд.

Пот на челе, в глазах забвенье,

Какое знает только ад.

И помню я в восторге диком,

Как ты, мне душу леденя,

Отчаянья последним криком:

«В меня, хороший мой! В меня!..».

. . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . .

Над бездной.

Что в море скитаться, то деву ласкать,

Небесные грезят валторны,

А перси желания полны,

Как моря упругие волны,

И сладко их трепетной дланью сжимать.

Как дивно над бездной глубокой.

Качаться мне в лодке высокой,

Что в море скитаться, то деву ласкать!

К утехе россов всех.

Хуй в руки вам, любезный господин,

К утехе россов всех, владей женой один!

Нектар.

Руками бейте в грудь и жалостью рыдайте,

И до утробы плоть ударам подвергайте!

Влечет к тебе мой ум, а страсть к другой влечет,

Блаженный нектар пью, в любви теряя счет!

Делия.

Тот беден в свете сем, кто Делии не знал.

О, небо, преклонись! Я плакал, но ебал!..

Выше мер.

Ужасный Леопольд, прескверной изувер,

Исполнен похоти и страсти выше мер,

К невесте молодой он хуй несет рукою,

Ну точно булаву, гордяся сам собою!

Дщерь всевышнего.

Ты дщерь всевышнего, трикраты ты чиста,

Дозволь поцеловать срамные мне уста!

Человек.

То плачет человек, то в радости смеется,

То презирает все, то весело ебется,

Как много в сердце том бывает перемен,

О коль он страстию своей отягощен!

Ариост.

Сей Ариост девиц смущает,

То веселит, то забавляет,

Ласкает стих – и здесь и там,

В жару и в лютые морозы.

С улыбкой рвет парнасски розы.

И нову жизнь дает блядям!

А целки вкруг него толпятся,

Как пчелы на цветок стремятся,

Летят, как бабочки, в огонь,

Но Ариост, прелестна Хлоя,

К тебе стремит свово героя,

Как он горит – ты только тронь!

Лука Мудищев (сборник)

Бездна.

Звездам числа нет,

Бездне – дна!

Державин.

1.

Какую радость ощущаю?

Куда я ныне восхищен?

В тебе одной души не чаю,

На верьх блаженства вознесен!

Божественно пизда взывает.

И хуй мой трепетно сжимает,

И грудь безмерная влечет;

Коль нежно девы святотатство,

Коль сродно жарких губ приятство,

Каких достигнешь ты высот?

2.

В восторге Делии прекрасной.

Я хуй сую взамен эклог,

От коей страстью безнаказной.

Укрыться хочет зверь меж ног.

Уже и купно я с девицей.

Спешу любовью насладиться.

И на крылах во мрак несусь!

Сие блаженство непонятно,

В нея вхожу я многократно,

Забыв про честь и стыд, ебусь!

3.

Престань без толку колебаться!

Как медь в горниле рдится дщерь;

В сих адских пропастях ебаться,

Не смог бы даже лютый зверь.

На скиптр с легкостью нисходит.

И ласками в восторг приводит,

Мой ангел, жертву приими,

И чтоб услышала вселенна,

Коль ты Эроту здесь блаженна,

И хуй мой к солнцу подними!

4.

Здесь древним именем Эрота.

Потоком пролились струи,

И в адских пропастях без счета.

Толкутся спутники твои.

Ту глубину мы хуем мерим.

И в ужасе себе не верим,

Но, кажду обозревши часть,

С веселием любовь вещает,

Ту бездну чувство созидает,

Там сладко гибнуть и пропасть!

5.

Стремнинами путей опасных.

Пройду пизды ли глубину?

Сочту ли ласк многообразных.

Мужей, идущих вслед ко дну?

Отверз ли рай перед собою.

Всегдашнею покрытый мглою,

Разбил ли смертные врата?

. . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . .

Целуясь в адовы уста?

6.

Туда, в пучину дух стремится,

Еще кипит сердечный жар.

И ум нескромных ласк стыдится,

О дева, усугубь свой дар!

Целуй меня в концы земные,

Где мы покуда молодые,

До звезд плескание и клик,

Когда ты скиптр брала рукою.

И на престол взвела с собою.

Доброт твоих прекрасный лик!

7.

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

8.

Твоей ли страстию взлетает.

Орел на высоту, паря,

Над бездной крылья простирает,

Тебя одну боготворя?

С дубами камни похищает.

И горы двигнув, разбирает,

Всему внимает чуткий слух.

Мы равно ныне восклицаем,

Желаний жертву воссылаем.

И еблей преисполнен дух!

NN.

Как очаровывает взоры.

Невинность. Чистая краса.

Сияя розами Авроры,

Ты прячешь от меня глаза.

Летят во все концы одежды,

Быть может, мрак застигнет их.

Твои желанья и надежды.

Смущают грешных и святых.

Но любит тихое мечтанье.

Пизду цветами убирать.

И груди в лунном колебанье.

Лобзаньем жарким покрывать.

А вешние младые годы.

Полетом ангела летят;

Ах, эти бедра, словно воды,

Переливаются, кипят.

Под самовластным гнетом рока.

Ты вся волнуешься, любя,

Еще завистливого ока.

Не обратил он на тебя.

Но будет миг, он неизбежен,

Твоим очам откроет он.

Сей мир, где разум безнадежен,

А счастье сон, всего лишь сон.

Где ласки нежное касанье.

Тебе укажет жизни путь,

Пускай, пускай очарованье.

Встревожит трепетную грудь.

Но дай железное терпенье,

Но сердце ей окамени,

Когда вселю в тебя смятенье,

Отбросив ласки. Где они?

Когда таран мой непощадный.

Войдет в тебя почти на треть,

И дальше, дальше, безоглядный,

Я все заставлю претерпеть.

И буду въяве с силой новой.

Стремить любовь к твоими вратам;

Так Волги вал белоголовый.

Доходит целый к берегам.

Лука Мудищев (сборник)

Навьи чары.

Вольный баловень забавы,

В темный лес тебя влекут.

Девы, жены, шлюхи, павы,

Сладострастные отравы, —

Так из нас веревки вьют!

Для тебя в чащобе злачной.

Бьет Кастальский ток прозрачный,

Как сердец любовный жар;

Ты, кого зовут в постели,

Рассыпая свист и трели,

В глухомани навьих чар!

Всюду феи и колдуньи,

А вглядишься – лгуньи, лгуньи,

И когда б не этот лес,

Хуй стоял бы до небес!..

Отрывок.

Аминь, аминь! Глаголю вам,

Те ночи милы и священны,

Когда я приникал к губам,

То своенравный, то смиренный.

Ласкал я вольно тут и там.

Когда вся живость наслаждений.

Во славу граций и вина,

Желанья пылкого полна.

И божества, и вдохновений!

Какая узкая спина,

Какая свежесть и прохлада!

Как сладострастна и нежна.

Моя жестокая отрада!

. . . . . . . . . . . . . . .

Ау, красавица младая!

Ты ль недоступный ангел рая,

Забудем прошлые грехи,

Прими мой дерзкий дар: стихи,

Все молодецкие восторги,

Как отзвук непристойных оргий;

Велите же подать вино,

Воспетое давным-давно!

Хочу я чувства петь свои.

И томны сны и сладки муки.

Столь затянувшейся разлуки.

И упоительной любви!

Проходит ночь. Смотри: алеет.

Неколебимый наш восток,

И на лицо уж сладко веет.

Во тьме осенний холодок.

Хочу я петь лазурны волны,

Что вечно бьются о гранит,

Уста сахарны, груди полны.

И белизну твоих ланит.

Когда игривыми мечтами.

Порой преследовал я их,

Когда нескромными словами.

Все облекал в летучий стих.

Но кто же стал твоим соблазном,

С небесных падая высот?

Эрот лукаво подмигнет,

Огнем рассыплется алмазным.

И жизнь твою перевернет.

. . . . . . . . . . . . . . .

А ты его не подымаешь.

И, не сводя с него очей,

От жадных уст не отымаешь.

Бесчувственной рукой своей.

О чем теперь твое мечтанье?

Смиренной девочки любовь,

И нынче – боже! – стынет кровь,

И что сказать мне в оправданье?

На хуй глаза твои глядят,

Как будто в нем – все совершенство,

Уста упрямые хотят.

Его касаться… Вот блаженство!

(О, если б ты, читатель, знал,

Как сей предмет ее смущал!

Об нем она во мраке ночи,

Пока Морфей не прилетит,

Бывало, девственно грустит.

И к небесам подъемлет очи.

Запретный плод вам подавай,

А без того вам рай не рай.).

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

Как долго я тобой прельщался,

Как мелким бесом рассыпался,

Промчалось много, много дней,

Ужели стала ты моей?

Забыты горестные пени,

Как будто громом поражен;

В какую бездну ощущений.

Теперь я сердцем погружен!

Но Боги! Как она чиста,

(А может, это только снится?).

Мой хуй любовью восхитится.

И в звуки выльется пизда.

И будут звуки те прекрасны,

И будет сладость их нежна,

Как сон пленительный и ясный,

Тебя поднявший с ложа сна.

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

Золовка-душка.

Моя любовь, моя золовка,

Небесный свет лазурных глаз,

Во всем мне чудится уловка,

Не счесть затейливых проказ!

Как придвигалась ты игриво,

Как повторяла звонкий стих,

Как мы сближались торопливо,

Так не похоже на других!

Давно подружки-потаскушки,

Чинясь, косятся на нее,

Свет не видал такой резвушки,

Она всегда возьмет свое.

Ах, как она со мной чудесит,

Как отдается мне, шутя,

Как часто своенравно бесит,

Ну точно малое дитя!

Золовка, девочка, шалунья,

В ней все прочту я по глазам,

Когда в постели попрыгунья.

Грозит и смертным и богам.

Со мной резвится, словно мячик,

Играет в сердце, как вино,

Где я целую каждый пальчик.

И с ней во всем я заодно.

Оставь меня, золовка-душка,

Ан нет! Любого заебет,

В ней все – уловка и ловушка,

А хуй в ее руках игрушка,

Попал я, братцы, в переплет!

Поэтические досуги.

Поэт на лире вдохновенной.

Рукой рассеянной бряцал,

А вместе с ним актер отменный,

Как призрак сцены незабвенной,

Пустынны долы оглашал.

Вокруг народ непросвещенный.

Друзьям бессмысленно внимал.

Поэт.

Зачем я ею очарован,

Зачем расстаться должен с ней,

Когда б я не был избалован.

Неверной славою своей,

Когда бы обожатель страстный.

Черты волшебницы прекрасной.

Рукой безжалостною стер,

С досады, может быть, неправой,

Я б занял ум другой забавой,

Другую бы ласкал мой взор.

Но нет! Мой собеседник милый,

Она влечет нездешней силой!

Актер.

Твоих признаний, жалоб нежных.

Ловлю я жадно каждый крик,

Страстей безумных и мятежных.

Мне упоителен язык.

Но прекрати свои рассказы,

Беги ее, как от проказы,

В ней нет, признаться, ничего,

Что стоит взгляда твоего.

Лука Мудищев (сборник)

Поэт.

Я пил и думою сердечной.

Во дни былые залетал,

И горе жизни быстротечной,

И сны любви воспоминал;

Быть может, нет в ней ничего,

Что стоит взгляда моего,

Но как, скажи, наперсник строгой,

Теперь идти своей дорогой?

Актер.

А ты прикажешь, петь за ней:

Приди, жених души моей?

Довольно дуть в одну дуду,

Таких с десяток я найду!

Поэт.

Весна, весна! Пора любви,

В моей душе, в моей крови!

На всем желанья отпечаток,

На что, скажи, мне твой десяток?

Актер.

Затем, скажу, что для друзей.

В Москве моей не счесть блядей.

А чтоб любовь была по сердцу,

Ты в ласках душу утоли,

На грудь посыпь немного перцу.

И влей в пизду стакан шабли.

Поэт.

Не для меня цветут уж розы,

Веселых юношеских дней,

Сдержу ли непонятны слезы,

Когда иду вослед за ней?

Актер.

Для сердца девы нет закона,

Любимой многими – порой.

И я под властью Купидона.

Ебусь, бывало, чуть живой;

Мой друг, ты силишься напрасно.

Сказать, что нет того, что есть…

Поэт.

В толпе утрат до боли ясно.

Куда же мне теперь? Бог весть.

Актер.

Тут пять минут езды отсель,

В бордель, властитель дум?

Поэт.

В бордель!

Эпитафия.

Кто в подсолнечную трубит?

Кто там скачет на конях?

Быв плененным, сердце любит.

Только дев во всех веках!

Зрел ли ты, как нынче ходят.

И склониться к ним велят,

И бесстыдный взор поводят,

И плечами говорят?

Как бессмертная цевница,

Я раздамся в небесах,

Коль вместит моя гробница.

Милых дев во всех веках!

Се пизда, я зрю, перната,

Сердцу сладостна она,

И любовь над ней крылата,

Как надмирная луна.

Воздух свежестью своею.

Ей спешит благоухать,

Травки смятые под нею.

Не хотят уж восставать.

О, пизда, пизда, волшебна,

Сколь же мило мне с тобой.

И поднесь любовь целебна,

Что дарована судьбой,

Коей стрелы огневые.

Мимо сердца не летят,

Пляшут девы молодые,

Башмаками в лад стучат.

Над пиздой веселым пеньем,

Точно лебедь, поднимусь.

И чудесным тем пареньем.

Тленна мира отделюсь.

Пусть любовь не унывает,

С девой ходит по следам;

Мрак боязни рассевает,

Поцелуем льнет к губам.

Коль погаснет в сердце пламень.

И в распутстве кончу век,

Брось, мудрец, на гроб мой камень,

Если ты не человек!

Песня.

Лежит жена, колышется,

Ебет мужик – не дышится!

Ебет – пыхтит, ебет – кряхтит,

Жена под ним что степь лежит.

Сойдешь ли за желанную,

За блядь за окаянную?

Схватил ее за волосы,

Ебет, поет без голосу:

Уснула, что ли, матушка?

Я пахарь твой, Панкратушка!

Эх, в рот ебись гора с горой,

Дык расступись ты подо мной!

Ебет, как пьяный пьяную,

За блядь за окаянную!

Знать, сила в нем могучая,

Эх, доля злоебучая!

Лука Мудищев (сборник)

Кабацкий завсегдатай.

…А я, кабацкий завсегдатай,

Люблю, забывши все кругом,

Следить за рюмкой непочатой.

Над шумным дружеским столом.

Вот понеслось и закружило, —

Куда, куда нас всех несет,

Лучей закатное светило,

Зовущий к поцелуям рот?

Откинувшись на спинку стула,

Внимая пьяным голосам,

Ты жизнь мою перевернула,

Скользнув губами по губам.

И в сердце то же вдохновенье.

И та же темная струя,

Когда задолго до паденья.

В тебе любовь открою я.

И, падая в твои объятья,

Со дна всплывут, наверняка,

И шелест шелкового платья,

И в кольцах узкая рука!..

У самой бездны.

Какой восторг! как звезды рдели,

Когда лишилась ты одежд;

Как губы наши пламенели.

В сиянье радужных надежд!

Повеет раем над телами.

У самой бездны на краю,

И, ангелы, взмахнув крылами,

Нам позавидуют в раю.

Наперекор.

Вечор я любовался вами,

Какое счастье для меня.

Всю ночь вас раздевать глазами,

Свою неопытность кляня.

Экстазы, вздохи, исступленье,

Все то, что я таил в себе,

Для вас всего лишь приключенье.

Наперекор лихой судьбе.

У дядюшки у Якова.

У дядюшки у Якова.

Хуевина макова!

Эй, молодицы,

Красны девицы,

Тетушки, сестры,

На язык востры.

Да кручина вдовина,

Экая хуевина!

Гляди-ко, услада,

Не хуй, а помада!

А как раскусишь,

Язык прикусишь!

Слаще ореха,

Ей-ей утеха!

Цвет ты наш маков.

Дядюшка Яков!

Лука Мудищев (сборник)

Пелагея.

Когда волнуясь, пламенея,

Я силой бездну отверзал,

Могучий огнь испепелял.

Тебя, мой ангел, Пелагея!

Святыми чувствами полна,

Ты на руинах возрождалась,

И новым светом озарялась.

Постыдной плоти глубина.

О, как в тебе душа трепещет,

Свое величье познает,

И расступается, и плещет.

Иного ангела полет.

Его воскреснувшая сила.

Мгновенно зреет для чудес,

Где Пелагея честь хранила,

Где не один певец исчез!

Художник.

Все блядь да блядь! Художник бедный слова,

О, жрец ее! тебе забвенья нет;

Все тут, да – тут и сводня, и банкет,

И страсть, и смерть, и ебля без покрова!

Умрите, бляди! Счастлив, кто влеком.

К ним, ветреным желаньям уступая,

Есть хмель ему на празднике мирском!

Но пред тобой я плачу, вновь лобзая,

Твои красоты жарким языком!

Любовный узел.

В чудный узел мы сольемся.

Из желаний, грез и снов;

К тайне тайн мы прикоснемся.

И растаем без следов.

Так с любовным наслажденьем.

Погибают все мечты,

Исчезают с пробужденьем,

В свете утренней звезды.

Ландыш.

Как ландыш под убийственным серпом,

Ты пала с опрокинутым лицом.

Какой пассаж! Люблю, люблю, люблю.

И алых уст твоих дыхание ловлю,

И слезы пламенем сверкающих очей,

И нежный стон: твоя, твоя, злодей!

Все равно.

С твоей красой бы жечь сердца,

Хоть с пьяных глаз не пить с лица;

Как солнце светит нам оно,

Признаться, сзади – все равно!

Лука Мудищев (сборник)

Незабудка.

Незабудка! Милый цветик,

Стан нескромно наклоня,

Вновь ебу тебя, мой светик,

Не забудешь ты меня!

Мне ль играть пиздою нежной.

Иль лилеей взор пленя, —

В самой страсти неизбежной.

Не забудешь ты меня!

Пусть ласкаешь ты в восторгах.

Всех на склоне летня дня,

Во дворцах и на задворках.

Не забудешь ты меня!

Так целуй меня стократно,

Добродетель ввек кляня,

Как цветок, любовь занятна,

Не забудешь ты меня!

Каприз.

А стоит мне коснуться губ,

Как ты смешишь нелепой позой;

Скользишь с уступа на уступ,

Украсив платье чайной розой.

(А мне б, любуясь на закат,

Сорвать ее и вставить в зад!).

Грехи наши.

Ах, русской барышне приелась старина,

Ебется в Лондоне с французами она!

Секрет.

Вам чудно, отчего во всю я жизнь мою.

Так весел? – Вот секрет: я жажду наслажденья,

Видал всех дев я на хую.

Задолго до забвенья!

Солнце.

Кому раскроешь ты уста,

Нерукотворная пизда?

На все готовая для счастья,

Нездешним пурпуром горит.

И всходит солнце сладострастья,

И хуй навытяжку стоит!

Лука Мудищев (сборник)

Сватовство.

1.

Нутко! Вера у Данилы,

Пелагея у Гаврилы,

Лизавета у Фрола,

Дарья сразу всем дала!

У Никиты – Катерина,

Что ни девка, то малина!

Думай, думай – выбирай,

Не пизда, а сущий рай!

Марья, знаешь, блядовита,

Как ебать кого! сердита!

Фекла сзади широка,

Разве что пизда узка!

Ай да Марья! Марья – клад.

Оседлал невесту сват.

Все б им прыгать на мудях,

Не за совесть, не за страх,

А с лица воды не пить,

Нам в пизду бы засадить!

2.

Нутко! Анна у Егора,

У святого Митрадора,

Александра у Петра,

Что ни глотка, то дыра!

У Евстратья – Акулина,

Тут не ебля, а малина!

Думай, думай… Ой, окстись,

Все дадут нам. Заебись!

Марья, точно, блядовита,

Ставит раком Ипполита,

То ли в жопу, то ли в рот,

Но до смерти заебет!

Неча на лицо глядеть.

И рябую можно еть!

Нам бы только, видит Бог,

Не давала поперек.

Ай да Марья! Марья – клад,

Подставляй-ка, сватья, зад!

Для чувств.

Вечор в счастливом заблужденье.

Провел у ног я, точно раб;

В каком досадном нетерпенье.

Страдал измученный приап.

Для чувств мы сбросили одежды,

С тех пор я этим и живу.

Во сне я умертвил надежды.

И благодарен наяву.

Картина.

Давно ли в шелковых чулках.

Разгуливает Нина;

Мой хуй без Ниночки зачах,

Вот блядская картина!

Цветок.

Увы, любовь твоя глупа,

А клиентура – шантрапа!

Зато скрываешь ты меж ног.

Неувядаемый цветок.

Так дай на поругание.

Сие благоухание!

Лука Мудищев (сборник)

Поцелуи и объятья.

Поцелуи и объятья,

Розы, веер, кружева,

И в глубокий вырез платья.

Глухо падают слова.

Отчего же обладанье.

Нас нисколько не пьянит?

Отчего твое желанье.

Ни о чем не говорит?..

Разве это все догадки.

И безумных дум исток,

Я ж до самой рукоятки.

Погружал в тебя клинок.

Не тебе ли нес я пени,

Бренной жизни идеал?

Как сдвигала ты колени.

В мутном трепете зеркал.

Мир в желаниях расколот,

И в виски стучится кровь,

Как высокий лунный холод,

Караулит нас любовь!

Мишень.

Визжали и плакали скрипки,

У гроба вдова расцвела;

Не надо ни слез, ни улыбки,

Останься такой, как была!

Не надо ни слов, ни рыданий,

Ни крепа, ни свеч, ни кадил…

Останься восторгом желаний,

Ведь я ничего не забыл.

Там свечи пылали и плыли,

Кортеж похоронный грустил,

А запах левкоев и лилий.

Нам головы странно кружил!

Я портил, должно быть, декорум,

Когда в карауле стоял;

Покойник не просто был вором,

А был он аншеф-генерал.

Был воздух могилы печальней,

Где ярко алели цветы,

И скорби несбыточно-дальней.

Сквозь дым золотились следы.

Теснили мой разум виденья,

Когда, выбиваясь из сил,

Дарил я тебе наслажденья,

Нескромные ласки дарил.

Там вдовы кружились нагие,

Царил там вселенский разврат,

С тех пор на меня, как живые,

Красавицы эти глядят.

Покойник не просто был вором,

Он был еще тот сукин сын:

Я тут же раздел тебя взором,

С колена смахнув стеарин.

Ты стала любовной мишенью,

Когда же тебя отпоют,

Прошу, моему пораженью.

Отдайте последний салют!

Бредни.

Духи благоуханные,

Серебряные, алые;

Цветы мои стеклянные,

Глаза твои усталые.

Движенья безучастные,

Виденья окаянные;

Лиловые и красные.

Слова твои обманные!

Пейзажи заоконные,

Бессвязные, бесцветные.

Туманные, бессонные.

Желанья безответные.

Мадам, целую ваши ручки.

Мадам, целую ваши ручки.

И очи, полные огня;

Все эти ваши почемучки.

Уже не трогают меня.

Все эти ваши завыванья.

И бесконечные угу.

Не разожгут во мне желанья,

Не истребят во мне тоску.

Так почему ж у этой злючки.

Я столько лет любви искал;

Все б целовал я ваши ручки,

Все б эти ножки целовал!

Наталья.

Я весел, я знатен,

Авось не сопьюсь!

Как солнце без пятен,

Во мгле я свечусь.

Несусь ли в пролетке,

Держу ли бокал,

Я в каждой красотке.

Тебя узнавал.

Исполненный света,

Желаний и сил,

Все стороны света.

Собой озарил.

Когда бы Наталья,

Меня возлюбя,

Дала бы, каналья,

Коснуться себя.

Возможно ль? не знаю.

Дыханье ловлю.

К тебе я взываю,

Насмешки терплю.

Нас век позабавит,

К чему бы стихи?

Господь не оставит,

Отпустит грехи!

Лука Мудищев (сборник)

Серафим.

Меня томили ожиданьем.

Лишь девы нежные персты,

Между разлукой и свиданьем.

Одни желанья лишь чисты.

Как серафим у Боттичелли,

Рассыпав локон золотой,

На сладкий стон виолончели.

Тебя увлек я за собой.

И, путаясь в застежках платья,

Срывая фижмы и крючки,

Ты падала в мои объятья,

Дрожа от страсти и тоски.

О снах, погибших без возврата,

С улыбкой вспоминаю я;

Во тьму страданья и разврата.

Летит красавица моя.

Рашель.

Мне жаль неверную Рашель.

О ней я часто вспоминаю.

И, как преступник в кандалах,

Душой чувствительной страдаю.

С какой тоскою я смотрел,

Как ты бездарно напивалась.

И без стесненья по ночам.

С любым придурком целовалась.

С какою грустью слушал я.

Твой плач и громкое рыданье;

Казалось мне, что в первый раз.

Такое встретилось страданье.

Там был ночами сущий ад,

И ты меня с ума сводила,

И всех влюбленных на земле.

Ты до убийства доводила!

След.

Где любовники хмельные,

Покорители сердец,

Где красавицы младые,

С кем шалили, наконец?

Все на свете исчезает,

Время в пыль и прах стирает;

Там, где вился дым побед,

От любви пропал и след!

Памятник.

Откинувшись на спинку кресла,

Она в глаза мои глядит;

Огонь ей пожирает чресла.

И вся мадам уже горит.

Как тонкая полоска света.

В нее вошел я в тот же миг,

Ах, сладкий сон! ах, зелень лета,

С тех пор ни слова, ни привета,

А ей, как водится, за это.

Я памятник в душе воздвиг!..

Юность.

Скажи, не я ли в те колени тычась,

Устал слова заветные ронять?

Ведь я с тобою вел себя, как витязь,

А мог бы всю до нитки промотать.

И разве я, играя с этой деткой,

Не падаю, не подымаюсь с ней?

А что прикажешь делать мне с кокеткой,

Что переплюнет с легкостью блядей!

Когда бы запретили нам встречаться,

Как я любви потерянной хвачусь!

А ты дала всей нитке размотаться,

Где я вовек уже не отшучусь!

С листа.

Вот дева раскрыла уста,

В них дышит восторг и желанье;

Так жизнь начинают с листа,

Так теплится в сердце признанье.

Так, нежа дыханье и взор,

Ты сбросила школьное платье;

В глазах я прочел приговор,

И страсть, и мольбу, и проклятье!

Все то, что в тебе я открыл,

Мне даже нашептывать стыдно,

Как долго я верность хранил.

И как же теперь мне обидно!

Лука Мудищев (сборник)

Облачко.

О чем ты пела в полусвете стекол.

Во всеоружье этих детских чар,

И вторил соловей во тьме, и цокал,

Сближал тела, как заговор, пожар!

Но время шло, и в музыке желанья.

Сходились стены за моей спиной,

Мы погружались в океан молчанья.

И облачком парили над землей.

Но время шло и пенилось. И губы.

Доступней становились с каждым днем,

И плакали, как дети, душегубы,

Когда в постель бросалась ты ничком.

Я отступился. Был, как мир, огромен.

Рассвет, и ветер, удаляясь, нес,

Лишь искры из пылавших в сердце домен.

Да темный бред распущенных волос.

Никогда.

Когда слезами обливаясь,

Ты раздевалась вновь и вновь,

Шептал я, губ твоих касаясь,

Возьми, возьми мою любовь!

Там в нежности твоей минутной,

В постыдном развороте поз.

Мерещился мне ропот смутный.

И веял сладкий запах роз.

Грозил копьем святой Егорий,

Ты раздевалась, как всегда,

Метафор, даже аллегорий.

Я не чуждался никогда!

Сирена разлуки.

Как дышат любовью и негой,

Бессонные ангелы ночи;

Пылают, как будто два солнца,

Бездонные девичьи очи.

Как утро печально и смутно,

Какие глубокие страсти!

Там девки меня до заутра.

Всю ночь разрывают на части.

Как страстно сплетали мы руки,

Ласкаясь во мгле неустанно,

Все ближе сирена разлуки,

А жизнь, как открытая рана.

Я, в прошлое взгляды бросая,

Пойму, что расстаться не больно,

Когда без умолку болтая,

Расстались с тобой мы невольно.

К чему бы ловить эти руки.

И замертво падать влюбленным?

Все глуше сирена разлуки.

Над морем пустым и бездонным.

Жила-была девочка.

Жила-была девочка… Черная масть.

С такой ведь недолго сойтись и пропасть,

Распахнуты окна в заброшенный сад,

Там звездные гроздья на нитке висят;

Ты бродишь сомнамбулой в доме моем,

И стекла хрустят под твоим каблуком.

Зачем ты себя раздеваешь при мне,

Зачем, напиваясь, ты плачешь во сне?

А в сердце все та же безумная страсть,

С такой ведь недолго сойтись и пропасть!

Лука Мудищев (сборник)

Зло.

Как пенится хмельная брага,

И все желанья – на алтарь!

Тебя ведет одна отвага,

В любви ты раб и государь.

Над ней, лежащей без движенья,

Подъемлешь потное чело,

И вновь счастливые мгновенья.

Тебе откроет это зло.

Но что тебе страстей извивы.

И оскверненный сей алтарь,

Когда у ног продажной дивы.

Ты снова раб и государь!..

Отрывок из Пиндемонти.

Входи сюда же, изверг богохульный!

Сокройся, пусть никто тебя не видит.

Ты хочешь наслажденья? Вот ведь как!

Мучитель! О, заметь, что, если даже.

Ты всходишь над податливой пиздой,

Из ебли может выйти только ебля.

Так не ломайся же! Спеши, исчезни,

Не дожидайся, чтобы тени падших женщин.

Виденьями возникли пред тобой,

Со взорами, исполненными страсти…

Сокройся же во мне от грешных таинств,

Встань, напрягися, поспеши, исчезни,

Найди себе прибежище во мраке,

Чтоб вновь и вновь напомнить о себе!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Мимолетное.

Какие-то носятся звуки.

И бредят нездешней любовью,

С руками сплетаются руки.

И льнут к твоему изголовью.

А путь наш все выше, все круче.

И, сблизившись бесповоротно,

Как жребий мой жалок и скучен,

Как время твое мимолетно!

Казалось бы, что ж! Отлюбили.

Казалось бы, что еще нужно?

За все мы с лихвой заплатили.

И смотрим вокруг равнодушно.

Бесцельно встречаются губы,

Насытившись вечной любовью,

И грезят небесные трубы —

И льнут к твоему изголовью!

Лука Мудищев (сборник)

Под вечной луной.

Если б я этих ног в темноте не разжал,

Никогда бы тебе лживых слов не сказал;

Как хотелось надеяться, верить, любить.

И последнюю искру в любви погасить.

Только хватит ли воли сей миг удержать?

Как хотелось мне верить, любить и страдать,

Но под вечной луной, как всегда, я солгу,

Даже если разжать этих ног не смогу!..

Весна.

Когда оживает скворечник.

Сквозь шелест, и щебет, и гам,

Пробьется из бездны подснежник,

Обнимутся мытарь и грешник.

И тут же взлетят к небесам.

Когда же твой день воссияет,

Срываясь в апрельскую таль,

Все настежь! Как солнце играет,

Ты сбросишь манто, и растает.

На длинных ресницах печаль.

Amen.

С кем теперь моя Аннет?

Где бы мне найти ответ.

Мы везде ее найдем,

Нравится ей тот, кто славен,

Кто родился богачом,

Тот, кто весел и забавен,

У кого могучий лом.

Или Богом кто оставлен;

Уголовник ли, Платон,

Будь ты Авель или Каин,

При делах иль неприкаян,

Всяк нахален и влюблен!

Впрочем, деньги ни при чем.

Водится со всеми. Amen.

На дне.

В час последнего беспамятства.

Не поднять с похмелья век,

Все, кто сгинули, – останутся.

Под разливом этих рек.

Порыванья, содроганья,

Что искали мы на дне?

В час последнего свиданья.

Ты ведь вспомнишь обо мне!

Клонит ветер.

Ты у зеркала свет мне застишь,

Я твой баловень, ты – швея,

Эта плоть, словно двери, настежь,

Сколько времени ты моя?

Мне взглянуть бы на душу живу,

По изгибам скользя твоим;

Клонит ветер над речкой иву,

Низко стелется тонкий дым.

Пустое.

Ты пьешь вино – и разум твой молчит,

Любовь моя, мы виноваты оба,

Пока же смерть наш спор не разрешит,

Тебе останусь верным я до гроба.

Как ни играй насмешка на губах,

Твои слова, поверишь ли, пустое,

Как ни горит упорный блеск в глазах,

Несчастна ты, но я несчастен вдвое.

Еще хранишь ты неприступный вид,

Еще твои движенья безучастны,

Но даже смерть наш спор не разрешит,

Где мы с тобой, как никогда, несчастны!

Сердцебиенья.

В песке морском, к закату разогретом,

Тебя я в три прыжка настиг, о диво!

Я был – кресалом, ты же вновь – огниво.

Изображала… Здесь, под парапетом.

В желаньях ты была так прихотлива,

Блестя обломком золотого зуба,

Что бросив навзничь в полосе отлива,

Ворвался я в зияние раструба.

Там, в глубине разбуженного лона,

Мужи сходились – их сердцебиенья.

Я вторил им. И навсегда до стона.

Запомнил к тайному прикосновенья.

Мы все в тебе сходились неуклонно.

Дрожа от страсти и от нетерпенья.

Лука Мудищев (сборник)

Каприз.

Я тебя поманил, я тебя залучил,

Я от нечего делать косяк нам забил,

Я добился тебя до рассвета!

Все на свете отдать, целовать и ласкать,

Я тебя полюбил в это лето.

Ты пыталась быть строгой в одном неглиже,

Стоит рот мне открыть, ты смеешься уже,

Мы без устали делали это;

Набежала волна, закатилась луна,

Я тебе изменил в это лето.

Только сделал я знак, ты задула свечу,

Я на пальце наган равнодушно кручу,

Всё то видел я, кажется, где-то.

Ах, какая тоска, пистолет у виска,

Я оставил тебя в это лето!

Демон.

В любви запретов нет, похоже,

И все пороки на виду,

Катались мы на смятом ложе,

Как будто грешники в аду.

Срывались флейты и пистоны,

Терзая воющих собак;

Сливались скрежеты и стоны,

Гашиш и аглицкий табак.

Зачем искать зверей опасных,

Зачем шарахаться людей,

Когда среди забав опасных.

Не знал я женщины страшней!

Она мой демон и мучитель,

Слиянье уст, пожатье рук.

Я враль, как всякий сочинитель,

Но темен стал порочный круг.

Все перепуталось, однако,

Жена, любовница, жена,

И воскресает в пичикато.

Одна дрожащая струна!

Знаки.

В твоих глазах, что голубей небес,

Плывет Берлин-кораблик вниз по Шпрее;

Нас искушенья настигает бес,

А ветер задувает все сильнее,

Ты веткой покачнешься без листвы,

Когда на теле проступают знаки.

Греховной жизни, ветреной любви,

Как на листе линованной бумаги.

Медлительная тьма у ног легла,

Ты поцелуй по капле пьешь губами,

Где вновь и вновь сближаются тела,

Окутанные нежностью и снами.

Испытание.

Красавиц ли звал на ложе.

Иль сдуру гневил жену,

Одну я любил… О, Боже,

Тебя лишь любил одну.

Ты кинозвезда, похоже,

Но разве я мух ловлю?

Люблю я одну… О, Боже,

Одну лишь тебя люблю.

Найду ли себе моложе.

Иль буду страдать любя,

Одну я люблю… О, Боже,

Люблю лишь одну тебя.

Под гавайские гитары.

Не требуя к себе вниманья,

Ты не печалишься ничуть;

Какие жаркие желанья.

Волнуют молодую грудь!

А под гавайские гитары,

Покинув полутемный зал,

Несутся бешеные пары.

В нагие пропасти зеркал!

Что ты сделал, окаянный.

Я пройду вдоль сонных окон,

Как здесь безотрадно!

Ни прохожих, ни влюбленных,

Грустно и досадно.

Слышу лепет канарейки,

Птички-побирушки;

За душой нет ни копейки.

Для моей подружки.

Ты ли падала в объятья,

Исходя слезами,

Ты ли сбрасывала платья.

С горькими словами?

Мой любимый, мой желанный, —

Слышу за спиною…

Что ты сделал, окаянный,

Со своей душою?

Что ты сделал, что ты сделал? —

Слышу я ночами,

Ты скажи мне, что ты сделал.

С юными годами?

Слышу всхлипы и рыданье,

Пусть она поплачет;

Только все твое страданье.

Ничего не значит!

Крикну в окна напоследок,

Кто мне отзовется?

Слишком грустно с этих веток.

Песня птички льется.

Путь.

Ты знаешь, путь ко мне заказан,

Но храм открыт, как ресторан,

Ничем с тобою мир не связан.

И вся любовь – сплошной обман!

Душа летит во все пределы,

А тело вновь ласкает бриз.

Как часто ты ресницы-стрелы.

С улыбкой опускала вниз.

Над наготой непобедимой.

Навек забыться и уснуть;

Как ты хотела быть любимой,

Какой проделала ты путь!

Лука Мудищев (сборник)

Упоительно хорошо.

Как мы долго с тобой сходились.

И не верили чудесам,

Слезы падали и катились.

И тянулись уста к устам.

А над нами летели тучки,

Так и жизнь пролетит стрелой,

Целовал я и гладил ручки,

По коленям водил рукой.

Ах, забавы мои шальные,

Как натянута тетива,

Робко слушала ты хмельные,

Роковые мои слова.

Ах, как сердце мое забилось,

Как трещал на рубахе шелк;

Чуть помедлив, ты согласилась,

Упоительно хорошо!

Смертные грехи.

Ты вся, как ветра дуновение,

Как в подворотне темной свист;

Ты, как ночное озарение,

Ступенька вверх, ступенька вниз.

А ты такая настоящая.

Бредешь по улице впотьмах,

Освистанная и пропащая.

И алый розан в волосах.

Я становлюсь с тобой отчаянный,

А кто из нас не без греха,

Люблю знакомства я случайные,

Ты любишь кольца и меха.

Мы будем упиваться винами,

Вдыхать тончайшие духи,

И сам Господь в раю с павлинами.

Простит нам смертные грехи.

Пускай мечта моя пьянящая.

Танцует танго на волнах,

А ты такая настоящая.

Бредешь по улице впотьмах.

Дар ты мой обманный.

Мне бы на котурнах,

Да в тартарары!

Где глаза лазурные —

Черные миры.

Провести руками.

Вдоль перил витых,

Легкими шагами.

С лестничек крутых.

Дар ты мой обманный,

Локон золотой,

Точно столб туманный.

Аль дымок степной.

Догорает свечка,

Теплится нагар…

Как же мне с крылечка.

Разглядеть твой дар?

Цветы зла.

Что ты сказала?.. Повтори.

Своя довлеет злоба дневи.

Как весело в лучах зари.

Срывать цветы невинной девы.

Укрывшись позднею весной.

Шестой главою от Матфея,

Услышать стон твой неземной,

От странной близости немея.

Нет, нет! Еще!.. Не надо слов.

Как ты в желаньях пламенела,

Где я уже забыть готов.

Все то, что ты сказать хотела!

Лука Мудищев (сборник)

Кладбище.

Увы! увы! бордель – кладбище,

В нем тени легкие блядей.

Под мутной дымкою страстей.

Находят верное жилище.

И добровольным мертвецом.

Я, дев продажных недостойный,

И как поэт – давно покойный,

Спешу попасть в публичный дом!

Вот надпись: Дон-Жуан московский,

Водивший хуем, как Назон,

Певец блядей.

Вадим Крестовский.

Навеки здесь захоронен!

Где твои мечты.

Не пылит дорога,

Не дрожат листы;

Где ты, недотрога,

Где твои мечты?

Сбились кони с круга,

Слышу голоса,

Где ты, тройка-вьюга,

Синие глаза?

Ты ли обнимала,

В толк я не возьму,

Ты ли мне кивала.

В розовом дыму?

Мне ли над могилой.

Плакать на цветы,

Где ты, друг мой милый,

Где твои мечты?

Колесо.

Твой бред, как выстрелы сирени,

А мне б разжать твои колени;

Там чьи-то губы на губах,

Там бьют бокалы в кабаках,

Там сотни башенных орудий.

Разъехались, как эти груди,

И кружит жизни колесо,

Но помнит всех и помнит все!

Спор.

Явился сам митрополит.

С похмелья чуть живой:

«Покайтесь, братия! – гласит, —

Падите пред пиздой!».

Солдаты слушали, крестясь,

Но дружен был ответ:

«Уйди, старик! молись за нас,

Но лучше хуя нет!».

Во имя падшей красоты.

Как блядь увижу я, бывало,

На Петроградской стороне,

Так у меня в тот миг вставало.

Все грешное, как бы во сне.

На все земное наводило.

Животворящий луч оно.

И для меня в то время было.

Блядь и поэзия одно.

Для божества, для вдохновений.

Давно уж не хожу в бордель,

Бывалых нет в душе видений,

И с кем теперь моя Адель?

Все жду желанного разврата,

Дождусь ли я когда опять,

Или навек моя утрата,

Как не вернуть мне эту блядь.

Ни звука от времен прекрасных.

На Петроградской стороне,

Все, что от ласк тех безучастных.

В любви доступно было мне.

Цветы порока и разврата,

Как жизни лучшие цветы,

Кладу на твой алтарь, утрата,

Во имя падшей красоты.

Веселое дело.

Страшное дело! Веселое дело!..

В травушке скошенной брошено тело.

Знать, привалило нам счастье такое,

Что там за тело? Не наше – чужое!

Ты ли от страсти лежишь бездыханной,

Светится взор с поволокой туманной?

Полно бранить! Разве ты виновата.

В том, что тогда увязались ребята!

Тут не расслабишься – в оба смотри,

Треплют в три хуя красу до зари.

Вот ведь нахальство, скажите на милость,

С кем ты слюбилась и всласть порезвилась!

Ножки раздвинут – и влюбишься с лета,

Первый, последний ли, что за забота!

Мне бы прижаться к тебе посильнее,

Тесно втроем нам – зато веселее!..

Вьются ли кудри, как пух или перья,

Стелятся ласки, как дым повечерья.

С беглым солдатом иль с малым юнцом,

Вскинешь коленки – и дело с концом!

С ними на равных, со мной и подавно,

Господи! как же резвились мы славно!

Я ли с похмелья споткнулся в лугах,

Даром что сажень косая в плечах!

Хуй ли, пизду ли рука твоя водит,

Сердце от счастья слезами исходит.

Страшное дело! Веселое дело!..

В травушке скошенной брошено тело.

Лука Мудищев (сборник)

Нужда.

Вот комар колотит муху,

Просит похмелиться;

Юнкер Шмидт ебет старуху,

Хочет застрелиться.

Вот ведь как нужда прессует,

Да и как без денег?

Юнкер Шмидт старух танцует,

Так вот, современник!

На смерть возлюбленной.

I.

В тоске по юности моей.

И в муках разрушенья.

Неверных вспомнил я блядей,

Утратив впечатленья.

Одну из них я погубил,

В любви, на все готовый,

Одну из множества могил.

Оплакал скорбью новой.

Я помню тот заветный час,

Толпа угомонилась,

И на панель ты в первый раз,

Как светлый день, явилась.

Проспект шумел. Там дилетант.

И денди хладнокровный.

Твое искусство, твой талант.

Почтили данью ровной.

И точно, мало я видал.

Красивее плутовок:

Твой голос ласкою звучал.

И каждый жест был ловок.

Ты розой пурпурной цвела,

Где мы прошли, как тени,

И вскоре всех ты превзошла,

Открыв свои колени.

Исканья старых богачей.

И молодых нахалов,

Куплеты бледных рифмачей.

И вздохи либералов,

Все, все в пизде твоей слилось.

И в сердце вдруг отозвалось!

II.

Со мной ты как-то заперлась.

Богиней недоступной.

И вся разврату предалась.

Душою неподкупной.

В тебя входил я, как солдат,

Наскучив службой ратной;

И каждый вздох, и каждый взгляд.

Был бранью непечатной.

Разлитый в поцелуях хмель.

И бред продажной ласки.

Напомнил синий мне апрель.

И свет старинной сказки.

Как ненавистное ярмо,

Одежды с плеч срывая,

Глядел в глубокое трюмо,

Признанья повторяя.

Там, лик закрыв, луна плывет,

Мерцая, гаснут свечи,

Ты подставляешь красный рот,

Колени, груди, плечи.

И, скорбно руки заломив,

Дашь волю горьким пеням,

Где я взбегаю, как прилив,

По бедрам и коленям.

Где наши знойные тела.

Всю ночь в глухом алькове.

Вновь отражают зеркала.

Желаньем жаркой крови.

Гляжусь ли в жуткое трюмо,

На сердце пусто и темно,

Редеет мрак угарный,

Но длится сон кошмарный!

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . .

Лука Мудищев (сборник)

III.

Пусть в душу грешная мечта.

Льет сладкий яд заклятья;

Пускай ласкает нагота,

Раскрыв свои объятья.

Изгибы тела я познал,

Целуя и лаская,

Я губы женщины листал,

Небесный лик стирая.

Дрожа, ты гладишь по спине.

Лилейными перстами,

И отзовусь я в тишине.

Постыдными словами.

Склоняясь, я любви искал,

Искал в тебе забвенья.

Но в жизни так и не узнал.

Прекраснее мгновенья!

Пылали щеки. Голос пел.

Науку страсти нежной,

Я первый раз тобой владел.

С любовью безнадежной.

Ты подо мною, как змея,

Сгибалась, разгибалась;

А я шептал: моя, моя,

И в сердце пела жалость!

Навек бы канул меж грудей,

Чтоб услыхать в ответ: злодей!

IV.

В сознанье светлой красоты.

И творческого чувства,

Мужчин ласкать любила ты,

Любила как искусство.

Любила еблю… Твой закат.

Был странен и прекрасен.

Горел огнем блудливый взгляд,

Пронзителен и ясен.

Сама не знала свой удел,

Но до конца, как прежде,

Твой голос, ублажая, пел.

О страсти и надежде.

Не так ли звездочка в ночи.

Срываясь, упадает,

И на лету свои лучи.

Последние роняет.

Умрите, звуки.

Люблю в тебе порыв смятенья,

Тот огнь, сокрытый и глухой,

Сей сладкий трепет наслажденья.

И жаркий стон: ты мой, ты мой!

Любовь камен, как миг Фортуны,

К тебе, к тебе приникнул я,

И вновь в душе запели струны,

Ключи забили бытия.

И отрываясь, полный муки,

От девы, ласковой ко мне,

Я говорю: умрите, звуки,

Пусть страсть угаснет в тишине!

Взаперти.

О, сколько женщин взаперти.

Всю ночь рыдают в голос!

А хоть и спят! Как ни верти,

Но сердце раскололось.

А что их гложет? Стыд и срам,

Разврат и пламень серный.

Им снится ебля по ночам.

И обожатель скверный.

Но что за притча? За дверьми,

В плену смертельной лени,

Мне слышен голос: «На! Возьми!

Раздвинь мои колени!

Поставь хоть раком на рояль,

Чего ты медлишь? Боже!..».

На лицах женщин тех печаль.

И страсти свет, похоже.

Но что до плотских мне утех.

И до цветов увядших?

По городам гуляет грех,

И льются слезы падших.

Адель.

Играй, Адель,

Ласкай украдкой;

Продлится хмель.

Минутой сладкой.

Во тьме кулис,

Как бы играя,

Продлись, каприз,

Блаженство рая!

Люблю следить.

Твои движенья;

Как искупить.

Мне заблужденья?

Моей весны.

Златые сны,

Плоды любви.

Лови, лови!

Ласкай, Адель,

Мою свирель!

Небесный брак.

Разве только блядь видна вам,

А не ангел в небесах?

Вновь пьянчуги по канавам.

Разодеты в пух и прах.

Разве только звезды любы.

Беспардонным молодцам?

Снова шлюх целую в губы,

А за что – не знаю сам!

Оглянись, и ты увидишь.

До зари, всю ночь, везде,

Я всплываю, точно Китеж,

В разухабистой пизде.

Отчего прелестны бляди.

И хрустальны колера,

Там, где спереди и сзади.

Мы ебемся до утра?

Там, спины не разгибая,

Заключу небесный брак;

Скачет, скачет, блядь лихая,

Словно в яблоках рысак!

Но когда в угарном дыме.

Бог на землю возвернет,

Знай, любовь уже с другими,

Хуй тебе, подруга, в рот!

Лука Мудищев (сборник)

Солдат.

Ко мне солдат приходит,

Веселый и хмельной,

И ножки мне разводит.

Воинственной рукой.

Он гость иного царства,

В глазах неверный свет;

Нет от него лекарства.

И заговора нет.

Нет от него молитвы,

Приник он и отник;

Под шум любовной битвы.

Он достает свой штык.

Мне штык терзает душу,

А в тело льет елей;

Трясет меня, как грушу.

До самых до костей.

Как тот безвестный ворог,

Захвачена врасплох,

Но лишь задернешь полог,

Не удержу я вздох.

Давным-давно он ходит,

Настойчивый такой.

И ножки мне разводит.

Воинственной рукой!

И вот теперь покаюсь,

Что, затаивши крик,

Спросонья я хватаюсь.

За небывалый штык.

И часто мы при этом.

Воркуем в уголке,

А я под лунным светом.

Качаюсь на штыке.

Побудь со мной.

Побудь со мной! ты мне сказала,

Я отвечал надменно: да!

Не знал я той, что мне внимала,

Не знал души твоей тогда.

Не я ли, страстию измятый,

Над запрокинутым лицом,

Стою, как землекоп с лопатой,

Перед мучительным трудом!

Притча о стареющем Ермолае.

Раньше людей Ермолай подымается,

Позже блядей он домой возвращается,

Но наслажденья, какие бы ни были,

Верно ведут Ермолая к погибели.

Ох, повидал он красавиц порядочно.

И ведь любил на земле предостаточно.

Сила, меж тем, как ни жаль, убавляется,

Старость подходит, частенько хворается.

Плачь, Ермолай! И, скрывая смущение,

Поздно блядей приводить в искушение!

Лука Мудищев (сборник)

Первый шаг.

Ну… небесам благодаренье,

К тебе я сделал первый шаг,

И вот орудье наслажденья.

Сжимаю крепко я в кулак.

Со мной пойдешь, со мной сольешься,

Как будто ангел во плоти,

А утром на Тверской очнешься,

А там – господь меня суди!

Поцелуи.

Я к тебе приблизил губы,

Солнце в небе раскололось.

Точно ангел отлетевший,

Затихал девичий голос.

Пахнет музыкой и раем.

Этот черный смутный локон,

Низко ласточки летают.

В глубине бездонных окон.

Не из этих ли ладоней.

Животворный бьет источник?

Словно гость потусторонний,

Бродит сторож-полуночник.

Ты ли сбрасываешь платье,

Где скрывается признанье?

Ты нагая – вся объятье,

Я – сплошное осязанье!

Сколько нынче слов туманных.

Мной произнесенных всуе,

Постепенно замирают.

В долгожданном поцелуе!

Поцелуй.

…Deus nobis haec otia fecit [2] .

Люблю я сельские картины.

В последних числах сентября;

Люблю я русские равнины.

И вас, пустынных гор вершины,

В воспоминаниях паря.

Звезда божественной Киприды.

Небесный край позолотит,

Какой пейзаж, какие виды.

Природа нам изобразит.

Увит запущенной крапивой.

Осенний яблоневый сад,

Куда исчезла ты счастливой.

Тому назад… тому назад!

Любви мучительная нежность.

Меня преследует с тех пор,

Одежды легкая небрежность.

И наш нескромный разговор.

Я взглядом следую спокойно.

За брызгами алмазных струй,

Где некогда встречал достойно.

Влюбленной девы поцелуй!

Провинциальный роман.

Я одежды рванул на тебе, как силок,

Я на шее твоей затянул бы чулок,

Грезил вечер, как запах сирени…

Что я пел, раздвигая колени?

Я пытался быть нежным.

Я бился, как ртуть.

Океанских приливов в капкане межножья,

Я по бедрам пускался.

В таинственный путь.

И срывался губами во тьму бездорожья.

Но, когда изумленной рукой проводя.

По твоим волосам, я в раздумьях помедлил,

Ты от счастья расплакалась, точно дитя,

А закат лихорадил и бредил.

Незабвенный сентябрь вступал в эпилог,

И казалось, что взгляд твой лишен выраженья;

Я одежды рванул на тебе, как силок,

Жаль, что этот роман.

Не имел продолженья!..

Вечный зов.

Все это было, как во сне,

Невинной ты досталась мне.

Лишь кроткий ангел был с тобой,

Застенчивый заступник твой.

Твой крик звучал, как вечный зов,

Но в прошлом не найти концов;

О чем был сладостный твой крик,

Никто на свете не постиг.

Растаял он, как вешний сон,

Все та же тьма со всех сторон.

В моих объятьях ты спала,

Когда всю ночь метель мела;

В какой-то дальней стороне.

Невинной ты досталась мне.

Клятвы.

Клялась ты до гроба.

Любить подлеца,

Как странно мы оба.

Пошли до конца.

Раздевшись, зазноба.

Смутилась на миг,

Я клялся – до гроба,

Приник и отник!

Добившись сближенья,

Я взял и сплясал;

Нас миг наслажденья.

Навеки связал.

Смотреть надо в оба,

Не так ли, сестра?

Клялась ты – до гроба.

Всю ночь до утра!

Лука Мудищев (сборник)

Сфинкс.

Я помню ночь. Я помню эти ласки,

И маяка дрожащий огонек;

Ты извивалась, словно ход развязки,

И точку я поставил между ног.

Ты в действие желанья приводила,

Ты плакала, волнуясь и скользя,

Потом губами хуй мой обхватила.

И в этом жесте выразилась вся.

Вдохнув любовь, как полный вдох двурядки,

В бесстыдной неге, в жалости, во всем,

А взгляд косой, лукавый взгляд бурятки,

И адский пламень отразился в нем.

На все смотрел я с равнодушьем сфинкса,

Разглядывая звезды, как всегда.

Я помню ночь. Я с этой ролью свыкся.

И я другим не стану никогда.

Мимолетное.

Девчонку бы мне понаивней.

В горнило былого огня,

Ее бы ласкать и баюкать.

Как страсти заветного дня.

Не тех неприступных красавиц,

Носительниц звонких имен,

Чьи стоны звучат еще эхом.

В альковах забытых времен.

Когда бы подружка поэта.

В объятья шелками лилась,

Чтоб шлюзы желаний открылись,

Как жаркие слезы из глаз.

Забросить на плечи бы ноги,

Склоняясь над нею во ржи;

Всем сердцем бы музыку слушать.

Из чутких потемок души.

Биенье тревожное плоти.

Сливалось бы с лаской моей,

Я гладил бы девичьи бедра,

И пел бы всю ночь соловей.

А я открывал бы, целуя,

Все тайны и все тайники,

И страсти швырял бы в пучину,

С волной набежавшей тоски!

Вечный бой.

Эти ножки на шее сомкнулись,

И в проеме качнуло луну;

Эти тени на миг разминулись,

Что навек съединиться в одну!

Мчались звезды, не зная покоя,

И уже начинало светать…

В чистом пламени вечного боя.

Этих ног никому не разжать.

Непостижимое.

Что нужно сердцу моему.

В часы полуночи унылой?

Как ты вжималась в полутьму,

С какой неистовою силой,

Двух слов ты не могла связать,

Стесняясь тех прикосновений;

Какой восторг – не передать.

Всей нежности телодвижений,

Когда сирень в саду цвела,

Цвела в струящейся дремоте —

Ты напряглась и не смогла.

В кощунственных желаньях плоти.

Двух слов связать… Полутаясь,

Ты все нежнее, все смиренней,

На бледной простыне светясь,

Парила в бездне ощущений.

И веял чем-то неземным.

Узор изгибов и слияний…

За садом таял сладкий дым.

Надежд и разочарований.

Ты задыхалась, как во сне,

И с шепота на крик срывалась,

И в буйном блеске открывалось.

Непостижимое во мне!

В лунном свете.

Все спят давно. Ты входишь в кабинет,

Прелестница, бесстыжая плутовка,

(Легка, стройна, как тульская винтовка).

Мы встретились с тобою тет-а-тет,

Когда смешна любая рокировка.

Взгляни! взгляни на призрак неземной,

Купаясь в токе легкого дыханья,

Здесь у окна я слышу стон признанья,

Красавица – мне взор понятен твой,

Как тихий вздох науки расставанья.

Не пить любви твоей волшебный яд,

Как близко были мы от наслажденья!

Расстались мы… исчезло сновиденье,

Твой след простыл, но я забвенью рад,

Нет на земле прекраснее забвенья!

И мнится… все, что забывать не след.

Во мне опять весна благоухает,

Твой дивный облик – нет, не исчезает,

В моих мечтах ты входишь в кабинет,

И целый мир любовь преображает.

Смертельный грех.

Сколько же в тебе великолепья,

Ты была, как шелк, как пух, как мех,

Но когда ты сбросила отрепья,

Заново открыл я смертный грех.

Не с того ли в полночь или в полдень.

Ты бросалась каждому на грудь,

Это все, что стоило запомнить,

Остальное так себе. Забудь!..

Лука Мудищев (сборник)

Рыдайте, бляди.

Рыдайте, бляди. Пусть пиит заплачет.

Все позади. Последний пробил час.

Того, кто на земле прославил вас,

И новый стих уже не будет начат.

Пускай никто стыдливо слез не прячет,

Не в силах оторвать он пылких глаз.

Умолк пиит. Он молится за вас.

Хотя мольбы те ничего не значат.

Поутру, в полночь, вечером и днем,

Прочтут «прощай» во взгляде неземном.

Свобода в прошлом. Смотрят не мигая.

На хуй оторвы! Бейте, шлюхи, в грудь,

Но только вам пиита не вернуть,

Он женится, в сердцах себя ругая!

Любаша.

Неуверенно, несмело,

Как бы нехотя взяла.

Чу! Любаша побледнела.

И от счастья замерла.

То ли все мои порывы,

Непристойные порой,

То ли губы, словно сливы,

Нежно зреют под грозой.

Вот пробилась из-под тучи.

Синей молнии струя,

Пламень белый и летучий.

Окаймил ее края.

Только дивные виденья.

Над головкою твоей,

А неловкие движенья.

Все настойчивей, смелей.

Снова губы ты сомкнула.

И застыла не дыша,

И в желаньях потонула.

Вся смятенная душа!

Столп.

Как мощный столп круглится в глубине,

Как плоть твоя скользит неуловима!..

Еще, еще, – ты бредишь, как во сне;

Мне б сжать до боли пальцы на спине.

И прошептать: еще ты мной любима!

Сила искусства Из Гейне.

Качается звездная люстра,

Раздвинь же колени скорей!..

Вот радостный смысл искусства,

Вот суть философии всей!

Подбрось к небесам эти ноги,

Сильнее за бедра держись;

Сошлись в этой бездне дороги,

Лишь в ней лучезарная высь!

Вот Гегель! Вот сила искусства,

Вот дух философских начал,

Все то, что нам рек Заратустра,

Все то, что Сократ завещал!..

Парус.

Ты вся в полусвете ночном,

Как парус, натянутый туго,

Не мы ли над морем вдвоем.

Так близко узнали друг друга!

Как медленно ты подо мной.

Приходишь в себя от блаженства,

И сладко взмывать над волной,

И в буре искать совершенства!

Как бездна разверзлась душа,

Впивая стыдливый твой лепет,

И чайкой над морем кружа,

Остался лишь паруса трепет!..

Сумерки.

Как же долго я правил судьбою,

Как же долго хранил нас успех;

Как носился мой дух над пиздою,

Вызывая завистливый смех.

Как же так? Отпылав и отдумав,

С равнодушьем внимаю судьбе,

Под восторженный гул толстосумов,

Затерявшись в толпе, как в себе!

Лука Мудищев (сборник)

Элегия.

На бледные лица ложилась дремота,

И кто-то, как встарь, добивался кого-то,

Где взоры встречались и выступы круты, —

О, город! о, бляди! я знал ваши тайны,

Пускай наши связи все так же случайны,

Мы вряд ли забудем такие минуты!

Сходились, и каждый искал оправданья,

И вновь расставались, листая свиданья;

Так бредят разлукой, сливаясь с тенями.

Забуду ли женщин продажных объятья,

Все наши безумства под игом проклятья,

Я здесь! я все тот же! я с вами! я с вами!..

Прости.

Как трепещет, отражаясь,

В раме сдвоенной луна;

Ты ли, губ моих касаясь,

Стать моей осуждена?

Ни к чему теперь признанья,

Дай мне дух перевести,

И поспешные лобзанья.

Бедной женщине прости.

На полуслове.

Я восходил к пизде твоей в стихах,

Желаньем страстным наполняя звуки.

И к жадной плоти простирая руки,

Я счастлив был, витая в облаках.

Очнусь ли снова в адских пропастях,

Блаженством райским разгоняя муки,

В прожорливом межножье этой суки.

И в ебле я был первым. Вертопрах!

Что скажешь? Не попробовать ли сзади?

Держа свое орудье наготове,

Гребу, что мочи, правя наугад;

Да оборвется здесь на полуслове.

Любовный стих, гребец устал, и бляди.

Настроили себя на скорбный лад.

Лука Мудищев (сборник)

Представленье.

Под юбкой твоей, не скрою,

Подать до любви рукой;

Там каждый из нас такое.

Увидел, что стал другой.

Все прочие представленья.

Легко позабудет свет,

А верность, как дым забвенья,

Под юбкой сойдет на нет!

Последний лист.

Мы разошлись! к ее устам.

Другой приникнет в поцелуях,

Где вызов бросив небесам,

Я опрокинут в темных струях.

Она нечаянным движеньем.

Откроет все свои красы,

И мы с безумным наслажденьем.

Пойдем отсчитывать часы.

Осенний лист падет со древа,

Последний лист, вались, вались!

Взгляни на прошлое без гнева,

Все будет так. Мы разошлись.

Мимолетное.

В бесстыдной наготе очнешься,

Хмелея в сумерках ночных,

И ускользнешь, и отзовешься.

В пучине таинств неземных.

И белых бедер волхвованье,

И блеск очей настигнет вновь,

Где мимолетное свиданье.

Напомнит вечную любовь!

Взгляд.

О, слезы на глазах,

Ты – вздох во цвете лет,

О, девочка в слезах,

Ты между да и нет.

Ты плачешь, ты – дожди,

Ты губы на губах,

Где сбились мы с пути.

На смятых простынях.

И вся ты плоть и кровь,

И вся ты – напоказ,

Но что тебе любовь.

И свет неверных глаз.

Покамест день не встал,

Вдохну в тебя печаль;

С тобой другим я стал.

Во всю горизонталь.

Души застывший вздох,

Сладчайших тех утех,

Застигнутый врасплох,

Как твой беспечный смех.

Как луч, как этот взгляд.

На аспидной доске,

В глазах твоих закат.

На адском сквозняке.

Биенье двух сердец.

Да лепет жарких уст,

Всех ждет один конец,

А взгляд бездонный – пуст!

Загадки.

Когда попадал я в объятья.

Неверных красавиц моих,

О, как разгадать мне хотелось,

Что кроется в юбках у них.

Кружили влюбленные пары,

По городу цокал конвой,

Взлетали и падали юбки.

Над бедной моей головой.

Не зная, что ждет меня завтра,

Сходила с орбиты земля.

В каких мы загадках терялись,

О, как же блаженствовал я!

Опрокинутое небо.

Ты сладкий сон в парах токая,

Вдохнуть в тебя весь трепет свой,

К чему шептать: я не такая,

Как будто я всегда такой?

Ты вся была – восторг и нега,

Как море на семи ветрах;

Въявь опрокинутое небо.

Смеялось в голубых глазах.

В тебе хотелось затеряться.

И бред желаний утолить,

Как долго будет мне казаться,

Что это все не может быть!

Лука Мудищев (сборник)

Ах, зелень лета.

Когда остались мы вдвоем,

Замру, охваченный стыдом;

Как объяснить от сих до сих.

Свою любовь в стихах пустых?

Ах, зелень лета, вешний цвет,

Нам не встречать с тобой рассвет,

Не целоваться нам с тобой,

Ты, знай, любуешься собой!

Узором чувств и силой слов.

Я страсть был развязать готов.

Но что же мне сжимало грудь,

Когда ни крикнуть, ни вздохнуть!

Поди, представься: я – поэт,

Ведь ей всего двенадцать лет!..

Из бездны.

И мальчик, что пытался в темноте,

И девочка, что все же устояла,

Все разошлось кругами на воде.

И акварелью пожелтевшей стало.

А я тебе – из бездны окликая, —

Дала бы все на свете, дураку,

И мне ли заклинать, что я другая.

И что в любви не то еще могу?

Слезы.

О Господи, как совершенны.

Дела твои, грезилось мне;

Сходились желанья, как стены,

Когда отдалась ты во сне.

И гладил я русые косы,

Глубокий твой сон возлюбя,

И счастья минутного слезы.

Мешали мне видеть тебя!

В поисках утраченной позы.

Я места ищу для свиданья,

Не знаешь ли, где потемней?

Как сладко волнуют желанья.

На фоне стальных кораблей!

А ты подставляешь мне губы.

И шепчешь в испуге: зачем?

Зачем вы со мной так грубы,

Ведь я вас не знаю совсем!..

Прыжки, половецкие пляски.

Не в силах никто повторить,

Все эти признанья и ласки.

Исполнить и тут же забыть.

В глазах несравненная глупость,

Простишь ли поэта, ma belle?

И плоти твоей содроганья.

И трепет прибрежных огней,

Я места ищу для свиданья,

Не знаешь ли, где потемней?

Слова любви.

Лежишь, как будто в забытьи,

Моим движеньям подчиняясь,

А я шепчу слова любви,

Губами губ твоих касаясь.

А мне бы умереть любя,

В безумной неге упоенья,

Когда приходишь ты в себя.

И снова жаждешь наслажденья!

Девы.

Девы младые, о, девы младые,

Любят вас ранней и поздней порою,

Любят горбатые, любят хромые,

Юноши бледные, старцы седые,

Грешники млеют, лелеют святые,

Как не дрожать по ночам над пиздою!

Любезность.

До сей поры меня страшит.

Былое наслажденье,

Один ее любезный вид.

Внушает отвращенье.

Но что такое этот стыд,

Мольбы, признанья, ласки,

Когда ее любезный вид.

Страшнее всякой встряски!

Все эти позы и прыжки,

Любви твоей причуды,

Когда сужаются зрачки.

Возлюбленной Гертруды.

Но как любовь ни назови,

Разврат – сказать по чести;

Свихнется от такой любви.

Любой на этом месте.

В ее глазах упрек немой.

Былого наслажденья;

В моей душе звенят струной.

Все тайны обольщенья.

Раздевшись, ты покажешь мне,

Что есть на самом деле;

Когда мечтаешь на спине,

Я всякий раз у цели.

Наверно, дар мне вещий дан,

А на душе смятенье…

И длится, длится наш роман,

Внушая отвращенье!

Sutra.

От уличных девок сошли мы с ума,

Ты знаешь об этом, подруга, сама;

Стряхнуть бы рукой мне похмелье,

Все в прошлом – свиданья, веселье!.

А плечи и спины мелькают во мгле,

Но всё то я видел на бедной земле.

Без блядства не сделать ни шага,

Что скажешь на это, бродяга!

Лука Мудищев (сборник)

На панели.

Они не видят и не слышат,

Живут в сем мире, как впотьмах;

Когда ебут их – ровно дышат.

И жизни нет в пустых очах.

Лучи к ним в душу не сходили,

Весна в груди их не цвела,

Они с ума нас не сводили,

Их страсть не мучила, не жгла.

Не пели ангелы над ними,

Им чудеса – не чудеса!

И языками неземными.

Не волновали голоса.

Не их вина: никто не сможет.

Нарушить блядский их покой,

Увы, души в них не встревожит.

И голос матери самой!

Без тебя.

С глаз долой! Среди белого дня.

От любви я своей отступил.

Только как ты теперь без меня?

Я подумал и тут же забыл.

Что искал я под вечной луной,

О высоком и низком скорбя;

Ты прошла, словно жизнь, стороной,

Только как я теперь без тебя?

Одержимость.

И поцелуй безгрешный мой,

Над телом женщины порхая,

Как ласточек небесных стая,

Летит стремительной стрелой.

Смотрю на гордый профиль твой,

Невинным был еще вчера я;

Не ты ль, судьбой моей играя,

Всю ночь торгуешься со мной.

Любовь пьянит меня. Пустое!

Я овладел красоткой стоя.

Ты плачешь? Веры нет слезам.

Скользя над падшею красою,

Поверить ласкам и словам.

И стать на миг самим собою!

Сонет ( Италианским размером ).

Люблю, люблю, когда в тени густой.

Младая дева подо мной вздыхает,

И верный хуй мой трепетной рукой.

В узилище с любовью направляет.

Стремлюся к ней всей силой. Боже мой!

Вкруг тела ножки с чувством соплетает.

И взор, увлажненный восторженной слезой,

На подвиги меня благословляет.

Порхал я днесь, напомнив мотылька,

Но по спине хлад пробегает скорый,

Чья обовьется вкруг нее рука?

Где опочиют ищущие взоры,

Дашь знать ли о себе издалека?..

Ни трепета.

Осенним вечером отпрянешь ты, виясь,

В неверных сумерках притихшей Идумеи,

Ланиты бледные, а волосы, как змеи,

Открыв глазам моим божественную грязь.

Я сыпал рифмами в созвездьях золотых,

И сердце в ссадинах, и кровь признаний стыла;

Крест-накрест лилии, но ты к себе впустила,

Когда ни трепета, ни слова с губ немых.

Лука Мудищев (сборник)

Близость.

Встречаются взоры сливаясь с мечтами,

В бездонной пучине безумных желаний;

Вновь звезды мерцают, лаская лучами,

В каком-то забвении слов и лобзаний.

И ты, становясь с каждым мигом доступней,

Чем дальше, тем ниже скользишь безотчетно,

И нет ничего в этой тьме безрассудней,

И счастье так близко и бесповоротно!

А там, в глубине обнимают колени,

По бедрам плывут светоносные пятна,

И падают замертво блики и тени,

И только тебе эта близость понятна!..

О, Майя.

О, Майя, о прилив химер неуловимых,

Там наслажденья миг, там горечь слез незримых,

Все, все открылось в ней… и с вечною мольбой,

По смятым простыням влечешь ты за собой.

Неверный мрак аллей средь городских развалин,

Свет темных глаз ее, двух золотых миндалин,

Под игом горьких дум, все так же я люблю,

Хоть сердцу уж давно сказал: «Уйди, молю».

О, Майя! Факел мой, пылающий в деснице,

Ты робкий ветерок мерцающей денницы,

Миг – и пожар завыл среди полнощной мглы,

На твой костер, любовь, слетаются орлы.

Вновь демоны ночей ступают по каменьям,

Так самый воздух полн и тайной и забвеньем,

Терзая плоть мою, бросаешь мне: «Живи!».

Прекрасная как смерть, как первый сон любви.

Утрата.

Льется музыкой ветер осенний,

Нежным шепотом бредит аллея,

А над сердцем беспечным, алея,

Веет веер минутных влечений.

Бьются бабочки, мечутся тени.

И зовут, словно шлюхи, в объятья;

С мертвых губ не сорвутся проклятья,

Не раздвинуть мне эти колени!..

Да.

Любовью был твой облик напоен,

Осенний сад в его уборе мертвом.

Парил над нами вечным натюрмортом,

Открытый взору с четырех сторон.

Струились волосы, и бредил Аквилон.

Над захолустьем желтым, как всегда,

Там голосом нетвердым.

Ты мне шепнула: «Да».

Искушение.

Зима ушла за волнолом.

И прячется от пылких взоров,

О, Млечный Путь, ты за холмом,

Ты ярче всех земных узоров.

Вновь распускается побег.

Над магией соленой пены;

Смеркается, и новый век,

Как вкопанный застыл у сцены,

В разброде своевольный март,

Срываясь с оголенных веток,

Так хуй въезжает в арьергард.

С передовых своих разведок!

Шум весенний.

Настежь дверь – ни дуновенья,

Льются сумерки забвенья;

Там в листве от всех невзгод.

Ты хранишь запретный плод.

Дрозд скорбит, попавший в сети,

Дух клянет мирские нети,

Шлюха плачет взаперти —

Не с кем ножки развести!

Каплет дождик мертвой скуки,

Грезит мученик науки;

Слышен мне сквозь гомон птиц.

Скрип заветных половиц!..

Глаголы.

Как май полыхает!.. Светает. Пора!

Накинешь доспехи и прочь со двора.

Не ты ли цепочкой играешь нагая.

И смотришь в окошко, почти не мигая;

Рожденный разлукой колеблется звук,

А скрученный локон на пальце упруг.

Становятся ближе ночные светила,

Ты в самое сердце поэта пронзила.

Там губы пылают, как будто в огне,

Там бедра, как рыбы, всплывут в тишине,

Как трепет восторга, как ночь вдохновенья,

Как молния страсти, как сумрак забвенья,

Где падают звезды и грезят цветы,

Спрягая глаголы твоей наготы!

Лука Мудищев (сборник)

Мадригал.

Наяву ли это все? Время ли разгуливать?

Вы со мной – смеюсь, а нет – плачу невпопад!

Хватит. Больше не могу вас подкарауливать.

И пытаться залучить в небывалый сад.

Ах, давно ли я мечтал, вами очарованный,

И с улыбкой на устах отходил ко сну?

Тихий ангел пролетит, близостью закованный,

И закружит Петербург раннюю весну.

Здесь, под небом голубым, друг вы мой.

Единственный,

Завуалилась луна, зашептал камыш…

Только небывалый сад вновь стоит безлиственный,

Будто с войском проскакал грозный Тахтомыш.

Снова улица, зима. Разве полог тюлевый.

Мне напомнит в эти дни прежний наш уют?

Ничего не оживить. Как тут ни разгуливай!

В очаге веселых дров по ночам не жгут.

Страсть завязана узлом. Нечего разглядывать!

Гулко дятел застучал на свою беду.

Наяву ли это все? Стоит ли загадывать?

Как, скажи, заполнить мне эту пустоту?

Редко видимся с тех пор. Разве пообедаем.

За вином ли, без вина – все ночей не сплю…

В нежном шелесте шелков что творим – не ведаем,

Безотчетно – всю, как есть, я люблю. Люблю!

Снаружи.

Блядь в слезах. Клиент взбешен.

Страшный мир со всех сторон.

В городах повальный грех.

И тлетворный яд утех.

Двери в церковь заперты,

Каплет дождик на цветы;

Где-то слышен детский плач,

Вновь дитя раздел палач.

Ходят ножки по цветам,

Сколько их споткнулось там!

Лишь беспечный воробей.

Ловит крошки у дверей.

Благодать.

Отлитой скульптором из гипса,

Любуюсь издавна пиздой.

Аспазии или Калипсо, —

Не разгадал я под луной!

Но сколько раз из любопытства.

Касался, сдерживая прыть,

Ея, исполненной бесстыдства,

Чтоб истукан сей оживить!

Казалось, совершенство тела.

Неистребимый грех ласкал,

И мне она о чем-то пела,

Но вот о чем? не разобрал!..

Вся эта стать – озноб по коже,

А только средь толпы она.

Ждала любви и ласк, похоже,

Надменной прелести полна.

Взывает ангел бледно-синий,

Как символ давней красоты,

Изящество точеных линий.

Столь восхитительной пизды.

В твореньях мрамора ли, гипса,

Неизъяснима благодать;

Любуюсь я красой Калипсо.

Или Аспазии – как знать!

Восточный мотив.

Отсвет закатный.

Стремительно делает круг,

Цапли и чайки.

Взмыли с испугом на юг;

Вьется красотка,

Но голос все глуше звучит,

В облачной выси.

Укрылся отшельничий скит.

Позднею ночью.

На лампу летят мотыльки,

Мчусь-погоняю,

Движенья все так же легки.

Ты ли вскричала,

Стесняясь желаний и слез,

С хуем могучим.

Входит отшельник-даос!

Благодарность.

О тех красавицах, в которых смысла нет,

О бурных днях, что сгинули без цели,

Не говори с тоской: любви простыл и след,

Но с благодарностию: всех мы поимели!

Лука Мудищев (сборник)

Любострастные стишки из Пьетро Аретино.

I.

Давай, душа, перепихнемся поскорей,

Ведь мы для ебли рождены с тобой, ей-ей!

А если хуй тебе по нраву, то пизду.

На трон богини этой ночи возведу.

А, говорят, post mortem [3] нас приимет гроб,

Но я бы до смерти тебя сегодня еб.

А там, глядишь, Адама с Евой заебем,

Чтоб не ударить перед смертью в грязь лицом.

Когда бы эти пустосвяты не еблись,

В сплошном раю мы провели с тобою жизнь.

А, впрочем, нет. Оставим сплетни в стороне.

Ты держишь хуй, а я пизду. Ко мне, ко мне!

Вот-вот я вставлю. Так сожми его сильней,

Давай, душа, перепихнемся поскорей!

II.

– Спи спокойно, милый мальчик,

Баюшки-баю,

Боже, снова встал твой пальчик,

Что же я стою?

Задвигай в меня, мой милый,

Вдуй же до конца,

Боже мой, какой ты силой.

Превзошел отца!

– Мама миа, не толкайте,

Он и сам войдет;

Вы сестру ногой качайте,

Пусть она уснет.

– Не стесняйся! тискай смело,

Милый, грудь мою!

– Вверх поддайте, ну же! Дело.

Я вам говорю.

– Как сладка поебка эта,

Как в земном раю.

– До конца хотел бы света.

Еблю длить сию.

Ради Бога, вверх поддайте,

Плачу и молю;

Ну же, ну! скорей кончайте,

Как я вас люблю!

Мама миа! Миг остался,

Кончу я вот-вот…

– Боже, ты меня дождался,

Ебанный ты в рот!

III.

Да не тяни же ты, ебунчик-купидон,

Дай хоть прицелиться мне, выблядок проклятый,

Пизда разверзлась да и в жопе адский стон,

Ты в хуй вцепилася с любовью непочатой.

Забрось же ноги мне на плечи, ангел мой,

Пусть неудобно. Я ценю тебя за это.

Но ты вздымаешься вулканом подо мной,

Как будто не было и нет с тобой поэта.

Ах, Беатриче [4] , дай же вставить наконец,

Ты извертелась вся. Но, Боже, что за жопа!

В ней мог бы сгинуть я задолго до потопа.

И затеряться под биение сердец.

Когда б не смел я этой жопой восторгаться,

Навряд ли хуй бы мог хоть чуточку подняться!

IV.

О, Дон-Жуан, любви неверной жало,

Как ты вошел, какой нашел ты путь.

В прекрасную доверчивую грудь,

Когда в конце скрывается начало?

Вглядись, вглядись в бесстыдное зерцало,

Какие страсти – может, в этом суть?

Тебе не жаль повергнутой ничуть,

Той, что вчера мольбы не отвергала.

Пусть плачущей тебе отраден вид,

Пускай она, когда ты весел, плачет,

Она твой пыл теперь не охладит;

Но Дон-Жуан намеренья не прячет,

Да, я любил когда-то, говорит,

Но это ничего с тех пор не значит!

V.

Танцует шлюха, и на ней печать.

Греховной жизни, словно пламень серный,

И тянется рука – печать сорвать,

Но страсть ушла, как обожатель скверный!

Ни девы, чьим вниманьем был смущен,

Ни жены, что любовь мою втоптали,

Тебе не ровня. Жизнь прошла, как сон.

Какие шлюхи в сердце танцевали!

Танцуй! Ты, обнажая чресла, ждешь,

Чтоб насладился я тобой поспешно,

А счастья нет. Любви ты не вернешь,

Хоть я к тебе захаживал прилежно.

Танцуй, танцуй. Все остальное – дым.

Я лишь с тобой останусь молодым!

VI.

Я признаю, то здесь, то там блуждая,

Я сделался изменчивым на вид;

Своим страстям безвольно потакая,

Давным-давно я позабыл про стыд.

Всей жизни цель в пучине наслаждений.

Утратил я… Так верь божбе моей,

Что сердце молодело от падений,

Когда других любил я, дуралей!

Все тот же я. Взгляни на облик мой,

Свободен я от новых вожделений,

Я всех отверг и вновь лишь пред тобой.

Готов покорно преклонить колени.

Хоть я и лгу, и взор мне застит мгла,

Но только ты поверить мне могла!

Лука Мудищев (сборник)

VII.

Слова любви, как погребальный звон,

Грешил я всласть, а плоть не остывает,

В твоих глубинах сердце изнывает,

Когда грозил мне рок со всех сторон.

Олень, рога ломая, бьет о ствол,

И где бы нам улечься ни случилось,

Исхода нет. Пусть гол я, как сокол,

Но вновь ласкает ласточку Эол,

И бездна мне в глазах твоих открылась!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Пускай мы жизни прошлой не вернем,

Пускай фортуна к нам переменилась,

Любовь живет лишь настоящим днем,

Сдаваясь победителям на милость!

VIII.

А грудь твоя в руке, ну точно гроздь,

Желаний всех исполнена, похоже.

Покой в глазах. Шепчу я: «Боже, Боже!

Не отведи мой раскаленный гвоздь!».

Везде, куда ни глянешь, разлилось.

Одних страстей неверное теченье,

Как бы в воде слежу любви свеченье.

Тут зрима плоть, как часовая ось.

Вот родинка под манием перста.

Взошла, как путеводная звезда,

Всего сумел добиться я сегодня!..

Вконец упившись, сбились мы с пути,

Любовь простерта, чтоб навек уйти,

Ласкаю груди, жду бича Господня!

IX.

Вот в эту дырочку вставь палец, милый друг!

И очень медленно вводи в меня кунштюк.

Губами грудь возьми!.. Возьми и поиграй,

Да не стесняйся и за мной все повторяй!

Мой Бог, ты вставил. Ах, не прячь свои глаза,

Сама я знаю, что туда тебе нельзя.

Но нет прелестнее на свете ничего,

Чем ошибаться нам, меняя статус кво! [5].

Еще, еще!.. Как избежать мне этих мук,

А в этой дырочке мой пальчик, милый друг!

Акварель.

Смолкли щебет и трели,

Как же сон твой глубок!

В лепестках акварели.

Распустился цветок.

Плавно падают тени,

Льется музыки бредь;

Мне б раздвинуть колени.

И цветок разглядеть!

Лука Мудищев (сборник)

Лука Мудищев.

Человек и человек – люди,

Яйцо и яйцо – муди.

Мои богини! Коль случится.

Сию поэму в руки взять —

Не раскрывайте: не годится.

И неприлично вам читать.

Вы любопытны, пол прекрасный,

Но воздержитесь на сей раз:

Здесь слог письма для вас опасный.

Итак, не трогать, прошу вас.

Все ж, коли слушать не хотите,

То так и быть, ее прочтите.

Но после будете жалеть:

Придется долго вам краснеть.

I.

Дом двухэтажный занимая,

В родной Москве жила-была.

Одна купчиха молодая,

Лицом румяна и бела.

Покойный муж ее, детина.

Еще не старой был поры,

Но приключилася кончина.

Ему от жениной дыры.

На передок все бабы слабы,

Скажу вам прямо, не таясь,

Но уж такой ебливой бабы.

И свет не видел отродясь!

Муж молодой моей купчихи.

Был безответный парень, тихий.

И, слушая жены приказ,

Еб ее в сутки двадцать раз.

Порой он ноги чуть волочит —

Хуй не встает, хоть отруби!

Она ж и знать того не хочет —

Хоть плачь, а все-таки еби!

Подобной каторги едва ли.

Продержит кто. Вот год прошел,

И бедный муж в тот мир сошел,

Где несть ни ебли, ни печали.

Вдова ж, не в силах пылкость чрева.

И ярость страсти обуздать,

Пошла направо и налево.

Любому каждому давать.

Ебли ее и молодые,

И старые, и пожилые.

Все, кому ебля по нутру,

Во вдовью лазали дыру.

О вы, замужние и вдовы!

О девы (целки тут не в счет).

Позвольте мне вам наперед.

Сказать о ебле два-три слова.

Употребляйтесь на здоровье,

Отбросьте глупый, ложный стыд!

Но надо вам одно условье.

Поставить, так сказать, на вид.

Ебитесь с толком, аккуратней,

Чем реже еться, тем приятней.

Но боже всех вас сохрани.

От беспорядочной ебни!

От необузданной той страсти.

Вы ждите всяческих напастей:

Вас не насытит никогда.

Обыкновенная елда!

Три года в ебле бесшабашной.

Как сон, для вдовушки прошли.

И вот томленья муки страшной.

На сердце камнем ей легли.

Всех ебарей знакомы лица,

Их заурядные хуи.

Приснись ей хуй – и вот вдовица.

Грустит и точит слез струи.

Но даже в ебли миг счастливый.

Ей угодить никто не мог:

У одного хуй некрасивый,

А у другого короток!

У третьего хуй неприличный.

И предлиннющее муде:

При ебле самой уж обычной.

Молотит больно по пизде.

Бывает так – она кончает,

А уж у этих ебарей.

Елдак наружу вылетает,

Как из сарая воробей.

То сетует она на яйца:

Не видны, словно у скопца!

То хуй не больше, чем у зайца, —

Капризам, словом, нет конца.

И вот, отдавшись размышленью.

О бедном горе о своем,

Вдова, раскинувши умом,

Пришла к такому заключенью:

«Мелки в наш век пошли людишки:

Уж нет хуев – одни хуишки!

Мне нужно будет так и сяк.

Сыскать большой себе елдак!

Мужчина нужен мне с елдою,

Чтобы, когда меня он еб,

Под ним вертелась я юлою,

Чтобы глаза ушли на лоб!

Чтобы дыханье захватило,

Чтоб все на свете я забыла!

Чтоб зуб на зуб не попадал!

Чтоб хуй до сердца доставал!».

Вдова тоскует молодая,

Вдове не спится, вот беда!

Уж сколько времени, не знаю,

Была в бездействии манда.

Убитая такой тоскою,

Вдова решила сводню звать.

Она сумеет отыскать.

Мужчину с длинною елдою.

Лука Мудищев (сборник)

II.

В Замоскворечье, на Полянке.

Стоял домишко в три окна.

Принадлежал тот дом мещанке.

Матрене Марковне. Она.

Жила без горя и печали,

И даму эту в тех краях.

За сваху ловкую считали.

Во всех купеческих домах.

Но эта пламенная жрица,

Преклонных лет уже вдовица,

Свершая брачные дела,

Прекрасной своднею была.

Иной купчихе, бабе сдобной,

Живущей с мужем не ладком,

Устроит Марковна удобно.

Свиданье с ебарем тайком.

Иль по другой какой причине,

Когда жену муж не ебет,

Тоскует баба по мужчине —

И ей Матрена хуй найдет.

Иная, в праздности тоскуя,

Захочет для забавы хуя.

Моя Матрена тут как тут.

Глядишь – бабенку уж ебут.

Порой она вступала в сделку:

Иной захочет гастроном.

Свой хуй полакомить – и целку.

Ему ведет Матрена в дом.

И вот за этой всему свету.

Известной своднею тайком.

Вдова направила карету.

И ждет Матрену за чайком.

Вошедши, сводня помолилась,

На образ истово крестясь,

Хозяйке чинно поклонилась.

И так промолвила, садясь:

– Зачем прислала, дорогая?

Иль есть нужда во мне какая?

Изволь – хоть душу заложу,

А уж тебе я угожу!

Не надо ль женишка? Спроворю!

Иль просто чешется пизда?

И в этом случае всегда.

Смогу помочь такому горю.

Без ебли, милая, зачахнешь,

И жизнь те будет немила!

А для тебя я припасла.

Такого ебаря, что ахнешь!

– Спасибо, Марковна, на слове, —

Вдова промолвила тогда. —

Хоть ебарь твой и наготове,

Да подойдет ли мне елда?

Мне нужен крепкий хуй, здоровый,

Не меньше, чем восьмивершковый,

А малому не дам хую.

Посуду пакостить мою!

– Трудненько, милая, трудненько.

Сыскать подобную елду.

С восьми вершков ты сбавь маленько,

И я тогда тебе найду.

Есть у меня тут на примете, —

Так не поверишь, ей же ей,

Что не сыскать на белом свете.

Такого хуя и мудей!

Сама я, грешная, смотрела.

Намедни хуй у паренька,

И увидавши – обомлела:

Не хуй – пожарная кишка!

У жеребца и то короче!

Ему не то, что баб скоблить,

А впору бы, сказать не к ночи,

Такой елдой чертей глушить!

Собою видный и дородный,

Тебе, красавица, под стать,

Происхожденьем благородный,

Лука Мудищев его звать.

Одна беда – теперь Лукашка.

Сидит без брюк и без сапог.

Все пропил в кабаке, бедняжка,

Как есть до самых до порток.

Вдова с томлением внимала.

Рассказам сводни о Луке.

И сладость ебли предвкушала.

В мечтах о длинном елдаке.

Не в силах побороть волненья,

Она к Матрене подошла.

И со слезами умиленья.

Ее в объятия взяла:

– Матрена, сваха дорогая!

Будь для меня как мать родная!

Луку Мудищева найди.

И непременно приведи!

Дам денег, сколько ты захочешь,

А там уж ты сама схлопочешь.

Одеть приличнее Луку.

И быть с ним завтра к вечерку.

Четыре четвертных бумажки.

Вдова дает ей ко всему.

И просит сводню без оттяжки.

Сходить под вечерок к нему.

Походкой чинной, семенящей.

Матрена скрылася за дверь.

И вот вдова моя теперь.

В мечтах о ебле предстоящей.

Лука Мудищев (сборник)

III.

В ужасно грязной и холодной.

Каморке возле кабака.

Жил вечно пьяный и голодный.

Герой поэмы, мой Лука.

К своей он бедности чрезмерной.

Имел еще одну беду:

Величины неимоверной.

Семивершковую елду.

Ни молодая, ни старуха,

Ни блядь, ни стерва-потаскуха,

Узрев такую благодать,

Не соглашались ему дать.

Хотите нет, хотите – верьте,

Но по Москве носился слух,

Что будто бы заеб до смерти.

Лука каких-то барынь двух.

Теперь, любви совсем не зная,

Он одиноко так и жил,

И, длинный хуй свой проклиная,

Тоску-печаль в вине топил.

Но тут позвольте отступленье.

Мне сделать с этой лишь строки,

Чтоб дать вам вкратце представленье.

О роде-племени Луки.

Весь род Мудищевых был древний,

И предки нашего Луки.

Имели вотчины, деревни.

И пребольшие елдаки.

Покойный предок их, Порфирий,

Еще при Грозном службу нес.

И, поднимая хуем гири,

Порой смешил царя до слез.

Послушный Грозного веленью,

Своей елдой без затрудненья.

Он убивал с размаху двух.

В опале бывших царских слуг.

Другой Мудищев, воин бравый,

В полках петровских состоял,

Во время битвы под Полтавой.

Он хуем пушки прочищал.

Благодаря такой махине.

При матушке Екатерине.

Прославился Мудищев Лев,

Красавец, генерал-аншеф.

Сказать по правде, дураками.

Всегда Мудищевы росли.

Но пребольшими елдаками.

Они похвастаться могли.

Свои именья, капиталы.

Проеб Луки распутный дед,

И мой Мудищев, бедный малый,

Был нищим с самых юных лет.

Судьбою не был он балуем,

И про него сказал бы я:

Судьба его снабдила хуем,

Не давши больше ни хуя.

Лука Мудищев (сборник)

IV.

Настал и вечер дня другого.

Купчиха гостя дорогого.

В гостиной с нетерпеньем ждет,

И время медленно идет.

Вот к вечеру она в пахучей.

Помылась тщательно воде,

И смазала на всякий случай.

Лесной помадою в пизде.

Хоть хуй любой ей не был страшен,

Но тем не менее в виду.

Такого хуя, как Лукашин,

Вдова боялась за пизду.

Но чу! Звонок… Она вздрогнула,

Еще прошло минуты две,

И вот является вдове.

Желанный гость. Она взглянула —

Стоял пред ней, склонившись фасом,

Дородный, видный господин.

И произнес солидным басом:

– Лука Мудищев, дворянин.

Одет в сюртук щеголеватый,

Причесан, тщательно побрит,

Но вид имел дураковатый,

Не пьян, а водкою разит.

– Весьма приятно… Я так много.

О вашем слышала… – Вдова.

Как бы смутилася немного,

Сказав последние слова.

– Да, это точно. Похвалиться.

Могу, конечно… Впрочем, вам.

Самим бы лучше убедиться,

Чем доверять чужим словам.

И, продолжая в том же смысле,

Усевшись рядышком болтать,

Они одной предались мысли:

Скорей бы еблю начинать.

Чтоб не мешать беседе томной,

Ушла Матрена в уголок,

Уселась там тихонько, скромно.

И принялась вязать чулок.

Но, находясь вдвоем с Лукою,

Не в силах снесть сердечных мук,

Полезла вдовушка рукою.

В карман его суконных брюк.

И от ее прикосновенья.

Хуй у Луки воспрянул вмиг,

Как храбрый воин в час сраженья, —

Могуч, напорист и велик.

Нащупавши елдак, купчиха.

Вся загорелася огнем.

И прошептала нежно, тихо:

«Лукашка, миленький, пойдем!».

И вот вдова вдвоем с Лукою.

Она и млеет, и дрожит,

И страсть огнем ее палит.

И в жилах кровь бурлит рекою.

Снимает башмаки и платье,

Рвет с нетерпеньем пышный лиф.

И, обе груди заголив,

Зовет Луку к себе в объятья.

Мудищев тоже разъярился,

Тряся огромною елдой.

И, как со смертной булавой,

Он на купчиху устремился.

Купчиху на кровать взвалил,

Задравши кверху ей рубаху,

И длинный хуй свой, словно плаху,

Он между ног ей засадил.

Но тут игра плохая вышла:

Как будто кто всадил ей дышло,

Купчиха начала кричать.

И всех святых на помощь звать.

Она кричит – Лука не слышит,

Она сильнее все орет,

Лука ж, как мех кузнечный, дышит.

И все ебет, ебет, ебет…

Услышав крики эти, сваха.

Спустила петельки с чулка.

И молвила, дрожа от страха:

«Ну, знать, заеб ее Лука!».

Но через миг, собравшись с духом,

С чулком и спицами в руках.

Летит Матрена легким пухом.

И к ним вбегает впопыхах.

И что же зрит? Вдова стенает,

От ебли выбившись из сил.

Лука ей жопу заголил.

И еть нещадно продолжает.

Матрена-сваха вьется птицей,

Скорей спешит помочь беде,

И ну колоть вязальной спицей.

Луку то в жопу, то в муде!

Лука воспрянул злом свирепым,

Старуху на пол повалил.

И длинным хуем, словно цепом,

По голове ее хватил.

Но тут Матрена изловчилась,

Остаток силы собрала,

В муде Луке она вцепилась.

И яйца прочь оторвала.

Лука, однако же, старуху.

Своей елдою, словно муху,

Успел прихлопнуть наповал.

И сам безжизненный упал.

Наутро там нашли три трупа:

Лежал Мудищев без яиц,

Вдова, разъебана до пупа,

И сваха, распростершись ниц.

Вот, наконец, и похороны.

Собрался весь торговый люд.

Под траурные перезвоны.

Три гроба к кладбищу несут.

Народу много собралося,

Купцы за гробом чинно шли.

И на серебряном подносе.

Муди Лукашкины несли.

За ними – медики-студенты.

В халатах белых, без штанов.

Они несли его патенты.

От всех московских бардаков.

К Дашковскому, где хоронили,

Стеклася вся почти Москва.

Там панихиду отслужили.

И лились горькие слова.

Когда ж в могилу опускали.

Глазетовый Лукашкин гроб,

Все бляди хором закричали:

– Лукашка! Мать твою! Уеб!

Лет через пять соорудили.

Часовню в виде елдака,

У входа надпись водрузили:

«Купчиха, сводня и Лука».

Примечания.

1.

Молчание ( лат .).

2.

…Нам Бог спокойствие это доставил ( лат .). Вергилий. «Буколики», 1, 6.

3.

После смерти ( лат .).

4.

Беатриче де Бонис, известная римская куртизанка. Вазари упоминает ее портрет работы Рафаэля.

5.

Существующее положение ( лат .).

Оглавление.

Лука Мудищев (сборник). Иван Барков. Лука Мудищев. Неразгаданный апокриф Баркова. На взятие Измаила. Silentium [1]. Свидание. Похвала. Случай. Старичок. 9. Великий самодержец. Не ведая утех иных. Зефир. Tristia. Баллада. Скорбь-невзгода. Огнь любви. Два стихотворения. 1. 2. В пропастях. Стыд. Лейб-улан и Аннет Ода. I. II. III. IV. V. VI. VII. VIII. IX. X. XI. XII. XIII. XIV. XV. XVI. XVII. XVIII. XIX. XX. XXI. XXII. XXIII. XXIV. Царь-девица. Стойкий витязь. Рытвина с ухабом. Раскаянье Записки губернского ловеласа. Вдовий утешитель Московская повесть. Балет. I. II. III. IV. V. VI. Любовный яд. Признание. Страсть. Каллиопа. Кирасиры. Совет. 65. Дашеньке. Напасть. Метаморфозы Отрывок. Над бездной. К утехе россов всех. Нектар. Делия. Выше мер. Дщерь всевышнего. Человек. Ариост. Бездна. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. NN. Навьи чары. Отрывок. Золовка-душка. Поэтические досуги. Эпитафия. Песня. Кабацкий завсегдатай. У самой бездны. Наперекор. У дядюшки у Якова. Пелагея. Художник. Любовный узел. Ландыш. Все равно. Незабудка. Каприз. Грехи наши. Секрет. Солнце. Сватовство. 1. 2. Для чувств. Картина. Цветок. Поцелуи и объятья. Мишень. Бредни. Мадам, целую ваши ручки. Наталья. Серафим. Рашель. След. Памятник. Юность. С листа. Облачко. Никогда. Сирена разлуки. Жила-была девочка. Зло. Отрывок из Пиндемонти. Мимолетное. Под вечной луной. Весна. Amen. На дне. Клонит ветер. Пустое. Сердцебиенья. Каприз. Демон. Знаки. Испытание. Под гавайские гитары. Что ты сделал, окаянный. Путь. Упоительно хорошо. Смертные грехи. Дар ты мой обманный. Цветы зла. Кладбище. Где твои мечты. Колесо. Спор. Во имя падшей красоты. Веселое дело. Нужда. На смерть возлюбленной. I. II. III. IV. Умрите, звуки. Взаперти. Адель. Небесный брак. Солдат. Побудь со мной. Притча о стареющем Ермолае. Первый шаг. Поцелуи. Поцелуй. Провинциальный роман. Вечный зов. Клятвы. Сфинкс. Мимолетное. Вечный бой. Непостижимое. В лунном свете. Смертельный грех. Рыдайте, бляди. Любаша. Столп. Сила искусства Из Гейне. Парус. Сумерки. Элегия. Прости. На полуслове. Представленье. Последний лист. Мимолетное. Взгляд. Загадки. Опрокинутое небо. Ах, зелень лета. Из бездны. Слезы. В поисках утраченной позы. Слова любви. Девы. Любезность. Sutra. На панели. Без тебя. Одержимость. Сонет ( Италианским размером ). Ни трепета. Близость. О, Майя. Утрата. Да. Искушение. Шум весенний. Глаголы. Мадригал. Снаружи. Благодать. Восточный мотив. Благодарность. Любострастные стишки из Пьетро Аретино. I. II. III. IV. V. VI. VII. VIII. IX. Акварель. Лука Мудищев. I. II. III. IV.