Легенды Зоны.

Миг.

Глава 1. Если бы все началось не так, оно все равно именно так бы и закончилось.

 После Выброса прошло всего несколько часов, и Миг был первым, кто покинул бар. Потрепанные берцы тяжело опускались на потрескавшуюся от засухи землю, поднимая облачка пыли. Защитный комбинезон напоминал шутовской наряд: он весь был покрыт разноцветными заплатами. Тощий, убогого вида рюкзак болтался за спиной. Поверх него, закрывая всю спину сталкера, был прицеплен огромный сверток. Лицо сталкера светилось какой-то неземной радостью. Он довольно зажмурился, словно луч солнца приласкал щетинистую впалую щеку. А небо было серым-серым, и не найти на нем огненной звезды, только по-осеннему тяжелые тучи. Губы сталкера шевелились в беззвучном шепоте, лишь давая жизнь отдельным тихим словам: «Я полечу...».

 Из бара выходили люди, по одному и группами - все шли к стометровому крану, что адмиралтейской иглой возвышался над заброшенным заводиком. Спустя час у подножия крана собралась достаточно большая толпа народа, и все смотрели на маленькую точку на его вершине - Это был Миг. Усиливающийся ветер сорвал с его головы капюшон и трепал давно не мытые отросшие волосы. Человек, словно ничего не замечал, копался со своим свертком, тихо приговаривая: «Обязательно взлечу! Обязательно!».

 Девушка подняла голову и закричала:

 - Митька, Митька, я за тобой, поехали домой!

 Ветер закружил ее слова и по спирали поднял их к сталкеру. Он на секунду перестал возиться со свертком, взглянул вниз и махнул ей рукой:

 - Читай, Ася! Читай свое стихотворение! Непременно взлечу!

 - Это не мое стихотворение! Это Роберт Рождественский написал!

 - Читай у Рождественского!

 Ее ноги подогнулись, и девушка мешком плюхнулась на колени в пыльную землю. Из глаз потекли слезы, и она начала читать:

 - Мужичонка-лиходей -

 рожа варежкой -

 дня двадцатого апреля года давнего.

 закричал вовсю в Кремле,

 на Ивановской,

 Мужчина надевал крылья и слушал, как ветер по спиральной лестнице доносит слова: «Обязательно взлечу!».