Легенды Зоны.

Обозрение истины.

  Припять.

 Обветшалые пятиэтажки с черными провалами окон. Что я здесь делаю? Что меня привело в это место, кишащее фанатиками Монолита и мутантами? Цель, очень важная... Передо мной угол дома: красный облупившийся кирпич и корявая надпись на нем: «Здесь был Штырь»... Дальше, дальше, останавливаться нельзя. Медленно пробираюсь вдоль полуразвалившегося забора, слева вылетает слепая собака. Очередь из автомата - и тварь валяется на асфальте с развороченной башкой. Еще немного, и я у цели. Шаг, поворот - передо мной открытое пространство, а в центре огромное колесо обозрения - туда мне и надо. Сердце колотится быстрее и быстрее, как будто хочет выпрыгнуть из груди, а ноги сами несут меня вперед, и вдруг все вокруг заволакивает густой туман. Что за черт! Я непроизвольно зажмуриваюсь, открываю глаза и... смотрю в серый бетонный потолок. Где я? Несколько секунд напряженных раздумий, и все становится на свои места. Это был сон! Припять, колесо обозрения... Он снится два, а иногда и три раза в неделю, и каждый раз увиденное настолько реально, что пробуждение вызывает дезориентацию.

 Что все это значит - мне не известно. Я уже три года в Зоне и этот сон приснился в первую же ночь. Каждому сталкеру отлично известна легенда о колесе обозрения в Припяти - всякий, кто подойдет к нему близко, попадает под какой-то гипноз, забирается в кабинку и сидит там вечно, постепенно превращаясь в трухлявый скелет. Но не все же видят это во сне!

 Сначала я просто не обращал внимания. Мало ли что привидится! Но мои ночные прогулки по Припяти спустя некоторое время не только не прекратились, но и стали еще более яркими и реалистичными. Я все сильнее убеждался: мне нужно увидеть колесо обозрения. Спешить не стоило. Необходимо было тщательно подготовиться - купить костюм с высокой степенью защиты от радиации, аномалий, пуль и мутантов, хорошее оружие, боеприпасы, еду, медикаменты. А на все это нужны деньги и довольно много, поэтому последнее время пришлось потуже затянуть пояс, и вот у меня накопилась достаточная сумма.

 Собственно поэтому я сейчас и находился в бетонном боксе недалеко от Припяти. Добраться сюда стоило мне немало сил и нервов. Сначала на Военных складах за мной погнался псевдогигант, счастье, что эти твари не могут быстро и долго преследовать свою жертву. Потом на моем пути непонятно откуда появилась плотная стена аномалий, и пришлось потратить почти четыре часа, чтобы её обойти. В довершение всего патруль «Свободы» сцепился с квадом «Долга». Встревать в их разборки не было никакого желания, пришлось затаиться и ждать. Когда путь был свободен, начало темнеть: следовало искать укрытие и устраиваться на ночлег.

 Наутро, благополучно миновав Военные склады, я вступил на территорию Радара, слава богу, он уже лет десять как не работал. Проблемы не заставили себя долго ждать - за мной увязалась стая, штук десять, слепых собак. Они просто преследовали, не решаясь нападать. Вдруг одна из псин угодила в аномалию, остальные, восприняв это, видимо, как агрессию с моей стороны, кинулись в атаку. Истратив два рожка патронов, я вышел победителем из этой схватки. Одной собаке, правда, всё же удалось вцепиться мне в ногу, но прокусить защитную ткань комбеза она не смогла.

 Через час я чуть было не напоролся на патруль «Монолита» - первым заметил фанатиков и поспешил убраться с их пути. Больше всего проблем мне доставил кровосос. Тварь атаковала в режиме «стелс», лишь в последние секунды я заметил опасность и отскочил в сторону, так что лапа с невероятно острыми когтями только разорвала ткань костюма на плече. Тут же я выпустил очередь из автомата, половина пуль вообще не попала в цель, другая часть попала, но не причинила мутанту особого вреда, зато он потерял невидимость. Я израсходовал остаток магазина, целясь в голову, но попал в грудь. На это кровосос только разозлился ещё сильнее и, издав душераздирающий рев, опять исчез. Вот блин! Тут я сообразил, что рожок пуст. Как только вскинул перезаряженный автомат, могучая лапа твари полоснула по груди, при этом удар был такой силы, что меня отбросило на несколько метров. Я не успел ничего предпринять, как оказался прижат к земле мускулистым двухметровым телом. Щупальца мутанта шевелились в десяти сантиметрах от моего лица. Автомат валялся в стороне, и достать его не было никакой возможности. Я выхватил из-за пояса здоровенный армейский нож с зазубренным лезвием и со всей силы воткнул его кровососу в глаз. Тварь с диким воплем отпрянула, дав мне возможность дотянуться до автомата - все пули попали точно в уродливую голову. Для надежности я перезарядил оружие и выпустил ещё полрожка. Кровососы очень живучие и способны к регенерации, но вряд ли он отрастит себе новую голову, так как старая превратилась в кровавое месиво.

 Теперь надо заняться собой. Комбинезон порван в нескольких местах, на груди кровоточащие раны, но кости вроде целы. Я наложил повязку, вколол антисептик и, проверив все снаряжение, двинулся дальше.

 Оставшийся путь прошел без приключений, если не считать огромного количества аномалий - приходилось буквально прощупывать каждый сантиметр дороги. Когда я добрался до Припяти, уже почти стемнело, поэтому я устроился на ночлег в каком-то бетонном боксе. И вот опять этот сон, и опять я пробуждаюсь за несколько шагов до цели, но скоро все разрешится, остался последний рывок.

 Наскоро позавтракав, я отправился в путь. Припять встречала гробовой тишиной. Двигался медленно, внимательно осматривая местность. Стоп! А вот угол этого дома очень знаком: красная кирпичная кладка и надпись мелом на стене: «Здесь был Штырь». На меня словно вылили ведро ледяной воды - в этом месте всегда начинается сон! Де жа вю... Я пробирался по мертвому городу, и всё вокруг казалось очень знакомым. Справа протянулся полуразвалившийся забор, ещё пару десятков метров, и вот оно, колесо обозрения. А ведь именно здесь во сне на меня кинулась слепая собака. Только об этом подумал, как пёс прыгнул откуда-то слева и через секунду рухнул с развороченной башкой на асфальт.

 - Сегодня не твой день, приятель.

 Надеюсь, больше опасностей не предвидится. Остались последние метры, что ж, пора узнать, для чего я сюда шёл. Шаг, второй, поворот - передо мной открытое пространство, а в центре колесо обозрения. Сердце бешено колотится о грудную клетку, как будто подгоняя: «Вперед, вперед!» Я стою и боюсь пошевелиться, в голове вертится мысль: «Сейчас проснусь». Надо решаться, делаю шаг, сердце пропустило удар. Вокруг все также ясно, тумана нет! Тело как будто мне уже не подчиняется, ноги сами несут вперед. Там что-то важное..., узнаю..., только дойти... Я остановился перед деревянным помостом - последний метр, ведущий к кабинке карусели. А что если так и действует гипноз, что если останусь там навсегда безвольным зомби? Нет, мой сон не может врать! Повернуть назад? И потом всю жизнь мучится вопросом: «А что было, если бы я остался»?! Вперед и только вперед! Поднимаюсь по ступенькам, протягиваю руку и хватаюсь за ржавый поручень кабинки. Шершавый металл приятно холодит ладонь, дрожь пронзает все тело. Вот и все, конец пути... Забираюсь внутрь и усаживаюсь рядом с полуразложившимся трупом.

 Миг невероятного блаженства, а потом как будто кто-то открыл кран на полную мощность, и в мою голову хлынули... знания.

 Зону создали люди и теперь пытаются защитить мир от неё. Они приходят сюда за счастьем, за деньгами, за доказательством своей силы и значимости. Они ненавидят Зону из-за выбросов, мутантов и аномалий. Боятся, что, постоянно расширяясь, она захватит всю планету. Но люди не подозревают, что сами виноваты во всех своих бедах. Зона не стремиться уничтожить человечество, она стремиться жить. Когда на наш сад нападают вредители, мы травим их пестицидами, когда нашим детям угрожает опасность, мы сделаем всё возможное, чтобы их защитить. Если все люди покинут Зону, если перестанут искать в ней счастья и выгоды, то она успокоится, опасность исчезнет, и миру нечего будет бояться. Но очень часто, почти всегда, человек не хочет знать правду, и приходится насильно её показывать. Зона заманивает на колесо обозрения сталкеров, чтобы открыть им истину, но не все способны её принять. В большинстве случаев мозг не выдерживает потока информации и сгорает, тогда жертва остается в кабинке аттракциона вечно...

 Небеса поливали мёртвый город дождём. «Покататься» на колесе обозрения и выжить - хорошая была бы байка для бара «100 рентген». Но эту историю никто не услышит, все равно не поверят. Я уходил отсюда навсегда. Теперь у меня была новая цель - заставить людей забыть о Зоне, оставив в покое этот клочок суши. Ещё не знаю как, но я сделаю всё возможное.