Легенды Зоны.

Смерть счастливого сталкера.

 Приветствую тебя, неизвестный сталкер. Начну с самого начала и по порядку, чтобы ты понял, как я здесь оказался и почему стал писать это письмо. Свое имя я называть не буду, потому что оно ни о чем тебе не скажет. Я один из тех неудачников, которые шли в Зону с надеждами и мечтой об известности и богатстве.

 Возвращался я с Армейских складов в сторону бара «сто рентген». Ходка была удачная, даже очень. На плечах висел тяжелый рюкзак, но я не замечал усталости. Мои мысли были уже на Карибских островах, ведь за редкие артефакты дают немало хрустящих бумажек. Хватило бы на целую жизнь. А вот вышло все иначе. Я даже не успел отметить удачный поход. Шел три с лишним часа. Немногие, кто уходили дальше на Север, в неизведанные земли, возвращались. Я был внимателен, вследствие чего медлителен. Делал все, как меня учили: кинул камешек метров на десять вперед, по сторонам посмотрел и прошел, кинул еще один - прошел. Так и продвигался, не пропуская ни одного участка. Все было тихо и спокойно. Но у этой стервы здесь свои законы. Правильно, видимо, говорят: какой бы ты ни был опытный, какие бы тропинки не знал, живешь ты только, пока Она хочет. И ловушка поджидает именно там, где ее быть не должно. И именно в то время, когда ты ее никак не ждешь. Не представляю, из-за чего происходят выбросы и почему они так сильно меняют Зону, но одно я знаю наверняка - случился еще один выброс. Не прошло и недели после предыдущего, но он случился. Не хотела Она выпускать меня с ее добром. Не хотела. Благо в этот страшный час поблизости был старенький дом, и мне повезло, что прежний хозяин этого дома выкопал погреб. В те минуты я думал, что повезло.

 Выброс начался в тот момент, когда я подбежал к дому. Ощущение не из приятных. Будто через тело пропускают ток в несколько тысяч вольт, и мозги начинают закипать. Не понимаю, как можно выжить после длительного пребывания под выбросом, хотя такие случаи были. Я подумал, что умер. Как нашел погреб и как спустился в него, не помню. Помню лишь, как очнулся в кромешной тьме, нащупал ручку двери из этого подвала и выбрался наверх. Глазам моим предстояло увидеть нечто странное. Весь дом был словно вывернут наизнанку. Я не знаю, как объяснить то, что увидел. Будто «воронка» появилась прямо в фундаменте и скрутила кирпичное здание несколько раз. Выйдя на улицу, я увидел на траве около порога свой рюкзак. Я открыл его и убедился в том, что все мои находки на месте. С души сразу упал камень. Вот только ПДА, которым я пользовался, целый год был разбит. Видимых аномалий вокруг я не заметил - это меня насторожило. В первое время после выброса по всей Зоне активизируется большое количество «электр», но детектор странно молчал. Я одел рюкзак и двинулся в сторону дороги, которой... которой не было. Несколько раз я изучал карту, но не нашел места, где я находился, как и не нашел на карте дом, в котором переждал выброс. Я шел вперед по сухой траве и минут через двадцать увидел еще один дом, который также был выкручен наизнанку. Подойдя к нему, я удостоверился, что это тот же самый дом, из которого я вышел минутами ранее. Этот факт поверг меня в шок. Я взглянул на прибор показывающий движение, но не обнаружил на экране даже себя. Вокруг была пустота. Другого слова не подобрать. Я попал в пустоту. Но каким образом? Этот вопрос мучает меня и сейчас, пока я пишу это письмо.

 За полтора часа я совершил три похода в попытках выйти из этого замкнутого круга, но каждый раз приходил к старому выкрученному дому. Я начинал терять надежду. Я не понимал, что происходит и как умудрился попасть в это странное место.

 Прошло, наверное, несколько часов первого дня. Мои наручные часы сошли с ума. Стрелка шла то вперед, то назад, то вообще вставала, как вкопанная, поэтому определить точное время не представлялось возможным. Я ничего не понимаю в электронике, но все же решил разобрать ПДА и посмотреть, что с ним случилось. Экран был цел, только сплавились все внутренности. А значит, и сигнал СОС я тоже никак не пошлю. Несколько раз я пожалел, что отказался однажды прослушать курс молодого бойца у «долга». Какой же все-таки злой юмор у Зоны.

 Смирившись уже с тем, что отсюда никак не выбраться, я стал изучать артефакты, которые с трудом добыл в одном хлебном месте. Почти ни один из артефактов раньше я никогда не видел. Это и не удивительно. Из этих мест пока никто ничего не приносил.

 Первый артефакт был получен мной случайно. Я кинул камешек, проверяя участок на аномалии. Он пролетел спокойно, но что-то мешало мне пройти. У меня хорошее чутье. Я решил кинуть гайку. Пролетая над «жаркой», она кинулась к ней, в корне поменяв траекторию. Аномалия будто вытянула свои руки и поймала кусок металла. Я стал наблюдать интересное явление. Гайка начала накапливать в себе силу аномалии. Размеры попавшего в «жарку» предмета оказались слишком малы для такого количества энергии, и аномалия попросту уничтожила его. Я решил кинуть в аномалию металл, и побольше. Нашел неподалеку кусок трубы и аккуратно зашвырнул ее в «жарку». Труба начала плавится, а аномалия становилась меньше и меньше, пока полностью не иссякла, оставив после себя предмет, излучающий неяркий голубой свет. Он был похож на кусок кристалла. Так я его и назвал - «кристалл». Артефакт выводит радиацию. Когда я взял его в руки, почувствовал какое-то невидимое поле вокруг себя, а счетчик Гейгера немного успокоился.

 Второй был намного меньше, чем «кристалл». Его я добыл в большой и сильной «электре». Сталкеры в баре поговаривали, что, чем аномалия старше, тем ценнее артефакт она образовывает. «Моя электра» была очень старой. Разряды молний были видны издалека, хотя было и светло. Приближаться к ней ближе десяти метров уже было опасно. Даже под защитным костюмом я чувствовал силу аномалии. Я просчитал интервалы, по которым жила «электра». Оказывается, она подчиняется физическим законам. Одну минуту и двадцать секунд она активна, затем на десять секунд «умирает», затем одну минуту и тридцать одну секунду «живет», а потом целых две минуты она в «отключке». Я проверял интервалы целый час, боясь просчитать хоть одну секунду. Но, тем не менее, решился подойти, ведь в самом центре аномалии находилась сфера размером с ладошку. Прямо, как маленькая луна. Она завораживала и манила меня. Успел секунда за девять. Добежал до аномалии, взял в руку артефакт и так же отбежал обратно ровно на десять метров. Ждал появления «электры» пять минут, но она так и не появилась. Я нашел только два варианта - или я «убил» аномалию, или, изъяв у нее артефакт, изменил интервалы. От артефакта исходило какое-то странное тепло и, держа его в руках, я почувствовал огромный прилив сил. Казалось, я могу пробежать хоть сто километров без остановок, а после этого еще и по деревьям лазить. Я назвал его «лунный свет», потому что ночью можно было пользоваться им вместо фонарика. Он освещал путь и мог бы заметить обычные фонари сталкеров, которые потребляют много энергии.

 Самый последний из неизвестных артефактов я добыл не в аномалии. До сих пор не понимаю, что произошло, но, когда прошел к озеру Янтарь, в голове появился странный шум и тело, будто перестало слушать команды мозга. Я потерял страх, который преследовал меня все время пребывания в Зоне, шел уверенно и спокойно, а аномалии обходил без каких-либо вспомогательных приборов. Не понимаю, что произошло, эта ситуация до сих пор остается для меня загадкой. Тело вновь стало слушаться через какое-то время, но я не помнил, где я был, а главное сколько времени. Только какие-то обрывки видений остались в голове. Помню, что всю дорогу бредил о Карибах и домике с видом на океан, известности в баре, когда я покажу им свои находки. Меня бы на руках носили, и каждый бы говорил обо мне. Как бы странно это не звучало, но почему-то я решил проверить свой походный рюкзак. Какая-то неведомая сила заставила меня снять его с плеч и посмотреть на хабар. Я удивился, что даже сквозь плотную ткань рюкзака выбивался ярко синий свет. Он прямо ослеплял. Открыв его, я обнаружил неизвестный предмет. Это был артефакт. Когда я взял его в руки... Мне странно описывать это ощущение. Я почувствовал себя счастливым. Мне не хотелось ничего и никого. Я держал его в руках и мне больше ничего не хотелось. Ни есть, ни пить. Я бы так стоял и смотрел на это чудо грубой формы, но услышал рык кабанов и встрепенулся, убрал артефакт и, не торопясь, пошел обратно.

 Чем закончился мой поход, я написал выше и, думаю, что ты, неизвестный сталкер, даже не догадываешься, что со мной случилось.

 Я сидел в этом доме на... диване. Да, на диване, точнее на том, что от него осталось. Сидел и думал, что рано или поздно закончится вода, и через некоторое время я умру. На этот случай у меня в кобуре покоилась именная Берета. Ее я и применю. Медленно умирать у меня не было никакого желания. В тот самый момент, как только подумал о еде и воде, я понял, что почти за сутки даже не притронулся к фляге, и ни разу меня не посетила мысль о жареном кабанчике. Я привстал и представил себе большой кусок мяса. У меня не потекли слюни. Скорее наоборот, случилось какое-то отвращение. Я не понимал, что происходит и снял с ремня флягу, внимательно ее изучил, открутил пробку, понюхал воду. Вроде бы ничего странного не заметил и сделал глоток. Это ощущение невозможно описать словами. Когда я служил в армии, нам каждый день на обед давали один и тот же компот и уже через неделю службы от этого вкуса меня тошнило. Даже деды порой отдавали нам свою порцию. Вода во фляге напомнила мне тот самый вкус. Вкус отвращения. Тут я занервничал по-особому. Где бы я ни был, у меня не было ни аппетита, ни жажды. И радоваться этому я никак не мог. Началась паника. Я старался откладывать это ощущение, но оно пришло само собой. Взяв в руки рюкзак, я выскочил из дома и побежал. Деревья сменялись деревьями, трава сменялась травой, а маленькая речка сменялась маленькой речкой. На поясе висел «лунный свет» и усталости я не замечал. Сколько раз мне пришлось пробежать по замкнутому кругу - не знаю. Но, в очередной раз, миновав речку, я упал на спину, закрыл лицо руками и заплакал. Чувство вечного одиночества накатило такой страшной волной, что сдержать эмоции я не смог. Вы только представьте. Вечность. Это не год, ни два, ни сто. Вечность. А это значит - всегда. Я лежал и плакал. Мне ничего не хотелось. Да и не могло хотеться. В этом проклятом месте будто не существовало законов по потребностям человеческого тела. Я не хотел спать, я не хотел есть, я не хотел пить. А это значит, что я не смогу умереть. Я присел на корточки, достал пистолет, приставил его к виску и закрыл глаза. «Нет! Еще рано!» - пронеслось в голове. Но это были будто не мои мысли. Будто какой-то невидимый человек шепотом на ухо приказал мне этого не делать. Я покорно убрал пистолет обратно в кобуру, встал и пошел в свою обитель. Паника сменилась отчаянием и тоской.

 Вернувшись в дом, я снова сел на диван и стал крутить в руках артефакты. Все же, какие глупые создания эти сталкеры. Какой глупый я. Ради чего мы рискуем жизнью в этой проклятой Зоне? Ради денег? Ради славы? Каким же надо быть потерянным и никчемным в том современном мире, чтобы идти сюда - в Зону. Сколько уже жизней загублено здесь. Сколько судеб сломано. А что случилось хорошего здесь с людьми? Сколько добра они сделали? Эти вопросы мучают меня и сейчас.

 Изучив «лунный свет» и «кристалл», я вспомнил про этот ярко-синий камень и снова взял его в руки. В голове моментально нарисовался образ дома на берегу моря, океана, приливы волн. Я даже почувствовал прохладу воды. Счастье. Как же я был счастлив в этот момент. Потом образ резко сменился. Я видел разных сталкеров, которые говорили обо мне перед костром. Которые пили за меня, которые вспоминали меня добрым словом и знали меня, как героя. Эти видения заставляли меня быть счастливым. Я снова почувствовал прилив волны океана, теплоту Карибского Солнца, волны. Затем снова сталкеры, разговоры обо мне, легенды обо мне, прилив волны, счастье, легенды, счастье, Карибское море, океан, дом на берегу. Я смотрел в этот синий артефакт, держа его обеими руками.

 Сейчас я пишу это письмо на клочке бумаги. Пишу для того, чтобы ты, сталкер, знал, что в этот синий камень смотреть не нужно. Не нужно держать его в руках. Он, как наркотик, дает тебе ощущение призрачного счастья. Отсюда невозможно выбраться. И мне жаль тебя. В моей берете останется еще одиннадцать патронов, поэтому если у тебя нет оружия, ты можешь воспользоваться моим. Прости, мой друг, но ты заведомо покойник. У тебя два варианта - или смотреть в этот камень и ощущать себя счастливым, или застрелиться. Прости, но отсюда нет выхода.

 С уважением и сожалением. Одинокий сталкер, который просто хотел быть счастливым.

 Невысокий мужчина кинул мешок с хабаром в угол комнаты и закурил. Курил он долго. Казалось, будто он общается с сигаретой, пытаясь что-то понять, затем вставил обойму в пистолет и передернул затвор. Несколько секунд он смотрел в пустоту и думал о том, с какими мечтами шел в Зону, с какими мечтами возвращался с ходки и с какими мечтами смотрел в этот странный кусок синего камня. Приставив пистолет к виску, он еще раз нарисовал образ домика на островах, прилива океана и прохлады волны. Через мгновение он вставил дуло в рот и закрыл глаза, из которых текли слезы. Слезы не горечи и не отчаяния, а слезы слабости и безысходности. Раздался выстрел, которого никто не услышал.

 В эту самую секунду по всей Зоне в каждый ПДА пришло сообщение: «Погиб сталкер - Юрий Семецкий.».