Лекции Анны Григорьевны Князевой.

Покорность на разных уровнях.

Дальше у нас идет Венера, страдающая Покорностью. Младенец . Полное отсутствие ответственности за свои поступки. То есть, это те, кто везде ищут роль раба и с удовольствием ее исполняют. Таких раболепствующих Младенцев вы тоже видели. В фильмах, где тюрьму показывают, туземцев каких-нибудь, вы можете отследить таких младенцев. Ребенок. Бездумность, и беспрекословное подчинение себя чужим интересам. Но у ребенка поле деятельности пошире. Его уже не только физические потребности интересуют. Когда я сюда ехала, в соседнем купе ехала такая вот бабушка, Ребенок , вот такой, Венера, покорный. Кто только мог надавал ей посылки сюда в Москву. С нее столько денег взяли, Польшу когда проходили,(там очень на этом деле наживаются, хотя транзитом проезжаешь, и никакого отношения они вообще не имеют к тому, что мы везем. Заходят и говорят: »У вас есть квитанция на лишний груз, оплатите, пожалуйста.») Сколько денег было, она отдала им, вот. Они говорят: »больше….» она: »а у меня только столько..», »ладно, давай столько». ! – о чем это говорит? А квитанция на столько-то выплачивается. Что он там, свои потом добавляет? Все, эти квитанции, все это такая ерунда. Она отдала. А когда приехала, теперь еще и люди не пришли, которые посылки должны были забрать. Она стоит на перроне и плачет. Выгрузила. На границе наши еще говорят: »Давайте, вы ввозите тут много…». Вот такой покорный ребенок , что дали – везет, что дальше делать – не знает. Стоит плачет. Сколько таких вот покорных детей . у нее все время выражение мученика на лице. У покорного. Вы должны помнить. Исправить, конечно, можно, найдите подход. Надо называть своими именами. Ей нравится выполнять роль мученика, жертвы? Надо чтобы она ее выполнять перестала. Соответствующее выражение лица, всегда. Она наслаждается с одной стороны, тем, что вот, она опять в таком положении оказалась. Она говорит: »всегда у меня так. Всю жизнь-то я доченька, мучаюсь от людей». И счастлива, да? Подросток . Здесь человек уже почти сознательно изображает себя мучеником. Более артистично, чем ребенок , можно так сказать. То есть, он тоже относит себя к проигравшим, но при этом сваливает вину на других. Он – жертва обстоятельств всегда. Бабушка-то не начала говорить: »что же это мне в жизни так не везет. И вот такая жизнь штука, всегда что-нибудь на меня там сваливается, и т.д.», она жизнь как соревнование никаким образом, конечно, не воспринимает. Она вот правила, у нее есть старшие и младшие. Сказали – сделала, вот это у нее все время будет. »Люди скажут, хочешь как лучше, а тут сделаешь, всю жизнь вот так мучаешься…» – вот на такую вот тему разговоры у Ребенка. Юноша . Склонный объявлять себя жертвой непонимания. Здесь вот такое отличие: Не жертва обстоятельств, а жертва непонимания. Или общественных отношений. Юноша , вот кто это любят: Общественного строя – жертва он, мученик. и, как это ни печально, но когда такие, какие-нибудь события случаются, с плакатами выходят, или отстаивают там что-то, некоторые люди действительно там за идею, а некоторые – из-за своей склонности к мученичеству. Понимаете, что может быть. Такой человек тоже просто в экстазе, такая роль как раз для него, а если это еще и Юноша, он грудью загородит. мы сейчас не смеемся, а просто подводим итог, над этими вещами не смеются. Если бы человек смог, он бы себя отловил. Еще раз говорю, что благородные порывы, если они питают не то в тебе, ты воодушевишься этим порывом, а к сожалению, это напитает твой искаженный Главный мотив. И что получается – такой человек вышел грудью, Юноша, – трагический случай. Этот танк на него и наехал. Потому что, в этот момент произошло, все! Перенаполнение мотива. Дальше вы знаете, что случилось, черная дыра, и все. А он из хороших побуждений… Юноша вообще склонен к порыву. По большому счету. Выйти и заступиться. А если это мученик? Очень опасно…. Взрослый . Выражается в обидах на несправедливость жизни. В отличии от всех остальных типов Взрослые не жалуются. Для мучеников вот такое всегда задание: Перестаньте жаловаться. И испытывать наслаждение от того, что к вам проявляют сочувствие, и сожаление. Возьмите это себе за правило. Но они не жалуются окружающим, а самому себе они могут вести внутренний диалог такой. Снаружи у взрослых вообще не видно, никто не подозревает об их искажениях. А внутри себя он прекрасно ведет диалог, любой. Взрослый покорный скажет: »ну что же это за несправедливость такая. Я сказал и опять моими познаниями кто-то воспользовался. Да что же это такое…» – и пойдет внутренний диалог такой. Снаружи не видно никаким образом, у взрослых . А Юноша еще будет снаружи говорить что его не понимают. еще все-таки скажу на тему самоунижения: если у кого то оно есть, или у ребенка. Самый большой прорыв получится тогда, когда человек перестанет испытывать наслаждение от того, что предсказалзаранее свою неудачу. – вот где они наслаждаются. Вот здесь наслаждение вовсю идет. »Я сказал что не получится, и оказался прав.» – какое наслаждение. »Я ведь говорил тебе, что у меня не получится. что не стоит браться» – если это в вас есть – откажитесь от этого удовольствия: оказаться правым, предсказывая себе неудачу. Все у вас тогда пойдет. То есть, от всех вот этих мазохистких удовольствий придется отказываться. Даже если вы – покорный. Откажитесь от удовольствия быть жертвой. »Опять я мою посуду пока он смотрит телевизор» И как приятно…