Магия Дерини.

Магия Дерини представляет собой своеобразную смесь практической магии, мистических теорий и множества различных предположений. Романы и повести, подробно описывающие историю Гвиннеда и его окрестностей, очень быстро стали чрезвычайно популярными, и восторженных читателей становится все больше и больше. Так что же в историях об Одиннадцати Королевствах очаровывает и притягивает нас?

Прежде всего узнаваемость. Культура Гвиннеда и окружающих его королевств, уровень развития теологии, социальное устройство, могущественная церковь, влияющая на жизнь каждого человека вне зависимости от его положения и образования — все это удивительно похоже на Англию, Уэльс и Шотландию X, XI, XII веков. Конечно же, есть и отличия — исторические места, действующие лица… Но главное — магия. И те, кто обладает магической силой, — Дерини. Их загадка едва ли не более притягательна, чем близость и узнаваемость земель, в которых они живут.

Кто они? Откуда? Как они вершат то, что не доступно другим? А что, собственно, им доступно? Насколько велика их сила? Что такое эти Дерини?

Если прислушаться к тем, кто клеветал на них, клан Дерини — племя колдунов и магов. Но если вдуматься, ни одно из этих слов нельзя признать точным. Ведь колдун использует силу, полученную от злых духов или подконтрольную им. Ни к одному из уважающих себя Дерини это не относится. Маг в понимании современного человека — тот, кто показывает фокусы на эстраде и вовсе не обладает ни сверхъестественными способностями, ни чудодейственной силой. (Надо признать, Дерини — непревзойденные иллюзионисты, однако к школе Гарри Гудини и Дэвида Копперфильда это не имеет никакого отношения.).

Магия Дерини, скорее, сродни магии Мерлина и короля Артура, а может, Силе, владеть которой учил Оби-Ван Кеноби. Словари определяют магию как «использование тайных сил природы», «искусство вызывать видения» и «загадочную силу, имеющую власть над воображением и волей». Вот это гораздо ближе к сути представителей таинственного клана. Современные практикующие маги могут назвать это «искусством вызывать изменения усилием воли». Ни один Дерини не возразит против этого.

Но что за таинственные силы использует волшебник, чтобы вызвать видения или воздействовать на волю? Дерини называют это магией, однако им доступно многое из того, что сегодня мы называем паранормальным: экстрасенсорное восприятие, телепатия, телекинез, телепортация.

Нельзя, однако, забывать, что многое из того, что сегодня объяснила наука, для суеверного средневекового человека было магией. Коперника обвинили в ереси за его утверждение, что Земля вращается вокруг Солнца. Электричество считалось волшебством до тех пор, пока такие пионеры, как Бенджамин Франклин, не раскрыли его природу. А коробки с движущимися картинками? Они, очевидно, близки к тому «волшебному зеркалу», с помощью которого, как полагали, сэр Френсис Дрейк следил за Испанским флотом. А болезни, вызываемые микробами? Вздор! Каждый знает, что все болячки — от «вредных соков» или из-за гнева Господа.

Конечно, не все магические явления может объяснить даже современная наука. Причиной сложного положения в Гвиннеде стало как раз то, что Дерини не всегда могут провести границу между своими природными способностями и потусторонними каналами, ведущими к источнику неведомых сил.

Таким образом, Дерини обладают способностями и энергетическими связями, недоступными для большинства людей, хотя и сами Дерини не всемогущи. В лучшем случае их можно рассматривать как идеал высокоразвитого человечества. Каждый из нас смог бы научиться управлять собой и окружением, если бы сумел возвыситься над своими недостатками. Не правда ли, приятно осознавать, что в каждом из нас есть, по крайней мере, хоть что-то от Дерини?

Однако достичь этого непросто. Чтобы использовать заложенные в нас способности, необходимо учиться, ведь даже среди Дерини есть такие, кто искуснее и сильнее других. Кроме того, нужно обладать физической, психической, духовной уравновешенностью, безукоризненно владеть телом и чувствами. А это требует умения входить в «измененное состояние» сознания, обычно при помощи медитации. Даже без обучения большинство Дерини в состоянии снять усталость (по крайней мере, на некоторое время), подавить физическую боль и вызвать сон. Эти умения они могут применять как к себе, так и к другим. Некоторые из Дерини обладают даром исцелять, и этот талант высоко ценится даже среди самих Дерини, ибо он редок и требует особого обучения. Хорошо подготовленный Целитель, если никто и ничто ему не мешает, может справиться с любым недугом.

Однако Дерини умеют не только исцелять. Им доступно чтение мыслей человека, не подозревающего об этом, они способны навязывать свою волю другим. А наиболее одаренные из них даже могли изменять свою внешность, принимая облик кого-то другого.

На практике применению всех этих способностей существуют ограничения, хотя большинство из не-Дерини не верят в это и боятся власти загадочных колдунов.

Таким образом, на первый план отношений между людьми и Дерини выходит страх перед тем, что непонятно, так как и одни, и другие находятся в постоянном взаимодействии внутри Вселенной Дерини. Чтобы понять это взаимодействие, начнем с короткого экскурса в историю Дерини в Гвиннеде.

Клан Дерини: истоки и общие исторические сведения.

Истоки клана Дерини нам обнаружить не удалось. Можно лишь предполагать, что их род либо пришел в земли Гвиннеда издалека, либо был немногочисленным, иначе вторжение принца-Дерини Фестила из Торента в 822 году не имело бы такого воздействия. Фестил, князь Фурстана, младший сын царствующего дома Дерини, говорит о том, что клан Дерини, должно быть, добился значительной поддержки в Торенте (а возможно, и в других королевствах к востоку) еще в начале нашей эры.

Начавшаяся задолго до этого мавританская экспансия, длившаяся свыше двухсот лет, имела намного большее воздействие. Так, увлечение придворных короля Имре Византией изменило вкусы двора Торента, что вылилось в вульгарное подражание Востоку. Ко времени правления Венцита Торентского, мода на мавританских слуг и церкви в восточном ортодоксальном стиле стала необычайно сильной. Каким бы однако ни было происхождение клана Дерини, последователи принца Фестила должны были обладать могущественной магической силой, так как едва ли они могли удерживать Гвиннед на протяжении восьмидесяти трех лет с помощью одного лишь оружия.

По сравнению с влиянием Торента и других соседей с востока кельтские корни гораздо сильнее повлияли на культуру Гвиннеда. Еще в самых ранних письменных и устных источниках можно найти разрозненные упоминания о нескольких поселениях клана, удобно расположившихся в начале VI века на равнинах центра и севера. Некоторые из их основателей претендовали на происхождение от уцелевших жителей Керрисы, исчезнувшей под морскими водами в первой четверти VI столетия.

Ученые споры о том, существовало ли на самом деле исчезнувшее королевство и, если да, где оно находилось, продолжаются и поныне. Однако большинство специалистов склонны полагать, что лежало оно неподалеку от земли, которая позднее стала известна как страна Кирней, над рифами и многочисленными блуждающими отмелями которой в сильный шторм иногда звучат колокола, и перезвон этот доносится явно из-под воды. Местное предание повествует о том, что судьбу Кериссы предсказала ясновидящая из клана Дерини, которую звали Неста, в серии пророчеств, позднее названных «Liber fati Caeriesse», но многие историки, изучающие это время, считают, что это произведение было написано гораздо позже, а некоторые из них и вовсе полагают, что это чистый вымысел, творение неизвестного литератора.

Существовала Керисса на самом деле или нет, но к середине VI века для большинства почитателей Дерини она превратилась в символическое средоточие, магический источник наполовину друидического, кельтско-христианского мистицизма, который стал отличительным признаком тайного учения Дерини. Наиболее известной и значимой группой, претендовавшей на керисское прошлое, была школа Варнаритов, основоположник которой утверждал, что приходится племянником легендарной Несте.

То, что протоварнариты пришли извне, похоже на правду, но с запада или с востока, не знает никто. Каким бы ни было их происхождение, школа Варнаритов к началу VII века стала частью великой системы университетов, которая появилась под сенью Канона Монашества, учрежденного кафедральным капитулом в Грекоте. Грамота, дарованная Авгарином Халдейном в 651 году и заверенная архиепископом Валоретским, которая хранится в архиве Собора Всех Святых, подтверждает учреждение семинарии для обучения священников епархии Пурпурной Марки. Она же дарует университету право обучать мирян из благородных семей чтению, письму, математике, теологии, философии и медицине. Причем последняя была доступна как обычным людям, так и Целителям, которых отбирали из числа Дерини среди тех, кто обладал особым даром.

К сожалению, сам процесс становления университета осложнили философские разногласия, почти уже стертые объединением школы Варнаритов. Именно поэтому в начале семисотых годов наиболее консервативные представители духовенства из Варнаритов начали покидать университет, что в конечном счете вызвало появление на свет Предписания святого Гавриила, на котором мы остановимся позднее. Туманные упоминания об элитарном братстве Дерини, называемом Эйрсид, относятся примерно к тому же времени. Очевидно, оно имело расхождения как с капитулом, так и с протогавриилитами, которые впоследствии тоже претерпели раскол и ушли в подполье. Помимо этого нам известно, что они участвовали в строительстве цитадели и мастерских (к сожалению, не законченных), где позже размещался Совет Камбера, который, полагают, теперь расположен где-то на побережье Рэндалла.

Что же касается оставшихся Варнаритов и их школы, уход более консервативной братии лишь смягчил противоречия с кафедральным капитулом, но отнюдь не разрешил их. Для того чтобы разногласия не мешали работе университета, стороны пришли к обоюдному соглашению. Варнаритам надлежало отделиться от капитула и перенести свои службы на новое место, за пределы городских стен. За это они передавали землю и права на свою прежнюю собственность епископам Грекотским. Именно таким образом епархия и получила замок, который был превращен в епископский дворец во времена Камбера-Элистера. Варнаритам же позволили забрать с собой значительную долю, в основном тома, имеющие особое отношение к учению Дерини, из огромной библиотеки, собранной сообща за годы единения. Единственным условием было то, что библиотека Варнаритов должна оставаться открытой для исследователей университета. Что бы ни послужило причиной разъединения, оно было полюбовным и не касалось веры. Так епископы Грекоты позволяли процветать соперничающей школе Дерини за стенами города по меньшей мере две сотни лет, до Реставрации, когда все институты Дерини были преданы публичному поруганию церковной теократией.

Это были дни относительного мира между людьми и кланом Дерини. Например, сравнительно немногочисленные члены клана в Гвиннеде вместе с князьями участвовали в консолидации центральных земель Одиннадцати Королевств. Из документов, которые определенным образом трактовала Ивейн, мы знаем, что очень могущественные Дерини, такие же великие, как Орин и его ученица Иодота, были посвящены во все государственные дела первых королей династии Халдейнов. Дерини еще не воспринимали тогда как угрозу царствующему дому, так как они были среди тех воспитанных в пустынях рыцарей, которые помогали королю Беренду отражать набеги мавров в середине семисотых, и тех, кого он пригласил для того, чтобы основать Орден святого Михаила.

В принципе люди не боялись клана Дерини, хотя некоторые и могли опасаться кого-либо из них. За несколько веков до Междуцарствия, особенно во время консолидирующего правления, Дерини, в большинстве своем благосклонные к династии Халдейнов, были довольно немногочисленны и достаточно осторожны в общении с людьми, так что две эти расы жили более-менее дружно. Дерини основывали школы, богадельни, монастыри и религиозные Ордены, делились своими секретами и знаниями врачевания со всеми, кто нуждался в этом. Их внутренние законы запрещали злоупотреблять силами, которыми они обладали. Конечно, вполне вероятно, кто-то и нарушал эти законы, ведь искушение могуществом настолько велико, что противостоять ему непросто. Нет сомнения в том, что такие случаи были очень редки, так как мы не находим каких-либо свидетельств враждебности по отношению к Дерини до 822 года, когда принц Фестил, младший сын короля Торента, вторгся с востока в Гвиннед и захватил власть, вырезав всю королевскую семью Халдейнов, за исключением двухлетнего принца Эйдана, которого удалось спасти.

Установившийся после вторжения Фестила режим и послужил причиной значительного ухудшения отношений между людьми и Дерини. Последователи Фестила I из клана Дерини, в большинстве своем безземельные младшие сыновья, быстро распознали те материальные выгоды, которые можно было получить в захваченном королевстве, воспользовавшись своим преимуществом. В первые годы правления новой династии на многое смотрели сквозь пальцы, так как любому завоевателю необходимо какое-то время для того, чтобы утвердить власть. Однако крайности и злоупотребления властью теми, кто находился на высших должностях, становившиеся все более вопиющими, в конечном счете привели к тому, что в 904 году один из Дерини сверг короля Имре, последнего из династии Фестилов. Трон занял Синхил Халдейн, внук чудом спасшегося принца Эйдана. Падению короля Имре и возвращению Синхила способствовал Камбер Мак-Рори, граф Кулдский, чей великий дед пришел с завоевателем в поисках земель и славы.

К сожалению, вышло так, что во всех грехах Междуцарствия обвинили магию Дерини, а не жадность и пристрастность некоторых членов клана. После смерти короля Синхила Халдейна в 917 году на протяжении более чем двадцати лет страной управлял Регентский совет, так как сыновья Синхила умирали молодыми. Новым наследником престола стал Оуэн, внук Синхила, которому, когда он взошел на престол, было всего четыре года.

Такую соблазнительную возможность перераспределить награбленное за годы Реставрации в свою пользу члены Регентского совета, не забывшие прежней несправедливости, не могли упустить. В итоге за земли, титулы и должности Дерини пришлось расплатиться тем, что их роль в Реставрации была искажена, а зло, причиненное людям отдельными членами клана, многократно преувеличено. Все это привело к ниспровержению Дерини. Всего за несколько лет Дерини, оставшиеся в Гвиннеде, были лишены всех прав: политических, общественных и религиозных. Новые хозяева использовали любые предлоги, чтобы завладеть богатством и властью Дерини.

Свою роль в этом сыграла и религиозная верхушка. В интерпретации церкви Дерини превратились в дьявольское отродье, не имеющее права получить спасение даже из рук слуг Божьих. Праведный богобоязненный сын Божий не способен совершить то, что доступно Дерини. Следовательно, Дерини — посланцы дьявола. Для того чтобы выжить, члены клана были вынуждены полностью отречься от сил, подвластных им, и согласиться на неусыпный строгий надзор. Малейшее же нарушение жестких правил дозволенного поведения могло стоить жизни.

Конечно, все это случилось не в один день. Но Дерини никогда и не были многочисленными. На фоне великих семейств Дерини, лишаемых благосклонности и приходящих в упадок, большинство членов клана, находящихся вне кругов, обладающих политической властью, либо светской, либо духовной, не смогли понять, насколько изменилась расстановка сил, пока не стало уже слишком поздно. Гонения на Дерини, последовавшие за смертью Синхила Халдейна, уменьшили и без того малое число Дерини, населявших Гвиннед, почти на две трети. Некоторые из них бежали в другие земли, где принадлежность к клану не означала смертный приговор. Большинство же просто погибли. Лишь немногим удалось затаиться, скрывая ото всех свое истинное происхождение. Многие просто замалчивали, кем они были, не раскрывая даже своим потомкам того наследия, которым прежде гордились.

Это очень общие сведения о происхождении клана Дерини. Намного подробнее их история рассказана в десяти романах и восьми повестях, которые на сегодняшний день составляют Канон Дерини. Трилогия Камбера — «Камбер Кулдский», «Святой Камбер» и «Камбер-еретик» — представляет собой написанную Камбером Мак-Рори и его детьми хронику падения последнего короля династии Фестилов, возведения на престол короля Синхила Халдейна и того, что произошло сразу после его смерти. Продолжение трилогии начинается со «Скорби Гвиннеда» и продолжает историю клана повестями «Год короля Джавана» и «Наследие Дерини», развивающими пост-Камберианскую сагу. Летопись Дерини — «Возвышение Дерини», «Шахматная партия Дерини» и «Властитель Дерини» — описывает события, происшедшие спустя почти две сотни лет, когда простой люд уже не так боялся Дерини, что, впрочем, не изменило отношения церкви к клану, когда король-мальчик, полукровка Дерини, окруженный друзьями-Дерини, вернул трон своего убитого отца. История Келсона — «Сын епископа», «Милость Келсона» и «Тень Камбера» — продолжает Летопись, начиная с первых лет зрелости короля Келсона. Короткие повести, собранные в «Архивах Дерини», охватывают промежуток с 888 по 1118 год, наиболее широко освещая второстепенные события и характеры, с которыми мы сталкиваемся в романах. Находящаяся в процессе подготовки трилогия о детстве Моргана освещает время до начала Летописи.

Уделив внимание обстановке, которая сложилась вокруг магии Дерини, перейдем к подробному рассмотрению ее аспектов.

Структура Церкви, религиозные Ордена, таинства крещения и брака.

Структура официальной церкви Гвиннеда очень похожа на структуру средневековой церкви Англии, Уэльса, Шотландии и Ирландии X–XII веков. Есть лишь одно отличие, но оно огромно — церковь признает магию. Не пытаясь решить нравственный вопрос, плоха или хороша магия, церковь Гвиннеда терпимо относилась к осторожному и осмотрительному применению хитростей магии.

Иерархическая структура церкви более близка коллегиальной структуре церкви Англии, чем Римской католической церкви. На рубеже IV–V веков в мире Дерини постепенно ослабевает влияние Рима и его место занимает Византия, что, впрочем, очень скоро происходит и в мире людей. Неудачная попытка римского епископа добиться, чтобы его признали Папой, еще больше уменьшила это влияние, и если бы этот процесс продолжался, ведущее место на Церковном соборе в Уитби (664 год) наверняка занижала бы местная Кельтская церковь, основанная, скорее, Иосифом Аримафейским, а не Святым Патриком, как это утверждает Рим.

Для Гвиннеда и его соседей сравнительно раннее отдаление от Рима послужило причиной того, что церкви удалось сохранить многие из кельтских корней и иерархических структур, хотя латинский все-таки стал официальным языком литургии, а ее римские элементы — частью общепринятого канона. Развитие коллегиальности в структуре церкви привело к установлению власти примасов, первых среди равных, а не одного над всеми. Валорет и Ремут, пожалуй, можно сравнить с Йорком и Кентербери, примасы которых возглавляли коллегию епископов главных кафедральных городов и их странствующих коллег, не имевших закрепленных епархий, игравших роль помощников своих титулованных собратьев, занимавших административные посты и выполнявших основные пасторские обязанности.

Таким образом, у нас нет свидетельств в пользу существования в Гвиннеде Папства или Коллегии кардиналов, хотя некоторые из таких институтов, вероятно, существовали в странах, располагавшихся за пустынями, к востоку от Джелларды, культура которых была близка культуре Византии. Более восточные, ортодоксальные формы христианства процветали и в непосредственной близи от восточных границ Гвиннеда. Так, Келсон сообщает о том, что по случаю присвоения ему титула рыцаря патриарх Торента Белдур сам благословил дар, посланный графом Махаэлем Арьенольским.

Дар доставил посол-араб герцога Торента, чей трон в то время занимал мавританский принц, и это подтверждает, что где-то к востоку наряду с ортодоксальной линией существовала мусульманская параллель. Наиболее характерные упоминания — свидетельства о маврах как о силе, с которой постоянно сводили счеты, особенно на востоке, хотя христиане и мавры достаточно мирно сосуществовали в то время. Однако бывали и исключения. Так, короля Беренда Халдейна канонизировали за то, что он в 752 году участвовал в вытеснении с морских путей, лежащих у берегов Гвиннеда, по-видимому, наиболее агрессивных мавров.

Действительно, ко времени царствования Келсона мавританское влияние было достаточно сильным в буферных государствах Форсинна (здесь Дерини было довольно много). Так, Риченда и Росана родились от смешанных мавританско-христианских браков и получили некоторые из своих знаний от мавританского мудреца Азима, дяди Росаны, которого, по-видимому, уважал даже обычно самоуверенный Тирцель Кларонский.

— …Знакомый, — попыталась уклониться Тирцель. — Он не враг нам, уверяю тебя, хотя не могу больше ничего сказать о нем. Давай просто скажем, что он давний друг и учитель Риченды, и все.

(«Милость Келсона»).

Точное положение Азима в иерархии адептов Дерини до конца не ясно, хотя как брат эмира Хакима Нур-Халлайя и регент рыцарей Энвила, потомков последователей рыцарей святого Михаила, бежавших в Джелларду после восстановления на престоле Халдейнов и продолжительного времени Регентства, которое последовало за смертью Синхила Халдейна, он, очевидно, имел вес как в политике, так и в магии. Мы также знаем о его связях с Советом Камбера, осуществляемых, вероятно, при посредничестве загадочной Софианы, которая была, по-видимому, мусульманского вероисповедания.

Что же касается Риченды и Росаны, то обе женщины исповедовали христианство, хотя обычаи при дворах, где проходило их детство, по общепринятым в Гвиннеде меркам, сложились в результате интересного компромисса. Несмотря на то что Риченда может показаться более европейской дамой, чем ее экстравагантная кузина, именно она получила лучшее образование и именно ее магия, казалось, была более восточной. То, что Риченда была прекрасно образована, подчеркивает тот факт, что даже очень разборчивый Арилан согласился следовать ее указаниям, которые касались заклинаний Четырех Стихий в ритуале передачи могущества Нигелю. Он никогда бы не допустил никаких отклонений, если бы не был уверен в ее глубоких знаниях. Позднее мы уделим больше внимания восточной, окрашенной мусульманским воздействием, ветви христианства, так как продолжаем находить все больше и больше исторических материалов, касающихся Гвиннеда.

Некоторых читателей удивило, что в Гвиннеде нет евреев. Хотя в хрониках не упоминается о них, не следует принимать отсутствие свидетельств за свидетельство отсутствия. Ни христианство, ни ислам не смогли бы существовать без иудаизма, в конце концов Арилан приводит Талмуд как доказательство прецедента в отношении принятия Таинства Пресуществления, как свидетельство в пользу нарушающего традицию, но все же законного брака Дункана и Маризы. Такое знание должно было иметь определенные истоки.

В отличие от Европы эпохи Средневековья евреи в Гвиннеде играли, вероятно, несколько иную роль.

Обществу не было необходимости приносить их в жертву враждебности, неизменной спутнице страха перед несхожестью и бросающимся в глаза превосходством: роль козла отпущения вполне успешно исполняли Дерини. Племя волшебников, таких как Дерини, чьи возможности давали невообразимые преимущества, для общества, предрасположенного к расизму, было куда более заметным и оправданным объектом преследований.

Проницательные евреи очень скоро осознали это и наживались на этом, стараясь ни в чем не превосходить соседствующих с ними Дерини, что сделать было совсем не трудно, особенно в период Междуцарствия, на словах выражая лояльность к проявлениям христианства, почти так же, как мараны (евреи, принявшие христианство) в Испании, но намного успешнее, ибо враждебность проявлялась в основном по отношению к Дерини. Как мы видим на примерах «Скорби Гвиннеда», инквизиторы регентства периода пост-Реставрации использовали тактику, подобную той, которую применяла Инквизиция нашего мира. В некотором смысле мы можем утверждать, что Дерини в Гвиннеде исполняли функцию евреев, будучи объектом гонений и отвечая на них таким же образом.

Однако это еще не говорит о том, что мы никогда не встретим «настоящих» евреев в Гвиннеде. Вполне вероятно, что их просто было совсем немного. Из-за различий в истории стран, окружавших Святую Землю, те, кто приходил в Гвиннед, становились неотъемлемой частью его культуры. Но не стоит беспокоиться: когда придет время рассказывать историю, в которой быть евреем означает отличаться от просто человека или просто Дерини, мы встретимся с ними.

В Гвиннеде наверняка были и другие верования.

Благоговение Фериса перед Всеотцом в рассказе «Суд» («Архивы Дерини») предполагает наличие некоей Северной параллели. Встречаются также несколько упоминаний о местной дохристианской религиозной практике, распространенной главным образом среди простого народа и сосуществующей бок о бок с христианством. Наиболее яркое свидетельство в пользу этого — разговор принца Джавана с Тависом О'Ниллом о традиции устраивать костер на вершине холма и танцевать вокруг него. Остатки такого костра принц обнаружил вскоре после дня осеннего равноденствия. («Камбер-еретик»). Дохристианские корни прослеживаются и в испытании, которому подвергся Келсон в подземном зале церкви Сент-Кириелла, в стенах которой ему привиделись рыцарские приключения, пока он спал у подножия фигуры святого Камбера («Тень Камбера»). Однако, по крайней мере внешне, официальной религией в Гвиннеде было все же христианство, мирившееся с существованием магии.

Какова же структура церковной иерархии Гвиннеда? Ее основу составляют архиепископы Валорета и Ремута (из которых первый занимает главенствующее положение и величается как примас Всего Гвиннеда, первый среди равных). Затем следуют титулованные епископы (от четырех до десяти человек), которые управляют закрепленными за ними территориями, прилегающими к их кафедральным соборам. Помогают им в этом каноники собрания каждого собора. До десяти странствующих епископов без закрепленных епархий странствуют в пределах назначенных им областей и исполняют скорее пасторские, чем административные обязанности. Надзор над приходскими священниками попадает под юрисдикцию епископа, ответственного за данную епархию.

Кроме того, существует множество религиозных Орденов, члены которых всячески содействуют епископскому клиру. Некоторые из них управляют школами, приютами, семинариями, другие исполняют более прозаические обязанности в скрипториях (мастерских, где переписываются книги), архивах и монастырских фермах. Некоторые же из Орденов созданы для того, чтобы удовлетворять нужды Дерини. Так, Орден святого Гавриила был первоначально создан для обучения Целителей, а Орден святого Михаила воспитывал воинов, образование которых носило отчетливый отпечаток влияния Дерини, и хотя некоторые из михайлинцев были простыми людьми, они многое извлекли из беспрекословной дисциплины и упорных занятий.

Бок о бок с Орденами Дерини в Гвиннеде существуют и Ордена, членами которых могли стать лишь простые люди. Один из них был создан специально для того, чтобы бороться с Дерини.

Основанный в первые годы царствования короля Алроя, чтобы заменить Орден михайлинцев, он назывался Орденом Custodes Fidei и располагал своим военным подразделением Рыцарей. Для нового режима они стали официальными инквизиторами и разработали множество хитроумных способов борьбы с Дерини.

Официальная церковь и магия Дерини были тесно переплетены друг с другом. В пределах Одиннадцати Королевств отношения между ними колебались от некоторой натянутости до открытой враждебности, хотя сами Дерини не видели противоречия между исполнением христианских обрядов и использованием магических сил до тех пор, пока не нарушаются законы этики. В действительности в контексте эзотерического христианства, по большей мере скрытого от маленького человека, чья вера зиждется на периодическом исполнении обязанностей присутствовать на публичных богослужениях, существует иная практика и техника медитации, способствующая более тесному контакту между индивидуумом и Созидающей Силой. Практика же Дерини, некоторые элементы которой используют также и простые люди, позволяет человеку, истово верующему, установить более тесную двустороннюю связь с Божеством и достичь священного экстаза, описываемого всеми мистиками всех веков.

Это более тесное единение с Божеством (или предполагаемое более тесное единение) и стало объектом зависти среди простого духовенства, которое возмущалось тем, что Дерини, очевидно, обладают непосредственной связью с Господом. По сути, связь не столь непосредственна, сколь более очевидна на уровне сознания для того, кто связан с Богом таким же образом. Невежды же, к какой бы расе они ни принадлежали, стараются не обращать внимания на то, что истинно близкие Божеству люди ли, Дерини ли прежде всего души возвышенные и не склонные похваляться этим.

Однако фактом остается то, что многие из людей чувствовали себя обделенными оттого, что они не в состоянии (или полагают, что не в состоянии) действовать так же и, следовательно, не могут установить связь с Богом. Не нужно много ума, чтобы заключить, что Дерини, а не человеческие недостатки, ответственны за отрицание людьми этого проблеска Божественности.

Дерини-Целители, по-видимому, единственные из клана, кто не вызывал такого неприятия большинством, так как и для людей, и для Дерини способность исцелять была даром Божьим, а профессия Целителя считалась святым призванием.

К Целителям предъявлялось намного больше требований, чем к обычным врачам, и были они не менее строгими, чем нравственные принципы, придерживаться которых предписывалось священнослужителям. К сожалению, Целители были редкостью даже среди Дерини.

Добавим ко всему, что многие из чудес, о которых рассказывается в священном писании, Дерини способны были повторить, особенно те, что касались исцеления. По сути, лечение посредством наложения рук по своему эффекту не отличалось от описанного в Библии, по крайней мере, внешне. (Как мы впоследствии убедимся, исследовав этот дар более тщательно, в этом методе помимо наложения рук использовано нечто еще. К сожалению, никому из нас не дано проникнуть в истинный механизм исцелений, описанных в Библии.) Отсюда делаем вывод: если дар исцелять — от Бога, значит, Целители, по крайней мере, не могут быть причастны к тому злу, что приносят Дерини. А если это принять как данное, то вероятно, что другие Дерини тоже не хотят никому зла.

Способность Дерини испускать ауру света вокруг головы в контексте Библии также имеет большое значение, так как ореол более не является признаком святого или ангела. А как насчет способностей Дерини заклинать огонь, вызывать дождь или молнию или при необходимости менять внешность? Кто-то может сказать, что это признаки ангельской природы. Но, с другой стороны, разве дьявол не падший ангел, обладающий теми же способностями, что и его небесные собратья, и разве может кто-нибудь сравниться с ним в мастерстве принимать иные обличья? А если Дерини служат ему?

Люди трезвомыслящие способны держать в узде свои сомнения и опасения, когда общество находится в состоянии равновесия и когда те, кто обладает сверхъестественной силой, не используют свои способности во вред простым смертным. Но когда эти силы выходят из-под контроля и те, кто одарен огромными способностями и возможностями, злоупотребляют ими, негодование, злоба и нетерпение открывают путь страху, огульному обвинению всех, кто имеет такие способности (используют они или не используют свой дар корысти ради), и оправданию всех преследований.

Трагической иллюстрацией этому печальному свидетельству человеческой близорукости служат события, происшедшие в первые месяцы после кончины короля Синхила, когда те, кто долгое время находился под гнетом прежних диктаторов Дерини, вновь обрели свободу и право отрицать. Оттого что религиозное рвение — одно из сильнейших орудий, доступных обществу, церковь становится одной из первых, кто оправдывает новую мораль, «восстанавливая равновесие» в пользу угнетаемого населения, верша правосудие над теми, кто вызвал ее неудовольствие.

Одним из наиболее действенных способов ограничить влияние Дерини было не допускать их в церковную иерархию, держать подальше от церковной кафедры. Таким образом, в 918 году декретом Совета Рамоса было запрещено Дерини испрашивать рукоположения под угрозой отлучения и смерти, так как их считали, мягко выражаясь, порождением дьявола. Под покровительством людей, подобных архиепископу Хьюберту и Полину Рамосскому, церковь быстро изобрела тайные способы, помогавшие привести в исполнение эти запреты, касающиеся Дерини. Они будут оставаться тайными для Дерини на протяжении почти двухсот лет, до тех пор, пока юный Денис Арилан не осмелится бросить вызов епископскому запрету и не узнает о том, как он был принят («Архивы Дерини»). Трудно вообразить набожность Дерини, жаждущих лишь служения Господу в качестве его священнослужителей, которые вынуждены были отдать жизни, считая, что Бог оставил их для того, чтобы они умерли за свои убеждения, хотя на самом деле были лишь невольными жертвами, принесенными на алтарь человеческого страха и мщения.

Однако отношение христианства к Дерини было не всегда отрицательным. Во времена их возвышения в Гвиннеде, до и в течение Междуцарствия, невзирая на то, что происходило в миру, Дерини, исполнявшие свои должностные обязанности внутри официальной церкви, дали вере намного больше, чем взяли от нее. Магия Дерини, таких как гавриилиты и михайлинцы, вместо суррогата, заменяющего традиционные верования, привнесла ту живость в выражение религиозных чувств, которую очень редко можно встретить в нашем мире, обогатив и оживив «человеческие» основы христианства. В действительности такое понятие, как «человеческое выражение религиозных чувств», к вере неприменимо. Вера — таинство, общение с тем, что лежит вне пределов человеческого познания. Когда же попытка общения с тем, что не подвластно разуму, не имеет успеха, чисто человеческие чувства, такие как злоба, зависть или мания величия, обычно лежат у истоков этой неудачи, и мы могли убедиться в этом, изучая те немногие примеры соприкосновения магии Дерини и основных христианских таинств.

Из традиционных семи таинств все, кроме конфирмации, наблюдаются в магии Дерини.

Крещение — первое таинство, свершаемое над каждым христианином. И именно в крещении первого сына Синхила, принца Эйдана, мы видим пример, когда вмешательство магии приводит к трагедии. Создается впечатление, что обряд проходит как должно, до тех пор, пока архиепископ Энском не предлагает королю Синхилу, который сам некогда был священником, крестить самому своего собственного сына, «так как даже мирянин может крестить в нужде. А тебя, Синхил, полагаю, не надо этому учить» («Камбер Кулдский»). Но обращенная во зло сила Дерини уже сделала свое дело, священник-михайлинец, принадлежащий к Дерини, находящийся во власти тайных сил короля Имре, добавляет яд в соль, которую дают мальчику во время подготовки к обряду. К тому времени, когда отец мальчика льет воду ему на голову, ребенок уже умирал. Правда, боль и ненависть, захлестнувшие Синхила, ускоряют проявление его способности использовать магические силы, разбуженные в нем союзниками Дерини. Именно этого так долго ждали те, кто пытался вернуть ему трон.

Образность крещения становится отправной точкой для более мягкого, если не просто нетрадиционного использования внешних форм таинства в культе Крестителя Ревана. Однако моральные основания для такого использования вызывают сомнения даже у тех, кто стоит у его истоков, хотя его последователи, в конечном счете, оправдывают свои действия, основываясь на том, что цель его — не освящение, а очищение. И правда, для многих религий этот обряд — церемония очищения или просвещения. Для культа же Ревана этот ритуал служит символом освобождения от греха и возрождения к новой жизни подобно средству, позволившему «включить» способности Тависа и Сильвена, необходимые для блокирования сил определенных Дерини таким образом, что им удается бежать от властей и начать новую жизнь. Эта концепция дает столько ответвлений, что перечислить их здесь невозможно. Подробнее они рассмотрены в «Скорби Гвиннеда» и еще более глубоко будут исследованы в книге «Год короля Джавана».

Создается впечатление, что таинство брака испытало воздействие людей в большей степени, чем Дерини. Мы еще не были свидетелями бракосочетания Дерини, хотя известны редкие случаи браков, носивших некоторые элементы их магии, как, например, в браке Райса и Ивейн, Моргана и Риченды. Союз Синхила Халдейна с юной Меган де Камерон носит чисто человеческие черты, так как оба с трудом решились на это, пытаясь приспособиться к тому, что было запущено силами, превосходящими возможности обоих. Причиной веры и решимости Меган быть хорошей женой ее будущего короля, который так нуждается в любви и поддержке, ради которого она готова пожертвовать своим возможным счастьем с тем, кто ближе ей по возрасту и интересам, если только король позволит себе испытывать по отношению к ней хотя бы некоторую привязанность, стали весьма человеческие чары. Без сомнения, происходит нечто таинственное в момент, когда Синхил впервые должен встретиться с невестой и дать брачный обет, оставив обязанности священника ради обязанностей короля. Он ощущает странное, трепетное чувство изумления, переходящее в страх, когда распускает волосы своей невесте, чтобы надеть ей на голову брачный венец. Позднее нечто волшебное продолжало происходить и в их супружеской комнате, что заставляет подавленного и запуганного Синхила, по крайней мере на короткое время, испытать удивление перед таинством брака, когда они скрепляют свой союз.

Следующий королевский брак, свидетелями которого нам позволили стать, оканчивается трагически, хотя в мучительном и вынужденном ухаживании и браке Келсона и Сиданы мы и видим проявления магии. Этот союз тоже был недобровольным. Враждебность Сиданы усиливалась злобой и ненавистью, которые испытывал по отношению к Келсону ее брат. Однако Келсону удается убедить ее в необходимости заключить брак, не компрометируя себя, интересы своего королевства и своей суженой. Династические потребности оказываются сильнее его моральных принципов.

Ее согласие было получено, хотя не ясно, вынужден ли был бы Келсон прибегнуть к физическому или психическому давлению, не сумей он ее уговорить. Приворотная магия, имея свои собственные императивы, на благо или на беду, еще больше усиливает династические соображения. Если учесть, что первая цель брака — это рождение наследника, то физическое стремление Келсона к Сидане не было ни безрассудным, ни нежелательным. Келсону делает честь то, что ему удается убедить себя ко времени, когда настала пора вести невесту в церковь, что исполнение обязанностей может, в конечном счете, привести к возникновению хотя бы взаимного уважения. Видя, как его невеста приближается к алтарю, он молится:

— Прости меня, Господи, если я приду к твоему алтарю с сомнением в сердце… Сделай так, чтобы я полюбил эту женщину, которую беру в жены, и пусть она полюбит меня. Помоги мне, Господи, быть для нее мудрым и сострадательным мужем… Боже, она несет мир, как свой покров!.. Прошу тебя, Господи, пусть будет мир между нами, как и меж нашими землями. Я не хочу, чтобы меня заставляли убивать ее народ. Я не хочу убивать кого-либо еще. Я хочу нести жизнь, а не смерть. Помоги мне, Господи…

(«Сын Епископа»).

Мы догадываемся, что Сидане, вероятно, тоже удается избавиться от влияния своего брата и, по крайней мере, признать возможность того, что она сможет научиться любить этого красивого, могущественного короля. Но, увы, даже магия Дерини не способна уберечь Сидану от слепой преданности ее брата политическим убеждениям, хотя, видимо, он просто ревновал и не мог справиться со своими чувствами. Несмотря на то что и Морган, и Дункан обладают целительским даром, они не сумели спасти обреченную Сидану. Келсон под давлением своих сомнений так и не использует свои способности для того, чтобы узнать, каковы истинные чувства, которые испытывает к нему его суженая, и обрекает себя на то, что никогда не узнает о них.

Следующий брак Халдейнов не настолько трагичен, хотя не менее разрушителен и для этой пары. Росана более уступчивая невеста, чем Сидана, но лишь потому, что ее знания и опыт позволяют ей распознать и принять неотвратимую логику предложения Конала. Если Келсон, действительно, мертв, в чем уже никто не сомневается, то все доводы, которые использует Конал, чтобы убедить Росану принять его предложение, говорят в пользу того, что он в силе. Ее воспитание не позволяет ей горевать по поводу бессилия, когда существует возможность сделать столько хорошего для ее расы. И в этом отношении Конал прав, когда говорит ей, что не изменилось ничего, кроме имени короля.

Таким образом, союз двух душ, который мог бы выпасть на ее долю в браке с Келсоном, в жизни с Коналом стал плохой пародией на то, как могла бы сложиться ее жизнь.

Можно возразить, что Росана способна разглядеть то, что скрывается за красивым фасадом, так как полагают, что она обладает достаточными знаниями и, без сомнения, старше невесты Келсона, когда заставляет его пережить все обстоятельства изнасилования принцессы Джаннивер. Но нужно помнить, что она рождена, как и все Дерини, для того, чтобы исполнить свой долг, свое предназначение. Этикет Дерини не позволяет воздействовать на чье бы то ни было сознание, если в этом нет крайней необходимости, к тому же Росана не имеет оснований подозревать Конала. Его происки не могут раскрыть даже более искушенные Дерини: Конал принадлежит к династии Халдейнов, и кто знает, что доступно, а что не доступно им?

Даже такие умудренные опытом Дерини, окружающие Конала, как Морган, Дункан и Арилан, на время введены в заблуждение.

Разве Росана могла ожидать, что Конал потребует близости, что по существующим правилам могло случиться только после свадьбы? Если он вообще знал что-либо о таких правилах, несомненно, на его совести было достаточно подобных дел за то время, когда он внезапно превращается из принца в регента, короля во всем, кроме имени. Он говорит, что любит ее, и он действительно ее любит, только по-своему, желая обладать ею. Он убеждает ее стать королевой-Дерини, которая так необходима Гвиннеду, в чем некогда убеждал ее Келсон. Он не лжет ей, он просто не говорит всей правды. Даже считывание мыслей не нашло бы здесь и пятнышка гнили.

Таким образом, Росана, пораженная внезапностью такой любви, оставляет церковь, теряет того, с кем была обручена, и затем в ответ на предложение, по крайней мере, части того, о чем мечтала, действует куда более зрело, чем можно ожидать от восемнадцатилетней девушки. Она делает выбор, который может изменить жизнь ее народа.

Теперь, когда Конал мертв, нам остается наблюдать, какими станут отношения Росаны и Келсона. Можно предположить, что Росана более чем сдержана в использовании своих возможностей для подтверждения того, что кажется очевидным, даже когда речь идет о простых человеческих чувствах. И если когда-либо Келсон и Росана соединятся, мы станем свидетелями редких и великолепных проявлений магии Дерини.

Нам известны по крайней мере еще два брака между Дерини. Мы не располагаем подробностями бракосочетания Райса и Ивейн, зная лишь, что обряд проходил в восьмиугольной часовне михайлинцев в зиму перед возвращением трона Синхилу, когда Дерини были вынуждены скрываться. Это явно был союз двух родственных душ. «Райс и я едины и душой, и сердцем, и телом, — говорит Ивейн Ревану. — Мы не можем желать более полного единения в этой жизни» («Камбер-еретик»).

Сама по себе церемония была весьма скромной, свидетелями были лишь близкие и несколько михайлинцев, живших поблизости; однако не исключено, что Джорем включил в ритуал много элементов магии Дерини.

Венчание Моргана и Риченды дает еще больший простор для размышлений, если принять во внимание, что их взаимоотношения проявлялись порой весьма бурно. Хотя по положению новобрачных это союз государственной важности, недавнее вдовство Риченды и дурная репутация Моргана как Дерини должны были уменьшить значение события.

Свадьба состоялась в Марли 1 мая 1122 года, священником, проводившим церемонию, был Дункан, а юный сын Риченды Брендан — одним из свидетелей. Вне пределов небольшого круга близких ни Риченда, ни Дункан не были известны как Дерини, и мы можем быть уверены, что, по крайней мере внешне, магия не включалась в обычный свадебный обряд.

Однако независимо от того, был или не был Морган Дерини, его герцогский титул и дружеские отношения с королем, вероятно, послужили причиной того, что свадьба оказалась очень пышной, и ее, может быть, почтил своим присутствием сам король Келсон. И ни новобрачным, ни священнику Дерини было не нужно, чтобы церемония хоть чем-то отличалась от формальной. Когда-нибудь мы узнаем и об этом.

Рукоположение, исповедь, последнее причастие, причащение.

Таинство рукоположения ни в коей мере нельзя назвать прерогативой христианства. Вне зависимости от вероисповедания существуют люди, жизнь которых посвящена исключительно служению Божеству. Это могут быть духовные наставники, облеченные правом воспитывать и обучать, а могут быть и те, кто посвящен в сан с соблюдением всех необходимых ритуалов.

В самом традиционном смысле христианское рукоположение в сан священника — это тайное действо, предназначенное исключительно для посвященных, которое открывает для избранных способность воспринимать явления более высокого уровня, острее, чем простой смертный, чувствовать Господа и лучше служить Ему.

Нам известны два случая рукоположения Дерини (Камбера и Арилана), а также некоторые свидетельства и относительно третьего — Дункана. Описаний того, как проходило посвящение в сан Дункана, нет, но церемония наверняка включала элементы магии Дерини, если не внешнего, то, по крайней мере, внутреннего порядка. Это подтверждается и тем, что несколько лет спустя, в час, предшествующий его посвящению в епископы, ему открывается то, что так сильно беспокоит Моргана, когда он размышляет, не сохранить ли свое защитное поле во время обряда, чтобы избежать тяжелых и мучительных воспоминаний, связанных с кольцом замученного епископа Истелина.

— Ты хочешь, чтобы твое посвящение в епископы прошло именно так? — тихо спросил его Морган. — Вспомни твое рукоположение в священники… Боже, я никогда не смогу забыть этого. Ты действительно хочешь оградить себя от воздействия этой магии, Дункан?

(«Сын Епископа»).

Пока мы можем лишь догадываться, что именно должен был испытать на себе Дункан, хотя, в общем, нет сомнений, что это воздействие достаточно сильное, чтобы затронуть и Моргана (и если бы присутствовал кто-нибудь еще, Дункан наверняка выдал бы себя как Дерини). Вероятно, чувство, которое испытывает Дункан, было сродни тому, что испытал Камбер, находясь в руках Энскома Тревасского. Хотя обстоятельства и предписывают, что посвящение в сан Камбера должно быть тайным и скромным, присутствовать на котором могли лишь Джорем, Ивейн и Райс, Энском сумел открыть Камберу весь потенциал обряда рукоположения во всех измерениях, воспринимаемых адептами уровня Камбера.

Обряд, проведенный Энскомом, был намного древнее заменившего его ритуала рукоположения, возраст которого не превышает двенадцать веков. Отличавшийся внешне от обряда заклятия места Дерини (в основных точках восьмиугольной часовни были расставлены визуальные ключи — свечи по четырем углам) он вряд ли мог насторожить даже самого консервативного епископа наших дней. Однако то, что происходило в душе рукополагаемого, хоть и было известно лишь ему, наверняка ни в какое сравнение не шло с обычной церковной процедурой. Для Дерини эта церемония, казалось, имела большее значение, чем для людей, которых посвящали в сан, так как Дерини обладают способностью обострять свои чувства до предела.

Посвящение Камбера в сан и есть как раз тот случай. И освящение, и сама месса, включившая в себя обряд рукоположения, помогали ему войти в то состояние измененного сознания, в котором он мог бы открыть свою душу Божеству как можно шире. Повторение молитв подобно мантре помогает ему еще больше погрузиться в себя. Таким образом, к тому времени, когда он преклоняет колени перед Энскомом, он уже ощущает то, к чему готовился.

Камбер задержал дыхание и стал медленно выдыхать воздух в то время, когда руки Энскома были подняты над его головой. То было таинство возложения рук — суть посвящения в сан. Он позволил покровам, защищавшим его, пасть, открываясь таким образом для восприятия, чтобы ощутить Силы Созидания, идущие через Энскома и Джорема.

— О, Повелитель Духов, что сотворил меня, Твой слуга Энском, орудие воли Твоей и проводник силы Твоей, в согласии с правом апостольского наследия, преходящего непрерывной чередой возложением рук, ныне предоставляю Тебе слугу Твоего, Камбера Кайрила, чтобы стал он священником Твоим.

Руки, сосредоточия всего, мягко опустились на голову Камбера, и он ощутил легкое покалывание, чистый поток энергии, окруживший его мозг. Его первым порывом было бежать, закрыться, поднять все мосты, скрыться от вселяющей благоговение Силы, чей потенциал он уже смог ощутить. Но он не посмел.

Он почувствовал, как еще чья-то рука ласково коснулась его головы, и узнал прохладное и мягкое прикосновение Джорема к его сознанию. Заставив себя расслабиться и остаться открытым, успокоенный присутствием Джорема, он закрыл глаза и сделал глубокий выдох, подчиняясь всему, что могло произойти. Энском продолжал говорить, и он ощутил, как спадает напряжение.

— Accipite spiritum quorum remiseris… Прими Дух Святой, Чьи грехи ты простишь.

Он говорил еще и еще, но Камбер перестал понимать смысл слов, сосредоточив внимание на тех ощущениях, которые даровали ему руки Энскома и Джорема. Он почувствовал, как мозг постепенно наполняется и насыщается чем-то могущественным, внушающим такое благоговение, что ничто не могло избегнуть его требовательного прикосновения.

Он перестал слышать и осознал, что ничего не видит, но не мог открыть глаза, чтобы удостовериться, что это так, и сберечь свою земную жизнь.

Потом ощущения тела перестали что бы то ни было для него значить. Осталось лишь сознание и нечто большее, сосредоточившееся в светлой сияющей точке, омываемой и погружаемой в золотое сияние, покойное и очаровывающее, не похожее ни на что, что когда-либо прежде он испытывал или воображал, что испытывает.

Больше не было страха. Его поглотило чувство покоя и радости, чувство, что он остался один на один с тем, что есть, будет и когда-то было.

Он расправил радужные крылья и воспарил на них, радуясь, что есть нечто большее, чем быть простым смертным, и нечто большее, чем земное существование, что, когда его человеческое тело умрет, какую бы личину оно ни носило, он, сущность его, останется, будет расти и стремиться к вечности.

В одно мгновение он увидел свою прошлую жизнь, прошлые жизни, в трепещущих, текучих, как ртуть, проблесках, мгновенно исчезающих из памяти. Затем перед ним предстало его настоящее, словно он наблюдал за своим телом откуда-то с высоты: голова, испускающая свет, склонилась под освящающими руками, чьи прикосновения были нежными и неумолимыми.

На миг промелькнула мысль, что, наверное, ему привиделось все это, и его разум согласился с этим. Однако другая часть его отвергла эту мысль еще до того, как она смогла принять отчетливую форму.

Но разве в это мгновение хоть сколько-нибудь важно, явь это или видение, порожденное тоской и стремлениями его души? Ни один из простых смертных не может и надеяться ощутить Сознание Божие во всех его гранях.

Смертный способен лишь уловить мимолетный след тени Вечного, если только на его долю выпадет такая счастливая случайность. Теперь же, когда он отдал на суд Божий все свои недостатки и достоинства человека и Дерини, не был ли он как никогда близок к тому, чтобы коснуться той Силы, управляющей вращением Вселенной?

(«Святой Камбер»).

За считанные секунды вся жизнь проходит перед глазами Камбера. Однако для всех смертных — свидетелей этого обряда, это всего лишь акт рукоположения, хотя очень чувствительный и одухотворенный священник, опираясь на собственный опыт, мог бы заметить, что в душе Камбера что-то происходит. Даже без содействия епископа-Дерини, осознанно направляющего такой поток энергии, простой человек в нашем реальном мире вполне может испытать подобный духовный экстаз, ибо в эти мгновения между ним и Богом устанавливается невидимая, но вполне ощутимая связь.

Можно предположить, что нечто подобное происходит и во время посвящения в сан Дункана, когда энергия Божества протекает сквозь епископа-человека, чтобы затем быть изначально воспринятой на более глубоких уровнях, которые доступны Дерини.

Однако вернемся к посвящению в сан Камбера. То, что он ощущает во время возложения рук, для стороннего наблюдателя осталось бы совершенно незаметным, обряд проходит в соответствии с традициями, и магия Дерини появляется лишь ближе к концу, когда Энском обращается к новопосвященному.

— Правила требуют, чтобы я предостерег тебя от возможной опасности того пути, на который ты выходишь. Я полагаю, ты знаешь об этом и будешь проявлять благоразумие. Ты поймешь, если уже не догадался, что обряды, которые тебе предстоит исполнять по присуждении сана, ни на йоту не уступают по значению каким-либо мирским ритуалам Дерини, хотя «мирской» в понимании Дерини — слово несколько расплывчатое. Может, поэтому даже в наших «мирских» делах мы стараемся делать все в соответствии с точно установленными строгими правилами. Мы знаем или, по крайней мере, догадываемся, насколько велики те Силы, из которых мы черпаем.

Отныне, мой горячо любимый сын, я не буду предостерегать тебя, как какого-нибудь простого священника, ведь ты один из самых неординарных людей, которых я знаю. Я просто желаю тебе полностью проявить себя в своих новых обязанностях, которые ты принял сегодня, и попрошу тебя быть терпеливым ко мне, так как мы завершаем последний акт облачения тебя в сан священника до того, как позволим тебе исполнить твою первую мессу.

(«Святой Камбер»).

Особые обязанности Дерини, которые Камбер берет на себя как священник, как бы состоят из двух частей. Первая заключается в том, что он как Дерини от рождения способен сознательно контролировать незримые и не воспринимаемые простыми людьми силы. От него ожидают, что он сможет более эффективно и осознанно погрузиться в энергию, источником которой служит исполнение обряда причащения — ритуала наиболее значимого с точки зрения магии из всех придуманных человечеством. Даже энергию, которую собирает и пропускает через себя безразличный исполнитель, нельзя не принимать всерьез, в руках же священника, осознанно исполняющего службу, находится потрясающий потенциал. Силу воздействия энергии, заложенной во всех семи христианских таинствах, может увеличить священник, который духовно готов к этому, однако в таинстве причащения наиболее ярко проявляются возможности священников-Дерини.

Вторая особенность священников-Дерини связана с таинством наложения епитимьи или исповеди. Из-за того, что священники-Дерини обладают способностью читать мысли кающегося грешника, они, вероятно, смогли бы добиться лучших результатов как пастыри, кроме того, им доступно гораздо больше информации, чем кому-либо из священников-людей. Однако в этом и состоит причина того, что священники-люди выступают против рукоположения Дерини: священник-Дерини имеет доступ к тайным знаниям, которые не должны открываться даже священнику. Однако зная, как легко можно проникнуть в тайны, священник из Дерини, вероятно, будет охранять секрет исповеди с большим рвением, нежели любой из простых людей.

Неприкосновенность признаний, сделанных на исповеди, — одно из исходных положений христианской веры. Испокон веков множество священников были готовы скорее пойти на пытку или смерть, чем выдать эту тайну. Для Дерини же это вопрос особый, ибо они умеют читать даже сокровенные мысли, хотя у них и существуют строгие запреты, касающиеся корыстного использования своих возможностей.

Эта опасность уже давно была известна людям, живущим среди Дерини. Она как раз, вероятно, и легла в основу общего убеждения в необходимости наложить запрет на рукоположение Дерини после возвращения на престол Халдейнов.

У нас, правда, почти нет свидетельств того, что священников-Дерини когда-либо обвиняли в злоупотреблениях этими способностями, хотя некоторых из людей, посвященных в сан, явно беспокоило, что такое возможно.

Однако независимо от того, кто не сумел сдержать слово, человек или Дерини, разглашение тайны исповеди считается одним из наиболее отвратительных преступлений. Это и объясняет то отвращение, которое вызвала у Моргана необходимость замаливать грехи, которые он совершал, чтобы выиграть время, когда был узником Варина де Грея и фанатичного монсиньора Горони. Это объясняет и его недоверие к Арилану, когда тот снова предлагает ему исповедаться.

Это также становится причиной того, что принц Джаван не осмеливается исповедаться во всем отцу Стефану или архиепископу Хьюберту, опасаясь, что его обвинят в чем-либо.

Юный Джилре д'Эйриал испытывает на себе предательство в полной мере, когда поведал о своих мессах Дубового Листа и Шапочки Желудя отцу Эрдику, а тот, раскрыв тайну исповеди, рассказал об этом его отцу («Архивы Дерини»).

К сожалению, все примеры, приведенные здесь, характеризуют исповедь лишь с ее отрицательной стороны, скорее, как наказание, нежели ритуал примирения и исцеления, каким он и задумывался. Пока мы можем назвать лишь два примера исповеди, имевшей положительный результат. Оба случая связаны с предсмертной исповедью перед последним причастием. Для этого Ивейн и разыскивает епископа-Дерини Ниеллана перед тем, как приступить к исполнению обряда, который в конечном счете будет ей стоить жизни.

— Отец, я солгала Джорему и Кверону, — прошептала она, переведя взгляд на край пурпурной епитрахили, лежащей на его плечах. — Я сказала им, что порученная мне миссия совсем не опасна. Но, скажи я правду, они не позволили бы мне идти, а я обязана.

Ниеллан медленно кивнул. В его стального цвета глазах нельзя было прочесть ничего. Они сидели в келье Ниеллана, по углам которой были расставлены свечи, чтобы ничто не смогло помешать им.

— Эта опасность, — проронил Ниеллан, с непревзойденным мастерством позволяя ей рассказать все, — касается лишь тебя или их тоже?

— Для них есть небольшой риск, но они знают это и готовы принять его. Я рискую несравнимо больше.

— И ты готова принять на себя это?

— Да, отец. — Она подняла на него голубые глаза. — Я должна. И если понадобится жертва, мне надлежит принести ее. Выбора у меня нет.

Ниеллан удивленно взглянул на нее. Уголки его губ едва заметно дрогнули, и на мгновение Ивейн потеряла доверие к нему.

— Ты, очевидно, хорошо и долго думала об этом, — сказал он после тревожной паузы.

— Да, отец, и уверена, что чаша сия минет меня. Но если мне дадут ее, я должна испить ее до дна.

— Должны ли и дети твои испить ее, если ты погибнешь?

— Труднее всего, — прошептала она, отведя взгляд, — осознавать, что мои дети могут стать сиротами по моей вине. Но все же я не должна отступать. Я оставила распоряжения на тот случай, если не вернусь. — Она вручила ему запечатанный пергаментный пакет. — Фиона присмотрит за моими младшими и будет лучшей матерью для них, чем была им я. Если я решила поступить так, как велит мне мое сердце, я должна пойти на это. Только я могу это сделать. Ты понимаешь меня, Ниеллан?

Мгновенье спустя он закрыл глаза и кивнул, положив ладонь на ее сложенные руки; его епископское кольцо горело, словно огонь маяка.

— Не совсем, дитя мое, но, очевидно, у тебя есть веские основания поступать именно так. Я не буду расспрашивать тебя далее, так как чувствую присутствие силы, которой не могу противостоять. — Он печально посмотрел на женщину. — Позволишь ли ты, по крайней мере, молиться за тебя?

— Конечно, — сказала она, и голос ее едва заметно дрогнул. — Ты можешь сделать мне еще одно одолжение.

— Все, что в моей власти, дочь моя.

— Ты можешь дать мне последнее причастие на случай, если я не уцелею. Это очень ободрит меня.

Ниеллан вздрогнул, словно она ударила его, но быстро взял себя в руки и напряженно кивнул.

— Если ты действительно желаешь, конечно, я сделаю это. Однако ты должна осознавать, что Джорем и Кверон могут почувствовать это.

— Этим утром у них будут свои заботы, отец, — прошептала она, думая, что приготовления уже начались. — К тому времени, когда это может стать очевидным для них, будет слишком поздно что бы то ни было изменить.

— Хорошо. Если ты подождешь меня здесь, я принесу елей и дарохранительницу из часовни.

Когда он вышел, она опустилась на колени, склонив голову над сложенными руками.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Мы, читатели, знаем, что послужило причиной ее откровенности, но ее разговор с Ниелланом почти не отличался от обычной исповеди, хоть на сей раз разговаривали Дерини. Никто из них не использует свои способности, чтобы узнать как можно больше. С отцом Ниелланом разговаривает не волшебница Дерини, а простая женщина Ивейн. Единственным упоминанием о магии было предостережение священника о том, что Джорем и Кверон могут заметить отпечаток, наложенный последними обрядами, исполнить которые она просила.

Однако и исповедь, и последние обряды, конечно, могут выйти за привычные рамки. Так, Камбер как Элистер Келлен исполняет оба таинства, связанные со смертью Девина Мак-Рори, находясь на расстоянии, с помощью уз, соединяющих Дерини, но передавая причастие и свое благословение так же уверенно, как если бы находился рядом.

Вздохнув, Девин открыл свою душу перед епископом, принимая в ответ отпущение грехов и благословение, словно шепот, текущий по той нити, что связывала их. Он, казалось, чувствовал прикосновение елея. Все было настолько реально, словно епископ преклонил колени рядом с ним и действительно коснулся его святым бальзамом.

(«Камбер-Еретик». ).

Очевидно, что использование таких средств, какие были задействованы в последнем прощании Камбера с внуком, лежит вне пределов возможностей простых людей. Он не мог ничего сделать для того, чтобы тот остался жив, он лишь мог помочь ему умереть. Однако неясно, осознавал ли на самом деле умирающий Девин, что именно его дед своим разумом обнимает его, хотя очень хочется думать, что перед самой смертью он понял это.

Закрыв глаза и еще сильнее опершись на поддерживающее его колено Джексона, он дотянулся в последний раз до того, кто изнывал в комнате Совета, и пытался собрать свои силы на той стороне постепенно утончающейся нити, связующей их.

Ему хватило времени лишь на то, чтобы ощутить последнюю, теперь уже бесполезную ласку и снова удивиться тому, как епископ Элистер похож на его деда Камбера. На мгновение ощущение присутствия самого Камбера, которое он помнил с детства, заполнило его и объяло любовью. Его последним видением до того, как смертная тьма накрыла его, было лицо деда, мокрое от слез, и сильные руки, дотянувшиеся, чтобы поддержать его. Затем пустота наполнила Девина, ослепив невероятно красивым светом, переливавшимся всеми цветами радуги.

(«Камбер-Еретик»).

В отличие от смерти Девина, смерть Синхила носила следы как физического, так и духовного воздействия последнего причастия, принятого из рук Камбера-Элистера. Переход Синхила в мир иной был совсем другим, и нам не следует останавливаться здесь на этом, хотя смерть Синхила и иллюстрирует важный аспект таинства причащения.

Из всех христианских таинств причащение — самое значительное. Для такого верующего, как Камбер, способного столь глубоко чувствовать нисхождение Божества во время мессы, внутренняя энергия этого обряда и ее производные в действительности воспринимаются на особых уровнях. Такие элементы причащения, как хлеб и вино, становятся телом и кровью Христа в момент освящения.

После того как купол магической сферы был вдребезги разбит уходом Синхила, Камбер заметил, что неосознанно размышляет о природе освященных гостий, так как ему кажется, что он остался жив лишь благодаря защите тела Господня в дароносице рядом с ним.

Для него правильное восприятие этого таинства всегда было средством духовного спасения. Теперь же он думает о том, не могло ли именно оно спасти его, ибо устоять против вырвавшейся наружу энергии чудовищной силы, разрушившей купол сферы, могло лишь то, что было защищено вмешательством определенных сверхъестественных сил.

Он снова опустился на колени, осторожно подняв при этом золотую крышку и отложив ее в сторону. В мерцающем углублении чаши, вероятно, лежало с полдюжины освященных драгоценных гостий, таких же, как та, которую он так давно отдал Синхилу.

Непосвященный назовет это просфорой. Мука и вода. И все-таки в этом кусочке простейшей пищи сокрыто величайшее таинство его веры, нечто, что он не в состоянии объяснить или постичь разумом, но что тем не менее есть простейшая истина для его души и сердца.

И это таинство защитило его сегодня вечером? Вероятно, да. Синхил неосознанно показал ему нечто наполовину запрещенное, несмотря на его превосходную осведомленность и положение. Как велик размах крыльев Ангела Смерти!

Или просто еще не пришло время Камбера? Неужели Господь, пребывает в освященной гостии меж его пальцев, неужели Господь хочет иначе распорядиться им, иначе использовать его?

Он сомневался, что получит какой-нибудь ответ сегодня. С короткой, но пылкой благодарственной молитвой, слегка содрогаясь, словно он действительно стряхивал с себя вереницу этих размышлений, Камбер вернул гостию на место и закрыл крышку.

(«Камбер-Еретик»).

Камбер пытается осознать силу, присущую гостии, которую он держит в руке. Однако сделать это после того, что он испытал, означало бы подвергнуть подробному анализу всю его веру, что едва ли было необходимо после того, что случилось. Он достаточно долгое время был священником, да к тому же Дерини, чтобы понять, что произошло во время мессы. В противоположность священнику-человеку, который должен принять на веру существование какого-то смысла в том, что он делает перед алтарем, священник-Дерини просто чувствует связь, которую пытается установить с Божеством, подключаясь к источнику Божественного, произнося слова освящения. (Некоторые из людей также в состоянии воспринимать эту энергию. И именно их часто называют святыми.).

Синхила едва ли можно назвать святым, он и не думает становиться им, критически относясь к себе, но даже до того, как его наделили могуществом Дерини, он, кажется, тоже черпает какую-то особую энергию из таинства мессы. Во время последней службы, которую ему дозволено исполнить еще до того, как его признают принцем Гвиннеда и вынудят отречься от сана, он, наблюдая за Райсом, не может сдержать свои чувства.

— Мне кажется, он чувствовал, что это его последняя месса, — сказал Райс Камберу, когда все завершилось. — Его отчаяние было настолько велико, что я физически ощутил его, будто серая пелена окружала алтарь. Разве ты не почувствовал этого?

(«Камбер Кулдский»).

Конечно, умение передавать эмоциональный заряд мессы нельзя назвать способностью, присущей исключительно Дерини. У них это просто лучше получается. Сила потока энергии, вероятно, не зависит от способностей, зато восприятие — в огромной мере. Однако каким бы ни был источник и каким бы образом он ни воспринимался, благотворное воздействие этого таинства как потенциального источника силы, исцеления и примирения в мире Дерини, как и в нашем мире не требует доказательств. И то, что люди, населяющие Гвиннед, оказались не способны признать это, послужило причиной выступлений церкви Гвиннеда против Дерини.

Экстрасенсорные способности: общие положения, этика, защитные поля, передача мыслей на расстояние, увеличение энергетического потенциала.

Умение читать мысли — похоже, одна из наиболее известных способностей Дерини, которая внушает страх обычным людям вне зависимости от того, грозит им это какой-либо опасностью или нет. Для человека нет ничего страшнее, чем вторжение в его разум помимо его воли, особенно когда он не осознает этого. Для многих это означает невероятное насилие над личностью, грубое вторжение в частную жизнь, от которого нет и не может быть защиты. Человек чувствует себя слабым, ранимым, распахнутым настежь, и ему кажется, что опасности подвергаются не только его жизнь, честь и достоинство, но и бессмертная душа.

О чем, как правило, думает большинство людей? О себе, своих делах и заботах, о родных и близких. Самый обычный человек вряд ли хранит в душе суровые тайны, которые, будучи раскрытыми, повлияют на судьбы человечества. Хитрые интриги, заговоры, преступления против собственности и морали — удел немногих. Казалось бы, что скрывать? Пустячные прегрешения и личные неудачи — кто пострадает, если о них станет известно еще нескольким людям?

Однако о действительных возможностях Дерини мало кто знает, а потому к представителям этого таинственного клана относятся всегда с немалой опаской.

К тому же вряд ли найдется хоть один человек, который признается честно даже самому себе, что он ничего особенного собой не представляет, что его устремления, желания, достоинства и пороки ничем не отличаются от устремлений, желаний, пороков и добродетелей окружающих.

Каждый мнит себя центром мироздания. А потому самый обычный человек, сталкиваясь с Дерини, заранее убежден, что он уникален и что, конечно, Дерини захочется проникнуть в его самые сокровенные мысли, что страшный колдун только и дожидается случая, чтобы ворваться в чье-либо сознание и выудить величайшие секреты силой.

На самом деле все совсем не так. При определенных условиях, обладая соответствующими возможностями, Дерини может читать мысли любого человека, где захочет и когда захочет, согласен тот на такое вмешательство или нет.

Однако, как правило, типичный Дерини (если таковой существует) не склонен утруждать себя, теряя время и силы на считывание мыслей незнакомого человека без веских на то оснований.

Келсон достаточно ясно выражает общее отношение к этому в «Сыне епископа», когда Дугал, походив вокруг да около, наконец собирается с духом и спрашивает его об этом напрямик.

— Я думал, Дерини могут читать мысли, — прошептал Дугал.

— Да, могут, — тихо ответил Келсон. — Но мы не делаем этого в кругу друзей, если нас не просят. Даже среди Дерини для этого прежде всего необходим физический контакт.

(«Сын Епископа»).

Итак, вот один из первых ограничивающих факторов большинства действий Дерини — необходимость физического контакта. Более того, физический контакт — практически одно из неотъемлемых условий для первого обмена мыслями. По крайней мере, он способствует достижению положительного результата во всех психических операциях, доступных Дерини. Без него, если только между Дерини и объектом не была заблаговременно установлена связь, Дерини могут лишь бегло считать мысли, лежащие на поверхности, особенно если нужно, чтобы человек при этом ничего не заметил.

Почти всегда во время контактов как Дерини с Дерини, так и Дерини с человеком, первый касается головы объекта: лба, висков, переносицы, зоны сонной артерии возле челюсти, шеи (сзади) или нескольких мест одновременно — каждый выбирает свое. На самом деле можно просто прикоснуться к руке, да и вообще к коже, но существуют определенные традиции, по которым, считывая мысли, надлежит касаться именно головы. Может быть, таким образом подчеркивается, что сведения извлекают из мозга? Ко времени, о котором идет речь в «Милости Келсона», люди, по крайней мере военные, стали приспосабливаться к новоизобретенному непосредственному считыванию донесений разведки.

Все разведчики знали, что, когда бы они ни прибыли к королю или его доверенному лицу с донесением, если это было необходимо, их могли подвергнуть процедуре считывания мыслей, и большинство из них поняли, что противиться этому не следует и бояться нечего. Они также приняли новое правило, сознательно поощряемое Келсоном и Морганом, в соответствии с которым Дерини всегда должны прикасаться к голове или шее тех, чьи мысли им нужно прочесть. На самом же деле рука, запястье или другая часть тела с таким же успехом подошли бы для этого, а Дерини могли проникнуть в сознание даже сквозь перчатку или другую одежду, если это необходимо. Однако Келсон чувствовал: если люди будут думать, что возможности Дерини хоть чем-то ограничены, это может рассеять некоторые из опасений, касающихся непосредственного общения.

(«Милость Келсона»).

Здесь особенно стоит обратить внимание на то, что может возникнуть этическая дилемма именно такого применения способностей Дерини. Казалось бы, что может быть лучше? Прочитать донесение — дело нескольких секунд, сам разведчик не произносит ни слова, а значит, не выражает своей оценки того, что видел, да и пропустить ничего не может. С другой стороны, кто поручится, что, прочитав донесение, Дерини этим и ограничится, а не будет посягать на частную жизнь человека? Можно возразить, что вассал не должен иметь секретов от короля. Однако где проходит черта между тем, что относить к интересам короля, а что к личной жизни? Ведь Дерини доступны сведения о том, о чем не каждый будет говорить даже с духовником.

Большинство Дерини не станут заходить далее оговоренных заранее пределов. Так, проникнув в сознание разведчика, он «выудит» только само донесение и сопутствующие наблюдения. Все остальное не стоит ни сил, ни особого внимания.

Однако это еще не говорит о том, что все Дерини кристально честны. Люди прекрасно знали, что некоторые Дерини — и короли в том числе — пользовались этим своим преимуществом. Застарелый страх, который только недавно начал было рассеиваться благодаря Келсону, вовсе еще не исчез.

Можно было лишь уменьшить эту боязнь, сделав процесс считывания предельно коротким.

Обладая определенными навыками, время проникновения в сознание можно сократить до промежутка между двумя вдохами. Когда Келсон просит Керкона сделать глубокий вдох, он не только вовлекает в процесс сознание разведчика, но и побуждает его сделать очень простое упражнение, предшествующее расслаблению, сосредоточиванию и подготовке разума объекта к работе с ним.

Очевидно, Керкон не знал, что произойдет между его первым и вторым вдохом, когда король будет извлекать необходимые сведения из его разума. Его первым осознанным ощущением, когда все кончилось, было легкое, длящееся не более мгновения головокружение, которое быстро уняли уверенные руки Моргана, а затем наступило облегчение. Конечно, Керкон и другие, такие же как он, верил в слово короля, что ни он, ни Морган не переступят в своих поисках границ, очерченных рапортом, и не попытаются воздействовать на его волю. Иными словами, не причинят ему вреда и не злоупотребят его доверием. Это доверие и есть ключ к отношениям между Дерини и людьми, длящимся в течение нескольких веков.

Однако может случиться так, что завоеванное однажды доверие очень легко вскоре станут принимать как само собой разумеющееся. Примером того может служить первый психический контакт Келсона с его новым юным оруженосцем Айво Херберном. Вероятно, у Келсона не было причин сомневаться в преданности или благоразумии Айво, иначе юноша не стал бы королевским оруженосцем. Однако когда двенадцатилетний мальчик встает на колени, чтобы снять шпоры и сапоги Келсона, король дотрагивается до склоненной головы своего оруженосца и проникает в его сознание.

— Расслабься, Айво, — приказал он, усиливая психическое соприкосновение, так как молодой разум внезапно ощутил вторжение, и мальчик невольно напрягся.

— Закрой глаза и не сопротивляйся мне. Обещаю, что не сделаю тебе больно.

Келсон чувствовал, что мальчик уже ждал чего-то подобного: нельзя провести большую часть своей жизни при дворе и не слышать ничего о том, что способен совершить король с помощью таинственных сил, которыми обладает. Однако ему понравилось, что сопротивление мгновенно прекратилось, а юный разум попытался успокоиться.

Продолжая тихо успокаивать мальчика, король ласково притянул темноволосую голову к своему колену и проник в сознание своего оруженосца, затем тихонько пододвинулся к нему так, чтобы достать руками виски, положил на них большие пальцы, касаясь остальными кудрей, чтобы достичь полного контакта. Мальчик тут же перестал дрожать. Келсон начал давать наставления.

(«Тень Камбера»).

Эти наставления выглядят довольно невинно. Айво было велено не повторять ничего из того, что он может случайно услышать о короле: «Не смей вспоминать об этом до тех пор, пока я сам не попрошу» («Тень Камбера»). Вроде бы вполне разумное требование короля к вассалу. Однако Келсон явно нарушает этические нормы. Он словно не доверяет мальчику, хотя тот клялся ему в верности, и считает, что, если Айво предоставить самому себе, он либо не сможет держать язык за зубами, либо, хуже того, сознательно будет распускать сплетни.

Келсон, видимо, не сознавал, что это говорит о таком же полном отсутствии доверия с его стороны к людям, какое люди испытывали к Дерини. А ведь он сам порицал их за это, причем поведение Айво по сравнению с тем, что обычно происходит, когда люди вступают в какие-либо отношения с Дерини, которым вряд ли знакомы угрызения совести, отнюдь не могло послужить причиной для такого недоверия. Ничто в характере Келсона не дает нам оснований предполагать, что он использует свои способности во вред другим, хотя никто не может сказать, где находится та черта, за которой начинается моральное разложение. Остается надеяться, что Келсон одумается и вспомнит те времена, когда подсознательная подозрительность и отсутствие доверия еще не стали для него привычкой. Осознав это, он наверняка придет к выводу, что тогда те вассалы, которых не надо заставлять быть верным и принуждать держать язык за зубами, служат ему намного лучше, чем те, чьей верности и молчания нужно добиваться силой.

Собственно, этот поступок Келсона — вовсе не чтение мыслей, а установка, с помощью которой мальчик будет выполнять все его указания. Это, скорее, гипноз, навязанное силой состояние.

Таким образом, вероятно, в большинстве случаев, когда Дерини идут на прямой контроль чьего-то сознания, они используют элементы гипноза. Если использовать его возможности полностью, можно установить связь более высокого уровня, необходимую при выполнении различных более сложных действий, то есть когда нужно кого-либо усыпить, ускорить процесс выздоровления или ввести врага в бессознательное состояние, если нет необходимости его убивать.

Указания, введенные силой воли Дерини, помимо прочего, могут преодолеть любое сопротивление, и человек обычно вынужден выполнять любые приказы.

То, что Келсон проделал с Айво, не идет ни в какое сравнение с тем, что, например, Венцит сделал с Дерри. Под воздействием гипноза человека можно заставить выдать кого-либо или что-либо и даже вынудить его лишить себя жизни. Повинуясь такой команде, Ян со знанием дела ударил кинжалом в сердце стражника Майкла Дефореста. Нечто подобное заставляет вассала Моргана, Эдгарда Мэтелуэйта, скорее заколоть себя, чем допустить, что сеньор будет его допрашивать.

Однако не только люди оказываются жертвами такого воздействия. Воля Хамфри Галларо, священника-михайлинца, схваченного людьми короля Имре, была полностью сломлена Имре и его когортой. Он становится агентом Имре и затем внедряется в ряды повстанцев, что приводит к трагическим последствиям. Неспособный сопротивляться, несчастный священник подсыпает яд в соль, используемую при крещении первого сына Синхила, а потом пытается убить его самого, когда тот понимает, что произошло. Несчастный Хамфри умирает смертью изменника в магическом поединке. («Камбер Кулдский»).

Конечно, хотелось бы думать, что поступки Келсона и других положительных героев определяются совестью.

Поведение Келсона свидетельствует о том, что его постоянно терзали сомнения относительно роли, которую ему навязывали, хотя он и не видел, как от нее уклониться.

Однако Джорем сомневается в нравственности преображения Девина Мак-Рори в юного стража Эйдиярда Клюрского вовсе не потому, что Девин возражает против этого (он-то как раз готов, хоть это и опасно), а из-за того, что этот поступок — по сути своей насилие. Джорем мучается тем, что Эйдиярд вынужден отказаться от своей индивидуальности и права на нормальную жизнь, не говоря уже о другом.

Джорема также беспокоит, что Синхилу пришлось отречься от сана и принять корону, хотя избежать этой жертвы невозможно: иначе не удастся спасти королевство. Джорем сомневается и в том, будут ли они с Ивейн вправе вернуть Камбера. Дерини иногда бывают вынуждены принимать за других такие решения, обычно за людей, которые не могут этому противиться, но, по правде говоря, такое манипулирование всегда было и есть в нашем мире, хотя не на том уровне, который доступен Дерини.

Тем не менее епископ Арилан совершенно уверен, что считывание Морганом мыслей принца-священника Меары, отца Джедаила, вполне правомерно, хотя, казалось, для этого не было никаких оснований. Келсон, конечно же, имеет представление о разумных пределах того, как далеко может простираться его власть, хотя считает, что некоторые его поступки простительны ему как королю. Он утверждает, что никогда бы не воспользовался своими способностями для того, чтобы заставить Сидану ответить согласием на его предложение выйти за него замуж, и его очень беспокоит, что время от времени он серьезно раздумывает, не применить ли их. У нас, правда, нет никаких свидетельств, подтверждающих, что он мог поддаться такому искушению.

«Обещаю тебе, что первый и единственный раз я так поступаю с тобой без твоего согласия, конечно, если это не вопрос жизни и смерти», — уверяет он юного Айво.

(«Тень Камбера»).

Иными словами, Келсон обещает не использовать свои способности для того, чтобы прочесть мысли Айво или контролировать его разум ради собственного любопытства или корысти. Уже следующим утром это намерение подвергается испытанию, когда он и Дугал шутя заговаривают о возможности проверить, что на уме у оруженосца Конала, чтобы побольше узнать о его таинственной невесте, хотя разговор этот, без сомнения, дает понять, что ни один из молодых людей никогда не пойдет на это. Келсон не злоупотребляет своими возможностями, понимая, что вынужденное послушание продлится ровно столько, сколько он будет держать в своей власти того или иного человека, а долгое царствование должно опираться прежде всего на взаимное доверие. Иногда кажется, что Келсон совершает тот или иной поступок исключительно ради выгоды, однако это не так. У Келсона всегда есть конечная цель, и он стремится к этому идеалу.

Можно возразить, что подобные рассуждения отдают ситуативной моралью, простой и бесхитростной. Собственно, так оно и есть. Однако жизнь такова, что мораль не может не быть гибкой и многое зависит от конкретной ситуации, особенно если необходимо принять решение, основываясь не только на собственных интересах, но и на интересах тех, о ком вам нужно заботиться. И у нас есть свидетельства того, как Дерини, принимая то или иное решение, противопоставляют благо многих ущербу одного. Таков удел королей, и короли Дерини — не исключение, хоть они и обладают гораздо большими способностями и возможностями, чем большинство простых смертных.

Когда Камбер и члены его семьи воздействуют на сознание принца Синхила, чтобы похитить его из монастыря, а затем пробудить его потенциал Халдейна, им кажется, что ими движут интересы страны. Ими же Камбер руководствуется и тогда, когда принимает внешность убитого Эриеллой Элистера Келлена. Все его последующие поступки вызваны необходимостью сохранить эту внешность, и он использует свои способности, скорее, ради того, что считает благом других, чем своим лично. Время от времени Дерини влияют на поступки и даже мысли других ради того, что считают благом. До тех же пор, пока мотивация их поступков остается благородной, вероятно, можно полагать это явлением положительным, хотя, в общем, нельзя думать, что Камбер и члены его семьи никогда не преследуют личных целей. Мы не можем также считать, что Келсон или Морган, или Дункан, или кто-либо другой из Дерини, заложивших основы Ордена, злоупотребили своими возможностями.

Однако Дерини не всегда поступают благородно, и именно такие случаи остаются в памяти людей. И если можно утверждать, что абсолютная власть способна абсолютно испортить человека, то, вероятно, можно заключить, что почти ничем не ограниченная власть может испортить человека до той же степени. Когда Дерини поступают, сообразуясь с честью, когда они стремятся кому-то помочь или добиться справедливости, они действительно могут стать могущественной силой. Когда же они используют свои способности, чтобы за счет других достичь своей собственной цели, их разрушительная сила может внушить лишь отвращение.

Иллюстрацией этого служат события Междуцарствия, участниками которых становятся Имре и Эриелла, чьи действия — типичный пример злоупотребления способностями Дерини ради собственных интересов.

К сожалению, именно такие злоупотребления остаются в воспоминаниях людей на протяжении почти двух веков. Настороженное и сдержанное проявление терпимости по отношению к Дерини начинает появляться лишь во времена царствования Келсона. Вплоть до вступления на престол Келсона и даже в годы, предшествующие Реставрации, когда Дерини могли открыто действовать лишь в Гвиннеде, их власть фактически была неограниченной, если вообще можно было говорить о каких-либо ограничениях по отношению к ним. И в самом деле, правители Междуцарствия, без сомнения, поощряли слухи о своем всемогуществе и о том, что они могут быть всеведущи, если только пожелают этого, стоит лишь внимательно взглянуть на человека.

Страх перед взглядом Дерини в основном рассеивается ко времени вступления на престол Келсона, и хотя для того, чтобы узнать, что у человека на уме, не требуется непосредственного контакта — эта процедура являет собой разновидность чтения мыслей — настороженное отношение к прикосновению Дерини остается. Это и имеет в виду Арилан, напоминая Дункану о событиях рокового утра Пепельной среды 1125 года.

— Тебе чертовски повезло, что все запоры были сняты этим утром, когда ты раздавал пепел. Надеюсь, ты понимаешь это. И ты, и я — мы оба знаем, что, пожелай ты пойти даже на короткий контакт, достаточно было перекрестить лоб любого, кто приблизился бы к алтарной ограде. К счастью, они не знали этого.

(«Тень Камбера»).

Арилан несколько преувеличивает: столкнувшись с любым сопротивлением, Дерини не сможет мгновенно подчинить себе избранного им человека, для этого нужно время. Однако страх перед прикосновением тем не менее имел под собой достаточно оснований, кроме того, люди ничего не знали о каких-либо ограничениях, касающихся способностей Дерини.

Дерини всегда отдают себе отчет в том, что их магия не может мгновенно прийти в действие. Чтобы достичь необходимого состояния, им нужно привлечь силы, находящиеся в их распоряжении. Так что стрела, пущенная с определенного расстояния, может оборвать жизнь волшебника в тот миг, когда он собирает силы, чтобы броситься в атаку или перейти к обороне.

А раз уж мы заговорили об обороне, то, вероятно, будет уместным упомянуть о ее первой линии — защитных полях.

Защитные поля.

В некоторой степени все Дерини обладают защитными полями или, по крайней мере, умеют создавать их. Это естественное психическое свойство Дерини, охраняющее их разум от постороннего вмешательства. До тех пор пока Дерини не угрожает опасность, его защитные поля чаще всего бездействуют, оставляя открытым канал ввода обычной информации, доступной его восприятию.

Способность полей вызывать различные зрительные образы варьируется от стеклянных куполов и мерцающих занавесов до стальных щитов в зависимости от вкуса и, вероятно, тренированности каждого Дерини.

Защитные поля, если они достаточно прочны, делают Дерини практически неуязвимыми, и даже очень умелый Дерини вряд ли сумеет справиться с ними. Они не позволяют читать мысли защищенного объекта или как-либо иначе контролировать его: ни усыпить, ни ввести в бессознательное состояние, ни проникнуть в разум. Лишь Целители могут воздействовать на тех, кто защищен полями, не проникая сквозь них, хотя результат был бы гораздо более ощутимым, если бы Целитель и его пациент действовали вместе.

Дерини еще в раннем возрасте обучаются управлять своими защитными полями. Однако умение опускать и удерживать их в этом состоянии не менее важно, чем способность поднимать их и выдерживать натиск при нападении. Внезапное захлопывание защитных полей, вероятно, весьма неприятная возможность, о чем и беспокоится Райс, высказывая Кверону свои опасения по этому поводу перед тем, как показать свой только что обнаруженный талант блокировать способности Дерини.

«Мне хотелось быть уверенным в том, что ты не станешь паниковать и не прихлопнешь меня своими защитами», — говорит он священнику-Целителю, и тот отвечает, что способен намного лучше управлять своими защитами, чем Райс полагает («Камбер-еретик»).

Однако, когда Райс возвращает своему пациенту силы, защитные поля Кверона мгновенно захлопываются с ощутимым щелчком, едва не вытолкнув всех силой отдачи.

Вероятно, этот «щелчок» — характерный признак возвращающихся в исходное положение защитных полей и, очевидно, реакция рефлексивная, так что, если это происходит неожиданно, того, кто находится за защитой, может зажать в зазоре между ними.

Чтобы предостеречь себя от такой неприятной случайности, можно передать кому-либо контроль над защитным полем, однако это требует полного доверия, которое, увы, не всегда возможно.

Умение опускать защитные поля очень важно, так как они могут стать не только крепостью, но и тюрьмой. Для того же, чтобы ощутить все преимущества, которые даруют таланты Дерини, необходимо, чтобы защитные поля были подняты. Между двумя Дерини, разделенными защитами, возможно лишь незначительное психическое взаимодействие. Наглядным примером трудностей, которые могут при этом возникнуть, может служить случай с Дугалом, когда он первое время был не в состоянии опустить свою защиту.

Конечно, можно заставить опустить защитное поле и силой. Баланс сил и их концентрация, необходимые для того, чтобы поддерживать по-настоящему мощное поле, довольно случайны, их можно разрушить при помощи некоторых снадобий Дерини и несколькими способами.

Кроме того, защитные поля можно заимствовать при помощи силы более могущественного разума. Этот процесс связан с проникновением в сознание, и его мы обсудим позже. При этом, правда, разум объекта частично или полностью разрушается и восстановлению не подлежит.

В заключение необходимо заметить, что защитными полями обладают лишь Дерини и те, кто наделен подобными способностями. У людей защитных полей нет. Если обычный человек обнаруживает, что у него есть защита, это, как правило, означает, что в его жилах течет кровь Дерини, даже если разрыв между поколениями очень велик. Вероятно, большинство из них — потомки Дерини, которые вынуждены были скрываться во времена великих преследований, чье наследие изначально замалчивалось как опасное знание и в конце концов было утеряно. Способности Дерини подолгу не использовались, и поэтому генетический материал, невостребованный иногда на протяжении нескольких поколений, пробуждается лишь в стрессовых ситуациях. Постепенное пробуждение наследственного потенциала в Дугале — лишь один из наиболее ярких примеров.

Позже мы более подробно рассмотрим применение защитных полей и скрытого наследия Дерини. Теперь же давайте обратимся к специфическим чертам экстрасенсорных способностей Дерини.

Передача мыслей на расстояние.

Передача мыслей на расстояние представляет собой общение между двумя индивидуумами посредством телепатии, если хотя бы один из них — Дерини. Сведения передаются с помощью слов, как будто разговор идет вслух, с той лишь разницей, что информация обретает словесную форму только в сознании отправителя и получателя. Послания могут также сопровождаться какими-либо зрительными образами, однако сущностью передачи мыслей все-таки остается беззвучный разговор. Чтобы вести такой разговор на расстоянии, обычно необходимо, чтобы между его участниками прежде уже происходил телепатический контакт, и тогда потребность в прямом физическом контакте отпадает. Однако вполне вероятно, что и «подсознательный» крик о помощи может быть достаточно мощным для того, чтобы его принял кто-либо, прежде не знакомый отправителю.

Если потенциальный получатель открыт для такого контакта, то вполне вероятно, что он может «подслушать» мысли, предназначенные для другого. Дело в том, что передача мыслей на расстояние требует более мощной и широкой энергетической «полосы частот» (что, в свою очередь, усиливает вероятность утечки), к которой может подключиться тот, кто находится в зоне приема. Некоторые из Дерини из опасения, что их могут «подслушать», часто используют физический контакт. Морган и Дункан стараются сесть как можно ближе друг к другу, когда общаются мысленно, с тех пор как подверглись допросу Арилана и Кардиеля в Дхассе, хотя ни тот, ни другой не подозревают, что Арилан — Дерини. Камбер-Элистер, чтобы его не подслушали собравшиеся епископы, использует непосредственный физический контакт с Джоремом, положив руки ему на виски и делая вид, что проводит судебное исследование его разума. На самом деле он обменивается с ним мыслями так же легко, как если бы они разговаривали вслух, пытаясь состряпать объяснение, которое не заставляло бы Джорема лжесвидетельствовать и одновременно позволило Камберу и дальше выдавать себя за Элистера. И им удалось сделать это, хотя не совсем так, как задумал Камбер.

Чаще всего к мысленному обмену прибегают, когда собеседников разделяет какое-либо расстояние и иные формы общения невозможны. Энергетическая мощность, необходимая для установления такого контакта, находится, вероятно, в прямой зависимости от расстояния, разделяющего получателя и отправителя. При оптимальных условиях дальность передачи примерно равна нескольким конным переходам. Если при этом не используется чья-либо помощь, то это расстояние, как правило, значительно меньше. Если же его нужно увеличить, то необходимо подключить энергетические ресурсы кого-то еще, лучше всего — с согласия помощников и при их помощи. Именно таким образом Келсон использует энергетический потенциал Каулая и Дугала, когда пытается уловить то, что исходит от Моргана («Сын епископа»).

Морган сам разрешает Келсону увеличить его энергетический потенциал во время приема донесений от Дункана в поле для того, чтобы уберечь его от нарастающего и часто повторяющегося упадка сил. Дугал же, чтобы предупредить Келсона о поражении Дункана, использует энергию Кьярда и еще одного своего приверженца («Милость Келсона»).

Сам по себе диапазон возможностей Дерини нельзя увеличить с помощью энергетического потенциала других (такие силы невозможно аккумулировать), однако энергетический потенциал индивидуума, чтобы принять поток экстраэнергии, увеличить, как это уже говорилось, можно. Увеличение потенциала может быть полезным и при множестве других действий.

Так, устанавливая энергетическое поле Портала в Ллиндрут Мидоуз, Арилан использует активную энергию Келсона, Моргана и Дункана, которая передается с помощью линий связи, установленных между ними, и пассивную энергию Нигеля, Кардиеля и Варина («Властитель Дерини»). Тавис О'Нилл, прежде чем попытаться излечить свою искалеченную руку, испрашивает разрешения у принца Джавана привлечь его энергию. Какие ощущения испытывает тот, кто добровольно отдает свою энергию, описано ниже.

— Ты почувствуешь, будто что-то медленно вытягивают сквозь твое тело через голову. Но бояться нечего: я не начну до тех пор, пока ты не уснешь. Расслабься, позволь мне вести. Усни. Никто не причинит тебе вреда.

Как только голос Тависа смолк, Джаван ощутил знакомое чувство истомы, разливающейся по телу. Оно исходило от руки прикоснувшегося к нему Целителя. Он почувствовал, что погружается в то сумеречное состояние сна, которое испытывал уже много раз. Он ощутил тепло, легкое покалывание в основании черепа, весьма приятное…

(«Камбер-Еретик»).

В отличие от О'Нилла, Келсон дает Дугалу довольно схематичное описание на случай, если ему понадобится воспользоваться его энергией, предупреждая, что он почувствует «слабое щекотанье в голове» («Сын епископа»), однако по реакции Дугала можно понять, что сопротивление, даже неосознанное, порождает совершенно иные ощущения. Боль, вызванная сопротивлением, может предвещать весьма реальную опасность, иллюстрацией к которой могут служить два примера.

Дважды лорд Ян Хоувелл использовал энергию своих приверженцев против их воли, чтобы провести передачу, установив с Кариссой едва ли не спиритическую связь, с помощью которой Карисса использовала голос объекта для разговора с Яном. Легкость, с которой он все проделывает, дает возможность предположить, что эта процедура не только ничем не угрожает оператору, но и не составляет особого труда (сам Ян, не Дерини по рождению, получает свои способности лишь благодаря благосклонности и таланту Кариссы). Однако Карисса предупреждает его о том, чтобы он не истощал полностью потенциал объекта, а это значит, что опасность все-таки существует. Первое время это не особо заботит Яна, так как он все равно собирается убить Дефореста, однако он намеренно выбирает для передачи более сильного Джона Элсуортского, и снова Карисса напоминает ему о том, чтобы он не доводил объект до того состояния, когда его уже нельзя будет вернуть к жизни, ведь преждевременная смерть может вызвать подозрения («Возрождение Дерини»).

Итак, совершенно очевидно, что существует возможность истощить энергетические ресурсы объекта, по крайней мере, до уровня, опасного для его жизни, причем оператор даже не будет осознавать, что объекту грозит опасность. Чтобы не допустить этого, наиболее добросовестные из тех, кто практикует такое использование потенциала, пытаются постоянно контролировать состояние объекта, которого они используют, подобно тому, как Арилан контролирует состояние Келсона, Моргана и Дункана, устанавливая энергетическое поле Портала в Ллиндрут Мидоуз («Властитель Дерини»). Активный контроль дыхания и частоты сердечных сокращений принимается как должное даже среди величайших мудрецов, когда они проводят операции, включающие введение себя в глубокий транс. Однако для тех, кто полностью погружен во внутренние преображения, забота об этих проблемах может стать слишком обременительной. Классический пример — контроль Райса за состоянием Камбера, когда тот принимает воспоминания Элистера («Святой Камбер»). Контроль исходящего потока энергии несколько отличается от контроля за жизненными функциями организма, тем не менее Целители и большинство других адептов Дерини, которые вынуждены часто прибегать к увеличению энергетического потенциала, обычно умеют следить за всем, почти не сознавая этого, как, без сомнения, делает Тавис, используя энергию Джавана.

Таким образом, можно прийти к выводу, что оператор, не знающий угрызений совести, может сознательно отнимать энергетические ресурсы объекта вплоть до его полного истощения или же смерти, либо для того, чтобы получить как можно больше энергии, либо чтобы просто убрать того, кто стал неугоден. Во всех мирах и вселенных всегда существовали вампиры и те, кто живет за счет других.

Однако оператор, который заботится не только о своих собственных интересах, может сознательно сделать выбор, кого истощать сверх безопасного уровня, себя или другого, если это необходимо, чтобы обеспечить успех важной магической операции. Мы располагаем по крайней мере двумя свидетельствами такого самопожертвования: когда Эмрис использует всю свою жизненную силу, чтобы разрушить Портал храма аббатства святого Неота, и когда Ивейн направляет свою энергию таким образом, чтобы Камбер мог сделать громадный прыжок в следующую фазу своего существования.

Теперь, вернувшись на некоторое время к общей проблеме передачи мыслей на расстояние, рассмотрим весьма своеобразное применение этой способности Дерини, которое первоначально используют члены Камберианского Совета, функционировавшего по большей мере по тому же принципу, что и медальон святого Камбера, который использовал Дерри, чтобы обмениваться мыслями с Морганом. Средоточием Совета была серебристая, заряженная энергией разума всех его членов кристаллическая сфера, подвешенная над столом комнаты, где они заседали. Используя ее энергию, которая передавалась каждому члену Совета после клятвы и запасы которой пополнялись с каждым заседанием, любой камберианец мог отослать сфокусированный психический сигнал, который принимали лишь члены Совета. Арилан использует эту сферу в качестве визуального фокуса перед связью со своими коллегами.

В дополнение нужно заметить, что этот кристалл можно было применить и для обеспечения того, что мы можем назвать телемониторингом. В этом качестве его и использует Совет в случае с Девином, когда тот работает под чужим именем в королевской семье. Первоначально, когда Девин не может использовать свои способности Дерини, мониторинг оказывается фактически единственным возможным средством связи. В комнате Совета постоянно находился кто-нибудь, кто принимал информацию, полученную с помощью обычных чувств Девина и во время его взаимодействия с Джеффраем, одновременно следя за опасностями, которые агент, временно лишенный своих способностей, мог не заметить. Однако и впоследствии, когда способности Дерини возвращаются к Девину, прямая связь из-за боязни разоблачения устанавливается лишь в крайнем случае с тем, кто постоянно был пассивно подключен к цепи, что позволяло ему заниматься чем угодно: читать или вести научные исследования, в то же время оставаясь доступным зову о помощи, который мог передать Девин.

И когда он взывает о помощи, будучи смертельно раненным в схватке, узы полной взаимосвязи смыкаются над ним и позволяют Камберу, не выдавая себя, утешить умирающего и облегчить его переход в мир иной. Нечто подобное происходит и в январе 918 года, когда Совет ждет ответа Кверона, опасаясь «психической вспышки», которую вызовет чтение послания, оставленного для Кверона на печати Целителя Райса, когда тот встает на новый Портал аббатства святой Марии.

Во всех приведенных примерах информация, полученная таким способом связи, чаще обретает специфическую вербальную форму, чем остается бессловесной, что, в свою очередь, означает наличие более полной взаимосвязи между объектами. Но это уже тема следующей главы.

Телепатическая взаимосвязь.

Телепатической взаимосвязью мы будем называть обоюдный обмен сведениями между двумя Дерини, отличный от простого разговора, в котором информация облечена в словесную форму. Она может проходить в различных видах: от поверхностного обмена до глубоко интимного раскрытия на всех уровнях. Наиболее часто телепатическая взаимосвязь используется для того, чтобы увеличить объем памяти, как в случае с Камбером, под видом Элистера открывшимся юному Джессу Мак-Грегору, когда тот приветствовал его и Джорема на дороге у Долбана. Это был весьма типичный первый контакт между двумя очень искусными Дерини.

— Ну что, Джесс, у тебя есть какой-либо свой особый подход, который ты предпочитаешь использовать, устанавливая взаимосвязь с тем, кто тебе еще не знаком?

— Ты уверен, что прежде мы никогда не работали вместе?

— На оба вопроса я отвечу «нет», господин, — пробормотал Джесс, доверчиво взглянув на Камбера. — Отец учил меня, но, кажется, без толку. Я знаю, что вы часто работали вместе.

Камбер улыбнулся и медленно встал, сделав знак, чтобы мальчик не поднимался.

— Тогда это не составит особого труда, — сказал он, положив руку на плечо Джесса, и встал за его спиной. — У меня был трудный день, я устал, поэтому позволь мне превратить все это в приятную легкую связь. Я начну передавать сведения, как только ты будешь готов. — Руки Камбера тихо опустились на плечи юноши, и большими пальцами он помассировал упругие мускулы его шеи. — Соберись и расслабься, — велел он, почувствовав, что мальчик, глубоко вдохнув и выдохнув, уже проделал все, что было необходимо для первого легкого контакта. — Превосходно. Могу с уверенностью сказать, что это доставит удовольствие нам обоим. Теперь снова вдохни и выдохни…

Камбер сразу проскочил два уровня и ощутил, что сознание юноши приближается к тому состоянию, когда незримые узы свяжут их и они сольются так плавно, как только можно мечтать. Он опустил веки, будучи уверенным, что Джессу, как и ему, чтобы видеть, более не нужны глаза, и расслабил руки, которые теперь просто лежали на плечах мальчика: физический контакт был излишен, ему просто не хотелось двигаться.

Защита Джесса исчезла так привычно легко, как и ожидал Камбер, хорошо зная Грегора.

Нить, связующая их, была готова, и они начали обмениваться сведениями о той встрече недалеко от Долбана. Мгновение Камбер наслаждался ничем не нарушаемым равновесием и общностью, затем легко отстранился перед тем, как защитные поля вновь окружили Джесса, и открыл глаза, чтобы увидеть, как тот поворачивает голову.

На лице мальчика сияла довольная улыбка: он тоже был удивлен той легкостью, с которой они установили контакт друг с другом.

(«Камбер-Еретик»).

Когда Джесс ушел, Камбер поделился впечатлениями с Джоремом:

— Либо я с возрастом, становлюсь искуснее, либо, и это скорее всего, новое поколение просто обучено лучше нас. Этот Джесс — гладкий, как шелк, он, пожалуй, более умелый, чем Грегор. Меня в дрожь бросает, как только подумаю о том, каким он мог бы стать, получи он, к примеру, выучку михайлинцев.

(«Камбер-Еретик»).

Телепатическая связь может служить для обмена воспоминаниями, и контакт Камбера с юным Джессом — яркий тому пример. Кроме того, такую взаимосвязь можно использовать и при лечении (о чем речь пойдет позже, когда мы будем обсуждать эту тему) как средство, подготавливающее участников к более тесному контакту (примеров чему множество), или как самоцель, позволяющую двум индивидуумам действовать на уровнях, не доступных сознанию каждого в отдельности.

Последнее дает совершенно потрясающие результаты, особенно когда представляет собой первый полный телепатический контакт между двумя личностями.

Наиболее ярко это иллюстрирует взаимодействие Дункана и Дугала, после которого Дункан узнает об истинном происхождении Дугала и признается, что он его отец. Их встреча наполнена радостью, однако им не удается избежать некоторой натянутости, так как до этого Дункан не может опустить свои защитные поля, чтобы открыть доступ для более тесного контакта.

— Я сделаю все, что необходимо, — сказал он сыну, приказав ему зажать в кулаке кристалл ширала. — Закрой глаза и представь свою мать…

Он говорил, исподволь между словами передавая ему свои мысли, и уже мог различить вычерчивающийся в сознании Дугала сперва на поверхности, а затем проникающий все глубже и глубже сквозь пульсирующие, напряженные защитные поля образ, подобный тому, что он только что вызвал в своем сознании.

— Ее смех походил на звон серебряных колокольчиков… Покой, исходящий от нее, был безмятежен и глубок, как озеро у Шаннис Меер…

Как только его голос смолк, Дункан усилил воздействие и проник в сознание Дугала, преодолев его защиту, направляя поток своих воспоминаний сквозь незримые нити в сознание сына, прилагая все силы для того, чтобы канал, связующий их, оставался открытым.

Внезапно осознав, что происходит, Дугал испугался и отпрянул. И Дункан ощутил, как у его сына перехватило дыхание, словно что-то надломилось в его разуме, и он, притянув Дугала ближе, заставил его расслабиться и быстро смягчил приступ боли.

Мгновение спустя преграды пали, и Дугал оказался рядом с ним, переживая вновь те счастливые дни, когда Мариза была с ними…

Сильное чувство, которое породили воспоминания Дункана, огромной волной прокатилось сквозь разум Дугала, изгнав из его души недоверие и страх. Дункан ощутил мгновение, когда Дугал сделал свой выбор, и, как только он убрал все преграды, разделявшие его с отцом, устремившийся внутрь поток придал их взаимосвязи новый импульс. Теперь Дункан стремился достичь большего.

Оставив нетронутым лишь то, что нельзя разделить ни с кем (чужие тайны, доверенные ему), Дункан влил в его разум все, что он помнил о том времени, когда они с Дугалом потеряли друг друга, переплетая их с немногочисленными и разрозненными, но от этого не менее важными воспоминаниями Дугала. И Дугал, почувствовав, как это было сделано, с радостью вступил в контакт.

(«Сын Епископа»).

Другим поразительным примером телепатической взаимосвязи, использованной как лечебное средство в самом широком смысле этого слова, служит первый психический контакт Камбера-Элистера и непокорного молодого Целителя Тависа О'Нилла, описанный в последних главах романа «Камбер-еретик».

После нескольких неудачных попыток, смирившись с потерей руки, он наконец соглашается на поверхностную взаимосвязь с Камбером, и они соединяют свои руки вокруг зажженной свечи.

/Камбер/ тотчас же столкнулся с защитами Тависа.

Сначала медленно и осторожно, затем все увереннее и увереннее они стали опускаться, в то время как поверхностные уровни сознания Тависа начали взаимодействовать с его разумом и более не противились прикосновению Камбера. Он продвигался медленно и осторожно, оставляя присущее Камберу за пределами того, что он намеревался разделить с Тависом, раскрывая лишь то, что касалось Элистера, стараясь двигаться медленно и осмотрительно, чтобы не испугать Целителя.

К его удивлению, от попыток Тависа укрыться вдруг не осталось и следа, все поглотила волна слепого и смиренного доверия. Он не раздумывая проскользнул по ту сторону распадающихся защит, готовый в любую минуту отпрянуть, если Тавис испугается, но успокоившись, позволил себе слиться с его разумом в захватывавшем дух смешении чувств и воспоминаний.

О такой почти безупречной связи он мог только мечтать. Она напоминала ему ту огромную радость психического общения с тем, кто не был связан с ним кровными узами родства, которую он испытывал во время первого контакта с Джебедией много лет назад. То, что он чувствовал сейчас, восхищало его. Он был ослеплен, каждый поворот вселял в него благоговение и ужас, и это все был Тавис, все это было явью.

(«Камбер-Еретик»).

Еще более яркий пример такого обмена — телепатическая взаимосвязь Камбера с Джебедией, описанная в последних главах «Святого Камбера». В отличие от связи, которую Камбер устанавливает с Тависом, этот контакт являет собой полную взаимосвязь, затрагивающую все уровни сознания. В течение нескольких месяцев Камбер старался уклониться от этого контакта: наставник михайлинцев был ближе к Элистеру Келлену, нежели кто-либо другой, и не знал о том, что Элистер мертв, а его внешний облик присвоил Камбер. Сделав так, чтобы Камбер не смог отказаться, серьезно не подорвав его доверия, Джебедия все-таки вынудил его пойти на контакт. Таким образом, в этом столкновении Камбер под чужой личиной обязан не только осторожно восстановить прежние близкие отношения, портившиеся из месяца в месяц из-за отчужденности и постоянного стремления уйти от серьезного разговора, но и сохранить в неприкосновенности свое второе «я». Если не удастся добиться его поддержки, михайлинец должен умереть. Камбер начинает с мастерских манипуляций, во время которых показывает свою осведомленность во всех тайнах магии, хотя легко мог бы трансформировать их в полное, доставляющее радость общение равных, результаты которого не могли предсказать ни он, ни Джебедия.

Он уронил руки на плечи Джебедии и сделал так, чтобы тот встал на колено, при этом сосредотачиваясь на том, чтобы сущность Элистера, была замечена первой. Он поднял руку, на которой носил кольцо епископа, поборов сомнение, сжал и разжал пальцы, будто хотел согреть их, — достаточно для того, чтобы Джебедия заметил темно-красный драгоценный камень и вспомнил, почему этот обмен не может быть равным.

Он поднес руку к затылку Джебедии и опустил раскрытую ладонь на его склоненную голову. Тот сразу же ответил на знакомое прикосновение. Вздохнув, он прильнул к руке Камбера, его ресницы затрепетали, и он стал осторожно раскрываться. Камбер позволил еще немного просочиться тому, что было в нем от Элистера, сквозь нить, которая связывала их, и ощутил, что сознание Джебедия ожидает ответа. Даже малейшее подозрение не затуманивало этот упорядоченный разум.

— Теперь уйди, — тихо сказал Камбер.

И, к его удивлению, Джебедия ушел, приняв неуверенность контакта с Элистером за естественную предосторожность, как будто его старый друг пытался установить границы того, что он может разделить с другим, оставив нетронутым все, что касалось его обязанностей.

Камбер изумился такому простодушному доверию, ненавидя себя за то, что вынужден обманывать. Собрав все свои силы в единое целое, мгновенно, без предупреждения, он бросился вниз. У Джебедии не осталось времени даже для того, чтобы понять, что происходит. Когда же он осознал, что случилось, предпринимать что-либо было уже поздно.

Задохнувшись, он зашатался от боли. Его разум содрогнулся, осознавая, что чуждое сознание охватывает его. Ослепленный, ослабленный, он неумело сопротивлялся уже отвердевшим путам, отступая перед новыми непрерывными атаками, тщетно пытаясь защититься от навязываемого ему знания, к которому он не был готов, которого не желал, о котором не помышлял, уже не веря, что его разум останется в его власти.

Лишь тело было все еще способно сопротивляться приказаниям Камбера: мускулы воина отзывались на угрозу, даже когда разум уже не в силах был противостоять. Его правая рука потянулась к кинжалу, вцепившись наполовину парализованными пальцами в рукоять, и начала медленно вытаскивать лезвие из ножен.

Заметив это движение, Камбер мгновенно вцепился в поднимавшуюся руку и попытался остановить ее. Не отступая ни на йоту от своей цели открыть Джебедия глаза на происходящее, он обхватил его, пытаясь удержать михайлинца, и усилил натиск, захватив левой рукой могучее запястье Джебедии. Одновременно его воля навязывала разуму воина то, чего он не желал знать, описывая в деталях все, что произошло после смерти Элистера, вплоть до сегодняшнего дня.

Джебедия затряс головой, отказываясь верить, животный скорбный крик отчаяния вырвался из его груди. Пустые, ничего не видящие глаза не отрываясь смотрели в лицо Камбера. Он резко выбросил вперед левую руку, обхватив ворот накидки Камбера, и потянул его к себе.

Медленно, неотвратимо кинжал приближался к его горлу.

Но это не заставило Камбера отступиться. Он безжалостно вынудил Джебедию осознать последние доводы: преимущества, которые получил от этого Синхил; то, что лишь немногие знают о смерти Элистера; что произойдет, если игра не будет продолжена; то, что среди человеческой знати начинают назревать тревожные для Дерини настроения; какая опасность угрожает тем, кто был вынужден вступить в эту игру; что он и его дети готовы пойти на любые жертвы, чтобы спасти Гвиннед. А готов ли к этому Джебедия?

Проделав все это, Камбер прекратил борьбу, выпустив из рук все нити, связывающие Джебедию, кроме одной — той, посредством которой он мог лишить его чувств и, если необходимо, жизни. Облик Элистера, который он носил столько времени, рассеялся. На Джебедию смотрел Камбер, надеявшийся на милость и сострадание. Кинжал уже коснулся его горла, но Камбер, не обращая на это внимания, молился лишь о том, чтобы здравый смысл помог Джебедии принять открывшееся ему.

Джебедия, почувствовав свободу, еще не осознав, что происходит, вывернулся из объятий Камбера, бросил его на пол, уселся на грудь и прижал лезвие к шее, намотав на другую руку край мантильи, чтобы задушить Камбера, если кинжал не сможет лишить его жизни.

Камбер перестал сопротивляться и лишь с мольбой смотрел в безумные глаза Джебедии. Раскинув руки, он показывал, что сдается на милость победителя.

И Джебедия увидел, понял, постиг то, что собирался сделать. Его охватило удушье, и в глазах отразилось то, что творилось в его душе. Рука воина разжалась сама собой. Казалось, Камбер прекрасно понимал, какие мысли проносятся в мозгу Джебедии, рука которого все еще тянулась к его шее, в то время как кинжал уже лежал на полу.

Ничего не видящие глаза закрылись, и из сжатого судорогой горла вырвалось всхлипывание. Суровый воин был готов, не стесняясь, разрыдаться.

(«Святой Камбер»).

В конце концов Джебедия сумел принять и оправдать то, что сделал Камбер, но его все же интересует, как поступил бы Камбер, отреагируй михайлинец иначе.

Камбер поджал губы и, бросив взгляд на Джебедию, дотянулся разумом до последней нити, связующей их. Затем усилил давление и снова взглянул на воина.

— Боюсь, я не настолько честен, как ты полагаешь, — прошептал он, когда Джебедия ощутил его воздействие и едва смог удержаться от потери сознания. Камбер ослабил давление и контроль над разумом михайлинца и вцепился в поднятую руку мертвой хваткой. — Как ты, наверное, уже понял, я не воспользовался последним отчаянным средством. Но не уверен, что не стал бы прибегать к нему, если бы ты вынудил меня сделать это.

Джебедия закрыл глаза и медленно кивнул.

— Ты бы убил меня, — равнодушно сказал он. — И был бы прав. Ты мог оставить меня в живых, только если бы я стал союзником. То, ради чего ты все это сделал, слишком важно.

(«Святой Камбер»).

Новое знание склоняет Джебедию к тому, чтобы предложить помощь, и Камбер не отказывается ее принять.

Мгновение Камбер всматривался в печальные глаза, которые теперь были красны от слез, читая в них преданность и доверие, которые, и он всегда знал об этом, испытывал Джебедия к Элистеру и которые теперь, как казалось ему, испытывал тот и по отношению к нему. Но он не посмел убедиться в этом, боясь потерять все. Протянув правую руку и положив ее на раскрытую ладонь Джебедии, он позволил Элистеру, а затем и Камберу проникнуть в настороженный, робко идущий на контакт разум Джебедии и задохнулся от непередаваемого чувства восторга, которое породило в нем это неожиданное тройственное взаимодействие.

До этого он не сознавал всего многообразия разума Элистера, ощущая, как он сливается с человеком, которого Элистер Келлен знал и любил как никого на свете, Джебедия сам изумился такому единению. Его воспоминания и то, что пережил Элистер, сливались и смешивались с тем, кто обладал теперь его сутью так, как если бы сам Элистер присутствовал здесь и сам настоял на участии в этом странном обмене, о котором ни Джебедия, ни Камбер даже не мечтали. Так, взявшись за руки, они просидели почти целый час, восхищаясь тем, что открывалось им, печалясь неудачам и разочарованиям, которые испытывали, не в силах сдержать радостный смех, когда какая-то новая грань обмена открывалась им. Наконец они разъяли руки: Камбер — чтобы вновь принять облик того человека, которого теперь понимал так хорошо, как прежде не смел мечтать, считая это невозможным, Джебедия — чтобы взглянуть, как его новый друг обретает облик друга прежнего, который для него, по крайней мере, не был потерян безвозвратно.

(«Святой Камбер»).

Телепатическая связь с животными.

Одно из проявлений телепатической взаимосвязи — своеобразные отношения некоторых Дерини с животными. Вообще-то это первое, что мы узнаем о магии Дерини. Упоминая о Моргане еще до того, как он выходит на сцену, Брион говорит, что тот способен «сделать так, чтобы олени подошли прямо к городским воротам, если только пожелает этого… Он может отлично ладить с животными» («Возрождение Дерини»). По прошествии года сам Морган, стоя возле пруда в своем герцогском саду, наблюдает, как рыбы приходят на его зов, так же, как птицы слетаются к рукам его сестры Бронвин («Шахматная партия Дерини»). Дугал использует этот дар, чтобы поймать безглазую рыбу.

Еще задолго до того, как становится известно, что Дугал — Дерини, его «вызывающая восхищение способность очаровывать животных» дает повод к разговорам. Подозрения должно было вызвать уже то, что он легко может управлять поведением лошадей стражи в Ратаркине, а когда использует энергетический потенциал лошади, чтобы установить связь с Кьярдом, то, что он Дерини, уже не вызывает сомнений. Его способность воздействовать на гепарда Кисах не удивляет нас, хотя реакция хозяина Кисах дает основание предположить, что эти способности выходят за пределы возможностей Дерини.

Еще один пример телепатической взаимосвязи с животными — то, как Морган укротил раненую лошадь («Посвящение Дерри»).

Чтение мыслей, контроль над разумом.

Чтение мыслей.

Один из наиболее распространенных талантов Дерини — умение читать мысли. Использовать этот навык можно вне зависимости, хочет человек этого или нет. При этом ему не наносится никакого вреда, ибо для того, чтобы прочесть чьи бы то ни было мысли, не требуется «вскрывать» его разум. Таким образом просто можно распознать, говорит кто-то правду или лжет. Келсон начинает развивать в себе эту способность еще до того, как становится королем, и, по всей видимости, он один из тех Дерини, которым без труда удается это сделать. Однако, чтобы узнать правду, тем не менее приходится задавать определенные вопросы. Человек, осведомленный о процессе, способен просто обойти момент, вызывающий затруднения, или вообще ничего не ответить. Представление, которое мастерски разыгрывает перед епископами Камбер-Элистер, когда его и Джорема допрашивают о явлении «святого Камбера» перед Гвейром Арлисским, — великолепный пример, подтверждающий сказанное. Он вовсе не лжет, но и не говорит всей правды.

Келсону также хорошо известны недостатки считывания мыслей. Вскоре после того, как он вновь встречается с Дугалом, он говорит:

— Я не всемогущ. Однако легко могу сказать, лжет человек или нет. Это называют считыванием мыслей. Но чтобы узнать истину, я должен задать нужные вопросы.

(«Сын Епископа»).

Но если человек не хочет отвечать или, уличенный во лжи, отказывается говорить правду? Дерини может принудить кого бы то ни было отвечать правдиво. Это иногда называют признанием и используют намного реже, чем обычное чтение мыслей, ибо в этом случае приходится действовать против воли объекта.

Дерини, придерживающийся этических норм, постарается избежать такого принуждения, не оставляющего человеку выбора. Чтобы получить сведения от заключенного или подозреваемого в преступлении, легче подвергнуть его пытке или использовать другие сильнодействующие средства. Однако из-за того, что чтение мыслей — достаточно надежный и простой способ, искушению воспользоваться им практически невозможно противостоять.

Чаще всего такие действия оправдывают насущной необходимостью. Так, Морган, находясь на дороге в Дхассу вместе с Дунканом, чтобы отыскать кратчайший путь, вынуждает писаря Тьерри и еще нескольких человек рассказать правду («Властитель Дерини»). Выбор между физическим запугиванием и считыванием мыслей, которое не причинит вреда или какого-либо беспокойства объекту, очевидно, всегда будет сделан в пользу последнего.

Обычный человек, если, конечно, его не защитил более искусный и более могущественный Дерини, практически беспомощен перед тем, кто допрашивает его. Плененный мятежный епископ Неван д'Эстрелдас, не обладая такой защитой, признается во всем, когда Морган подвергает его допросу. Дерри, имея такую защиту, делает героическую попытку противостоять Венциту Торентскому, однако что он, лишенный амулета святого Камбера, накаченный снадобьями, может сделать против волшебника Дерини? В конце концов, Дерри был сломлен, его тело становится подвластным воле Венцита, хотя разум и остается свободным, но лишь настолько, чтобы осознать, что произошло. Он отлично понимает, что предал Моргана и своего короля и что предаст их еще раз, если Венцит того пожелает, что теперь даже решение, жить ему или нет, полностью зависит от прихоти Венцита.

Дерини, если кто-то попытается воздействовать на него, способен оказать сопротивление, соответствующее его общему уровню подготовки, однако, как в разное время говорили Кверон и Райс, в конце концов любого можно сломить, наркотики и время сделают свое дело. Итак, получается, что единственной надежной защитой от признания может служить весьма сомнительная услуга — установка на самоубийство, которая приводится в исполнение до того, как целостность разума человека или Дерини будет нарушена. Из числа людей тут можно назвать Эдгара Мэтелуэйта, который был вынужден направить кинжал против себя перед угрозой подвергнуться считыванию мыслей со стороны Моргана. Среди Дерини такими жертвами стали Дафид Лесли, который запаниковал, когда его допрашивал Тавис О'Нилл, и согласился скорее умереть в конвульсиях, чем предать своих друзей, и Дензиль Кармайкл, чья установка на самоубийство была приведена в исполнение при попытке Целителя Ориэля проникнуть в ее разум.

Непреодолимое желание сказать правду лишь в некоторой степени отличается от насильственной взаимосвязи, когда оператор силой вторгается в разум объекта, чтобы извлечь необходимые сведения. Если же объект способен сопротивляться, это может не только вызвать болезненные реакции, но и причинить ему физический вред.

Довольно часто определенные, совершенно законные процедуры могут стать причиной различной степени дискомфорта. Почти во всех случаях это происходит из-за сопротивления. До тех пор пока Дугал не научился опускать защитные поля, он испытывает мучительную боль, если кто-либо, кроме Дункана, пытается пройти сквозь них, хотя никто не желает ему зла. Даже взаимосвязь с Дунканом, когда стало ясно, что тот его отец, для Дугала первое время неприятна. Дело в том, что сперва Дункану приходится силой преодолевать бессознательное сопротивление и лишь потом устанавливать связь, до тех пор пока сопротивление не прекращается.

Если же объект сопротивляется по-настоящему, а оператор тем не менее продолжает воздействие, это может привести — чего иногда и добиваются — к серьезным последствиям. Насильственное изъятие сведений иногда называют вскрытием. Само название уже предполагает насилие над личностью или ее уничтожение. Без каких-либо последствий его можно провести, если обладать достаточным умением, временем и снадобьями Дерини, позволяющими сломить сопротивление.

Впервые Джорем упоминает об этом, когда архиепископ Джеффрай предлагает подвергнуть его разум глубокому исследованию, чтобы узнать, где находится тело Камбера. Джорем вынужден сопротивляться этому со всей силой, так как защитные установки были сделаны самим Камбером.

Джеффрай подозрительно сжал губы:

— Такие провалы в памяти можно преодолеть, отче.

Архиепископ говорил спокойно, но в его словах таилась угроза.

— Но вы разрушите мой разум. Ваша милость, не заставляйте меня пойти на это, — умолял Джорем.

(«Святой Камбер»).

Кверон сам предлагает, чтобы его подвергли глубокому исследованию, хотя это было, скорее, односторонней связью, использованной для своеобразного зондирования.

При условии, что эта процедура была бы проведена вопреки желанию Джорема, его разум мог быть действительно разрушен, если бы Джеффрай слишком далеко зашел в своих розысках.

Однако когда Джеффрай соглашается с тем, что епископ Келлен может попытаться пройти мимо «установок» Джорема, тот намеренно упоминает о «вскрытии». Он вовсе не боится, что к нему и правда прибегнут, но пытается дать понять, что не может подчиниться никому, кроме Камбера-Элистера.

— Что скажет нам отец Мак-Рори? — сурово спросил Джеффрай. — Позволят ли эти «установки» епископу Келлену считать ваши мысли?

— Я… Я не знаю, ваша милость, — прошептал Джорем, делая вид, что не уверен в этом. — Думаю, что да. Но я все-таки ощущаю некоторое сопротивление, хотя, скорее всего, доверился бы именно епископу Келлену. Поверьте мне, ваша милость, я не хочу ослушаться, но еще меньше склонен подвергать мой разум «вскрытию» против моей воли.

(«Святой Камбер»).

Итак, совершенно ясно, что «вскрытие» — мера экстренная, которую Дерини, придерживающийся этических норм, использует редко, хотя при соответствующих обстоятельствах она тем не менее может стать реальной угрозой. Конечно, когда напичканный наркотиками Райс сам предлагает «вскрытие», он делает это нарочно, пытаясь вести рискованную игру с Тависом в надежде, что тот различит горькую иронию в его словах как отчаянную попытку доказательства его честности, ибо никто всерьез не посмеет предложить Целителю воспользоваться таким разрушительным орудием, не унизив его в глазах другого.

— Отчего же просто не вырезать это из моего разума? — внезапно взорвался Райс. — Напичкайте меня еще какими-нибудь вашими снадобьями, которые вы поклялись использовать лишь для исцеления!

Он попытался утешить себя мыслью, что, если Тавис примет его слова всерьез и вскроет его разум, он, вероятно, никогда не узнает, что поразит его: он уже довел другого Целителя до такого состояния, что от него не получить уже внятного ответа, но Тавис удивлял его. Он мог лишь догадаться, что Тавис все это время читал его мысли и знал, что он говорит правду.

(«Камбер-Еретик»).

Таким образом, «вскрытие» можно рассматривать как злоупотребление, так как «вскрытие» разума при помощи силы наносит невосполнимый урон, превращая жертву в калеку, даже если ей не причинили физического вреда. До сих пор остается неизвестным, сохранилось ли это тайное знание до того времени, когда Келсон взошел на престол, когда огромное количество тайн и верований Дерини было потеряно или тщательно скрывалось. Будем надеяться, что этого не произошло, так как столь бессмысленное разрушение разума трудно оправдать.

Память.

Одна из особенностей Дерини состоит в умении управлять своей памятью. Нельзя уверенно утверждать, что Дерини как раса обладают большим объемом памяти, чем люди, хотя о точности памяти Дункана («Шахматная партия Дерини») и безупречности памяти Эмриса упоминается особо.

Но здесь, вероятно, речь идет о том, что мы называем фотографической памятью. Ее развивают с помощью практики Дерини. Так, Ивейн помогает Джорему вспомнить карту, которую отец показывал им год назад, чтобы тот смог сделать ее точную копию.

— Теперь закрой глаза и позволь мне направлять тебя, — прошептала она, притягивая его к себе. Кончики прохладных пальцев скользнули к его вискам. — Теперь начни погружаться в себя, глубже и глубже. Старайся подавлять любые мысли. Позволь своей памяти увлечь тебя в тот день в Грекоте, когда отец показывал тебе карту, которую он отыскал. Представь себе, как он раскладывает ее перед тобой. Вспомни, как ты был зачарован, следя за его пальцами. Внимательно рассмотри то, что он показывает тебе. Восстанови в памяти каждую деталь так четко, чтобы ты смог прочесть каждое слово и различить любую мелочь.

Полностью доверившись ей, Джорем позволил образу, возникшему в сознании, обрести четкие очертания, блаженно улыбаясь, когда необходимые детали плана всплывали в его памяти, чтобы обрести законченность перед его мысленным взором.

— Отлично. — Он едва слышал ее. — Теперь закрепи изображение, а когда сделаешь это, открой глаза и представь, что ты видел на пустом пергаменте перед собой. Когда откроешь глаза, ты все еще будешь находиться в состоянии транса, и образ, столь же реальный, сколь реальна была карта настоящая, останется перед твоими глазами. Тебе нужно будет лишь перенести все на пергамент. Начни, когда будешь готов.

Джорем медленно раскрыл глаза, чтобы увидеть вновь уже знакомые очертания. Как во сне, он дотянулся до пера и обмакнул его в чернильницу, которую держала Ивейн. Когда он склонился над пергаментом, чтобы выполнить свою задачу, казалось, его рука жила отдельной от него жизнью, перо скользило вдоль невидимых линий со сверхъестественной уверенностью…

(«Скорбь Гвиннеда»).

Это очень похоже на классическое «автоматическое письмо», когда человек пишет или рисует, повинуясь подсознанию, а его сознание при этом не участвует в процессе.

Нечто подобное мы видим и тогда, когда Камбер делает наброски расположения частей противника, после того как он обращается за помощью к магическому колье Эриеллы («Святой Камбер»), вспоминая то, что видел глазами Эриеллы, и нанося увиденное на бумагу.

В большой мере то, что делает Морган, считывая воспоминания юного пажа о пленении графа Джареда («Властитель Дерини»), можно назвать более эффектным вариантом того же процесса, использующего как средство скорее голос, нежели перо. Ни в одной из книг нет прямых указаний на то, что такое обращение к памяти чем-то опасно для оператора. Правда, Морган дважды говорит о том, что здесь кроется некоторая опасность (не касающаяся тем не менее ни объекта, ни аудитории). Вполне возможно, что его слова основаны на каком-то печальном опыте, но не менее вероятно и то, что он просто-напросто рисуется, ибо случай предоставлял ему редкостную возможность показать, на что он способен, в условиях, в которых его позиция казалась весьма уязвимой.

В заключение приведем пример, продемонстрированный Квероном, с Гвейром Арлисским. Это процесс, позволяющий адепту проникнуть в память другого и спроецировать визуальный образ его воспоминаний («Святой Камбер»). Кверон сумел воссоздать случай, происшедший с Гвейром и запечатлевшийся в его памяти. Эта процедура, должно быть, была весьма необычной: ни Камбер, ни Джорем не видели прежде ничего подобного (хотя и слышали об этом, а Камбер говорил, что Райс, вероятно, знает, как это делается). Возможно, она принадлежит к тайной области эзотерической практики, преподаваемой в Ордене гавриилитов, известной непосвященным лишь на поверхностном уровне.

То, о чем говорилось выше, весьма впечатляет, однако чаще необычайные функции памяти используются на практике. Прямое считывание воспоминаний иногда применяют для разведывательных целей, чтобы сберечь время и избежать ошибок в изложении сведений, часто один Дерини позволяет другому прочесть приказание, заложенное в его памяти — по тем же соображениям. Но есть и другие точки приложения особых функций памяти — изменение или даже введение новых воспоминаний в разум объекта. Изменение воспоминаний Тависа О'Нилла, касающихся ночи, когда умер король Синхил, служит наглядным примером того, насколько полезно иногда уметь манипулировать воспоминаниями.

А иногда бывает просто-напросто нужно стереть воспоминания, причиняющие боль. Дерини могут сделать и это.

Считывание воспоминаний умерших.

Одна из способностей Дерини, касающихся памяти — считывание воспоминаний недавно умершего. Ничего подобного в нашем мире нет. Чаще всего это делается, чтобы узнать как можно больше о чьей-то смерти (как это было бы сделано в случае с Тирцелем, если бы о его кончине стало известно ранее), или чтобы восстановить важные события, о которых мог знать умерший, что и проделал Конал с Тирцелем.

Здесь очень важно, сколько времени прошло с момента смерти. От этого зависит, удачным или нет окажется считывание. Правда, ментальное состояние считывающего также может повлиять на процесс. Морган не получает необходимых ему сведений из воспоминаний мертвого мальчика, попытавшегося предательски убить Дункана («Сын епископа»). Вероятно, это связано с тем, что его эмоции были слишком сильны, а кроме того, сказалось действие мераши, попавшей в его рану. Считывая воспоминания заключенного меарца, Келсон сумел достичь большего («Милость Келсона»), хотя он получает не так уж много полезной информации, кроме того, что узнает, кому служит пленник. Энском, напротив, умудряется прочесть в мозгу убитого отца Хамфри («Камбер Кулдский») достаточно, чтобы снять с него обвинение в сознательном и добровольном предательстве. Однако это может объясняться тем, что у него есть определенные навыки в считывании, а также тем, что он получил немедленный доступ к телу. После двухвекового замалчивания знаний Дерини совершенно неожиданным оказывается то, что Арилан обладает навыками, сопоставимыми с умением Энскома, однако данный вопрос относят к чисто теоретическим, так как прошло полмесяца со смерти Тирцеля, прежде чем Арилан получает возможность попытаться считать его воспоминания («Тень Камбера»), однако эта попытка обречена на провал.

Очень мало известно и о считывании, которому, как мы знаем, были подвергнуты после смерти Райс и Джебедия. Однако можно с уверенностью сказать, что именно Камбер исполнил этот последний для Райса обряд, без сомнения, вскоре после его смерти. Джорему, вероятно, было суждено считать воспоминания Джебедии, так как оба принадлежали к Ордену михайлинцев, однако со дня его смерти прошло столько времени, что рассчитывать на многое не приходилось. По разным причинам попытки прочесть воспоминания умершего Камбера оказались безуспешными.

При считывании предсмертных воспоминаний другая поверхностная информация может также оказаться полезной. Однако куда больший потенциал, заложенный в глубинах памяти, касающийся знаний и личных качеств умершего, безвозвратно теряется.

Тем не менее некоторые Дерини обладают способностью впитывать, поглощать воспоминания другого таким образом, что они полностью восстанавливаются и сливаются с личностью оператора.

Поглощение и восстановление воспоминаний.

Как и для считывания воспоминаний, так и для их непосредственного поглощения, по всей видимости, очень важно время. Целостность воспоминаний сразу после смерти начинает разрушаться, ибо мозг — вместилище сведений — перестает работать. И тут даже очень хорошо подготовленный оператор может оказаться бессильным.

Рассмотрев, что происходит с Дерини во время поглощения воспоминаний, можно смело утверждать, что между работой мозга и разума существуют значительные различия.

В физическом плане воспоминания, по всей видимости, хранятся в мозгу подобно заряду, который содержит электрическая батарея. Энергия живого тела, постоянно подпитывая мозг, помогает ему выполнять свои функции. Однако ментальный механизм, извлекающий информацию, которая хранится в памяти, приводит в действие воля. А воля — это функция разума, непосредственно связанного с той жизненной силой, которую мы называем душой. Как только душа покидает тело (или, если использовать систему образов Дерини, обрывается серебряная нить), связь между мозгом умершего и разумом живого нужно устанавливать немедленно, пока мозг еще хранит информацию. Во время считывания воспоминаний умерших сведения, которые удается извлечь, всегда отрывочны.

Все это также предполагает наличие способов, посредством которых искусный Дерини, такой, как Эмрис или умирающий Девин Мак-Рори, может избавиться от собственных воспоминаний после своей смерти, так что в его памяти не остается ничего, что удалось бы считать и использовать против людей, окружавших его.

Пока мы сумели рассмотреть лишь два примера серьезного считывания воспоминаний: принятие и поглощение Камбером воспоминаний умершего Элистера Келлена и принятие Коналом воспоминаний Тирцеля Кларонского, хотя поглощение его воспоминаний формально так и не было завершено. В противоположность довольно плохо обученному Коналу, Камбер, считывая воспоминания Элистера, прекрасно знает, что делает и что последует за этим.

/Он/ возложил обе руки на лоб и, закрыв глаза, позволил своему сознанию собраться, а затем достичь того, что осталось от Элистера Келлена.

Подпорченные, перемежаемые вызванными смертью пробелами фрагменты воспоминаний находились в полном беспорядке, он не мог и надеяться восполнить их, хотя и был готов к этому. Стараясь как можно скорей считать воспоминания, он позволил им просочиться под строго охраняемые своды своего бытия, замедляя их поток лишь для того, чтобы отсеять их от теней смерти, лишенных последовательности или не имеющих смысла. Потом он объединит чужие воспоминания со своими, а теперь все это нужно просто спрятать под замок. На большее времени не было.

Камбер знал цену, которую заплатил за эту спешку. Принять воспоминания другого целиком — значило принять и бьющуюся, пульсирующую боль всего, что теперь умирало в Элистере. Но он не решался отложить все это на неделю или две, до лучших времен, из-за того, что возрастающее напряжение в мозгу умершего, вызванное уходящим временем, точно инфекцией в гноящейся ране, может, как говорили, действительно свести с ума того, кто в конце концов решится снять его.

(«Святой Камбер»).

Спустя неделю Камбер наконец восстанавливает воспоминания и получает удивительный результат. Его метод выражается в том, что он исполняет нечто напоминающее ритуал, необходимый, чтобы достичь нужного состояния разума, в основе своей составляющего уход в себя и обращение к своим воспоминаниям, чтобы пережить вновь те фрагменты, которые были частью сущности человека, чью индивидуальность он присвоил. После этого он способен принять эти воспоминания, словно они были его собственными. И действительно, воспоминания Элистера были восстановлены столь тщательно, что иногда кажется, будто какая-то его часть продолжает существовать как нечто реальное. Именно это, вероятно, так неожиданно развеяло все подозрения верного Джебедии во время первой полного ментального слияния с Камбером.

Попытка Конала впитать воспоминания Тирцеля не удается, вероятно, потому, что он не знает, что именно необходимо для их восстановления, а может, потому, что у него нет ни малейшего намерения стать Тирцелем Кларонским, ему лишь нужно получить воспоминания о «запретном знании». Однако в какой-то мере упорядочение и восстановление присутствуют в ритуале, во время которого он должен овладеть способностями Халдейнов. Нечистая совесть Конала все же не позволит ему присвоить личные воспоминания Тирцеля, его интересовали лишь тайные знания, которые он впитал. Головные боли, все чаще посещающие его, и неистребимый соблазн воспользоваться своими способностями, чтобы добиться желаемого, особенно когда он ухаживает за Росаной, — все это признаки переполнения памяти, так и не растворившейся до конца. Такое переполнение, вероятно, граничит с настоящим сумасшествием, которого в свое время так опасался Камбер. Конал всегда завидовал Келсону, был эгоистичным, потворствовал своим желаниям, всегда слишком хорошо осознавал свое происхождение и привилегии, хотя хотелось бы верить, что лишь случайное стечение обстоятельств заставило его перейти черту, отделяющую измену и предательство. Остается лишь сетовать, что этот испорченный Халдейн постепенно превращается в плетущего интриги избалованного мальчика, и надеяться, что клинок палача принесет ему наконец покой и дарует искупление.

Контроль над разумом.

Контроль над разумом позволяет управлять всеми функциями, которые мы уже обсудили, будь то самоконтроль и дисциплинированность разума самого оператора или контроль и надзор со стороны другого, так как в сущности все функции Дерини требуют измененного состояния сознания. Естественной защитой от контроля над разумом служат защитные поля. Люди тоже могут сопротивляться такому контролю, однако защитных полей у них нет.

Использование защитных полей иногда заставляет платить по векселям, а не только получать прибыль, как это было в случае с Дугалом. Вряд ли его мать сознательно установила их, так как, хотя и происходила из народа приграничья, который обладал вторым зрением, не знала, как эти люди обрели такую способность, а кроме того, она прожила всего несколько дней после рождения сына. Скорее всего, защиты Дугала проявились спонтанно по достижении им половой зрелости, как это часто случается, если ребенок не получает преимуществ, которые дает формальное обучение. В те дни, когда Дерини занимали господствующее положение, родители обычно устанавливали контроль над своими детьми еще в младенчестве, чтобы дать им возможность обойти детские защитные поля, когда они появятся. Необходимость в этом обычно отпадает, когда ребенок достигает совершеннолетия, однако такой контроль позволяет родителям и тем, в чьи обязанности входит присматривать за детьми, к примеру учителям, обходить защитные поля, которые могут помешать исполнению их обязанностей. Юных Дерини, сразу после того как они овладевали способностью поднимать защиту, учили опускать ее, так как и тот, и другой навык был им необходим в дальнейшей жизни.

Осуществление контроля обычно сопровождалось и усиливалось вхождением в транс, для чего у Дерини было несколько разных способов, многие из которых хорошо известны тем, кто знаком с современной гипнотической практикой. Чаще всего они включали в себя физический контакт, причем предпочтение отдавалось контакту через лоб.

Излюбленным способом, который позволял завладеть вниманием человека, было направить его внимание на кончик пальца оператора, находящийся чуть выше уровня глаз. Оператор медленно приближал палец к переносице объекта, чтобы затем коснуться его лба. Объект невольно закатывал, а затем закрывал глаза. Ощущение усталости, которое вызывалось таким образом, позволяет усилить подаваемые в то же самое время установки расслабиться и уснуть. Усиленным гипнотической энергией Дерини установкам противостоять невозможно.

Способов входа в транс у Дерини много. Кто-то использует дыхательные упражнения, кто-то моторные сигналы, визуальные ключи или любые комбинации этих способов. Хорошо тренированный адепт способен войти в транс за доли секунды, без каких-либо внешних приготовлений, однако физические сигналы почти всегда ускоряют введение той установки, которая необходима, чтобы войти в измененное состояние.

Способ Турина (из всех известных нам только он имеет свое название) включает в себя как визуальную фиксацию, так и дыхательные упражнения. По сути, он почти не отличается от большинства других способов, однако тот факт, что Морган и некоторые его последователи упоминают его, называя этим именем, может указывать на то, что данный способ дошел до нас благодаря истинным потомкам членов Камберианского Совета. Этот источник, вероятно, небезупречен, так как большая часть знаний Дерини была потеряна или подверглась искажениям за десятилетия преследований, однако Райс Турин, по всей видимости, сумел прекрасно обучить этой технике погружения в транс своих потомков, которые и передали ее нам. Не без оснований и Морган, и Дункан могут претендовать на прямое происхождение от Райса и Ивейн, хотя точные сведения об их родстве будут раскрыты лишь в последующих книгах о Дерини.

Таким образом, визуальная фиксация — важный момент при погружении в транс. Глубокий вдох и выдох сопровождаются фокусированием на чем-либо: кольце, свече, кончике пальца, точке отраженного света. Морган сосредотачивает внимание на грифоне своей печатки, Тирцель завладевает взглядом Конала, дав ему установку смотреть на пламя свечи. Венцит, чтобы привлечь внимание Брэна Кориса и облегчить ему погружение в транс, использует кулон из ширала, свисающий с цепи, которую он держит в руке. Тирцель пользуется медалью святого Камбера, принадлежащей Коналу, как маятником, чтобы направить его внимание на другое помогающее войти в транс средство Дерини — пиктограмму.

Пиктограмма.

Сложные мотивы орнамента, называемые пиктограммами, были известны на протяжении тысячелетий истории нашей планеты. По своей сути они представляют собой разновидность сакральных лабиринтов. Дерини, использующий их, преследует цель ввести пользователя в состояние измененного сознания. Адепт в этом положении будет способен использовать силы и интуицию, которые недоступны для сознания, находящегося в обычном состоянии. По этой причине Дерини и создают определенные узоры, рассматривание которых может повлечь за собой определенные ответные реакции (привести в действие заклинания или ввести разум в определенное состояние), как наикратчайший путь установления нужных психических связей.

Пиктограммы, которые применяют постоянно, обычно вырезаются на камне или дереве или отливаются в металле. Прежде чем использовать пиктограммы, их элементы, как правило, нужно активировать или зарядить. Так, Ансель заряжает их огнем, исходящим от его рук.

— Теперь я перестану контролировать тебя, — прошептал Ансель, ухватив Кверона за левый локоть, — но не торопись поднимать защиту. — Его свободная рука, казалось, впечатала огонь, исходящий от нее, в рельеф верхней спирали так, что та запылала, точно расплавленное серебро. — Пройди первую пиктограмму. Это заклинание, помогающее сосредоточиться. Я пройду его вслед за тобой.

Кивнув, Кверон сделал глубокий вдох и стал выполнять то, что ему велели. Он прекрасно знал этот узор, может быть, даже лучше, чем Ансель, который был моложе его и чей жизненный опыт не шел ни в какое сравнение с тем, что пережил он. Кверон заставил себя медленно пройти лабиринт, не срезая углы, наслаждаясь постепенно нисходящим на него чувством покоя и сосредоточенности, в то время как его глаза прослеживали виток за витком таинственного узора. Достигнув центра, почувствовав на себе его магическое воздействие, он всего на мгновение закрыл глаза и еще раз сделал глубокий вдох. Медленно выдохнув, он открыл глаза в ожидании дальнейших указаний. Ансель распахнул дверь и ввел Кверона внутрь. Свет, льющийся от пиктограммы, становился слабее и слабее.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Менее значимые пиктограммы могут быть нарисованы при помощи пера и чернил, хотя чаще всего их выводят на песке или земле, как ту, при помощи которой Марлук пытается околдовать Бриона, быстро набросав рисунок на земле кончиком меча («Архивы Дерини»). Пиктограммы, подобные этой, могут, вполне вероятно, восходить к Новому Завету. Так Иисус, по всей видимости, использовал пиктограмму в истории с женщиной, обвиненной в прелюбодеянии, когда, «наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания» (Иоанн, 8:6). Не вызывает сомнения, что именно пиктограмму нарисовал на песке человек в серой сутане, чтобы вызвать у Келсона и Дугала видение последнего местопребывания святого Камбера. Пользуясь магическим кристаллом, он вызвал видение на гладком, омытом волнами песке («Тень Камбера»). Однако использование пиктограмм не ограничивается лишь кругом Дерини. Рейф применяет пиктограмму, чтобы ввести в более глубокий транс уже и без того легко поддающегося воздействию Хоуга.

— Стратегия, которую мы выработали для сегодняшней битвы, была безупречна, — тихо сказал он, начиная набрасывать пиктограмму, которая непосвященному показалась бы схемой военных действий. — Понимаешь ли ты, что наделал король, приказав атаковать с востока?

Хоуг следил глазами за каждым движением Рейфа и теперь с еще большим вниманием смотрел на схему, которую рисовал Рейф, погружая Хоуга в транс гораздо глубже, чем это требовалось.

— Хотя, наверное, все это слишком сложно после того, как ты провел целый день в сражении, — пробормотал он, прикоснувшись к руке Хоуга прутиком.

В тот же миг веки Хоуга затрепетали и закрылись, дыхание стало глубоким, но он оставался сидеть, опершись на локоть.

— Ах да, — прошептал Рейф. Не спуская с него глаз, он бросил прутик в огонь. — Ты выглядишь очень усталым, Хоуг.

Хоуг облегченно вздохнул.

(«Милость Келсона»).

Рейф использует введенного в транс Хоуга в качестве проводника, чтобы связаться с Софианой.

Таким образом, можно прийти к выводу, что пиктограмму используют для того, чтобы ввести в транс или измененное состояние либо при помощи объекта, либо без нее.

Сверхчувственное восприятие.

Способности Дерини позволяют особым образом сквозь приоткрытые защитные поля осматривать, сканировать или испытывать какую-либо территорию или какой-либо объект, чтобы проверить, насколько те опасны. Зона такой проверки без подготовительных операций может простираться на восемь-десять ярдов в любом направлении или быть примерно равной предельному размеру магического круга, в котором находится оператор. Для того чтобы осмотреть территории, лежащие вне этих пределов и особенно вне пределов видимости, необходимо иметь точную цель поиска. Достичь же наилучших результатов помогает так называемое тайновидение.

В нашем мире оно часто ассоциируется с гаданием по зеркалу как с одним из древних способов получения сведений. Оператор должен зафиксировать взгляд в определенной точке и войти в измененное состояние, что позволяет знанию, прежде находящемуся в подсознании, выйти на поверхность — обычно в качестве видений. Наиболее распространенными точками для фокусирования были хрустальные шары, зеркала, спокойная или бегущая вода, сверкающие камни, языки пламени — все, что может надолго привлечь внимание.

Дункан использует для этой цели большой желтый кристалл ширала, находящийся в кабинете Моргана. Он позволяет отключиться своему разуму, когда его обеспокоенное подсознание вызывает в воображении угрозы архиепископа Лориса («Шахматная партия Дерини»), Стараясь найти нить, связующую его с Эриеллой, через колье, которое она носила, Камбер смотрит в серебряную чашу, наполненную подкрашенной чернилами водой («Святой Камбер»). Такое сосредоточивание на предмете, связанном с целевым объектом, представляет собой вариацию Дерини обычного гадания по стеклу. Оно основано на принципах психометрии, утверждающих, что предмет, который постоянно носит или регулярно использует человек, поглощает некоторую часть его сущности, оставляя отчетливую «подпись», которую может распознать оператор, получивший определенные навыки в этой деятельности. Прочность связи между предметом и индивидуумом, которому он принадлежат, зависит от того, как долго этот предмет находился в непосредственной близости к объекту, а также от материала, из которого сделан предмет.

Именно эта связь и служит ориентиром, по которому оператор пытается разыскать необходимые сведения. Так, Морган предлагает Келсону, который пытается узнать что-либо о пропавшем Дугале, стараясь связаться с ним через черную шелковую ленту, использовать языки пламени в качестве экрана и визуального фокуса.

Здесь уместно сделать небольшое отступление, дабы заметить, что именно шелк из всех материалов лучше всего сохраняет психический «заряд». В идеале шелк, в который завернута магическая утварь, должен как ограждать ее от влияния внешних магнитных полей, так и сохранять в ней заряд, возникший в процессе использования.

Из шелка чаще всего шьют церковное облачение и магические одежды, хотя природные волокна, такие как тонкая шерсть, лен, хлопок, используют также весьма широко. Однако один из теоретиков христианства утверждал, что сам покрой традиционной ризы с двумя шелковыми лентами, на которых вышиты золотом кресты, спускающимися с воротника, помогает проводить энергию, вызванную к жизни священником во время отправления мессы. Можно также упомянуть, что одеяние Джокоты, которое, по всей видимости, было церемониальным, тоже сшито из чистого шелка.

Шелковая лента Дугала — прекрасный фокус для Келсона, когда тот пытается узнать, где находится Дугал, хотя бы примерно. Ко всему прочему, Морган дает право Келсону увеличить его потенциал, так как оба полагали, что их с Дугалом разделяет большое расстояние.

— Используй пламя как первую точку для фокуса, — негромко сказал Морган, пристально глядя в глаза королю. — Смотри на огонь и позволь своему разуму погрузиться в транс. Ты увидишь все сам, но не стесняйся использовать мою энергию, когда начнешь восстанавливать образ Дугала на фоне языков пламени. Воспользуйся той сущностью, которая осталась от него в ленте, начни поиски и узри его. Позволь глазам расслабиться. Так. Используй огонь, как опору для внутреннего зрения, но не забывай, что твоя цель — увидеть его. Представь Дугала таким, каким ты видел его в последний раз, и теперь перенеси этот образ вперед сквозь время. Позволь себе слиться с ним. Хорошо…

(«Сын Епископа»).

Во всех приведенных примерах есть одно общее: визуальный фокус служит фоном для образов, возникающих в воображении, как только достигнуто соответствующее ментальное состояние восприятия и воля направлена сквозь нить, связующую оператора с разыскиваемым объектом.

Использование линии связи, соединяющей оператора с объектом, может быть дать хорошие результаты и при осмотре местности и сканировании. Дункан, пытаясь хоть что-нибудь узнать о том, что произошло с Морганом в часовне церкви святого Торина, использует в качестве фокуса шапку Моргана («Шахматная партия Дерини»).

Морган использует как фокус кольцо, о котором говорили, будто оно было оплетено волосами Дункана и Маризы («Сын епископа»), чтобы подтвердить, что часть волос действительно когда-то принадлежала Дункану.

Если слегка изменить упомянутые техники, то поверхности, необходимые для гадания, можно использовать в качестве фокуса для передачи собственных воспоминаний. Карисса использует кубок темно-красного вина, чтобы показать слушателям свои воспоминания о последнем сражении ее отца («Архивы Дерини»). Тирцель предлагает Коналу использовать как фокус бокал вина, в то время как он считывает его воспоминания о разграблении монастыря и встрече с Росаной («Милость Келсона»). Другой раз Карисса смотрит в кристалл, связанный телепатически с подобным камнем кулона должностной цепи, которую Морган надел на коронации Келсона («Возрождение Дерини»).

Другое нетипичное явление телепатии — лозоходство, существующее и в Одиннадцати Королевствах. Этот способ применяют, чтобы обнаружить подземные воды, и иногда чтобы определить местонахождение каких-либо предметов. До сих пор мы видели лишь один случай применения лозоходства. С его помощью Морган и Дункан наносили на карту русло подземной реки, когда пропали Келсон и Дугал. Однако вполне вероятно, что это достаточно распространенное явление, так как его применение не вызывало интереса ни у тех, кто населял пограничные районы, ни у тех, кто жил в горах. Считается, что этот способ предложил использовать Кьярд О'Руан, старый верный слуга Дугала, который относит это явление к тому, что жители пограничных районов называли внутренним зрением. Внутреннее зрение же, в свою очередь, может быть проявлением наследия Дерини, которое было сокрыто ото всех в течение нескольких поколений, подвергавшихся гонениям. Он сильно сомневается в том, что способен сосредоточиться до такой степени, чтобы отличить подземные воды от поверхностных, хотя совершенно уверен в том, что Дерини могут легко это делать.

/Морган и Дункан/ с неподдельным интересом следили за тем, как Кьярд рылся в куче плавника, лежавшего на берегу пруда, отверг чуть ли не дюжину, пока наконец не отыскал палочку в форме вилки, которая устроила его. Он быстро очистил ее от коры, время от времени останавливаясь, чтобы срезать сучок или попробовать, удобно ли держать ее в руках. Вложив в ножны кинжал, Кьярд показал наблюдателям, что получилось.

— Почему ты выбрал именно эту палочку? — спросил Морган.

— Приглянулась она мне, господин. Одни из них тянутся к воде, другие не хочут. Чуешь, какая сила в ней, не та, что в дереве, а сила жизненная.

Проведя пальцами по белому гладкому дереву, Дункан кивнул, соглашаясь, и открыл Моргану свои органы чувств. Морган сделал то же самое.

— Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, — сказал он. — И как ты думаешь ею пользоваться?

Кьярд осторожно взял в руки прутик и повернул так, чтобы хвост «Y» указывал на воду. Прошло всего несколько секунд, и хвост качнулся вниз.

— Это ты сделал? — поинтересовался Морган.

Дункан и Кьярд одновременно покачали головами.

— Нет, господин, — пробормотал горец. Его покрытое шрамами лицо оставалось неподвижным, глаза неотрывно смотрели на кончик палочки. — Я не могу растолковать, как надо то, что я делаю, я…

Едва он замолчал, хвост прутика дернулся, на этот раз сильнее. Дункан подошел к Кьярду и прикоснулся к его руке.

— Старайся не обращать на меня внимания, — сказал он, посылая исследовательский зонд в разум охотника. — Ты работал вместе с Дугалом, поэтому знаешь, что контакт разума с разумом не причиняет боли. Я просто хочу посмотреть, если получится, как ты это делаешь.

Он закрыл глаза и начал следить за всеми изменениями, происходящими с потоком энергии.

— Нам тоже нужно найти себе по ивовому прутику, — подняв глаза и убрав руку с предплечья Кьярда, промолвил он. — Каждый должен выбрать для себя сам. Думаю, теперь я представляю, что к чему.

(«Тень Камбера»).

Телекинез.

Дерини также обладают способностями перемещать что-либо или кого-либо на расстояние. Телефункции можно подразделить на две основные категории: телекинез, во время которого оператор перемещает объект, не прикасаясь к нему, и телепортацию — мгновенное перемещение оператора (или, возможно, кого-либо другого) на определенное расстояние.

Воздействие на механизм замков.

С помощью телекинетических способностей Дерини могут открывать или закрывать замки, не пользуясь ключами. Для этого оператор направляет узкий луч ментальной энергии внутрь замка, чтобы изучить устройство и задействовать его механизм — таким образом используется функция обзора, о которой уже говорилось выше. Это свое умение Джорем использует, когда они с Райсом проникают в монастырь святого Фоиллана («Камбер Кулдский»).

Морган также в совершенстве владел этим искусством и использовал свои способности для того, чтобы открыть сложный замок, запирающий дверь в часовню под собором святого Георгия в Ремуте, и привести туда Келсона ночью перед его коронацией («Возрождение Дерини»). Дункан весьма неохотно поступает точно так же с дверью усыпальницы святого Торина, из-за того что вынужден это сделать на глазах у Варина де Грея и Лоуренса Горони («Шахматная партия Дерини»).

Камбер использует свои способности, чтобы получить доступ к Порталу в апартаментах архиепископа Джеффрая.

/Камбер/ склонился над дверной защелкой и дотянулся до нее своим разумом. Найдя бороздки замка, он подтолкнул их с тем особым искусством, которое столь аккуратно смогли бы показать не многие из его расы. Делая это, он не переставал надавливать на защелку и наконец почувствовал, как ручка под его рукой опустилась.

(«Камбер-Еретик»).

Дункан точно так же открывает раку, в которой хранятся просфоры, в церкви своего отца той ночью, когда они с Маризой дают друг другу брачный обет («Тень Камбера»). Дугал использует этот дар, чтобы снять оковы со своего отца («Милость Келсона»).

Запоры не всегда делают из металла. Так Синхил, когда его ввели в часовню михайлинцев, чтобы свершить над ним ритуал передачи могущества, замечает «странно пылающий засов» — запор, который Элистер Келлен открывает при помощи чего-то, что, очевидно, выходит за рамки простых манипуляций с замочным механизмом («Камбер Кулдский»). Ивейн, отыскивая манускрипты, спрятанные ее отцом перед тем, как он ушел сражаться под Йомейром, надавливает на выступ скалы, мысленно произносит «череду звуков», и тайник открывается («Святой Камбер»).

Некоторые замки запираются с помощью определенным образом заряженного кольца, печати или чего-либо подобного. Так, Дункан использует печатку Моргана, чтобы открыть тайник в алтаре церкви святой Хилари, а Морган пользуется тем же кольцом, чтобы отпереть шкатулку, которую нашел Дункан («Возрождение Дерини»). Позднее огненным кольцом Келсона открывают шкатулку, в которой находится брошь Льва («Возрождение Дерини»). Во всех этих случаях задействуется телепатическая энергия одного и того же типа, как и та, что необходима непосредственно для того, чтобы отомкнуть замок, если замок не заряжен сам и не установлен на то, чтобы разрядиться в ответ действие определенного предмета.

Изменение направления полета стрел.

Одно из «преимуществ Дерини», как выразился Келсон, состоит в умении изменять направление полета стрел или даже направлять их. Это искусство показывает недавно осознавшему себя Дугалу Келсон, а затем Морган на площадке для стрельбы из лука, хотя Келсон и признает, что в состязании было бы нечестным пользоваться этим преимуществом («Милость Келсона»). На тренировочной площадке стрельба по соломенной мишени затеяна лишь для того, чтобы открыть разум Дугала, помочь ему попытаться использовать унаследованные способности. Однако позднее, когда в Дугала летят вражеские стрелы, а Келсон и Морган пробиваются к нему сквозь ряды бунтовщиков, стараясь и сохранить свои жизни, и изменять направление полета стрел, это умение становится жизненно важным («Милость Келсона»), Здесь еще раз проявляется главный недостаток магии Дерини: она оказывается бессильной, если нет времени на то, чтобы сосредоточиться.

Другие телекинетические функции.

Способности Дерини можно использовать и для более легкомысленных целей. Так, Арилан подзывает к себе чашку («Тень Камбера»), Карисса заставляет перчатку вернуться к ее руке («Возрождение Дерини»), а юные Райс и Джорем силой своего разума передвигают фигуры на игровой доске («Архивы Дерини»).

Морган мысленно заставляет хлыст хвастуна обвиться вокруг его ног и сделать так, чтобы тот упал («Возрождение Дерини»). Конал при помощи своих способностей завязывает узелок из травинок, пристально поглядев на них («Милость Келсона»). Если говорить о чем-то более серьезном, то Карисса заставляет должностную цепь, которую носил Морган, сделать так, чтобы он потерял равновесие, и пущенный рукой Яна кинжал не пролетел мимо («Возрождение Дерини»). Дугал изнутри сдвигает дверные засовы, когда они с Келсоном пытаются выбраться из усыпальницы, и развязывает узлы, стягивающие его запястья («Тень Камбера»).

Однако непредусмотренный выброс такой энергии может повлечь за собой и значительные разрушения, как это было, когда из-за находящегося в бреду Грегори вся посуда и оружие начинают летать по комнате, где он лежит («Камбер-еретик»). Хаос возникает и тогда, когда Целитель Ульрик приходит в ярость и «пытается разрушить целое аббатство». Только благодаря тому, что Эмрис направляет стрелу в его сердце, несущее смерть бешенство Ульрика удается остановить («Камбер-еретик»).

Способность вызывать физические перемещения на расстояние иногда может послужить орудием смерти.

Карисса, например, использует заклинание, останавливающее сердце, чтобы убить сначала Брэна, а затем Яна («Возрождение Дерини»). Келсон же вынужден прибегнуть к нему, чтобы прекратить страдания Венцита и трех его спутников («Властитель Дерини»). Как остановить сердце — это даже король Синхил узнает очень рано, инстинктивно используя это знание, чтобы облегчить участь раненого предателя Дерини, который мгновение назад пытался его убить («Святой Камбер»). По сути, это заклинание представляет собой симпатическую магию, достигающую сердца телепатическим отзвуком, который порождается действиями руки, символически сжимающей его до тех пор, пока оно не остановится.

К счастью, один из наиболее распространенных способов использования телекинетических способностей гораздо более гуманен. Он представляет собой часть действий Целителя по излечению ран, которая лежит за пределами фокусирования энергии, несущей исцеление (об этом мы поговорим позднее) — рану очищают, стягивают, пострадавшие части тела закрепляют.

«Излечение проходит намного легче, если, прежде чем начать, ты можешь вернуть поврежденные части на то место, где они находились. Для того же, чтобы исцелить находящееся на расстоянии ладони друг от друга, когда ты пытаешься в то же самое время соединить рассеченные части, придется изрядно потрудиться», — замечает Сирилд, королевский Целитель, после того как при помощи Камбера восстанавливает ахиллесово сухожилие юного Райса («Архивы Дерини»).

Конечно, Камбера нельзя назвать Целителем, однако год спустя ему снова приходится спасать смертельно раненного Райса, выправляя на этот раз поврежденные кости черепа («Камбер-еретик»). В этом случае одной телепатической манипуляции было недостаточно, хотя почти двести лет спустя Дугал проделал то же самое гораздо с большим успехом.

Все это не имело никакого отношения к целительству в том смысле, как его понимают Дерини. И, конечно, это было совсем не то, о чем его отец и Морган говорили, описывая процесс исцеления: как следует, мысленно осмотрев повреждение и наложив на рану руки, сделать так, чтобы рана зажила.

Убедившись, что ткань, находящаяся под черепными костями, пострадала не слишком сильно, он пришел к выводу, что лучше всего для Келсона будет просто вернуть поврежденный кусочек кости на место и позволить все довершить природе…

Не смея слишком глубоко входить во все это, Дугал позволил своему разуму проникнуть в плоть, что находилась под его руками, сосредоточившись на маленьком кусочке кости. Мгновение спустя он уже мог представить ее себе, как если бы ее уже извлекли хирургическим ножом, — треугольная косточка с закругленными углами, одна сторона так и осталась на своем месте, но противоположный угол вдавлен внутрь почти на кончик мизинца.

Осторожно, стараясь не причинить боли, он мысленно обхватил ее и поднял. Она поддалась намного легче, чем он ожидал, без труда поворачиваясь до тех пор, пока три ее стороны не оказались на одном уровне.

(«Тень Камбера»).

К целительству мы еще вернемся позднее, а сейчас обратимся к использованию того, что Дерини называют Порталами.

Порталы.

С помощью Порталов Дерини могут почти мгновенно перемещать на большое расстояние человека или предмет. Вот что говорит об этом Тирцель Кларонский («Тень Камбера»): «Это способ Дерини попасть куда-либо, если очень спешишь». Однако применение Порталов имеет значительные ограничения.

Общие ограничения.

Во-первых, перемещаться можно только между двумя уже существующими Порталами. Дерини не в состоянии внезапно исчезнуть в одном месте и появиться в другом.

Во-вторых, Дерини не могут попасть непосредственно к тому или иному Порталу, который они прежде не посещали. Оператор должен либо знать «координаты» Портала назначения из собственного опыта, либо получить их благодаря связи с тем, кто их знает. Единственное известное нам исключение — Портал за пределами комнаты Камберианского Совета, местоположение которого удалось установить по «случайному упоминанию в одном из древних манускриптов, которые до сих пор занимали большую часть досуга Ивейн» («Камбер-еретик»). Для того чтобы перемещаться с его помощью, нужно четко представлять себе желаемое место назначения.

В-третьих, использование Портала может контролировать только один человек. Если оператор хочет переместить вместе с собой кого-то еще, тот должен позволить оператору принять на себя все контролирующие функции, иначе плохо скоординированная телепатическая деятельность может разрушить неустойчивый баланс, необходимый для перебрасывания энергии.

Дерини, даже если Дерини, чье перемещение осуществляет оператор, знает координаты места назначения, необходимо опустить первичные защитные поля и перейти в пассивное состояние, позволяя оператору взять на себя всю инициативу. От попутчиков-людей требуется лишь не мешать действиям, необходимым для телепортации, хотя все же большинство операторов предпочитают на всякий случай на некоторое время ввести их в бессознательное состояние. Чтобы проделать это с Джаваном, Тавис О'Нилл надавливает на сонную артерию принца, когда он в первый раз проходит вместе с ним через Портал («Камбер-еретик»). Арилан же был достаточно уверен в успехе, поэтому ему понадобилось лишь отвлечь внимание Кардиеля, чтобы провести его с собой («Властитель Дерини»).

В-четвертых, телепортация требует от оператора значительных энергетических затрат. Эти затраты можно уменьшить, если оператор совершает отдельные короткие перемещения, однако он быстро истощится, если будет вынужден провести несколько перемещений за относительно короткий промежуток времени. Кроме того, нужно добавить, что перемещение на значительные расстояния требует больше энергии, чем перемещение на короткие расстояния. Начиная обучать Конала тому, как использовать Порталы, Тирцель прежде предупреждает его, что нельзя злоупотреблять перемещениями на большие расстояния («Тень Камбера»).

По всей видимости, это означает, что определенный расход энергии необходим для того, чтобы просто активизировать Портал каждый раз, когда его используют, к чему добавляются дополнительные затраты, которые непосредственно связаны с расстоянием. Однако определенное влияние имеют и личные способности оператора, и остаточный уровень энергии самого Портала.

Специфические ограничения.

Вскоре после открытия принципов построения и использования Порталов адепты Дерини осознают, что необходимо упорядочить некоторые из них, дабы те, чье появление не всегда желательно, не имели к Порталам свободного доступа. Одним из защитных способов стала установка на частоту определенных индивидуумов. Так, до того как Ивейн и ее дети бежали из Шиила, Портал Шиила был заперт и запечатан для всех, кто не был непосредственно связан с ними узами родства («Камбер-еретик»). Вероятно, Портал Камбера-Элистера в башне королевы Шинейд был разновидностью Порталов этого же типа. Отыскать его и управлять им мог лишь сам Камбер. Есть и более изощренные средства, например, Порталы-ловушки. Камбер и Ивейн сталкиваются с одним из них, когда попадают в лагерь михайлинцев в Челтхэме.

— Где мы? — прошептала Ивейн, когда ее глаза привыкли к темноте, и еще ближе придвинулась к отцу.

Обшитые деревянными панелями стены и потолок окружали их на расстоянии вытянутой руки. Стены слегка светились: колдовские чары удерживали энергию пришельцев внутри, не давая ей проникнуть за стены. Камбер мысленно испробовал на прочность охранное заклинание, затем вздохнул и обнял дочь за плечи…

Дышать становилось все труднее. Ивейн осмотрела стены и подумала, что отсюда вряд ли удастся выбраться. Даже без охранного заклинания вторгнуться сюда и так не смог бы никто, так как ни один Дерини не сумел бы проникнуть сквозь такую толщу камня и снять запоры, закрывающие эту дверь. Если никто не пожелает принять его, незваный гость мог выбрать одно из двух: остаться здесь и медленно умереть от удушья, так как вентиляции здесь не было никакой, или быстро покинуть это место и вернуться туда, откуда пришел.

А если вернуться некуда и ты не знаешь, где находится другой Портал, ничего не остается, как умереть здесь.

(«Камбер Кулдский»).

Однако существуют и более опасные ловушки. Так, Тавис О'Нилл описывает некоторые из них принцу Джавану после событий 917 года, мешая правду с вымыслом.

— Что значит ловушки и западни? — удивился Джаван.

Тавис вздохнул:

— Понимаешь, ты можешь переместиться туда, но никогда не сможешь выйти, не сможешь даже вернуться обратно, если только кто-нибудь не выпустит тебя. Я также слышал, что можно сделать с Порталом такое, что ты вообще никогда не выберешься оттуда. Никто не знает, где бродят души этих несчастных.

(«Камбер-Еретик»).

То, что произошло позже, дает весьма веский повод для беспокойства, однако Тавис сомневается, что беглый архиепископ Элистер и его сподвижники прибегли к таким крайним мерам в Дхассе, хотя чувствует, что какая-то ловушка все-таки была установлена. Он предупреждает настойчивого Джавана:

— Если Портал в Дхассе — ловушка, придется ждать очень долго, и ожидание это будет не из приятных. Ты помнишь, что ощущал той ночью, когда я сделал так, чтобы ты заболел? То, что у тебя происходило в мозгу, а не то, что ты чувствовал физически… Все может быть даже хуже.

(«Камбер-Еретик»).

Казалось бы, ничего страшного не происходит. Просто мерцает ярко-красный свет, который не позволяет вновь прибывшим покинуть Портал. Однако те, кто туда попал, чувствовали себя крайне неуютно, и Тавис вздыхает с облегчением, когда свет гаснет («Камбер-еретик»). По сути это можно считать вариантом ловушки, установленной в Портале Челтхэма, с той лишь разницей, что все происходит на открытом пространстве.

Менее серьезные меры практически повсеместно принимаются в частных Порталах. Портал, который ведет в помещение Камберианского Совета, по всей видимости, закрыт от вторжения кого-либо, кроме членов Совета, если, конечно, они не приводили кого-нибудь с собой. Тирцель Кларонский намекает на это, когда рассказывает Коналу о Порталах, которые можно использовать.

— Я знаю несколько дюжин /Порталов/, хотя не во все имею доступ. Некоторые из них настроены так, чтобы их использовали определенные люди, либо охраняются на другом конце заклинаниями, которые не позволяют гостю покинуть ближайшую к Порталу территорию, пока владелец не даст разрешения на это. Потом, есть такие Порталы-ловушки, которые не дают вернуться назад, если допуск в них не был разрешен. На первый взгляд это может показаться не особенно опасным, но представь, что кого-то поймали в этой комнате и мы входим в нее в то время, как Дункан все еще в походе, в который ушел прошлым летом. Он может просто умереть с голоду.

— О, Господи, а ты можешь сказать, прежде чем переместиться, установлена ли в Портале ловушка? — спросил ошеломленный Конал.

— Не всегда. Это зависит от мастерства того, кто ставит ловушки, и того, кто попадает в них. Это, надеюсь, заставит тебя задуматься, прежде чем ты попытаешься поставить ловушку в своем Портале. Как я уже говорил, Порталы предназначены не для прогулок.

(«Тень Камбера»).

Использование Порталов.

Чтобы определить, где находится Портал, необходимо находиться в непосредственной близости от него или установить контакт с его квадратом. Квадратом чаще всего называют границу Портала, хотя в его конструкции используется восьмигранник. Энергия действующего Портала воспринимается как покалывание или биение, хотя все это скорее чисто психологический, чем физический феномен, и люди вообще не ощущают этого. Дерини, умеющий пользоваться Порталами, может зафиксировать его, просто ступив в квадрат.

Перемещение потоков энергии, которое вызывает покалывание или ощущение пульсации, иногда называют матрицей Портала. Именно она содержит координаты Портала, которые необходимо узнать оператору, прежде чем использовать его. Опытный Дерини может узнать координаты Портала, просто встав в его квадрат. Для того же, чтобы запомнить координаты Портала, используемого в первый раз, обычно нужно коснуться ладонью пола или земли, чтобы замкнуть физическую цепь и позволить телепатической информации просочиться на определенный уровень сознания. Физический контакт, особенно при помощи руки, помогает определить, где находится неизвестный или фактически разряженный Портал, как тогда, когда Дункан разыскивает разрушенный много лет назад Портал в развалинах аббатства святого Неота («Шахматная партия Дерини»).

Используют Портал следующим образом. В разум вводятся две точки местоположения Порталов («точки назначения и отправления»), затем энергетические потоки уравновешиваются, а после происходит «смещение баланса», или деформация. Все это можно осуществить непосредственно или прибегнуть к помощи определенного мнемонического заклинания. Так, Арилан позволяет «словам обрести форму в своей голове» и затем произносит заклинание («Властитель Дерини»). Морган же просто вызывает в воображении образ места назначения и открывает свой разум перед потоком энергии, связывающим два Портала, смещая их баланс («Сын епископа»). Камбер окружает себя и Джорема потоками энергии, представляет место, куда намеревается попасть, и потом просто деформирует эти энергетические потоки («Камбер-еретик»).

Сам по себе процесс практически мгновенен и сопровождается коротким головокружением большей или меньшей силы. Дункан, которого проводит сквозь Портал Арилан, воспринимает прыжок как «смутное ощущение, будто желудок выворачивался наизнанку, хотя перегрузка от прыжка и была искусно сглажена блестящим мастерством Арилана, затем следует мгновение подвешенного состояния небытия, в которое не могло проникнуть даже горе, словно Дункану удалось оставить его в Ремуте» («Тень Камбера»). Не имеющий навыка, но все-таки Дерини-полукровка Келсон так переносит свое первое путешествие: «Сначала у него засосало под ложечкой, потом его наполнило мгновенное чувство падения и возникло слабое головокружение» («Возрождение Дерини»). Простой смертный Гвейр, ослабленный из-за потери крови, воспринимает его как «приступ тошноты, сменившийся взрывом чистой, сверкающей энергии, который практически не оставил места тьме» («Камбер Кулдский»).

Вспышка света, о которой говорилось выше, когда Камбер и его родственники бегут из Кайрори через Портал в кабинете Камбера, обычно не связывается с использованием Порталов. По всей видимости, это было сделано, чтобы запугать солдат, жаждущих схватить семью Мак-Рори. Вспышкой света также сопровождается и прибытие Ридона в Портал Торна Хагена, хотя здесь это, видимо, означает наличие охранной системы, установленной, чтобы предупреждать Торна о прибытии желанных гостей.

Дункан в первый раз использует Портал собора Валорета, узнает его координаты практически мгновенно с типичной уверенностью опытного Дерини.

Закрыв глаза, он мысленно проник в хитросплетение потоков энергии, биение которой уже мог ощутить под ногами. Портал был хорошо заряжен и требовал намного меньше усилий, чем он предполагал. Установив связь с Порталом, находившимся в его кабинете, Дункан удивленно подумал, что активное использование только усиливает Порталы.

Он замкнул цепь своим разумом и почувствовал, как засосало под ложечкой. Мгновение спустя он очутился в кромешной тьме, в знакомых стенах Портала своего кабинета.

(«Тень Камбера»).

Как именно действуют Порталы — без сомнения, полная тайна даже для Дерини. Мы, однако, можем сделать некоторые предположения. Принимая во внимание, что Порталы всегда окружают заклятием, допустим, что некий остаточный эффект все же остается в действующем Портале и помогает содержать и сохранять матрицу, когда ее энергия используется. Вспомните подковообразный магнит, полюса которого соединены клеммой, дабы не нарушалось равновесие заряда. Представьте, что нечто подобное соединяет различные пары Порталов, связанные с силами земли. Дерини встают между полюсами магнита, одновременно происходит всплеск энергии, приводящий процесс в действие, система зарядов земли перестраивается и уносит Дерини к другому полюсу. Таким образом, любой расход энергии подзаряжает матрицу Портала. Может быть, именно поэтому регулярно используемые Порталы более стабильны и требуют меньших затрат энергии, а Портал, который не используется долгое время, может разрядиться вплоть до того, что использовать его станет небезопасно или вообще невозможно.

Сооружение Порталов.

Чтобы создать Портал, необходимо потратить немало времени и сил, а кроме того, в процессе обязательно должны участвовать несколько Дерини. В лучшем случае понадобятся два Дерини, которые знают, что делают, и еще дополнительно от двух до четырех человек, энергией которых можно воспользоваться. Теоретически допустимо, что один Дерини тоже может соорудить Портал. Риченда, когда ее спрашивают о возможностях Моргана в этом отношении, отвечает: «Практически на это неспособен никто», — подразумевая, что хоть кто-то все же может это сделать. Несколько или даже все из дополнительных двух-четырех человек могут быть не-Дерини, однако чем больше Дерини участвует, тем успешнее идет дело. Прекрасный пример приведен в романе «Властитель Дерини». Арилан выступает в качестве ведущего оператора, Морган помогает ему вместе с Келсоном и Дугалом (все трое из которых, хотя и Дерини, не знают ничего об этой операции), а люди Нигель, Кардиель и Варин обеспечивают его энергией.

Для Портала требуется земляное или каменное основание. Готовясь соорудить Портал в палатке Келсона, Арилан дает указание скатать ковер, чтобы открыть землю под ним, и тщательно собирает камешки и даже маленькие сучки. Джорем и Ансель несколько дней разбирают каменные плиты пола северного нефа монастыря святой Марии, чтобы добраться до скалы, на которой он стоит.

Как только поверхность подготовлена, чтобы обозначить границы Портала, рисуют восьмигранник. (Восьмигранник начертан и на большом столе из слоновой кости, который находится посредине комнаты Камберианского Совета. Видимо, этот символ представляет собой ключевой аспект магии Дерини.) Арилан вырезает в дерне шестифутовый восьмигранник кинжалом Нигеля, Джорем же рисует точно такую же фигуру мелом на скале.

Подготовленную площадку необходимо активировать, так как Портал должен охраняться. Происходить это может по-разному, все зависит от личных пристрастий исполнителя. Так, Арилан поручает Моргану установить заклятие при помощи набора магических кубиков и усиливает его, расставив белые свечи по углам восьмигранника, вырезанного на земле. Как Джорем накладывает заклятие на Портал в аббатстве святой Марии, неизвестно, хотя можно предположить, что для этого он берет с собой из Дхассы магические кубики своего отца.

Портал в резиденции епископа в Грекоте — иного типа.

— Это то, что я узнал, копаясь в архиве, — как соорудить новый тип Портала, или, я бы сказал, старый, давно забытый. Местоположение перемещается из угла в угол, так что одно и то же место из четырех раз используется лишь один. Другая его особенность — он настроен так, что только я могу ощутить его присутствие и использовать его.

(«Святой Камбер»).

Озадаченный тем, что он не в состоянии обнаружить Портал, Джорем так и не может понять одну книгу, когда он, по-видимому, все-таки получает доступ к тем же архивам, что и его отец. Он не может объяснить, как Камберу удается определить передвижение Портала.

— Я знаю теорию, но Портал, который двигается, вызывает у меня подозрения, ибо я не могу его почувствовать.

(«Святой Камбер»).

Как на самом деле Камбер сооружает этот необычный Портал, не совсем ясно. Очевидно лишь, что это не тот Портал, которым пользовались в Грекоте, так как Камбер утверждает («Святой Камбер»), что в резиденции епископа существует несколько Порталов, к которым он имеет доступ и которые он, очевидно, использовал довольно регулярно, так что Гвейр воспринимает это как само собой разумеющееся. (Так как это здание некогда принадлежало варнаритам, можно предположить, что эти Порталы они и построили.) Сооружая данный Портал, Камбер, очевидно, не прибегал к помощи Дерини: вряд ли он решился бы работать с теми, кто не знал, что он принял облик Элистера Келлена. (А Элистер Келлен, самый консервативный из Дерини, никогда к тому же не показывал на людях свои способности.) Вполне вероятно, что Камбер воспользовался помощью простых людей, чтобы увеличить непосредственный приток энергии, необходимой для создания матрицы Портала. Таким образом, Портал в резиденции епископов в Грекоте отличается от тех, с которыми мы повсеместно сталкиваемся во всех Одиннадцати Королевствах.

Расположение Порталов.

Теперь мы знаем, что для сооружения Портала необходимы исключительное мастерство Дерини и большое количество энергии, а это позволяет предположить, что Порталов даже в лучшие для Дерини времена не было много. Однако не вызывает сомнений, что некогда существовала сеть Порталов, связывающая религиозные сооружения, в которых несли службу Дерини, но ко времени появления Камбера она начинает приходить в упадок.

О двух соборах — в Ремуте и Валорете — упоминается особо в связи с тем, что в их ризницах имелись Порталы. Вполне возможно, что большинство существовавших во времена Междуцарствия соборов могли также иметь Порталы. Собор Ремута помимо Портала в ризнице располагал еще одним Порталом, который находился в кабинете священника, примыкавшем к базилике, построенной во времена Междуцарствия для удобства духовников-Дерини королей-Дерини. С тех же самых пор существует и Портал в молельне часовни епископа в Дхассе, в его резиденции, и мы можем предположить, что в ризнице собора был еще один Портал, ведущий в Ремут и Валорет.

Множество других разнообразных религиозных ведомств и учреждений, а также частных владений тоже располагали Порталами.

Разрушение Порталов.

Разрушение Порталов — дело весьма рискованное. Из трех Дерини, пытавшихся сделать это (Эмриса, епископов Кая Дескантора и Дениса Арилана), двое погибли, хотя все достигли своей цели. Неизвестно, Что послужило причиной неудачи Кая Дескантора — недостаток опыта или просчеты. Эмрис был гораздо более опытным, но и он погиб. И только Арилану удалось уцелеть.

Чтобы разрушить Портал, необходима энергия огромной мощности, которую надлежит должным образом направить и заземлить. И здесь многое зависит от способностей оператора. Поэтому вовсе не удивительно, что Арилан, прекрасно обученный для своего поколения (хотя его едва ли можно сравнить с Эмрисом), может разрушить Портал, подобный Порталу в палатке Келсона в Ллиндрут Мидоуз — временный, устроенный для выполнения насущных, но коротких задач, — и при этом не пострадать.

Кай Дескантор, наоборот, не производит впечатления человека осведомленного и специально обученного. Но ему необходимо перекрыть одну из основных артерий церковной сети Порталов Гвиннеда. Если, как мы предполагали, Порталы становятся прочнее и устойчивее в процессе их использования, то задача Кая разрушить Портал Валорета кажется намного серьезней, чем задача Арилана, хотя возможности Кая гораздо меньше.

Но несмотря ни на что Портал нужно закрыть, иначе он может стать орудием, используемым против других Дерини.

Таким образом, без необходимых приготовлений, не имея ни навыка, ни достаточно времени, чтобы духовно подготовиться, Кай принял решение, естественное для людей, для которых их личная доблесть превыше всего. Чтобы позволить своим товарищам уйти, он остается и делает все возможное, чтобы разрушить Портал, понимая, что наверняка погибнет. Он не боится смерти. Для него лучше умереть, беззаветно пожертвовав собой, чем попасть в руки регентов, от которых не стоит ждать милости.

Конечно, все это лишь догадки, однако то немногое, что мы знаем о Кае, позволяет предположить, что он не мог поступить иначе.

Они нашли Кая Дескантора распростертым на полу посредине ризницы без каких-либо следов насильственной смерти. Позже Ориэль сказал им, что прежде там, под ковром, был установлен Портал. Видимо, Кай умер, пытаясь его разрушить.

(«Камбер-Еретик»).

Нечто подобное происходит и тогда, когда Эмрис разрушает главный Портал гавриилитов в аббатстве святого Неота, отзвуки которого почти два века спустя обнаружили Морган и Дункан. Эмрис и опытный Целитель по имени Кенрик, используя мираж, сдерживают солдат регента Рана, давая возможность многим из своих собратьев спастись. Когда же сдерживать нападавших не остается сил, Эмрис отсылает через Портал Кенрика и, встав на колени, просовывает руку под ковер, чтобы коснуться каменного основания, «стараясь отыскать своим разумом то, что могло бы стереть Портал с лица земли» («Камбер-еретик»). Направив энергию Портала на себя, чтобы разрушить его, он оставляет телепатическое предупреждение тем, кто может прийти сюда, и умирает до того, как оружие нападавших коснулось его.

Судя по всему, смерть Эмриса не была мгновенной в отличие от смерти Кая. У Эмриса было время, чтобы приготовиться. Разрушить Портал для адепта, обладающего такими способностями, как Эмрис, — нетрудно, а послание, составленное им, явно тщательно обдумано.

Кенрик, безусловно, не мог не знать, какое «последнее задание» намеревается выполнить Эмрис, но тем не менее подчинился ему беспрекословно. Кажется, будто Эмрис уже знает, что аббатство святого Неота будет разрушено, решает сделать из него символ для грядущих поколений Дерини и готов заплатить за это любую цену.

Но была ли смерть той ценой, которую следовало заплатить? Безусловно. Целью Эмриса был главный Портал гавриилитов, обладающий энергетическим потенциалом, по крайней мере, такой же силы, как и любой другой Портал церковной сети. Но ведь и Эмрис — один из выдающихся, если не самый выдающийся адепт Дерини своего времени, и для него заземление заряда Портала должно было быть детской забавой. Установить предостережение тоже несложно.

Что же могло ждать Эмриса, останься он жив? Регенты не проявили бы снисходительности к тому, кто помог бежать стольким потенциальным жертвам, прекрасно обученным. Как Целитель и наставник Целителей старый аббат знал, как их искусство могло быть использовано: регенты могли сломить кого угодно, в том числе и его, располагая для этого достаточным временем, умелыми палачами и необходимыми снадобьями. Не без причины Райс язвительно говорит Тавису о злоупотреблении знаниями и лекарствами, которые он поклялся использовать лишь для исцеления. Значит, некоторые Целители действительно злоупотребляли этим?

Потом, вероятно, произошло следующее. Эмрис знал, что он не имеет права на неудачу. Он также прекрасно осознавал, что не выдержит пыток, а о том, чтобы бежать через Портал, не могло быть и речи, если он должен разрушить его. Не мог Эмрис и допустить, чтобы те необъятные знания, которыми он обладал, попали в руки врага. Установки необходимо было направить на то, чтобы все уничтожить, как это сделал, умирая, Девин Мак-Рори, чтобы Тавис не смог считать его память.

К тому же обращение потоков энергии Портала внутрь, на саморазрушение, само по себе требует энергетических затрат, и установка телепатического предупреждения — тоже. Можно предположить, что Эмрис не желал себе смерти — это было совсем не похоже на него, — однако он ни за что не стал бы тратить и крохотную долю энергии на собственное спасение, если бы это уменьшило его шансы на успех.

Так что же случилось тогда? Передача мощного потока энергии на разрушение приводит и к разрушению самого канала передачи, но Эмрис не делает ничего, чтобы нейтрализовать это воздействие или устранить повреждения, что как Целитель был вполне в состоянии сделать.

Значит, было совершено самоубийство? Некоторые из читателей, замечая, что Церковь запрещает лишать себя жизни, спрашивают, не попадают ли смерти других, во всем остальном безупречных, героев под эту же категорию.

Здесь мы опять вынуждены прибегнуть к примерам ситуативной этики. В конце концов, все подобные выводы, по всей видимости, глубоко субъективны. Церковь осуждает самоубийство, так как видит в нем проявление отчаяния и потери веры в заботу Господа о Его созданиях. В этом случае сознательное саморазрушение отличается от саморазрушения, которое произошло как следствие исполнения иных намерений.

Именно так долгое время власти как светская, так и церковная распознавали степень ответственности. Лишение человека жизни никогда не рассматривалось как нечто желанное, скорее, оно принималось как нечто необходимое. Хотя наказание за преступные намерения, т. е. убиение преступников, было разрешено почти всеми этическими системами на протяжении веков существования человека на этой планете.

Кроме того, иногда во время сражения человек может получить ужасные раны, излечить которые невозможно. Отсюда и вошло в практику нанесение смертельно раненным воинам coup de grace — удара милосердия. И это никогда не считалось жестоким или негуманным, никогда не рассматривалось как убийство, а если несчастный сам просил об этом, не считалось самоубийством.

Таким образом, смерть Девина нельзя назвать самоубийством, даже если именно он заставляет стража его же рукой вонзить глубже стрелу, попавшую в спину, чтобы ускорить свою смерть. Нельзя отнести к самоубийству и смерть Эвана Мак-Эвана, когда он взглядом умоляет Деклана нанести последний удар, подставляя ему горло.

Архиепископ Хьюберт объявляет, что смерть самого Деклана будет рассматриваться как самоубийство, так как он сам перерезал себе вены, однако это софистика. Приказ Мердока в последний момент отменяет казнь Деклана. Но ведь многие века существует принцип, по которому солдат скорее готов проститься с жизнью, чем попасть в руки к врагу. Секретный агент, раскусывающий капсулу с ядом имеет много общего с такими Дерини, как Дафид Лесли и Дензиль Кармайкл, которые приводят в действие установку на смерть по той же самой причине. Эндрю, чьи руки были по локоть в крови, предпочел бы яд допросу со стороны Моргана. Сюда же можно причислить и Деклана, который надеется таким образом уберечь свою семью от страданий из-за того, что он более не может сотрудничать с врагом. Увы, его поступок влечет за собой трагические последствия как для его семьи, так и для него самого, однако лишь Господь Бог может судить его за это.

К последней категории нам следует отнести тех, кто предпринимает меры, которые, и это было им известно, почти наверняка приведут к смерти. О Кае и Эмрисе мы уже говорили. Под эту категорию также попадают и Синхил, осознающий, что увеличение потенциала его сыновей ускорит его собственную смерть; Сикард, который отказывается подчиниться Келсону, зная, что будет убит; Ивейн и многие, многие другие.

Говоря о них и таких же, как они, нельзя не сказать, что мотив самопожертвования ради других или ради всеобщего блага в ущерб себе — одно из наиболее благороднейших Проявлений человеческих чувств. «Никто не умел любить так, как он: он отдал свою жизнь за друзей». Это гонит солдат в бой против несметных полчищ, хоть они и знают, что большинство из них умрет, это побуждает отца броситься в яростный поток, спасая дитя, это заставляет Ивейн добровольно приблизиться к вратам смерти.

Все, о ком говорилось выше, вовсе не стремились умереть, но ни одному из них собственная жизнь не показалась важнее поставленной цели. И это, конечно, не самоубийство, это беззаветное самопожертвование как возможная плата за желанный результат, и справедливому Господу не составит труда принять верное решение в Судный день.

Прикладная магия: утилитарные заклинания. Магическая дуэль.

Прикладная магия включает в себя заклинания или действия, приводящие к непосредственному предсказуемому результату. Здесь существуют четко определенные движения и жесты, которые в сочетании с необходимым набором слов (иногда и ключевыми фразами) помогают достичь нужного ментального состояния и высвободить магическую энергию. Одну из категорий таких заклинаний можно назвать утилитарными заклинаниями.

Заклинание огня.

Еще на самом раннем этапе обучения юные Дерини осваивают заклинание, которое вызывает огонь в ладони. Для того, чтобы поддерживать такое пламя, нужно совсем мало энергии. Чтобы в ладони возник холодный огненный шар, нужно сжать руку в кулак и представить, что он находится внутри, после чего можно разжимать ладонь. Шар может быть самых различных размеров — от грецкого ореха до головы ребенка. Некоторые практикующие Дерини могут вызвать огонь и на раскрытой ладони, но лишь немногие из них способны сделать так, чтобы огонь появился без помощи руки, для чего сосредотачивают внимание на какой-либо точке пространства, где и возникает светящийся шар.

Из-за того, что пламя не имеет веса, от оператора требуется совсем не много усилий, чтобы огненный шар плыл по воздуху. Дерини способен одновременно поддерживать горение нескольких шаров, однако манипулировать более чем тремя сферами уже сложно. Для этого нужна глубокая сосредоточенность, и если оператору нужно сделать что-либо еще, у него может не хватить на это энергии.

Пламя обычно принимает цвет ауры Дерини. При желании его можно изменить, однако Дерини предпочитают связывать свою магию с определенным цветом еще в начале своего жизненного пути и впоследствии придерживаться его. Аура Целителей чаще всего зеленая, хотя Целители из гавриилитов, похоже, отдают предпочтение белому или серебристому.

Типичные цвета Дерини перечислены ниже. Цвет пламени тех, чьи имена стоят в скобках, определен по цвету их ауры или защитных полей.

Красный — Келсон, Конал, Джебедия.

Зеленый — Морган, Райс, (Баррет де Лейни).

Серебристый — Дункан, Дугал, Денис Арилан, Джемил Арилан, Тирцель, Эмрис.

Синий — Карисса.

Лиловый — (Варин).

Фиолетовый — (Дейм Элфрида).

Золотой — (Дугал), (Даррел).

Светящиеся огненные шары используются довольно часто. Джорем вызывает к жизни крошечную светящуюся сферу, когда они с Райсом проникают в аббатство святого Фоиллана, чтобы похитить спящего Синхила Халдейна. При освобождении Йомейра, где Камбер и его сын находят тела Элистера Келлена и Эриеллы, Камбер заклинанием вызывает огненный шар и позднее делает так, чтобы появилось еще несколько шаров («Святой Камбер»). Когда же Морган зажигает огненный шар в подземных переходах его столицы Корота, мы видим это глазами человека.

…Морган повернулся, чтобы встретить их. Мягко светившийся зеленый шар лежал в ладони его левой руки.

— Расслабьтесь, епископ, — тихо проговорил Морган, плавно двинувшись к Кардиелю. — Это всего лишь свет, ни плохой, ни хороший. Ну, дотронься до него. Он холодный. Безобиден совершенно.

Кардиель замер, неотрывно глядя в лицо Моргана, а не на огонь. Только когда тот остановился перед ним, епископ опустил глаза, чтобы взглянуть на огонь. От него исходил холодный, зеленый, мягко мерцающий свет, точно такой же, какой окружал голову Арилана той ночью, когда тот дал понять, что он Дерини.

(«Властитель Дерини»).

Огненные шары особенно удобны при исследованиях, проводимых под землей, ибо в отличие от факелов и свечей не дают дыма. В разрушенных коридорах подземелья епископского дворца в Грекоте в руке Камбера ярко горит «холодный серебристый огонек, принявший форму шара, на расстоянии ладони от его руки. Жестом он сделал так, чтобы шар повис в воздухе чуть выше его правого плеча, и затем, шагая рядом с Джоремом, вообще перестал обращать на него какое-либо внимание» («Святой Камбер»). Через некоторое время, когда они входят в большую палату, одного шара оказывается недостаточно, и Камбер складывает ладони лодочкой и создает другой шар, «сделав так, чтобы он повис в воздухе на расстоянии вытянутой руки от первого, взмахнув рукой с аметистовым кольцом» («Святой Камбер»).

Совершенно очевидно, что умение создавать светящиеся шары — отличительный признак Дерини, которым обладают только они и который может выдать их, если это увидит тот, кто прежде не знал, что перед ним Дерини.

— Ты собираешься оставить этот шар зажженным, пока будешь работать? — спросил Келсон /Дугала/. — Если кто-нибудь заглянет внутрь, это сразу выдаст, кто мы на самом деле.

(«Тень Камбера»).

Светящиеся шары — естественное следствие ауры Дерини, которую можно назвать визуализацией психических защитных полей. Аура вполне может ошеломить обычного человека, и не только потому, что она соответствует классическому описанию нимбов и ореолов, традиционно связываемых со святыми и Господом. Это явление используют и владыки Дерини периода Междуцарствия, чтобы еще раз напомнить, какую власть они имеют над людьми. Имре и Эриелла проецируют свою ауру именно с этой целью, когда выходят к придворным:

«От их голов исходил свет, как всегда, когда владыки Дерини имели обыкновение появляться во время торжественных церемоний».

(«Камбер Кулдский»).

Тем не менее полтора столетия спустя, когда преследования Дерини, казалось, должны были пойти на убыль, вид Баррета, окруженного изумрудным пламенем защитных полей, все еще может вселить панику в сердца не знавших жалости солдат («Архивы Дерини»).

И Даррел, муж Бетаны, наверное, осознавал, какое впечатление он может произвести, когда зажжет свои золотые защиты, спеша на помощь Баррету, пытающемуся спасти детей («Архивы Дерини»).

Даже во времена восшествия на престол Келсона, когда общее отношение к Дерини от завистливого приятия и мстительной ненависти перешло к суеверному страху, аура Дерини почти всегда пугала людей, которые неожиданно для себя видели ее. Епископ Кардиель, обычно спокойный и рассудительный даже в минуты опасности, теряет сознание при виде серебристой ауры Арилана, несмотря на то что уже был свидетелем того, как Дерини перемещаются с помощью Порталов («Властитель Дерини»). Свидетели же посвящения Дугала в рыцари были подготовлены лучше.

О Дункане ходило множество слухов, и многим придворным уже приходилось видеть магию Келсона в действии, однако свет, растворивший меч, который держал в руке Дункан, а затем окруживший его и его сына, не оставил место сомнениям относительно того, кем они были.

/Этот меч/, в этом не было сомнения, впитал магические силы многих поколений Халдейнов. И Дункан чувствовал, как он пульсирует в руке. Дрожа от волнения, он крепко сжал эфес другой рукой и медленно поднес клинок к губам, чтобы поцеловать святую реликвию. Проделывая это, он позволил своей сущности Дерини проявить себя, и тут же серебристый свет разлился по лезвию. Он, словно вода, заструился по стали, в одно мгновение охватил ладони и руки Дункана, окутал голову и плечи, явно и открыто давая понять окружающим, что перед ними Дерини. Благоговейный ропот свидетелей сразу же сменился всепоглощающей тишиной, когда Дункан, двумя руками держа рукоять, опустил пылающее лезвие на правое плечо Дугала… Как только меч коснулся венца и Дункан поднес лезвие к глазам сына, аура Дерини Дугала вспыхнула, словно нимб, золотым сиянием вокруг его волос, отливающих медью…

(«Тень Камбера»).

Неожиданное появление светящегося шара также может вызвать страх, оцепенение и изумление, хотя он может находиться на некотором расстоянии от своего создателя, в отличие от ауры, которая ограждает Дерини от действия магии. Морган, излечив Дугала (ни сам Дугал, ни Морган тогда еще не знали, что он тоже Дерини), гасит огненный шар, чтобы не напугать Дугала, когда он придет в себя («Сын епископа»). Год спустя Дугал сам, спускаясь с Келсоном в разрушенные и частично затопленные катакомбы Мак-Рори в Грекоте, случайно вызывает огненный шар, свет которого позволяет разглядеть дорогу.

Умение зажигать и гасить огонь — одно из применений способностей Дерини вызывать пламя в ладони. Насколько эти явления связаны между собой, можно убедиться, вспомнив, как Камбер создает светящийся шар в потаенной часовне михайлинцев после посвящения в сан священника, а затем, чтобы был виден Божественный Свет, при помощи магии гасит все свечи, причем на расстоянии, значительно большем, чем это происходит обычно.

Умение манипулировать огнем вообще широко распространено среди Дерини или, по крайней мере, было распространено, когда они процветали. Эту способность можно назвать способностью управлять Стихиями Огня. Во время посвящения Камбера в сан Джорем зажигает свечу, проведя над ней рукой, и уже от этой свечи Ивейн зажигает угловые свечи («Святой Камбер»). Ивейн и Ансель вместе вызывают заклинанием очистительный огонь для погребального костра, который должен поглотить тела ее первенца и других родственников («Камбер-еретик»).

Зачастую опытные Дерини довольно несерьезно относятся к заклинанию огня. Торн Хаген зажигает свечи в своей спальне, взмахнув рукой и шепотом произнося какую-то фразу («Властитель Дерини»). Арилан на ходу зажигает факелы в комнате Камберианского Совета («Властитель Дерини»). Тирцель зажигает свечу в кабинете Дункана после своего первого перемещения через Портал («Тень Камбера»).

Даже плохо обученный Морган разжигает огонь в камине своего кабинета небрежным жестом, хотя, чтобы зажечь свечи в комнате, он использует традиционный способ («Властитель Дерини»). С помощью своих способностей он также зажигает факел, находясь рядом с раненым бунтовщиком Мэлом, хотя и делает вид, что для этого ему понадобились обычный кремень и кусок железа. «Ты думаешь, что я Дерини, что я могу призвать огонь с небес, чтобы просто зажечь факел?» — спрашивает он, зная, что так оно и есть («Властитель Дерини»). Ко времени же, когда он разжигает огонь в камине кабинета Дункана перед изумленным Дугалом, у него уже хватает смелости, чтобы прочесть со скучающим видом довольно убедительную лекцию о пользе магии («Сын епископа»).

Снятие усталости.

Для того чтобы снять усталость, существуют особые заклинания. Конечно, Дерини может сделать это и обдуманно, расслабившись и представив, что усталость покидает тело, что с каждым вдохом оно наполняется энергией. Но на такую процедуру требуется время, тогда как заклинание действует почти мгновенно. Этому заклинанию можно обучиться у того, кто умеет его использовать, либо оно должно быть воспринято как знание, присущее телу изначально, как в случае с Халдейнами, когда они принимают свой потенциал.

Однако каким бы образом ни приобреталась эта способность, способ, с помощью которого ее используют, практически остается неизменным. Дерини делает один или несколько вдохов, либо проводя рукой по лбу, либо просто закрыв глаза, либо закрыв глаза ладонями, иногда надавливая на переносицу большими и указательными пальцами, одновременно приводя в действие определенную ментальную установку. Это могут быть ключевые слова, или заклятие (обычно фраза либо короткое стихотворение), или ключевое действие. Все зависит от того, как индивидуум обучен.

Катан закрыл лицо руками, сделал глубокий вдох, задержал дыхание и медленно выдохнул, произнося слова заклинания Дерини, которое снимает усталость. Еще один глубокий вдох — и он почувствовал, как ровно забилось сердце и исчез неприятный привкус во рту.

(«Камбер Кулдский»).

Камбер, хотя и не использует заклинания, когда готовится принять память Элистера, наверняка применяет свои знания, растянувшись на кровати и предоставляя возможность действовать «различным способам расслабления Дерини, чтобы быть свежим и бодрым». За расслаблением следуют несколько часов глубокого сна, после чего он проводит еще один час в медитации,

…делая ментальные и духовные приготовления, которые, он чувствовал, понадобятся ему, чтобы приступить к выполнению его задачи. Несмолкающий дождь снаружи помогал сосредоточиться, позволяя достичь глубинных точек его сознания.

(«Святой Камбер»).

Кверон, хоть и получил гавриилитское образование, намного более последовательно использует умение снимать усталость. Спроецировав для синода епископов воспоминания Гвейра о явлении ему святого Камбера, Кверон на мгновение просто садится и проводит слегка дрожащей рукой по лбу, «жестом, за которым, как было известно Камберу, скрывается заклинание, снимающее усталость» («Святой Камбер»). Люди, находящиеся в зале, и даже некоторые Дерини не придают этому никакого значения, вероятно, потому, что проделывает он это совершенно спокойно и естественно. Глубоко вдохнув, он поднимается на ноги с легкостью, которую едва ли можно было ожидать от человека, только что выполнившего задачу, потребовавшую огромных усилий и невероятного мастерства. Встав, он выглядит так, словно хорошо отдохнул и силы уже полностью вернулись к нему. Этот случай позволяет нам впервые увидеть Кверона за работой, и судя по легкости и блеску, с какими он все проделал, можно не сомневаться, что Кверон — настоящий знаток своего дела, что и подтверждают его последующие поступки.

Морган и Дункан не столь умелы, но и они пользуются этим заклинанием, причем у них все, на первый взгляд, получается легко и просто. Можно, пожалуй, приписать это упорным занятиям и хорошей памяти, так как ни один из них не понимал, что при этом происходит. Оба они стремятся преодолеть ограничения, расплачиваясь за это полным истощением, которое нельзя устранить посредством заклинания. Они используют заклинание и усиливают его воздействие, повторяя его, пока наконец не понимают, что могут снять усталость всего лишь один раз. Но это для них ничего не меняет. Дугал, получив данный навык от Дункана и Моргана, применяет его так же, как и они, не понимая, что происходит на самом деле. Не отличается от них и Келсон, хотя часть его знаний получена из другого источника, унаследованного от Халдейнов.

Лишь по ощущениям Арилана, хотя он и обращается с этим заклинанием весьма небрежно, можно догадаться, что чувствует индивидуум в эти мгновения.

Выдохнув, Арилан закрыл ладонями глаза и сделал глубокий вдох, чтобы привести в действие заклинание, чувствуя, как усталость покидает его мозг, не оставляя следа, словно индиго, смываемое со свежеокрашенной ткани водами горного ручья.

(«Милость Келсона»).

Настройка предмета.

Перенос магического заряда на различные предметы иногда называется настройкой предмета. Предмет, настроенный, или заряженный таким образом, может либо выступать в качестве батареи, аккумулирующей необходимую для увеличения возможностей его владельца психическую энергию, сохраняющей ее, либо просто служить в качестве идентифицирующего ключа. Довольно часто такие предметы используют для отмыкания замков или тайников. В заряженный предмет, например, восковую печать или печатку, можно ввести телепатическое послание.

Иногда их используют как телепатическую линию связи между двумя Дерини. Так, Морган настраивает медаль святого Камбера на частоту Дерри, позднее Келсон увеличивает ее емкость, чтобы обеспечить телепатическую защиту, прежде чем послать Дерри следить за Бетаной. Карисса получает доступ к должностной цепи, которую Морган должен надеть на коронацию Келсона, и делает так, чтобы медальон, висящий на этой цепи, работал как телепатический передатчик и можно было узнавать обо всем, что происходит вокруг Моргана. С помощью этой линии связи она может заставить Моргана потерять равновесие, когда Ян, которому удалось провести всех, бросает в него кинжал.

Предметы, связанные в прошлом с отдельными индивидами, специально не настроенные на их частоту, могут иногда стать линией телепатической связи. Это колье, которое прежде носила Эриелла, шелковая ленточка с тесьмы Дугала, епископское кольцо замученного Генри Истелина, очевидно, сделанное из куска позолоты, которая покрывала алтарь, и как-то связанное с самим Камбером.

Кольца вообще наиболее часто используют для настройки, и не только из-за их формы, но и отчасти потому, что они тесно связаны со своими хозяевами благодаря непосредственному контакту, а также потому, что золото и серебро удерживают психический заряд намного лучше, чем другие материалы. Кольцо, заряженное его владельцем, может передавать сильный телепатический сигнал. Огненное кольцо Халдейнов — один из наиболее ярких примеров. Настроенное на частоту тех, в ком течет кровь Халдейнов, оно используется как последний механизм, высвобождающий потенциал при их коронации. Печатка Моргана служит ему как персональная точка фокуса для концентрации, а кольцо он использует, чтобы связаться с Келсоном.

Другие предметы также способны нести мощные психические заряды. Брошь Льва, три дюйма сверкающего золота, которые должен сжать в руке претендующий на престол Халдейн, получает телепатическую нагрузку благодаря царствованию множества королей. Меч Халдейнов обладает магической силой. О Глазе Цыгана, темном неграненом рубине размером с ноготь мизинца человека, говорят, что он упал с неба в момент рождения Христа и был одним из подарков волхвов Младенцу. Переходящий из рук в руки двенадцати поколений семьи Мак-Рори, наделенный особыми силами Камбером и его родней, он сосредотачивает в себе могущество власти Халдейнов, начиная с Синхила. Время от времени упоминается и наделенная колдовской силой золоченая кольчуга, от которой исходит холодное сияние.

Заряды можно переносить на предмет в форме заклинания. Таковы, например, заговоры старой Бетаны:

Заговор на любовь и на ненависть. Заговор на жизнь и на смерть. Заговор, чтобы хлеба были высокими. Заговор, приносящий чумное поветрие в ряды врага. Простые заговоры, оберегающие здоровье. Сложные заговоры, охраняющие душу. Заговор на богатство. Заговор на бедность. Заговор на еще не рожденное дитя, ждущее прикосновения женщины.

(«Шахматная Партия Дерини»).

Эти заговоры относятся к народной магии и могут дать не только положительные результаты, но и отрицательные — если неправильно их использовать. Например, заклинание, о котором просит томящийся от любви архитектор Риммель, чтобы завоевать любовь Бронвин, наложенное на кристалл джеррамана — большой голубой камень с вкраплениями цвета крови. Впоследствии Келсон замечает, что эти кристаллы можно использовать с разными намерениями, и результаты бывают весьма благотворны, хотя данный случай доказал обратное.

Конечно, этот заговор не должен был причинить вреда Бронвин, так как Риммель любил ее и лишь хотел добиться взаимности. Но когда заговор только начинает вступать в силу, Бронвин попадает в ловушку, ее крик становится помехой, которая заставляет сместиться и видоизмениться энергетические элементы, что приводит к трагическим последствиям. Вмешательство Кевина нарушает хрупкий баланс процесса и оба, он и девушка, погибают во всплеске неконтролируемой энергии.

Кристаллы ширала.

К магическим предметам относят гладкие, цвета меди камни, известные как кристаллы ширала. На самом деле это вовсе не кристаллы, а Гвиннедские аналоги янтаря. Обычно их находят в руслах ручьев и на берегу моря. Как и янтарь, ширал можно обработать и отшлифовать. Янтарь способен удерживать статический электрический заряд, а ширал содержит заряд психический, и, судя по всему, лучше, чем другие материалы. Его особенность состоит в том, что камень в руках Дерини, погруженного в медитацию или транс, ярко светится. Благодаря этому его и используют в качестве фокуса при работе с внутренней магией, однако чаще он все же применяется для проверки психического потенциала.

Судя по всему, ширал известен в истории Дерини на протяжении длительного времени, так как просверленные камешки ширала нашли привязанными в точках пересечения стазисной сети, защищавшей тело великого Орина, который жил в VII веке. Очевидно, они помогали сохранить заклятие, вплетенное в сеть, как можно дольше, служа маленькими аккумулирующими батареями, которые поддерживали психический заряд.

В данном случае стазисные сети представляют собой результат применения особой колдовской дисциплины, известной как наука вязания узлов, которую обычно считали женской магией. С помощью этих знаний изготавливали различные вещи — от стазисных и подобных им сетей, наблюдаемых в склепах монастыря святого Кайрила, до стежковой техники, подобной той, которую Риченда использует в ткачестве, и веревочек, которые Ивейн переплетает, когда в Совет Камбера вводят его членов.

Сам Камбер, кажется, ничего не знает о кристаллах ширала почти до конца своей жизни, так как лишь в конце 903 года он рассказывает Ивейн, как во время последней поездки в Кулди нашел свой первый ширал в горном ручье в Кирни. Он лишь случайно узнает о его качествах во время медитации.

Слегка сжимая предмет пальцами обеих рук, Камбер вдохнул, затем выдохнул, его глаза сузились, и он начал входить в транс. Дыхание замедлилось, черты приятного лица разгладились. Вдруг камень начал слегка светиться. Камбер перевел на него взгляд и протянул руки к Ивейн, все еще находясь в трансе. Камень по-прежнему сиял… Взяв камень, Ивейн провела рукой над ним и склонила голову, про себя проговаривая слова заклинания, вызывающего состояние транса. В течение нескольких секунд камень никак не реагировал, и вдруг начал светиться. Вздохнув, Ивейн вернулась к реальности и поднесла камень ближе, в то время как свет, исходивший от него, продолжал усиливаться.

— Странно. Это почти не требует усилий, если знаешь, что делаешь. Но зачем он нужен?

Камбер пожал плечами:

— Не знаю. Я еще не придумал, как его применять. Разве что вызывать восхищение у легковерных девиц…

(«Камбер Кулдский»).

Однако Ивейн довольно быстро нашла ему применение: камень заинтересовал принца Синхила. Став свидетелем ее медитации, Синхил увидел кристалл в руке девушки и попросил показать его. Когда принц вернул камень, Ивейн догадалась, что он что-то почувствовал, даже если и не осознал, что это было.

— Вы не должны бояться его, мой принц, — прошептала она. — Сам по себе кристалл не плох и не хорош, хотя и обладает какой-то силой. Но приближаться к нему надо с почтением и четким пониманием того, что делаешь. Может, это нить, связующая с Господом?

(«Камбер Кулдский»).

Она объяснила принцу, что ширал помогает сосредоточиться.

— В качестве точки концентрации можно использовано все, что угодно, но ширал намного лучше, потому что он показывает светом, чего ты достиг.

(«Камбер Кулдский»).

Интерес Синхила помог ей ввести его в глубокий гипнотический транс, а из него девушка смогла перевести его в состояние достаточное для проникновения за его защитное поле.

Ивейн дает этот первый ширал Синхилу. Потом Райс дарит ей другой, в форме куриного яйца и такого же размера, с крошечными вкраплениями, отражающими солнечные лучи. Далее кристаллы ширала появляются все чаще. Самый прозрачный и довольно крупный (примерно с кулак) — в кабинете Моргана. С помощью другого, помельче, не больше грецкого ореха, подвешенный на золотой цепи, Венцит проверял потенциал Брэна Кориса. Камень цвета меди размером с миндальный орех Мерис дает Дункану в ночь их венчания. А огромным, с человеческую голову, кристаллом владел один из членов Совета Камбера, скорее всего, Стефан Корам.

Во всех случаях кристаллы используются как точки для концентрации, средства для проверки потенциала и как психические усилители.

Симпатическая магия.

Заклинания симпатической магии — это некоторое символическое действие, которое вызывает сходный результат в природе. Так, Эриелла вызывает бурю, вглядываясь в карту расстановки войск грядущей кампании и воображая бурю, которая препятствует продвижению ее врагов, одновременно разбрызгивая воду над картой («Святой Камбер»). Действие, которое совершают, произнося заклинание, останавливающее сердце, также относится к элементам симпатической магии, поскольку сжатие ладони в кулак вызывает к жизни телепатическое действие, в результате которого сердце жертвы сдавливалось до тех пор, пока не переставало биться.

Примером симпатической магии может послужить неосмотрительное обращение Росаны с кольцом умершей Сиданы. Келсон просит Росану не надевать его, так как оно запятнано кровью Сиданы. Однако она, позволив себе вообразить, каково быть замужем за ним, — поступок сам по себе довольно безобидный — надевает кольцо, представляя, что это делает Келсон. Это вполне можно истолковать как заклинание симпатической магии. Желаемый результат здесь не мог быть достигнут из-за того, что кольцо запятнано. Когда же до Росаны доходит молва о несчастном случае с Келсоном, она обвиняет себя, считая, что именно ее непослушание тому причиной («Тень Камбера»). Конечно же, она не имела никакого отношения к этому, да и Келсон остался жив, однако неподдельный страх Росаны подтверждает, что Дерини использовали и симпатическую магию.

Непосредственная магия.

Между тем существуют заклинания, не подпадающие ни под одну из упомянутых категорий. Как они действуют, не в состоянии понять даже некоторые опытные Дерини. С их помощью, например, можно вызвать волшебных зверей, не существующих на земле: стенректов, лайфэнгов и карадотов.

Интересны также миражи Дерини. Некоторые из них возникают в результате гипнотического внушения, хотя чаще — просто по воле оператора. Эмрис и Целитель Кенрик силой своей магии делают так, чтобы на пути тех, кто напал на аббатство святого Неота, появились воображаемое болото и многочисленные ловушки («Камбер-еретик»). Дерри, которого Морган учил видеть сквозь некоторые миражи, пытается использовать боль, чтобы разглядеть, что делает Варин, хотя ни лиловая аура главы мятежников, ни результаты его лечения не оказываются мистификацией («Шахматная партия Дерини»). Когда же Келсон заклинанием вызывает огненную черту, чтобы остановить атаку, в которую бросилась его рать против армии Венцита. Обман зрения — если это было обманом — оказывается настолько сильным, что никто не смеет и подумать о том, чтобы использовать его действие на себе («Властитель Дерини»).

Иногда Дерини имеют дело и с простым выбросом энергии. Зеленый шар, который Дункан бросает в одного из нападавших на Моргана, приводит того в бессознательное состояние. Голубая огненная сфера, вызванная заклинанием Кариссы, становится закованным в доспехи рыцарем, который ей нужен, чтобы напугать Келсона и посмеяться над ним. И, естественно, магическая дуэль представляет собой непосредственное противостояние энергии одного против энергии другого.

Магическая дуэль.

Магическая дуэль — явление довольно редкое. Однако она способна внушать страх как ее участникам, так и наблюдателям. Вкратце ее можно охарактеризовать как испытание возможностей одного Дерини, противопоставленных возможностям другого, что часто приводит к смертельному исходу. Магическая дуэль означает единоборство на энергетических уровнях, практически недоступных пониманию людей. Ко времени восшествия на престол Келсона проведение дуэлей уже было регламентировано достаточно суровыми правилами, за исполнением которых следили члены Камберианского Совета.

За некоторым исключением, магическая дуэль проходит внутри заговоренного круга, сдерживающего выбросы энергии огромной силы. Пока Келсон и Карисса готовятся к единоборству, Морган объясняет Нигелю:

— Отчасти он необходим, чтобы обеспечить безопасность зрителей. Если действия заклинаний не ограничить кругом, они могут выйти из-под контроля.

(«Возрождение Дерини»).

Обычно участники дуэли сами накладывают заклятие, обеспечивая надежность сдерживающего круга, который затем активируется энергией обоих. Такой круг вызывают к жизни заклятия Кариссы и Келсона.

Карисса улыбнулась и отступила на несколько шагов, воздев руки и медленно произнося заклинание. И полукружие из голубого огня тут же появилось за ее спиной, отчетливая линия синего сияющего льда очертила половину огромного круга святых знамений.

Она опустила руки и еще шагнула назад, покровительственным жестом давая понять Келсону, что теперь наступил его черед.

Мысленно обращаясь к святому заступнику, чью святость он отстаивал, Келсон поднял руки над головой, как сделала это Карисса.

И незваные слова заклинания снизошли на его уста, слова, которые он прежде никогда не слышал, глухое пение, заставившее в ответ затрещать от напряжения воздух вокруг него. Обдавшее всех жаром малиновое пламя, появившееся за его спиной, приняло форму полукруга и свело два полукружия в один завершенный круг, наполовину красный, наполовину синий… Сделав это, он заставил себя сосредоточиться, в то время как Карисса вытянула руки и начала произносить другое заклинание. Оно прозвучало на языке, который Келсон понимал, и он внимательно вслушивался, мысленно готовя ответ.

Голос Кариссы был тихим, но в тишине собора отчетливо слышалось каждое слово:

Земля, Вода, Огонь и Воздух, Я заклинаю вами круг. Вспять хода нет. Последний роздых Разъединит сплетенье рук.

Голос Келсона не дрогнул, когда он отвечал на заклинание Кариссы:

Пусть время остановит ход. И Уз священных не разъять, Покуда смерти хоровод Не сломит времени печать.

Как только Келсон замолчал, фиолетовый свет вспыхнул там, где находились две арки, полоса холодного фиолетового цвета теперь очерчивала единый круг в сорок футов, где должны будут драться на дуэли эти двое.

(«Возрождение Дерини»).

В следующем году Келсон столкнется с другой магической дуэлью, необычной даже для Дерини. В ней друг против друга выступят по четыре участника с каждой стороны, а четыре члена Камберианского Совета будут ее судить. Сферы внутреннего и внешнего кругов, вызванные заклятиями членов Совета, были бледно-лилового и фиолетового цвета.

— Обозначьте их получше, — предупредил слепой Баррет де Лейни. — Покуда не погибнут все отстаивающие одну сторону, внутренняя полусфера не исчезнет. Лишь победители покинут этот круг.

(«Властитель Дерини»).

Однако эта магическая дуэль так и не была доведена до конца, так как оказалось, что один из сторонников Венцита работал на обе стороны. Келсон выиграл, ибо условия дуэли не были соблюдены.

По условиям эту дуэль можно отнести к магическим дуэлям, оканчивающимся смертью. Сам Венцит обещал, что все четверо проигравших погибнут прежде, чем победители смогут насладиться победой. Дуэль не завершилась из-за предательства, но круг мог разомкнуться, лишь когда четверо потерпевших поражение будут мертвы, и Келсон был вынужден либо сразу убить оставшихся троих, либо дать им умереть долгой и мучительной смертью.

Но как? Келсон никогда прежде никого не убивал даже шпагой, хотя знал, как это делается. К тому же удар милосердия — куда более сознательный поступок, чем удар в пылу сражения. То, что потенциальные жертвы Келсона были его врагами, ничего не упрощало. Одно дело, когда ты наносишь удар милосердия другу или товарищу по оружию как последний жест сострадания, другое — врагу, особенно если не уверен, что не жаждешь мести. Келсон получает куда более важный урок, чем просто узнает, как остановить сердце, когда убивает тех, кто остался в живых.

Четыре года спустя он вновь вынужден участвовать в магической дуэли, теперь со своим кузеном. За прошедшие годы молодой король становится более утонченным, в его поведении появляются непринужденность и самоуверенность, которая доставляет немало беспокойства его чуть более молодому оппоненту, несмотря на то, что Конал сам получил свои знания от члена Совета Камбера.

— Это бессмысленно, — пробормотал Келсон. — Заговаривай круг.

— Я? — прохрипел Конал.

— А кто же еще? Ты начал все это. Я позволяю тебе начать и эту глупость. Или ты не знаешь, как?

Насмешка оказала свое воздействие. Уязвленное чувство собственного достоинства заставило Конала выпрямиться во весь рост. Сделав на негнущихся ногах несколько шагов назад, он без каких-либо приготовлений поднял руки над головой и начал шепотом накладывать заклятие. За его спиной на полу, окружив его, вспыхнул полукруг темно-красного огня, заставивший придворных отпрянуть к южной стене зала. Те же, кто стоял за спиной Келсона, отступили к оконным проемам.

Испробовав преграду, воздвигнутую Коналом, Келсон с облегчением подумал: чтобы раскрыть ее, смертельный исход не понадобится. Закончив тем временем свою часть заклинания, он резко поднял руки над головой. Вспыхнувшее позади него темно-красное пламя слилось с огнем, зажженным Коналом, заключив их обоих в красный круг.

— Теперь вновь твоя очередь, — опуская руки, сказал Келсон.

Беспечность, с которой король произнес эти слова, наводящая на мысль, что все, чтобы ни предпринял Конал, тщетно, злила капризного принца, но он лишь снова поднял руки на уровень плеч, повернув ладони внутрь, к центру круга.

— Если ты ожидаешь услышать какой-нибудь банальный стишок, то ошибаешься, — сказал Конал. — Мой учитель не верит в это. Я торжественно заявляю: все, что будет происходить внутри круга, не выйдет за его пределы, и никому из находящихся вне него, не будет причинен вред, и он не может быть разъят до тех пор, пока один из нас не одержит убедительную победу над другим. Ты подразумеваешь то же?

— Именно, — согласился Келсон, вновь поднимая руки.

И по кивку Конала он также начал изливать энергию внутрь обшивки круга, едва осознавая, что огненные дуги, которые каждый возвел над своей головой заклинанием, поднимаются, чтобы образовать над ними свод Когда все было закончено, казалось, будто они стоят под куполом из розоватого, слегка матового стекла.

(«Тень Камбера»).

Таким образом, внешне защитный круг может выглядеть по-разному, однако в любом случае он предназначен для того, чтобы защищать. Лишь раз магическая дуэль началась без такого круга, когда взбешенный Синхил столкнулся лицом к лицу с Хамфри Галларо, священником-михайлинцем, погубившим его первенца. Камбер и его родня спешно стали поднимать защитные поля, которые не так надежны, как защитный круг, но все же лучше, чем ничего.

Они успели вовремя, так как прозвучавшее за этим заклинание, произнесенное Синхилом, сотрясло воздух. Древние вселяющие ужас слова отдавались эхом в сводах, балках и покрытых мозаикой панелях.

Заклинанием Синхил заставил появившийся огонь окружить его. Это живое пламя те, кто был снаружи, не столько видели, сколько чувствовали. То был огонь, который можно было заметить лишь краешком глаза и который исчезал, если смотреть на него в упор, однако от этого он не становился менее смертоносным, попади он в незащищенного… Михайлинец двинулся навстречу Синхилу, окутанный золотой дымкой, и остановился лишь тогда, когда всего несколько метров искрящегося пространства разделяло их.

Воздух светился от напряжения, молнии сверкали в пространстве, отделявшем одного от другого, отскакивая от защитных полей. Воздух был колюч и едок. Во все нарастающем потоке энергии свечи почти совсем оплыли. И он изливался с ревом вниз, отдаваясь эхом в стенах каменной палаты, сверкая вокруг голов соперников, словно беснующиеся уродливые нимбы. Еще большая волна задула все свечи, и мгновение ветер завывал почти в кромешной тьме.

Вой ветра становился тоном выше и выше до тех пор, пока зрители не смогли различить два голоса — невыразимых, мощных, злобно споривших друг с другом в бездне, которую открыли силы, вызванные в смертельном бою…

В конце концов михайлинец зашатался и испустил отчаянный стон, его взгляд прояснился, прося о пощаде, и он упал. Внезапно наступила тишина, и комната погрузилась во тьму.

(«Камбер Кулдский»).

Столкновение между Синхилом и Хамфри можно рассматривать как неформальную магическую дуэль, как и дуэль, в которой Синхил нанес поражение Имре, и столкновение Джеханы с Кариссой. В таких дуэлях, обычно возникающих под влиянием момента, один из противоборствующих, как правило, погибает. Синхил в любом случае не пощадил бы Хамфри. А вот Имре не позволил Синхилу убить себя, предпочтя умереть по своей воле. Джехана остается живой лишь благодаря тому, что смертельный удар Кариссы был в самый последний миг отведен Морганом и Дунканом. Такое вмешательство было бы невозможным, сражайся две женщины по всем правилам в заговоренном круге.

О правилах проведения магической дуэли у нас есть лишь отрывочные сведения. Спорящие заранее оговаривают, будет ли противоборство продолжаться до смертельного исхода. Принявший вызов имеет право на первый удар в заклинаниях, испытывающих на прочность, с которых обычно начинается дуэль. От мужчины ожидают, что он уступит женщине, даже если он принимает вызов.

Совет Камбера в первые же годы своего существования начинает сводить воедино правила магических дуэлей. Однако похоже, что эти правила начали упорядочивать еще до появления Совета. По всей вероятности, инициатива исходила от высших иерархов Эйрсидов, древнего и таинственного братства Дерини, построившего киилль. Однако именно Совет на протяжении десятилетий после смерти Камбера исполнял все возрастающие контролирующие функции.

К сожалению, мы видим Камберианский Совет лишь в годы его становления и упадка, однако можно смело утверждать, что в течение двух сотен лет он обладал весьма серьезной властью над Дерини. Когда Камбер начинает обсуждать вопрос о регулирующем органе с Джоремом, его прежде всего волнуют две основные проблемы: 1) исполнение обязанностей этого органа будет основываться на насилии; 2) наблюдатели должны сами взять на себя обязательства предотвращать злоупотребления.

Мы не знаем, какие меры мог применить Совет, чтобы наказать нарушителей, в дни его становления, однако во времена Келсона угроза их применения была достаточна для того, чтобы вселить страх в Торна Хагена, и даже Венцит предпочитает соблюдать внешние правила приличия. Создается впечатление, что Карисса также против нарушения правил магической дуэли. Однако если ее настойчивость по отношению к дуэли с Келсоном можно отчасти объяснить чувством мести, отнюдь не мягкость и жалость к будущей жертве мешают ей убить его тайно, исподтишка, незримым ядом снадобий, как она убила его отца. От одного предательского убийства, если Совет начнет задавать вопросы, еще можно как-то откреститься, два же будет объяснить труднее. А вот бросить открытый вызов — это смелый, но не выходящий за рамки правил поступок смертельно оскорбленного Дерини.

Практическая магия: изменение внешности.

Еще один из многогранных талантов Дерини — способность изменять внешность, как собственную, так и кого-либо другого. Нужно сказать, что на протяжении многих веков практикующие маги настороженно относились к этому знанию Дерини. Джорем, к примеру, осуждает это действие, ибо оно противоречит его моральным устоям, так как неизбежно влечет за собой обман. Райс, получивший прекрасное образование, тем не менее почти ничего не знает об изменении внешности, кроме того, что оно имеет непосредственное отношение к черной магии.

Изменение внешности… Он вспомнил, что об этом мимоходом упоминается в одном старом манускрипте о магии, в котором говорится, как маг наложил образ одного человека на другого. В книге упоминались пентаграммы и амулеты, предотвращающие заклинание от вредных воздействий, однако ее автор не входил в какие-либо подробности. Другой источник — он почувствовал, что теперь в состоянии просмотреть свою память, точно указатель, — упоминает о приношении в жертву животных и привлечении злых духов. Еще один текст настаивал на том, что изменить внешность вообще невозможно, но, если верить Камберу, это и вовсе ложь. Порывшись в памяти, Райс пришел к выводу, что ничего толком не знает об изменении внешности, и заключил, что, вероятно, захочет узнать об этом намного больше.

(«Камбер Кулдский»).

Конечно, изменение облика — не черная магия, хотя Камбер допускает, что его можно считать «несколько серым по краям».

— Тень, скорее темная, чем светлая, вероятно, из-за того, что это обман, а обман используется не часто, если только к нему не прибегают в личных целях. Рискуя показаться лицемерным, я буду придерживаться мнения, что это пример неверного результата, оправдывающего средства. Как способ для невинных избежать опасности, возникшей не по их вине, его обычно оправдывают все, за исключением отъявленных консерваторов.

(«Камбер Кулдский»).

Здесь мы опять сталкиваемся с ситуативной этикой — результат оправдывает средства. Для Камбера, чей взгляд на многое куда шире, чем у его сына, которого трудно убедить изменить свое мнение, это выглядит достаточным основанием. Только Джорем, хотя и примирился с тем, что его облик и облик Райса принимают слуги, не может согласиться с задумкой отобрать облик у солдата Эйдиярда и наделить им Девина.

Сомнения Джорема, прежде всего, основаны на том, что Эйдиярду не дали права на выбор и он никогда не сможет вернуться к своей прежней жизни. Но Джебедия выдвигает вполне резонный довод, что солдаты на войне выполняют свой долг, и это тоже долг Эйдиярда. Это нужно сделать потому, что это необходимо.

Вообще эта тема обсуждается крайне редко. Гораздо чаще мы видим лишь результат этого действия, например, когда Морган и Дункан открывают, что телу короля Бриона в могиле было предано иное обличие, и можно предположить, что в этом замешана Карисса либо кто-то из ее последователей, хотя нам так и не удастся узнать, как это было сделано. Есть упоминания и о том, что Корам время от времени принимает облик умершего Ридона Истмаркского, но и в этом случае никаких объяснений нет.

Первый раз процесс описывается, лишь когда Камбер переносит облик Райса и Джорема на двух своих слуг, чтобы они присутствовали на похоронах Катана и тем самым дали Райсу и Джорему возможность уехать, чтобы похитить принца Синхила из монастыря. Процедура, которую использует Камбер, чтобы подготовить Кринана, позднее описывается в нескольких книгах во всех подробностях, когда он использует ту же методику, чтобы помочь Тавису О'Ниллу преодолеть барьеры, мешающие полной взаимосвязи.

— Я бы хотел показать тебе одно упражнение, с которым многие Дерини знакомятся еще в детстве, — сказал он тихо. — Джорем и Джебедия научились этому у своих отцов, и, я полагаю, Ниеллан тоже. Сам я, напротив, не знал о нем до тех пор, пока не стал послушником у гавриилитов. Однако узнать что-нибудь новое никогда не поздно. Его можно назвать заклинанием, но когда осознаешь, что это такое на самом деле, то поймешь: бояться нечего. — Он поднес свечу чуть ближе к Тавису. — Положи руку так, чтобы мы вместе держали свечу.

Мгновение Тавис медлил, но ослушаться не посмел. Его пальцы были холодны, как лед, но Камбер даже не поморщился, а просто позволил Тавису взять себя в руки и сделать несколько глубоких вдохов.

— Хорошо, — прошептал Камбер, когда Тавис еще несколько раз вдохнул. — Не забудь, что именно ты контролируешь процедуру. Твоя рука лежит на моей — я не сдерживаю тебя. Если тебе вдруг станет страшно или ты почувствуешь, что не можешь продолжать, вернись назад, на сколько тебе необходимо. Ты не обидишь меня этим.

(«Камбер-Еретик»).

Поборов минутное отвращение, вызванное первым прикосновением Камбера к обрубку руки, Тавис подавляет тошноту и чувство неловкости и решается вступить в контакт. И Камбер продолжает отвлекать его, успокаивая и ободряя, постепенно переходя от внушения к принуждению.

— Хорошо. Сосредоточься, словно готовишься к исцелению. Отлично. Когда будешь готов, если ты будешь готов — некоторые вообще не способны на это, — можешь закрыть глаза, чтобы лучше сосредоточиться.

Суть сострит в том, чтобы позволить нити, связующей нас, медленно, понемногу обретать форму, чтобы каждое звено можно было внимательно исследовать и усвоить, в то время как ты сам будешь контролировать глубину взаимодействия позволяя одному плавно переходить в другое.

Говоря это, он видел, как затрепетали веки Целителя, его взгляд стал рассеянным и сонным. Тавис погружался в транс.

— Отлично, — продолжал Камбер. — Просто разреши своему сознанию плыть по течению вместе со мной. Когда будешь готов, услышишь примерно такое заклинание: «Соедини свой разум и руку с моими, друг мой. И пусть вспыхнет свет меж нашими руками, когда мы станем едины. Пусть вспыхнет свет, когда мы станем едины». Конечно, это будет лишь чередой мыслей, — тихо добавил он. — Слова сами по себе ничего не значат. Суть в главном — наши сознания объединятся, и наступит момент, когда мы будем находиться в достаточной взаимосвязи, чтобы сделать что-нибудь полезное. Когда это произойдет, между нашими руками вспыхнет огонь как признак того, что мы достигли этого уровня.

Тавис едва заметно кивал, приподнимая веки, дыша легко и спокойно. Опустив веки еще раз, он больше не смог открыть глаза. Камбер тоже закрыл глаза, удерживая тонкую нить контакта.

(«Камбер-Еретик»).

Использовать заклинание со свечой для взаимосвязи с сопротивляющимся Тависом намного труднее, чем применять его же по отношению к готовому к сотрудничеству человеку, как, например, Кринан, или к такому опытному Дерини, как Райс.

— Не бойся, — улыбнулся Камбер. — Старайся не отводить взгляда от пламени. Расслабься и смотри на пламя, и в этих стенах ты забудешь о том, что тревожит тебя. Я не оставлю тебя, со мной ты в безопасности.

Неспособный к сопротивлению Кринан сделал, как его просили, не отрывая глаз от пламени свечи. Голос Камбера становился все тише и тише и наконец смолк. Вдруг Камбер усилил воздействие. Глаза Кринана закрылись, словно он заснул.

— Хорошо, — прошептал Камбер, высвободил руки и, взглянув на Райса, задул свечу… Затем он поднес руку к погашенной свече Райса, слегка растопырив пальцы. Его глаза встретились с глазами Целителя, спокойными и ясными.

— Соедини руку и разум с моими, друг мой, и пусть твоя свеча вспыхнет, когда мы станем едины.

Мрачно кивнув, Райс прикоснулся кончиками пальцев к пальцам Камбера, умеряя бег своих мыслей, прежде чем в его разум войдет другой. Он закрыл глаза, чтобы отрешиться от внешнего мира, и почувствовал, как ладонь Камбера с силой сжала его руку. Сохраняя полнейшее спокойствие, он приказал вспыхнуть свету в другой его руке и ощутил едва заметный, почти музыкальный резонанс, которого он так долго ждал, и мысли слились с мыслями Мастера.

Затем глазами Камбера он увидел, что ладонь его правой руки прижата к ладони Камбера, между делом заметив ровно горящую свечу в своей левой руке. Другая рука Камбера медленно поднималась, чтобы лечь на лоб Кринана.

Глаза Мастера закрылись. Осталась лишь кристальная тишина, покой, всеохватывающее единство уз, связывающих их. Теперь голос Камбера походил на шепот листьев, трепещущих под летним ветерком. Райс знал, что сейчас услышит.

— Узри свет в глазах своего разума, — приказал ему Мастер. — Это суть твоей внешней формы на земле. Сделай так, чтобы она увеличилась, и пусть она окутает человека, стоящего здесь. Твое лицо будет его лицом до тех пор, пока не отпадет надобность в этом.

Как только он произнес это, Райс ощутил, как сладкая истома снизошла на него, как напряжение, покалывавшее его кожу, исчезло, сосредоточившись в его руке со светящимся пламенем, которое теперь, изогнувшись дугой, перекинулось к рукам Кринана, заполняя пустоту. Никто не заметил дымки, окутавшей все кругом, сияния, исходившего от одной руки к другой. Но внезапно Райс осознал, что дело сделано, заклинание вступило в силу.

Он покачнулся, когда связывающие их узы рассеялись, перевел взгляд на свою свечу и увидел, что она погасла, но свеча Кринана ярко горела. Райс посмотрел на лицо слуги, и у него перехватило дыхание: Целитель увидел себя.

(«Камбер Кулдский»).

Наложить внешность человека на опытного Дерини намного проще, особенно когда у Дерини есть время, чтобы глубоко погрузиться в транс и удерживать заклинание. Принятие Девином облика стража Эйдиярда — удачный пример этого. Эйдиярда ввели в заговоренный круг, где Девин обменялся с ним одеждой. Затем они встали рядом, и Ивейн взяла на себя руководство операцией.

— Теперь ты понимаешь, как важно полностью открыться?

— Да.

— Хорошо, — ответила Ивейн, обменявшись взглядами с Райсом, и собралась встать позади Девина. — Чем глубже ты сосредоточишься, тем шире сможешь открыться передо мной, тем лучшее изображение я сумею наложить на тебя. А это очень важно, так как первое время ты не сможешь контролировать свою внешность, пока твои способности будут блокированы. — Она коснулась руками его плеч. — Теперь сделай глубокий вдох, и мы начнем. Хорошо. Еще раз.

Девин повиновался и начал входить в транс. Первые стадии не вызывали трудностей, но достигнув под руководством Ивейн новых глубин, он почувствовал, что оставаться в состоянии пассивного раскрытия, которое требовалось от него, совсем не просто, хотя на прошлой неделе они проделывали это много раз.

Он глубоко вдохнул и выдохнул, подталкивал себя вниз к другому уровню. Девин ощутил легкое прикосновение рук Райса, скользнувших с затылка ко лбу. Целитель уводил юношу еще глубже, так что вскоре он потерял ощущение реальности.

Теперь глаза были закрыты. Он не мог ничего видеть, но его внутреннее зрение становилось все сильнее, а дыхание все реже и реже, в то время как тело, расслабившись, вошло в состояние приема, к которому его вела, подбадривая, Ивейн.

Он больше не мог сам дышать, не слышал сердцебиения, но это его не волновало: Дэвин знал, что Райс следит за всем. Все его бытие теперь находилось в руках, лежавших на его плечах и быстро соскользнувших с них, чтобы коснуться лба. С новым прикосновением что-то, казалось, встало на место — что-то, что дало ему возможность распоряжаться своей судьбой. Теперь, даже захоти он прервать взаимосвязь, он не смог бы, но это его не тревожило. Ивейн на мгновение оторвала руки, и Девин смутно ощутил, что Эйдиярд подготовлен точно так же. Он находился на грани знания и неведения в неустойчивом состоянии между руками Райса, пока не почувствовал еще одно прикосновение Ивейн.

— Держи равновесие, — раздались в его сознании слова Ивейн. Она находилась в точке баланса между ним и Эйдиярдом. Силы таяли и для него не осталось ничего.

Он чувствовал, как кожу покалывает от напряжения, будто сотни крошечных насекомых ползали по его телу, но, как ни странно, чувство это не было неприятным.

Внезапно все кончилось. Его тело стало вновь послушно ему, все странные ощущения исчезли. Как только Ивейн убрала руку и освободила свой разум, он почувствовал, что всплывает на поверхность, слегка покачнувшись от головокружения от такого быстрого возвращения к сознанию. Но руки Райса поддержали его; разум Целителя отстранялся медленнее, по мере того как жизненные функции возвращались под контроль Девина. Когда он открыл глаза, Ивейн с приятной улыбкой, не отрываясь, смотрела на него, все еще держа одну руку на плече находящегося в трансе Эйдиярда.

(«Камбер-Еретик»).

Как заметила Ивейн, изменение внешности Девина намного сложнее, потому что сначала его способности были блокированы и он был более уязвим, чем Камбер, принявший облик Элистера Келлена, хотя у Девина, по крайней мере, было время для подготовки. В распоряжении же Камбера, находящегося в этот миг на краю поля битвы, было всего несколько минут. Было ли у него время, чтобы продумать все последствия того, что он собирался сделать, и мог ли он заглянуть в будущее?

Но тем не менее он идет на это. История Гвиннеда была бы совершенно иной и, вероятно, мрачнее, откажись он от этого поступка. Очевидно, Камбер располагает куда большим опытом изменения внешности, чем какой бы то ни было другой Дерини. (С ним можно сравнить разве что Корама-Ридона.) Именно Камбер принимает решение придать облик Джорема и Райса слугам. И именно Камбер отваживается поменяться местами с Элистером вопреки желаниям Джорема.

В конце концов Джорем соглашается. И он, и его отец используют варианты одного и того же процесса. Джорем усиливает связь между своим отцом и умершим Элистером. Здесь мы видим двойное изменение облика: Камбер обменивается внешностью с Элистером Келленом.

Не обращая внимания на слезы, Камбер склонился над Келленом и дотронулся до кольца, лежавшего на его груди. Кольцо начало светиться холодным белым светом. Камбер поднял левую руку и приложил ее, палец к пальцу, к правой руке Джорема, одновременно опустив правую на лоб Келлена.

— Теперь вспоминай, — прошептал он. Узы любви, связывавшие их, легли в основу возникшей между ними нити, как это было в часовне в Кайрори два года назад.

— Соедини руку и сердце с моими и слей свет свой с моим, когда мы станем едины.

Камбер видел, как помутился взгляд Джорема, веки затрепетали, дрожа, слипаясь, когда он нехотя, но послушно погрузился в мирный, глубокий транс.

Он перевел взгляд на кольцо, лежавшее между ними, которое в призрачных сумерках сияло еще ярче. Спустя мгновение он позволил своим глазам закрыться и сосредоточился. Джорем был готов. Камбер теперь разрешил соскользнуть своему сознанию.

Джорем сам контролировал ситуацию и, если бы захотел остановиться, мог бы это сделать, но не стал. Вместе с единением пришло и ощущение всей тяжести их удела, ответственности, о которой, теперь он понял это, его отец знал уже давно, пусть даже подсознательно.

Но страха не было, были решимость, уверенность и согласие.

— Узри, — прошептал Джорем, словно зеленые листья поплыли по волнам бьющей из-под земли воды. — Узри суть своей внешней формы, о мой отец, и формы того, кто был твоим другом. — Он спокойно вдохнул. — Пусть обе сущности сольются в холодном огне, что покоится меж нами. Стань Элистером Келленом во всем внешнем облике. И пусть облик твоего друга станет неотличим от облика графа Кулдского. И пусть будет так. Аминь.

Губы Камбера повторили эти слова, но ни единого звука не сорвалось с них. Джорем приоткрыл глаза, чтобы увидеть в благоговении, как дымка окутала лицо его отца. Как будто сквозь вуаль он наблюдал, как менялись знакомые черты. Быстро взглянув в лицо Келлена, он заметил, что в нем происходят подобные же изменения.

Перстень, разделявший их, ярко вспыхнул, и Джорем взмахнул свободной рукой, прикрывая глаза. Когда же он снова обрел способность видеть, перед ним на коленях уже стоял не его отец, а у ног его спал Камбер вечным сном.

(«Святой Камбер»).

Ивейн доводит процесс до иного уровня. Когда она принимает внешность брата Джона, чтобы привлечь внимание Синхила, пока Камбер завершает сопоставление воспоминаний Элистера, она не пользуется моделью.

Брат Джон поднял молодое, обросшее юношеской бородкой лицо, взглянув на него дымчатыми черными, а не голубыми глазами. Эти невероятные глаза на мгновение простодушно блеснули из-под длинных черных ресниц, навсегда запав в душу короля своей несхожестью с кем бы то ни было. Губы, намного тоньше, чем губы Ивейн, нерешительно дрогнули, произнося слова голосом, который мало походил на голос девушки.

(«Святой Камбер»).

Такого человека, как брат Джон, никогда прежде не существовало, и реакция Джорема и Райса дает возможность предположить, что изменение внешности при отсутствии модели и без помощи со стороны, по крайней мере, весьма необычно.

«Ты изменила внешность? (с упреком спрашивает Джорем) Но как?».

«Так», — отвечает Ивейн (прежде чем объяснить, что она просмотрела в свитках Камбера раздел, касающийся изменения внешности наряду с сопоставлением памяти.

— Я думала, что нам неплохо бы понять, как отец пришел к этому. И, должна признаться, никогда не подозревала, что мне придется воспользоваться этим заклинанием.

(«Святой Камбер»).

Ивейн принимает облик мужчины. Интересно, это изменение было полным или касалось лишь черт лица? В любом случае оно должно быть чем-то большим, нежели иллюзия, так как и Джорем, и Райс смогли бы распознать ее, что, впрочем, мог сделать и сам Синхил.

Отсюда можно сделать вывод, что мы столкнулись с реальной трансформацией. Что же касается того, насколько далеко она может зайти, об этом, видимо, можно судить, вспомнив, что когда Камберу понадобились люди, чтобы заменить Райса и Джорема, он выбирает слуг одного с ними роста и подобного телосложения. Над своей схожестью с Элистером Келленом размышляет и сам Камбер, когда начинает понемногу привыкать к новой внешности.

Нужно было изменить не так уж много, разве что лицо и руки, поскольку он и Элистер были почти одного роста (Элистер выше примерно на пядь), оба худощавые.

Но спрятать разницу в росте было достаточно просто, если в этом вообще была надобность, так как едва ли кто-нибудь ее заметит. Если нынешний Элистер стал казаться чуточку ниже, это легко можно было приписать усталости и ответственности, свалившейся на него со смертью Камбера.

Разница же в чертах лица и вовсе не представляла никакой трудности. Теперь, когда первичное преобразование было завершено, он мог, если бы пожелал этого, иногда обретать свою прежнюю внешность, особо не напрягаясь. Он уже предпринял необходимые шаги, чтобы быть уверенным: новый облик сохранится, даже если он будет спать или лишится чувств. Конечно, из-за большого расхода энергии придется на некоторое время возвращаться к своей прежней внешности, но, скорее всего, нечасто и, будем надеяться, в местах безопасных. Иначе говоря, новый облик мог исчезнуть лишь по желанию самого Камбера.

(«Святой Камбер»).

Все это дает основания предположить, что главное ограничение в использовании изменения внешности — разница в весе и телосложении. Наложение внешности изящного оруженосца на могучего воина, по всей видимости, не увенчается успехом.

Поверхностные же преобразования, такие как изменение цвета глаз и волос, типа лица и внешних черт, вполне возможны, как и некоторое перераспределение массы тела, например, при переформировании лицевых костей, а вот увеличить или уменьшить массу нельзя. Поэтому Тавис не может с помощью заклинания «отрастить» новую руку на месте обрубка, хотя способен поддерживать иллюзию руки, по крайней мере, для некоторых наблюдателей и ненадолго.

Что же касается изменения внешности Ивейн, то мы можем предположить, что как такового данного намерения у нее не было. Чтобы как-то на первое время изменить внешность и таким образом получить вместе с Джоремом доступ в апартаменты Камбера-Элистера, она считает достаточным подобрать волосы, связать их в узел и спрятать под капюшоном рясы, скрыть свои изящные руки в широких рукавах облачения михайлинцев. Вполне вероятно, она стягивает и грудь, так как Райс не замечает ничего в ее наружности, что выдавало бы в ней женщину.

Похоже, изменяется лишь лицо Ивейн, перед тем как она осмеливается поднять глаза на Синхила. Однако мы не должны забывать о ее изобретательности. К этому времени она уже выбрала себе мужское лицо. Насколько далеко мог бы зайти Синхил при допросе, передав «брата Джона» дознавателям, как долго она могла бы поддерживать иллюзию, что обнаружилось бы под одеянием михайлинца Джона?

У заклинания, изменяющего внешность, есть несколько серьезных недостатков, и один из них заключается в том, что энергия, поддерживающая заклинание, исходит от объекта. Таким образом, Камбер вынужден делать так, чтобы его слуги-люди спали большую часть дня, пока их облик был изменен, дабы иметь возможность распоряжаться их энергией. И конечно же, со смертью объекта прекращается действие заклинания.

Иной облик можно наложить и на умершего. Так Камбер, накладывает свою внешность на Элистера, а Карисса меняет лицо мертвого Бриона (добавив и другое заклинание, чтобы удержать часть души короля). В таких случаях, чтобы поддерживать наложенный облик, требуется энергия не объекта, а оператора. Собственно, внешность мертвеца не нужно изменять надолго. Камбер и Джорем хорошо понимают, что облик Камбера на настоящем Элистере Келлене исчезнет ко времени, когда епископы перестанут ратовать за его тщательный осмотр.

Сохранные заклинания на умерших.

На тело умершего Элистера Келлена наложили не только облик Камбера, но и заклинания, приводимые в действие Райсом, которые не давали наступить распаду и разложению, что требовало значительных усилий, так как стояло жаркое дето.

Предохранять тело от разложения умеют только Целители. Заклинание обычно действует несколько дней, отделяющих смерть от похорон. При этом чем выше температура окружающего воздуха, тем больше энергии требуется для того, чтобы поддерживать действие заклинания. То, что Райс умирает зимой, объясняет, почему даже по прошествии полумесяца на его теле не было признаков разложения. Правда, в его сохранении участвуют по крайней мере два Целителя: Рикарт, личный Целитель епископа Ниеллана, и Тавис О'Нилл, который считал, что в гибели Райса есть и его вина.

Тело самого Камбера тоже не подверглось разложению, однако это, очевидно, результат действия иного, более загадочного заклинания, которое не позволяло смерти приблизиться к нему, или, может быть, это признак святости, на чем настаивали его приверженцы…

Запретное заклинание.

Одним из наиболее таинственных заклинаний можно считать заклинание, помогающее отсрочить смерть, которое называют запретным.

Впервые о нем упоминается, когда Камбер и Джорем находят тела Элистера Келлена и принцессы Эриеллы и Камбер распознает признаки попытки применения этого заклинания. На эту мысль его наводит меч, пригвоздивший тело Эриеллы к дереву, навершие рукояти которого было изогнуто и обуглено зарядом огромной силы.

Но потом он взглянул более внимательно на ее руки, увидел, что они не сжимают лезвие, и мгновенно догадался, что она пыталась сделать. Руки Эриеллы были сложены на груди, а пальцы согнуты так, как того требовало заклинание, существование которого большинство считало невозможным, относя его к легенде. Не удивительно, что Джорем был так потрясен.

(«Святой Камбер»).

Эриелла, похоже, была так чем-то увлечена, что даже не пыталась отразить удар.

Проведя над ней руками, Камбер понял, что ее постигла неудача и что заклинание, сохраняющее жизнь, не сработало. Позднее, когда Камбер размышляет, ему кажется, что он догадался, почему у Эриеллы ничего не вышло, однако его догадки остаются при нем.

Ко времени же, когда он впервые подвергается искушению применить это заклинание на Райсе, он уже уверен, что знает, как преуспеть, но сомневается, имеет ли право принять такое решение за другого. И пока он думает, Райс умирает.

Мы лишь можем предположить, что эта процедура сродни тяжелой подати. Камбер пытается дать объяснение, что фактически это «что-то немного большее, чем стазис, в состояние которого можно ввести тела, чтобы предотвратить разложение, по-видимому, нечто немного большее, чем попытка сохранить узы, связывающие тело на грани жизни и смерти с душой» («Камбер-еретик»).

В течение последовавших за этим нескольких недель он, очевидно, разрешает эту задачу. И когда сам, умирая, должен принять последнее решение об этом заклинании, его наконец посещает прозрение. Теперь-то он точно знает, почему Эриелла потерпела неудачу и что его не постигнет тот же удел, и убеждается, что не имел права решать за Райса.

Сам он, однако, может отважиться пойти на испытание, которое иногда встает перед адептами его уровня, достигшими духовной зрелости.

…Отвергнуть смерть ради настоящего, но взамен войти в иное, сумеречное царство духа, где можно служить как Господу, так и человеку разными путями. Но разнятся ли они? И ему было дано знание, благодаря которому он мог принять это испытание, мог облечь себя в доспехи Господа и продолжать трудиться не покладая рук во имя Света.

(«Камбер-Еретик»).

Какое-то время мы не знаем, удалось ли это Камберу. Однако вскоре после того, как Ивейн узнает, что он смог по-настоящему испытать на себе это заклинание, она и Джорем спорят, сработало ли оно и какие последствия это повлечет за собой, если они не смогут вернуть Камбера назад. И Ивейн постепенно понимает, какую цену заплатил Камбер, так и не достигнув желанной цели, и какова будет цена исправления его ошибки, которую придется заплатить, чтобы освободить его, открыв истинный путь. Ощутив, что происходит в душе Ивейн, когда она заключает сделку, чтобы освободить своего отца, мы получаем лишь мимолетное представление о том, что должно ожидать Камбера впереди, когда он займет свое место среди великих мастеров.

Ивейн попыталась понять, что сделал ее отец. Его заклинание сработало. Камбер миновал смерть, но заплатил за это огромную цену. В обмен на свободу передвигаться между мирами, продолжая работу, которую более не мог выполнять в своем поврежденном теле, по крайней мере на время, он поплатился восторгом единения со Всевышним. Он всегда умело обращался с чарами, подвластными ему, он имел доступ к обоим мирам как посланник и посредник Господа.

Но Камбер все-таки не до конца понял заклинание, которое привел в действие в миг надвигающейся смерти. Нет, смерти не удалось связать его своими путами. Но тем не менее он был связан. Лишь неимоверным усилием воли он изредка мог прорваться в наш мир и сделать свое присутствие ощутимым, но сделать он мог это очень редко и стоило это ему слишком многого, и постичь это могли лишь те, кому на мгновение открылся Лик Господа, или кому было отказано в этом. И до тех пор, пока равновесие не будет восстановлено беззаветной жертвой того, кто сознательно готов заплатить полновесной монетой, этот Лик должен остаться навеки скрытым от Камбера Кайрила Мак-Рори.

Таким образом, она должна открыть ему дорогу к той радостной цели, лежащей за пределами, очерченными жизнью, во имя которой готовы трудиться не покладая рук величайшие мудрецы, отрекаясь от Великого Возвращения ради особого предназначения, наставляя человечество в том, как приблизиться к Господу. Для нее самой этот выбор будет означать смерть тела, так как плоть не в состоянии выдержать поток энергии, необходимый, чтобы отослать его в следующее измерение, но она знала, что жертва необходима.

Другие без страха пошли навстречу смерти, не побоится и она.

Там же ее будет ждать Райс, ее любимый Эйдан, другие друзья и товарищи по Великому Танцу, которые тоже пали во имя Света. Такой конец не постыден. Ибо это вовсе не конец.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Жертва Ивейн не была напрасной, она на самом деле позволила Камберу полностью войти в новое измерение, в котором он мог свободно перемещаться между мирами. Сделало ли это его наконец святым, покажет время. Дерини могут воспроизводить многое из того, что присуще лишь святым. И деяния Камбера, выдающие его присутствие в Одиннадцати Королевствах, будут беспрестанно вызывать удивление и пересуды.

Защитные заклятия: Стражи Частей Света.

Заговаривание обычно представляет собой возведение защитного энергетического барьера вокруг человека или определенного места. Тирцель Кларонский, например, с помощью заговора защищает дверь, ведущую в кабинет Дункана, чтобы туда никто не мог вторгнуться. Камбер-Элистер накладывает заговор вокруг своего жилища, чтобы избежать соглядатаев, покуда он разговаривает с епископами, которые пришли, чтобы предложить ему митру архиепископа («Камбер-еретик»). Охранные заговоры обычно накладывают на место привала, чтобы ничто не могло помещать выспаться и отдохнуть воинам. Постоянные заклятия обычно «встраивают» в стены. Основа любого заговора — возведение барьера. Классическая церемониальная магия гласит, что заговаривание обычно включает заклятие магического круга, чтобы не допустить проникновения внутрь вредных или враждебных сил извне. В соответствии с другим подходом круг предназначается для того, чтобы сохранить положительные и полезные силы внутри.

Заговоры Дерини — это, скорее, способ предотвратить проникновение внешних сил и защитить тех, кто находится внутри, хотя и от сдерживания внутренних сил они не отказываются.

Практически во всех ритуалах заговаривания призывают силы четырех стихий — Воздуха, Огня, Воды и Земли — как персонификации Архангелов Четырех Сторон Света.

Такие сущности не обладают физической формой, но каждая имеет свои атрибуты, которые помогают практикующему магу установить связи на более высоком уровне и видеть то, что вызывает.

Архангелы четырех Сторон Света.

Призывать Архангелов начинают с востока, ориентируясь на источник Света. В соответствии с традицией, возвращенной к жизни Дерини, фактически любое позитивное действие начинают, обернувшись к востоку, а затем внимание может быть перенесено и на само действие (как тогда, когда Ивейн собиралась войти в Царство Стража Севера). Архангела востока Рафаила, который правит стихией Воздуха, обычно изображают в развевающихся одеждах, пронизанных воздухом, бледного золотисто-желтого цвета. Традиционная иудейско-христианская символика связывает Рафаила с милостью исцеления, считает его ангелом, волнующим воды источника в Товите, потому его и изображают с рыбой в руках.

В классических эзотерических трудах стихию Воздуха связывают с мыслью, интеллектом и слухом. Символом его служит Меч, который изначально, вероятно, был стрелой — очевидным атрибутом Воздуха. Когда заговаривают круг, наиболее распространенный символ Воздуха — дым ладана.

Вторым в пантеоне Архангелов является святой Михаил, Глава Небесных Воинств, который управляет стихией Огня и ассоциируется с югом. Основной цвет Михаила — красный. В соответствии с некоторыми традициями именно он сторожит ворота Эдема после изгнания Адама и Евы из Рая, и именно он будет держать весы во время последнего Суда. Чаще всего его изображают с мечом или копьем в руке, одна нога стоит на шее закованного в цепи подобного дракону дьявола, которого он только что покорил. Однако на фресках Ордена святого Михаила, чьим покровителем он является, он нарисован стоящим свободно, исхудалые руки лежат на поперечине рукоятки огромного меча, острие находится у его ног, доспехи сияют светом, который излучает расплавленное червонное золото, а огненные крылья сложены за его спиной, словно пламенная мантия, что представляет собой архетип воина Света. В этом смысле он также считается покровителем всех воинов вообще.

Стихия Огня ассоциируется с интуицией и зрением, но оружие его — не меч святого Михаила, а волшебная палочка, иногда обожженная огнем трость или посох, используемый, чтобы повелевать огнем. В ритуальном круге символы огня — зажженные свечи и горящий ладан.

Третий Архангел — Гавриил, Страж запада и Воды, обычно изображается в синих тонах или в тонах аквамарина. По установившейся традиции, Гавриила считают Ангелом Благовещения, что приносит новость о рождении Христа Благословенной Деве Марии, начинающуюся с бессмертного приветствия: «Приветствую тебя, Мария, исполненная благодати…». Гавриила также считают ангелом Последнего Суда, который будет дуть в небесную трубу, чтобы поднять мертвых.

Вода связывается с чувством, любовью и вкусом, символ ее — Кубок, изначально — котел бессмертия, общая чаша, откуда исходит пища. По ассоциации, это становится также Святым Граалем. Святая вода, используемая для окропления круга, представляет собой ритуальный символ Воды.

И, наконец, Архангел севера — Уриил (по некоторым источникам — Уриэль, Ориэль), который управляет стихией Земли. В одном из своих обличий Уриил — Ангел Смерти, однако он выступает, скорее, как воплощение естественного цикла рождения, смерти и перерождения. Хотя его изображают мрачным и суровым, он может быть и милостивым, поскольку, отделяя души от того, что связывало их на земле, объединяя их в Царстве Мертвых, освобождает их от земных страданий. Лишь Уриил обладает крыльями, покрытыми перьями, обычно похожими на крылья сизых голубей, цвета воронова крыла или крыла сороки, либо переливающегося зеленого цвета крыла дикой утки.

Стихия Земли связывается со знанием, ощущением и прикосновением. Ее символ — Щит или Пентакль, изначально — лопата, которой вскапывают землю, чтобы посадить семена. Отсюда связь со священными камнями. Соль, которую добавляют в святую воду, используемую для окропления круга, представляет собой ритуальный символ Земли.

В соответствии с некоторыми традициями в этот ряд включают и пятый элемент, стихию Духа, которая часто ассоциируется с великим Ангелом Сандалфоном и Матерью Земли, Планетарной Сущностью, связывающей или объединяющей все четыре стихии. Об этих сущностях мы узнаем позднее.

Однако невольно задаешься вопросом: если присутствие Архангелов-попечителей — явление положительное, нужно ли вообще накладывать заклятие? Способен ли находящийся в здравом рассудке маг сознательно вызвать нечто, что может обратиться ему во вред?

Дело в том, что, хотя от этих могущественных Сущностей ждут добра и защиты, неподконтрольная энергетика самого их присутствия такова, что простым людям может быть нанесен невосполнимый урон. Поэтому круг считается защитной преградой, заставляющей их держаться на безопасном расстоянии. Неподдельная дрожь Кверона в «Скорби Гвиннеда», когда Стражи Сторон Света собираются перед его вступлением в Камберианский Совет, иллюстрирует, насколько могущественны могут быть «простые» ментальные визуализации. Кверон ждет вне пределов заговоренного круга, на некоторое время защитив себя стазисным заклинанием, установленным между двумя колоннами, где он стоит, осознавая, что в конце концов будет вынужден покинуть это убежище и войти в круг.

— Обрядами древними и могущественными мы подготовили это место, — тихо проговорил Грегори, вновь положив пальцы обеих рук на меч, но не поднял его. — Теперь мы призовем, приведем в движение и заставим приблизиться великие силы небесные.

Обернувшись к востоку, Ансель запрокинул голову и воздел руки в мольбе, его проникновенный голос был тверд.

— Именем восстающего Света мы призываем Рафаила, стража Воздуха, Ветра и Бури, — произнес он, — защитить нас и стать свидетелем клятв, что мы дадим. Приди, могущественный Рафаил, и удостой нас своим присутствием.

Покуда он говорил, в его руке вспыхнул огонь — шар золотистого света, который поднялся над его головой и затем, по его повелению, стрелой пролетел сквозь тьму сводчатого потолка киилля, чтобы слиться с пламенем восточного факела вспышкой белого золота.

Кверон был ошеломлен, он никогда не видел ничего подобного прежде. Защищенный заклинанием, он не смог ощутить мгновенного появления Архангела, но видел, заглянув в лицо Анселя, что тот ощущает его присутствие.

Постепенно Кверона охватило чувство, что сильный ветер, стеная, заполнил киилль, и он кожей ощутил этот стон. Порыв ветра растрепал его длинные волосы, вызвав ледяную дрожь, прошедшую вдоль спины, и он сильнее вжался в укрывавшую его нишу, надеясь, что его не заметят, в то время как руки Анселя опускались, а Джорем, в свою очередь, поднимал руки.

— Именем Света разгорающегося мы призываем Михаила, Защитника, Повелителя Огня, Главу Легионов Небесных, — произнес Джорем, и голос его эхом прокатился по подземелью, когда он откинул назад голову. — Охрани тех, кто собрался здесь, и отдай должное клятвам, которые мы дадим. Приди, могущественный Михаил, и удостой нас своим присутствием.

Огненный шар Джорема, как молния, пролетел к южному факелу и, вернувшись к своему началу, ослепительно вспыхнул. Когда Кверон вновь смог взглянуть на него, в сердцевине своей пламя окрасилось в кроваво-красный цвет. Внезапное, не вызывающее сомнений появление Архангела он мог лишь чувствовать: вдруг он возник из теней позади Джорема, ярко вспыхнув, но свет этот не был доступен глазам.

Ивейн уже была готова вызвать Гавриила.

— Именем Света нисходящего, — произнесла Ивейн, — мы призываем Гавриила, Повелителя Вод, небесного Герольда, что принес радостную весть Благословенной Богоматери нашей. Охрани тех, кто собрался здесь, и стань свидетелем клятв наших. Приди, Гавриил, и удостой нас своим присутствием.

Мягкий, цвета моря, свет, который вызвала Ивейн, был успокоительным бальзамом для Кверона, который не верил своим ощущениям, и он тихонько и застенчиво поблагодарил Бога за то, что ему не нужно смотреть, чтобы видеть приближение Гавриила. Шепча про себя молитву, Кверон на мгновение закрыл глаза, чувствуя, что наконец-то погрузился во что-то несущее успокоение, теперь, когда Гавриил был близок, чтобы поддержать его.

Джесс призвал последнего свидетеля их обряда. Джесс, самый юный из них, немного усталый, но уверенный в себе, поднимал руки в мольбе, будто скрепляя все сделанное верной печатью.

— Именем Света возвращающегося, мы также призываем Уриила, Темного Повелителя Земли, кто приводит в конце концов каждого на Берег Смерти, — тихо, но твердо прозвучал призыв. — Спутник всех отдавших свои жизни в защиту других, охрани тех, кто собрался здесь, и стань свидетелем наших клятв. Приди, могучий Уриил, и удостой нас своим присутствием.

Сразу же, как только изумрудно-зеленый огненный шар Джесса слился с факелом возле ниши Кверона, покрытые темными перьями крылья засвистели в воздухе с внешней стороны стазисной завесы. Судорожно вздохнув, Кверон склонил голову, чувствуя: это То Нечто, перед кем он должен ответить, прежде чем завершится ночь. Теперь он был вынужден признать, что Совет Камбера имеет доступ к знанию и силам, намного более могущественным, чем огромное знание его Ордена. Сегодня его жизнь по-настоящему была брошена на чашу весов.

В течение нескольких ударов сердца он не мог унять дрожь, осознавая это, слишком хорошо представляя, какие вселяющие трепет Силы собрались в пространстве между этими колоннами и куполом, и видя, как смертные, находящиеся в киилле, вновь собрались вокруг алтаря, покуда Бессмертные неясно вырисовывались снаружи круга.

И он должен пройти мимо них, даже просто для того, чтобы вымолить разрешение войти в спасительный круг! Просто чудо, что он укрыт стазисной завесой, но что он будет делать, когда она поднимется?

(«Скорбь Гвиннеда»).

Эта сцена в определенной мере помогает понять, зачем нужен защитный круг.

Когда Синхил намеревается наделить своих сыновей могуществом Дерини, Камбер и его родственники объясняют королю основные правила, которых следует придерживаться, заговаривая магический круг и приводя в действие процесс наделения могуществом. Первая попытка Синхила вызвать Силы Стихий довольно непоследовательна, так как он не знает нужных слов. Он произносит слова, идущие от его сердца, веря, что Те, Кто слушает его, распознают его добрые намерения.

— Святой Рафаил, Целитель, Хранитель Ветра и Бури, храни и исцели наш разум, душу и тело нынешней ночью…

— Святой Михаил, Защитник, Хранитель Эдема, защити нас в час нужды нашей…

— Святой Гавриил, Герольд Небесный, отнеси молитвы наши Богородице Нашей…

— Святой Уриил, Ангел Темный, тихо приди, если должен, и сделай так, чтобы страх покинул это место…

(«Камбер-Еретик»).

Синхил, очевидно, не совсем уверен в силе своей визуализации, так как увеличивает свои усилия, начиная готовить чашу, которая приведет в действие передачу потенциала его сыновьям. Король излагает свою мольбу в форме молитвы причащения, которая была ему знакома и в то же время ободряла его, соратники-Дерини подхватывают ее и усиливают исходя из образности, избранной самим Синхилом. Обратите внимание на то, как каждый требуемый элемент проявляет свое присутствие в каком-либо характерном признаке.

Когда встали рядом Джорем по левую руку, а Элистер — по правую, он бестрепетно принял чашу из рук Элистера и, обернувшись к алтарю, слегка приподнял ее, приветствуя присутствие Высших Сил.

— О, Господи, святы деяния Твои. С дрожью и смирением предстаем мы пред Тобой с нашими мольбами. Благослови и защити нас в том, что должны мы совершить этой ночью.

Он повернулся к сыну, опустил чашу и накрыл ее рукой.

— Пошли своего Архангела Рафаила, о, Господи, чтобы дыханием своим освятил эту воду, дабы пьющие ее могли по праву владеть Воздухом. Аминь.

Стук его сердца раздавался в тишине магического круга. Дрожа всем телом, он держал чашу двумя руками и почувствовал, как на белой глазури дна шевельнулось и задрожало кольцо.

Легкое дуновение всколыхнуло складки одежды Синхила, поиграло волосами, принесло запах благовоний и, все ускоряясь, завертелось в круге. Когда ветерок превратился в вихрь, Синхил увидел дикий взгляд сына. Ветер прибивал одежды к телу, бросал волосы в лицо.

У Ивейн с головы сдуло капюшон, волосы рассыпались, а на ковер попадали блестящие золотые шпильки. Пряди метались, точно живые, образуя нимбы над головами Джорема и Элистера — пшеничный и серо-стальной, но они стояли неподвижно, скрестив руки на груди, спокойные и непоколебимые, хотя Синхил успел заметить, как епископ прикрыл глаза.

Прежде чем кто-нибудь успел защититься от вихря, буря прекратилась. Последний порыв подхватил струю дыма и превратился в крошечный смерч над чашей, которую все еще держал Синхил. Он знал, что все взгляды устремлены на него, Дерини удивлены его осмысленным поведением и уверенностью. И в то же время он чувствовал их молчаливое согласие и готовность следовать за ним как угодно далеко.

Между тем во время бури в магическом круге он не отваживался дышать. Сейчас он видел только маленький смерч над чашей. Воронка вихря коснулась поверхности воды, подняв рябь, затем все стихло.

Когда вода в чаше успокоилась, Синхил закрыл глаза и передал чашу Джорему. Джорем, нисколько не смущенный происходящим, торжественно поклонился. Поднеся чашу к Алрою, он накрыл ее точно так же, как раньше делал Синхил.

— О, Господи, священны деяния Твои. Молим Тебя, пошли Архангела Огня, благословенного Михаила, чтобы вода эта зажглась Твоей любовью и стала священна, чтобы все, кто пьет ее, могли управлять Огнем. Аминь.

Еще одно мгновение Джорем держал руку над чашей, затем отвел ее немного в сторону. В открывшемся пространстве блеснуло пламя, превратившееся в огненный шар величиной с яйцо. Шар поднялся вверх на ладонь и завис. Пламя ревело, точно в кузнице, наполняя круг своей силой.

Выждав немного, Джорем стал осторожно опускать руку и, казалось, прижимать огненный шар к поверхности воды. Над чашей с шипением взвился пар, но через мгновение все стихло: пламя превратилось в холодный огонь, который едва заметным голубым пятнышком проплыл над водой и, скользнув за край, пропал.

Джорем повернулся к сестре и осторожно, с почтением передал чашу. Грациозным движением она откинула взлохмаченные ветром волосы, приняла драгоценную ношу и поднесла ее к груди, вглядываясь в воду.

Затем Ивейн подняла чашу высоко над головой и, пристально глядя на нее, начала молитву.

— О, Господи, священны деяния Твои. Позволь своему Архангелу Гавриилу, Властелину бурных вод, обрушить на эту чашу дождь Твоей мудрости, чтобы те, кто пьют из нее, могли по праву повелевать Водой. Аминь.

Воцарилась тишина, и в воздухе появилось свечение. Потом молния сверкнула над головами, послышались раскаты грома, и над чашей возникло маленькое темное облако.

Синхил тяжело вздохнул, решимость вдруг оставила его, но остальные не двинулись с места, и ему пришлось последовать их примеру. Лицо Ивейн пылало, а голубые глаза неотрывно смотрели на облачко.

Снова пророкотал гром, но теперь тише и не так угрожающе. Облако пролилось дождем. Почти все капли упали в чашу, лишь несколько — на участников обряда. Когда дождевая капля коснулась щеки Синхила, он отшатнулся, преодолевая мучительное желание перекреститься, но дождь кончился почти так же внезапно, как и начался. Чаша в руках Ивейн снова была просто чашей. По стенкам стекали капли и падали на дорогой келдишский ковер. Ивейн с поклоном передала чашу Элистеру.

Когда Элистер заглянул в магический сосуд и поднял его к лицу, глядя туда, где несколькими секундами раньше висело облако, Синхил снова тяжко вздохнул.

— О, Господи, священны деяния Твои. Позволь Уриилу, Твоему посланнику Тьмы и Смерти, наполнить эту чашу силой и секретами Земли, чтобы все, кто пьет из нее, по праву смогли управлять Землей.

Элистер произнес: «Аминь», и в то же мгновение чаша в руках епископа задрожала, кольцо со звоном забилось о стенки, вода забурлила с такой силой, что грозила вот-вот выплеснуться через край.

Толчки усиливались, даже пол под ногами заходил ходуном, и Синхил испугался, что попадают свечи на алтаре. Но тут же почувствовал под ногами неколебимую твердь. Все успокоилось в магическом круге. Элистер поднял, чашу еще выше и в знак благодарности той Силе, что побывала в его руках, поклонился. Потом опустил чашу и взглянул на Синхила.

— Чаша готова, государь, — тихо сказал он. — Остальное в твоих руках.

(«Камбер-Еретик»).

Теперь становится определенно ясно, даже Синхилу, что Стражи круга существуют на самом деле. Однако это становится очевидными лишь тогда, когда сам ритуал закончен, и душа перерожденного Синхила готовится войти в ворота, которые открывает для него в Царство Мертвых Джорем.

Тот поднял руку в прощальном привете, потом переступил черту и вышел из круга. Сияние обволакивало его, меняя знакомые Камберу черты. Он увидел рядом с Синхилом двух мальчиков, похожих на него, какую-то красивую женщину с пшеничными волосами и другие образы, которые было не распознать в сиянии.

Дуновение воздуха и шелест крыльев возвестили о приближении Хранителей магического круга. И эти удивительные существа явились — резко очерченные тени, исполненные могущества, безмерного, но не несущего угрозы.

Первое — огромное, мощное, с черно-зелеными крыльями, своей тенью закрывало северный угол комнаты.

Второе — сверкающее, словно само солнце, едва не ослепило Камбера. Оно возникло перед алтарем, выскользнув из-под золотистого стекла восточной свечи, или из бликов света, отраженного гранями дарохранительницы.

Третье принеслось на огненных крыльях с рычанием преисподней. Языки пламени взметнулись над головой Синхила, но тот бестрепетно продолжал путь.

И наконец, четвертое существо предстало серебристо-голубым, переливающимся, словно волна.

На Камбера обрушился неосязаемый, беззвучный и все же оглушающий вал титанической силы, заполняя каждую его клеточку. Стены круга начали сами собой распадаться на куски, будто неведомая музыка зазвучала на высокой ноте и магическая преграда не смогла выстоять перед этим звуком. Ему явственно слышался этот звук, и Камбер понял, что единственным его спасением от неизлечимого безумия были и остаются Святые дары, и сейчас они находились рядом, на ритуальном столе.

Осколки купола продолжали падать на ковер и плиты, а Синхил и его спутники начали таять, точно островки снега весной, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, пока наконец не осталось ничего, кроме блестящих лучиков, сложившихся в радугу.

А потом и они исчезли.

(«Камбер-Еретик»).

Свидетели этого магического действа сильно напуганы, и это дает возможность предполагать, что круг обычно исчезает совсем иначе. Однако эта сцена хороша еще и тем, что помогает понять, какие ощущения переживают те, кто видел Бессмертных, призванных в свидетели.

Итак, заговоры защищают тех, кто находится внутри, от сил, превышающих пределы выносливости смертных. Но заговоры могут служить и средством сосредотачивания позитивных энергетических потоков как при ясновидении, так и при намерении установить телепатическую связь или пообщаться с кем-либо, кто находится вне пределов заговоренной зоны. Примеров тому достаточно, например, заговаривание перед сеансом ясновидения, проведенное с колье Эриеллы, перед изменением внешности Девина Мак-Рори и перед попыткой Моргана и Дункана найти Келсона и Дугала с помощью телепатии.

Любые заговоры — защитные, сдерживающие или защитные и сдерживающие одновременно — можно наложить либо посредством ритуала, либо приведя в действие определенное ментальное состояние, либо используя магические кубики.

Магические кубики: основы.

Магические кубики помогают воздвигать защитные барьеры, хотя по-настоящему серьезному магу они в общем-то не нужны. Как говорит Коналу Тирцель: «В конце концов ты научишься использовать их в своей магии наряду с другими заклинаниями. Хотя не всегда нужно использовать физические матрицы, чтобы наложить заклятие, это помогает, особенно в начале» («Тень Камбера»). Мы уже видели, как кратковременные защиты возводят вокруг какого-либо места просто усилием воли, хотя обычно для этого требуется какой-нибудь физический ключ, например, жест. Заклятия могут быть также «встроены» в стены комнат и «ждать», пока их не приведут в действие. Такова комната в рабочих апартаментах Эмриса в аббатстве святого Неота («Камбер-еретик»), а также спальня Райса и Ивейн в Шииле («Архивы Дерини»).

Так что же такое магические кубики? Если коротко — это удобные символы, которые несут определенную мнемоническую информацию, которая, если ее активизировали, запускает своеобразные психические процессы, в результате которых энергия трансформируется в защитный «купол».

Внешний вид магических кубиков уже устоялся. Это набор из четырех белых и четырех черных кубов размером примерно с игральные кости, но без точек. Тирцель, обучая Конала пользоваться кубами, говорит, что когда-то они, вероятно, и были игральными костями или «их делали похожими на игральные кости, чтобы не привлекать внимания, когда быть Дерини стало опасно. Я как-то видел кубики с точками, и они действовали ничуть не хуже» («Тень Камбера»). И действительно, создается впечатление, что Дерри убежден, будто кубики Моргана — на самом деле лишь какие-то необычные игральные кости («Возвышение Дерини»).

Магические кубики чаще всего изготавливают из слоновой кости и эбенового дерева, на которых довольно легко нанести узор. Этот узор обязательно наносят на новый набор кубиков, прежде чем используют их впервые. На самом деле материал не так уж и важен, главное, что цвета двух наборов должны различаться, символизируя понятия светлого и темного, положительного и отрицательного, мужского и женского, передавая отношения между этими парами противоположностей, так как единственная функция магических кубиков — помогать в достижении определенного ментального состояния.

До сих пор одной из традиций эзотерического церемониала остается то, что магические принадлежности должны быть сделаны из наиболее дорогих материалов, какие только может позволить себе практикующий маг, хотя кубы, изготовленные из дешевого дерева, специально предназначенные для этой цели и используемые прилежно, будут действовать ничуть не хуже, чем самые дорогие, например, из полудрагоценных камней. Кварц, мрамор и белый опал неоднократно пытались использовать для белых кубиков, а обсидиан и слезу апачи (камень дымчато-черного цвета), черный опал и даже малахит — для черного набора. Кубики Тирцеля — «белые, чуть желтоватые, точно старая слоновая кость… Черные же, скорее серые, цвета древесного угля, чем цвета настоящего эбенового дерева или обсидиана» («Тень Камбера»). Похоже, что при активации все белые кубики светятся молочно-белым светом или светом, который обычно исходит от белого опала. Черные кубики Тирцеля и Моргана, принимают черный цвет с зеленоватым отливом, а кубики Камбера становятся «темными, мерцающими иссиня-черным непроницаемым огнем опала» («Камбер-еретик»).

Магические кубики по мере их использования приобретают «подпись», свойственную их владельцам, которая может способствовать либо противостоять их использованию другим магом в зависимости от отношений между ними. Можно предположить, что на некоторые наборы магических кубиков накладывается такая телепатическая информация, что их не сможет применять никто, кроме тех, кому владелец разрешит это. Примеров, правда, у нас нет.

Наше первое краткое знакомство с магическими кубиками происходит в «Возрождении Дерини», когда Морган использует набор, чтобы наложить общее заклятие вокруг спящего Келсона. Судя по всему, ко времени появления на свет Моргана кубики используют уже только для защиты, ведь ни сам Морган, ни его современники, кажется, не знают ни о каких других функциях магических кубиков.

Тем не менее утверждается, что большинство детей Дерини начинают свое формальное обучение именно с этих кубиков. На практике магические кубики могут быть первым действительно серьезным орудием ритуальной магии, с которым сталкиваются самые юные Дерини, и первым по-настоящему магическим «инструментом», умение пользоваться которым они приобретают. Создается впечатление, что Тирцель Кларонский весьма неохотно начинает обучать Конала пользоваться ими, хотя значительно оживляется, когда Конал оказывается учеником, который схватывает все на лету («Тень Камбера»).

Мы не станем останавливаться на том, как преподает эту науку Тирцель, лишь упомянем, что он упоминает несколько интересных моментов, которые могут помочь нам понять, как действуют магические кубики. Цвета кубиков — светлый и темный — по всей видимости, символизируют равновесие, которого необходимо достичь при обращении с потоками энергии, используемыми кубиками.

Равновесие, очевидно, очень важно для всей магии Дерини. Когда Тирцель просит Конала поменять руки с черными и белыми кубиками, Конал ощущает разницу — вероятно, противоположность правого и левого, светлого и темного, положительного и отрицательного, отражение которого мы увидим в романе «Скорбь Гвиннеда» в образности кубического алтаря в подземельях Грекоты. Кубы там составлены так, чтобы образовать Столпы Храма с телом Орина, лежащим вдоль них, словно средняя колонна. Человек между силами Добра и Зла.

Общие положения.

Тирцель не напрасно заставлял Конала практиковаться всю зиму, ибо, только умея хорошо сосредотачиваться, можно с успехом пользоваться магическими кубиками.

Оператор, называя кубики в определенной последовательности, входит в особое ментальное состояние, концентрирует силы и создает определенное равновесие, по достижении которого названный компонент светится.

Сначала четыре белых кубика складывают в квадрат, так, чтобы они соприкасались, черные располагают по четырем диагональным углам. Затем кубики называют по именам или номенам.

Каждого кубика касаются после того, как оператор произносит номен именно этого кубика. (Номены берут свое начало от восьми защитных выпадов с мечом — еще одна из символических связей, высоко чтимая михайлинцами.) В нашем случае номены можно отнести к мнемоническим пусковым механизмам, которые необходимы, чтобы вызвать ментальное состояние при манипулировании и уравновешивании потоков энергии, которые образуют матрицу заклятия.

Белые кубики называют первыми, удерживая в фокусе позитивные потоки энергии, в следующем порядке. Каждый начинает светиться белым изнутри, как только его активизируют.

Магия Дерини

Затем называют черные кубики, смещая баланс к отрицательным полюсам — отрицательным по отношению к белым, уже поименованным кубикам.

Магия Дерини

Теперь названные кубики должны быть уравновешены. Каждую пару приводят в соответствие не только непосредственно друг с другом, но и по отношению к остальным трем парам. Удерживая на этом свое внимание, оператор теперь противопоставляет белому кубику черные в следующем порядке и дает каждой паре свой cognomen. Эти cognomena представляют собой сбалансированные мнемонические приемы, которые приводят в действие психические процессы, происходящие в разуме оператора.

Магия Дерини

Слияние противоположностей дает четыре серебристо-серых «ректоида», или двойных кубика, которые Тирцель относит к компонентам заклятия.

Некоторые магические системы соотносят компоненты заклятия с Повелителями Стихий и их Сторожевыми Башнями или Архангелами Четырех Сторон Света. Некоторые предпочитают символику колонн. И это все еще действующие обычаи.

(«Тень Камбера»).

Затем начинается по-настоящему магическая часть процедуры. Так как теперь, после того как установлены четыре активированные «башни» вокруг заклинаемого человека или места, оператор должен запустить последний процесс, который соединит эти «башни» во времени и пространстве. Непосредственные очертания охраняемого «башнями» поля будут определены их расположением — обычно в четырех точках окружности или эллипса, причем первой выставляется восточная «башня». Поле обычно ограничивается горизонталью пола (в теории, опасность может подкрасться снизу), однако протяженность поля может быть увеличена и включать в себя и то, что лежит вне этой горизонтали. Вспомните заклятие Грегори, которым он заговаривает круг в киилле, перед тем как Кверона вводят в состав Камберианского Совета, когда Кверон понимает, что купол круга возведен как над ним, так и под ним. («Скорбь Гвиннеда»).

Активация заклятий, таким образом, представляет собой заключительную часть балансировки, хотя физическая сторона этой процедуры достаточно проста. Оператор просто указывает на каждую из башен по очереди, называя их по патронимам — «Primus, Secundus, Tertius et Quartus» — и завершает все приказом: «Fiat lux!» — Да будет свет! Если все было сделано правильно, то мгновенно возгорается свет.

После чего, если оператор желает изменить площадь наложения заклятия, он должен лишь переместить башни либо внутрь круга, либо за него. Или направить потоки энергии либо внутрь либо вовне фокусом ладоней своих рук. Активацию можно производить как изнутри, так и снаружи заговоренной зоны. Хотя обычно лишь оператор, который накладывает заклятия, способен контролировать или снять их.

Важно заметить, что порядок счета кубиков не повторяет непосредственное обращение часовой стрелки, начиная отсчет с восточной точки, чего следовало бы ожидать, он скорее имеет Z-образный характер или «форму молнии» — конфигурацию, аналогичную направлению роста «Древа Жизни» или направлению движения солнца с востока на запад. Она также соотносится с порядком наименований геральдических четвертей щита.

Магия Дерини

Таким образом перемещение от Primus до Quartus происходит так, что Primus представляет восток, Secundus — юг, как и ожидалось, Quartus соответствует западу, Tertius — северу. Для заключительного закрепления они именуются по cognomena в должном порядке: Primus, Secundus, Tertius et Quartus, Fiat lux. Этот порядок не соотносится с обычными заклинаниями Сторон Света.

Магия Дерини

Уничтожить или «снять» общее заклинание намного проще, чем наложить его — данная процедура фактически не представляет никакого интереса и описывается впервые лишь в романе «Милость Келсона», где Морган снимает заклятие, которое использовал, чтобы защитить себя и Келсона, по ходу создавая коммуникационную нить, связывающую его с Дунканом.

…Морган задул свечу, стоявшую на походном столе между ними, и надел кольцо-печатку, которым только что воспользовался как точкой для концентрации. Вещи вокруг них едва виднелись в красноватом свете фонаря, свисавшего с верхушки палатки. Купол заклятия, который он воздвиг, чтобы укрыть себя и Келсона, светился холодным, чуть серебристым светом. На некоторое время он засветился ярче, когда Морган поднял обе руки на высоту плеч с раскрытыми ладонями вверх, делая медленный, уводящий в себя вдох.

— Ex tenebris te vocavi, Domine, — прошептал Морган, медленно поворачивая ладони книзу. — Те vocavi, et iucem dedisti. Из тьмы я воззвал к Тебе, о Господи. Я воззвал к Тебе, и Ты даровал свет. Nunc dimitis servum tuum secundum verbum tuum in pace. Fiat voluntas tua. Amen. Позволь теперь слуге Твоему уйти с миром согласно воле Твоей. Да исполнится воля Твоя…

Как только он опустил руки, свет, окружавший их, стал понемногу слабеть и вскоре угас, оставив после себя лишь четыре пары кубиков размером с игральные кости, поставленные друг на друга, белые на черные, напоминая башни, в четырех точках, соответствующих сторонам света, позади стульев, на которых они сидели. Как только Келсон нагнулся, чтобы убрать их, две из четырех башен опрокинулись. Они случайно расположились на соломе, покрывающей пол внутри палатки, и не могли стоять устойчиво на ребре, не покачиваясь, как это обычно случается во время сеанса магии. Морган сел в кресло и вздохнул, устало потирая переносицу большим и указательным пальцами, пока Келсон складывал магические кубики в футляр из красной кожи.

(«Милость Келсона»).

Хотя мы не знали об этом ко времени, когда впервые упоминали о магических кубиках в «Возрождении Дерини», стало известно о существовании в нашем мире эквивалента общему заклятию, в котором используются синие и белые свечи вместо черных и белых кубиков. Защитные барьеры поднимаются, как только свечи будут освящены, связаны красной шелковой нитью по две, зажжены и расставлены по краям заклинаемого места, а существуют до тех пор, пока горят свечи.

Альтернативные матрицы.

Кубики можно использовать не только в общем заклятии. Когда Камбер впервые показывает одну из разновидностей их применения Джорему («Святой Камбер»), подчеркивая возможную связь, которую он проводит между маленькими магическими кубиками и огромным кубическим алтарем в подземелье Грекоты, ясно, что он уже давно готов к тому, чтобы испытать действие хотя бы нескольких других пермутаций. Это повергает в ужас Джорема. Необычная демонстрация начинается со стандартной начальной расстановки кубиков — четыре белых в центре и четыре черных по углам, — но затем Камбер меняет местами Prime с Quinte и Quarte с Octave.

Магия Дерини

Потом Камбер складывает кубики один на другой, передвигая их скорее извне внутрь, чем изнутри наружу (как это делают, когда складывают обычное общее заклятие), в следующем порядке и с определенным конечным результатом: Prime на Quinte, Sixte на Seconde, Septime на Tierce, Quarte на Octave.

Магия Дерини

Джорем вначале не может обнаружить связь, но Камбер настаивает на продолжении до тех пор, пока его сын не приходит к нужному заключению.

— Я понимаю, куб состоит из восьми чередующихся черных и белых кубиков, — наконец прошептал Джорем. — И алтарь тоже сделан из восьми черных и белых кубов. — Он старался встретить взгляд отца. — Значит, кубы, составляющие алтарь, — часть гигантской матрицы общего заклинания?

Камбер вздохнул и сгреб ладонью кубики в черный бархатный мешочек. Он не поднял глаз и не заговорил, пока не завязал мешочек и не положил его в карман.

— Этого я не знаю. Не думаю, что это имеет отношение к общему заклинанию. Но я начинаю догадываться, что это какая-то матрица. По крайней мере, думаю, что алтарь может быть символом тех кубиков, которые мы использовали. По сути, то, что мы прибегаем к кубикам общего заклятия, — отклонение от нормы. Я уже отыскал наброски целой дюжины других, и наверняка существуют еще варианты. К сожалению, я еще не понял, как они действуют.

— Дюжину разных матриц? — присвистнул Джорем. — Ты попробовал уже какие-нибудь из них?

Камбер покачал головой:

— Я побаиваюсь. Я не имею понятия, что может произойти. С этим в особенности. — Он вновь положил руку на алтарь. — Если алтарь — символ какого-то определенного заклинания, вводимого в силу этим вариантом, что, думаю, весьма вероятно, то тогда эффект от его использования должен быть по-настоящему грандиозным и затрагивать, по-видимому, самую суть наших способностей Дерини. Очевидно, этот алтарь обладает могучей силой, если мы все еще способны различить ее следы по прошествии сотен лет. Кто знает, что мы выпустим на волю, если будем экспериментировать без соответствующих приготовлений? Не надо торопиться.

(«Святой Камбер»).

Магические кубики: усложненные комбинации.

Камбер и его родня, очевидно, все-таки набрались достаточной смелости, чтобы испытать, по крайней мере, некоторые пермутации, о которых уже упоминал Камбер, так как они на самом деле обнаруживают постройки, начатые таинственным братством Эйрсидов, так и не завершенные, которые впоследствии превратили в место собраний Камберианского Совета. (Каким образом они узнали о возможном существовании Портала внутри легендарного комплекса и набрались мужества, чтобы осмелиться вслепую прыгнуть к нему, история отдельная, которая когда-нибудь будет рассказана.).

В любом случае, вновь обретенные знания продолжали накапливаться в течение следующих десяти-двенадцати лет. Ко времени, когда умер Девин (в конце сентября 917 года), по крайней мере еще одна комбинация кубиков стала обычной частью процедуры, которую проводили в Камберианском Совете, чтобы воздвигнуть и вновь убрать черный с белым кубический алтарь (очень похожий на тот, что находился в подземельях Грекоты), установленный в центре киилля, ритуальной комнаты Совета. Как только весть о смерти Девина разнеслась в округе, члены Совета собрались вместе, Камбер сам возвел алтарь, чтобы взять себя в руки.

Камбер сделал глубокий вдох и заставил свое сознание стереть слова архиепископа, положив палец на грань верхнего левого белого кубика, прежде чем мысленно произнести номен. Prime!

Он не проронил ни слова вслух, но мгновенно кубик засветился изнутри, сияя холодным белым светом.

— Seconde!

Правый верхний кубик тоже замерцал.

— Tierce!

То же произошло и с кубиком, лежащим под первым.

— Quarte!

Активация последнего превратила их в единый неярко сияющий квадрат белого света, белее, чем плита, на которой они лежали. Мгновение Камбер помедлил, чтобы переместить свое восприятие к другой стороне равновесия, с белого на черное, и потом прикоснулся к черному кубику рядом с Prime. Голос Джеффрая казался бессмысленным гулом. Камбер назвал имя первого черного кубика:

— Quinte!

В кубике зажглась искра жизни, иссиня-черное мерцание темнейшего огня опал. Камбер перешел к следующему:

— Sixte!

Пламя, казалось, мгновенно перепрыгнуло от первого черного кубика к пальцу Камбера, к другому и следующему, как только он быстро, друг за другом, касался оставшихся кубиков:

— Septime! Octave!

Едва огонь внутри последнего кубика успокоился, Камбер сделал глубокий вдох и разрешил своему сознанию возвратиться к словам Джеффрая, едва вздрогнув, словно то, на чьем пути он воздвиг преграду, ворвалось внутрь со всей силой, заполняя брешь его короткого психического отсутствия… Встряхнув головой, Камбер вновь поднял защитные поля и преградил путь словам Джеффрая, на мгновение остановившись, чтобы уравновесить белое и черное, когда он положил два первых пальца на Prime и Quinte и мысленно произнес фразу: Prime et Quinte inversus! Он поменял положение этих кубиков и ощутил, как слегка изменились потоки энергии.

— Quarte et Octave inversus!

Вновь перестановка, переплетение, скручивание потока. Он положил кончики своих пальцев на Septime и поменял его местами с Prime.

— Prime et Septime inversus!

— Sixte et Quarte inversus!

Последняя фраза — прямое соответствие между действием и словом.

Теперь кубики лежали в форме Андреевского креста, одна диагональ пылала насыщенным иссиня-черным, другая мерцала белым на белой мраморной плите. Эту работу он сделал, непрерывно привлекая все больше и больше энергии, прокладывая новые нити, при помощи которых осуществит задуманное. Он возвратился к остальным, их слова, произнесенные за прошедшие несколько секунд, потоком устремились в его сознание, заставляя его вздрогнуть от силы, сопровождающей их чувства… Постепенно он завладел взглядом каждого.

— Это будет нечто новое для некоторых из вас, — сказал он твердым голосом. — Ансель, Джесс, сейчас вы увидите одну из немногих двухуровневых конфигураций, которые у нас хватило духу испробовать, и одну из еще более немногих, которые мы заставили работать. До сегодняшнего дня казалось, что применение ее ограничено, но мы все еще исследуем ее. И поблагодарить за это мы должны Ивейн.

Ивейн чуть улыбнулась. Камбер осторожно поднял кубик, называемый Septime, и поместил его на Quinte, черный на черный.

«Quintus!» — проговорил он про себя и почувствовал всего на мгновение, прежде чем перешел к Quarte, взгромоздив его на Seconde, белый на белый, как поток энергии омывает его пальцы.

«Sixtus!».

— Еще немного энергии, соединяя с первыми, — пробормотал он, жестом давая понять, чтобы они сами почувствовали это.

Он ощутил их поддержку и всевозрастающее любопытство Анселя и Джесса, когда он поставил Prime на Tierce, а Sixte на Octave.

— Septimus!

— Octavius!

Камбер не знал, важны ли слова сами по себе — он подозревал, что нет, — но потоки ментальной энергии за ними были, и он чувствовал, как они струятся вокруг его пальцев, когда он держал руку над кубиком, имя которого он только что произнес. «Столпы Храма» — так Джорем назвал эту конфигурацию, когда впервые увидел ее. Она напоминала им разбитый алтарь в подземелье Грекоты.

Осторожно вставая, Камбер уверенно положил руку на верхнюю грань… Потом привел в движение потоки энергии.

Он чувствовал, как они щекочут его руку и ладонь, и даже мозг, словно рука и кубики слились в одно целое. Как только Камбер объял разумом потоки энергии и сплел их в решетку, он мог ощутить растущий потенциал, и когда начал медленно поднимать руку, куб и мраморная плита двинулись за ней, почти беззвучно, со слабым шорохом.

Плита продолжала подниматься без труда, будто это было перышко, а не мрамор, подпираемый четырьмя большими кубами. Камбер стоял, все еще склонившись над меньшим кубом, чью силу он использовал. Затем стал появляться второй уровень белых и черных кубов, расположенных в противовес к первым, открыв в конце концов черное основание, В четырех углах открывшихся кубов стояли колонны размером с человеческую руку перемежающегося белого и черного цветов, как те, разбитые в подземелье Грекоты.

Когда нижняя плита стала такой же толщины, как и верхняя, рост прекратился. Камбер с легким вздохом убрал руку и согнул пальцы, бросив взгляд на заинтригованных зрителей, затем сгреб кубики и уложил их в мешочек.

— Их собственный вес вернет их на место, когда мы закончим, — сухо произнес он. — Кубы нужны лишь для того, чтобы поднять что-нибудь.

(«Камбер-Еретик»).

Опираясь на это описание, мы можем разбить процедуру на стадии.

1. Кубики расставлены традиционно — белые в центре и черные по углам.

2. Кубики называются как обычно.

3. Первые две пары черных и белых кубиков переставляют так, как это сделал Камбер во время первого показа с соответствующей phrasae:

Магия Дерини

Что дает нам вышеописанную конфигурацию, благодаря которой Камбер возводит «Столпы Храма» следующими перестановками извне — внутрь.

Магия Дерини

В качестве дальнейшего комментария к расположению магических кубиков мы должны рассмотреть вариацию, которую раскрывает Кверон, лишь постепенно складывающуюся из почти забытой практики гавриилитов. Увидев, как она складывается на обычном алтаре, представлявшем собой куб из голубого камня, в зале собрания в аббатстве святого Неота, Кверон посчитал, что это всего-навсего ритуал очищения, однако эта процедура, примененная к кубическому черному с белым алтарю, оказалась чем-то значительно большим. Воспоминания Кверона об этом пробуждаются, когда Ивейн хочет поделиться с ним знанием, которое после поисков недавно открылось ей.

— То, что я прочла, имеет отношение к продвинутым методам защиты, — пояснила она, выкладывая четыре белых и четыре черных кубика, образовывавших набор Старшей Защиты. — Большей частью там сплошные аллегории, как это чаще всего и бывает, но мне кажется, я сумела определить одну новую конфигурацию. Это не секрет, что любой мало-мальски обученный Дерини владеет основным заклинанием для создания Старшей Защиты. — С этими словами она собрала четыре белых кубика в квадрат по центру, а черные установила по диагонали. — Это исходная точка — как и для большинства других конфигураций разной степени сложности, самая мощная из которых, как известно, способна поднять этот каменный алтарь и обнажить в основании другой, из черно-белых кубов.

— Это то, что мы обычно именуем Столпами Храма, — заметил Джорем.

— Верно. — Ивейн не стала называть кубики или магически активировать их, а просто коснулась двумя пальцами первого белого и черного по диагонали и поменяла их местами, затем проделала то же самое с противоположными, так что теперь центральный квадрат состоял из двух черных и двух белых кубов по диагонали.

Но прежде чем она успела перейти к следующей ступени, Кверон вдруг схватил ее за руку.

— Стойте! Не делайте пока этого!

— Почему? В чем дело?

— Кверон, кубики даже не активированы, — удивленно пробормотал Джорем, косясь на Ивейн, чью руку Целитель все еще держал в плену. — Ничего не произойдет.

— Я это знаю.

Лицо Кверона сделалось напряженным, он явно был не расположен к дальнейшим разговорам, и Джорем с Ивейн притихли, глядя на Целителя, который не сводил с кубиков пристального взора. Наконец, несколько мгновений спустя он вздохнул, отпустил запястье Ивейн и с задумчивым выражением провел ладонью перед глазами.

— Простите. Я сам не думал, что вспомню об этом сейчас.

— Вы можете поделиться с нами? — негромко спросила его Ивейн.

— Я… не уверен. — Он сглотнул и поморщился. — Боже правый, никогда не предполагал, что окажусь в ситуации, когда всерьез задумаюсь о том, чтобы нарушить обеты.

Джорем с любопытством склонил голову набок.

— Обеты священника или тайну исповеди?

— Ни то, ни другое. — Кверон глубоко втянул в себя воздух, а затем с силой выдохнул, словно готовя себя к чему-то особенно неприятному или даже опасному. — Это… э-э, имеет отношение… э-э, иной традиции, более древней, нежели гавриилитская. Мы об этом говорили не столь давно. Помните, я тогда еще заметил, что надеюсь не оказаться в положении, когда вынужден буду сделать выбор.

— Вы не обязаны говорить нам, — заметила Ивейн.

— Думаю, что обязан, — возразил Кверон. — В этом-то все и дело. Была одна вещь в этой древней традиции, которой я никогда до конца не понимал, но теперь все вдруг встало на свои места, когда вы принялись двигать эти кубики. Был один обряд, который Мастера совершали несколько раз в году во время утренних медитаций. Нас всегда учили, что это нечто символическое, хотя в чем смысл символа, никто не знал, и я никогда не подвергал это сомнению. Но… ладно, давайте я лучше покажу вам часть обряда, и посмотрим, сумеете ли вы понять, что к чему. Если на самом деле я не прочту заклинание, то с формальной точки зрения обетов я не нарушу — и если вы в этом не разберетесь, то мы просто забудем обо всем.

— Кверон, может, правда, не стоит? — смутился Джорем.

— Нет, нужно хотя бы начать. — С этими словами Целитель глубоко вздохнул и взял в руки четыре кубика по углам черно-белого квадрата, а затем поменял их местами, образуя привычную шахматную последовательность.

— То, что я сделал сейчас, обычно сопровождается особым ритуалом, разумеется, но в результате все равно получается именно эта конфигурация. Та же самая, что на большом кубе под алтарем. Ивейн кивнула.

— Такое расположение вполне логично. Отец всегда считал, что ему должно соответствовать некое заклинание, но реальных подтверждений мы так и не нашли и не стали рисковать.

— Ну, я не вполне уверен, каковы были его цели, — продолжил Кверон, — Но обычно Мастер выстраивал эту комбинацию, затем читал определенную молитву, держа руки лодочкой над кубом, словно во время евхаристии. После чего из куба начинала проистекать энергия, наполняя алтарь до краев. — Он задумчиво склонил голову. — Мне лично всегда казалось, что это делалось для очищения алтаря, но теперь я начал сомневаться, ведь он проделывал это лишь над кубическим алтарем в Капитуле, и никогда над другим, обычным, в святилище. А тот использовался только для медитаций.

Ивейн кивнула.

— Я помню, Райс рассказывал мне об этом алтаре… из синего камня, да? Отец говорил, что в нем источник большой силы. Он даже предполагал, что есть какая-то связь между ним и черно-белым алтарем в Грекоте.

— Интересно, что бы сделал наставник Кверона с этим черно-белым алтарем? — задумался Джорем. — И если целью было только очищение, то почему этому не подвергали обычный алтарь?

Ивейн подняла брови и вопросительно покосилась на Кверона.

— А ведь это мысль… если, конечно, вы согласны?

— Попробовать на обычном?

— Нет, на черно-белом. — Она похлопала ладонью по каменной плите. — Прямо здесь.

Сперва вид у Кверона сделался едва ли не испуганный, но затем он погрузился в задумчивость.

— Не знаю, получится ли у меня. В своем юношеском невежестве я мог упустить множество скрытых смыслов. Сейчас мне кажется, что речь все же шла не только об очищении, хотя это тоже имело место.

— Я думал, мы просто ищем более сильное охранное заклятье, — поежился Джорем. — К тому же, сейчас вы говорите о вещах, которые, наверняка, предполагалось держать в тайне от не-членов ордена.

— Я могу установить более сильную защиту, — нетерпеливо перебила Ивейн. — Именно за этим я и позвала вас сюда. Но новое очищающее заклинание тоже может оказаться полезным — если это именно он. Во всяком случае, кажется, это не опасно.

Кверон неохотно кивнул.

— С одной стороны, вы правы, Джорем. Но с другой, я даже не уверен, что та тайная часть моего ордена до сих пор существует — а сейчас нам может пригодиться их знание. Кроме того, признаюсь, вам удалось разбудить мое любопытство. Боже, я об этом столько лет не вспоминал!.. — Он поморщился. — Честно говоря, в душе я ощущаю неловкость из-за того, что собираюсь провесит обряд вне ордена, но… все равно, я это сделаю. Те клятвы, которыми обменялись мы с вами, ничуть не менее торжественны и священны, чем обеты, данные мною гавриилитам. Попробуем.

— Уверены? — переспросила Ивейн.

— Да, вполне. — Кверон ловко разобрал фигуру и установил кубики в их изначальные позиции четыре белых по центру, а черные — по углам. Переплетя пальцы, он размял их до хруста в суставах, затем встряхнул руки и, собравшись с мыслями, окинул взглядом Ивейн и Джорема.

— Полагаю, сперва следует поднять алтарь, — предложил Кверон, опустив правую руку на кубики. — Мастер всегда выполнял это стоя. Не знаю, имеет ли это значение, но надо постараться воспроизвести все в точности.

— Согласна, — отозвалась Ивейн, и Джорем неохотно кивнул.

— Тогда сперва я поименую составляющие. Prime! — Правым указательным пальцем он коснулся кубика в верхнем левом углу и обозначил его nomen.

Названный кубик немедленно стал светиться.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Кубики активизируются обычным способом. О балансе, достигаемом благодаря конфигурации, делается следующее замечание.

…Черный и белый на диагонали, сила, сдерживаемая в равновесии Добром. Если довести операцию до логического конца, появятся Столпы Храма, но лишь в трех измерениях, в противовес самому алтарю, заложенному как Средний Столп, промежуточная сила, которая поможет достичь еще более грандиозных результатов.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Кверон продолжает, воздвигая Столпы, и возводит алтарь. Затем он переходит ко второй части процедуры, которая в конце концов позволит получить маленький алтарь кубической конфигурации, относительно которого спустя годы будут сделаны многие предположения.

— Пока все идет хорошо, — произнесла Ивейн негромко. — Полагаю, теперь вам следует начать все сначала. На этом мои знания заканчиваются.

Кверон с новым вздохом кивнул, разобрал свой куб и разложил составляющие на прежние места. Вновь белые образовали квадрат в центре, а черные легли по углам.

— Вы не передумали продолжать? — спросил его Джорем.

Кверон покачал головой.

— Разумеется, нет. Сейчас мои познания куда обширнее, чем когда я был простым послушником, и мне любопытно, чего добивался старый Мастер, когда проделывал все это. Я помню, это происходило всегда в определенные дни, и послушникам советовали ночь накануне провести в часовне Богоматери — впрочем, это было необязательно. Что странно поскольку нам редко предоставляли выбор в подобных делах.

Он еще раз испустил вздох, словно отгоняя непрошеные воспоминания, и пару мгновений подержал руку над кубиками.

— Отлично. Это начинается так же, как и первая конфигурация, именованием восьми составляющих. Помню, что Мастер никогда не произносил nomena вслух, считая, что это мешает сосредоточению. Я во всем буду подражать ему.

Не дожидаясь реакции со стороны, он быстро провел указательным пальцем над каждым из кубиков по очереди, в прежнем порядке, начав с белых и закончив четырьмя черными. Все восемь вспыхнули от прикосновения, и Ивейн с Джоремом с легкостью проследили за всем процессом, от Prime до Octave.

— Первая часть следующего этапа такая же, — шепотом промолвил Кверон, поставив пальцы на Prime и Quinte, и объявил cognomen, меняя их местами:

— Prime et Quinte inversus!

Затем последовали Quarte и Octave, с положенным cognomen:

— Quarte et Octave inversus!

Когда он поменял местами вторую пару, у них образовался центральный черно-белый квадрат, с кубиками разного цвета в противоположных углах. Но теперь, вместо того чтобы заменить Prime на Septime и Sixte на Quarte, как в первый раз, он взял белый Prime из верхнего левого угла и осторожно установил на Quinte, верхний левый черный кубик, пропев salutus на манер гавриилитских песнопений:

— Primus est Deus, Primus in aeternitate. Amen.

Прижав правую руку к груди, он поклонился алтарю, затем взял черный Sixte и аккуратно опустил на Seconde, пропев новый salutus:

— Secundus est Filius, Coaeterus cum Patre. Amen.

И вновь глубокий поклон. Теперь Septime лег на Tierce.

— Tertius est Trinitas: Pater, Filius, et Spiritus Sanctus. Amen.

И еще раз поклонился, прежде чем взять последний — Quarte, и поставить на Octave, завершая построение большого куба.

— Quattuor archangeli custodes quandrantibus sunt. Quattuor quadrant coram Domino uno. Amen.

Завершенный куб светился мягким опалесцирующим светом, подобный черно-белым опорам беломраморной алтарной плиты, на которой он стоял. Кверон на мгновение поднес к губам стиснутые руки, закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, а затем развел руки в стороны на уровне подбородка, ладонями друг к дружке, и затянул:

— De profundis clamavi te, Domine: Domine, exaudi orationem meam. Adorabo te, Domine…

Продолжая молиться, он поднес руки к кубу, ладони лодочкой, словно для благословения. Все трое ощущали нарастание силы — покалывающее напряжение, стремительно распространявшееся от макушки до кончиков пальцев.

— Fiat lux in aeternam. Fiat lusratio, omnium altarium Tuorum, — вполголоса произнес Кверон. Да пребудет свет в вечности, да будут очищены Твои алтари…

Под руками Целителя куб вспыхнул огнем. Когда он развел ладони и поднял руки, между ними поднялся столп света толщиной с предплечье и такой же высоты. На миг Кверон даже закрыл глаза руками, но продолжил песнопение:

— Quasi columna flammae me duces, Altissime, in loca arcana Tua. Словно огненный столп, поведешь ты меня, Высочайший, в потаенные места Твои. — Он сложил руки на груди и низко поклонился.

Светящаяся колонна не погасла, когда псалом затих. Не ведая страха, Кверон коснулся ее верхушки и погрузил руку в пламя.

— Gloria in excelsis Deo…

Оказалось, этот огонь не обжигал и подавался под прикосновением. Столп словно сплющился, по мере того, как Кверон опускал ладонь, расплываясь вокруг собранного куба, а затем потек вниз, омывая алтарь до нижних краев, где свечение наконец поглотила нижняя, базовая черная плита. В этот миг Целитель коснулся куба-матрицы и внезапно весь алтарь начал погружаться, по-прежнему лучась ярким светом.

— Господи Иисусе, куда это он? — выдохнул Джорем.

— Обратно в пол, — благоговейно отозвалась Ивейн, — хотя сомневаюсь, что заклинание Мастера делало то же самое.

Изумленное лицо Кверона яснее ясного давало ответ, но он продолжал петь Gloria все то время, пока алтарь уходил вниз, даже когда белая плита ушла на уровень помоста. Но когда она двинулась еще ниже, то даже стоя на коленях Кверон больше не смог дотянуться до куба-матрицы на ее поверхности. Движение прекратилось как раз в тот момент, когда Кверон перестал петь, и верх алтарной плиты оказался гораздо ниже помоста. Ивейн и Джорем также опустились на колени, с опаской заглядывая в открывшуюся дыру.

— Почему это произошло? — пробормотал Джорем, в то время как его сестра запустила в темноту светящийся шар.

Кверон с изумлением увидел, что внизу оказался проход, уходящий куда-то на север, и лег ничком, чтобы рассмотреть его получше.

— Там, похоже, ступени вниз и какой-то коридор.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Осмотрев пустую залу, что лежала внизу, Ивейн продолжает дальше размышлять о возможном значении процедуры, которую только что провел Кверон.

— …я верно вас поняла, что когда ваш Мастер творил это заклятие, то он всегда делал это над синим алтарем в Капитуле?

— Точно.

— И он делал это для медитации и ритуального очищения алтаря?

Кверон кивнул.

— Тогда предположим, что этот обряд пришел из гораздо более древних времен и использовался тогда на черно-белом алтаре, не только для очищения, но и специально чтобы открыть доступ в самые тайные залы святилища.

Джорем кивнул.

— А изначальная традиция оказалась отчасти утрачена, такое порой случается, и никто не заподозрил, что в обряде чего-то не хватает. Или, возможно, первичное назначение обряда, вообще, утратилось гавриилитами.

— Это вполне возможно, — согласился Кверон. — Но если и впрямь существовала традиция сооружать потайные комнаты под черно-белыми алтарями, то — Боже правый, как же тогда алтарь в развалинах под Грекотой? Может быть, под ним тоже что-то есть? Что, если именно там варнариты спрятали самые ценные рукописи?

(«Скорбь Гвиннеда»).

То, что показал Кверон — один из способов использования конфигурации кубического алтаря, по поводу которого Камбер и Джорем строили догадки в течение многих лет задолго до этого. Ко времени, когда Ивейн берет в руки кубики отца и выкладывает из них две башни, мы осознаем, что перед нами Дерини, завершившая Цикл, возвратившись в точку, где в физическом подспорье более нет необходимости.

Итак, перед ней оказался символ того, что ей предстояло совершить, почти детский в своей простоте, — к чему все прочее было лишь предвестьем.

Единственно силою своей воли, ради спасения человека, кто и научил ее этой волей владеть, она должна теперь превратить эти маленькие символические колонны в истинные, овеществленные Столпы Храма — храма Внутренних Мистерий, чьи коридоры сообщались с самим Божеством, с жизнью и смертью, на уровнях, почти недоступных смертным в их телесном обличье.

Меж этих Столпов она должна пройти, и даже миновать Пурпурный Полог, если хочет попытаться вернуть отца…

Ивейн вернулась мыслями к Столпам, заставляя их расти, наливаться силой, до самых границ защитного круга. В мире теней, где Ивейн пребывала сейчас, эти колонны были столь же реальны, как пол под ногами, — созданные силой, превосходящей пространство и время физического мира. Чем прочнее они становились, тем сильнее сгущался туман между Столпами, и наконец она в астральном теле покинула свою оболочку и двинулась к ним.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Целители и исцеление.

Когда мы говорим о Целителях-Дерини, мы не имеем в виду обыкновенных лекарей, но индивидов, которые силой воли и разума способны ускорять и направлять природные процессы тела для достижения его целостности и выздоровления. Таким образом, создается впечатление, что исцеление — весьма обособленное направление в пределах общего спектра способностей, доступных всем Дерини, то есть не все Дерини являются Целителями, однако все Целители — Дерини.

В противовес другим способностям Дерини, которые постепенно проявляют себя и раскрываются еще в раннем детстве, талант Целителя обычно начинает развиваться лишь с наступлением половой зрелости, хотя изредка в ответ на острую необходимость зрелый дар может обнаружиться спонтанно в более раннем возрасте. Такая необходимость позволила целительским способностям Райса Турина к одиннадцати годам достичь уровня, на котором их можно было использовать, — совершенно неожиданно, так как ничто в его родословной не давало возможность предположить, что он может стать в будущем Целителем — и даже раньше, если бы его будущий целительский потенциал был бы предсказан («Архивы Дерини»). Примерно двадцать лет спустя Райс оказался способен различить подобный же потенциал в двух своих детях почти с момента их зачатия. Мы еще не знаем, как Иеруша пронесет свой дар Целителя, однако Тиег уже считается необычайно рано развившимся даже среди Целителей — хотя пользы от силы Целителя, проявившейся в три с половиной года, было бы немного, если бы не способность матери направлять ее. Сама Ивейн не была Целителем, однако значительный опыт работы с Райсом дал ей умение фокусировать способности Тиега («Камбер-еретик»). Если бы она была рядом, когда Райс умирал, кто знает, может быть, она смогла бы тоже использовать и направить его силу, сохранив ему жизнь?

Очень раннее раскрытие, или подтверждение потенциала Целителя, однако, не обязательно является нормой. Даже среди детей, чья родословная предполагает наличие возможного потенциала Целителя, будь то отец или дед, — обычный возраст формального отбора — это шесть-восемь лет, тогда, когда начинают формироваться черты личности, так как успех Целителя предопределен не одним лишь простым потенциалом. (Учившийся у варнаритов Тавис говорит о своем бывшем однокашнике, Урсине О'Кэрролле как о неудавшемся Целителе. Вероятно, Целитель-новичок Урсин сломался под тяжестью обучения гавриилитов.).

Связь дара Целителя с полом.

Одна из интересных характеристик Целителей заключается в том, что большинство из них мужчины. Мы знаем лишь о нескольких Целителях-женщинах. Райс вскоре после зачатия его дочери Иеруши может назвать лишь четырех живущих в это время женщин-Целительниц и говорит Камберу: «мы знаем, что мужская линия передает дар с большей легкостью, нежели женская» («Камбер-еретик»). В подтверждение этому мы узнаем, что хотя Ивейн и испытывала «приступы боли», вынашивая Тиега — реакции на его внутриутробное восприятие нужд и боли других, — чувствительность Иеруши была даже выше, что вынудило Ивейн оставить комнату, когда Райс работал с отрубленной рукой Тависа.

Данное наблюдение позволяет сделать несколько предположений относительно генетики Дерини в том смысле, в каком она связана со способностями Целителей. Прежде всего, какие бы генетические факторы ни сочетались для того, чтобы в результате получить пугающую массу талантов, необходимых для формирования Целителя, по крайней мере некоторые факторы, присущие только Целителям, должны быть связаны с полом, так как «мужская линия переносит дар с большей легкостью, нежели женская». Более того, поскольку Целители рождаются обоих полов, это дает возможность предположить, что по крайней мере некоторые гены, управляющие потенциалом Целителя, переносятся на X-хромосоме. Усиливает ли двойная X-конфигурация женщин негативные аспекты наследия Целителей или же негативное воздействие одной X-хромосомы модифицируется факторами, переносимыми Y-хромосомами, мы не знаем, знаем лишь, что мужчин-Целителей рождается больше, чем женщин.

Так как родители, не проявляющие способностей Целителей, могут произвести на свет детей с таковыми талантами, мы можем заключить, что по крайней мере часть этого наследия должна иметь рецессивный характер. Потенциал может проявляться через несколько поколений Дерини, не обладавших способностями Целителей. Что происходит тогда, когда сочетание рецессивных факторов дает доминантные характеристики, приводящие к появлению на свет Целителя, обычно мужчины.

Малочисленность женщин-Целительниц дает возможность предположить, что двойная X-конфигурация Целителя может наряду со всем прочим вызвать к жизни фатальную генетическую связь, приводящую к выкидышам и мертворождениям многих или большинства плодов женского пола с чертами Целителей. Это и объясняет полную неспособность женской линии передавать этот дар. Так как генетическая теория смертности не может быть доказана иначе, это дает основание для разумной рабочей гипотезы, объясняющей немногочисленность женщин-Целительниц.

В действительности, факторы, связанные с мужской наследственностью, также способны формировать летальные комбинации — выкидыши плодов-Целителей мужского пола происходят намного чаще, чем обычных мужских плодов-Дерини, — но огромный перевес мужчин-Целителей дает возможность предположить, что в общем процент выживания плодов-Целителей мужского пола намного выше.

В связи со всем этим мы думаем, не сталкиваются ли женщины-Целительницы, наряду со всем прочим, с проблемами деторождения, основываясь отчасти на предположении, что трудности в правильной комбинации факторов Целителя в двойной X-конфигурации могут сказаться на результатах расщепления генов и проблем с производством потомства, даже если женщина совершенно здорова во всех других отношениях.

Конечно же, это случается не всегда и не повсеместно. Судя по всему, Райс и Ивейн ничуть не тревожились о том, что их дочь-Целительница может оказаться бесплодной, и таким образом, резонно предположить, что, вероятно, большинство женщин-Целительниц способны производить на свет жизнеспособное потомство и что Райс не предвидел никаких трудностей по этому поводу. Однако на это можно возразить, что в то время у Райса было довольно и иных причин для беспокойства, помимо того, не окажется ли бесплодной их еще не родившаяся дочь. Со своей стороны, Ивейн также была слишком занята куда более насущными заботами в то недолгое время, что она успела провести с маленькой Иерушей.

Что также косвенно поддерживает идею о возможном ухудшении способностей к воспроизводству — и это может быть выведено равным образом из того, что не было высказано, так и из того, что сказано, — так это то, что такой широко известный компетентный Целитель, как Райс, знает лишь четырех женщин-Целительниц, причем знает их поименно. Учитывая социальные ограничения, накладываемые на «респектабельных женщин» в том обществе — дамы благородного происхождения могут быть дочерьми, женами и матерями, либо же сестрами по религиозному Ордену — резонно предположить, что Райсу могли быть известны имена лишь этих последних, поскольку дочерям, женам и матерям не дозволили бы использовать их способности Целителя вне дома или семьи.

И где могли бы получить образование женщины-Целители? Монастырские школы могут обеспечить некоторые из направлений, необходимые неопытному Целителю, но большинство Целителей — и большинство наставников — мужчины. Совместное же обучение не принято в Одиннадцати Королевствах. Фактически, любое образование для знатных женщин, помимо основ чтения и письма, элементарного счета и ведения домашнего хозяйства, практически было недоступно. (Мы можем вспомнить, чего стоит Камберу добиться разрешения для Ивейн посещать отдельные университетские лекции. Читатели, знакомые с фильмом «Человек на все времена» Роберта Боулта, могут без труда заметить сходство между любимой дочерью сэра Томаса Мора Маргарет и Ивейн Мак-Рори: обе женщины — любимицы своих отцов и получили образование на уровне, далеко превосходящем обычно доступный для женщины их времени.).

Лишь в пределах религиозной общины женщина в состоянии по-настоящему достичь известности вне границ домашнего очага. Ее доброе имя и честь оберегает скорее церковь, нежели отец, брат или муж. Безусловно, монашеский обет целомудрия не позволит даже попытаться передать потенциал Целителя, однако если женщина-Целительница подвержена трудностям деторождения, где можно найти место лучше, чем монастырь, чтобы обратить возможный недостаток в преимущество, исцеляя детей других женщин и посвящая себя иным добрым делам в атмосфере почестей и уважения, окружающей ее в ответ на данный Господом дар? В возрасте, когда бесплодие может послужить основанием для расторжения брака, в результате чего отвергнутая женщина стремится укрыться в монастыре, женщина-Целительница, опасаясь позора бесплодия, скорее выберет монашеский покров, предпочтя достоинство церковной жизни и предоставляемую ей свободу заниматься целительской деятельностью. Редкостность женщин-Целительниц сделает ее желанной в любой религиозной общине — драгоценным камнем в аббатском венце, лелеемым и любимым, предоставляя ей лучших личных учителей и все условия для занятий, имя же ее превратят в символ милосердия и сострадания, с благоговением поминаемый и вне стен аббатства.

Кроме малолетней дочери Райса и Ивейн Иеруши, нам известно имя еще одной женщины-Целительницы: Иодоты — великой ученицы Орина. Мы также знаем, что оба — учитель и ученица — были членами некоего религиозного Ордена. Когда-нибудь мы узнаем о них больше, об их Ордене и их связи с королем Ллариком Халдейном и его сыновьями. Остается загадкой, как Иеруша Турин в конце концов овладеет своим наследием Целительницы и пронесет ли свои способности по жизни незапятнанными.

Мужчины-Целители имеют куда больший выбор. Несмотря на славу и хорошую репутацию Целителей-гавриилитов и многочисленных Целителей-священников, собранных под крышей аббатства святого Неота, мы не должны забывать, что гавриилиты были единственным Орденом, специально приспособленным для обучения Целителей, в который принимались лишь Дерини. (Целители были и среди михайлинцев и других смешанных Орденов, однако почти все Целители-священнослужители проводили по крайней мере год, обучаясь у гавриилитов.).

Вне стен святого Неота, однако, большинство Целителей предпочитают работать, не имея священнического сана, и по сути стараются не погружаться в церковную жизнь, а исполнять свое призвание Целителя в миру, в конечном счете находя себе жен и рожая детей, так как лишь таким образом могла продолжаться линия Целителей. (Целители же гавриилиты вели целомудренный образ жизни и обычно пользовались всеобщим уважением, но лишь те, в ком дар к религиозной жизни горел ярче, чем дар исцеления. Они и допускались к тому, чтобы принять обет.).

Целители глазами обычных людей.

Целители всегда пользовались намного лучшей репутацией, чем все остальные Дерини. Люди меньше опасались Целителей, и лишь немногие из Целителей когда-либо обвинялись в злоупотреблениях способностями, даже в течение мрачнейшего времени Междуцарствия. Хотя Реставрация Халдейнов вернула людям права, привилегии и силу, которые подавлялись в Междуцарствие, она, тем не менее, была произведена благодаря тому, что заплатили за это Дерини — все Дерини. По окончании короткого периода, во время которого некоторые Целители были вынуждены сотрудничать с регентами, иногда предавая не только своих, но и нарушая обет Целителя, даже они подверглись общим гонениям, которые обрушились на Дерини повсеместно. В последовавший за Реставрацией период, после разрушения известных деринийских школ и Орденов и все более разнузданных преследований, формальное обучение Целителей и по существу всех Дерини полностью прекратилось. Ни одна из способностей Дерини не могла быть использована открыто, даже в Целительстве. Отдельным Целителям, по всей видимости, удалось сохранить свое искусство для нескольких последующих поколений учеников, втайне обучая преемников под видом простых подмастерьев, не располагая центральными координирующими органами, чтобы сохранить главную часть знания Целителей, тестировать на профессиональность и поддерживать стандарты; основная же часть специфических знаний, накопленных за века, постепенно угасала и вскоре была утрачена. Лишь спустя несколько поколений, когда давление, оказываемое в целом на Дерини, начало ослабевать, таланты Целителей смогли вновь спонтанно проявиться в Дерини, таких, как Морган и Дункан, которые сначала использовали их инстинктивно, постепенно накапливая знания путем проб и ошибок, без какого-либо обучения и опеки или даже понимания заложенного в них потенциала.

После смерти в 917 году короля Синхила не только Дерини в общем, но даже Целители находились в глубочайшем упадке. Однако благодаря прежней значимости нескольких учреждений по обучению Целителей, как, например, аббатства святого Неота гавриилитов и школы варнаритов, а также видной роли, сыгранной отдельными Целителями в истории королевства, трудно устоять от соблазна, чтобы не взять на себя смелость утверждать, что Целители тогда были все еще достаточно распространены.

Ко времени коронации юного короля Алроя, когда все Дерини систематически смещались с влиятельных придворных постов, знаменательно то, что, вопреки королевским призывам, лишь относительно неопытный Ориэль смог немедленно отозваться на то, чтобы провести операцию с отрубленной рукой Тависа О'Нилла. В это время проживать в городе должны были по крайней мере несколько других Целителей, так как секретарь архиепископа рекомендует их, однако никого из них не смогли найти достаточно быстро. Возможно, они уже были заняты с другими пациентами, ведь их услуги становились все менее доступными из-за уменьшающегося числа Целителей, или же они просто воспользовались этим предлогом, чтобы не ответить на вызов во дворец, где их услуги стали ценить все меньше и меньше.

Другая вероятность заключается в том, что стражники, посланные найти Целителя, попросту прекратили дальнейшие поиски, как только отыскали Ориэля, не желая перетруждаться ради раненого Дерини, даже для того, чтобы угодить своему юному принцу. Безусловно, еще несколько Целителей должны были жить неподалеку от дворца, при войске, так как даже регенты были не настолько глупы, чтобы отказаться от использования Целителей для врачевания ран, нанесенных в сражении.

С другой стороны, стражу составляли люди, имевшие представление о боевых ранах. Такие люди должны были понимать всю тщетность попыток прирастить поврежденную руку к обожженному обрубку. Зачем же беспокоиться ради того, чтобы только помочь однорукому Целителю? Целитель, не способный исцелять, был всего лишь еще одним обычным Дерини — этого было уже достаточно для этих людей!

Статус Дерини продолжал разрушаться и впоследствии, в том числе и статус Целителей. Однако вскоре и Целители, и обыкновенные Дерини стали активно, с применением силы, вербоваться для нужд регентов, когда тем пришла в голову мысль использовать коллаборационистов в своих целях. Скоро законодательство относительно Дерини закрыло все лазейки даже для «любимцев» регентов, которые позволяли им использовать свои способности. Слепая ненависть регентов к тому, что они были неспособны понять или контролировать, в последующие десятилетия привела к уничтожению бессчетного количества мужчин, женщин и детей, чье единственное преступление состояло лишь в том, что они были рождены с даром, не разделяемым и не понимаемым остальной частью человечества.

Методика исцеления.

Отбрасывая философские различия направлений в обучении Целителей, мы можем сделать несколько общих посылок относительно того, как происходит исцеление.

Прежде всего, Целительство требует физического контакта. Целитель должен прикоснуться к своему пациенту, желательно недалеко от раны или места повреждения. Это требование совпадает со многими библейскими упоминаниями, которые связывают исцеление с наложением рук, эта же тема поднимается в горестном разговоре Тависа с Райсом относительно дальнейшей возможности Тависа исцелять, не имея одной руки.

«Какой прок от Целителя, у которого всего одна рука», — задает вопрос Тавис.

— Тот же, что и от того, у кого две, — озадаченно начинает Райс.

— Нет, — воскликнул Тавис. — Разве ты не понимаешь, теперь равновесия не достичь. Теперь на мне пятно, я ущербен…

— Тавис!

— Нет, выслушай меня! Даже Священное писание…

— Тавис!

— Священное писание говорит: «Они возложат руки на больного, и он выздоровеет». Руки, а не руку! И Adsum признает это. Cum manibus constcratus — и освященными руками сделайте целыми разъятое…

— Adsum также говорит: Tu es manus sanatio mea — ты моя целительная рука, наложенная на этот мир, — Райс прервался, быстро соображая, — а все твои аргументы и жалость к себе — нечто совершенно противоположное. В Библии ничего не сказано о том, что для исцеления необходимы две руки. Иисус протянул руку, чтобы исцелить прокаженного…

— Нет! — закричал Тавис почти в истерике.

— Тавис, прекрати! — вырвалось у Райса. — Прекрати рассуждать о том, чего ты лишен! Думай о том, что ты имеешь! Ты все еще Целитель. От того, что случилось с тобой сегодня, пострадал не твой разум — всего лишь твоя рука!

(«Камбер-Еретик»).

Таким образом, силы разума Целителя — основа; баланс же этих сил как бы символизируется двумя руками Целителя. Однако символ остается всего лишь символом, удобная зацепка, на которую может опереться ментальное состояние. Если же, как утверждает Тавис, старое соотношение более невозможно поддерживать, если старая символика более неприменима, тогда может быть установлена новая, как только Тавис осознает свою ограниченность и примет жизнь такой, какая она есть, что в конце концов он и делает. Конечно, некоторые ограничения не обойти. И располагать всего лишь одной рукой означает, что порой Тавис будет сталкиваться с некоторыми трудностями во время физических манипуляций, которые иногда бывает необходимо провести Целителю, чтобы добиться истинного исцеления — что на самом деле и происходит, когда он посредством Портала приводит с собой раненого Анселя в святилище михайлинцев в «Скорби Гвиннеда» и вынужден призвать других Целителей на помощь; однако любой из них был бы вынужден просить о помощи в таком случае. В данных обстоятельствах он делает все от него зависящее.

Часто Целители работают с не-Целителями или даже людьми-помощниками. Так Ивейн настолько часто работает с Райсом, что в конце концов становится способной направлять целительские возможности своего сына-Целителя, хотя сама Целителем не является. Первый помощник, которого мы видим вместе с Райсом — слуга по имени Гиффорд — не был даже просто Дерини. Даже такой полноценный Дерини, как Сирилд, королевский Целитель, вызванный, чтобы ухаживать за повредившим сухожилие Райсом, привлекает помощь не-Целителя.

— Не двигайся пока, сынок. Прежде чем ты начнешь шевелить ногами, надо убедиться, что я убрал все сгустки крови. Конечно, с такими вещами, как подколенные сухожилия, на себе самом справиться не так-то просто, — продолжал он, сгибая исцеленную ногу Райса в колене и легонько проводя рукой по тому месту, где была рана. — Лорду Камберу пришлось мне помогать. Гораздо легче исцелять, когда есть возможность свести сначала вместе поврежденные ткани. Когда же края раны разошлись на целую пядь, их свести нелегко и исцелить сложнее.

(«Архивы Дерини»).

Таким образом, в определенные моменты любой Целитель может быть вынужден прибегнуть к физической помощи. Тавис просто может нуждаться в этом более часто, чем Целитель, у которого две руки. Однако его ущербность будет сведена к минимуму, как только он научится поддерживать равновесие и привлекать помощь, когда он нуждается в ней. Все дело не в руках самих по себе, хотя можно предположить, что Целитель вообще без рук может встретиться с более чем обычными трудностями во время использования именно этого дара.

Тем не менее, нам следует отметить также одну важную вещь: руки Целителя наделены еще и определенным символизмом, и Тавис, несомненно, осознал это в тот миг, когда получил свое увечье; возможно, он и не мог бы выразить этого словами, однако, вероятно, именно с этим и была связана его почти истерическая реакция на случившееся. Дело в том, что по эффективности воздействия и харизме руки Целителя как наиболее заметный инструмент проявления его силы имели почти такое же значение, как и руки священника. В самом деле, профессия Целителя считалась настолько близкой профессии священника по сокровенности призываемых сил, что во время последнего принятия и облечения полномочиями Целителя его руки помазывались и освящались тем же образом, как и руки священника. Мы видим реакцию Сикарда Мак-Ардри на то, что было сделано с руками священника Дункана во время пытки («Милость Келсона»), и оправдание Лорисом содеянного на том основании, что Дункан как Дерини осквернил этими руками самую жертву, которую он осмелился предложить. Нам также следует вспомнить Райса, созерцающего, что сделали его руки и что могут делать, когда он размышляет над своей новой способностью блокировать могущество Дерини, что даруют ему его таланты.

Вот они, руки Целителя, освященные, чтобы служить человечеству, как людям, так и Дерини. Я поклялся выполнять этот долг много лет назад, принеся обет Целителя. Часто в этих руках была сама жизнь — а порой и ваши жизни. Теперь, похоже, мне суждено держать не просто отдельные жизни, но жизнь всего нашего народа — в этих двух бренных руках…

(«Камбер-Еретик»).

Тавис дает ту же клятву Целителя, и руки обоих были освящены в торжественном ритуале. Не удивительно, что потеря руки стала для Тависа таким ударом.

Таким образом, мы можем прийти к заключению, что физический контакт с пациентом составляет сущность целительства, желательно двумя руками, хотя допускается и контакт одной. Затем Целитель должен очень отчетливо представить себе, что он собирается совершить. Это предполагает, что ему необходимо располагать точным знанием того, как должно выглядеть нормальное здоровое тело. Из этого мы можем вынести, что Целители во время их обучения приобретают базовые знания о нормативной анатомии и физиологии человека так же, как врачи и военные хирурги. В случае крупных повреждений, таких, как перелом костей или различные типы разрывов тканей, визуализация Целителя в значительной мере более непосредственна. Сложнее лечить, когда повреждения не столь очевидны или задевают более сложные структуры, такие как внутренние органы, о функционировании которых известно намного меньше.

Непосредственные хирургические процедуры, отличные от исцеления повреждений, охватывают другую определенную, если не ограниченную область способностей Целителя. Первый пример исцеления этого рода, свидетелями которого мы стали, это случай с Целителем Симоном, произошедший шестьдесят лет спустя после того, как мы впервые встречаемся с молодым послушником-Целителем в аббатстве святого Неота, когда он удаляет опухоль на предплечье Джилре д'Эйриала («Архивы Дерини»). Другие хирургические манипуляции могут включать вскрытие и дренаж абсцессов, удаление инородных тел, таких как наконечники стрел, и иногда даже проведение кесарева сечения.

Принципиальное ограничение такого целительства будет заключаться в способности визуализировать тело пациента, которому возвращено здоровье. (Очевидно, все повреждения на микроскопическом уровне, как, например, предотвращение разрастания раковой опухоли, недоступны воздействию Целителя.) То, что Симон способен распознать злокачественную опухоль на руке Джилре, определить, что давление, оказываемое на нервы этой опухолью, вероятно, и является причиной того, что молодой человек не в состоянии действовать этой рукой, и провести соответствующую хирургическую операцию в полевых условиях, сделав анестезию, прооперировав опухоль и залечив разрез, позволяет признать, что он, по крайней мере, способен сам продолжить свое обучение после роспуска Ордена гавриилитов в 917 году. Постоянное пребывание Симона у руин аббатства святого Неота дает возможность предположить, что, по-видимому, другие Целители тоже возвратились в Гвиннед после того, как первоначальный размах преследований, развернутых регентами, пошел на убыль, возможно, были объединены секретной миссионерской подпольной организацией, которая, вероятно, осторожно распространялась по всему Гвиннеду. (Его приглашение Джилре присоединиться к нему у незапятнанного алтаря означает, что какое-то ответвление старого Ордена гавриилитов должно было сохраниться, даже если в него теперь принимались обычные люди наравне с Дерини.).

Таким образом, знание анатомии — ключ к успеху Целителя, но, к сожалению, оно не имеет отношения к общему разделу медицины и механизму заболеваний — отрасль, в которой наиболее образованный Целитель может лишь ненамного превзойти хорошо обученного врача-человека.

Связь между загрязнением ран и инфекциями тем не менее была замечена. И чистота ран и предметов, окружающих пациента, считалась важным элементом как людьми, так и врачами-Дерини, однако теория вирусов фактически не имела развития в течение многих столетий. Стандартная фармакопея обычного лечения симптомов была доступна практикующим врачам любых убеждений. Дерини же имели, кроме того, доступ к немногим особым снадобьям, отличающимся по своим свойствам от известных науке того времени природных средств, таких как мох-сфагнум и синеватый порошок, который, по-видимому, был плесенью, подобной пенициллину; сумка Целителя не столь уж богата лекарствами, когда дело доходит до непосредственного медикаментозного вмешательства. Целители неспособны вылечить обычную простуду или любые другие подобные недомогания, которые мучили человечество на протяжении столетий.

Другие таланты Дерини, не имеющие непосредственного отношения к Целительству, также могли быть использованы в этих целях. Способность «безболезненно усыпить пациента, прежде чем оперировать его… это благословение свыше, и неважно, откуда оно исходит», — замечает Дугал после того как Келсон помогает ему наложить шов на раненого солдата по окончании сражения («Сын епископа»). И в самом деле, сонные чары — одно из наиболее широко применяемых средств наряду со снятием боли, и обе способности обычно доступны всем Дерини, каким бы ни было их обучение.

В определенной мере большинство Дерини также могут научиться останавливать кровотечение, что, по сути, составляет простое применение психокинетических принципов, хотя для этого следует звать, когда, где и на какой срок прилагать соответствующее давление, чтобы не причинить большего вреда, чем пользы. Однако сама потеря крови не может быть восстановлена магией Дерини, что потерявший от горя рассудок Келсон имел все основания почувствовать очень хорошо, наблюдая, как утекает жизнь Сиданы из-под рук Моргана и Дункана. Если пациент умирает в результате потери крови, он не может быть возвращен к жизни, даже если травма, послужившая причиной этой потери, исцелена. (Камбер узнает это в результате неоднократного общения с Райсом. Таким образом, он должен был наложить заклинание, сохраняющее жизнь, прежде чем сам умрет от потери крови.).

Целитель не в состоянии произвести новую кровь, чтобы вновь заполнить кровеносные сосуды, не дошла до переливания крови и наука Одиннадцати Королевств. Традиционная медицина была лишь знакома с основной концепцией замены потерянной жидкости через рот и считала, что поглощение пациентом пищи и напитков позволяет поддерживать воспроизводство новой крови, однако такие меры, конечно, не всегда были достаточны. Для того чтобы есть и пить, пациент должен быть жив. Целители иногда могут казаться «чудотворцами» и не позволять смерти приблизиться в течение некоторого времени, но они, к сожалению, не обладают абсолютной властью над жизнью и смертью.

Наряду с этим, обыкновенные Дерини, которые постоянно работают с Целителями, часто обучаются применению и других полумедицинских методов, как, например, мониторинг, регуляция дыхания и сердечной деятельности — защитные мероприятия, также широко применяемые во время исполнения определенных магических процедур, включающих вхождение в глубокий транс, находясь в котором, оператор может потерять контроль над функциями своего тела и попросту забыть о необходимости дышать. До некоторой степени контроль над температурой тела также возможен, хотя лишь в ограниченной мере; так, Целитель едва ли в состоянии справиться с сильным жаром у больного. Камбер способен несколько охладить жар собственного тела, прежде чем пройти ритуал посвящения в епископы («Святой Камбер»), однако когда Нигель спрашивает о возможности понизить температуру в зале, где будет происходить передача потенциала Халдейнов, Дункан сообщает ему, что это потребует расхода энергии, которая понадобится им для других целей.

«Кроме того, ты не Дерини».

(«Милость Келсона»).

С таким же успехом Целители способны действовать и вне пределов бренной плоти. Разум может быть источником болезней, не менее серьезных, чем тело. И именно в этой сфере целительства Дерини не-Целитель способен действовать с той же эффективностью, что и тот, кто располагает даром исцелять. Дерини-психолог, способный отличить правду от лжи и даже читать мысли пациента, часто может преодолеть подсознательное сопротивление и достичь уровней формирования ложных установок и даже иногда получить прямой доступ к причинам психических нарушений. Примеры этого типа лечения мы видим в попытках Райса и Джорема помочь Катану совладать со своим горем и чувством вины («Камбер Кулдский») и в работе Ориэля со сломленным Декланом Кармоди в «Скорби Гвиннеда». Кверон утверждает, что техника, которую он использует для проецирования воспоминаний Гвейра, также является эффективным способом лечения определенных ментальных заболеваний.

В сфере духовной и пастырской поддержки как Целители, так и не-Целители Дерини имеют отчетливые преимущества над простыми врачами, лечащими душу. Этим и может отчасти объясняться враждебность Церкви по отношению к духовенству Дерини, так как способность Дерини как духовников разглядеть именно то, что лежит на сердце кающегося, способствует большей эффективности пастырской деятельности Дерини по сравнению со священником-человеком.

С другой стороны, какой защитой располагает бедный беззащитный смертный, жаждущий анонимности и тайны исповедальни, против уловок Дерини-священника, который может добиться того, чтобы кающийся открыл ему то, что он мог бы сохранить в тайне даже от исповедника? Дерини знают лучше, чем кто бы то ни было, что ни один из по-настоящему добросовестных священников никогда не нарушит свой священный обет и не раскроет тайну исповеди даже под страхом смерти. Однако церковная теократия, в которой главенствовали люди, особенно после Реставрации Халдейнов, все с большим недоверием относилась к Дерини. Несмотря на это, у нас создается впечатление, что методы медитации Дерини иногда позволяют достичь уровней религиозного пыла и экстаза, едва ли доступных простым людям. Неужели Дерини ближе к Господу? А если нет, как осмеливаются они претендовать на это? И разве религиозные Ордена Дерини не проводят обряды церкви несколько иначе, чем принято у людей? Возможно, Дерини вообще не принадлежат Господу?! Но страхи эти, в общем-то, не оказали особого влияния на умы, уже отравленные завистью и замкнувшиеся на себе из нежелания понять.

Целители-священники? Они не лучше остальных Дерини, если уж на то пошло!

Блокирование способностей Дерини.

Прежде чем перевести взгляд на обучение Целителей, нам следует вкратце рассмотреть способность блокирования могущества Дерини. Опираясь на примеры четырех Дерини, способных делать это, мы можем вывести теоретическое предположение, что блокирующая способность является одной из сторон целительского дара.

На самом деле нам не следует удивляться, что способность блокирования оборачивается отдельной отраслью целительства, ведь что может быть лучше для Целителя, чем способность убирать сопротивление пациента, серьезно раненного или больного и неспособного дать сознательное согласие на лечение? Безусловно, эта сфера еще больше подвержена злоупотреблениям, чем многие из остальных способностей Дерини. Но это не умаляет ее полезности как одного из лечебных средств. На практике мы впервые встречаемся с этой способностью, когда Райс, погрузившись в глубокий транс, пытается излечить раненого в голову Грегори Эборского и вынужден использовать ее в ответ на случившийся припадок, во время которого выходят из-под контроля деринийские способности больного. Это является спонтанной и изначально инстинктивной попыткой со стороны Райса защититься от дальнейших припадков, которые могут заставить Грегори действительно причинить вред окружающим.

Какое бы средство ни применил Райс, оно смогло затронуть разум Грегори, «отключив» его возможность использовать свои способности. К счастью, отлично обученный Райс оказался способен повторить свои шаги, найти, где имел место данный процесс и обратить его вспять, однако это дает основание для углубленных размышлений по поводу смысла всего происшедшего, так как никто не был уверен, смогут ли способности Грегори вернуться к нему в положенное время без дальнейшего вмешательства Райса.

Тем не менее, вопреки своему желанию и всем приложенным усилиям, Райс неспособен обучить этой процедуре других — ни Целителей, ни простых Дерини. Он знает, где происходит этот процесс, и может показать это другим, но не знает, как он проделал это. Лишь случайно Тавис узнает о там, что такой дар вообще существует, сам ищет эту способность в себе и находит, что он также обладает этим талантом. К сожалению, Райс погибает прежде, чем они с Тависом могут вместе исследовать скрытый смысл этого открытия, оставляя Тавису право в одиночку преодолеть препятствия.

Отыскать еще одного человека с такой же способностью весьма непросто, и неясно даже, каким образом взяться за поиски; однако следующего ищут уже целенаправленно и по определенной логике. Это тем более необходимо, что культ крестителя Ревана, созданный Райсом, иначе не сможет иметь успеха. Так как лишь у Целителей был обнаружен подобный дар — имеются в виду Райс и Тавис, — то Кверон предполагает, что следующим, у кого будет найден этот дар, тоже должен быть Целитель.

А где самая высокая концентрация Целителей в Одиннадцати Королевствах теперь, когда Целители аббатства святого Неота рассеяны по всей стране? Их можно отыскать лишь в непрекращающемся потоке беженцев, устремившихся в Тревалгу, новое поместье Грегори. Чтобы дать возможность Тавису обследовать их, Кверон предлагает Грегори и Джессу пропускать Целителей через цитадель михайлинцев.

Однако отчего дар Сильвена О'Салливана не был открыт ранее? В конце концов, он был Целителем Грегори и военным хирургом. В прошлом он часто работал с Райсом, прежде чем тот открыл способ блокирования. Даже то, что Райс оперировал Грегори в тот самый день, случилось из-за того, что услуги Сильвена потребовались в другом месте. Разумно было бы ожидать, что его близость к эпицентру событий приведет к тому, что редкостный дар будет обнаружен довольно скоро; однако тут следует учесть, что со времени смерти Райса и открытии Тависом в себе этой способности прошло меньше месяца.

Кроме того, мы можем предположить, что Сильвен постоянно был занят приемом беженцев. Когда Грегори приводит их с Аврелианом в ответ на призыв Тависа о помощи, их быстрое появление дает возможность предположить, что Грегори позвал с собой первых же двух Целителей, попавшихся ему под руку, и подумал о том, чтобы проверить их, лишь после того, как они уже были там, оперируя Анселя. Аврелиан, вероятно, был приведен для проверки, на Сильвена же просто не обращали какое-то время внимания из-за того, что он был хорошо знакомой и заметной фигурой в Тревалге.

Открытие способностей Тиега попадает под иную категорию. Маленький Тиег Турин, которому еще нет и четырех лет, полон сюрпризов. Он очень наглядно иллюстрирует те осложнения, которые могут возникнуть, когда способности Дерини проявляются в слишком раннем возрасте, до того как личность становится способной контролировать себя, выносить суждения или проникать в суть вещей. К счастью, как мы уже заключили, этические соображения позволяют накладывать контроль на таких детей, чтобы сдерживать проявление их чувств до того времени, пока они не научатся благоразумию и сдержанности. Однако мы можем понять и озабоченность Ивейн относительно будущего сына, когда она размышляет над скрытым смыслом тех способностей, которыми располагает ее ребенок. В таком юном возрасте лишь его таланты Целителя уже были причиной как радости, так и обоснованных страхов. Его первая попытка блокирования могла повлечь за собой ужасные последствия, если бы сбылись страхи Ивейн и снять блок оказался бы способен лишь тот, кто его установил.

Однако способности Тиега теперь общеизвестны, и о них никогда не забудут, а из всех оставшихся Дерини в приюте михайлинцев Ивейн и, наверное, Джорем знают лучше всего, как беспощадны иногда вынуждены быть люди во имя своих целей. Ивейн и самой приходилось совершать жестокие поступки ради высшего блага и совершит еще немало их в будущем. Если вдруг окажется, что нет иного выхода, кроме как использовать способности Тиега, то это придется сделать. Ей нелегко смириться с этой мыслью.

Однако довольно дискуссий по поводу этого побочного, в сущности, таланта, — ведь, по сути своей, он призван уничтожать тот самый дар, что изначально его и породил. Давайте возвратимся к Целителям и их обучению.

Обучение Целителей.

Обучение Целителей до Реставрации династии Халдейнов стало достаточно стандартизированным, хотя в нем все еще оставались различные философские течения внутри разных школ. Такие учебные заведения как школа гавриилитов в аббатстве святого Неота использовали в немалой степени эзотерическую теорию и практику в подготовке Целителей. Обучение у варнаритов было более прагматично и в основном направлено на подготовку высококвалифицированных военных хирургов, но его ученикам часто недоставало духовных аспектов обучения. Как отмечает Камбер-Элистер («Камбер-еретик»), Тавис, прошедший курс подготовки у варнаритов, изучал «стандартные подходы к целительству» как первичные для установления взаимоотношений вещей.

Некоторые не столь большие независимые школы, такие, как школы в Ллентисте и Найфорде, выработали свои собственные системы подготовки, хотя все Целители, получающие право носить зеленую мантию, в конце концов сдавали экзамен не менее чем трем признанным Целителям, достигая высот на вступительных экзаменах в высшие учебные заведения и в религиозной службе. Некоторых Целителей подготавливали индивидуально, вне школы, наставники-Целители, которым отдавали в обучение подростков, но если это был единственный источник обучения, это рассматривалось как большой минус.

Обучение у гавриилитов было, возможно, лучшим из всех существующих. Действительно, знания, полученные у гавриилитов будущими Целителями, так высоко ценились, что все Целители, имеющие духовное звание, и даже большинство светских, проводили по крайней мере семестр или два в аббатстве святого Неота в конце обучения, независимо от того, какой целительской деятельностью конкретно они собирались заниматься после ее окончания. Гавриилиты верили в возможность подготовки всех Дерини как духовно, так и в развитии ума и тела, а не только тех, кто обладал даром Целителя. Хотя сами гавриилиты давали клятву не применять насилие, все же они признавали, что, находясь на военной службе, воины должны обладать всеми необходимыми умениями, чтобы, если потребуется, ответить насилием на насилие. Поэтому этическая сторона военной подготовки была частью программы обучения всех молодых Дерини, которые приходили в аббатство святого Неота, независимо от того, имели они призвание к целительству или нет, как заметил Камбер-Элистер во время своего первого посещения аббатства гавриилитов.

Они прогуливались по аллее, пока не подошли к группе мальчиков, сидящих под деревом в монастырском саду. По их простым белым туникам было видно, что это ученики. Моложавый мужчина, одеждой и прической похожий на гавриилитского священника, мягким равным голосом лектора рассказывал им о чем-то, хотя его голос не доносился до Камбера и Эмриса. Камбер подумал, что это не случайно.

— Это наши десяти-двенадцатилетние ученики, проходящие общую подготовку, — тихо сказал Эмрис. — Они здесь всего около четырех месяцев. Отец Тивар — наставник по военному делу, один из наших лучших учителей. Но пока он еще не позволил им даже прикоснуться к оружию. Прежде всего, они должны научиться видеть движение своего противника внутренним зрением, даже если этот противник — Дерини. Но, конечно, ваше, михайлинцев, обучение в этом отношении очень похоже на наше.

— Да, это так.

Когда он отвечал, мальчики вскочили на ноги по какому-то неизвестному ему сигналу и, поделившись парами, начали медленно выполнять движения с закрытыми глазами, раскачиваясь и пританцовывая в привычном упражнении по борьбе, отражая удары противника кистями и локтями, которые, казалось, сами чувствовали движение. В юности Камбер сам выполнял такие же упражнения, и его двойное сознание Камбера-Элистера могло лучше оценить такое обучение,

— О да, я помню это упражнение. Хотя мы в Челтхэме выполняли его немного по-другому, — добавил он. — Вы помните ушибы и синяки, когда однажды выполнение упражнений ускорилось? Целители получают такое же военное обучение?

— Я нет, но многие получают, — улыбнулся Эмрис. — Пойдемте, и я покажу вам немного больше из непосредственного обучения Целителей, если хотите. Я уверен, Райсу это будет очень знакомо.

(«Камбер-Еретик»).

То, что Камбер упомянул Челтхэм, подчеркивает, что Элистер Келлен получил традиционное военное обучение, принятое у михайлинцев, хотя мы должны помнить, что даже у них образование не было целиком подчинено воинским целям. Оно предусматривало и некоторые отступления, поскольку большая часть обучения совпадала с традиционным обучением обычных Дерини.

О невоенной стороне обучения у михайлинцев говорится мало, мы знаем только, что михайлинская школа в аббатстве святого Лиама могла гордиться такими известными именами среди своих бывших учеников, как отец Джорем Мак-Рори и лорд Райс Турин.

Мы можем предположить активную духовную жизнь, как исходя из общей духовности, свойственной михайлинцам, так и на примере их религиозной практики, таких как медитация, концентрирующаяся на пламени или на мече святого Михаила. К тому же нужно напомнить, что обряд проведения мессы внутри Ордена во многом отличается от обычного. В частности, король Синхил Халдейн обнаружил, что михайлинцы получали двойное причастие, — практика, которая обычно используется в среде духовенства («Святой Камбер»).

Мы также можем сделать вывод о наличии других отличительных черт у Дерини, что являлось причиной страха и зависти, которые могли появиться у духовенства, не относящегося к Дерини и опасающегося, что те могли иметь прямую связь с Богом, которой лишены обычные люди.

Тогда, возможно, обучение Элистера Келлена было только в традициях михайлинцев, в отличие от обучения Камбера, которое исходило из более эффективных источников. Мы знаем, например, что в сердце Камбера рано проснулось желание стать священником — занятие, вполне подходящее для третьего сына дворянина, — и он в течение нескольких лет посещал семинарию в Грекоте, которую возглавлял архиепископ Энском Тревасский. Отдавая должное знатности семьи Мак-Рори, так же как и академическим познаниям самого Камбера, можно предположить, что благородный лорд Камбер Мак-Рори стал бы в свое время епископом, если бы его карьера духовного лица не была так быстро прервана. Мы можем предположить, что Камбер поступил в юношескую семинарию в начале 856 года, то есть до того, как чуть позже, в том же году, умер его старший брат. Учеба в Грекоте закончилась для Камбера не ранее конца 866 года, когда умер второй его брат.

Камберу было шестнадцать лет, когда он вернулся в Кайрори, чтобы исполнить свой сыновний долг — уже не как будущий священник, а как наследник графа Кулдского.

Где-то на этом пути Камбер мог пройти интенсивное обучение, наделившее его силой Дерини, по крайней мере, отчасти, прежде чем он поступил в университет и семинарию — хотя, конечно, его образование как Дерини продолжалось и далее. Как сына графа — хотя тогда он, возможно, еще не получил в наследство титул — молодого Камбера обучали и более практическим дисциплинам, таким как верховая езда, фехтование, и основам управления имением, подобающим знатному юноше. Чтение и письмо были им в совершенстве освоены в раннем возрасте. Возможно, воспитатели, отвечающие за эту часть его образования, распознали его академические наклонности с самого начала и поощряли их. Этот интерес поддерживал молодого Камбера, когда его религиозные занятия были отложены и он принял на себя обязанности наследника своего отца.

Возможно, таково было желание самого Камбера — обучаться воинскому искусству у михайлинцев. И конечно, его отец хотел бы убедиться, что молодой Камбер был прекрасно подготовлен к тому, чтобы стать его преемником, а обучение у михайлинцев наилучшим образом подходило для этого. К тому же лорд Баллард Мак-Рори хорошо сознавал опасности, таящиеся в придворной жизни будучи сам хорошо приспособлен к утонченной атмосфере жизни королей и принцев Дерини.

Он мог рассматривать обучение Камбера в семинарии как слишком мягкое для суровой мирской жизни. Кто бы ни отвечал за дальнейшее обучение Камбера, они отлично развили его умственные способности, поскольку именно в эти девять лет до возвращения домой и смерти отца Камбер достиг наивысшего уровня в своем образовании. Уровень его знаний был, наверное, очень высок, потому что он блестяще служил двум королям династии Фестилов и намеревался служить и третьему. Если все же он обучался у михайлинцев, мы можем догадаться, что он вряд ли впитал их политические идеи.

Несмотря на растущее несогласие со взглядами михайлинцев, Камбер, по-видимому, достаточно высоко ценил их обучение, и поэтому послал Джорема для получения начального образования именно к михайлинцам, в аббатство святого Лиама. И Катана, возможно, тоже, хотя прямого упоминания об этом нет.

Он также не стал вмешиваться, когда Джорем заявил о своем намерении стать михайлинцем, хотя это еще долгое время оставалось предметом частых споров отца и сына. Ирония судьбы заключалась в том, что, приняв личность Элистера, он сам был вынужден стать михайлинцем, что привело его к неожиданной симпатии к этому Ордену и к лучшему пониманию его действий в прошлом. Действительно, без Ордена михайлинцев даже Реставрации Халдейна могло бы не произойти.

Михайлинцы не обучали Целителей специально, хотя среди членов этого, по сути своей воинского Ордена были Целители, как и следовало ожидать. Если и был какой-то Орден, который готовил преимущественно Целителей, это был Орден святого Гавриила. Хотя из заметок последнего настоятеля Ордена, его преосвященства Эмриса, понятно, что гавриилиты воспитывали своих членов на многих, самых разнообразных традициях. Эмрис сообщает, что первоначальное обучение он получил в иной традиции, отличной от михайлинской или гавриилитской. Когда он вспоминает те ранние годы, ему на память приходит сандаловое масло, а не масло ливанского кедра, которое известно в большинстве других Орденов. Далее Эмрис отмечает, что он не получил даже того утонченного военного обучения, которое обычно дается Целителям в аббатстве святого Неота, — одно из нескольких указаний на то, что существовала еще одна традиционная школа, еще сильнее, чем гавриилитская, ориентированная на духовное образование, в философии которой отказ от насилия играл еще большую роль. (Однако именно Эмрис поразил стрелой в сердце впавшего в безумие послушника-Целителя, который убил своего учителя.).

Варнаритская школа также предлагала свой собственный, отличный от всех прочих подход к воспитанию Целителей, хотя их обучение порой и рассматривалось как неполноценное в некоторых отношениях.

Камбер, хотя и не был сам михайлинцем, вполне мог положиться на воспитание Элистера, в образе которого он прожил более двенадцати лет; к тому же он мог привлечь опыт собственного обучения. Его первый по-настоящему близкий контакт с Тависом иллюстрирует точку зрения на варнаритское обучение как не вполне совершенное.

— Боюсь, Тавис, ты находишься в невыгодном положении. Мы, михайлинцы, выучены в старых традициях и формулах общения в контакте, равно как и гавриилиты, и иногда мы ошибочно полагаем, что и все остальные хорошо тренированные Дерини тоже. Но твое обучение Целителя проходило вне Ордена святого Гавриила, не так ли? И уж конечно, не в братстве святого Михаила.

Тавис согласно кивнул.

— Варнаритское?

— Да.

— Ага. Это многое объясняет. Подход скорее прагматичный, чем философский, для искусства исцеления вполне приемлемый, — добавил он, заметив на лице Тависа готовность выступить в свою защиту, — однако при этом довольно часто опускаются более тонкие нюансы, которые были бы так полезны в нашей ситуации. Ты научен стандартным подходам Целителей, но не вспомогательным навыкам. Правильно? Не удивляйся, после стольких лет работы с Райсом я знаком с вашей терминологией.

(«Камбер-Еретик»).

По реакции Тависа, Камбер сделал вывод, что молодому Целителю в какой-то момент обучения была нанесена серьезная травма. Может создаться впечатление, что применение физических наказаний было принято у варнаритов. Конечно, в ходе обучения нужно быть готовым к ушибам и шишкам. Камбер вспомнил синяки, которые он сам получал, изучая приемы борьбы, демонстрировавшиеся у гавриилитов. Но постоянное травмирование — физическое или психологическое — не было нормой. А если это случалось, то учитель пересматривал уровень возможностей ученика, при условии, что тот старался изо всех сил. Если же это происходило с определенной регулярностью, то значит, проблема заключалась в учителе и в самом методе обучения. Окончательного заключения о такой практике Камбер не делает, но из этой сцены можно сделать вывод, что подобные методы применялись в некоторых школах Дерини, — хотя современные воспитатели осудили бы своих предшественников, которым ничего не стоило бы надавать по рукам непослушному ученику, или бросить ребенка в воду, чтобы научить его плавать.

В «Скорби Гвиннеда» описывается история наложения наказания за неповиновение на принца Джавана архиепископом Хьюбертом. Хьюберт обещает, что Джавану не будет страшно, что наказание будет не тяжелым, что он хочет лишь дать ему урок послушания. Монахи, которых назначили выполнять епитимью, имели многолетний опыт по дисциплинированию молодых монахов. Они умели правильно рассчитать силу ударов так, чтобы Джаван вынес их без криков. Но он был предупрежден, что если закричит, то ему будет добавлен еще один удар, то есть количество ударов может возрасти от двадцати до сорока. К счастью, Джавану удалось сдержаться, и он не закричал; он даже удивился, когда монахи похвалили его за то, что он выдержал наказание как мужчина.

— Странно, что вы не били так, чтобы я действительно закричал. Разве не в этом весь смысл?

— Лишь до определенного предела, — без утайки отозвался тот. — Истинный смысл в том, чтобы испытать вашу власть над собой, довести вас до грани, но не сломить. Наказание должно быть достаточно суровым, чтобы причинить сильную боль, сколько человек способен выдержать, но не унизить и не искалечить. Думается, вы запомните сей урок — как и то, что испытали себя самого до предела, и даже дальше. Это воспитывает характер, а не портит его.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Научиться измерять способности и пределы возможностей ученика — такова задача наставника. В этом отношении монахи Хьюберта показали себя вполне сведущими учителями. Действительно, как бы мы ни относились к человеку, стоявшему за ними, мудрость людей, осуществлявших наказание Джавана, их мягкие подсказки, как лучше перенести боль, дают надежду, что некоторые из людей, которых принимали в этот Ордена, организованного, чтобы уничтожить Дерини, все же были наделены хоть какой-то порядочностью.

Очевиден факт, что учитель всегда знал, когда ученик готов предпринять следующий шаг, и не ставил перед ним задачу за пределами его возможностей. Как замечает Тирцель в разговоре с Коналом, когда просит его выполнить перемещение с помощью Портала в первый раз:

— Разве я когда-либо просил тебя сделать то, к чему ты был не готов?

(«Тень Камбера»).

Такая оценка и проверка способностей ученика — важный аспект любого обучения, так же как и постепенное нарастание сложности заданий с целью развития способностей ученика.

Другой аспект обучения, свойственный только Дерини, связан с применением мераши, — наркотического, разрушающего сознание снадобья — использование которой для контроля Дерини было принято еще до Камбера (хотя Морган сперва и был уверен, будто это — придумка Кариссы).

Нам известно из различных источников, что большинство Дерини, получивших официальное обучение, подвергалось воздействию этого лекарства в процессе обучения. Существенной и ценной частью обучения Дерини было изучение свойств этого снадобья и умение применять его и сводить к минимуму степень его воздействия. В этом отношении обучение Целителей было еще более изнуряющим, чем у обычных Дерини, поскольку только Целителям предоставлялось право воздействовать с его помощью на других людей, применять его само по себе или в сочетании с другими снадобьями при лечении и уметь предсказать результат.

Мы знаем, что Джебедия и дети Камбера были уже достаточно знакомы со свойствами этого лекарства, когда согласились применить его для проверки способностей Райса к блокированию способностей Дерини, и что молодой Денис Арилан, пытавшийся изменить свойства вина для причастия перед своим посвящением в духовный сан, уже имел предварительный опыт воздействия этого снадобья. Мы видели, как впервые подвергались воздействию этого средства Келсон и Дугал под тщательным наблюдением для того, чтобы, если им придется в будущем встретиться с его воздействием, они смогли бы свести до минимума его отрицательное воздействие. Хочется верить, что мало кому из Дерини довелось узнать на себе воздействие мераши таким путем, как это случилось с Брионом.

Вернемся, однако, к обучению Целителей у гавриилитов. Школа в аббатстве святого Неота принимала Дерини, как обладающих задатками Целителей, так и не имеющих их, хотя, конечно, предпочтительно первых, в основном из светских кругов.

Как ранее упоминалось, не поощрялось, если Целители выбирали духовное призвание, поскольку когда лучшие из них воздерживались от вступления в брак и не заводили детей, количество Целителей сокращалось и, в конечном счете, могло бы стать совсем незначительным. Кандидаты в Целители-священники подвергались особенно строгой проверке их призвания.

Учеников-Целителей обычно брали в возрасте двенадцати лет, как только начинали проявляться их задатки. Начинали обучение с программы широкого спектра, которая способствовала превращению общих способностей Дерини в потенциальные таланты Целителей. Одновременно развивались некоторые специфические способности.

К шестнадцати годам упор делали на развитие преимущественно целительских способностей, а общее образование теперь уже было вторично. Как раз в таком возрасте брали учеников-Целителей из других учебных заведений для совершенствования их образования у гавриилитов.

Мы знаем, что Райс провел здесь некоторое время. После того как начальную ступень обучения он прошел у михайлинцев в аббатстве святого Лиама, Райс отправился в университет в Грекоту. Получив здесь основы своего образования и обучения Целительству (в школе Целителей, включающую варнаритскую), на старшей ступени обучения он учился в аббатстве святого Неота.

В романе «Камбер-еретик» мы коротко рассмотрели часть обучения Целителей, когда Камбер под личиной Элистера Келлена отправляется в аббатство святого Неота для встречи со священниками Эмрисом и Квероном. Мы наблюдали, как неизвестный Целитель-гавриилит работает с мальчиком по имени Симон, которого он обучает управлять своим телом, чтобы в дальнейшем научиться управлять другими. Давайте остановимся на этом случае, узнаем еще немного о том, как готовили Целителей у гавриилитов.

Первый урок.

…Мальчик немного нервничал, что и следовало ожидать от тринадцатилетнего ученика. Прежде чем назначить Килиана наставником новому послушнику, Эмрис предварительно изучил его данные. Мальчик подавал большие надежды. Отец Килиан смерил почти доброжелательным взглядом своего нового подопечного, когда мальчик нерешительно огляделся, заглянув в дверь, а затем вошел, повинуясь нетерпеливому жесту Килиана.

— Не топчись в дверях, парень, — пробормотал Килиан. Его слабая улыбка смягчила суровые слова. — Я пока что не откусил голову никому из своих учеников… хотя я прикажу тебя выпороть, если ты кому-то об этом расскажешь! Но твои предыдущие наставники говорили, будто из тебя может выйти неплохой Целитель.

Мальчик немного смутился от похвалы и несмело оглядел крошечную комнату для тренировок с узкой лежанкой и одетого в белое Целителя-гавриилита у ее изголовья. Он подошел к Килиану и почтительно преклонил колени, склонившись для обычного благословения, которое давал учитель ученику при первой встрече. На самом деле это было нечто большее, чем просто благословение, и это хорошо знали и мальчик, и Килиан.

— Меня зовут Симон де Бамон, отче, — сказал мальчик, четко произнося слова, которые он, должно быть, репетировал много раз, готовясь к этому моменту. — Я чувствую в себе призвание Целителя и с радостью подчиняюсь ему. Я прошу вас принять меня в ученики и научить искусству Целителя. Обещаю быть верным и прилежным во время обучения. Отдаю себя на ваше попечение и с радостью передаю себя в ваши руки.

Слова были просто пересказом клятвы, которую мальчик давал отцу Эмрису при поступлении в аббатство святого Неота. В ответ настоятель должен был обещать, что и он лично, и весь Орден помогут Симону развить у него дар Целителя, который уже был определен во время вступительных экзаменов. Таким образом эти двое заключали своего рода соглашение, которое будет действительно в течение всего периода обучения Симона. Этот договор позволял Килиану применять любые средства, необходимые для того, чтобы сделать его Целителем во всей полноте его возможностей.

Мальчик не вздрогнул, когда руки Килиана мягко опустились ему на голову. Он также не противился, когда Килиан сделал первую ментальную попытку, слегка коснувшись его защит. Неожиданно его щиты опустились плавно и мягко, отреагировав на вмешательство Килиана, — что редко бывает с молодыми воспитанниками.

Лежащие на поверхности ближайшие мысли и воспоминания мальчика, казалось, готовы были расступиться и дать доступ в сокровенные глубины мозга. Это и предполагалось в контактах такого рода, хотя и не всегда удавалось достигнуть подобного результата в самом начале.

Приятно удивленный, Килиан закрыл глаза и проник глубже в мозг Симона, находя и связывая зоны контроля. Это было необходимо. Это стало теперь обычной практикой после трагедии, которая произошла когда-то здесь, в аббатстве святого Неота, и о которой все знали. То была трагическая история, когда послушник Ульрик, бывший всего несколькими годами старше, чем был тогда сам Килиан, сломался в процессе тренировки и обратился против своего наставника. Ульрик, силы которого вышли из-под контроля, убил своего учителя с помощью запрещенного магического приема, ранил нескольких наставников и даже учеников, пока стрела, пущенная Эмрисом, не остановила весь этот кошмар.

Эмрис тогда только что был избран настоятелем, и трагическое происшествие потрясло его и весь Орден. Никто из присутствующих тогда в монастыре никогда не смог забыть этот день. Гавриилиты решили тогда больше не терять Целителей, как был потерян Ульрик, и избегать ситуаций, в которых могла возникнуть необходимость отнять чью-то жизнь.

Итак, сейчас Килиан связал контрольные области, чтобы предотвратить подобную трагедию. Такое вмешательство в проявление свободной воли личности было необходимо. Килиан должен был установить своего рода клапан безопасности, к помощи которого прибегали при крайней необходимости. Вместе с обычным набором пусковых механизмов, которые устанавливались в мозгу каждого ученика для облегчения тренировок, Килиан ввел Симону твердое убеждение, что такой клапан необходим. Он не стал читать в сознании мальчика какие-либо детали о самом Симоне, поскольку предпочитал знакомиться со своими учениками посредством обычных методов общения. Наконец, чтобы придать законченную форму тому, что сейчас произошло, он прибег к словесному благословению, используя формулировку, проверенную гавриилитами в течение многих веков.

Когда он поднял руки, чтобы начертать знак благословения над склоненной головой Симона, мальчик посмотрел на него с едва сдерживаемыми слезами, светящимися в карих глазах. Он схватил руку Килиана и поцеловал ее:

— Спасибо, отче, — прошептал Симон. — Я попытаюсь доказать, что достоин вашего учения.

— Убежден, что твои старания будут равны твоему желанию, — ответил Килиан, сохраняя выражение терпения на своем лице; затем он протянул мальчику руки и поставил его на ноги. Он не сказал ничего более, потому что не хотел дать ученику так сразу понять, что тот подает большие надежды. — Теперь давай попробуем выяснить, как много ты уже знаешь. Ложись вот сюда, и начнем. Посмотрим, хорошо ли ты научился управлять своим телом.

Со смешанным выражением опасения и желания поскорее начать, Симон сел на середину кровати и вытянул ноги, затем лег головой по направлению к Килиану.

— Отец Алвис был доволен моими успехами, — сказал он, запрокидывая голову назад, чтобы посмотреть на Целителя. — Но я не знаю точно, что должен уметь младший послушник.

— Ну, ты теперь послушник старшей ступени. А мы ожидаем от старших послушников больше, чем от младших. Итак, я буду направлять тебя, — сказал в ответ Килиан, пододвигая свой стул так, чтобы сидеть лицом к изголовью кровати. — Ложись поудобнее и закрой глаза. Мы начнем с базового упражнения, которому тебя учили, когда ты пришел сюда впервые.

Он положил свои руки на плечи Симона и подождал, пока мальчик подчинится и закроет глаза.

— Хорошо. Теперь я буду только наблюдать. Я хочу посмотреть, что ты умеешь делать. Глубоко вдохни и расслабься, насколько возможно. Вот так, хорошо.

Когда Симон выполнил все, погружаясь с готовностью в глубокое расслабление, Килиан медленно кивнул самому себе и плавно перевел руки с плеч Симона по обе стороны головы. Затем подвел их близко к вискам, не дотрагиваясь до них.

— Очень хорошо. Еще раз глубоко вдохни и медленно выдохни. С каждым вдохом ты становишься более и более расслабленным, все больше сосредотачиваешься. Думай о своем дыхании, и пусть каждый твой вдох уносит тебя глубже и глубже.

Он почувствовал, как кто-то заглянул в решетку двери — это был отец Эмрис и с ним несколько других Целителей. Но он не позволил себе отвлечься от работы.

— Хорошо, Симон. Расслабь каждую мышцу. Ты знаешь, как. Очень хорошо. Теперь сосредоточься и заставь себя ощутить, как кровь течет в твоих венах. Почувствуй, как бьется пульс. А теперь — как твое сердце перекачивает эту кровь. Оно бьется немного быстрее, чем нужно, но ты можешь замедлить его, если действительно этого захочешь. Попытайся… Нет, ты слишком стараешься, сынок. Расслабься. Ничего не делай насильно, пусть все происходит как бы само собой. Теперь глубоко вдохни и дай всему этому выход. Опять. Ты сделал это. Молодец, Вот так должен начинать каждый Целитель — учиться управлять собственным телом, прежде чем он сможет управлять другими. Хорошо. Теперь давай продвинемся немного глубже и продолжим. Глубже… Глубже…

Он легко коснулся кончиками пальцев висков мальчика, медленно нащупывая своим сознанием нужные пусковые механизмы, направляя сознание юного Симона к центру, который контролировал сердечный ритм. Он передал ему свое одобрение, когда мальчик нашел управление, постепенно меняя ритм на более медленный и устойчивый, соответствующий глубокому состоянию транса, в котором он находился.

— Отлично, — выдохнул Килиан, едва выговаривая слова, осознавая, что его невидимые наблюдатели удалились и вернулись к своим собственным делам. — Теперь переведем наше внимание на твою левую руку, — с этими Килиан незаметно передвинул левую руку на плечо мальчика, затем обхватил его обнаженное запястье. — Почувствуй мое прикосновение к запястью и думай о том, как кровь поступает к этому участку тела. Знай, что ты можешь управлять притоком крови к этой руке. А теперь напряги все силы разума, чтобы ограничить этот поток.

Он начал процесс сам, но почувствовал, что ученик подхватил и продолжил почти немедленно, инстинктивно усиливая соответствующие контролирующие центры. По-настоящему довольный, Килиан убрал свой контроль силы и открыл глаза. Он поднялся и встал рядом с Симоном, по-прежнему слегка придерживая левое запястье мальчика. Рука сильно побледнела, и теперь Килиан провел двумя пальцами вдоль спины. Он тихо сказал:

— Хорошо сделано, Симон. Теперь притупи чувствительность, чтобы заблокировать боль. Ты знаешь, что нервы пролегают там же, где и кровеносные сосуды. Сожми их в области запястья и отключи все ощущения в этой руке.

И он опять погладил руку мальчика, помогая ему сконцентрироваться на ней. Затем правой рукой взял с маленькой полки в ногах кровати маленький, острый, как бритва, скальпель, положив его так, чтобы Симон ничего не видел, и приказал мальчику открыть глаза.

— Теперь удержи то, что ты сделал. Ты ограничил снабжение руки кровью и заблокировал чувствительность в ней. Это сделал ты, а не я. Проанализируй точно свои ощущения в руке сейчас, так, чтобы ты при желании мог повторить это. Посмотри, если это поможет тебе удержать образ.

Мальчик был в глубоком трансе, его взгляд с трудом фокусировался, когда он поднял руку и сжал пальцы перед лицом. Килиан наблюдал за ним, пока он не закрыл глаза, а затем опять обхватил запястье мальчика.

— Как ты считаешь, у тебя все в порядке? — сказал Килиан, поглаживая двумя пальцами ладонь, пальцы, а затем и спину Симона, чтобы вернуть его внимание. Мальчик рассеянно кивнул, ладони его полностью расслабились в руке Килиана.

— Да, отче, — прошептал он.

— Хорошо, — сказал в ответ учитель, собрав кожу на тыльной стороне ладони мальчика и резко оттянув ее. — Ты чувствуешь что-нибудь?

— Легкое давление, — ответил мальчик. — Не больно.

— Как ты думаешь, сможешь ли ты это выдержать? Что если бы я сделал что-то более болезненное, что подвергнет испытанию твой контроль над остановкой крови? — настаивал Килиан. Испытующе глядя на мальчика в глаза, он поднес скальпель прямо к глазам Симона, а затем слегка надавил лезвием на выпуклость у основания его большого пальца. — Я не прошу тебя заживлять то, что я сделаю, я этим займусь сам, когда мы закончим. Но сможешь ли ты задержать боль и кровотечение?

Симон быстро моргнул глазами несколько раз, глубоко вдохнул и выдохнул, опять находясь под жестким контролем.

— Думаю, что смогу, — ответил он.

— Да, ты сможешь, — без дальнейших отступлений, внимательно наблюдая за Симоном и стараясь, чтобы он не видел скальпеля, Килиан вонзил лезвие в мякоть руки мальчика на глубину в полногтя. Взгляд Симона на мгновение застыл, когда скальпель входил в него, но рука не дрогнула и не начала кровоточить.

— Очень хорошо, — выдохнул Килиан. — Я видел многих людей намного старше тебя, которые сильно бледнели, когда я это делал. Могу я немного продолжить урок, чтобы закрепить его? Не сомневаюсь, что ты выдержишь.

Вздохнув еще раз глубоко и медленно, мальчик кивнул в знак согласия, на этот раз наблюдая, как Килиан вонзал лезвие глубже.

Надрез увеличился, когда Килиан вынул лезвие, но кровь не текла, а только немного сочилась.

— Так держать, — сказал Килиан, с улыбкой вкладывая скальпель в здоровую руку Симона. Сам он приготовился использовать свои целительные силы. — Ты хочешь посмотреть, как выглядит твоя рука изнутри, прежде чем я заживлю рану?

Мальчик посмотрел на рану, лицо его исказилось, когда он слегка согнул руку, и у него появилось ощущение какого-то неудобства. Затем перевел свои карие глаза на учителя с невысказанной мольбой. Он прошептал:

— Мне кажется, лучше бы вы сейчас поскорее закончили и заживили рану.

Он попытался не показать чувства нарастающего беспокойства, но Килиан все понял по тому, как мальчик судорожно сжимал рукоять скальпеля, надеясь, что священник не заметит этого.

— Я так и сделаю, сын мой, — тихо сказал Килиан. Он не обнаружил признаков боли у ученика, даже когда провел свободной рукой по лбу мальчика.

— Рана не беспокоит тебя, значит, это не она вызывает в тебе тревогу. Можешь мне сказать, что тебя беспокоит?

Мальчик, казалось, почерпнул силы в словах Килиана. Он с видимым усилием успокоил себя, когда Целитель перевернул его руку и надавил на края раны, чтобы расширить ее. Симон старался не смотреть на то, что делает Килиан.

— У меня странное чувство оттого, что я знаю, что разрез должен пульсировать и кровоточить, как заколотый поросенок. Но этого не происходит.

— А что, по-твоему, происходит? — настаивал Килиан, видя огорчение ученика.

Симон прошептал:

— Когда вы углубились в рану, так, что края ее раздвинулись, мне почудилось, что это словно рот открылся, там, где его не должно быть. Я почувствовал ваше прикосновение и прохладу воздуха в ране там, где должно быть тепло. Вряд ли я смогу объяснить это.

Килиан улыбнулся одобряюще, он подумал, что Симон объяснил все очень хорошо.

— Мы исследуем твое восприятие при нашей следующей встрече, — обещал он. — А сейчас, я думаю, настало время залечить твою рану. Представь, что ты немного отпускаешь кровь, чтобы очистить порез. Мне бы не хотелось рисковать заражением. Не хватало еще, чтобы мой лучший ученик пострадал.

Комплимент имел желаемый эффект. Симону стало легче, он ослабил контроль над кровотечением, но одновременно продолжал контролировать боль. Он даже глазом не моргнул, когда Килиан осторожно ввел кончик пальца в еще кровоточащую рану. Затем Килиан несколько раз провел пальцем вдоль раны, пока она медленно не закрылась и от нее не осталось и следа. Сделав это, священник-Целитель задержал кончики пальцев еще на несколько секунд, тщательно закончив свою работу, так, что у Симона не осталось ощущения неудобства, и наконец отдалился, неторопливо отойдя к краю кровати, чтобы помыть руки в тазу, специально приготовленном для этой цели. Все это время Симон следил за ним взглядом, полным благоговения. Он вытер руки и подошел, чтобы смыть небольшое пятно крови, оставшееся на ладони мальчика.

— А теперь вернемся к нормальному кровообращению и ощущениям, — сказал он мягко, положив свои руки на руки Симона, затем погладил мальчика по лбу, что послужило сигналом для возвращения в нормальное состояние.

— Сегодня ты хорошо выполнил работу, я вполне удовлетворен. Как твоя рука?

Симон моргнул и улыбнулся, медленно приподнимаясь на локтях и с удовлетворением рассматривая левую руку.

— Вполне нормально, а то, что я сделал, это на самом деле было не так уж трудно. Я знаю, что смогу сделать это снова.

— И ты действительно сможешь, — сказал Килиан, слегка коснувшись плеча мальчика, как бы успокаивая его. — И что более важно, ты сможешь научиться делать подобное для других. А теперь ты должен отдохнуть час до обеда. Это отняло у тебя больше сил, чем ты думаешь.

— Но я не устал.

— Ты пойдешь и поспишь час, — повторил Килиан, думая, что не обязательно подкреплять приказание, используя свой контроль. — Ты очень устал, но проснешься свежим после часа сна, с хорошим аппетитом перед дневной трапезой. Запомни все, чему ты научился. — Он улыбнулся Симону, увидев в ответ улыбку смирения и покорности на лице мальчика. — Ну вот, так-то лучше, я жду тебя завтра утром в это же время.

* * *

Приведенное выше типично для обучения молодых Целителей, которое давали в аббатстве святого Неота, по крайней мере на ранних ступенях. Вероятно, в ходе дальнейшего обучения послушники все лучше овладевают собственным телом, учатся контролировать его различные функции, с тем чтобы позднее перенести эти навыки на других людей — учеников в начале обучения, а затем наставников и на самих братьев по Ордену. По достижении определенного уровня знаний и умений, начинался практический этап обучения под руководством опытных Целителей, совсем как современные студенты-медики работают под руководством старших врачей. Более традиционное медицинское обучение также имело место, поскольку функции Целителей не так уж сильно отличаются от деятельности обычного врача; Целитель просто владеет силами, которые недоступны лекарям, не являющимся Дерини. Во многих областях обучение, полученное светскими врачами и военными хирургами, равноценно обучению Целителей, поскольку и военные хирурги, и Целители имеют дело с неожиданными травмами, шоком и элементарными хирургическими операциями. (В действительности, светским врачам разрешалось посещать занятия в аббатстве святого Неота, и они изучали там все, что могли). Хирург ведь, по сути, редко использует фармакологические средства, чаще всего ему требуются лишь успокаивающие и болеутоляющие. Он изучает простое наложение швов, знает определенные травы, которые устраняют инфекции и даже снимают боль. Функции Целителей весьма схожи, но они используют исцеляющую силу, чтобы залечивать раны, не употребляя иголок и шелка, без наложения швов.

Однако никто из них не имеет преимущества, когда идет речь о серьезном заболевании, хотя Целители могут более точно определить состояние пациента и симптомы его болезни. Знание анатомии необходимо для любого. Это особенно важно для Целителя, поскольку его талант лечить повреждения при помощи магических сил основан на способности мысленно представлять организм в целостности, то есть таким, каким он должен быть.

В медицине определенные знания могут быть достигнуты при изучении собственного тела и коллег, но более полная информация может быть получена только при рассмотрении внутреннего строения человеческого организма. Какие-то знания можно приобрести, наблюдая за наставником-Целителем во время работы, но основные — только при детальном исследовании: при вскрытии трупов, как это делается сейчас в современных медицинских колледжах.

Сегодня мы воспринимаем эту ступень медицинского образования как нечто само собой разумеющееся, но нужно помнить, что даже в прошлом веке вскрытие человеческих останков было ограничено, вскрывать разрешалось только тела казненных. Тел для изучения не хватало, а те, которые позволяли анатомировать, к моменту, когда они попадали на стол для вскрытия, не всегда были нужного качества. Ужасные истории о грабителях, раскапывающих могилы недавно захороненных для продажи анатомам, и о похитителях тел, блуждающих по улицам Лондона в поисках свежих трупов, были не просто плодом писательской фантазии, но отражали действительное положение дел в большинстве цивилизованных стран Европы.

Причин запрещения вскрытия трупов было немало. В свете наших сегодняшних представлений о человеческом теле они могут показаться неправдоподобными. Они исходили из религиозных и философских представлений о человеке, которые существовали у наших предков и предков Дерини. Последователи всех видов религий в обоих мирах имели твердые аргументы против такого рода практики. Считалось, что тело является вместилищем души, и поэтому его нельзя разрушать после смерти. Это считалось святотатством. Далее, церковь учила (и сейчас учит в соответствии с некоторыми верованиями), что после смерти каждого ожидает Страшный Суд и воскресение из мертвых. По этой же причине до недавних пор существовал запрет на кремацию, потому что тело, превращенное в пепел, не может предстать перед Богом на Страшном Суде.

Конечно, этот аргумент не принимает во внимание те тела, которые не могут быть погребены, хотя и не по собственной вине — погибшие в море и съеденные рыбами, или растерзанные дикими животными, или поглощенные пожаром. Также очевидна невозможность восстановления тела, которое подверглось разложению при погребении, когда кости в конце концов превращаются в прах и становятся частью почвы. Из почвы прорастают растения, которыми питаются животные, и тех в свою очередь съедает человек и снова воспроизводит себе подобных, несомненно, используя те же атомы и молекулы.

С другой стороны, если Бог способен воскресить людей во плоти в день Страшного Суда, если некий высший разум может выбирать для своих созданий телесные формы, тогда он может найти способ воссоединить все присущие данному индивидууму атомы и молекулы, то есть завершить свой план независимо от степени разрушения бывшего вместилища души.

Отношение гавриилитов к этой проблеме отражает тот же рациональный подход, несмотря на то, что официальная церковь не одобряла вскрытия мертвых. В стенах аббатства святого Неота стало обычной и приемлемой традицией отложить погребение умершего собрата, пока старший наставник не вскроет тело, чтобы ученики-Целители прошли на нем обучение. Это рассматривалось не как неуважение к мертвому, но, напротив, как последняя услуга, которую умерший мог оказать своим собратьям, отдавая свое тело следующему поколению Целителей для обучения.

Эти уроки принесли много пользы Килиану, хотя первый день его обучения на этой ступени подготовки Целителей оказался отмечен одной из самых мрачных трагедий в истории аббатства святого Неота.

Обучение Целителей: практические исследования.

В анатомическом зале было тихо, когда Килиан и другие опоздавшие вошли и поспешили на свои места. На скамьях, расположенных ярусами, студентов было вдвое больше, чем Килиан когда-либо видел на обычном исследовании. События предыдущего дня всех ошеломили. Теперь здесь присутствовали все старшие послушники, небольшая кучка младших воспитанников, таких, как Килиан, и почти все учителя-Целители из школы.

В круглой аудитории стояла напряженная тишина, неожиданно она сменилась шорохом подошв из сандалового дерева, шелестом белых одежд учеников и зеленых шелковых мантий учителей, когда все поднялись при появлении настоятеля.

Отца Эмриса сопровождали двое наиболее уважаемых учителей-хирургов, один из которых был в зеленой светской одежде. Оба они остались у двери, когда настоятель прошел в зал. Белые драпировки покрывали то, что лежало на двух белых столах, высотой по пояс и занимающих весь центр зала. Эмрис прошел между ними. Чья-то бледная и дрожащая рука поправила край простыни, соскользнувшей с ближайшего стола.

Никому не надо было объяснять, что лежало под этой драпировкой, и тем более Эмрису. Менее чем двадцать четыре часа назад настоятель монастыря святого Неота выстрелил стрелой в сердце того, кто занимал теперь этот стол, это было намеренное и рассчитанное действие со стороны человека, который давал клятву никогда не отнимать человеческую жизнь. Не стоял вопрос о необходимости этого убийства, чрезвычайные обстоятельства оправдывали его, потому что тот, кто стал жертвой Эмриса, уже убил человека, лежащего на втором столе, и мог бы унести и другие жизни, если бы его так быстро не остановили. Но это не освобождало Эмриса от тяжелой моральной ноши. Немного удивляло, что духовник Эмриса Кверон наблюдал за каждым движением и выражением лица настоятеля с тревогой, стоя среди старших послушников, расположившихся на самом верхнем ярусе.

Если Эмрис и чувствовал испытующий взгляд Кверона, он не показывал этого. Держа руки скрещенными в рукавах своего белого одеяния, настоятель сделал два небольших шага по направлению к кафедре, чуть наклонив голову. Руки его были сложены, как для молитвы, — ладонь с ладонью перед грудью, — и собравшиеся в зале также поклонились. Через минуту Эмрис расправил плечи, намеренно глубоко вдохнул и выдохнул. Затем настоятель поднял голову и протянул руки к небесам, безмолвно обращаясь к Господу за благословением; затем его ладони изящным движением описали круг, точно собирая нити внимания аудитории. Тотчас мир и покой опустился на собравшихся, подобно снегопаду. В зале раздался тихий шелест, когда все повторили следом за ним священный магический знак.

Ничто в выражении его лица и физическом состоянии не выдавало, какое внутреннее смятение он, вероятно, переживал по поводу предстоящего вскрытия убитого им человека. Рассеянным жестом Эмрис пригласил всех присутствующих сесть. Еще раз послышался шорох шерстяных одежд и кожаных подметок. Тусклым взглядом оглядел он лица поверх ряс, терпеливо дожидаясь, пока все усядутся и в зале опять установится тишина. И наконец сказал:

— Не ожидайте от меня долгих объяснений по поводу вчерашних драматических событий. Я только скажу вам, что смерть унесла двоих наших братьев, и ныне мы все оплакиваем их. Отпевание было проведено, как требуют наши традиции. Что касается нашего покойного брата Келвига, я хочу заверить вас, что он умер в благодати Господней. Никакого обвинения не может быть выдвинуто против него в связи со вчерашними событиями, как бы ни были они плачевны. Что касается брата Ульрика, — здесь голос Эмриса на минуту упал, и он сделал глубокий вдох, прежде чем продолжил. — В наших горячих молитвах мы поминаем Ульрика как сына во Христе и считаем, что он тоже умер в милости Господней, хотя и потерял временно контроль над своим сознанием. Глубинные причины этого отклонения сейчас рассматриваются, и соответствующие меры будут приняты.

Когда Эмрис подал знак двум хирургам присоединиться к нему, Килиан понял, что дальнейших пояснений о том, что случилось, не будет.

— Таким образом, мы переходим к заключительному исследованию наших усопших братьев, — продолжал Эмрис, и его голосу вернулась обычная живость. — Сегодня вечером, после торжественной заупокойной мессы, их останки будут упокоены в священной земле по нашему обычаю. Сегодня утром отец Торстейн составил список тех, кто был выбран в помощь лорду Дову и брату Джурису. Если ваше имя будет названо, то спуститесь, пожалуйста, сюда для выполнения необходимого задания. Если ваше имя не назовут, оставайтесь там, где находитесь, пока мы не решим, сколько свободных мест осталось в наличии.

К удивлению Килиана, он услышал свое собственное имя среди четырех, назначенных ассистировать лорду Дову, хотя он только должен был держать поднос с инструментами. Старший послушник по имени Томан будет оказывать любую помощь, которая может потребоваться лорду Дову. Однако Килиан совсем не ожидал, что его вызовут. Он был дважды до этого на помосте, но только для того, чтобы следить за огнем, освещающим рабочее поле, — традиционное первое назначение для самых младших послушников, которое позволяло присутствовать при вскрытии. Держать инструменты разрешалось обычно только старшему послушнику, это назначение предписывало стоять у локтя учителя, что позволяло наилучшим образом рассмотреть все происходящее.

Довольный Килиан собрал инструменты и встал рядом с лордом Довом, хотя в желудке у него что-то странно бурчало и сжималось, когда он осознал, что Дов уже повел предназначенных ему помощников к столу, где лежало тело Ульрика, его товарища на протяжении нескольких лет ученичества.

«Я не опозорюсь, — твердил он про себя. — Я буду беспристрастным. Я не опозорю своих учителей».

— Я поставлю только одно условие при вскрытии, — сказал тихим голосом Эмрис, испугав Килиана своим неожиданным появлением у изголовья покрытого белой тканью стола. — Я сам буду ассистировать лорду Дову, и только я дотронусь до головы.

С легким поклоном темноволосый Дов велел ассистирующему Томану помочь ему снять драпировку, покрывающую тело, и раскрыть его до пояса. Другой старший послушник едва сдержал дрожь, когда взглянул в лицо погибшего товарища. Они с Ульриком были близкими друзьями. Второй старший воспитанник сильно побледнел и с шумом сглотнул. Килиан тоже вздрогнул при взгляде на стрелу, которая все еще пронзала неподвижную грудь Ульрика — гораздо более горькое напоминание того, что случилось, чем невредимое тело Келвига, также выставленное напоказ Джурисом и Торстейном на столе перед ними. Потому что Келвиг был поражен магией — не менее роковым оружием, чем стрела, которая унесла жизнь Ульрика, но более коварным, не оставляющим физических следов. Его тело не имело никаких внешних травм, которые можно было исследовать, поэтому Джурис сразу начал вскрывать грудную клетку, делая знак своим младшим ассистентам поднести огонь ближе.

— В начале вскрытия я сказал, что мы остановим свое внимание на ране умершего, — проговорил лорд Дов обычным лекторским тоном, быстро оглядев наблюдающих на галерее. — Я воспользуюсь ею, чтобы продемонстрировать, как иметь дело с подобной раной у живого пациента. Применение в боевых условиях подобной процедуры неминуемо, хотя нет смысла спорить, что подобное ранение оказалось бы смертельным, даже если бы целая команда врачей взялась лечить его, как это ни печально. После вскрытия грудной клетки мы изучим размеры внутренних повреждений и на практике подтвердим то, что вы вчера уже узнали из лекции: стрела пронзила сердце и частично повредила сосуд, называемый аортой, то есть нанесла повреждения, не поддающиеся излечению. Теперь о примененном оружии.

С подноса, который держал Килиан, Дов взял охотничью стрелу и продемонстрировал ее так, чтобы все видели.

— Эта стрела имеет наконечник такой же, как и та, что мы собираемся извлечь. У нее острие с зубцами. То есть это плоский наконечник с зазубринами, как у любой стрелы, которую можно встретить на поле боя. Из-за того, что зубцы направлены назад, она не может быть вынута без дополнительных повреждений. — Он продемонстрировал это, протянув стрелу через свой полузакрытый кулак. — Если бы рана была в мягких тканях руки или ноги, что не угрожало бы жизни, вы могли бы направить стрелу по направлению зубцов, а не против, и протолкнуть ее наружу. К сожалению, по понятным причинам, такой прием не подходит для большинства ран. И поскольку туловище представляет собой гораздо большую мишень, чем рука или нога, вы сами можете догадаться о результатах военной статистики. Это означает, что необходимо вырезать наконечник из раны, желательно с наименьшей дополнительной травмой для пациента. Итак, сегодня я хотел бы продемонстрировать типичную процедуру хирургического удаления подобного предмета. Предположим, что рана не смертельная, и что вы уже усыпили пациента, заблокировали боль и знаете, как избежать шока, который является главной опасностью при таком ранении. Если вы будете действовать быстро и вам повезет, то, может быть, вам удастся залечить эту потенциально смертельную рану, прежде чем ваш пациент истечет кровью. Огня, пожалуйста. — При этой команде старший и младший послушники, назначенные для этого, представили два ярких шара, направляя их свет на рану вокруг стрелы, но не на хирурга. Кивнув с одобрением, Дов выбрал скальпель на подносе и с его помощью увеличил нижний край входа в рану на ширину пальца. Средним пальцем левой руки исследуя ход стрелы, он правой придерживал ее древко.

— Теперь, чтобы у меня было больше простора для работы, обратите внимание, как я сделал небольшой надрез, чтобы слегка расширить рану, — продолжал Дов. Его отсутствующий взгляд говорил о том, что в это время он своим особым чувством, присущим только Дерини, исследовал рану.

— Теперь я буду одним пальцем придерживать древко, пока не локализую зубцы, и тогда у нас будет больше возможности для дальнейших действий.

Снова сверкнул скальпель, когда Дов наполовину увеличил первоначальный надрез.

— Теперь лучше. Есть вопросы?

Один из старших послушников со среднего яруса крикнул:

— Наставник, не опасно ли так увеличивать рану?

— И да, и нет, — ответил Дов, продолжая исследовать пальцем разрез. — Это означает, что вам придется больше сил потратить, чтобы залечить рану. Но еще опаснее не достать наконечник, так как легче исцелить разрез, чем рваную рану. Между прочим, имейте в виду, что все время, пока вы будете пытаться что-то сделать, пациент будет истекать кровью. Поэтому вы не можете положиться на зрение. При вскрытии это не так важно, так как мы заранее убираем кровь. А вот и один конец наконечника. Теперь другой…

— Вынимая стрелу из раны и используя внутреннее зрение, я одновременно постоянно держу под контролем состояние пациента и готовлюсь к заживлению раны. Хороший Целитель уже мог бы начать остановку кровотечения и предварительно стянуть ткани, хотя палец все еще в ране. Затем, медленно вынимая палец, я одновременно продолжаю залечивать рану. Она закроется за мной, как только я уберу палец. Во всяком случае, если наш пациент жив. — Свои слова он пояснил действиями, плавно выводя палец из раны, на месте которой теперь оставалось темное отверстие, так как сила Целителя не могла подействовать на ткани, из которых ушла жизнь.

Неожиданно Килиан поймал себя на мысли, что больше всего ему сейчас интересно, что случается с кровью, вытекающей из мертвых тел. Он никогда раньше даже не задумывался над этим. Ведь только вчера в этом теле было столько крови. Куда она Делась?

Ужас сковал его, когда он увидел, что Дов, положив инструмент на поднос, задумчиво смотрит на него, видимо, уловив вопрос в его сознании. Он еще больше ужаснулся, когда Эмрис прокашлялся и, прикрыв чистой салфеткой лицо Ульрика, заговорил о том же:

— Мне кажется, что некоторые из вас плохо себе представляют, что происходит с кровью, когда тела готовят для вскрытия. — Сотни глаз были прикованы к настоятелю в этот момент, и Килиан понял, что не его одного интересовал этот вопрос.

— Существует мнение, будто нам, Дерини, для магических действий нужна кровь. Нас даже обвиняют в том, что мы якобы похищаем детей и приносим их в жертву в определенных целях. Это, конечно, нелепо, но некоторые люди могут поверить во все, чего они не понимают или боятся. И поскольку мы с вами относимся к Ордену, который обладает некоторыми тайными знаниями, в том числе и связанными с кровью, считается, будто мы что-то скрываем. И это, по мнению людей, неправильно… Добавьте к этому, что многие вне этих стен считают вскрытие святотатством и выражают недовольство по поводу того, что каждый гавриилит делает для Ордена, завещая свое тело для исследования, на котором будут учиться будущие Целители.

— Конечно, мы не считает это святотатством. Если мы испытываем уважение к телу как к храму, где обитает душа при жизни, то тем более мы должны уважать душу и разум, которые когда-то были в этом теле. И если это тело поможет живущим получить новые знания во славу Господа и для исцеления его созданий, что может быть лучше этой памяти, оставляемой душой! Что же касается вопроса, почему мы убираем кровь из тела, — продолжал Эмрис, — это вопрос удобства. Мы делаем это для того, чтобы приостановить разложение и чтобы кровь не препятствовала демонстрации наших действий во время вскрытия. Мы возвращаем кровь земле, как это и произошло бы, если бы она осталась в теле, которое будет погребено. Вы знаете, что мы, в аббатстве святого Неота, хороним наших мертвецов в подземной часовне, в склепе. Там же имеется специальный резервуар, высеченный в скале. Поскольку тело — тоже священный сосуд, мы считаем правильным, что кровь, когда-то наполнявшая его, должна вернуться в землю подобным образом.

Объяснение успокоило и приободрило Килиана, как и многих других присутствующих. Теперь они знали, что стоит за этим обычаем. Затем лорд Дов выбрал короткий острый инструмент на подносе у Килиана и без каких-либо предварительных предупреждений начал вскрывать грудную клетку Ульрика от горла до пояса.

Килиан заставил себя стоять не двигаясь во время этой процедуры, концентрируя свое внимание на подносе, который он держал, а не на хирургическом столе. Он и ранее видел вскрытую грудную клетку, но сейчас перед ним был его ровесник, которого он хорошо знал. Килиану помогло то, что Эмрис накрыл лицо Ульрика салфеткой, а вот старший послушник, освещающий место работы, побледнел и заслужил неодобрительный взгляд Дова, когда сила его концентрации ослабла и свет начал колебаться. Послушник Гомон один оставался хладнокровным в течение всей процедуры, даже когда его попросили осушить кровь, скопившуюся в грудной клетке.

— Сейчас мне хотелось бы привлечь ваше внимание к сердцу, — сказал Дов, демонстрируя этот орган. — Теперь, когда мы закончили эту часть нашего обсуждения, можете подойти поближе и посмотреть.

На столе работа приостановилась, так как Торстейн и Джурис вместе с ассистентами подошли к Дову. Наблюдающие с ярусов также приподнялись со своих мест.

— К сожалению, я значительно увеличил повреждения во время извлечения наконечника стрелы, но вы можете также посмотреть другие органы. — Дов продолжил, слегка приподняв сердце одной рукой так, чтобы зонд мог пройти через вход и выход раны, — Вот путь стрелы через сердце, вы также можете видеть, как повреждена аорта, как и указывалось в предварительных лекциях. Это объясняет большое количество крови, обнаруженное в грудной клетке.

— В этом конкретном ранении есть одна особенность — оно нарушило кровоснабжение мозга и вызвало мгновенное отключение сознания, — сказал Дов. Послышался металлический звук. Это Дов положил зонд на мраморную крышку стола и обвел взглядом аудиторию.

— Такое отключение мозга сделало его обладателя, гонимого безумием, неспособным к дальнейшим действиям, грозящим гибелью окружающим. В результате через несколько секунд последовала смерть. Он не страдал, — добавил он более тихим голосом, пристально глядя на Эмриса, который стоял со склоненной головой, обхватив края стола по обе стороны головы умершего, пальцем прижав к крышке стола сломанные древко и наконечник стрелы.

Ни один гавриилит не отважился бы сказать то, что произнес сейчас Дов, в присутствии человека, который сделал это, а теперь стоял у неподвижного тела мальчика, держа в руках орудие, которым убил его. Несомненно, он чувствовал вину за то, что нарушил клятву не отнимать чужой жизни, даже если таким образом он спас десятки других.

Лорд Дов, хотя и прошел обучение у гавриилитов, не был одним из них, он был светским Целителем и не давал клятву верности и подчинения своему настоятелю, как монастырские братья. Под его пристальным, почти вызывающим взглядом Эмрис медленно поднял глаза. Килиан, все еще стоящий у локтя Дова, чувствовал энергию, напряженно пульсирующую между этими двоими, но не мог заставать себя сделать даже шаг в сторону.

— Я знаю, что он не страдал, — мягко сказал Эмрис, так, будто, кроме них двоих и мертвого Ульрика, в зале никого не было. — Я знал это, когда посылал стрелу. Я также сознавал, что убить его как можно скорее и точнее — даже в нарушение клятвы — было значительно лучше, чем позволить ему погубить еще больше наших бесценных Целителей.

Его плечи слегка вздрогнули, когда он посмотрел на изрезанное сердце в руках Дова, и его взгляд опять ушел куда-то внутрь, где он видел что-то, только ему одному известное.

— Да, я это знал, Дов, — прошептал снова Эмрис. — И знаю сейчас. Но мое сердце оплакивает эту необходимость. О, как оно скорбит! Вы должны дать мне время, чтобы залечить мое сердце, которое не менее изранено, чем то, которое вы сегодня так искусно нам показывали.

Эмрис плотно закрыл глаза, из уст его вырвалось беззвучное рыдание, и он едва удержался на ногах. Дов инстинктивно протянул руку, чтобы поддержать его, и неосторожным движением оставил красновато-коричневое пятно крови на белоснежной одежде Эмриса.

Но прежде чем кто-либо осмелился вмешаться, Эмрис глубоко вздохнул и распрямил плечи, как бы отклоняя помощь. Кивнув своей серебристо-белой головой, он поднял глаза на Дова.

— Спасибо, — пробормотал он. — Мне уже лучше. Думаю, мы можем продолжить исследование. Вы согласны? Пожалуйста, и вы, Торстейн, Джурис тоже.

И с мужеством, которого не встречал еще Килиан, аббат поднял глаза на охваченную благоговейным страхом аудиторию.

— У нас здесь молодые Целители, которые должны учиться у старших, и старшие, которые уже многому научились у более опытных.

Каким-то магическим образом слова Эмриса вернули в анатомический театр его обычную атмосферу спокойного уважительного внимания. После того как Дов извлек легкие и коротко рассказал об их общем строении и функции, сам Эмрис продемонстрировал систему кровообращения и рассказал о ней, с обычной своей скрупулезностью расспросив восхищенных слушателей у стола и на ярусах, а затем к обсуждению органов пищеварения перешел Торстейн.

Пока Торстейн читал лекцию, Дов продолжил вскрытие тела Ульрика.

Временами Килиан думал о лице, накрытом салфеткой, но в основном его внимание было поглощено тем, что делал хирург Дов. Постепенно он обнаружил, что больше не отождествляет тело, лежащее перед ним, со своим товарищем. В конце концов, полость, раскрытая перед ним, перестала вызывать в душе прежние чувства, теперь она представлялась ему чем-то, внушающим благоговение. Каждая структура организма казалась изысканным творением искусства. Вот чему была посвящена работа Целителя, и именно этому и Килиан, и все собравшиеся в аудитории обещали служить всю свою жизнь.

Когда рассечение и вскрытие туловища было закончено, наблюдающим с галерей было позволено спустишься и изучить работу; были вызваны новые группы старших послушников, и они по очереди вскрывали члены.

Под контролем хирургов студенты обнажали основные мышцы, кровеносные сосуды и нервы, что сопровождалось комментариями Эмриса и Джуриса. Хотя, по традиции, вскрытие включало и рассмотрение головы и шеи, лица Келвига и Ульрика оставались закрытыми, и никто не спрашивал разрешения открыть их.

После полудня занятия были посвящены академическому обзору того, что было проделано утром, некоторые старшие наставники учили студентов по двое и по трое делать обзор конечных результатов вскрытия. Затем тела были снова собраны с величайшей осторожностью, кровь смыта, внутренние органы водружены на место, грудные клетки и брюшные полости плотно скреплены чистыми белыми повязками. Также перебинтовали и все члены тела, только головы все еще были выставлены для обозрения.

Когда все это было сделано, останки брата Ульрика одели в полное облечение гавриилита — хотя Ульрик не успел дать последней клятвы — за исключением только значка в виде ладони на зеленом фоне, с восьмиконечной белой звездой, который украшал одежду Келвига.

Ульрик был Целителем, хотя и не посвященным. И поэтому в его гроб положили зеленую мантию Целителя, прежде чем опустить туда бренное тело. Плечи его с любовью окутали шерстяной тканью, на которой был красовался знак Целителя — белая ладонь с зеленой восьмиконечной звездой — обратная сторона эмблемы гавриилитов. Ульрик заслужил это право, потому что был Целителем — Целителем, подававшим большие надежды.

Черная магия.

Люди в своем невежестве всегда были склонны считать всю магию Дерини черной, и что их сила исходит из сатанинских источников, а мотивы их поступков — из дьявольских побуждений. Те, кто обладают непосредственными знаниями и опытом в магии, независимо люди они, или Дерини, знают, что дело не в этом, что сила, полученная с помощью магии, так же, как и любая другая сила, не является злом или добром сама по себе; место, которое отводится ей моралью, зависит от цели, с какой она будет использована. Морган так объясняет это Дугалу:

— Магия имеет дело со всепокоряющей силой, которая неприемлема для людей. Что такое сила, попытаюсь объяснить по-другому. Сила существует. Правильно?

— Конечно.

— Я думаю, что ты даже добавишь, что существует много видов силы, что сила может иметь много источников. Да?

Дугал кивнул.

— Хорошо. Возьмем тогда огонь, как пример одной из сил, — продолжал Морган. Он быстрым движением потер ладони и, протягивая их к холодному очагу, оглянулся на Дугала.

— Огонь можно использовать с полезными целями. Он дает нам свет, как эти факелы на стене, — он показал на них движением подбородка, — и он может обогреть жилище.

Движением мысли он послал пламя, и от него ярко запылали лежащие в очаге дрова. Дугал присел и пристально посмотрел на огонь.

— Как ты это сделал?

— Думаю, достаточно пока просто признать, что я сделал это, — ответил Морган, — и что осветить или обогреть комнату — это прекрасно. Но огонь может быть и разрушительным, когда он используется во зло. Он может спалить дом или накалить железо, с помощью которого у человека отнимут зрение… Так что такое огонь — добро или зло?

— Ни то, ни другое, — осторожно ответил Дугал. — Все дело в том, как его использовать. Тем же самым раскаленным железом, которое стоило твоему другу зрения, можно было бы прижечь рану.

Морган кивнул, довольный,

— Да, можно было бы. О чем это говорит?

— Что именно то, как используется сила, делает ее созидающей или разрушающей. — Дугал задумался на минуту. — И вы утверждаете, что то же самое касается и магии?

— Точно.

— Но священники говорят…

— В последние двести лет священники говорят то, что им велено говорить, — быстро возразил Морган. — Дерини не всегда подвергались преследованиям, и до недавних пор не всякая магия была проклятием. Черная магия — сверхъестественная сила, применяемая в разрушительных и корыстных целях, всегда осуждалась праведниками. Но те, кто умел покорять сверхъестественную силу во благо человека — для исцеления и защиты от злоупотребления силой, — традиционно назывались волшебниками и божьими избранниками. Их также называли Дерини.

— Но ведь были и Дерини, причиняющие зло, — возразил Дугал. — И сейчас еще есть. Как насчет Кариссы и Венцита?

— Они были Дерини, которые использовали свой дар во зло. Но сам дар… — Морган вздохнул. — Как ты думаешь, я злой человек?

Лицо Дугала застыло.

— Нет. Но говорят…

— Что говорят, Дугал? — прошептал Морган. — И кто говорит? Думаешь, их и впрямь интересует, что я делаю — или только кто я такой?!

(«Сын Епископа»).

Итак, ясно, что мотивы использования и само использование силы — вот что определяет ее мораль. Все же есть магические силы, в которых даже Дерини не уверены. Мы уже упоминали беспокойство Джорема по поводу перевоплощения, потому что оно влечет за собой обман. Еще более спорный вопрос — о настоящей черной магии (колдовстве).

Плененные души.

Когда Дерини говорят о пленении душ, они не имеют в виду классическую продажу души дьяволу в обмен на земные блага. Пленить душу означает не дать ей покинуть мертвое тело, препятствуя переходу во власть астральных сил, которые проведут ее за Врата Смерти в Нижний Мир (преисподнюю), чтобы там она предстала перед Священным Присутствием.

Нам нигде не говорится, как именно это делается, но есть описание случаев, когда Дерини признают, что это было сделано, и принимают меры, чтобы снять колдовские чары. Дункан признает «определенный отпечаток зла», когда осматривает мертвое тело короля Бриона, изменившее свои формы. То, как он снимает чары, подтверждает если и не изначально присущее им зло, то, во всяком случае, дурные намерения того, кто их наложил.

Дункан глубоко вздохнул и медленно положил руки на лоб трупа. Через несколько секунд его глаза закрылись, дыхание стало более поверхностным.

Теперь дыхание Дункана еще более участилось, капли холодного пота покрыли лицо и руки, несмотря на ледяной холод склепа. Мальчик и Морган видели, что тело под руками Дункана начало дрожать, сотрясаться, а затем приняло неясные, расплывчатые очертания. Наконец Дункан глубоко вздохнул и ненадолго застыл, и в ту же минуту черты лица умершего опять превратились в знакомое лицо Бриона. Дункан убрал руки и с бледным измученным лицом отошел от гроба.

— С тобой все в порядке? — спросил Морган, подходя к гробу, чтобы поддержать своего родича.

Дункан слабо кивнул и сделал над собой усилие, чтобы отрегулировать дыхание.

— Это было ужасно, — прошептал священник. — Он не был полностью свободен, и сила, удерживающая его, была немалая. Когда я освободил его, я почувствовал, что он умер. Это было непередаваемо.

(«Возрождение Дерини»).

Реакция и комментарии Дункана заставляют задуматься, что же это такое — пленение души: просто пассивное пребывание ее в заточении или такой уровень сознания, на котором душа жертвы вынуждена постоянно снова и снова переживать свою смерть, пока удерживающая сила не отпустит ее. Как жестока эта бесконечная петля воспоминаний! Такую судьбу пожелала своему мертвому врагу жаждущая мщения Карисса. Когда-то он убил ее отца и отнял у него трон, который по праву принадлежал бы ему, а потом и ей.

Скорее всего Карисса тщательно спланировала свою месть заранее, и предварительное пленение души началось тогда, когда Брион выпил ее зелье. Это зелье, тонкое и коварное, дало ей возможность приостановить функции организма и на некоторое время удержать в теле искру жизни.

В этом смысле, возможно, Брион не был по-настоящему мертв, когда он, казалось, испустил дух на руках сына. Возможно, в это время он находился между жизнью и смертью, может быть, даже смутно сознавал, что происходит вокруг него. Но сознавая, что близкие готовятся к погребальному обряду, он лежал беспомощный, не в силах дать им знать о своем состоянии.

Дункан мог бы распознать, что случилось, если бы ему позволили увидеть тело. Но Джехана запретила это, потому что связывала Дункана с ненавистным ей Морганом. Она позволила придворным врачам исследовать тело мужа, но они просто подтвердили первоначальный диагноз сердечного приступа, что, как указывает Нигель, является в конечном счете причиной любой смерти. Учитывая спешку, с которой Брион был погребен, можно предположить, что его тело не бальзамировали и не вскрывали. Это, несомненно, утешает, поскольку мы не знаем, насколько чувствительной может быть жертва в таком состоянии.

Итак, Брион оставался в таком положении — неподвижный, в теле, которое уже никогда не будет живым, глухой и слепой, но по-прежнему пребывая в сознании на каком-то более глубоком уровне — возможно, в течение нескольких дней, пока однажды ночью его не посетила сама Карисса. Возможно, в это время его тело все еще лежало перед алтарем собора Ремута, а душа так и не могла найти спасения в смерти. А затем было еще одно посещение Кариссой его гроба. В это время тело уже было помещено в Королевский склеп под собором; возможно, он даже сознавал на некоем глубинном уровне, когда крышка саркофага захлопнулась над ним во мраке. На этот раз Карисса пыталась изменить его физический облик, так, что если бы и нашелся кто-то, кто не побоялся бы исследовать тело и выяснить, что же случилось на самом деле, было бы слишком поздно.

Ужасный план! Но, увы, как это похоже на Кариссу! Это совпадает со словами Ивейн о ее отце, когда он рассказывает, как она и Джорем обсуждали, сможет ли он осуществить неизвестное заклинание для временного прекращения жизненных процессов. Может быть, и сама Карисса была более сведущей в магии, чем мы предполагали. Могла ли она знать, как использовать это колдовское заклинание, чтобы удержать тело Бриона от разложения до тех пор, пока она не сможет извлечь из него душу и окончательно пленить ее? Если знала, то вряд ли ее остановили бы те сомнения, которые были у Камбера, когда он мучился вопросом, может ли он применить это заклинание к умирающему Райсу и имеет ли он, вообще, право принять такое решение, когда дело касается чужой души. Последствия этого заклинания распространяются на разные уровни, и действие его таково, что оно вполне оправдывает свое название запретного.

В любом случае, Ивейн и Джорем хорошо понимают скрытый смысл того, что произойдет, если заклинание сработает, и что произойдет, если Камбер лежит перед ними не мертвый, а лишь с временно заторможенными функциями организма, и в любую минуту может неожиданно выйти из этого состояния.

Так, Джорем говорит:

— Не могу представить, что может быть ужаснее, чем прийти в сознание в могиле, понимая, что тебя похоронили заживо.

— А я представляю, — пробормотала Ивейн, не глядя на него. — Куда хуже оказаться привязанным к телу, которое на самом деле мертво — и разлагается.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Не всегда причина пленения души такая, как в случае с Брионом. Известен другой пример, когда Камбер и Джорем находят мертвого Элистера Келлена в руках Эриеллы через час после его смерти. Но всегда пленение души — это результат коварства. Холод пронзил Камбера, когда он преклоняет колени у поверженного Элистера и кладет свои руки на лоб умершего.

— Будь проклят тот, кто это сделал! — воскликнул Камбер, чувствуя, что Элистер не мертв. Тело его было сражено смертью, но какая-то часть существа оставалась, разлученная с телом так, что воссоединение было невозможным, и все же удерживаемая по чьему-то злобному умыслу. Не могло быть возврата этой части существа в тело, потому что узы, связывающие их, были разорваны, нарушена серебряная нить, соединяющая их. Тело уже делалось безжизненным, и вместе с теплом жизни из него уходила память.

(«Святой Камбер»).

В данном случае у нас не остается впечатления, что Келлен продолжает страдать (как это было с Брионом). Мы не видим желания освободить его, как это было у Моргана и Дункана у гроба Бриона. Сильно обеспокоенный тем, что он обнаружил, Камбер тем не менее не торопится. Он основательно обдумывает причины смерти Эриеллы, хочет заручиться поддержкой сына в том, что он решил сделать, раздумывает, как лучше принять в себя память Келлена, чтобы в дальнейшем объединить два сознания, прежде чем полностью освободить Келлена.

Он тщательно просмотрел своим внутренним зрением, что еще удерживало Элистера. Он ощутил их, эти тонкие нити, ослабил и освободил их силой своей любви, как до этого высвободил другие — следы скрытой борьбы, которая, как заметил Джорем, не всегда убивает сразу. Казалось, сам воздух вокруг просветлел, когда последнее заклинание было нейтрализовано. Затем он обратился с прощальными словами к Келлену, своему бывшему спутнику и противнику, другу и брату. Когда он открыл глаза Джорем стоял около него:

— Он…

— Он упокоился в мире, — мягко сказал Камбер.

(«Святой Камбер»).

Неумолимой судьбой положение Келлена было связано с Эриеллой. Она тоже умерла не без использования силы Дерини. «Мы, Дерини, никогда не умираем просто», — говорит отцу Джорем. И Келлен и Эриелла боролись насмерть — и Эриелла победила.

Ранее мы видели, что сделал Келлен: он вложил всю свою оставшуюся силу в меч и с последней отчаянной молитвой пронзил им Эриеллу. Неизвестно, как это ему удалось и как долго он сам оставался в сознании. Мы видим конечный результат этой борьбы в описании Камбера, сделанном почти сразу после смерти Эриеллы.

Эриелла лежала, тяжело упав поперек дерева, пронзенная мечом. Не веря своим глазам, Камбер опустился рядом с ней на колени и добавил света. Он увидел, что это был михайлинский меч Келлена с выгравированными на лезвии священными знаками. Он перекрестился. Это было нелишне, учитывая, что здесь произошло. Затем он внимательно осмотрел женщину. Вначале он подумал, что она просто старалась избежать удара мечом — ее мертвые пальцы почти касались стального лезвия, и было понятно, что она даже боролась перед смертью. Но затем он ближе рассмотрел ее руки и, увидев, что они лежали не на мече, неожиданно догадался, что она хотела сделать. Теперь уже мертвые руки все еще были сложены на груди в виде чаши, а застывшие пальцы были изогнуты так, как требует одно из почти невозможных, легендарных заклинаний…

Он глубоко вдохнул и легко пробежал руками над поверхностью ее тела, не касаясь его, стараясь прочувствовать его. Затем он вздохнул. Ничто не удерживало жизнь в этом разрушенном теле. Заклинание, поддерживающее жизнь, в которое она вложила всю свою оставшуюся силу, не подействовало. Сила и жизнь ушли из тела. Эриелла, в отличие от Келлена, была действительно мертва.

(«Святой Камбер»).

Заговоренные мечи.

Эриелла была в конце концов убита заговоренным мечом Элистера Келлена, который тот изо всех сил метнул в нее за миг перед гибелью. Это, по-видимому, это был какой-то особый заговор, известный только михайлинцам, потому что несколькими годами позже его же использует Джебедия. Но, впрочем, Камбер знает, как лишить его силы. Обернув руку несколько раз полой одежды, Камбер вынимает меч из тела Эриеллы.

Меч задрожал, когда он коснулся его, несмотря на несколько слоев шерстяной ткани между рукой и рукояткой оружия, и издал глубокий монотонный звук, когда Камбер вытаскивал его. Он тихо произнес заклинание, отгоняющее все страхи, и прикоснулся губами к священному лезвию. И сразу же клинок стал обычным мечом.

(«Святой Камбер»).

Много лет спустя во время своей последней битвы Камбер и Джебедия использовали заговоренные мечи. Удвоив силу последнего заклинания настоящего Элистера, Камбер-Элистер сконцентрировал всю оставшуюся энергию в мече, вонзил его левой рукой в противника, мгновенно убив его, то есть одновременно нанеся физическое ранение и поразив его магической силой. Джебедия, наоборот, использовал другой прием. Он не вонзил меч в тело врага, а направил сгусток энергии вдоль лезвия. Казалось, что вся поляна вспыхнула светом. Когда Камбер пришел в себя, Джебедия лежал на снегу, «его окровавленная рука сжимала странно светящийся меч» («Камбер-еретик»). Когда к Камберу вернулась способность анализировать случившееся, он почувствовал «остаток действия черной магии» и неожиданно догадался, откуда она исходила.

Когда он подобрался к едва двигающемуся Джебедии, он увидел меч, лежащий около магистра в подтаявшем снегу; он знал, что, если дотронуться до меча, он будет теплым:

— Господи, что ты сделал? — прошептал он.

Джебедия вдохнул, не разжимая зубов, и, собрав последние силы, улыбнулся, взглянув на Камбера.

— Только не говорите, что мое волшебство вам незнакомо, — пробормотал он. — Боюсь, получилось небезупречно, но в противном случае ваш дружок убил бы вас.

— Небезупречно? Что ты сделал?

— Небольшое перемещение энергии. Беспокоиться не о чем.

(«Камбер-Еретик»).

«Небольшое перемещение энергии» — так называет это Джебедия. Но он чувствует, что именно это перемещение энергии могло вызвать моральные сомнения Камбера. А может быть, он думает об Элистере в момент, когда жизнь уходит от него и он умирает на руках человека, так похожего на его старого друга, которого действительно могло бы оскорбить использование приема, который Камбер, возможно, назовет просто «подходящей» магией. О чем он конкретно думал, мы никогда не узнаем.

Запретное заклинание.

Мы уже упоминали так называемое запретное заклинание, которое многие считали просто легендой. Это заклинание, которое приостанавливает жизнь и удерживает ее в теле. Мы уже размышляли о том, как этим можно злоупотребить.

Мысль об этом заклинании преследовала Камбера с тех пор, как он увидел доказательства того, что Эриелла пыталась наложить эти чары в день «его» (Элистера) смерти.

Мы знаем, что он продолжал тщательные поиски формулы заклинания и в последующие годы, просматривал записи в древних книгах, собранных в Грекоте. И к тому моменту, когда Райс лежал умирающим у него на руках, он нашел ее. Конечно, желание использовать заклинание было для него сильным искушением.

У него проснулась надежда. Он-то знал, почему попытка Эриеллы не удалась, по крайней мере, теоретически. Рискнуть стоило, любой риск был оправдан теперешним состоянием Райса. Если бы удалось ненадолго вернуть хоть проблески сознания, он бы помог ему сделать работу. Заклинание даже не требовало наличия способностей Целителя. Позже он позаботился бы о том, как вывести Целителя из стазиса заклинания. Это он тоже знал в теории.

Но Райс не приходил в сознание, и если бы и пришел, возможно, не согласился бы на такой отчаянный шаг. Целитель вовсе не был ярым консерватором, как Джорем, и тем не менее тут была этическая проблема. Имел ли Камбер право принять решение даже за такого близкого ему человека, как Райс?

Он все-таки решил попробовать. В конце концов, это лишь немногим больше, чем обычное заклинание, накладываемое на тело, чтобы остановить его разложение, только и требовалось — сохранить в нетленном теле душу… всего-навсего. Прервав бесплодные споры с самим собой, Камбер сделал осторожную попытку проверить, можно ли применить заклинание к бессознательному Райсу. И тут же понял, что опоздал, жизнь навсегда покинула это тело.

(«Камбер-Еретик»).

В следующий раз, когда Камбер столкнулся с такой же дилеммой, он не позволил смерти остановить его. После боя, когда умер Джебедия, перед смертью примирившись с настоящим Элистером Келленом, чувствуя, что жизнь покидает его, Камбер вспоминает все другие смерти на поляне в Йомейре и особенно Эриеллу, ее «пальцы, застывшие в положении, которое было необходимо для запретного заклинания».

Ее попытка не удалась, и Камбер знал, почему. Он едва не использовал это заклинание для Райса и был уверен в успехе, но сейчас он понял, что тогда не следовало привлекать магию. Никто не вправе решать за других.

Но заклинание все-таки существовало. Снова и снова его мысли описывали один и тот же круг — Джебедия, Элистер, Эриелла и заклинание. Он был не в силах вырваться.

Тот, кто произносил заклинание, действительно не умирал? Или только получал доступ к миру, который Камбер уже дважды видел? Однако просто сдаться смерти, по крайней мере сейчас, значит не получить ответа, хотя он никогда не боялся умереть, считая, что в свое время будет готов к ней. Существовал еще один вопрос: есть ли какая-то определенная причина, по которой ему дарован доступ в иной мир?

В минуту озарения он все понял. Понял, почему попытки Эриеллы окончились неудачей, понял большую часть плана Создателя, в котором он сам был только звеном.

Он понял и причины того, почему может быть дарована милость не умереть, а войти в иное, призрачное царство, где можно служить Господу и человеку иным способом. И именно ему было ниспослано знание того, где можно совершить этот переход, чтобы впоследствии служить силам Света.

Это было так просто… Это было так прекрасно. Ему всего лишь нужно было открыть свой разум, вот так…

(«Камбер-Еретик»).

Вопрос о том, насколько Камберу удалось осуществить заклинание, был предметом постоянных размышлений Ивейн и Джорема. Не совсем понимая истинную природу заклинания, Ивейн сначала просто желает вернуть отца к жизни и залечить его раны, чтобы освободить «от того сумеречного состояния, которое, они знали, не было смертью, но не было и жизнью».

Постепенно, после долгих размышлений, Ивейн приходит к пониманию того, что же, на самом деле, совершил ее отец, и сознает, что заклинание относится уже к другому измерению бытия.

Да, отец добился своего. Он избежал смерти, но ужасной ценой. В обмен на свободу передвижения между мирами, дабы в виде духовной сущности продолжить работу, которую не могло исполнять разрушенное тело, он лишился — по крайней мере на время — блаженства воссоединения со Всевышним. Если бы он был более осторожен, используя магию, то мог бы получить возможность одновременно находиться в обоих мирах как посланник Бога.

Но Камбер не до конца понял заклинание, которое он произнес в момент неминуемой смерти. Смерть не пленила его. Но он все равно оказался в плену. Только изредка мощным усилием воли он мог прорваться в этот мир и дать почувствовать свое присутствие. Но такие случаи были нечасты и на таком уровне его воспринимали лишь избранные. И если не найдется кто-то, кто сможет привести чашу весов в равновесие, заплатив за это дорогой ценой, самоотверженно пожертвовав собой, лицо Бога может навсегда скрыться от Камбера Кайрила Мак-Рори.

Ивейн не медлила с решением. Она поняла, что надо сделать. Вернуть Камбера к жизни было невозможно, но просто смерть возвратила бы его на колесо перевоплощений, чтобы он мог начать все сначала в другом рождении, в котором он уже не сможет использовать ту мудрость, которая так дорого ему досталась. Это не было непреодолимым бедствием для такой необыкновенной души, как Камбер, но для человечества и мира Дерини, которым он служил так верно и так долго, это стало бы огромной и преждевременной утратой.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Применение запретного заклинания, как мы видим, действительно имеет тяжелые последствия. Очевидно, Камбер не мог их предвидеть. Обстоятельства вышли за пределы обычной морали смертных в область, для них недоступную. Когда люди сталкиваются с чем-то подобным, это лишь укрепляет их уверенность, будто магия Дерини вся является черной.

Даже Ивейн, возможно, согласилась бы, что она имела дело с Тенью, когда спустилась в Нижний Мир, хотя здесь важно заметить, что Тень не обязательно скрывает зло, она просто скрывает, но это выше понимания или уровня духовного восприятия обычного человека.

Псевдо-Дерини.

Изредка во время наших странствий по Одиннадцати Королевствам мы встречались с личностями, которые, будучи не совсем Дерини, все же обладали их могуществом. Этих людей можно подразделить на три основные категории: Халдейны и подобные им — те, кто могут присваивать могущество Дерини; потомки Дерини, которые не знают, кто они на самом деле; и другие, как Варин де Грей, чьи способности мы не в состоянии объяснить.

Линия Халдейнов.

Со времен Реставрации Халдейнов среди определенной части Дерини утвердилось мнение о том, что королевский род Халдейнов включает особую ветвь, представители которой обладают потенциальной возможностью присваивать себе могущество Дерини. Первыми эту возможность обнаружили Камбер и его дети в Синхиле — первом короле реставрированной династии.

Однако незадолго до начала правления короля Келсона, особенно на Востоке, эта потенциальная возможность была замечена и у других индивидуумов. Среди восточной части адептов, обеспечивающих политические союзничества с помощью могущества псевдо-Дерини, такая возможность стала рассматриваться как нечто вполне естественное, а носители этой магии обладали статусом прирожденных Дерини. Лорд Ян и принц Лайонел Арьенольский были «созданными» Дерини, и Брэну Корису также даруется ограниченное деринийское могущество.

Поначалу, однако, это отнюдь не казалось естественным. Лишь отчаяние заставило Камбера и его семейство объединиться с принцем Синхилом Халдейном и положить начало данному процессу — ведь только могущество Дерини могло помочь Синхилу в борьбе против деспотичного Имре Фестила за возвращение наследственного престола. Впервые о возможности подобного процесса Райс и Камбер задумались, благодаря случайному наблюдению за Синхилом, от которого во время сильного эмоционального напряжения исходил странный резонирующий поток энергии. Возможно, именно в состоянии такого стресса находился он во время последней мессы — ведь вскоре он вынужден был оставить свое любимое место священника. К тому же этот резонанс оставил словно психическую пелену над алтарем, и казалось, что Синхил использует ее в качестве защиты, находясь под давлением отрицательных эмоций. Все эти аспекты очень напоминали проявление деринийских способностей.

Камбер не хотел давить на Синхила, ведь тогда его пришлось бы постоянно держать под контролем, чтобы заручиться содействием короля. Вскоре, однако, Ивейн сумела заметить и другую аномалию в Синхиле, что привело к глобальному открытию. Склонившись к использованию форм медитации, подсказанных ему Ивейн, Синхил доказал способность вызывать свечение кристалла ширала — искусство, на которое были способны только Дерини. (Впоследствии, эти кристаллы стали использовать для обнаружения любого магического потенциала, не только деринийского происхождения.).

Читатели «Камбера Кулдского» знакомы с процессом, благодаря которому Синхил получил свое могущество, поэтому мы не будем подробно описывать его здесь. Достаточно будет упомянуть о том, что в течение последующих десятилетий те, кто руководил Халдейнами, и сами Халдейны уверовали в то, что только Халдейны в состоянии осуществлять этот процесс и что только глава рода (мужчина) может владеть этим наследием в определенный промежуток времени. Было ли это правдой или нет — а вполне возможно, что Камбер и его родня с самого начала поддерживали это мнение в попытке защитить законного короля от притязаний сыновей и братьев, — усилия были сосредоточены на том, чтобы убедить окружающих, что только один Халдейн в определенное время может быть облечен полной властью. Во время правления Келсона Камберианский совет (за исключением Тирцеля Кларонского) твердо придерживался этого мнения.

Вопрос о том, могла ли женщина, представительница ветви Халдейнов, сосредотачивать в своих руках власть, даже не возникал, возможно, потому что в документах менее чем двухсотлетней давности нет указания на ослабление прямой мужской ветви. Между тем в течение многих лет существовали принцессы рода Халдейнов, на тех же правах, как и принцессы младших ветвей. Схема родословной, включенная в различные приложения, показывает только прямое поколение Халдейнов в царствующем доме.

Боковые линии и потомки женщин-Халдейнов опускались в интересах сохранения чистых линий. (Это означает, что принцы и короли Халдейны могли иметь сестер или дочерей, младших сыновей или братьев, существование которых в родословном древе указывалось только при наличии особых причин). Вот лишь один пример. Брион говорит о своем дяде, бездетном Ригарде Халдейне, как о наследнике в раннем рассказе «Мечи против Марлука», написанном еще до рождения Келсона (материал этой, а также другой истории, названной «Наследство», развивается в дальнейшем в трилогии о Моргане).

С трудом верится, что сами Халдейны задумывались над этой проблемой с тех пор, как вымерло прямое поколение сыновей Синхила. В самом деле, в течение более чем полутора веков, прошедших со времен смерти третьего сына Синхила Райса-Майкла Халдейна в 928-м и до вступления на престол Бриона Халдейна в 1095-м, многие правители-Халдейны были не в состоянии осмыслить свои связи с Дерини — а если время от времени в королевских ветвях и обнаруживались экстраординарные проявления способностей Дерини, их относили к дарам Божьим, по праву причитающимся королям. Это было гораздо безопаснее в те времена, когда демонстрация таких возможностей могла быть расценена как колдовство, а в качестве наказания преступнику грозило сожжение на костре; к тому же в интересах королевских советников, регентов и придворных было оградить своих владык от контактов с Дерини — ведь это могло привести к уменьшению их собственного влияния.

Более того, личность тех Дерини, которым была поручена защита королей Халдейнов, становится все более загадочной. В начале, по крайней мере до смерти Джорема Мак-Рори, мы были уверены, что ответственность лежала на семье Мак-Рори и членах Камберианского совета. Мы знаем о возможностях всех троих сыновей Синхила, знаем о вступлении на престол старшего из них и можем предположить, что кое-кто из Совета мог содействовать принцу Джавану после занятия престола.

Не совсем понятно, в какой момент Совет сложил с себя эти обязанности — возможно, когда семья Мак-Рори перестала сходить в состав Совета. Но ясно, что со времени восшествия на престол Бриона Халдейна, который сам имел весьма смутное представление о связях Халдейнов с Дерини, практически все полномочия перешли в руки четырнадцатилетнего полукровки-Дерини Аларика Моргана, который не подозревал даже о существовании Камберианского совета до тех пор, пока на престоле Гвиннеда не утвердился сын Бриона. Как бы там ни было, Халдейны сумели сохранить часть своего могущества в годы преследований.

В чем же именно состоял процесс передачи могущества Халдейнов? Мы знаем, что возможность встречалась настолько редко, что она была отдана на откуп одной-единственной семье в течение многих лет. (Мы не знаем, когда на Востоке распространились «созданные» Дерини). Мы знаем о том, что полное присвоение могущества никогда не происходило спонтанно — хотя известно, что определенные индивидуумы, обладающие этой возможностью, такие, как Джаван и Конал, развивали различные степени деринийских талантов через повторный контакт с Дерини, пробуждающий эти способности. В меньшей степени это стало происходить и у Келсона.

Но для того чтобы возможность индивидуума была полностью реализована, процесс должен непосредственно контролироваться хотя бы одним Дерини, сведущим в основных принципах использования могущества Дерини. Со временем эта функция стала непосредственно связана с правами и обязанностями монарха Халдейна — развить возможность в своем будущем наследнике, или, изредка, передавать ответственность за это в другие руки. (По необходимости, Синхилу этот дар был вручен совместными усилиями Райса, Джорема, Ивейн и Камбера, но он передал эту возможность своим сыновьям по своему собственному выбору, хотя и не без их помощи; мы еще увидим, как это будет происходить в последующих поколениях Халдейнов.).

Если не принимать во внимание внешние проявления овладения могуществом, специфические для каждого человека, внутренняя сущность процесса практически всегда остается одной и той же. На практике он скорее распадается на две части — потенциальное обретение могущества, и его реальное использование. Между этими двумя процессами может (а в идеальном варианте и должно бы) пройти много лет. Непосредственно для субъекта обретение способностей — процесс гораздо более серьезный, так как для этого должны открываться прежде неиспользуемые каналы энергии в сознании. Зачастую это происходит насильственно, обычно методом, разрушающим имеющиеся способности субъекта, для того, чтобы перевести их на паранормальные уровни. Фактически, это обряд посвящения и восхождения на более высокий уровень сознания. Непосредственная форма проведения обряда должна быть выбрана тем, кто передает силу субъекту. В большинстве случаев, раскрытие потенциала сопровождается таким ментальным напряжением, что это приводит к потере сознания, по крайней мере, на короткий промежуток времени.

Иногда процесс может быть облегчен при помощи осторожного использования специфических наркотиков Дерини, уменьшающих сопротивление глубинных уровней сознания. Мы не знаем точно, не подсыпал ли Камбер какое-то подобное снадобье в чашу, из которой должен был пить Синхил, — возможно, это была просто соль как символ Земли, ведь, предположительно, наркотик мог подействовать и на Камбера, всосавшись через кожу его пальцев, — но ясно, что сыновья Синхила были основательно одурманены, даже до того, как вступили в ритуальный круг.

Под наблюдением Арилана (чьи взгляды, вероятно, отражают традиционное для его времени понимание этого процесса другими Дерини), обряд, в ходе которого следующие поколения Халдейнов обретают свою силу, проводится отнюдь не столь осторожно. Нигель получает сильнейшее средство, одновременно успокоительное и служащее для раскрытия ментальных способностей из мази, которой Арилан смазывает внутреннюю сторону его предплечья. Возможно, сильнодействие этого препарата беспокоило Моргана и Дункана, потому что одиннадцатью месяцами позже, когда Конал должен был в свою очередь получить могущество, Арилан использует гораздо более мягкий наркотик (или меньшую дозу прежнего наркотика) в елее, который он наносит на голову, грудь и руки Конала. Снадобье это, по-видимому, безопасно в малых количествах — ведь часть масла попадает и на пальцы Арилана, но его это не беспокоит. Однако на застежку броши Льва, которой Конал должен проткнуть ладонь, он наносит более сильное вещество. Предполагалось, что боль, являясь последним препятствием, сыграет роль своеобразного катализатора, как в случае с Келсоном несколькими годами раньше.

Но действительно ли боль так подействовала на Келсона? Конечно, в ту пору он не получил никакой поддержки от Дерини, чтобы облегчить тяжелое испытание. Морган основывается частично на тайных указаниях Бриона, разгадываемых буквально в процессе самого обряда, а частично на смутном воспоминании о том, как он сам помогал в свое время Бриону в процессе достижения могущества, когда Моргану было столько же лет, как сейчас Келсону. Для Келсона боль от иглы, пронзающей руку, стала отправной точкой на пути к ментальному раскрепощению, но еще до завершения обряда у нас создается впечатления, что одного этого окажется недостаточно для полного раскрытия магического потенциала Келсона. Глаз Цыгана должен быть извлечен на свет Божий, пусть даже из могилы, и его мистический камень должен обагриться кровью Келсона.

Теперь, принимая во внимание важность обоих этих моментов и зная, что делать с энергией, необходимой для открытия нужных каналов в сознании субъекта, мы можем предположить, что энергия, накопленная в камне отца Келсона дает толчок резонансу, вызванному болью в пронзенной руке — и именно этот болевой резонанс принуждает открыть необходимые каналы в мозгу Келсона. Дункан рассматривает этот элемент ритуала как «препятствие, барьер, требующий мужества» («Возрождение Дерини») — являющееся частью практически любого обряда посвящения.

Позднее, среди изолированных от мира Слуг святого Камбера в Сент-Кириеле, Келсон вновь сталкивается с необходимостью преодолеть некое препятствие или испытание, но теперь уже в ином контексте — как доказательство собственной невиновности, своего рода «суд Божий». В этом случае Келсон должен подвергнуться тяжелому испытанию («Тень Камбера»), сродни тому ментальному поиску, что переживали древние пророки и ясновидящие, пытавшиеся обрести связь со своими богами, вдыхая наркотические пары, исходящие из расщелины скалы или, как в случае Келсона, от испарений подземного источника. Подобно снадобьям Арилана, эти пары снижают сопротивление разума и раскрывают ментальные каналы для восприятия информации с иных уровней бытия. Во всех этих случаях тайный смысл один и тот же: без страданий не может быть познания.

Итак, ключом является познание, и во всех случаях, где мы упоминали об испытаниях, обучение имело место. А в получении потенциала и обретении контроля над ним у Халдейнов познание подразумевает, что должны быть открыты новые каналы для ментальных потоков, и поскольку энергия по ним должна проходить с большей скоростью и силой, то неминуемо определенное насилие над субъектом, даже если он подвергается обряду по доброй воле. Неудивительно, что опыт этот болезнен, и пережить его нелегко.

Разумеется, это только начало становления Халдейна-Дерини, так как получение потенциала лишь готовит кандидата для принятия того огромного могущества, которое ожидает его; он им еще не обладает в действительности. Каналы установлены, и с течением времени могут проявляться некоторые новые таланты, но фактический доступ к могуществу невозможен вплоть до последнего действия, которое может произойти только по смерти предшественника. В случае с Келсоном, это означает ступить на печать Защитника.

Синхилу могущество даровалось одновременно с приобретением возможностей, но доступ к магии как таковой он получил, лишь когда гнев подхлестнул его, после гибели первенца.

Наследник Синхила обретает его могущество, надевая отцовское кольцо, но он не знает о том, как использовать его, а регенты постоянно потчуют его успокоительными снадобьями, чтобы держать нового короля в подчинении. Конал, который уже начал овладевать могуществом, благодаря сперва занятиям с Тирцелем, а затем и с помощью украденных знаний, проходит ритуал передачи силы, который скорее закрепляет уже имеющийся потенциал, нежели дает ему что-то новое. Что касается Нигеля, то он хотя и получил потенциал, но так никогда и не овладел королевским могуществом, а позднее был лишен и этой силы, когда стало ясно, что болезнь его неизлечима, и он никогда не сможет вступить на престол. Позднее мы еще увидим, к чему привела эта цепь событий.

Тем не менее, результаты поистине стоят любой боли и страха. (Конал, вероятно, сказал бы, что ради этого готов поступиться даже честью.) Приобретший потенциал и могущество Халдейн силами может сравниться с любым Дерини, он владеет всеми видами обрядовой и практической магии, в той же мере, что и те Дерини, которые изначально наделили его могуществом.

Конечно, магической силе отнюдь не всегда сопутствуют мудрость, справедливость и опыт, однако она может быть мощным оружием в руках человека, наделенного хотя бы минимальным здравым смыслом.

В заключение нужно вернуться к тому, что, как утверждалось ранее, могуществом Дерини могут завладеть не только Халдейны. Карисса наградила могуществом, подобным деринийскому, лорда Яна. Венцит, искренне сожалея о том, что Брэн Корис не Дерини, сумел, однако, передать Брэну достаточно силы, чтобы тот достойно принял участие в магической дуэли с Келсоном. И даже Лайонел обладает не только врожденным могуществом, хотя из того факта, что он был женат на сестре Венцита, мы можем заключить, что это не считалось пороком в Торенте. И еще более следует опасаться Келсону Махаэля, младшего брата Лайонела, который также, без сомнения, владеет и природной, и благоприобретенной магией.

Отсюда можно сделать вывод, что, возможно, не просто у некоторых людей имеется поразительная способность принимать могущество Дерини, но и для самих Дерини также это определенный талант — передавать силу другому человеку.

Подобным же образом мы говорили о том, что среди Дерини встречаются те, кто наделены способностью исцелять, и Целители, способные блокировать деринийскую магию. Это можно изобразить следующим образом:

Магия Дерини

Наконец, к этой группе мы могли бы отнести тех людей (возможно, не столь малочисленных, как можно было предполагать), кто, очевидно, способен использовать такие методики как деринийскую медитацию и концентрацию внимания благодаря продолжительной совместной работе с Дерини. Джаван и Конал вполне подходят под эту категорию, но оба они — Халдейны, а, стало быть, возможно, и какой-то необычный тип Дерини. А вот Шон лорд Дерри не был ни тем, ни другим.

Сверхъестественные способности у людей.

Шон Симус О'Флин представляет собой совершенно необычное явление. У нас нет доказательств тому, что он происходит из какой-либо человеческой семьи с могуществом Дерини, — Морган убежден, что Дерри такой же человек, как и все, но Морган может и ошибаться — все же Дерри способен на большее, чем мы могли бы ожидать. Часть причины его успеха состоит в том, что он доверяет Моргану безоговорочно и верит, что Морган может наделить его необыкновенными способностями и дать ему защиту. (Магия Моргана, наверное, не работала бы столь успешно, если бы Дерри не был настолько предан ему.) Дерри поначалу принимает магию Моргана как нечто само собой разумеющееся и даже утверждает, будто магические кубики Моргана — это просто игральные кости странной формы. Он словно бы и не замечает, что в присутствии Моргана и, несомненно, по его воле, воловий хлыст извивается самым странным образом. Поэтому на вопрос Моргана, готов ли он быть посвященным в магию, Дерри тут же отвечает: «Разумеется, сударь!» («Шахматная партия Дерини»).

Морган накапливает энергию в медальоне святого Камбера, передает ее Дерри, а затем учит его заклинанию, чтобы тот и сам мог пользоваться этой силой, — все это Дерри безропотно принимает. Кроме того, о его полном доверии свидетельствует тот факт, насколько легко Дерри входит в транс, подчиняясь приказаниям Моргана, — настолько легко, что можно заподозрить, что Морган нередко проделывал с ним это и прежде, даже если Дерри потом и не помнил о происшедшем.

Однако восторг Дерри по поводу того, что Морган общается с ним мысленно, свидетельствует, что Дерини нечасто использует при нем свою магию, хотя создается впечатление, что за годы своего общения с Морганом он многое повидал и его мало что способно удивить. Его ничуть не удивляет, когда Морган говорит, что они смогут общаться на расстоянии от Корота до Фатейна, «а при необходимости и еще дальше». Точно так же спокойно Дерри реагирует, когда, перед тем как послать его в погоню за Бетаной после смерти Бронвин и Кевина, Келсон добавляет свою собственную магию в медальон.

Дерри прекрасно осведомлен о том, что происходит, когда Дерини вступают с ним в контакт и проявляет способность противостоять ментальному давлению, когда Венцит, взяв его в плен, пытается сломить его волю. Была ли эта способность врожденной или он обрел ее в результате тесной связи с Морганом, неизвестно. Но мы знаем, что даже без защиты медальона святого Камбера Дерри оказался способен оказывать противодействие Венциту, когда тот прибегнул к помощи деринийских наркотиков. Венцит был несказанно удивлен этим сопротивлением.

Но все же этого оказалось недостаточно, чтобы спасти Дерри. В конце концов, его воля разлетелась вдребезги, и он, по крайней мере на время, стал послушным орудием в руках Венцита. С помощью заклинания Венцита и кольца, которое тот надел ему на палец, Дерри, подобно тому, как это делал Ян Хоувелл, смог установить с Венцитом связь через сознание стражника и сообщить тому, когда нужно открыть Портал, чтобы похитить сына Риченды. Светлые вспышки вокруг его головы, напоминавшие светящуюся ауру Дерини, сопровождали этот процесс. По-видимому, Венцит сумел закрыть сознание Дерри щитами, потому что Риченда не заподозрила неладного, когда тот явился просить помощи для Варина. Позднее Дерри даже пытается убить Моргана. Разумеется, против своей воли, не в силах помешать происходящему, он предал своего наставника, короля и свою собственную честь.

Морган может затушевать воспоминания об этом предательстве, разрушив заклинание, подчинявшее Дерри командам Венцита, но достаточно ли этого? Обладает ли Дерри до сих пор могуществом Дерини? Был ли нанесен вред его рассудку, и каковы будут последствия? Хотя Морган решительно утверждает, что он позаботился о том, чтобы из памяти Дерри стерлись воспоминания о случившемся, но в то же время он признает, что ужас от содеянного никогда окончательно не оставит Дерри.

Как же этот ужас проявит себя в течение последующих недель или месяцев? Что еще пришлось вытерпеть Дерри в те два года, прошедших с момента его освобождения и до нашей новой встречи с ним во владениях Моргана? Дерри теперь не просто помощник Моргана, а управляющий имением в Корвине, — он как будто бы получил повышение. Но вот вопрос, было ли это, на самом деле, повышением, или его просто перевели подальше от короля и придворных в Ремуте, подальше от возможности нанести вред? Не пребывал ли он в негласной ссылке? Нетрудно себе представить, что, находясь на таком расстоянии, он не мог регулярно заседать в королевском Совете Келсона, так же, как не может он наслаждаться ежедневным общением с Морганом с тех пор, как тот стал проводить меньше времени в Короте.

С другой стороны, даже сам Дерри не может отрицать, что Моргану нужен верный человек в Короте, чтобы присматривать за женой и домочадцами. Кто же подходит на эту роль лучше, чем Дерри, который разбирается в военных и административных делах, всегда любезный и деликатный, преданный, хотя его преданность и могла быть поколеблена вмешательством Венцита? Зная, с какой легкостью он впадает в транс под влиянием Моргана, Риченда, возможно, даже использует эту склонность, пытаясь разорвать старые связи с Венцитом. (Дерри и в голову, видимо, не приходит, что Риченда как Дерини, по крайней мере, не хуже Моргана способна справиться с любыми последствиями, вызванными противостоянием Дерри и Венцита; и в Корвине не только он присматривает за супругой Моргана, но и она — за ним самим.) В дальнейшем мы, возможно, больше узнаем о том, какую цену вынудил заплатить Венцит Дерри за склонность этого необычного человека мешаться в дела Дерини.

Наконец следует упомянуть Ревана, также человека, способного овладеть определенными навыками Дерини. Опять же, Реван с самого раннего возраста постоянно общался с опытными Дерини и привык воспринимать экстраординарные явления как обычные. Он полностью доверяет лорду и леди Дерини. Когда Ивейн знакомит его с планом создания нового культа, он принимает предназначенную ему роль без колебания, демонстрируя полную преданность, и привычно открывает свое сознание для полного подчинения ее воле.

— Хорошо, — пробормотала она. — Расслабься и открой свой разум, как ты делал это прежде, и в интересах своей же собственной безопасности не старайся ничего запомнить из того, о чем мы будем говорить, пока я или Райс не напомним тебе.

(«Камбер-Еретик»).

Видимо, Ивейн подробно объясняет ему, каким образом он должен действовать, чтобы уйти со службы Дерини и перейти к виллимитам, а затем как связаться с ней, когда он окажется на месте. Кроме того нам известно, что в сознании Ревана Райс устанавливает определенные защиты против вмешательства других Дерини — поскольку, навестив его в лагере виллимитов, он проверяет состояние этих щитов.

Однако настоящие таланты Дерини проявляются у Ревана, лишь когда он начинает устанавливать рабочие отношения с Тависом и Сильвеном. Когда он учится включать точки воздействия, которые Целители заранее устанавливают в сознании будущих субъектов культа, одновременно он обретает способности, усиливающие его собственную харизму проповедника. Сила, заложенная в виллимитском медальоне, еще более увеличивает его дар и может теперь, налагая руки на принимающих крещение, вызывать у них головокружение и дезориентацию, и даже заставлять терять сознание («Скорбь Гвиннеда»).

Новые способности Ревана не подвержены действию мераши, в больших дозах она может лишь действовать как снотворное.

— Это будет самое главное испытание, когда они решат допросить тебя, — пояснил Кверон. — Вот уже не одну сотню лет мераша выполняет роль отличительного знака, поскольку общеизвестно, что все до единого Дерини реагируют на нее. Увидев, что с тобой ничего не происходит, они удостоверятся, что ты не один из нас.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Но если Реван не есть представитель нового типа Дерини, то что же он такое?

Еще один чудотворец, наподобие Варина? Человек будущего?

Прототип совершенного человека, способного обрести некоторые мистические способности Дерини? Только дальнейшие исследования истории Одиннадцати Королевств помогут нам пролить свет на все эти вопросы.

Распознание скрытых Дерини.

Время от времени нам попадались люди, похожие на Дерини, но сами не подозревающие, кем они являются. Обычно эти индивидуумы оказывались потомками Дерини, которые скрывались во времена гонений, и скрывались так основательно, что даже память о собственном происхождении стерлась в последующих поколениях, но затем должно было произойти что-то такое, что насильственно пробуждало потенциальный талант к действию, например, мощный контакт с Дерини; в противном же случае потенциальные возможности индивидуума могли оставаться невостребованными в течение длительного времени.

Дерини было гораздо легче скрыться, чем многим другим малочисленным группам, подвергавшимся гонениям в нашей земной истории, ведь по внешнему виду Дерини ничем не отличаются от людей — ни цветом кожи, ни структурой волос, ни формой глаз и носа, ни даже своим поведением, или манерой проведения религиозных обрядов.

Если Дерини не выдавали себя сами, используя запрещенное могущество в присутствии посторонних, обнаружить их было непросто. Способов выявить скрытых Дерини существует не так уж много, и чтобы применить их, нужно сперва иметь серьезные причины для подозрений. Да и тогда чаще всего Дерини могли спастись, переехав в другое место, где их никто не знал, и там начать жизнь заново. Угроза стала еще меньше, после того как вымерли представители тех поколений, которые лично знали Дерини.

Первоначально наибольшую опасность представлял контроль со стороны властей — ведь для распознания Дерини те привлекали своих ищеек-Дерини, которым не составляло труда обнаружить себе подобных. Регенты заставляли их служить себе самым бесцеремонным образом, с помощью захвата семей Дерини в заложники. Согласие на сотрудничество с регентами означало жизнь и ограниченные привилегии, отказ мог повлечь за собой смерть не только самого Дерини (они всегда были мужчинами), но его близких.

Многие заложники и немало потенциальных ищеек были зверски убиты вначале, чтобы заставить остальных сотрудничать, но использование ищеек-Дерини все равно продолжалось не более десятилетия. Ведь мало кто из Дерини мог продолжать жить с сознанием того, что их сотрудничество с регентами несет смерть собственному народу, и многие предпочитали смерть для себя и даже для своих семей предательству соплеменников. К тому же регенты осознали, что меры, направленные против Дерини, не всегда приносят желаемый результат. В конце концов, как люди могли быть уверены в том, что Дерини говорит правду на допросах? Разве, например, он не мог утаить информацию, которая могла бы повредить другому Дерини, если знал, что другой его не выдаст? Что если Дерини договаривались между собой обманывать своих хозяев? Кто мог об этом знать? Проще было искоренить их всех, за исключением немногих Целителей, на которых регенты считали, что могут положиться.

Таким образом, для самих коллаборационистов их действия все равно означали гибель, хотя на короткое время и облегчили положение отдельных Дерини. К несчастью, по мере того как использование Дерини-ищеек пошло на убыль, в руках людей появился новый инструмент укрощения Дерини. Это был специальный наркотик для Дерини — мераша.

Мераша, как уже говорилось ранее, — это одно из тех веществ, против которых Дерини бессильны. Все Дерини реагируют на него. Даже маленькая доза притупляет сознание, подавляет способность думать, рассеивает внимание и делает невозможным использование магических сил. На людей в малых количествах мераша действует как снотворное, а в слишком больших дозах она несет смерть и Дерини, и людям. Этот наркотик разработали сами Дерини для контроля над своими же соплеменниками, а люди позаимствовали его у них. (Морган, правда, утверждал, что это изобретение Кариссы, но, по-видимому, в этом вопросе, как и во многих других случаях, когда речь шла о Дерини, он был просто недостаточно осведомлен.).

Люди сначала очень осторожно пользовалась наркотиком. Люди короля Синхила, продолжая политику Фестилов, а может быть, уступив лекарям, восстававшим против жестокостей пыток, усиленно использовал мерашу, не давая Дерини-пленникам возможности использовать свое могущество для того, чтобы освободиться. Во времена правления сына Синхила Алроя инквизиторы Custodes Fidei для выявления подозреваемого Дерини изобрели устройство, напоминавшее шило, прозванное «колючка Дерини», с двумя иглами на конце, смоченными мерашей. (Позднее церковники при помощи причастного вина с примесью мераши пытались изгнать Дерини из рядов духовенства).

В большинстве случаев обычный Дерини мог избежать приема мераши, просто стараясь не высовываться и не возбуждать подозрений у окружающих. (В рядах Церкви считанные единицы знали об использовании наркотика — а те, кто не прошел испытания и погиб, не смогли рассказать о том, чем именно они себя выдали). Из этого становится ясно, что самая большая опасность для Дерини исходила от них самих: либо они были слишком беспечны в использовании магии, либо намеренно, из гордыни, проявляли свою силу в полном объеме.

Скрывая свою истинную сущность, Дерини действовали по-разному, в зависимости от того, как повели себя их далекие предки в начале гонений. Некоторые просто бежали в другие земли, где к их талантам относились более или менее благосклонно, хотя, конечно, времена безоговорочной власти Дерини давно прошли. Некоторые, подобно Слугам святого Камбера в Сент-Кириеле, сумели обосноваться внутри Гвиннеда, затаившись и отрешившись от остального мира до лучших дней.

В Приграничье и на высокогорьях Пурпурной Марки и Келдора, наиболее изолированных областях Гвиннеда, некоторые Дерини объединялись и, постепенно приглушая свои таланты, как бы приспосабливались к обычаям тех мест — ведь у горцев широко распространено было понятие Второго Зрения. Всем было известно, что пограничники — отменные следопыты, они могут незаметно передвигаться на местности, общаться с животными и так далее. Именно так кровь Дерини могла влиться в клан Мак-Ардри, состоявший в отдаленном родстве с равнинными Дерини, которые еще до того, как гонения приобрели широкие масштабы, ушли к границам в поисках спокойной жизни.

В низинах, там, где скрываться было довольно сложно, наименее знаменитые Дерини временами становились ярыми сторонниками режима, направленного против Дерини, пытаясь таким образом обезопасить себя. А герцоги Корвина (который в то время еще был самостоятельным герцогством, не входящим в Гвиннед) ради безопасности принимали покровительство других правителей, пытаясь не повредить остальным Дерини и не уронить свою честь. Это было возможно, хотя и очень сложно.

Некоторые же просто оставались самими собой, живя в постоянном страхе разоблачения и ожидая того момента, когда их дети и внуки забудут о своем происхождении. Были еще и такие Дерини, чье могущество было заблокировано благодаря культу крещения, некоторое время существовавшему после восшествия на престол короля Алроя в 917 году.

Последним не приходилось скрывать свое происхождение, ведь практически они даже не являлись Дерини. Они утратили свое былое могущество, и на мерашу реагировали не больше, чем обычные люди. Воспоминания об их прежнем существовании были настолько глубоко запрятаны, что их не выдали бы даже непосредственные контакты с другими Дерини. Согласно предположениям Камбера и его родственников, заблокированные способности таких Дерини не передавались их детям, однако те могли унаследовать магический потенциал, хотя маловероятно, чтобы они осмелились проявлять хоть какой-нибудь интерес к магии Дерини, когда это грозило смертью. Мало приятного открыть в себе что-то такое, за что тебя могут убить. Кроме того, крестители заблокировали способности и у многих детей, так что у их собственных потомков не возникло бы даже и подозрения о своем происхождении. Таким образом, со временем становилось все больше Дерини, которые не имели ни малейшего представления о том, кто они на самом деле. Поэтому нет ничего удивительного, что нам порой будут встречаться «люди», в действительности являющиеся чистейшими Дерини.

Дерини — или не-Дерини?

Наконец мы должны поговорить о тех личностях, которые демонстрировали способности, подобные Деринийским, но не являлись Дерини, даже в том смысле, в каком могли быть ими Халдейны. То есть они не обладали потенциалом, который впоследствии мог быть развиться в могущество Дерини. В этом смысле превосходным примером может служить Варин де Грей, и здесь у нас есть всего две вероятности. Первая — это то, что он Дерини.

Казалось бы, это невозможно, ведь и Морган, и Дункан утверждают, что это не так. Он, так же, как и Дерини, обладает способностью исцелять наложением рук, но ведь такой способностью обладали и библейские целители. Дерри наблюдает за ним в то время, когда он исцеляет раненого Мартина в таверне около поместья де Вали. У раненого было пробито легкое, и Дерри сначала показалось, что тот умер. Однако туманная фиолетово-синяя аура возникает вокруг головы Варина — верный признак того, что мы имеем дело с Дерини (или святым, или божеством), в то время как рана затягивается под его руками. Когда исцеленный Мартин поднялся, кто-то из окружения Варина провозгласил его новым мессией. На что Варин ничего не возразил, лишь поднял руку в благословении.

Дерри, который не желал признавать Варина за святого, решает, что Варин должен быть Дерини, так как обладает способностью совершать то же самое, что и Морган, а Морган — Дерини. Морган оспаривает правомерность этого заключения, но отмечает, что, если Варин и Дерини, то он может не знать этого. В дальнейшем выяснится, что Варин представления не имел о том, что такое мераша и как она действует на Дерини, но это доказывает лишь его неосведомленность в делах Дерини, а никак не его собственное происхождение.

Но можно также предположить, и этого не отрицают ни Морган, ни Дункан, что Варин — это настоящий чудотворец в классическом библейском смысле.

«Беда в том, — говорил Морган, — что Варин творит чудеса, обычно свойственные святым и мессиям. Но, к сожалению, все эти деяния обычно не считают свойственными Дерини, хотя, может быть, их источниками и являются способности Дерини».

(«Шахматная Партия Дерини»).

Другими словами, Варин мог быть Дерини с задатками святого, что было присуще и Камберу. Морган и Дункан утверждали это, когда стали свидетелями исцеления раненого Оуэна Матиссона. Но когда Моргану удалось получше изучить Варина, он решает, что Варин все же не Дерини — это мнение было поддержано Дунканом и Келсоном.

Это заставляет нас предположить, что он, возможно, настоящий чудотворец, или что Морган и Дункан ошибались. В конце концов, они оба не были обученными Дерини, о чем Морган через пару лет напоминает Келсону. Конечно, Арилан мог бы установить это наверняка — у него была возможность проникнуть в сознание Варина, когда с его помощью устанавливали Портал в Ллиндрут Мидоуз — однако нельзя забывать, что в тот момент разум Варина контролировал Дункан. А поскольку тогда необходимо было срочно связаться с Советом Камбера, то у Арилана было немало других забот, так что едва ли он мог позволить себе отвлекаться на Варина. По крайней мере, когда на заседании Камберианского Совета говорят о Варине де Грее, он не высказывает своего мнения на его счет. А поскольку вскоре после описываемых событий Варин скрылся, то это так и останется для нас загадкой. Варин вполне мог оказаться Дерини. Но мог быть и настоящим чудотворцем.

Обряд: определение и подготовка.

В само понятие обряда совсем не обязательно должна входить магия. Ритуал означает просто приведение сознания в определенное состояния для выполнения какой-то определенной работы. Чаще всего под обрядом подразумевают религиозное действо, — и действительно, церковные ритуалы с помощью соответствующих предметов, таких как свечи, фимиам, особые одеяния, помогают добиться соответствующего настроя в сознании верующих.

Однако все мы выполняем определенные простейшие ритуалы каждый день, когда, к примеру, кладем хлеб в тостер и ждем, пока он поджарится, держа нож над маслом; или проверяем, заперты ли все двери и окна на ночь; или наносим зубную пасту на щетку, а перед этим либо закрываем, либо не закрываем тюбик… все это выполнение ритуалов. Выполнив любые действия, мы ожидаем результатов, которые могут последовать. Некая леди Максин Сандерс однажды таким образом выразилась по поводу ритуала: «Когда вы накрываете на стол к чаю, дети знают, что пришло время пить чай».

Дерини используют ритуальные приготовления во многих религиозных и псевдо-религиозных действах. Мы подробно остановимся на этом позднее, но сперва выясним, что же представляет собой официальный ритуал у Дерини. Ритуал можно разделить на четыре основные части: материальная подготовка и организация, определение рабочего места и его защита, действо как таковое и его завершение. (Конечно, предполагается, что тот, кто проходит ритуал, заранее решил, какой результат он должен получить, и выбрал метод для достижения этого результата.).

Подготовка.

Материальный аспект подготовки к ритуалу включает в себя выбор подходящего места, необходимую очистку рабочей области, перемещение мебели в соответствии с предусмотренными передвижениями, выбор нужных предметов и их размещение в зоне досягаемости.

По возможности, избранные предметы должны отражать специфику обряда и нести в себе определенную символику. К этой же области относится и облачение участников. В качестве примера разберем приготовления для пяти различных ритуалов. Три из них проходили во времена Камбера, а два — во время правления Келсона.

Передача могущества Синхилу.

Ритуал пробуждения могущества Дерини в Синхиле был наименее формальным из всех. По-видимому, потому что он продумывался прямо по ходу действия Камбером и его родичами. Мы увидим все происходящее глазами Синхила, сознание которого, разумеется, контролировали его наставники, однако совершенно очевидно, что они большое внимание уделили символике обряда, чтобы происходящее никоим образом не могло смутить богобоязненного Синхила.

Местом проведения ритуала была выбрана подземная часовня в святилище михайлинцев, уже знакомая Синхилу, и это отчасти его успокаивало. У дверей на часах, выполняя традиционную функцию стража, с мечом в руке стоял Джебедия. Логично предположить также, что на помещение была наложена особая магическая защита, поскольку упоминается о том, что засов «странно светился», когда участники обряда заперли за собой двери в часовню.

Войдя внутрь, Синхил не увидел ничего, что могло бы внушить опасение. На алтаре горели обычные белые свечи, а зажженная лампада как бы говорила о том, что в этом месте не может случиться ничего святотатственного.

Простые восковые свечи в медных подсвечниках отмечали стороны света. Синхила поставили по центру келдишского ковра, там же, где он стоял во время коронации, а затем и бракосочетания. Поверх сутаны Джорема надел стихарь и епитрахиль — в таком облачении обычно служили литургию.

В ходе ритуала внесли и другие предметы: обычное кадило, распространявшее знакомый запах фимиама, иглу, чтобы проколоть ухо Синхила и обагрить его кровью Глаз Цыгана, а также покрытую чашу, напоминавшую потир, до половины наполненную красным вином.

Перед тем, как Синхила заставили выпить вино, Камбер подсыпал в чашу какой-то белый порошок — вполне возможно, обычную соль как символ Земли. Все это выглядит обыденно и ничуть не пугающе.

Магия Дерини

Ясновидение с помощью ожерелья.

Это ритуал совершенно другого рода, куда более похожий на обычные деринийские обряды. Проводился он Камбером в связи с необходимостью узнать о приготовлениях Эриеллы к войне. Камбер до этого никогда не проводил подобной процедуры и поэтому опирался на указания «Протоколов Орина». Он, конечно, предпочитал работать на освященной земле, но, почувствовав, что лишь в своих покоях он будет в безопасности, избрал свою гардеробную местом проведения ритуала. Ивейн должна была принести большую серебряную чашу, полированную изнутри, Джорем — фимиам и сосуд, где его можно было бы воскурить, а Элистеру Келлену было поручено найти драгоценности, которые носила Эриелла. Камбер должен был быть облачен в пурпур.

В центре комнаты Камбер поставил временный алтарь, покрытый белой материей. На столе — одна зажженная свеча, стеклянный флакон с водой, маленькая закупоренная бутылка и четыре новых свечи, наполовину завернутые в салфетку. К этому Камбер добавляет серебряную чашу, ожерелье и маленькое серебряное распятие.

Магия Дерини

Передача могущества сыновьям Синхила.

Ритуал передачи могущества Дерини сыновьям Синхила происходит в личной часовне короля, примыкавшей к его спальне.

После утренней мессы Джорем поручил слугам очистить комнату. А затем он и Ивейн начали более тщательные приготовления под наблюдением Синхила.

Освещенная только лампадой да маленькой свечой на столике в центре комнаты, часовня приобрела совершенно новый вид после того, как Ивейн и Райс убрали из нее все, за исключением тяжелого алтаря у восточной стены и пушистого ковра, покрывавшего подножье алтаря. Ковром они закрыли центр комнаты, и принесли еще один, поменьше, постелив в северо-восточный угол…

Новые покрывала появились на алтаре, свечки также заменились новыми, а лампаду заполнили маслом… Четыре подсвечника с разноцветными стеклами обозначали стороны света в комнате.

(«Камбер-Еретик»).

После этого Джебедия принес меч в резных, усыпанных драгоценностями ножнах, а Камбер-Элистер положил его на алтарь перед свечами. На маленьком столике в центре спальни Ивейн разложила предметы поменьше, также необходимые для ритуала, напоминавшие те, которые Синхил использовал в своем собственном ритуале: кадило, маленький кубок с водой, изящный серебряный кинжал. (Синхил отметил, что он уже видел этот кинжал на поясе Ивейн. Тот же кинжал видит и Кверон, когда его принимают в члены Совета Камбера, так что, по-видимому, это был один из ритуальных предметов, имевших особое значение.).

Наконец под столом также были разложены различные предметы: медицинская сумка Райса, пара сделанных из крученой золотой проволоки сережек и три маленьких кусочка пергамента с наставлениями Синхила каждому из своих трех сыновей. На том, что был предназначен старшему, было начертаны слова псалма:

«Я объявляю мою волю. Господь сказал мне, сын мой, в этот день я породил тебя. Попроси, и я дам тебе язычество в наследство и Самые далекие земли во владение».

(«Камбер-Еретик»).
Магия Дерини

Незадолго до начала ритуала внесли спящих сыновей Синхила. Алроя положили на ковер около центрального стола, а Джавана и Райса-Майкла оставили на маленьком ковре. Перед тем как приступить к ритуалу, всем трем мальчикам прокололи мочку правого уха для того, чтобы вставить Алрою как прямому наследнику Глаз Цыгана; Джаван и Райс-Майкл получили украшения поменьше, символизирующие их возможность в дальнейшем унаследовать рубин. Камбер-Элистер вынес меч Халдейна на середину и положил на стол. Все было готово.

Передача могущества Нигелю.

Приобретение могущества Дерини Нигелем имеет много сходного с ритуалом наделения могуществом сыновей Синхила, но есть и определенные отличия, связанные не только с тем, что Нигель, будучи взрослым, осознавал, что его ждет и был готов участвовать в обряде, но и с тем, что он подразумевался только как временный наследник.

Некоторые различия можно также объяснить тем, что эти два ритуала проводились различными способами. Например, восточное происхождение Риченды сказалось на манере обращения к Хранителям сторон света. Кроме того, очевидно, что многие знания были утрачены Дерини за два века гонений, и это не могло не сказаться на проведении обряда. Мы, например, видим, что Денис Арилан, член Камберианского совета того времени, сохранил тайные знания на очень высоком уровне; но Келсон, Морган и Дункан, у которых отсутствовала формальная тренировка, должны были полагаться на инстинкт и подсказки Арилана. Тем не менее, ритуал сохранил классические черты и проходил по установленной процедуре.

Не стоит недооценивать и личность самого наследника. Нигель уже не ребенок, в отличие от сыновей Синхила, он приходится королю дядей и готов подвергнуться обряду лишь по необходимости, в качестве временного наследника до того времени, как у Келсона родится ребенок. Нигеля решили использовать в этом качестве после того, как в январе 1124 года была убита Сидана, а весной того же года Келсон отправился на войну; между двумя этими событиями прошло два месяца.

Поэтому в распоряжении Нигеля было гораздо больше времени, чем у других кандидатов, чтобы подготовить себя к тяжелому испытанию, представлявшему собой магическое посвящение.

То, что ритуал посвящения Нигеля проводится в маленькой часовне святого Камбера, придает ему отчетливую деринийскую окраску, чего не было в обряде передачи могущества Синхилу. Предварительную подготовку провели Дункан и Дугал.

Дальнейшие приготовления были направлены в равной мере на то, чтобы сосредоточить внимание участников и укрепить их дух, а также и на то, чтобы очистить помещение. Дункан окропляет часовню и воскуряет фимиам, и поет гимн, тогда как Дугал произносит положенные ответы, осуществляя таким образом традиционное освящение рабочего пространства.

Дункан, кропя часовню, произносил строки Писания, а Дугал ему вторил:

— Окропи меня, Господи, гиссопом, и я очищусь, омой меня, и стану я белее снега…

— Аминь.

— Мир этому дому.

— И всем, кто в нем обитает.

(«Милость Келсона»).

Все происходящее в часовне мы наблюдаем глазами Нигеля, и можно легко сопоставить его восприятие с восприятием Синхила. Нагель не был привержен соблюдению религиозных обрядов, а поэтому организаторы ритуала свели формальности к минимуму. Возможно, именно это стало причиной того, что обошлись даже без церковного облачения; впрочем, в царившей в помещении жаре и духоте, это было всеми воспринято скорее с облегчением.

Помещение за дверью оказалось плохо освещенным и маленьким — вполовину той комнаты, которую они только что покинули, — и уже переполненная людьми. Арилан и Морган стояли у стен слева и справа, Риченда, в белом, справа от двери у стены, — но внимание Нигеля мгновенно привлек Келсон.

Его племянник… нет, король — король стоял спиной к нему точно в центре комнаты, откинув назад черноволосую голову и свободно опустив руки…

Король, похоже, смотрел на покрытое густой резьбой черное распятие, висевшее над алтарем, расположенным у восточной стены — или, может быть, его взор был устремлен на саму стену, — на ней было изображено ночное небо, усеянное сверкающими золотыми звездами, — в них отражался свет шести желтых, медового оттенка свечей. Звезды мерцали в волнах горячего воздуха, поднимавшегося от свечей, воздух наполнял аромат благовоний…

— Встань рядом со мной, дядя, — мягко сказал Келсон, слегка поворачиваясь и протягивая принцу правую руку.

(«Милость Келсона»).

На алтаре лежали меч Халдейнов, маленькая сумочка с инструментами, необходимыми для прокалывания уха Нигеля (на сей раз это должно было произойти после размыкания круга), чаша с водой, кусок пергамента с перечисленными королевскими званиями Нигеля, вездесущее кадило и крохотный медный сосуд со снадобьем, призванным снизить ментальное сопротивление — единственный вклад Арилана в предстоящий обряд.

Магия Дерини

Передача могущества Коналу.

Этот последний обряд значительно отличался от предыдущих, поскольку включал в себя лишение Нигеля магической силы и передачу ее Коналу в тот момент, когда придворные были убеждены в гибели Келсона и в том, что болезнь Нигеля неизлечима. Поскольку такая ситуация возникла впервые, то Моргану, Дункану и Арилану пришлось импровизировать и проводить ритуал не по заданной схеме — хотя классические традиции обнаруживаются и здесь.

Магия Дерини

Обряд проводился в спальне Нигеля, поскольку присутствие погруженного в кому Нигеля было сочтено необходимым для подтверждения их намерений. В первой части ритуала, еще до того, как очертить круг и призвать Хранителей сторон света, тело Нигеля на кровати с балдахином становится если и не алтарем, то, по крайней мере, заменяющей алтарь точкой концентрации энергий. Рядом с постелью ставят молитвенную скамеечку, а рядом с телом кладут обнаженный меч Халдейнов. Рядом располагают пергамент с указанием цели ритуала, который должен был подписать Конал, перо и чернила, чашку, чтобы сжечь в ней документ, окропленный кровью обоих мужчин, лекарскую сумку Дункана и самоцвет, призванный заменить Глаз Цыгана, оставшийся у Келсона, — ограненный сапфир в оправе из золотой проволоки.

Во второй половине ритуала маленький столик с алтарем передвинули в центр комнаты. На нем, по обычаю, зажгли свечи, поставили сосуд со священным маслом, смешанным с особым снадобьем для облегчения ментального проникновения, кусочек ткани и массивную золотую брошь Алого Льва с застежкой, смазанной наркотиком Дункана для уменьшения сопротивления Конала тем силам, которые должны были быть на него направлены. Здесь же была скамеечка, которой воспользовался Арилан во время помазания Конала.

Таковы были приготовления к разным типам обрядов, свойственных Дерини. В следующей главе мы рассмотрим непосредственное освящение рабочего пространства, где проводится ритуал: оно включает в себя очерчивание круга и установление защиты, также известное как заклинание Сторон Света.

Обряд: очерчивание круга и защита.

Очерчивание магического круга служит трем основным целям: подготовка священного пространства, где должен проводиться ритуал; сдерживание вызываемых энергий; ограничение вторжения чужеродных сил, препятствующих работе.

Обычно формальное очерчивание магического круга предполагает три окружности внутри круга. По традициям Дерини, все движение в круге начинается и заканчивается на востоке, символизирующем источник Света, и происходит по часовой стрелке относительно центра, иначе говоря, в направлении движения солнца, даже если это означает, что кому-то из действующих лиц придется совершать более сложные перемещения.

Магия Дерини

Движения против часовой стрелки избегаются, потому что сопровождаются обычно поворотом налево, что ассоциируется с отрицательной энергией и намерениями — так называемый «Путь левой руки» — хотя существуют и особые, весьма продвинутые обряды, допускающие подобный символизм.

Очерчивание первых двух окружностей имеет очистительное значение, а также устанавливает физические границы места проведения ритуала. Кроме того, в самом общем смысле, эти действия помогают установить контакт с Природными Силами, атрибуты которых будут проявлены в дальнейшем, при обращении к Сторонам Света.

Обычно перед тем, как непосредственно очертить круг мечом (или кинжалом, или большим и указательным пальцами правой руки), место окропляют святой водой со щепоткой соли, символизирующими элементы Воды и Земли; затем окуривают фимиамом, вызывая символическое присутствие Воздуха и Огня. Далеко не всегда все происходит по указанной схеме. Иногда к четырем материальным началам (Вода, Земля, Воздух, Огонь) добавляют еще и пятое — духовное, связующее и уравновешивающее первые четыре; в этих целях, как правило, используется Меч. Иногда ритуал обхода круга с огнем и зажжение свечей, которыми отмечены части света, заменяет кропление водой, или вместо трех окружностей используют четыре (или пять). Выбор формы обряда остается за теми, кто его проводит, в соответствии с избранной символикой. То же самое относится и к заклятию Сторон Света, служащему для защиты магического круга.

Охрана круга: заклинание Сторон Света.

Охрана может принимать различные формы, а Природные Силы, символизирующие Части Света, воспринимаются всеми по-разному. Большинство Дерини предпочитают библейские символы — Архангелов. Некоторые традиции нашего собственного мира предусматривают для воплощения основных атрибутов воздуха, огня, воды и земли — сильфов, саламандр, ундин и гномов; другие — владык-элементалий, чьи имена — Паральда, Джинн, Никса и Хоб. Есть и те, кто предпочитает взывать к четырем Священным Созданиям, которые ассоциируются с Евангелиями: это Человек святого Матвея, Лев святого Марка, Орел святого Иоанна и Телец святого Луки. Вполне подходят здесь и символы Таро: мечи, жезлы, кубки и пентакли. Когда система устоявшаяся, не столь важно, какие специфические формы она обретает.

Какая бы ни использовалась система, в ходе постоянной визуализации она постепенно обретает плоть. Так, Дерини на протяжении столетий представляют себе природные силы в виде Архангелов, и способны видеть их внутренним взором как вполне реальных существ, со своими характерными атрибутами и даже вполне определенными чертами внешности. Со временем эти образы стали общепринятыми и сделались полезным подспорьем для магов, позволяя перекинуть мосты преемственности от поколения к поколению.

Стороны света называются в определенном порядке, начиная с востока. И хотя один и тот же адепт способен обратиться ко всем Сторонам Света поочередно, чаще всего во время обряда все же стараются, чтобы к ним взывали разные люди — как правило, соблюдая символизм, характерный для фигур Архангелов. Так, к Рафаилу лучше всего обращаться Целителю, если таковой имеется; Михаила представляет воин, а Гавриила, который тесно связан с Девой Марией, — женщина.

Что касается Уриила, то вековая мудрость является одним из его атрибутов, так для обращения к нему, как правило, выбирают самого старшего из адептов.

Итак, мы имели возможность наглядно рассмотреть принципы очерчивания круга и его охраны, которые очень разнообразны благодаря отличиям в стилях и источниках мастерства. Контраст станет еще более очевиден, если мы обнажим механизм проведения обрядов и выявим характерный для них сценарий.

Передача могущества Синхилу.

Поскольку использование нехристианских символов могло насторожить Синхила, то очерчивание круга и его охрана проводились как можно незаметнее. Синхил созерцал все происходящее, как будто в тумане, однако его глазами мы видим Ивейн, зажигавшую свечи, и Джорема, окуривающего ладаном сам круг и всех участников обряда; все эти действия сопровождались пением двадцать третьего псалма, выбранного специально, чтобы успокоить богобоязненную натуру Синхила.

Мы не видели, чтобы круг очерчивали мечом, однако Синхил не слишком внимательно следил за приготовлениями и мог просто ничего не заметить. Вероятно, Джорем все же сделал это.

Что касается установления защиты, то резонно предположить, что начальные элементы обряда были исполнены заранее, равно как и обращение к Сторонам Света. При появлении Синхила с сопровождающими, Джебедия на время убрал защиту, чтобы дать им войти в часовню. Заклинание, произнесенное Ивейн, ставшее впоследствии «фирменным знаком» Камберианского совета, послужило отправной точкой для начала самого ритуала.

— Мы находимся вне времени и вне пространства. Как предвещали наши предки, мы сливаемся воедино… Во имя Твоих благословенных апостолов Матфея, Марка, Луки, и Иоанна, во имя всех Твоих святых ангелов, во имя всех сил Света и Тьмы, спаси и сохрани нас от всех бед, о Всевышний. Да будет так и ныне, и присно, и во веки веков.

(«Камбер Кулдский»).

Подобное заклинание повторялось и во время подготовки чаши, слова его отчасти повторяют обращение к Сторонам Света и в общем виде предвосхищают форму подобных заклятий в будущем. Следует отметить, как каждое из обращений подчеркивает характерные черты Архангелов, ассоциируемые с Силами Природы — и в тот же момент соответствующее вещество-символ добавляется в чашу с вином.

Немаловажно, что в конце каждого обращения звучат слова: Fiat voluntas tea — Да исполнится воля моя.

Райс: Я призываю могущественного Архангела Рафаила, Целителя, повелителя Ветров и Бурь. Как Святой Дух, парящий над водой, влей свою жизнь в эту чашу, и тот, кто выпьет из нее, сможет по праву повелевать силами Воздуха. Да исполнится воля моя.

Джорем: Я призываю могущественного Архангела Михаила, Защитника, Стража ворот Рая. Как огненный твой меч охраняет. Отца Небесного, пошли свою защиту этой чаше, и тот, кто выпьет из нее, по праву сможет овладеть могуществом Огня. Да исполнится воля моя.

Ивейн: Я призываю могущественного Архангела Гавриила, Вестника, принесшего счастливую весть Богоматери. Пошли свою мудрость в эту чашу, и тот, кто выпьет из нее, по праву может познать тайны Воды. Да исполнится воля моя.

Камбер: Я призываю могущественного Архангела Уриила, Ангела Смерти, кто приносит все души в Нижний Мир. Наполни эту чашу, и тот, кто отопьет из нее, может по праву установить связь с силами Земли. Да исполнится воля моя.

(«Камбер Кулдский»).

Ясновидение с помощью ожерелья.

Для этого ритуала круг не очерчивался, поскольку здесь речь идет об обряде, действующем, большей частью, на внутренних уровнях сознания субъекта. Для охраны адепта достаточно установки простейших защит.

Мы можем сравнить защитные заклятья, использованные в этом случае, с предыдущими — они очень похожи, но одновременно отражают специфику каждого конкретного действа.

Райс: Я призываю могущественного архангела Рафаила, Целителя и хранителя ветров. Пусть твои ветры этой ночью несут прохладу и свежесть, принося то, что мы должны знать. Fiat, fiat, fiat voluntas mea.

Джорем: Я призываю могущественного архангела Михаила, защитника и хранителя врат Эдема. Дай нам свой меч на эту ночь, чтобы ничто не помешало нам узнать то, что мы должны знать. Fiat, fiat, fiat voluntas mea.

Ивейн: Я призываю могущественного архангела Гавриила-посланца с благой вестью к Богородице. Мы все дети воды, так пусть сегодня ночью вода принесет новые вести, чтобы смогли узнать то, что мы должны знать. Fiat, fiat, fiat voluntas mea.

Элистер: Я взываю к могущественному архангелу Уриилу, ангелу смерти, который уносит наши души к берегу последнего пристанища. Минуй нас сегодня ночью и принеси лишь то, что мы должны знать. Fiat, fiat, fiat voluntas mea.

Камбер (зажигая пятую свечу): Воздух, Огонь, Вода, Земля и Дух: единство Человеческое. В этом круге все соединилось в одно.

(«Святой Камбер»).

Передача могущества сыновьям Синхила.

Камбер и его сторонники позволяют Синхилу самому выбрать форму для основы ритуала, но базовую часть обряда они выполняют по своему усмотрению. Все начинается с очерчивания круга, и Синхил завершает этот этап самостоятельно. Вот его основные составляющие:

1. Ивейн зажигает уголь в кадиле, затем берет свечку, с востока движется по часовой стрелке, зажигая свечи, обозначающие стороны света.

2. Джорем окуривает ладаном по кругу, читая Псалом Пастыря (Псалом 23), окуривает всех участников ритуала, стоящих внутри круга, включая спящего принца Алроя. Дым фимиама повисает в воздухе, удерживаясь в границах круга. Закончив с этим, Джорем передает кадило Камберу-Элистеру, чтобы тот, в свою очередь, окурил бы его самого, затем ставит кадило на столик в центре комнаты и берет в руки меч Халдейнов. До половины вытащив его из ножен, он передает клинок Синхилу.

3. Синхил очерчивает круг мечом и одновременно взывает поочередно ко всем Частям Света. У каждой стороны он останавливается, салютует мечом и произносит соответствующее заклинание. Следует отметить, что такая форма обряда не является общепринятой, однако таков был выбор Синхила. (Позднее мы увидим, как король усиливает воздействие Сил Природы, особым образом заряжая энергией чашу, из которой должны испить его сыновья.).

Синхил (обращаясь к востоку): Святой Рафаил, Целитель, Повелитель ветра и бури, да будем мы хранимы, исцелены душой и телом в эту ночь.

Обращаясь к югу: Святой Михаил, Защитник, Хранитель Эдема, защити нас в час нужды.

Обращаясь к западу: О, святой Гавриил, Небесный вестник, донеси слова нашей молитвы до Пресвятой Богородицы.

Обращаясь к северу: Святой Уриил, Темный ангел, если должен, приди с миром, и пусть все наши страхи умрут здесь.

(«Камбер-Еретик»).

Наконец Синхил возвращается на восточную сторону, прочертив круг, и кладет меч на северо-востоке. Тогда Ивейн повторяет заклинание, использованное во время передачи могущества самому Синхилу, чтобы закрепить содеянное и вернуть обряд в более традиционные рамки.

— Мы стоим вне земли, время не касается нас. Мы слиты воедино, как наши предки завещали нам. Именем благословенных апостолов Твоих Матфея, Марка, Луки и Иоанна, с помощью Сил Света и Тьмы, мы призываем тебя, о Всевышний, охрани нас и избави от всех напастей. Так было и есть, и да пребудет вовеки.

(«Камбер-Еретик»).

Передача могущества Нигелю.

В данном случае очерчивание круга происходит по классическим канонам, возможно, благодаря присутствию Арилана, хотя кропление и окуривание проводились в обратном порядке, а точнее — почти одновременно: Арилан держал кадильницу, а у Дункана было кропило. После того как Морган очертил третью окружность мечом Халдейнов, Арилан произносит первую часть заклинания (теперь мы уже знаем, что именно в такой форме оно принято у членов Камберианского Совета, со времен самого Камбера, а истоки его уходят в еще более древние времена). Однако он опускает упоминание четырех Апостолов, возможно, в соответствии с восточной традицией, в которой была воспитана Риченда. Именно она продолжает обряд и взывает ко всем четырем Сторонам Света.

Арилан: Мы вышли за пределы времени, и место это — не земля. Как повелели наши предки, мы соединились и стали Одним.

Отзыв: Аминь.

Риченда (поднимая правую руку и обводя круг на востоке): Перед нами… Рафаил… Господь исцеляет.

Отзыв: Господь исцеляет.

(Все поворачиваются на юг) Риченда: Перед нами Михаил… Он подобен Творцу.

Отзыв: Он подобен Творцу.

(Все поворачиваются на запад) Риченда: Перед нами… Гавриил… Господь — моя сила.

Отзыв: Господь — моя сила.

(Все поворачиваются на север) Риченда: Перед нами… Уриил… Пламя Господне.

Отзыв: Пламя Господне.

Риченда (держа руки ладонями вверх на уровне талии, закрывает глаза): Наш центр и наша основа есть Дух… то, что длится вечно.

Риченда (разводит руки в стороны и слегка поворачивает их вниз: материализуется фиолетовая звезда и плывет к полу; затем поднимает руки к небесам): Над нами — вращающийся крест — определяющий и объединяющий, единство всего, содержащегося в Одном.

(«Милость Келсона»).

Риченда заканчивает взывать к Сторонам Света, и заклинание подхватывает Арилан. В его устах вновь звучат слова, более привычные для Совета Камбера, с отчетливым религиозным оттенком; в этом, вероятно, повинно его собственное воспитание. Более того, в заклинаниях Арилана улавливаются гавриилитские нотки, дошедшие через многие поколения, даже после гибели Ордена. Вероятно, гавриилитские традиции все же сохранились в обучении Дерини. То же самое можно сказать и о библейской реплике, которую произносит в ответ Келсон — несомненно, в такой форме он услышал ее именно от Арилана.

Арилан: Теперь мы встретились. Теперь мы Единое в Свете. Уважая пути древних, мы не вступим на ту же тропу. Augeatur in nobis, quaesumus, Domine, tunae virtutis operatio… Позволь Твоей силе взрасти в нас, о Владыка…

Риченда: Да будет так. Аминь.

Келсон (осеняя себя крестом): Lumen Christi gloriose resurgentis sissipet tenebras cordis et mentis. Пусть свет Христа восстанет во славе и рассеет тьму наших сердец и умов…

(«Милость Келсона»).

Вслед за этим Келсон замечает, что ритуал охраны круга был заимствован «частично из традиций, в которых воспитывалась Риченда, и признавалось довольно близким к форме, употреблявшейся во времена Камбера, за исключением мавританских элементов, появившихся с годами. Хотя этого нельзя утверждать наверняка».

Несомненно, многие элементы ритуала дошли неизменными со времен Камбера, — мы осознаем это, поскольку знаем многое о Камбере и его времени, что не было известно Келсону, — но часть информации была, пусть даже и незначительно, искажена в результате ошибок, допущенных переписчиками, и погрешностей человеческой памяти. Памятуя о своеволии Арилана, можно предположить, что он внес в старинную традицию многие элементы, которые казались правильными лично ему. Однако нам неизвестно, насколько достойными доверия были его источники; прежде всего, он основывался на опыте Камберианского совета, который со времен Камбера претерпел сильные изменения, и не всегда в лучшую сторону.

Передача могущества Коналу.

Немало новых элементов возникает в ритуале обретения могущества Коналом — и прежде всего, ему предшествует подготовительный обряд изъятия потенциала Халдейнов у Нигеля, происходящий еще до очерчивания круга. Между подготовительным и основным ритуалом происходит заклинание сторон света.

Итак, в первоначальной части обряда происходят три события:

1. Морган торжественно спрашивает Конала, добровольно ли тот предается душой и телом в руки адептов, проводящих инициацию, на что Конал дает утвердительный ответ. (Это подразумевается в любом обряде посвящения, даже если не говорится вслух.).

2. Дункан зачитывает официальное заявление об изъятии могущества Халдейнов у Нигеля и передаче его Коналу, подтверждая полномочиях присутствующих (самого Дункана, Моргана и Арилана) совершить это. (Обозначая тем самым цель ритуала.).

3. Наконец документ подписан, засвидетельствован и скреплен кровью двоих основных действующих лиц, после чего Коналу вручают серьгу в виде ограненного сапфира, взамен потерянного Глаза Цыгана (хотя серьга в данном случае скорее действует как добавочный, чисто символический элемент, не имея магической силы Глаза Цыгана).

После этого участники взывают к Природным Силам, дабы те стали свидетелями передачи могущества Коналу от Нигеля. Стоит обратить внимание на то, как общение с такими опытными Дерини, как Риченда и Арилан, благотворно повлияло на Моргана. Теперь он, как опытный адепт, принимает классическую эзотерическую «позу Осириса» со скрещенными на груди руками (символизирующую пристальное внимание) и выпевает имена Архангелов. В ответ ему раздается положенное «Аминь».

Морган: А теперь я требую от тебя, Конал Блейн Клеим Утер, как от истинного законного наследника Нигеля Клеима Гвидиона Райса, засвидетельствовать законное изъятие сил Халдейнов у Нигеля Клеима Гвидиона Райса. Для этой цели я теперь призываю невидимых свидетелей для одобрения сего действия. Пусть защитят нас от всех опасностей и врагов с востока во имя Рафаила.

Отзыв: Аминь.

Морган: И пусть мы так же будем защищены ото всех опасностей и врагов с юга, во имя Михаила.

Отзыв: Аминь.

Морган: Пусть мы также будем защищены ото всех опасностей и врагов с запада, во имя Гавриила.

Отзыв: Аминь.

Морган: И, наконец, пусть мы будем защищены от опасностей и врагов с Севера, во имя Уриила.

Отзыв: Аминь, аминь, аминь. И да приступим к делу с открытым сердцем.

(«Тень Камбера»).

Затем Арилан вызывает дремлющее могущество Нигеля, фокусирует его, применяя при этом формулу, использование которой мы наблюдали до этого дважды — когда Камбер освящал воду для магического поиска; и когда члены Камберианского Совета устанавливают границы круга, где пройдет поединок между Келсоном и Венцитом.

Арилан, рисуя правой рукой крест на теле и плечах Нигеля:

— Благословен Создатель, Вчера и Сегодня, Начало и Конец, Альфа и Омега.

Выводит греческие буквы на голове и ногах Нигеля, символы природных сил в углах креста.

— Время Его навеки, слава Его и владычество во веки веков. Да будет воля Твоя. Да святится имя Твое.

(«Тень Камбера»).

После того как Морган и Дункан изымают могущество Нигеля и концентрируют энергию в мече Халдейнов, защитный круг очерчивается в классической манере:

1. Морган несет меч Халдейнов в центр комнаты.

2. Арилан окропляет круг, начиная и заканчивая движение на востоке.

3. Дункан: (а) зажигает свечи на центральном алтаре; (б) сжигает документ, окропленный кровью Нигеля и Конала; (в) призывает благословение на ладан, которым затем окуривает круг.

4. Морган обходит круг с мечом в руке третий раз, замыкая его на востоке, и возвращается к центру, здесь он поднимает меч горизонтально над головой, упирая кончик в левую руку. Знакомые уже заклинания Арилана сопровождают все действия Моргана.

Арилан: Теперь мы едины.

Морган разводит руки широко в стороны и, смыкая их над головой, описывает арку в воздухе.

Арилан (наклоняя голову): Теперь мы единое целое, несущее Свет. Оглянемся на прошлые пути. Мы не последуем им вновь.

Дункан: И пусть Твое могущество, о Боже, передастся нам.

Морган: Да будет так. Аминь.

Арилан (поднимая руку для благословения, в то время как Морган и Дункан осеняют себя крестом): Во имя Твоего милосердия, Боже, рассей тьму в сознании нашем.

(«Тень Камбера»).

Рассмотрев подробно материальные приготовления к ритуалу, очерчивание круга и установку его защиты при помощи заклинания сторон Света, теперь логично было бы взглянуть поближе на особые цели различных обрядов — однако эти вопросы были подробно освещены в различных книгах, и мы не будем заострять на них внимание. Поэтому мы не станем тратить время на анализ, а вместо этого рассмотрим завершающую часть ритуала. Зачастую, этим этапом пренебрегают, однако он является не менее значимым, чем все остальные, если адепт рассчитывает добиться положительного результата своих усилий.

Обряд: завершение.

Очень часто окончание ритуала рассматривается как пустая формальность, и лишь немногие опытные оккультисты знают, что завершение не менее важно, чем начало обряда. Многие авторы зачастую пропускают описание этой части ритуала, поскольку она недостаточно зрелищна и эффектна.

Таким образом создается впечатление, будто обряд завершается сам по себе, без особых усилий. Но что хорошо для литературы — не годится для магии. Если поспешить с окончанием ритуала, можно вывести из равновесия мощные энергетические потоки. Ведь неспроста же, в конце концов, существуют установленные формы и процедуры для каждого действия. Когда обряд закончен слишком торопливо, эффект может быть различным — от смутного ощущения, будто что-то неладно, до ноющей головной боли у одного или нескольких участников обряда. Хуже того, на месте проведения ритуала могут наблюдаться сверхъестественные проявления, еще долгое время после его завершения. А может случиться и настоящая катастрофа.

Так, едва не случилось несчастья, когда душа Синхила, покидая сферу через врата, без предварительной подготовки, разбивает вдребезги магический защитный купол («Камбер-еретик»). В действительности, резкий переход души Синхила из мира живых в мир иной создает вакуум в космическом равновесии, и одновременно высвобождает мощные Силы, стремящиеся заполнить эту пустоту. В результате происходит такой мощный выброс энергии, сосредоточенной внутри сферы, что, по мнению Камбера, от смертельной опасности его спасают только освященные гостии. Разумеется, это крайний пример, но он выявляет реальную опасность. Камбер и его дети имеют большой опыт в проведении ритуалов, но этот случай застал их врасплох. Камбер инстинктивно становится единственным проводником энергии, хотя в случае полноценного закрытия сферы посредником должна была стать вся группа. Если бы Камбер потерпел неудачу, то Синхил Халдейн, возможно, стал бы не единственной жертвой этой ночи. Задним числом мы можем сказать, что Камберу стоило бы сперва закрыть круг, а уж затем препоручить Архангелам душу Синхила, однако многие вещи трудно предугадать заранее. В данном случае, нарушение равновесия произошло непреднамеренно, однако эффект оказался вполне зримым и угрожающим.

К счастью, несовершенное распределение остаточной энергии нечасто приводит к таким ужасным результатам. Особенно в начале оккультных занятий, когда ученики еще не владеют могуществом в полной мере, они могут неверно оценить свои способности и допустить ошибки в ритуале. Следствием этого может стать головная боль или общее недомогание. В дальнейшем, с приобретением опыта, такие недомогания исчезают, по мере того как сосредоточение и распределение энергии становится для адепта привычным делом. Но в процессе обучения головные боли — нормальное явление. Именно так было с Коналом после уроков Тирцеля. Практически во всех случаях естественный сон приносит облегчение.

Обычно в организованном должным образом ритуале ответственность за распределение энергии лежит на всех участниках, так, чтобы излишняя энергия рассеялась, не причинив никому вреда. Внутренняя подоплека ритуала вновь облекается в символы ритуала внешнего. Тремя основными действиями являются рассеивание излишней энергии, снятие заклятий со Сторон Света, и размыкание круга.

Распределение энергии.

Термин «распределение энергии» может показаться не слишком точным, но он означает управляемое рассеивание любой остаточной энергии, не использованной в целях ритуала. Во время магического процесса энергия производится и содержится внутри круга, либо непосредственно для выполнения задач обряда, либо как побочный продукт иных действий. Хорошо, если вся она используется при достижении цели ритуала. Но в случае, если этого не происходит, заряд должен быть надлежащим образом рассеян, а не выпущен весь разом, как это произошло в случае с Камбером.

Распределение энергии может проводиться различными способами. Один из наиболее простых заключается в том, что все участники сплетают руки и прогоняют оставшуюся энергию «потоком» по кругу, обычно по часовой стрелке, распределяя ее между собой. Затем они могут сфокусировать и использовать ее для некой определенной цели; каждый участник обряда может почерпнуть из этих запасов, чтобы восстановить утраченные силы; или же они могут попросту «заземлить» ее, пропустив через себя в почву под ногами. В некоторых случаях используются все эти три способа одновременно.

Каким бы образом ни была перераспределена избыточная энергия, в результате должны уменьшиться силовые потоки внутри сферы до уровня, необходимого для поддержания самого магического круга. В этом случае возникает впечатление, будто купол сферы медленно сдувается, словно огромный радужный мыльный пузырь, а затем перед внутренним взором остается лишь сияющая линия, очерчивающая непосредственно сам круг.

Иногда возникает также видение сферы, размыкающейся от вершины купола лепестками, подобно гигантскому цветку ириса. (Именно так, вероятно, должна была распасться сфера Камбера, если бы он сумел удержать процесс под контролем, вместо того чтобы разлететься на осколки.).

Какое видение считать правильным, целиком зависит от представлений адепта, проводящего ритуал. После того, как излишки энергии были должным образом перераспределены, круг постепенно исчезает, и можно приступать к снятию охранных заклинаний с Хранителей Сторон Света.

Снятие заклинаний.

Фактически, термин «снятие заклинания со Сторон Света» неточен, ведь смертный не обладает властью заклясть таких могущественных существ как Верховные Хранители. И когда кто-то вызывает эти существа в образе четырех великих Архангелов, это не означает, что он повелевает ими; в действительности, адепт лишь просит, или даже молит их о присутствии. Адепт взывает к этим созданиям с различными целями: для охраны, помощи, либо приглашая их стать свидетелями некоего действа. Затем нужно как можно яснее представить себе их зрительный образ, и тогда они объявятся. (Любопытен тот факт, что подобно вездесущему Господу, который одновременно присутствует в каждой частичке Своего творения, эти аспекты Природных Сил, которые мы представляем себе в образе Архангелов, также обладают достаточной мощью, чтобы почтить своим присутствием множество магических ритуалов одновременно. Иными словами, когда вы звоните Архангелам, то никогда не услышите сигнала «занято».).

Тем не менее, поскольку люди привыкли придавать этим Природным Силам вполне человеческий облик, наделяя их соответствующими чертами и свойствами, то простая любезность требует, чтобы по окончании ритуала им вежливо сообщили, что их присутствие больше не требуется, поблагодарили за помощь и позволили отправляться в свое измерение. Для этого используется схожее заклинание, как и для вызова, причем к каждому из них обращаются отдельно и в том порядке, в котором они были призваны. Например, если Рафаил был вызван следующим образом: «Я призываю могущественного Архангела Рафаила, Целителя, повелителя Ветров и Бурь. Мы просим тебя, будь с нами, владыка Воздуха, охрани нашу сферу и засвидетельствуй наш ритуал», — то чтобы отпустить Архангела, нужно сказать примерно следующее, повернувшись в нужном направлении и вскинув правую руку:

«О, могущественный Рафаил, Архангел Воздуха, Целитель и повелитель Ветров и Бурь. Благодарим тебя за твое присутствие здесь и покровительство, и прежде чем ты вернешься в свои воздушные владения, прими наши приветствия и в добрый путь!».

На что остальные участники, также подняв правую руку, должны откликнуться: «В добрый путь!» и поклониться, прижав правую руку к сердцу. (Если читателю эти слова покажутся знакомыми, ничего удивительного: большинство эзотерических традиций равно чтит Архангелов Сторон Света — они же Владыки Природных Сил, или Хранители — и точно так же всем им свойственна обычная вежливость.).

Вышеописанный ритуал повторяют в отношении оставшихся трех Архангелов, разумеется, подставляя нужные имена и характеристики, причем снимать заклятие должен тот же адепт, который вызывал Архангела, а все остальные участники в это время поворачиваются в нужном направлении. Последнее приветствие всегда заканчивается на востоке. К этому времени вся энергия магической сферы переходит на самый низкий уровень, и поэтому остается только окончательно разомкнуть круг.

Размыкание круга.

В заключение тот, кто очерчивал круг мечом в третий и последний раз (обычно, это Мастер ритуала), поворачивает меч на восток, салютует, совершает крестообразное разрезающее движение, символизирующее разрыв последних энергетических связей.

Это повторяется в направлении юга, запада и севера, и наконец, последний поворот на восток — и приветствие источнику Света.

Согласно некоторым традициям, сферу размыкают, совершая движение против часовой стрелки и как бы стирая или разматывая круг, но и в этом случае движение начинается и заканчивается на востоке. Другой способ уничтожения сферы — сматывание веревки, использовавшейся для обозначения границ круга, производимое против часовой стрелки. Обычно это делается сразу после того, как Мастер разомкнет круг, но прежде чем он снимет последнее заклятие.

После последнего приветствия, направленного на восток, Мастер вонзает меч в землю и, повернувшись к центру, провозглашает: «Обряд закончен, ступайте с миром!» Остальные отвечают: «Аминь». Существует множество разновидностей этой части ритуала, однако смысл ее остается неизменным.

Структура ритуала.

Итак, проанализировав несколько различных обрядов, мы можем теперь создать общую схему проведения типичного ритуала Дерини. Детали могут различаться в зависимости от целей, обстановки, подручных предметов, личных предпочтений и происхождения участников, однако суть обряда всегда одинакова.

Обстановка.

Для указания места расположения четырех Сторон Света требуется четыре свечи или лампады. Напомним, что у Дерини, по крайней мере на западе, архангелов сторон света символизируют следующие цвета:

Восток (Рафаил) — желтый или золотой.

Юг (Михаил) — красный.

Запад (Гавриил) — голубой.

Север (Уриил) — зеленый.

Цветным может быть стекло лампады либо подсвечник и даже сама свеча. Любые дополнительные источники света, такие как алтарные свечи, обычно выбираются белыми или нейтрального цвета, например, из натурального воска (кстати сказать, свечи по сторонам света также могут быть белыми, но зачем усложнять себе жизнь? Любой стоящий оккультист скажет вам, что хороший маг способен работать даже обнаженным посреди пустыни, без всякой помощи со стороны, достаточно лишь тренированного разума и воли, но он также скажет вам, что цвет — это отличная подсказка для правильной ментальной установки и ориентации. В ходе ритуала адепт должен помнить о куда более важных вещах, чем цветовые соответствия).

Центр круга обычно занимает алтарный столик, покрытый белой тканью. За исключением крайне специфических случаев для этого не используется христианский алтарь. Это просто некая точка фокусировки для ритуала, совершенно отличная от любого другого алтаря, который может находиться в помещении (иногда без алтарного столика можно обойтись, если обряд должен проходить на ментальном уровне, как например, в случае, когда Ивейн пыталась освободить душу своего отца). Если обряд проходит в церкви или часовне, на заранее освященной земле и под защитой Святых Даров, то круг обычно прочерчивается таким образом, чтобы включить в себя христианский алтарь на восточной стороне или прямо рядом с ним, как в случае передачи могущества Синхилу. В этом случае, по меньшей мере две белых свечи будут зажжены на алтаре.

Подобно христианскому алтарю, алтарный столик всегда обращен на восток к источнику Света, и любые движения в круге начинаются и заканчиваются на востоке по часовой стрелке. На алтарном столике также обычно зажигают две белых свечи, туда же добавляются иные необходимые предметы. Если обряд требует определенного символизма, могут быть выбраны свечи другого цвета. Все дополнительное снаряжение для ритуала собирают обычно под столиком и прячут алтарным покровом, поскольку скопление разнообразных предметов на столе может отвлечь во время обряда.

Облачение.

Дерини в своих ритуалах редко используют особое церемониальное облачение, за исключением священников, которые предпочитают в этих случаях сохранять привычную рясу (создается впечатление, что одеяние членов Камберианского Совета во времена Арилана скорее подчеркивало их членство в этом Совете, тем не менее во время дуэли Венцита и Келсона на них были особые церемонные облачения).

Во времена Камбера опрятность и практичность были важнее, чем некий особый стиль или цвет. Тем не менее одеяние, вызывающее определенные ассоциации может помочь установить желаемую атмосферу в некоторых случаях. Этой цели служат, к примеру, одеяния Целителей, монахов-гавриилитов, либо синие одежды михайлинцев. Все это вызывает вполне определенное эмоциональное настроение (точно также негативное отношение вызывал плетеный пояс из пурпурного и золотого вервия, который носили монахи Custodes Fidei). Полезно использовать также плащи или накидки с капюшоном, поскольку капюшон помогает отвлечься от всего внешнего во время медитации и подготовительной стадии обряда. В остальном облачение выбирается наиболее подходящее к случаю.

Хотя Морган не был священником, он решил надеть черную рясу, когда они с Дунканом и Ариланом изымают могущество Халдейнов у Нигеля и передают его Коналу. Черный — это нейтральный цвет для тех действий, которые ему нужно осуществить, а поскольку именно он должен стать Мастером ритуала, то символизм авторитета священника показался ему наиболее подходящим. Именно такие ассоциации эта одежда должна была вызвать у Конала. Когда Камбер осуществляет гадание по ожерелью, то на нем алое бархатное одеяние, поскольку так указано в описании ритуала, но подобные инструкции встречаются крайне редко.

Чаще всего мы видим, что во время различных обрядов Райс одет в зеленые цвета Целителя, подчеркивая тем самым свои функции в Круге, а священники, как, например, Джорем, Кверон и Дункан, предпочитают монашеские одеяния либо одежду монашеского ордена, как, например, синий цвет михайлинцев. Епископ Арилан отдает предпочтение пурпуру. Ивейн, одна из немногих женщин, способных проводить магические ритуалы, предпочитает простые платья нейтрального цвета, не отвлекающие внимание. Риченда в обряде передачи могущества Нигелю предпочитает длинное белое одеяние, опять же это простая строгая одежда, в то время, как мужчины, участвующие в ритуале вместе с ней, скидывают с себя верхнюю одежду и расстегивают ворот туники из-за жары, царящей в помещении. Физический дискомфорт крайне вреден, когда нужно концентрировать внимание. Таким образом, следует сказать, что для магических обрядов Дерини предпочитают облачение наиболее подходящее к ситуации.

Распределение ролей.

Распределение ролей участников обряда в Круге, как правило, определяется их призванием в обычном мире. Если среди адептов имеется михайлинец, как правило, он займет южную сторону и будет держать меч. Целитель точно также встанет на востоке, ибо Рафаил — это Архангел исцеления, несмотря даже на тот факт, что покровителем Ордена Целителей считается святой Гавриил. Что касается гавриилитов, то они предпочитают место на западе, и, как правило, эту сторону займет женщина, поскольку запад зачастую ассоциируется с Благой Вестью и Богоматерью. Самый старший из адептов, как, например, Камбер, обычно берет на себя север.

Начертание Круга.

Для начертания Круга требуется святая вода. Ее могут приготовить заранее или в ходе обряда (во время подготовки вода должна быть экзорцизирована, то есть из нее следует изгнать любые следы отрицательного влияния, затем ее благословляет священник. Также он благословляет щепотку чистой соли, которая добавляется затем в воду. Тем самым, это символизирует очищающие свойства Воды и Земли.).

Святая вода разбрызгивается вдоль границ Круга с помощью традиционного кропила, либо пучка зелени, который обмакивается в чашу, либо даже просто кончиками пальцев. Это делается, чтобы участники ритуала были очищены Водой и Землей. Тот, кто делает это (лучше всего женщина, поскольку Вода и Земля являются женскими атрибутами), именуется кропилыциком. Чаще всего во время обхода круга читается двадцать третий псалом, именуемый также Псаломом Пастыря. Он усиливает защитную атмосферу и, кроме того, наиболее любим и привычен для Дерини. Также зачастую выбирается традиционный гимн, который открывает воскресную мессу, начиная со слов: «Ты окропишь меня гиссопом, Господи, и буду я очищен. Ты омоешь меня, и стану я белее снега». Однако подойдет и любое другое песнопение, равным образом как и молчание. Важнейшим на этом этапе является очищение.

Памятуя об этом, кропитель делает первый круг, останавливаясь у каждой стороны света, чтобы дополнительно окропить это место и поклониться. Он начинает и заканчивает на востоке. Прежде чем отложить необходимые для окропления предметы, он также кропит святой водой каждого из участников обряда, чтобы очистить их. Затем сам он должен быть очищен таким же образом.

Желательно также наличие благовоний и некий сосуд, где их можно сжечь. Для этого могут использовать обычное кадило, свисающее на цепочках, или любой другой огнеупорный сосуд, куда помещается уголь, на который высыпают благовония (благовония на палочках не были известны Дерини, но даже это лучше, чем полное отсутствие всяких благовоний). Чтобы вызвать у участников ритуала нужные ассоциации, обоняние играет огромное значение. Даже намек на знакомый запах может высвободить поток воспоминаний, ассоциаций и образов. Все они должны быть использованы, чтобы усилить желаемый ментальный настрой. Этой цели служит, к примеру, резкий чистый запах кедрового масла для Камбера-Элистера и пряный аромат церковного фимиама, который невозможно забить, однажды его ощутив. Он всегда будет напоминать о великолепии освященных веками мест поклонения, о приглушенной таинственности озаренного свечами алтаря, о белоснежных алтарных покровах, ярких, украшенных драгоценностями шелковых облачениях, шелестящих в тишине храма, о сверкании золотых чаш, поднятых, дабы принять Священное Присутствие, о голосах, что сливаются в сладчайшей гармонии, в то время как дымок фимиама спиралью поднимается к небесам вместе с благочестивыми мыслями и молитвами… Какие мощные образы всего лишь для одного скромного запаха!

Адепт, который отвечает за воскурение благовоний, именуется кадильщиком. Чаще всего это мужчина, поскольку он благословляет Огонь и Воздух, которые являются мужскими атрибутами. Как и кропильщик, он обходит Круг по часовой стрелке с востока на восток, поклоняясь каждой из сторон света и окуривая остальных участников обряда по завершении обхода Круга. Он также может читать при этом псалом или произносить иные святые слова.

Для последнего прочерчивания Круга чаще всего используется меч, хотя вполне подойдет и кинжал или иное церемониальное оружие. То же самое можно сделать и двумя пальцами правой руки, держа их подобно острию (в случае, если используется меч, его практически всегда будет держать мужчина). Кончик меча обычно не касается земли, но лишь указывает на окружность, установленную предварительно первыми двумя обходами. Из него исходит видимый внутренним взором поток энергии, чаще всего голубовато-фиолетового цвета, который и служит для очерчивания границ круга. Обычным зрением Круг могут увидеть только просвещенные адепты.

Следует отметить, что участники ритуала могут сделать Круг намеренно видимым для зрения обычных людей как в тех случаях, когда Круг возводится для защиты от внешних воздействий, например, во время магической дуэли. Однако чаще всего простой человек ничего не сможет заметить. В лучшем случае он получит лишь расплывчатое впечатление, словно что-то зацепит уголком глаза. Опытные адепты в этих случаях пользуются внутренним зрением, хотя для описания увиденного больше всего подходят привычные нам термины, ведь на самом деле тот цвет, который мы называем голубовато-фиолетовым таковым не является. В действительности, эта полоса спектра не имеет названия в человеческом языке.

Итак, с помощью меча окончательно очерчиваются и замыкаются границы Круга. После третьего обхода адепт чаще всего превращает обычный круг света в купол над головой, пользуясь для этого либо мечом, либо руками, чтобы направить потоки энергии. Не следует забывать, даже если это не указывается особо, что купол окружает адептов также и под землей, так что защищенная область в действительности представляет собой сферу.

Обращение к Сторонам Света.

Поскольку эта часть ритуалов Дерини была подробно рассмотрена выше, так что мы не будем повторять здесь вышесказанное и отметим лишь, что эта часть обряда проводится после того, как был прочерчен Круг. Именно когда адепт взывает к Сторонам Света, он чаще всего оглашает вслух цели ритуала. Впрочем, это же может быть сделано и отдельно. В определенный момент взывают также к покровительству Божества. Когда эта часть обряда закончена, адепты приступают непосредственно к магической работе, в зависимости от тех целей, которые они преследуют. В каждом случае их действия различны, но адепты будут стараться максимально использовать внешний символизм, чтобы усилить воздействие обряда в форме различных предметов, звуков, запахов и ритуальных движений.

Врата.

Нужно сказать еще несколько слов об открывании и закрывании Врат в Круге, поскольку это зачастую бывает необходимо для исполнения ритуала. Хотя использование Врат следует свести к минимуму, но с этой целью делаются особые приготовления. Разумеется, самым постыдным для адепта следует считать необходимость покинуть Круг, чтобы принести какой-то забытый предмет для обряда. В остальном, бывают случаи, когда открыть Врата становится просто необходимо. Так, сама природа ритуала передачи могущества сыновьям Синхила требовала, чтобы Джорем несколько раз открывал Круг, иначе не удалось бы внести в него спящих мальчиков. Точно так же Грегори открывал Круг в киилле, чтобы впустить Кверона, когда того принимали в Камберианский Совет. Кстати, в виде отступления стоит вспомнить, как использовалась веревка, чтобы физически очертить границы Круга в киилле («Скорбь Гвиннеда»). Концы ее связывались, а затем развязывались, чтобы усилить символизм открытия и закрытия прохода.

Также может потребоваться открыть Врата, чтобы впустить в Круг или дать выход из него некоей духовной сущности. Так, Джорем открывал проход для души покойного Синхила, а Келсон распахнул Врата, чтобы позволить войти святому Камберу. Тем не менее, даже когда Врата открываются с заранее установленным намерением, как в случае с Синхилом, это ослабляет структуру Круга. Поэтому следует свести открывание прохода к минимуму и сделать это лишь на минимально необходимое время, после чего закрыть и запечатать проход. Чем более мощным должен быть ритуал, тем важнее становится этот момент.

Мы видели несколько примеров открывания и закрывания Врат. Чаще всего это делается с помощью любого магического орудия, которое использовалось для прочерчивания последней окружности. Как правило, в этой роли выступает меч. Если участники ритуала предвидят необходимость проделать в Круге проход, они заранее положат меч в том месте, где потом нужно будет открыть Врата. Так поступил Синхил в ритуале для своих сыновей («Камбер-еретик»).

Взяв в руки магическое оружие, адепт отдает поклон тому месту в круге, где будет проделан проход, чаще всего целует меч либо свои пальцы, если для этого будет пользоваться рукой. Это делается с той целью, чтобы привлечь внимание остальных адептов к тому, что должно быть сделано и как бы выделить этот процесс из всего остального ритуала.

Став лицом к будущим Вратам, адепт кончиком меча касается пола слева от себя, затем делает взмах вверх, направо и вниз, создавая тем самым узкую арку, достаточную для прохода одного человека. Одновременно он концентрируется на своем намерении открыть дверь. Внутренним зрением опытные маги способны увидеть, что область, где была очерчена арка, становится прозрачной, тогда как весь купол по-прежнему сверкает от сохраняющейся в нем энергии. Именно так описан проход, который Келсон сотворил для святого Камбера.

Его сердце сильно билось, когда он помечал контуры Врат, используя собственную ладонь как лезвие священного меча, и разрезал энергетические связи, закрепив их по краям. Очертив проход, Келсон рукой растворил энергию внутри Врат и открыл их.

(«Тень Камбера»).

Если же в этих целях используется не меч, а кинжал или рука, тогда адепт очерчивает ею арку прохода и проводит ею по краям Круга, там, где должны быть границы Врат, словно вырезая сегмент окружности. Когда появляются Врата, независимо от того способа, каким они были созданы, адепт отступает в сторону, по-прежнему держа меч острием вниз, и на ментальном уровне удерживает проход все время, пока это необходимо.

Если тот адепт, который создал Врата, должен покинуть Круг и некому занять место стража, он укладывает меч через границу Круга, чтобы затем подобрать его по возвращении. Если же проход должен остаться открытым, пока адепт занят в другой части Круга, то зачастую меч укладывается слева от Врат острием к их границе, а рукоятью к центру Круга, символизируя тем самым магическое оружие, запрещающее вход тем, у кого нет на это права.

Закрыть Врата можно разными способами. Чаще всего острием меча просто проводят по порогу слева направо, словно заново воссоздавая часть Круга, одновременно внутренним зрением представляя себе, как он замыкается. Некоторые адепты проводят линию трижды, повторяя три изначальных прочерчивания Круга.

Первое, что следует помнить во всех вышеперечисленных действиях, это что внешнее проявление призваны лишь усиливать внутренние процессы, которые и являются самыми важными. Истинный адепт способен начертить круг, воззвать к покровительству Сторон Света, исполнить задачу ритуала и все прочие цели, затем выпустить излишек энергии и закрыть Круг, на физическом уровне не пошевелив для этого даже пальцем.

Вывод.

В этой главе мы в деталях рассмотрели общие требования, присущие большинству ритуалов Дерини. В заключение давайте подведем итог базовой структуре ритуала. Мы можем выделить десять элементов, присутствующих практически в любом обряде. Все прочее служит лишь для украшения или для некоторой специфической цели.

1. Зажечь свечи на четырех сторонах света (возможен также предварительный обход Круга с огнем в руках).

2. Очистить воду и благословить соль, если это не было сделано заранее и если это требуется для окропления Круга.

3. Прочертить Круг с помощью кропила, воскурения благовоний и меча.

4. Воззвать к четырем Сторонам Света — востоку, югу, западу и северу.

5. Обозначить свое намерение (эта часть может сочетаться с пунктом 4).

6. Воззвать к божеству за помощью, защитой и т. д.

7. Произвести непосредственные магические действия.

8. Перераспределить избыточную энергию.

9. Освободить Хранителей Сторон Света.

10. Разомкнуть Круг.

Практическое назначение обрядов.

Большая часть из того, что Дерини называют магической работой, в отличие от обычных прикладных заклинаний, подразумевает ритуальное применение могущества. Мы уже установили, что обряд — это просто удобные рамки работы или некий контекст, в который помещается действо. Он необходим, чтобы установить особый ментальный настрой, необходимый для достижения желаемой цели, а также для усиления психического воздействия благодаря повторению одних и тех же движений и установок для похожих видов работы. Что наверху, то и внизу. Что снаружи, то и внутри. Внутренняя реальность может отражаться в реальности внешней.

Кроме того, особые ритуалы, которые повторяются в определенном виде с определенным намерением на протяжении длительного периода времени, накапливают эзотерический вес, который превышает простое сложение результатов обычной работы и тем самым облегчает дальнейшее продвижение в этой области и усиливает последующее воздействие ритуалов. Точно таким же образом, как многочисленные прохожие, следующие одной и той же дорогой, постепенно утаптывают и расширяют ее, то же происходит и с обрядами, которые, повторяясь, расширяют и укрепляют каналы для связи с иной реальностью. Кроме того, тот факт, что нет нужды заново изобретать колесо для каждого отдельно взятого обряда означает, что можно сохранить больше сил для действительно важной работы.

Кроме того, ритуал подразумевает общий символизм и фокусирует внимание, когда совместно над ним трудятся два человека и более. Если бы обряды не обладали такими унифицирующими свойствами, то координировать энергии и ментальные действия множества участников было бы практически невозможно.

Таким образом, рассмотрев природу ритуала, мы можем сделать вывод, что большинство нецерковных обрядов, которые применяются Дерини, можно разделить на три общих категории. Защитные ритуалы включают в себя установку барьеров, а также действия, предназначенные для концентрации силы в целях охраны. Зачастую такой обряд очень точен в своих действиях и выполняется почти механически. Такова, например, процедура активации кубиков защиты. Сам по себе этот процесс является сокращенным обрядом, основанным на гораздо более сложном управлении психической энергией, которая в свое время была использована для зарядки нового набора кубиков, когда из обычных странных четырех игральных костей без точек они были превращены в магический объект. В эту же категорию попадает и защита круга, хотя проведение данного обряда сильно варьируется в зависимости от вкусов и опыта действующих лиц.

Собственно говоря, защитная магия не подразумевает особых ритуалов. Иногда ее действие может быть очень простым, как в том случае, когда Морган накапливает энергию в медальоне Святого Камбера, который он отдает Дерри (хотя Морган, вероятно, уже провел над этим медальоном определенную работу, поскольку сам долгое время носил его), или в том случае, когда Тирцель устанавливает в памяти Конала защитные преграды, чтобы посторонние не могли прочитать его мысли.

Ритуалы посвящения или инициации как правило являются гораздо более формальными и всегда предполагают переход кандидата на более высокий уровень сознания. К примеру инициирующих обрядов можно отнести передачу могущества Халдейнов, а также принятие новых членов в Совет Камбера. В этой связи христианское посвящение в сан также является своего рода эзотерической инициацией. Когда же в нее добавляются деринийские элементы, это лишь усиливает значение обряда. Христианская инициация, именуемая чаще всего крещением, является другим примером такого обряда. Когда же она сочетается с призванием Целителя как в рассказе «Песнь Целителя», это придает ритуалу дополнительный мистический характер. Вообще, как мы видим, многие обряды, относившиеся к Целителям, в том числе их освящение и рукоположение, являлись инициирующими ритуалами.

К третьей категории деринийских обрядов можно отнести те техники, которые следует называть соцерцательными или медитативными. Зачастую для Дерини подобные обряды ассоциировались с религиозной практикой, такой как поклонение у алтаря, хотя их содержание и направленность не всегда являются исключительно христианскими. Так, например, Дерини часто используют кристалл ширала, концентрирующий внимание при медитации. Это та же самая техника, что используется во время молитвы с помощью христианских четок (в земной истории, насколько нам известно, четки получили широкое распространение только с середины XV века. То же самое можно сказать и об истории Гвиннеда, однако сама идея использования камушков или бусин для отсчета молитв является очень древней и появляется во многих культурах. В восточной церкви молящиеся нередко использовали четки, сделанные из веревки с завязанными на ней узлами. Вероятно, по духу это сродни древней деринийской магии, использовавшей различные плетения. А если Дерини все же использовали четки, то можно представить себе, насколько усилилось бы их воздействие, когда бусины заменили бы кристаллы ширала).

В общем и в целом Дерини гораздо более чувствительны, чем люди, к эзотерическим измерениям религиозной практики. Впрочем, не стоит забывать, что эти измерения значительно доступнее для Дерини, чем для людей, и в этом, как мы уже имели возможность предположить, заключалась причина враждебности официальной Церкви по отношению к Дерини, поскольку ее высшие иерархи одновременно страшатся и завидуют тому, чего они не понимают, но чем желали бы обладать. Классическим примером подобного мистического религиозного опыта может служить скорбь Синхила, которому вскоре предстоит оставить священный сан, и его духовный экстаз во время служения мессы.

Как мне объяснить, что значит посвятить свою жизнь Богу?.. Это такое чувство, как будто вы находитесь в сфере мягкого золотого света, и этот свет защищает вас от всего, что может повредить вам. И вы знаете, что Он здесь, что Он рядом, ваш разум свободно парит в золотом сиянии…

(«Камбер Кулдский»).

Рассудочно, Камбер, разумеется, способен посочувствовать Синхилу, хотя сочувствие его не настолько велико, чтобы заставить отступить с намеченного пути. Однако мы можем предположить, что лишь после того, как Камбер сам принимает священнический сан, он способен по-настоящему понять, о чем говорит ему Синхил. Мы уже обращались к его рукоположению, когда говорили о различных ощущениях Дерини, однако, сейчас нам следует вернуться к пережитому мистическому опыту.

Давление внутри разума росло; его наполняло Нечто, такое могущественное и пугающее, что он не мог противиться влиянию, отдававшемуся в самых дальних уголках его существа.

Камбер утратил слух и понял, что зрение исчезло еще раньше, но не стал этого проверять — спасение своей плоти и бренной жизни сейчас немного значило.

Постепенно он перестал ощущать свое тело. Остался сгусток сознания, купающийся в прохладном, золотистом сиянии и устремленный к яркой сверкающей точке. Никогда многоопытный Дерини не переживал ничего подобного.

Камбер уже не боялся. Он окунулся в мир ликования и полного единения со всем, что было когда-то, есть сейчас и еще будет. Он парил, растянувшись радужной дугой, понимая, как мало значит для человеческого существа его земная жизнь. Вслед за смертью тела сущность освобождается от оболочки, развивается и растет. Впереди у нее — вечность.

Вспышкой серебряных искр перед Камбером рассыпалось все его прошлое, вся земная история; мелькнуло и исчезло.

Потом он увидел свое посвящение. Где-то внизу на светловолосую голову с густой проседью опускались освящающие руки. В движении соединялись легкость и неодолимая мощь.

Внезапно мелькнула мысль; все это игра воображения. Его практичный разум ухватился за нее, но сознание восстало, даже не дав этой мысли как следует оформиться.

Разве имело какое-нибудь значение — правда открылась ему, или чей-то вымысел завладел его мозгом? Мог ли смертный мечтать о счастье соприкосновения с Божественным во всем его величии. Особой милостью провидения избранные могли краем глаза на миг узреть Внеземное.

Теперь он переживал невероятную близость к силам, управляющим движением Вселенной, он — существо неправедное и слабое, человек и Дерини.

(«Святой Камбер»).

Арилан также испытывает мистическое просветление во время посвящения в сан, однако это происходит не в течение самого обряда, а лишь в ходе мессы, когда он полностью предается Божьей воле, принимая неизбежность своей гибели в том случае, если в вине содержится мераша. Лишь тогда Денис Арилан познает истинную силу веры.

Вино было сладким и крепким, мягче, чем ему запомнилось, и сразу же от желудка покатилось по всему позвоночнику, по рукам и ногам слабое покалывание, которое усилилось и неожиданно взорвалось в затылке звездной, горячей вспышкой любви и света — и это была не мераша.

Ему показалось, что свет осиял сосуды, стоявшие на алтаре, дарохранительницу на жертвеннике, потир де Нора и что та же энергия растеклась по жилам всех находившихся рядом. И Вениамина с Милвасом, стоявших на коленях возле него, озарил этот свет; и в дароносице, которую де Нор торжественно вручил ему через несколько минут, пульсировало сияние, словно то билось сердце самой вселенной, сияние, которое видел только он и которое озаряло и его руки.

Ему казалось, что он плывет, не касаясь земли, когда он встал и пошел навстречу брату и родне других новопосвященных, чтобы дать им причаститься. Нет, он не плыл, конечно, но чувствовал — ибо силы Дерини в нем не только не уменьшились, но явно окрепли, — что мог бы даже взлететь, если бы захотел.

И когда он, ставший наконец священником, дал впервые своему брату Святое Причастие и увидел на его лице удивленное и благоговейное выражение, которое запомнил на всю жизнь, радость его достигла своего предела.

(«Архивы Дерини»).

В подтверждение того, что нечто потустороннее и впрямь коснулось Дениса Арилана в тот день, позднее он узнает, что на самом деле выпил мерашу. И то, что она на него не подействовала, может быть отнесено лишь на Божественное вмешательство.

Он подумал, что пережил нынче величайшее чудо из всех, какие только выпадали на долю человека, — и что жизнь свою он проведет в неустанном служении Тому, Кто пощадил его сегодня.

(«Архивы Дерини»).

Но на самом ли деле Арилан пережил чудо? Если же происшедшее чудом не являлось, тогда нам нужно отыскать рациональное объяснение. Насколько нам известно, ни одному Дерини до или после Дениса Арилана не удалось сделать то, что сделал он в день посвящения в сан. Вправе ли мы утверждать, что ему удалось каким-то образом нейтрализовать мерашу в своем теле и трансмутировать ее в некую безвредную субстанцию? С точки зрения здравого смысла, очевидно, произошло именно это. Однако, даже в таком случае мы должны говорить о чуде, поскольку не можем объяснить, каким образом этого достиг Арилан, либо как мог Господь проделать подобную трансмутацию напрямую.

Впрочем, моменты духовного подъема не относятся исключительно к религиозной практике. Нам уже доводилось во вполне мирском окружении несколько раз стать свидетелями совершенно необычайного феномена в тот миг, когда некоторые люди уходили в мир иной.

В момент смерти Синхила уже после того, как он передал свое могущество сыновьям, Камбер пытается облегчить ему этот переход. В этот миг он совершенно открыт, и дает возможность Синхилу узнать свою истинную личность Камбера-Элистера, точно так же, как в свое время Синхил признался Элистеру, что до сих пор служит мессу, ибо в эти последние моменты между ними двоими не может быть никакой лжи и притворства.

Устало кивнув, Камбер закрыл глаза, остановил течение мыслей и открыл знакомую связь, которую часть его существа, бывшая теперь Элистером, установила с королем много лет назад.

Он почувствовал присутствие Синхила в себе, но это было совсем иное, нежели прежде.

А затем его мозг стал осознавать то, что он мог определить как звук, хотя это было совершенно иным — светом, эхом отдаленного перезвона множества маленьких колокольчиков, поющих невыразимо чарующую мелодию.

Небесная музыка, гадал Элистер, или, может быть, голоса небесных владык, или и то, и другое, либо ни то, ни другое.

Закружился молочно-опаловый вихрь, затем пришло чувство раздвоения, и он стал видеть Синхила как бы снизу, хотя прекрасно сознавал, что его глаза по-прежнему закрыты.

Он видел, как следы прожитых лет исчезают с лица Синхила. Видел, как обостряется внутреннее зрение, сбрасывает покровы, открывая правду.

Король с трепетом обнаруживал в том, кто был для него Элистером Келленом и стоял рядом последние двенадцать лет, совсем другие черты.

— Камбер? — осторожно спросил он без страха, возмущения и злобы.

— И Элистер, — последовал смиренный ответ. И с этими словами Камбер открыл Синхилу всю историю, без утайки, — в неземном царстве, где они пребывали, невозможно было скрыть истину. По-видимому, прошло время, но нельзя сказать, сколько — тут и время было другим — и история была рассказана, Синхил смотрел с полным одобрением, потом поднялся и подал руку Камберу.

(«Камбер-Еретик»).

Можно утверждать, что Камбер находился в измененном состоянии сознания в тот миг, когда обнимает слабеющего короля и просит Джорема открыть врата в круге, чтобы выпустить душу Синхила. Внутренним зрением он видит, как обновленный и помолодевший Синхил словно поднимается из бренного тела и уходит прочь в сопровождении четырех Архангелов-хранителей. Столь четкая визуализация этих потусторонних Стражей не часто достигается даже для столь опытного Дерини, как Камбер, и мы не можем утверждать наверняка, распался ли купол круга в тот миг, когда Синхил прошел через врата из-за того, что Архангел протрубил в свой рог, или просто из-за резкой смены энергетических уровней, когда Синхил переходит в иное измерение.

Камбер закрыл глаза, в последний раз обращая свой внутренний взор на уходящего владыку Гвиннеда.

Тот поднял руку в прощальном привете, потом переступил черту и вышел из круга. Сияние обволакивало его, меняя знакомые Камберу черты. Он увидел рядом с удаляющимся Синхилом двух мальчиков, похожих на него, какую-то красивую женщину с пшеничными волосами и другие образы, которые было не распознать в сиянии.

Дуновение воздуха и шелест крыльев возвестили приближение Хранителей магического круга. И они явились, Существа, похожие на бесплотные, смутно очерченные тени, исполненные могущества, безмерного, но не несущего угрозы.

(«Камбер-Еретик»).

В другой главе мы уже рассматривали появление четырех великих Архангелов. В данном случае ключом является трансформация Синхила, когда он покидает смертное тело, и образы близких, ожидающих его по ту сторону. Там его покойная жена и сыновья и другие люди, которых Камбер не знает, вероятнее всего, Синхил был знаком с ними по прежней монашеской жизни, до того как стал королем.

Джебедия также испытывает обновление в момент смерти, и его приветствует тот, кто ушел в мир иной прежде него. Камбер становится свидетелем этому благодаря обострившимся чувствам в близости неминуемой гибели.

Серебряная нить развязывалась, и связывавшие с землей узы стали слабеть. Сейчас не было магического круга, но внутренним зрением Камбер увидел едва различимый, бесплотный образ молодого Джебедии, поднимающегося над телом, обмякшим в его руках, — образ доброго, полного жизни юноши.

Михайлинец не смотрел на него. Его взгляд был устремлен к часовне за поляной. Оттуда брызнул холодный серебряный свет. Сверкающая искорка превратилась в фигуру кого-то очень знакомого, облаченную в голубые одежды Ордена святого Михаила, фигура медленно плыла к ним, едва касаясь ногами недавно выпавшего снега. На лице, которое столько лет смотрело на Камбера из зеркала, светилась широкая молодая улыбка, навстречу Джебедии распахнулись объятия.

Затаив дыхание, Камбер смотрел, как молодой Джебедия поднялся с земли и шагнул к призраку. Они обнялись, как давно разлученные братья, их радость ощущал даже Камбер. Они обернулись и посмотрели на Камбера, сначала Джебедия, а потом призрак, и раскрыли объятья для него, приглашая присоединиться. Как он желал этого! И согласно помахал рукой… Но приступ боли застлал слезами глаза, возвращая в телесный мир.

(«Камбер-Еретик»).

Мог ли Камбер присоединиться к Джебедии и Элистеру? Тело его смертельно ранено, жизнь медленно утекает вместе с кровью, сочащейся на снег. И все же Камбер уверен, что еще не пришло время для него сдаться на милость смерти. И то, что рядом с Джебедией и Элистером нет никого из его покойных близких, словно бы подтверждает правоту принятого решения. Ведь Райс умер не так давно, и он был очень близок Камберу. Следовало бы ожидать, что он придет встретить его на пороге смерти. Точно так же там должен был бы присутствовать дух убитого Катана или покойной жены Камбера Джоселин. Мы мало что знаем о ней, поскольку она умерла за семь лет до того, как мы впервые встретились с Камбером, но, зная этого человека, мы не сомневаемся, что у него были тесные и любящие отношения с супругой. Так что отсутствие всех любимых на пороге смерти следует считать значительным явлением.

Переход в мир иной является не менее драматическим событием, когда мы видим его глазами уходящего. Хотя когда дело касается Ивейн, мы провожаем ее лишь до последнего порога, но не далее.

На миг ей удалось уловить последний образ: невыразимо близкое лицо отца, исцеленного, совсем молодого, который распахнул глаза и улыбнулся ей с любовью, состраданием, пониманием, прощением и благодарностью, за ту невероятную жертву, что она принесла ради его освобождения.

А потом он просто исчез, и она обернулась к вратам в круге, за которым тянул к ней руки возлюбленный, с растрепанными рыжими волосами и смеющимися янтарными глазами, а у него на плечах восседал хохочущий, счастливый девятилетний мальчуган Она даже не вспомнила об оставленном позади теле, которое мягко опустилось на руки Кверону, подобно опавшему парусу. Она видела перед собой лишь мужчину, и мальчика, а затем — ослепительный Свет, что объял ее за порогом теней, в трепете черно-зеленых крыл.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Может быть, чудо и не произошло, и все же это было нечто большее, чем приходится испытывать обычным смертным. Вероятнее всего, для того чтобы в полной мере осознать, что происходит с человеком, когда душа его отлетает в мир иной, нужно быть Дерини, и даже не просто Дерини, а опытным и продвинутым адептом. Тем не менее, даже в нашей земной истории есть множество рассказов очевидцев, когда самые обычные люди, казалось бы, умирали, а затем возвращались, чтобы рассказать о пережитом. Их повествования отличаются между собой, но встречаются общие детали. Великий свет, манящий издалека, вид покойных любимых и близких, ощущение всепоглощающей, окутывающей любви. Все эти детали кажутся нам знакомыми. Возможно, мы сами Дерини куда в большей степени, чем думаем, или, возможно, Дерини куда больше люди, чем им бы того хотелось.

Медитация.

Отличительной чертой большинства техник медитации будь то у людей или у Дерини является способность субъекта переходить в измененное состояние сознания для достижения просветления и мудрости, недостижимой в нормальном бодрствующем состоянии.

Это происходит обычно в религиозном или псевдорелигиозном контексте, поскольку созерцание важных вопросов бытия, как правило, ассоциируется с вещами куда более возвышенными, чем наша повседневная деятельность, отнимающая большую часть времени.

Люди для медитации обычно сосредотачиваются на точке фокусировки, в роли которой выступает огонь или отражение, или некий иной объект, отделенный от окружающей обстановки, либо человек просто закрывает глаза и проделывает то же самое мысленно. В любом случае, после этого внимание направляется к определенной идее или некоей общей цели. Такой целью может являться просветление. Иногда субъект довольствуется просто обретением покоя и обновлением энергии, которая сопровождает близкий контакт с собственным высшим Я или с Божеством.

Дерини, как правило, делают то же самое, однако, благодаря лучшему умению сосредотачиваться и их способности перемещаться с одного уровня сознания на другой, они получают более конкретные и значительные результаты. В случае использования кристалла ширала как фокуса для медитации, камень играет роль своего рода ответной связи, поскольку зримо показывает, когда субъект достиг внутреннего равновесия и готов к дальнейшей работе. Разумеется, это визуальное подтверждение является лишь дополнением, не всегда необходимым, к ощущению внутреннего продвижения на более высокий уровень, однако на начальных стадиях обучения такое зримое свидетельство полезно ученику и используется именно для этого.

Когда Синхил случайно обнаружил Ивейн, медитирующую в часовне, то удивился, насколько спокойной она выглядит, словно была открыта в этот миг всей вселенной, и от благоговения он готов был опуститься на колени. Чтобы описать это состояние, он говорит даже о свечении, исходившем от ее фигуры, и об ощущении святости. Набравшись смелости, Синхил спрашивает у Ивейн, имел ли значение для этого состояния кристалл ширала, и она признает, что хотя кристалл и неспособен сам по себе вызвать такое состояние, но, возможно, он усилил его. Мы нередко были свидетелями медитации у Дерини в самых разных обстоятельствах. Созерцательность лежит в самой основе обучения Дерини, даже когда они полностью погружены в мирскую жизнь. Что же касается религиозных Орденов Дерини, то они придают медитативным практикам чрезвычайно большое значение.

Медитация в религиозной практике.

Религиозные Ордена Дерини или те Ордена, членами которых в большинстве своем являются Дерини, как правило, имеют в своем арсенале определенные созерцательные техники. Это естественное продолжение духовной дисциплины, практикуемой любым религиозным Орденом, усиленной высшими сверхчувственными способностями и тесной связью индивидов, которые живут и поклоняются Богу не порознь, а как единое сообщество.

За Орденом святого Михаила издавна закрепилась репутация воинственной организации, очень закрытой для посторонних. Мы можем рассматривать ее как некий гвиннедский эквивалент смеси тамплиеров и иезуитов, где от первых они взяли воинскую удаль, отвагу и ловкое обращение с финансами, а от вторых — дисциплину, интеллектуальное обучение и религиозную преданность (любопытно заметить, что и у Рыцарей Храма, и у Общества Иисуса, имелись тайные обряды, послужившие их успеху… и падению. Страшно себе представить, каких высот они бы достигли, будь они наделены могуществом Дерини!).

До сих пор мы не видели, чтобы религиозная практика михайлинцев сильно отличалась от той, что принята в других Орденах. Нам известно, что рыцари-михайлинцы, будучи воинами воинствующей Церкви, имеют право убивать, что, разумеется, запрещено всем прочим членам Церкви. Мы знаем также, что они служат евхаристию определенным образом, то есть причащают и вином, и гостией, что было не принято в ту пору как в Гвиннеде, так и в нашем собственном Средневековье.

Кроме того, нам известно, что у михайлинцев была принята медитация с мечом. Вероятнее всего, она заключалась в том, что при молитве рыцарь опускался на колени и ставил свой меч вертикально, острием в землю, а рукоятью вверх, держа его перед собой, точно крест. Предположительно, при этом ему надлежало концентрировать внимание на священных знаках, нанесенных на рукоять. С должным уровнем концентрации, усиленным михайлинской духовной дисциплиной, подобная медитация облегчила бы даже для рыцаря-человека переход в измененное состояние сознания, которое также можно назвать трансом. Дальнейшее просветление зависело бы уже от индивидуальных свойств молящегося. Похожие методы медитации используют и современные рыцари-тамплиеры. На общем собрании, которое можно рассматривать как групповое упражнение, михайлинская медитация на мече значительно усиливалась бы, поскольку Дерини — члены Ордена могли повести за собой обычных людей. Вероятнее всего, проводил ритуал глава Ордена или избранное им лицо. Он устанавливал цель визуализации и желаемый результат. Так, Камбер в романе «Камбер-еретик» вспоминает, что михайлинцев учили фокусировать внимание на пламени или на мече святого Михаила. Это очень важный обрывок информации, который пришел к нему скорее из памяти Элистера, чем из собственного опыта. К несчастью, мы не узнаем ничего больше. Можно предположить, что меч был установлен вертикально в алтарном камне, подобном синему каменному кубу в гавриилитской часовне. Скорее всего, там имелось также углубление, в котором горел огонь. Этот огонь мог быть сотворенным магически. Отсюда можно сделать вывод, что камень каким-то образом собирал энергию, поскольку Камбер признает сходство между алтарем гавриилитов и михайлинцев, а также ощущает их связь с черно-белым алтарным камнем в подземельях Грекоты, о котором он точно знает, что тот является узлом сосредоточения силовых потоков. Однако, нам до сих пор неизвестно, с какой целью михайлинцы проводили этот обряд. Возможно, мы еще узнаем об этом в будущем.

Орден святого Гавриила в некоторых отношениях является еще большей загадкой, чем Орден михайлинцев. Поскольку все гавриилиты являлись Дерини, у них не было необходимости приспосабливать свою практику к уровню человеческих способностей. Все гавриилиты являлись либо адептами, либо учениками адептов. Именно поэтому их обряды несли в себе куда больше следов магии, чем ритуалы михайлинцев, хотя оба Ордена были чрезвычайно осторожны и хранили свои секреты от непосвященных, будь то люди или Дерини.

Мы уже упоминали синюю каменную алтарную плиту в гавриилитском зале собраний. Камбер считает, что это была точка приложения энергии, но больше он ничего не знает. Райс также неспособен ему ничем помочь, потому что он был в аббатстве святого Неота простым учеником и ему неведомы глубинные тайны Ордена.

Конечно, ему должно быть кое-что известно о самом зале собраний. Прежде всего, все обитатели аббатства, будь то священники и Целители, или ученики и послушники, — все они должны были исполнять в этом зале самые простые обязанности, начиная от уборки и так далее. Но, кроме того, Райс неизбежно должен был предстать перед капитулом Ордена, когда проходил экзамены или отвечал за какие-то дисциплинарные проступки. Тем не менее, не будучи членом Ордена, он не мог знать, что происходит на собраниях капитула или во время молитвенных собраний старших братьев.

Впрочем, если бы Райс и узнал или услышал что-то недозволенное, как это часто случается с любопытными учениками, и мог бы прийти с помощью этой информации к неким правильным, но нежеланным выводам, наверняка его наставники постарались бы в мягкой форме убедиться, что эта информация не выйдет из стен аббатства святого Неота. Старшие Целители, которым было поручено обучение студентов, регулярно и глубоко проникали в их сознание. Им не составило бы труда незаметно скрыть сведения, которые могли бы повредить Ордену.

В обстановке аббатства святого Неота повсюду мы видим намеки на скрытые, потаенные корни Ордена. Так, на синей черепице купола Камбер замечает гавриилитский крест. Этот крест был равновеликим, вписанным в солнечный круг и с загнутыми концами.

При ближайшем рассмотрении стали различимы детали — золотой оттиск креста Ордена, четырьмя концами касавшийся солнечного диска. Этот мотив и другие были традиционны и повторялись на тяжелых бронзовых дверях здания капитула. Ощущение близости прошлого укрепило Камбера в мысли, что истоки гавриилитов, как и самих Дерини, много древнее, чем принято считать. Хотя это не стало широкой темой для дискуссий, особенно среди ортодоксальных священников, те, кто занимался изучением древности, отлично знали, что в основу волшебства Дерини, кроме христианского, легло множество верований.

(«Камбер-Еретик»).

Зачастую, это наследие открыто проявляется у гавриилитов. Мы видим это, когда Камбер-Элистер отправляется в аббатство святого Неота в канун Рождества 917 года, чтобы предупредить гавриилитов о нападении войск регентов. Мы видим отца Эмриса со спины, окутанного облаком серебристого света, озаряющего хоры церкви по бокам и позади него.

Вечерняя служба завершила уставные часы молитв, и две ровные цепочки монахов, священников, Целителей и нескольких старших учеников потянулись с хоров к центру, чтобы выразить свое почтение аббату и затеплить свечи. Камбер и Джорем видели, как каждый возвращается с зажженным огоньком в ладонях и опускается на колени: молящиеся все полнее уходили в самоотрешение, и серебристые огоньки в руках меняли цвет, у каждой свечи все заметнее становился собственный, неповторимый оттенок.

(«Камбер-Еретик»).

Камбер отмечает, что это была чисто деринийская церемония. Кроме того, это деринийский вариант бенедиктинской практики, когда все члены сообщества поочередно выходят вперед в конце службы и аббат или аббатисса на лбу у каждого чертят крест святой водой, черпая ее из особого сосуда в форме раковины. Дерини вполне могли бы делать то же самое, особенно гавриилиты, поскольку морская раковина, наполненная водой, является мощным визуальным символом Благословенной Девы как Звезды Морской, а нам известно, что гавриилиты особо поклонялись Богоматери. Можно предположить, что гавриилиты являются некоей разновидностью деринийских бенедиктинцев. У обоих Орденов приняты постоянные бдения, у бенедиктинцев перед Святыми Дарами, у гавриилитов перед образом святого Гавриила и Богоматери, где также должны были храниться Святые Дары. Именно там Джеффрай знал, что непременно отыщет Эмриса, отстаивавшего бдение в ночь на Саббат, когда ему нужно было устроить встречу с Эмрисом, Квероном, Райсом и Камбером.

Во время этой встречи, точнее, в самом ее начале, Камбер испытывает нечто странное, и это указывает нам еще на один гавриилитский обряд, у которого нет других параллелей во всем Гвиннеде. Это искусство звуков и музыкальных гармоний. В нашем мире давно было известно, что некоторые звуки, звуковые частоты и их сочетание оказывают определенное воздействие на человеческое сознание. Музыка является областью не только эстетической, но также некоторые виды мелодий и ритмов могут влиять на наши ощущения (так, музыка, играющая в лифте или в кабинете дантиста, вызывает совсем иные чувства, чем Моцарт или хард-рок).

Древние кельты очень хорошо разбирались в эффектах, которые различные звуки оказывают на слушателей. Совершенно по-разному действуют мажорный и минорный лад. Перед некоторыми гармониями просто невозможно устоять. У любого опытного арфиста в репертуаре были песни на все случаи жизни: чтобы погрузить человека в сон или ускорить выздоровление, или подтолкнуть людей к бою, или пробудить в них любовь. Арфа являлась излюбленным инструментом бардов, способным подражать даже человеческому голосу, поэтому нас не должно удивлять, что гавриилиты, ведущие свое происхождение от кельтов параллельного мира, научились использовать те же самые принципы, применяя гармонию, чтобы усилить воздействие песнопений и гимнов, и это воздействие особенно значимым было бы для слушателя-Дерини. Камберу уже доводилось слушать Adsum, Domine, когда Райс посвящал своего маленького сына Тиега в Целители. Но исполнение этого песнопения одним голосом не может сравниться с хоровым антифоном, что он услышал в тот день у алтаря в аббатстве святого Неота.

Это был древний, широко известный гимн Adsum, Domine. Он содержал основы этических правил, что определяли жизнь Целителей мирских и духовных с тех самых пор, как среди Дерини появились первые Целители. Во второй раз за всю жизнь Камбер слышал его исполнение, хотя слова читал тысячу раз и знал их наизусть…

Гармония голосов Целителей-священников проникала в самое существо Камбера. Он слушал и размышлял над тем, что одних делает Целителями, а другие, лишенные этого неведомого свойства, остаются простыми смертными.

(«Камбер-Еретик»).

Это песнопение предназначено, в основном, для Целителей, хотя оказывает мощное воздействие и на других адептов. Можно сравнить его действие с не вполне настроенным телевизором, который то подстраивается, то вновь теряет картинку, улавливает время от времени какие-то образы и обрывки диалогов, но так и не дает четкого изображения. И если уж этот опыт так остро отозвался в душе Камбера, мы можем лишь попытаться представить, каково было пережить то же самое Целителю, способному уловить все нюансы. Нам неизвестно, имелись ли у гавриилитов иные подобные песнопения для других целей, но вероятнее всего, что это так и было.

Еще о двух обрядах гавриилитов мы узнаем из романа «Скорбь Гвиннеда», но их полное значение, вероятнее всего, известно лишь старейшинам Ордена. Кверон Киневан описывает часть ритуала, который проводил Мастер несколько раз в году на утренних медитациях в зале собраний (мы не знаем точно, кто был этот мастер, скорее всего, не аббат, иначе Кверон назвал бы его именно так. Аббат возглавлял Совет из двенадцати старейшин и, скорее всего, сам являлся старейшиной, но не обязательно должен был быть Мастером. Вполне возможно, что Мастер выполнял иную, более эзотерическую роль.).

«Нас всегда учили, что это символическое действо, хотя никто точно не мог сказать, в чем заключается его символика, и я никогда не задавался этим вопросом», — говорит Кверон Ивейн и Джорему, рассказывая им о кубиках защиты, выставленных в виде алтарной плиты на самом алтаре.

…обычно Мастер выстраивал эту комбинацию, затем читал определенную молитву, держа руки лодочкой над кубом, словно во время евхаристии. После чего из куба начинала проистекать энергия, наполняя алтарь до краев… Мне лично всегда казалось, что это делалось для очищения алтаря, но теперь я начал сомневаться, ведь он проделывал это лишь над кубическим алтарем в Капитуле, и никогда над другим, обычным, в святилище. А тот использовался только для медитаций.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Разумеется, мы вскоре узнаем, что ритуал имел мало общего с очищением, точнее, не сводился исключительно к очищению, и точно также выясняем, что деревянный катафалк, который использовали на похоронах гавриилитских старейшин тайным образом соотносился с гробом Орина из четырех белых и четырех черных кубов, установленных в виде Столпов Храма таким образом, что покойный символически возлежал на них в равновесии между столпами Суровости и Милосердия, классических образов каббалистической символики.

…катафалк состоял из восьми полых деревянных кубов, соединенных между собой, в точности как этот; катафалк был разборным, тогда я думал, это чтобы удобнее было его хранить. Грани кубов были ровными, из мореного дерева — кажется, то был тис, — и украшены символами нашего ордена и веры, как и следовало ожидать. Те грани, которые соединялись между собой, были гладкими. — Он провел пальцем по соединению белого и черного куба. — Но изнутри они были выкрашены в белый и черный цвет — я обнаружил это, лишь когда уже очень долго пробыл у гавриилитов, случайно, зачем-то другим зайдя в хранилище. Мне и в голову не пришло никого расспрашивать об этом, но теперь я понимаю, что когда их скрепляли, то черные оказывались слева, а белые справа. Значение этого я осознал лишь сейчас… За приготовлениями к похоронам всегда наблюдал брат ризничий. И я даже не помню, чтобы он хоть кого-то просил помочь, хотя кубы, наверняка, весили немало, и кто-то должен был переносить их в церковь со склада. Послушники и младшие братья делали всю черную работу, но когда мы приходили, катафалк всегда уже стоял.

— И готов поручиться, что брат ризничий всегда был одним из старейшин, верно? — предположил Джорем.

— Всегда.

— Судя по вашему описанию, речь идет о некоем ордене внутри ордена, — высказала догадку Ивейн. — Похоже, значение некоторых обрядов оказалось утрачено со временем — как, к примеру, обряд очищения, — но вполне возможно, что некая тесная группа избранных старалась по-прежнему продолжать традиции Эйрсидов.

(«Скорбь Гвиннеда»).

Ранее уже отмечалось, что отец Эмрис получил образование в некоей эзотерической традиции, не являвшейся ни гаврилиитской, ни михайлинской. Вероятно, то была школа Эйрсидов. Возможно также, что гавриилитский Совет старейшин представлял собой некий орден внутри ордена, куда входили последние хранители древней мудрости предков Дерини. К счастью, со временем мы отыщем куда больше подобных свидетельств, по мере того как Дерини будут стараться в полной мере вернуть себе утраченное наследие и использовать его для мирного сосуществования с людьми.

Приложения.

Епархии в Гвиннеде и окрестностях.

Валорет — северо-восточная часть Халдейна, исключая Дхассу; область к северу от реки св. Джарлата.

Ремут — юго-западная часть Халдейна, ограниченная основными реками.

Дхасса — вольный святой город в Лендорских горах, к востоку от Дженнанской долины и к северу от Кингслейка.

Корот — Картмур и герцогство Корвин, к северу от Дженнанской долины.

Кербери — область вокруг одноименного города; объединена с Грекотой и прекратила самостоятельное существование в 1122 году.

Кулди — юго-западная часть Гвиннедской равнины, с юга граничит с Ремутом и Куилтейном.

Марбери — графство Марли.

Стэвенхем — области Клейборн, Келдиш Райдинг и озеро Рендалл.

Меара — область Старой Меары, включающая в себя Меару и Кирни.

Кешиен — северная область Лланнеда вдоль реки, на севере ограничена Ремутом и Куилтейном, а на западе — горами.

Кардоса — Истмарк к югу от Кингслейка.

Баллимар — Кассан.

В таких королевствах как Ховисс, Лланнед и Коннаит существует собственная иерархия, до сих пор не включенная в общую структуру гвиннедской Церкви.

Епископы Гвиннеда.

Епископы Гвиннеда: 905 год (правление короля Синхила).

Валорет — архиепископ Энском Тревасский, Дерини (891–906 гг.), архиепископ Джеффрай Керберийский, Орден св. Гавриила, Дерини (906–917 гг.), помощник — епископа Роланд (до 906 г.), помощник — не назван (906–916 гг.).

Ремут — место архиепископа вакантно в 905 году архиепископ Роберт Орисс, Ordo Verbi Dei (905-… гг.), помощник — не назван.

Дхасса — епископ Ниеллан Трей, Орден св. Михаила, Дерини.

Грекота — к 905 году место епископа было вакантно уже более пяти лет. Епископ Элистер Келлен, Орден святого Михаила, Дерини (905–917 гг.).

Найфорд — епископ Уллиам ап Лью.

Кешиен — епископ Дермот О'Бирн.

Странствующие епископы — восемь человек (включая двоих помощников). Из них нам известны епископ Кай Дескантор, Дерини, епископ Юстас Фарлей, епископ Давет Неван, епископ Терло.

Это положение сохранялось практически неизменным до 2 февраля 917 года, когда на престол взошел король Алрой. В предыдущем году помощниками епископов в Ремуте и Валорете были избраны Айлин Мак-Грегор и Хьюберт Мак-Иннис, соответственно. Вскоре после коронации Алроя были назначены также новый странствующие епископы, и число их доведено до двенадцати человек.

Епископы Гвиннеда: 917 год (правление короля Алроя).

Валорет — архиепископ Джеффрай Керберийский, Орден св. Гавриила, Дерини (906–917 гг.), помощник — епископ Айлин Мак-Грегор (916-… гг.).

Ремут — архиепископ Роберт Орисс, Ordo Verbi Dei (905-… гг.), помощник — епископ Хьюберт Мак-Иннис (916-… гг.).

Дхасса — епископ Ниеллан Трей, Орден св. Михаила, Дерини.

Грекота — епископ Элистер Келлен, Орден св. Михаила, Дерини (905–917 гг.).

Найфорд — епископ Уллиам ап Лью.

Кешиен — епископ Дермот О'Бирн.

Странствующие епископы — двенадцать человек (включая двоих помощников). Из них нам известны епископ Кай Дескантор, Дерини; епископ Юстас Фарлей; епископ Давет Неван: епископ Терло; епископ Зефрам Лордский, Ordo Verbi Dei — бывший глава Ordo Verbi Dei; епископ Арчер Аррандский, Ordo Verbi Dei — теолог; епископ Альфред Вудборнский — королевский духовник; епископ Полин Рамосский — пасынок Таммарона.

В ноябре 917 года, после гибели архиепископа Джеффрая Керберийского, двое странствующих епископов получили новое назначение: епископ Терло был перемещен в Марбери, а епископ Полин — в Стэвенхемскую епархию. 24 декабря, после продолжительных споров и невзирая на сильнейшее противодействие со стороны регентов, преемником Джеффрая на посту архиепископа Валоретского был избран Элистер Келлен. Он законный образом вступил в должность 25 декабря, но в тот же день был смещен регентами и вынужден спасаться бегством вместе с епископами Ниелланом Треем и Дермотом О'Бирном. В ходе последовавших беспорядков погиб епископ Давет Неван и Кай Дескантор, последний епископ-Дерини.

На следующее утро оставшиеся епископы пополнили свои ряды, избрав шестерых новых странствующих епископов — в их число вошел и двадцатилетний племянник Хьюберта, Эдвард Мак-Иннис. 27 декабря, после ряда ловких маневров Хьюберт добился, чтобы его избрали архиепископом Валоретским и примасом Гвиннеда. Немедленно вслед за этим Хьюберт созван Рамосский собор.

Епископы Гвиннеда: весна 918 год (правление короля Алроя).

Валорет — архиепископ Хьюберт Джон Уильям Валериан Мак-Иннис, регент; помощник — епископ Айлин Мак-Грегор.

Ремут — архиепископ Роберт Орисс; помощник — епископ Альфред Вудборнский.

Дхасса — епископ Арчер Аррандский.

Грекота — епископ Эдвард Мак-Иннис Арнхемкий, племянник Хьюберта.

Найфорд — епископ Уллиам ап Лью.

Кешиен — епископ Зефрам Лордский.

Марбери — епископ Терло.

Стэвенхем — епископ Полин Рамосский (с середины ноября 917 года до 2 февраля 918 года, когда он стал главой Ordo Custodem Fidei).

Когда пыль улеглась, из прежних десяти странствующих епископов на своем посту остался один лишь Юстас Фарлей (если не считать двоих помощников епископов). Вскоре были назначены еще пятеро, а в течение полугода их общее число вновь довели до десяти.

Вероятно, церковная структура продолжала развиваться в течение последующих двухсот лет, однако этот вопрос подлежит более тщательному изучению в будущем. Скажем лишь, что в ноябре 1121 года, к моменту восшествия на престол короля Келсона, в Гвиннеде имелось десять епископов, имеющих постоянную епархию (из них два архиепископа) и двенадцать странствующих (из них два помощника епископа.).

Епископы Гвиннеда: 1121 год (правление короля Келсона).

Валорет — архиепископ Эдмунд Лорис; помощник — не назван.

Ремут — архиепископ Патрик Корриган; помощник — епископ Денис Арилан.

Дхасса — епископ Томас Кардиель.

Грекота — епископ Браден.

Корот — епископ Ральф Толливер.

Кербери — епископ Креода.

Марбери — епископ Айфор.

Стэвенхем — епископ Де Лейси.

Меара — епископ Карстен.

Кешиен — епископ Белден Эрнский.

Странствующие епископы — двенадцать человек (включая двоих помощников). Из них нам известны: епископ Сивард; епископ Гилберт Десмонд; епископ Вольфрам де Бланет; епископ Генри Истеллин; епископ Конлан; епископ Моррис; епископ Ричард Найфордский.

К 1122 году произошли определенные изменения. Лорис были смещен с поста и помещен в тюрьму, несколько человек скончались (Патрик Корриган в 1121 г. от сердечного приступа; Ричард Найфордский казнен вместе с герцогом Джаредом в 1121 г.; Де Лейси в 1122 г. от пневмонии; и наконец Моррис — дата и причина смерти неизвестны). Кроме того, были созданы новые епархии в Баллимаре и Кардосе, и отменена — в Кербери.

Епископы Гвиннеда: 1122 год (правление короля Келсона).

Валорет — архиепископ Браден Грекотский; помощник — епископ Генри Истеллин.

Ремут — архиепископ Томас Кардиель; помощник — епископ Дункан Мак-Лайн.

Дхасса — епископ Денис Арилан.

Грекота — епископ Вольфрам де Бланет.

Корот — епископ Ральф Толливер.

Кулди — епископ Креода Керберийский.

Марбери — епископ Айфор.

Стэвенхем — епископ Конлан.

Меара — епископ Карстен.

Кешиен — епископ Белден Эрнский.

Кардоса — епископ Сивард.

Баллимар — епископ Лахлан Кварлисский.

Странствующие епископы — двенадцать человек (включая двоих помощников): епископ Джеймс Маккензи; епископ Гилберт Десмонд; епископ Хью де Берри; епископ Мир Кирнийский; епископ Раймер де Валенс; епископ Беван де Ториньи; епископ Неван д'Эстрелдас; епископ Корберт Матисен; епископ Джон Фитцпадрейк; епископ Амори Релледский; епископ Эдвард Клумский; епископ Калдер Шиильский (дядя Дункана).

В ходе Меарского Синода, осенью 1123 года, после кончины Карстена Меарского, король предложил на пост епископа Меары Генри Истеллина, и его кандидатура была одобрена Синодом. Вскоре после этого бывший архиепископ Эдмунд Лорис бежал из заточения, сместил Истеллина и, преступно казнив его, самовольно занял пост примаса Меары, назначив Джедаила Меарского епископом Ратаркина. В этих должностях они пребывали до лета 1124 года, когда были пленены и казнены Келсоном. Впоследствии своих постов лишились еще ряд епископов, поддерживавших Лориса и Джедаила, что вызвало новые назначения.

Епископы Гвиннеда: 1125 год (правление короля Келсона).

Валорет — архиепископ Браден Грекотский; помощник — епископ Бенуа д'Эверинг.

Ремут — архиепископ Томас Кардиель; помощник — епископ Дункан Мак-Лайн.

Дхасса — епископ Денис Арилан.

Грекота — епископ Вольфрам де Бланет.

Корот — епископ Ральф Толливер.

Кулди — епископ Беван де Ториньи.

Марбери — епископ Айфор Марлийский.

Стэвенхем — епископ Конлан.

Меара — епископ Джон Фитцпадрейк.

Кешиен — епископ Джеймс Маккензи.

Кардоса — епископ Сивард.

Баллимар — епископ Хью де Берри.

Странствующие епископы — двенадцать человек (включая двоих помощников). Из них нам известны имена: епископ Джодок д'Арман; епископ Корберт Матисен; епископ Амори Релледский; епископ Эдвард Клумский.

Смещены с должности и осуждены на пожизненное заключение: Белден Эрнский; Лахлан Кварлисский; Креода Керберийский.

Смещены с должности и низведены до простых священников: Гилберт Десмонд; Мир Кирнийский; Раймер де Валенс; Неван д'Эстрелдас; Калдер Шиильский.

Религиозные Ордена в Гвиннеде.

*ОРДЕН СВ. МИХАИЛА (МИХАЙЛИНЦЫ) — рыцари и священники, большей частью Дерини; уничтожен в Гвиннеде в 917 году.

Верховный настоятель: Элистер Келлен, затем Креван Эллин.

Магистр: лорд Джебедия Алькарский.

Обители михайлинцев:

Челтхэм (командория до 905 г.).

Верхний Эйриал.

Моллингфорд.

Аргод (командория 905–917 гг.).

Куилтейн (на меарско-гвиннедской границе).

Аббатство св. Лиама (учебное заведение).

Джелларда (первоначальная штаб-квартира и командория, Наковальня Господня).

Сент-Элдерон (на границе с Истмарком).

Брустаркия (Арьенол).

Тайное убежище св. Михаила.

Облачение священников: синяя ряса с алым поясом или кушаком, синий плащ с михайлинской эмблемой на левом плече; небольшая тонзура размером с монету.

Облачение рыцарей: синяя накидка-сюрко с эмблемой михайлинцев сзади и на груди, белый пояс или кушак; синий плащ, как у священников; небольшая тонзура размером с монету.

Символика: на лазурном поле серебряный крест, заостренный книзу, в языках красного с золотом пламени. (Братья миряне и низшие воинские чины носят значок с простым белым крестом, заостренным к низу.).

*ОРДЕН СВ. ГАВРИИЛА (ГАВРИИЛИТЫ) — орден Дерини, большей частью Целителей и наставников Целителей; уничтожен в Гвиннеде в 917 году.

Аббат: отец Эмрис.

Облачение: белое одеяние с капюшоном, белый кушак, белая накидка; тонзуру не выбривают, волосы отпускают и заплетают в косу.

Символика Ордена: заключенный в круг крест с раздвоенными концами, обычно белого или голубого цвета.

Символика Целителей: зеленого цвета сжатая «лодочкой» ладонь правой руки, пронзенная восьмиконечной белой звездой (у Целителей-мирян — наоборот).

Штаб-квартира: аббатство св. Неота (к югу от Лендорских гор).

*ORDO VERBI DEI (ОРДЕН СЛОВА ГОСПОДНЯ) — полумонашеский Орден, известный прежде как Орден св. Джарлата.

Верховный настоятель: отец Роберт Орисс, затем Зефрам Лордский.

Штаб-квартира: аббатство св. Джарлата (к северу от Лендорских гор).

Аббат: отец Грегори Арденский.

Облачение: аббат — бордовое, монахи — серое, братья-миряне — коричневое.

Приорство св. Приана (близ Валорета).

Приор: отец Стефан.

Облачение: аббат — белое, братья-миряне — серое, послушники — черное.

Аббатство св. Фоиллана (Лендорское нагорье).

Аббат: отец Зефрам Лордский.

Приор: отец Патрик.

Облачение: аббат — белое, монахи — белое, братья-миряне — серое.

Приорство св. Ультана (к юго-западу от Мурина).

Приорство св. Ильтида (близ Найфорда).

МАЛЫЕ БРАТЬЯ СВ. ЭРКОНА.

Основатель: отец Полин (Синклер) Рамосский, пасынок графа Таммарона.

ВИЛЛИМИТЫ — светский Орден, посвященный св. Виллиму (младшему брату св. Эркона), младенцу, принявшую мученическую смерть от рук злодея-Дерини.

*БРАТСТВО СВ. ЙОРИКА.

ВАРНАРИТЫ — каноники Варнаритской Школы, отделившиеся от кафедрального капитула Грекоты в конце VIII века, деринийский ученый Орден, просуществовавший вплоть до Реставрации. Ультра-консервативное крыло варнаритов отделилось еще ранее, превратившись в Орден гавриилитов. Учение варнаритов положило начало эзотерической философии Дерини.

TEMPLUM ARCHANGELORUM — давно исчезнувшее аббатство с древними эзотерическими корнями; его символ был на печати Иодоты.

Значком (*) отмечены те Ордена, главы которых приравниваются в епископам и могут заседать в Синоде.

Местонахождение Порталов в Гвиннеде.

Церковные Порталы.

Собор св. Георгия, Ремут: ризница; кабинет настоятеля в базилике св. Хилари.

Собор всех Святых, Валорет: ризница; молельня в личных апартаментах архиепископа.

Собор св. Сенана, Дхасса: ризница (предположительно); северный транцепт, личная часовня епископа.

Собор Грекоты: ризница (предположительно); несколько Порталов в апартаментах епископа в башне епископского дворца (особый Портал, предположительно уничтожен после смерти Камбера-Элистера) в руинах под епископским дворцом.

Собор Найфорда: ризница (предположительно).

Собор Кешиена: ризница (предположительно).

Собор св. Уриила и Всех Ангелов, Ратаркин, епархия Меары: ризница (предположительно).

Гавриилитские и михайлинские Порталы.

ОРДЕН СВ. ГАВРИИЛА: аббатство св. Неота — в ризнице; вероятно, не единственный.

ОРДЕН СВ. МИХАИЛА:

Верхний Эйриал, Моллингфорд: обители были переданы другим Орденам после роспуска михайлинцев, но Порталы продолжали функционировать как минимум до 24.12.917 г., когда Джебедия воспользовался ими, чтобы предупредить о грядущих погромах.

Челтхэм (штаб-квартира Ордена, уничтожена в 904 г.): Порталы расположены в апартаментах настоятеля и, вероятно, в ризнице.

Аргод (командорство 905–917 гг.): местоположение не установлено.

Куилтейн (на границе Меары и Гвиннеда): местоположение не установлено.

Аббатство св. Лиама: местоположение не установлено.

Джелларда (изначальная штаб-квартира и командорство, Наковальня Господня): местоположение не установлено.

Сент-Олдерон (на границе Торрента и Истмарка): местоположение не установлено.

Брустаркия (малая штаб-квартира в Арьеноле): местоположение не установлено.

Убежище св. Михаила.

Порталы при учебных заведениях.

Лентит, близ Коннаита: там находилась школа Дерини до октября 917 года; Дерини спаслись бегством, предварительно скрыв Портал.

Найфордская семинария: была частично восстановлена после пожара 916 года, но после беспорядков осенью 917 года Портал был закрыт, Дерини спаслись бегством.

Личные Порталы.

Валорет: в подвалах Королевской Башни, замаскирован под уборную.

Кайрори: в кабинете Камбера; в подземном ходе, ведущем из замка (этим путем Энсель бежал после гибели Левина).

Кор Кулди: вторая резиденция Мак-Рори, наверняка, Камбер устроил там Портал.

Шиил: в кабинете Райса; позднее закрыт для всех, кроме семьи Турин и Мак-Рори.

Тревалга: новое поместье Грегори в Коннаите (вероятно, в Эборе не было Портала, иначе Райе воспользовался бы им, чтобы позвать на помощь Камбера-Элистера и Джорема, когда Грегори был болен).

Ремут: в комнате, примыкающей к библиотеке Бриона. Изначально это была комната для гостей; вероятно, именно там размещался лорд Ян в ночь перед коронацией Келсона, и оттуда Карисса смогла попасть в библиотеку. К тому времени, как Келсон был посвящен в рыцари, эту комнату сделали продолжением библиотеки, замуровав дверь в коридор и соорудив новый проход в стене, защитив его особым заклятием. Тирцель объясняет это Коналу:

Келсон и его друзья выбрали очень специфический заговор, разрешив мне и другим членам Совета пользоваться библиотекой, но сделали так, чтобы мы без объявления не могли появляться в других частях замка. После Кариссы это, несомненно, оправданно. В любом случае, я мог бы покинуть ту комнату или тем способом, которым воспользовались мы, или попросив тебя провести меня под своей защитой. Вполне действенный способ.

(«Тень Камбера»).

Порталы Камберианского Совета.

Члены Совета Камбера, несомненно, имели личные Порталы в своих домах. Упоминаются Порталы Торна Хагена, Дениса Арилана и семейный Портал Ариланов в Тре-Арилане (именно туда Денис Арилан приводит Кардиеля).

Отсутствующие Порталы.

Особо упомянуты места, где не имеется Порталов, включая Трурилл (поскольку сестра Камбера вышла замуж за обычного человека) и Корот (по крайней мере, до лета 1121 года). Впрочем, поскольку герцогами Корота несколько веков были Дерини, то Порталы там должны быть, однако Морган ничего о них не знает, и у него пока не хватает сил и знаний, чтобы соорудить свой собственный.

Adsum, Domine: Песнопение Целителей.

Узри меня, Господи: По милости Твоей исцеляю я плоть человеков. Узри меня, Господи: С благословения Твоего прозреваю я души. Узри меня, Господи: Силою Твоею властен я над сердцами. Не оставь, Господи, меня, ниспошли силу и мудрость Лишь по зову Твоему служить Тебе дарами Твоими. И сказал мне Господь Пресветлый: смотри, Я избрал тебя, чадо Мое, человекам в дар. Душу твою до того, как зачали тебя, прежде даже, чем солнце зажглось, Я отметил печатью Моей до скончанья времен. Ты — Моя Исцеляющая рука, Мощь Моя, коей Я возвращаю жизнь. Через Меня познаешь ты дух Исцеляющих сил, Темные тайны земли, лесов и долин. Через дары Мои познаешь ты любовь, Кою питаю к тебе: облегчай же боль И человека, и зверя. Огнем души Всякую порчу сжигай, страданье развеивай сном. И тайны Мои в сердце твоем храни, ибо они — святыня, доверенная тебе. Тайны же сердца другого не вызнавай, Если он сам для тебя не откроет души. Да будут руки твои чисты — исцеляй, Да будет чиста душа — прикоснись и даруй покой. Узри меня, Господи: Все дары мои — у ног Твоих. Узри меня, Господи: Всего сущего Ты Творец, Безраздельно правишь Ты Светом и Тьмою, Жизни Податель и Дар Жизни — все это Ты. Узри меня, Господи: Предан я всецело воле Твоей. Узри меня, Господи: Жизнь моя — служение Тебе, власть моя над плотию и духом — от Тебя. Веди же, Господи, меня и сохрани от всякого искушения, Дабы с честию Тебе служил и не уронил Дара своего.
Adsum, Domine: Me gratiam corpora hominum sanare concessisti. Adsum, Domine: Me Visu animas hominum Videre benedixisti. Adsum, Domine: Me potentiam dedisti voluntate aliorum intendere. Da, Domine, vires et prudentiam omnis haec dona tractare solum ut voluntas tua me ministraret. Dominus lucis me dixit, Ecce: Tu es infas electum meam, donum meam ad hominem. Ante luciferum, multi ante in utero matris eras, anima tuam me sancitur aetatis ex mente. Tu es manus sanatio mea super hoc mundo, instrumentum meum vitae et potestatis sanationiae. Te spiritum potentiae sanationiae do, res' arcanas reverentias et obscuras sylvae et luci et terrae. Te omnis haec dona do, ita ut scias caritatem meam. Haec utere in ministerio mitigationis viri et pecoris. Ignis purgationis esto corruptio purificare, lacuna somno esto mitigatio de dolor ferre. In pectore tuo cela omni secreta dabantur, quam tutus confessione dictus, et quam sacrosantus. Visus tuus pro revelatia non uteor, nisi mens aliae sponte offertur. Cum manibus consecratus, fractum restitude. Cum anima consecrata, tende et pacem meam da. Adsum, Domine: Totus ingenibus meis at pedes tuos proponeo. Adsum, Domine: Tu es Creator Unius de rerum totum. Tu es Unus Omnipartus, Qui Lucem et Umbram regit, Donator Vitae et Ipse Donum Vitae. Adsum, Domine: Omnis existentia mea ad voluntatem tuam ligatur. Adsum, Domine: Ad ministerio tuum consecratur, cum viribus conservare aut interficiere cingitur. Duce et regere servum tui, Domine, ab omnibus tentationem. Ita ut honor purus et donum neum incontaminatus sit.

Эзотерические тексты Дерини.

«Анналы», автор Сулиен Р'Кассанский, адепт Дерини.

«Codex Orini» — свиток, перевязанный фиолетовой лентой; содержит комментарии и рабочие заметки Великого Орина. Включает «Преграду смерти», «Беседы с ангелом-хранителем», «Поддержание жизни после смерти и возвращение мертвых к жизни».

«Дух Ардала-чужестранца», автор Эамонн Мак-Дара, меаранский поэт VIII века; содержит упоминание о заклятье, побеждающем смерть.

«Haut Arcanum», автор отец Эдуард, философ-гавриилит.

«История Келдора», автор Махаэль.

«Лэ лорда Ллевеллина», автор — знаменитый бард, умер ок. 850 г.

«Liber Fad Caeriesse» — сборник пророчеств Несты, провидицы-Дерини VI века.

«Liber Ricae», иначе именуемая «Книгой Покрова» — редчайшее издание.

«Liber Sancti Ruadan», автор Руадан Дхасский, мистик-Дерини.

«Principia Magica», автор Китрон, текст частично зашифрован.

«Протоколы Орина».

Черный Протокол (свиток) включает «Изменение внешнего облика умерших», «Оживление умерших», «Призвание сущностей».

Алый Протокол (свиток) включает «Установку защит», «Дальновидение», «Сооружение Порталов», включая Порталы-ловушки.

Золотой (иначе, Желтый) Протокол (свиток) включает «Создание облика умершего», «Чтение памяти умершего», «Поглощение чужой памяти».

Зеленый Протокол (свиток) включает тексты по Целительству.

Синий (иначе, Пятый) Протокол (Свиток Отваги) включает «О расположении звезд», «Наблюдения за луной», «Блокирование магических способностей».

Прочие авторы Дерини.

Джокал Тиндурский — поэт; описанные им Целительские процедуры весьма заинтересовали Райса.

Джоревин Кешельский — мистик-Дерини.

Льютерн — мистик-Дерини.

Неста — ясновидящая-Дерини, предсказавшая падение Кериссы.

Парган Ховиккан — эпический поэт Дерини IX века; классические саги о богах древности.

Члены Камберианского Совета (918 год).

Совет Камбера (в то время еще не носивший этого имени) был создан в 909 году лордом Камбером Мак-Рори (как епископ Элистер Келлен), отцом Джоремом Мак-Рори (Орден св. Михаила), леди Ивейн Мак-Рори Турин, лордом Райсом Турином, лордом Джебедией Алькарским.

21 декабря 910 года его членами стали также архиепископ Джеффрай Керберийский (Орден св. Гавриила); Грегори, граф Эборский; отец Терстейн (Орден св. Гавриила).

Вскоре после этого Джеффрай дал Совету его нынешнее название. Изначально Совет был создан, чтобы пресекать злоупотребления Дерини и надзирать за соблюдение правил Магических Поединков.

Весной 916 года отец Терстейн погиб, упав с лошади. На его место не сразу нашелся преемник, и Джебедия стал называть его кресло «троном святого Камбера», и это вошло в традицию. Как потенциального кандидата в члены Совета рассматривали Девина Мак-Рори, но он погиб 28 сентября 917 года, и вакансия так и осталась незаполненной.

Меньше чем через месяц, в октябре 917 года, епископ Джеффрай был убит, и Совет сократился до шести человек. На его место прочили Анселя Мак-Рори, но прежде чем он успел войти в состав Совета, погибли еще трое его членов: Райс (25 декабря) и Джебедия с Элистером (6 января 918 года).

Джорем, Ивейн и Грегори приняли в Совет Анселя Мак-Рори в период с 7 по 9 января 918 года. Сын Грегори Джесс и отец Кверон Киневан прошли посвящение 10 и 11 января, соответственно. Тавис О'Нилл стал седьмым членом Совета весной 918 года, а восьмым — епископ Ниеллан Трей (Орден св. Михаила). Однако после гибели Ивейн (1 августа 918 года) в Совет вновь стали входить лишь семь человек.

Глоссарий терминов Дерини.

Cognomen — наименование спаренных кубиков защиты. Например, Prime + Quinte = Primus (множ. число — cognomena).

Nomen — обозначение кубика защиты (множ. число — nomena).

Phrasa — особая формула, именующая и активирующая пару перемещенных кубиков защиты (множ. число — phrasae).

Salutus — ритуальное обращение при установке защиты. Например, Primus est Deus… (множ. число — saluti).

Гдула — коса из четырех прядей у гавриилитов; позднее стала обозначать любую мужскую косу, которую заплетают на затылке; характерна для жителей приграничных районов.

Круайдх-дьюхаин — испытание, periculum.

Киилль — часовня или святилище; чаще всего относится к помещению под залом Камберианского Совета.

Мераша — деринийский наркотик, затуманивающий сознание, на простых людей оказывает снотворное действие.

Талицил — жаропонижающее снадобье, действует как аспирин.

Ширал — драгоценный камень, напоминающий янтарь, чувствительный к пси-излучению.

Эйрсиды — древнее эзотерическое братство Дерини.

Оглавление.

Магия Дерини. Клан Дерини: истоки и общие исторические сведения. Структура Церкви, религиозные Ордена, таинства крещения и брака. Рукоположение, исповедь, последнее причастие, причащение. Экстрасенсорные способности: общие положения, этика, защитные поля, передача мыслей на расстояние, увеличение энергетического потенциала. Защитные поля. Передача мыслей на расстояние. Телепатическая взаимосвязь. Телепатическая связь с животными. Чтение мыслей, контроль над разумом. Чтение мыслей. Память. Считывание воспоминаний умерших. Поглощение и восстановление воспоминаний. Контроль над разумом. Пиктограмма. Сверхчувственное восприятие. Телекинез. Воздействие на механизм замков. Изменение направления полета стрел. Другие телекинетические функции. Порталы. Общие ограничения. Специфические ограничения. Использование Порталов. Сооружение Порталов. Расположение Порталов. Разрушение Порталов. Прикладная магия: утилитарные заклинания. Магическая дуэль. Заклинание огня. Снятие усталости. Настройка предмета. Кристаллы ширала. Симпатическая магия. Непосредственная магия. Магическая дуэль. Практическая магия: изменение внешности. Сохранные заклинания на умерших. Запретное заклинание. Защитные заклятия: Стражи Частей Света. Архангелы четырех Сторон Света. Магические кубики: основы. Общие положения. 1 — Prime. 2 — Seconde. 3 — Tierce. 4 — Quarte. 5 — Quinte. 6 — Sixte. 7 — Septime. 8 — Octave. Prime на Quinte = Primus. Seconde на Sixte = Secundus. Tierce на Septime = Tercius. Quarte на Octave = Quartus. Альтернативные матрицы. Магические кубики: усложненные комбинации. Prime et Quinte inversus! Quarte et Octave inversus! И затем неожиданно: Prime et Septime inversus! Sixte et Quarte inversus! Septime на Quinte = Quintus! Quarte на Seconde = Sixtus! Prime на Tierce = Septimus! Sixte на Octave = Octavius! Целители и исцеление. Связь дара Целителя с полом. Целители глазами обычных людей. Методика исцеления. Блокирование способностей Дерини. Обучение Целителей. Первый урок. * * * Обучение Целителей: практические исследования. Черная магия. Плененные души. Заговоренные мечи. Запретное заклинание. Псевдо-Дерини. Линия Халдейнов. Сверхъестественные способности у людей. Распознание скрытых Дерини. Дерини — или не-Дерини? Обряд: определение и подготовка. Подготовка. Передача могущества Синхилу. Ясновидение с помощью ожерелья. Передача могущества сыновьям Синхила. Передача могущества Нигелю. Часовня Святого Камбера рядом с кабинетом Дункана. Передача могущества Коналу. Спальня Нигеля. Обряд: очерчивание круга и защита. Движение участников обряда при очерчивании круга. Охрана круга: заклинание Сторон Света. Передача могущества Синхилу. Ясновидение с помощью ожерелья. Передача могущества сыновьям Синхила. Передача могущества Нигелю. Передача могущества Коналу. Обряд: завершение. Распределение энергии. Снятие заклинаний. Размыкание круга. Структура ритуала. Обстановка. Облачение. Распределение ролей. Начертание Круга. Обращение к Сторонам Света. Врата. Вывод. Практическое назначение обрядов. Медитация. Медитация в религиозной практике. Приложения. Епархии в Гвиннеде и окрестностях. Епископы Гвиннеда. Епископы Гвиннеда: 905 год (правление короля Синхила). Епископы Гвиннеда: 917 год (правление короля Алроя). Епископы Гвиннеда: весна 918 год (правление короля Алроя). Епископы Гвиннеда: 1121 год (правление короля Келсона). Епископы Гвиннеда: 1122 год (правление короля Келсона). Епископы Гвиннеда: 1125 год (правление короля Келсона). Религиозные Ордена в Гвиннеде. Местонахождение Порталов в Гвиннеде. Церковные Порталы. Гавриилитские и михайлинские Порталы. Порталы при учебных заведениях. Личные Порталы. Порталы Камберианского Совета. Отсутствующие Порталы. Adsum, Domine: Песнопение Целителей. Эзотерические тексты Дерини. «Протоколы Орина». Прочие авторы Дерини. Члены Камберианского Совета (918 год). Глоссарий терминов Дерини.