Магия чувственных представлений. Развитие неординарных способностей.

Магия чувственных представлений. Развитие неординарных способностей.

2006 г.

Должен признаться, что к этой книге я приступил не без колебаний. Причём меня пугала отнюдь не перспектива нападок оппонентов, не разделяющих моих взглядов на предмет: на дворе информационная эпоха — стало быть, можно и поспорить, если спор этот принесёт какую-то пользу или хотя бы доставит кому-то удовольствие. Значительно неприятнее для меня быть превратно понятым, неверно истолкованным. Что в принципе немудрено — сама тема этой книги (как, впрочем, и некоторых других моих работ) допускает огромное множество интерпретаций и мнений. По некоторым причинам всякий двуногий мыслитель с планеты Земля чувствует себя великим знатоком в проблемах человеческой психики. (Как-никак он — человек!..) Между тем, эти проблемы подчас воистину темны и даже абсурдны для нашего разума. Потому-то и не смолкают дебаты вокруг, казалось бы, самой очевидной и в то же время наиболее загадочной, наверно, вещи в мире — вокруг человеческого сознания и его возможностей.

Как ни странно, в подавляющем своём большинстве такие споры возникают отнюдь не из-за реальных явлений, но, главным образом, из-за слов. Прежде я уже сетовал на то весьма неудобное обстоятельство, что в психологии — а она, вопреки высоколобому словечку «логос» в своём названии, до сих пор ещё в значительной степени опирается на интуицию, которой в иных случаях сама же и не признаёт, — каждая школа создаёт какую-то свою модель, которую описывает в собственных терминах, своим языком. Естественно, в различных школах разные и языки. Ещё хуже обстоит дело с мистическими и религиозными традициями, которые оказали и продолжают оказывать весьма серьёзное влияние на наши представления о себе. У них тоже — собственные модели и терминология, а также своя этика и отсутствие политкорректности на фоне великого энтузиазма... Приведу современные примеры терминологических споров между умными людьми, которые лишь на самый поверхностный взгляд представляются исполненными смысла.

Один известный профессиональный коммуникатор, услышав слово «канал», употреблённое в биоэнергологическом значении, всякий раз с сарказмом восклицает: «Это какой же канал — Беломорско-Балтийский или Волго-Донской?!» Но в биоэнергологии и в рефлексотерапии терминами «меридиан» или «канал», как известно, обозначаются так называемые рефлекторные зоны, само существование которых не вызывает сомнений ни у кого — в частности, и у этого саркастичного коммуникатора, хорошего специалиста, между прочим, в своей области. Совершенно аналогичным образом и, кстати, с тем же моральным правом его самого можно спросить, когда он употребляет термин «ствол» (спинно-мозговой): «Это какой же ствол вы, любезный, имеете в виду — берёзовый или сосновый?!».

Или другой пример. Один психиатр, имеющий солидный клинический опыт, к тому же серьёзно изучавший дальневосточные мистические традиции и основавший на базе древних даосских методик собственную школу, затеял заочную полемику с известным в нашей стране господином Сытиным, а точнее, напустился на целительные настрои последнего, всенародно объявив их откровенной магией. Причём в слово «магия» этот господин вкладывает крайне негативный смысл. Он и книгу такую написал — называется «Йога против магии». В ней борец с магией для начала кастрирует саму йогу, жёстко ограничивая её теми принципами и методами, которые дошли до нас от древнего индийского мудреца Патанджали (весьма, кстати немногословного и лаконичного в своём знаменитом труде), а всё прочее относит к зловредной магии. Особое его негодование вызывают любые формы и методы психической деятельности, которые основаны на воображении. (Например, всевозможные визуализации, активный аутотренинг, сам принцип задания себе любых установок, как, например, у Сытина, и т.п.) Представляю, как огорчит упомянутого господина эта книга, в основном и посвящённая нашему воображению и интуиции! А всё — слова, слова, слова...

Теперь вам понятны, надеюсь, мои опасения при выборе темы. И всё же я решился коснуться в этой книге некоторых проблем, относящихся, можно сказать, к нашей внутренней алхимии, которая опирается на оборотную сторону человеческого восприятия. Такие вещи большинство человеков разумных привыкло считать игрой воображения, фантазиями-то есть, чем-то эфемерным и весьма далёким от реальности и практических нужд. Между тем, именно от степени овладения нами сферой так называемого воображения зависят очень многие сугубо практические аспекты нашей жизни. В дальнейшем я надеюсь вас в этом убедить.

Но прежде давайте оговорим некоторые вещи, чтобы затем я мог рассчитывать на ваше адекватное понимание. Будем считать эти тезисы постулатами, которые мы сообща принимаем для той психической модели, которую я намерен использовать в этой книге.

Итак, всё, чем мы располагаем для магических действий — это наше восприятие, наш чувственный и эмоциональный опыт. Следовательно, на него, на восприятие, мы и будем постоянно ориентироваться. В будущем мы подробнее рассмотрим этот тезис.

Во избежание кривотолков в дальнейшем, давайте договоримся: под юрисдикцию магии мы передаём все те случаи, когда главным нашим ресурсом для каких-либо действий является наше воображение, или, точнее, тот или иной опыт восприятия, воспроизводимый нами в различных системах представлений (визуальной, аудиальной и т.п.). Разумеется, для нас слово «магия» бранным не является.

Затем, каждой нашей психической возможности строго соответствует определённое психическое состояние, некий настрой. Между прочим, это правило распространяется не только на какие-то экстраординарные наши действия, но и на самые заурядные и привычные для нас дела. Ну, например, в состоянии вялости, или невысокой психической активности, как говорят психологи, даже выдающийся пловец вряд ли блеснёт на своей коронной дистанции. Для рекорда ему необходим высокий душевный накал, или максимальная разгонка психики. В то же время именно в заторможенном состоянии вам лучше удастся отдохнуть или спокойно выслушать чьё-то мнение, которое не совпадает с вашим. Надеюсь, это понятно.

Следующий постулат: будем считать все измененные состояния сознания, в которых нам удаются те или иные экстраординарные действия, а также и некоторые специфические наши состояния, предназначенные для каких-то особых целей, модификациями транса. Между прочим, так оно и есть в действительности. Ну, например, всем нам знакомое состояние сексуального возбуждения тоже можно рассматривать как изменённое состояние, или разновидность лёгкого транса (а то даже и не очень-то лёгкого). Во всяком случае, будучи в нём, люди часто делают и говорят такие вещи, которые для них немыслимы в обычном состоянии сознания. (Этот расхожий пример приведён мною только для того, чтобы вы могли в обычной жизни распознать качественные перемены в своём осознании.).

Ещё одно очевидное правило, которое человеки мыслящие почему-то подсознательно не склонны признавать. В материальном мире, в котором мы физически существуем, и логика — материальная. Согласно этой логике, один плюс один — это действительно два. Но в мире психическом, так сказать, в области самой жизни, наших взаимоотношений с нею и между собой, точных величин не бывает вообще. Здесь всё размыто: существование какого-то правила или даже закона ещё не гарантирует неукоснительного соблюдения его природой и людьми. Закон магического мира — это, скорее, тенденция или статистическая предпочтительность шансов. В дальнейшем вы лучше поймёте это правило и, надеюсь, примиритесь с ним. Возможно, оно вам даже понравится.

Теперь предложу вам одну очень удобную модель человеческой психики. (В предыдущих моих книгах о сознании я пользовался ею постоянно.) Мы можем сопоставить человеческое сознание с современным персональным компьютером. В этом случае оперативная память компьютера будет у нас соответствовать коре головного мозга, то есть сознательной области психики. Ну, а жёсткий диск, «винчестер», с его колоссальной мощностью — подсознанию, «подкорке». Далее, наш «биокомпьютер», видимо, оснащён ещё «модемом», подсоединённым непосредственно к «винчестеру-подсознанию». Через этот «модем» наш жёсткий диск, возможно, связан с Интернетом, который будет у нас соответствовать коллективному бессознательному, ноосфере. То есть совокупному всемирному разуму, в необходимость существования которого нас призывают поверить и К.Г.Юнг, и академик Вернадский, и многие другие мудрецы. Обратите, пожалуйста, внимание на этот «наворот» в нашем «биокомпьютере», дающий человеку разумному принципиальную возможность подключаться ко всеобщему разуму, то есть наделяющий его интуицией.

Теперь в двух словах — об отличии этой книги от предыдущих, которые тоже были посвящены человеческому сознанию, его неординарным возможностям и методам работы с психикой, нацеленным на раскрытие таких возможностей. Новизна этой книги, прежде всего — в самом подходе к такой работе. Если раньше для достижения определённого результата в виде той или иной психической способности вам вначале предлагалось достичь соответствующего изменённого состояния сознания (психического настроя, психической позиции, как мы говорили) и получить интересующую вас способность как следствие данного психического настроя, то сейчас мы попробуем начать прямо с нужного действия, прямо с магии, как называет такие вещи упомянутый мной психиатр. А соответствующий психический настрой установится у нас самопроизвольно. В общем, мы попробуем нажать на иной рычаг, соединённый с тою же конструкцией, или потянем верёвочку за другой конец, чтобы распутать узел.

В принципе то, что я собираюсь предложить вам на этот раз, проверено десятками, даже сотнями поколений йогов, шаманов, буддийских последователей прямого пути, некоторые из которых добивались результатов, способных поразить любое воображение. Но и не совсем то, поскольку достижения современной психологии могут существенно облегчить древние методы и сделать их доступными почти для всякого нормального европейца. («Для среднеевропейского идиота», — выразился некогда в моём присутствии один очень серьёзный и весьма известный буддийский подвижник, и, должен признаться, его резкая формулировка особого протеста у меня не вызвала.).

Теперь — о подходе к проблеме, за которую мы сообща берёмся. Вообще-то, в распоряжении человека разумного имеется два принципиально различных подхода к восприятию любых жизненных явлений и взаимодействию с ними. Первый — назовём его научным или созерцательным — предполагает беспристрастное (конечно, условно беспристрастное; человек по сути своей — существо пристрастное) наблюдение за чем-либо, накопление фактов, их анализ, какие-то логические умозаключения, или выводы и т.п. При научном подходе к явлению мы позиционируемся вне этого явления, созерцая и изучая его как бы со стороны. В этом случае наше с ним взаимодействие тоже может быть достаточно тесным, но мы не вовлечены в те внутренние процессы, которые, так сказать, явление одухотворяют, делают его живым.

Другой подход к явлению — подход адепта, мастера, то есть человека вовлечённого — порождает искусство. Гениальный скрипач, к примеру, может и не знать толком, что именно и как он делает. Музыкант целиком погружается в некий процесс, в определённое знакомое состояние — и у него получается музыка. Ну, а какой-нибудь компетентный музыковед очень хорошо опишет потом, предположим, летучее стаккато этого скрипача,.. но никогда так не сыграет сам. Понимаете? В итоге существуют на белом свете живописцы или скульптора и искусствоведы, практикующие хирурги и теоретики, занятые медицинскими проблемами, буддисты и буддологи. Между этими людьми в каждой паре колоссальная качественная разница. Именно это, между прочим, имел в виду Гурджиев, когда заявлял, что настоящий человек — тот, кто умеет что-то делать по-настоящему, не столь важно, что именно. Очень чётко данное разграничение проводит рациональный буддизм. От самого исторического Будды Гаутамы из поколения в поколение передаётся обобщённый «рецепт» достижения высшей мудрости (праджня — снскр.; ше-раб — таб.), который состоит из трёх компонентов, или фаз: знание, получаемое при ознакомлении с доктриной; знание, возникающее при её обдумывании и критическом анализе; знание, рождающееся при медитации (т.е. в результате практики предложенного учения). В общем, не взяв скрипку в руки, не научишься на ней играть.

Точно так же, между прочим, обстоит дело и с психологией. С одной стороны, это — подборка представлений о человеческой психике, с другой — мастерство коммуникации, высокое искусство влияния на ближних своих, а также и на себя самого. Нас, разумеется, более всего интересует второй подход, хотя кто-то, возможно, открыл эту книгу просто из любопытства.

Как бы то ни было, коротко укажу истоки магии наших чувственных представлений (как мы условились, я употребляю слово «магия» в широком значении) — главного предмета этой книги. Наверно, самым обширным вместилищем разнообразных психо-мистических традиций и школ является культура древних Ариев, берущая начало в Ведах. Из всего их многообразия рискну выделить, во-первых, некоторые направления йоги, а во-вторых, южно-индийские традиции почитателей Шивы, опирающиеся на тантры.

Между прочим, в нашей стране об индийском тантризме бытует сегодня искажённое представление, — в основном благодаря множеству популистских публикаций на эту тему, авторы которых преподносят нам исключительно сексуальную сторону данного явления (к тому же с искажениями) и, как правило, даже не упоминают об изощрённых медитативных практиках приверженцев индийских тантр, направленных на последовательное раскрытие духовно-энергетических центров (чакра — санскр.) и пробуждение особой психической силы, образно именуемой змеиной силой, или кундалини (кундал — свёрток, ини — окончание женск. рода — санскр.).

Но, пожалуй, полнее всего проработаны методики репрезентации нашего чувственного опыта в буддийских традициях и школах, избравших доктрину прямого пути. Данную ветвь буддизма часто называют алмазной колесницей (ваджраяна — снскр.) или буддийским тантризмом (на Западе в ходу даже такой термин — тантраяна), что не вполне правомерно, поскольку основополагающие буддийские писания, собранные в знаменитой трипитаке («три корзины учений»), лишь называются буддийскими тантрами (строго говоря, санскритское слово «тантра» обозначает определённый литературный стиль), но не имеют никакой связи с индуистским тантрическим учением.

В меньшей мере используют работу с воображением другие ветви буддизма — дальневосточные или южные традиции, школа «чистой земли» и т.п.

По ходу замечу: буддизм — это не совсем религия в нашем понимании. Это, скорее — психотерапевтическая методика излечения человека от зависимости от мира вещей и явлений, в который он погружён, предложенная некогда просветлённым принцем Сиддхартхой Гаутамой и затем развитая многими десятками поколений его последователей. (Такая зависимость сродни алкогольной или страсти к игре, но люди не склонны замечать её в себе, покуда всё у них в жизни ладится.).

В школах суфиев, насколько мне известно, весьма серьёзное внимание уделяется аудиальной и кинестетической составляющим нашего восприятия. Наконец, существует ещё традиция толтеков, весьма популярная в наши дни, также уделяющая большое внимание медитативным практикам. У толтеков это называется пристальным созерцанием, а также сновидением наяву.

О сути и задачах перечисленных традиционных методик, опыт которых нам в дальнейшем пригодится, мы немного побеседуем в первой главе. Сейчас же, во Введении, мне бы ещё хотелось предложить вам одну историческую модель. Собственно, это — мои представления о взаимодействии культур Востока и Запада и о проникновении в наш мир вышеупомянутых мистических традиций.

Начну с культуры индуистской — с ней первой всерьёз познакомились европейцы. Этому были политические причины. Индия долго находилась в незавидном положении английской колонии со всеми вытекающими последствиями. И в конце девятнадцатого века среди духовной элиты индийского общества укоренилась идея обмена между культурами: нищая, но духовная Индия делится с материально богатым Западом своим духовными достижениями, а взамен получает от него блага материальные. Очень наивно, конечно, и тем не менее...

Тем не менее, такой замечательный йог, к примеру, как Рамакришна специально готовил своих учеников для миссии в так называемом цивилизованном мире. Из книг Ромен Ролана вам, может быть, известна история триумфального шествия на Запад одного из них, Нарендранатта Дадта, более известного европейцам под именем Вивекананды. Этот индийский свами, странствующий проповедник, оказал огромное влияние на умы самых неглупых европейцев. Допустим, в России его идеи очень серьёзно воспринял «матёрый человечище»[1], отлучённый впоследствии от православной церкви. Между прочим, последний исход из Ясной поляны Льва Николаевича до сих пор вызывает споры биографов и многочисленных исследователей творчества этого русского гения. Для меня же столь экстремальный шаг постаревшего графа Толстого кажется вполне прозрачным. Согласно ведическим законам Ману, жизнь любого достойного человека состояла из четырёх периодов: ученичество, период домохозяина, или главы семейства, затем — период отшельничества и религиозных подвигов, наконец, — уход в саньясу, то есть в непрерывные скитания. Саньясин добровольно отказывался от пристанища, родственников и друзей и даже от своего имени. Всё очень логично. Сначала выучись, потом построй свой дом и вырасти детей, и лишь тогда ты можешь всерьёз погрузиться в духовные искания. Но и тут прежде испробуй себя и закали в относительно мягком отшельничестве, а если это не принесёт ощутимых плодов, примени самое радикальное средство — странствия нищего монаха. В общем, индийские свами провозгласили так называемую неосаньясу, а русский граф остро чувствовал, что дни его стремительно уходят...[2].

Между прочим, в тот период на Запад ринулись индийские проповедники не одной только линии Рамакришны, но и некоторых других йогических школ, например, Лахири Махасайа. Что же до индуистского тантризма, то приблизительно в то же время стали выходить в свет скрупулёзные переводы на английский подлинных тантр, выполненные Артуром Авалоном (сэр Джон Вудрофф) и его супругой Эллен. В общем, с приходом двадцатого столетия цивилизованный мир получил возможность познакомиться с некоторыми подлинными индуистскими мистическими традициями и школами.

С буддизмом же дело обстояло куда сложней и драматичней, — во всяком случае, для России. Напомню вам, что в конце девятнадцатого — начале двадцатого веков уже почти тысячелетие продолжался так называемый тибетский период буддизма. Это значит, что в самой Индии, исторической родине этого мирового вероучения, буддизм угасал. Он, кстати, сохранился нынче в основном лишь на юге страны, причём в так называемых «примитивных» формах (автор не согласен с данным термином, введённым западными буддологами) Малой колесницы (хинаяны). Великая же буддийская колесница (махаяна), перевалив через гималайские горные цепи, утвердилась и расцвела в Тибете и Монголии, а также — в особых своих дальневосточных формах (чань, цзэн, дхиен) — в Китае, Японии, Корее. Конечно, нас, в первую очередь, интересуют тибетские традиции буддизма, махаяны, особенно ваджраяны («Алмазная колесница»), исповедующей концепцию прямого пути и выработавшей для её реализации весьма мощные психо-мистические практики. Но вот, именно в буддийский Тибет западный мир очень долго доступа не имел, а потому и не мог составить мало-мальски правильное представление о мистических культах, бытующих в Стране снегов. Первым европейцем, которому удалось совершить не просто экскурсию в таинственный край магов и колдунов — что само по себе было нелёгким предприятием; чете Рерихов, например, сие оказалось не под силу, — но буквально стать тибетским ламой, вернее, джецунмой (джецунма — «высокочтимая», «преподобная»; обращение к женщине, достигшей больших успехов в практике ламаизма; тиб.), была француженка бельгийского происхождения госпожа Александра Дэвид-Нель. Результатом её четырнадцатилетнего пребывания в Стране снегов явился ряд трудов, выходивших один за другим во второй половине двадцатых годов — вначале на французском, а вскоре переведённых на английский и другие языки. Среди них наиболее популярна, пожалуй, книга «Магия и тайны Тибета» (на русском языке она выходила под названиями «Среди магов и мистиков Тибета», а также «Мистики и маги Тибета»).

Коротко расскажу историю русского перевода этой книги, которая сама по себе представляет определённый интерес. В семидесятые годы «Магию и тайны Тибета» перевёл — буквально на моих глазах — с английского на русский один весьма компетентный буддолог. Назову его господином Б. Этот господин владел тибетским, бурятским и английским (но не французским), а потому и воспользовался для создания русской версии работы её английским переводом, выполненным где-то в конце двадцатых — начале тридцатых годов. В ту пору за окном стоял развитой социализм, и господин Б. не мог рассчитывать на то, что его труд увидит свет официальным путём. А потому он не стал особенно прорабатывать детали перевода, — должен заметить, весьма существенные, поскольку книга была насыщена тибетскими терминами. В общем, при их передаче переводчику приходилось расшифровывать французскую аллитерацию тибетских слов и выражений, а до более-менее точной русской их транскрипции руки у него в ту пору не дошли. В итоге в «самиздатовскую» сеть был запущен труд Дэвид-Нель под названием «Среди магов и мистиков Тибета».

Наконец, сменилась эпоха, настали благословенные девяностые, когда в России вдруг разрешили печатать даже то, что нигде больше не издавалось. В девяносто первом с благословения одного крупного питерского издательства мы с господином Б. начали спешно приводить первоначальный текст перевода в надлежащий вид, но всё же опоздали. Книга вышла в Москве огромными тиражами, а в её тексте — несмотря на прямое указание на то, что сие есть перевод с французского — сохранились те же самые неточности, что некогда сознательно оставил в рукописи господин Б. Делайте выводы.

В первой половине пятидесятых годов произошла цепь взаимосвязанных событий, приведшая к аннексии Тибета Китаем. Его святейшество Далай-лама XIV, в ту пору ещё молодой человек, совершил беспримерный переход через Гималаи в Индию, а следом за ним Страну снегов покинуло не менее ста тысяч тибетцев. В итоге же этот весьма печальный для тибетской культуры виток истории явился для европейцев своеобразным актом озарения, который им эту самую культуру и открыл. Компетентные ламы разбрелись по белу свету (с благословения Его Святейшества), теперь уже открыто проповедуя свои некогда тайные доктрины.

Однако у России — собственная история взаимоотношений с тибетским буддизмом. Это связано, прежде всего, с тем обстоятельством, что в семье народов Российской империи находились буряты и калмыки, исповедующие ламаизм. Наверно, бурят в этом контексте всё-таки следует назвать в первую очередь, поскольку через Монголию они постоянно поддерживали чуть ли не родственные связи с Тибетом. А у предпоследнего российского императора появился необычный крестник — бурят Джамсаран Бадмаев, в крещении — Александр, в общем, в итоге «Ксан Ксаныч». (Буддизм, между прочим, нисколько не возражает против того, чтобы его последователи одновременно исповедовали, предположим, христианство; иное дело наша церковь, которая вряд ли одобрит желание своих прихожан ринуться в буддизм.).

Так вот, Александр Бадмаев приобрёл со временем большое влияние среди российской элиты — прежде всего, как тибетский лекарь, с немалым успехом пользующий сильных мира сего (от легендарного старца Григория Распутина до всесильного одно время министра С.Ю.Витте). Сам Джамсаран признавался, что ему пришлось потратить полтора десятилетия только на то, чтобы адаптировать некоторую часть (не очень, кстати, значительную) традиционных тибетских снадобий (их он получал со своей родины) к организму европейца. Но, оказывается, целительство — это не всё, в чём преуспел императорский крестник. Именно с его подачи (разумеется, при государевой поддержке) было организовано акционерное общество с колоссальным по тем временам капиталом в пять миллионов золотых рублей для торговли с буддийскими странами Средней и Южной Азии. И не только для торговли...

К концу девятнадцатого века вопреки жёсткой колониальной политике англичан в Азии, а может, как раз благодаря этой политике, Монголия и Тибет с большой симпатией поглядывали в сторону своего могучего северного соседа. Оно и понятно: буддийская Бурятия неплохо чувствовала себя под рукой Белого царя, а тут — постоянное китайское давление с востока, английское же — со всех мыслимых сторон. Англичане, конечно, знали об этих настроениях и во время своих карательных экспедиций в Тибете настойчиво пытались установить факты контактов тибетской политической и духовной элиты (что в Стране снегов, как правило, одно и то же) с северным соседом, чему имеется множество документальных подтверждений.

Наконец, в 1905 году Россия получила войну с Японией, организованную англичанами, и я усматриваю тут определённую связь с российской дружелюбной политикой в буддийской Азии, которая явно предпочла могучую империю соседа колониальным устремлениям и имперским аппетитам туманного Альбиона.

Но война закончилась — пусть и не самым удачным для России образом, — и отношения её с Тибетом продолжились. С 1909 по 1915 г. в Санкт-Петербурге строится дацан Гунзечойней, который вплоть до наших дней остаётся самым северным буддийским храмом в мире. Мне кажется, важно подчеркнуть, что возводился он как резиденция Далай-ламы XIII в столице Российской империи. Миссию же посредника между Лхасой и Петербургом с успехом выполнил видный бурятский лама Агван Дорджиев.

В связи с дацаном Гунзечойней стоит, вероятно, упомянуть один факт. Когда в 1987 году, под занавес советского периода нашей истории, Далай-лама XIV посетил Ленинград, то, по просьбе Его Святейшества, ему была предоставлена возможность провести в дацане службу. (В то время помещение храма было занято зоологическим институтом.).

Вообще-то, советский период истории России был весьма сумбурен и неоднозначен с точки зрения её взаимоотношений с северным буддизмом. Тут и советские экспедиции в Монголию и Тибет, и чудовищное по масштабам разграбление святынь Бурят-Монголии, и сталинские гонения на лам... С другой же стороны, — союзнические, а потом и самые добрососедские отношения с буддийской Монголией, и даже присоединение в 1944 году к нашей стране автономного буддийского княжества, ставшего ныне республикой Тыва. Не буду касаться этих исторических перипетий, напоминающих порой политический детектив — тот, кого они интересуют, может обратиться к соответствующей литературе. (В минувшем году, кстати, наконец-то, увидела свет книга петербургского историка А.И.Андреева «Храм Будды в Северной столице», явившаяся результатом многолетних скрупулёзных исследований автора в данной области.).

Следует ещё сказать несколько слов о проникновении на Запад традиции суфиев. Знакомство с ней россиян началось с появления прежде в Москве, а потом и в Петербурге в начале двадцатого столетия таинственного и могучего господина Гурджиева и открытия им в двух российских столицах своих мистических школ. Чуть позже, кажется, в четырнадцатом или пятнадцатом году, в Петербурге увидела свет первая небольшая ознакомительная работа по суфизму Инайат Хана. Я связываю между собой эти события.

Очень скоро, однако, в начале двадцатых годов, после безуспешных скитаний по большевистской России в поисках удобного места для своей работы Гуржиев с частью учеников навсегда Россию покидает, чтобы осесть во Франции. Там он благополучно переживёт гитлеровскую оккупацию и уйдёт из жизни в 1949 году, насмехаясь в последний миг над беспомощностью своих растерянных и опечаленных учеников. Посланцев суфизма такого масштаба Россия, да и весь, пожалуй, западный мир, больше не имели.

Наконец, в семидесятые годы минувшего столетия благодаря книгам К.Кастанеды мы узнали о мистической традиции толтеков. Многих сразила сама новизна этой действительно неведомой нам до той поры линии мистицизма. Кому-то книги Кастанеды помогли лучше разобраться в том, что люди почерпнули в других учениях, большинство же читателей, я думаю, пленила сама романтика его эмоционального высокохудожественного повествования...

Лишь спустя некоторое время мы начали понемногу разбираться в том, что предложили нам толтеки: использование психотропных веществ — так это уже было во многих традициях, перепросмотр — нечто подобное имеется и у буддистов и у суфиев, осознанное сновидение — им, кажется, и йога занималась, и буддийские школы ваджраяны, и шаманские культы народов Сибири, да и некоторые другие мистические течения... Что же до апофеоза практики, до прекращения внутреннего диалога и остановки мира, то сие декларируется самим классическим определёнием йоги: «читта вритти ниродхам» — помните? «Удержание умственной субстанции от колебаний» — как-то так. В общем, триумфальное шествие по земному шарику книг Кастанеды в одних умах порядку прибавило, в других поубавило — всё, как обычно и бывает. Вместе с тем, эти книги вернули нам уже утраченную, казалось бы, способность к пантеистическому восприятию мира, расширив тем самым наши границы.

Думаю, и этого неполного обзора проникновения мистических идей в так называемый цивилизованный мир вполне достаточно, чтобы понять, как много потенциальных возможностей имеется в нашем распоряжении.

На этой мажорной ноте я, с вашего позволения, закончу вступление и перейду к основной части книги.

Глава 1. Магическая энергосистема человека.

Мне кажется, будет уместно начать эту главу, — в общем-то, тоже ещё вступительного характера, — одной старинной притчей. Рассказывают, что как-то раз Чжуан Цзы (а это, да будет вам известно, величайший даосский мудрец) уснул, и приснилось ему, что он — мотылёк. Потом, пробудившись ото сна, Чжуан Цзы заявил ученикам, что не знает теперь, что и думать: то ли он — Чжуан Цзы, которому приснилось, будто он — мотылёк, то ли всё-таки он — мотылёк, которому продолжает сниться, что он — Чжуан Цзы.

Разве с вами никогда не случалось ничего подобного? Не до такой степени, конечно, чтобы, выбравшись из-под одеяла, взмахнуть крылышками и... полететь?

Быть может, вас что-то пробуждало в самый разгар интенсивного живого сна. И вы не сразу возвращались к реальности — некоторое время в вашем осознании оставалось ещё какое-то странное смешение образов и ощущений, особенно ощущений. И для того, чтобы полностью восстановилось ваше нормальное восприятие мира, потребовалось время. А в придачу к нему, ко времени — ещё какие-то привычные для вас акты восприятия. К примеру, неплохо помогает в таких случаях кратковременная утренняя дискуссия с женой на тему о том, чья очередь заваривать кофе. Очень бодрит также курс интенсивной утренней терапии, поступающий к вам из-за окна, где до изумления противно завыл соседский автомобиль.

Но если отвлечься от всего этого — во времена Чжуан Цзы на повозки, кажется, не устанавливали сигнализацию, — то мы можем признать, что и то и другое, наши и сон и явь, сформированы актами восприятия, истинными или мнимыми, а если воспользоваться языком философии — объективными или субъективными. В этом отношении весьма ловко сплутовал столь популярный некогда в нашей стране марксизм, установив в качестве главного и единственного критерия объективной реальности субъективное ощущение. («Материя — это объективная реальность, данная нам в ощущении».) Я хочу лишь подчеркнуть, что даже ригидный советский материализм не сумел подобрать ничего более авторитетного для экспертизы человеческого опыта познания, нежели наши чувства и ощущения. Да, потому что ничего иного для этой цели мы попросту не имеем. К счастью, нам ничего другого и не требуется — вполне достаточно и этого.

Под словом «это» в данном случае, прежде всего, подразумевается главный инструмент человеческого восприятия — наши чувства. Их, как нам известно с детских лет, всего пять: зрение, слух, осязание, вкус и обоняние.

Однако, согласно самым авторитетным представлениям любых психо-мистических традиций и связанных с ними школ, берущих начало в Арьяварде, древней Индии, и получивших сегодня широкое распространение на Западе, органов чувств (индрий, снскр.) у нас — целый десяток. Вот вам — первое ценное противоречие, устраняя которое, мы, наверно, сумеем разобраться в одной важной особенности нашего осознания, которая опять-таки связана с понятием сна и яви, или реальности и воображения.

Итак, почему же у йогов, индийских или буддийских, ровно вдвое больше чувств, чем у нас? Давайте в этом разберёмся. Во-первых, индийские индрий — это органы, не в механическом смысле, конечно, как наши руки или губы. Потому что видеть, слышать, осязать нечто — всё это суть наши действия, для которых необходимы органы. Причём мы пользуемся своими чувствами (индриями) для двух принципиально разных по типу целей — во-первых, для получения какой-то информации извне в виде зрительных, слуховых и прочих образов. А во-вторых, — для реализации той информации, которая уже заложена в нашем сознании, точно на жёстком диске компьютера. Вот для этого типа чувств индусы тоже выделили пять отдельных органов, и получилось, что индрий у нас десять. (Последние пять и названы индусами органами действия.).

Приведу пример, чтобы уже окончательно разобраться в этом важном вопросе. Предположим, вы смотрите на дерево, и при этом ваше осознание фиксирует его сложную форму, интенсивный зелёный цвет его листвы с разнообразными оттенками, а также голубой фон неба за деревом и многое другое. В этом акте восприятия вами автоматически задействуются зрительные рецепторы двух типов: хроматические (цветовые) рецепторы — консы, которые сконцентрированы в центре глаза, и ахроматические (не цветовые) рецепторы — палочки, расположенные на периферийных участках глаз, (потому, кстати, наше периферическое зрение ахроматично; тут все люди — дальтоники.).

Затем, уже в другое время и в ином месте, вам зачем-то понадобилось восстановить в памяти зрительный образ дерева, или, попросту, вспомнить его. Если вы выполните это идеально, то есть восстановите в точности ту же картину, которую вы некогда видели наяву, то в вашем головном мозге (причём в его левом полушарии, если вы — «правша») возбудятся те же самые нервные клеточки, что и в первом случае. Что же при этом произойдёт? Вы точно так же получите информацию о дереве в виде его зрительного образа, но получите её на сей раз не через свои зрительные рецепторы, а непосредственно из памяти. В этом случае, по модели индусов, вы воспользуетесь уже другой индрией — той, что является органом действия. Таким образом, для каждого из пяти наших чувств имеется пара органов (индрий): один — для получения так называемой объективной информации через специализированные рецепторы, другой — для её «скачивания» из памяти — сознательной, подсознательной, а то даже и сверхсознательной, связанной с ноосферой, или коллективным бессознательным. Это очень просто, но следует хорошо это понять, чтобы избежать в дальнейшем ненужных вопросов. Точно так же у нас имеется по паре и всех прочих органов восприятия — слуха, осязания, обоняния и вкуса. Согласно представлениям индусов, управляет всем этим хозяйством специальный орган нашего сознания манас, которому подчинены индрии. Разумеется, кто-то должен собирать наши разрозненные чувственные впечатления, как-то их группировать и превращать во что-то осмысленное. Вот этим манас и занимается. Можете попытаться почувствовать его в себе как присущую вам способность сознательно группировать различные чувственные представления. Ну, например, зрительно представьте себе розу, потом — опять-таки в уме — потрогайте её листья и лепестки, наконец, почувствуйте её тонкий аромат... У кого-то получится лучше, если с аромата и начать, а затем перейти к зрительным и кинестетическим образам. Как бы то ни было, это может проделать всякий из нас — кто-то лучше, кто-то хуже, — поскольку помимо органов чувств у нас ещё имеется манас, или наш чувственный управляющий.

Давайте пока на этом остановимся, чтобы ещё раз, так сказать, уже со следующей ступеньки, попробовать определить поточнее: чем же мы с вами станем в дальнейшем заниматься. Вернёмся к самому слову «магия», которым упомянутый мною во Вступлении основатель йогической школы в Питере называет использование воображения в «корыстных» целях, предположим, в оздоровительных. Более системным я бы назвал подход к данному вопросу В.М.Кандыбы, весьма известного сегодня автора книг по гипнозу, магии и различным мистическим направлениям. Господин Кандыба делит «все проявления необычных и сверхнормальных сил человека, как внутренних, так и внешних, на две главные категории: магию и мистику». При этом магией он называет «все случаи усиленного действия и конкретного познания при помощи средств, отличающихся от обычных». Мистикой же — «все случаи усиленного чувства и абстрактного познания». На мой взгляд, формулировка довольно неконкретна и неточна. Правда, далее автор поясняет:

«Я подразделил магию на объективную, т.е. имеющую реальные результаты, и субъективную, т.е. с воображаемыми результатами... Итак, объективная магия это усиленное действие и конкретное познание. «Усиленное действие» означает, в данном случае, реальную возможность влияния на предметы, события и людей без помощи обычных средств, действие на расстоянии, сквозь стены, действие во времени, т.е. в прошлом или будущем. Далее, здесь имеется в виду возможность влияния на «астральный» мир, если таковой существует, т.е. на души умерших, на «элементали», неизвестные нам добрые и злые силы. Конкретное познание включает в себя ясновидение во времени и пространстве, «телепатию», чтение мыслей, тензометрию, умение видеть «духов», «мыслеформы», «ауры» и тому подобное, опять-таки в том случае, если всё это существует. Субъективная магия это все случаи воображаемого действия и познания. Сюда относятся искусственно вызванные галлюцинации, сны, принимаемые за реальность, чтение собственных мыслей, принятых за чьи-то сообщения, полунамеренное создание астральных видений, «хроника Акаши» и подобные чудеса».

Видите, как много понадобилось слов для этого непростого определёния. Впрочем, я далёк от желания затевать новый терминологический спор. Во всяком случае, после такого пространного пояснения нам более-менее ясно, что именно автор имеет в виду. Но при такой классификации индуистская тантра, с которой мы начали, подпадает под все три категории Кандыбы: начинаясь, положим, с мистицизма, использующего одновременно и субъективную магию, она приходит к магии объективной. И, кстати, точно так же традиция толтеков, практика которой на начальных стадиях — это, по Кандыбе, наполовину мистицизм, наполовину субъективная магия.

Как вскользь уже было отмечено, в отношении самих методик толтеки не принесли нам ничего принципиально нового. Их относительное новаторство, пожалуй — в самой модели. Во-первых, точка сборки — апофеоз учения о человеческом сознании, — которая делает более доступной для нас доктрину перехода людей в изменённые состояния сознания, а затем и в различные миры. И, конечно, пантеизм, одухотворение сил природы — именно эту возможность современный человек в большой степени утратил, — прежде всего, благодаря историческому обращению общества в монотеистические верования. Пантеистический подход характерен для исконного шаманизма — например, малых народностей Сибири или тибетских колдунов бон. Именно потому в своих более поздних книгах Кастанеда заменил слово «магия» термином «шаманизм».

Ну, а для меня магия — это логически необъяснимое включение наших чувственных представлений, которое может происходить в разнообразных формах и приводить к различным результатам, иногда — и к чудесным. В этом смысле всю магию я условно поделил бы на магию обыкновенную и необыкновенную. (По аналогии с названием популярной киноленты, снятой по мотивам сценической сказки Шварца — «Обыкновенное чудо».).

Задумайтесь, пожалуйста: а как вы вообще думаете и говорите, как находите нужное слово в своей памяти? Во-первых, эту самую память вы отнюдь не воспринимаете как некую материальную вашу собственность. Положа руку на сердце, вы даже не можете сказать, где именно она располагается. То, что у вас имеется кора головного мозга и подкорка — это знания чисто теоретические, никак не связанные с вашим самоощущением. И вот, вы производите в своём осознании запрос на какое-то слово, выраженный то ли вашим желанием это слово найти, то ли неким неясным ощущением, и — о чудо! — нужное слово откуда-то всплывает на поверхность вашего осознания, и вы его произносите. Проанализируйте те простейшие вещи, которые вы проделываете ежедневно сотни раз — разве все они не связаны с магией? Любому вашему действию предшествует запрос в те или иные сферы вашего осознания. Например, чтобы правильно написать какое-нибудь слово, любой грамотный человек сначала зрительно его себе представляет, а затем проверяет правильность того, что он получил, кинестетическим ощущением, которое возникает у него в районе груди. Всё это происходит обычно в какие-то доли секунды — мы этого, как правило, не замечаем. (Приверженцы НЛП называют такие наши внутренние экскурсы стратегиями, которые могут быть правильными и неправильными и приводят, соответственно, к удовлетворительным или неудовлетворительным результатам.) А какая-то бессознательная часть нашего я постоянно поддерживает в нашем теле циркуляцию крови, обмен веществ, работу внутренних органов... И всё это тоже относится к своего рода магии — к нашей микромагии, если можно так выразиться.

Вообще, что такое жизнь? Логического ответа на этот вопрос не существует. Можно лишь предложить какие-то модели, которые удовлетворят наш ум и, возможно, будут нам полезны в определённых случаях. (Например, модель тех же толтеков с пучками энергетических линий бесконечной протяжённости и точкой сборки.).

Ну, а когда вы начинаете любое новое для вас дело — разве же это не магия в чистом виде? Что при этом происходит? Вы в какой-то форме выражаете своё намерение что-то освоить и чего-то добиться, и потом либо у вас получается всё, как вы хотели (может быть, почти, как вы хотели), либо же нет. От чего это зависит? Давайте выберем для истолкования магическую модель. Тогда, если после того, как вы выразили свою волю, у вас оказалось достаточно личной силы, то эта воля воплотилась, если же силы вам не хватило, то ваша затея провалилось. Данная модель хорошо объясняет преимущество в достижении жизненных целей целеустремлённых людей. У любого из нас имеется ограниченный объём личной силы (психической силы, жизненной энергии — можно назвать это как угодно). И если мы опрометчиво расходуем его на множество вещей одновременно, то в итоге и не получаем ничего. Когда же мы вкладываем всю свою наличную силу, так сказать, в одно предприятие, то у нас больше шансов в нём преуспеть.

Так какой же магией мы займёмся? И той и другой — и обыкновенной и не совсем обыкновенной. Возможно даже, совсем необыкновенной, если хорошенько постараемся. Чудеса в этом лучшем из миров имеют свойство вырастать из очень простых, казалось бы, вещей.

А теперь вернёмся к индуистскому тантризму и йоге, вернее, к той основополагающей модели, которая предлагается этими взаимосвязанными традициями, поскольку нам она пригодится в дальнейшем. Многие из вас, наверно, уже в той или иной степени знакомы с энерго-информационной моделью человека, которую можно назвать классической, во всяком случае, каждый о ней что-нибудь слышал. Я изложу эту модель тоже очень кратко и схематично — лишь с теми подробностями и деталями, которые сочту необходимыми в общем контексте этой книги.

Итак, психоэнергетическая схема человека, принятая индуистским тантризмом и йогой. Я позволю себе иногда соотносить её с принятой на Западе моделью нервной системы человека, хотя это, наверно, будет выглядеть не очень корректно.

Начнём с главных связующих элементов всей энергосистемы. Это — три главных энерго-информационных канала (нади — снскр.), якобы, связанных с нашим телом, во всяком случае, как-то с ним механически соотнесённых. Во-первых, левый и правый нади, на санскрите соответственно ида и пингала. Ида несёт «холодную» (лунную) энергию, пингала — «горячую» (солнечную).

Оба энергопотока восходят от копчика вдоль спинного хребта (меру — санскр.) слева и справа и, пройдя через шейно-затылочную область, в межбровье соединяются, образуя вместе с третьим нашим энергетическим каналом сушумной (санскр.), самым главным во всей энергосистеме, так называемую трикуту (санскр..), о которой мы вскоре поговорим подробнее. Точные траектории иды и пингалы варьируют от источника к источнику. Большинство индуистских тантр придаёт этим нади форму изогнутых луков (соответственно по левую и правую стороны от меру); в некоторых писаниях ида и пингала закручены наподобие спирали вокруг меру и проходящего внутри него, посредине, относительно прямого центрального энергоканала сушумна.

Этот последний и, повторяю, самый важный энергоканал начинается в копчике, проходит затем по всему спинному хребту, соединяется с двумя другими энергоканалами в трикуте (на уровне межбровья), а затем поднимается к макушке головы, где расположен наш последний энергетический центр. (Ида и пингала в трикуте заканчиваются.) Приведу одно из классических описаний сушумны (в переводе Артура Авалона), сделанное знаменитым адептом тантрической йоги Свами Пурнанандой (1) в классическом труде «Шат-Чакра Нирупана» (2).

«В пространстве вне позвоночника справа и слева есть два канала, лунный и солнечный. В середине — канал сушумна, чья сущность — три гунны (3). Она имеет природу (одновременно) солнца, луны и огня. Её тело, как вереница белых цветов дурмана, простирается от середины канды (4) до головы, и молния внутри неё идёт от половых органов к голове.

Внутри неё — читрини-нади, светящаяся светом пранавы (5), которой могут достигать йоги. Она тонка, как паутина, и пронизывает все лотосы, расположенные внутри сушумны (6). Её природа — чистый разум. Она прекрасна от них (лотосов), нанизанных на неё. Внутри неё — брахма-нади, которая простирается от отверстия рта Хары (одно из имён Шивы) до того места, за пределами которого пребывает Ади-дэва (7).

Она (читрини) прекрасна, как цепочка вспышек молнии; тонкая и нежная, как волокно лотоса, она сияет в умах мудрецов. Она, чья настоящая природа — чистое сознание, предельно тонка, и она воплощение всего (возможного) блаженства. Дверь в Брахму (брахмадвара) сияет в её рту. Здесь, в этом месте, вход в область, орошаемую нектаром (8), и оно называется «узлом», а также «ртом» сушумны».

Теперь краткие комментарии, без которых, надо думать, не обойтись:

1. Свами Пурнананда — знаменитый йог, адепт индуистского тантризма, живший в XVI веке. Учителем Пурнананды, давшим ему это имя при посвящении, считается другой авторитетный йог — Брахмананда. Свами Пурнананда известен как подвижник и учитель (гуру — санскр..), овладевший необычными способностями (сиддхи или риддхи — санскр..), а также как автор рада тантрических текстов.

2. Шат-Чакра Нирупана — описание шести телесных центров; чакра (санскр..) — энерго-информационный мистический центр, связанный с определённой зоной спинного хребта и управляющий теми или иными нашими способностями.

3. Гунны суть три качества: инертность (тапас), активность (раджас) и равновесие (саттва). Тапас и раджас соответствуют силам инь и янь древнекитайской философии, а саттва — китайской монаде целиком, где эти силы пребывают в равновесии и гармонии.

4. Канда — опора, фундамент тела и одновременно «корень» всех нади, откуда они берут начало; в физическом теле — область промежности между анусом и половыми органами.

5. Пранава — священный слог «ОМ», который в индуизме наделён не только звуком (аудиальная модальность), но и цветом (белый) и формой (иногда начертанием, реже — неким божеством в телесном облике), и, в отдельных случаях, даже вкусом и запахом.

6. Мистические центры (чакры — санскр..) изображаются в виде цветков лотоса с определённым количеством лепестков. Все чакры как бы нанизаны на спинной хребет, внутри которого находится канал сушумна.

7. Ади-дэва в данном контексте следует понимать как высшее «Я», Параматма — санскр..

8. Согласно одной из индуистских моделей из самого верхнего центра сахасрары — белоснежного тысячелепесткового лотоса — истекает нектар жизни (сома — санскр..). Попадая же в огненную область, которой управляет центр манипура-чакра (район пупка и солнечного сплетения), нектар этот сгорает, испаряется, а человек стареет.

Главная цель индуистской тантрической доктрины — пробуждение в нижнем центре (муладхара-чакра), а затем поэтапный подъём по сушумне вплоть до самого верхнего центра (сахасрара-чакра) мистической силы кундалини (о ней уже упоминалось во Вступлении), которая, свернувшись в три с половиной оборота, подобно змее, дремлет у входа в сушумну. Считается, что окончательный подъём кундалини не только приносит человеку освобождение от ограничивающего его материального мира, но и даёт ему власть над различными объектами этого мира (силы сиддхи).

Кстати, особого рода сексуальные практики, за которые в последние годы с таким восторгом ухватились западные последователи тантризма — всё это лишь одна из возможностей пробуждения кундалини на начальных этапах занятий. Основным же методом тантрических йогов, почитателей Шивы и Шакти (женский аспект божества — божественная энергия) всё-таки остаётся созерцание, медитация, интенсивная визуализация образов, доходящая до их объективизации, при которой наступает экстаз (самадхи — санскр..). И хотя сами по себе эти слова— «созерцание», «визуализация», «образ» — относятся исключительно к визуальной модальности, речь идёт о чём-то большем, нежели просто ряд зрительных представлений. Прежде всего, тантрическое созерцание подразумевает вовлечение в процесс максимально возможного числа модальностей. Обратите внимание на эту крайне важную деталь. Я хочу подчеркнуть, что мистики древности широко использовали метод перекрывающих модальностей, которым ныне гордится нейро-лингвистическое программирование (НЛП) как важным собственным достижением.

Итак, поэтапное созерцание — обычно снизу вверх — выполняется в энергетических центрах (чакрах), которые как бы нанизаны на сушумну, проходящую внутри спинного хребта. Велик соблазн соотнести её со спинномозговым стволом, тогда как две другие нади, ида и питала, будут соответствовать левой и правой ветвям вегетативной нервной системы. На Западе принято также выпячивать соответствие чакр определённым нервным центрам, сплетениям, а также эндокринным железам. Правда, некоторые исследователи-теоретики индийской мистической философии от этого нас предостерегают, заявляя, что мистические центры не имеют ничего общего с грубой материей, даже столь высоко организованной, как, предположим, серое вещество мозга, нейроны и т.п. Для разрешения этого противоречия я обычно предлагаю следующий подход: не станем рассуждать о материальности или не-материальности мистической энергосистемы самой по себе. В практическом отношении для нас более важно её, так сказать, материальное проявление — всё то, что мы способны регистрировать и чем можем затем воспользоваться при помощи органов восприятия, которыми в этой жизни обладаем. А потому очень кратко и схематично опишу сейчас нервную систему человека разумного и «наложу» на неё систему мистическую. Неплохо будет, если вы одновременно воспользуетесь анатомическим атласом.

Тантрическая теория, главным образом, рассматривает шесть чакр и сахасрару (самый верхний центр, седьмой), соотнося их со спинным и головным мозгом. Спинномозговому стволу соответствует пять чакр, и потому спинной хребет тантристы разделяется на пять неравных частей, каждая из которых и есть зона влияния того или иного центра: нижняя область (коссагиальная, копчик), состоящая из четырёх неполных позвонков, часто сросшихся (центр — муладхара-чакра), поясничная область, состоящая из пяти позвонков (центр — свадхиштхана-чакра); спинная область, состоящая из 12 позвонков и условно разделённая на два участка, нижний и верхний (центры — манипура и анахата соответственно), шейно-затылочная область, состоящая из 7 позвонков (центр — вишуддхи-чакра). Шестой и седьмой центры, аджна и сахасрара, соотнесены с определёнными участками головного мозга.

Как известно, наша центральная нервная система связана с периферической через 31 спинной и 12 черепных нервов, которые одновременно и эфферентны и афферентны, то есть чувствительны и моторны. Из черепных нервов последние шесть выходят из спинной луковицы (медуллы), а другие шесть, относящиеся к нашим органам чувств, — из той части мозга, что находится непосредственно перед медуллой. Со спинными нервами соединены так называемые ганглиальные шнуры симпатической нервной системы, расположенной по обе стороны позвоночного столба. Наш спинной мозг начинается снизу от мозжечка, проходит через медуллу в шейные позвонки и далее. У второго поясничного позвонка спинномозговой шнур уже очень тонок. Это важно, поскольку именно в данной области тантры помещают муладхара-чакру, кундалини, а также очень узкий вход в сушумну.

В поперечном сечении спинномозговой шнур разделён на две симметричные половины, связанные между собой комиссурой, в середине которой проходит центральный спинной канал, содержащий в себе спинномозговую жидкость. Именно в него тантристы помещают брахма-нади, или читрини, то есть проводник жизненной силы в самой сушумне. В этом смысле сушумну можно сравнить с электрическим проводом, под изолирующей оболочкой которого скрыт сам проводник, то есть читрини.

Механическое строение спинномозгового шнура на всей его протяжённости неоднородно. Например, в поясничной и затылочной областях имеются расширения шнура, вызванные увеличенным количеством серого вещества в этих местах. Выше первого шейного позвонка спинной шнур переходит в медуллу — продолговатое утолщение пониже мозжечка. А над мозжечком находится мозг, состоящий из двух полушарий. Тантристы рассматривают медуллу, соотнесённую с мозговым центром аджна-чакра, во-первых, как звено связи между высшим центром (сахасрара) и периферийными, расположенными в спинном хребте. Но не только, аджна-чакра — это и независимый центр, регулирующий важнейшие функции нервной системы. Точно так же и различные чакры, находящиеся в позвоночнике — все они располагают значительной автономностью. Тем не менее, в сахасраре как бы сдублированы все их функции, что символизируется столь большим количеством лепестков этого лотоса (1000).

Следует, наверно, привлечь ваше внимание ещё к одной детали. Нервные волокна, передающие двигательные импульсы, спускаясь от головного мозга к спинному и проходя через медуллу, как бы перекрещиваются и переходят с одной стороны на другую. Этим объясняется то обстоятельство, что у людей с нормальной церебральной организацией (у «праворуких») задействовано преимущественно левое полушарие головного мозга и наоборот. Данный факт отражён и в тантрической традиции, что ещё раз свидетельствует о высокой компетенции древних гуру.

Перейдём к описанию основных чакр, также очень краткому. Вначале — шаблон для такого описания, или перечень сведений, которые непременно сообщают нам тантры. Во-первых, координаты центра с точной привязкой к каким-то примечательным участкам нашего тела, — желательно, к таким, которые мы можем кинестетически почувствовать. Обратите, пожалуйста, внимание на последнюю деталь. Благодаря ей при созерцании чакр последователи тантризма автоматически включают в процесс кинестетическую составляющую. Из семи основных центров лишь два — самый нижний и самый верхний — мы не можем напрямую ощутить перцептивно. Так вот, для работы с этими центрами имеются специальные техники, с одной из которых, так называемой поляризацией центров, вы вскоре ознакомитесь.

Затем, каждой чакре соответствует определённое качество, или стихия, которой центр управляет. В санскрите для этого понятия имеется слово «таттва». К примеру, в муладхаре, самом нижнем центре, господствует таттва земли, качество материальности, плотности. (Вот вам, кстати, и другая кинестетическая компонента созерцания.) Каждая таттва, в свою очередь, характеризуется какой-то символической фигурой (янтрой) и определённым цветом. Например, таттва земли выражена жёлтым прямоугольником.

Всякая таттва имеет и собственный звуковой эквивалент — «вначале было Слово...» — помните? — так называемую биджа-мантру. Что значит «мантра», вам, надеюсь, понятно; слово «биджа» означает «корень», «зародыш». Таким образом, биджа-мантра — звук, из которого вырастает всё остальное. Разумеется, в текстах приводится его грубая (вайкхари — санскр..) форма. (Вот вам, кстати, и аудиальная составляющая созерцания.) У таттвы земли (притхиви — санскр..), господствующей в муладхаре, биджа-мантра — «ЛАМ». Далее, образующим биджа-мантру является первый в ней звук. У биджи земли это — звук «Л», выражающий твёрдость. А завершает всякую биджа-мантру «носовой» звук «М», или бинду, что означает «семя». (Ещё одно его название — анусвара, санскр..) Бинду на санскрите обозначается точкой, что тоже символично. Данный звук в грубой форме — это просто некое мычание, можно сказать, семя всех звуков. Биджа-мантра имеет выражение и в визуальной системе представлений, — причём не только каллиграфическое, но и в образе определённого божества, восседающего на мифологическом животном, также выражающем качества центра.

Всякий центр-лотос имеет определённое число лепестков, каждый из которых символизирует определённую нервную связь. И все эти лепестки имеют собственные мантры. Таким образом, на лепестках основных 7 лотосов человека помещаются все 50 букв санскритского алфавита. В околоплоднике лотоса непременно присутствуют управляющие им божества — мужское и женское. Согласно философии индуизма, мужская божественная ипостась является носителем разума и воли, а женская — энергии. Помимо перечисленных атрибутов тантристы помещают в чакры и другие знаки и символы, имеющие непосредственное отношение к каждому конкретному центру. Например, в муладхаре дремлет кундалини, обвившая в три с половиной оборота лингам (половой орган) Шивы.

Вообще, тантрические традиции очень трудно описывать в популярной работе — отнюдь не из-за недостатка материала, а, напротив, из-за его обилия. При этом, с одной стороны, всё время рискуешь пропустить что-то существенное, а с другой, — боишься чересчур «нагрузить» читателя непривычными понятиями и терминами. А потому, уж, не обессудьте, если эта часть книги не пойдёт у вас, как по маслу. Мне кажется, лучше вначале приложить некоторый минимум усилий, чтобы потом легко усваивать весь материал, чем снова и снова — всякий раз, когда это потребуется, — разбираться в одних и тех же понятиях.

Итак, краткое описание муладхара-чакры (мула — корень, адхара — поддержка, санскр..): муладхара — корень сушумны, возле которой дремлет кундалини. Этот лотос расположен в центре тела человека — в промежности, между анусом и половыми органами. Ещё раз напомню: приводимые писаниями координаты чакр в человеческом теле вовсе не означают, что центры именно там находятся как некие материальные объекты. Это, скорее, указания на участки нашего тела, которые, с одной стороны, в наибольшей степени с центрами связаны, а с другой, — могут использоваться при медитации как вместилища мистических центров.

Муладхара — лотос малинового цвета с четырьмя лепестками. В его околоплоднике расположена жёлтая четырёхугольная область, символ таттвы земли (притхиви). Её биджа-мантра — «ЛАМ». Данный звук имеет и визуальный облик божества, восседающего на священном слоне. Главная божественная пара этого центра — творящий Брахма и его шакти Савитри. Различные Тантры также помещают в этот центр и несколько других божеств, например, шакти Дакини, которая является хранительницей двери в сушумну.

Наконец, в околоплоднике муладхары имеется область йони (женский половой орган), в которой пребывает лингам (мужской детородный орган) Шивы. Это — так называемый свайамбху лингам, который, как сказано в шастрах, творит всех богов и все аспекты Брахмана, проявляющиеся в других центрах. Обвившись вокруг него, здесь дремлет кундалини.

Последние указания наводят нас на мысль — откуда берут начало сексуальные практики индуистского тантризма.

Свадхиштхана-чакра. Этот шестилепестковый лотос цвета киновари тантры помещают немного выше муладхары — тоже в спинной хребет на высоте корня половых органов. Примерно там находится крестец и его сплетение. Следует, наверно, подчеркнуть, что индуистская традиция все лотосы располагает именно по линии спинного хребта (или на её продолжении, как в случае с сахасрарой и теми второстепенными чакрами, которые расположены выше аджны). В то же время в западной экстрасенсорике эта модель несколько изменена: в соответствии с ней к каждому центру (за исключением мулархары и сахасрары) существует как бы два подступа — и со стороны спины и со стороны груди. Позже мы это обсудим, а пока вернёмся к классическому описанию свадхиштханы.

В околоплоднике этого лотоса находится белый полумесяц. Это мандала (графический символ) таттвы воды, господствующей в данном центре, биджа-мантра которой — слог «ВАМ». В персонифицированном виде биджа с петлёй в руке восседает на мифологическом крокодиле Макара. Главное женское божество лотоса — свирепая Ракини-шакти.

Манипура-чакра — десятилепестковый лотос, расположенный, согласно тантрам, в корне пупка. В его околоплоднике — треугольная область (мандала) огня, биджа которого — «РАМ». (Треугольник обращён вершиной вниз; в нём также присутствуют три свастики.) Биджа красный и восседает на баране — носителе огня. В чакре главенствуют божества — старый Рудра (также красный, испачканный белым пеплом) и его богиня Лакини-шакти, жадно пожирающая животную пищу (её лицо постоянно испачкано кровью).

Таковы три низших центра, из которых, согласно тантрам, развивается вират, то есть всё, что относится к нашему телу. Муладхара отвечает за физическое строение тела и его органов, сватхиштхана — за половые функции и процессы выделения, а манипура — за всю нашу телесную динамику, то есть за пищеварение, кровообращение, обменные процессы и т.д. Следует также подчеркнуть, что все эти VIP-персоны в центрах суть личные божества самого йога, не более.

Анахата-чакра — лотос с двенадцатью лепестками, расположенный на уровне сердца и являющийся областью воздуха. Его мандала — шестиконечная звезда, образованная двумя треугольниками с обращёнными в противоположные стороны вершинами, цвет — подобный дыму или пару, биджа-мантра — «ЙАМ», восседающий на белой антилопе, символизирующей текучесть и подвижность воздуха. Господствующая пара божеств — Иша и Какини-шакти, которую обычно изображают в гирлянде из человеческих костей. Анахату избрали пристанищем и некоторые другие божества, но главное — здесь пребывает дживатма, то есть наше высшее «Я», высший дух индивидуального существа. Дживатма изображается в виде неподвижного пламени свечи, которое не колеблется при движении воздуха, что символизирует недоступность дживатмы для любого внешнего воздействия.

Анахата управляет нашими эмоциями и всем, что с ними связано. В анахате йоги слышат внутренний звук (нада, — санскр..).

Вишуддхи-чакра. Этот центр тантры помещают в спинной хребет на уровне основания горла. Вишуддхи (или бхаратистхана — «обитель богини реки») — лотос с шестнадцатью лепестками, мантры которых — все гласные буквы санскритского алфавита со звуком «М» на конце. Таттва чакры — эфир, или принцип пространственности. Её мандала — белый круг (в некоторых писаниях — круг с бесчисленным количеством точек, символизирующих проницаемость эфира), биджа-мантра — слог «ХАМ», изображаемый в белых одеждах восседающим на белом слоне. Господствует здесь белая Шакини-шакти, форма которой — свет.

Аджна-чакра — лотос с двумя лепестками, расположенный на уровне межбровья. В нём пребывает тонкая таттва ума с великой мантрой «ОМ». Здесь же находится манас. Как правило, в тантрической практике аджну ассоциируют с медуллой. В этом центре сходятся воедино все три главных пранических потока — ида, пингала и сушумна.

Чуть выше аджны располагаются два других центра — манас- и сома-чакры. Оба они считаются второстепенными, однако манас-чакра для некоторых целей нам пригодится в дальнейшем, а потому скажу пару слов и об этом центре.

Это — шестилепестковый лотос, пять лепестков которого соотносятся с нашими обычными пятью чувствами (с десятью индриями), а шестой — с любым нашим сверхчувствованием (ясновидение, яснослышание и т.п.), а также со сновидениями. (Лишнее подтверждение представлений о том, что сновидения, визуализации и ясновидение имеет общую природу.) Расположен он немного выше аджны (если она соответствует медулле, то манас-чакра — мозжечку). О том, как йоги подбираются к этому центру, мы побеседуем в соответствующее время.

Наконец, тысячелепестковый лотос сахасрара, который тантры помещают на самой макушке головы (примерно в том месте, где у ребёнка расположен родничок). Он белоснежно бел, именно в нём пребывает Ишвара — верховное индуистское божество. В «Бхайрава ямала тантре» сказано: «Причина творения, сохранения и разрушения Вселенной, находится здесь (в сахасрара-чакре), всегда соединённая с Садашивой, который выше всех таттв, вечносияющий... Лучи, истекающие из её тела, неисчислимы. О, благословенная, они эманируют тысячами, сотнями тысяч, миллионами. Нет света во всей Вселенной, чтобы сравнить с этим светом...».

Вот так примерно индуистские тантры описывают основные чакры — центры тонкой энергии в человеческом теле. И это описание в основных чертах сходится с тем, которое нам даёт буддийская традиция ваджраяны. Самое существенное, на мой взгляд, различие в подходах к чакрам, принятым в этих системах — в тантризме и ваджраяне — заключается в том, что буддисты вообще не рассматривают два нижних центра, муладхару и свадхиштхану, а начинают работу прямо с манипуры. В этом я усматриваю очередное проявление буддийского рационализма. Действительно, с какой стати монаху, озабоченному, в первую очередь, своим просветлением, тратить время на центры, управляющие телесной материей и половыми функциями! Куда логичнее начать с телесных процессов, то есть с манипура-чакры, чтобы быстрее перейти к высшим центрам. Поэтому буддисты не занимаются кундалини как таковой. Хочу обратить ваше внимание: их йога внутреннего тепла (туммо — тиб.) — это вовсе не то же самое, что подъём кундалини йогов тантрической традиции, хотя сами методы пробуждения кундалини и реализации внутреннего тепла имеют определённое внешнее сходство между собой.

Итак, буддийская энергосистема человека, очень коротко. Согласно этой модели, все чакры, начиная от манипуры и заканчивая сахасрарой, помещены на те же места, что и в индуистском тантризме, то есть они как бы нанизаны на сушумну в соответствующем порядке. Эта главная нади, свисая с макушки, на уровне пупка утолщается и образует относительно широкое входное отверстие. Справа и слева от неё, начинаясь в трикуте, подвешены соответственно пингала и ида. Нижние концы этих нади могут легко загибаться и заходить в отверстие сушумны, или же соединяться, что используется во время медитации или при дыхательных упражнениях. Ида — серебристо-белая, пингала — оранжево-красная, сушумна — золотисто-жёлтая. Такая, вот, модель — очень удобная для медитации в процессе дыхательных упражнений.

И последняя модель нашей энергосистемы, которая нередко применяется в экстрасенсорике и биоэнергологии. В ней чакры представлены некими энергоёмкими точками тела, которые могут либо вбирать в себя энергию извне, либо её выбрасывать (при неблагополучном состоянии меридиана, которым чакра управляет). Эти процессы экстрасенсы представляют (или ощущают) в виде энергетических воронкообразных вихрей (наподобие водоворотов), упирающихся вершинами в соответствующие точки тела. Если центр принимает энергию, то направление вихря — по часовой стрелке; когда же он её выбрасывает — вихрь вращается против часовой стрелки. Для диагностики таких ситуаций экстрасенсы и целители обычно пользуются специальными маятниками, либо же развивают свои чувствительные способности до той степени, чтобы чувствовать энергетические водовороты ладонью. (Что, кстати, не столь и трудно.).

Итак, на биоэнергетической схеме человека к его промежности снизу примыкает воронкообразный вихрь (муладхара-чакра), а сверху в его макушку входит другой вихрь, симметричный первому (сахасрара-чакра). Между этими крайними точками нашего тела и соответствующими им чакрами располагаются все прочие центры. Следует добавить, что, с позиций биоэнергологии, чакры являются энергетическими центрами меридианов и располагаются на передне-срединном и задне-срединном каналах. Следующий энергетический вихрь входит в тело (или выходит из него), если рассматривать чакры в традиционной последовательности — снизу вверх, в области крестца. Симметрично напротив этого вихря, то есть со стороны живота, в данной модели располагается другой энергетический водоворот, парный первому. Оба вихря как бы сходятся своими вершинами. И самый нижний и второй энергетический вихри со спины, то есть имуладхара и свадхиштхана, являются центрами выходного ножного парного меридиана желудка. А сопряжённый со свадхиштханой вихрь, входящий со стороны живота, есть центр входного ножного канала почек. Биоэнергологи считают, что если, предположим, центр канала почек работает чересчур интенсивно, то центр, расположенный напротив него, перегружается (синдром избыточности) и начинает выбрасывать энергию (вихрь направлен против часовой стрелки). И наоборот. Я хочу сказать, что в нормальном состоянии оба сопряжённых вихря энергию принимают, закручиваясь при этом непременно по часовой стрелке. Весьма удобная и даже логичная схема, согласитесь. Ею успешно пользуются, к примеру, экстрасенсы, диагностируя состояние центра, всего канала и, естественно, пациента по направлению вращения энергетического вихря, которое нетрудно определить при помощи специального маятника, «рамки» или же просто почувствовать ладонью.

Далее, на уровне пупка со спины располагается энергетическая «воронка» центра канала мочевого пузыря, а парным ей со стороны живота является энергетический вихрь канала печени. Ещё выше у нас идут сопряжённые вихри меридианов желчного пузыря (выходного, то есть со спины) и селезёнки — поджелудочной железы (в области солнечного сплетения).

В общем, не стану забивать вам головы дальнейшим описанием меридианальной модели человеческой энергосистемы — в окончательном варианте, пригодном для практического использования, к примеру, профессиональными экстрасенсами, она весьма сложна. Для наших целей вам будет достаточно представлять, что каждая чакра может быть представлена (и почувствована) как область, принимающая с противоположных сторон два энергопотока (два энергетических вихря). За исключением муладхары и сахасрары, которые принимают лишь по одному энергопотоку — соответственно снизу и сверху.

Закончить эту насыщенную специфической информацией главу я могу обещанием, что очень скоро мы понемногу начнём эту информацию использовать в практических целях.

Глава 2. И немного практики.

В предыдущей главе мы бегло рассмотрели три рабочие (и, что весьма для нас важно, реально работающие!) модели человеческой энергосистемы — индуистскую, буддийскую и энергологическую. Между собой их роднит, прежде всего, основополагающее предположение о нашей связи со всеобщим энерго-инофрмационным полем (ноосферой, параматмой — можно это называть как угодно) через прану (в человеческом теле — прана-вайю), или жизненную энергию, которой пронизано всё мироздание. О ней же (о пучках энергетических полей, являющихся эманациями Орла) нам сообщает и традиция толтеков. Ну, а в свете относительно недавних экспериментов с так называемыми торсионными полями сам факт существования всеобщей энерго-информационной взаимосвязи не вызывает сомнения даже у скептиков от науки, получивших закваску во времена развитого социализма. И, во-вторых, все известные нам школы личностного развития при всех своих особенностях и различиях в подходе к достижению цели, по существу, опираются на магию восприятия, магию наших чувств, ощущений и представлений.

Приверженцы индуистского тантризма своей главной целью считают подъём кундалини в высший центр жизненной энергии сахасрару, в результате чего человек достигает слияния с космическим сознанием. Но, так сказать, по пути, по мере подъёма «змеиной силы», сопровождающегося поэтапным раскрытием других тонких центров сознания, практикующий овладевает различными возможностями (сиддхами). Следует, впрочем, заметить, что эти самые сверхнормальные способности (ясновидение, яснослышание и т.п.) приходят к нему в полной мере лишь на относительно поздних этапах практики — с раскрытием аджна-чакры (шестой основной центр человеческого тела, расположенный на уровне межбровья). В своей работе по подъёму кундалини йог интенсивно использует пранаяму (особые дыхательные упражнения) с кумбхаками (длительные задержки дыхания), банхами, мудрами и другими специфическими приёмами йоги, которые могут оказаться не под силу многим представителям западной культуры. Но в сочетании с физическими приёмами индийская тантра предлагает использовать для овладения кундалини и медитативные методы, которые основаны на магии в нашем понимании — магии чувственных представлений.

Единственная цель многих буддийских традиций (особенно раннебуддийских) — это просветление, достижение состояния Будды. В буддизме ваджраяны, однако, наряду с нею подвижники могут ставить перед собой и какие-то другие задачи — более мелкие, если можно так выразиться. Среди тибетских буддистов распространено и такое суждение: далеко не всякий человек способен достичь «чарующей твердыни просветления»; так почему бы тем, кому этого не дано, не научиться хотя бы каким-то полезным магическим приёмам? В общем, магические методы буддизма ваджраяны являются, пожалуй, самыми разнообразными и изощрёнными из всех, о которым мы можем сегодня услышать. Чего стоит хотя бы метод медитации на ихоре (ихор — тиб.; мандала — санскр..), своеобразном магическом круге с чрезвычайно сложными ритуальньми диаграммами. Чтобы научиться только лишь составлять такую диаграмму зачастую требуются годы напряжённого обучения. Медитация на ихоре, как и многие другие буддийские методики — это подлинная магия, причём магия ритуальная. И всегда в её основе — наши чувственные представления.

Сегодня психология зачастую заново открывает старинные буддийские методики. Взять, к примеру, широко распространённую, вообще, в буддизме махаяны систему посвящений. Ученик получает от учителя посвящения буквально на все действия, из которых выстраивается его обычная жизнь — на утреннее умывание, на какие-то упражнения, на приготовление пищи, на работу и т.д. и т.п. Зачем это надо? Посвящение учителя в данном случае — это создание якоря, запускающего то или иное благое состояние сознания у ученика. Не так давно в практической психологии появилось понятие якорей, то есть пусковых рычагов наших условных рефлексов. (Тем из вас, кто читал мои предшествующие книги, этот термин понятен, надо думать.) Предположим, гипнотерапевт, приложив определённые усилия, вводит пациента на первом сеансе в транс. Затем на пике погружения в измененное состояние он, предположим, касается какой-то определённой точки на руке пациента (кинестетический якорь) или же как-то по-особому ему кивает (визуальный якорь). Затем на следующем сеансе он просто повторяет этот свой жест (или прикосновение), то есть воспроизводит ранее установленный якорь — и пациент моментально погружается в транс. Сие есть прямое следствие теории условных рефлексов, созданной нашим великим соотечественником академиком Павловым. Однако задолго до Павлова — очень-очень задолго — буддийские учителя приноровились создавать якоря из всего, что приходится в жизни делать их нерадивым ученикам. В итоге вся жизнь ученика превращалась в обучение: предположим, моется он — и автоматически погружается в какое-то полезное состояние; садиться пообедать — то же самое.

Я, например, некогда получил от Учителя даже посвящение... на курение. Пристрастие к табаку, конечно, само по себе — привычка неблагая, однако мудрый Учитель рассудил, что будет больше толку, если её использовать как механизм, автоматически погружающий меня в нужное состояние сознания, чем тратить драгоценную психическую энергию на борьбу с нею.

Кстати, с этим же Учителем — в отношении его главного посвящения — у меня вышла приблизительно та же история, о которой поведал Б.Сахаров в своей книге «Открытие третьего глаза». Эту историю, правда, я собирался рассказать вам позже, предварив ею описание оригинальной методики работы с аджна-чакрой, предложенной мне Учителем. Однако, наверно, большой беды не будет, если я расскажу её теперь же.

В ту пору я серьёзно занимался подъёмом кундалини, следуя традиционным индуистским методикам, иными словами, я пробуждал «змею» в нижнем центре, а затем при помощи изощрённых психофизических упражнений заставлял её ползти вверх по спинному хребту. Могу похвастаться: на том этапе избранный мною метод «работал» неплохо, и я отмечал ощутимый прогресс в своих занятиях. Но вот. Учитель из Индии предложил мне оставить прежние упражнения и сосредоточиться сразу же на раскрытии аджны, минуя все низшие центры, что в моих представлениях той поры не очень-то согласовывалось с принципами и методами, изложенными в самых авторитетных источниках. Да и сама система занятий, на которую я получил от Учителя посвящение, показалась мне чересчур простой... В общем, я попробовал усесться разом на оба стула — продолжая прежние упражнения, просто добавил к ним ещё одно. Но работа-то велась с жизненной энергией, которую следовало концентрировать, безусловно, в каком-то одном центре. Я же, напротив, безответственно разделил её на два потока. В итоге мои успехи в прежних занятиях резко пошли на убыль, а новое упражнение тоже большой пользы мне не принесло. Делайте выводы.

Когда я рассказываю о подъёме кундалини, меня обычно тут же спрашивают о моих субъективных ощущениях при этом. Что ж, могу сообщить, что я уверенно вёл «змею» лишь до анахаты (с раскрытием сердечного центра). Всё обычно начиналось с интенсивного ощущения тепла в области крестца, которое затем распространялось и на копчик, то есть вначале оно (тепло) как бы опускалось немного ниже. Затем в копчике начиналась особого рода пульсация, и тепло устремлялось вверх по позвоночнику. Ощущение при этом было такое, будто в спинной хребет вошёл раскалённый штырь. Однако это не было мучительно — скорее приятно. Объективно же — вдоль моего спинного хребта отмечались зоны интенсивного покраснения кожи; во многих местах кожа пульсировала, что было заметно невооружённым глазом.

По мере распространения тепла вверх по позвоночнику я погружался в различные изменённые состояния сознания, которые в целом я могу назвать прогрессирующим сомнамбулическим трансом. В этих состояниях, разумеется, у меня появлялись какие-то новые возможности — не столь впечатляющие, кстати. (Наступало, правда, видение биополей окружающих.) Как уже было сказано, настоящие сиддхи приходят к человеку лишь с подъёмом кундалини в аджна-чакру. Следует отметить, что способность к пробуждению и подъёму кундалини быстро прогрессирует от занятия к занятию — важно лишь в первый раз чего-то добиться, а потом это самое что-то будет вам даваться значительно легче. Мне, например, на пике моих достижений в данной области было достаточно просто вспомнить о кундалини или же кинестетически ощутить область крестца, как тотчас же в позвоночнике возникало интенсивное тепло.

Между прочим, раскрытие сердечного центра сопровождается одним интересным явлением — звуком нада. Когда кундалини в анахате, этот звук — в точности как колокольный звон. Не перезвон, а именно звон, благовест. Он очень отчётлив, даже громок. Стоило мне услышать нада в первый раз, как у меня моментально рассеялись все сомнения по поводу того, откуда в нашей церкви колокола и зачем они вообще. Учтите, христианские подвижники делают упор на раскрытии именно сердечного центра. У них — и «огонь сердечный»; они и слушают своё сердце и оттуда же возносят молитвы...

Однако мы остановились на изощрённых магических методах буддизма ваджраяны. Теперь хочу обратить ваше внимание на одну весьма важную деталь: все эти божества и прочие мифологические сущности, которых буддисты помещают в свои ихоры, а индуисты находят в чакрах — все они для тех и других почти столь же очевидны и реальны, как, предположим, листья на дереве или птицы в лесу. Для европейца же всё это даже просто вообразить будет нелегко, тем более — в это поверить. С другой стороны, всем нам с детства известно о существовании, к примеру, электромагнитных полей или радиоволн, и представить себе что-то подобное труда для нас не составит. И потому в магию Востока мы постоянно будем вносить западные коррективы. (Что, кстати, обычно и делают наши экстрасенсы.).

И только теперь мы можем перейти к практической части книги. Итак, вся магия Востока непременно начинается с позы — я имею в виду само положение тела мага или того любителя острых ощущений, который вознамерился магом стать. Индийские мудрецы утверждают, что положение тела йога (асана) непременно должно быть «устойчивым и приятным», чтобы тот мог практиковать в нём пранаяму и медитацию. Между тем, самые подходящие и чаще всего рекомендуемые для занятий асаны — падмасана (знаменитая «поза лотоса») и сиддхасана — сами по себе являются для нас чем-то вроде акробатического фокуса. А, уж, об их устойчивости и приятности для европейца нечего и говорить. К счастью, дело тут не в том, чтобы каким-то определённым образом скрестить ноги. А в чём же — это вы вскоре поймёте. Мы с вами будем в основном использовать две «спокойные» позы: первая — сидя на стуле обычным образом (или почти обычным); вторая — сидя на пятках по-китайски.

Сначала обычная поза. Вы удобно устраиваетесь на стуле или в кресле, которое не должно быть низким или чересчур мягким. Ноги помещаете на полу параллельно одна другой, немного раздвинув колени. Постарайтесь сесть так, чтобы нижняя часть спины (только поясница) слегка опиралась на спинку. Спину же и голову по возможности держите на одной линии, но особенно не напрягайтесь.

Поза на пятках. Пальцы ног сведены, то есть пальцы одной ступни чуть-чуть накрывают пальцы другой. При этом пятки, напротив, разведены по сторонам, так что седалище помещается между пятками (даже если ему там и не поместиться). Колени разомкнуты, между ними — расстояние примерно в кулак. Спина прямая, но не напряжённая. Эта поза (у индусов она называется ваджрасаной) должна быть очень удобной. В ней, в частности, выполняются дыхательные упражнения, которые будут описаны в этой книге.

У многих моих соотечественников даже эта восточная поза, наверно, простейшая из всех, вызовет поначалу затруднения. Одним будет больно в области коленей, другим — в области лодыжек. Однако, регулярно усаживаясь в ваджрасану буквально на три — четыре минуты утром и вечером, можно очень быстро развить свои связки и сухожилия до нужной степени. В итоге вам будет в этой позе даже удобнее сидеть, чем на стуле — в ней легче держать спину прямой.

К слову, для тех, кто хочет похудеть или не намерен поправляться, хотя к этому имеются предпосылки. Йоги настоятельно советуют усаживаться в ваджрасану, как минимум, на 10 минут после каждого приёма пищи, поскольку эта поза облегчает прохождение её по кишечнику и, вообще, способствует обмену веществ в организме.

Описывая основные позы, я не касался положения рук, о котором я буду сообщать вам в каждом конкретном случае.

Теперь мы можем перейти к первому магическому навыку, связанному с положением тела. Сначала — чуточку теории. В современной гипнотерапии широко используются методы так называемого рычажного наведения транса. Суть их — в том, что, воспроизводя у пациента какой-либо из феноменов транса, гипнотизёр тем самым автоматически погружает его в транс. Иначе говоря, между данной парой явлений — транс и феномен транса — существует как прямая, так и обратная связь. Одним из феноменов транса, который часто используется при гипнотизации, является каталепсия или восковая гибкость тела. Причём не обязательно всего тела, а какой-то одной его части — предположим, руки, головы или корпуса. Наверно, вы уже догадались: принимая позу для медитации, как говорят йоги, или же для использования своего сенсорного аппарата в магических целях, как можем назвать это мы, грех не воспользоваться этим положением тела, или, скорее, его состоянием, для того, чтобы перейти в особый психический настрой, в котором наш магический опыт только и может получиться. Теперь проделаем упражнение.

Упражнение 1 (предпосылки транса в позе).

Сядьте ровно на стуле, как это было описано выше. Кисти опустите на колени — лучше, если о них будут опираться внешние рёбра ладоней, но при этом ваши пальцы не до конца собраны, в кулаки. Не особенно старайтесь расслабиться. В этой позе как бы застыньте, закоченейте. Теперь обратите внимание на остаточный тонус мышц в руках — всё ваше внимание направлено на этот тонус, на его ощущение (кинестетическая модальность). Перенесите внимание на свою голову и лицо — почувствуйте остаточный тонус мышц этой части тела. Теперь перейдите к ногам, после них можете снова вернуться к рукам. Так поработайте с кинестетическим ощущением минуты три — четыре. Затем на минуту — другую перейдите в визуальную модальность. Для этого обратите внимание на любой предмет, который находится перед вами. Только ни в коем случае не двигайтесь. Не забудьте — ваше тело застыло, закоченело! Внимательно (но бесстрастно!) посмотрев какое-то время на выбранный предмет (визуальная модальность), вернитесь к кинестетическим ощущением. Можете опять начать с рук и действовать дальше по прежней схеме. Очень возможно, что к этому моменту ваши веки захотят опуститься — позвольте им это.

Обратите внимание на изменения в своём состоянии. Во-первых, ваше дыхание — оно изменилось само собой, стало медленным и глубоким. Затем, ощущение внутренней тишины и отстранённости от остального мира... Хорошенько прочувствуйте достигнутое состояние сознания, которое является одной из модификаций транса — видимо, начальной фазой сомнамбулического транса. Со временем (при регулярных упражнениях) вы будете погружаться в неё очень легко. Для этого вам будет достаточно просто принять выбранную позу (сработают якоря условного рефлекса).

Надеюсь, теперь вы понимаете, что подразумевают йоги под «устойчивой и приятной» позой для медитации. Когда же вы научитесь её принимать, то есть за счёт самой позы погружаться в изменённое состояние, мы можем попробовать работать с энергией.

Возьмём для начала очень простое, но и очень полезное упражнение. Собственно, это — один древний даосский тренинг, особо ценимый и поныне последователями различных восточных школ единоборств. Оно и не удивительно: эта относительно простая психотехника не только мощно стабилизирует психику, но и повышает проводимость наших нервных стволов, а значит, и скорость реакций. Предлагаю вам современный вариант этого упражнения, которое я рекомендую вам в дальнейшем выполнять ежедневно утром и вечером — так сказать, для поддержания в порядке своей энергосистемы.

Китайцы выполняют его в позе на пятках с прямой спиной и слегка разведёнными коленями (как это описано выше). Впрочем, можете сидеть на стуле, опустив руки на колени. При этом, если вы выполняете упражнение в направлении с позвоночника на грудь (основной вариант), то ладони повернуты вниз (лежат на коленях). Если же вы ведёте энергию-внимание вверх по груди, через голову и затем вниз по спинному хребту, то лучше развернуть кисти ладонями вверх.

Упражнение 2 (путешествие по Малому небесному кругу).

Приняв выбранную позу и затаившись в ней, как это было описано в Упражнении 1, полностью перенесите внимание на свой копчик. Попробуйте почувствовать его кинестетически, затем попытайтесь увидеть его внутренним взором. Задержавшись на копчике секунды 3-4, как бы хорошенько «зацепившись» за него вниманием, начинайте медленно подниматься своим вниманием по спинному хребту. При этом точно также начинайте с кинестетического ощущения того или иного участка и переходите затем к визуальному его представлению. Пройдите область крестца и перейдите к поясничному отделу позвоночника, затем — к грудному, шейному... Вскоре у вас возникнет ощущение, будто по хребту вместе с вниманием поднимается нечто жидкое и густое, точно ртуть в термометре. (Китайцы говорят о ци, энергии.) Возможны (но не обязательны) и сопутствующие ощущения: покалывание, тепло, пульсация в позвоночнике и др.

Некоторые места ваше внимание попытается «проскочить» побыстрее, словно там — пустота или, напротив, какая-то преграда. Это как раз и есть участки нервных блокировок. А потому подольше задержитесь на них вниманием, «снимая» тем самым блокировки. При этом можете несколько раз сменить систему представлений — с кинестетической на визуальную и наоборот. Но особенно не усердствуйте: при регулярных занятиях все ваши блокировки постепенно снимутся автоматически.

С шейных позвонков перейдите на среднюю линию затылка и поднимитесь по ней до макушки. Оттуда спуститесь на лоб и пройдите по носу. Под ним, в области рта, — естественный разрыв, разъединяющий заднюю и переднюю части энергопотока. Мостом для внимания-энергии в этом месте служит язык, прижатый к верхнему нёбу. Затем по средней линии подбородка опуститесь на шею, по ней между ключицами перейдите на грудь и продолжайте следовать вниманием вниз по средней линии тела. Точно так же задерживайтесь подольше на всех «тёмных» областях, через которые внимание стремится «перепрыгнуть». Проследовав область гениталий, вы натолкнётесь на второй естественный разрыв энергопотока, расположенный в районе ануса. Его можно преодолеть, немного подав вперед таз и слегка сократив мышцы ануса. Упражнение заканчивается, когда внимание возвращается в копчик.

По китайским представлениям, мы проходим таким образом по Малому небесному (энергетическому) кругу. Вся процедура может занимать у начинающих до пяти минут или даже больше; немного потренировавшись, вы будете с нею справляться за минуту-полторы, а то и меньше. Для стабилизации сознания и постепенного снятия блокировок нервных стволов вполне достаточно регулярно проделывать два-три таких экскурса.

Движение по Малому небесному кругу может выполняться в двух направлениях. Во-первых, в том, в котором оно описано выше. Это направление — основное; в вечерние часы упражнение выполняется только так. Ну, а в утренние часы можно прогуляться по Небесному кругу обратным путём, — проследовать вниманием вверх по передней срединной линии тела, начиная от ануса, и опуститься по спинному хребту (данный режим предпочтительнее в тех случаях, когда вам предстоят серьёзные физические или психические нагрузки).

Следующее упражнение — подготовительное, его цель — научиться «чувствовать» энергию.

Упражнение 3.

Сядьте так, как вам удобно. Положите кисти на колени ладонями вниз. Начните с левой руки (если же вы — «левша», то с правой). В утренние часы вначале сосредоточивайтесь на мизинце, в вечерние — на указательном пальце.

Итак, глядите на палец, внимательно его рассматривайте в течение, предположим, 30 сек. Затем зрительно представьте, как этот палец постепенно наполняется энергией. Эта энергия — небыстрая, вязкая, тяжёлая. Она похожа на ртуть в термометре (не цветом, конечно). «Увидев», что энергия наполнила палец, перейдите в кинестетическую модальность. Теперь ощутите эту энергию, почувствуйте, как из пальца она понемногу начинает перетекать в ладонь. Во-первых, почувствуйте её тяжесть, затем у вас возникнут какие-то другие ощущения — может быть, тепло, «мурашки», покалывание, лёгкое онемение... Постепенно наполните энергией всю кисть — из «пускового» пальца она вначале перетечёт в ладонь, а затем уже оттуда распространится и во все остальные пальцы, заполнив их целиком. Чередуйте системы представлений: вначале вы сосредоточиваетесь на том, чтобы энергию «видеть», и лишь затем — на том, чтобы её ощутить. (Некоторые люди найдут, что им легче действовать в обратном порядке — прежде ощущать, а потом «видеть».).

Добившись удовлетворяющего вас результата в работе с левой кистью, перейдите к правой и повторите с нею всё в том же порядке. Теперь это у вас получится значительно легче и быстрей.

Завершая упражнение, поднимите кисти до уровня живота и соедините ладони. Смешайте энергии правой и левой рук: вначале увидьте-почувствуйте, как из правой ладони энергия перетекает в левую. При этом основное ваше внимание — на ощущениях левой ладони. Потом ощущайте правой ладонью, как в неё перетекает энергия из левой. В итоге общий энергетический заряд, который вы собрали в ладонях, должен существенно возрасти.

Заканчивая упражнение, верните руки на колени и позвольте энергии уйти через ноги в землю, что тоже займёт некоторое время, может быть, минуту или две.

Изюминка метода — в смене модальностей чувственных представлений. Переходя от зрительных представлений к кинестетическим и наоборот, вы стимулируете весь процесс визуализации, а также своё погружение в изменённое состояние сознания.

И последнее упражнение в этой главе. Наверно, я предлагаю вам его рановато и, тем не менее, попробуйте его выполнить: у многих из вас эта техника всё-таки «заработает» — лучше или хуже, — а это прибавит вам уверенности в себе и желания заниматься в дальнейшем. Те же, у кого это упражнение не пойдёт совсем или, скорее, кому покажется, что оно не получается, смогут вернуться к нему через некоторое время, когда уже в некоторой степени разовьют свои экстрасенсорные способности.

Упражнение 4 (магический столб энергии).

Сначала проделайте со своими руками всё то же, что и в Упражнении 3 — вплоть до того шага, когда ладони соединяются перед животом. Теперь же приподнимите их, разверните друг к другу, но не соединяйте — пусть между ними останется расстояние в 10-15 см. Теперь вы должны почувствовать-увидеть энерго-информационное поле, возникшее между вашими ладонями.

Начните с кинестетики. Глядя на свои руки расфокусированным взглядом (как бы сквозь них), попробуйте ощутить левой ладонью незначительные колебания правой ладони, которые, так или иначе, имеют место. При этом, несмотря на то, что основное ваше внимание направлено на кинестетические ощущения в левой ладони, у вас они непроизвольно возникнут в правой — может быть, холодок, тепло, покалывание, мурашки или же чувство «отталкивающего» поля. Через некоторое время проделайте то же самое в обратном порядке, то есть, попытайтесь почувствовать правой ладонью колебания левой и получите аналогичный результат. Возможно, вам поначалу придётся повторить всю процедуру не один раз, смещая внимание с ощущений левой ладони на ощущения в правой и обратно. В результате же вы почувствуете между ладонями нечто вроде упругого силового столба энергии. В дальнейшем я буду называть его первичным энергетическим столбом.

Теперь можно перейти в визуальную модальность. Но прежде попробую растолковать вам, КАК нужно смотреть. Я у же упомянул про расфокусированный взгляд сквозь то, на что вы смотрите. Главное же, конечно — КАК его достичь, поскольку от этого зависит в данном случае (и в других) очень многое. Искомый немигающий расфокусированный взгляд получится у вас, если вы попробуете смотреть не «глазами», а «мозжечком», то есть, из затылка и через межбровье. А для этого крайне желательно вначале кинестетически ощутить ту область, из которой (или даже которой) вы и смотрите. Проще всего почувствовать свой мозжечок (медуллу) — это с умеренной силой надавить корнём языка на мягкое нёбо поближе к горлу. Попробуйте это проделать, и вы сразу же почувствуете давление внутри головы. Это и есть искомое место, из которого нужно «смотреть». Впрочем, существует и немало других способов его ощутить. Можно, к примеру, с закрытыми (или полузакрытыми) глазами скосить их на переносицу и как бы «упереться» в неё взглядом. В итоге через небольшое время ваш внутренний взор сам собой оттянется назад, и вы почувствуете давление в мозжечке. (Этот приём широко используется в йоге при выполнении так называемой тратаки, то есть интенсивного сосредоточения на межбровье.).

Итак, перейдя в визуальную модальность, вы глядите немигающим расфокусированным взглядом из затылка (в дальнейшем я буду называть его магическим) на энергетический столб, который ощущаете между ладонями. Теперь с этим столбом вы можете проделать множество интересных и полезных вещей, например, «зарядить» воду, воздействовать на ту или иную систему организма, собственного или чужого, и даже создать амулет. В дальнейшем к этому мы ещё подойдём. А пока ограничимся тем, что попытаемся его ещё и «увидеть». Для этого снова на короткое время перейдите в кинестетическую модальность, но на сей раз обратите внимание на вибрации энергетического столба — попытайтесь ощутить их ритм и темп. Вероятно, он окажется весьма интенсивным, то есть частота колебаний будет высокой, значительно превышающей ваш собственный внутренний ритм. Для начала хорошо её почувствуйте и только потом перейдите снова в визуальную модальность и своим магическим взглядом попробуйте «увидеть» вибрирующий энергетический столб. Если это вам почему-либо не удастся с первого раза, повторите попытку, оттолкнувшись, как это было указано, от кинестетического ощущения вибрирующего энергетического столба.

При выполнении этого упражнения вы, наверно, обратите внимание на некоторые вещи, которые будут с вами происходить. Прежде всего, самопроизвольно изменится ваше дыхание. (Только не стоит насильственно его менять!) На этом этапе оно станет более глубоким — значительно глубже, чем обычное ваше дыхание. Потом оно начнёт само по себе затаиваться, при этом у вас появится ощущение, будто лёгкие наполнены воздухом, который почти не выходит из них — вы лишь время от времени его выдыхаете. Не пугайтесь, это нормально. Также напомню вам, что изменение дыхания есть вернейший показатель вашего перехода в иное психическое состояние, в данном случае — в состояние формирующегося транса. Вообще, наше дыхание и состояние сознания — это как бы два связанных между собой рычага. Если воздействовать на какой-то из них, то автоматически приходит в движение и другой. В классической йоге обычно начинают с дыхания, которому посвящён целый её раздел — пранаяма. Мы в данном случае пошли обратным путём — начали прямо с сознания, а именно, с чувственных представлений, что, как показывает опыт, западному человеку даётся легче. Впрочем, в дальнейшем мы воспользуемся и простейшими дыхательными упражнениями йогов, которые также могут нам помочь.

Теперь о том, что вы можете увидеть. Вообще-то, зрительный образ может быть каким угодно. У одной моей знакомой это — нечто, напоминающее светящуюся паутину, у другой — цветовые пятна различной интенсивности. (Имейте в виду: то, что мы видим в данном случае, есть лишь интерпретация определённых чувственных сигналов, произведённая нашим разумом.) Большинство же видит некое слабое свечение, так сказать, лёгкий нимб. Которому, кстати, мы по собственной воле можем придавать какой-то цвет, тем самым наделяя поле определённым качеством. Например, оранжевые тона будут у нас соответствовать повышению активности, агрессии и, вместе с тем, психо-волевого потенциала. Интеллектуальный цвет — золотистый, а целебный — серебристый. В дальнейшем эти вопросы мы обсудим подробнее.

Ну, а закончить главу я хочу словами, которыми начинается «Песнь человека», пропетая Джебран Халиль Джебраном в его знаменитом «Страннике»:

«Я был прежде вечности — и вот я. И я буду до конца века, и нет бытию моему завершения.

Я плавал в пространстве бесконечности и летал в мире фантазии, и приблизился к центру вышнего света — и вот теперь я узник материи.

Я слышал учение Конфуция, и внимал мудрости Брахмы, и сидел около Будды под древом познания — и вот теперь я борюсь с невежеством и отрицанием. Я был на Синае, когда явился Яхве Моисею; был у берегов Иордана и видел чудеса Назарея; я был в Медине и слушал речи апостола арабов — и вот теперь я пленник сомнения».

Учтите, по тому же Джебрану, сомнение есть начало любого познания.

Глава 3. Метафоричность восприятия и дыхательные упражнения.

Наше подсознательное восприятие, в котором начинается любая магия, весьма противоречиво с точки зрения рассудка. Начнём с того, что для него не существует принятой в любом человеческом языке отрицательной формы констатации явлений. В этом смысле логика подсознания такова: если, уж, какое-то явление объявлено, то, значит, оно имеет место быть и не иначе. Самый простой пример. Будучи на борту самолёта, вы терпеливо дожидаетесь, что он взлетит или, напротив, пойдёт на посадку. Наконец, перед вами вспыхивает табличка: «Не курить!» («No smoking!») И тут же вам почему-то начинает хотеться закурить, хотя до сих пор вы о сигаретах, вроде бы, и не думали. А всё очень просто: ваше подсознание «вспомнило» об этой привычке.

Аналогичным образом, предположим, заботливая бабушка, отпуская любимого внука погулять, из лучших побуждений программирует его на всякие травмы и ушибы своими предупреждениями: «На улице скользко — смотри под ноги, не упади!» В итоге подсознание малыша получает команду «упасть», которую оно, возможно, и не выполнит на этот раз, но однажды может и выполнить...

Несколько сложнее для понимания другая особенность подсознательного восприятия, которую постоянно учитывают (и нередко используют) профессиональные коммуникаторы. Начну издалека, но постараюсь поскорее добраться до сути. Многие из тех, кто читал, предположим, книги Кастанеды и в принципе знаком с таким, казалось бы, основополагающим понятием учения толтеков, как социализация человека разумного, позволяющая ему, с одной стороны, комфортно существовать среди себе подобных, а с другой, резко сужающая границы его восприятия, познания и самовыражения, — так вот, многие, даже подавляющее большинство, понимают и принимают понятие социализации весьма абстрактно, распространяя его исключительно на этические стороны нашего бытия. Иными словами, социализация многими воспринимается как всего лишь то, чему научили и как воспитали нас семья, школа и прочие социальные институты. На самом же деле этот процесс затрагивает глубины подсознания человека и решающим образом влияет на всё, в чём участвует его восприятие. Приведу очень грубую аналогию. Люди, как известно, наяву не летают. Можно допустить, что сие печальное обстоятельство, в первую очередь, вызвано тем, что они чувствуют подсознательно, что не способны летать. В чём разница между человеком, который умеет кататься на велосипеде или, предположим, плавать, и тем, кто этих премудростей не постиг? Прежде всего, в том, что первый может подсознательно чувствовать, что вот прямо сейчас сядет на велосипед и поедет (или прыгнет в воду и поплывёт), а второй — нет. Это — пример, так сказать, созидательной социализации (человек научился удерживать равновесие на велосипеде или держаться на воде). Но значительно чаще социализация выполняет обратную функцию, обучая нас думать-чувствовать, что мы чего-то не можем (или что-то происходит неким заданным образом, и никак не может происходить по-другому).

В знаменитой «Чайке» Ричарда Баха, в которой, главным образом, и воспевается индивидуальный бунт против ограничивающей социализации, поэтично описана попытка, так сказать, ре-социализации в классической схеме «учитель-ученик».

«...Флетчер заставил себя подняться в воздух и предстал перед группой совсем зелёных новичков, которые с нетерпением ждали первого урока.

— Прежде всего, — медленно проговорил он, — вы должны понять, что чайка — это воплощение идеи безграничной свободы, воплощение образа Великой Чайки, и всё ваше тело от кончика одного крыла до кончика другого — это не что иное, как ваша мысль.

Молодые чайки насмешливо поглядывали на него. “Ну-ну, приятель, — думали они, — вряд ли это объяснение поможет нам сделать мёртвую петлю”.

Флетчер вздохнул...».

Кстати, следует иметь в виду, что любая социализация, даже созидательная, создаёт для нас какие-то ограничения. Воспользуемся тем же примером умения ездить на велосипеде. Предположим, вы освоили сию премудрость и теперь можете прокатиться с ветерком, однако, для того, чтобы реализовать эту свою возможность, вам необходимы, как минимум, пара колёс, которые могут вращаться определённым образом, относительно гладкая и твёрдая поверхность, по которой можно ехать, а к этому ещё и некоторые другие факторы. Но всё это — новые ограничения, созданные вашей дополнительной социализацией при обучении езде на велосипеде. Иными словами, всякое наше знание, теоретическое или практическое, в чём-то нас ограничивает. Весьма печальный факт, с которым нам приходится считаться — ничего другого нам не остаётся.

Итак, в этой жизни социализация человека разумного простирается на самые элементарные и, казалось бы, абсолютно естественные вещи. Например, на нашу способность просто что-либо видеть и распознавать. Известно ли вам, что уже более века психологи очень серьёзно и обстоятельно занимаются детским рисунком? Обратите внимание — именно психологи, а не искусствоведы или, скажем, педагоги. Следовательно, у них имеются для этого основания. Дело в том, что поначалу (в возрасте 5-6-7 лет) дети видят мир немного не так, как взрослые, а потому и стремятся его отобразить — разумеется, в меру своих возможностей — тоже по-другому. Обучая же их рисованию, мы одновременно учим детей и видеть по-нашему, то есть социализуем их в данном отношении.

Интересен опыт, проведённый советскими психологами в середине тридцатых годов прошедшего столетия[3]. В ту пору подавляющее большинство узбекских женщин было неграмотно. Вернее, так их назвать — означает, использовать эвфемизм, смягчая то, что имело место в данном отношении среди прекрасной половины узбекской национальности. (Что, безусловно, не делает её менее прекрасной.) В общем, психологи воспользовались этой интеллектуальной девственностью и попробовали предлагать женщинам фотографии их близких. Так вот, весьма высокий их процент (более 30%) не смог распознать на диковинном бумажном листке изображения хорошо знакомых людей. Эти раскрепощённые женщины Востока видели на фотографии не своего мужа, предположим, а просто набор пятен. Отсюда можно сделать вывод: самые естественные для нас формы перцептивного восприятия не есть что-то врождённое. Мы тоже им обучаемся в процессе нашей социализации. И, кстати, та часть ума, которая задействована при всяком нашем узнавании чего бы то ни было, и есть вышеупомянутый манас — владыка индрий, перцептивных чувств. Как вы помните, в индуистской схеме манас символизирован шестым лепестком второстепенного центра жизненной энергии (манас-чакра), расположенного чуть выше шестого основного её центра — аджна-чакра. Что же касается самого манаса как аспекта нашего сознания (по индуистской модели), то приведённый пример, надеюсь, помог вам, наконец, окончательно понять, что же это такое.

Двинемся дальше. Речь у нас идёт о некоторых особенностях подсознания в том, что связано с нашим восприятием, то есть я пытаюсь показать, что подсознание демонстрирует в данном отношении некую непоследовательность.

Мы уже отмечали в ряде случаев его прямо-таки наивную прямолинейность — в частности, в том, что касается неприятия каких-либо отрицаний. И в то же время подсознание имеет склонность к метафорическому мышлению, или, вернее, к метафорическому подходу к информации. Это выражается, предположим, в наших обычных снах, которые состоят почти на 100 процентов из метафор, как некогда предположил Зигмунд Фрейд. (Чьим опытом психоаналитики успешно пользуются и поныне.) Разумеется, в первую очередь это касается нашей сексуальной сферы. На всякий случай схематически покажу вам, с чего начинается психоанализ по Фрейду.

Первым делом определяется некая стержневая деталь анализируемого сна. Как правило, это — нечто такое, что каким-то образом во сне выделяется, — быть может, яркостью и чёткостью или как-то ещё. Зачастую сам сюжет сна строится вокруг этой стержневой детали, или же вы несколько раз возвращаетесь к ней в своём сне... Стержневую деталь ищут как некий простой предмет, который затем принимают как основной символ сна. И то, по сути, метафора. Предположим, нож, банан, ракета, морковь, огурец и т.п. — всё это устойчивые метафоры мужской сексуальности (в основе — форма). Аналогичным образом, кабинет, вагон, дом, дверь, калитка и т.п. — женские символы (некие вместилища или входы). С другой стороны, женскую сексуальность в мужских снах также могут символизировать какие-то сладкие фрукты или ягоды — абрикос, груша, дыня и особенно часто — клубника или малина. (Наверно, не случайны жаргонные выражения «клубничка» или «малина» с определённым подтекстом.) Далее, существуют ещё и стержневые действия. Это — что-то такое, что вы постоянно во сне выполняете — например, идёте, плывёте, ритмично взмахивая руками, или едете куда-то на машине, плавно покачиваясь... И всё это, между прочим, тоже сексуальные метафоры.

Метафорические сны сексуального характера выдаёт также наше особенное к ним отношение, вернее, ощущение, которое мы испытываем, вспоминая их. Это — некая непонятная неловкость или же смущение, для которого, вроде бы, никакой причины не имеется. Сон-то, казалось бы, о самых заурядных вещах... Но ощущение подсказывает нам, что в нём, таком безобидном с виду, скрыто что-то личное, что-то интимное. В общем, выделив стержневые деталь и действие в каком-то сне, психоооаналитик затем может их интерпретировать. Но и то и другое суть метафоры.

И в мир нашей реальности подсознание нередко проникает именно в метафорической форме. Ну, например, удачная литературная метафора, как правило, идёт не от ума, а именно — из подсознания. Только в этом случае и может получиться то, что кто-то из мэтров «серебряного» века выразил словами: «Бывает поэзия, которая не понятна, но доходчива».

Метафоричность склада нашего подсознательного «ума» проявляется буквально во всём — в том, как мы воспринимаем природу, своих друзей и недругов, а также и всё то, что с нами происходит. В различных психо-мистических традициях, а также в самых современных психологических школах и течениях (например, в нейро-лингвистическом программировании) существуют методики терапии, связанные с припоминанием своего прошлого опыта, как правило, негативного, который сознательный ум всегда стремится забыть, вытеснить за пределы собственной досягаемости. В итоге вся эта информация оказывается у нас в подсознании, откуда и продолжает нам по всякому вредить. Так вот, нейтрализовать этот вред можно единственным способом — вывести забытые негативные воспоминания на сознательный уровень, то есть, просто-напросто их вспомнить. Именно в этом и заключается перепросмотр толтеков или одитинг последователей Рона Хаббарда, а заодно и некоторые приёмы психоанализа или других современных психотерапевтических методик. Как правило, пациентов, подвергающихся такого рода процедурам, смущает и беспокоит одно обстоятельство, которое они обычно формулируют как-то так: «Но я же могу вспомнить не совсем то, что было на самом деле, или даже совсем не то!..» «А это не важно, — может ответить грамотный психотерапевт. — Если вы вспомните не реальную ситуацию, в которой когда-то были, а её воображаемый аналог, то и в этом случае техника «сработает», потому что ваше подсознание воспримет её как метафору и произведёт те же самые изменения, как и в том случае, если бы ваше воспоминание было реальным. И потому не беспокойтесь по этому поводу».

Метафорические образы широко используются при самовнушении, о чём я неоднократно рассказывал в предшествующих книгах. Ну, например, желая успокоиться, то есть затормозить активность своей психики, вы можете представить себе, предположим, спокойную гладь пруда, в которой отражаются солнце и небо, или тихо и легко ложащиеся хлопья снега — что-то такое. А повышают нашу психическую активность образы бушующего пламени, ураганного ветра и т.п.

В общем, «образ мысли» подсознания в данном отношении вам, надеюсь, более-менее понятен, и мы можем перейти к практической части этой главы.

Давайте сделаем шажок назад и познакомимся с тремя простейшими дыхательными техниками, которые в дальнейшем могут оказать нам неоценимую помощь в наших занятиях. Я уже упоминал, что в тантрической йоге дыхательные упражнения (пранаяма) играют важнейшую роль — не менее важную, чем даже медитация. Пожалуй, в несколько меньшей степени они используются в магических практиках буддизма ваджраяны. И всё-таки они используются и там, — поскольку дыхание, как уже говорилось, непосредственно связано с нашим состоянием сознания, и было бы неразумно пренебрегать этим рычагом вместо того, чтобы продуктивно использовать его в любых психо-физических, магических или мистических практиках.

Итак, именно буддийскую методику вначале я и опишу. Это будет так называемая практика «девяти дыханий», которая широко используется в ваджраяне для подготовки ученика к магическим формам медитации, или, выражаясь по-иному, для достижения им изменённых состояний сознания.

Техника «девяти дыханий» выполняется одновременно с визуализацией основных каналов тонкой энергии — иды, пингалы и сушумны, — которые уже описаны в первой главе. Теперь же в наших конкретных целях я приведу именно буддийский вариант их описания (вернее, один из тех вариантов, что практикуются в буддийских школах), который мы и будем использовать в этом упражнении, а также и в ряде других случаев. (Я укажу вам, когда это потребуется.).

Итак, ида и пингала начинаются в левой и правой ноздрях соответственно и протягиваются к затылку до трикуты (место соединения всех трёх главных нади). Трикута расположена на высоте межбровья в затылочной части головы. Как уже говорилось, она соответствует медулле. (Именно там ощущается давление при нажатии корнем языка на мягкое нёбо.) Соединившись в трикуте с сушумной, ида и питала затем свободно свисают слева и справа параллельно ей (и, естественно, спинному хребту) вплоть до уровня пупка. Ида — белого цвета, пингала — красного или оранжевого. Между ними в спинном хребте проходит сушумна. Её цвет — золотистый. Начинается сушумна (только в буддийской интерпретации!) на уровне пупка или даже чуть выше. Вход в неё расширен в виде воронки. Концы иды и пингалы весьма подвижны и «эластичны»; они могут по вашему желанию растягиваться, укорачиваться и удлиняться, протягиваться куда-либо, соединяться, заходить один в другой (а также и в сушумну).

Упражнение в «девяти дыханиях» — исключительно буддийская методика, которую я, однако, несколько видоизменил, привнеся в неё кое-что от индуистской йоги, а именно — попеременное дыхание, как это принято в очень полезной йогической нади-садхана пранаяме. В таком виде техника «работает» ещё эффективнее, что проверено на опыте, причём не только мною.

Вначале — несколько общих указаний, которые следует распространить вообще на все дыхательные упражнения. Лучше заниматься ими в позе на пятках (ваджрасана) с прямой спиной и выпрямленной головой. (Только не следует закидывать голову назад; напротив, подбородок всегда «подобран»!) Но, чтобы выполнять в какой-то позе дыхательные упражнения, она, эта поза, должна быть целиком и полностью удобной и устойчивой, как учат индусы. Следовательно, пока ваджрасана ещё не стала «вашей» позой, можете практиковать «девять дыханий» в другом описанном положении — сидя на стуле.

В данном упражнении вам придётся вдыхать и выдыхать через одну ноздрю. Между прочим, и к этому довольно простому делу буддисты и индийские йоги подходят немного по-разному. Я опишу метод йогов, который представляется мне проще и естественнее. Правая ладонь подносится к лицу, подушечка большого пальца помещается на правую ноздрю, а подушечки безымянного и мизинца — на левую. Теперь при помощи этих подушечек трёх пальцев правой руки вы можете зажимать ту или иную ноздрю, проводя вдох или выдох через другую, и, кроме того, можете путём частичного прикрытия ноздри регулировать поток воздуха через неё. Попробуйте, ничего хитрого в этом нет.

И ещё одно очень важное замечание. Занимаясь любыми дыхательными упражнениями, ни в коем случае не следует чрезмерно напрягаться, задерживая дыхание или растягивая вдох и выдох через силу. Всё, что вы делаете, должно доставлять вам удовольствие. Запомните: дыхательные упражнения — не самоцель, а средство для достижения изменённых состояний сознания. Между прочим, многие чрезмерно ретивые, но недостаточно разумные последователи йоги, изрядно попортили себе здоровье умопомрачительными задержками дыхания (кумбхаками), описанными в источниках как тоже своего рода сиддхи, которых достигают в результате длительной практики усердные последователи йоги, но никак не в качестве указаний для начинающих учеников. В общем, ваша цель — состояние сознания, а не личный рекорд в дыхательной гимнастике. Вот теперь мы можем перейти к самому упражнению.

Упражнение 5.

Примите выбранную позу — так, как это было описано. Успокоитесь. Глаза прикройте или держите взгляд расфокусированным. Поднесите правую ладонь к носу и приступите к попеременному дыханию. Медленно вдохните через левую ноздрю (закрыв правую подушечкой большого пальца). Вдох глубокий, но не чрезмерно: не растягивайте грудную клетку с угрозой для неё! Будет достаточно, если вдох у вас займёт 5-6 секунд. (В дальнейшем можно будет постепенно увеличивать продолжительность вдохов и выдохов.) Избрав вначале определённый дыхательный ритм, затем его и придерживайтесь — во всяком случае, пока выполняете упражнение в этот раз. В индуистской традиции большое внимание уделяется именно дыхательным ритмам. Во всяком случае, такой вывод делают неофиты, прочитавшие несколько книг по йоге. (Самый распространённый ритм — 1:4:2, где 1 — время вдоха, 4 — время задержки дыхания с «воздухом в лёгких» и 2 — время выдоха; за базовый же отрезок (1) берутся различные интервалы — от 4 до 16 и даже до 32 секунд. В последнем случае получается умопомрачительный, причём и в буквальном смысле, дыхательный цикл — 32 — 128 — 64!) Не нужно никаких сумасшедших дыхательных ритмов с длительными задержками. Всё должно быть естественно и приятно. Сама небольшая задержка дыхания, которая обычно следует после вдоха — это даже не принудительная его задержка, а, скорее, естественное затаивание. Понимаете? Просто ваше дыхание на небольшое время застывает, пока вы внимательно всматриваетесь в себя... Она, эта задержка, может длиться секунду, две, три — в общем, вы сами почувствуете — сколько. Сколько вам захочется!

После этого вы закрываете левую ноздрю (мизинцем и безымянным пальцем) и открываете правую, через которую и производите медленный и полный выдох. Небольшая задержка дыхания после выдоха — буквально в 1-2 секунды — не обязательна.

Следующий вдох выполняется через правую ноздрю, а выдох — через левую. После этого аналогичным образом вы делаете ещё два полных дыхательных цикла слева-направо и справа-налево — в итоге: всего 6 дыхательных экскурсов через каждую ноздрю попеременно.

После этого уберите руку от лица и медленно и глубоко вдыхайте через обе ноздри. Наполнив лёгкие воздухом, чуть задержите дыхание, а затем так же медленно выдыхайте одновременно через нос и через рот, который чуть приоткрыт. Выполните три таких дыхательных экскурса. В итоге у вас получится девять полных вдохов-выдохов — отсюда и название техники.

Теперь — о визуализации, которые являются важнейшей составной частью метода. Вдыхая через левую ноздрю, вы одновременно проводите «холодную» энергию (серебристо-белого цвета) по иде; она течёт из ноздри к затылку, а затем направляется вниз вдоль спинного хребта. В течение короткого затаивания дыхания после вдоха нижний конец иды отклоняется вправо и соединяется с пингалой, после чего, выдыхая через правую ноздрю, вы направляете поток энергии по пингале вверх. При вдохе же через неё визуализируется «горячая» (красно-оранжевая) энергия, текущая по пингале вниз. На задержке нижний конец этой нади протягивается влево и соединяется с идой, после чего по ней «выдыхается» смешанная энергия.

При вдохе двумя ноздрями «холодная» и «горячая» энергии отправляются вниз одновременно по иде и пингале соответственно. Затем на задержке дыхания эластичные концы обеих нади загибаются и заходят в нижнее расширение сушумны, после чего на выдохе (через нос и рот одновременно) смешанная энергия поднимается по ней до уровня трипуры (место соединения нади), а затем выходит наружу через точку в межбровье.

Это упражнение очень полезно для стабилизации психики. Оно отлично помогает при стрессах, а также улучшает проводимость нервных стволов, как бы прочищает их, а потому и относится к разряду очистительных действий. Экстрасенсы рекомендуют его для снятия перегрузок с «ручных» парных каналов, особенно это касается меридианов толстого кишечника и лёгких.

Для наших целей бывает достаточно проделать всю процедуру, состоящую из девяти дыханий, два-три раза, чтобы погрузиться в состояние формирующегося транса. (Разумеется, при том условии, что данное упражнение уже технически освоено.).

Ещё раз обращаю ваше внимание: в приведённой форме метод «девяти дыханий» несколько отличается от традиционного буддийского — главным образом, тем, что в традиционной методике не предусмотрено попеременное дыхание. Сначала выполняются три вдоха подряд через левую ноздрю (с выдохами через правую), а затем аналогичным образом три вдоха через правую. Имеются и некоторые другие отличия, менее существенные. Однако в предложенном виде упражнение, на мой взгляд, более эффективно.

Я также считаю, что легче всего выполнить визуализацию энергопотоков по следующей схеме: вначале вдоха основное внимание обратите на кинестетическое ощущение воздуха в ноздре (лёгкий холодок и т.п.) и, оттолкнувшись от него, выстройте визуальную составляющую впечатления — «увидьте», как по нади энергия течёт вниз. При таком подходе через некоторое время ваша «картинка» дополнится недостающими кинестетическими ощущениями сама собой (чувством энергопотоков, теплом и т.п.).

В арсенале йоги имеется очень мощное стимулирующее упражнение, относящееся к разделу пранаяма, так называемая бхастрика, или «кузнечные меха». Оно заключается в длинных сериях очень быстрых и при этом максимально глубоких вдохов и выдохов, осуществляемых за счёт сокращения мышц диафрагмы и грудной клетки. Правильно выполненная бхастрика максимально насыщает организм кислородом и способствует мощному приросту его энергобаланса. К сожалению, эта важнейшая пранаяма, основанная на интенсивном нагнетении воздуха в лёгкие, может изучаться только под непосредственным руководством опытного учителя, поскольку её неправильное выполнение сопряжено с целым рядом опасностей для здоровья.

Зато в разделе йогических очищений (крийя) имеется другое упражнение с аналогичным эффектом (правда, немного менее интенсивным), в котором воздух насильственно в лёгкие не нагнетается, а поступает туда естественно. Называется оно капалабхати, и его можно попробовать освоить самостоятельно. (Соблюдая, конечно, осторожность и точно следуя всем указаниям, предложенным ниже.).

Но прежде, чем к нему перейти, немного поговорим вообще о дыхательных упражнениях, которые, безусловно, являются эффективными стимуляторами многих магических технологий, однако представляют определённую опасность для здоровья тех, кто неумело их практикует. Я встречал рьяных, но неосторожных приверженцев йоги, которые при «помощи» пранаямы в разной степени попортили себе здоровье — преимущественно, сердце или лёгкие. Их главная ошибка заключалась в том, что они забывали главный принцип упражнений такого рода: как указано в большинстве древних писаний, дыхание должно быть «свободным и приятным», то есть доставлять своеобразное удовольствие и успокаивать тело и мысли, а не утомлять и, уж, никак не истязать человека. Стремясь во что бы то ни стало длительное время выдерживать сумасшедшие дыхательные ритмы с кумбхаками (принудительными задержками дыхания), они не принимали в расчёт того обстоятельства, что все эти ритмы приводятся древними как своего рода достижения, к которым естественным путём могут прийти подвижники в результате длительных занятий пранаямой.

Всё это я повторяю с единственной целью — чтобы вы, занимаясь любыми дыхательными упражнениями, прежде всего, не забывали главного правила: следует дышать абсолютно свободно и даже почти естественно. Единственный допустимый способ дыхания во время специальных занятий можно описать так. Вы направляете внимание полностью или частично (в зависимости от цели упражнения) на процесс дыхания. При этом оно, дыхание, постепенно (при некотором опыте довольно быстро) само собою замедляется и углубляется. Вы только лишь чуть-чуть — скорее ощущением, нежели физически — способствуете этому процессу, а именно замедлению и углублению каждого вдоха и выдоха. Вот и всё, что допустимо делать со своим дыханием. Но именно этого вполне достаточно — ничего другого не требуется! А ваше здоровье будет в полной безопасности.

Итак, дыхание. Этот великий жизненный процесс в определённом смысле является мостом между сознательной частью психики и подсознанием, поскольку может контролироваться и тем, и другим. Правильно используя дыхание, мы автоматически приоткрываем тоннель в тёмные области своей психики.

Как же нужно дышать? Во-первых, примите непременное условие: при дыхании задействуется только живот, а грудь остаётся неподвижной. (За исключением специальных упражнений йогической пранаямы. Но и в них дыхание непременно начинается с живота и лишь на заключительном этапе переходит к груди.) При этом работают лишь мышцы диафрагмы: на вдохе немного напрягаются, а на выдохе расслабляются. Такой тип дыхания и называют обычно диафрагменным или «нижним». Поначалу вам придётся специально себя контролировать во время занятий, но со временем «нижнее» дыхание будет устанавливаться у вас автоматически. (Более того, постепенно вы приучитесь дышать животом не только сознательно, но и рефлекторно.) Могу ещё добавить, что женщинам, по моим наблюдениям, овладеть диафрагменным дыханием, как правило, бывает сложнее, чем мужчинам. (Потому, кстати, брюшной тип дыхания называют ещё «мужским».).

Далее, существует два вида «мужского» дыхания — буддийское и даосское. Физически они различаются направлением движения диафрагмы и живота. При даосском типе дыхания диафрагма на вдохе поднимается, и живот слегка вбирается; на выдохе же диафрагма опускается, а живот возвращается в исходное положение, то есть слегка подаётся вперёд. При буддийском типе дыхания на вдохе диафрагма, напротив, опускается, и живот слегка выпячивается, а на выдохе, при расслаблении мышц диафрагмы, последняя возвращается в исходное положение, и живот — вместе с нею. Твёрдо усвойте: и в том, и в другом случае при вдохе мышцы диафрагмы слегка напрягаются, а при выдохе расслабляются.

Вообще-то, тот или иной тип дыхания устанавливается у нас автоматически — в зависимости от нашего жизненного цикла и психического состояния в определённый момент, от положения тела, от времени суток и ещё от многих факторов. Тот, кто практиковал классический цигун (китайская разновидность психо-физических упражнений, связанных с дыханием), знает, что руки, поднятые на уровень груди, с ладонями, обращёнными вовне, от тела, стимулируют буддийский режим дыхания. Если же мы, слегка раздвинув локти, повернём ладони к телу, то наша диафрагма сама собою при вдохе начнёт подниматься.

Будет очень хорошо, если вы специально поупражняетесь в диафрагменном дыхании. Во время занятий можете сидеть на стуле или на пятках, по-китайски, как это было описано. Спину непременно держите прямой. В дальнейшем (через три-четыре занятия) можете попробовать выполнять дыхательные упражнения стоя и лёжа. Время каждого занятия -10-15 минут (не меньше, но можно и больше). Отработайте поочерёдно буддийское и даосское дыхание.

Теперь о предпочтительности того или иного его вида. Я уже перечислял некоторые факторы, влияющие на то, какой тип дыхания устанавливается у человека самопроизвольно (на самом деле этих факторов очень много). В общем-то, каких-то категорических ограничений при выборе способа дыхания нет, и вы можете использовать оба его вида в различных случаях. Однако следует иметь в виду: даосское дыхание в большей степени нас интроверсирует. Оно способствует накопительным и восстановительным процессам в организме человека, а также стимулирует нашу сексуальную сферу жизнедеятельности. В то же время буддийское дыхание нас несколько экстраверсирует. Оно больше связано с активной деятельностью во внешнем мире и расходом энергии.

В большинстве психотехник, когда ваше внимание преимущественно направлено на реальный внешний объект, предпочтительнее использовать буддийский дыхательный режим, а при визуализациях больше подходит даосский. Впрочем, как я уже сказал, каких-то категорических предписаний на сей счёт не существует.

Теперь мы можем вернуться к упражнению капалабхати. Его изюминка заключается в резком сокращении мышц живота — диафрагма при этом поднимается, а воздух выталкивается из лёгких. После чего живот расслабляется, диафрагма опускается, как в буддийском режиме брюшного дыхания, и воздух самопроизвольно заходит в лёгкие. Таким образом, при выполнении капалабхати брюшные мышцы напрягаются только на выдохе (причём достаточно сильно и резко), а на вдохе расслабляются.

Упражнение 6 (капалабхати).

Примите позу на пятках. (Более привычная поза на стуле не позволяет выполнять это упражнение легко, без напряжения, и потому использовать её не желательно.) Кисти опустите на колени ладонями вниз. Успокойтесь, прикройте глаза. Резко сократив мышцы брюшного пресса и промежности, вытолкните воздух из лёгких через нос. Сразу же расслабьте живот и позвольте воздуху свободно его наполнить. Не торопитесь на этом этапе: если ваш короткий выдох длился половину секунды, возможно, чуть больше, то вдох может растянуться секунды на 2, даже на 3. Не втягивайте воздух искусственно — пусть его войдёт в ваши лёгкие ровно столько, сколько они «впустят» его по собственному «желанию». Снова вытолкните воздух мышцами диафрагмы и сразу же позвольте ему вернуться в лёгкие. Всего проделайте 11 таких энергичных эвакуации воздуха.

Вытолкнув его в последний раз, не ослабляйте мышцы живота, то есть не пускайте воздух в лёгкие, но секунд 15-20 побудьте в «пустоте» — без воздуха и без мыслей. Йоги (да и не только йоги) особенно высоко ценят это состояние активного безмыслия. Предшествующая гипервентиляция лёгких позволит вам достаточно долго не дышать, не испытывая дискомфорта. Затем выполните обычный глубокий вдох и выдох, после чего повторите упражнение. Начните с трёх циклов по 11 выталкиваний воздуха. Постепенно увеличивайте продолжительность каждого цикла до 33 эвакуации. Йоги доводят их число до 121, но нам этого делать не требуется: цикл из 30 коротких выдохов гарантирует достаточно хороший результат, с другой стороны, как уже было сказано, во время дыхательных упражнений следует всячески избегать перенапряжения. Безопаснее увеличить число циклов до 4-5, но не более.

Это достаточно простое дыхательное упражнение даёт мощный эффект. Возможно, вас удивит, как долго вы сможете обходиться без воздуха после гипервентиляции такого рода. Однако наша цель — отнюдь не задержка дыхания сама по себе, но изменённое состояние сознания, весьма близкое к состоянию безмыслия, или пустоты, к которому стремятся все основные мистические традиции.

Я уже обращал ваше внимание на то интересное и весьма важное для наших целей обстоятельство, что дыхание у нас подконтрольно как подсознательной, так и сознательной областям психики. Иными словами, мы можем вообще о нём забыть, но дыхание всё-таки будет продолжаться, регулируемое нервной системой (что и происходит на протяжении всей нашей жизни в большинстве её эпизодов). В то же время любой человек способен дышать «сознательно», по собственной воле регулируя своё дыхание по глубине, частоте и другим параметрам или даже на небольшое время вообще его останавливая. Собственно, любые дыхательные упражнения связаны с переводом дыхания в «сознательный» режим. А вот, обратный переход нередко вызывает у нас затруднения. Предположим, занимаясь дыхательной гимнастикой, вы задали своему дыханию некие ритм и глубину. А затем хотите больше о нём не думать, предоставив ему возможность течь самостоятельно, как это было до того, как вы начали своё упражнение. Но именно это у вас не получается — ваше дыхание, почему-то «не хочет» снова переходить в поверхностную рефлекторную фазу. Не пугайтесь: это нетрудно исправить — у йогов для этого существует специальное упражнение.

Упражнение 7 (очистительное дыхание йогов).

Для этого упражнения специальной позы не требуется. Оно выполняется в любом положении, когда это необходимо. Итак, глубоко вдохните через нос. затем приоткройте рот, сложите губы трубочкой — так, словно произносите звук «о-о», но постарайтесь прижать их к зубам — и вытолкните воздух через них (изо рта) несколькими небольшими порциями. При этом каждый маленький выдох производится за счёт короткого и резкого толчка диафрагмы, аналогичного тем толчкам, что выполняются в капалабхати, только легче и ещё короче. (Обычно серия коротких выдохов состоит из 5-8 толчков.) Это очень просто. Обычно одного — двух вдохов с последующей серией коротких резких выдохов бывает достаточно, чтобы дыхание нормализовалось и снова стало рефлекторным. У йогов эта процедура называется очистительным дыханием.

Поскольку диафрагменное дыхание вы, надеюсь, до некоторой степени уже освоили, то теперь мы можем опробовать очень простую, но весьма эффективную оздоровительную технологию (простейшую магическую технологию), которую можно применить практически ко всему телу. Допустим, у вас пошаливает печень — не так, чтобы требовалась госпитализация, но слегка, — и вы хотели бы избавиться от этой «болячки» минимальными и естественными средствами. Сядьте на стул или на пятки как это вы делали до сих пор. Успокойтесь и приступите к «осознанному» диафрагменному дыханию. Только теперь постарайтесь ощутить, будто вы производите вдох и выдох прямо своею больной печенью. Искомое ощущение можно стимулировать соответствующей визуализацией. Энергии, нацеленной на оздоровление, желательно придать серебристый цвет. Через какое-то время в области печени у вас появятся некие ощущения: покалывание, пульсация, разогрев, чувство онемения, мурашки и т.п. Очень хорошо, это — сигнал о том, что техника «запустилась» правильно.

Упражнение выполняется регулярно (не реже трёх раз в неделю) по 10-15 минут. Аналогичным образом можете работать с сердцем (только очень осторожно), почками, желудком, предстательной железой и другими органами. Эту технику можно также выполнять стоя или лёжа. В некоторых случая (к примеру, вы решите подлечить предстательную железу) ею и следует заниматься стоя или, в крайнем случае, лёжа, согнув колени и примерно на полметра раздвинув ступни. В положении «стоя» ноги находятся на ширине плеч, колени немного согнуты, а локти слегка разведены в стороны — так, чтобы подмышками освободилось некоторое пространство.

С любой своей «болячкой» вы должны справиться максимум за 20 сеансов (во всяком случае, добиться существенного облегчения). Если этого не произошло, значит, вы что-то не так делаете (или не тогда, или не с тем настроением). Очень часто начало выздоровления внешне сопровождается обострением заболевания. Имейте это в виду и не пугайтесь, если с этим столкнётесь. В таком случае продолжайте занятия, как и прежде: подобные обострения обычно длятся лишь несколько дней, затем наступает существенное улучшение, а вскоре — и выздоровление. Куда хуже, если ваши занятия не сопровождаются вообще никакой симптоматикой. Это значит, что рефлекторный механизм организма никак не запускается, и вам следует что-то поменять в своих занятиях.

Теперь о типе дыхания. При лечении больного органа, заживлении какой-то раны и т.п. годятся оба способа дыхания, даосский и буддийский. Правда, процессы, которые они стимулируют, протекают по-разному. Даосское дыхание более способствует нашему ощущению вдоха (в частности, через кожу или какой-то орган) и накопления, а буддийское — ощущению выдоха и очищения, освобождения от чего-то лишнего. А потому при лечении можно чередовать способы диафрагменного дыхания (но не в течение одного сеанса).

Однако для некоторых иных способов применения этого универсального целительного метода подходит лишь какой-то один тип дыхания. Ну, например, вы решили нарастить мышечную массу бицепсов. В этом случае годится только даосский способ дыхания. Впрочем, коротко опишу и эту технику.

Вначале вы задаете себе примерно такую установку: у меня могучие бицепсы, массивные и твёрдые; их объём — 70 сантиметров и даже больше.

Обратите внимание: при формулировании установки вы избегаете, во-первых, будущего времени и, во-вторых, глаголов несовершенного вида. Нет, ваши бицепсы, не станут когда-то там могучими и твёрдыми — они уже могучие; и не будут расти — они уже выросли до предела. (Подробно о самокодировании рассказано в «Психодинамике колдовства» и, вообще, в первых книгах этой серии.) Одновременно вы представляете свои бицепсы даже более объёмными, чем бы вам хотелось. Затем, удерживая этот образ, вы начинаете дышать «бицепсами», используя именно даосское диафрагменное дыхание. Надеюсь, всё понятно.

Ну, а если вы решили согнать лишний жирок с живота, то, действуя во всём остальном аналогичным образом, вам непременно следует использовать буддийский дыхательный режим, стимулирующий избавление от всяких излишков.

В заключение — несколько слов о том, зачем мне понадобилось в контексте этой книги обращаться к специфическим дыхательным техникам йогов и буддистов. По большому счёту, конечно же, потому что дыхание человека непосредственно связано с его состоянием сознания. Это — как рычаг, за который можно потянуть, чтобы добиться изменённых состояний. Чем, кстати, йоги в основном и занимаются. Но теперь я могу несколько конкретизировать этот тезис. Для этого мне придётся снова коснуться теории йогов. В их классических текстах говорится о двух типах кумбхак (задержек дыхания при пранаяме и медитации) — сахита и кевали.

Следует заметить, что само слово «кумбаха» имеет более широкий смысл, нежели просто остановка дыхания. Кумхака — это и способ такой остановки, а также и вся процедура, с ним связанная. Так вот, сахита — это сознательная задержка дыхания (с воздухом в лёгких или после выдоха), или, скорее, его затаивание, при выполнении, предположим, того или иного дыхательного упражнения. Кевали же кумбхака — это рефлекторная почти полная остановка дыхания, наступающая в глубоких изменённых состояниях сознания. Должен пояснить, что во время кевали дыхание на самом-то деле сохраняется, но оно совершенно незаметно и незначительно по амплитуде. Человек дышит чуть-чуть, при этом его сознание приобретает ценнейшее качество единонаправленности. И такое состояние может длиться часами! Все глубокие трансовые погружения связаны с кевали. Иными словами, когда выходят на поверхность глубокие слои нашей психики, наше дыхание всегда — подчеркну: всегда! — незаметно.

В общем, готовясь к любой магической процедуре, будет очень полезно проделать следующее. Вначале стабилизировать свою психику при помощи «девяти дыханий», достигнув спокойного и сосредоточенного состояния формирующегося транса. Затем дополнительно подзарядиться энергией при помощи капалабхати, и, наконец, выполнив очистительное дыхание, вернуть своё дыхание в рефлекторный режим. После такого дыхательного вступления любая работа со своей психикой пойдёт у вас значительно легче и увенчается в итоге большим успехом.

Поначалу на этом я и собирался данную главу завершить. Однако потом я подумал: раз уж вы познакомились в ней с обоими способами диафрагменного дыхания, предложу-ка я вам ещё одно, последнее, дыхательное упражнение — чтобы уже окончательно «закрыть» тему дыхания в одной главе и в дальнейшем к ней не возвращаться.

Вероятно, многим из вас уже приходилось сталкиваться с так называемым полным дыханием йога. Полагаю, кое-кто его даже практиковал или начинал изучать, опираясь либо на рекомендации, почерпнутые из книг, либо на советы учителя, что, конечно, всего лучше. Между тем, полное дыхание потребуется и нам — когда, в частности, — это произойдёт уже в следующей главе — я опишу один из приёмов пробуждения кундалини, весьма близкий к способам классическим.

В общем, вот вам нетрадиционное упражнение на полное дыхание йога, освоить которое таким способом, как мне кажется, проще всего. (Сам я получил это упражнение много лет назад от одного весьма компетентного человека, но ничего подобного ни в какой йогической литературе — ни в первоисточниках, ни в их многочисленных современных истолкованиях — не встречал.).

Упражнение 8 (полное дыхание йога).

Примите любую позу для дыхательных упражнений, успокойтесь и расслабьтесь. Спокойно выдохните весь воздух из лёгких. Теперь начните медленный вдох буддийского типа, при котором ваш живот, наполняясь воздухом, немного выпячивается, а диафрагма опускается. Немного не доведя до конца буддийский вдох, продолжите его по даосской методике, сокращая мышцы живота и подтягивая диафрагму вверх. При этом у вас сама собой немного поднимется и наполнится воздухом грудная клетка. Не переусердствуйте на этом этапе — предположим, до ощущения, что ваша грудь вот-вот лопнет. Итак, полный вдох вы выполнили. Сделайте короткую задержку дыхания (на 2-3 секунды) и перейдите к выдоху. Начните его, расслабляя живот и позволяя диафрагме опуститься, как это делается на выдохе при даосском дыхании. Одновременно начнёт опускаться и ваша грудная клетка. Затем, выпустив из лёгких примерно половину воздуха, выдавите оставшуюся половину, сжав мышцы живота и приподняв диафрагму — на манер буддийского выдоха. Оставшись на секунду без воздуха в лёгких, затем расслабьте мышцы живота, позволив его передней стенке снова выдвинуться (а диафрагме опуститься) и принять новую порцию воздуха. И далее продолжите упражнение так, как это описано выше.

В традиционных индийских источниках, как правило, указывается соотношение вдоха и выдоха как 1:2. Не нужно напрягаться, стараясь его непременно выдержать, хотя придать своего полному дыханию определённый ритм было бы весьма желательно. Возьмите для начала время вдоха — 8 секунд и затем постарайтесь не торопиться на выдохе. За одно занятие проделывайте по 10-15 дыхательных экскурсов.

Видите, как просто! Если, конечно, вы уже овладели диафрагменным дыханием обоих типов. У йогов для овладения полным дыханием ученику сначала требуется освоить так называемые нижнее, среднее и верхнее дыхания по отдельности, а затем уже учиться связывать их в единый цикл.

Упражнение в полном дыхании считается весьма полезным для стабилизации психики. Кроме того, само по себе полное дыхание используется во многих магических технологиях. Кстати, выполняя описанные буддийские «девять дыханий», лучше всего воспользоваться именно описанной техникой полного дыхания. В том числе и для попеременного дыхания. Попробуйте и убедитесь в том, что никакой трудности это не представляет.

Глава 4. Иогический метод поляризации центров.

Магические методики авторитетных традиций — индуистской, суфийской, буддийской — при первом знакомстве с ними, как правило, представляются нам чертовски изощрёнными, несопоставимо сложнее, предположим, расхожей магии, некогда предложенной российской публике господином Папюсом. Между тем, в жизни нам нередко приходится признавать успех и там, где используются самые простые, даже, казалось бы, самые примитивные методы и приёмы. (За примером обращайтесь ко всяким «бабам Нюрам», которые, слава Богу, в последние годы в нашем незрелом обществе понемногу уходят в тень.) И возникает законный вопрос: «Так, может, и незачем городить весь этот огород, затрачивая столько времени и сил?».

Не спешите делать выводы. Один из учеников легендарного мистика и учителя суфийского толка Г.И.Гурджиева поведал такой забавный эпизод из его биографии. Где-то году в 15-ом недавно закончившегося века в достославной столице Российской Империи вышла в свет книжица «Скрижали мага» некоего путешественника по Индии А.В.Лиханова, вернувшегося из долгих странствий в родные Пенаты. Гурджиев прочитал сей труд, и его жутко разозлила столь незатейливая профанация высокого искусства. Разузнать место проживания путешественника труда не составило, и Гурджиев в сопровождении нескольких учеников отправился к нему в гости. В планы Георгия Ивановича входило растолковать человеку, что поступать так нехорошо, а коли артачиться начнёт, так попросту набить морду. Если и не ради высокого искусства и восстановления попранной справедливости, так хотя бы для собственного удовлетворения. Но господин Лиханов артачиться не захотел, а напротив, тут же слёзно покаялся. И в оправдание своё сообщил, что сильно поиздержался в долгих странствиях по Востоку и был вынужден как-то поправить свои обстоятельства — хотя бы этой книжицей. Ещё он добавил любопытную вещь: мол, его самого поражает то обстоятельство, что теперь к нему приходит множество писем, в которых люди благодарят его за книгу и наперебой хвастаются своими успехами в работе по предложенной методике. Один из них даже сообщил, что, занимаясь исключительно по книге «Скрижали мага», за короткое время сумел овладеть... левитацией!

В общем, Гурджиев изрядно посмеялся, и вечер закончился дружеским застольем.

Вы думаете — все эти люди, приславшие Лиханову благодарственные письма, — у них не всё ладно с психикой? Как бы не так! У некоторых — возможно, что и у большинства — видимо, тут действительно имеются проблемы. Но, наверняка, есть среди них и такие, которые, получив начальный толчок в виде «Скрижалей мага», всерьёз занялись своей психикой и открыли в ней кое-что новое. В данном случае не так важна сама методика, как поворот в заинтересованном внимании человека. Иными словами, мы ничего не научимся делать, пока однажды не попробуем это проделать. Хотя бы и по книге господина Лиханова — она, кстати, издаётся по сей день и, возможно, кому-то тоже помогает...

Немного успокою вас насчёт современных книг сходной тематики следующим соображением. Сегодняшние авторы не столь наивны, чтобы надеяться с помощью книги, предположим, о магии или йоге хоть как-то «поправить свои обстоятельства». Делайте выводы.

Теперь приведу пример из собственного опыта. Году в восьмидесятом один молодой парень, начитавшись произведений Вивекананды, попросил меня дать ему для начала какое-нибудь простое упражнение из йоги, которое развивало бы способности к медитации. Особенно долго не мудрствуя, я предложил ему тратаку (фиксацию взгляда и внимания) на трикуте (межбровье) и растолковал, как мог, эту нехитрую технику, широко используемую йогами. (Ниже я изложу её и вам, поскольку она является составной частью одной важной психотехнологии, которая тоже будет описана.) Для йогов тратака — простейшее упражнение на единонаправленность внимания и сознания в целом. Вообще-то, в йоге для этой важной задачи выделена целая ступень — шестая, дхарана.

Кстати, на русский это санскритское слово обычно переводится как «концентрация», что в итоге, по-моему, сбивает неофитов с толку. Потому что в нашем представлении слово «концентрация» связано с такими понятиями как «напряжение», «усилие» — в общем, некое насилие над своей природой, принуждение себя к чему-либо, какое-то самоущемление. На самом же деле правильная дхарана ничего общего ни с каким напряжением и принуждением не имеет. Это, скорее, достаточно мягкое уведение внимания, а за ним и целиком сознания от всего, что мешает, к тому, что требуется. Я бы сравнил этот процесс с тем, как любящая мать, взяв малыша за руку, ласково, но достаточно решительно ведёт его в нужном направлении.

Но вернёмся к парню, которого я научил тратаке. Никаких других упражнений он не выполнял, но, к моему большому удивлению, при помощи одного лишь этого простейшего приёма буквально за неделю — полторы умудрился освоить глубокую фазу сомнамбулического транса с яркими галлюцинациями. (Обычно такого рода галлюцинации даже ярче и рельефнее реальных образов.) Приблизительно то самое состояние, которое у Кастанеды называется сновидением наяву. Должен также отметить, что в дальнейшем — опять-таки к моему удивлению — этот способный парень больше ни в чём таком не преуспел. Правда, он больше ничем и не занимался. Полученный опыт, можно сказать, взял парня в плен, и далее уже он возился с ним, как с интересной игрушкой, — просто ради самих переживаний. Сам меня ни о чём больше не спрашивал, а мои осторожные советы как-нибудь развить и углубить свои занятия — попросту игнорировал.

К чему я это вам рассказал — не догадались? Просто для наглядности. Эти примеры, по-моему, хорошо иллюстрируют то обстоятельство, что на духовном поприще на самом-то деле не существует ни универсальных путей, ни дозированных приёмов, заведомо приводящих к определённому результату. Потому-то все авторитетные мистические традиции предлагают нам довольно широкий спектр методик (в том числе и по сложности для понимания и практики); окончательный выбор среди них осуществляется в паре «учитель-ученик».

Тут я хочу подчеркнуть, что это — именно пара, то есть некая единая система, которую составляют данный учитель с данным учеником. Иными словами, какой-то учитель может предложить вам ежедневно по часу стоять на голове, а другой, предположим, категорически запретит вам подобное времяпровождение, но посоветует что-то другое. И оба будут правы: занимаясь с первым учителем, вам непременно нужно как можно чаще задирать ноги к небу, а коли, уж, вы пребываете в сочетании со вторым, то именно это вам противопоказано. Понимаете?

Всё-таки мы очень друг от друга отличаемся, — отличаемся и физическими, и психическими, и духовными особенностями. И в то же время все мы — люди. Любая мистическая традиция ориентирована на весьма широкий диапазон явлений, каковыми все мы являемся. И это крайне важно учитывать, когда вы пытаетесь заниматься по какой-то методике самостоятельно. В таком случае крайне нежелательно зацикливаться на каких-то упражнениях, которые у вас почему-то не «работают» или «работают» с трудом. Методов очень и очень много — будет лучше попробовать какой-нибудь другой.

Итак, по просьбам моих читателей, я впервые изложу в этой главе один из традиционных базовых способов пробуждения «змеиной силы». Он, впрочем, этот способ, всё-таки слегка видоизменён — в соответствии с психофизическими особенностями современного европейца. Однако именно в таком виде данный метод основательно опробован и лично мною и целой когортой российских йогов и магов 70-80-х годов ушедшего века. Я называю его методикой поляризации центров. Причём эта методика в значительной мере универсальна, поскольку включает в себя несколько составляющих, нацеленных на различные стороны нашего существа. И потому, используя её, каждый может расставить акценты так, как это ему будет удобно.

В качестве вступления к основной процедуре выполняются дыхательные упражнения, описанные в предыдущей главе. Плюс ещё одно очень простое магическое упражнение — «Улыбка тела». Оно и само по себе пригодится вам во многих жизненных ситуациях, а потому советую им не пренебрегать.

Упражнение 9 («Улыбка тела»).

Максимально расслабьтесь, будучи в любом положении. (Вначале лучше использовать описанные сидячие позиции, а также положение «лёжа на спине».) Мягко прикройте глаза. Чтобы углубить расслабление всего тела, на этот раз используйте следующий простой приём. «Пройдитесь» вниманием по своему телу снизу вверх — от ступней до головы — в следующей последовательности: ступни и пальцы ног, подъём, икры, бёдра, ягодицы и мышцы промежности, мышцы живота; затем перейдите к рукам — плечи, предплечья, кисти и пальцы рук; вернитесь к туловищу — грудь, мышцы спины, мышцы шеи (передней и задней сторон), мышцы лица. Перенося внимание на ту или иную часть тела (в указанной последовательности), ощутите остаточный мышечный тонус в ней и спокойно, не напрягаясь, максимально его уменьшите. Можно применить и такую хитрость: почувствуйте тяжесть каждой своей части тела и представьте, что под воздействием земной гравитации напряжение из этой части тела как бы вытекает в землю. Поупражнявшись немножко, вы научитесь основательно расслаблять тело указанным способом буквально за минуту. Кстати, в дальнейшем можете использовать эту простейшую технику релаксации и в других случаях.

Теперь можете перейти к самой улыбке. Итак, сначала чуть-чуть улыбнитесь расслабленными губами. (Ваши глаза мягко прикрыты веками.) Добившись глубокой улыбки в состоянии расслабления, перенесите внимание на закрытые глаза и чуть-чуть улыбнитесь ими. Я не могу описать это конкретнее, просто улыбнитесь глазами — вы сами почувствуете, как это сделать. Зафиксировав улыбку в глазах, перенесите внимание в центр головы — в то место, где ощущается давление, когда вы слегка нажимаете корнем языка на мягкое нёбо. Как вы помните, это есть место соединения трёх нади — иды, пингалы и сушумны. Как бы «втяните» туда улыбку из глаз. Затем опуститесь вниманием по позвоночнику до уровня сердца и поместите улыбку ту да. Вас у дивит, как легко, оказывается, мы можем улыбаться «сердцем». (Такая улыбка отнюдь не локализуется в позвоночнике, но как бы распространяется на всю эту область тела.) Далее опуститесь по сушумне до области солнечного сплетения и живота и точно так же улыбнитесь этой частью тела. Наконец, опуститесь ещё ниже, да свадхиштхана-чакры — со стороны спины это область крестца, а со стороны живота — область верхней части лобковой кости и чуть выше. Распространите свою внутреннюю улыбку и сюда, что весьма важно для предстоящей вам операции.

Выполняя это нехитрое упражнение, вы без труда научитесь «улыбаться» вообще любой частью тела. Этот навык пригодится вам в жизни, во-первых, для снятия стрессов, а во-вторых, для лечения каких-то своих мелких болячек. Принцип прост: если вам удаётся «улыбнуться» больной частью тела, то она «стремится» выздороветь.

Теперь ещё немного необходимой информации о пробуждении «змеиной силы» вообще. На не очень-то подходящим для таких описаний нашем языке могу сообщить вам, что специалисты различают три «волны» или три импульса восхождения кундалини. Иными словами, существует три степени, что ли, подъёма «змеиной силы». Наивысшая степень — та самая, которая, по заявлениям авторитетных источников, даёт йогу полное и окончательное освобождение — объективно выглядит примерно так. Йог застывает в своей позе, лишённый практически всех признаков жизнедеятельности — у него останавливается дыхание, сердцебиение и т.п. Тело йога холодеет, остаётся тёплой лишь макушка головы. Считается, что в это время он пребывает в состоянии сверхсознания, о котором я затрудняюсь вам что-то сказать. В общем, высшая ступень — не для нас.

Для нас же главный интерес представляет так называемый второй импульс кундалини. Это — когда сушумна активизируется, чакры поочерёдно раскрываются, и человек получает доступ к новым возможностям, которыми чакры управляют. Что же до первого импульса, то это — начальное пробуждение кундалини с частичной активизацией сушумны. Все люди, успешно практикующие этот метод, так или иначе данную стадию проходят, но сама по себе ничего особо интересного — кроме, может быть, подтверждения прогресса в занятиях — она им не приносит. Зато именно на этой стадии йога подстерегают некоторые опасности.

Последние связаны с так называемыми грантхами, то есть препятствиями, своего рода «узлами», мешающими кундалини восходить по сушумне. Источники называют, аж, три таких «узла», но нас более всего должен озаботить самый первый, брюшной. Физически он расположен чуть выше свадхиштхана-чакры, может быть, на толщину пальца или даже менее того. Сам я никаких неприятностей с ним не имел, но это не значит, что так повезёт каждому. Источники предупреждают, что прохождение кундалини брюшного «узла» может сопровождаться сильной болью и даже «вызвать болезнь». Нигде, правда, не указано, что это за болезнь или, может быть, группа болезней. Могу прояснить этот тёмный вопрос. Как вы помните, свадхиштхана — это сексуальный и выделительный центр, основной принцип которого — вода, жидкость. Что же происходит на уровне нервной системы, когда «змея» пробуждается и начинает подниматься по сушумне? «Включается» сам спинной мозг человека, то есть нервные импульсы передаются непосредственно по нему, а периферическая нервная система, символизируемая идой и пингалой, при этом, можно сказать, отдыхает. Ну, и высвобождается колоссальное количество нервной энергии. Теперь представьте, что вся эта энергия блокируется внизу и «сваливается» на свадхиштхану и связанные с этим центром нервные сплетения. В общем, у мужчин развиваются простатиты, а у женщин — фибромиомы. Кроме того (и прежде всего остального) эта энергия, «закупоренная» в сексуальном центре, стимулирует избыточную активность последнего. А развившаяся в итоге гиперсексуальность — штука, поверьте, отнюдь небезобидная.

Как мы уже однажды говорили, состояние сексуального возбуждения — это тоже изменённое состояние сознания, которое предназначено для нашей жизнедеятельности в определённой сфере. Причём исключительно в этой самой сфере, но не во всех прочих сферах нашей, слава богу, многогранной жизни. А когда мы за что-то берёмся, будучи в неадекватном психическом настрое, то, разумеется, ничего путного у нас не выходит. В общем, советую вам внимательно отнестись к этому предупреждению. К брюшной грантхе следует подходить со всей возможной осторожностью. Йоги предписывают на этот случай очищения различных типов, которые, якобы, способны данный «узел» развязать. Ну, а я посоветую вам нечто совсем простое, но действенное — не спешите!

Если вы чувствуете (когда кундалини, наконец, «зашевелится» у вас в копчике и начнёт подниматься по спинному хребту), что интенсивный жар, пульсация и все прочие симптомы как бы «застряли» у вас на нижнем уровне и приобрели хоть сколько-нибудь болезненный характер, тут же, не медля, заканчивайте занятие. И потом побудьте какое-то время в покое, позволив концентрированному жару в позвоночнике рассосаться. Поступайте так всякий раз, когда «змеиная сила» при восхождении натыкается на преграду, и через некоторое время ваш «узел» развяжется сам собой. Этому, кстати, хорошо поспособствует и метод поляризации верхних центров (аджны и сахасрары), который я тоже скоро опишу.

Теперь ещё раз о том, что мы имеем, так сказать, на исходной позиции, и как нам это грамотно использовать. Как вам уже известно, интересующая нас главная нади, сушумна, проходит внутри спинного хребта от копчика и вверх, — сначала до уровня трикуты (межбровья), где она соединяется с идой и пингалой. Это место мы можем почувствовать своими сенсорами (что крайне для нас важно!), предположим, нажав корнем языка на мягкое нёбо или каким-либо другим способом. (При интенсивном сосредоточении на межбровье в искомой точке возникает давление само собой.) Но, вот, исходную точку — то место в копчике, где кундалини пробуждается и начинает своё восхождение — нам никак не почувствовать. Оттого-то мы и вынуждены в данном случае пользоваться методом поляризации, — поляризации двух соседних чакр, свадхиштханы и муладхары (в последней кундалини и пребывает). На наше счастье, ощутить сенсорно область свадхиштаны для нас труда не представляет. Со спины мы запросто можем чувствовать кинестетически свой крестец, да, и спереди — область лобка и, вообще, любое место на животе.

Теперь в двух словах об иде и пингале. В этой психотехнологии они немного длиннее (в сравнении с тем, как это было описано в Упражнении 5) и примыкают к свадхиштхане соответственно с двух стороны. Следовательно, по ним энергия может поступать непосредственно в эту чакру (а мы можем это почувствовать). Теперь перейдём к описанию упражнения.

Упражнение 10 (поляризация свадхиштханы и муладхары).

Сначала проделайте два — три раза «девять дыханий», чтобы добиться с помощью этой техники равновесного состояния. Затем максимально зарядитесь энергией при помощи капалабхати. После этого восстановите своё рефлекторное дыхание при помощи очистительного дыхания. Теперь примите позу «на стуле» непременно с прямой спиной и выполните Упражнение 9, распространив «улыбку» на область свадхиштханы.

Наконец, можете перейти к медленному и ритмичному полному дыханию, с которым вы тоже познакомились в предыдущей главе. Длительность вдоха приблизительно равна длительности выдоха. Начните с 5 секунд, постепенно увеличив это время до 10 секунд (не за одно занятие, а в течение нескольких занятий). После вдоха без напряжения делайте небольшую задержку дыхания (в 1-2 сек.) и точно так же — после выдоха.

Теперь о визуализации во время этого дыхания, которая, кстати, и является ключевым элементом данного метода. Вдыхая через обе ноздри, вы «видите-ощущаете», как энергия направляется по обеим нади (по иде — лунная, холодная, а по пингале — солнечная, горячая) в свадхиштхану. Во время короткой задержки эти две энергии смешиваются там, причём от «огня» солнечной энергии вспыхивает и лунная, точно горючее в цилиндре двигателя. Во время выдоха вы удерживаете всю энергию в свадхиштхане и раздуваете огонь, который бушует у вас в этой области.

Проделав 8-10 таких дыхательных экскурсов, продолжайте и дальше выполнять полное дыхание, только немного измените визуализацию (только ту её часть, которая сопровождает выдох). Выдыхая, «представляйте-чувствуйте», что огонь, переполняющий свадхиштхану, направляется по копчику вниз, в муладхару, где, как вы знаете, свернувшись в три с половиной оборота, дремлет кундалини. С каждым дыхательным экскурсом нагнетайте туда все больше пламени.

На первых порах, проделав ещё 8-10 дыхательных экскурсов второго типа, заканчивайте упражнение.

Когда же вы почувствуете в копчике сильный жар и пульсацию (а это значит, что кундалини начинает пробуждаться), перейдите к следующей части техники. Теперь немного удлините задержки дыхания после вдоха и выдоха, секунд до 3-4-х. На вдохе, как и раньше, накачивайте энергию в свадхиштхану, далее, на задержке, перемешивайте её и воспламеняйте, затем, на выдохе направляйте в муладхару, в копчик, и, наконец, на другой задержке постарайтесь собрать это пламя в узкий пучок и запихнуть его в копчик, то есть в сушумну.

Последний этап психотехнологии выполняется уже тогда, когда кундалини частично пробуждена.

Замените полное дыхание рефлекторным, проделав очистительное дыхание, и начните медитацию. Сосредоточившись на жаре и пульсации в копчике, «вытягивайте» эти ощущения по сушумне вверх, сопровождая их соответствующей визуализацией.

Как вам уже известно, когда «змея» достигает какой-то из чакр, последняя поднимает свою поникшую до той поры голову-лотос и раскрывается (символическое описание). При этом вы испытываете некие непривычные ощущения и оказываетесь в каком-либо изменённом состоянии сознания. Если закрыть уши пальцами (большими пальцами обеих рук), то в правом ухе (у людей с нормальной церебральной организацией) отчётливо слышится звук нада. Для каждой чакры он свой. При раскрытии муладхары, как указывают источники, «нада подобен звуку роящихся, обезумевших от любви пчёл». Когда раскрывается свадхиштхана, «нада подобен звуку флейты». Нада из манипуры напоминает звон колокольчика. Очень важно услышать звук, исходящий из сердца. Как я уже упомянул, он в точности как звон колокола, как церковный благовест. Нада из вишуддхи похож на гром литавр; нада из аджны подобен бою барабана. Если вы когда-нибудь услышите этот барабан, то разом обретёте чуть ли не все сиддхи, то есть различные мистические силы. Между прочим, в йоге существует даже целое направление, техническим стержнем которого является именно слушание внутреннего звука, нада, а всё остальное подчинено данной практике. При этом используется специальная мудра («мудра» — символ, санскр..; в хатха-йоге этим словом обозначается группа особых психофизических приёмов, имеющих весьма важное значение) — йони-мудра, которая в частности заключается в том, что пальцами обеих рук запечатываются все «отверстия» на лице, через которые мы получаем сенсорные впечатления из внешнего мира, — глаза, уши, нос и рот.

К слову о мудрах. В описанной технике поляризации нижних чакр обычно используется (наряду с некоторыми другими техническими приёмами) так называемая ашвини-мудра. Это — сжатие мышц промежности, главным образом — анального сфинктера, при котором анальное отверстие подтягивается вверх. Ашвини-мудра может выполняться как в виде множественных циклических (и ритмичных) сжатий, так и в виде эпизодических достаточно длительных сжатий сфинктера (к примеру, на весь период задержки дыхания). Такое упражнение, кстати, полезно само по себе. Его, например, рекомендуют мужчинам сексологи. Попробуйте применить ашвини-мудру в виде одного длительного сжатия мышц промежности при выполнении третьей части техники поляризации — только на задержках дыхания. Но при этом не переусердствуйте — подтягивайте анус медленно и так, чтобы не создать избыточное напряжение. Прислушайтесь к своему телу — оно вам подскажет, как и с какой интенсивностью следует выполнять это действие. Кстати, во время задержек при правильном дыхании, сопровождаемом медитацией, у людей очень часто возникает инстинктивное стремление проделать что-то подобное.

Ну, а в виде циклических ритмичных сжатий ашвини-мудра может пригодиться вам при выполнении последнего, четвёртого, этапа техники. Вы сами почувствуете, когда будет полезно её применить, и так же инстинктивно выберете оптимальные степень и ритм сжатия мышц промежности.

Принцип поляризации соседних чакр можно использовать и при работе с самым верхним нашим центром (сахасрарой), прямого доступа к которому мы тоже не имеем. Данная технология также используется для подъёма кундалини, хотя и не только. Впрочем, в этой главе мы рассмотрим её именно в контексте овладения «змеиной силой». Перейдём к основному упражнению.

Упражнение 11 (поляризация аджны и сахасрары).

Вся подготовительная часть остаётся той же самой, что и в предыдущем упражнении — «от девяти дыханий» до «улыбки тела». Только при выполнении последнего подготовительного упражнения на сей раз остановитесь на «улыбке» в аджне, то есть внутри головы, в районе медуллы. А затем, перейдите к медленному и ритмичному полному дыханию — точно такому же, как и в предыдущем случае. Отличается только сценарий визуализации. Теперь на вдохе по обеим нади, иде и пингале, энергия направляется в аджну и на короткой задержке дыхания, лучше даже сказать, на его затаивании, перемешивается и возгорается. На выдохе вы направляете это пламя в сахасрару, в самую макушку головы, а на другой короткой задержке дыхания следите за тем, как оно там разгорается и крепнет. Проделав 8-10 таких дыхательных экскурсов (или больше, если понадобится), можете перейти ко второй части упражнения.

Итак, в сахасраре у вас бушует неистовое пламя. На этом этапе поляризуются две крайние чакры — сахасрара и муладхара. Да-да, именно так. Вы помните энергологическую схему наших нервных центров, в которой каждый из них состоит как бы из двух вихревых энергопотоков, входящих в него с двух сторон? За исключением сахасрары и муладхары, в которые входит только по одному энргетическому вихрю, соответственно, сверху и снизу. Так вот, оказывается, их можно рассматривать как две половинки одного огромного центра, каковым является человеке целом.

При помощи очистительного дыхания вернитесь к рефлекторному поверхностному дыханию. Теперь действуйте так: сначала сосредоточивайтесь на сахасраре и на пламени, которое бушует в этом центре, а затем переносите внимание на муладхару. Представьте-ощутите, что мощное пламя, бушующее в сахасраре, словно сильный магнит, вытягивает огонь из муладхары вверх по сушу мне. Если почувствуете необходимость, можете и тут помочь своей медитации ашвини-мудрой.

Мало того, что это упражнение «развязывает» грантхи у тех, кто выбрал первый способ подъёма кундалини. (Можете сделать вывод: если вы делаете упор на поляризации двух нижних центров для пробуждения кундалини, то и в этом случае вам будет весьма полезно практиковать метод поляризации двух верхних чакр в дополнение к основной технике.) Сама по себе поляризация двух верхних центров (с последующей поляризацией двух крайних центров) это — самостоятельный полноценный способ постепенного пробуждения и подъёма «змеиной силы». Причём вполне безопасный для здоровья и психики практикующего, — наверно, самый безопасный из тех методов, что нам предлагает индуистская тантра. Правда, постепенный, то есть не самый быстрый. Активизированная сахасрара вытягивает «змеиную силу» из нижнего центра очень и очень осторожно, буквально по капельке.

Кстати, если у вас случаются в жизни затруднения с двигательными функциями — вам трудно выучить какие-то комбинации движений, вам не даются танцевальные па и т.п., — то вам, как говорится, сам Бог велел воспользоваться этим методом. Адепты внутренних стилей восточных боевых искусств знают: именно «макушечный» центр отвечает за наши двигательные функции. Мастера кун-фу говорят (мне самому доводилось это слышать, что называется, из первых уст): «Макушка хорошего ученика раскрыта, как зонтик». Делайте выводы.

Имеется у этой технологии и ещё одно преимущество. Предварительная активизация аджны постепенно раскрывает наш «третий глаз», и у нас открываются какие-то сверхспособности (сиддхи). Правда, тут приходится выбирать. Если мы сосредоточены исключительно на активизации сахасрары и направляем в этот центр всю энергию, какую только возможно, то, естественно, аджна у нас остаётся «пустой», и сиддхи нам не даются, — не даются, впрочем, до тех лишь пор, пока в «третий глаз» не поднимется кундалини. Кстати, сиддхи, связанные с аджна-чакрой, — это не только какие-то «волшебные» возможности, но и вполне нормальные способности интеллекта. У обычных людей эти два верхних центра, аджна и сахасрара, имеют как бы общий энергетический потенциал. И потому, если мы начинаем интенсивно эксплуатировать какой-то из них, то тем самым угнетаем второй. Вам не приходилось встречать в жизни изощрённых интеллектуалов, которые, как говориться, шагают двумя ногами вместе? Я знавал одного филолога-китаиста, занятого переводами даосских текстов, человека весьма, кстати, компетентного в сфере своих профессиональных интересов, который вознамерился практически освоить один из внутренних стилей кун-фу. Так вот, этот весьма толковый во всём остальном и, к тому же, достаточно упорный (или упрямый) мужчина на моих глазах полтора года трижды в неделю приходил в тренировочный зал, а в итоге не добился вообще ничего. За каждое трёхчасовое занятие он, вроде бы, выучивал несколько простейших движений, которые к следующему занятию благополучно забывал, и ему приходилось начинать всё сызнова. У этого человека, как вы понимаете, была мощно загружена аджна, а сахасрара оставалась «пустой», а в итоге у него практически отсутствовала «память тела».

Магические методы активизации центров и пробуждения «змеиной силы», рассмотренные в этой главе, относятся к индуистскому тантризму, который в свою очередь является частью (или направлением) йоги. А в вопросе о йоге, несмотря на её большую популярность в нашей стране, в умах многих моих, соотечественников, увы, ясности нет никакой. «Аштанга-йога», «хатха-йога», «раджа-йога», «крийа-йога», «джнани-йоги», «лайа-йога» — этот перечень можно продолжать долго. Но как это всё соотносится между собой? Авторитетные писания, как правило, лаконичны и данный вопрос не проясняют.

И, прежде всего, что же такое йога вообще? Существует классическое определение мудреца Патанджали: «йога читта вритти ниродхам». Обычно его переводят приблизительно так: «Йога есть удержание субстанции мысли от колебаний». Но это определение касается уже некоего результата занятий по определённой методике. Нас же в данном случае интересуют именно методика, которая также называется йогой. Иными словами, налицо многозначность самого слова «йога», которое обозначает как некую систему, так и плоды, которые она приносит или может принести. Мы же, говоря о йоге, в первую очередь подразумеваем именно систему, школу, если хотите. И тут-то как раз в наших умах — сумятица. Которая связана, наверно, отнюдь не с недостатком, но с обилием источников и с вполне объяснимой несогласованностью используемой в них терминологии. Давайте сообща этот вопрос проясним.

Начнём с того, что в своей знаменитой «Йога-сутре» Патанджали говорит об аштанга-йоге. Что это такое? Слово «аштанга» означает восемь ступеней, иначе говоря, речь идёт о восьмичленной или восьмиступенной йоге, каждая часть которой, с одной стороны, опирается на предшествующие, с другой же, их развивает. Первые две ступени (яма и нияма) затрагивают в основном вопросы этики и самодисциплины, третья ступень (асана) посвящена развитию физического тела, четвёртая ступень (пранаяма) — это работа с дыханием, установление контроля над ним, пятая ступень (пратьяхара) — подчинение чувств контролю разума. О не совсем адекватном переводе названия шестой ступени (дхарана) я уже упоминал. Наверно, правильнее было бы обозначить этот этап, как развитие способности контролировать своё внимание, или как достижение однонаправленного внимания. Санскритское слово «дхьяна», которым обозначена седьмая ступень, обычно переводится как медитация. На мой взгляд, данный перевод тоже весьма неконкретен. Во всяком случае, индийские йоги понимают под дхьяной нечто иное, нежели, предположим, буддисты. У последних это — любое размышление, обдумывание, осмысление чего-либо. Йогическая же дхьяна основывается на изменённом состоянии сознания, в котором практикующий получает свободный доступ по своим сенсорным каналам к различного рода информации. Наконец, последняя ступень (самадхи) есть состояние сверхсознания, о котором, как полагают мудрецы, бессмысленно рассуждать.

Таким образом, мы видим, что восьмиступенная йога, или аштанга-йога — это не название конкретной школы, а, скорее, указание принципиальной схемы пути, и все главные направления йоги, берущие начало в «Ведах», строятся по этому принципу. Кстати, и буддизм, который можно рассматривать как великую йогу, завоевавшую позиции мировой религии, тоже соответствует данной схеме. Сдвинув два с половиной тысячелетия назад колесо Учения, просветлённый царевич Сиддхартха провозгласил благородную истину о восьмеричном пути, ведущем к освобождению.

Но вернёмся к индуистской йоге или йогам, поскольку в данный момент мы обсуждаем именно их изобилие. Как мы уже установили, все они соответствуют принципиальной схеме аштанга-йоги, а значит, являются, по сути, её модификациями. Причём в каждой из этих модификаций акцент делается на какой-то из сторон нашего естества.

Первые две ступени, яма и нияма, являются общими для всех видов йоги, а по своему духу соответствуют практически всем вероучениям. Вместо них нередко используется другое санскритское слово — «дхарма» (свод принципов, священный долг). Однако у буддистов слово «дхарма» имеет более широкое значение; нередко оно используется как синоним самого учения Будды.

Авторитетные источники говорят о четырёх разновидностях йоги, существующих внутри тантрической системы. Это — мантра-, хатха-, лайа- и раджа-йоги. Все они соответствуют в целом базовой восьмеричной модели аштанга-йоги, однако каждая уделяет основное внимание какой-то определённой стороне личности человека. В мантра-йоге главный акцент делается на контроле хаотичного ума при помощи различных ритуальных процедур — чтения мантр, или священных слогов, а также их сочетаний (джапа — санскр..), созерцания янтр (магических диаграмм) и мандол (сложных графических построений, имеющих мистический смысл) и, разумеется, выполнении достаточно сложных ритуальных обрядов и предписаний. Тантрическая мантра-йога, пожалуй, в наибольшей степени с внешней стороны напоминает западноевропейскую ритуальную магию. Самадхи, достигаемое на этом пути, называется «маха-бхава» («великое намерение»).

В хатха-йоге, которая во многих источниках рассматривается как подготовительная ступень к лайа- и раджа-йогам, основное внимание уделяется грубому физическому телу — прежде всего, его очищению (крийа), а также различным упражнениям, подчиняющим тело контролю ума. Предполагается, что физическое тело человека связано с его тонким телом, и, воздействуя на первое, можно оказывать влияние и на второе. Другой важнейшей составляющей хатха-йоги является пранаяма, наука о дыхании. Подчиняя контролю своё дыхание, подвижник тем самым обретает власть и над собственным сознанием. Особое значение в хатха- и лайа-йогах имеют так называемые йогические мудры. (Вообще-то, это слово, которое переводится с санскрита как «символ», «жест», широко используется и в других значениях; а потому не следует путать, предположим, маха-мудру, хатха-йоги, являющуюся психофизическим упражнением, с буддийской Маха-мудрой — важнейшим направлением буддизма махаяны.) Именно они — важное оружие в арсенале подвижника, помогающее ему овладеть основными психофизическими процессами своего тела и его тонкими энергиями.

Отличие лайа-йоги (лайа — растворение, санскр..) от хатха-йоги только в акцентах, а потому первую можно рассматривать как логическое продолжение второй. Лайа-йога меньшее внимание уделяет асанам с очистительными процедурами и большее — пранаяме в сочетании с мудрами, бандхами и специфическими визуализациями. Главная задача этой йоги — пробуждение и подъём кундалини, а потому её и называют иногда кундалини-йогой.

Наконец, раджа-йога целиком сосредоточена на ступенях внутреннего опыта — дхарана и дхьяна с последующим достижением самадхи. (Эти три ступени вместе, плавно перетекающие одна в другую, называются самаямой.).

Вероятно, вам приходилось встречаться и с другими названиями йог, не относящихся к индуистскому тантризму. Например, имеются ещё бхакти-йога, крийа-йога, джнани-йога и пр. Первая — йога почитания, поклонения, преданности личному божеству, развивая которую, подвижник избавляется от своего эго. В крийа-йоге акцент сделан на различных видах очищения, физического, умственного, эмоционального и духовного. Что же до джнани-йоги (йога ума, йога познания), то здесь во главе угла — весьма рациональный принцип: сформировать в своём сознании некоего бесстрастного наблюдателя, который способен анализировать всё, что в сознании происходит, отвергая поочерёдно все иллюзии и добираясь таким образом до первоисточника самого сознания. В этом смысле буддийское направление чань, например, является своеобразной формой джнани-йоги с откровенным «китайским» ароматом, если можно так сказать.

Наконец, слово «йога» нередко добавляется к каким-то разделам восточной мистики более частного характера — просто для того, чтобы подчеркнуть их важное значение. В источниках вы можете, например, встретить выражение «янтра-йога», но это вовсе не значит, что речь идёт о какой-то разновидности аштанга-йоги.

Этим кратким обзором я и закончу главу, чтобы в следующей вплотную заняться некоторыми вопросами, которые у большинства из нас прямым образом ассоциируются со словом «магия».

Глава 5. Тоннель, экран и магический учитель.

Обычно люди мало задумываются над тем, насколько их восприятие реальности зависимо от той модели, в которую они же сами заранее эту реальность «упаковывают» — поначалу сознательно, а потом и на подсознательном уровне, — и даже от самой терминологии, которая используется в выбранной ими модели. Дело в том, что для осмысленного восприятия мира или отдельных его фрагментов нам необходимо какое-то описание, то есть модель. А описание требует слов и специальных обозначений, то есть терминологии. Причём само по себе слово является лишь символом, указывающим на некое явление, но в рамках модели имеет подчас решающее значение, подменяя для нас само явление. Об этом печальном обстоятельстве нам толкуют практически все вероучения и мистические традиции. К примеру, в индуистских текстах мы то и дело натыкаемся на такую аллегорию: «Не следует принимать палец, указывающий на луну, за саму луну», но, как правило, не придаём особого значения этому важному наставлению.

Весьма основательно берутся за данную проблему толтеки, прорабатывая её в рамках своей теории о социализации человека разумного. Но при этом создают собственные модели и термины, которые «работают» в нашем сознании точно так же, как и все прочие абстракции. Взять хотя бы те же энергетические «волокна» и человеческую «точку сборки». Едва услышав о таких вещах, мы начинаем как-то их себе умозрительно представлять — разумеется, в соответствии с нашим личным опытом, богатством фантазии и степенью интереса к самому учению толтеков. В итоге то, что из этого у нас обычно получается, вряд ли можно назвать реальным познанием чего бы то ни было, и, уж, никак не учения толтеков как такового.

Следует заметить, что и современная психология не обходит стороной проблему неадекватности нашего слова тому, что оно призвано выразить. Например, в системе нейро-лингвистического программирования (НЛП) важное место занимает вопрос так называемой обобщённости всех человеческих слов и понятий, которые в этом отношении отличаются одно от другого только степенью этой обобщённости. Возьмём для примера весьма, казалось бы, конкретное качественное прилагательное «зелёный». Даже оно допускает множество вариаций при восприятии, поскольку существует немало оттенков зелёного цвета, а также степеней его интенсивности. И не только поэтому. У всякого из нас имеются какие-то личные ассоциации, которые могут быть связаны как с названным цветом, так и с самим словом «зелёный». Водитель, к примеру, услышав его, непременно вспомнит о зелёном сигнале светофора. Понимаете? А, уж, такие глобальные обобщения как «мир», «любовь», «доброта», «космос», да хотя бы то же слово «магия» могут восприниматься нами не просто в различных вариациях, но даже с разными знаками эмоциональной окраски.

Вон, наш министр обороны употребил недавно в публичном выступлении слово «шаман» в неподходящем контексте и нарвался на скандал...

Профессиональный коммуникатор при работе с клиентом умело использует обобщения, задавая своей речью лишь некую смысловую канву, а всё конкретное содержание оставляя, так сказать, на усмотрение самого клиента. Гипнотическая речь, между прочим, всегда строится на обобщениях. И это, по сути, обман подсознания человека, манипулирование им на основе семантики языка и человеческих представлений, связанных со словами.

Куда неприятнее, на мой взгляд, то обстоятельство, что при передаче духовного опыта в нашем сознании постоянно происходит подмена подлинных категорий мнимыми, иначе говоря, сколько ни предупреждай нас, мы всё равно «принимаем палец за луну», подменяем реальность устраивающей наш ум моделью. В западной магии и связанной с ней экстрасенсорике в ходу такие выражения, как «астрал», «аура», «энергоканалы» и т.п. Понятно, что эти термины порождены тою моделью реальности, которую используют, допустим, экстрасенсы или маги. Из уст последних мы часто слышим, предположим, выражение «выход в астрал» и как-то его интерпретируем. Прежде всего, слово «выход» означает для нас какую-то перемену дислокации — пусть не нашего тела, но сознания, души. Иначе говоря, данное выражение вынуждает людей предположить, что они способны куда-то выйти из реального мира, в котором находятся, в мир иной и обнаружить в нём что-то новое. И они бывают разочарованы, когда, основательно поупражнявшись в каких-то специальных техниках, они, тем не менее, не чувствуют никакого кардинального перехода, как они себе его представляли. Нет ни таинственной двери, которая вдруг распахнулась бы перед ними, ни чего-то другого, может быть, ещё более чудесного, чего они ожидали. И люди начинают сомневаться, — то ли в собственных силах и возможностях, то ли в том, за что они взялись.

Или другой термин — «энергетические меридианы», «энергетические каналы». При лечении больного целитель, как правило, борется с так называемым синдромом избыточности по какому-то из них, или — говорят ещё и так — с энергетической перегрузкой по определённому каналу. (Синдром недостаточности обычно «лечится» косвенным образом; он связан с переполнением какого-то предшествующего меридиана; так вот, нормализуя состояние этого предшествующего канала, экстрасенс одновременно исправляет ситуацию и в «пустом» меридиане.) А как мы невольно представляем себе «перегруженность канала»? Наверно, как нечто, напоминающее весеннее половодье реки. Или как избыточное давление газа в каком-то длинном сосуде. На самом деле канал — это просто некая рефлекторная зона с рядом активных точек, в которых при синдроме избыточности, в частности, появляется или повышается болезненность и т.п. В общем, слова «канал», «перегрузка» уводят человека, не имеющего практического опыта в данной области, совсем не туда.

В этой главе, посвящённой магическим переходам в иные состояния или миры, как это называют не одни только последователи шаманизма, я попробую отказаться по возможности от терминологии, принятой в тех или иных традициях (как мы выяснили, эта терминология всегда соответствует моделям, используемым традициями), но растолковать вам буквально «на пальцах», как осуществляется тот или иной переход и, главное, что при этом на самом деле испытывает человек.

Раз, уж, я упомянул шаманизм — с него, пожалуй, и начну. В основе практической (и, кстати, весьма практичной) магии шамана — его путешествия в так называемый «нижний» мир, или камлания. Именно там шаман находит ответы на любые вопросы (в том числе и провидческого характера) и получает важные указания, следуя которым, неизменно добивается успеха (или максимально возможного успеха в данной ситуации).

И сразу же сделаю оговорку, чтобы оградить вас от иллюзий. Во-первых, имеется в виду не один какой-то «нижний» мир, а достаточно много миров. Во всяком случае, в распоряжении любого шамана — несколько экстатических состояний, в которые он умеет погружаться.

Во-вторых, внушает сомнения само слово «нижний», которое я употребляю исключительно по традиции. Пожалуй, связано оно с самой традиционной техникой камлания, которое начинается визуализацией некоего прохода в земные недра — пещеры, источника, бьющего из земли, глубокой щели, дупла, просто ямы, наконец. На самом же деле во время перехода при камлании шаман может не только куда-то погружаться или падать, но и напротив — куда-то взлетать или карабкаться, а то и просто идти по длинному горизонтальному тоннелю. Изменённых состояний сознания, в которые переходит шаман, повторяю, несколько, и субъективно интерпретировать погружение в каждое из них он может по-разному. Строго говоря, у нас имеется семь основных центров (чакр) и ещё множество центров второстепенных, и каждый из них мы можем использовать (при раскрытии центра) как вход в иное состояние, в иную реальность. (Опять-таки не примите употребленное мною слово «вход» в буквальном смысле!).

Вот принципиальная схема обычного камлания, при помощи несложной техники приблизиться к «нижнему» миру (или проникнуть в его преддверие), дождаться там встречи либо с животным-проводником, либо с самим духом-хранителем, задать ему свой вопрос, высказать пожелание и т.п., получить ответ, но чаще — отправиться в путешествие, предложенное духом-хранителем или животным проводником, в процессе которого ответ и будет получен, наконец, вернуться в обычный мир тем же путём, которым происходило погружение. (Последнее важно, поскольку в противном случае полученная во время путешествия информация, скорее всего, будет забыта.).

Теперь подробности техники. У большинства людей слова «шаман» и «бубен» ассоциированы. Кому-то даже известна якутская поговорка: «Когда шаман бьёт в свой бубен, то сотрясаются небеса». Возникает первый вопрос: зачем этот бубен нужен и так ли он обязателен?

Сначала ответ на вторую часть вопроса: весьма и весьма желателен — не обязательно бубен как таковой, но что-то, его заменяющее. А что же именно? Это вы поймёте, когда я отвечу на первую часть вопроса.

В своих предшествующих книгах я уже не однажды поднимал вопрос о внутренних ритмах человека, которых довольно много. Наши сердцебиение, дыхание, работа органов и желёз внутренней секреции, обмен веществ — всё это происходит в определённых ритмах. Но не только. Люди и думают, и чувствуют, и совершают те или иные действия тоже в неких ритмах, которые могут соответствовать действию и ситуации, а могут и не соответствовать. В последнем случае снижаются шансы успешности, если можно так выразиться, самого действия. Иначе говоря, для обдумывания какой-то задачи имеется некий оптимальный ритм (и темп, разумеется), и если мы им воспользуемся, то сумеем думать эффективнее, нежели бы мы занимались этим в каком-то другом ритме.

Так вот, в любую минуту своей жизни мы пребываем в некоем общем (фоновом) психическом ритме, влияющем на все прочие наши ритмы, которые как бы под него подстраиваются. Для нас весьма важно этот ритм распознать и взять под контроль. А потому сделаем паузу в исследовании шаманских «путешествий» и займёмся собственным фоновым психическим ритмом.

Вспомните себя в том состоянии — такое случается со всяким из нас — когда к вам «прицепилась» какая-то мелодия, песенка, стишок или просто некая ритмичная фраза, и никак вам от этого наваждения не избавиться. Бывают у вас в жизни такие ситуации? Безусловно, бывают, это случается с каждым. Так вот, постарайтесь теперь его вспомнить или даже воспроизвести. Ну, допустим, сознательно повторите про себя какую-то навязчивую строчку или мелодию и позвольте ей снова завладеть вашим существом. Приглядитесь к себе в этом состоянии: ваша психика, ваше сознание как бы пульсирует в каком-то определённом темпе, заданном мелодией-липучкой.

Теперь понаблюдайте за собой в различных ситуациях, акцентируя внимание именно на своём фоновом психическом ритме. Вы придёте к выводу, что таковой присутствует в вашем сознании всегда — всегда! — хотя обычно на него вы не обращаете внимания. Проделаем упражнение.

Упражнение 12 (контроль психического ритма).

Будучи в любом положении, разверните внимание в направлении собственного психического состояния. Глядя в «себя», вообразите, что там бьёт большой барабан с частотой 2 удара в секунду (обычный темп марша). Можете дополнить этот ритм какой-нибудь «бравой» музыкой, ну, например, «Егерским маршем» в исполнении духового оркестра. Возможно, вам будет легче представить себе, что вы сами бьёте в барабан. Попробуйте и то, и другое и выберите, что у вас легче получается. Вы должны целиком со-настроить свою психику с указанным темпом.

Через минуту — другую поменяйте ритм: теперь представьте барабан поменьше — хотя бы тот же бубен, — и колотушка (или ваша кисть) бьёт в него с частотой 3 удара в секунду.

Через одну — две минуты убыстрите темп ударов до 4 в секунду, и пусть ваша психика вовлечётся в этот ритм.

Закончите упражнение, вернувшись к первому темпу — 2 удара в секунду.

Надеюсь, теперь вы научились сознательно задавать фоновый ритм своей психики. Этот навык, поверьте, пригодится вам в обычной жизни, если, конечно, вы не будете лениться пользоваться им. Для примера сообщу, что эту книгу сейчас я пишу, предварительно задав своей психике некий оптимальный ритм. Ну, а редактируя газетную статью, я слегка «замедляюсь». В общем, каждому делу соответствует какой-то свой ритм, и любому человеку не помешает с толком использовать данное свойство собственной психики.

Возвращаясь к шаманской технике «погружения», сообщу вам, что оптимальный фоновый психический ритм при её выполнении — 3 удара в секунду. (Может, для кого-то чуть-чуть быстрее или медленнее.) Именно с данной частотой шаман и бьёт в бубен, сообразуя с нею свой психический ритм. Таким образом, ритм этот можно задать при помощи бубна или трещотки, изготовленной, предположим, из высушенной полой внутри тыквы, в которую насыпаны сухие зёрна гороха или кукурузы (так поступают некоторые шаманы с Юга).

Ну, а вы вполне можете обзавестись если и не настоящим бубном, так хотя бы игрушечным барабаном, да тою же трещоткой, на крайний случай. Кроме того, можно воспользоваться аудиозаписью или даже той психотехникой, задающей психический ритм без каких-либо дополнительных приспособлений, которая описана в Упражнении 12.

Теперь о ближайшей цели путешествия в «нижний» мир. Для шамана, как правило, это — личный Дух-хранитель или Животное-проводник. На самом-то деле то и другое — одно и то же. Дело в том, что Дух может являться шаману в различных обликах. Более того, когда шамана почему-либо не устраивает явленный ему облик Хранителя — предположим, пугает его, — он просит Дух поменять обличие, и, как правило, такая просьба бывает удовлетворена. Животное-проводника (или несколько таких животных) тоже, наверно, следует рассматривать как персонализацию Духа-хранителя. У шамана пантеистическая модель мира, и потому вполне логично то, что в различные «миры» проводниками ему обычно служат животные. В некоторых случаях (как правило, у людей с ведущей аудиальной системой чувственных представлений) Дух-хранитель вообще никак визуально не проявляется — слышен только его голос, дающий какие-то указания, отвечающий на вопросы и т.п.

Вообще, личное божество в том или ином виде фигурирует практически во всех вероучениях и мистических традициях. У христиан это — ангел-хранитель, у индуистов и буддистов — ишта-девата (санскр..), или йидам (тиб.). Во многих школах буддизма ваджраяны, например, весьма широко распространена практика визуализации йидама с последующим «оживлением» личного божества и тесным контактом с ним. В общих чертах это может выглядеть так.

После вступительных испытаний, зачастую весьма суровых, учитель приказывает выдержавшему их ученику затвориться в небольшой келье (тсам — тиб.) или пещере для медитации и созерцать образ йидама. Иногда к этому времени ученик уже знает своё личное божество, но чаще его указывает ему учитель. После совершения обряда, призванного установить связь между йидамом и учеником, последний целиком сосредоточивается на личном божестве, представив его в соответствующем образе с какими-то личными атрибутами — предположим, чётками из черепов и костей (весьма частый случай в тибетском буддизме), оружием, цветами, книгами и т.п. Кстати, на этот случай учеником под непосредственным руководством учителя уже создан специальный ихор (магический круг).

Итак, ученик приступает к своей бесконечной медитации, которая может длиться годами. Она прерывается, разве что, приёмами пищи (раз в день, не чаще) и коротким сном. Нередко ученик просто периодически задрёмывает в своём ящике для медитации (гамти — тиб.), а специального времени для сна у него вовсе не предусмотрено.

Тут напрашивается одно замечание. Ящик для перепросмотра (или для медитации) — достояние отнюдь не одних толтеков. Тибетские приверженцы прямого пути используют такого рода приспособления уже много веков. Имеются у них и ещё кое-какие технические усовершенствования — например, «верёвка» для медитации. Последняя представляет из себя узкую полосу плотной ткани, завязанной в виде кольца, которое обхватывает, с одной стороны, шею ученика (иди поясничную область), а с другой, — пропущена под его скрещёнными ногами. В результате тело подвижника поддерживается в равновесии, даже если он заснёт.

Итак, в один прекрасный день ученик сообщает учителю, зашедшему осведомиться о его успехах, что божество, наконец, явило ему свой облик, правда, видение было кратковременным и не особенно чётким. Учитель говорит, что это было нечто вроде поощрительного визита божества, и предлагает ученику удвоить свои усилия.

Ещё через какое-то время ученик окончательно «заключает» божество в ихор и удерживает там его постоянно. Затем следуют новые задания учителя: прикоснуться к йидаму, получить его благословение, вступить с ним в общение и т.п. Тем самым в медитации задействуются и две другие модальности — кинестетическая и аудиальная, — что весьма важно для окончательного успеха всего предприятия. (Язык не поворачивается назвать подобную практику, воистину, героическую, словом «упражнение».) В конце концов, происходит полная объективизация образа — божество оживает. Оно разгуливает по келье, свободно беседует с учеником и может даже сопровождать его на прогулке.

Мы не будем сейчас касаться стратегических целей этой практики. Для нас в данный момент важно, во-первых, то, что в нашем сознании действительно «обитает» наш личный учитель, хранитель, дух, ангел — можно по-всякому назвать это достаточно могущественное существо, в зависимости от выбранной нами модели. А во-вторых, — существо это в принципе для нас доступно.

Безусловно, буддийский метод «оживления» йидама технически сложнее и, как правило, требует значительно больших затрат времени и сил, нежели тот приём, который в различных уголках земли применяют шаманы. Правда, при помощи буддийской технологии ученик впоследствии может вызвать к жизни и других божеств и, заключив их в ихор, подчинить своей воле. То есть, по нашим представлениям, он становится могущественным магом. (Для буддиста подобного рода достижения никогда не являются самоцелью.) Сие, на мой взгляд, есть ещё одно подтверждение правила: за всё по-настоящему стоящее в этой жизни приходится платить, и, чем оно совершеннее и важнее для нас, тем выше цена.

Теперь мы можем вернуться к шаманской технике путешествий в «нижний» мир. Мы остановились на образе Духа-хранителя либо Животного-проводника, являющегося первой целью шамана. Как правило, это существо появляется уже в начальной стадии путешествия. Ну, к примеру, шаман выбирает для «погружения» какую-то реальную пещеру, которую он хорошо помнит. Задав при помощи бубна или трещотки подходящий психический ритм, он затем принимает удобную позу и с закрытыми глазами как можно подробнее визуализирует эту пещеру, а также воображает сцену собственного приближения к ней и вступления в неё.

В этом месте мне придётся сделать ещё одно отступление. Наша визуализация себя, родимого, в некоей ситуации бывает двух типов — ассоциированной и диссоциированной. В первом случае человек как бы находится в собственном теле и своими глазами наблюдает то, что его окружает. При диссоциированной визуализации (или воспоминании чего бы то ни было) мы как бы «покидаем» своё тело и наблюдаем себя со стороны. Обратите внимание: в диссоциированном представлении себя не существует кинестетической модальности, то есть, наблюдая себя со стороны, мы при этом не способны, предположим, что-то осязать. Так вот, самый простой, пожалуй, приём перехода из диссоциированной визуализации к ассоциированной — это подключение к процессу кинестетической составляющей.

Итак, начинающий шаман приближается к выбранной пещере, наблюдая себя как бы со стороны (диссоциированное восприятие). Но затем в своих представлениях он подключает к визуальной модальности и другие. Ну, например, он осязает пальцами стенки пещеры, поднимает с земли какой-то камень, чувствуя его форму и вес, ощущает дуновение сквозняка. Он может, допустим, почувствовать также специфический запах, который характерен именно для этой пещеры. В общем, чем больше деталей, относящихся к различным модальностям, включаются в процесс развёртывания картины, тем быстрее будет достигнут результат.

Наконец, шаман ощущает (лучше всего, когда и видит и ощущает одновременно) чьё-то присутствие. Это — не обязательно образ человека или животного. Иногда это — ветер, свет, облако интенсивного свечения, предположим, фиолетового цвета или какого-то другого, это может быть вообще всё, что угодно. Как уже было сказано, шаман может попросить Дух (или Учителя) поменять явленный ему облик, разумеется, предварительно поблагодарив Дух за то, что тот вообще проявился.

Теперь шаман сообщает Духу свою проблему, чётко её формулируя. На этом этапе весьма важна его внутренняя готовность принять полученный ответ и последовать содержащемуся в нём совету. Я не хочу сказать, что, если ему будет предложено, предположим, покончить жизнь самоубийством (кстати, ничего особо страшного Дух, как правило, и не советует; во всяком случае, мне о таком слышать не доводилось), то он непременно потом должен это дурацкое предписание исполнить. Нет, я говорю лишь о настрое на приятие новой информации, о желании её получить.

В большинстве случаев Дух или Животное-проводник предлагает шаману отправиться за ответом в магическое путешествие (потому, кстати, Животное и называют проводником) и обычно сопровождает шамана в нём. (А то даже само переносит его, — предположим, на спине.) Реже шаман получает ответ прямо на месте. Этот ответ может быть прямым, то есть, выраженным словесно, может быть продемонстрирован в виде какой-то картинки, сценки или образа. Но иногда он поступает к шаману в аллегорической форме, то есть его ещё следует правильно истолковать. А потому во время путешествия с Духом или Животным-проводником шаман должен очень внимательно отнестись ко всем деталям того, что открывается ему в пути. Потому что всё это тоже может быть ответом.

Наконец, он получает недвусмысленное указание вернуться в свой реальный мир. Чаще Животное-проводник сопровождает его и назад, но иногда ему приходится проделать обратное путешествие самостоятельно. В этом случае шаман старается возвратиться в точности тем же путём, каким он был доставлен в «подземный» мир. Иначе он может позабыть всё, что там узнал. Это как во сне, который, вроде бы, отлично помнишь в тот момент, когда проснёшься, а потом почему-то забываешь.

Вообще-то, у шаманских путешествий и осознанных сновидений, столь сегодня популярных на Западе, одна природа, что следует иметь в виду.

Сначала изложу вам всю описанную процедуру в виде пошаговой модели, а затем мы подробнее обсудим некоторые её детали и тонкости.

Шаг 1 — Подготовка к путешествию: дыхательные упражнения, релаксация, «улыбка» тела;

Шаг 2 — Задание себе надлежащего психического ритма при помощи бубна или иным способом;

Шаг 3 — Принять удобное положение, расслабиться, закрыть глаза;

Шаг 4 — Объявить цель путешествия, то есть сформулировать свой вопрос, попросить, предположим. Дух или Учителя дать на него ответ и пообещать следовать полученным советам;

Шаг 5 — Визуализировать выбранное место входа в подземный мир как можно подробнее; можно начать с диссоциированного представления, но затем непременно ассоциироваться;

Шаг 6 — Пройдя через стадию «тоннеля» или «экрана», дождаться появления Духа;

Шаг 7 — Сформулировать ему свой вопрос;

Шаг 8 — Получить ответ на него или пуститься за ответом в предложенное Духом путешествие;

Шаг 9 — Вернуться обратно;

Шаг 10 — Сделать глубокий вдох и на выдохе открыть глаза;

Шаг 11 — Не откладывая дело в долгий ящик, зафиксировать в дневнике подробности своего путешествия.

Такова схема. С первым и вторым шагами, по-моему, всё понятно. Третий шаг — принятие удобного положения — требует некоторых пояснений. Вообще-то, для подобного путешествия очень подходит положение «лёжа на спине», которое годится и для релаксации. Однако, если вы сильно устали или, наоборот, не окончательно ещё отошли, предположим, от ночного сна, то будет лучше попытаться выполнить технику в сидячем положении. Потому что, лёжа, вы просто провалитесь в обычный сон.

С шагами 4-м и 5-м тоже, вроде бы, всё понятно. Могу только повторить, что для погружения шаманы обычно выбирают какие-то отверстия в земле — пещеры, колодцы, провалы. Впрочем, не обязательно в земле — дупло, например, тоже подойдёт. Обычно людям бывает проще вспомнить такое место, которое они когда-то видели. Но, если в вашей памяти не сохранилось ничего подходящего, то можете сконструировать в своём воображении этот вход в «нижний» мир. Предположим, это будет какая-то пещера в скале или глубокая яма, которой вы постараетесь придать максимальное количество деталей, относящихся к разным системам представлений. (Пусть вокруг вашей ямы растёт трава, которую можно потрогать мимоходом, и которая вкусно пахнет, если на неё наступить, или, напротив, площадка вокруг ямы покрыта утоптанной глиной, в которой остались чьи-то следы и т.д. и т.п.).

Наверно, вас удивила фраза, употреблённая мною при описании 6-го шага: «Пройдя стадию «тоннеля» или «экрана»...» Помнится, у меня даже книга такая была — «Тоннель в подсознание»...

Дело в том, что далеко не у каждого из нас способности чувственных представлений развиты до такой степени, чтобы сразу, едва закрыв глаза, вызвать достаточно яркий и чёткий образ. У большинства людей вначале перед глазами — плоская темнота, сквозь которую они воспроизводят довольно тусклое и весьма смутное представление, которое и является их визуализацией. Разумеется, подобного представления нам недостаточно. Но это не значит, что от него следует вообще отказаться. Продолжайте его формировать, не смущаясь его «слабостью» и нестабильностью — само по себе это действие стимулирует изменённое состояние сознания, в котором наши представления обладают уже иными качествами. В итоге же достигается то самое состояние, которое толтеки называют сновидением наяву, а йоги — самаямой.

Первый признак его формирования (в самом начале) — это обретение тёмным фоном у нас перед глазами пространственной глубины. Те, кто уже занимался чем-то подобным, поймут, что я имею в виду. Если вы закрываете глаза, будучи в своём обычном состоянии сознания, то перед ними — плоская темнота, возможно, с какими-то пятнами. Но затем, когда у вас наступает состояние формирующегося транса, темнота приобретает пространственную глубину, которую я считаю, пожалуй, самым «выпуклым» признаком этого состояния.

Дальнейшее формирование сновидения наяву может проходить по двум сценариям. Сценарий первый («тоннельный»): перед глазами возникают очень яркие (светящиеся) цветовые пятна — скорее даже не пятна, как почему-то принято называть это явление, а рельефные сгустки света различных цветов и оттенков, которые можно сравнить с цветными облаками. Они постоянно меняют свои очертания и цвет, перетекают одно в другое... Всё это вместе образует некий тоннель, открывшийся перед вашим внутренним взором. И ваше «я» как бы втягивается в него. В медицинской психологии существует даже термин «тоннельное зрение», которым характеризуется данная фаза формирующегося транса.

Я останавливаюсь так подробно на этих симптомах, чтобы вы в дальнейшем могли в них хоть как-то ориентироваться.

Приведу пример. Если ваше погружение проходит через «третий глаз» (аджна-чакру), то общий фон пространства — синий, сине-фиолетовый различных оттенков. Вход же в «тоннель» — жёлто-оранжевый. Он имеет форму пульсирующего кольца или шарообразного светящегося облака, в котором постепенно образуется проход (иногда тоже синий). Когда же задействуются какие-то другие центры, то вы и видите нечто иное. Но все варианты подобных инсталляций, конечно, не предусмотреть и, тем более, не описать, поскольку они очень и очень индивидуальны. Немного поупражняйтесь — и будете знать в данном отношении значительно больше, чем мне удалось бы высказать, посвяти я этой проблеме хоть целую книгу.

Второй сценарий формирования сновидения («экранный»): пространственную глубину перед глазами заполняет туман, чаще всего — серый. Туман этот начинает редеть, рассеиваться, и вместо него раскрывается картина визуализации (сновидение наяву). Впечатление такое, будто некий экран перед вами прояснился и ожил. На первых порах, пока вы ещё не достаточно опытны, от тумана может «очищаться» не весь экран сразу, а какие-то небольшие его участки, в которых вы созерцаете лишь фрагменты сновидения. Правда, если очень осторожно погрузиться в один из них, то постепенно может развернуться и картина целиком. Примите это как совет. Только действовать нужно очень аккуратно — не наваливаясь всей тяжестью сознания на тот фрагмент, который вы желаете развернуть. Иначе видение очень скоро вообще рассеется.

Как я уже сказал, «погружение» проходит у каждого из нас по-своему, что связано с индивидуальными особенностями нашей психики. (Грубо говоря, мы «сновидим» через определённый центр, который нам легче раскрыть.).

В общем, дальнейшие шаги данной технологии особых пояснений не требуют. Будет полезнее описать вам ещё один технический приём, который облегчит кому-то путешествие в «нижний» мир. Приём этот лучше всего подходит людям с развитыми нижними центрами и соответствующей им кинестетической системой представлений.

Попробуйте выполнить Шаги 5 и 6 несколько по-иному:

Шаг 5 — Сосредоточиться на темноте перед глазами; дождаться того, чтобы эта темнота приобрела пространственный объём. Теперь следует представить, что всё пространство заполнено серым туманом, нужно почувствовать-увидеть этот туман. Затем просто провалитесь в клубящийся серый туман, стремительно падайте в него, пусть вас закружит какой-то неописуемый вихрь серого тумана... Затем вы почувствуете, что ваше падение замедляется, и только тогда оглядитесь вокруг — вы увидите то самое место (предположим, ту пещеру) которое вы избрали для своего погружения. Во время первых опытов вам придётся его визуализировать, но затем это видение будет всплывать перед вашим взором автоматически;

Шаг 6 — Подойдите к пещере, используя все возможные модальности представлений (зрение, осязание — обязательно; желательно ещё — слух и обоняние). Точно так же вступите в пещеру. Учитель, возможно, появится не сразу. Подождите его и, если потребуется, отправьтесь к нему по отрывшемуся перед вами тоннелю. Не торопитесь — отмечайте все детали пути, по которому идёте. Из чего сделаны пол и стены тоннеля? Что за свет мерцает перед вами? Что у вас под ногами? Обращайте на всё это внимание, но при этом постоянно ожидайте появления Духа или Учителя. А затем действуйте точно так же, как это было описано раньше.

В шаманских традициях камлание (путешествие в «нижний» мир) используется, как правило, в сугубо практических целях: получить ответ на какой-то важный вопрос, подсказку, указание, чтобы затем сделать правильный выбор, и т.д. На Западе же эта психотехнология применяется в основном при самостоятельном обучении той же магии. Оно и понятно: заполучить компетентного живого учителя в наших условиях — серьёзная проблема.

Помнится, в середине семидесятых — начале восьмидесятых годов прошлого века в Ленинграде среди людей, интересующихся «эзотерикой», было повальное увлечение «путешествиями» с выходом на медитативного учителя, как мы в ту пору предпочитали это называть. Мои тогдашние опыты «на эту тему» завершились искомым контактом, который меня в ту пору разочаровал. Потому что мой медитативный учитель назвал меня великим шалопаем... Против первого слова в этом развёрнутом определении я, в общем-то, не возражал, а вот, второе показалось мне поспешным и не очень справедливым. Я обиделся на... медитативного учителя. Забавно?

Как вы, надеюсь, понимаете, описанная технология — это одна из форм так называемого сновидения наяву, или, в индуистской терминологии, это — самаяма на образе ишта-девата (личного божества). Но вам отнюдь не возбраняется использовать её и по-другому: предположим, для путешествий куда-то, для поиска каких-то людей и т.п. В этом смысле описанный метод универсален. Овладев им в достаточной мере, можно попробовать проделать нечто подобное и с открытыми (полуоткрытыми) глазами. Дам вам подсказку для этого. Если прежде (в первых книгах этой серии) мы начинали с так называемого магического взгляда — с расфокусированного немигающего взгляда, — то теперь поступим иначе.

Упражнение 13.

Подготовьтесь к путешествию — дыхательные упражнения выполнять не обязательно, но непременно расслабьтесь и «улыбнитесь» всем телом. Закройте глаза и, сосредоточившись на темноте перед ними, дождитесь её объёмности. Будет лучше всего, если перед вашим внутренним взором возникнет серый туман, который, надеюсь, вам уже хорошо знаком. Затем очень осторожно откройте (или приоткройте) глаза и постарайтесь сохранить магическое пространство перед собой — как бы перенесите его из магического мира и смешайте с пространством мира реального. Теперь вы можете что-то визуализироватъ, не закрывая глаз, то есть можете накладывать свои магические образы на окружающую вас реальность.

Вот вы и получили то самое исходное состояние, из которого маг действует в повседневном мире, не теряя с ним связи. Поупражнявшись в предложенной технике, освойте данный психический настрой — он пригодится вам во многих случаях, о которых мы побеседуем в дальнейшем.

Глава 6. Раскрытие «третьего глаза».

Как вы понимаете, вопросы, которые мы обсудили в предыдущей главе, это — основы магии, любой магии по форме и сути. А в их основе — то, что сейчас принято называть осознанным сновидением. Просто удивительно, как изменилось наше отношение к сну как явлению и даже к снам со времён, предположим, Зигмунда Фрейда. Нынче, вон, и в медицине появилась новая специальность — сомнолог, то есть врач, занимающийся проблемами сна. Но то — к слову.

Итак, для каждого двуногого обитателя планеты Земля было бы весьма желательно всеми этими возможностями овладеть в максимальной степени. (А, уж, как их применить — это, наверно, всякий и сам придумает.) И потому, вероятно, вам не повредят какие-то дополнительные приёмы и методы, которые веками использовались самыми авторитетными школами и хорошо себя зарекомендовали.

Таков, например, весьма популярный у индийских йогов приём — тратака. Используется он с различными целями, но все они так или иначе связаны с развитием единонаправленности сознания и мастерства управления своим вниманием. Я опишу тратаку в качестве приложения к тому, чем мы занимались до сих пор. Выполним упражнение.

Упражнение 14 (тратака 1).

Сядьте на стуле, как это было описано уже неоднократно, и успокойтесь. Держа спину прямой, а голову — поднятой, скосите одновременно оба глаза на переносицу, даже чуть выше. Постарайтесь видеть кусочек лба — то место, где сходятся брови. Разумеется, у вас это получится не очень хорошо, взгляд сведённых вверху глаз будет расфокусирован — так и надо, всё нормально. Только особенно не напрягайтесь, специально обратите внимание на то, чтобы мышцы лица в основном были расслаблены. Созерцайте указанным образом своё межбровье полторы — две минуты. Затем очень мягко опустите веки, постаравшись при этом оставить глаза там же, где они находились прежде. Иными словами, продолжайте глядеть в межбровье. Вернее, теперь уже не в межбровье, а сквозь него. Если вы всё делаете правильно, то через небольшое время у вас появится впечатление, будто вы уже и глядите межбровьем. Причём темнота перед вашими глазами очень скоро приобретёт пространственный объём. (Важность этого фактора мы уже подробно обсудили в предыдущей главе.) Созерцайте это пространство и попробуйте обнаружить в нём любой образ, какой захотите. Я думаю, некоторым из вас это удастся. А не удастся — тоже не беда. Всё упражнение длится не более 10 минут.

Как вы, наверно, догадались, это — лишь предварительное упражнение. У большинства из вас — при условии, что вы будете выполнять его регулярно — скорее всего, появятся лишь какие-то спонтанные галлюцинации, правда, очень яркие, очень интенсивные. Причём эти видения могут вспыхнуть и почти мгновенно погаснуть, — сразу же, как только вы попытаетесь их задержать, чтобы разглядеть в подробностях. Иными словами, перед вами может вспыхнуть какое-то странное видение — предположим, несуразный городской или сельский пейзаж, группа людей или же чьё-то незнакомое лицо — вспыхнуть и быстро погаснуть. Это вполне нормальное явление. Приверженцы школы ясновидения посредством раскрытия «третьего глаза» объясняют его нестабильностью сознания ученика в начальный период занятий. Тем не менее, по их представлениям, эти иногда фантасмагорические картинки суть начало всего процесса.

Ну, а продолжают и развивают процесс раскрытия «третьего глаза» эти люди, как правило, при помощи следующего упражнения, которое также является модификацией тратаки. Индусы обычно предпочитают выполнять его на пламени свечи; европейские приверженцы йоги часто используют камешек, цветок, картинку.

Итак, прежде выберите предмет для созерцания. Это должно быть что-то простое — допустим, симпатичный окатыш с морского побережья, небольшая раковина или цветок. Если вы предпочтёте использовать для тратаки картинку, то не советую вам выбирать изображение какого-то божества или даже фотографию своего знакомого. Изображение тоже должно быть простым. Подойдёт, например, луна, или солнце, или симпатичный домик, или очертания далёкого горного хребта. Как правило, к этой модификации тратаки переходят уже тогда, когда при выполнении предыдущего упражнения хотя бы раз возникло непонятное яркое видение, о котором мы недавно говорили. Поскольку у меня к раскрытию аджны — собственный подход (что вы и поймёте немного позже, прочитав до конца эту главу), то я не ставлю это видение обязательным условием. Можете перейти к тратаке 2, как только освоите тратаку 1, и у вас при её выполнении темнота перед глазами будет приобретать пространственный объём.

Упражнение 15 (тратака 2).

Примите положение «сидя на стуле». На этот раз отнеситесь к вопросу позы особенно внимательно. Советую вам снова прочитать её описание, данное во второй главе, и даже выполнить (хотя бы частично) Упражнение 1. Ваша поза сама по себе должна стимулировать изменённое состояние сознания через частичную каталепсию, то есть через застывание, затаивание в ней. Примерно минуту внимательно созерцайте предмет сосредоточения, изучайте все его особенности и детали. Немного устав от этого занятия, мягко прикройте глаза. Обязательно обратите внимание на тонус своих лицевых мышц, которые должны быть максимально расслаблены. Прикрыв глаза, вообразите-почувствуйте, будто вы продолжаете разглядывать выбранный предмет. В первый момент это у вас получится легко, поскольку ваши глазные рецепторы ещё сохраняют некое остаточное впечатление. (Оно, кстати, лучше и дольше сохраняется, когда тратака выполняется на блестящем предмете или даже на каком-то источнике света; вот почему йоги так любят глядеть на пламя свечи.) Но затем вам придётся призвать на помощь то, что мы в обиходе обычно называем воображением. Вообразите предмет сосредоточения, попытайтесь по памяти представить его во всех деталях и максимально задержите на нём своё внимание. В общем, соберите его, внимание, целиком и направьте на предмет сосредоточения. Можно описать это несколько иначе: постоянно возвращая внимание к предмету (а оно, наше внимание, отличается, как известно, непостоянством; и его приходится удерживать на коротком поводке), мы фокусируемся на желании увидеть объект. Но не только у видеть — может быть, и у слышать, и осязать его. (Разумеется, подключать к визуальной иные системы представлений следует поочерёдно.).

Если эта часть упражнения (у йогов она называется дхараной) выполняется вами правильно, то налицо будут следующие признаки. Во-первых, самопроизвольно изменится ваше дыхание. Вначале оно углубится и замедлится, а затем само собой начнёт затаиваться. В первой фазе это будет затаивание дыхания с воздухом в лёгких, то есть задержка выдоха. Иными словами, вы делаете медленный вдох и потом непроизвольно задерживаете воздух в лёгких. В следующей фазе вы станете затаивать дыхание после выдоха, что тоже произойдёт у вас непроизвольно. У вас даже может возникнуть впечатление, будто вы совсем не дышите или дышите очень мало — так, время от времени. И то уже вторая часть упражнения (стадия дхьяны). Впрочем, вы не должны сознательно вмешиваться в процесс дыхания, как это иногда рекомендуется. Всё ваше внимание обращено на предмет сосредоточения. В отношении дыхания во время упражнения я дам некоторые дополнительные пояснения, когда закончу описание техники.

Другой признак: вы чувствуете давление внутри головы, в районе медуллы — то самое давление, которое прежде вы искусственно вызывали, нажимая корнем языка на мягкое нёбо. Но теперь эта тяжесть появляется за счёт самой концентрации. И у вас возникает впечатление, будто вы и смотрите, как бы из глубины головы — из затылочной части сквозь межбровье на предмет концентрации.

Вторая часть упражнения запускается самопроизвольно, как бы вырастая из первой. Индусы бы сказали, что это просто одна стадия, одна ступень переходит в другую — дхарана в дхъяну. У всякого из нас это происходит по-своему. Кому-то кажется, что предмет сосредоточения, вернее, та область, в которой вы его локализуете, как бы втягивается внутрь, медленно приближается к тому месту внутри вашего черепа, откуда вы смотрите. У других (или у того же самого человека, но в другой раз) возникает ощущение движения в пространстве, наполненном цветными облаками или чем-то, что их напоминает. Третьи видят яркие светлые зоны на тёмном фоне, четвёртые прежде начинают что-то слышать. В общем, вторая фаза упражнения может проходить по-разному. Но она всегда характеризуется переменой дыхания (или нашим ощущением собственного дыхания), а также общим чувством расслабления, лёгкости. Если на первом этапе вы прилагали определённые усилия, чтобы собрать своё внимание, то теперь вы расслабляетесь, и ваше сознание как бы выполняет всё за вас.

Я не стану описывать дальнейшие результаты упражнения, которые опять-таки приходят к нам по-разному — скажу лишь, что его венцом могут явиться ясновидение, яснослышание, яснообоняние и ясноосязание.

Ясноосязание и яснообоняние упомянуты мною, конечно, при условии включения в упражнение представлений соответствующих модальностей. Предположим, вы стремитесь не только видеть, но и обонять объект (скажем, цветок). Между прочим, именно яснообоняние пробуждается у многих из нас легче всего, что, кстати, было отмечено и уже упомянутым мною господином Сахаровым.

Кстати, с этим автором я как раз и собирался слегка поспорить о подходе к дыханию в аналогичном упражнении, которому Сахаров фактически посвятил целую книгу. Именно этот вопрос о дыхании я пообещал дополнительно обсудить. На мой взгляд, Сахаров неправомерно совмещает две несовместимые в одном занятии вещи — подход к дыханию хатха-йоги с методом раджа-йоги. Действительно, дыхание и ум — это два рычага одной системы. Если у нас устанавливается дыхание типа кевали, или частичное затаивание дыхания (иногда почти полное его прекращение) без воздуха в лёгких, то мы, пока оно длится, пребываем в состоянии дхьяна. Это — проверенный факт. Но совмещать сознательную регуляцию дыхания с концентрацией на объекте, раздваивая своё внимание, поверьте, труд неблагодарный. В результате мы, конечно, добиваемся некоего изменённого состояния сознания, а именно — одной из разновидностей состояния пустоты, напоминающей ступор, но это — вовсе не то состояние, что нам требуется в данном случае. Воспользовавшись им, мы можем грамотно задать себе какую-то установку, «пропихнув» её в подсознание, но у нас не откроются те каналы, по которым в наш сознательный ум может поступать информация из ноосферы, что и является главной целью данного упражнения.

Сам по себе подход к овладению дыханием типа кевали, принятый в хатха-йоге, конечно же, правомерен и, более того, доказал свою состоятельность на примере сотен поколений подвижников. То есть, сознательно управляя своим дыханием, мы действительно можем овладеть им настолько, чтобы его остановить (или приостановить) и получить в итоге состояния дхьяна и даже самадхи. Однако для этого мы и должны заниматься именно своим дыханием, а не десятью вещами одновременно. Иначе говоря, пранаяма хатха-йоги может быть полезна и для нас, — но только как предварительное упражнение, стимулирующее развитие у нас кевали. Рычаг, с помощью которого мы пытаемся управлять своим сознанием при выполнении данной разновидности тратаки, это — наше внимание. На нём и сосредоточьте максимум своих усилий.

Данная техника является, пожалуй, наиболее доступной из всего обилия ясновидческих методик, используемых различными традициями. Все они опираются на ту восхитительную возможность нашего сознания, которая у толтеков называется сновидением наяву. Я нахожу, что в самом этом названии подчёркнута если не идентичность, то хотя бы близость наших сновидений в фазе быстрого сна тому классу явлений, который мы относим к ясновидческому опыту.

Впрочем, я уже касался того факта, что самые обычные наши сны имеют определённый смысл. Даже официальная медицина поддерживает сегодня это мнение. Их, сны, — во всяком случае, некоторые из них — можно назвать аллегорическим посланием подсознания нашему разуму. Приведу довольно заурядный пример, который я выбрал лишь по той причине, что случилось это со мной на днях, когда я уже взялся за эту главу. Под утро приснилось мне, будто что-то не в порядке с моей носоглоткой, и некий врач — даже не врач, а какой-то довольно-таки непрезентабельный знахарь, — поковырявшись в моей раскрытой пасти, абсолютно безболезненно удалил оттуда... мой бедный язык. Именно удалил и вручил мне! Никаких мучений я не испытал, а напротив, почувствовал даже облегчение. И не испугался, поскольку у меня во рту остался совершенно нормальный другой язык. Кажется, я даже их сравнил, два своих языка — бывший и нынешний — и нашёл, что ничем особым они, вроде, не отличаются, только с новым языком мне почему-то легче дышится. Я проснулся и обнаружил, что заболел ОРЗ, — подхватил «болячку», видимо, от жены, которая «грипповала» уже дня три. Поднялась температура, нос заложило — всё, как положено. И работать над книгой я не смог — ни в тот день, ни на следующий. Могу похвастаться: подобные «бяки» со мной приключаются очень редко и проходят быстро, хотя и протекают интенсивно. Ещё через день о недавнем ОРЗ мне напоминало лишь дыхание — не то, чтобы нос оставался заложен, но одна ноздря ещё дышала хуже, чем до болезни. Я вернулся к работе над книгой. Ну, а жена «догрипповывала» в умеренном темпе — уже без температуры, но с остаточной тяжестью в голове и всё ещё заложенным носом.

Наконец, вчера, опять-таки под утро, мне приснилось, будто я нахожусь в компании, в которой знаком только с двумя людьми — с молодым парнем и какой-то женщиной. Оба этих человека чем-то заболели, и им — в лечебных целях, а также и для того, чтобы предупредить распространение заразы — натянули на голову целлофановые пакеты. Обоим не очень-то нравилось такое положение, но каким-то образом оба оставались живы, и эти пакеты на голове, вроде бы, им даже помогали. Я проснулся, умылся и, выйдя на кухню, принялся обдумывать недавнее странное сновидение. Что-то в нём не сходилось, если отнести его ко мне и моей жене...

И тут поднялся с постели сын. И первым делом заявил: «А весна-то действительно наступила! И отпечаталась на моей роже...» Мой сын — аллергик. Каждой весной у него бывает обострение — с насморком и кашлем, отёчностью глаз, диатезом и т.д. и т.п.

В общем, как говорится, сон — в руку. Ну, а что символизировал другой персонаж моего сна с таким же пакетом на голове — это я пока окончательно не определил. Но уверен: через некоторое время сей вопрос для меня всё-таки окончательно прояснится — произойдёт что-то такое, после чего я в очередной раз удивлюсь собственной тупости.

Вообще, ночные сновидения — это отдельная тема, причём не «моя», поскольку я занимался ими лишь от случая к случаю. Ну, вроде того случая, о котором вам только что рассказал. Тем не менее, к своим нормальным ночным снам я стараюсь относиться с подобающим вниманием, ни в коем случае не преувеличивая их значение (что чревато всякими неврозами). И вам советую так же относиться к снам. Ну, например, если вам часто снится какая-то тяжесть в области груди — предположим, что-то (камень, тяжелая книга и т.п.) или кто-то (это может быть близкий вам человек или незнакомец или даже животное) сдавливает вам грудную клетку, то, не откладывая дела в долгий ящик, ступайте к кардиологу. Вполне возможно, вы получили сигнал о том, что вашему сердцу грозят неприятности. Или, предположим, во сне вам по какой-то причине трудно дышать, вам почему-либо не хватает воздуха. В этом случае, на вашем месте, я бы проверил лёгкие. Однако не следует впадать в депрессию или даже просто тревожится, если вам приснится ночью, предположим, чёрная кошка. В общем, принцип понятен.

В этой главе я хочу предложить вам ещё одну технологию раскрытия «третьего глаза». Этот метод логично вытекает из практик, характерных преимущественно для индуизма и буддизма. Сразу же вас предупрежу: не следует практиковать его параллельно с методами поляризации центров для пробуждения кундалини, описанными в четвёртой главе. Иначе говоря, если вы на каком-то жизненном отрезке активизируете муладхару или (и) сахасрару, то было бы неразумно направлять ещё какую-то часть жизненной силы на раскрытие аджны и связанной с этим центром манас-чакры. В противном случае вы рискуете не получить ощутимого результата ни в том, ни в другом.

Заниматься по этой методике лучше в вечернее время (или в первые часы ночи), — по крайней мере, на первом этапе, то есть до тех пор, пока вы чего-то уже не добьётесь.

Вначале я кратко изложу метод в виде пятишаговой модели, а затем мы с вами подробно обсудим каждый шаг.

Шаг 1 — Подготовительные дыхательные упражнения: капалабхати, затем специальное упражнение, развивающее затаивание дыхания с воздухом и без воздуха в лёгких, которое будет описано ниже, наконец, очистительное дыхание, переводящее дыхательный процесс в рефлекторный режим, которым заканчивается любой подготовительный цикл дыхательных упражнений;

Шаг 2 — Принять удобную позу сидя, особенности которой также будут указаны, и «улыбнуться» всем телом;

Шаг 3 — Комбинированное упражнение с концентрацией энергии в аджне и последующим переносом внимания (на выдохе) на предмет визуализации;

Шаг 4 — Очистительное дыхание;

Шаг 5 — Упражнение на визуализацию выбранного предмета, стимулирующее активизацию и раскрытие «третьего глаза».

Теперь рассмотрим каждый этап подробно.

Шаг 1. Начните дыхательные упражнения с капалабхати, которое, надеюсь, вы уже можете выполнять в нормальном положении, то есть, «сидя на пятках», как это было описано в начале книги. Вам будет достаточно проделать 2-3 цикла, чтобы «зарядить» энергией всё тело.

Затем выполните специальное упражнение, состоящее из двух этапов по девять дыхательных экскурсов в каждом. Но сначала внимательно прочитайте его описание.

Упражнение 16 (специальное).

Сядьте на стуле, успокойтесь. Неплотно сжатые в кулаки кисти положите на бёдра, оперев о них тыльные стороны кулаков.

Этап первый. Начните очень медленный полный вдох, ещё более замедляя его по мере того, как ваши лёгкие наполняются воздухом. На последнем этапе ваш вдох почти неуловим. Вы как бы по капле добираете воздух в лёгкие, которые уже полны. Он должен органично перейти в затаивание дыхания. Задержите воздух в лёгких так долго, как вам подскажет интуиция. (Задержка может длиться 2, 3, 4, 5 секунд и даже более.) Затем свободно выдохните в нормальном темпе. Проделайте девять таких дыхательных экскурсов с растянутыми вдохами и нормальными выдохами.

Этап второй. Теперь вдохните в нормальном темпе и после небольшой задержки воздуха в лёгких (1-2 сек.) перейдите к очень медленному выдоху. Максимально растяните выдох, всё более затягивая его по мере того, как в лёгких остаётся всё меньше воздуха. Ваш выдох незаметно переходит в затаивание дыхания без воздуха в лёгких. Оставайтесь без воздуха столько времени, сколько вам будет удобно. Но при этом ни в коем случае себя не насилуйте. Выполните девять дыхательных экскурсов с нормальными вдохами и затянутыми выдохами.

Завершив упражнение, обязательно выполните очистительное дыхание 2 или, может быть, 3 раза — столько раз, сколько вам понадобится, чтобы вернуться в рефлекторный дыхательный режим.

Комментируя это упражнение, прежде всего, напомню вам золотое правило пранаямы: дыхательные упражнения должны быть удобными, приятными и даже доставлять удовольствие. Иначе недолго и до беды! Занятиями пранаямой «через силу» можно испортить себе сердце или лёгкие.

В описанном упражнении совмещены две дыхательные техники йогов, развивающие самопроизвольное затаивание дыхания после вдоха и выдоха, то есть стимулирующее знаменитую кевали-кумбхаку йогов. Когда человек чем-то увлечён настолько, что забыл обо всём остальном, мы говорим, что он «затаил дыхание». И то не случайно. Действительно, единонаправленность внимания у нас всегда — всегда! — сопровождается приостановкой дыхания. Но предупреждаю вас: ни в коем случае не пытайтесь искусственно остановить своё дыхание во время выполнения последующих этапов техники. Это должно случиться с вами спонтанно. Раздваивая внимание (на дыхание и предмет созерцания), вы ничего не добьётесь, поскольку само это действие вступит в конфликт с основной вашей задачей.

Шаг 2. Сядьте на стуле так, как это было описано в начале книги. Неплохо, если поясница слегка обопрётся о спинку — так вам будет удобнее. Только не наваливайтесь на неё всей спиной. Расслабленные кисти свободно положите на бёдра ладонями вниз. Поскольку вы будете заниматься по этой методике в вечернее время (начиная с 18-ти часов), ступни ног слегка разверните носками внутрь. Такое положение ног будет стимулировать работу ножных выходных меридианов.

Теперь об «улыбке» тела. Вначале всё — как я описал, отправляете улыбку по маршруту: губы — закрытые глаза — затылок (область медуллы). Но на этом и остановитесь. Либо можете пройтись с «улыбкой» сверху вниз по своим центрам — вплоть до свадхиштханы, — но затем непременно верните улыбку в «третий глаз» и закрепите её там.

Шаг 3. Прежде вам нужно ещё выбрать предмет для учебной визуализации, с которым вы будете работать и в дальнейшем. В принципе это может быть всё, что угодно — на сей счёт не существует каких-либо категорических предписаний. Однако, с одной стороны, этот предмет не должен быть чересчур сложным, чтобы у вас была возможность запомнить его во всех деталях, а с другой, — желательно, чтобы при его визуализации вы могли задействовать различные системы представлений (не только визуальную). На основании собственного и чужого опыта могу порекомендовать вам какой-нибудь цветок в хрустальной вазе или в горшке. Его можно видеть и щупать, можно постучать по вазе (или горшку) и услышать характерный звук, и, кроме того, цветок обладает выраженным ароматом, и вам будет нетрудно подключить к работе с ним обоняние. Описывая продолжение данной техники, я буду говорить именно о цветке, но вы имейте в виду, что это может быть всё, что угодно, всё, что вы выберете.

Вначале вы минуту-две внимательно изучаете цветок, стараясь запомнить его во всех деталях, затем закрываете глаза и переходите к дыхательному упражнению. Вы делаете глубокий вдох в нормальном темпе через обе ноздри. Ваша визуализация при этом: энергия по иде и пингале (по верхним участкам этих нади) поступает в аджну (медуллу). На короткой задержке дыхания (2-5 сек.) вы перемешиваете энергию в этом центре, и она, энергия, загорается и превращается в пламя. Во время достаточно долгого выдоха, который выполняется одновременно через обе ноздри и через рот, вы направляете энергию-пламя из аджны прямо через межбровье на цветок, как бы пробивая или раздвигая ею темноту перед глазами. Затем во время короткой задержки дыхания (2-3 сек.) интенсивно визуализируете сам предмет сосредоточения, то есть ваша энергия проложила тоннель в темноте и теперь ярко освещает для вас цветок. Затем следует новый вдох. Поупражнявшись указанным образом 10-15 минут, выполните очистительное дыхание (шаг 4), чтобы с его помощью перевести своё дыхание в рефлекторный режим.

Шаг 5. Теперь забудьте о дыхании и сосредоточьтесь на созерцании цветка. Вначале освежите его в памяти, снова разглядев его во всех деталях. Затем закройте глаза и, глядя из «третьего глаза» через межбровье, сосредоточьтесь на ощущении цветка в пространстве перед собой. Пусть это будет зрительный образ. Постарайтесь воссоздать его во всех деталях. Затем мысленно потрогайте цветок: ощутите его нежные лепестки и, может быть, более жёсткие прохладные и влажные листья и т.п. Потом постучите по вазе (или горшку) и постарайтесь услышать характерный звук. Наконец, попробуйте почувствовать аромат цветка.

Данная последовательность систем представлений не является жёсткой или даже предпочтительной, хотя начать вам всё же придётся именно с визуальной модальности. Зато потом можете сразу же перейти к аромату или, предположим, к звуку, если так вам будет удобнее, а кинестетическую модальность задействовать потом.

Предложенная пятишаговая технология позволяет, как правило, получить результат быстрее, нежели описанный выше вариант тратаки. Впрочем, это можно сказать лишь о первых этапах развития ясновидения, или сновидения наяву, как называется данное явление в шаманистской традиции. Достижение сколько-нибудь серьёзных результатов в этом необычном деле, как правило, требует длительной практики и упорства. За исключением, конечно, малого числа особо одарённых в этом отношении людей, у которых поразительные озарения случаются порой чуть ли не с первой попытки выполнить упражнение. Однако, повторяю, таких людей немного, и среди них преобладают женщины.

Первый результат, который вы можете получить достаточно скоро при условии регулярных занятий, это — видения необычных вещей, предметов, ситуаций и т.п. (Об этой фазе подробно, рассказывают многие авторы книг, посвящённых раскрытию «третьего глаза», в том числе и господин Сахаров.) Что же это за необычные вещи? Да, всё, что угодно. Тут в принципе возможно два сценария: либо вы вдруг видите в какой-то части пространства перед глазами (обычно не в центре, а где-нибудь сбоку или внизу) очень яркую, но не очень-то ясную «живую» картинку; либо вас самого неожиданно словно бы выбрасывает в какое-то очень яркое незнакомое пространство. Видения второго типа обычно длятся лишь очень короткое время, и зафиксировать их в памяти почти невозможно. Меня, например, некогда на этом этапе «выбрасывало» в какую-то пропасть, или же я оказывался высоко над землёй без опоры. Внизу, подо мной, сияла фантастическая панорама, которую я никогда не успевал толком разглядеть. Мне становилось страшно, и видение пропадало.

Лучше остановимся на первом сценарии, работа с которым может принести определённый результат. Но прежде — о содержании этих начальных видений. Оно может быть любым: каким-то пейзажем, реалистичным или же фантастическим, группой людей, как правило, незнакомых, или группой животных, а то и людьми вперемежку с животными. Очень часто начинающие видят улицы, на которых полно народу. Как правило, эта первичная «живая» картинка, которую вы получаете от подсознания, вам абсолютно незнакома. Вы убеждены, что ничего подобного в своей жизни не встречали. Вообще-то, это не так или не совсем так. Но данного вопроса мы сейчас касаться не станем, поскольку он может завести нас в такие дебри, из которых потом очень трудно будет выбраться. Ещё вас, наверное, поразит яркость изображения, которые мы получаем таким образом. Оно, по-моему, даже ярче, чем реальные картины мира в самый расчудесный летний день.

Итак, в объёмном пространстве перед вашими закрытыми глазами, заполненном «живыми» цветными облаками, постоянно меняющими форму и окраску, вы видите где-нибудь на периферии какой-то осмысленный кусочек, некую отдельную картинку. Вы стараетесь рассмотреть её получше, и поначалу это у вас получается, то есть вы приближаете картинку к тому «я», из которого смотрите, можете даже на миг в неё войти... Но тут же картинка тускнеет и пропадает, оставляя взамен те же цветные облака, похожие то ли на дым, то ли на сгустившееся пространство. В общем, вы получаете урок: на всё, что вы встречаете в осознанном сновидении, или, если угодно, в сновидении наяву — воспользуемся терминами Кастанеды — вы не можете смотреть пристально и подолгу. Что ж, попробуйте на этом этапе поучиться «бросать короткие взгляды» на предметы, как это описано у того же Кастанеды. Это, можно сказать, фундаментальный базовый навык, который вам в дальнейшем понадобится, если, конечно, вы продолжите заниматься этими вещами. Итак, вы смотрите на какой-то интересующий фрагмент пейзажа, стараясь получше его разглядеть и сразу же, не дожидаясь, пока картинка расплывётся, переводите взор на что-то другое, потом опять бросаете взгляд на выбранный фрагмент и так далее. Постепенно у вас выработается привычка рассматривать что-то именно так, как это требуется.

Очень часто на следующем этапе занятий вместо описанной картинки (или одновременно с нею) перед вашим внутренним взором всплывает какой-то фрагмент вас самого, очень часто это — ваши руки, как правило, кисти. (Помните у Кастанеды: в качестве первого задания по магической дисциплине «осознанное сновидение» дон Хуан предложил ему отыскать во сне собственные руки?) Только эти руки выглядят как-то не так, как настоящие ваши руки, но вы почему-то знаете, что они — именно ваши, а не чьи-то ещё. У толтеков это уже считается серьёзным достижением — найти свои руки во сне. (В нашем случае — во сне наяву, что в принципе то же самое.) Не знаю, и мне самому и большинству тех людей, которые занимались со мной по сходным методикам, именно это удавалось относительно легко и скоро.

Настоящим же успехом я считаю появление перед внутренним взором предмета сосредоточения, в нашем случае — цветка в вазе. Поначалу это видение длится недолго — моментально теряет чёткость и пропадает. Вы даже не всегда успеваете зафиксировать его сознательным умом. Но постепенно вы учитесь удерживать его при помощи коротких взглядов. Со временем вам начинает казаться, что теперь почему-то не такие, уж, они и короткие, иными словами, видения становятся более покладисты, что ли. Это не совсем так: просто у вас вырабатывается подсознательный навык их удерживать.

Что ещё характерно для этих первых истинных видений? Они всегда немного удивляют нас и озадачивают. Дело в том, что предмет сосредоточения обычно предстаёт перед нами не в том ракурсе, в котором мы его себе представляли. К примеру, вы глядели на свой цветок в вазе спереди, при этом он находился примерно на уровне ваших глаз, а увидеть вы его можете, предположим, сзади и сверху — так, что даже не сразу и сообразите, что это он и есть. Или же вы можете увидеть словно в большом увеличении один из его лепестков, а то и какой-то фрагмент вазы... На первом этапе это не важно, но затем вам предстоит научиться вызывать видение именно того аспекта явления, который вы заранее выбираете.

Существует и ещё один сценарий становления видений, на мой взгляд, весьма интересный. При этом на начальном этапе в пространстве перед вашим внутренним взором — не цветные сгустки различной формы, а относительно однородная пелена, которая постепенно рассеивается, и вы видите «живую» картинку. Причём такие картинки, как правило, несут некий смысл с самого начала. Я не хочу сказать, что те первые видения, которые вы получаете при «тоннельном» варианте их развития (для простоты буду называть предыдущий вариант «тоннельным», а тот, о котором мы говорим сейчас — «экранным») вообще лишены смысла. При большом желании и наличии свободного времени можно выяснить, что они значат и откуда взялись. Однако видения «экранного» типа, как правило, более доступны для нашего понимания, более доходчивы, что ли, и можно попробовать разобраться в них с самого начала. Нередко, это — какая-то подсказка подсознания (или сверхсознания, если кому-то так больше нравится).

Кстати, наши видения вовсе не обязаны развиваться строго по одному какому-то сценарию. Как правило, преобладающим у большинства людей является «тоннельный» вариант, но время от времени на более поздних этапах отдельные занятия получаются у вас по «экранному» варианту. Это нормально. (Между прочим, большинство известных мне профессиональных операторов предпочитает действовать именно в «экранном» режиме.).

В общем, я описал данную методику достаточно подробно, чтобы её можно было опробовать и применить в собственных интересах. В каком направлении развивать свои видения (осязания, слышания и т.п.) — дело ваше. Хочу лишь подчеркнуть, что писатели вполне могут использовать эту возможность для создания романов, художники — картин, композиторы — музыки. Попробуйте — у вас непременно получится.

Глава 7. Воспитание чувств, или Рамка и маятник.

Рискну начать эту главу с довольно скользкой темы, которая, можно предположить, восторга не вызовет у многих. Одна из читательниц задала мне вопрос о телегонии, вернее, о моём отношении к этому явлению или псевдоявлению, как ей очень хотелось бы считать. Мой честный ответ даму, по-моему, весьма разочаровал. Однако прежде введу в курс дела тех из вас, кто не очень-то понимает, о чём речь.

Термин «телегония» появился давно — аж, в начале XIX века. Считается, что первым его употребил некий родовитый и небедный англичанин лорд Мортон, главным достоинством которого — разумеется, с исторических позиций — было то счастливое обстоятельство, что он являлся приятелем и в какой-то мере последователем другого англичанина Чарльза Дарвина. Так вот, желая проверить на практике справедливость эволюционной теории последнего, лорд поставил опыт: молодая чистокровная английская кобыла была покрыта жеребцом африканской дикой зебры, а точнее — кваги, небольшой и не такой полосатой зебры. Разумеется, ожидаемого результата эксперимент не дал, поскольку по всем генетическим законам — очевидным сегодня, но не ведомым лорду Мортону — естественное скрещивание этих двух видов невозможно. Однако данный аристократичный по духу и стилю опыт результат всё-таки получил. Через некоторое время та же горемычная кобылка снова была покрыта — на сей раз чистокровным английским жеребцом. Но получившегося в итоге жеребёнка чистокровным назвать было никак нельзя, поскольку он имел явные полоски на спине и характерную шерстку кваги. В связи с этим удивительным событием и появился термин «телегония». Сегодня, впрочем, в ходу и другие обозначения проблемы — к примеру, «эффект первого самца». Я подхожу к данному явлению несколько шире, а потому предпочитаю называть его по-другому — «генетический принцип зебры».

Вероятно, вы уже подумали, что открытие лорда Мортона должно было бы снискать отклик, по меньшей мере, его соотечественников. Так оно, между прочим, и вышло. В «деревенской» Англии XIX века было полно фермеров, а то и крупных землевладельцев, занимавшихся скотоводством и не чуждых веяниям современной науки. Многие такие биологи-любители тут же принялись экспериментировать на свиньях, собаках, домашней птице и прочей живности, получая иной раз небезынтересные результаты.

Наконец, данный вопрос был поставлен и официальной наукой, если к таковой можно причислить книгу английского же профессора Феликса Ладентека «Индивид, эволюция, наследственность и неодарвинисты» (на русском вышла в 1899 году), отдельная глава которой посвящена «явлению первого самца». Впоследствии учёные выяснили, что в данном отношении то, что происходит у быка (или лошади), распространятся и на Юпитера, иными словами, «генетический принцип зебры» имеет место и у двуногих обитателей планеты Земля, или у Венца творения, если так вам больше нравится. А дальше?

А дальше в действие вступили множественные факторы, связанные с этическими воззрениями общества, настойчиво повелевающими если и не опровергнуть само существование телегонии, то хотя бы умолчать о ней, а лучше всего — просто накрепко позабыть. В таком подходе сошлись воедино как многочисленные сторонники либеральной идеологии, демократии и тотального плюрализма, окончательно воцарившихся на нашей планете в XX веке, так и сексуал-революционеры всех цветов, оттенков и степеней активности.

Такова история, или, если угодно, предыстория; теперь — моё мнение. Для меня генетический принцип зебры есть нечто столь же естественное, как, предположим, наши способности видеть, слышать, осязать. Как раз было бы чудом, если бы этого принципа не существовало. Человек — это воспринимающее существо, причём воспринимающее на подсознательном уровне в несоизмеримо большей степени, нежели на сознательном. Наша «подкорка» постоянно получает информацию, которая в разной мере влияет на всё наше существо. Если вы просто находитесь рядом с кем-либо, то и тогда этот кто-то непременно влияет на вас, а вы влияете на него. И то есть один из фундаментальнейших законов Жизни. Причём такое мимолётное влияние, единожды проявившись, затем навечно остаётся в ваших нервных клетках. Можно сказать, что оно записано на «винчестере» вашего биокомпьютера.

Стоит ли удивляться тому, что любой сексуальный контакт, который помимо всего остального есть мощнейший энергоинформационный обмен, влияет на женскую особь (впрочем, равно, как и на мужскую). Пусть зачатия не произошло, но информация всё равно получена. А затем эта информация когда-нибудь может быть использована женским организмом — и в том случае, в частности, когда зачатие всё-таки состоится. В этом смысле женский организм способен как бы собирать те или иные наследственные признаки.

Хорошо, если допустить происхождение людского рода от ограниченного числа родоначальных особей — вон, по Библии, все мы, вообще, от одной пары пращуров, — то логично предположить, что Природа позаботилась о том, чтобы каждый новорожденный был сформирован с учётом личных качеств максимального числа членов всего сообщества.

Наконец, в этой связи следует упомянуть об интенсивно изучаемых сегодня воистину магических свойствах воды как естественного носителя информации. Самой простой воды, из которой частично все мы и состоим. Кажется, я уже затрагивал этот вопрос в «Искусстве быть счастливым».

Без воды просто немыслима та «форма существования белковых тел», которая всех нас устраивает. Когда исследователи космоса пытаются обнаружить на других планетах признаки жизни, то, прежде всего, ищут следы воды. В атеистическом Советском Союзе работал солидный исследовательский институт, занятый проблемами воды, — заметьте, именно магическими проблемами. А параллельно с этим институтом работало и несколько других, все — в приличных странах. Теми интересными, а порой и фантастичными данными о воде, которые доподлинно установили учёные, можно заполнить целые тома. Начнём с того, что простейшее соединение атомов водорода и кислорода — это единственное вещество на планете Земля, существующее в естественных условиях во всех трёх агрегатных состояниях: жидком, твёрдом и газообразном. Так вот, будучи в жидком состоянии, «аш-два-о» может легко вбирать в свою структуру информацию из окружающего пространства. Сегодня широко известен случай с ядом в герметически запаянной капсюле, случайно попавшей в сосуд с водой. После чего эта вода сделалась ядовитой для подопытных крыс, хотя тщательные химические анализы не выявили в ней ни малейших следов яда. (Именно этот случай, кстати, и побудил секретные службы крупнейших держав всерьёз заняться изучением особых свойств воды.).

Опытным путём учёные также установили ещё один крайне интересный факт: вода (или какой-то водный раствор, например, человеческая моча, кровь, слюна) сохраняет энерго-информационную связь со своим первоначальным источником. Иными словами, если вы сумеете передать какую-то информацию, предположим, одному изолированному миллилитру воды, взятому из некоего сосуда, то и вся вода в исходном сосуде «воспримет» ту же информацию. Воистину волшебное свойство, не так ли!

Вот его-то более всего и эксплуатировали во все исторические периоды всевозможные знахари и ведуны, пожалуй, любых народов, когда-либо населявших наш земной шарик. Так средневековые европейские колдуны (а то даже и медики!) заговаривали различные «телесные жидкости». Иногда — чтобы вернуть кому-то здоровье, но чаще — совсем наоборот. Тем же самым методом нередко промышляли и их предшественники из Древнего Египта, Эллады или, предположим, Арьяварды. Если верить дошедшим до нас источникам, подобные опыты нередко увенчивались успехом.

Ещё одно полезное свойство «аш-два-о»: оказывается, это химическое соединение «воспринимает» и переносит информацию, лишь будучи жидкостью. Переход в газообразное или твёрдое состояние как бы «стирает» с воды всё, что было воспринято ею в жидком виде. Это — вроде записи на диске компьютера, которую можно стереть. Таким образом, талая вода, а также вода, конденсированная из пара, никакой информации не содержит.

В старину русские женщины любили мыть голову дождевой водой, во всяком случае, стремились ополоснуть ею волосы после мытья в бане. Считалось, что дождевая вода их укрепляет и, вообще, бережёт женщину от сглаза. На мой взгляд, эффект от использования дождевой воды в этом случае связан с нейтрализацией ею каких-то внешних влияний. Или же так: вода после конденсации из пара «очищена» от какой бы то ни было информации вообще и потому способна смывать не только механические загрязнения, но и энерго-информационную «грязь», — в данном случае с волос женщины.

Впрочем, магические свойства воды издревле эксплуатировались не только в узких оккультных интересах, но и значительно шире. Как вы догадываетесь, я имею в виду различные культовые инициации водой, в частности, христианский обряд крещения. (Кстати, в недавно найденной археологами пещере Предтечи имеется купель, аж, на 30 персон!) А ритуальные омовения индусов (предположим, водой священного Ганга), или окропления буддистов... И у толтеков с водой особые отношения, о чём вам, наверно, известно из книг Кастанеды. По моим представлениям, вода есть связующая субстанция между двумя мирами — миром материи и миром сознания, между смертью и жизнью.

Делайте выводы. Чтобы окончательно закрыть тему нашего энерго-информационного влияния друг на друга самыми разными путями (в том числе через воду или иные жидкости), задам вопрос: а вам не приходилось замечать, что супруги, прожившие совместно долгие годы — не обязательно в счастье и согласии — становятся похожи друг на друга, причём даже внешне? Между прочим, сходное явление отмечается и у религиозных подвижников, которые поклоняются какому-то личному святому, пророку, божеству в течение долгих лет. Постепенно их лица приобретают сходство с изображениями тех, кому они регулярно молятся.

Как вы догадываетесь, я не случайно начал эту главу с генетического принципа зебры, подчеркнув попутно магические свойства воды как естественного носителя информации Жизни. Тем самым я хотел лишний раз обратить ваше внимание на взаимосвязанность всего сущего в этом лучшем из миров, даже на нашу тотальную взаимопроницаемость.

Возможно, вам знакома космогоническая модель толтеков. По их представлениям, весь мир как бы пронизан пучками энергетических полей. И мы с вами тоже являемся некоторыми частями этих пучков, имеющими лишь относительную автономность, обусловленную лишь нашим собственным представлением о себе.

Ну, а шаманы северной разновидности толкуют нам об энергетической паутине, которая находится внутри всего мира, точно некий эфемерный энергетический каркас, что в принципе то же самое. Так вот, ощущение взаимосвязанности со всем сущим, характерное, вообще-то, для пантеистического мировосприятия, сохранившегося именно в шаманских культах, является той естественной основой, на которой строится вся магия непосредственного влияния на внешний мир. Понимаете?

Я могу выразить то же самое несколько иначе: мы ни за что не сможем на кого-то повлиять, если не сумеем почувствовать этого кого-то; мы никого не почувствуем, пока не научимся чувствовать себя. Получается трёхступенная формула: почувствовать себя — почувствовать кого-то — повлиять на кого-то.

И, прежде всего, мы должны открыться миру, если хотим, чтобы он открылся нам. Неплохой тренировкой в этом направлении являются различные виды биолокации с использованием индикаторов — рамок и маятников. Вообще-то, данная форма магии, которая, несмотря на внешнее сходство с гаданиями, несомненно, превосходит последние по многим показателям — прежде всего, по достоверности получаемых результатов, — известна людям уже очень давно. Имеются сведения о том, что в Древнем Египте приблизительно восемь тысячелетий назад при поисках водоносных пластов специально обученные люди использовали «прут» (аналог русской «лозы», то есть индикатор). (Между прочим, и современные специалисты по биолокации сходятся в том, что из всех полезных ископаемых легче всего уловить «лозой» именно воду.) О лозоходстве упоминает Плиний Старший (I в. н.э.) и рассказывает Парацельс (1493 — 1541 гг.). Позже проблема биолокации будоражила воображение великого Гёте. В своём знаменитом «Фаусте» он, например, пишет:

К жилам золота в граните,

К залежам железных руд.

Вместо путеводной нити.

Гному дан волшебный прут.

Видите, даже гнома, волшебное существо, которое можно назвать природным специалистом в горно-рудном деле, Гёте снабжает индикатором.

И в России эта форма магии — весьма практичная, следует признать — имеет многовековую историю. Лозоходство признавал (правда, с определёнными оговорками) и наш отечественный Леонардо. Разумеется, я имею в виду М.В.Ломоносова, называвшего распространённые в ту пору «П»-образные индикаторы «рудоискательскими вилками».

И сегодня древняя лоза, принявшая форму современной металлической «рамки», используется в поисковой, разведочной и инженерной геологии достаточно широко. До сих пор существуют профессиональные лозоходцы, или специалисты по биолокации, как теперь принято говорить, которые с поразительным успехом ищут в земных недрах воду и некоторые полезные ископаемые. (А вот, всякие клады даются им, по моим наблюдениям, почему-то не столь легко.).

Между прочим, и в советские годы в знаменитом ленинградском ВСЕГЕИ, бок о бок с геологами успешно работала группа биолокации под руководством кандидата технических наук В.М.Немцовича. Я хочу подчеркнуть, что и советская власть иной раз поступалась атеистической идеологией, когда дело того стоило. Мне известны и другие группы лозоходцев, работавшие в советское время под прикрытием солидных институтов — в частности, обслуживавшие наши газопроводы. Потому что именно при помощи биолокации удавалось быстрее и точнее обнаруживать места повреждений газовой трубы протяжённостью в сотни километров. (Очень часто приводится пример поразительной по своей эффективности работы группы операторов биолокации на трассе газопровода Торжок-Минск-Ивацевичи, где определялись места пересечения под землёй главной трубы с прочими случайными трубами и кабелями различного происхождения.).

Другая распространённая в наши дни сфера применения биолокации — эта диагностика при целительстве, а также выявление различных геопатогенных зон природных ландшафтов, ну, и, конечно, жилых и хозяйственных помещений.

Вообще-то, принцип биолокации может использоваться практически в любых сферах человеческой жизнедеятельности. В годы второй мировой войны, к примеру, в Берлине при штабе вермахта работала специальная служба, проверявшая методом биолокации донесения военных о потоплении в морских сражениях судов противника. Парадоксальный случай, на мой взгляд: реальные факты, чтобы быть таковыми признаны, должны были проходить магическую экспертизу!

Я думаю, уже достаточно истории, и мы можем перейти к более подробному обсуждению самого метода. Во-первых, — его принцип, который можно истолковать, предположим, следующим образом. Наше «магичное» по своей сути подсознание способно получать тончайшую информацию, недоступную, может быть, самым совершенным приборам. Кроме того, оно, подсознание, связано с ноосферой, в которой содержится, вообще, вся возможная информация. Стало быть, проблема для нас заключается лишь в том, как эту информацию извлечь, вывести на сознательный уровень. С этой целью мы и снабжаем свою нервную систему каким-нибудь индикатором-лозой, рамкой, маятником, — при помощи которого мы как бы снимаем с неё самую трудную задачу: выйти на сознательный уровень. Таким образом, индикатор при биолокации играет роль посредника между нашим умом и подсознанием, иначе говоря, это — «порт», связывающий в нашем «биокомпьютере» «оперативку» с «винчестером».

Теперь об индикаторах. В биолокации сегодня допотопная лоза — в России это был, как правило, ореховый прут с «загогулиной» — уступила место рамкам двух типов, «Г»-образного и «П»-образного, а также специальным маятникам. Что такое биолокационная рамка, я думаю, большинству из вас известно. Всё же коротко вас об этом проинформирую. Простейшая «Г»-образная рамка изготавливается из проволоки толщиной 1,5-2,5 мм, обычно — медной, алюминиевой или стальной. Нижний конец рамки (тот, что при работе выдержите вертикально в кулаке) в 2-3 раза короче свободного верхнего конца (при работе он расположен горизонтально, параллельно земле). Как правило, нижний конец — 11-15 см (его должно «хватить» с лихвой на кулак), а горизонтальный — 24-28 см. (Операторы, занятые поиском руд какого-нибудь металла, стараются, чтобы верхняя часть рамки («Г»-образной) или выступающая часть («П»-образной) содержала данный металл; это повышает её чувствительность.) Угол между двумя частями рамки — 90 градусов, может, чуть больше. В общем, рамка этого типа действительно напоминает букву «Г», с тою лишь разницей, что вертикальная её часть короче горизонтальной.

Как уже было сказано, такую рамку держат в неплотно сжатом кулаке, оставляя рамке возможность свободно вращаться.

«П»-образную рамку, которая тоже изготавливается из проволоки, держат перед собой одновременно в двух неплотно сжатых кулаках за оба свободных конца, которые, будучи вставлены в кулаки, образуют ось, оставляя «рабочей» середине, действительно согнутой в виде буквы «П» (иногда — в форме треугольника, трапеции или какой-то другой геометрической фигуры), располагающейся горизонтально, возможность опускаться или подниматься, поворачиваясь на этой оси.

Считается, что для поиска чего-либо в земных недрах удобнее использовать «П»-образные рамки, а для всего прочего — «Г»-образные.

Однако при медицинской диагностике человека, особенно при так называемой поканальной диагностике, обычно используемой рефлексотерапевтами и многими экстрасенсами, по моему мнению, всего удобнее воспользоваться маятником. (Который, кстати, вполне можно применить и для других целей — к примеру, для тех же поисков чего-либо или кого-либо.) Потому что маятник способен описывать круги (и эллипсы) — либо по часовой стрелке, либо против часовой стрелки — и тем самым наглядно демонстрировать оператору, как работает тот или иной центр дигностируемого лица. К примеру, вы приближаете сердечник маятника к середине раскрытой ладони испытуемого, и маятник начинает движение по кругу против часовой стрелки. Значит, вы вправе предположить, что у интересующего вас лица перегружена левая ветвь ручного канала перикарда. Если затем вы проверите маятником центральную точку данного меридиана (она расположена на передне-срединном канале, в районе ключицы), то ручаюсь, ваш маятник не покажет устойчивого равномерного движения по часовой стрелке, что означало бы, что канал функционирует нормально. Приведённый пример демонстрирует, как, зная основные точки акупунктуры, можно при помощи маятника диагностировать состояние человека. Причём такое обследование при некотором объёме специальных знаний, а также наличии свободного времени и терпения у обоих заинтересованных лиц бывает, на удивление, точным и даже исчерпывающим.

Теперь об изготовлении маятника, так сказать, собственными силами. Сердечник маятника, имеющий форму шарика или голубиного яйца и примерно того же размера, делается из янтаря, горного хрусталя, дерева или какого-то иного диэлектрика. Некоторым людям более подходят маятники с сердечниками из немагнитных металлов — золота, серебра, меди. Такие сердечники могут иметь меньший размер. Нередко для изготовления маятников используются простые кольца (типа обручальных), которые подвешиваются на толстой шерстяной нитке длиной около 30 см. Но имейте в виду, если вы длительное время использовали в качестве маятника своё обручальное кольцо, то потом его не следует снова надевать на палец. Вернувшись в прежнее качество, это кольцо принесёт вам неприятности, может даже вызвать ожог. (Кстати, это остаточный заряд энергии, способный доставить нам неприятности, смывается с кольца дождевой или талой водой.).

Очень хороший чувствительный маятник получился у меня из куска берёзового капа, которому один специалист, по моим указаниям, придал форму яичка (немного больше голубиного), а в середине широкого конца этого яичка высверлил узкое отверстие. В него я потом вклеил толстую шерстяную нить. У некоторых известных мне операторов-любителей превосходно работают маятники из древесины хвойных пород.

Что ещё следует знать, прежде чем приступить к тренировкам в биолокации? В суточном цикле существует время нашей повышенной моторной чувствительности, когда такие вещи удаются нам лучше, и, естественно, в другое время они получаются у нас хуже, или даже не удаются совсем. Предпочтительными часами для биолокации считается, во-первых, раннее утро — примерно с пяти утра до половины седьмого, затем — уже во второй половине дня, с половины четвёртого до пяти, потом — вечером, с восьми до девяти и, наконец, — начало ночи, примерно до часа-ночи. Самое же неблагоприятное время, это — утренние часы с половины восьмого до десяти, затем — ранний вечер, часов с шести до семи, и ночные часы — примерно с двух до четырёх.

Далее, не рекомендуется упражняться в биолокации сразу же после еды, употреблять алкогольные напитки, пить кофе и даже чай перед работой с рамкой или маятником. И ещё учтите: различные стрессовые состояния не просто затрудняют работу оператора, но зачастую делают её совершенно невозможной.

Теперь остановимся на подготовительных упражнениях, развивающих наши способности к биолокации. (Я не стану включать их в общий реестр упражнений, приведённых в книге, поскольку все они вместе могут рассматриваться как одно большое развивающее и одновременно саморазвивающееся упражнение.).

Итак, упражнение первое. Возьмите рамку в правый кулак, если у вас нормальная церебральная организация, или в левый, если вы — левша. Горизонтальный конец рамки направлен вперёд. Подберите такое положение пальцев в неплотно сжатом кулаке, чтобы, с одной стороны, рамка никуда не заваливалась, а с другой, — могла свободно вращаться вокруг оси, которая у вас — в кулаке.

Чётко сформулируйте команду рамке: «Повернись налево!» Слова этой команды должны сопровождаться, во-первых, зрительным представлением поворота рамки в нужную сторону, а во-вторых, — кинестетическим ощущением этого поворота. Если упражнение не получится у вас с первого же раза, попробуйте выполнить его через некоторое время. Непременно добейтесь, чтобы рамка вас послушалась. Затем точно так же прикажите рамке повернуться в другую сторону и добейтесь удовлетворительного исполнения команды.

На следующем этапе вы предлагаете рамке повернуться на определённый угол (предположим, в 45 градусов) сначала в одну, а затем и в другую сторону.

На завершающем этапе упражнения рамка должна проделать у вас полный оборот вокруг своей оси в обе стороны поочерёдно.

Вариант упражнения первого для маятника. Держите маятник за нитку перед собой, оставив её натянутую часть примерно в 25-30 см длиной. (В следующей главе я объясню, как правильно подобрать эту длину.) Обычно рекомендуется удерживать нить указательным и большим пальцами, но у меня получается лучше, когда я держу её либо средним и большим, либо тремя пальцами — указательный средним и большим. Установите маятник так, чтобы он оставался в покое. Теперь аналогично тому, как вы действовали в предыдущем упражнении, дайте маятнику команду начать описывать ровные круги в направлении по часовой стрелке. Чётко сформулированная команда должна сопровождаться соответствующим визуальным представлением ожидаемого действия и кинестетическим его ощущением. Добейтесь выполнения команды. Затем поменяйте направление кругов, которые описывает маятник — пусть он теперь движется против часовой стрелки.

На следующем этапе предложите маятнику колебаться перед вашим животом параллельно ему. Затем добейтесь того, чтобы маятник, двигаясь прямолинейно, вычерчивал плоскость, перпендикулярную вашему телу, то есть колебался бы в направлении: от вас — к вам.

Второе упражнение. Бросьте на пол в достаточно просторной комнате какой-нибудь мелкий предмет, — предположим, пуговицу. Отойдите от неё на некоторое расстояние. Подайте рамке команду указать на пуговицу концом. Добейтесь, чтобы задание было выполнено. Теперь поменяйте местоположение и снова подайте рамке ту же команду. Искомый предмет (в нашем случае — пуговица) должен находиться в точке пересечения двух направлений, заданных рамкой. Хорошенько отработайте эту несложную технику. В дальнейшем она может пригодиться вам при поиске чего-то или кого-то (на живые организмы индикаторы реагируют, как правило, более чутко, чем на всякие пуговицы).

Вообще, время от времени поступайте как-нибудь так. Предположим, вы сидите в своей комнате за письменным столом, при этом вы знаете, что на кухне, которая от вас — через стенку, стоит в углу холодильник, которого вы, естественно, видеть не можете. Чудесно, прикажите рамке повернуться и указать своим концом на него. А потом не поленитесь: прогуляйтесь на кухню и ещё раз проверьте, точное ли направление было вам указано.

Далее, вы вспоминаете, что ваша тёща оставила где-то в прихожей свои тапки. (Вы не помните, где именно.) Чудесно! Пусть теперь их найдёт ваша рамка. В общем, такого рода упражнений вы самостоятельно придумаете столько, сколько потребуется.

Вариант второго упражнения для маятника. В просторной комнате на полу, может быть, на ковре, протяните в двух-трёх местах по куску нити. Желательно, чтобы эти куски не были видны на фоне ковра или паркета, — во всяком случае, они не должны бросаться в глаза. Подняв маятник перед животом, задайте ему установку — начать колебательные движения в плоскости, перпендикулярной вашему телу (вперёд — назад), как только он окажется над нитью. Теперь медленно идите по комнате так, чтобы пересечь все куски нити, которые вы приготовили. Глядите на маятник, а не на них. Это же упражнение, кстати, можно проделать и с рамкой.

Упражнение третье — калибровка сигналов индикатора. Прикажите рамке: «Всякий раз, когда ты будешь давать положительный ответ, поворачивайся внутрь (то есть влево, если рамка в правом кулаке, и вправо, когда она — в левой руке). Твоё «да» — это поворот внутрь. Когда же ты будешь давать отрицательный ответ, повернись наружу. Твоё «нет» — поворот наружу». Теперь, глядя на рамку, твердите: «Да, да, да...» Дождитесь, пока она выполнит вашу установку. Затем проделайте то же самое с отрицательным сигналом, повторяя: «Нет, нет, нет...».

Прикажите маятнику: «Когда ты даёшь положительный ответ, раскачивайся по круговой траектории в направлении по часовой стрелке. Твоё «да» — круги по часовой стрелке. Когда ответ отрицательный, раскачивайся по обратной траектории кругами в направлении против часовой стрелки. Твоё «нет» — круги против часовой стрелки. Теперь аналогичным образом повторяйте вначале «да, да, да...», затем — «нет, нет, нет...», держа маятник перед грудью и глядя на него.

В этом очень важном, как вы понимаете, упражнении я указал естественные тенденции в «ответах» «Г»-образной рамки и маятника. Даже если кодировка не проведена, при положительном ответе рамка стремится повернуться внутрь, а при отрицательном — наружу. Ну, а у маятника на этот случай имеется два возможных сценария: либо он отвечает «да», описывая круги по часовой стрелке, либо же начинает раскачиваться по одной линии в плоскости, перпендикулярной вашему телу (траектория: от вас — к вам); соответственно его «нет» — это либо движение по круговой траектории в обратном направлении (против часовой стрелки), либо «прямое» раскачивание в плоскости, параллельной телу.

Можете, кстати, прокалибровать свой маятник по второму сценарию ответов. Лично я всё-таки предпочитаю первый сценарий, потому что при работе с рефлекторными зонами людей это — самый естественный и наглядный способ ответов. Нередко маятник «отвечает», смешивая оба сценария. (Об этом — в следующей главе.) Калибровать же свой маятник (или рамку) по-разному для различных случаев, хоть это и рекомендуется многими авторами, лично я вам не советую, во всяком случае, на начальном этапе занятий. По моему опыту, такое разнообразие лишь вносит путаницу в ваши отношения с индикатором и в дальнейшем ослабляет ваше с ним взаимодействие.

Выполнив калибровку, как бы заново начните своё знакомство с индикатором, совершенно искренне спросив его, согласен ли он с вами работать. На этот вопрос вы непременно должны получить положительный ответ, чтобы в дальнейшем всегда быть уверенными в своих возможностях. (Что само по себе является важнейшим условием успеха.).

В двух словах о положении рук во время «диалога» с маятником. У лиц с нормальной церебральной организацией, которым следует держать маятник (за нитку) в правой руке, она, эта рука, является излучающей, а другая, левая, — экранирующей. У «левшей» всё наоборот, и они должны держать маятник за нитку в левой руке (большим и указательным или же большим, указательным и средним пальцами). Задавая ему свой вопрос, вы помещаете его над раскрытой левой ладонью («левша» — над правой), примерно в сантиметре — двух от неё.

Кстати, и при работе с «Г»-образной рамкой — если вы поднесёте под свой «осевой» кулак экранирующую ладонь, то рамка у вас будет двигаться живее.

Теперь несколько слов об ответах индикатора вообще. Как вы вскоре убедитесь, они всегда имеют какие-то нюансы. Предположим, на ваш вопрос рамка отвечает решительным поворотом внутрь на 90 или даже почти на 180 градусов. Что ж, ответ понятен и не нуждается в комментариях. А вот, другой вопрос вызывает её колебания, которые заканчиваются отклонением рамки влево же (вы держите её в правом кулаке) на небольшой угол (может быть в 15-20 градусов). Ответ, как говорят в таких случаях: «слабое да», то есть, скорее «да», чем «нет».

Очень часто в ответ на ваш вопрос маятник начинает двигаться не по кругу, а по эллиптической траектории. Предположим, направление движения — по часовой стрелке, а сам эллипс имеет наклон вправо относительно плоскости, перпендикулярной вашему телу. Само направление свидетельствует о том, что в целом ответ положительный. Однако, чем больше продольная ось эллипса отклонена вправо (чем меньше угол между нею и плоскость вашего тела), тем больше препятствий существует для однозначного положительного ответа. И, чем сильнее эллипс вытянут, тем в меньшей степени положительным является сам ответ.

Аналогичным образом рассматривается эллипс, образованный движением маятника в направлении против часовой стрелки. В целом это — отрицательный ответ. Но, чем сильнее его продольная ось наклонена влево, тем больше имеется факторов, влияющих на то, чтобы он поменял знак и т.п.

Как вы уже поняли, индикатору можно задавать различные вопросы и получать на них ответы. Существуют правила, как нужно это делать.

Прежде всего, вопрос всегда должен быть сформулирован предельно кратко и точно. Лучше сто раз его прежде обдумать, а затем сразу же получить удовлетворительный ответ, чем сходу задать плохой вопрос, чтобы потом задавать его ещё раз двадцать в различных вариациях, получая в ответ невразумительные движения индикатора и путаясь в них, а также и в собственной неуверенности. Это — главное правило такого рода работы с индикатором. Итак, формулируя вопрос, избегайте синонимов, обобщённых понятий и, вообще, любых многозначных речевых конструкций.

Если вы спрашиваете о какой-то конкретной персоне, то никогда не называйте её по имени, заменив оное местоимением «он» или «она». Но при этом постарайтесь поярче представить себе интересующую вас персону. Задавая свой вопрос, создайте мысленно её образ. Будет очень хорошо, если вы его воспроизведёте не в одной только визуальной модальности.

Прежде чем ставить перед индикатором вопросы, ответы на которые вас действительно интересуют, подкиньте ему какой-нибудь простой проверочный вопросик с заранее известным ответом, чтобы убедиться в адекватности реакции рамки или маятника на ваши вопросы вообще.

Обычно очень удобно формулировать вопросы в утвердительной форме и получать затем подтверждение или опровержение от индикатора. Ну, к примеру, вы держите в кулаке рамку и уверенно поизносите: «Она (при этом вы ярко представляете себе абсолютно конкретную персону женского пола) придёт сюда сегодня (или, предположим, до восьми часов вечера)». Если рамка уверенно повернётся влево, значит, так оно и будет, во всяком случае, ваш индикатор нимало в этом не сомневается. Но рамка может повернуться и в другую сторону, причём столь же уверенно. Значит, придётся вам как-нибудь примириться и с таким ответом.

Ещё один простой способ задать проверочный вопрос. Предположим, у вас в доме деньги на текущие расходы лежат в одном из ящиков серванта. (Так заведено у меня в семье — видите, как я вам доверяю?) Встаньте посреди комнаты, отвернувшись от этого самого серванта с деньгами, держите рамку перед грудью, закройте глаза и, живо представляя себе купюры вообще, но никак не связывая их в своём представлении с известным вам ящиком серванта (чтобы ваш опыт можно было считать «чистым», повторяйте вслух и достаточно громко:

«Деньги, деньги, деньги...» Через некоторое время откройте глаза и убедитесь, что горизонтальный конец вашей рамки указывает в нужном направлении.

Хочу ещё раз подчеркнуть роль наших чувственных представлений при формулировании такого рода вопросов. Помнится, однажды в беседе с уже упомянутым В.М.Немцовичем последний выразил эту мысль, по-моему, очень образно. Он сказал: «Когда мои люди ищут какой-нибудь металл в земле, этот металл должен сидеть у них во всех чакрах». В переводе на нормальный язык сие означает, что успешный оператор биолокации при поисках, предположим, того же золота представляет себе сей благородный металл буквально во всех системах представлений — на вид, на ощупь и вес, на запах и вкус и, быть может, даже на слух.

Теперь, тоже очень коротко, о сферах применения биолокации. Ну, будем считать, что с получением ответов на какие-то житейские вопросы мы в общем и целом разобрались. Следующей важнейшей областью применения данной формы магии, которой исторически повезло с общественным мнением, наверно, более всех прочих её форм (и, видимо, повезло заслуженно), следует назвать поиск, — поиск всего, чего угодно: полезных ископаемых и воды в земных недрах, кладоискательство, наконец; поиск пропавших людей, затонувших кораблей или же каких-то потерянных предметов. Причём, оказывается, отыскивать что-либо биолокационным методом можно и заочно — по карте или плану. (Я считаю, что этот факт сам по себе является основанием для того, чтобы отнести данный метод к разряду магических.) Отыскивать что-либо или кого-либо.

Представьте, что вам нужно определить, где живёт какой-нибудь человек, с которым вы, предположим, едва знакомы, — выяснить это хотя бы приблизительно. Для этого, допустим, в ночной час, когда все нормальные люди спят по своим постелям, — а интересующая вас персона относится в данном отношении к категории людей нормальных, — вы развёртываете на полу или на столе подробный план города, подходите к нему с рамкой в кулаке, которую вначале помещаете, допустим, над правым нижним углом плана, и даёте рамке команду указать вам направление на плане, в котором в данный момент «находится он» (или «она»). При этом вы чётко представляете себе его (или её). «Где он, где он, где он», — настойчиво твердите вы вслух или про себя...

И рамка слушается вас и показывает вам некое направление. Затем вы переносите её к левому нижнему углу плана и повторяете всю процедуру, определив в итоге ещё одно направление — из другого угла плана. А две прямые, если только они не параллельны друг другу (чего, надеюсь, с вами не произойдёт), непременно пересекутся в какой-то точке. Предположим, эта точка оказалась над планом, и вы теперь имеете право предположить, что она, возможно, и является тем местом, где пребывает сейчас ваш знакомый. (Если же точка «выскочила» за пределы плана — такое тоже нередко случается, — можете быть уверены: в каком-то одном или даже в обоих случаях вы не дождались, пока рамка окончательно укажет вам направление.) Хотя, конечно, результат, который вы покуда получили, весьма и весьма приблизителен. Теперь желательно его уточнить. Это — уже лучше сделать при помощи маятника, хотя можно продолжить работу и с рамкой.

Предположим, так. Вы находите на плане 5-6 домов, один из которых, скорее всего, и является искомым местом. Теперь вы можете поочерёдно спросить рамку (или маятник) о каждом из этих домов. В общем, техника понятна. Между прочим, однажды буквально на моих глазах некий энтузиаст метода биолокации точно «вычислил» не только дом, но даже и номер квартиры искомого лица. А располагал он для такого подвига лишь планом города, «Г»-образной рамкой и маятником.

Вообще, в былые годы в Санкт-Петербурге, вернее, в Ленинграде было много отличных специалистов-поисковиков, работавших в основном при помощи рамок. Слава о них даже просочилась сквозь «железный занавес» за рубеж. Помнится, в начале 90-х, когда этот «занавес», наконец, рухнул, на меня вышла смешанная немецко-польская группа предпринимателей с просьбой подобрать им двух-трёх серьёзных операторов биолокации, специализирующихся на поиске благородных металлов. Кажется, речь там шла о поиске какого-то клада под Варшавой. Разумеется, я помог людям.

Другим перспективным направлением применения биолокации в наши дни является экологическая диагностика, которая может включать в себя не только выявление мест химического и радиационного загрязнения, а также геопатогенных зон различного генезиса, но и предупредить о повышенной опасности техногенного характера в каких-то местах, о возможности различных катастроф и крушений, о всяких пожароопасных ситуациях, о предпосылках наводнений, подземных толчков, цунами, о готовящихся терактах, угонах самолётов, покушениях на VIP-персон и т.п. Иначе говоря, биолокационную службу неплохо бы иметь нашим силовикам — МЧС и даже ФСБ. (По непроверенным данным, эти службы у них уже имеются и неплохо работают.).

Вообще-то, данная тема слишком обширна, чтобы её можно было сколько-нибудь подробно обсудить вот так, по ходу дела. Если она заинтересовала вас всерьёз, то вам лучше обратиться к специальной литературе. Впрочем, о том, как определить естественные геопатогенные узлы в собственной квартире, вы прочитаете в следующей главе, которая будет продолжением главы этой.

Наконец, очень важным самостоятельным направлением применения метода является медицинская диагностика, включающая в себя и так называемую поканальную диагностику, то есть определение состояния биополя и рефлекторных зон (меридианов) человека и выявление, таким образом, скрытых предпосылок заболеваний. Это — тоже обширнейшая тема, которую не стоит и пытаться раскрыть попутно, хотя сам подход к работе с пациентом экстрасенса-целителя я также попробую обрисовать в общих чертах в следующей главе.

Вообще, принцип локации посредством индикаторов, как мы уже говорили, можно применить фактически в любой сфере нашей жизнедеятельности. По сути, это — использование человеком дополнительного, причём фантастически чувствительного, канала информации, благодаря которому устанавливается связь между нашей «оперативкой» и «винчестером», между корой головного мозга и подкоркой.

К примеру, тот же маятник можно применить в качестве своеобразного детектора лжи, который в умелых руках превзойдёт по всем параметрам любой электронный прибор аналогичного назначения.

Впрочем, нас в контексте этой книги данный метод интересует, прежде всего, как одна из доступных форм магии чувственных представлений, которая может служить нам мостиком к новым возможностям восприятия. Разговор об этом мы продолжим в следующей главе.

Глава 8. Воспитание чувств (окончание).

Начнём с того, что ещё раз вспомним важнейшую магическую концепцию, утверждающую взаимосвязанность всего сущего в этом лучшем из миров. Исходя именно из неё, да, к тому же и ради неё, я и затеял весь этот разговор. Так что, вам следует постоянно иметь это в виду, чтобы между нами сохранялось взаимопонимание. В прошлой главе я не закончил, как вы помните, тему биолокации. Теперь можно её продолжить.

Рамка и маятник — это, конечно, могучий и вполне самостоятельный магический метод, который, однако, способен послужить нам вспомогательным средством перехода к новому восприятию мира, к умению чувствовать больше и лучше. В обычной жизни мы по разным причинам не используем это своё неотъемлемое природное право. И даже на него не претендуем. И объявляем сумасшедшими или гениями тех, кто себе его вернул или старается возвратить. Вот я и предлагаю вам тоже слегка свихнуться, иначе говоря, попробовать мыслить-чувствовать немного не так, как это принято у так называемых нормальных людей, которые сообща и обучили вас — ещё в детстве! — грандиозному искусству не всё чувствовать и замечать, благодаря которому, кстати, только и может существовать общество в том виде, в котором оно находится.

Шут с ним, с обществом! Вернёмся к рамке. Если вы уже немного поупражнялись в биолокации, вначале выполняя, как водится, предложенные упражнения, а затем уже пробуя узнать что-то своё, то, наверно, заметили, что иногда в кулаке, в котором вращается короткий конец рамки, возникают различные кинестетические ощущения — тепло, пульсация, мурашки, покалывание, оцепенение и т.п. (При работе с маятником ощущения в первую очередь появляются в экранирующей ладони, но затем они распространяются и на ведущую ладонь.) Эти ощущения, в общем-то, индивидуальны и зависят, к тому же, от нескольких факторов, — в частности, от времени суток, в которое вы выполняете упражнение.

Тем не менее, ощущения данного рода — показатель «запустившейся» техники. Ну, а некоторые из вас — наверно, самые любопытные — могут заметить, что, когда они задают вопрос о каком-то определённом человеке, то их рука, в которой находится рамка (или маятник), получает какие-то достаточно сильные ощущения — чаще всего разогревается и пульсирует. Ну, а вскоре же заданный вопрос о другом человеке оставляет эту руку индифферентной. Напрашивается вывод из этого факта: ощущения, которые мы получаем во время сеанса биолокации, зависят не только от нашего субъективного состояния и времени суток, но и от каких-то иных факторов, возможно, объективных по отношению к нам. Из них основной — это сама энергетика объекта биолокации. Не обязательно человека, не обязательно даже, вообще, живого существа, — живого в научном понимании, а заодно и в нашем расхожем понимании. Потому что, в пантеистическом мире каким-то количеством жизни и сознания, если можно так выразиться, обладает буквально всё. И наша старушка-Земля есть огромное и чрезвычайно могучее в самых разных отношениях живое существо. Которое само по себе постоянно излучает энергию.

Помните — «места силы» у Кастанеды? Они бывают двух типов: одни наполняют нас энергией, другие вытягивают её из нас. С точки зрения специалистов по биолокации, специализирующихся на выявлении геопатогенных зон, подобные места суть не что иное, как узлы, в которых пересекаются некие силовые линии геопатогенных зон. Эти линии покрывают всю землю более-менее равномерными сетками. Проще всего поддаётся выявлению методом биолокации так называемая сетка Хартмана, достаточно чётко ориентированная по сторонам света. (Геологи связывают её происхождение с самой кристаллической структурой земного ядра.) Как вы догадываетесь, такие узлы могут находиться и в вашей комнате, причём в самом нежелательном месте — в изголовье вашей кровати, в районе любимого кресла вашей жены и т.п. То есть, в таких местах, где вы или ваши домочадцы привыкли отдыхать. Причём себе же во вред, потому что «места силы» обоих типов — и положительные (отдающие энергию) и отрицательные (её забирающие) — могут воздействовать на наш организм нежелательным образом. В общем, при помощи «Г»-образной рамки (а лучше — двух рамок) можно выявить такие места у себя в комнате, чтобы затем знать их и использовать с учётом их вредной специфики. Этим мы с вами сейчас и займёмся. Опишу идеальную схему поиска геопатогенных узлов в своей комнате, а то, насколько ваши реальные действия будут ей соответствовать, зависит уже от вас.

Прежде всего, освободите комнату от мебели и начертите её план в хорошем масштабе — предположим, 1:25 или, в крайнем случае, 1:50. Теперь возьмите в руку рамку, а лучше — в каждую руку по рамке (ниже я это объясню), и медленно пройдитесь с нею или с ними по комнате, соблюдая координатную сетку с шагом в 30-40 см. Вначале вы проделываете серию маршрутов, начиная от одной какой-то стены к противоположной. Места, на которые реагирует рамка (или обе рамки), вы чем-нибудь на полу помечаете — предположим, кусочками бумаги. Затем, соединив отмеченные точки на плане, вы получите первый ряд силовых линий.

Второй их ряд, перекрёстный, появится у вас, когда вы проделаете аналогичные маршруты от другой стены, перпендикулярной первой. Соединив помеченные места новыми линиями и перенеся их на ваш план, вы получите сетку геопатогенных силовых линий. Точки их пересечений и будут искомыми узлами. Теперь вы можете проверить каждый такой узел на его знак. (Положительные узлы энергию отдают, а отрицательные её забирают.) Для этого, поднеся рамку к нужному месту, задайте ей соответствующий вопрос. Ещё удобнее сделать это при помощи маятника. В месте положительного узла он будет двигаться в направлении против часовой стрелки, отрицательный же узел отметит движением по часовой стрелке.

Кстати, многие опытные операторы биолокации, проверяя вашу комнату на геопатогенные узлы, не станут пересекать её по описанной маршрутной сетке, но начнут обходить по периметру, постепенно его сужая. Но для такой работы — несомненно, более эффективной — необходим опыт.

Теперь к вопросу об использовании двух рамок одновременно. Это, между прочим, идеальный способ проверки получаемых результатов. Если всё у вас идёт правильно, то при пересечении вами геопатогенной силовой линии обе рамки в ваших кулаках одновременно приходят в движение. Причём вращаться они будут в разные стороны. Обратите на это внимание.

И последнее на эту тему. Возможно, вы не знаете, что в отрицательном «месте силы» у людей обычно повышается нервозность. Иногда им кажется, что они испытывают прилив энергии. Подобные субъективные ощущения обманчивы. Это — просто попытка подсознания заставить нас убраться с вредного места.

Находясь же на положительном «месте силы», человек, напротив, испытывает некое успокоение, а иногда и желание отдохнуть. Он может вдруг почувствовать усталость, стремление присесть или прилечь и т.п. Но, повторюсь, неподготовленному человеку не стоит без надобности долгое время да, к тому же, регулярно находиться даже и на положительном «месте силы», не говоря уже об отрицательном.

Теперь, как и было обещано, мы слегка затронем медицинскую диагностику методом биолокации — только в общих чертах, конечно, поскольку, повторяю, тема эта слишком обширна, чтобы можно было рассчитывать хоть как-то её раскрыть в книге такого рода.

Диагностика при помощи индикаторов применяется, как правило, народными целителями, экстрасенсами, а также рефлексотерапевтами (обычно в сочетании с традиционными диагностическими методами, предусмотренными в этом разделе древней китайской медицины). В качестве индикатора, как уже было сказано, в основном используется маятник, причём большинство целителей старается подобрать его так, чтобы материал, из которого он сделан, соответствовал гороскопу оператора. Не берусь судить, насколько это помогает. У меня, например, очень хорошо работал маятник из капа берёзы, хотя этот материал ни одним гороскопом (ни зодиакальным, ни буддийским, ни даже гороскопом друидов) мне не рекомендован. Ещё в двух словах о длине нити, на которой закреплён груз маятника. Многие профессиональные целители придают этому параметру большое значение. По их представлениям длина эта должна равняться расстоянию от межбровья оператора до его аджна-чакры, то есть медуллы. Разумеется, непосредственным образом нам его не замерить. Поступают обычно так: встают спиной к стене и прижимаются к ней затылком, а к своему лбу прикладывают какую-то ровную плоскость, допустим, не очень толстую книжку в твёрдом переплёте. Затем просят кого-нибудь измерить расстояние между нею и стеной. Из получившейся величины вычитают 2-3 сантиметра (у людей по-разному выпуклы лоб и затылок). Такова должна быть длина нити маятника. Вообще-то, нить в итоге делается длиннее на 7-10 сантиметров, а эта величина помечается на ней узелком. Затем во время работы с маятником нить берётся чуть выше помеченного места, и получается то, что требуется.

«Г»-образная рамка используется редко — в основном для чернового определения биополя, а также иногда для ответа на вопросы целителя о состоянии здоровья пациента. Хотя маятник «умеет» отвечать на такие вопросы ничуть не хуже, а быть может, ещё и лучше.

Вопросы эти задаются в утвердительной форме вслух или в уме. Например, «её артериальное давление в норме», или «его печень увеличена». Оператор при этом помещает маятник над своей раскрытой левой ладонью (при нормальной церебральной организации оператора), обращённой вверх; пальцы при этом направлены на пациента. Положительный ответ-ход маятника в направлении пациента, на которого указывают пальцы, и назад к оператору или круговое движение маятника по часовой стрелке. Отрицательный ответ маятника — прямолинейное качание в плоскости, параллельной телу оператора, или движение по кругу в направлении против часовой стрелки. Нередко сценарий таков: после того, как вопрос задан, маятник совершает несколько прямолинейных качаний в той или иной плоскости, после чего постепенно переходит к круговому движению в соответствующем направлении.

Между прочим, задаваться могут вопросы не только по диагностике, но и по лечению. Оператор, например, при помощи маятника или рамки может выбрать тот метод исцеления, который лучше всего данному пациенту подойдёт. Можно, скажем, узнать, на какие точки акупунктуры следует воздействовать в том или ином конкретном случае, и какой метод предпочтительнее для этого избрать (иглоукалывание, акупрессуру или прижигания).

О черновом определении биополя того или иного лица, которое нетрудно выполнить даже начинающим.

Предложите человеку спокойно встать посреди комнаты с опущенными руками. Вокруг него должно оставаться достаточно свободного места — может быть, метра два-три. Если комната для этого мала, то расположите пациента так, чтобы между вами всё-таки имелись эти самые два-три метра свободного пространства. В дальнейшем же он может просто поворачиваться к вам так, как это потребуется. Вначале расположите его, предположим, правым боком к себе. Держите рамку на уровне середины плеча пациента; её конец направлен на него. Теперь медленно приближайтесь к пациенту, сосредоточившись на нём и на биополе, которое его окружает. Заметьте точку, в которой рамка начнёт движение. Определите расстояние от неё до плеча пациента. Теперь предложите пациенту повернуться к вам другим боком или перейдите сами на другую от него сторону. Проделайте то же самое и определите величину биополя пациента на высоте плеча со стороны его левого бока. Сразу же обратите внимание на то, совпадают ли полученные вами величины. Существенное различие в них — верное свидетельство каких-то соматических или психических нарушений. Аналогичные двойные замеры величины биополя проводятся с боков на высоте головы, а также на уровне промежности.

Потом точно так же на трёх уровнях проводят замеры биополя спереди и сзади.

Некоторые профессиональные целители предпочитают проводить такого рода диагностику двумя рамками одновременно (в кулаках обеих рук), как это было уже описано. При этом, проводя замеры, они обычно не приближаются к пациенту, а напротив, отходят от него. Предварительно рамкам даётся задание: показать границы биополя пациента.

Биополе нормального здорового человека имеет правильную овальную форму, если глядеть на него спереди. Если же взглянуть на него сбоку, то овал получается слегка уплощённым на уровне спины. Какие-то выраженные неправильности поля означают болезнь. Обычный случай: на уровне больного органа вырастает «горб» биополя. Разобраться же в том, что это за орган, вам опять-таки может помочь рамка или маятник.

Считается нормальным радиус биополя от 0,4 до 1,5 м. Причём человек с метровым и более радиусом обладает солидным «запасом» здоровья. Тот же, у кого он не превышает 50 см, ослаблен и не имеет, по всей видимости, надежной иммунозащиты. Биополе менее 40 см заставляет заподозрить серьёзную болезнь, ослабляющую организм человека.

Завершая эту тему, хочу вас предупредить: биолокация — штука увлекательная, особенно, когда у вас кое-что получается, но никому не стоит переусердствовать в занятиях ею. На первых порах работайте с рамкой или маятников не более получаса за сеанс. В дальнейшем можете увеличить это время до одного часа, но никогда не превышайте предела в полтора часа. Иначе вы можете серьёзно ослабить себя, и вместо пользы получите вред от этих занятий. Профессиональные операторы биолокации всегда делают короткие перерывы между своими сеансами и, кроме того, то и дело устраивают себе короткий отпуск (предположим, недельный или чуть меньше) — всякий раз, когда чувствуют, что истощили свой энергетический запас.

Теперь мы можем осторожно перейти к развитию своей природной чувствительности без посредничества индикаторов. (Что, однако, не означает, что мы совсем откажемся от их помощи.) Данный раздел состоит из очень практичных упражнений, которые кажутся совсем простыми по сравнению с индуистскими или буддийскими практиками. А потому у людей, увлекающихся такого рода литературой, как правило, возникает соблазн опробовать их прежде всего остального. Но как раз этого-то делать и не следует ни в коем случае. Потому что вы к этому просто не готовы. Я не случайно прежде описал фундаментальные магические методы и приёмы, которые издавна используются в индуизме, буддизме, шаманизме. Практикуя их, даже только пробуя всё это проделать, вы автоматически готовите себя и для того, о чём мы с вами сейчас побеседуем. В противном же случае вас, скорее всего, ожидают провал и разочарование.

Начнём с того, что попытаемся перейти от повышенного восприятия при помощи индикатора к непосредственному повышенному восприятию. Для этого опыта вам потребуется напарник, а ещё лучше — двое ассистентов. Вы можете проводить с кем-нибудь занятия совместно, время от времени чередуясь.

Итак, усадите двоих ассистентов напротив вас, предварительно вручив им монетку или пуговицу — в общем, что-то маленькое. Договоритесь заранее, что кто-то из них будет держать эту монетку в одном из кулаков — правом или левом. В итоге ваши ассистенты спокойно сидят, положив кулаки на бёдра, а вы не знаете, в котором из них спрятана монетка.

Вначале просто попытайтесь точно определять, где же она именно. Для этого подходите поочерёдно к каждому из выставленных перед вами кулаков с рамкой или маятником, повторяя вслух или про себя: «Монетка, монетка, монетка...» и представляя её себе. Очень скоро вы поймёте, что определить, у кого из ваших ассистентов монетка, значительно проще, нежели уточнить, в каком именно она кулаке. У начинающих операторов рамка зачастую реагирует на оба кулака того человека, у которого находится монетка, правда, на нужный кулак всё-таки реагирует лучше. В общем, поупражнявшись некоторое время, можно существенно повысить свою чувствительность в этом отношении.

На следующем этапе — вы уже в 90 процентов случаев попадаете в точку — начните обращать внимание на ощущение в своей руке, когда рамка (или маятник) даёт положительный ответ. Теперь основное внимание вы обращаете именно на это ощущение — очень хорошо его запомните.

На следующем этапе — можете перейти к нему не раньше, чем у вас будет получаться уже не менее 95-ти процентов попаданий — отложите рамку в сторону и попробуйте отыскать монетку, целиком полагаясь на ощущение в руке. Для этого подносите её поочерёдно к каждому из предъявленных вам кулаков (впрочем, не вплотную) и «ловите» то ощущение, которое запомнили (может быть, тепло, покалывание, особого рода наэлектризованность). В первое время можете держать руку так, будто в ней находится рамка, — у вас сработает рефлекс. Обратите внимание на то, чтобы не особенно напрягаться во время такого рода работы.

Другое упражнение из этой серии несколько сложнее. Оно тоже выполняется с партнёром. Пусть он перейдёт в другую комнату, смежную с той, в которой остаётесь вы. Нас в данном случае интересует общая стена. Затем пусть ваш партнёр займёт у этой стены определённое место. Вы же, не зная, где именно он остановился, медленно проходите с рамкой вдоль стены и выясняете это. Разумеется, предварительно вы даёте рамке указание: «Покажи мне место, у которого стоит он (ярко представляете вашего партнёра)».

На следующем этапе вы просите рамку просто указать вам своим концом то место, где за стеной стоит партнёр, а сами тоже остаётесь на одном каком-то месте. Потом проверяются результаты «ответов» рамки. Когда эта часть задания более-менее начинает у вас получаться, вы переносите особое внимание на ощущение в руке, в которой у вас рамка, и запоминаете его точно так же, как вы это делали в предыдущем случае.

Наконец, можно перейти и к непосредственному ощущению партнёра. Поначалу вы проходите вдоль стены с направленной на неё ладонью. Возникшее в ней ощущение сигнализирует вам о том, где остановился партнёр на сей раз.

На заключительном этапе вы встаёте напротив стены где-нибудь посередине и просто медленно скользите по ней взглядом. При этом про себя вы повторяете: «Он, он, он...» и ярко представляете образ партнёра. Возникшее в вашей ладони ощущение в то время, когда ваш взгляд направлен на какое-либо место, подскажет вам, где находится партнёр.

Вот в общих чертах и вся техника. У некоторых людей её последняя часть получается даже легче, чем предыдущая.

Теперь мы можем всерьёз попробовать увидеть чьё-то биополе — именно увидеть, то есть воспринять некую форму в визуальной модальности. Если задуматься, в этом нет ничего особенно чудесного. Ведь что такое наше восприятие чего бы то ни было вообще? По сути, это — какая-то интерпретация внешних сигналов, происходящая в нашей психике. И интерпретация эта в принципе может быть какой угодно. Вон, у кошек, как выяснили учёные, существует слуховое зрение, то есть они способны визуально воспринимать какие-то звуки и их сочетания. Я не стану сейчас подробно описывать опыт, породивший эту гипотезу, — кстати, весьма масштабный. Скажу лишь, что в итоге учёные обнаружили, что у подопытных Васек и Барсиков, когда они что-то слышат (но ничего не видят), всё-таки работают зрительные анализаторы.

Но вернёмся к нашей задаче. Для того, чтобы её выполнить, нам понадобится Упражнение 13 из пятой главы. Прежде выполните его — просто для тренировки, а ещё для того, чтобы вспомнить нужное состояние. Вспомнили? Тогда попробуйте с того же конца подобраться и к визуальной модальности. Для этого тщательно и со всех сторон определите биополе своего напарника, как это было описано выше. Но на сей раз обратите внимание на ощущение в своей руке, которая держит рамку, и постарайтесь его запомнить. Затем отложите индикатор и попытайтесь «нащупать» биополе голой рукой. Как правило, это удаётся всем — пусть не с первого раза.

Теперь, оставив свою руку на границе биополя — в том месте, в котором вам удаётся его чувствовать лучше всего, — сначала закройте глаза и дождитесь появления перед внутренним взором пространства, а затем осторожно откройте их, сохранив это же пространство и в реальном мире, как вы это делали в Упражнении 13. Глядите на границу биополя, которое вы ощущаете рукой, и попытайтесь её увидеть. Вот именно, попробуйте увидеть как бы своё ощущение биополя. Лучше ли, хуже, но у вас это непременно получится. Ну, а то, что мы сделали однажды, в дальнейшем можно и усовершенствовать.

Аналогичным образом можно поработать и с растениями, лучше — с дикими, предположим, с деревьями, от которых, как вам, наверно, известно, можно даже заряжаться жизненной энергией. Но прежде нужно найти подходящее дерево. По энергетическому потенциалу первое место в наших лесах, бесспорно, принадлежит дубу. Высокий потенциал и у сосны, но не всякому человеку стоит иметь с ней дело. Биоэнергологи говорят, что у сосны «тяжёлая» энергия, которая противопоказана людям со слабым сердцем, а также со склонностью к гипертонии. Обратите внимание — сосновый бор сам по себе влияет на скачки давления у гипертоников. (Кстати, гипертония — это профессиональная болезнь вздымщиков, то есть рабочих, занятых добычей сосновой смолы.).

Для некоторых людей неплохим донором может стать лиственница. Только нужно быть уверенным в том, что именно вам это дерево подходит. Лучше убедиться в этом при помощи индикатора, но не следует использовать лиственницу только потому, что её родственница пихта — «ваше дерево», по гальскому гороскопу. Точно так же и наша русская берёзка любит отнюдь не всех — видимо, только тех, кто любит её. Но своих избранников она щедро наделяет хорошей «лёгкой» энергией. Достаточно сильное и «доброе» биополе у клёна. Между прочим, группы клёнов могут образовывать единое энергетическое поле, чего не делают другие упомянутые мною деревья. Без какой-то специальной цели (например, похудеть) и соответствующих знаний не стоит идти за помощью к осине или ольхе — биополя этих деревьев не очень-то для нас подходят. Зато смело можете прильнуть к рябине, у которой энергетика слабее, чем, предположим, у клёна, но она способна «зарядить» нас бодростью, свежестью, оптимизмом.

Далее, деревья с относительно мощным биополем обычно растут поодаль от других. Иначе говоря, в редкой роще «сильных» деревьев значительно больше, чем в лесной чаще. (Это не касается клёнов, которые, как уже было сказано, могут образовывать общее биополе.) Кстати, дубы-одиночки предпочитают расти по геопатогенным зонам, что непременно следует учитывать при взаимодействии с ними.

В последнюю четверть века повысилось наше внимание к биополю растений, у нас появился даже термин «дендротерапия», означающий лечение или оздоровление при помощи биополей деревьев. И оказалось, что дело это вовсе не такое простое, как представлялось нам прежде. (Впрочем, и не такое сложное, чтобы им нельзя было заняться самостоятельно.) Начнём с того, что одни и те же деревья, но произрастающие в разных краях, на разных широтах, по энергетике качественно отличаются друг от друга. Иными словами, если вам, предположим, идеально подходит берёзка, выросшая на русском севере, то это не значит, что её сможет заменить роскошная берёза-южанка. Это, кстати, одна из причин, по которой не следует слепо доверять столь популярному сегодня гороскопу друидов. Он создавался в чужих краях, к тому же очень давно. Лучше подобрать себе дерево при помощи биолокации, используя рамку или маятник. При этом вы вначале определяете общее биополе дерева. (Оно должно быть ровным и достаточно мощным — около метра, если считать от ствола.) Затем, задав рамке соответствующий вопрос, вы выясняете энергетический знак дерева, иными словами, выясняете, будет ли оно подпитывать вас биоэнергией или, напротив, станет вытягивать вашу энергию (оно, кстати, может и оставаться нейтральным по отношению к вам, то есть ничего у вас не брать и ничего вам не отдавать). В определённых случаях для лечения могут использоваться и деревья-вампиры — например, для избавления от опухолей, ожирений и т.п., — однако заниматься самостоятельно подобными опытами не рекомендуется.

Подзарядка от дерева-донора обычно производится следующим образом. Прежде всего, лучше это делать утром или днём, потому что по ночам растения, как правило, освобождаются от негативной энергии.

Итак, подойдя к дереву, вы вначале определяете границу его биополя при помощи индикатора или ладони. Затем, «улыбнувшись» всем телом, вы просите у дерева разрешение на контакт. (Вообще, чем больше вы общаетесь со «своим» деревом, тем быстрее и надёжнее устанавливается связь между вами.) Получив его, вы приближаетесь к стволу примерно на полметра, закрываете глаза и расслабляетесь на 3-5 минут. (Не стоит превышать этот срок, особенно до тех пор, пока вы окончательно не убедитесь, что данное дерево — «ваше».) Теперь представьте-ощутите, как могучая живительная сила нисходит на вас сверху и постепенно заполняет всё ваше тело. Вот и вся процедура. Если же вы всё-таки попробуете её выполнить, то вам постепенно откроются такие нюансы, которые описать невозможно.

Остаётся добавить в заключение, что между человеком и деревом, от которого он «подпитывается» очень быстро устанавливается сильная эмоциональная связь. Оказывается, мы способны по-настоящему любить деревья.

Впрочем, и не удивительно, поскольку растения — очень коммуникабельные существа. В свете затронутой темы не могу не коснуться, хотя бы и очень коротко, комнатых растений, которые сегодня имеются фактически в каждом доме. Естественно, они оказывают на окружающее пространство и на тех, кто вместе с ними в нём обитает, и химическое и энерго-информационное воздействие. Разумеется, о первом нам сегодня известно больше, чем о втором. Это, однако, не означает, что мы приучены его учитывать и как-то контролировать в собственных домах. Ну, например, прекрасные орхидеи в вашей квартире могут провоцировать у вас и ваших близких головные боли, бессонницы, напряжённость, тревогу и целый букет сопутствующих заболеваний. Вообще-то, учёным давно известно, что все растения в большей или меньшей степени вырабатывают летучие биологически активные вещества — так называемые фитонциды, — которые подавляют микробов. Обыкновенная герань, например, с лёгкостью подавляет всевозможные стрептококки и стафилококки. На первое же место из распространённых комнатных растений по своему бактерицидному эффекту исследователи обычно помещают китайскую розу, плющ, цитрусовые, хлорофитум хохлатый. Последний, кстати, считается идеальным «чистильщиком» пространства, превосходно дезинфицирующим и освежающим атмосферу любых помещений. Однако обладающий мощным биополем хлорофитум по отношению к людям ведёт себя как вампир. А потому его не следует помещать возле своего рабочего места и, уж тем более, в той комнате, где вы спите. Помимо хлорофитума неплохо очищают воздух от токсинов алоэ, фикус, плющ, диффенбахия, которые к тому же более лояльны к людям.

В наш век компьютеров, телевизоров и прочей бытовой электроники, производящей в больших количествах электромагнитные и некоторые другие не самые полезные для нас излучения, особенно актуален вопрос нашей защиты от всех этих побочных продуктов прогресса. Тут хорошую службу нам могут сослужить кактусы (особенно очень красивый вид кактуса — цереус), которые не только нейтрализуют воздействие различных вредных полей, но и обогащают воздух отрицательными ионами. В этом отношении поможет нам также обычная герань, а в ещё большей степени — хвойные растения. Правда, могучий кедр или сосну в доме не заведёшь. Приходится нам довольствоваться комнатной туей или кипарисом.

К комнатным растениям-донорам, способным подпитывать нас энергией, исследователи относят: кактус, пеларгонию, бегонию, примулу, фикус, камнеломку, фиалку, цикламен, каланхоэ, фиттонию, золотой ус, сигониум, фуксию, крассулу и некоторые другие растения, которые сегодня нередко встречаются в наших квартирах. (Определить точно, как ведёт себя то или иное растение по отношению к вам, вы теперь запросто можете при помощи индикатора.).

Нейтральными по отношению к людям обычно называют: гвоздику, гортензию, традесканцию, алоэ, пятнистый молочай, пахистахис, руэллию, глоксиния, бальзамин.

Среди растений-вампиров наиболее у нас популярны: папоротник, хлорофитум, колокольчик ломкий, циперус, монстера, орхидея, аспарагус, филодендрон.

Вообще-то, весьма нежелательно загромождать свою спальню комнатными растениями — даже теми, которые дружелюбны по отношению к вам. Особенно это касается крупных растений, таких как фикус, циперус или диффенбахия. Собственное могучее биополе побуждает их ночью поглощать нашу энергию.

Разумеется, на счёт комнатных растений существует множество примет. Я не стану их комментировать, оставив на ваше усмотрение — верить им или не верить.

Так, в народе издавна считают, что все растения, которые не могут цвести, приносят в дом бедность и, вообще, способствуют различным утратам. С другой стороны, если что-то зацвело у вас на подоконнике — тем паче, если это «что-то» зацветает редко, предположим, кактус, — то это не к добру.

По народным представлениям, плющ (его иногда и называют — «мужегон») прогоняет мужчин из дома, а кактусы стимулируют у них же тягу к спиртному.

Все вьющиеся растения вызывают тревогу, подавленность и взаимонепонимание, а вот герань, напротив, способствует примирению и взаимопониманию близких людей, а также помогает при неврозах и бессоннице.

Алоэ народная молва приписывает свойства амулета, оберегающего от несчастных случаев и от нежелательных гостей.

Взаимной любви и согласию способствует хойя («восковое дерево»), помещённая в спальню супругов. Её также называют растением семейного счастья.

А вот, фиалка предпочитает дружить с детьми, но от болезней и прочих напастей оберегает также и их родителей.

Кактусы на подоконниках охраняют дом от грабителей. (Может, своими колючками?).

В общем, мне кажется, на эту тему — достаточно. Всё, что вам может потребоваться узнать про то или иное растение, которое вы собираетесь держать в своём доме, вы можете выяснить при помощи биолокации или путём непосредственного восприятия, также рассмотренного в этой главе.

Завершая эту книгу, хочу ещё раз обратить ваше внимание на порядок, установленный самой Жизнью: за всё в ней нам непременно приходится платить. Ну, например, за относительно комфортное существование в современном обществе, обеспечивающем нас материальным благополучием и иллюзией порядка и защищённости, мы платим, в частности, своими природными возможностями немного полнее воспринимать и мир и себя в нём. И, конечно, многими своими творческими способностями. Тут всё очевидно.

Но и в том случае, если мы пытаемся восстановить свои некогда утраченные права на Силу, всё равно действует тот же самый порядок. Ну, к примеру, вам хочется попробовать всё сразу: и ясновидение, и биолокацию, и, может быть, камлание или же какой-нибудь суфийский метод, связанный с энергичными телодвижениями. В итоге вы и получите, видимо, всего понемногу: в сновидении наяву у вас появятся какие-то проблески видений, но не более, в биолокации — рамка будет вам «отвечать», но не на все вопросы и, к тому же, не особенно уверенно и точно, а во время ваших погружений в «нижний» мир вы, возможно, один — два раза доберётесь до вашего Духа-хранителя, но вам так и не удастся его разговорить... Я хочу подчеркнуть, что и в основе магического мира — мира, в котором превалируют наши чувственные представления — остаётся всё тот же порядок: сколько дал — столько и получил. Почему-то это правило, казалось бы, вполне справедливое, никак не укладывается в модель гармоничного мироустройства многих наших так называемых духовных людей, для которых некий абстрактный альтруизм является прямо-таки личным культом. Между тем, и Христос, как вы помните, за приобщение к Царствию Божию установил обязательную минимальную плату — вообще всё, что мы имеем!

Таким образом, если вы решите максимально преуспеть, к примеру, в той же биолокации, то вам придётся пожертвовать всем остальным, направив свои усилия целиком в одно русло. Более того, и внутри выбранного направления вам, скорее всего, тоже придётся сделать выбор, максимально сузив свою специализацию. Это — как в спорте: вы не можете быть одновременно выдающимся штангистом и, например, фигуристом. А если всё же попытаетесь, то, по всей вероятности, не станете ни тем, ни другим.

В тибетских монастырях издавна существовала категория монахов, обученных выполнять что-то, по нашим представлениям, сверхъестественное, причём, как правило, что-то одно. Вспоминаются овеянные легендами лунгомпа — удивительные горные скороходы, способные сутками бежать над кручами, легко и быстро преодолевать стремительные потоки, а также и иные препятствия, которые иной раз не по плечу даже опытным альпинистам. Или непонятные райпа — адепты «внутреннего тепла» (тумо — тиб.), разгуливающие нагишом в сорокоградусные морозы и обходящиеся при этом без простуд и ангин.

Вообще-то, у тибетских монахов двойственное отношение, к подобного рода навыкам и подвигам. С одной стороны, будучи буддистами (и это — прежде всего остального!), они даже не вправе серьёзно к ним относиться. На сей счёт у монахов имеется такая притча.

Однажды Победоносный (исторический Будда — Сиддхартха Гаутама) в сопровождении нескольких избранных учеников совершал очередное путешествие и натолкнулся в лесу на одного йога-отшельника, с особенным рвением предававшегося всевозможным упражнениям и обычным для подвижников этого сорта самоистязаниям.

— Сколько времени ты уже всем этим занимаешься? — спросил Учитель.

— Двадцать пять лет, — последовал ответ.

— И чего достиг?

— Я могу теперь с лёгкостью перейти реку, ступая прямо по воде, — с гордостью сообщил анахорет.

— Бедняга! — пожалел его Победоносный. — Любой перевозчик переправил бы тебя через реку всего за один обол.

На мой взгляд, эта притча в наши дни актуальна разве что в Тибете или, может быть, в Китае, поскольку люди западной цивилизации сегодня вовсе не склонны ущемлять себя во имя чего бы то ни было. Для нас подчас предпочтительнее чему-то вообще не научиться, нежели приложить усилия для того, чтобы научиться. Увы!

В этой связи мне вспоминается высказывание одного выдающегося мастера боевых искусств Стюарта Леморсени, вернувшегося из не особенно удачного турне по США с обучающими семинарами. Этот новозеландец с британскими корнями произнёс с иронией, даже сарказмом: «Американцы хотят заниматься кун-фу не более четверти часа в день. И так, чтобы, во-первых, из дома не выходить, во-вторых, — чтобы поменьше двигаться. Чтобы напротив них во время занятий работал телевизор, и чтобы можно было попутно жевать гамбургер». У Стюарта, по-моему, отношение к американской цивилизации ещё более жёсткое и непримиримое, чем у нашего популярного сатирика М.Задорнова. С другой стороны, у него, возможно, больше для этого оснований.

Однако и наша «себялюбивая» эпоха, на мой взгляд, имеет некоторые преимущества. Это, прежде всего, информационная доступность многого из того, что в былые дни являлось дефицитом. В старину подвижник подчас был вынужден отправляться в долгие и опасные странствия, чтобы найти себе подходящую доктрину и учителя. Сегодня же с тою же целью, возможно, вам будет достаточно выйти в Интернет...

Но этого всё же никогда не будет достаточно, чтобы научиться чему-то стоящему, чтобы овладеть чем-то экстраординарным. Тем не менее, в любом случае информация — это важное преимущество. Без неё и наша хвалёная свобода воли — пустой звук. (Может, именно потому её и отверг некогда Святой Августин?).

И последнее. Занимаясь по предложенным методикам и добившись каких-то первых успехов, не воображайте, будто делаете нечто необыкновенное. Всё это (и ещё, кстати, многое другое) совершенно нормально и естественно для человека воспринимающего. Стало быть, и для вас, если вы этого захотите всерьёз.

Успехов вам!

1.

Матёрый человечище — так назвал Льва Толстого В.И.Ленин. (ред.).

2.

Через несколько дней после ухода из дома Л.Н.Толстой заболел и быстро умер. (ред.).

3.

Имеется в виду ХХ век. (ред.).