Митя Павлов.

А.М.Горький.

Митя Павлов.

Где-то в Ельце умер от тифа Митя Павлов, земляк мой, рабочий из Сормова.

В 905-м году, во дни Московского восстания, он привез из Петербурга большую коробку капсюлей гремучей ртути и пятнадцать аршин бикфордова шнура, обмотав его вокруг груди. От пота шнур разбух или слишком туго был обмотан вокруг ребер, но - войдя в комнату ко мне, Митя свалился на пол, лицо его посинело, глаза выкатились, как это бывает у людей, умирающих от асфиксии.

- Вы с ума сошли, Митя? Ведь вы могли дорогой упасть в обморок понимаете, что тогда было бы с вами?

Задыхаясь, он ответил виновато:

- Пропал бы шнур, и капсюли тоже...

М.М.Тихвинский, растирая грудь его, тоже ворчливо ругался, а Митя, щурясь, спрашивал:

- Сколько будет бомб? Разобьют нас? Пресня держится?

Потом, лежа на диване, указав глазами на Тихвинского, который рассматривал капсюли, спросил шепотом:

- Это он здесь бомбы делает? Профессор? Из рабочих? Да - ну-у?

И вдруг беспокойно осведомился:

- А не взорвет он вас?

О себе же, о той опасности, которую он только что чудом избежал, - ни слова.