Мудрость царя Соломона (сборник).

Мудрость царя Соломона (сборник)

Д. О. Хвостова (составитель). Мудрость царя Соломона.

Книга притчей Соломоновых.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Мудрость царя Соломона (сборник)

1.

Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума; усвоить правила благоразумия, правосудия, суда и правоты; простым дать смышленость, юноше – знание и рассудительность; послушает мудрый – и умножит познания; и разумный найдет мудрые советы, чтобы разуметь притчу и замысловатую речь, слова мудрецов и загадки их.

Начало мудрости – страх Господень; [доброе разумение у всех, водящихся им; а благоговение к Богу – начало разумения;] глупцы только презирают мудрость и наставление.

Слушай, сын мой, наставление отца твоего и не отвергай завета матери твоей, потому что это – прекрасный венок для головы твоей и украшение для шеи твоей.

Сын мой! если будут склонять тебя грешники, не соглашайся; если будут говорить: «Иди с нами, сделаем засаду для убийства, подстережем непорочного без вины, живых проглотим их, как преисподняя, и – целых, как нисходящих в могилу; наберем всякого драгоценного имущества, наполним домы наши добычею; жребий твой ты будешь бросать вместе с нами, склад один будет у всех нас», – сын мой! не ходи в путь с ними, удержи ногу твою от стези их, потому что ноги их бегут ко злу и спешат на пролитие крови.

В глазах всех птиц напрасно расставляется сеть, а делают засаду для их крови и подстерегают их души.

Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им.

Премудрость возглашает на улице, на площадях возвышает голос свой, в главных местах собраний проповедует, при входах в городские ворота говорит речь свою: «Доколе, невежды, будете любить невежество? доколе буйные будут услаждаться буйством? доколе глупцы будут ненавидеть знание?

Обратитесь к моему обличению: вот, я изолью на вас дух мой, возвещу вам слова мои.

Я звала, и вы не послушались; простирала руку мою, и не было внимающего; и вы отвергли все мои советы и обличений моих не приняли.

За то и я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас; когда придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота.

Тогда будут звать меня, и я не услышу; с утра будут искать меня, и не найдут меня.

За то, что они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня, не приняли совета моего, презрели все обличения мои; за то и будут они вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов их.

Потому что упорство невежд убьет их и беспечность глупцов погубит их, а слушающий меня будет жить безопасно и спокойно, не страшась зла».

2.

Сын мой! если ты примешь слова мои и сохранишь при себе заповеди мои, так что ухо твое сделаешь внимательным к мудрости и наклонишь сердце твое к размышлению; если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге.

Ибо Господь дает мудрость; из уст Его – знание и разум; Он сохраняет для праведных спасение; Он – щит для ходящих непорочно; Он охраняет пути правды и оберегает стезю святых Своих.

Тогда ты уразумеешь правду и правосудие и прямоту, всякую добрую стезю.

Когда мудрость войдет в сердце твое и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь, от тех, которые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы; от тех, которые радуются, делая зло, восхищаются злым развратом, которых пути кривы и которые блуждают на стезях своих; дабы спасти тебя от жены другого, от чужой, которая умягчает речи свои, которая оставила руководителя юности своей и забыла завет Бога своего.

Дом ее ведет к смерти, и стези ее – к мертвецам; никто из вошедших к ней не возвращается и не вступает на путь жизни.

Посему ходи путем добрых и держись стезей праведников, потому что праведные будут жить на земле и непорочные пребудут на ней; а беззаконные будут истреблены с земли, и вероломные искоренены из нее.

3.

Сын мой! наставления моего не забывай, и заповеди мои да хранит сердце твое; ибо долготы дней, лет жизни и мира они приложат тебе.

Милость и истина да не оставляют тебя: обвяжи ими шею твою, напиши их на скрижали сердца твоего, и обретешь милость и благоволение в очах Бога и людей.

Надейся на Господа всем сердцем твоим и не полагайся на разум твой.

Во всех путях твоих познавай Его, и Он направит стези твои.

Не будь мудрецом в глазах твоих; бойся Господа и удаляйся от зла: это будет здравием для тела твоего и питанием для костей твоих.

Чти Господа от имения твоего и от начатков всех прибытков твоих, и наполнятся житницы твои до избытка, и точила твои будут переливаться новым вином.

Наказания Господня, сын мой, не отвергай и не тяготись обличением Его; ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему.

Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум, потому что приобретение ее лучше приобретения серебра и прибыли от нее больше, нежели от золота: она дороже драгоценных камней; [никакое зло не может противиться ей; она хорошо известна всем, приближающимся к ней,] и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею.

Долгоденствие – в правой руке ее, а в левой у нее – богатство и слава; [из уст ее выходит правда; закон и милость она на языке носит;] пути ее – пути приятные, и все стези ее – мирные.

Она – древо жизни для тех, которые приобретают ее, – и блаженны, которые сохраняют ее!

Господь премудростью основал землю, небеса утвердил разумом; Его премудростью разверзлись бездны, и облака кропят росою.

Сын мой! не упускай их из глаз твоих; храни здравомыслие и рассудительность, и они будут жизнью для души твоей и украшением для шеи твоей.

Тогда безопасно пойдешь по пути твоему и нога твоя не споткнется.

Когда ляжешь спать – не будешь бояться; и когда уснешь – сон твой приятен будет.

Не убоишься внезапного страха и пагубы от нечестивых, когда она придет, потому что Господь будет упованием твоим и сохранит ногу твою от уловления.

Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силе сделать его.

Не говори другу твоему: «Пойди и приди опять, и завтра я дам», когда ты имеешь при себе. [Ибо ты не знаешь, что родит грядущий день.].

Не замышляй против ближнего твоего зла, когда он без опасения живет с тобою.

Не ссорься с человеком без причины, когда он не сделал зла тебе.

Не соревнуй человеку, поступающему насильственно, и не избирай ни одного из путей его, потому что мерзость пред Господом развратный, а с праведными у Него общение.

Проклятие Господне на доме нечестивого, а жилище благочестивых Он благословляет.

Если над кощунниками Он посмеивается, то смиренным дает благодать.

Мудрые наследуют славу, а глупые – бесславие.

4.

Слушайте, дети, наставление отца и внимайте, чтобы научиться разуму, потому что я преподал вам доброе учение. Не оставляйте заповеди моей.

Ибо и я был сын у отца моего, нежно любимый и единственный у матери моей, и он учил меня и говорил мне: да удержит сердце твое слова мои; храни заповеди мои и живи.

Приобретай мудрость, приобретай разум: не забывай этого и не уклоняйся от слов уст моих.

Не оставляй ее, и она будет охранять тебя; люби ее, и она будет оберегать тебя.

Главное – мудрость: приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум.

Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если ты прилепишься к ней; возложит на голову твою прекрасный венок, доставит тебе великолепный венец.

Слушай, сын мой, и прими слова мои – и умножатся тебе лета жизни.

Я указываю тебе путь мудрости, веду тебя по стезям прямым.

Когда пойдешь, не будет стеснен ход твой, и когда побежишь, не споткнешься.

Крепко держись наставления, не оставляй, храни его, потому что оно – жизнь твоя.

Не вступай на стезю нечестивых и не ходи по пути злых; оставь его, не ходи по нему, уклонись от него и пройди мимо; потому что они не заснут, если не сделают зла; пропадает сон у них, если они не доведут кого до падения, ибо они едят хлеб беззакония и пьют вино хищения.

Стезя праведных – как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня.

Путь же беззаконных – как тьма; они не знают, обо что споткнутся.

Сын мой! словам моим внимай и к речам моим приклони ухо твое; да не отходят они от глаз твоих; храни их внутри сердца твоего: потому что они жизнь для того, кто нашел их, и здравие для всего тела его.

Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни.

Отвергни от себя лживость уст, и лукавство языка удали от себя.

Глаза твои пусть прямо смотрят, и ресницы твои да направлены будут прямо пред тобою.

Обдумай стезю для ноги твоей, и все пути твои да будут тверды.

Не уклоняйся ни направо, ни налево; удали ногу твою от зла, [потому что пути правые наблюдает Господь, а левые – испорчены. Он же прямыми сделает пути твои, и шествия твои в мире устроит.].

5.

Сын мой! внимай мудрости моей и приклони ухо твое к разуму моему, чтобы соблюсти рассудительность и чтобы уста твои сохранили знание. [Не внимай льстивой женщине;] ибо мед источают уста чужой жены и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней.

Если бы ты захотел постигнуть стезю жизни ее, то пути ее непостоянны и ты не узнаешь их.

Итак, дети, слушайте меня и не отступайте от слов уст моих.

Держи дальше от нее путь твой и не подходи близко к дверям дома ее, чтобы здоровья твоего не отдать другим и лет твоих мучителю; чтобы не насыщались силою твоею чужие и труды твои не были для чужого дома.

И ты будешь стонать после, когда плоть твоя и тело твое будут истощены, и скажешь: «Зачем я ненавидел наставление, и сердце мое пренебрегало обличением, и я не слушал голоса учителей моих, не приклонял уха моего к наставникам моим: едва не впал я во всякое зло среди собрания и общества!».

Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя.

Пусть [не] разливаются источники твои по улице, потоки вод – по площадям; пусть они будут принадлежать тебе одному, а не чужим с тобою.

Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно.

И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой?

Ибо пред очами Господа пути человека и Он измеряет все стези его.

Беззаконного уловляют собственные беззакония его, и в узах греха своего он содержится: он умирает без наставления и от множества безумия своего теряется.

6.

Сын мой! если ты поручился за ближнего твоего и дал руку твою за другого – ты опутал себя словами уст твоих, пойман словами уст твоих.

Сделай же, сын мой, вот что и избавь себя, так как ты попался в руки ближнего твоего: пойди, пади к ногам и умоляй ближнего твоего; не давай сна глазам твоим и дремания веждам твоим; спасайся, как серна из руки и как птица из руки птицелова.

Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его и будь мудрым.

Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя; но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою. [Или пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; ее труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна; хотя силою она слаба, но мудростью почтена.].

Доколе ты, ленивец, будешь спать? когда ты встанешь от сна твоего?

Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь: и придет, как прохожий, бедность твоя и нужда твоя, как разбойник. [Если же будешь не ленив, то, как источник, придет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя.].

Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими; коварство в сердце его: он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры.

Зато внезапно придет погибель его, вдруг будет разбит – без исцеления.

Вот шесть, что ненавидит Господь, даже семь, что мерзость душе Его: глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную, сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству, лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями.

Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставления матери твоей; навяжи их навсегда на сердце твое, обвяжи ими шею твою.

Когда ты пойдешь, они будут руководить тебя; когда ляжешь спать, будут охранять тебя; когда пробудишься, будут беседовать с тобою: ибо заповедь есть светильник, и наставление – свет, и назидательные поучения – путь к жизни, чтобы остерегать тебя от негодной женщины, от льстивого языка чужой.

Не пожелай красоты ее в сердце твоем, [да не уловлен будешь очами твоими,] и да не увлечет она тебя ресницами своими, потому что из-за жены блудной обнищевают до куска хлеба, а замужняя жена уловляет дорогую душу.

Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его?

Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?

То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего: кто прикоснется к ней, не останется без вины.

Не спускают вору, если он крадет, чтобы насытить душу свою, когда он голоден; но, будучи пойман, он заплатит всемеро, отдаст все имущество дома своего.

Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это: побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится, потому что ревность – ярость мужа, и не пощадит он в день мщения, не примет никакого выкупа и не удовольствуется, сколько бы ты ни умножал даров.

7.

Сын мой! храни слова мои и заповеди мои сокрой у себя. [Сын мой! чти Господа, – и укрепишься, и кроме Его не бойся никого.].

Храни заповеди мои и живи, и учение мое, как зрачок глаз твоих.

Навяжи их на персты твои, напиши их на скрижали сердца твоего.

Скажи мудрости: «Ты сестра моя!» – и разум назови родным твоим, чтобы они охраняли тебя от жены другого, от чужой, которая умягчает слова свои.

Вот, однажды смотрел я в окно дома моего, сквозь решетку мою, и увидел среди неопытных, заметил между молодыми людьми неразумного юношу, переходившего площадь близ угла ее и шедшего по дороге к дому ее, в сумерки в вечер дня, в ночной темноте и во мраке.

И вот – навстречу к нему женщина, в наряде блудницы, с коварным сердцем, шумливая и необузданная; ноги ее не живут в доме ее: то на улице, то на площадях, и у каждого угла строит она ковы [1] .

Она схватила его, целовала его и с бесстыдным лицом говорила ему: «Мирная жертва у меня: сегодня я совершила обеты мои; поэтому и вышла навстречу тебе, чтобы отыскать тебя, и – нашла тебя; коврами я убрала постель мою, разноцветными тканями египетскими; спальню мою надушила смирною, алоем и корицею; зайди, будем упиваться нежностями до утра, насладимся любовью, потому что мужа нет дома: он отправился в дальнюю дорогу; кошелек серебра взял с собою; придет домой ко дню полнолуния».

Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им.

Тотчас он пошел за нею, как вол идет на убой, [и как пес – на цепь,] и как олень – на выстрел, доколе стрела не пронзит печени его; как птичка кидается в силки и не знает, что они – на погибель ее.

Итак, дети, слушайте меня и внимайте словам уст моих.

Да не уклоняется сердце твое на пути ее, не блуждай по стезям ее, потому что многих повергла она ранеными, и много сильных убиты ею: дом ее – пути в преисподнюю, нисходящие во внутренние жилища смерти.

8.

Не премудрость ли взывает? и не разум ли возвышает голос свой?

Она становится на возвышенных местах, при дороге, на распутиях; она взывает у ворот при входе в город, при входе в двери: «К вам, люди, взываю я, и к сынам человеческим голос мой!

Научитесь, неразумные, благоразумию и, глупые, – разуму.

Слушайте, потому что я буду говорить важное, и изречение уст моих – правда; ибо истину произнесет язык мой, и нечестие – мерзость для уст моих; все слова уст моих справедливы; нет в них коварства и лукавства; все они ясны для разумного и справедливы для приобретших знание.

Примите учение мое, а не серебро; лучше знание, нежели отборное золото, потому что мудрость лучше жемчуга и ничто из желаемого не сравнится с нею.

Я, премудрость, обитаю с разумом и ищу рассудительного знания.

Страх Господень – ненавидеть зло; гордость, и высокомерие, и злой путь, и коварные уста я ненавижу.

У меня совет и правда; я разум, у меня сила.

Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду; мною начальствуют начальники, и вельможи, и все судьи земли.

Любящих меня я люблю, и ищущие меня найдут меня; богатство и слава у меня, сокровище непогибающее и правда; плоды мои лучше золота, и золота самого чистого, и пользы от меня больше, нежели от отборного серебра.

Я хожу по пути правды, по стезям правосудия, чтобы доставить любящим меня существенное благо, и сокровищницы их я наполняю. [Когда я возвещу то, что бывает ежедневно, то не забуду исчислить то, что от века.].

Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони; от века я помазана, от начала, прежде бытия земли.

Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою.

Я родилась прежде, нежели водружены были горы, прежде холмов, когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок Вселенной.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Когда Он уготовлял небеса, я была там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны, когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны, когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли: тогда я была при Нем художницею и была радостью всякий день, веселясь пред лицом Его во все время, веселясь на земном кругу Его, и радость моя была с сынами человеческими.

Итак, дети, послушайте меня; и блаженны те, которые хранят пути мои!

Послушайте наставления и будьте мудры, и не отступайте от Него .

Блажен человек, который слушает меня, бодрствуя каждый день у ворот моих и стоя на страже у дверей моих! Потому что, кто нашел меня, тот нашел жизнь, и получит благодать от Господа; а согрешающий против меня наносит вред душе своей: все ненавидящие меня любят смерть».

9.

Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его, заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу; послала слуг своих провозгласить с возвышенностей городских: «Кто неразумен, обратись сюда!» И скудоумному она сказала: «Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное; оставьте неразумие, и живите, и ходите путем разума».

Поучающий кощунника наживет себе бесславие, и обличающий нечестивого – пятно себе.

Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи правдивого, и он приумножит знание.

Начало мудрости – страх Господень, и познание Святого – разум, потому что чрез меня умножатся дни твои и прибавится тебе лет жизни.

Сын мой! если ты мудр, то мудр для себя [и для ближних твоих]; и если буен, то один потерпишь. [Кто утверждается на лжи, тот пасет ветры, тот гоняется за птицами летающими, ибо он оставил пути своего виноградника и блуждает по тропинкам поля своего; проходит чрез безводную пустыню и землю, обреченную на жажду; собирает руками бесплодие.].

Женщина безрассудная, шумливая, глупая и ничего не знающая садится у дверей дома своего на стуле, на возвышенных местах города, чтобы звать проходящих дорогою, идущих прямо своими путями: «Кто глуп, обратись сюда!» – и скудоумному сказала она: «Воды краденые сладки и утаенный хлеб приятен».

И он не знает, что мертвецы там и что в глубине преисподней зазванные ею. [Но ты отскочи, не медли на месте, не останавливай взгляда твоего на ней, ибо таким образом ты пройдешь воду чужую. От воды чужой удаляйся и из источника чужого не пей, чтобы пожить многое время и чтобы прибавились тебе лета жизни.].

10.

Притчи Соломона. Сын мудрый радует отца, а сын глупый – огорчение для его матери.

Не доставляют пользы сокровища неправедные, правда же избавляет от смерти.

Не допустит Господь терпеть голод душе праведного, стяжание же нечестивых исторгнет.

Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных – обогащает.

Собирающий во время лета – сын разумный, спящий же во время жатвы – сын беспутный.

Благословения – на голове праведника, уста же беззаконных заградит насилие.

Память праведника пребудет благословенна, а имя нечестивых омерзеет.

Мудрый сердцем принимает заповеди, а глупый устами преткнется.

Кто ходит в непорочности, тот ходит безопасно; а кто превращает пути свои, тот будет наказан.

Кто мигает глазами, тот причиняет досаду, а глупый устами преткнется.

Уста праведника – источник жизни, уста же беззаконных заградит насилие.

Ненависть возбуждает раздоры, но любовь покрывает все грехи.

В устах разумного находится мудрость, но на теле глупого – розга.

Мудрые сберегают знание, но уста глупого – близкая погибель.

Имущество богатого – крепкий город его, беда для бедных – скудость их.

Труды праведного – к жизни, успех нечестивого – ко греху.

Кто хранит наставление, тот на пути к жизни; а отвергающий обличение – блуждает.

Кто скрывает ненависть, у того уста лживые; и кто разглашает клевету, тот глуп.

При многословии не миновать греха, а сдерживающий уста свои – разумен.

Отборное серебро – язык праведного, сердце же нечестивых – ничтожество.

Уста праведного пасут многих, а глупые умирают от недостатка разума.

Благословение Господне – оно обогащает и печали с собою не приносит.

Для глупого преступное деяние как бы забава, а человеку разумному свойственна мудрость.

Чего страшится нечестивый, то и постигнет его, а желание праведников исполнится.

Как проносится вихрь, так нет более нечестивого; а праведник – на вечном основании.

Что уксус для зубов и дым для глаз, то ленивый для посылающих его.

Страх Господень прибавляет дней, лета же нечестивых сократятся.

Ожидание праведников – радость, а надежда нечестивых погибнет.

Путь Господень – твердыня для непорочного и страх для делающих беззаконие.

Праведник вовеки не поколеблется, нечестивые же не поживут на земле.

Уста праведника источают мудрость, а язык зловредный отсечется.

Уста праведного знают благоприятное, а уста нечестивых – развращенное.

11.

Неверные весы – мерзость пред Господом, но правильный вес угоден Ему.

Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными – мудрость. [Праведник, умирая, оставляет сожаление; но внезапна и радостна бывает погибель нечестивых.].

Непорочность прямодушных будет руководить их, а лукавство коварных погубит их.

Не поможет богатство в день гнева, правда же спасет от смерти.

Правда непорочного уравнивает путь его, а нечестивый падет от нечестия своего.

Правда прямодушных спасет их, а беззаконники будут уловлены беззаконием своим.

Со смертью человека нечестивого исчезает надежда, и ожидание беззаконных погибает.

Праведник спасается от беды, а вместо него попадает в нее нечестивый.

Устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спасаются.

При благоденствии праведников веселится город, и при погибели нечестивых бывает торжество.

Благословением праведных возвышается город, а устами нечестивых разрушается.

Скудоумный высказывает презрение к ближнему своему; но разумный человек молчит.

Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; но верный человек таит дело.

При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует.

Зло причиняет себе, кто ручается за постороннего; а кто ненавидит ручательство, тот безопасен.

Благонравная жена приобретает славу [мужу, а жена, ненавидящая правду, есть верх бесчестия. Ленивцы бывают скудны], а трудолюбивые приобретают богатство.

Человек милосердый благотворит душе своей, а жестокосердый разрушает плоть свою.

Нечестивый делает дело ненадежное, а сеющему правду – награда верная.

Праведность ведет к жизни, а стремящийся к злу стремится к смерти своей.

Мерзость пред Господом – коварные сердцем; но благоугодны Ему непорочные в пути.

Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным; семя же праведных спасется.

Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и – безрассудная.

Желание праведных есть одно добро, ожидание нечестивых – гнев.

Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и, однако же, беднеет.

Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других , тот и сам напоен будет.

Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ; а на голове продающего – благословение.

Кто стремится к добру, тот ищет благоволения; а кто ищет зла, к тому оно и приходит.

Надеющийся на богатство свое упадет; а праведники, как лист, будут зеленеть.

Расстроивающий дом свой получит в удел ветер, и глупый будет рабом мудрого сердцем.

Плод праведника – древо жизни, и мудрый привлекает души.

Так праведнику воздается на земле, тем паче нечестивому и грешнику.

12.

Кто любит наставление, тот любит знание; а кто ненавидит обличение, тот невежда.

Добрый приобретает благоволение от Господа; а человека коварного Он осудит.

Не утвердит себя человек беззаконием; корень же праведников неподвижен.

Добродетельная жена – венец для мужа своего; а позорная – как гниль в костях его.

Промышления праведных – правда, а замыслы нечестивых – коварство.

Речи нечестивых – засада для пролития крови, уста же праведных спасают их.

Коснись нечестивых несчастие – и нет их, а дом праведных стоит.

Хвалят человека по мере разума его, а развращенный сердцем будет в презрении.

Лучше простой, но работающий на себя, нежели выдающий себя за знатного, но нуждающийся в хлебе.

Праведный печется и о жизни скота своего, сердце же нечестивых жестоко.

Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом; а кто идет по следам празднолюбцев, тот скудоумен. [Кто находит удовольствие в трате времени за вином, тот в своем доме оставит бесславие.].

Нечестивый желает уловить в сеть зла; но корень праведных тверд.

Нечестивый уловляется грехами уст своих; но праведник выйдет из беды. [Смотрящий кротко помилован будет, а встречающийся в воротах стеснит других.].

От плода уст своих человек насыщается добром, и воздаяние человеку – по делам рук его.

Путь глупого прямой в его глазах; но кто слушает совета, тот мудр.

У глупого тотчас же выкажется гнев его, а благоразумный скрывает оскорбление.

Кто говорит то, что знает, тот говорит правду; а у свидетеля ложного – обман.

Иной пустослов уязвляет как мечом, а язык мудрых – врачует.

Уста правдивые вечно пребывают, а лживый язык – только на мгновение.

Коварство – в сердце злоумышленников, радость – у миротворцев.

Не приключится праведнику никакого зла, нечестивые же будут преисполнены зол.

Мерзость пред Господом – уста лживые, а говорящие истину благоугодны Ему.

Человек рассудительный скрывает знание, а сердце глупых высказывает глупость.

Рука прилежных будет господствовать, а ленивая будет под данью.

Тоска на сердце человека подавляет его, а доброе слово развеселяет его.

Праведник указывает ближнему своему путь, а путь нечестивых вводит их в заблуждение.

Ленивый не жарит своей дичи; а имущество человека прилежного многоценно.

На пути правды – жизнь, и на стезе ее нет смерти.

13.

Мудрый сын слушает наставление отца, а буйный не слушает обличения.

От плода уст своих человек вкусит добро, душа же законопреступников – зло.

Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою; а кто широко раскрывает свой рот, тому беда.

Душа ленивого желает, но тщетно; а душа прилежных насытится.

Праведник ненавидит ложное слово, а нечестивый срамит и бесчестит себя.

Правда хранит непорочного в пути, а нечестие губит грешника.

Иной выдает себя за богатого, а у него ничего нет; другой выдает себя за бедного, а у него богатства много.

Богатством своим человек выкупает жизнь свою , а бедный и угрозы не слышит.

Свет праведных весело горит, светильник же нечестивых угасает. [Души коварные блуждают в грехах, а праведники сострадают и милуют.].

От высокомерия происходит раздор, а у советующихся – мудрость.

Богатство от суетности истощается, а собирающий трудами умножает его.

Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце, а исполнившееся желание – как древо жизни.

Кто пренебрегает словом, тот причиняет вред себе; а кто боится заповеди, тому воздается.

У сына лукавого ничего нет доброго, а у разумного раба дела благоуспешны, и путь его прямой.

Учение мудрого – источник жизни, удаляющий от сетей смерти.

Добрый разум доставляет приятность, путь же беззаконных жесток.

Всякий благоразумный действует со знанием, а глупый выставляет напоказ глупость.

Худой посол попадает в беду, а верный посланник – спасение.

Нищета и посрамление отвергающему учение; а кто соблюдает наставление, будет в чести.

Желание исполнившееся – приятно для души; но несносно для глупых уклоняться от зла.

Общающийся с мудрыми будет мудр, а кто дружит с глупыми, развратится.

Грешников преследует зло, а праведникам воздается добром.

Добрый оставляет наследство [и] внукам, а богатство грешника сберегается для праведного.

Много хлеба бывает и на ниве бедных; но некоторые гибнут от беспорядка.

Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его.

Праведник ест до сытости, а чрево беззаконных терпит лишение.

14.

Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками.

Идущий прямым путем боится Господа; но чьи пути кривы, тот небрежет о Нем.

В устах глупого – бич гордости; уста же мудрых охраняют их.

Где нет волов, там ясли пусты; а много прибыли от силы волов.

Верный свидетель не лжет, а свидетель ложный наговорит много лжи.

Распутный ищет мудрости и не находит; а для разумного знание легко.

Отойди от человека глупого, у которого ты не замечаешь разумных уст.

Мудрость разумного – знание пути своего, глупость же безрассудных – заблуждение.

Глупые смеются над грехом, а посреди праведных – благоволение.

Сердце знает горе души своей, и в радость его не вмешается чужой.

Дом беззаконных разорится, а жилище праведных процветет.

Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их – путь к смерти.

И при смехе иногда болит сердце, и концом радости бывает печаль.

Человек с развращенным сердцем насытится от путей своих, и добрый – от своих.

Глупый верит всякому слову, благоразумный же внимателен к путям своим.

Мудрый боится и удаляется от зла, а глупый раздражителен и самонадеян.

Вспыльчивый может сделать глупость; но человек, умышленно делающий зло, ненавистен.

Невежды получают в удел себе глупость, а благоразумные увенчаются знанием.

Преклонятся злые пред добрыми и нечестивые – у ворот праведника.

Бедный ненавидим бывает даже близким своим, а у богатого много друзей.

Кто презирает ближнего своего, тот грешит; а кто милосерден к бедным, тот блажен.

Не заблуждаются ли умышляющие зло? [не знают милости и верности делающие зло;] но милость и верность у благомыслящих.

От всякого труда есть прибыль, а от пустословия только ущерб.

Венец мудрых – богатство их, а глупость невежд глупость и есть.

Верный свидетель спасает души, а лживый наговорит много лжи.

В страхе пред Господом – надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище.

Страх Господень – источник жизни, удаляющий от сетей смерти.

Во множестве народа – величие царя, а при малолюдстве народа беда государю.

У терпеливого человека много разума, а раздражительный выказывает глупость.

Кроткое сердце – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей.

Кто теснит бедного, тот хулит Творца его; чтущий же Его благотворит нуждающемуся.

За зло свое нечестивый будет отвергнут, а праведный и при смерти своей имеет надежду.

Мудрость почиет в сердце разумного и среди глупых дает знать о себе.

Праведность возвышает народ, а беззаконие – бесчестие народов.

Благоволение царя – к рабу разумному, а гнев его – против того, кто позорит его.

15.

Гнев губит и разумных. Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость.

Язык мудрых сообщает добрые знания, а уста глупых изрыгают глупость.

На всяком месте очи Господни: они видят злых и добрых.

Кроткий язык – древо жизни, но необузданный – сокрушение духа.

Глупый пренебрегает наставлением отца своего; а кто внимает обличениям, тот благоразумен. [В обилии правды великая сила, а нечестивые искоренятся из земли.].

В доме праведника – обилие сокровищ, а в прибытке нечестивого – расстройство.

Уста мудрых распространяют знание, а сердце глупых не так.

Жертва нечестивых – мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему.

Мерзость пред Господом – путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит.

Злое наказание – уклоняющемуся от пути, и ненавидящий обличение погибнет.

Преисподняя и Аваддон [открыты] пред Господом, тем более сердца сынов человеческих.

Не любит распутный обличающих его и к мудрым не пойдет.

Веселое сердце делает лицо веселым, а при сердечной скорби дух унывает.

Сердце разумного ищет знания, уста же глупых питаются глупостью.

Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир.

Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище и при нем тревога.

Лучше блюдо зелени и при нем любовь, нежели откормленный бык и при нем ненависть.

Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю.

Путь ленивого – как терновый плетень, а путь праведных – гладкий.

Мудрый сын радует отца, а глупый человек пренебрегает матерью своею.

Глупость – радость для малоумного, а человек разумный идет прямою дорогою.

Без совета предприятия расстроятся, а при множестве советников они состоятся.

Радость человеку в ответе уст его, и как хорошо слово вовремя!

Путь жизни мудрого вверх, чтобы уклониться от преисподней внизу.

Дом надменных разорит Господь, а межу вдовы укрепит.

Мерзость пред Господом – помышления злых, слова же непорочных угодны Ему.

Корыстолюбивый расстроит дом свой, а ненавидящий подарки будет жить.

Сердце праведного обдумывает ответ, а уста нечестивых изрыгают зло. [Приятны пред Господом пути праведных; чрез них и враги делаются друзьями.].

Далек Господь от нечестивых, а молитву праведников слышит.

Светлый взгляд радует сердце, добрая весть утучняет кости.

Ухо, внимательное к учению жизни, пребывает между мудрыми.

Отвергающий наставление не радеет о своей душе; а кто внимает обличению, тот приобретает разум.

Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение.

16.

Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка.

Все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души.

Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся.

Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия.

Мерзость пред Господом всякий надменный сердцем; можно поручиться, что он не останется ненаказанным. [Начало доброго пути – делать правду; это угоднее пред Богом, нежели приносить жертвы. Ищущий Господа найдет знание с правдою; истинно ищущие Его найдут мир.].

Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла.

Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним.

Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою.

Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его.

В устах царя – слово вдохновенное; уста его не должны погрешать на суде.

Верные весы и весовые чаши – от Господа; от Него же все гири в суме.

Мерзость для царей – дело беззаконное, потому что правдою утверждается престол.

Приятны царю уста правдивые, и говорящего истину он любит.

Царский гнев – вестник смерти; но мудрый человек умилостивит его.

В светлом взоре царя – жизнь, и благоволение его – как облако с поздним дождем.

Приобретение мудрости гораздо лучше золота, и приобретение разума предпочтительнее отборного серебра.

Путь праведных – уклонение от зла: тот бережет душу свою, кто хранит путь свой.

Погибели предшествует гордость, и падению – надменность.

Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми.

Кто ведет дело разумно, тот найдет благо, и кто надеется на Господа, тот блажен.

Мудрый сердцем прозовется благоразумным, и сладкая речь прибавит к учению.

Разум для имеющих его – источник жизни, а ученость глупых – глупость.

Сердце мудрого делает язык его мудрым и умножает знание в устах его.

Приятная речь – сотовый мед, сладка для души и целебна для костей.

Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их – путь к смерти.

Трудящийся трудится для себя, потому что понуждает его к тому рот его.

Человек лукавый замышляет зло, и на устах его как бы огонь палящий.

Человек коварный сеет раздор, и наушник разлучает друзей.

Человек неблагонамеренный развращает ближнего своего и ведет его на путь недобрый; прищуривает глаза свои, чтобы придумать коварство; закусывая себе губы, совершает злодейство; [он – печь злобы].

Венец славы – седина, которая находится на пути правды.

Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города.

В полу бросается жребий, но все решение его – от Господа.

17.

Лучше кусок сухого хлеба и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором.

Разумный раб господствует над беспутным сыном и между братьями разделит наследство.

Плавильня – для серебра и горнило – для золота, а сердца испытывает Господь.

Злодей внимает устам беззаконным, лжец слушается языка пагубного.

Кто ругается над нищим, тот хулит Творца его; кто радуется несчастью, тот не останется ненаказанным [а милосердный помилован будет].

Венец стариков – сыновья сыновей, и слава детей – родители их. [У верного целый мир богатства, а у неверного – ни обола [2] .].

Неприлична глупому важная речь, тем паче знатному – уста лживые.

Подарок – драгоценный камень в глазах владеющего им: куда ни обратится он, успеет.

Прикрывающий проступок ищет любви; а кто снова напоминает о нем, тот удаляет друга.

На разумного сильнее действует выговор, нежели на глупого сто ударов.

Возмутитель ищет только зла, поэтому жестокий ангел будет послан против него.

Лучше встретить человеку медведицу, лишенную детей, нежели глупца с его глупостью.

Кто за добро воздает злом, от дома того не отойдет зло.

Начало ссоры – как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разгорелась она.

Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного – оба мерзость пред Господом.

К чему сокровище в руках глупца? Для приобретения мудрости у него нет разума. [Кто высоким делает свой дом, тот ищет разбиться; а уклоняющийся от учения впадет в беды.].

Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья.

Человек малоумный дает руку и ручается за ближнего своего.

Кто любит ссоры, любит грех, и кто высоко поднимает ворота свои, тот ищет падения.

Коварное сердце не найдет добра, и лукавый язык попадет в беду.

Родил кто глупого – себе на горе, и отец глупого не порадуется.

Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости.

Нечестивый берет подарок из пазухи, чтобы извратить пути правосудия.

Мудрость – пред лицом у разумного, а глаза глупца – на конце земли.

Глупый сын – досада отцу своему и огорчение для матери своей.

Нехорошо и обвинять правого, и бить вельмож за правду.

Разумный воздержан в словах своих, и благоразумный хладнокровен.

И глупец, когда молчит, может показаться мудрым, и затворяющий уста свои – благоразумным.

18.

Прихоти ищет своенравный, восстает против всего умного.

Глупый не любит знания, а только бы выказать свой ум.

С приходом нечестивого приходит и презрение, а с бесславием – поношение.

Слова уст человеческих – глубокие воды; источник мудрости – струящийся поток.

Нехорошо быть лицеприятным к нечестивому, чтобы ниспровергнуть праведного на суде.

Уста глупого идут в ссору, и слова его вызывают побои.

Язык глупого – гибель для него, и уста его – сеть для души его.

Ленивого низлагает страх, а души женоподобные будут голодать.

Слова наушника – как лакомства, и они входят во внутренность чрева.

Нерадивый в работе своей – брат расточителю.

Имя Господа – крепкая башня: убегает в нее праведник – и безопасен.

Имение богатого – крепкий город его и как высокая ограда в его воображении.

Перед падением возносится сердце человека, а смирение предшествует славе.

Кто дает ответ не выслушав, тот глуп, и стыд ему.

Дух человека переносит его немощи; а пораженный дух – кто может подкрепить его?

Сердце разумного приобретает знание, и ухо мудрых ищет знания.

Подарок у человека дает ему простор и до вельмож доведет его.

Первый в тяжбе своей прав, но приходит соперник его и исследует его.

Жребий прекращает споры и решает между сильными.

Озлобившийся брат неприступнее крепкого города, и ссоры подобны запорам замка.

От плода уст человека наполняется чрево его; произведением уст своих он насыщается.

Смерть и жизнь – во власти языка, и любящие его вкусят от плодов его.

Кто нашел [добрую] жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа. [Кто изгоняет добрую жену, тот изгоняет счастье, а содержащий прелюбодейку – безумен и нечестив.].

С мольбою говорит нищий, а богатый отвечает грубо.

Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным; и бывает друг, более привязанный, нежели брат.

19.

Лучше бедный, ходящий в своей непорочности, нежели [богатый] со лживыми устами, и притом глупый.

Нехорошо душе без знания, и торопливый ногами оступится.

Глупость человека извращает путь его, а сердце его негодует на Господа.

Богатство прибавляет много друзей, а бедный оставляется и другом своим.

Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, не спасется.

Многие заискивают у знатных, и всякий – друг человеку, делающему подарки.

Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него: гонится за ними, чтобы поговорить, но и этого нет.

Кто приобретает разум, тот любит душу свою; кто наблюдает благоразумие, тот находит благо.

Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет.

Неприлична глупцу пышность, тем паче рабу господство над князьями.

Благоразумие делает человека медленным на гнев, и слава для него – быть снисходительным к проступкам.

Гнев царя – как рев льва, а благоволение его – как роса на траву.

Глупый сын – сокрушение для отца своего, и сварливая жена – сточная труба.

Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа.

Леность погружает в сонливость, и нерадивая душа будет терпеть голод.

Хранящий заповедь хранит душу свою, а нерадящий о путях своих погибнет.

Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.

Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его.

Гневливый пусть терпит наказание, потому что, если пощадишь его , придется тебе еще больше наказывать его.

Слушайся совета и принимай обличение, чтобы сделаться тебе впоследствии мудрым.

Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом.

Радость человеку – благотворительность его, и бедный человек лучше, нежели лживый.

Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его , всегда будет доволен, и зло не постигнет его.

Ленивый опускает руку свою в чашу и не хочет донести ее до рта своего.

Если ты накажешь кощунника, то и простой сделается благоразумным; и если обличишь разумного, то он поймет наставление.

Разоряющий отца и выгоняющий мать – сын срамной и бесчестный.

Перестань, сын мой, слушать внушения об уклонении от изречений разума.

Лукавый свидетель издевается над судом, и уста беззаконных глотают неправду.

Готовы для кощунствующих суды и побои – на тело глупых.

20.

Вино – глумливо, сикера [3] – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен.

Гроза царя – как бы рев льва: кто раздражает его, тот грешит против самого себя.

Честь для человека – отстать от ссоры; а всякий глупец задорен.

Ленивец зимою не пашет: поищет летом – и нет ничего.

Помыслы в сердце человека – глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их.

Многие хвалят человека за милосердие, но правдивого человека кто находит?

Праведник ходит в своей непорочности: блаженны дети его после него!

Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое.

Кто может сказать: «Я очистил мое сердце, я чист от греха моего?».

Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое – мерзость пред Господом.

Можно узнать даже отрока по занятиям его, чисто ли и правильно ли будет поведение его.

Ухо слышащее и глаз видящий – и то и другое создал Господь.

Не люби спать, чтобы тебе не обеднеть; держи открытыми глаза твои, и будешь досыта есть хлеб.

«Дурно, дурно», – говорит покупатель, а когда отойдет, хвалится.

Есть золото и много жемчуга, но драгоценная утварь – уста разумные.

Возьми платье его, так как он поручился за чужого; и за стороннего возьми от него залог.

Сладок для человека хлеб, приобретенный неправдою; но после рот его наполнится дресвою.

Предприятия получают твердость чрез совещание, и по совещании веди войну.

Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; и кто широко раскрывает рот, с тем не сообщайся.

Кто злословит отца своего и свою мать, того светильник погаснет среди глубокой тьмы.

Наследство, поспешно захваченное вначале, не благословится впоследствии.

Не говори: «Я отплачу за зло»; предоставь Господу, и Он сохранит тебя.

Мерзость пред Господом – неодинаковые гири, и неверные весы – не добро.

От Господа направляются шаги человека; человеку же как узнать путь свой?

Сеть для человека – поспешно давать обет и после обета обдумывать.

Мудрый царь вывеет нечестивых и обратит на них колесо.

Светильник Господень – дух человека, испытывающий все глубины сердца.

Милость и истина охраняют царя, и милостью он поддерживает престол свой.

Слава юношей – сила их, а украшение стариков – седина.

Раны от побоев – врачевство против зла и удары, проникающие во внутренности чрева.

21.

Сердце царя – в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его.

Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца.

Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва.

Гордость очей и надменность сердца, отличающие нечестивых, – грех.

Помышления прилежного стремятся к изобилию, а всякий торопливый терпит лишение.

Приобретение сокровища лживым языком – мимолетное дуновение ищущих смерти.

Насилие нечестивых обрушится на них, потому что они отреклись соблюдать правду.

Превратен путь человека развращенного; а кто чист, того действие прямо.

Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме.

Душа нечестивого желает зла: не найдет милости в глазах его и друг его.

Когда наказывается кощунник, простой делается мудрым; и когда вразумляется мудрый, то он приобретает знание.

Праведник наблюдает за домом нечестивого: как повергаются нечестивые в несчастие.

Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, – и не будет услышан.

Подарок тайный тушит гнев, и дар в пазуху [4] – сильную ярость.

Соблюдение правосудия – радость для праведника и страх для делающих зло.

Человек, сбившийся с пути разума, водворится в собрании мертвецов.

Кто любит веселье, обеднеет; а кто любит вино и тук, не разбогатеет.

Выкупом будет за праведного нечестивый и за прямодушного – лукавый.

Лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою.

Вожделенное сокровище и тук – в доме мудрого; а глупый человек расточает их.

Соблюдающий правду и милость найдет жизнь, правду и славу.

Мудрый входит в город сильных и ниспровергает крепость, на которую они надеялись.

Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою.

Надменный злодей – кощунник имя ему – действует в пылу гордости.

Алчба ленивца убьет его, потому что руки его отказываются работать; всякий день он сильно алчет, а праведник дает и не жалеет.

Жертва нечестивых – мерзость, особенно когда с лукавством приносят ее.

Лжесвидетель погибнет; а человек, который говорит, что знает, будет говорить всегда.

Человек нечестивый дерзок лицом своим, а праведный держит прямо путь свой.

Нет мудрости, и нет разума, и нет совета вопреки Господу.

Коня приготовляют на день битвы, но победа – от Господа.

22.

Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота.

Богатый и бедный встречаются друг с Другом: того и другого создал Господь.

Благоразумный видит беду – и укрывается; а неопытные идут вперед – и наказываются.

За смирением следует страх Господень, богатство, и слава, и жизнь.

Терны и сети на пути коварного; кто бережет душу свою, удались от них.

Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится.

Богатый господствует над бедным, и должник делается рабом заимодавца.

Сеющий неправду пожнет беду, и трости гнева его не станет. [Человека, доброхотно дающего, любит Бог, и недостаток дел его восполнит.].

Милосердный будет благословляем, потому что дает бедному от хлеба своего. [Победу и честь приобретает дающий дары и даже овладевает душою получающих оные.].

Прогони кощунника – и удалится раздор, и прекратятся ссора и брань.

Кто любит чистоту сердца, у того приятность на устах, тому царь – Друг.

Очи Господа охраняют знание, а слова законопреступника Он ниспровергает.

Ленивец говорит: «Лев на улице! Посреди площади убьют меня!».

Глубокая пропасть – уста блудниц: на кого прогневается Господь, тот упадет туда.

Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него.

Кто обижает бедного, чтобы умножить свое богатство, и кто дает богатому, тот обеднеет.

Приклони ухо твое, и слушай слова мудрых, и сердце твое обрати к моему знанию, потому что утешительно будет, если ты будешь хранить их в сердце твоем, и они будут также в устах твоих.

Чтобы упование твое было на Господа, я учу тебя и сегодня, и ты помни.

Не писал ли я тебе трижды в советах и наставлении, чтобы научить тебя точным словам истины, дабы ты мог передавать слова истины посылающим тебя?

Не будь грабителем бедного, потому что он беден, и не притесняй несчастного у ворот, потому что Господь вступится в дело их и исхитит душу у грабителей их.

Не дружись с гневливым и не сообщайся с человеком вспыльчивым, чтобы не научиться путям его и не навлечь петли на душу твою.

Не будь из тех, которые дают руки и поручаются за долги: если тебе нечем заплатить, то для чего доводить себя, чтобы взяли постель твою из-под тебя?

Не передвигай межи давней, которую провели отцы твои.

Видел ли ты человека проворного в своем деле? Он будет стоять перед царями, он не будет стоять перед простыми.

23.

Когда сядешь вкушать пищу с властелином, то тщательно наблюдай, что перед тобою, и поставь преграду в гортани твоей, если ты алчен.

Не прельщайся лакомыми яствами его, это – обманчивая пища.

Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои.

Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу.

Не вкушай пищи у человека завистливого и не прельщайся лакомыми яствами его, потому что, каковы мысли в душе его, таков и он; «Ешь и пей», – говорит он тебе, а сердце его не с тобою.

Кусок, который ты съел, изблюешь, и добрые слова твои ты потратишь напрасно.

В уши глупого не говори, потому что он презрит разумные слова твои.

Не передвигай межи давней и на поля сирот не заходи, потому что Защитник их силен; Он вступится в дело их с тобою.

Приложи сердце твое к учению и уши твои – к умным словам.

Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет; ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней.

Сын мой! если сердце твое будет мудро, то порадуется и мое сердце; и внутренности мои будут радоваться, когда уста твои будут говорить правое.

Да не завидует сердце твое грешникам, но да пребудет оно во все дни в страхе Господнем, потому что есть будущность и надежда твоя не потеряна.

Слушай, сын мой, и будь мудр, и направляй сердце твое на прямой путь.

Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом: потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют и сонливость оденет в рубище.

Слушайся отца твоего: он родил тебя; и не пренебрегай матери твоей, когда она состарится.

Купи истину и не продавай мудрости, и учения, и разума.

Торжествует отец праведника, и родивший мудрого радуется о нем.

Да веселится отец твой и да торжествует мать твоя, родившая тебя.

Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои, потому что блудница – глубокая пропасть и чужая жена – тесный колодезь; она, как разбойник, сидит в засаде и умножает между людьми законопреступников.

У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза?

У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного.

Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно улаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь как спящий среди моря и как спящий на верху мачты.

И скажешь: «Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же».

24.

Не ревнуй злым людям и не желай быть с ними, потому что о насилии помышляет сердце их и о злом говорят уста их.

Мудростью устрояется дом и разумом утверждается, и с умением внутренности его наполняются всяким драгоценным и прекрасным имуществом.

Человек мудрый силен, и человек разумный укрепляет силу свою.

Поэтому с обдуманностью веди войну твою, и успех будет при множестве совещаний.

Для глупого слишком высока мудрость; у ворот не откроет он уст своих.

Кто замышляет сделать зло, того называют злоумышленником.

Помысл глупости – грех, и кощунник – мерзость для людей.

Если ты в день бедствия оказался слабым, то бедна сила твоя.

Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?

Скажешь ли: «Вот, мы не знали этого»? А испытующий сердца разве не знает? Наблюдающий над душою твоею знает это и воздаст человеку по делам его.

Ешь, сын мой, мед, потому что он приятен, и сот, который сладок для гортани твоей: таково и познание мудрости для души твоей. Если ты нашел ее, то есть будущность, и надежда твоя не потеряна.

Не злоумышляй, нечестивый, против жилища праведника, не опустошай места покоя его, ибо семь раз упадет праведник и встанет, а нечестивые впадут в погибель.

Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется.

Иначе увидит Господь, и неугодно будет это в очах Его, и Он отвратит от него гнев Свой.

Не негодуй на злодеев и не завидуй нечестивым, потому что злой не имеет будущности, – светильник нечестивых угаснет.

Бойся, сын мой, Господа и царя; с мятежниками не сообщайся, потому что внезапно придет погибель от них, и беду от них обоих кто предузнает?

Сказано также мудрыми: иметь лицеприятие на суде – нехорошо.

Кто говорит виновному: «Ты прав», того будут проклинать народы, того будут ненавидеть племена; а обличающие будут любимы, и на них придет благословение.

В уста целует, кто отвечает словами верными.

Соверши дела твои вне дома, окончи их на поле твоем и потом устрояй и дом твой.

Не будь лжесвидетелем на ближнего твоего: к чему тебе обманывать устами твоими?

Не говори: «Как он поступил со мною, так и я поступлю с ним, воздам человеку по делам его».

Проходил я мимо поля человека ленивого и мимо виноградника человека скудоумного: и вот, все это заросло терном, поверхность его покрылась крапивою, и каменная ограда его обрушилась.

И посмотрел я, и обратил сердце мое, и посмотрел и получил урок: «Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь – и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя – как человек вооруженный».

25.

И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя Иудейского.

Слава Божия – облекать тайною дело, а слава царей – исследовать дело.

Как небо в высоте и земля в глубине, так сердце царей – неисследимо.

Отдели примесь от серебра, и выйдет у серебряника сосуд: удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою.

Не величайся пред лицом царя и на месте великих не становись, потому что лучше, когда скажут тебе: «Пойди сюда повыше», нежели когда понизят тебя пред знатным, которого видели глаза твои.

Не вступай поспешно в тяжбу: иначе что будешь делать при окончании, когда соперник твой осрамит тебя?

Веди тяжбу с соперником твоим, но тайны другого не открывай, дабы не укорил тебя услышавший это, и тогда бесчестие твое не отойдет от тебя. [Любовь и дружба освобождают: сбереги их для себя, чтобы не сделаться тебе достойным поношения; сохрани пути твои благоустроенными.].

Золотые яблоки в серебряных прозрачных сосудах – слово, сказанное прилично.

Золотая серьга и украшение из чистого золота – мудрый обличитель для внимательного уха.

Что прохлада от снега во время жатвы, то верный посол для посылающего его: он доставляет душе господина своего отраду.

Что тучи и ветры без дождя, то человек, хвастающий ложными подарками.

Кротостью склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламывает кость.

Нашел ты мед – ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться им и не изблевать его.

Не учащай входить в дом друга твоего, чтобы он не наскучил тобою и не возненавидел тебя.

Что молот и меч и острая стрела, то человек, произносящий ложное свидетельство против ближнего своего.

Что сломанный зуб и расслабленная нога, то надежда на ненадежного [человека] в день бедствия.

Что снимающий с себя одежду в холодный день, что уксус на рану, то поющий песни печальному сердцу. [Как моль одежде и червь дереву, так печаль вредит сердцу человека.].

Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напои его водою, ибо, [делая сие,] ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе.

Северный ветер производит дождь, а тайный язык – недовольные лица.

Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме.

Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны.

Что возмущенный источник и поврежденный родник, то праведник, падающий пред нечестивым.

Как нехорошо есть много меду, так домогаться славы не есть слава.

Что город разрушенный без стен, то человек, не владеющий духом своим.

26.

Как снег летом и дождь во время жатвы, так честь неприлична глупому.

Как воробей вспорхнет, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется.

Бич для коня, узда для осла, а палка для глупых.

Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему; но отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих.

Подрезывает себе ноги, терпит неприятность тот, кто дает словесное поручение глупцу.

Неровно поднимаются ноги у хромого и притча в устах глупцов.

Что влагающий драгоценный камень в пращу, то воздающий глупому честь.

Что колючий терн в руке пьяного, то притча в устах глупцов.

Сильный делает все произвольно: и глупого награждает, и всякого прохожего награждает.

Как пес возвращается на блевотину свою, так глупый повторяет глупость свою.

Видал ли ты человека, мудрого в глазах его? На глупого больше надежды, нежели на него.

Ленивец говорит: «Лев на дороге! лев на площадях!».

Дверь ворочается на крючьях своих, а ленивец на постели своей.

Ленивец опускает руку свою в чашу, и ему тяжело донести ее до рта своего.

Ленивец в глазах своих мудрее семерых, отвечающих обдуманно.

Хватает пса за уши тот, кто, проходя мимо, вмешивается в чужую ссору.

Как притворяющийся помешанным бросает огонь, стрелы и смерть, так человек, который коварно вредит другу своему и потом говорит: «Я только пошутил».

Мудрость царя Соломона (сборник)

Где нет больше дров, огонь погасает, и где нет наушника, раздор утихает.

Уголь – для жара и дрова – для огня, а человек сварливый – для разжжения ссоры.

Слова наушника – как лакомства, и они входят во внутренность чрева.

Что нечистым серебром обложенный глиняный сосуд, то пламенные уста и сердце злобное.

Устами своими притворяется враг, а в сердце своем замышляет коварство.

Если он говорит и нежным голосом, не верь ему, потому что семь мерзостей в сердце его.

Если ненависть прикрывается наедине, то откроется злоба его в народном собрании.

Кто роет яму, тот упадет в нее, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится.

Лживый язык ненавидит уязвляемых им, и льстивые уста готовят падение.

27.

Не хвались завтрашним днем, потому что не знаешь, что родит тот день.

Пусть хвалит тебя другой, а не уста твои, – чужой, а не язык твой.

Тяжел камень, весом и песок; но гнев глупца тяжелее их обоих.

Жесток гнев, неукротима ярость; но кто устоит против ревности?

Лучше открытое обличение, нежели скрытая любовь.

Искренни укоризны от любящего, и лживы поцелуи ненавидящего.

Сытая душа попирает и сот, а голодной душе все горькое сладко.

Как птица, покинувшая гнездо свое, так человек, покинувший место свое.

Масть и курение радуют сердце; так сладок всякому друг сердечным советом своим.

Не покидай друга твоего и друга отца твоего, и в дом брата твоего не ходи в день несчастья твоего: лучше сосед вблизи, нежели брат вдали.

Будь мудр, сын мой, и радуй сердце мое; и я буду иметь, что отвечать злословящему меня.

Благоразумный видит беду и укрывается; а неопытные идут вперед и наказываются.

Возьми у него платье его, потому что он поручился за чужого, и за стороннего возьми от него залог.

Кто громко хвалит друга своего с раннего утра, того сочтут за злословящего.

Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена – равны: кто хочет скрыть ее, тот хочет скрыть ветер и масть в правой руке своей, дающую знать о себе.

Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего.

Кто стережет смоковницу, тот будет есть плоды ее; и кто бережет господина своего, тот будет в чести.

Как в воде лицо – к лицу, так сердце человека – к человеку.

Преисподняя и Аваддон – ненасытимы; так ненасытимы и глаза человеческие. [Мерзость пред Господом дерзко поднимающий глаза, и неразумны невоздержанные языком.].

Что плавильня – для серебра, горнило – для золота, то для человека уста, которые хвалят его. [Сердце беззаконника ищет зла, сердце же правое ищет знания.].

Толки глупого в ступе пестом вместе с зерном, не отделится от него глупость его.

Хорошо наблюдай за скотом твоим, имей попечение о стадах, потому что богатство не навек, да и власть разве из рода в род?

Прозябает трава, и является зелень, и собирают горные травы.

Овцы – на одежду тебе, и козлы – на покупку поля.

И довольно козьего молока в пищу тебе, в пищу домашним твоим и на продовольствие служанкам твоим.

28.

Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним; а праведник смел, как лев.

Когда страна отступит от закона, тогда много в ней начальников; а при разумном и знающем муже она долговечна.

Человек бедный и притесняющий слабых то же, что проливной дождь, смывающий хлеб.

Отступники от закона хвалят нечестивых, а соблюдающие закон негодуют на них.

Злые люди не разумеют справедливости, а ищущие Господа разумеют все.

Лучше бедный, ходящий в своей непорочности, нежели тот, кто извращает пути свои, хотя он и богат.

Хранящий закон – сын разумный, а знающийся с расточителями срамит отца своего.

Умножающий имение свое ростом с лихвою соберет его для благотворителя бедных.

Кто отклоняет ухо свое от слушания закона, того и молитва – мерзость.

Совращающий праведных на путь зла сам упадет в свою яму, а непорочные наследуют добро.

Человек богатый – мудрец в глазах своих, но умный бедняк обличит его.

Когда торжествуют праведники, великая слава, но когда возвышаются нечестивые, люди укрываются.

Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован.

Блажен человек, который всегда пребывает в благоговении; а кто ожесточает сердце свое, тот попадет в беду.

Как рыкающий лев и голодный медведь, так нечестивый властелин над бедным народом.

Неразумный правитель много делает притеснений, а ненавидящий корысть продолжит дни.

Человек, виновный в пролитии человеческой крови, будет бегать до могилы, чтобы кто не схватил его.

Кто ходит непорочно, тот будет невредим; а ходящий кривыми путями упадет на одном из них.

Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто подражает праздным, тот насытится нищетою.

Верный человек богат благословениями, а кто спешит разбогатеть, тот не останется ненаказанным.

Быть лицеприятным – нехорошо: такой человек и за кусок хлеба сделает неправду.

Спешит к богатству завистливый человек и не думает, что нищета постигнет его.

Обличающий человека найдет после большую приязнь, нежели тот, кто льстит языком.

Кто обкрадывает отца своего и мать свою и говорит: «Это не грех», тот – сообщник грабителям.

Надменный разжигает ссору, а надеющийся на Господа будет благоденствовать.

Кто надеется на себя, тот глуп; а кто ходит в мудрости, тот будет цел.

Дающий нищему не обеднеет; а кто закрывает глаза свои от него, на том много проклятий.

Когда возвышаются нечестивые, люди укрываются, а когда они падают, умножаются праведники.

29.

Человек, который, будучи обличаем, ожесточает выю свою, внезапно сокрушится, и не будет ему исцеления.

Когда умножаются праведники, веселится народ, а когда господствует нечестивый, народ стенает.

Человек, любящий мудрость, радует отца своего; а кто знается с блудницами, тот расточает имение.

Царь правосудием утверждает землю, а любящий подарки разоряет ее.

Человек, льстящий другу своему, расстилает сеть ногам его.

В грехе злого человека – сеть для него , а праведник веселится и радуется.

Праведник тщательно вникает в тяжбу бедных, а нечестивый не разбирает дела.

Люди развратные возмущают город, а мудрые утишают мятеж.

Умный человек, судясь с человеком глупым, сердится ли, смеется ли, – не имеет покоя.

Кровожадные люди ненавидят непорочного, а праведные заботятся о его жизни.

Глупый весь гнев свой изливает, а мудрый сдерживает его.

Если правитель слушает ложные речи, то и все служащие у него нечестивы.

Бедный и лихоимец встречаются друг с другом; но свет глазам того и другого дает Господь.

Если царь судит бедных по правде, то престол его навсегда утвердится.

Розга и обличение дают мудрость; но отрок, оставленный в небрежении, делает стыд своей матери.

При умножении нечестивых умножается беззаконие; но праведники увидят падение их.

Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой и доставит радость душе твоей.

Без откровения свыше народ необуздан, а соблюдающий закон блажен.

Словами не научится раб, потому что, хотя он понимает их, но не слушается.

Видал ли ты человека опрометчивого в словах своих? На глупого больше надежды, нежели на него.

Если с детства воспитывать раба в неге, то впоследствии он захочет быть сыном.

Человек гневливый заводит ссору, и вспыльчивый много грешит.

Гордость человека унижает его, а смиренный духом приобретает честь.

Кто делится с вором, тот ненавидит душу свою; слышит он проклятие, но не объявляет о том.

Боязнь пред людьми ставит сеть; а надеющийся на Господа будет безопасен.

Многие ищут благосклонного лица правителя, но судьба человека – от Господа.

Мерзость для праведников – человек неправедный, и мерзость для нечестивого – идущий прямым путем.

30.

Слова Агура, сына Иакеева. Вдохновенные изречения, которые сказал этот человек Ифиилу, Ифиилу и Укалу: подлинно, я более невежда, нежели кто-либо из людей, и разума человеческого нет у меня, и не научился я мудрости, и познания святых не имею.

Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли?

Всякое слово Бога чисто; Он – щит уповающим на Него.

Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя и ты не оказался лжецом.

Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру: суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «Кто Господь?» – и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе.

Не злословь раба пред господином его, чтобы он не проклял тебя и ты не остался виноватым.

Есть род, который проклинает отца своего и не благословляет матери своей.

Есть род, который чист в глазах своих, тогда как не омыт от нечистот своих.

Есть род – о, как высокомерны глаза его и как подняты ресницы его!

Есть род, у которого зубы – мечи и челюсти – ножи, чтобы пожирать бедных на земле и нищих между людьми.

У ненасытимости две дочери: «Давай, давай!» Вот три ненасытимых, и четыре, которые не скажут: «Довольно!».

Преисподняя и утроба бесплодная, земля, которая не насыщается водою, и огонь, который не говорит: «Довольно!».

Глаз, насмехающийся над отцом и пренебрегающий покорностью к матери, выклюют вороны дольные и сожрут птенцы орлиные!

Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице.

Таков путь и жены прелюбодейной: поела и обтерла рот свой, и говорит: «Я ничего худого не сделала».

От трех трясется земля, четырех она не может носить: раба, когда он делается царем; глупого, когда он досыта ест хлеб; позорную женщину, когда она выходит замуж, и служанку, когда она занимает место госпожи своей.

Вот четыре малых на земле, но они мудрее мудрых: муравьи – народ не сильный, но летом заготовляют пищу свою; горные мыши – народ слабый, но ставят дома свои на скале; у саранчи нет царя, но выступает вся она стройно; паук лапками цепляется, но бывает в царских чертогах.

Вот трое имеют стройную походку, и четверо стройно выступают: лев, силач между зверями, не посторонится ни перед кем; конь и козел, [предводитель стада,] и царь среди народа своего.

Если ты в заносчивости своей сделал глупость и помыслил злое, то положи руку на уста, потому что, как сбивание молока производит масло, толчок в нос производит кровь, так и возбуждение гнева производит ссору.

31.

Слова Лемуила царя. Наставление, которое преподала ему мать его: что, сын мой? что, сын чрева моего? что, сын обетов моих?

Не отдавай женщинам сил твоих, ни путей твоих губительницам царей.

Не царям, Лемуил, не царям пить вино, и не князьям – сикеру, чтобы, напившись, они не забыли закона и не превратили суда всех угнетаемых.

Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душою; пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании.

Открывай уста твои за безгласного и для защиты всех сирот.

Открывай уста твои для правосудия и для дела бедного и нищего.

Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов; уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка; она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей.

Добывает шерсть и лен и с охотою работает своими руками.

Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой.

Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим.

Задумает она о поле и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник.

Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои.

Она чувствует, что занятие ее хорошо, и светильник ее не гаснет и ночью.

Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено.

Длань свою она открывает бедному и руку свою подает нуждающемуся.

Не боится стужи для семьи своей, потому что вся семья ее одета в двойные одежды.

Она делает себе ковры; виссон [5] и пурпур – одежда ее.

Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли.

Она делает покрывала и продает и поясы доставляет купцам финикийским.

Крепость и красота – одежда ее, и весело смотрит она на будущее.

Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее.

Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности.

Встают дети и ублажают ее, – муж и хвалит ее: «Много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».

Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы.

Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее у ворот дела ее!

Книга Екклесиаста.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Мудрость царя Соломона (сборник)

1.

Слова Екклесиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме.

Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует – все суета!

Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?

Род проходит, и род приходит, а земля пребывает вовеки.

Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.

Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.

Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.

Все вещи – в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Бывает нечто, о чем говорят: «Смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.

Я, Екклесиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме; и предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем.

Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот все – суета и томление духа!

Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать.

Говорил я с сердцем моим так: вот, я возвеличился и приобрел мудрости больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом, и сердце мое видело много мудрости и знания.

И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость; узнал, что и это – томление духа, потому что во многой мудрости много печали и кто умножает познания, умножает скорбь.

2.

Сказал я в сердце моем: «Дай, испытаю я тебя весельем, и насладись добром»; но и это – суета!

О смехе сказал я: «Глупость!», а о веселье: «Что оно делает?».

Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое, и между тем как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей.

Я предпринял большие дела: построил себе дома, посадил себе виноградники, устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева; сделал себе водоемы для орошения из них рощ, произрастающих деревья; приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих – разные музыкальные орудия.

И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною.

Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселия, потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих, и это было моею долею от всех трудов моих.

И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их\ и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!

И обратился я, чтобы взглянуть на мудрость, и безумие, и глупость: ибо что может сделать человек после царя сверх того , что уже сделано?

И увидел я, что преимущество мудрости перед глупостью такое же, как преимущество света перед тьмою: у мудрого глаза его – в голове его, а глупый ходит во тьме; но узнал я, что одна участь постигает их всех.

И сказал я в сердце моем: «И меня постигнет та же участь, как и глупого: к чему же я сделался очень мудрым?» И сказал я в сердце моем, что и это – суета, потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все будет забыто, и, увы! мудрый умирает наравне с глупым.

И возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем; ибо все – суета и томление духа!

И возненавидел я весь труд мой, которым трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет после меня.

И кто знает: мудрый ли будет он или глупый? А он будет распоряжаться всем трудом моим, которым я трудился и которым показал себя мудрым под солнцем. И это – суета!

И обратился я, чтобы внушить сердцу моему отречься от всего труда, которым я трудился под солнцем, потому что иной человек трудится мудро, с знанием и успехом, и должен отдать все человеку, не трудившемуся в том, как бы часть его. И это – суета и зло великое!

Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем?

Потому что все дни его – скорби и его труды – беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это – суета!

Не во власти человека и то благо, чтобы есть и пить и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это – от руки Божией, потому что кто может есть и кто может наслаждаться без Него?

Ибо человеку, который добр пред лицом Его, Он дает мудрость, и знание, и радость; а грешнику дает заботу собирать и копить, чтобы после отдать доброму пред лицом Божиим. И это – суета и томление духа!

3.

Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться и время умирать; время насаждать и время вырывать посаженное; время убивать и время врачевать; время разрушать и время строить; время плакать и время смеяться; время сетовать и время плясать; время разбрасывать камни и время собирать камни; время обнимать и время уклоняться от объятий; время искать и время терять; время сберегать и время бросать; время раздирать и время сшивать; время молчать и время говорить; время любить и время ненавидеть; время войне и время миру.

Что пользы работающему от того, над чем он трудится?

Видел я эту заботу, которую дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в том.

Все соделал Он прекрасным в свое время и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца.

Познал я, что нет для них ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей.

И если какой человек ест и пьет и видит доброе во всяком труде своем, то это – дар Божий.

Познал я, что все, что делает Бог, пребывает вовек: к тому нечего прибавлять и от того нечего убавить, – и Бог делает так, чтобы благоговели пред лицом Его.

Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было, – и Бог воззовет прошедшее.

Еще видел я под солнцем: место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда.

И сказал я в сердце своем: «Праведного и нечестивого будет судить Бог, потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там».

Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог и чтобы они видели, что они сами по себе животные, потому что участь сынов человеческих и участь животных – участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все – суета!

Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах.

Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх и дух животных сходит ли вниз, в землю?

Итак увидел я, что нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими, потому что это – доля его; ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него?

4.

И обратился я и увидел всякие угнетения, какие делаются под солнцем: и вот слезы угнетенных, а утешителя у них нет; и в руке угнетающих их – сила, а утешителя у них нет.

И ублажил я мертвых, которые давно умерли, более живых, которые живут доселе; а блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал, кто не видал злых дел, какие делаются под солнцем.

Видел я также, что всякий труд и всякий успех в делах производят взаимную между людьми зависть. И это – суета и томление духа!

Глупый сидит , сложив свои руки, и съедает плоть свою.

Лучше горсть с покоем, нежели пригоршни с трудом и томлением духа.

И обратился я и увидел еще суету под солнцем; человек одинокий, и другого нет; ни сына, ни брата нет у него; а всем трудам его нет конца, и глаз его не насыщается богатством. «Для кого же я тружусь и лишаю душу мою блага?» И это – суета и недоброе дело!

Двоим лучше, нежели одному, потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их: ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его.

Также если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться?

И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него: и нитка, втрое скрученная, не скоро порвется.

Лучше бедный, но умный юноша, нежели старый, но неразумный царь, который не умеет принимать советы, ибо тот из темницы выйдет на царство, хотя родился в царстве своем бедным.

Видел я всех живущих, которые ходят под солнцем, с этим другим юношею, который займет место того.

Не было числа всему народу, который был перед ним, хотя позднейшие не порадуются им. И это – суета и томление духа!

Наблюдай за ногою твоею, когда идешь в дом Божий, и будь готов более к слушанию, нежели к жертвоприношению, ибо они не думают, что худо делают.

5.

Не торопись языком твоим, и сердце твое да не спешит произнести слово пред Богом, потому что Бог на небе, а ты на земле; поэтому слова твои да будут немноги.

Ибо, как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познается при множестве слов.

Когда даешь обет Богу, то не медли исполнить его, потому что Он не благоволит к глупым: что обещал, исполни.

Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить.

Не дозволяй устам твоим вводить в грех плоть твою и не говори пред Ангелом [Божиим]: «Это – ошибка!» Для чего тебе делать , чтобы Бог прогневался на слово твое и разрушил дело рук твоих?

Ибо во множестве сновидений, как и во множестве слов, – много суеты; но ты бойся Бога.

Если ты увидишь, в какой области притеснение бедному и нарушение суда и правды, то не удивляйся этому, потому что над высоким наблюдает высший, а над ними еще высший; превосходство же страны в целом есть царь, заботящийся о стране.

Кто любит серебро, тот не насытится серебром, и кто любит богатство, тому нет пользы от того. И это – суета!

Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им: разве только смотреть своими глазами?

Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест; но пресыщение богатого не дает ему уснуть.

Есть мучительный недуг, который видел я под солнцем: богатство, сберегаемое владетелем его во вред ему.

И гибнет богатство это от несчастных случаев: родил он сына, и ничего нет в руках у него.

Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришел, и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы он понести в руке своей.

И это тяжкий недуг: каким пришел он, таким и отходит. Какая же польза ему, что он трудился на ветер?

А он во все дни свои ел впотьмах, в большом раздражении, в огорчении и досаде.

Вот еще, что я нашел доброго и приятного: есть и пить и наслаждаться добром во всех трудах своих, какими кто трудится под солнцем во все дни жизни своей, которые дал ему Бог, потому что это его доля.

И если какому человеку Бог дал богатство и имущество и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий.

Недолго будут у него в памяти дни жизни его, потому Бог и вознаграждает его радостью сердца его.

6.

Есть зло, которое видел я под солнцем, и оно часто бывает между людьми: Бог дает человеку богатство, и имущество, и славу, и нет для души его недостатка ни в чем, чего не пожелал бы он; но не дает ему Бог пользоваться этим, а пользуется тем чужой человек: это – суета и тяжкий недуг!

Если бы какой человек родил сто детей , и прожил многие годы, и еще умножились дни жизни его, но душа его не наслаждалась бы добром и не было бы ему и погребения, то я сказал бы: выкидыш счастливее его, потому что он напрасно пришел и отошел во тьму, и его имя покрыто мраком.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Он даже не видел и не знал солнца: ему покойнее, нежели тому.

А тот, хотя бы прожил две тысячи лет и не наслаждался добром, не все ли пойдет в одно место?

Все труды человека – для рта его, а душа его не насыщается.

Какое же преимущество мудрого перед глупым, какое – бедняка, умеющего ходить перед живущими?

Лучше видеть глазами, нежели бродить душою. И это – также суета и томление духа!

Что существует, тому уже наречено имя, и известно, что это – человек и что он не может препираться с тем, кто сильнее его.

Много таких вещей, которые умножают суету: что же для человека лучше?

Ибо кто знает, что хорошо для человека в жизни, во все дни суетной жизни его, которые он проводит как тень? И кто скажет человеку, что будет после него под солнцем?

7.

Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти – дня рождения.

Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира, ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу.

Сетование лучше смеха, потому что при печали лица сердце делается лучше.

Сердце мудрых – в доме плача, а сердце глупых – в доме веселья.

Лучше слушать обличения от мудрого, нежели слушать песни глупых, потому что смех глупых то же, что треск тернового хвороста под котлом. И это – суета!

Притесняя других, мудрый делается глупым, и подарки портят сердце.

Конец дела лучше начала его; терпеливый лучше высокомерного.

Не будь духом твоим поспешен на гнев, потому что гнев гнездится в сердце глупых.

Не говори «Отчего это прежние дни были лучше нынешних?», потому что не от мудрости ты спрашиваешь об этом.

Хороша мудрость с наследством, и особенно для видящих солнце: потому что под сенью ее то же, что под сенью серебра; но превосходство знания в том, что мудрость дает жизнь владеющему ею.

Смотри на действование Божие: ибо кто может выпрямить то, что Он сделал кривым?

Во дни благополучия пользуйся благом, а во дни несчастья размышляй: то и другое соделал Бог для того, чтобы человек ничего не мог сказать против Него.

Всего насмотрелся я в суетные дни мои: праведник гибнет в праведности своей; нечестивый живет долго в нечестии своем.

Не будь слишком строг и не выставляй себя слишком мудрым: зачем тебе губить себя?

Не предавайся греху и не будь безумен: зачем тебе умирать не в свое время?

Хорошо, если ты будешь держаться одного и не отнимать руки от другого, потому что кто боится Бога, тот избежит всего того.

Мудрость делает мудрого сильнее десяти властителей, которые в городе.

Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы, поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя, ибо сердце твое знает много случаев, когда и сам ты злословил других.

Все это испытал я мудростью; я сказал: «Буду я мудрым»; но мудрость далека от меня.

Далеко то, что было, и глубоко – глубоко: кто постигнет его?

Обратился я сердцем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум, и познать нечестие глупости, невежества и безумия, – и нашел я, что горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею.

Вот это нашел я, сказал Екклесиаст, испытывая одно за другим.

Чего еще искала душа моя, и я не нашел? – Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщину между всеми ими не нашел.

Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы.

8.

Кто – как мудрый, и кто понимает значение вещей? Мудрость человека просветляет лицо его, и суровость лица его изменяется.

Я говорю : слово царское храни, и это ради клятвы пред Богом.

Не спеши уходить от лица его и не упорствуй в худом деле, потому что он, что захочет, все может сделать.

Где слово царя, там власть; и кто скажет ему: «Что ты делаешь?».

Соблюдающий заповедь не испытает никакого зла: сердце мудрого знает и время и устав, потому что для всякой вещи есть свое время и устав; а человеку великое зло оттого, что он не знает, что будет; и как это будет – кто скажет ему?

Человек не властен над духом, чтобы удержать дух, и нет власти у него над днем смерти, и нет избавления в этой борьбе, и не спасет нечестие нечестивого.

Все это я видел и обращал сердце мое на всякое дело, какое делается под солнцем. Бывает время, когда человек властвует над человеком во вред ему. Видел я тогда, что хоронили нечестивых, и приходили и отходили от святого места, и они забываемы были в городе, где они так поступали. И это – суета!

Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло.

Хотя грешник сто раз делает зло и коснеет в нем, но я знаю, что благо будет боящимся Бога, которые благоговеют пред лицом Его; а нечестивому не будет добра, и, подобно тени, недолго продержится тот, кто не благоговеет пред Богом.

Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это – суета!

И похвалил я веселье, потому что нет лучшего для человека под солнцем, как есть, пить и веселиться; это сопровождает его в трудах во дни жизни его, которые дал ему Бог под солнцем.

Когда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле и среди которых человек ни днем ни ночью не знает сна, – тогда я увидел все дела Божии и нашел , что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы человек ни трудился в исследовании, он все-таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого.

9.

На все это я обратил сердце мое для исследования, что праведные и мудрые и деяния их – в руке Божией и что человек ни любви, ни ненависти не знает во всем том, что перед ним.

Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и [злому], чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы.

Это-то и худо во всем, что делается под солнцем, что одна участь всем, и сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их; а после того они отходят к умершим.

Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву.

Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их, и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и нет им более части вовеки ни в чем, что делается под солнцем.

Итак, иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим.

Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей.

Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои, потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем.

Все, что может рука твоя делать, по силам делай, потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости.

И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым – победа, не мудрым – хлеб, и не у разумных – богатство, и не искусным – благорасположение, но время и случай для всех их.

Ибо человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них.

Вот еще какую мудрость видел я под солнцем, и она показалась мне важною: город небольшой, и людей в нем немного; к нему подступил великий царь и обложил его и произвел против него большие осадные работы; но в нем нашелся мудрый бедняк, и он спас своею мудростью этот город; и однако же никто не вспоминал об этом бедном человеке.

И сказал я: мудрость лучше силы, и однако же мудрость бедняка пренебрегается, и слов его не слушают.

Слова мудрых, высказанные спокойно, выслушиваются лучше , нежели крик властелина между глупыми.

Мудрость лучше воинских орудий; но один погрешивший погубит много доброго.

10.

Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную масть мироварника: то же делает небольшая глупость уважаемого человека с его мудростью и честью.

Сердце мудрого – на правую сторону, а сердце глупого – на левую.

По какой бы дороге ни шел глупый, у него всегда недостает смысла, и всякому он выскажет, что он глуп.

Если гнев начальника вспыхнет на тебя, то не оставляй места твоего, потому что кротость покрывает и большие проступки.

Есть зло, которое видел я под солнцем, это как бы погрешность, происходящая от властелина; невежество поставляется на большой высоте, а богатые сидят низко.

Видел я рабов на конях, а князей ходящих, подобно рабам, пешком.

Кто копает яму, тот упадет в нее, и кто разрушает ограду, того ужалит змей.

Кто передвигает камни, тот может надсадить себя, и кто колет дрова, тот может подвергнуться опасности от них.

Если притупится топор и если лезвие его не будет отточено, то надобно будет напрягать силы; мудрость умеет это исправить.

Если змей ужалит без заговаривания, то не лучше его и злоязычный.

Слова из уст мудрого – благодать, а уста глупого губят его же: начало слов из уст его – глупость, а конец речи из уст его – безумие.

Глупый наговорит много, хотя человек не знает, что будет, и кто скажет ему, что будет после него?

Труд глупого утомляет его, потому что не знает даже дороги в город.

Горе тебе, земля, когда царь твой отрок и когда князья твои едят рано!

Благо тебе, земля, когда царь у тебя из благородного рода и князья твои едят вовремя, для подкрепления, а не для пресыщения!

От лености обвиснет потолок, и когда опустятся руки, то протечет дом.

Пиры устраиваются для удовольствия, и вино веселит жизнь; а за все отвечает серебро.

Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого, потому что птица небесная может перенести слово твое и крылатая – пересказать речь твою.

11.

Отпускай хлеб твой по водам, потому что по прошествии многих дней опять найдешь его.

Давай часть семи и даже восьми, потому что не знаешь, какая беда будет на земле.

Когда облака будут полны, то они прольют на землю дождь; и если упадет дерево на юг или на север, то оно там и останется, куда упадет.

Кто наблюдает ветер, тому не сеять; и кто смотрит на облака, тому не жать.

Как ты не знаешь путей ветра и того, как образуются кости во чреве беременной, так не можешь знать дело Бога, Который делает все.

Утром сей семя твое и вечером не давай отдыха руке твоей, потому что ты не знаешь, то или другое будет удачнее или то и другое равно хорошо будет.

Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце.

Если человек проживет и много лет, то пусть веселится он в продолжение всех их, и пусть помнит о днях темных, которых будет много: все, что будет, – суета!

Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд.

И удаляй печаль от сердца твоего, и уклоняй злое от тела твоего, потому что детство и юность – суета.

12.

И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «Нет мне удовольствия в них!» – доколе не померкли солнце и свет, и луна и звезды, и не нашли новые тучи вслед за дождем.

В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно; и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения; и высоты будут им страшны, и на дороге ужасы; и зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы – доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.

И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его. Суета сует, сказал Екклесиаст, все – суета!

Кроме того, что Екклесиаст был мудр, он учил еще народ знанию. Он все испытывал, исследовал и составил много притчей. Старался Екклесиаст приискивать изящные изречения, и слова истины написаны им верно.

Слова мудрых – как иглы и как вбитые гвозди, и составители их – от единого пастыря.

А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг – конца не будет, и много читать – утомительно для тела.

Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека, ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно или худо.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Песнь песней Соломона.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Мудрость царя Соломона (сборник)

1.

Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.

От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.

Влеки меня, мы побежим за тобою, – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!

Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.

Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.

Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?

Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.

Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.

Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях; золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.

Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.

Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.

Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.

О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.

О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень; кровли домов наших – кедры, потолки наши – кипарисы.

2.

Я нарцисс Саронский, лилия долин!

Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.

Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей.

Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь.

Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.

Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

Заклинаю вас, дщери иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам.

Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку.

Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей; смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лицо твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лицо твое приятно.

Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.

Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.

Доколе день дышит прохладою и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор.

3.

На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его.

Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.

Встретили меня стражи, обходящие город. «Не видали ли вы того, которого любит душа моя?».

Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей.

Заклинаю вас, дщери иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?

Вот одр его – Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых.

Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного.

Носильный одр сделал себе царь Соломон из дерев ливанских; столицы его сделал из серебра, локотники его из золота, седалище его из пурпуровой ткани; внутренность его убрана с любовью дщерями иерусалимскими.

Пойдите и посмотрите, дщери Сионские, на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его, в день, радостный для сердца его.

4.

О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои – как стадо коз, сходящих с горы Галаадской; зубы твои – как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними; как лента алая, губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими; шея твоя – как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных; два сосца твои – как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями. Доколе день дышит прохладою и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.

Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!

Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых!

Мудрость царя Соломона (сборник)

Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей.

О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста! о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!

Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!

Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник; рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами, нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами; садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана.

Поднимись, ветер , с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его! Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.

5.

Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!

Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот , голос моего возлюбленного, который стучится: «Отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою».

Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?

Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.

Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.

Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.

Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.

Заклинаю вас, дщери иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.

«Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?».

Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других: голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон; глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве; щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру; руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами; голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры; уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери иерусалимские!

6.

«Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою».

Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии.

Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне; он пасет между лилиями.

Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами.

Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня.

Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада; зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими.

Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа, но единственная – она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы – и превознесли ее, царицы и наложницы – и восхвалили ее.

Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?

Я сошла в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки?

Не знаю, как душа моя влекла меня к колесницам знатных народа моего.

7.

«Оглянись, оглянись, Суламита! оглянись, оглянись, – и мы посмотрим на тебя». Что вам смотреть на Суламиту, как на хоровод Манаимский?

О, как прекрасны ноги твои в сандалиях, дщерь именитая! Округление бедер твоих, как ожерелье, дело рук искусного художника; живот твой – круглая чаша, в которой не истощается ароматное вино; чрево твое – ворох пшеницы, обставленный лилиями; два сосца твои – как два козленка, двойни серны; шея твоя – как столп из слоновой кости; глаза твои – озерки Есевонские, что у ворот Батраббима; нос твой – башня Ливанская, обращенная к Дамаску; голова твоя на тебе, как Кармил, и волосы на голове твоей, как пурпур; царь увлечен твоими кудрями.

Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная, твоею миловидностью!

Этот стан твой похож на пальму, и груди твои – на виноградные кисти.

Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков; уста твои – как отличное вино. Оно течет прямо к другу моему, услаждает уста утомленных.

Я принадлежу другу моему, и ко мне обращено желание его.

Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле, побудем в селах; поутру пойдем в виноградники, посмотрим, распустилась ли виноградная лоза, раскрылись ли почки, расцвели ли гранатовые яблоки; там я окажу ласки мои тебе.

Мандрагоры уже пустили благовоние, и у дверей наших всякие превосходные плоды, новые и старые: это сберегла я для тебя, мой возлюбленный!

8.

О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.

Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблок моих.

Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

Заклинаю вас, дщери иерусалимские, – не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного? Под яблоней разбудила я тебя: там родила тебя мать твоя, там родила тебя родительница твоя.

Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный.

Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презрением.

Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее?

Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра; если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.

Я – стена, и сосцы у меня, как башни; потому я буду в глазах его, как достигшая полноты.

Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребреников.

А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести – стерегущим плоды его.

Жительница садов! товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его.

Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!

Книга премудрости Соломона.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Мудрость царя Соломона (сборник)

1.

Любите справедливость, судьи земли, право мыслите о Господе и в простоте сердца ищите Его, ибо Он обретается не искушающими Его и является не неверующим Ему.

Ибо неправые умствования отдаляют от Бога, и испытание силы Его обличит безумных.

В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху, ибо Святый Дух премудрости удалится от лукавства, и уклонится от неразумных умствований, и устыдится приближающейся неправды.

Человеколюбивый дух – премудрость, но не оставит безнаказанным богохульствующего устами, потому что Бог есть свидетель внутренних чувств его, и истинный зритель сердца его, и слышатель языка его.

Дух Господа наполняет вселенную и, как всё объемлющий, знает всякое слово.

Посему никто, говорящий неправду, не утаится, и не минет его обличающий суд.

Ибо будет испытание помыслов нечестивого, и слова его взойдут к Господу в обличение беззаконий его, потому что ухо ревности слышит все и ропот не скроется.

Итак, хранитесь от бесполезного ропота и берегитесь от злоречия языка, ибо и тайное слово не пройдет даром, а клевещущие уста убивают душу.

Не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни и не привлекайте к себе погибели делами рук ваших.

Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле.

Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть: нечестивые привлекли ее и руками и словами, сочли ее другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть ее жребием.

2.

Неправо умствующие говорили сами в себе: «Коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада.

Случайно мы рождены и после будем как небывшие: дыхание в ноздрях наших – дым, и слово – искра в движении нашего сердца.

Когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух; и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягченный теплотою его.

Ибо жизнь наша – прохождение тени, и нет нам возврата от смерти: ибо положена печать, и никто не возвращается.

Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью; преисполнимся дорогим вином и благовониями, и да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни; увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли; никто из нас не лишай себя участия в нашем наслаждении; везде оставим следы веселья, ибо это наша доля и наш жребий.

Будем притеснять бедняка праведника, не пощадим вдовы и не постыдимся многолетних седин старца.

Сила наша да будет законом правды, ибо бессилие оказывается бесполезным.

Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания; объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа; он пред нами – обличение помыслов наших.

Тяжело нам и смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его: он считает нас мерзостью и удаляется от путей наших, как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога.

Увидим, истинны ли слова его, и испытаем, какой будет исход его; ибо если этот праведник есть сын Божий, то Бог защитит его и избавит его от руки врагов.

Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его; осудим его на бесчестную смерть, ибо, по словам его, о нем попечение будет».

Так они умствовали и ошиблись, ибо злоба их ослепила их, и они не познали тайн Божиих, не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных.

Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его.

3.

А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их.

В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью, и отшествие от нас – уничтожением; но они пребывают в мире.

Ибо, хотя они в глазах людей и наказываются, но надежда их полна бессмертия.

И немного наказанные, они будут много облагодетельствованы, потому что Бог испытал их и нашел их достойными Его.

Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную.

Во время воздаяния им они воссияют, как искры, бегущие по стеблю.

Будут судить племена и владычествовать над народами, а над ними будет Господь царствовать вовеки.

Надеющиеся на Него познают истину, и верные в любви пребудут у Него, ибо благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его.

Нечестивые же, как умствовали, так и понесут наказание за то, что презрели праведного и отступили от Господа.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Ибо презирающий мудрость и наставление несчастен, и надежда их суетна, и труды бесплодны, и дела их непотребны.

Жены их несмысленны, и дети их злы, проклят род их.

Блаженна неплодная неосквернившаяся, которая не познала беззаконного ложа; она получит плод при воздаянии святых душ.

Блажен и евнух, не сделавший беззакония рукою и не помысливший лукавого против Господа, ибо дастся ему особенная благодать веры и приятнейший жребий в храме Господнем.

Плод добрых трудов славен, и корень мудрости неподвижен.

Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет.

Если и будут они долгожизненны, но будут почитаться за ничто, и поздняя старость их будет без почета.

А если скоро умрут, не будут иметь надежды и утешения в день суда, ибо ужасен конец неправедного рода.

4.

Лучше бездетность с добродетелью, ибо память о ней бессмертна: она признается и у Бога и у людей.

Когда она присуща, ей подражают, а когда отойдет, стремятся к ней: и в вечности увенчанная, она торжествует, как одержавшая победу непорочными подвигами.

А плодородное множество нечестивых не принесет пользы, и прелюбодейные отрасли не дадут корней в глубину и не достигнут незыблемого основания; и хотя на время позеленеют в ветвях, но, не имея твердости, поколеблются от ветра и порывом ветров искоренятся; некрепкие ветви переломятся, и плод их будет бесполезен, незрел для пищи и ни к чему не годен; ибо дети, рождаемые от беззаконных сожитий, суть свидетели разврата против родителей при допросе их.

А праведник, если и рановременно умрет, будет в покое, ибо не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь – возраст старости.

Как благоугодивший Богу, он возлюблен, и, как живший посреди грешников, преставлен, восхищен, чтобы злоба не изменила разума его или коварство не прельстило души его.

Ибо упражнение в нечестии помрачает доброе и волнение похоти развращает ум незлобивый.

Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета, ибо душа его была угодна Господу, потому и ускорил он из среды нечестия. А люди видели это и не поняли, даже и не подумали о том, что благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его.

Праведник, умирая, осудит живых нечестивых, и скоро достигшая совершенства юность – долголетнюю старость неправедного, ибо они увидят кончину мудрого и не поймут, что Господь определил о нем и для чего поставил его в безопасность; они увидят и уничтожат его, но Господь посмеется им; и после сего будут они бесчестным трупом и позором между умершими навек, ибо Он повергнет их ниц безгласными и сдвинет их с оснований, и они вконец запустеют и будут в скорби, и память их погибнет; в сознании грехов своих они предстанут со страхом, и беззакония их осудят их в лице их.

5.

Тогда праведник с великим дерзновением станет пред лицом тех, которые оскорбляли его и презирали подвиги его; они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе: «Это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания.

Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною!

Как же он причислен к сынам Божиим и жребий его – со святыми?

Итак, мы заблудились от пути истины, и свет правды не светил нам, и солнце не озаряло нас.

Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням, а пути Господня не познали.

Какую пользу принесло нам высокомерие и что доставило нам богатство с тщеславием?

Все это прошло как тень и как молва быстротечная.

Как после прохождения корабля, идущего по волнующейся воде, невозможно найти следа, ни стези дна его в волнах; или как от птицы, пролетающей по воздуху, никакого не остается знака ее пути, но легкий воздух, ударяемый крыльями и рассекаемый быстротою движения, пройден движущимися крыльями, и после того не осталось никакого знака прохождения по нему; или как от стрелы, пущенной в цель, разделенный воздух тотчас опять сходится, так что нельзя узнать, где прошла она; так и мы родились и умерли, и не могли показать никакого знака добродетели, но истощились в беззаконии нашем».

Ибо надежда нечестивого исчезает как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею, и как дым, рассеиваемый ветром, и проходит, как память об однодневном госте.

А праведники живут вовеки; награда их – в Господе, и попечение о них – у Вышнего.

Посему они получат царство славы и венец красоты от руки Господа, ибо Он покроет их десницею и защитит их мышцею.

Он возьмет всеоружие – ревность Свою, и тварь вооружит к отмщению врагам; облечется в броню – в правду, и возложит на Себя шлем – нелицеприятный суд; возьмет непобедимый щит – святость; строгий гнев Он изострит, как меч, и мир ополчится с Ним против безумцев.

Понесутся меткие стрелы молний и из облаков, как из туго натянутого лука, полетят в цель.

И, как из камнеметного орудия, с яростью посыплется град; вознегодует на них вода морская, и реки свирепо потопят их; восстанет против них дух силы и, как вихрь, развеет их.

Так беззаконие опустошит всю землю, и злодеяние ниспровергнет престолы сильных.

6.

Итак, слушайте, цари, и разумейте, научитесь, судьи концов земли!

Внимайте, обладатели множества и гордящиеся пред народами!

От Господа дана вам держава, и сила – от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения.

Ибо вы, будучи служителями Его царства, не судили справедливо, не соблюдали закона и не поступали по воле Божией.

Страшно и скоро Он явится вам, – и строг суд над начальствующими, ибо меньший заслуживает помилование, а сильные сильно будут истязаны.

Господь всех не убоится лица и не устрашится величия, ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех; но начальствующим предстоит строгое испытание.

Итак, к вам, цари, слова мои, чтобы вы научились премудрости и не падали.

Ибо свято хранящие святое освятятся, и научившиеся тому найдут оправдание.

Итак, возжелайте слов моих, полюбите и научитесь.

Премудрость светла и неувядающа, и легко созерцается любящими ее, и обретается ищущими ее; она даже упреждает желающих познать ее.

С раннего утра ищущий ее не утомится, ибо найдет ее сидящею у дверей своих.

Помышлять о ней есть уже совершенство разума, и бодрствующий ради нее скоро освободится от забот, ибо она сама обходит и ищет достойных ее, и благосклонно является им на путях, и при всякой мысли встречается с ними.

Начало ее есть искреннейшее желание учения, а забота об учении – любовь, любовь же – хранение законов ее, а наблюдение законов – залог бессмертия, а бессмертие приближает к Богу, поэтому желание премудрости возводит к царству.

Итак, властители народов, если вы услаждаетесь престолами и скипетрами, то почтите премудрость, чтобы вам царствовать вовеки.

Что же есть премудрость и как она произошла, я возвещу и не скрою от вас тайн, но исследую от начала рождения, и открою познание ее, и не миную истины; и не пойду вместе с истаивающим от зависти, ибо таковой не будет причастником премудрости.

Множество мудрых – спасение миру, и царь разумный – благосостояние народа.

Итак, учитесь от слов моих и получите пользу.

7.

И я человек смертный, подобный всем, потомок первозданного земнородного.

И я в утробе матерней образовался в плоть в десятимесячное время, сгустившись в крови от семени мужа и услаждения, соединенного со сном, и я, родившись, начал дышать общим воздухом и ниспал на ту же землю, первый голос обнаружил плачем одинаково со всеми, вскормлен в пеленах и заботах; ибо ни один царь не имел иного начала рождения: один для всех вход в жизнь и одинаковый исход.

Посему я молился, и дарован мне разум; я взывал, и сошел на меня дух премудрости.

Я предпочел ее скипетрам и престолам и богатство почитал за ничто в сравнении с нею; драгоценного камня я не сравнил с нею, потому что перед нею все золото – ничтожный песок, а серебро – грязь в сравнении с нею.

Я полюбил ее более здоровья и красоты и избрал ее предпочтительно перед светом, ибо свет ее неугасим.

А вместе с нею пришли ко мне все блага и несметное богатство через руки ее; я радовался всему, потому что премудрость руководствовала ими, но я не знал, что она – виновница их.

Без хитрости я научился, и без зависти преподаю, не скрываю богатства ее, ибо она есть неистощимое сокровище для людей; пользуясь ею, они входят в содружество с Богом посредством даров учения.

Только дал бы мне Бог говорить по разумению и достойно мыслить о дарованном, ибо Он есть руководитель к мудрости и исправитель мудрых.

Ибо в руке Его и мы и слова наши, и всякое разумение и искусство делания.

Сам Он даровал мне неложное познание существующего, чтобы познать устройство мира и действие стихий, начало, конец и средину времен, смены поворотов и перемены времен, круги годов и положение звезд, природу животных и свойства зверей, стремления ветров и мысли людей, различия растений и силы корней.

Познал я все, и сокровенное и явное, ибо научила меня премудрость, художница всего.

Она есть дух разумный, святый, единородный, многочастный, тонкий, удобоподвижный, светлый, чистый, ясный, невредительный, благолюбивый, скорый, неудержимый, благодетельный, человеколюбивый, твердый, непоколебимый, спокойный, беспечальный, всевидящий и проникающий все умные, чистые, тончайшие духи.

Ибо премудрость подвижнее всякого движения и по чистоте своей сквозь все проходит и проникает.

Она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя: посему ничто оскверненное не войдет в нее.

Она есть отблеск вечного света и чистое зеркало действия Божия и образ благости Его.

Она – одна, но может все, и, пребывая в самой себе, все обновляет, и, переходя из рода в род в святые души, приготовляет друзей Божиих и пророков, ибо Бог никого не любит, кроме живущего с премудростью.

Она прекраснее солнца и превосходнее сонма звезд; в сравнении со светом она выше, ибо свет сменяется ночью, а премудрости не превозмогает злоба.

8.

Она быстро распростирается от одного конца до другого и все устрояет на пользу.

Я полюбил ее, и взыскал от юности моей, и пожелал взять ее в невесту себе, и стал любителем красоты ее.

Она возвышает свое благородство тем, что имеет сожитие с Богом, и Владыка всех возлюбил ее: она таинница ума Божия и избирательница дел Его.

Если богатство есть вожделенное приобретение в жизни, то что богаче премудрости, которая все делает?

Если же благоразумие делает многое, то какой художник лучше ее?

Если кто любит праведность – плоды ее суть добродетели: она научает целомудрию и рассудительности, справедливости и мужеству, полезнее которых ничего нет для людей в жизни.

Если кто желает большой опытности, мудрость знает давно прошедшее и угадывает будущее, знает тонкости слов и разрешение загадок, предузнает знамения и чудеса и последствия лет и времен.

Посему я рассудил принять ее в сожитие с собою, зная, что она будет мне советницею на доброе и утешением в заботах и печали.

Через нее я буду иметь славу в народе и честь перед старейшими, будучи юношею; окажусь проницательным в суде и в глазах сильных заслужу удивление.

Когда я буду молчать, они будут ожидать, и когда начну говорить, будут внимать, и когда продлю беседу, положат руку на уста свои.

Чрез нее я достигну бессмертия и оставлю вечную память будущим после меня.

Я буду управлять народами, и племена покорятся мне; убоятся меня, когда услышат обо мне страшные тираны; в народе явлюсь добрым и на войне мужественным.

Войдя в дом свой, я успокоюсь ею, ибо в обращении ее нет суровости, ни в сожитии с нею скорби, но веселие и радость.

Размышляя о сем сам в себе и обдумывая в сердце своем, что в родстве с премудростью – бессмертие, и в дружестве с нею – благое наслаждение, и в трудах рук ее – богатство неоскудевающее, и в собеседовании с нею – разум, и в общении слов ее – добрая слава, – я ходил и искал, как бы мне взять ее себе.

Я был отрок даровитый и душу получил добрую; притом, будучи добрым, я вошел и в тело чистое.

Познав же, что иначе не могу овладеть ею, как если дарует Бог, – и что уже было делом разума, чтобы познать, чей этот дар, – я обратился к Господу, и молился Ему, и говорил от всего сердца моего.

9.

Боже отцов и Господи милости, сотворивший все словом Твоим и премудростию Твоею устроивший человека, чтобы он владычествовал над созданными Тобою тварями и управлял миром свято и справедливо, и в правоте души производил суд!

Даруй мне приседящую престолу Твоему премудрость и не отринь меня от отроков Твоих, ибо я раб Твой и сын рабы Твоей, человек немощный и кратковременный и слабый в разумении суда и законов.

Да хотя бы кто и совершен был между сынами человеческими, без Твоей премудрости он будет признан за ничто.

Ты избрал меня царем народа Твоего и судьею сынов Твоих и дщерей; Ты сказал, чтобы я построил храм на святой горе Твоей и алтарь в городе обитания Твоего, по подобию святой скинии, которую Ты предуготовил от начала.

С Тобою премудрость, которая знает дела Твои и присуща была, когда Ты творил мир, и ведает, что угодно пред очами Твоими и что право по заповедям Твоим: ниспошли ее от святых небес и от престола славы Твоей ниспошли ее, чтобы она споспешествовала мне в трудах моих и чтобы я знал, что благоугодно пред Тобою, ибо она все знает и разумеет, и мудро будет руководить меня в делах моих, и сохранит меня в своей славе; и дела мои будут благоприятны, и буду судить народ Твой справедливо, и буду достойным престола отца моего.

Ибо какой человек в состоянии познать совет Божий? или кто может уразуметь, что угодно Господу?

Помышления смертных нетверды, и мысли наши ошибочны, ибо тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум.

Мы едва можем постигать и то, что на земле, и с трудом понимаем то, что под руками, а что на небесах – кто исследовал?

Волю же Твою кто познал бы, если бы Ты не даровал премудрости и не ниспослал свыше святого Твоего Духа?

И так исправились пути живущих на земле, и люди научились тому, что угодно Тебе, и спаслись премудростью.

10.

Она сохраняла первозданного отца мира, который сотворен был один, и спасала его от собственного его падения: она дала ему силу владычествовать над всем. А отступивший от нее неправедный во гневе своем погиб от братоубийственной ярости.

Ради него потопляемую землю опять премудрость спасла, сохранив праведника посредством малого дерева.

Она же между народами, смешанными в единомыслии зла, нашла праведника и соблюла его неукоризненным пред Богом, и сохранила мужественным в жалости к сыну.

Она во время погибели нечестивых спасла праведного, который избежал огня, нисшедшего на пять городов, от которых во свидетельство нечестия осталась дымящаяся пустая земля и растения, не в свое время приносящие плоды, и памятником неверной души – стоящий соляной столб.

Ибо они, презрев премудрость, не только повредили себе тем, что не познали добра, но и оставили живущим память о своем безумии, дабы не могли скрыть того, в чем заблудились.

Премудрость же спасла от бед служащих ей.

Праведного, бежавшего от братнего гнева, она наставляла на правые пути, показала ему царство Божие и даровала ему познание святых, помогала ему в огорчениях и обильно вознаградила труды его.

Когда из корыстолюбия обижали его, она предстала и обогатила его, сохранила его от врагов, и обезопасила от коварствовавших против него, и в крепкой борьбе доставила ему победу, дабы он знал, что благочестие всего сильнее.

Она не оставила проданного праведника, но спасла его от греха: она нисходила с ним в ров и не оставляла его в узах, и потом принесла ему скипетр царства и власть над угнетавшими его, показала лжецами обвинявших его и даровала ему вечную славу.

Она освободила святой народ и непорочное семя от народа угнетавших его, вошла в душу служителя Господня и противостала страшным царям чудесами и знамениями.

Она воздала святым награду за труды их, вела их путем дивным; и днем была им покровом, а ночью – звездным светом.

Она перевела их чрез Чермное море и провела их сквозь большую воду, а врагов их потопила и извергла их из глубины бездны.

Итак, праведные завладели доспехами нечестивых и воспели святое имя Твое, Господи, и единодушно прославили поборающую руку Твою, ибо премудрость отверзла уста немых и сделала внятными языки младенцев.

11.

Она благоустроила дела их рукою святого пророка: они прошли по необитаемой пустыне и на непроходных местах поставили шатры; противостали неприятелям и отмстили врагам; томились жаждою и воззвали к Тебе, и дана им была вода из утесистой скалы и утоление жажды – из твердого камня.

Ибо, чем наказаны были враги их, тем они, находясь в затруднении, были облагодетельствованы: вместо источника постоянно текущей реки, смрадною кровью возмущенной, в обличение их детоубийственного повеления, Ты неожиданно дал им обильную воду, показав тогда чрез жажду, как Ты наказал их противников.

Ибо, когда они были испытываемы, подвергаясь, впрочем, милостивому вразумлению, тогда познали, как мучились во гневе судимые нечестивые, потому что их Ты испытывал, как отец, поучая, а тех, как гневный царь, осуждая, истязал.

И отсутствовавшие и присутствовавшие одинаково пострадали: их постигла сугубая скорбь и стенание от воспоминания о прошедшем.

Они, когда услышали, что чрез их наказания те были облагодетельствованы, познали Господа.

Кого они прежде, как отверженного, отреклись с ругательством, Тому в последствии событий удивлялись, потерпев неодинаковую с праведными жажду.

А за неразумные помышления их неправды, по которым они в заблуждении служили бессловесным пресмыкающимся и презренным чудовищам, Ты в наказание наслал на них множество бессловесных животных, чтобы они познали, что, чем кто согрешает, тем и наказывается.

Не невозможно было бы для всемогущей руки Твоей, создавшей мир из необразного вещества, наслать на них множество медведей, или свирепых львов, или неизвестных новосозданных лютых зверей, или дышащих огненным дыханием, или извергающих клубы дыма, или бросающих из глаз ужасные искры, которые не только повреждением могли истребить их, но и ужасающим видом погубить.

Да и без этого они могли погибнуть от одного дуновения, преследуемые правосудием и рассеиваемые духом силы Твоей; но Ты все расположил мерою, числом и весом.

Ибо великая сила всегда присуща Тебе, и кто противостанет силе мышцы Твоей?

Весь мир пред Тобою, как колебание чаши весов, или как капля утренней росы, сходящей на землю.

Ты всех милуешь, потому что все можешь, и покрываешь грехи людей ради покаяния.

Ты любишь все существующее, и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел.

И как могло бы пребывать что-либо, если бы Ты не восхотел? Или как сохранилось бы то, что не было призвано Тобою?

Но Ты все щадишь, потому что все Твое, душелюбивый Господи.

12.

Нетленный Твой дух пребывает во всем.

Посему заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи.

Так, возгнушавшись древними обитателями святой земли Твоей, совершавшими ненавистные дела волхвований и нечестивые жертвоприношения, и безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях, и родителями, убивавшими беспомощные души, – Ты восхотел погубить их руками отцов наших, дабы земля, драгоценнейшая всех у Тебя, приняла достойное население чад Божиих.

Но и их, как людей, Ты щадил, послав предтечами воинства Твоего шершней, дабы они мало-помалу истребляли их.

Хотя не невозможно было Тебе войною покорить нечестивых праведным, или истребить их страшными зверями, или грозным словом в один раз; но Ты, мало-помалу наказывая их, давал место покаянию, зная, однако, что племя их негодное, и зло их врожденное, и помышление их не изменится вовеки.

Ибо семя их было проклятое от начала, и не из опасения перед кем-либо Ты допускал безнаказанность грехов их.

Ибо кто скажет: «Что Ты сделал?» – или кто противостанет суду Твоему? и кто обвинит Тебя в погублении народов, которых Ты сотворил? Или какой защитник придет к Тебе с ходатайством за неправедных людей?

Ибо, кроме Тебя, нет Бога, который имеет попечение о всех, чтобы доказывать Тебе, что Ты несправедливо судил.

Ни царь, ни властелин не в состоянии явиться к Тебе на глаза за тех, которых Ты погубил.

Будучи праведен, Ты всем управляешь праведно, почитая не свойственным Твоей силе осудить того, кто не заслуживает наказания.

Ибо сила Твоя есть начало правды, и то самое, что Ты господствуешь над всеми, располагает Тебя щадить всех.

Силу Твою Ты показываешь не верующим всемогуществу Твоему, и в не признающих Тебя обличаешь дерзость; но, обладая силою, Ты судишь снисходительно и управляешь нами с великою милостью, ибо могущество Твое всегда в Твоей воле.

Но такими делами Ты поучал народ Твой, что праведному должно быть человеколюбивым, и внушал сынам Твоим благую надежду, что Ты даешь время покаяния во грехах.

Ибо, если врагов сынам Твоим и повинных смерти Ты наказывал с таким снисхождением и пощадою, давая им время и побуждение освободиться от зла, то с каким вниманием Ты судил сынов Твоих, которых отцам Ты дал клятвы и заветы благих обетований!

Итак, вразумляя нас, Ты наказываешь врагов наших тысячекратно, дабы мы, когда судим, помышляли о Твоей благости и, когда бываем судимы, ожидали помилования.

Посему-то и тех нечестивых, которые проводили жизнь в неразумии, Ты истязал собственными их мерзостями, ибо они очень далеко уклонились на путях заблуждения, обманываясь, подобно неразумным детям, и почитая за богов тех из животных, которые и у врагов были презренными.

Посему, как неразумным детям, в посмеяние послал Ты им и наказание.

Но, не вразумившись обличительным посмеянием, они испытывали заслуженный суд Божий.

Ибо, что они сами терпели с досадою, то же увидев на тех, которых считали богами и чрез которых были наказываемы, они познали Бога истинного, Которого прежде отрекались знать; посему и пришло на них окончательное осуждение.

13.

Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего и, взирая на дела, не познали Виновника, а почитали за богов, правящих миром, или огонь, или ветер, или движущийся воздух, или звездный круг, или бурную воду, или небесные светила.

Если, пленяясь их красотою, они почитали их за богов, то должны были бы познать, сколько лучше их Господь, ибо Он, Виновник красоты, создал их.

А если удивлялись силе и действию их, то должны были бы узнать из них, сколько могущественнее Тот, Кто сотворил их; ибо от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их.

Впрочем, они меньше заслуживают порицания, ибо заблуждаются, может быть, ища Бога и желая найти Его: потому что, обращаясь к делам Его, они исследуют и убеждаются зрением, что все видимое прекрасно.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Но и они неизвинительны: если они столько могли разуметь, что в состоянии были исследовать временный мир, то почему они тотчас не обрели Господа его?

Но более жалки те, и надежды их – на бездушных, которые называют богами дела рук человеческих, золото и серебро, изделия художества, изображения животных, или негодный камень, дело давней руки.

Или какой-либо древодел, вырубив годное дерево, искусно снял с него всю кору и, обделав красиво, устроил из него сосуд, полезный к употреблению в жизни, а обрезки от работы употребил на приготовление пищи и насытился; один же из обрезков, ни к чему не годный, дерево кривое и сучковатое, взяв, старательно округлил на досуге и, с опытностью знатока обделав его, уподобил его образу человека, или сделал подобным какому-нибудь низкому животному, намазал суриком и покрыл краскою поверхность его, и закрасил в нем всякий недостаток, и, устроив для него достойное его место, повесил его на стене, укрепив железом.

Итак, чтобы произведение его не упало, он наперед озаботился, зная, что оно само себе помочь не может, ибо это кумир и имеет нужду в помощи.

Молясь же пред ним о своих стяжаниях, о браке и о детях, он не стыдится говорить бездушному, и о здоровье взывает к немощному, о жизни просит мертвое, о помощи умоляет совершенно неспособное, о путешествии – не могущее ступить, о прибытке, о ремесле и об успехе рук – совсем не могущее делать руками, о силе просит самое бессильное.

14.

Еще: иной, собираясь плыть и переплывать свирепые волны, призывает на помощь дерево, слабейшее носящего его корабля, ибо стремление к приобретениям выдумало оный, а художник искусно устроил, но промысл Твой, Отец, управляет кораблем, ибо Ты дал и путь в море и безопасную стезю в волнах, показывая, что Ты можешь от всего спасать, хотя бы кто отправлялся в море и без искусства.

Ты хочешь, чтобы не тщетны были дела Твоей премудрости, поэтому люди вверяют свою жизнь малейшему дереву и спасаются, проходя по волнам на ладье.

Ибо и вначале, когда погубляемы были гордые исполины, надежда мира, управленная Твоею рукою, прибегнув к кораблю, оставила миру семя рода.

Благословенно дерево, чрез которое бывает правда!

А это рукотворенное проклято и само, и сделавший его – за то, что сделал; а это тленное названо Богом.

Ибо равно ненавистны Богу и нечестивец и нечестие его; и сделанное вместе со сделавшим будет наказано.

Посему и на идолов языческих будет суд, так как они среди создания Божия сделались мерзостью, соблазном душ человеческих и сетью ногам неразумных.

Ибо вымысл идолов – начало блуда, и изобретение их – растление жизни.

Не было их вначале, и не вовеки они будут.

Они вошли в мир по человеческому тщеславию, и потому близкий сужден им конец.

Отец, терзающийся горькою скорбью о рано умершем сыне, сделав изображение его, как уже мертвого человека, затем стал почитать его, как Бога, и передал подвластным тайны и жертвоприношения.

Потом утвердившийся временем этот нечестивый обычай соблюдаем был, как закон, и по повелениям властителей изваяние почитаемо было, как божество.

Кого в лицо люди не могли почитать по отдаленности жительства, того отдаленное лицо они изображали: делали видимый образ почитаемого царя, дабы этим усердием польстить отсутствующему, как бы присутствующему.

К усилению же почитания и от незнающих поощряло тщание художника, ибо он, желая, может быть, угодить властителю, постарался искусством сделать подобие покрасивее; а народ, увлеченный красотою отделки, незадолго пред тем почитаемого, как человека, признал теперь божеством.

И это было соблазном для людей, потому что они, покоряясь или несчастью, или тиранству, несообщимое Имя прилагали к камням и деревам.

Потом не довольно было для них заблуждаться в познании о Боге, но они, живя в великой борьбе невежества, такое великое зло называют миром.

Совершая или детоубийственные жертвы, или скрытные тайны, или заимствованные от чужих обычаев неистовые пиршества, они не берегут ни жизни, ни чистых браков, но один другого или коварством убивает, или прелюбодейством обижает.

Всеми же без различия обладают кровь и убийство, хищение и коварство, растление, вероломство, мятеж, клятвопреступление, расхищение имуществ, забвение благодарности, осквернение душ, превращение полов, бесчиние браков, прелюбодеяние и распутство.

Служение идолам, недостойным именования, есть начало, и причина, и конец всякого зла, ибо они или, веселясь, неистовствуют, или прорицают ложь, или живут беззаконно, или скоро нарушают клятву.

Надеясь на бездушных идолов, они не думают быть наказанными за то, что несправедливо клянутся.

Но за то и другое придет на них осуждение, и за то, что нечестиво мыслили о Боге, обращаясь к идолам, и за то, что ложно клялись, коварно презирая святое.

Ибо не сила тех, которыми они клянутся, но суд над согрешающими следует всегда за преступлением неправедных.

15.

Но Ты, Бог наш, благ и истинен, долготерпив и управляешь всем милостиво.

Если мы и согрешаем, мы – Твои, признающие власть Твою; но мы не будем грешить, зная, что мы признаны Твоими.

Знать Тебя есть полная праведность, и признавать власть Твою – корень бессмертия.

Не обольщает нас лукавое человеческое изобретение, ни бесплодный труд художников – изображения, испещренные различными красками, взгляд на которые возбуждает в безумных похотение и вожделение к бездушному виду мертвого образа.

И делающие, и похотствующие, и чествующие суть любители зла, достойные таких надежд.

Горшечник мнет мягкую землю, заботливо лепит всякий сосуд на службу нашу; из одной и той же глины выделывает сосуды, потребные и для чистых дел и для нечистых – все одинаково; но какое каждого из них употребление, судья – тот же горшечник.

И суетный труженик из той же глины лепит суетного бога, тогда как сам недавно родился из земли и вскоре пойдет туда же, откуда он взят, и взыщется с него долг души его.

Но у него забота не о том, что он должен много трудиться, и не о том, что жизнь его кратка; но он соревнует художникам золотых и серебряных изделий, и подражает медникам, и вменяет себе в славу, что делает мерзости.

Сердце его – пепел, и надежда его ничтожнее земли, и жизнь его презреннее грязи; ибо он не познал Сотворившего его и вдунувшего в него деятельную душу и вдохнувшего в него дух жизни.

Они считают жизнь нашу забавою и житие прибыльною торговлею, ибо говорят, что должно же откуда-либо извлекать прибыль, хотя бы и из зла.

Впрочем, такой более всех знает, что он грешит, делая из земляного вещества бренные сосуды и изваяния.

Самые же неразумные из всех и беднее умом самых младенцев – враги народа Твоего, угнетающие его, потому что они почитают богами всех идолов языческих, у которых нет употребления ни глаз для зрения, ни ноздрей для привлечения воздуха, ни ушей для слышания, ни перстов рук для осязания и которых ноги негодны для хождения.

Хотя человек сделал их и заимствовавший дух образовал их, но никакой человек не может образовать бога, как он сам.

Будучи смертным, он делает нечестивыми руками мертвое, поэтому он превосходнее божеств своих, ибо он жил, а те – никогда.

Притом они почитают животных самых отвратительных, которые по бессмыслию сравнительно хуже всех.

Они даже некрасивы по виду, как другие животные, чтобы могли привлекать к себе, но лишены и одобрения Божия и благословения Его.

16.

Посему они достойно были наказаны чрез подобных животных и терзаемы множеством чудовищ.

Вместо такого наказания Ты благодетельствовал народу Твоему: в удовлетворение прихоти их Ты приготовил им в насыщение необычайную пищу – перепелов, дабы те, мучимые голодом, по отвратительному виду насланных гадов отказывали и необходимому позыву на пищу, а эти, кратковременно потерпев недостаток, вкусили необычайной пищи.

Ибо тех притеснителей должен был постигнуть неотвратимый недостаток, а этим только нужно было показать, как мучились враги их.

И тогда, как постигла их ужасная ярость зверей и они были истребляемы угрызениями коварных змиев, гнев Твой не продолжился до конца.

Но они были смущены на краткое время для вразумления, получив знамение спасения на воспоминание о заповеди закона Твоего, ибо обращавшийся исцелялся не тем, на что взирал, но Тобою, Спасителем всех.

И этим Ты показал врагам нашим, что Ты – избавляющий от всякого зла: ибо их убивали уязвления саранчи и мух, и не нашлось врачевства для души их, потому что они достойны были мучения от сих.

А сынов Твоих не одолели и зубы ядовитых змиев, ибо милость Твоя пришла на помощь и исцелила их.

Хотя они и были уязвляемы в напоминание им слов Твоих, но скоро были и исцеляемы, дабы, впав в глубокое забвение оных, не лишились Твоего благодеяния.

Не трава и не пластырь врачевали их, но Твое, Господи, всеисцеляющее слово.

Ты имеешь власть жизни и смерти и низводишь до врат ада и возводишь.

Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души.

А Твоей руки невозможно избежать, ибо нечестивые, отрекшиеся познать Тебя, наказаны силою мышцы Твоей, быв преследуемы необыкновенными дождями, градами и неотвратимыми бурями и истребляемы огнем.

Но самое чудное было то, что огонь сильнее оказывал действие в воде, все погашающей, ибо самый мир есть поборник за праведных.

Иногда пламя укрощалось, чтобы не сжечь животных, посланных на нечестивых, и чтобы они, видя это, познали, что преследуются судом Божиим.

А иногда и среди воды жгло сильнее огня, дабы истребить произведения земли неправедной.

Вместо того народ Твой Ты питал пищею ангельскою и послал им, нетрудящимся, с неба готовый хлеб, имевший всякую приятность по вкусу каждого.

Ибо свойство пищи Твоей показывало Твою любовь к детям и в удовлетворение желания вкушающего изменялось по вкусу каждого.

А снег и лед выдерживали огонь и не таяли, дабы они знали, что огонь, горящий в граде и блистающий в дождях, истреблял плоды врагов.

Но тот же огонь, дабы напитались праведные, терял свою силу.

Ибо тварь, служа Тебе, Творцу, устремляется к наказанию нечестивых и утихает для благодеяния верующим в Тебя.

Посему и тогда она, изменяясь во всё, повиновалась Твоей благодати, питающей всех, по желанию нуждающихся, дабы сыны Твои, которых Ты, Господи, возлюбил, познали, что не роды плодов питают человека, но слово Твое сохраняет верующих в Тебя.

Ибо неповреждаемое огнем, будучи согреваемо слабым солнечным лучом, тотчас растаивало, дабы известно было, что должно предупреждать солнце благодарением Тебе и обращаться к Тебе на восток света.

Ибо надежда неблагодарного растает, как зимний иней, и выльется, как негодная вода.

17.

Велики и непостижимы суды Твои, посему ненаученные души впали в заблуждение.

Ибо беззаконные, которые задумали угнетать святой народ, узники тьмы и пленники долгой ночи, затворившись в домах, скрывались от вечного Промысла.

Думая укрыться в тайных грехах, они, под темным покровом забвения, рассеялись, сильно устрашаемые и смущаемые призраками, ибо и самое потаенное место, заключавшее их, не спасало их от страха, но страшные звуки вокруг них приводили их в смущение, и являлись свирепые чудовища со страшными лицами.

И никакая сила огня не могла озарить, ни яркий блеск звезд не в состоянии был осветить этой мрачной ночи.

Являлись им только сами собою горящие костры, полные ужаса, и они, страшась невидимого – призрака, представляли себе видимое еще худшим.

Пали обольщения волшебного искусства, и хвастовство мудростью подверглось посмеянию, ибо обещавшиеся отогнать от страдавшей души ужасы и страхи, сами страдали позорною боязливостью.

И хотя никакие устрашения не тревожили их, но, преследуемые брожениями ядовитых зверей и свистами пресмыкающихся, они исчезали от страха, боясь взглянуть даже на воздух, от которого никуда нельзя убежать, ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы.

Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка.

Чем меньше надежды внутри, тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение.

И они в эту истинно невыносимую и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь, располагаясь заснуть обыкновенным сном, то были тревожимы страшными призраками, то расслабляемы душевным унынием, ибо находил на них внезапный и неожиданный страх.

Итак, где кто тогда был застигнут, делался пленником и заключаем был в эту темницу без оков.

Был ли то земледелец, или пастух, или занимающийся работами в пустыне, всякий, быв застигнут, подвергался этой неизбежной судьбе, ибо все были связаны одними неразрешимыми узами тьмы. Свищущий ли ветер, или среди густых ветвей сладкозвучный голос птиц, или сила быстро текущей воды, или сильный треск низвергающихся камней, или незримое бегание скачущих животных, или голос ревущих свирепейших зверей, или отдающееся из горных углублений эхо – все это, ужасая их, повергало в расслабление.

Ибо весь мир был освещаем ясным светом и занимался беспрепятственно делами; а над ними одними была распростерта тяжелая ночь, образ тьмы, имевшей некогда объять их; но сами для себя они были тягостнее тьмы.

18.

А для святых Твоих был величайший свет. И те, слыша голос их, а образа не видя, называли их блаженными, потому что они не страдали.

А за то, что, быв прежде обижаемы ими, не мстили им, благодарили и просили прощения в том, что заставляли переносить их.

Вместо того, Ты дал им указателем на незнакомом пути огнесветлый столп, а для благополучного странствования – безвредное солнце.

Ибо те достойны были лишения света и заключения во тьме, потому что держали в заключении сынов Твоих, чрез которых имел быть дан миру нетленный свет закона.

Когда определили они избить детей святых, хотя одного сына, покинутого, и спасли, в наказание за то Ты отнял множество их детей и самих всех погубил в сильной воде.

Та ночь была предвозвещена отцам нашим, дабы они, твердо зная обетования, каким верили, были благодушны.

И народ Твой ожидал как спасения праведных, так и погибели врагов, ибо, чем Ты наказывал врагов, тем самым возвеличил нас, которых Ты призвал.

Святые дети добрых тайно совершали жертвоприношение и единомысленно постановили божественным законом, чтобы святые равно участвовали в одних и тех же благах и опасностях, когда отцы уже воспевали хвалы.

С противной же стороны отдавался нестройный крик врагов, и разносился жалобный вопль над оплакиваемыми детьми.

Одинаковым судом был наказан раб с господином, и простолюдин терпел одно и то же с царем: все вообще имели бесчисленных мертвецов, умерших одинаковою смертью; и живых недоставало для погребения, так как в одно мгновение погублено было все драгоценнейшее их поколение.

И не верившие ничему ради чародейства, при погублении первенцев, признали, что этот народ есть сын Божий, ибо, когда все окружало тихое безмолвие и ночь в своем течении достигла средины, сошло с небес от царственных престолов на средину погибельной земли всемогущее слово Твое, как грозный воин.

Оно несло острый меч – неизменное Твое повеление и, став, наполнило все смертью: оно касалось неба и ходило по земле.

Тогда вдруг сильно встревожили их мечты сновидений, и наступили неожиданные ужасы; и, будучи поражаем – один там, другой тут, полумертвый объявлял причину, по которой он умирал, ибо встревожившие их сновидения предварительно показали им это, чтобы они не погибли, не зная того, за что терпят зло.

Хотя искушение смерти коснулось и праведных, и много их погибло в пустыне, но недолго продолжался этот гнев, ибо непорочный муж поспешил защитить их; принеся оружие своего служения, молитву и умилостивление кадильное, он противостал гневу и положил конец бедствию, показав тем, что он слуга Твой.

Он победил истребителя не силою телесною и не действием оружия, но словом покорил наказывавшего, воспомянув клятвы и заветы отцов.

Ибо, когда уже грудами лежали мертвые одни на других, он, став в средине, остановил гнев и пресек ему путь к живым.

На подире его был целый мир, и славные имена отцов были вырезаны на камнях в четыре ряда, и величие Твое – на диадеме головы его.

Этому уступил истребитель, и этого убоялся: ибо довольно было одного этого испытания гневного.

19.

А над нечестивыми до конца тяготел немилостивый гнев, ибо Он предвидел и будущие их дела, что они, позволив им отправиться и с поспешностью выслав их, раскаются и погонятся за ними, ибо, еще имея в руках печали и рыдая над гробами мертвых, они возымели другой безумный помысл, и тех, кого с мольбою высылали, преследовали, как беглецов.

Влекла же их к тому концу судьба, которой они были достойны, и она навела забвение о случившемся, дабы они восполнили наказание, недостававшее к их мучениям, и дабы народ Твой совершил славное путешествие, а они нашли себе необычайную смерть.

Ибо вся тварь снова свыше преобразовалась в своей природе, повинуясь особым повелениям, дабы сыны Твои сохранились невредимыми.

Явилось облако, осеняющее стан, а где стояла прежде вода, показалась сухая земля, из Чермного моря – беспрепятственный путь и из бурной пучины – зеленая долина.

Покрываемые Твоею рукою, они прошли по ней всем народом, видя дивные чудеса.

Они паслись, как кони, и играли, как агнцы, славя Тебя, Господи, Избавителя их, ибо они еще помнили о том, что случилось во время пребывания их там, как земля вместо рождения других животных произвела скнипов и река вместо рыб извергла множество жаб.

А после они увидели и новый род птиц, когда, увлекшись пожеланием, просили приятной пищи, ибо в утешение им налетели с моря перепелы, а грешных постигли наказания не без знамений, бывших силою молний. Они справедливо страдали за свою злобу, ибо они более сильную питали ненависть к чужеземцам: иные не принимали незнаемых странников, а эти порабощали благодетельных пришельцев.

И мало этого, но еще будет суд на них за то, что те враждебно принимали чужих, а эти, с радостью приняв, потом уже пользовавшихся одинаковыми правами стали угнетать ужасными работами.

Посему они поражены были слепотою, как те некогда при дверях праведника, когда, будучи объяты густою тьмою, искали каждый входа в его двери.

Самые стихии изменились, как в арфе звуки изменяют свой характер, всегда оставаясь теми же звуками; это можно усмотреть чрез тщательное наблюдение бывшего.

Ибо земные животные переменялись в водяные, а плавающие в водах выходили на землю.

Огонь в воде удерживал свою силу, а вода теряла угашающее свое свойство; пламя, наоборот, не вредило телам бродящих удоборазрушимых животных, и не таял легко растаивающий снеговидный род небесной пищи.

Так, Господи, Ты во всем возвеличил и прославил народ Твой, и не оставлял его, но во всякое время и на всяком месте пребывал с ним.

Мудрость царя Соломона (сборник)

Список иллюстраций.

(Репродукции гравюр Юлиуса Шнорр фон Карольсфельда).

...

Помазание Соломона на царство.

Соломонова имение.

Соломон и царица Савская.

Песнь песней.

Соломон строит храм.

Соломон поклоняется идолам.

Примечания.

1.

К о в ы – тайные, коварные умыслы, козни ( устар. ).

2.

О б о л – монета.

3.

С и к е р а – алкогольный напиток.

4.

Дар в пазуху – взятка.

5.

В и с с о н – тончайшая белая ткань, реже золотистая.