Меч Чародея.

Глава одиннадцатая. ПЕЩЕРА ОТШЕЛЬНИКА.

Путники вскоре убедились, что Эльг был бесценным проводником. Он летел невысоко над землей впереди отряда и то и дело выписывал замысловатые зигзаги, огибая стороной коварные ямы, незаметные трещины и топкие болотца. Несколько раз со стороны Мертвого леса доносился свирепый, угрожающий вой неведомых зверей. Эльг отвечал им громкими, гортанными криками, и шум в лесу стихал. Без особых приключений Дональд и его спутники дошли до реки, в глубинах которой сиял тонкий месяц.

Юный рыцарь остановил коня, спешился и подошел к самому урезу воды. Противоположного берега видно не было. Серебристый поток бурлил многочисленными водоворотами. Нечего было и думать преодолеть его вплавь.

— Эльг, на этой реке есть броды? — растерянно спросил Дональд.

— Нет, — ответил человек-ящер.

— Может быть, стоит срубить плот? — предложил кузнец.

— Нет, нет, только не плот! — испуганно воскликнул Людушка. — Я такой толстый-претолстый, что меня ни один плот не выдержит. Правда, за последнее время я здорово похудел, но все равно пойду ко дну, словно камень!

— Не бойся, плот из мертвых деревьев не сколотишь, — усмехнулся Эльг. — Эти стволы давно окаменели и утонут быстрее тебя. Не беспокойтесь, я перенесу всех на противоположный берег.

Дональд в сомнении посмотрел на хрупкого Эльга, но возражать не стал. Да и что еще он мог предложить?

Человек-ящер покружил над путниками и внезапно спикировал на Людушку. Толстяк завизжал от страха, почувствовав, как сзади его обхватили холодные гибкие руки. Еще мгновение — и Людушка летел над стремительным потоком.

— Я боюсь воды, боюсь! — вопил людоед. — Не вздумай утопить меня, иначе я тут же тебя съем, даже косточки целой не оставлю!

Но Эльг оказался на удивление сильным существом. Быстро работая короткими крыльями, он вскоре исчез во мгле, унося перетрусившего Людушку. Через несколько минут человек-ящер вернулся, и по виду его нельзя было сказать, что он устал.

— Теперь твоя очередь, Аргут, — сказал он, и кузнец безропотно подчинился.

Меч Чародея

Подошел черед Джердана, и Эльг задумался. К счастью, упряжь, подаренная волшебницей Кориной, была поразительно прочной. Крылатый человек ухватил коня за седло и унес в темноту. Вернувшись, Эльг немного передохнул, а затем уже без труда перенес через Лунную реку Дональда, Полкана и Каррягу.

Все, даже ворчливый пес, были поражены силой и ловкостью Эльга. Юный рыцарь прочувствованно пожал ему руку.

— Ты очень помог нам, Эльг, — сказал Дональд. — С тобой мой отряд стал еще сильнее. Но кто ты и как оказался в этом мрачном месте?

Человек-ящер нахмурился.

— Я же просил, Дональд, — не задавай никаких вопросов. Могу сказать лишь одно: нам с тобой по пути. И надо торопиться — к мечу Торна идет еще одни отряд. Кто-нибудь из вас слышал о горе Трех Братьев?

Аргут насторожился.

— Ну я слышал, — ответил кузнец. Моя родная деревня находится милях в тридцати от нее. Но место там недоброе, его сторонятся даже самые бесшабашные Мигуны.

— И откуда же у этой горы такая дурная слава — поинтересовался Дональд.

— Это длинная история, — уклончиво ответил Аргут. — При случае расскажу. Но сначала нам надо выбраться отсюда. Эта проклятая мгла действует мне на нервы.

— И мне тоже, — поддержал его Людушка, дрожа от холода. — К тому же я очень проголодался!

Карряга зашипела:

— Ну что ж, веди нас, Эльг. Только учти, я не доверяю тебе и не спущу с тебя глаз!

Человек-ящер звонко расхохотался, взлетел и направился прочь от Лунной реки. Дональд вскочил на коня и последовал за ним. Карряга по-прежнему бежала перед Джерданом, постоянно подозрительно принюхиваясь и что-то тихо ворча себе под сучковатый нос.

После нескольких часов пути по холмистой, лишенной растительности местности отряд вышел из синего облака мглы. Был полдень. Солнце скрылось за серым покрывалом, лишь изредка появляясь в разрывах облаков. Накрапывал легкий дождь. С севера дул прохладный ветерок. И все же царство тьмы осталось позади, и все путники с восторгом встретили долгожданный дневной свет.

Все — кроме коряги. Когда лучи солнца ненадолго упали на землю, Карряга подняла к небу узкую голову и завыла так, что даже у хладнокровного Аргута мороз прошел по коже.

Эльг последним преодолел границу ночи и дня. Он закрыл лишенные век глаза лезвием меча и медленно спустился по склону холма. Клинок в его руках внезапно вспыхнул, а затем медленно стал гаснуть.

Дональд с удивлением наблюдал за ним. Наконец Эльг опустил оружие, и юный рыцарь увидел на его лице счастливую улыбку.

— Теперь ты понял, Дональд, зачем мне был нужен этот меч? — звенящим от восторга голосом спросил Эльг. — Без него я не мог бы покинуть берега Лунной реки! Я никогда прежде не видел солнца и сразу бы ослеп…

— Ты всю жизнь провел в разрушенном замке? — сочувственно спросил Дональд.

— Нет, — покачал головой Эльг, — но я очутился там очень давно. На берегах Лунной реки время словно бы остановилось. Даже звезды на небе не движутся. Но час моего освобождения настал. Теперь я хочу лишь одного — мстить!

— Мстить? Кому?

— Настанет день, и ты узнаешь об этом, — уклонился от ответа Эльг.

Услышав эти слова, сидевшая неподалеку Карряга что-то злобно пробормотала.

Отряд устроил небольшой привал, чтобы отдохнуть после тяжелого перехода. Аргут с аппетитом пообедал холодным мясом, улегся на влажную траву и немедленно захрапел. К нему присоединился Полкан. Джердан предпочел попастись на склоне холма. Что же касается Людушки, то он приметил невдалеке рощу и помчался к ней во всю прыть. Вскоре деревья в роще стали раскачиваться, словно от порывов сильного ветра, и тишину наполнили треск ломающихся ветвей и смачное чавканье.

Дональд тоже заснул, пристроив под голову седло. Часа через два его разбудил Эльг.

— Прости, господин, но нам надо спешить, — тихо сказал человек-ящер. — Наши соперники двигаются быстрее, чем я ожидал. Они уже пересекли границы Розовой страны!

Потянувшись и зевнув, юный рыцарь с удивлением посмотрел на крылатое существо.

— Откуда ты это знаешь, Эльг? — негромко спросил он. — Разве ты тоже служишь Пакиру?

Лицо Эльга посуровело, в его глазах вспыхнула неприкрытая ненависть.

— Нет, — глухо ответил он. — Но меч Торна должен достаться нам. Я давно мечтал о нем, с первого же дня моего изгнания.

— Изгнания? Откуда? — с любопытством спросил Дональд.

Эльг долго не отвечал, нахмурившись и опустив голову. Затем он нехотя сказал:

— Пакир изгнал меня с острова Горн, из своего подземного царства. Я могу заслужить прощение Владыки, только вернувшись с Мечом. Мы не случайно встретились с тобой, Дональд! Цель у нас одна и соперники — тоже.

— Кто они?

— Я видел их недавно на берегу Лунной реки, — криво усмехнулся крылатый человек. — Они даже не заметили, что я следовал за ними до самого Летающего моста. Но там один из них сбросил в реку рубиновый глаз идола, и меня едва не ослепила стена пламени. Я спасся лишь чудом.

Дональд попросил нового друга поподробнее описать соперников. Выслушав его, юный рыцарь помрачнел.

— Этих путников я хорошо знаю, — сказал он. — Это, без сомнения, Железный Дровосек, правитель Фиолетовой страны. Соломенного человека зовут Страшила, он некогда был королем Изумрудного города. А вот об их спутниках я прежде ничего не слышал. Говоришь, парня зовут Аларм?

— Да, — кивнул Эльг. — Судя по всему, это рудокоп — я насмотрелся на них в Подземном царстве. Остальные два похожи на нашу Каррягу, только побольше и посильнее.

Дональд презрительно усмехнулся.

— По-моему, ты напрасно беспокоишься, Эльг. Из твоего рассказа следует, что только король Гуд представляет для нас опасность. А этот мальчишка-рудокоп… с ним я как-нибудь справлюсь.

Эльг пожал узкими плечами.

— Не знаю, не знаю, — с сомнением заметил он. — Мост над Лунной рекой был настоящей летающей крепостью…

Он поведал юноше о витязе Фарахе.

— Я дважды вступал с ним в бой и дважды проиграл, — признался Эльг под конец. — Похоже, рудокопу Аларму повезло больше. Если я не ошибся, на нем были серебряные доспехи Фараха, каким-то чудом съежившиеся. Этот мальчишка — искусный и опасный боец. Иначе как он мог завладеть Летающим мостом?

Эльг замолчал и на дальнейшие расспросы Дональда ничего не ответил. Юный рыцарь особенно и не настаивал: пока ему было довольно и того, что он услышал.

К вечеру отряд вновь двинулся в путь. Вскоре далеко на горизонте появилась одинокая гора. С последними лучами заходящего солнца Эльг взмыл высоко в небо, чтобы осмотреть как следует окрестности. Спустившись, он сообщил, что в нескольких десятках миль за горой леса резко меняют цвет с зеленого на золотистый. Это означало, что до Желтой страны уже недалеко.

Ночь отряд провел в лесу, на берегу большого озера. Эльг улетел ненадолго и вернулся с полным мешком яблок и груш. Людушка с Аргуном соорудили несколько удочек и рано утром выловили с десяток крупных рыбин, которых тут же поджарили на костре. Людоед даже прослезился от радости, когда понял: рыбу он есть может! Свою порцию толстяк проглотил с невероятной быстротой и, облизываясь, снова помчался к удочкам.

Дальнейший путь пролегал под сплошным пологом из тесно сплетенных крон деревьев. Эльгу приходилось время от времени подниматься высоко в небо сквозь сплетение ветвей, чтобы уточнить направление движения.

Наконец лес кончился, и перед путниками открылась обширная равнина, испещренная извилистыми оврагами. В двух милях к северу высилась гора, изъеденная десятками пещер. Из одной, самой большой пещеры, вился сизый дымок.

Людушка смешно повел мясистым носом.

— О-о, как вкусно пахнет! — с энтузиазмом воскликнул он. — Сто лет не едал ничего подобного! Клянусь любимой дубинкой папашки, кто-то жарит пирожки с капустой и луком. Господин Черный рыцарь, не навестить ли нам хозяина этой пещеры? Он будет очень рад поделиться с нами своей трапезой, честное-пречестное слово! Я даже стишок подходящий знаю:

Дружок, пригласи на обед людоеда. Но не к себе, конечно, — к соседу.

Правда, остроумно? Ха-ха-ха!

Посовещавшись, Дональд и Эльг решили последовать совету Людушки. Отряд давно уже шел по необитаемой части Голубой страны, где не ступала нога ни одного Жевуна. Кто же мог поселиться здесь, в глуши?

Подойдя к горе, путники увидели хорошо утоптанную тропинку, ведущую по довольно крутому склону ко входу в большую пещеру. По обе стороны тропинки росли фруктовые деревья, увешанные спелыми плодами необычайного вида. Людушка обомлел от восторга, учуяв их удивительные запахи. Однако, к его величайшему сожалению, Дональд строго-настрого запретил даже касаться плодов.

Юный рыцарь спешился и пошел впереди. За ним следом трусил верный Полкан, а чуть поодаль шли все остальные, за исключением коряги и коня.

Карряга возмущалась, как никогда громко и злобно и ни в какую не желала идти в пещеру. А Джердан, как обычно, предпочел попастись на соседнем лужке.

У входа в пещеру путники остановились. Вид у человека-ящера был очень взволнованный, и Дональд спросил его, почему-то вполголоса:

— Ты ничего не слышал о хозяине этих мест, Эльг? Кому он служит, Тьме или Свету?

Крылатый человек покачал головой.

— Не знаю, — так же тихо ответил он. — Но мне знаком этот запах… так пахнут синие деревья!

Друзья ступили в огромный, не менее двадцати футов высотой туннель. Стены его были на удивление гладкими, и Дональд невольно прикоснулся к ним пальцами. Как ни странно, это был гранит, одна из самых твердых горных пород. Пройдя около сотни шагов, путники очутились в обширной пещере. В центре ее находились грубо вытесанные из дерева стол и стул. Хозяин стоял возле крошечного сада из нескольких десятков карликовых деревьев непривычного синего цвета. Это был глубокий старик, безбородый и совершенно лысый, с морщинистым бледным лицом и карими глазами. Его одежда напоминала обычный холщовый мешок, перехваченный в талии веревкой. Несмотря на царящую в пещере прохладу, старик был бос.

Меч Чародея

Дональд смущенно кашлянул, привлекая к себе внимание. Старик обернулся, и брови над карими глазами удивленно поползли вверх.

— Темный отряд? — неожиданно молодым и бархатистым голосом промолвил он. — Ну конечно же… Черный рыцарь… людоед… человек-ящер… Мигун… да, все сходится!

— Вы слышали о нас? — спросил пораженный Дональд. — Но от кого?

Старик печально улыбнулся:

— О-о, этого человека давно нет в живых. Когда-то над ним многие насмехались, и я в том числе. Но потом оказалось, что его предсказания сбываются, из года в год, из столетия в столетие… Да вы садитесь, садитесь!

Старик сделал едва заметный жест, и тотчас возле стола появилось четыре стула. Путники молча расселись. Полкан улегся в ногах у Дональда, не сводя с хозяина пещеры внимательных глаз.

— Вы волшебник? — взволнованно спросил Дональд. Глаза старика весело округлились.

— О нет, Черный рыцарь! Я всего лишь скромный садовник Тамиз. Но некогда в молодости я немало лет прожил в обществе магов. Волей-неволей кое-чему научился — так, совершенным пустякам.

Тамиз слегка пошевелил пальцами, что-то пробормотал — и на столе появилось несколько серебряных блюд, наполненных плодами удивительной красоты. Людушка издал урчащий звук и, не замечая укоризненного взгляда Дональда, начал с невероятной скоростью уничтожать персики, бананы, сливы, яблоки и виноград. Как ни странно, стоявшее перед ним блюдо ничуть не пустело. Аргут последовал его примеру без особого энтузиазма. К изумлению кузнеца фрукты на его тарелке имели вкус превосходной жареной оленины. Полкан в это время грыз большую твердую грушу со вкусом сахарной косточки.

Дональд и Эльг из вежливости также отведали плодов, хотя голода не испытывали. Старик тем временем уселся на своем стуле, продолжая с любопытством разглядывать гостей. Дональд поблагодарил хозяина за угощение и спросил:

— Вы сказали, уважаемый Тамиз, что были садовником. Но кому вы служили? Неужели самому…

— О нет, — рассмеялся Тамиз. — Я стар, но не настолько же! Я даже моложе моей прежней госпожи. Вы, конечно же, слышали о ней — это волшебница Стелла, правительница Розовой страны.

Путники молча переглянулись. Даже людоед перестал жевать, услышав это имя.

Старик жестко усмехнулся, заметив, как помрачнели гости.

— Не беспокойтесь, наши с ней пути давно разошлись, — продолжил он. — Свет оказался слишком ярок для меня… не знаю, понимаете ли вы, о чем я говорю…

Дональд внезапно вспомнил об Элли. Всего несколько недель прошло с того дня, как они встретились в маленьком домике в Канзасской степи. Но сейчас ему казалось, что с тех пор прошли долгие годы…

— Кажется, я понимаю вас, уважаемый Тамиз, — тихо сказал юноша. — В последнее время я тоже предпочитаю тень.

— А я — тем более, — согласно кивнул Аргут. — В моей кузнице всегда, знаете ли, сумерки.

— Что уж говорить о нас, людоедах! — воскликнул Лю душка. — Еще в детстве папашка научил меня стишку:

Солнышко заходит, скорее за работу, Людоедам пора выходить на охоту!

Эльг промолчал. Тамиз внимательно посмотрел на него и неожиданно спросил:

— А что же молчишь ты, раб, порождение мрака? Ума не приложу, как ты выдерживаешь солнечный свет.

— У меня есть меч Мглы, — тихо ответил человек-ящер.

— Меч Мглы? Хм-м… Ты закрыл им глаза, выходя из Ночи в День? — с интересом спросил Тамиз. — Ну конечно же, так поступали все воины Пакира, когда пытались подняться на поверхность. Давненько же это было… Я думал, что мечей Мглы уже и не осталось. Хм-м… странно…

Дональд спросил:

— Что вы делаете в этой пещере, уважаемый Тамиз? Неужели вы живете здесь, словно отшельник?

Старик рассмеялся.

— А я и есть отшельник, мой юный друг. В одиночестве есть своя сладость, уж поверь мне. Всю свою молодость я провел в Розовой стране. Не хвастаясь, скажу: это я создал чудесный сад Стеллы! Но свет начал утомлять мои глаза, а голоса Болтунов — мои уши. Вместо цветов, любящих солнечный свет, я стал выращивать растения, предпочитающие мглу. Тогда Стелла разгневалась на меня, и я покинул Розовую страну. С тех пор я живу здесь, в пещере Дикой горы, и готовлюсь к приходу Тьмы.

Дональд облизал пересохшие губы.

— Я не совсем понимаю вас, уважаемый Тамиз, — осторожно проговорил он.

Тамиз указал рукой на свой крошечный сад.

— Ты видел Мертвый лес на берегу Лунной реки? — спросил старик. — Тьма уже давно царит там, и она погубила все порождения Света.

Деревья, кусты, цветы и даже трава либо исчезли, либо окаменели. Но ныне наступают новые времена, и всю Волшебную страну должны заселить новые растения. Посмотри на эти крошечные деревца, Дональд. Я долго бился над тем, чтобы вывести сорта, которые могли бы жить во тьме, и мне это удалось! Семена моих крошек превратятся лет через двадцать — тридцать в синие сосны, ели, вязы, пихты. Огромные деревья покроют наш край, сменив нынешние жалкие леса. Тьма наступает, ее приход неизбежен, и я готов встретить Новую Эру!

Дональд взглянул на синий сад.

— Выходит, вы, так же как и мы, служите Пакиру? — спросил он.

Тамиз снисходительно посмотрел на него.

— Я служу только самому себе, — мягко ответил он. — Ни разу не был в Подземном царстве, ни разу не разговаривал с его Владыкой. Разве дело в нем? Просто я понимаю: время фей и волшебников Света подходит к концу. Вы слышали последнюю новость? Ее принесли два дня назад аисты из Желтой страны. Виллина навсегда покидает край Торна! А король Гуд добровольно отказался от трона, и Страшила Мудрый не хочет возвращаться в Изумрудный город. Ха-ха, я давно это предвидел! Из прежних великих правителей осталась лишь одна Стелла, но она — воплощенное Добро, прихода Тьмы ей одной не остановить. А теперь появился и ты, Черный рыцарь, со своим Темным отрядом. Я уже говорил, что твой приход был предсказан одним человеком, и это был мой родной дед. Он рассказывал всем желающим древнюю легенду, которая гласит: приход Тьмы начнется тогда, когда могучий Черный рыцарь сумеет завладеть мечом самого Торна! Вот почему я так обрадовался, когда увидел тебя и твоих спутников. Но торопись, мой мальчик, торопись! От аистов я также узнал, что в какое-то далекое путешествие отправились Гуд, Страшила, мальчишка-рудокоп и еще какие-то странные существа. Не сомневаюсь, что Виллина послала их на поиски таинственного урочища Меча.

Дональд поднялся из-за стола. То, что он услышал, наполнило его душу страхом, смешанным с гордостью. Сколько раз, еще будучи в Большом мире, он мечтал о подвигах и о победах над великими воинами и чародеями. И вот свершилось: с его появлением вся Волшебная страна может встать на дыбы! А тогда, после победы, Властелин Тьмы может сделать его…

Юный рыцарь потряс головой, отгоняя от себя сладостные мечты. Поклонившись отшельнику, он сделал знак своим товарищам, и они молча направились к выходу. Дональд подождал, пока все выйдут, и опять повернулся к садовнику:

— Уважаемый Тамиз, вы, кажется, знаете обо всем на свете… Скажите, вы слышали что-нибудь о девочке Элли?

Тамиз нахмурился.

— А-а, фея Изумрудного города… — пренебрежительно ответил он. — Да, конечно, птицы что-то болтали и о ней. Якобы Виллина оставила ее вместо себя Хранительницей края Торна, ха-ха! Старуха, должно быть, совсем выжила из ума. Девчонка такая же фея, как я — Гудвин, Великий и Ужасный! Опасайся не ее, мой мальчик, а Корину. В ее душе есть и Тьма, и Свет, и никто не знает, какая из двух сил возьмет в результате верх. Познакомься с ней, мой мальчик и постарайся подружиться с этой сумасбродкой.

Дональд усмехнулся, вновь поклонился отшельнику и быстрым шагом вышел из пещеры.