Меч Чародея.

Глава первая. ПУТЕШЕСТВИЕ НАЧИНАЕТСЯ.

Меч Чародея

На следующее утро после прощания с Виллиной Сказочный народ собрался на площади перед Желтым дворцом, чтобы решить, как быть дальше. К ним присоединился и малыш Дром. Великан Дол, явно наученный Парцелиусом, предложил для начала избрать правителя.

— Во всех здешних странах есть свои короли да волшебники, — пробасил он, поглядывая на алхимика. — А у нас никого нет. Это нехорошо, над нами будут соседи смеяться. Давайте выберем в короли всеми уважаемого Парцелиуса, и дело с концом! А уж он разъяснит, кому куда идти и чего делать. Правильно я говорю?

Одни, в основном лешие и водяные, заорали:

— Правильно! Пускай Парцелиус правит! Он самый головастый из нас, да еще и слуг подземного колдуна победил!

Другие, главным образом гномы и маленькие ведьмы, возражали:

— Нет, пусть правителем будет Дурбан! Он самый сильный! Это он привел нас сюда, а ваш глупый Парцелиушка все время подзуживал вернуться назад. И подземных победил не он, а Корина. У-лю-лю! Фьи-и-и! Не хотим Парцелиушку, хотим Дурбана!

Шум поднялся нешуточный. Кое-кто даже пустил в ход кулаки, но Дурбан быстро утихомирил спорщиков, рявкнув:

— Хватит!

Голос у него был такой мощный, что гномы даже сели на землю, а маленьких ведьм разметало по всему саду. Когда наконец все утихомирились, Дурбан предложил:

— Самая мудрая из нас — это королева эльфов Логина. Ей сама Виллина поручила с нами нянчиться. Пускай она скажет свое слово.

Логина взлетела повыше в воздух и оглядела толпу. Вид у нее был озабоченный. Перед отлетом Виллина почти час проговорила с королевой эльфов наедине. Старая Хранительница в самом деле попросила Логину опекать Сказочный народ, и королева отлично понимала, какой нелегкий груз согласилась взвалить на свои хрупкие плечи. Новые жители края Торна не были злыми существами. Но большинство из них, кроме разве что гномов, привыкли быть сами по себе и никому не подчиняться. Как научить их жить дружно и мирно? Это была непростая задача.

Логина сказала:

— Без правителя не обойтись. Да, нас пока немного, Желтая страна велика, и жить, скорее всего, мы можем порознь. Но не забывайте, что в Большом мире остались наши собратья. Сегодня же вечером мы с подругами заиграем на своих волшебных флейтах, и все они узнают, что мы достигли цели. Как знать, может быть, и они захотят прийти сюда. Хорошо было бы, если б их встретил правитель Желтой страны: великан, джинн или кто-то еще. Но выбирать должны вы сами. Давайте голосовать, как делают в таких случаях люди!

— Голосовать? Это что еще за штука? — спросил леший и озадаченно поскреб мохнатый затылок.

Логина долго и обстоятельно разъясняла Сказочному народу, что такое голосование. Когда все вроде бы разобрались, что к чему, проголосовали по команде Логины сначала за Дурбана, а затем за Парацелиуса. Первый получил заметное преимущество, и его сторонники бросились было поздравлять великана, но тут один джинн закричал, что он все перепутал и голосовал не за того. Поднялся страшный шум.

Все пытались перекричать друг друга, объясняя, как надо голосовать, а как не надо. В конце концов Логина схватилась за голову и воскликнула:

— Ничего у нас не выйдет. И как это люди справляются? Давайте сделаем так. Кто хочет, пусть считает королем Желтой страны Дурбана, а кто хочет — Парцелиуса. Оба они достойны уважения. А время рассудит, кто из правителей лучше.

На том и договорились. Дурбан и Парцелиус бросили жребий, кому в какую сторону идти. Великану достался восток, алхимику — запад. Затем Сказочный народ разделился на две группы и разошелся в разные стороны. С Парцелиусом пошло не более трех десятков существ, в том числе великан Дол, джинны Араджан, Пурган и Азарк, привидение и, к всеобщему удивлению, малыш Дром. Кто-то из гномов видел, как накануне вечером алхимик прохаживался с маленьким железным человечком на плече и что-то ему втолковывал. О чем они говорили, было неизвестно, но Дром действительно ушел на запад. Почему-то он не захотел проститься со старыми друзьями, и даже своим любимым Изумрудиком, а только издали помахал им рукой.

Меч Чародея

Страшила очень расстроился.

— Это я во всем виноват, — говорил он, расхаживая по большому залу дворца и потрясая мягкими кулаками. — Как я мог за всей этой суетой забыть о Дроме? То я куда-то лечу, то кого-то спасаю — и все это без моего дорогого велика… то есть хотел сказать, малыша! Понятно, что он обиделся. Где были мои замечательные мозги, куда смотрели нарисованные глаза?

Дровосек как мог утешал друга.

— Не расстраивайся, Изумрудик, — вздыхал он. — Видно, время такое несчастное пришло! Только что мы расстались с Виллиной, а теперь и с Дромом… Но с ним-то мы можем свидеться, когда захотим!

— Верно! — повеселел Страшила, хлопнув себя ладонью по лбу. — И как я не додумался до такой простой мысли? Видимо, от расстройства я изрядно поглупел. Ой!

Страшила в недоумении уставился на упавший с потолка кирпич. Впрочем, это был не кирпич, а Том. Неугомонному медвежонку быстро наскучили грустные разговоры, хотя причины для огорчения были и у него: ведь Роза и лис Родни ушли вместе с Дурбаном, к которому успели привязаться за время вынужденной остановки у перевала. Они звали с собой и Тома, но медвежонок решительно отказался. «Изумрудик и Гуд собираются в большое путешествие, — заявил он. — Дело это трудное, без нас, медведей, не обойтись. Вот, например, Элли не взяла меня с собой в полет на Василе. А что вышло? Некому было этих самых драконов побежать… или побеждать? Нет уж, теперь я промашки не допущу, я впереди всех пойду. А то меня опять забудут».

Меч Чародея

Во дворце Том занялся своим любимым делом — начал лазать по стенам, занавескам и шкафам. Упав в очередной раз, он подскочил вверх, словно мячик, несколько раз перекувырнулся через голову, а затем плюхнулся на мягкий диван. Стоя на нем вверх ногами, он спокойно осведомился:

— И долго будем ахать-охать? Мы в путешествие отправляемся или нет? Если нет, то я лучше побегу, может, еще Дурбана догоню. А если да, то тогда идти надо! Глядишь, скоро наша дорогая Элли прилетит и спросит: а где карта? A у нас-то ее и нету!

Страшила кивнул и с уважением поглядел на стоявшего вверх ногами — медвежонка. Он даже пожалел, что не умеет так стоять. Может быть, в этой позе к голове приливает больше умных мыслей?

Меч Чародея

— Том прав, — вздохнул он. — Надо отправляться в поход., — Пойду позову Аларма.

Он вышел на балкон и увидел, как среди клумб беспечно гоняются друг за другом Пеняр и Кустар. Аларм сидел на изящной каменной скамейке и внимательно разглядывал карту Виллины. Услышав окрик Гуда, он свернул пергамент в трубочку и торопливо зашагал во дворец.

Вскоре, сидя за круглым столом, друзья уже вместе изучали карту. Конечно же, она была волшебной. Большую часть края Торна закрывали белые облака. Только кое-где виднелись просветы, и там можно было разглядеть знакомые места: Изумрудный город, Басту, Когиду, дворцы Виллины и Стеллы, дорогу из желтого кирпича, перевал, ущелье Черных драконов и еще кое-что. Но открытые места составляли не более десятой части от всех земель Волшебной страны.

Страшила не поверил своим глазам, когда увидел небольшое пушистое облако, висевшее всего в нескольких милях на юго-восток от Изумрудного города.

— Быть того не может! — заявил он. — Что-что, а Зеленую страну я знаю как свои пять пальцев. Я даже однажды составил подробную карту, опросив гостей Изумрудного города из многих деревень и хуторов. Да и сам я прошел немало дорог, особенно когда на меня находила скука. Нет возле столицы ничего особенного! Что скажешь, Гуд?

Бывший король был озадачен не меньше. В отличие от Страшилы он сам исходил Фиолетовую страну вдоль и поперек и знал все ее селения наперечет. Что касается Голубой страны, то там он родился и немало побродил по лесам, как любой дровосек. Никаких загадочных мест он не видел и даже не слышал о таких. Однако на карте Виллины страны Жевунов и Мигунов были скрыты несколькими десятками белых облаков!

Аларм и медвежонок смотрели на карту Виллины просто с любопытством. Они мало что видели в краю Торна и не могли понять изумления своих друзей.

— Чего ахаем-то? — осведомился Том. — Подумаешь, облака! Лучше обмозговать, куда идти сначала. Только чур не в ущелье драконов — хватит с нас чудищ, навоевались!

Аларм с улыбкой потрепал медвежонка за плюшевое ухо:

— Том прав — надо решать, откуда начнем путешествие. Сдается мне, белые облака рассеются только когда мы обследуем каждое из этих мест. Но как туда попасть — вот вопрос! Матушка Виллина говорила, что и ей не везде удалось побывать. Эти места явно заколдованы, иначе о них бы все знали.

Страшила кивнул.

— По-моему, Виллина не зря нам ничего не подсказала, — заметил он. — Похоже, придется поработать не только ногами, но и головой.

Гуд осторожно похлопал его по мягкому плечу:

— Ну, если речь пошла о мудрой голове, то это о тебе, Изумрудик. Предлагай!

Страшила так долго и напряженно думал, что из его головы вылезли острые иглы и булавки. С трудом затолкав их обратно, он произнес:

— Да здесь и рассуждать-то нечего. Начать надо из самого что ни на есть странного места. А что может быть страннее, чем белое облако рядом с Изумрудным городом? К тому же это почти центр Волшебной страны. Откуда же отправляться в путешествие, как не из центра?

Поразмыслив, все согласились с мудрыми доводами бывшего правителя Зеленой страны. И дружно ахнули — облачко рядом с Изумрудным городом дрогнуло и на мгновение отплыло в сторону, а затем вернулось на место. Но друзья успели рассмотреть высокую одинокую гору, окруженную кольцом рощ.

Страшила хлопнул себя по лбу.

— Я помню, помню это место! — возбужденно закричал он. — Я своими глазами видел странное кольцо рощ, будто кем-то специально посаженных. Только никакой горы там нет, клянусь Великим и Ужасным Гудвином!

— Кто такой Гудвин? — заинтересованно спросил Том. — Это случайно не наш брат медведь?

Все рассмеялись.

— Нет, так зовут одного волшебника, — отсмеявшись, ответил Страшила. — Правда, на самом деле волшебником он не был, понятно?

— Не-е-е, — замотал головой медвежонок. — Понятно другое: раз в Изумрудном городе когда-то жил волшебник, почему бы рядом не быть заколдованной им горе? Страшила с уважением посмотрел на Тома.

— Должно быть, опилки, которыми фермер Роберт набил твою голову, были высшего сорта, — заметил он.

— А как же — с важным видом кивнул Том. — Других не держим!

Через час, собрав свой нехитрый скарб и запас еды для Аларма, путники вышли на площадь, окруженную цветочными клумбами. Мальчик с грустью закрыл поплотнее центральную дверь дворца и постоял несколько минут, прощаясь с местом, где протекло самое счастливое время его жизни. Затем он решительно повернулся и зашагал по уже знакомому ему пути, ведущему к Изумрудному городу. Товарищи поспешили следом, причем Том не преминул забраться верхом на своего приятеля Пеняра.

Дойдя до ближайшей рощи, все остановились и оглянулись на опустевший Желтый дворец.

— Мы еще вернемся! — крикнул Страшила и помахал шляпой.

Путешествие в Зеленую страну заняло почти неделю и не было отмечено никакими особенными приключениями. Аларм совсем недавно прошел этот путь вместе со Сказочным народом и армией Гуда и потому уверенно ориентировался меж лесистых холмов. Памятуя о том, как он завел большой отряд в болота, на этот раз Аларм взял на несколько миль на восток, в сторону от Гнилой топи. Вскоре им стали попадаться фермы жителей Зеленой страны. Они с радостью приветствовали своего бывшего правителя Страшилу и его друзей. От вездесущих птиц Жевуны узнали обо всех удивительных событиях, произошедших в Желтой стране, но все же хотели услышать рассказ очевидцев. Аларм обычно отговаривался тем, что они очень спешат, но словоохотливый Страшила иногда просил его остановиться хотя бы на пять минут. Мигом собиралась толпа. Изумрудик взбирался на плечи Дровосека и рассказывал об осаде Желтого дворца, о приходе Сказочного народа и о прощании с Виллиной. Само собой, он ни словом не упоминал о Пакире и его подземном царстве. И правильно — к чему зря беспокоить людей? Придет время, и все узнают, какая страшная угроза нависла над Волшебной страной. А может, еще и обойдется…

Несмотря на всю свою выносливость, Аларм нуждался в отдыхе. Остальным долгая дорога была нипочем, но мальчик был живым существом и не мог идти без передышки день и ночь.

Однако Аларм не пожелал задерживать отряд. Слегка покраснев, он сказал:

— Впереди у нас долгий путь, и я не хочу его удлинять. Может, мастеру Гуду будет нетрудно понести меня ну хотя бы час-два?

Дровосек охотно согласился. Каждую ночь он нес Аларма на руках, ничуть при этом не уставая. Будил он мальчика только на рассвете, и Аларм к тому времени успевал выспаться как следует.

К полудню путники вышли на большую холмистую равнину. Впереди, в зеленом сиянии, поднимались башни Изумрудного города.