Меч Чародея.

Глава вторая. ГОРА ГУДВИНА.

Горожане встретили путников с такой неподдельной радостью, что Страшила быстро забыл все свои старые обиды. На центральной площади собралась огромная толпа, и бывший правитель Зеленой страны дал волю своему красноречию. По случаю победы над подземными чудовищами старейшины города организовали большой праздник, который продолжался всю ночь. В воздухе расцветали фейерверки, на улицах царило неподдельное веселье. Конечно, горожанам было жаль, что Виллина навсегда покидает Волшебную страну, но что поделать? Зато Элли, их дорогая фея, становится ее преемницей, а значит, Изумрудный город вновь будет столицей всего края Торна. Ура-а-а!

Только к полуночи друзья покинули гостеприимные улицы и отправились ночевать в Изумрудный дворец. Возбужденный своим успехом, Страшила пригласил друзей в Главный зал, где вновь уселся, с явным удовольствием, на троне Гудвина. До самого рассвета они с Дровосеком вспоминали все былые славные дни. Пеняр с Кустаром с интересом слушали их рассказы об удивительных событиях, некогда происшедших в Волшебной стране. А Том занимался своим любимым делом, да так ловко, что лишь дважды сверзился вниз головой на пол.

Аларм, уставший от огромных толп и непривычного для него городского шума, отправился спать в покои Гудвина, но ему никак не спалось на большой, закрытой балдахином кровати. Дворец, окутанный мглой, казалось, полнился странными шорохами. От одной мысли, что здесь некогда жил таинственный Гудвин, Великий и Ужасный, сердце мальчика трепетало. Гудвина уважала сама Виллина, об остальных и говорить не приходится. И при этом первый правитель Изумрудного города вовсе не был волшебником. Как такое могло быть?

Под утро Аларм не выдержал и отправился бродить по бесчисленным залам дворца. Когда стало светать, он поднялся на верхний этаж и обошел все комнаты, внимательно вглядываясь в окна. Как он и ожидал, никакой горы на востоке не было видно. Почему же это место на карте Виллины скрывало облако?

Вскоре к Аларму присоединились Гуд с Изумрудиком. Страшила лично осмотрел все окрестности города и заявил:

— Вот видите, ничего нет! Что-то Виллина напутала. Нет в Зеленой стране гор, уж я-то знаю!

Дровосек недоуменно пожал железными плечами.

— Что будем делать? — растерянно спросил он.

И тут Аларм обратил внимание на узкую винтовую лестницу, ведущую наверх.

— Интересно… — произнес он, кладя руку на перила. — Поглядим, что ли?

Страшила испуганно замахал руками:

— Ты что говоришь? Да эта же лестница ведет в кабинет самого Гудвина!

— Ну и что? — недоуменно спросил мальчик. — Постойте… Сколько же на ступеньках пыли… Разве никто не заглядывал туда после отлета волшебника в Большой мир?

Страшила озадаченно посмотрел на него:

— Д-да… То есть нет… Мне в в голову не приходило такое! Это же личная комната самого Гудвина, понимаешь? И потом, во дворце полно комнат. Зачем же мне было лезть сюда, на самый верх? Ручаюсь, что даже Корина здесь ни разу не появлялась. Ведь Гудвин для нас — почти то же самое, что Торн! О нем слагают легенды, поют песни… Это он подарил мне замечательные мозги, а Дровосеку — сердце. Как же мы можем забыть о таком?

— Но вы же сами говорили, что Гудвин не был волшебником? — удивился Аларм.

— Э-э… да… То есть нет! — возразил Страшила. — Вернее, это великая тайна, верно, Дровосек?

Гуд кивнул. Когда-то давно они договорились никому не выдавать секрет великого обманщика, чтобы не разочаровывать жителей Волшебной страны. Со временем они и сами стали верить, что Гудвин был Великим и Ужасным чародеем.

Но Аларм ничего этого не знал и потому не отступил. Насмешливо хмыкнув, он стал подниматься по лестнице.

— Стой! — испуганно закричал Изумрудик. — Дверь наверняка заколдована! Или за ней тебя поджидает чудовище — Гудвин был мастером на такие шутки!

Мальчик даже не обернулся. Его разбирало любопытство, и никакие чудовища не могли бы его остановить.

Добравшись до крепкой дубовой двери, он остановился. А что, если и впрямь закрыта колдовскими чарами?

После недолгих раздумий Аларм попросту нажал на ручку — и дверь распахнулась!

Страшила, стоявший внизу, ойкнул и закрыл рукою глаза, ожидая чего-то невероятного и жуткого.

Но ничего не произошло. Аларм вошел в комнату, и некоторое время его не было слышно. Затем мальчик вновь появился в проеме двери — глаза его были распахнуты, рот широко открыт. Аларм пытался что-то сказать, но не смог и в конце концов просто призывно махнул рукой.

Страшила и Гуд переглянулись и буквально взлетели вверх по лестнице, ожидая самого ужасного. Однако комната, в которую они попали, выглядела весьма мирно. Здесь стоял мягкий зеленый диван, маленький столик, шкаф с хрустальной посудой и верстак, засыпанный стружками. В углу помещалось чучело какого-то странного зверя с драконьим телом, пятью глазами и выдающимися вперед челюстями, усеянными мелкими острыми зубами. Чучело было недоделано и тем не менее выглядело почти как живое.

Но отнюдь не дракон ошеломил Аларма. Мальчик подбежал к хрустальному окну и указал на юго-восток. Там, в окружении пяти пышных рощ, возвышалась коническая гора, обвитая спиральной дорогой, доходившей до самой вершины. Над горой висело белое пушистое облачко.

— Не может быть… — прошептал Страшила, вытаращим глаза. — Это, наверное, просто картинка на стекле…

Вместо ответа Аларм распахнул окно, и в комнату ворвался свежий ветер. Гора осталась на месте.

Не говоря ни слова, Страшила спустился по лестнице, а затем вновь поднялся, но уже не торопясь. Вид у него был крайне озабоченный, но изумление уже прошло.

Из остальных окон не видно никакой горы, — заявил он. — Должно быть, Гудвин знал какой-то секрет… Я же говорил, что он был великим мудрецом! Так или иначе, нам надо хорошенько запомнить дорогу к этой горе-невидимке.

Подойдя к окну, трое друзей внимательно оглядели окрестности горы. Они заметили, что из соседней рощи к ней тянется хорошо утоптанная тропинка.

— Все понятно, — сказал Гуд. — Надо найти эту тропинку, и она приведет нас к горе Гудвина. Конечно, гора тоже заколдована, но зато мы знаем, как ее искать!

На том и порешили.

Когда солнце поднялось над лесистым горизонтом, друзья вновь выступили в путь. На этот раз их никто не заметил и не провожал — горожане спали, утомленные ночным празднеством. Гуд осуждающе покачал головой, глядя на храпящих около ворот стражников, но будить их не стал.

Обойдя городскую стену, путники отправились на восток. Настроение у всех было приподнятое. Наконец-то началось их настоящее путешествие, и оно виделось всем, особенно Тому, в розовом свете. Медвежонок лихо скакал на Пеняре впереди небольшого отряда и распевал только что сочиненную песенку:

Мы идем в Большой поход. Ура-а-а! Страшила, который набит соломой, Дровосек, сделанный из железа, Аларм, смелый и сильный воин, Кустар, знаменитый своими колючками, Пеняр, славный и веселый парень, А главное, самый смелый, славный, веселый и добродушный из медведей Том. Ура, ура, ура, ура!!!

Прохладный утренний ветерок обвевал им лица, но день обещал быть жарким. Аларм не выдержал, снял свою роскошную лисью шкуру и спрятал ее в рюкзак. Доспехи ему тоже хотелось снять, но он не рискнул это сделать. Мальчику было не привыкать к длительным переходам. Некогда вместе с Роханом они обошли почти половину Желтой страны, но там было куда прохладнее.

Вспомнив о Рохане, мальчик помрачнел. «Неужели мы действительно никогда больше не увидимся?» — подумал он и вздохнул.

Пройдя несколько миль, путники подошли к большой роще кленов, тополей и ветвистых вязов.

Страшила сказал:

— По-моему, из этой самой рощи и выходит тропинка, ведущая к горе. Надо обойти ее со всех сторон — где-нибудь тропинка да найдется.

Так они и сделали, но никакой тропинки не нашли. Посреди кольца из пяти округлых рощ располагалась очень большая поляна, заросшая высокой сочной травой. Аларм вместе с Дровосеком пересекли ее в нескольких местах, но ничего не обнаружили. Затем они стали прочесывать рощу, пытаясь отыскать хоть какие-то следы тропинки, но не тут-то было.

В конце концов путники уселись под высоким вязом на старом бревне, не зная, что делать дальше. Настроение у всех, даже у Тома, упало. Веселого, легкого путешествия что-то не получалось.

Через полчаса на поляну выехала повозка, которую тащил мохнатый понурый пони. Им управлял старик в широкополой зеленой шляпе. Спустившись на землю, старик достал из повозки косу, немного поточил ее, а затем начал методично косить траву. Заметив сидящих неподалеку путников, старик даже крякнул от удивления и едва не выронил косу.

— Вот это дела! — выпалил он, глядя на Страшилу и его друзей. — Сам Мудрый правитель пожаловал на Мокрый луг!

Сняв шляпу, он низко поклонился, что в его солидном возрасте было совсем нелегко.

Страшила вскочил с бревна и подбежал к старику.

— Что же вы мне кланяетесь, дедушка, укоризненно воскликнул он, — Я давным-давно никакой не правитель, разве вы не слышали? Сейчас в Изумрудном городе царствует фея Элли, а до нее много лет на троне сидела колдунья Корина.

— Да ну? — искренне удивился старик, с трудом распрямляя спину. — Хороши же дела творятся в Изумрудном городе! По правде говоря, я там давненько уже не был, хоть и живу почти рядом. Но мое дело простое, крестьянское. Всю жизнь провозился с лопатой да косой в руках, куда мне следить за колдуньями и феями. Да и живу я на ферме давным-давно один. Дети, почитай, лет десять меня не навещали. Значит, сейчас у нас правит Элли? Это хорошо, это правильно.

— Вы помните Элли, дедушка? — обрадовался Страшила.

— А как же! — ответил фермер. — Однажды в молодости я пошел по дороге из желтого кирпича, чтобы, значит, травы накосить для моей лошадки. Вижу диво дивное: идут по дороге девочка ростом повыше меня, а с ней железный человек, лев и пуга… то есть вы, уважаемый Страшила. Я так и простоял часа два с разинутым ртом. Молодой был, ясное дело, глупый…

— И в этих местах вы в то время бывали, дедушка? — спросил Страшила.

— А как же не бывать! Бывал. Трава здесь самая сочная в округе, потому как родников тут много. Я на этом лугу с самого детства косил, еще когда был жив мой дед.

— Интересно, а вы никого тут не встречали? — вкрадчиво спросил Изумрудик. — Ну, скажем, такого лысого человечка, в зеленом сюртуке, с пышными бакенбардами — словом, непохожего на всех жителей нашего края?

Старик оперся на косу и надолго задумался. В это время, заинтересовавшись, к ним подошли Гуд с Алармом.

Меч Чародея

— Ну как же, видал, — наконец сказал старик. — Один раз видал. Кошу я траву, а он идет в рощу да оглядывается, словно кого-то опасается. Но меня не приметил. Зашел во-он за тот старый вяз — он и тогда был таким же старым, обошел его кругом, попрыгал на одной ножке и пропал! Честное слово, пропал! Я чуть себе ноги не скосил от удивления. Часа через два он опять появился возле вяза, словно с неба свалился. Увидел меня — и как припустит в сторону города!

Низко поклонившись, Страшила сказал:

— Спасибо большое, дедушка, вы нам очень помогли. А теперь наша очередь вам помочь. Друзья, кто из вас умеет косить траву?

Выяснилось, что Аларм был хорошо знаком с косой, да и Гуд не забыл тех времен, когда во время уборки урожая откладывал в сторону топор и помогал фермерам собирать пшеницу. По очереди они вдвоем быстро скосили половину луга. Кустар и Страшила разложили скошенную траву так, чтобы она быстрее сохла. Том с Пеняром весело прыгали вокруг них, больше мешая, чем помогая. Старик, тем временем, уселся в теньке рядом с повозкой и, покачивая головой, бормотал:

— Ну и дела! Сразу два правителя, Страшила и Дровосек, для меня траву косят. Никто из соседей небось не поверит!

Нагрузив полную повозку, путники проводили старика, а затем дружно побежали к вязу, стоящему на краю рощи. Пеняр успел опередить всех. Том кубарем скатился с него и закричал:

— Чур, я первый!

Делать было нечего, и просьбу медвежонка пришлось уважить. Он с гордым видом обошел вокруг вяза один раз, а затем проделал то же, прыгая на одной лапке. Допрыгав до поляны, он вдруг исчез.

— Уф! — выдохнул Аларм и вытер со лба пот. — Получилось!

Он проделал такие же два круга и тоже растворился в воздухе. За ним последовали Страшила и Дровосек. Кустару и Пеняру пришлось потруднее — они не привыкли прыгать на одном корне, но после нескольких неудачных попыток им это удалось.

Меч Чародея

Друзья оказались у подножия высокой бурой горы, вершина которой утопала в белом как молоко облаке. Хорошо утоптанная тропинка вела к дороге, которая спиралью поднималась наверх. Не раздумывая путники начали восхождение. Странное дело, но по мере подъема окружающая местность менялась, да так, словно кто-то крутил колесо времени назад. Приблизительно на середине пути друзья увидели еще не достроенный Изумрудный город. По башням дворца ползали строители, устанавливая на вершинах шпилей крупные изумруды. Когда же друзья добрались до вершины, то от столицы Зеленой страны не осталось и следа. Видимо, они попали во время, когда Гудвин еще не прилетел.

На вершине их ждали еще два сюрприза. Поначалу все окутывал туман, но стоило Аларму достать из своего рюкзака карту Виллины, как белесая пелена быстро рассеялась и в голубом небе вновь засияло солнце. То же самое произошло и на карте — белое облачко в центре Зеленой страны растаяло, и на его месте появилось изображение горы. Под ним вспыхнула красная надпись: «Гора Гудвина».

— Почему Гудвина? — пробормотал Страшила. — Непонятно, при чем здесь… ой-ой-ой!

Бывший правитель, хотя и был сделан из мягкой соломы, отнюдь не был трусом. Но сейчас он подпрыгнул, словно заяц, и дал деру. Гуд удивленно обернулся — и с глухим стоном схватился за пластину на груди, под которой билось его замечательное шелковое сердце.

В нескольких шагах от них, на округлом валуне сидел… сам Гудвин. Великий и Ужасный задумчиво глядел на зеленую равнину, на которой он когда-то построит — или построил? — Изумрудный город.

Аларм и оба живраста тоже были удивлены, но они никогда не видели Великого и Ужасного волшебника и потому ничего поначалу не поняли. Что касается Тома, то он был очень непосредственным медвежонком. Без тени смущения он подошел к сидящему на камне человеку и протянул ему лапку.

Меч Чародея

— Привет, меня зовут Том, — вежливо сказал он. — Меня сделал дядя Роберт из лучшего в мире плюша и… ой!

Лапка медвежонка прошла сквозь руку Гудвина, как сквозь воздух. Сам же лысый человек даже не пошевелился, точно не заметил стоявшего перед ним Тома.

Это… это… это призрак! — пискнул медвежонок и закрыл лапками глаза.

Прошло немало времени, прежде чем путники успокоились. Да, на валуне сидел не сам Гудвин, а его бесплотная и к тому же застывшая копия!

— Колдовство, да и только! — развел руками Страшила. — Интересно, кто мог заколдовать Великого и Ужасного? Или он заколдовал сам себя? Ума не приложу, хотя ум мне подарил тот же Гудвин…

— А мне интересно другое, — сказал Аларм. — Вы видите, куда этот призрак смотрит?

Далеко-далеко на юго-западе посреди леса стояло странное здание, увенчанное семью белыми башнями. Без всякого сомнения, Гудвин смотрел именно на него.

— Вот вам и ответ, куда идти дальше, — нервно усмехнулся Аларм. — Только где находится этот дворец?

Страшила озадаченно почесал затылок.

— Вроде бы в Голубой стране, — нерешительно ответил он — где-то неподалеку должен быть замок Людоеда… да вот же он среди высоких елей, видите? Это совсем близко от дороги из желтого кирпича. Помнишь, Дровосек, как мы однажды там попали в ловушку?

Гуд кивнул:

— Я также помню, что от замка Людоеда до Изумрудного города дня два пути. Может, попросим у фермеров пони? Хм-м… что-то я плохо вижу этот белый дворец…

Он снял с плеча рюкзак, достал из него большую подзорную трубу и только было хотел приставить ее к глазу, как Том завопил:

— Стой! Не смотри в эту трубу! Не смотри!

Гуд удивленно опустил подзорную трубу, а затем охнул и с размаху стукнул себя ладонью по лбу — так, что по вершине горы прокатился звон.

— Тьфу, как же я мог забыть про подарок Элли! — огорченно воскликнул он. — Она же меня, старого дурака, предупреждала: мол, эта труба не простая, а волшебная и сумеет здорово сократить нам путь. А вот как ею пользоваться, я вспомнить не могу…

Том важно выставил вперед лапку.

— Это дело поправимое, — пробасил он, пытаясь выглядеть посолиднее. — С нами, с медведями, не пропадешь! Я эту самую трубу отлично знаю, с ее помощью я однажды сразу от двух драконов убежал. Кстати, я об этом рассказывал?

— Рассказывал, рассказывал, — поспешил заверить его Страшила, опасаясь, что болтливый медвежонок затянет долгую историю. — Только как пользоваться волшебной трубой, ты не говорил. Небось забыл?

— Вот еще! — возмутился Том. — Значит, так: возьмитесь за руки… да нет, не так, а чтобы из вас получилась цепочка! Хорошо. А теперь ты, Аларм, бери меня за лапу, чтобы я, значит, стал первым. Понятно? А теперь дай мне трубу.

Гуд вручил подзорную трубу Тому. Тот деловито оглядел друзей — все ли они взялись за руки? — а затем поднял трубу к глазам.

Через мгновение шесть путешественников оказались возле стен белого дворца.