Наше мировоззрение (сборник).

НАШЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ.

По прошествии почти полтысячелетия с начала Великой Испанской Эпопеи единения и любви, развернувшейся в Америке, я, плод этой любви Испании, прибыл сюда, в земли господина нашего, дона Филиппа, чтобы передать вам (выражаясь на ясном испанском языке) мудрость, утерянную вместе с Александрийской библиотекой, мудрость, которую вы сможете восстановить через меня.

Здесь, в магической точке этой звезды, в Эскориале, усыпальнице королей, таком же мавзолее, как и пирамиды, мавзолее, где короли Испании ждут своего воскресения!

Арии кремировали умерших, другие народы погребают их в земле. Но существует и третий способ, способ великих йогов, которые не сжигают тела, но хоронят их, ибо способны растворить их, дезинтегрировать, и по вскрытии могил, там обнаруживают не труп, но Меч. Это — те, кто победили в сражении за бессмертие. То же самое происходило и с высшими мудрецами Даосизма.

Об этом и мы будем говорить, находясь в этой чакре Земли (быть может, в чакре Анахата), рядом с магическим Эскориалом, в честь моего короля дона Филиппа, сына возлюбленной, что умерла столь юной и столь прекрасной. Я прибыл с Южного Полюса, из города Предела, воздвигнутого трагическим героем Педро Сармьенто де Гамбоа в Магеллановом проливе в честь этого короля: из города Короля Филиппа, открытого трагическим ветрам немилости и судьбы. Я приехал сюда замкнуть круг. Круг визиготтской крови, столь героическии в таком обилии пролитой там, крови "моих лучших гусманов", как говорил наш король. Guzman — дословно "благой человек".

Я приехал с земли Утренней 3везды, что зовется также Вечерней Звездой, OYEUY и YEPUY на языке мапуче, на языке детей этой земли — арауканцев.

НАША КОСМОГОНИЯ.

Наше видение мира, или наше мировоззрение (WEL TAN SCHAUUNG) просто и грандиозно это — космическая война.

Объяснение даже самого простого факта является труднейшей задачей, особенно когда речь идет о переводе на язык рационального мышления. Как и всегда, древние помогают нам в этом. Они используют символический, поэтический язык, язык космической поэзии, который обращается к иным центрам человека, и другому мозгу или к другим отсекам мозга, еще не развитым или атрофированным из-за отсутствия практики. Существует множество мозговых центров в человеке, как в его физическом теле, так и вне его. Мои книги помогают возобновить деятельность этих иных центров, и их нужно восприниматьчем-то большим, чем простой рассудок. (Особыми способностями к такому пониманию наделены высшие женщины, потому что, в отличие от мужчин, женщины вбольшинстве своем мыслят с помощью эмоционального центра, симпатического плексуса). Но наше WEL TAN SCHAUUNG, наша Космогония, должна быть понята Духовным мозгом. Высшим Сознанием, противостоящим Коллективному Подсознанию— высшим персонифицированным Сознанием.

Достижению этой цели служит музыка. В особенности музыка Баха. И только тогда, когда рациональный ум превзойден другой формой мышления, когда он находится в услужении, в распоряжении Божественной Сущности или надличностного Архетипа, когда «я» сливается с Монадой, происходит магия мгновенного познания, немыслимой мысли, не воспоминаемого воспоминания.

ВЗРЫВ.

Невозможно проникнуть в тайну первоначального взрыва (Big Bang). По аналогии с историей атомной бомбы мы можем сделать вывод, что именно здесь заключено начало Зла, начало извращения науки и технологии. Тот, кто произвел Первовзрыв во Вселенной, видимой земными, телесными очами, сделал это из злых побуждений, даже если это и был результат случая, случайности. В этом Взрыве — истоки создания пар противоположностей, атомов, частиц, астральных ветров, небесной механики и химии, законов, времени, притяжения и вечного возвращения одного и того же. Из этого Взрыва появились космические облака, светила, солнца, галактики. И все начало распространяться, расширяться, перемещаться в поисках некоего жизненного механического пространства. Это — империализм материи, Вселенной видимого света и ее неумолимых законов. Это — вторжение, происходящее за счет того, что представляется Ничем, но что в действительности является Иной Вселенной, управляемой не механическими законами Взрыва, а "иными законами" или же "вообще без закона", как определил это Ницше. Назовем эту Вселенную Вселенной Духа.

Это может показаться неким гностицизмом и даже дуализмом, но лишь чисто внешне, поскольку кроме этих двух Вселенных существует еще множество других, невероятных, как. продукты чистого воображения, подобных частица м квантовой механики, «майндонам» (от разум) или "вымышленным числам". Несуществующие вселенные, которые, однако, существуют.

Наше видение Космоса — это не манихейский дуализм (и следовательно не гностицизм). Это скорее — тантриам, Вотанизм, плюралистическое язычество.

Чтобы представить себе эффекты, обратимся к самому Первовзрыву и распространению его вируса в иной Вселенной, определяемой как Ничто.

Очень трудно постичь то, каким образом материальная Вселенная, подчиненная точным законам, основным законам химии, может опираться на Ничто, не будучи сама вечно творимой (что противоречит конечному числу ее механических сочетаний), но повторяясь в вечном возвращении одного и того же, но именно так — и только так — складывается база, которая поддерживает ее реальное или иллюзорное существование. Однако вследствие гравитационной энтропии эта экспансия должна была бы быть ограниченной, если бы Круг Возвращения не питался бы энергией, которую он крадет у этой иной Вселенной (где она бесконечна), извращая ее жаждой власти, вечно возобновляющейся "вампирической акцией", порабощением Времени, Бога Кроноса, превращениемего в эона-прислужника, в митраистского Зервана. Круг Вечного Возвращения расширяет сферу своего распространения, проникая в иную Вселенную, вторгаясь в нее, искажая ее первоначальную чистоту, как совратитель, как «империалист». Он «питается» (если можно так выразиться) этой чистотой, этой «кровью», что дает ему возможность продолжать свое существование и увековечивать двою конечную энергию благодаря такой экспансии. Этот круг и проистекающее из него порабощение расширяются, повторяясь. Подобно расплывающемуся пятну, Зло распространяет свое тлетворное влияние, свой ужасающий замысел, свое пространство и свое время.

Империализм (но не Империя — Imperium) — это начало упадка. Кронос, Время вращается по орбите вокруг какой-то точки, подобно тому, как мы движемся вокруг Кроноса-Сатурна. Это движение порождает гравитационные волны, которые поглощают нашу энергию и влекут нас к смерти. Экспансия видимой Вселенной происходит по тактическим спиралям, в согласии со стратегией развертывания, подобно петлям. Поэтому вечное Возвращение теряет свою силу в каждом витке.

И поэтому на одном из его поворотов начинается Рагнарёк (Ragnarokr), сумерки Богов, в финале Кали-юги, железного века, нынешнего века.

Солнечный ветер может достичь зоны Великой Тишины, тотальной тишины, куда, казалось бы, не доходит никакая вибрация. И даже свет всасывается Черными Дырами, Черным Солнцем или "Звездной Трубой", Свастикой, где все обрушивается само на себя, все видимое и известное рациональному уму. Это — «Имплозия» (от латинского implodere — буквально "ворваться внутрь", противоположность (implodere) — буквально "взорваться, вырваться во вне" — прим. перев.), это — шагк иной Вселенной, к антиматерии, которая развивается в другом направлении и в которой господствует иное время. Время, еще неиспользованное, резервное. Еще не воплотившися, еще не пригвожденный к Полуденной Скале Вечного Возвращения Бог. Вечность — это неиспользованное Время, Время, хранимое в резерве, — говорил великий писатель и поэт Кнут Гамсун.

Механическая, основанная на теории Взрыва наука верит в то, что видимая Вселенная насчитывает около десяти миллионов лет, и что она прекратит свое существование в определенный срок.

Мудрые риши ведической Индии определяли периоды вечного Возвращения как Кальпы, Манвантары и Юги. Круги внутри других кругов. Мы находимся сейчас вблизи конца, когда поток бытия встречается с раскрытой пастью Волка Фенрира, в Кали-юге, в четвертом периоде, в железном веке (предыдущие три: бронзовый, серебряный и золотой, золотой век — первоначальный рай). Наша космогония знает и о пятой эпохе, которая наступит как результат Суда Кали-юги, о свинцовом веке, веке неописуемого ужаса. Таковы символические фигуры тантрической Алхимии, и именно со свинца вновь начинается процесс инволюции, после его трансмутации в нечто иное (после возвращения к Золотому веку, к Сатья-юге). В свинцовую эпоху сызнова начнется Великое Делание Героев. Там через Имплозию или анти гравитационную науку станет возможной победа над антропией, над истертостью и «усталостью» материи. Эпохи будут выстраиваться в обратном порядке до тех пор, пока не будет добыто питьевое золото, Алхимическое Золото, aurum potabile, которое дарует бессмертие в теле Красной Враджы (Rubero — Красные Звезды-Гиганты). Этого можно достичь и до наступления Конца, осуществив прыжок в Иную Вселенную, Выход. Арийские риши называют «враджей» эту красную материю, остановленную как раз в критический момент ее расширения ("империализм" и истертость), закрепленную в БеломКарлике, немногим раньше второго, рокового этапа своего упадка, для тогочтобы превратиться в мумию Небосвода (которая весит столько же, сколькои свинец) или дезинтегрироваться в "обратном взрыве", вкладывая свою потерянную материю в чрево Некой Вещи, походящей на робота голема, который питается этим разрушением, чтобы таким образом начать все снова в другой Кальпе, в других циклах, в Вечном Возвращении.

Говорят, что мир — скорее мысль, чем машина. В таком случае, это — дурная мысль. И скорее кошмар, чем сновидение. Потерпевшее крах изобретение, чудовищная имитация. Извращение чего-то, что было Иным.

ДЕМИУРГ.

Если верно то, что исток видимой Вселенной во Взрыве, то очевидно что «нечто» предшествовало Взрыву, нечто, что находилось по ту сторону и потом взорвалось. Даже если это было само Ничто, а точнее Иная Вселенная, недоступная материальному взору, иная материя. В какой-то точке Вселенной, в пространственно-временном комплексе, управляемом иными законами или вообще без законов… Нечто несуществующе-существующее, предшествовавшее Взрыву (Эксплозии) и Имплозии, эволюции и инволюции, находящееся за внешним и внутренним, но вырвавшееся с другой стороны и взорвавшееся.

Однако это произошло лишь в одной из бесконечных вселенных, которые существуют параллельно, оставаясь различными и совершенно не похожими другна друга, подобно богам.

Почему это случилось? Было ли это простой случайностью или Некто спровоцировал это? Захотев выйти из вечности, из Ничто, чтобы произвести на свет эту дурную копию чего-то иного, что было невидимым, но бессмертным, прекрасным, вечным… То Недвижимое, что находилось по ту сторону, не могло бы ни выйти, ни стать несовершенным и волнующимся без вмешательства Кого-то, кто находился вовне и воплотился. Без воображаемой точки опоры. Без некоего подобия Робота, Космической Машины, Голема, который вышел из-под контроля и попытался создавать на свой лад, "по своему образу и подобию". Как если бы на прекрасное творение Леонардо наложили бы мерзости Пикассо. Так что существование всей механической Вселенной, видимой материи, стало плохой копией, выполненной на прекрасной и драгоценной ткани сатанинским плагиатором. Палимпсестом. И именно поэтому в Природе, в лоне которой мы сейчас находимся, чувствуется присутствие иной, альтернативной Вселенной, что была заключена в темницу и подвергнута пыткам. В существах ее населяющих, в ее минералах, растениях, горах, реках, морях и даже звездах — во всем чувствуется ностальгия по утерянному совершенству, по Раю, который был и остается скрытым где-то внутри, в глубине.

И тот, кто сделал это, кто распространил этот мир, ставший мало-помалу жестоким и чудовищным продуктом вырождения, кто породил эту бессмыслицу, эту "сказку, рассказанную идиотом", кто заключил в темницу бессмертных, сковав и извратив их, кто распростер свою Империю и свой тлетворный дух даже вплоть до жилища блаженных — был Роботом, Демоном, Демиургом, Иллюзией, существом, лишенным онтологической реальности. Майей.

И это существо способно выжить в согласии со своими собственными механическими законами гравитационной энтропии лишь благодаря жертве бессмертных, высасывая их энергию и выпивая их священную кровь. И эта мертвая вселенная продолжает разрастаться вплоть до параллельных и противоположных миров. И таким образом она продолжает пятнать красоту и чистоту этого Несуществующего Цветка, несуществующего, но в то же время более реального, чем что-либо существующее здесь, по ею сторону.

ОТВЕТ БЕССМЕРТНЫХ.

Наше мировоззрение — мировоззрение воинов. Оно порождено войной. Ибо в начале времен Некто объявил войну бессмертным, намериваясь похитить у них бессмертие, разрушив Асгард, Вальхаллу. Бессмертные не объявляли войны. Нет, она была навязана им, так что они вынуждены были реагировать на угрозу быть накрытыми иной «тканью», плагиатом, который погасил бы их небеса, их жилища, их изначальное Яйцо, который разрушил бы их тотальность.

Реакцией было вступление в войну и использование той же тактики и стратегии, что и атакующий: проникнуть во вражескую Вселенную, облачившись в посюстороннюю материю, чтобы подорвать эту Вселенную изнутри, оставляя при необходимости заложников, ставя на карту все в великом сражении циклов, добровольно идя на риск стать узниками Круга Вечного Возвращения.

Существуют бесчисленные миры, отличные друг от друга, но размещенные не в разных пространственных секторах, а как бы накладываясь друг на Друга, миры, скрещивающиеся или параллельные, не встречающиеся и не чувствующие друг друга, но контактирующие друг с другом интуитивно. В одном из этих миров, словно странное проклятие (Произнесенное Проклятие), и возник Демиург. И проник во Вселенную Духа, как болезнь, как вирус Uitralalve называли его арауканцы) взрывного характера. Он открыл там Окно или Рану и проник через них внутрь. И именно этот Взрыв вызвал цепную реакцию, достигшую ультра космического Яйца, космогонического Эроса, округло замкнутого, целостного в себе самом. И он разбил, разделил его.

Вот где начало Зла, разделения Антропоса, Мелотезии. Потустороннего светила, Виманы, Тотального Человека. Там же коренится и плагиат Демиурга и извращение этой Вселенной, которая некогда была чистой, прекрасной и совершенной. Взрыв разделяет, «атомизирует». Из интегральности изначального Яйца Демиург добывает путем разделения свои царства и породы, свои минералы, свои горы, реки, моря и воздух, своих животных и свои растения. Ностальгия во взгляде этих существ — даже во «взгляде» существ неодушевленных — это ностальгия по утерянной тотальности, по украденному единому миру (unus mundus). Извращение первоначального мира выражается в инволюции его субстанции. И наоборот, плагиат Демиурга на изначальной ткани соответствует неудавшейся попытке процесса эволюции, застрявшей на одной точке из-за творческой немощи, застывшей без возможности дальнейшего развития на неандертальском человеке, огромной гуманоидной обезьяне, как в продукте инволюции Человеческого Архетипа. Демиург скопировал человеческую форму Космического Архетипа, Антропоса, Тотального Человека, Бога, но он был не в состоянии наделить его душой. Более того, он извратил Божественного Человека, заключив его в тюрьму, трансформировал его в биологического робота, так и не сумев победить его. И животные — это кристаллизовавшиеся свойства Тотального Человека, принявшие видимые в биосфере формы. Так собака, к примеру, — это "бог наоборот", бог, безнадежно жаждущий восстановить свою божественность. Бог — по-английски god, а собака — dog, "бог наоборот".

Первоначальный мир, Парадеша, не находится ни в какой точке видимой Вселенной. Он — здесь, рядом, под нами или над нами: надо лишь поскоблить ткань, чтобы показалось истинное Творение. И там мы увидим Страдающего Бога, имеющего тот же человеческий облик. Мы должны отогнать змею, обвившуюся вокруг его тела и поработившую его разум гипнозом. Ведь однажды эти чары могут оказать необратимое воздействие!

Поэтому бессмертные вынуждены были вступить в эту войну, будучи поставленными перед необходимостью найти ответ на дьявольскую стратегию Врага. И поэтому они вышли из этой Двери или Окна, сквозь эту Рану, которую породил Взрыв в первоначальном Яйце, положив начало инволюции БожественныхСуществ, Дивья, Сиддха, Асов. И Парадеша, небесный Асгард, был утерян. Вот так боги превратились в героев.

РАЗДЕЛЕНИЕ ИЗНАЧАЛЬНОГО ЯЙЦА. ОН-ОНА И ОНА-ОН.

Об этом таинстве рассказывает нам орфический миф. Но наша космогония расширяет и дополняет его., Орфическая легенда говорит нам о разделении на мужчину и женщину космогонического Эроса, Фанеса, Эрикепайоса. И Платон излагает тот же миф, поясняя, что изначальное существо было круглым, тотальным, самодостаточным, что оно было андрогином. Да, оно было звездой, Антропосом. Ан — это человек (Анды, Андалусия), а Тропос — это форма. Светило, даже будучи шарообразным, скрывает форму человека, андрогина. Сам человеческий архетип ранее находился в атоме-семени Космогонического Яйца, заключенный в круг, который есть Вимана, НЛО, Колесница (позволяющая ему перемещаться в пределах своей собственной неподвижности), Уои§, Недвижимый Двигатель Аристотеля, сущность Полюса, Ось, вокруг которой вращается Звезда, фиксированная в своей вечности.

После того как Эрос разделился в результате рокового деяния Демиурга, Божественный Мужчина теряет божественную женщину, Ян теряет Инь, Позитив теряет Негатив. И начинается Драма и Война, блуждания, исход, безнадежное странствование по демиургическим пространствам и временам. Бог теряет свою тотальность.

Во введении к книге "Мы. Книга о Воскресении" я попытался описать Драму этого первого расчленения, потери и поиска сквозь времена, пространства и циклы Вечного Возвращения, Драму разделения Изначального Яйца и скорбь утраты. Равно как и в моей книге "ОН-ОНА, Книга Магической Любви". Я дал имя «ОН-ОНА» Орфическому Яйцу, где ОН и ОНА слиты, едины. Под принуждением демиургического Взрыва (или использовав его сознательно!), ОНА отделилась и вышла сквозь Рану, щель в андрогинном Яйце. Она вышла, начав растекаться по бездонным глубинам далеких и темных миров. Она вошла в Становление. Гностицизм знал об этой катастрофе, рассказы о которой сохранились в "Пистис Софии", манускрипте, дошедшем до нас не полностью из-за пожара а Александрийской Библиотеке. Пистис София — это женский зон, опустившийся с разряженных небес, ставший узником в поисках Знания. И именно туда к ней приходит Христос, чтобы спасти ее.

Похоже, однако, что женское начало, отделившееся от ОН-ОНА, лишено онтологической реальности, истинного бессмертия, что лишь ОН обладает бессмертием в яйце ОН-ОНА, где первое начало — мужское, позитивное, ибо этот Андрогин — мужского типа, типа «Ян». Эта мистерия была частично известна средневековому Христианству под варварско-германско-гиперборейским влиянием, что дало повод к сомнениям и дискуссиям в отношении бессмертия женщины-Евы. В Драме, занимающей нас, ее бессмертие зависит исключительно от Того, кто находит и спасает ее, от мужчины-Христа, который может, однако, и не найти ее. Все это дано в древнейших рунических текстах и в не-дуалистическом гностицизме. Наша космогония принимает и совершенствует это. Книга Бытия, документ допотопных времен, фальсифицированный иудеями, кое-что говорит нам об истории Лилит и Евы. Но только наша космогония дополняет Орфический Миф концепцией ОНА-ОН, помимо ОН-ОНА.

Если ОН-ОНА — это Андрогин с интегрированным женским началом, то ОНА-ОН— «андрогина» с внутренним мужским принципом. В первом Андрогине главенствует «Ян», мужской принцип, во втором «Инь», женский. И если ОН-ОНА в разделении Космогонического Яйца теряет свою женскую частицу, то ОНА-ОН теряет частицу мужскую. И оба должны будут начать поиск в далеких Вселенных, среди других материй и вибраций, чтобы восстановиться. Или ожидать возвращения своей половины около Источника. Касталийского Источника.

Понимание этого Мифа было интегрировано в нашу Космогонию через миннезингеров, в свою очередь унаследовавших его от гиперборейских бардов. Этот миф также исполнялся в Греции ликийским поэтом Олином и проповедовался гиперборейскими жрецами Апполона в Делосе: Аллуиной, Арге и Опи. Позже Греция забыла этот миф в дорическо-ионийском смешении. Но северные германские народы всегда несли его в памяти своей чистой крови, в ритуале Магической Любви и поклонении женщине-магу, спутнице Героя, Валькирии.

Со вступлением Богов в поиск и битву внутри демиургической Вселенной с необходимостью произошло разделение между существами, обитающими в этой Вселенной. Одна часть имеет божественное происхождение, другая лишена онтологической реальности. Есть и третья, о которой мы будем говорить дальше. Это — люди-звери.

ОРФИЧЕСКАЯ МУЗЫКА И АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ЧИСЛА.

Уход от вечности и проникновение в пространство-время предполагает мутацию. Орфей потерял свою Евридику. Он видел, как она удаляется в бесконечные пространства, уменьшается в размерах, становится узницей Вечного Возвращения внутри чрева Кроноса, и лишь "случай, исполненный смысла", или "закон солидарности" позволит ему вновь найти ее, — ее, оторванную от зеленой плаценты, Зеленого Луча. И ОН-ОНА отделило часть своего ОН, чтобы отправиться на поиски своей ОНА.

Очень сложно нам, остающимся здесь, понять то, в чем заключается эта Драмаразделения Орфического Яйца. Орфей рассказывает это в символах: Ночь была птицей с огромными черными крыльями, уронившей серебряное яйцо, столь ослепительное, что лишь сама она могла смотреть на него. Над этим Яйцом находилось Небо. Под ним — Океан, бывший также Хаосом. Серебряное Яйцо разбилось, и появилось существо с золотыми крыльями. Это был Эрос, Любовь, что заставил совокупляться Небо и Хаос, породивших Вселенную.

Рациональным умом невозможно понять причину разделения Первоначального Яйца, Протогона, Монады, Пуруши, о которой говорит нам индийская философия санкхьи. Иудаизированная математика, принятая и арийским мышлением, также вряд ли сможет нам помочь. Помочь может только Музыка (Орфей был музыкантом) в том смысле, который она имела для Шопенгауэра, музыка Архетипов, движущихся во времени. Это — орфическая математика, Архетипическая Математика, математика архетипических чисел, которая и является истинной музыкой. Музыкой Баха.

Именно так, с помощью "искусства фуги" можно предчувствовать, предпонимать разделение ОНА-ОН и ОН-ОНА. ЕГО и ЕЕ побег (на латыни fuga — побег, бег). Эту Драму и эту Ностальгию.

Орфей был музыкантом, который околдовывал всю природу, горы, реки, деревья, животных и птиц своими песнями. Таким же был Кришна и сам Вотан, учитель рунических музыкантов и поэтов, Runeniautern, Harmanen. Сами руны — это орфические числа или архетипические ноты Одина.

Как и во всех инициатических историях, в орфическом мифе не один уровень. Существует и тайный план, известный лишь в Элевсии жрецам и жрицам касты Эвмолпид. Только Гесиод дает нам кое-какую информацию о совокуплении Зевса с его второй сестрой, Деметрой, порождая единственную дочь, Персефону. Об этом не говорится открыто, поскольку Деметра — жена Посейдона, или во всяком случае, так считает большинство. Такова история для непосвященных в орфизм. В Элевсии эта глубочайшая мистерия открывалась в ее наиболее эзотерическом смысле. Об этом говорит профессор Б.Керений в своей работе о греческих богах, которую он прислал мне с дарственной надписью. И миф о разделении Орфического Яйца, Эрикепайоса. Космогонического Эроса понимался именно так, как понимает его наша Космогония. Потому что это было и остается гиперборейским откровением.

Сегодня люди пользуются семитскими числами, которые служат для сложения, вычитания, умножения, деления, — то есть для операций рассудочного мышления. Но они не годятся для единого мира (unus mundus). Существуют однако другие числа, например, римские, которые не годятся для сложения, вычитания, умножения или деления. Но именно их, а равно и другие типы секретного исчисления, использовали римляне для строительства своих мостов и акведуков, инкии атумаруны — для своих городов, майя и тольтеки — для своих пирамид. Египтяне и люди предыстории, великие «Бхараты» — для своих Вимана, Летающих Колесниц.

Архетипические числа, орфическая математика и музыка. С их помощью совершается разделение ОН-ОНА и ОНА-ОН. С их помощью можно также проникнуть в эту Драму, в эту глубочайшую Мистерию.

Там покоится Яйцо из Зеленого Серебра ("Yonder lie the Silver Green Egg"). Оно кажется зеленым сознанию, остающемуся в пределах пространства-времени. Там оно так неподвижно, как если бы его не существовало. Более того, есть бесконечное множество Яиц, и все они — несуществующие, так что кажутся одним единственным. Одно из них разделяется, в то время как другие остаются в резерве, не разделенными. Рядом с этим Яйцом было и другое, не занимающее никакого пространства (словно бы его там и не было!), но лишь с той небольшой разницей, которую можно считать и огромной, что его женское начало, его «Инь», было чуть больше, чем его «Ян». И поэтому это было ОНА-ОН, противоположное, но однако солидарное с ОН-ОНА. И оба они оставались спокойными, тотальными в себе, существующими внутри, погруженными сами в себя, в ОН и ОНА, в ОНА и ОН. ОН-ОНА! ОНА-ОН! (Слова, наши слова в этом пространстве-времени… Они — узники этого Кольца Вечного Возвращения, лишь попытки понять, почувствовать, проинтуировать… Нет, только орфическая музыка и музыка Баха…).

Даже когда ОН-ОНА и ОНА-ОН завершены в себе, погружены в собственную ОНА или собственного ОН, они творят божественную комедию Любви, Любви без Любви, поскольку оба они — Андрогины, и у каждого есть собственный ОН и собственная ОНА внутри. Они находятся в мире, но они вечны, неподвижны как дерево, как статуя. Они стерильны. Яйца, не разбивающиеся, не подверженные постороннему влиянию.

В демиургической Природе мы сталкиваемся иногда с тем, что некоторые примитивные организмы-гермафродиты совершают комедию "любви без любви" с другими гермафродитами. В платоновском мифе также можно заметить нечто подобное, хотя это — лишь демиургическое извращение, дегенерация времен упадка ионийской и иудейской демократии Перикла, далекой от исторического величия Спарты.

ОН-ОНА и ОНА-ОН — скорее соратники, чем возлюбленные. Это — два солидарных светила. И поэтому, когда разделяются ОН-ОНА, ОНА-ОН по закону солидарности, правящему полновластно в этом альтернативном мире (в силу синхронизма и потому, что Высшая Честь — это Верность), тоже разрывается, разделяется. Таким образом, можно говорить о "цепной реакции" (и одновременно о солидарности, верности), пробужденной демиургическим Взрывом, доходящей вплоть до Иной Вселенной, до плоскости иной материи после обретения точки внешней опоры, «рычага», позволившего начать динамический процесс.

Мы думаем, что это был акт высшей воли, высшей, отчаянной воли, перед опасностью уничтожающего заражения, эпидемии, угрожающей всей первоначальной Вселенной, вызвавшей разделение Космогонического Эроса, Орфического Яйца, Эрикепайоса, Фанеса, Протогоноса. Но это было только одно Яйцо из несчетного числа Яиц, действовавшее за всех и для всех, начиная дело, сопровождаемое другим Пуруша, чуть отличным, немного более женским, в которомбыло немного больше «Инь», ОНА-ОН. И оба покидают часть их самих, Вальхаллу, Рай Асгарда, Город Бессмертных Богов, чтобы выйти через эту вымышленную квантовую точку, сквозь это Окно или Дверь, сквозь Рану, открытую Взрывом, сквозь эту Черную Дыру, упав с полных тревоги небес в концентрационную Вселенную Демиурга, в плоскость Демиурга. И все для того, чтобы сражаться с распространением Империи Ночи, Империи Зла.

ИСКУССТВО ФУГИ.

Подобная воздушному пузырьку, легкая, словно балерина, словно баядерка в зеленых тюлевых одеяниях, ОНА отделилась от ОН-ОНА. И ОН видел, как ОНА удаляется, проносится сквозь Рану, долго, долго падает головою вниз, как развеваются ее золотые волосы и покрывала, подхваченные звездными ветрами. ОНА падает в зону тотальной тишины, начинает вращаться, слабеет во власти Кроноса, узница Круга Вечного Возвращения, закона тяжести, царящего там, Кальпа за Кальпой, Манвантары и Юги. ОН видел, как лишается ОНА свежести Асгарда, всегда воплощающая, жаждущая познания, с зажженным светильником в руке.

И ОН не мог противиться этому видению. Частица его самого также пересекла Рану и опустилась в поисках ее, чтобы не оставлять ее там одну, потому что его Честь — это Верность, и ОН не мог бы продолжать своего существования без нее.

И это был Христос в поисках Софии, Мудрости. Это был Бальдр, распятый Бальдр, и Вотан, пославший своего сына, Бальдра туда.

И ОН низвергнулся в необъятные пространства, в демиургическую протяженность вниз головой, с распростертыми руками, на это поле Битвы, как руна 1R, руна Смерти, сжимая в руке меч. Оба искали, преследовали друг друга, не имея возможности соединиться, вращались как Свастика Исхода, Свастика потери небесного Асгарда, Первой Гипербореи Зеленого Луча.

Как мы уже говорили, только часть ЕГО покинула предкосмическое Яйцо, Зеленый Асгард. Но и эта часть не уместилась бы там, внизу: она была слишком велика, ведь это был Вотан, Бог, пришедший из-за звезд. Поэтому Некто, как основная часть ЕГО самого, вынужден был остаться ждать, словно у края Источника, наблюдая собственную Драму как бы извне Самого Себя, неспособный вмешаться, как Паралитик Вечности, как Резервное Время или Последний Батальон Эйнхереев.

То же произошло и с НЕЮ в ОНА-ОН, только в другой пропорции. ОНА видит как отделяется часть ЕГО, падает как руна 1К головою вниз и с распростертыми руками. И ОНА пойдет на поиски, держа в руке Лампу Чистого Несотворенного Света. И ОНА тоже уйдет не вся, оставив главную часть себя самой в пред космическом Яйце. ОНА — это Фрейя. И по мере того, как ОНИ спускаются по небесам, по разряженным пространствам, они сокращаются, дробятся еще больше, образуя отряды, кланы, семьи, рода, которые суть Одно, ОН, Бог, Бальдр, Вотан, ОНА, Богиня Фрейя. Ибо только так они могут поместиться здесь. Но с каждым разом ЕМУ все труднее узнать ЕЕ, а ЕЙ ЕГО. Их единая сущность разделена и раздроблена в множестве. И поэтому ОН мог бы любить всех ИХ, оставаясь верным Одной, потому что в каждой ОН находил частицу ЕЕ, но только в аккумулированной напряженной Одной Единственной, достигнув самого высокого тона Души, ОН сможет узнать ЕЕ и вновь вобрать в себя.

Мы говорили уже: ОНА, отделившаяся от ОН-ОНА, лишена онтологической реальности, будучи лишь малой частицей тотальной ОНА Яйца «Ян». Этого не достаточно для обретения полного могущества в демиургическом мире. В ОНА-ОН происходит то же самое, лишь в обратном смысле, потому что доминирует «ИНЬ». ЕЕВечность может быть восстановлена только через воссоединение с НИМ. ЭтуВечность можно достичь только с помощью посвятительной практики Магической Любви (А-МОR). Достаточно будет спасения одной Единственной частицы ЕЕ, для того, чтобы все остальные добились того же.

Это — одна из самых высоких Мистерий нашей Космогонии.

ДВЕНАДЦАТИГОЛОСНЫЙ КАНОН ИСКУССТВА ФУГИ.

Повторим вместе с Новалисом, что не все люди равны, что недостаточно обладать человеческим обликом, чтобы называться человеком. Многие обладают этим обликом, но людьми при этом не являются. Это относится как к мужчинам, так и к женщинам.

Если ОН вновь встречает ЕЕ и заключает ЕЕ в себе, интериоризирует ЕЕ благодаря Магической Любви, А-МОR, ОН возвращает таким образом свою вечность, вновь обретая онтологическую реальность, которая была отнята у НЕГО после ЕЕ отделения от яйца ОН-ОНА, после того, как ОНА отдалилась и пала. ОН вновь находит ЕЕ, встречается с НЕЙ внутри себя, в своем Я, в SELBST. И лишь сейчас, вновь превратившись в Андрогина, в Тотального Мужчину, ОН будет готов к встрече вне себя самого с божественной женщиной, с другой ОНА, в свою очередь ищущей воссоединения со своим ОН, потерянным в небе ОНА-ОН. И они будут любить друг друга Любовью без Любви, в божественной комедии Любви (A-MOR), два Андрогина, Абсолютный Мужчина и Абсолютная женщина. Это будут две звезды, два солнца, две Вимана в неподвижном движении по ту сторону звезд. Два воина, одержавшие Победу.

Именно так надо понимать миф из арийской, гиперборейской, допотопной, еще не искаженной Книги Бытия об истории Евы и Лилит. Лилит была валькирией Люцифера, Люцибела, его мистической женой, Энойей, его мистической сестрой, пришедшей из яйца ОНА-ОН.

Адам и Ева — это он и она, но с маленькой буквы, это — люди-животные. Люцифер и Лилит (Вотан и Фрейя) — это ОН и ОНА, с большой буквы. Это — асы, божественные сиддхи Асгарда, Дивья. Адам и Ева — это только мужчина и женщина, частички позитивного и негативного, оторвавшиеся от ОН-ОНА и ОНА-ОН и лишенные онтологической реальности. Лилит — это Медея, вручившая Язону Золотое Руно. Это — Репане де Шуа, хранительница Грааля. А Люцифер — это Бальдр, Вотан, Кетцалькоатль, Утренний Свет, Звезда, неподвластная Демиургу.

"Искусство фуги" исполняется во времени, то есть имеет свой ритм, свой размер. Более того, проникнув сюда, архетипические Ноты-Боги вращаются по спирали, как в зеркале. Вынужденные реализовывать свою эссенцию во времени, они должны будут вернуться обратно к прошлому: с помощью Левосторонней Свастики, Свастики Возвращения.

Таким образом, в "двенадцатиголосном каноне" Искусства Фуги Бах зашифровал свою подпись, составленную из четырех главных мотивов (ОН, Она; ОНА, Он— Ре, Фа, Ми, До: В-А-С-Н, БАХ). Да, Искусство фуги составлено как зеркало. Это — циклическое произведение как и CREDO Мессы Си Минор. Это — бесконечная Музыка, не имеющая ни начала ни конца, и предназначенная для исполнения не столько материальными инструментами, сколько Сознанием и Сознанием же ее следует и воспринимать. В целом это произведение — монументальная попытка тотализации, индивидуализации и возвышенный рассказ о разделении, о поиске восстановления утерянной тотальности в конце жизни, в конце цикла воплощения Божества. С четырьмя свободными мотивами, которые Бах вводит в финале, все должно остаться незавершенным, поскольку здесь сюжет переходит на другую сторону зеркала, где вновь начинает разворачиваться, но уже в обратном порядке, окончательно безвозвратно. (Если это так, то необходимо начать в новом цикле все заново, но уже кому-то другому… Кто знает, может быть мне…) Эти четыре мотива должны переплетаться с основной мелодией, повторяющейся в фугах и канонах с момента Начала Времени. Но Бах умирает, оставляя нам незаконченный рассказ о божественном поиске и войне. О ностальгии ОН-ОНА и ОНА-ОН, о гиперборейской вселенной Зеленого Луча, о невозможности обрести ее заново, когда бы то ни было…

ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА.

Есть еще один музыкант, который лучше всяких слов выражает ту Драму, которую мы пытаемся здесь описать. Это — Моцарт и его "Волшебная Флейта".

Концепция Густава Юнга об Ашта и Аштиз, а также основная сюжетная линия "Степного Волка" Германа Гессе были почерпнуты из этого музыкального произведения Моцарта.

Говорят, что символизм "Волшебной Флейты" был инспирирован масонскими доктринами, и что их публичная экспозиция стоила Моцарту жизни. Надо заметить, что профессор Юнг и Герман Гессе тоже имели отношения с Масонерией. Кпримеру, очевиден символизм Демиана у Гессе. Он — каинист, сын вдовы, Евы. В одном списке масонов, который был опубликован однажды во время моего пребывания в Швейцарии, значилось и имя Юнга. Этим фактом можно объяснить и некоторые противоречия в его анализе личности Адольфа Гитлера и немецкой души, который он включил в разбор темы о "коллективном арийском бессознательном".

Однако, лично я не вижу ничего, что могло бы связывать тематику "Волшебной Флейты" с Масонерией. Она скорее имеет много общего с гиперборейской традицией и гиперборейским откровением, а также с высочайшей поэзией Любви германских миннезингеров. Если Моцарт и был убит масонами, так это из-за его свободомыслия и независимости, а также из-за того, что его произведение было слишком великим, слишком опасным, слишком немецким.

Моцарт великолепно описывает нам два типа существ, которые населяют нашу Вселенную. Первый тип — это полубожественные герои, вирья (в индуизме). Таковы Тамино и Памина. Второй тип — простые животные, извращенные Демиургом. Таковы Папаген и Папагена. В "Степном Волке" полюса представлены Гарри и Герминой, женской вариацией Германа (Германа Гессе), его души. Это — Апшиз и Ашта, ОН-ОНА и ОНА-ОН, разделенные и ищущие друг друга.

Божественная пара, Тамино и Памина, избирают процесс тотализации, орфической индивидуализации посредством инициатических испытаний, плоть достижения Звезды, Солнца, под руководством Мага-Учителя по имени Зорастро, намек на персидского Заратустру, Зороастра, воплотившего в себе именно арийское, а не еврейское и не масонское посвящение.

По мере углубления в эту космогонию мы можем объяснить себе символизм флейты Тамино и "коробочки с колокольчиками" Папагена.

Божественная пара стерильна. Человеческая — Папаген и Папагена — соединяются для воспроизводства, для нового разделения и продолжения человеческого рода. У божественной пары — Тамино и Памины — рождается Внутренний Сын, алхимический Rebis, Гомункул.

Быть может и не сознавая до конца того, что музыка — это божественные архетипы, движущиеся во времени, облаченные в эфирную плоть, Моцарт, божественный Моцарт передал нам на своем языке вечное, ясное и прозрачное откровение: Люцифер и Лилит — это Тамино и Памина. Адам и Ева — Папаген и Папагена. Два несмешивающих человечества, не имеющие точек соприкосновения, радикально различные типы существ, хотя и облаченную в одну и ту же человеческую форму, схожие лишь по видимости. В них сам Архетип выражает себя диаметрально противоположным образом, вкладывая в эти пары прямо противоположный смысл.

Я соотнес бы "Волшебную Флейту" с Новалисом, посвятил бы ее ему. Подобно тому, как в "Искусстве Фуги" Баха звучит и реализуется "высшая тональность души" над безднами, где цветет огненная лилия Вечной Любви, А-МОR, так и Моцарт приносит к нам. В наше время, архетипическую легенду, которая в царстве вечности едва укладывается в неподвижный вздох статуи. Моцарт заставил это дыхание двигаться, изливаться во Время. Даже сейчас это дыхание веет сквозь души избранных и испытывает невыносимые муки, проникая в наше сознание.

ЗЕМНАЯ РАЗВЯЗКА.

И в нашем мире мы все время сталкиваемся с абсолютным неравенством существ, облаченных в одну и ту же человеческую оболочку. Подавляющее меньшинств — это дивья, божественные сиддхи, почти не встречающиеся в Кали-югу. Редки полубожественные вира, герои. И, наконец, во множестве наличествуют человеко-животные, шудра. (Мы используем здесь санскритскую терминологию арийского тантризма Индии, уже знакомую читателям наших произведений.).

Божественные дивья и сиддхи соответствуют частицам ОН, отделившимся от ОН-ОНА, не смешанным с человеко-животными и пришедшим на поиски своих ОНА, своей утерянной тотальности, вступившим в сражение с Демиургом и его воинами-роботами, шудрами. Вира — это дети дивья, полюбивших "дочерей человеческих", смешавшихся в виде исключения с земными женщинами; дети ангелов, совершивших "расовый грех" и загрязнивших свою огненную, над-звездную, гиперборейскую кровь, кровь Зеленого Луча. Это — Герои легендарных времен.

Нечто похожее случилось с женщиной. Лилит — это божественная женщина, Ева — земная. Валькирия Лилит — ОНА, отделившаяся от ОНА-ОН, чтобы отправиться на поиски своего ОН, своей утерянной тотальности. Но ОНА не смешивалась с человеко-животными, с земными мужчинами, оставаясь здесь, в земном мире, на короткий промежуток времени как жрица Магической Любви (А-МОR), кактантрическая йогиня и девственница. Это — женщина-гуру. А также героическая валькирия, спустившаяся столь низко лишь для того, чтобы помочь вира в его битве.

Герой, как мы уже сказали, ищет свою жену во всех женщинах, пока не убедится, что он может обвенчаться с Нею лишь внутренне, поместив Ее внутри себя. Без сомнения, священное целомудрие воина — идеал для такой битвы. Внешний, профанический брак — опасная ошибка для мага посвященного. Когда вира встречается с НЕЮ из ОНА-ОН, вечной возлюбленной того, кто есть ОН-ОНА внебе Зеленого Луча, то ОНА в этом кольце Вечного Возвращения появляется как его валькирия, его Аллуина, его Медея, и тогда его душа занимается пламенем, ведь Он нашел лик для своей души, для своей ОНА. Это — Полдень Вечного Возвращения и Откровения.

Существует скрытая мистерия, которую мы также попытаемся немного приоткрыть. Это касается вечно женственной сущности ОНА-ОН, представленной частичкой своего трансцедентного Я, которая отделяется и распространяется по мирам Демиурга, вплоть до нашей земли. ОНА-ОН разбивает свое пред-космическое яйцо в силу солидарности с ОН-ОНА, в силу Любви без любви, Вечной Любви «А-МОR» И ОНА вынуждена отправиться на поиски ЕГО.

Но последняя сущность женского начала выражается в отказе от своей вечности. Встретившись с НИМ в Кольцах Вечного Возвращения, ОНА вручает Ему свою вечность, оставляя в его руках тайну его собственного чудесного Воскресения, давая ему божественную энергию, чтобы Он смог продолжать битву. Она предлагает Ему свое собственное бессмертие, чтобы Он смог достичь финальной Победы. В его триумфе Она также обретет и свою Победу. Она должна умереть в этом мире, чтобы потом проводить его в Вальхаллу, чтобы "мертвой любить Его еще больше" согласно замечательному выражению Шелли. А пока Она будет сражаться через Него, ожидая Его в Вальхалле. И Он ответит на этот жест солидарности своим Триумфом, сделав Ее снова Бессмертной через свою Победу, дав проявленный лик своей единственной Возлюбленной, своей внутренней Она, обвенчанной с его душой. И тем самым Он преобразит ее в абсолютную женщину, а сам, восстановив свою тотальность, но уже на сей раз сознательным образом, станет Абсолютным Мужчиной.

В этой мистерии выражается высшая женственность ОНА-ОН и абсолютная Мужественность ОН-ОНА, Абсолютной женщины и Абсолютного Мужчины.

И в пред-космическом разделении и новой встрече в земном мире для Него есть только одна, единственная Она, и других просто не существует. Возлюбленная, которую герой встречает здесь, единственна, и Он обязан хранить Ей верность повсюду, во всех вселенных и даже по ту сторону звезд.

БОГИ-УЗНИКИ.

Древние были правы, изображая богов в человеческом обличье, поскольку это — Архетип, проявляющийся во всех Вселенных. Сами Звезды суть гигантские люди, заключенные в темницу природы и постоянно повторяющиеся во. все меньших и меньших размерах. Мы не видим обитателей иных миров, поскольку их материю не в состоянии воспринимать наши глаза, созданные для восприятий объектов только нашего земного пространства и в нашем земном времени. "Небо имеет форму человека" — говорил Сведенборг. Все устроено подобно некоторым персидским, китайским и индийским миниатюрам, на которых внутри людей и животных изображены другие, меньшие по размеру, но схожие по форме, существа. Так что и мы сами, и внутри и на поверхности звезды были бы подобны клеткам тела Гиганта, звезды-узника, который может освободиться только благодаря нашим усилиям и в результате нашей победы над Великим Тюремщиком. Но этой победе, увы, зачастую препятствует и сам бог.

Вся эта Вселенная видимых и материальных звезд из огня, льда и плазмы — это поле Демиурга, тюрьма, куда он заточил богов, поработив их. Он набросил на предсуществовавшую иную божественную Природу ткань своей фальсификации и продолжает растягивать ее вплоть до миров бессмертных, выигрывая битву за битвой до тех пор, пока все не будет разрушено благодаря его собственным чисто механическим действиям, по завершении Кальпы, когда будет исчерпана его конечная энергия, и он будет вынужден начать заново всю ту же историю, так как одним из его основных узников является бог Времени— Кронос-Сатурн, который сам по себе вечен. Таким образом боги сами позволяют уцелеть своему палачу, питая его своей энергией, которая восстанавливает его Волю к Власти и дает возможность начать все еще раз и еще раз в Вечном Возвращении одного и того же. Демиург всегда находит пищу, которая позволяет продолжить его существование, существование Космического Вампира. Он удерживает божественных узников внутри гипнотического круга своей дьявольской воли.

Но существуют и иные Архетипы и Зоны. Вся Плерома и такие сущности как теософский Майтрея и Христос иудео-христианства — это добровольные агенты на службе у Демиурга. Таким же агентом является и Сила Тяготения (в противоположность силе Плазмации) с ее гипотетическими гравитационными волнами, а следовательно, сами Пространство и Время.

Механистическая наука наших дней, рационалистическая и так называемая «объективная» техника, материалистическая механика и разновидности химии имеют дело только с видимой Вселенной, наполненной лишь математическими абстракциями, а не конкретными предметами. Ученые, практикующие такой подход, и не представляют себе, что такие понятия как измерение, сила, энергия суть разумные существа, обладающие кроме всего прочего человеческой формой, хотя и остающиеся невидимыми для телесных очей. Горы, реки, моря, деревья — все это чувствующие, разумные и архетипические существа, невидимые для большинства людей. Но дивья и вира Предыстории знали об этоми могли поддерживать связь с этими существами. Их наукой была Геомантия. Но не все боги были поражены демиургическим гипнозом. Как мы только что сказали, некоторые из них начали сотрудничество добровольно, наивно убежденные в том, что они могут соучаствовать в фальсифицирующих действиях Демиурга, но в решающий момент повернуть ход событий к более позитивной цели. Они, возможно, хотели тем самым избежать великих катастроф, Рагнарёкр, Сумерек Богов. И когда они поняли, что они всего лишь бессильные узники в сетях похитителя и извратителя, было уже слишком поздно. Одним из таких нейтральных богов был бог Кронос-Сатурн, бог-Время, вынужденный с некоторого момента вращаться в Вечном Кольце, в Вечном Возвращении. Драма таких богов распространяется вплоть до Нейтральных Ангелов Вольфрама фон Эшенбаха в «Парцифале» и вплоть до Белых Предателей, то есть тех дивья, которые согласились сотрудничать с Големом-Яхве, веря в позитивность его планов, в значимость своего персонального участия, могущего, по их убеждению, как-то изменить, в случае необходимости, его законы. И наконец, цепь предательства заканчивается на тех вира (героях), которые были настолько духовно усыпленными или запуганными, что согласились предать божественность своего происхождения и свою гиперборейскую кровь, поступив на службу здесь, на земле, к агентам того же Демиурга. Таких больше нельзя называть "героями".

ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ И ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ.

Какую цель могло преследовать то демиургическое извращенческое действие, которое принято называть «Творением»? Похоже, одну единственную: прокормить самого «творца». Ведь все пожирает само себя: светила, галактики, животные, растения. В конце концов, сам Демиург пожирает свое творение, свой фагоцит в финале Кальпы, в Сумерках Богов. Он пожирает и самих богов, вступивших во время. Поэтому германская мифология представляет Демиурга ввиде всепожирающего, заглатывающего всю вселенную в свою мрачную пасть Волка. Этот Волк зовется там Фенрир. Но и он в истощении вселенской энергии должен был бы умереть из-за недостатка пищи, если бы боги, ставшие его узниками, не были бы бессмертны и не обладали бы способностью восстанавливаться после вечного сна. А кроме того, сама "Вечность — это время, находящееся в резерве". Это — Яйца, Боги, Пуруши, еще не разделившиеся и не покоренные. Волк Демиург знает об этом, и поэтому стремится распространить ту коррупцию, которую люди обычно называют «творением», насколько это возможно. Бог-узник позволяющий начинать Демиургу всякий раз все с начала — это Кронос-Сатурн. И тогда вновь повторяется одно и тоже, так как энергия Демиурга, его созидательное воображение строго ограничены. Он ничего не создает из Ничто, но лишь плохо копирует пред-существующее духовное Творение, извращая его. Это духовное Творение невидимо ни для него, ни для людей. Но он все же сумел превратить это Творение в камень, набросив на него ткань своего плагиата, своего эволютивного, гравитационного Взрыва. В этом следует искать объяснение Вечного Возвращения и его неизменных законов. Порабощенные обманутые боги и Нейтральные Ангелы впали в Круг Вечного Возвращения, чтобы стать пищей вампирического Волка. Туда же пришли и воины Небесного Асгарда, пред-космической Гипербореи Зеленого Луча, разделив свои первоначальные яйца, отказавшись от своей тотальности для того, чтобы иметь возможность сражаться в мире противоположностей, в мире времени. Так и они погружаются в Круг Вечного возвращения, чтобы развязать там битву, в которой они ставят на карту свою вечность, свое бессмертие и перспективу нового обретения своей ОНА, своей тотальности. Шаг (прыжок) из одной жизни в другую равнозначен переходу в иное состояние сознания, мгновенной смене ментальной ситуации. Если смотреть из нашего пространственно-временного комплекса, из мира нашей «медленной» энергии, из чрева Кроноса, то такой переход будет подобен мгновенному появлению НЛО из бесконечно удаленных пространств. Быть может на этом основании Вернер фон Браун утверждал, что "летающие тарелки" появляются из самых далеких галактик нашей Вселенной.

Вира, герой, ставший рабом и узником Вечного Возвращения, теряет силу и возможность выйти тем же путем, что и пришел. Отныне он вынужден вращаться внутри этого круга, умирать и рождаться также как и все остальные существа небожественного происхождения. Это — закон Вечного Возвращения, основанного на ограниченности демиургической энергии, и с каждым новым кольцом представляющего все меньше возможностей для триумфа и освобождения. От золотого века (Сатья-юга) к железному (Кали-юга) все меньше энергии и все короче жизнь. Однажды наступит еще и Свинцовый Век, век абсолютного, тотального рабства, особое Четвертое или Пятое Состояние, когда возможности спасения и возвращения не будет вообще. Ницше расценивал Вечное Возвращение как следствие механичности этой Вселенной. Но он говорил также и о Полдне Откровения около скалы Заратустры, в горах, где был впервые получен опыт Вечного Возвращения одного и того же. Нищие интуитивно чувствовал нечто, что не снилось и самым великим утопистам. Он чувствовал присутствие иных вселенных, управляемых другими законами, а быть может и вообще без законов… Он не мог поведать нам о большем, потому что потерял рассудок, ослепленный лучом одного из богов на службе у Демиурга, содрогнувшегося пред той великой опасностью разоблачения, которую представлял собой Ницше. Но мы продолжим то, чего не успел сделать Ницше. И мы знаем, что для героя есть выход в его сражении с мечом в руке. — Он обнаруживается в момент Полуденного Откровения, рядом со Скалой, когда появляются Три Пути Заратустры (Ида, Шушумна, Пингала). Именно здесь и сейчас следует пережить в одно мгновение весь объем того, что повторяется в Вечном Возвращении, сконцентрировав на этом все усилия героической Воли. Ведь никогда больше, ни в одном из витков Вечного Возвращения, взятого в его последовательном развитии, такой возможности уже не представится, и такая концентрация сознания никогда более не будет достигнута. Быть может такое исключительное Откровение произошло из-за специфического наложения структур пространственно-временного комплекса, в силу «биолокации» пространства-времени, или внезапно нам на помощь пришел бог-узник Кронос, Божественный двойник, замерший и на мгновение рванувшийся в обратную сторону, использовав самоуверенную беспечность Демиурга, убежденного в абсолютности собственной победы. Кронос и сам знает, что он будет освобожден в результате нашей победы, как Прометей был освобожден Гераклом среди скал Кавказа.

Ницше, как и Будда, не считает необходимым обладание душой для того, чтобы возвратиться в этот мир после недолгой паузы смерти. Это происходит в силу самих механических законов Вечного Возвращения. Изначальный буддизм, кшатрийский, воинский буддизм Гаутамы, принца Северной Индии, который достиг состояния Будды, будучи Аватарой арийского, белого и белокурого северного, полярного бога Вишну (Будда — означает не какую-то определенную личность, но состояние, как и Христос, или Кинче арауканцев), такой буддизм, имеет гораздо больше общего с ницшеанским учением о Вечном Возвращении, нежели с концепциями о перевоплощении и метампсихозе чернокожих дравидов Южной Индии.

Уподобляя Вечное Возвращение Кругу, который вращается во Времени, как на тибетских изображениях Демона, в животе которого крутится, повторяясь и возвращаясь к одной и той же точке, "колесо жизни", надо помнить, что речь идет прежде всего о единстве и возвращении субстанции, так как форма, напротив, меняется в зависимости от различных эпох Возвращения, которые мы назвали его Кольцами. Тема остается одной и той же, лишь аранжировка меняется. Один и тот же круг повторяется, постоянно сужаясь, по мере прохождения Кальп, Манвантар и Юг, образуя как бы нисходящую спираль. Как будто, наряжаясь в различные тела и одежды, в Вечном Возвращении повторяется одна и таже история, с одинаковым смыслом, с одинаковой логикой событий и одинаковым развитием. Сменяются лишь эпоха, окружение, телесная форма. Дух же этих форм остается неизменным. Так я сам пережил одну и ту же историю встречии гибели возлюбленной и там, среди льдов, которые погубили Гиперборею, и в северных дубовых рощах, и в циклопических городах, некогда высившихся там, где сейчас находится пустыня Гоби, в снегах Гималаев, в Атлантиде, в Лемурии, в Тиаунаку, в древнем Египте, в Греции, в средневековой Европе, нагорных склонах Анд в преддверии антарктических льдов. Но только сейчас, когда история повторилась еще раз, мое Я достигло, наконец, опыта Вечного Возвращения и смогло осознать его. И я знаю, что в Великий Полдень я должен буду поставить на карту все в одно мгновение, воспользовавшись краткой «заминкой» бога Кроноса, бога Времени. Фабула Истории архетипична. Ее чувствовал и переживал уже кто-то другой в ином кольце Возвращения, кто-то другой, кто тоже называл себя «я», как я это делаю сегодня. Различие формы не имеет значения, поскольку только во мне Вечный Мотив стал осознанным. Поскольку сам Архетип един и неделим, несмотря на то, что он отражается во многих, то «я» из других колец Возвращения и сегодняшнее мое «я» — это одно и то же трансцедентное Я, Самость, Selbst, лишь сегодня ставшее осознанным, достигнутым, реализованным, ясно ощущаемым. В Вечном Возвращении я воплощаюсь ограниченное число раз, и это число — тоже архетипическое, оно соответствует только моей Мелодии, моему Диапазону. В этих воплощениях мне суждено либо победить, либо исчезнуть. Цель этих воплощений из ограниченного числа раз — это мой Фамильный Дом, мой род, и сегодня он достиг своего Великого Полдня в ницшеанском откровении у скалы Заратустры. И если я не смогу «выйти» со вздохом Времени, в момент «заминки» бога Кроноса, чтобы достичь чего-то немыслимого, невозможного, быть может, хотя я и не уверен в этом, Архетип воплотится еще один раз, спроецировавшись на ту же сущность, хотя и в какой-то другой Кальпе, Манвантаре и Юге. Хотя это следующее воплощение никогда уже не будет столь интенсивным. Подойдем к существу этой мистерии: воплощается не просто «я», но некое архетипическое Он (которое в случае финального триумфа станет МЫ, Андрогином), Миф, Легенда, Архетипическая История. И в опыте проживания этой Мифо-Истории «я», которое несет и воплощает ее, чувствует себя повторяющимся, возвращающимся, сопричастным самой вечности этой Истории. Так и Ницше в мгновении высшего просветления, перед тем как войти в ночь своего рассудка (ослепленный лучом Кроноса-Сатурна, застигнутого врасплох), объявил себя Дионисом, Цезарем, Христом и «Распятым». Он знал, что он был каждым из нас. И что он будет всеми ими опять. Я тоже был Орфеем, ищущим Евридику, Данте, ищущим Беатриче, Гельдерлином, ищущим Диотиму, в безуспешном страстном желании воскресить другую, Аллуину.

ВОЙСКА ДЕМИУРГА.

Войска Демиурга состоят из "нейтральных ангелов", подобных богам и обманутых Демиургом. Они существуют на внеземных планах и на земле не воплопаются. Они находятся под гипнозом злых чар, как узники в замке Клингсора, Shastel Marveille. Так же околдованы и белые предатели, арья, вира, которые уже здесь на земле поступают на службу к Врагу, помогая ему в уничтожении существ, принадлежащих к их собственному типу, роду. Демиург овладел ими, вдохнул в их арийские тела иные души, чуждую субстанцию либо путем идеовариации (то есть постепенной мутации), либо с помощью современной, кали-югической психогроники введя в них Змею-убийцу, которая высасывает энергию их божественной крови.

Против этих демиургических войск и должен сражаться Герой.

А помимо этого, он должен также сражаться с существами, непосредственно порожденными Демиургом, с его генетическими роботами, его "психическими дублями".

ПЛАЗМАЦИЯ.

Герда. Такое имя дали древние германцы плененной звезде (давшей пленить себя Демиургу в силу своей солидарности), которую сегодня называют Землей. Это — богиня, женский зон, попавшийся в сети как Пистис София гностиков. Внутри ее сферической формы расположено тело печального и страдающего гиганта, женщины-гиганта. Мы сами в ее клетках приняли человеческий облик — по "ее образу и подобию". И это Она удерживает нас своим гравитационным полем. Но мы происходим не отсюда! Мы — только ее узники, как сама Она — лишь узница Демиурга.

История насчитывает миллионы лет, и все повторяется… Это — история богов, вступивших в сражение и потерпевших поражение, точнее, пошедших на это поражение добровольно.

Эти боги приходят издалека, из Орфического Яйца, пред-космического Эроса на другую сторону демиургической вселенной, вселенной плененных звезд. Мы можем видеть как они вступают сюда, как диски холодного, несотворенного света, сквозь черные дыры, состоящие из плазмы, из абсолютной тишины, куда не проникает и где не сохраняется никакой свет. Это — НЛО, вимана, "огненные колесницы", нечто круглое, вращающееся и заставляющее вращаться гравитационные волны Демиурга.

Исполняя свой стратегический план, божественные существа распространились по всему космосу, поселившись на различных светилах. Пришли они и на Герду. Но хотя это должно быть расценено с точки зрения пространственно-временного комплекса как "пришествие из неизмеримых далей", все это произошло в одно мгновение, как простая смена ментального состояния, переход от одного плана к другому, из одной вселенной Разума в другую. Можно сказать, что это подобно также переходу из одной энергии в другую, и справедливы в данном случае концепции катаров, утверждавших, что "начиная с пятого неба к низу" царит смешение, демиургический хаос. Наша космогония считает, что каждая "огненная колесница", вимана, каждый световой диск, проникающий в атмосферу, это — ОН, оторвавшийся от ОН-ОНА, в поиске своей ОНА. Или это— ОНА, оторвавшаяся от своего ОНА-ОН, в поиске своего ОН. Это — боги: Вотан, Бальдр, Фрейя. Но то, что отделилось от Орфического Яйца, не может уместиться в этом мире, даже несмотря на то, что его большая часть осталась в изначальном Яйце. Таким образом, эта световая сущность снова должна разделиться, и можно сказать, что каждая сфера, каждая вимана, каждая боевая колесница несет в себе команду эйнхереев, воинов Вальхаллы или Зеленого Луча. Это — роты, гарнизоны, взводы, аристократические рода. И вступление в битву в этом мире равнозначно мистерии воплощения, плазмации Архетипа в материю, которая стараниями Демиурга делается все более и более плотной. По мере того, как НЛО или вимана проходит по различным этапам конденсации Энергии, он сам покрывается этой энергией, становясь видимым даже на Герде. Всякий раз, когда он входит сюда или выходит отсюда, он сливается с субстанцией. Степень деления Архетипа внутри самой световой формы ("численность ее экипажа") зависит от плотности материи, которую эта форма в данный момент пересекает и которую мгновенно, посредством вибрации, «населяют» части Архетипа. Соответственно, строение "членов экипажа" должно соответствовать структуре и консистенции той или иной сферы. В зависимости от плотности этой сферы структура частей Архетипа может быть названа духом, душой или материей. По сути существует лишь одно видимое тело, которое приобретает разную плотность и разную консистенцию, начиная с атома семени, с неизменяемого "семенного атома" как говорят сегодня. Все эти формы совершенно необходимы для входа в мир, и особенно для выхода из него. Но иногда, некоторые из них могут атрофироваться до такой степени, что возможность выхода пропадает окончательно.

Стратегия населения демиургического мира божественными Дивья осуществляется подобно таинству Евхаристии. Бог-дивья разделяется. Он вступает сюда как Диск Света, как Круг (чья окружность повсюду, а центр нигде). Это — Вотан, пришедший из города Асгарда, воздвигнутого в непреходящем постоянном движении на одном из самых тонких планов плазмации, на одном из небес, предшествующих пятому небу ("любое небо могло бы быть моим"), в Вальхалле, где правят иные законы и царствует иной Эон Времени, но все же еще внутри Империи Демиурга, все еще в его власти.

Покинув план Духа, Вечности, боги вышли из пред-космического Яйца и проникли в состояние извращенной материи, в лагерь Врага. И здесь они воздвигли свои города, свои кварталы, свои замки из той же материи, той же энергии итого же времени, что они встретили в бесконечных звездных просторах, в зодиакальных домах. Так Асгард созвездия Лев не тождественен Асгарду созвездий Овна или Рыб, а Небесная Гиперборея не совпадает с Гипербореей Полярной, земной, расположенной на Герде. Но даже сам прототип Асгарда, Аггарты, Шамбалы, Города Цезарей, создавался в ностальгическом воспоминании об изначальной обители, об Обители Зеленого Луча. Субстанциональная сторона плазмации божественного Города, равно как и тел Героев, вира, и материи божественных колесниц, должны соответствовать субстанции и материи того мира, в который они вступают, для того, чтобы стать на один миг доступными органам восприятия тех существ, которые населяют данный мир.

Именно в этом смысле следует понимать загадочное выражение, что "летающие тарелки". НЛО суть ангелы. Они вступают сюда, становятся на мгновение видимыми, а затем исчезают. Так они «интегрируются», но чтобы не кристаллизоваться и не потерять возможности «дезинтегрироваться», они вынуждены тут же отправляться назад. Это — проявление силы Одиль, Хварено, науки Имплозии, способности возвращаться в Центр (который нигде…). В мистерии воплощения Одина нет фундаментальных отличий от мистерии воплощения эзотерического Христианства, от евхаристической мистерии Мессы или Мезе, что значит дословно "посев, урожай". Это — Зерна, рассыпанные по земле Демиурга (зернышко пшеницы, точно такое же как и другое?), но одновременно и войска, растянувшиеся в атаке, запланированной воинами Асгарда и их высшим Вождем, Господином Войск, Вотаном. который, кроме того еще и Поэт. Его Война — этоМолния, это Блицкриг. Все выигрывается или все проигрывается в одно мгновение, молнеиносно. Ведь Вотан — это ветер, ураган. Но его восьми ногий конь Слейпнир в этом мире скачет только на четырех ступнях. Остальные четыре предназначены для Вечности.

Когда НЛО спускаются сюда, их двери открываются и словно ураган появляются воины. Каждый из эйнхереев тождественен самому Вотану, хотя и носит имя Бальдр, Тор, Зигфрид, Тристан или Парсифаль. Каждый проживает архетипическую историю, которая окончательно транссубстанциализируется лишь в Вотане. Он подобен Гостий, круглой как вимана, как НЛО, как боевая колесница Владыки Войск, Сияющего Луча, и которая разделившись, в каждой из своих частей содержит целого Бога.

ГОЛЕМ.

Сущность Врага рода человеческого — рациональное мышление. Отсюда можно сделать вывод, что аналогичное мышление землян, как творение Демиурга, представляет собой ловушку, с помощью которой он удерживает их в оковах. Поэтому бесполезно пытаться победить его, опираясь только на разум. Единственное действенное оружие, которого боится Демон, это трансцендентный луч «Зиг», Память о Чистоте Крови, Отвага и Верность, Сила Одина, Урна, Варена, Луч, которым Шива уничтожил Смару.

Испокон веков Демиург пытается создать что то свое. Но единственный результат его усилий — плагиат, искаженная имитация. Он знает, что его хитрость не беспредельна. Когда Боги спустились на землю, чтобы "смешаться с дочерьми человеческими", Демиург думал, что одержал победу, но вскоре до него дошло, что все как раз наоборот: он оказался в еще большей опасности и начал бояться, что скоро его иллюзорное существование окончится. И тогда он пустил в дело чисто рациональное и механическое изобретение, "решающее оружие", готовившееся веками, робота, смонтированную куклу. В Библии упоминаются странные существа Шеидим, помесь людей с животными. Традиции и легенды многих народов рассказывают о злых и испорченных искусственных существах. Например, согласно легендам арауканцев, черные маги Калкус, существа нечистой крови, изобрели искусственную тварь Уитралалуе, которой они управляют на расстоянии, приказывая ей творить зло…

События во Вселенной вершатся противоположно тому, что еврейская наука, особенно психоанализ, хотели бы сделать с нами. Боги, Архетипы, не являются проекциями человеческого разума, а наоборот, по Платону: люди — для снабжения энергией нечистого стабильного ядра, особенно раввинов, которые, большей частью, ни с кем не смешивались, сохраняя, так сказать, "чистоту нечистоты", характерные черты Шеидим, вампиров кровососов, благодаря тому, что они телепатически поглощали, энергию, которую их народ крал у арийцев.

Поэтому ошибочно полагать, что еврей это человеческое существо. Как фюрер был сверхчеловеком и аватарой божества, так еврей — это недочеловек, противоположный полюс фюреру.

Гитлер это знал и говорил. Он хотел купить у французов остров Мадагаскар, чтобы переселить туда всех европейских евреев. Мадагаскар это остаток затонувшего континента Лемурии, где, как полагают, жили Шеидим, эти чудовищные существа, полуживотные, «лемуры» как их называют. Гитлер хотел создать для евреев более подходящую среду обитания, чтобы они организовали там отдельное государство, которого до сих пор не имеют.

"Изготовление" иудея, этого смертоносного оружия Демиурга, было поручено Иегове и осуществлялось таким же образом, как Демиург наложил воплощение Богов Идей. Поэтому Демиург сначала развратил Кроноса — Сатурна, разрушив Сатья югу. Золотой век. Он закрыл входную «дверь» и выходное «окно», чакру Сахашрара, и затемнил тем самым Власть Одина, его Грааль, подчинив ее рациональному мышлению, коре мозга, которая подменила собой древний мозг, как континент, возникший, когда утонула полярная Гиперборея (это синхронные события), где только и действовал древний мозг. Он превратил Сатурна и Сатану, в Иегову Яхве, родившегося, когда Сатурн и Рея утратили свой Золотой век, оставшись прикованными к отклонившейся оси Северного полюса. Поскольку Иегова является проекцией Демиурга или Демона, наложенной на Сатурна, он представляет собой подделку под этот Зон. Это двойник, копия, фальсификация. Потом Демиург научил Иегову создать таким же образом иудея "по своему образу и подобию", тоже наложив его на иное, существовавшее ранее, но впоследствии развращенное племя, может быть «евреев» или «израилитов», которые не были иудеями. Иудей это робот, одаренный рациональным мышлением, как и его создатель, и смонтированный из разнородных элементов. Это — искаженная копия другого, высшего существа, на которое наложена чудовищная тварь с чертами тотемических животных (библейские Шеидим), — смесь семитских кочевников бедуинов, авраамитов, эдомитов, сирийцев, хеттов и т. д. Чтобы такая клоака народов могла двигаться, необходима была также примесь крови арийцев аморитов, евреев Давида и Соломона (если они когда либо существовали). Курьезным образом эта кровь была необходима. Иегову Сатану на Сатурна: иудей был наложен на еврея. Аналогичным образом рабби Лев изобрел в Праге Голема, искусственную, механическую куклу, а чтобы вдохнуть в нее жизнь, использовал формулы иудаизированной Каббалы и управлял ею на расстоянии. Это была машина, первый робот. В той же Праге Карел Чапек потом придумал других. Картина, наложенная на другое полотно. Больше ничего не надо, может быть, только часовой механизм. Таким должен быть еврей. У Иеговы такое же рациональное мышление, как у Демиурга, он может лишь повторять одни и те же схемы без вдохновения и вариаций. Еврей это Голем. Он имеет форму человека, но внутри это рептилия, животное, как в еврейских научно фантастических фильмах о внеземных существах. Он одет в человеческую кожу и имеет внутренности, как творение еврейского доктора Франкенштейна. Кровь он высасывает у живых существ. Это кибернетическая машина, механический робот, подключенный к огромной батарее, энергетическому источнику, который сам нуждается в питании и который называется Иеговой. Это еще один кибернетический монстр, еще одна машина.

Большую ошибку совершали люди, в том числе и воины Священной войны, когда думали, будто они сражаются с себе подобными. Это не так: они сражались с механическим изобретением, с генетическим роботом, чудовищем без души и без собственной жизни.

Евреи к тому же любят ставить научно фантастические фильмы и экранизировать легенду о Дракуле. Они наслаждаются, показывая себе самих себя в своей самой тайной реальности. В своей гордыне и бесконечном высокомерии, в своем полном презрении к людям, к человеку и животному, они уверены, что люди никогда не узнают истину, потому что у них нет органов, чтобы открыть ее. К тому же они загипнотизированы, заключены в тюрьмы.

Какой же энергией питается еврей? Что позволяет ему существовать дольше тех пределов, которые биологическая энтропия ставит перед остальными смертными в ускоренном темпе по мере смешения, присущего Кали юге? Как мы уже указали, он подключен к мощному энергетическому центру:

Иегове Сатурну, господину Времени. А чем питается Иегова? Продуктами ферментации, пеплом человеческих жертв. Таким же образом Демиург питается за счет разрушений и преступлений во Вселенной, где более сильный пожирает более слабого; за счет циклов. Сумерек богов, когда он, как волк Фенрир, пожирает все и засыпает, переваривая пищу. В этой Вселенной действует закон Вечного возвращения, поскольку бессмертны Боги, которых он сделал своими пленниками. Все пожирает самое себя.

Евреи запрограммированы на то, чтобы периодически приносить в жертву Иегове человеческие существа, причем предпочтение отдается полубожественным Вирам. В вознаграждение за это Иегова питает их нечеловеческой энергией, которая черпается из недочеловеческой Вселенной. Но даже этого недостаточно для того, чтобы механизм еврея функционировал. Необходимо питаться кровью неевреев таким же образом, как необходим творческий гений арийцев и их труд, чтобы поддерживать и совершенствовать среду обитания евреев на земле. А завтра, во внеземных колониях, евреи будут искать выход для своих притязаний на господство в материальном и видимом космосе.

Легенда о Дракуле открывает нам самую тайную реальность этих нечеловеческих существ. Дракула это автобиография еврея. Чтобы продлить свою жизнь вампира, он должен сосать арийскую кровь, продлевая таким образом до бесконечности свое существование зомби, впитывая магическую субстанцию.

Правда о ритуальных преступлениях евреев исторически доказана. Те, кто верит, будто имеет дело с такими же существами, как остальные люди, никогда не сможет понять их.

Еврей, каким мы его знаем сегодня, появился 2600 лет назад, когда Неемия и Ездра заключили с Иеговой "обновленный пакт". С тех пор мы можем проследить его следы с относительной уверенностью, хотя задним числом эти следы постарались замести, фальсифицировав всю историю до наших дней таким образом, чтобы никто не смог узнать истину. Такова тайна племени Иуды, самого смешанного и примитивного, а также «исчезновения» (точнее уничтожения) других племен Израиля (возможно, двенадцать германских племен, откуда потом было взято число колен), которые эмигрировали из пустыни Гоби после разрушения тамошней великой цивилизации. Племя Иуды присвоило себе имя евреев.

Создав еврея. Демиург полагал, что сможет нанести своим противникам в Великой борьбе последний удар. Но, как всегда, кое что ускользнуло от рационального расчета и дело не было доведено до конца, потому что еврей не творец. Как его создатель Иегова является «складкой» Демиурга, так и еврей, соответственно, представляет собой его "кибернетическую складку", только лишь копию, плагиат. Все ценное он получает от Виры, Божественного Мужа, Героя, который является одновременно и творцом, и пищей. Без него еврей не может сделать ни шагу, не разрушив себя полностью и не исчезнув. Еврей должен поработить его, поставить себе на службу и одновременно пить его кровь. Поэтому над евреем вечно висит драматическая угроза, что его жертва однажды пробудится. Для этого и пришел фюрер Адольф Гитлер, но и возвратится как Калки Вотан: чтобы пробуждение стало вечным.

Зависимость фатальным образом обращается против паразита, который ничего не может сделать, чтобы избежать этого. Поэтому еврей дрожит и сегодня, каждый миг. Кровавые жертвы, массовые убийства и войны — таковы подношения евреев Иегове, так они чествуют своего господина. Про себя они хранят тайное знание и примеси арийской крови, что позволяет им поддерживать видимость настоящей крови в своих кибернетических жилах. Подобно тому, как необходимо топливо, чтобы мотор работал, так и арийская кровь нужна Голему еврею. Пока они действуют в этой видимой Вселенной — а только в ней они и могут действовать — евреи нуждаются в топливе в виде крови и жизненной энергии неевреев, потому что они, как сказал Гитлер, паразиты в самом глубоком смысле этого слова.

Эта трагическая и порочная ситуация — палка о двух концах для евреев, для Иеговы и для Демиурга, потому что в конечном счете это "боевое оружие" нейтрализует самое себя. Драму еврейства можно свести к одному слову: ЛОЖЬ. Все пропитано фальшью. Только благодаря лжи может существовать этот великий обман со всеми его фальсификациями и порчей. "Правда еврея это органическая ложь", — говорил Альфред Розенберг.

Раввины, эти сатанинские Дракулы, должны были железной рукой контролировать свой народ генетических роботов в своих синагогах и кагалах, дозируя обычную смесь кровей, чтобы примесь арийской крови не превышала дозволенный процент, из страха, чтобы еврей не перестал быть евреем, прервав таким образом "нечистую непрерывность" согласно архетипу Голема, который обращается против своего создателя, Иеговы. В результате могут быть уничтожены оба: такова история Рабби Льва, равно как и Франкенштейна. Раввины, эти черные маги сатанинской генетики, дьявольские священники религии испорченной крови сохраняют для себя тайну "нечистой непрерывности" (сами раввины мало смешиваются) того, что можно назвать "чистотой антирасы и антикрови", существующей тысячелетия благодаря телепатической ассимиляции энергии своего собственного народа и технике "дозированного смешения", чтобы сохранялась энергия и чтобы не раскрылся чудовищный плагиат. И раввины существуют как королевы пчел в своих ульях кагалах за счет эксплуатации трутней. Раввины знают ценность арийской крови. В ней заключается виртуальность Одина, тайна Грааля (Сангреаль, царская кровь), божественность реальности, божественная реальность, божественность царя, Царя Мира, и ностальгия по Гиперборее. Приспосабливаясь к обычаям первобытных народов, они пьют эту кровь, чтобы в них воплотилась Божественная мощь. Высшая энергия или для того, чтобы испортить ее и ослабить алхимическим способом внутри свой структуры механического робота. Чтобы обескровить арийца, полубожественного Героя, они пытаются с помощью этого «ритуала» устранить возможность воскрешения божественности, что будет означать поражение Демиурга, его агента Иеговы и его кибернетического народа.

Эту цель преследовали убийства с выпусканием крови побежденных гитлеровцев в Нюрнберге, казнь молодых чилийских нацистов в 1938 году, у которых "пили кровь", как говорится в поэме, написанной одним из их товарищей, а также убийство с выпусканием крови Рудольфа Гесса в тюрьме Шпандау (опять с «меткой» на шее, меткой Дракулы). Во всех этих случаях речь идет о сатанинском ритуале.

И все же они обречены на поражение. Евреи никогда не знали об иных мирах, о языческих богах и их мощи. Им этого не постичь. В чистой крови Героев циркулирует мощь, которая их уничтожает, которую они не могут ни понять, ни разрушить. Она срабатывает моментально от одного только присутствия или близости этих нечистых существ, замыкаясь в себе и защищая себя таким образом, что арийская кровь, соединяя свой Облик и Память, парализует сатанинский ритуал, нейтрализует его черную магию, распыляет его духовные семена атомы, так что остается только физическая кровь, ни на что не пригодная оболочка, лишенная энергии. Рудольф Гесс был уже далеко, в надзвездном мире, где он снова обрел свои солнечные годы и славный телесный облик, бессмертную Ваджру, ради Валькирий (короля Артура Тора), ради фюрера и аватары.

Раввин, левит, когда умирает, исчезает полностью, от него ничего не остается, он больше никогда не понадобится, как куча старого, ржавого железа, как Голем, как Дракула, если пронзить его механическое сердце колом, сделанным из ветки от дуба Вотана. И евреи это знают. В их рационалистическом мышлении не умещаются ни личное бессмертие, ни концепция утонченной материи, каковой является душа, ни бессмертие Ваджры, потому что они не обладают собственной виртуальностью, у них не кровь, а антикровь. Поэтому евреи "запрограммированы на отчаянную борьбу за покорение материального мира и господство над ним, чтобы стать его абсолютной душой. Но им никогда не удастся овладеть этим миром, даже если будет казаться, что они одержали окончательную победу, потому что и этот мир будет одухотворяться синхронно с триумфом Героя. И он уже одухотворился благодаря Рудольфу Гессу, хотя сам мир об этом не знает.

Евреи надеются распространить свои завоевания на всё пространство видимого космоса, за пределы земли, с помощью своей рационалистической технологии и своих машин, которые могут только до нести их до пустынной поверхности звезд. Но даже для этого им нужны неевреи, потому что, будучи паразитами, они только так могут выйти в космос.

Альфред Розенберг говорил, что "если и существуют какие то хорошие евреи, которых друзья евреев приводят в пример, то это лишь исключения, появившиеся в результате столетий сосуществования с неевреями". Таким был случай с Паулем Рее, другом Ницше, и с Лу Саломе. Последняя рассказывает в своих воспоминаниях, что Пауль Рее бледнел, если на собрании, на котором он присутствовал, появлялся еврей, и сразу же уходил. Пауль Рее покончил с собой, как и Вейнингер, которому удалось понять, как соединить противоположности. Имея примесь арийской крови, они чувствовали груз ужасной власти Кагала, который отдает не подлежащие обсуждению приказы эксплуатировать и мучить неевреев, гоев, "пить их кровь". Адольф Гитлер утверждал, что "смешанный еврей", даже после многих веков смешения с арийцами, может воспроизвести индивидуум с типичными чертами еврея. Кубичек рассказывает, что когда Гитлер узнал, что арестовали еврейского врача из Линца, который лечил его мать, он приказал немедленно его освободить.

У меня тоже был интересный опыт с евреями, самый последний — с послом Израиля в Югославии, когда я представлял Чили в этой стране. Это был глубокий и образованный человек. Мы беседовали с ним о деревьях в белградских рощах. Однажды я рассказал ему о своем «разговоре» с дубом. Потом он вернулся в Израиль, но однажды снова приехал в Югославию в составе делегации своего народа и прежде всего захотел встретиться со мной и спросил меня о "моем дереве". А Леона Дегреля спас от похищения в Испании агентами Моссада еврей, которому он помог в Бельгии.

Моя позиция в этом вопросе такая же, как у фюрера: никогда не видеть в подобных случаях ничего, кроме исключений, на общем фоне беспощадной и жестокой борьбы, которую ведут еврейские роботы, кагал, Иегова и Демиург, столь же твердые, как железо Кали юги. Утверждение Гитлера, что еврей может воспроизвестись и через столетия, подтверждается примером испанских марранов в Америке. Несмотря на то, что прошло много времени, отчаяние вследствие шока от слияния антикрови с кровью гоев толкает их к алкоголизму и самоубийству. Это бунт, предсмертная агония антикрови, потому что для еврея ортодокса и талмудиста чтобы перестать быть евреем недостаточно обратиться в христианство, которое само по себе тоже является еврейской религией.

Другой типичный случай еврея — Артур Кестлер (хотя он сам возводил себя к хазарам). Он покончил с собой вместе с женой, как до него это же сделал Стефан Цвейг. Это был их бунт против кагала и своего собственного существования в качестве роботов без какого либо видимого предлога.

После «поражения» германского фюрера Адольфа Гитлера во второй мировой войне, более грандиозной, чем война, описанная в «Махабхарате», которую Аватара выиграл, проиграв, — господство евреев достигло своей кульминационной точки. Но оно уже начинает клонится к упадку, хотя ни они, ни "белые предатели" не осознают этого со всей ясностью. Прежде чем они смогут поверить в это, им нужно будет уничтожить самих себя. К этому концу их приведут их преступления, их высокомерие и ужасные ошибки. Аватара сильней, и проявление его могущества становится все более заметным.

Поскольку Аватара сотряс Вселенную и его миф распространяется повсюду, сегодня дети рождаются гитлеровцами даже в России, сами не зная, почему. Все, — что евреи пытаются сделать, чтобы мир забыл об Адольфе Гитлере и его товарище, мифическом узнике Рудольфе Гессе, несмотря на все вранье, — не даст желаемого эффекта, хотя они используют даже массовый гипноз. Эзотерический гитлеризм победит. Его возвращение неизбежно. Он утвердится с помощью того же оружия, которое евреи используют для борьбы с ним. Иегова и его Голем анигилируются в своей автоматизированной Вселенной вместе с созданным ими муравейником. Это будт конец Кали юги.

Одна глава в моей книге "Золотой шнур. Эзотерический гитлеризм" называлась "Кем были друиды?". Тогда я не мог ответить на этот вопрос, не могу ответить и теперь со всей уверенностью. Основные сведения о друидах мы черпаем из "Записок о галльской войне" Юлия Цезаря. Его впечатления противоречивы: выражая свое восхищение друидами, "людьми в белых одеждах", он рассказывает нам также о кровавых человеческих жертвах. Но нас не интересуют романы, написанные с целью оклеветать врагов. Мы арийцы, и нас интересует только истина.

Друиды не были кельтами. Но кто же они тогда? Они были не просто священниками, а всемогущими правителями кельтских племен, мудрецами и магами, которые вместе с бардами и предсказателями управляли всей жизнью этих лесных и горных племен. Кельты были арийцы, но кто были друиды? Само их имя остается загадкой. Его пытались вывести от германского слова «treu» — «верный», а также от арийского корня «вид», "видеть", который в сочетании с частицей «Дру» дает "дру вид". Друиды, таким образом, то же, что «риши» в ведической Индии. Но все это нас не удовлетворяет, особенно если мы учтем сведения Юлия Цезаря и других римских и греческих писателей и историков.

Мои собственные исследования, проведенные после того, как я опубликовал "Золотой шнур", привели меня к выводам, которые, как я считаю, ближе всего к истине. На дохристианский, языческий мир накинуто покрывало лжи, умолчаний и умышленных фальсификаций. Античность была ужасным и в то же время золотым временем, но ее уже совершенно не знали те, кто выжил в христианскую эру. В этом случае, как и в случае с тайной друидов мы должны иметь в виду две эпохи и два различных, даже противоположных плана. Самые древние друиды существовали до того, как пришли кельты, и они назывались не друиды, а «годис», священники годов, мудрецы годов. Азов, или же они пришли вместе с кельтами. Они знали секреты каменного века, менгиров, дольменов и кромлехов, а также секреты рун. Это были «Рунвидар», знатоки рун. Позже их назвали друидами. Я далек от того, чтобы согласиться с толкованиями этого термина, которые дают христианские филологи, по крайней мере, когда речь идет о самых древних друидах 4000 3000 лет до н. э. В то время, когда о них узнал Юлий Цезарь, они, несомненно, уже были поражены эпидемией, от которой страдало полубожественное человечество после гибели Гипербореи.

Первые божественные вожди кельтов смешались с «годис», с сидхами, а в Ирландии (Ирландия — земля руны ИР, гиперборейская страна мертвых) — с Азами и Ванами, в кельтской мифологии — Туата де Дананн, пришельцы из иных миров. Это, несомненно, были гипербореи, обладатели передовой науки, пришедшие из долины Дуная, могущественные маги. Со временем их наука пришла в упадок и они потерпели поражение в великой битве против милесиев (см. мою книгу "Воскрешение Гороя"). Туата де Дананн ушли во внутренний мир, в "Полую землю", ирландский Сид и соединились там со своими древними гиперборейскими родичами. С тех пор есть две Ирландии: одна земная, христианизированная, другая духовная и тайная: Ирим, вечнозеленая земля, земля золотого клевера с четырьмя листьями, короля Артура, Тора, господина ариев — Абаллон, Авалон, остров золотых яблок, место, где король Артур был излечен и воскрешен норнами, валькириями. Там они ждут знака времени возвращения в ту, другую Ирландию, чтобы снова завоевать ее и освободить всей мощью Грааля и меча Экскалибур.

Таким образом, мы выяснили, что до друидов существовали мифические Туата де Дананн, то есть Азы, Годы, Сиддхи. Позже кто то назвал их друидами. Исследуем теперь происхождение термина «гилем», который может пролить свет на тайну друидов и объяснить противоречия у Юлия Цезаря.

В мои руки попала Хроника фризов, которую перевел и опубликовал профессор Герман Вирт, основатель специального исследовательского института СС «Аненэрбе». Хроника содержит передаваемые из поколения в поколение воспоминания о том, как утонула Атландия, Гиперборея, и о миграциях фризов в более теплые края, в Грецию, Северную Африку и даже в Америку. До этого они завоевали Англию, Альбион, Белую землю, гиперборейскую страну мертвых. Но на севере Африки они встретили голенов. Сходство со словом «голем» почти полное. Это были священники из Сидона, и фризы с издевкой называли их «Трюведен» — "те, кто не обладает истиной", "кто не говорит правды" (органическая ложь). Согласно некоторым комментаторам Хроники, к фризскому словарю восходит и имя друидов. Вместе с фризскими мореплавателями на северные острова попали и голены, а за ними последовали финикийцы. Голены высаживались на берег, чтобы красть детей, а их женщины старались рожать от фризов. Они практиковали кровавые обряды и применяли галлюциногены, как венгры. В Альбионе и в Галлии они внедрились в среду священников Годов и стали теми друидами Цезаря, которые приносили в жертву людей. Они исказили чистый культ истинных древних друидов, которые были гиперборейскими воинами и белыми магами.

Они не только внедрились в касту священников и мудрецов, но и смешались с самим кельтским народом, в результате чего Альбион, Белая земля, Англия (земля ангелов) превратилась в Британию (Бнай Брит). Гитлер не напал на Англию, потому что считал ее за остаток Гипербореи, населенной белыми арийцами. И Рудольф Гесс полетел в Шотландию, чтобы встретиться с герцогом Гамильтоном, валлийцем по происхождению, членом ордена "Золотая заря". Они не знали, до какой степени проникновение голенов преобразовало этот мир, или, может быть, отчаянно пытались вернуть его в прежнее состояние. Но в Англии правительство, администрация, политика, экономика, истэблишмент — все контролируется "голинизированными валлийцами", то есть голенами. Чтобы стать королем Великобритании, нужно сначала быть "принцем Уэльским".

Термин «голен» — производное от «галлы», от финикийцев и Галилеи; отсюда же Уэльс, Галлия, Галисия. Все они уже были среди друидов голенов во время кампании Цезаря, так как голены внедрились в среду истинных друидов, древних Годов, гиперборейских арийцев, бардов и прорицателей, родных братьев римских vales. Голены облегчили внедрение христианства в этих регионах и, обращая Ирландию в католицизм, они по сути дела уничтожили светлое язычество и гиперборейскую мудрость.

Как для англосаксонского мира трудно понять, по незнанию, проблему марранов в испанском мире, так и мы не вполне понимаем проблему так называемых «валлийцев». На самом деле это евреи, внешне обратившиеся в христианство, которые проникли в Ирландию и Англию вместе с фризами и финикийцами; это англосаксонские марраны, голены, проникшие в среду кельтов и друидов и захватившие власть в Англии с воцарением династии Тюдоров. Два тысячелетия они вели войну на уничтожение против настоящих кельтов и германцев. Поэтому, так называемый британский истэблишмент — это их творение и представитель (из него вышли все предатели марксисты из Кембриджской группы). С тех пор, как Генрих IV объединился с голландскими и средиземноморскими евреями, был установлен постоянно возобновляемый союз голенов с международным еврейством. Незнание этих фактов и сыграло роковую роль, особенно в последней Великой войне. Сохранилась вера, что Англия это бастион белой расы, тогда как на самом деле это бастион великого заговора против арийцев. Сегодня она снова пытается начать тайную войну против гипотетического возрождения Германии и Европы. Еще со времен изгнания евреев из Испании, Великобритания вела преступную антииспанскую политику. А фризские морские короли, выжившие после катастрофы полярной Гипербореи, еще до финикийцев облегчили проникновение голенов в этот прекрасный и здоровый мир, который они испортили и погубили.

Кто же они, эти голены? На этот вопрос ответить нетрудно. Кем могли быть те, кого фризы называли "не говорящими правды"? Это — те же, кого А.Розенберг определял как выражение "органической лжи" — евреи, эмигрировавшие как паразиты при арийцах гипербореях после разрушения постгиперборейской цивилизации Гоби. Как объяснил нам профессор Герман Вирт в своем доме в Германии, близ голландской границы: "Евреи представляют собой группу Шеидим, неприкасаемых рабов древней цивилизации Гоби. Они украли и присвоили себе традиции своих хоязев во время великого Исхода полубожественных существ, истинного народа Богов, 12 колен германских. Через тысячелетия они достигли Малой Азии, где, после многих смешений, превратились в голенов, этих священников из Сидона, о которых и рассказывает фризская Хроника. Позже они были известны как левиты".

Необыкновенная мощь проявляется в истории рабби Льва, который в XVII веке в Праге изобрел механическую куклу, робота, и дал ей имя Голем. Почти как голены, которых фризы встретили 4500 лет назад в Малой Азии.

Генетические манекены голены и механический — Голем. Это царство черной магии и ужаса.

КЛЮЧИ.

…Мы даём эти ключи без намерения расшифровать их или объяснить, чтобы лишь немногие знающие могли понять их в бесконечном времени другой сферы.

Бог Тиу, Туиско, Тир, Зиу, Зисо, Зевс. Ему принадлежит вторник, день Марса, бога войны и мира. Зисо-Зевс, Юпитер, Сверкающий. Он освящает знамёна (Блютфане). Зовётся также Эру (отсюда название племени херусков, Герман-Ирмин, Ирминзул, дерево, на котором распят Ирмин, Герман-Вотан). Ему посвящается танец со шпагами (вокруг дуба в Гернике). Считается сыном Манну. Лес замка Тиуско — Тевтобургский лес. Отсюда тевтоны, потомки Туиско-Тира и Манну, дети Манну (Мужа), божественного ария. Манну — порождение разума андрогина Тир-Туиско.

Отсюда же Тео и Дьяус визиготов и катаров, а также Вотан. Наследники этих богов, дети Манну, жили после последнего ледникового периода в Тевтобургском лесу, на Гарце и Шпреевальде. Место культа — Экстернштайн. Суды судей-священников назывались тингами — суд бога Тира с мечами и копьями. Фема. (Фема (Феме) — полулегендарная военизированная организация вестфальских судей, созданная по преданию в 722 году н. э. Императором Карлом Великим. Очевидно обряды и церемонии Феме были связаны с рядом скандинавских магических ритуалов — ред.).

Здесь же заканчивался солнечный праздник «Квесте», праздник-жертвоприношение внутри круга мечей и копий, венец года. Квесте — свастика, подвижный крест в Квестенбурге на высокой горе. Здесь вступает в брак сам с собой Бог-андрогин, Ир-Мин, Гер-Мин, Ир-Ман, Ир-Мин-Зул (отсюда арманы). От Манну происходит и поэтическое название любви Минне (минезингеры), А-Мор, магический брак в Квестенбурге, на высокой горе полярной полночи, с жертвоприношением и магической смертью, когда бог Манну женится на себе самом и становится Манутарой (Манну-Тара), Манутау, распятым богом, Ангатиром.

Для смерти и воскресения он выпивает любовный напиток. Он и Она соединяются. Рука предназначена для любви и для воина.

В белой полярной горе спит в ожидании бог Манну. В горе из белого гипса Киффхойзер спит Ротбарт, Барбаросса, Красный человек, Адам-Ману, который придёт, в котором вернётся воскресший Бальдур, Фюрер. В южной части Гарца есть местечко под названием Квестенбург. Квесте — гора из белого гипса. На ней же распят Бальдур.

Фюрер — от слова «фир» («четыре») — «тот, кто думает за других». Фюрер — деление солнечного года на четыре, Свастика, он же Манну, Манутара, царь Года. Фюрер приносит «Хайль» — здоровье, спасение.

Свастика символизирует Вотана, одноглазого Дикого охотника. Глаз циклопа, красно-чёрный глаз Красного человека, воскресшего Бальдура, Манну. Это третий глаз, сегодня атрофированный в виде шишковидной железы. Это вращающаяся свастика, алмаз из короны Люцифера, Грааль. Кузнец Виланд сделал из него котёл, который хранит Свет крови ариев-гипербореев.

Шишковидная железа называется Агуха. Мощный луч, исходящий из третьего глаза, называется Курм, высшая воля, Шудибудишвабхава. Это Грааль, свет Грааля, луч Зиг. Победа.

Питьё называется Мет, голубая эфирная кровь, Сома-Амос (А-Мор), Ману-Унам, Ур-Ру. Оно поворачивает героя в обратную сторону, трансформирует его, делает красным, бессмертным Адамом с красной ваджрой.

Древние потомки бога Ирмина жили в центральной Германии, в Тевтобургском лесу. Для них Асгард существовал, пока существовали Эстернштайне. Здесь Вотан был распят, чтобы снова возродиться, на дереве Иггдрасиль-Квесте, на дереве разрушения, дереве спинного хребта, Ир, Эр. Это древо познания, которое убило земного Адама, чтобы дать жизнь небесному Адаму, красному Адаму, Бальдуру-Люциферу, Манну.

Маннус, Ман, человек-корень, Мунт, луна, Мани, маны-предки. Бог Мано (рука). Молния была посвящена богу Тору-Донору-Кристосу. Тор жил в ней, как в зелёной, светлой долине, как в оболочке, на конце света, в густом лесу, обиталище гиганта. Обиталище Манну это также луч Остары, богини весны (Австрия, где сто лет назад родился Гитлер), Истер-Айленд-остров Пасхи, обиталище Ману-Тара, царя Года Брамы. Те-Пито-О-Те-Хенуа, пуп земли, чакра Манипура земли, или шишковидная железа, третий глаз Вотана-Манну, рука, раскрытая в бескрайнем одиночестве океана, где всплывает древний затонувший континент после катастрофы, которая уничтожит всё. Воскресший Бальдур. Полёт Манутары. Человек, который придёт.

Раскрывающаяся рука.

Рука (мано) божественна. Маниту и ирокезов, Вакан-Танка у индейцев сиу. Она обращена к центру Полой земли, как Кише-Маниту, великий бог-творец. Это круг.

Первое отражение божества на этой земле это его рука. Она является на священных горах, где мы можем её видеть. Эта рука вращала первичное яйцо орфиков и открыла злосчастное окно, через которое ускользнула она от Егоеё и он от Еёего. Это рука посвящённого, которая закрывает окно, рану в яйце Ману-Тары.

Герой ничего не может сделать без руки, ни воевать, ни любить.

Пальцы.

Вся история космических и земных воплощений бога Манну-Мано, божества, превратившегося в Виру (героя) отражена на прилагаемых гравюрах, которые могут понять и расшифровать с помощью ключей лишь немногие посвящённые в эзотерический гитлеризм и то лишь после сумерков богов и возвращения последнего Аватары ("прилагаемые гравюры" можно найти в различных номерах журнала АТАКА — ред.).

В небесной Гиперборее божество творило магические действа с помощью знаков, которые оно выражало пальцами своей руки. И сегодня последние посвящённые самого древнего и самого могущественного во Вселенной воинственного Ордена также делают знаки пальцами своих рук.

Первый палец — Монас. Он символизирует бога-андрогина Тиуско, творца всех вещей. Второй палец — Диас, рождающая материя, женское начало, Ис-Ис, Фрия. Третий палец — Триас, союз первых двух. Кольцо на этом пальце означает целомудрие, союз формы и материи, бесконечных Духа и Материи, вечное возвращение, брак Сатурна и Реи. Видимое материально-телесное, не имеет иных видимых измерений, кроме трёх нашего пространства-времени. Триас — трёхмерное время, прошлое, настоящее и будущее. Троица как начало, середина и конец. Четвёртый палец — Тетрас, четыре элемента, удвоение двух близнецов, абсолютных и андрогинных мужчины и женщины. Брачное кольцо на этом пальце в недалёком прошлом символизировало магический союз (Онона, Онаон). Профаны, которые ничего не знают об этом, вульгализировали символ. В четвёртом («Один, два, три… где же четвёртый, мой дорогой Тимей?») кончаются противоположности трёх. Четвёртый это первое совершенство («Трое пришли, а четвёртого нет. Это он думает за других…»). Пятый палец это звезда Венеры-Люцифера, здезда-предвестник. Она предвещает возрождение Сына человеческого, воскресение Бальдура, богочеловека Маннуса, человека-корня. Это звезда, которая возвещает магам о рождении нового Дня Брамы, нового Золотого века в процессе вечного возрождения после сумерек богов. Пятый палец также открывает возможность возвыситься над всеми противоположностями и раздвоенностями, даже над Им-ею и Ею-им. Кроме того, пять это число Гипербореи. Через пятый палец возносится Гермес-Вотан-Меркурий, змей Кундалини, через дуб Мидгарда, и освобождает Героя, вознося его высоко над всем, в Несуществующее. Это предпосылка Аватары. Каждый палец имеет свою руну, свой магический знак. Руны пятого пальца Ар и Ис, 10 и 9, руны Футарка Одина. Руна Ар — руна огня и древнего солнца, дикой охоты, последнего батальона.

Когда божественная рука раскроется, чтобы снова соединить яйцо Манутары, когда все её пальцы растопырятся веером над Великим океаном, взорвётся вулкан Рано-Рараку, утонет Те-Пито-О-Те-Хенуа, остров Пасхи, и из огромных глубин возникнет континент Егоеё и Еёего и гиганта Ману, с тёмными глазами, человека, который придёт, чтобы начать снова ту же древнюю историю с иными возможностями драмы и величия для других героев…

ВОСКРЕСЕНИЕ БАЛЬДУРА В ВОДОЛЕЕ. ЭПИЛОГ.

Мы — наци. От слова «Иг-нас», пылающий. Наци — это слово посвящения, призвания. С незапамятных времен его символом служит руна Зиг. Мы также варвары и язычники. Варвары, БАР-БАР-ОС это две руны БАР, руна 13 планеты Земля, Герда, и руна ОС (ДО, число 4, ОС-ИР-ИС, воскресение героя. Сумма 1+3 числа 13 равна 4, двойная руна БАР соответственно 8 плюс 4 руны ОС равняется 12, планетарное число посвящения.

Это и есть язычество. Быть язычником значит отражать во всех наших жизнях планетарные, астрологические, зодиакальные и космические Архетипы драматической борьбы внутри тюрем Демиурга за обретение первоначальной природы, той, которая было до того, как затонула Гиперборея, и следовательно искать выход, чтобы путем одновременного преображения Природы нанести поражение Демиургу.

Христианско-иудейский Великий Заговор старался представить язычество как материализм, натурализм или пантеизм, забывая об Архетипах небесного Асгарда, о божественных Азах, о Валгалле Вотана и Валькириях, о земном рае Митгарде и об Ультима Туле, откуда фанатичные и прозелитические семитские монотеистические религии заимствовали свой земной рай, царствие небесное и ад, изменив смысл всего этого. Мусульманство также скопировало с Вальгаллы свой рай и с валькирий — своих гурий, оставаясь, по крайней мере, религией воинов, хотя сегодня оно удовлетворяется одними жалобными воплями или неэффективной террористической партизанщиной вместо того, чтобы вести тотальную Священную войну против евреев, такую же, какую 400 лет вели арауканцы против испанцев, чтобы вернуть награбленное или отомстить за преступления против мусульманских народов.

В разделе «Вельтаншауунг» мы изложили языческие представления о Космосе, согласно которым земное Вечное Возвращение является простым отражением астрологических ситуаций, движения звезд и звездной драмы в «домах», созвездиях или «замках» Зодиака.

Иудео-христианство все это разрушило и фальсифицировало. На тысячи лет Вотан-Бальдур-Зигфрид-Крестос распят на Зодиаке. И по нему, по этому небесному Архетипу, воспроизводится в процессе земного Вечного Возвращения роковая Драма, о которой рассказывают Эдда и германо-кельтские саги, в частности, Сага о Нибелунгах, которая, как уже говорилось в книге «Золотой Шнур. Эзотерический гитлеризм», происходит не на этой земле, а на Пути Иринга, то есть, в созвездиях.

Осуществление Космических Архетипов неизбежно.

В созвездии Рыб распят Бальдур, самый прекрасный Светлый сын Вотана. Он умер, пронзенный стрелой Кентавра-Стрельца, его копьем или лучом. Стрелец слеп на один глаз. Кентавр Хирон, получеловек, полуживотное, был учителем героев Ясона, Геракла, Ахиллеса, Аскде-пия и Энея. В награду за это он был вознесен на небо в виде созвездия. Крест, на котором распят Сын Света, сын Вотана (ОД-руна холодного света), образован горизонтальными созвездиями, расположенными друг напротив друга, справа налево, от Близнецов до Стрельца, и вертикальными, от Рыб до Девы. Они пересекаются в солнечном сплетении Бальдура (чакра Манипура). Это зодиакальное древо распятия. Под влиянием Иеговы-Сатурна созвездие Рыб, которым на протяжении 2200 лет должны были править Юпитер-Зевс-Тор, Азы терновника и молота, Свастика и двойная руна Зиг Венеры, а также Митра, было сбито со своего пути и искажено иудео-христианством Иеговы. В результате появились рационалистическое мышление, коммерция, материалистическая наука и техника, банки, ростовщичество и деньги, которые заменили собой Богов Света и господствуют в эру Рыб. Это двойное распятие, небесное и земное, Солнечного Бога. Вместе с Распятым были два «разбойника», Марс-Тир и Сатурн-Суртур. Сатурн был «плохим разбойником», он был превращен Демиургом в Иегову-Шаддая, чтобы в свою очередь дать жизнь еврею. Богочеловек Бальдур это Крестос — имя, образованное от руны Кун-Ос, откуда «куниг» или «кениг» — царь Бальдур — царь Азов. Копьем пронзил Распятого Стрелец. В земном воплощении Архетипа, на самом деле никогда не имевшем места, кроме как в мифе и легенде, это солдат Лонгин с его копьем. Это также Хаген из Тронье или Трои и слепой Хедур, брат Бальдура. Хаген убил копьем Зигфрида, германского Крестоса из Саги о Нибелунгах, а Хедур веткой омелы с дуба Донора (додон-ского дуба) убил Бальдура по наущению злого Локи, который тайком проник в Асгард-Агарту. Сходным образом умерли Кришна-Крестос и Ахиллес, оба герои Холодного света, оба ученики кентавра Хирона. Один был поражен в поясничную чакру, другой в пятку. Это особенные чакры, которые эти герои открыли, чтобы испытать мистически-магическую смерть с помощью полусознательных, полуслепых сил, духов-призраков, которые охраняют порог новой жизни.

Копье Лонгина символизирует Власть и Справедливость древнего германского Магического Райха. Стрелец это девятое созвездие и девятая руна ИС. Это копье и священный суд кельтов и германцев Рема под руководством посвященного или настоящего друида. Суд приобретает божественный характер, если судья держит в руке копье. Отсюда копье Грааля. Долгое время считали, что Копье власти находится в Австрии, но оно всегда хранилось в замке Трифельзен. Гиммлер его разыскал и доставил в замок СС в Вевельсбурге, чтобы сделать из него древко Блютфане, гитлеровского Знамени крови, которое полагалось держать в горизонтальном положении. Оно использовалось для посвященных и для нанесения удара острием копья.

Знамя крови было доставлено на южный полюс и там оно используется верными сторонниками эзотерического гитлеризма для освящения их церемоний и знамен. Знамя имеет священный характер, в отличие от флага. Тот, кто владеет знаменем и замком, где оно хранится, обладает властью руны ОД, руны Одина-Адама, красного и бессмертного, и является царем-священником, воином и магом. Это знамя находится у сторонников эзотерического гитлеризма в невидимом и неуязвимом месте.

Копье было символом Власти германских и кельтских князей и саксонца Видукина, языческого героя.

Рядом с Крестом Зодиакального распятия стоят три жены или норны: Урд, Вер да иди и Скульд, это звезды, которые называют также «Три Марии». Это три норны, три женщины из рода Азов, три матери в созвездии Девы.

Другие две валькирии вращают колесо Зодиака, Свастику, под названием Гротти или мельницу Вотана, Азов и Ванов, колесо Екатерины. Его вращают две девственные священнослужительницы, Феня, обитательница воды и воздуха, и Меня, носительница звездного ожерелья. Эта мельница мелет звездную муку и собирает Холодный свет Одина. Бальдур обязательно воскреснет после своей смерти и мистического распятия на следующие 2200 лет, когда голова Сына Света войдет в созвездие Водолея, в солнечный замок этого созвездия. И власть евреев начнет рушиться, пока окончательно не исчезнет, и никто не сможет этому помешать. Закончится влияние скованных эонов, Сатурна и Марса, испорченных Демиургом, в их злых аспектах, и начнется влияние Урана-Варуны, благоприятное для арио-германцев. Снова явится чаша или камень Грааля.

С помощью своей рационалистической науки и техники евреи делают все возможное, чтобы помешать вращению колеса зодиакальной мельницы Гротти, колеса Екатерины, которое их раздробит, в согласии с новой луной, древним солнцем и другой землей. Его ось — копье Вотана, Грааля, со знаменем крови и памяти всех героев, павших в битве против сил тьмы.

Чтобы избежать поражения и остановить судьбу, евреи совершили плагиат в форме христианства: космическое распятие Солнечного Бога, Черного солнца и Холодного Света они подменили распятием Христа, именуемого «Иисусом» — так гностики называли гипофиз, место в мозгу, где находится память о нашем божественном прошлом (руна УР). Это материальное распятие в действительности представляет собой еврейское ритуальное преступление, когда из арийской жертвы выпускают кровь под деревом и приносят ее в жертву богу мести Иегове.

Вотан был распят на девять ночей и пережил мистическую смерть на дереве Иггдразил, чтобы снова обрести руны. Это звездное, зодиакальное событие кельто-германской астрологии, этот Архетип и эта небесная, космическая драма были смоделированы на скалах Экстер-нштайне, где росло дерево Ирминзул, уничтоженное отступником Карлом Великим.

В Зодиаке Бальдур, сын Вотана, «тождественный своему Отцу», распят на руне Хагал, которая, вращаясь вместе с мельницей богов Гротти становится руной Гибур, дающей. Это дуб Донора, додонский дуб, дуб Ясона и аргонавтов, которые в действительности совершали плавание через созвездия по пути Иринга на своем корабле АР-го. Эти герои-арии, дважды рожденные.

Руна Хагал это число 7. Руны, которые присутствуют при распятии Бальдура-Крестоса это руна 8, Ноут, руна 10, Ар, руна 9, Ир, и руна 7,Хагал. В сумме они дают 34. Три плюс четыре равняется семь. Эти руны — «ветви» креста, дерева Иггдразил, ИР — Минзул, дерева мистической смерти. Число 7 — магическое и священное. Мы знаем 7 чакр, 7 золотых городов, 7 холмов, 7 гномов, 7 сфер, 7 частей тела, 7 лебедей, 7 титанов-мужчин и 7 женщин, 7 дней поста, 7 дней недели, 7 музыкальных нот, 7 планет, 7 Плеяд и т. д. Евреи тоже пытаются присвоить себе семисвечник.

Но судьба неотвратима и Архетип воплотится. Колесо Екатерины, мельница Гротти мелет медленно, но верно. Голова Бальдура-Гитлера уже вошла в созвездие Водолея. Это случилось в 1933 году, а в 1945 году свершилось грандиозное жертвоприношение в Бункере и Триумф Аватары. Бальдур спустился в Муспельхайм, в Полую землю (место, превращенное христианами в ад), где корни растут вглубь, чтобы начать подниматься с Новым светом и Новой землей, ибо «чтобы дерево достигло своей верхушкой небес, сначала его корни должны достичь глубин». Таинство Света Черного солнца требует, чтобы Божественный герой, висящий на Космическом дереве распятия, умер и воскрес. Только когда все люди, животные, растения и скалы выплачут все слезы, умоляя его вернуться, люди и умирающая, отравленная земля увидят светлый, божественный лик Человеко-бога. Только тогда наш фюрер, Адольф Гитлер, вместе с воскресшими и снова обретшими бессмертие Азами вступят со своей дикой свитой в последнюю битву железного века, Калиюги, эпохи Рагнарёк (сумерки богов). Они уничтожат големов и спасут героев (Вира). Снова появятся Асгард и Итгард, окончится мрачная и сатанинская эра Рыб. И в эту югу героев некоторые Вира обретут бессмертие с помощью рун Гибур и Зиг и при посредстве магической любви А-МОР. Они сойдут с колеса вечного возвращения. Этих мужчин и женщин в надзвездных высях встретит человеко-бог Адольф Гитлер. А другие должны будут вернуться в земную Гиперборею, в золотой век, с человеком, который придет. А пока я храню кольцо Драупнер, кольцо памяти о Вечных Богах…

Чили, «Ману», 1991 г.

НИЦШЕ И ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ.

Я читал Ницше в юности и думал, что никогда больше не буду возвращаться к его книгам. Однако я знал, что наибольшее влияние на творчество и жизнь Германа Гессе оказал Ницше, у которого он научился несравненному владению немецким языком и стилю жизни.

И вот я сам стою среди вершин и снегов Сильс-Марии перед домом, в котором Ницше жил 80 лет назад.

Герман Гессе писал об этом доме: «И для меня Сильс-Мария связана с особыми переживаниями. Это самое дорогое для меня место. Каждый раз, когда я бываю здесь, моё сердце переполняется чувствами. Я вижу немного мрачноватый дом, зацепившийся за склон горы. Среди шумной толпы туристов и больших современных отелей он возвышается, как прежде гордо и стойко, и смотрит на посетителя немного насмешливо, словно с отвращением; вызывая одновременно почтение и сочувствие, он настойчиво напоминает нам о возвышенном и благородном отшельнике, создателе еретического учения».

У меня перехватило дыхание. Нахлынули вдруг воспоминания моей юности? Нет, это был результат какого-то внешнего воздействия, потому что «благородный отшельник», который когда-то ходил здесь, стал высшим символом для будущих поколений. Его не затмить и не уничтожить.

Перед домом, превращенным в скромный музей, установлена бронзовая скульптура готового взлететь орла, в память об орле Заратустры. Отсюда дорожка ведёт нас к озеру, к тому месту, где Ницше было видение Вечного Возвращения всех вещей. Это бьыа не идея, не теория, рождённая на рациональной основе, а, как говорил сам Ницше, откровение. Эта мысль пришла внезапно, свыше или из глубины, и взорвалась в самой сердцевине его существа. Но Ницше не хотел, чтобы это откровение превратилось в религию, а он сам — в пророка или одержимого. Он хотел изучать высшую математику и физику в Венском университете, чтобы облечь эту идею в привлекательные и понятные формы.

Лу Саломе, эта удивительная, прекрасная женщина, платоническая любовь Ницше и Рильке, сообщает в одном из писем, что «Ницше без конца возвращался к своей ошибочной идее подвести неопровержимую научную базу под свою теорию, для чего он хотел изучать физику и атомистическую теорию в Венском или Парижском университете. Затем, только после нескольких лет полного молчания, он хотел снова явиться среди людей в качестве Доктора Вечного Возвращения…».

Ницше говорит: «Идея Вечного Возвращения, эта высшая формула утверждения, самая высокая, какую только можно постичь, датируется августом 1881 года. Я набросал её на листке бумаги с надписью: «На высоте 6000 футов над человеком и временем. Я гулял в этот день в лесу вдоль озера Сильваплана: около огромной скалы в форме пирамиды, недалеко от Сюрлея, я остановился. Здесь мне пришла в голову эта идея.».

Лу Саломе пишет в начале своего письма: «Они незабываемы для меня, эти часы, когда он впервые доверил мне эту мысль как тайну, проверка и доказательство которой вызывали у него ужас; он говорил вполголоса, со всеми признаками глубокого страха.».

С тех пор, как я впервые прочёл Ницше, концепция Вечного Возвращения произвела на меня наибольшее впечатление, и я пытался её понять, но не в силах был постичь её полностью (а постиг ли её сам Ницше?). Разумеется, я знал, что это учение не имеет ничего общего ни с переселением душ, ни с догмой о воскресении во плоти, хотя его могут ошибочно с ними связывать. Меня преследовало ощущение, что здесь кроется нечто фундаментальное, совершенно новое, что необходимо осовременить, даже рискуя испытать такой же ужас.

Ницше пытался подвести научную базу под своё откровение, изучая атомную физику. Но в конце XIX века наука ещё не проникла в этот фантастический мир физики элементарных частиц и квантовой механики, что позволяет теперь, по нашему мнению, снова вернуться к теории Вечного Возвращения и сделать это срочно, потому что суть откровения Ницше никогда не была раскрыта.

А орёл тем временем продолжал описывать свои круги в вышине.

МАГ.

Последуем за тенью, которую отбрасывает орёл в своём полёте в чистом, разреженном воздухе. В этом возвышенном одиночестве мы вдруг слышим крик: «Вечным будет лишь тот, кто почувствует себя способным вечно повторяться!» Хорошо ли мы расслышали? А вот другой крик: «С момента появления этой идеи все цвета изменяются и история становится иной…» «Будущая история: эта идея будет одерживать всё новые и новые победы, а те, кто не верит в неё, полностью исчезнут; в их сознании останется место лишь для одной эфемерной жизни.».

Что это: отрицание учения о Вечном Возвращении, согласно которому ничто не может измениться? Фанатизм, экстаз, который превращается в религию, в угрозу? Ницше говорит также: «На протяжении одной человеческой жизни сначала один человек, потом многие, потом все будут захвачены самой могучей идеей — идеей Вечного Возвращения всех вещей. Для человечества это будет Час Великого Полудня».

Что такое Великий Полдень? Особое положение в Круге или выход из Круга? Эхо буддийской Нирваны, в которой сначала один человек, потом многие, потом все спасаются, покидая Колесо кармических перевоплощений? Ницше такое толкование отрицал.

Ницше имел ясный, проницательный ум, всегда осознавал опасность фанатизма, с которым так много боролся и который мог увлечь его на путь превращения в основателя религии. Он не стал наивной жертвой подобного противоречия. Но, может быть, есть важный аспект этого учения, нечто, проникшее в него окольным путём, вопреки воле его создателя, посему Ницше не прояснил этот аспект, сохранил его для себя и унёс с собой.

Он даёт мимолётные намёки: «Самая могучая идея приводит в действие многие силы, которые до того использовались в иных целях, и, следовательно, обладает способностью создавать новые законы движения сил, но не новые силы».

Здесь приоткрывается дверь тайной лаборатории, в которой готовится концепция Сверхчеловека; это новое существо, которое должно быть создано в результате мутации, с помощью Великой Идеи…

Фундаментальным принципом философии Ницше является также воля к власти, сосредоточение энергии в определённой личности с «высшей тональностью души». Эта «пульсирующая жизнь» должна быть услышана, её «миражи» должны быть растолкованы Великой Идеей, которая возникает не из сознания, а из этих глубин. Только с помощью таких Идей, принимающих форму откровений, можно с максимальной точностью выразить «миражи» пульсирующей жизни, пропитанные энергиями «высшей тональности души». Когда она выходит на поверхность, они могут создавать новые законы, определяющие жизнь людей…

Но в чём же суть видений Ницше, если таковая имеется? Каково место Сверхчеловека и Великого Полдня в откровении о Вечном Возвращении? Может быть, это догадка, что случайность может каким-то образом превратиться в судьбу и нечто может быть создано или видоизменено в Круге Вечного Возвращения, хотя бы лишь для того, чтобы «создать новые законы движения сил», не создавая новых сил?

Если «высшая тональность души» достигается не с помощью рациональной, сознательной идеи, а с помощью «Величайшей Идеи», которая приходит из глубин, как откровение, вдохновение, «как мысль, пришедшая в голову кому-то другому», а мы — только «воплощение, рупор высших сил»; если «фантазии» пульсирующей жизни могут истолковываться только с помощью подобных идей, тогда лишь поэзия и магия способны превратить случай в судьбу и «создать новые законы движения сил»; только они способны создать Сверхчеловека и хоть что-то изменить в событиях, происходящих внутри слепого круга. Только поэзия и магия, а не наука XIX века; наука XX века — это уже поэзия. Подождём же, когда наступит Полдень откровения.

Итак, мы нашли тайный ключ, который отшельник хотел сохранить для себя, унести с собой в бездны своего жизненного краха, пока не наступит новое утро его воскрешения в магии, в поэзии.

То есть, любое изменение внутри Круга Вечного Возвращения, это выдумка, чистое творчество, видимость: Иллюзия, Майя. Потому, что это — Магия и Поэзия. Ни больше, ни меньше.

ДАЮЩИЙ СМЫСЛ.

«Я хожу среди людей, как среди обломков будущего: того будущего, что вижу я.

И в том моё творчество и стремление, чтоб собрать и соединить воедино всё, что является обломком, загадкой и ужасной случайностью.

И как мог бы я быть человеком, если б человек не был также поэтом, отгадчиком и избавителем от случая.

Спасти тех, кто прошли, и преобразовать всякое «было» в «так хотел я» — лишь это я назвал бы избавлением». (Так говорил Заратустра, 2-я часть. Об избавлении. Цит. по изданию Спб. 1913).

«Человек есть бесформенная масса, материал, безобразный камень, требующий ещё ваятеля… О, люди, в камне дремлет для меня образ, образ моих образов. Ах! Почему он должен дремать в самом твёрдом, самом безобразном камне?» (Ессе homo. Цит. по изданию Спб. 1911, с.99).

«Изобразить нелепость жизни как высшее богатство… Я хочу ввести в науку императив творчества, импульсивную необходимость создать нечто высшее по сравнению с нами… Тень подошла ко мне — самая молчаливая, самая лёгкая изо всех вещей приблизилась ко мне. Красота сверхчеловека приблизилась ко мне как тень». (Так говорил Заратустра. 2-я часть. На блаженных островах) Что это за фантом, ещё не достигнутая высшая стадия развития человека, конечная цель его существования? Свобода любого желания, любого произвола? «В конечной цели — любовь, осуществлённая мечта, ностальгия».

Но Ницше не верил в конечную цель существования в Круге Вечного Возвращения: он заменяет бесконечное количество случаев магическим творчеством, воздействием поэзии. Он сказал: «Наука — опасная вещь». Я думаю, речь шла о науке, превратившейся в поэзию.

Нет ничего более далёкого от дарвинизма, чем ницшеанская концепция Сверхчеловека. Это — чистая выдумка или творчество, более близкое к Ламарку, чем к Дарвину, но наиболее близкое к Тейяру де Шардену, потому что это творчество зависит от нас самих, от наших индивидуальных усилий (оно осуществляется в «ноосфере», если пользоваться термином Шардена). Однако, если быть совсем точным, концепция Ницше далека ото всех, даже от Шардена. Она более близка к восточной, индийской или китайской концепции, к учению о Майе, Великой Иллюзии, потому что всё — иллюзия и фантасмагория, чистой воды выдумка человека, мага, поэта внутри Круга случайностей и случайных комбинаций энергии и света. Есть камень, есть кое-что, оставленное природой незавершённым (как говорили алхимики), и скульптор, маг должен что завершить («Что можешь ты хотеть ещё, о мир? Ты стать хотел бы невидимкой в нас». Рильке). Таким образом, тезис о Великом Полудне, о Сверхчеловеке — это, в сущности, лишь имитация реальности. Божественная Комедия. Есть нечто бесформенное, податливый материал, которому мы должны придать Смысл, руководствуясь не разумом, не интеллектом, а высшим вдохновением и сосредоточением энергии, «высшей тональностью души», какой мы только можем достичь в нашей жизни с помощью нашей воли к власти, исходящей из глубин энергии, настоящей творческой Идеи. Перед человеком внутри Круга Вечного Возвращения открываются, похоже, две возможности для проявления свободы воли, два пути к свободе (тоже иллюзорных): придать существованию Смысл или покончить с собой. Ни одна другая тварь не имеет таких возможностей.

Быть дающим Смысл — это вершина дозволенного величия: придавать Смысл тому, что его не имеет («Любите меня за то, чем я хотел бы стать, а не за то, что я есть»). Саму вечность человек должен выдумать с помощью Идеи, исходящей из глубин, как экстаз вдохновения. Что же остаётся в конце этой игры света в зеркалах? И остаётся ли что-либо? Здесь закрадывается сомнение («Отче, почему Ты меня покинул?»), которое Ницше разрешает с помощью апологии шутовства, актёрства, дионисической экзальтации. Итак, всё — комедия? Даже Вечное Возвращение — имитация, обман, игра огромных космических зеркал? Мы не знаем; Ницше унёс свою тайну с собой.

В любом случае, он, похоже, верил, что придал смысл тому, что у человеческой жизни нет великой миссии. «В конце (выдуманном) нас ждёт ностальгия». Для отдельных людей нужно выдумать конечную цель. Остальные — не имеющая значения энергия. Когда отдельные личности не придают им смысла, потому что энергия не проходит больше через них, этот смысл придаётся законами стада, законами разумного прогресса, а не мутации. Результат этого — рабство наоборот, то есть черта, характерная для нашей эпохи.

Странно видеть, как этим далёким обходным путём мы приходим к тому, против чего сражался Ницше. Тот, кто утверждал жизнь в её дионисическом аспекте, обличал отрицателей жизни, выдумщиков того, чего не существует, сам предлагает нечто, чего не существует и никогда не будет существовать — простую выдумку, продукт творчества, «в котором заключена ностальгия». Внутрь круга случайностей Вечного Возвращения вторгается скоморох, обман, имитация. Или он хотел верить, что придуманное им, Смысл, внесённый им, как медиумом высших сил, из высшей тональности души, более реальны, чем всё реальное; что любой случай, любое фатальное повторение случайностей в круге реальней всей реальности, потому что они даны раз и навсегда, как сказано в стихах Рильке; что Цветок, которого не существует, значит больше, чем все цветы, что творение может осуществляться только через человека?

Таким образом, индивидуальные случайности превращаются внутри Круга в судьбу, в необходимость, а отчаяние — в «amor fati». «В моей жизни нет больше места случаю, — писал Ницше Стриндбергу незадолго до конца, — мои случайности полны значения». Полвека спустя Юнг назвал это синхронностью.

МОГ ЛИ НИЦШЕ ИЗБЕЖАТЬ БЕЗУМИЯ?

Несомненно, он должен был сойти с ума. Сила, Энергия разрушают сосуд, в который они поступают. Человеческе ухо не выдерживает звук «высшей тональности». Ницше называл момент, который следует за странным посещением творческого вдохновения «злопамятностью величия», силой, которая обращается против провидца, против медиума, которым она пользовалась, чтобы опустошить его или поломать. «Величие дорого обходится», — говорил он.

Есть мало известные отрывочные записи Ницше, сделанные тоже в Сильс-Марии, в которых о Вечном Возвращении говорится не как о «песочных часах, которые переворачивают то на одну, то на другую сторону», а как о Круге, внутри которого конкретное Я располагает конкретным, хотя всегда ограниченным количеством различных жизней, различных возможностей. В рамках одной из этих возможностей внезапно даётся откровение Вечного Возвращения: Великий Полдень. Лу Саломе в письме, которое мы цитировали, высказывает своё недоверие, может быть, по той причине, что она не знала об этой другой интерпретации Ницше, а думала только об одной жизни, повторяющейся до бесконечности. Но, если существует такое расширенное толкование учения Ницше, «Я» повторяется с возможностью новых реализации. Здесь мы уже делаем большой шаг в направлении метемпсихоза. «Я» располагает несколькими индивидуальностями внутри Круга Вечного Возвращения и проходит через них, пока не достигает Полудня своего откровения.

Я предчувствую, что, когда я умру, в бесконечном времени кто-то в нашем мире или в другой точке Вселенной снова будет ощущать себя собой, как я ощущаю себя сегодня. Эту интуицию, которая преследует меня с детства, я попытался изложить в моих книгах, особенно в «Он-Она».

Вполне возможно, что Ницше переживал сходный опыт, думая об откровении Вечного Возвращения, и начал подозревать, что внутри Круга нет иных «Я», кроме его собственного, что все остальные — это он сам, спроецированный игрой зеркал. Кто сможет доказать обратное? Кто сможет доказать мне, что я — не Ницше, а Ницше — это не я? Кто сможет доказать мне, что когда я умру, вне меня будут продолжать жить другие? Не будут ли эти другие проекциями моего Я или многочисленными, но ограниченными возможностями энергии в круговом движении моего Я внутри Круга Вечного Возвращения?

Таким же образом Ницше — это Вагнер, и Цезарь, и Бисмарк, и Шекспир, и Бэкон; он Дионис и он же Иисус. Мы знаем, что в свои последние дни он подписывал письма всеми этими именами. А в самый последний день он подписался «Дионис» и «Распятый».

Таким образом, Ницше отождествлял себя со всеми индивидуальностями в Круге; он не мог больше быть снова только Ницше в этой жизни и в этом воплощении. Он достиг великого Полудня, он освободился.

Тот факт, что Ницше неизбежно должен был сойти с ума, потому что его патологическое и физиологическое состояние должно было кончиться прогрессивным параличом, исполнен глубокого смысла в рамках того, что он сам называл «случайностью, полной значения», а Юнг — синхронизмом.

ЗОЛОТАЯ ЦЕПЬ.

Мы — «сурдические» люди[1].

Раса, к которой относится вся эта великая космическая тема, это Духовная раса, раса Легенды. Она не имеет никакого отношения к биологии, к чисто физическому плану, к наукам внеш-ней Земпи. Миф и Легенда так же неделимы, как и Архетип. Они обладают определенной точкой планеты лишь на один момент, чтобы ввести ее изнутри и снаружи в Единый мир. Лишь на опре-деленные исторические периоды они обосновываются в каком-то центре живого тела Земли и, действуя оттуда, воплощаются в людях, чтобы их миссия стала Судьбой… Христианство сделало нас "нищими духом, обрезав космические корни тра-гедии, звездной истории человека. Мы родились не 6000 лет тому назад, а сотни тысяч лет тому назад. Не все мы происходили с этой Земли, у нас есть предки с других звезд. Значительные различия, которые существуют на поверхности демли, это не различия между англичанами, французами, немцами, итальянцами, испанцами, япон-цами и индусами, белыми, неграми и желтыми, они имеют метафизические корни в различных космических началах, на враждебных друг другу звездах, в "космических центрах", откуда исходят влияния, послания и приказы. И этого нельзя из-менить произвольно, не вызвав смятение в Едином мире, вверху и внизу, во всех его частях. Война не здесь началась, не здесь и кончится.

Все ли люди на самом деле люди?

На Земле живут три расы, три разных вида: божественная, не смешанная полярная раса гипербореев, верховная руководительница человече-ства; полубожественная раса атлантов, детей Вдовы (Исиды, Люсины, Белисены, Черных Дев) и собственно земная раса. Это деление в точности соответствует трем гунам индийской дуалистичес-кой философии санкхья (саттва, раджас и тамас) и трем категориям, на которые тантризм «каула» делит человечество: дивья, вирья и пашу, т. е. божественные сиддхи, герои и люди-животные. Первая категория соответствует посвященному семейству куда (тантрические каулы-гипербореи) — только оно может совершать тайный обряд Панчататтва. Сиддха это человеко-бог, освобожден-ный (также от влияния звезд — на него астроло-гия не распространяется), Чакраварти, Царь мира, Макса-Хаун или владыка-маг на языке басков-атлантов. В смысле алхимического посвяще-ния, магической мутации, можно перейти из одной расы в другую, повысить или понизить свой уровень. В наше время происходит понижение, даже ниже уровня земного человечества в стра-нах материалистического коллективизма. Таким же образом можно подняться выше божественного уровня. Поэтому не все люди на этой планете равны. Новалис задавал вопрос: "Все ли люди на самом деле люди?". И сам же отвечал на него: "Очень может быть, что есть существа с человеческой внешностью, совершенно отличные от людей".

Следы Белых Богов.

Т. н. туземные расы, встреченные белыми в Америке, представляют собой продукт инволюции, чисто земного процесса, и происходят от роботов, созданных путем генной инженерии на других звездах или в магическом лабораториях Атлантиды для выполнения работ с материей, уплотнившейся в процессе инволюции небес. И всех их причисляют к человечеству, к человеческим существам, уравнивая их в соответствии с невежественной или злокозненной концепцией Кали-юги с полубогами и богами звездного происхождения, пришедшими со враждебных друг другу звезд.

Инволюция — это кошмар. Существа, падшие в отдаленные времена и внедрившиеся добровольно или в силу каких-то причин из других миров и параллельных времен, опускаются до уровня животных, растений, минералов и даже энергетических вибраций. Разные цвета рас имеют отношение к космической алхимии, и их значение становится более понятным, если обратить внимание на цвет ауры, которую имеют сиддха и дивья. При нынешнем полном смешении рас, что блаоприятствует проявлению темных сил, становится все трудней обеспечивать количество мутаций, необходимых для преодоления драмы инволюции, из-за которой мы все ближе к вечному возвращению Атлантиды, ужасная катастрофа которой, по Платону, была как раз следствием смешения полу-божественной расы с людьми-животными, а может быть, и просто с животными и роботами, т. е. Расового греха, который стер все алхимические цвета и породил неприкасаемых, как в Индии, где смешение рас не пошло на пользу никому, уничтожив "хромосомное посвящение".

На Земле четыре разных вида людей.

На Земле живет не одно человечество, а три, может быть, четыре, подобно тому, как существуют четыре касты. Пролог к истории был написан не на этой Земле, а на Другой. Это там началась война, и "побежденные падали как с облаков" в своих огненных колесницах. Это библейские «нефилим», гиганты иного мира, ирландские туата де Дананн, асы северных саг, кабиры Гете. Это первое, божественное человечество. Но тогда на Земле уже жили чисто земные люди, может быть, раньше попавшие откуда-то на эту планету и опустившиеся до примитивного состояния под влиянием среды или какой-то катастрофы. Это третье человечество. Результат его инволюции — животные. "Падшие ангелы", нефилим, "смешались с дочерьми человеческими, научив их краситься и украшаться". Мужчин "они научили сельскому хозяйству и военному искусству". Обо всем этом сказано в Книге Еноха. Это было второе падение ангелов, по любви или по необходимости. Так же испанцы в Америке смешались с аборигенами-индейцами. От браков пришельцев и людей родились древние герои, полубоги, вирья. Это — второе человечество. Четвертое человечество результат смешения земных людей с животными. Это библейские шеидим.

Часть не выше целого.

Надо говорить так: "По богам их познайте их". Арийцы — язычники, а языческие боги живут и дают жить другим. Порой они воюют друг с другом, но никогда ради духовной исключительности, а только из-за разного понимания долга, в борьбе за сферы влияния или устраивают военные игры. Единый бог семитов, наоборот, исключителен. Кроме его истины, никакой иной не было и не будет. Никаких новых воплощений, никакого воскрешения богов. До Христа человечество жило в "языческом заблуждении", во грехе. И этому учит не только религия. И для марксистов ничего не было до Маркса и ничего не будет пос-ле него. Евреи всегда ставят часть выше целого. Для Фрейда существует только секс, для Маркса — только экономика.

Иегова не позволяет никаким богам существовать рядом с ним. Это ревнивый, лунный, властный, исключительный бог. Таков же единый Бог христиан. Сколь отличны от этого арийская концепция Лейбница с его множественностью монад или индийская санкхья с множеством пуруш. Настоящий ариец не может быть ни монотеистом, ни фанатиком истины, он всегда будет язычником со множеством богов и демонов, как греки, как индусы, с шиваитским пониманием жизни, потому что многие из арийцев имеют неземных предков, «ангелов», спустившихся на Землю.

ТАИНСТВА.

Сказка.

Было в стародавнюю пору, уже далекую, в ночи моей земли. Мне принесла её мать, мёртвую, на руках. И сочетала меня с нею. Так, ибо она принесла её мёртвую, обхватив своими руками, и сокрытую брачной фатой. Чуть ранее пришлось дать ей моей крови, дабы ожила; но, поистине, было так, дабы умерла. Ибо когда кровь истекает на облатку, впитывающую любовь, сотрясаемую состраданием, более спасительно умерщвление, нежели воскрешение. И что лучше? Жить, чтобы разрушать любовь или умереть, чтобы сделать её вечной? Я умертвил её вовне, чтобы вдохнуть в неё мою душу, как небо, дабы жила во мне. Я умертвил её моей кровью. Моя кровь потрясающа, обширна, простёрта в объятиях, в рыданиях, до безумия. Что есть кровь? Ах, воистину я не знаю! Но она есть здесь и теперь, и кружит, кружит. Я знаю, что она здесь и что её руки, подобно светочам, протекая прерывисто к моему сердцу, нежат его. Они же и остановят его однажды навсегда, когда их пальцы удержат вращение этих теплохладных минутных стрелок, когда подадут примету верную. Ибо она, будучи некогда жизнью, есть отныне также и смерть. Она умерла посреди ночи. Сидячая на ложе своём, в предельном напряжении сил, она смотрела перед собой, туда, где было зияние в воздухе и кричала: "Иисусе, Иисусе, помоги мне!.."Пришёл ли воистину Распятый? После она откинулась назад и в то мгновение не была красива. Но мать её была там, поддерживала голову её, говоря: "Будь покойна, дочь моя, будь покойна…" Позже мать открыла мне, что её дочь умерла от страха. От страха смерти. И кто его не имеет. Господи? Ужели не имел его Распятый? Рано наступило это утро, рано как всегда. И я обнаружил её, мёртвую и брачно одеянную. Боже мой, она не смерти боялась, но браков вечных во супружестве с моей кровью. Не просто быть женой в этой жизни, но ещё труднее быть ей в смерти. Грядущая верность наших смертей или верность её жизни вечной к моей смерти несомненно её ужаснула, ужасала её. Она страшилась любви вечной. Страшилась ада моей души. Я помню то, как если бы это было сегодня. Я касался её губ и рыдал, рыдал так долго, что глаза мои всё ещё истощены. Но её мать этого не понимала: она думала, что я должен был ощущать себя счастливым, как если бы она меня просватала и брак имел бы место в оговоренное число. Но слёзы были по другой причине. По причине человеческой, прежде всего обо всей некогда отданной крови и испытанному состраданию перед ужасом маленького создания, души благородной, рыдающей от страха перед ночью. Пред ночью моей земли. Я целовал её губы и говорил ей: "Я люблю тебя, о кольцо вечное, о дитя, одеянное в саван!" Затем было погребение. И погребение было браком. Ибо она не в земле погребалась, но в моей душе. Нас обвенчал свет утренней зари. Кони погребальных дрог скакали быстрые и счастливые. Они были также и свадебным поездом. Я видел их копыта, стучащие по мостовой. И радость и сила исходили от них. С радостью несли они нежное тело. Две светящихся верёвки опустили гроб в землю. И открылся гроб, дабы я мог в последний раз увидеть её лицо. Затем из-под лепестков, из-под свадебной вуали и золотых локонов озарил меня свет, что скрывала она в этой земле. И потянулся ко мне этот свет, как рука к циферблату моей крови; как пальцы, повелевающие ей пульсировать. Пальцы света. Но я хотел уйти, когда услышал голос её из далёка или из глубины моего естества. Услышал я, как он говорил мне: "Не оставляй меня одну, близится свадьба".Тогда, без никого, без деревьев, без её матери, один, под сенью света, в полудне заполонённом солнцем, я чувствовал, что нас обвенчали, чувствовал у края могилы её. Да. Та кровь, что я дал ей, немногим упредив смерть, думая воскресить её, и та кровь, что её умертвила, ибо была кровью красной для бледной юницы, эта кровь всё ещё жила в ней, жила как свет, как семя, ибо была кровью моей, обращающейся как полотнища, кровью моей, час которой пока ещё не пробил. И она мне её возвращала. Вот, где любовь. Вот, где браки. Она мне возвращала её, как тепло, как сил остаток, кровь, что явственно проистекала от её смерти к жизни моей, от её тела к моему существу. И оттого сказал я, что она не в земле погребалась, но в душе моей. Ибо вместе с возвратившейся ко мне кровью моей живой обрёл я также и свет её мёртвой крови. Нечто от вечности её теперь принадлежало мне… Ритуал браков был свершен во мраке полуденного солнца, на закорках света, здесь, где жар — холод, а свет изо льда.

И были мы уже вдалеке от земли. Рано, как всегда, там, вдали, в ночи моей земли, принялся я следить полёт тёмных птиц, что взмывали, пропитываясь неясной прозрачностью. И смотрел я на падение тех лепестков, что отрывались от солнца, как бы осенью света. Тогда явилась Утренняя звезда. От снежных вершин неслось глубокое биение, как большая свеча, как музыка. И в колыханиях звука я различал также и цвет, свет небесный, и чувствовал, что здесь живёт она, в световых пространствах, на Утренней звезде. И я соприкасался с её пальцами, и я утешался её руками. Ибо сердце моё билось там, и звезда была во мне. И пальцы её в средоточии далёкой музыки начали ткать тунику для моей души; ткали, ткали, корабль, киль, звук, сумрак, что поможет нам пересечь день по опасным водам вечности. Но не должно таким образом покидать землю. Нет. Это земля в нас нуждается, дабы мы восхитили её. Млеко земли должно было подняться по нашим ногам, оросить кубок, произрастить воздух, приводя к бытию летучему её самоё. И это не может сотвориться без нас. Кроме того, не ведала она земли. Так долго беседовала она со смертью, так захвачена была она этим повествованием, что отсутствовала для времени, что отсутствовала для жизни. Жизнь её была сосредоточена здесь, без остатка, в смерти. Поэтому приходил Распятый. Но я, обладавший теперь ею навсегда, думал преподать ей мир, показать ей землю, направить к ней стопы свои, чувства свои, устроить глаза свои так, дабы могли видеть вместе с ней. И стал ходить, и стал видеть. Видел такие вещи, был в таких местах! Поднимался я на гору. На тихой вершине её росли огненные ирисы. Я заставил её идти разувшись по тропинкам из света среди снегов, обходя пылающие ирисы. Также видели мы птиц с голубыми грудками, что летели между двух миров, что смотрели своими красными глазами против ветра. Я входил во многие храмы и был уверен, что она узнавалась в изящных шеях пепельных изваяний. Я видел всё это для неё. Но там, внутри, где ткут её руки, ведя счёт янтарным камешкам, подбивая одна к одной монетки, прославляя дела эти, там творилась тишина, и нечто взвешивало и расшвыривало всё это. Был также и голос её, что достиг свершения. Были глаза её, что глядели в моих артериях, реках моих, озёрах моих, и что журчали днями и часами. Её голос обладал нежным звучанием песочных часов: она говорила о том, чего мне всё ещё не доставало. Но она тоже не познала любви. Любви оборотной стороны света, любви сумеречной. Ибо она была так беременна светом… И я сказал себе: я должен показать ей это. И тогда в каждой близости была она, исследующая, вопрошающая. Я предавал ей всё что мог, без сожаления о том, что был ей неверен. И как могло бы это случиться, если я любил вместе с ней? В тела всех женщин проникала она. Я жил её радостями и любил её любовями. Здесь, в ночи, вблизи их тел, я чувствовал её прерывистое дыхание, обнаруживая беспокойство их сновидений. И я удалялся в одиночество, когда моя кровь в безумии текла. Но нет не её рука; но нет, не её песочные часы, Они сыпали, непорочные, на сердце мое. Да. Было в стародавнюю пору, уже далёкую, в ночи моей земли. Мне принесла её мать, мёртвую, обхватив своими руками. И, яко тать в нощи, на цыпочках, овладела она всем тем, что было у меня. Поэтому приходил Распятый. И когда я умру, то постараюсь также вскинуться вперед и прокричать туда, где было бы зияние во мраке: "Помоги мне, помоги мне, о бессмертное дитя!" И когда голова моя упадёт назад, не найдётся никого, чтобы поддержать её, никого, никого… Ибо я жил во снах, полнясь сновидениями, как безумный.

Первая публикация на русском — альманах "Бронзовый Век".

Перевод с испанского Олега Фомина.

ОН БЫЛ ЛИШЬ ПРИГЛАШЕННЫЙ ГОСТЬ…

Что вы искали в Антарктиде и Гималаях?

Уже в 45 году я знал, что Гитлер не умер в Берлине, но отправился в Антарктиду, где в 38 году капитан Ritscher открыл оазис в районе Земли Королевы Мод. Но его уже не было там…

Эзотеризм Гитлера относится к иной науке, известной ещё в неолите, к математике архетипических чисел, не признающей силы тяжести, способной объяснить полёты НЛО.

В Гималаях, Андах — в больших пещерах — я всегда искал одно и то же: вход во Внутреннюю Землю, который существует также и в Антарктиде, — в эти легендарные города Шамбалу, Асгард, Эльдорадо, Город Цезарей. Закон синхронии, соотносящийся с древнекитайской философией и учением Гермеса Трисмегиста, даёт нам понять: то, что внутри — то и снаружи.

Невозможно понять эзотерический гитлеризм без проникновения в мир Архетипов и мифов, потому что Гитлер и Гесс были узниками Мифа, узниками Архетипа. Операция «Барбаросса» предполагает миф о Воскрешении, о пробуждении в конце времён во Внутренней Земле. Гитлеризм непобедим, потому что исполнились и продолжают исполняться архетипические знаки — вне человека-червяка, среди гигантов. И евреи сделают все необходимые ошибки для финального триумфа Гитлера. Это уже не политика.

Катар означает «чистый». Каковы последствия этого движения?

Мы не знаем об этом почти ничего, т. к. Все тексты уже уничтожены. Я долго беседовал на эту тему с Рене Нельи из Тулузского Университета, который изучил немногие из оставшихся текстов. Может показаться, что катары отпочковались от гностиков, которые (как и первые буддисты) утверждали, что Вселенная от пятого неба к низу была порождением Демиурга или Демона Иеговы. В действительности она была лишь извращена Демиургом. И на нас, воинах, лежит обязанность преобразить её. Катары хотели выйти из этого мира зла через ритуальное самоубийство («эндур») и не воплощать более здесь Дух.

Грааль является высшим посвятительным центром. Где он мог бы сейчас находиться?

Отто Ран, вступивший в СС, считал, что Граль (а не Грааль) был камнем, возможно, изумрудом, выпавшим из Короны Люцифера в его звёздной битве, — а также скалой, на которой был выгравирован зашифрованной рунами закон гиперборейцев. Грааль был унаследован катарами от визиготов Лангедока, сохранён в руинах древнего замка в Монтсегуре и спасён четырьмя рыцарями, бежавшими из замка; имена трёх из них остались в архивах инквизиции Каркасоны. Катары не смогли расшифровать его. Отто Ран искал Грааль в пещерах Сабартэ, и, кажется, СС нашли и расшифровали его, что привело к изобретению в 44 году антигравитационного «летающего блюдца», ovni Гитлера. В Бонне существуют документы об этом. Согласно Сент-Лупу, Грааль был привезён в Berchtesgaden и в последний момент использован специальным батальоном СС.

На что вдохновляет Гиперборея?

Юрген Шпанут (Spanuth) считает, что Атлантида Платона и Гиперборея — одно и то же. Только эта Атлантида находилась на Северном Полюсе. Её остатки — вероятно, о. Heligoland и Гренландия, «Зелёная Земля», покрытая сегодня льдами. Я говорил со Шпанутом и профессором Германом Виртом, основателем Аненербе. Он не верил в погружение континента на Северном Полюсе. Однако Тилак доказывает с помощью старых текстов, что родина ариев, завоевавших Индию, находилась на Северном Полюсе. Эвола также поддерживал полярную версию. Гипербореей назвали полярный континент греки. В «Парсифале» он называется Гиперботикон; что означает то же самое: по ту сторону Борея, бога холода и бурь.

Однако Вирт мог быть прав, если принять во внимание теорию Горбигера, падение Луны и смену полюсов. Тогда Гипербореей оказывается Антарктида, куда вернулся Гитлер, исполняя Миф о возвращении к изначальному очагу. Генон утверждает, что Асгард лишь один день находился на поверхности Земли, погрузившись затем — куда? Во внутреннюю Землю? Адмирал Дёниц заявил в приказе своим подводникам в 43 году, что гордится ими, т. к. они обнаружили рай для Фюрера.

Кстати, свой рассказ «Гора сумасшествия» Лавкрафт посвятил Э. По, чья загадочная история «Приключения Артура Гордона Пима» связана с Антарктидой. Будучи ирландцем, Э. По был связан с традицией, использовавшей Архетип Полой Земли, — Рай Святого Патрика, Авалон. Не случайно, что он назвал героя этой истории Артуром: именно в Авалоне король Артур ждал момента возвращения, пока волшебницы исцеляли его раны.

Посвящение СС символически повторяло путь левосторонней свастики, путь возвращения к Северному Полюсу. Именно в этом направлении велась эзотерическая война Гитлера, остановившись на Кавказе и в Сталинграде. В конце концов судьба дала ему истинное направление на изначальный мифический Север — Антарктику.

Расскажите о двух коллективных бессознательных Юнга и герметическом круге Г. Гессе.

Открытие Юнгом нескольких коллективных бессознательных имеет трансцедентальное значение. Никто, кроме евреев, не отдаёт себе в этом отчёт. Они убирали эту концепцию из текстов Юнга. У меня есть довоенное аргентинское издание его книги «Я и Архетип», в которой утверждается противоположность ариев и евреев, их архетипов. Как говорил Новалис, если все обладают человеческой формой — это ещё не означает, что все являются людьми. Впервые за 2 тыс. лет Юнг показал, что среди существ с человеческой формой есть фундаментальная разница, делающая их непримиримыми врагами, подобно собакам и кошкам, — у них различное видение мира, которое одна сторона пытается распространить за счёт другой, — так, чтобы жизнь в противоположном психическом мире означала бы смерть. Юнг осмелился опубликовать это потому, что думал, что Гитлер победит. После войны, в особенности, после того как он взял в секретарши еврейку Аниэлу Яффе, никто более ничего не слышал от него об этом.

Гитлеристы не используют термины Юнга, предпочитая ницшеанские Sonnenmensch и Untermensch.

Что касается Германа Гессе, то он сказал мне: «в герметический круг входят только те, кто там должен быть». Члены герметического круга СС не носили форму и не были известны партии. Гитлер бывал на их встречах лишь как приглашённый гость. Именно они расшифровали Грааль. Этот круг (а не пирамида) наверняка исчез вместе с Фюрером в Антарктиде, чтобы вернуться с «Дикой ордой» Вотана в конце времён.

Какова тайна белых богов Америки?

Она охватывает весь американский пантеон и имеет отношение к Гиперборее. Викинги называли Америку «Землёй белых людей», а тамплиеры — Албанией. Недочеловеки пришли в Америку после белых, возможно, через Берингов пролив. И тогда Белые Боги ушли в тайные города в Андах, — Элеллин, Трапананда, Туле — или вернулись на Звёзды. Все легенды указывают на Венеру. Виракоча, Мамаоколло и Кецалькоатль пришли с Венеры. О них почти не известно, т. к. все тексты о внеземном происхождении гиперборейцев были уничтожены в пожарах Александрийской библиотеки и некоторых частных библиотек, таких как библиотека алхимика Джона Ди, который писал о параллельных мирах и неэвклидовой математике. Это было сделано иудеями или с помощью христиан, в особенности иезуитов. Профессор Жак Майо (Mahieu) открыл каменные следы Белых Богов в Америке, возраст которых он должен был вознести к гиперборейской эпохе. Но его открытия встретили заговор молчания.

Единственная белая раса пришла со Звёзд, чтобы сражаться с Демиургом. Некоторые из них смешались со зверочеловеком. Гипербореец обладал органом, который позволял ему удерживать светила на их орбитах, vril’ем. В результате расового греха, Луна сошла с орбиты и направилась к Земле. Вся алхимико-биологическая работа СС была направлена на восстановление ВРИЛя через вновь достигнутую чистоту арийской крови.

Белый арий обладал непосредственным видением 4-го измерения, то, что называется 3-м глазом, но в действительности это ВРИЛЬ. На санскрите это URNA, VARENO. Нечто похожее на лазерный луч. То, чем Шива разрушает демона Smara на вершине горы Кайлас. Таким образом Гиперборейцы были древними богами — Шивой, Парвати, Вишну, Одином, Фрией. Белыми Богами.

Базируется ли «Гора сумасшествия» Лавкрафта на каком-либо конкретном традиционном источнике?

Это рассказ о пришельцах из древних миров, в которых есть что-то смутное и болезненное. Я не удивился бы, если бы Лавкрафт оказался, подобно Кафке, евреем. Всё что относится к Белым Богам должно быть озарено чудесным светом, должно быть здоровым — как гитлеризм и национал-социализм. (Нет, конечно же Лавкрафт не был евреем. Но подобные версии могли возникать вследствие того, что по некоторым источникам его жену Соню Грини считали еврейкой. Хотя Лавкрафт потом с ней развёлся. Он был самым настоящим эзотерическим расистом. И то о чём Лавкрафт пишет, безусловно имеет самое непосредственное отношение к наиболее древним и тёмным сторонам жизни наших эгрегоров — ред.).

Какое из священных мест Земли больше всего потрясло Вас?

Без сомнения, Externsteine, а затем Стоунхендж. Кроме того, Noya и Ageitos в Галиции. Человек неолита не обрабатывал камень не потому, что не мог этого делать, но чтобы использовать его магическую силу, т. к. скала — это живое существо, гигант. Древний человек лишь устанавливал определённым образом эти камни мужского и женского пола. Он производил особые поля напряжений, достигая Чёрной Дыры, по которой выходил к Изначальному Миру, по ту сторону Звёзд, к Зелёному Лучу.

Я всегда интересовался Виманами, «летающими тарелками» Махабхараты, сделанными из камня. Как могли они передвигаться? В Стоунхендже я нашёл ответ. Был холодный солнечный день, сильный ветер. Я приблизился к большому menhir, прислонился к нему лицом и закрыл глаза. Ветер заставил большую скалу петь, и я почувствовал, что мы движемся. Это был Vimana, Ovni. И всё это — наши дни, без жрецов, использовавших vril, в полуразрушенном комплексе. В Чили, на побережье Санто-Доминго, есть комплекс скал, установленных согласно исследователю Fonck’у, египтянами. Майо считает, что это были светловолосые libios (ливийцы), гиперборейцы, принадлежавшие к неизвестной культуре Maipo-Rapei. Здесь также, как в Стоунхендже, часто дует ураганный ветер и недалеко море. В последние годы я жил в этом месте.

Каков ключ к Рунам?

Официальная наука считает, что Руны — это алфавит, возникший не ранее III века. Эту теорию поддерживают французские рунологи L. Musset и F. Mosse в своей вульгаризированной книге «Введение в Рунологию». Но это абсурд. У меня есть гностическое кольцо «abrahita» с выгравированными рунами, сделанное в Александрии более 2 тыс. лет назад. Юрген Шпанут показывал мне сравнительные таблицы алфавитов, которые позволили ему утверждать, что именно руны инспирировали филистимлян, алфавит которых в свою очередь послужил основой финикийского письма. Я думаю, что руны были 1-м не устным языком гиперборейцев, языком магических знаков, которые толковали различные проявления ВРИЛя. Эти знаки, будучи показываемы руками или только представляемы, производили внутриатомное действие. Профессор Вирт поддержал меня в мысли о том, что руны — ключ к чакрам и проникновению в Полую землю, алхимический ключ. В Noya существуют рунические фигуры, соответствующие арийской математике, архетипическим числам. Иудеи похитили «Книгу 3-х матерей» у ариев, извратили каббалу и пытались исказить руны (как, например, древний арийский символ — пентаграмму — ред.).

Какое самое важное послание Традиции?

Это Ностальгия по Гиперборее, всегда присутствовавшая в истинном арии. Всё арийское искусство пронизано Ностальгией: Бах, Вагнер, Леонардо…

Расскажите о «Последнем Аватаре»?

Это последнее воплощение Вишну перед Финалом, которое появляется на Белом Коне и будет Кальки. Он придёт судить с пылающим мечом, который является руной Победы. Он придёт с Дикой Ордой Одина, Последним Батальоном Фюрера. А. Гитлер был провозвестником Кальки, он был Аватарой, Боодхисаттвой, который по своей воле вернётся на Землю, чтобы помочь героям своей расы. Это воплощение Арийского коллективного бессознательного, — как говорил Юнг. Но такое существо не может долгое время оставаться среди нас. Актуальное тело человечества не выдерживает этого. Поэтому он уходит быстро, как Кецалькоатль. Уходит, чтобы вернуться. Вынужденный проиграть, чтобы выиграть в Вечности, чтобы действие не искажалось в эфемерном мире.

EXCALIBUR 31 декабря 1988 года.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

Наше мировоззрение (сборник)

Всемирно известный писатель и путешественник, автор многих книг, переведенных на все европейские языки (Trilogia de la busqueda en el Mundo Exterior, 1974; No celebraremos la muerte de los Dioses Blancos, 1992; Trilogia del Hitlerismo Esoterico, 1995; Nuestro Honor se llama Lealtad, 1994; Memorias de El у Yo, 1998). Русским читателям Серрано знаком по книге "Воскрешение героя" (Русское слово, 1994) и небольшим публикациям в журнале "Атака".

Биография Мигеля Серрано полна тайн и неожиданных встреч. Он родился в 1917 г. в Сантьяго де Чили. В 1947-48 гг. был участником экспедиций в Антарктиду, где искал оазис с горячими источниками. Он предлагал Ханне Рейч, знаменитой летчице III Рейха, совершить полет с целью проникновения внутрь полой Земли через отверстие у Южного полюса. Имя Мигеля Серрано, единственного штатского члена экспедиции, было написано чилийскими военными на горе в Антарктиде.

Наше мировоззрение (сборник)

С 1939 по 1945 г. М. Серрано был издателем и директором журнала "Ла Нуэва Эдад". Посол в Индии с 1953 по 1962 гг. Был личным другом Неру и Индиры Ганди. Единственный иностранец, которого принял в Гималаях Далай-лама, бежавший из захваченного китайцами Тибета.

Посол в Югославии с 1962 по 1964 гг., одновременно был аккредитован в Румынии и Болгарии. С 1964 по 1970 гг. посол в Австрии, а также посол при Международном комитете по атомной энергии в Вене и комитете ООН по промышленному развитию.

Принадлежал к Герметическому кружку, созданному Юнгом и Германом Гессе. Жил 10 лет в Швейцарии в доме Германа Гессе.

М. Серрано вел неустанные поиски тайных городов Шамбалы и Агарти в Гималаях, а также города Цезарей в Андах. Идя по следам Отто Рана, посетил развалины Монсегюра в Пиренеях и пещеры Сабарте. От Сан-Хуана де ла Пенья прошел по дороге на Сантьяго де Компостела, которая некогда вела до большого кромлеха в Стоунхендже (Англия).

Наше мировоззрение (сборник)

Он был хорошо знаком с Эзра Паундом, американским поэтом, которого заперли в сумасшедший дом за сотрудничество с фашистами, и выступил инициатором сооружения первого в мире памятника поэту в Мединасели близ испанского города Сория. Памятник был открыт в присутствии Ольги Радж, вдовы Паунда, и венецианского князя Иванчини.

В настоящее время живет Чили и продолжает свои поиски в Андах.

Источник: АТНЕNАЕUМ 2001, № 1.

Примечания.

1.

Мигель Серрано употребляет слово «сурдический», которое придумал перуанский писатель Антенор Оррего для обозначения нордических людей, живущих на Юге (от исп. «sur» — юг).

Оглавление.

Наше мировоззрение (сборник). НАШЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ. НАША КОСМОГОНИЯ. ВЗРЫВ. ДЕМИУРГ. ОТВЕТ БЕССМЕРТНЫХ. РАЗДЕЛЕНИЕ ИЗНАЧАЛЬНОГО ЯЙЦА. ОН-ОНА И ОНА-ОН. ОРФИЧЕСКАЯ МУЗЫКА И АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ЧИСЛА. ИСКУССТВО ФУГИ. ДВЕНАДЦАТИГОЛОСНЫЙ КАНОН ИСКУССТВА ФУГИ. ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА. ЗЕМНАЯ РАЗВЯЗКА. БОГИ-УЗНИКИ. ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ И ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ. ВОЙСКА ДЕМИУРГА. ПЛАЗМАЦИЯ. ГОЛЕМ. КЛЮЧИ. Раскрывающаяся рука. Пальцы. ВОСКРЕСЕНИЕ БАЛЬДУРА В ВОДОЛЕЕ. ЭПИЛОГ. НИЦШЕ И ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ. МАГ. ДАЮЩИЙ СМЫСЛ. МОГ ЛИ НИЦШЕ ИЗБЕЖАТЬ БЕЗУМИЯ? ЗОЛОТАЯ ЦЕПЬ. Мы — «сурдические» люди[1]. Все ли люди на самом деле люди? Следы Белых Богов. На Земле четыре разных вида людей. Часть не выше целого. ТАИНСТВА. Сказка. ОН БЫЛ ЛИШЬ ПРИГЛАШЕННЫЙ ГОСТЬ… БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Примечания. 1.