Наведение транса.

***

Только что примененная вами техника наведения предназначена прямо и непосредственно изменять поведение пациента. Как я заметил, единственная трудность, с которой столкнулись многие из вас, была связана с проблемой «побочного эффекта», «вторичного выигрыша». В качестве примера приведу проблему, над которой работала Нора.

Нору интересовало обучение новым вариантам поведения, заменяющим привычку к курению. Курение – очень распространенная проблема, дающая большинству курильщиков целый ряд различных вторичных выигрышей. Иначе говоря, существуют определенные выгоды, которые Нора получает от курения – для всякого курильщика его привычка имеет предназначение, положительную функцию. Ей действительно лучше от того, что она курит – это дает ей такие переживания и такие способности, которых у нее не было бы, если бы она бросила курить. Но она хочет избавиться от того, что, как она знает, вредно с физиологической точки зрения. Трудность здесь заключается в том, что если она бросит курить, не приобретя ничего взамен, ей станут недоступны некоторые важные для нее состояния сознания и способности.

Я хорошо знаю, что если мы, с помощью гипноза, заставим Нору бросить курить, но не дадим ей ничего взамен, ее подсознание, достаточно гибкое для этого, через несколько месяцев заставит ее закурить снова. Можно сделать следующий общий вывод относительно функционирования ее психики: что для Норы важнее курить – невзирая на все вредные физиологические последствия – и сохранять доступ к некоторым способностям, чем бросить курить – и потерять доступ к таким способностям. Любые трудности, связанные с проблемой вторичного выигрыша, можно легко преодолеть в ходе переработки. Процедура создания нового поведения предназначена только для простого изменения поведения. Если имеет место проблема вторичного выигрыша, используйте процедуру переработки.

Создание нового поведения и переработка могут быть объединены в одну, весьма плодотворную, процедуру. Если на этапе «создания новых вариантов поведения» ваш партнер, по вашему мнению, не может создать альтернативное поведение достаточно быстро, вы можете сказать что-нибудь в следующем роде: "И тем временем, пока вы продолжаете работать, разрабатывая и учитывая различные альтернативы… я хотел бы напомнить вам… о некоторых дополнительных способностях… методы отыскания новых моделей могут быть несколько иными, и я прошу вас это учесть… Может быть, вы отыщете в своей памяти другое время и другое место… такой момент вашей жизни, когда у вас были альтернативные варианты поведения, более успешно… защищавшие вас и более соответствовавшие вашим желаниям и нуждам… чем поведение "Х"… Если в вашей жизни были такие моменты, вы можете их учесть как возможные варианты поведения… Кроме того… вы можете очень быстро… перебрать с помощью зрения… и слуха… всех людей, которых вы действительно уважаете, которыми вы восхищаетесь… чье поведение кажется вам возможным вариантом… гораздо более эффективным, чем поведение "Х"… и в то же время позволяющим вам сохранить те переживания, которые вы цените в себе… Оцените каждый из этих вариантов… позволяя той области подсознания, которая ответственна за действие "Х"… определить для вас, какие из этих вариантов, если они есть, более эффективны, чем поведение "Х"… Конечно, когда ваше подсознание определит… что оно нашло три способа вести себя, достигающих той же цели, которой достигает действие "Х"… но еще более эффективно, чем действие "Х"… вы подадите сигнал «да», и это разбудит вас… тогда, когда вы этого захотите".

Гипнотические процедуры, которые мы вам преподаем, не обязательно использовать каждую в отдельности. Когда у вас будет достаточный опыт, и вы научитесь эффективно использовать каждую из них, начинайте комбинировать их, варьировать их так, чтобы сделать процесс обучения более интересным для вас.

Мужчина: Случается ли когда-нибудь так, что вы получаете отчетливую реакцию «да», а новое поведение не возникает?

Нет. Если я получил подтверждающую реакцию, означающую, что изменение произошло, новое поведение возникнет. Иногда бывает так, что пациент придерживается нового стереотипа поведения в течение трех-четырех месяцев, а затем возвращается к старому шаблону. Для меня такое событие – только доказательство, что я действительно являюсь настоящим мастером искусства изменения личности, что данный пациент действительно является легко реагирующей и способной к глубоким изменениям личностью, атакже, что в одном из контекстов жизни этого пациента – на работе, в семейных взаимоотношениях или в чем-нибудь еще – возникло такое изменение, при котором старый шаблон поведения стал более приемлемым для этого пациента, чем обнаруженный нами новый вариант. После этого моя задача состоит в том, чтобы найти новые альтернативные варианты поведения, более соответствующие новому контексту.

Ларри: Я слышал, что вы можете даже перенести пациента в его будущее и узнать у него, какое поведение ему будет нравиться впоследствии.

Вы говорите о псевдо-ориентации во времени. Эта процедура заключается в том, что вы вводите пациента в состояние транса, ориентируете его в будущее и утверждаете, что он уже решил свою проблему, когда впервые пришел к вам на прием. Затем вы просите пациента отчитаться в подробностях, как именно он решил стоявшую перед ним проблему, и что из ваших действий оказалось для него действительно полезным. Мы действительно используем такой метод для того, чтобы разрабатывать новые техники наведения, которые можно было бы затем применять в отношении других клиентов.

Существует множество различных способов псевдо-ориентации во времени. Это один из моих любимых методов, но он еще мало исследован. Если выполнить процедуру, которую я только что описал, можно получить существенные сведения о том, как осуществлять полезные изменения личности. Я дал вам только сухую схему этого процесса. Такие варианты, как псевдо-ориентация во времени, требуют от гипнотизера большего искусства. Я обучаю вас тому, что считаю самыми существенными сведениями. Я даю вам приправы к тому, что вы изготовляете у себя в рабочем кабинете, приправы, которые позволят вам со временем добиться совершенства; я рекомендую вам поначалу сдерживать себя и следовать в точности общей схеме той или иной гипнотической процедуры до тех пор, пока это не станет получаться у вас автоматически, а потом уже начинать экспериментировать. Основная схема процедуры указывает, как добиться желаемого результата. Когда это у вас будет получаться, принимайтесь создавать собственные варианты.

Я считаю, что вы все справились с заданием очень хорошо. Есть у кого-нибудь какие-либо замечания или вопросы, на которые я мог бы ответить, связанные с процедурой создания нового поведения?

Бет: Китти выполняла со мной это упражнение, и я старалась сделать то, над чем работала уже шесть или семь лет, применяя всевозможные методы психотерапии – и методы Райха «Вильгельм Райх – австрийский психоаналитик (1897-1957). – Прим. перев.», и гештальт-терапию, и все, что только могла узнать. Я вытеснила из своей памяти одно событие, случившееся очень давно, в детстве, и никак не могла снять этот запрет. Не знаю как, но, используя технику создания нового поведения с помощью Китти – а она это делала впервые – я внезапно вспомнила все, что хотела. Я не знаю, как это выразить. Просто это произошло. И при этом я почувствовала такое объединение с собой, признание и прощение, какого никогда раньше не способна была пережить. И я потратила так много времени, пытаясь добиться этого самыми различными методами! Я хочу поблагодарить вас.

Это благодарственная характеристика, а не вопрос. Но, поскольку я просил вас высказать свои замечания, назовем это замечанием. Спасибо.

Идентификация(отождествление)_

всостоянииглубокоготранса_

Использование изящной техники создания нового поведения основывается на явлении, которое мы называем «обращенной заменой обозначений» – пациент «вживается» в роль другого человека или просто «вживается» в новую роль. Если человек осуществляет полную, окончательную замену обозначений, это называется «отождествлением в состоянии глубокого транса» и представляет собой одно из ярчайших гипнотических явлений. Отождествление в состоянии глубокого транса представляет собой такое состояние сознания, при котором человек идентифицируется с личностью другого человека. Причем это отождествление настолько полно и точно, что человек, находящийся в таком состоянии, не подозревает о происходящем. Конечно, могут быть различные степени идентификации. Но возможно настолько точное подражание словесным и несловесным навыкам поведения другой личности, что человек автоматически повторяет все эти навыки, несмотря на то, что его сознание не имеет никакого представления о них. Профессионалы высокого класса, такие, как Милтон Эриксон, применяли главным образом процесс идентификации для того, чтобы быстро обучить нас добиваться тех же результатов, каких добивались они.

Для того, чтобы помочь пациенту осуществить отождествление в состоянии глубокого транса, необходимо применить несколько обязательных процедур. Прежде всего вы должны устранить идентификацию вашего пациента с его собственной личностью. Необходимо предусмотреть множество предварительных указаний, обеспечивающих глубочайшую амнезию: пациент должен полностью забыть о том, кто он есть на самом деле. Затем делаются предварительные указания, обеспечивающие способность пациента приступить к созданию нового поведения по образцу какой-либо другой известной пациенту личности. Иначе говоря, если пациент, находящийся в состоянии глубокого транса, отождествляется, например, с личностью Мелвина Шварца, это означает, что все его поведение, во всех деталях, должно быть создано по образцу словесного и несловесного поведения Мелвина Шварца. Вы должны сформулировать такие инструкции, чтобы подсознание пациента просмотрело все переживания, связанные с новой моделью поведения. К таким переживаниям относятся: интонации голоса, выражения лица, позы, манера двигаться, а также типичные способы реагирования.

Существует много различных способов добиться отождествления в состоянии глубокого транса. Позвольте предложить вам один из таких способов. Я предпочитаю начинать этот процесс с полной возрастной регрессии, позволяющей пациенту устранить всякое отождествление с собственной личностью. Этот процесс сам по себе уже достаточно сложен; чтобы добиться отождествления в состоянии глубокого транса, приходится затрачивать массу усилий.

Итак, как бы вы приступили к осуществлению возрастной регрессии? Какого рода переживания могли бы привести пациента к возрастной регрессии? В данном случае я имею в виду универсальные переживания, переживания всеобъемлющего характера. Какого рода универсальные переживания могли бы помочь пациенту осуществить возрастную регрессию?

Женщина: Первые попытки научиться ходить.

Мужчина: Детские воспоминания.

Нет. Я постараюсь заново сформулировать вопрос. Вы имеете в виду те вещи, с помощью которых высамипривыкли осуществлять возрастную регрессию, но не те вещи, которые являются общими для всех людей, когда они вспоминают свое детство. Позвольте мне привести один пример. Одна из вещей, с помощью которых большинство американцев осуществляют возрастную регрессию – альбомы с ежегодными комплектами фотографий, которые раздают в школах и колледжах. Они открывают эти альбомы именно для того, чтобы осуществлять временную возрастную регрессию. Еще один пример распространенной техники возрастной регрессии – ежегодные встречи выпускников одного колледжа. Какие еще явления относятся к той же категории?

Женщина: Альбомы с семейными фотографиями.

Мужчина: Коллекции памятных сувениров.

Совершенно верно. Что еще?

Мужчина: Духи.

Духи – один из распространенных способов, но все же нельзя назвать его всеобщим.

Женщина: Музыка времен детства.

Да, теперь для этого используют наручные часы, наигрывающие тихие мелодии.

Мужчина: Старые вещи.

Что еще делают люди, чтобы регрессировать? Они возвращаются в родной город, или заходят к своим бывшим соседям. Нас интересуют такие действия, которые характерны для большинства людей. Когда я приступаю к гипнотической процедуре, мне необходимо описать такое переживание, которое обязательно вызовет нужную мне реакцию – в данном случае возрастную регрессию, – поэтому я должен использовать универсальные переживания, свойственные большинству людей.

Вот один из способов осуществления возрастной регрессии: вы наводите состояние транса и просите пациента представить себе, что он разглядывает семейный альбом; "В этом альбоме хранятся фотографии, иллюстрирующие всю вашу жизнь, – сейчас вы открываете ту страницу, где находятся ваши нынешние фотографии – вы изображены таким, каков вы есть в настоящее время, в самых различных ситуациях. Но если вы перевернете одну страницу назад, вы увидите себя в точности таким, каким были годом раньше, и возвращаетесь в это время… чувствуя себя так, как чувствовали себя тогда… и зная только то, что вы знали тогда, и ничего больше… совершенно искренне, только это… И так вы переворачиваете назад еще одну страницу… вашей жизни… страницу времени… возвращаясь полностью и окончательно еще на год раньше… и еще на год… до тех пор, пока вы полностью не возвратитесь в шестилетний возраст… искренне и добросовестно зная только то, что вы знали тогда, только это… и когда это произойдет, вы будете готовы продолжать этот процесс… ваша рука начнет медленно подниматься… совершенно непроизвольно… чтобы я мог знать… что вам действительно уже только шесть лет".

Я применяю такого рода технику во всех случаях, добиваясь любого результата. В состоянии транса не происходит таких явлений, которые так или иначе не происходят в обыденной жизни людей. Возрастной регрессией занимаются не только гипнотизеры. Люди этим занимаются сами. Они открывают коробочку, в которой хранятся сувениры, детские вещи; они вынимают по отдельности каждую вещь и возвращаются в тот возраст, с которым эта вещь ассоциируется. Они обнаруживают, что коробочка с сувенирами – настоящая машина времени. "Вы можете чуть-чуть приоткрыть крышку коробки, и заметите что-нибудь, напоминающее детство, приоткройте еще чуть-чуть, и вы уже видите дверь… проход, открывающийся перед вами в этой коробке… и вы начинаете медленно входить в коробку времени… и, переступая через порог, вы испытываете странные ощущения смущения и растерянности. Войдя, вы осматриваетесь кругом и замечаете окружающие вас большие вещи, а вы сами становитесь очень маленьким… и в каждой из этих вещей тоже есть дверь… И вы знаете, хотя еще немного побаиваетесь, что если вы войдете в одну из этих дверей, в любую из них… вы окажетесь в том возрасте… когда эта вещь впервые возникла в вашей жизни…".

Видите ли, все, что я говорю, конечно, совершеннейшая бессмыслица. Однако я обрисовываю такой контекст, в котором людям кажется вполне возможным и логичным переживать альтернативные реальности. Разумеется, при этом необходимо поддерживать обратную связь, для того, чтобы установить, продолжает пациент реагировать, или нет. Для того, чтобы узнать, регрессировала ли в действительности личность пациента, следует использовать обычные поведенческие «ключи».

Добившись возрастной регрессии, вы уже можете сделать что-нибудь еще. Например, напротив вас сидит пациент в шестилетнем возрасте. Что делают шестилетние дети для того, чтобы изобразить кого-нибудь другого?

Мужчина: Они играют в переодевания, в маскарад.

Точно. Они забираются на чердак и играют в переодевания: они «притворяются». Так что вы предлагаете пациенту надеть на себя новую одежду, причем он не должен знать, чья это одежда, вы этого не определяете: "Смотри, какой забавный костюмчик. Это не мамино платье. И не папин костюм. Это не матросский костюмчик. Я даже не знаю, чей это костюмчик. Невозможно догадаться… но внезапно, подсознательно… ты начинаешь забывать, что ты ребенок… и начинаешь становиться человеком, которого ты не знал, когда тебе было шесть лет… но твое подсознание помнит, кто это… оно может перенять интонациюголосаэтогочеловека… реакции этого человека… движения только этого человека… и поведение только этого человека… так, что вы уже через десять минут, сидя здесь… подсознательно выработаете в себе… личность, основанную только на том, что вы знаете… о поведении и образе жизни этого человека… так, что уже через десять минут ваши глаза внезапно широко откроются… и вы будете вести себя именно так, как ведет себя этот человек, полностью,вовсехвозможныхподробностяхстанетеэтимчеловеком".

Я надеюсь, вы поняли, почувствовали, как делаются такие вещи? Как видите, мы можем предложить вам много специфических методов гипнотического наведения и использования состояния транса, позволяющих добиться самых различных результатов. Но вместо того, чтобы давать вам отдельные навыки, мы хотим передать вам идею, способ мыслить, который, как мы убеждены, позволяет использовать гипноз и добиваться любыхрезультатов. Приступая к каждой отдельной гипнотической процедуре, я заранее представляю себе самый естественный и по возможности самый простой способ действий. Если намеченного результата нельзя достичь с помощью возрастной регрессии и отождествления в состоянии глубокого транса, можно прибегнуть к переработке.

Мужчина: Существуют ли варианты процесса отождествления в глубоком трансе, позволяющие делать это с различной скоростью? И не должны ли сами клиенты быть достаточно гибкими заранее, чтобы успешно отождествляться в трансе?

Конечно. Как правило, я не приступаю к процедуре отождествления в состоянии глубокого транса до тех пор, пока не убеждаюсь, что мой пациент обладает достаточно гибкой и яркой личностью. Я не приступаю к отождествлению, пока пациент не научится быстро реагировать на мои действия. Прежде чем приступить к идентификации в глубоком трансе, я испытываю пациента, возбуждая много других явлений, характерных для состояния транса, пробую другие методы. Мне кажется, глупо стремиться осуществить идентификацию в пациенте, который еще не знает, как достигать состояния амнезии, как добиться возникновения негативных и позитивных галлюцинаций – это минимальные необходимые требования. Так что я сначала делаю много других вещей.

Если бы я был учителем в начальной школе, отождествление в состоянии глубокого транса было бы одним из предметов, которые следовало бы преподавать детям. Я бы использовал видеоленты с изображением Альберта Энштейна, Ирвинга Берлина «Ирвинг Берлин – американец, автор очень популярных песен, родился в 1888 году. – Прим. перев.» и других выдающихся гениев нашей культуры. Я использовал бы такие видеоленты для различных целей: я говорил бы с детьми, и они сами обсуждали бы между собой – главным образом то, чем именно замечательны эти люди, и в какой области дети хотели бы достичь таких же результатов. А затем я использовал бы образцы поведения таких замечательных людей как основу, которая позволит детям отождествиться с этими людьми и развить в себе их способности и возможности.

Мужчина: Мне кажется, что такое явление, в других терминах, называется одержимостью духом.

Да. Насколько я знаю, все человеческие переживания типа «одержимости злым духом» есть не что иное, как отождествление в состоянии глубокого транса. Я знаю одного человека, который приобрел широкую известность сеансами лечения множественного раздвоения личности. Среди его клиентов всегда около двадцати членов парламента. Он добрый католик, и само собой, многие его клиенты одержимы бесом. Он изгоняет бесов на вертолетной площадке около госпиталя. За ним укрепилась национальная слава настоящего психотерапевта, а меня, между тем, считают колдуном!

Я решил полюбопытствовать, что это за множественные раздвоения личности, и пришел на один из его сеансов. Он познакомил меня с одной из своих пациенток (она была в измененном состоянии) и продемонстрировал мне четыре или пять ее личностей, а также беса, которым она одержима. Берусь утверждать, что я способен проделать это с каждым. Действительно, метод, с помощью которого он демонстрировал мне все это, переходя от одной личности пациентки к другой, представляет собой в точности способ наведения, который я применяю, в качестве гипнотизера, в тех же самых целях.

Женщина сидела в кресле и рассказывала о том, как много событий в своей жизни она вытеснила из памяти – типичный случай амнезии. Больше ни с кем таких вещей не случается, что ли? Но этот ниспровергатель психиатрии утверждает, что если в вашей жизни был период, которого вы не можете вспомнить, значит, у вас множественное раздвоение личности! Он дает имя тому периоду, который вы вытеснили из памяти. По мнению этого психиатра, та часть жизни, которую вы не можете вспомнить, не принадлежит вам; это уже другая личность. Он называет ее каким-либо именем, например, «Фред». Полностью игнорируя ваше поведение, он неожиданно бьет вас по голове и кричит: «Фред! Фред! Выходи! Выходи!» Если вы говорите ему: «Что вы хотите этим сказать – Фред, выходи?», – он игнорирует ваши слова и продолжает до тех пор, пока не возникает внезапно какая-нибудь другая личность. Прекрасный способ добиться множественного раздвоения личности. Я уверен, что присутствующие там члены парламента подвергались длительной обработке со стороны своих родителей и таких вот доброжелателей-психотерапевтов; это у них не от рождения.

Мужчина: Когда вы осуществляете идентификацию в состоянии глубокого транса, вы не можете стремиться к тому, чтобы пациент стал другой личностью, но при этом остался в шестилетнем возрасте. Что вы делаете для того, чтобы он снова стал взрослым?

Вы сказали, что пациент стал другой личностью. Но дети не желают становиться другими шестилетними детьми. Они хотят стать кем-нибудь, кого они знают, и быть того же возраста, как этот человек. Вы можете говорить детям все, что угодно, и они будут слушаться вас, если вы придадите своим словам достаточную значительность. Если ваш пациент уже регрессировал в детское состояние, вы говорите: «Итак, пока ты играешь и весело проводишь время, твое подсознание начинает учиться…» Здесь вы даете пациенту непосредственные указания: «Выберите из всего, что знает ваше подсознание об этом человеке – как он выглядит, как он говорит, как он двигается, как он реагирует – соедините все это в одно целое так, чтобы через пятнадцать минут вы самопроизвольно, в одну секунду, во всех деталях стали этим взрослым человеком».

Хочу вас предостеречь. Идентификация в состоянии глубокого транса – чрезвычайно сложный и трудный процесс. Его можно использовать в качестве техники обучения, но существуют и гораздо более простые и легкие способы, позволяющие достичь большинства желательных для вас результатов. Большинство изменений личности возможно осуществить в процессе создания нового поведения или с помощью какой-нибудь другой техники – это настолько же эффективно и гораздо легче.

Контролированиеболи_

Боль – замечательная вещь, полезнейшая вещь в нужный момент времени, но потом она теряет свое значение и становится бесполезной. Это правило приложимо и к множеству других явлений. Небольшое выделение адреналина в случае опасности может быть очень полезно, но слишком обильное выделение адреналина, не соответствующее возникшей проблеме, может привести к недееспособности. Если произошло что-то простое, требующее усиленного напряжения – например, если нужно поднять перевернувшуюся машину – большое количество адреналина вовсе не помешает. Но если задача требует точной координации движений – например, если нужно подвести часы или вставить ключ в замочную скважину, обильное выделение адреналина производит разрушительное действие.

Для того, чтобы справиться с болью, я предусматриваю такой контекст, в котором естественной реакцией будет отсутствие болезненных ощущений. Таковвсеобъемлющийпринципгипноза:следуетсоздатьконтекст,вкоторомжелательнаядлягипнотизерареакциябудетестественнойреакциейдляпациента.

На этот счет есть классический рассказ Эриксона о контролировании боли. К нему направили женщину, умиравшую от рака. Эриксон находился в больнице, поэтому женщину положили на каталку и привезли прямо к нему в кабинет. Пациентка поглядела на Эриксона и сказала: «Это самая нелепая вещь в моей жизни – я не понимаю, что со мной делают? Доктор направил меня к вам и сказал, что вы сможете что-нибудь сделать с моей болью. Таблетки мне не помогают. Операция мне не помогла. Как же вам удастся справиться с моей болью с помощью слов?».

Эриксон поглядел на нее, катаясь взад и вперед на своем кресле с колесами, и подстроился к ее ожиданиям следующим образом: "Вас привезли сюда, потому что ваш доктор сказал, чтобы вас сюда привезли, и вы не понимаете, как могут слова помочь вам контролировать свою боль. Таблетки совершенно не облегчили ваших страданий. Операция совершенно не помогла вам. И вы думаете, что это самая нелепая случайность в вашей жизни – то, что вас сюда привезли. Хорошо, позвольте мне задать вам один вопрос. Если вот эта дверь сейчас внезапно распахнется… и вы взглянете туда, и увидите чудовищного тигра… свирепо облизывающегося… и уставившегося тольконавас… – как вы думаете, вы будете ощущать сильную боль?".

Таким образом, Эриксон предусмотрел контекст, в котором никакой человек не станет думать о своей боли. Боль просто перестанет существовать, если вас вот-вот сожрет тигр. Переживание, при котором исчезает всякая боль, может быть использовано в качестве якоря и продлено как особое измененное состояние. Эриксон сказал: «Позже доктора никак не могли понять, что все это значит – эта женщина говорила им, что у нее под кроватью лежит тигр, и она слышит, как он там урчит».

Существует огромное множество различных способов обеспечить контролирование боли. Если речь идет о физиологической боли, вы должны придумать нечто такое, что отвлечет внимание пациента и заставит его не замечать боли. Пойдите к дантисту и попросите его просверлить ваш больной зуб. Когда он заденет нерв, сигнал о физиологической боли пройдет по вашим нервам в мозг, и ваш мозг скажет: «Ай-ай!» Такое бывает. Но существуют люди, которые идут к дантисту, не прибегают к новокаину, и все равно ничего не чувствуют. Они ничего не знают о гипнозе. Но любой дантист подтвердит вам этот факт. Зубной врач просверливает насквозь их нервы, а они никак не реагируют. Когда я последний раз был у дантиста, он сказал: "Я этого никогда не пойму. Мне самому больно смотреть, а они ничегошеньки не чувствуют!".

Какие люди способны на это? – Только те, у которых кинестетические переживания полностью вытеснены из сознания. Эти люди не испытывают никаких физиологических ощущений, поэтому они не чувствуют и боли. На них может подействовать только одно средство – нужно положить их руку на горячую плиту. Когда рука поджарится до самого локтя, может быть, они заметят происходящее. Такие люди проявляют тенденцию обдирать себе колени и наталкиваться на всякие предметы, потому что их сознание не воспринимает кинестетических переживаний, и они не научились быть осторожными. В качестве особой стратегии контролирования боли вы можете сделать человека таким, ввести его в подобное состояние.

Вы постоянно должны задавать себе такие вопросы: «Чего именно я хочу?» и «Как сделать, чтобы это произошло естественным путем, само собой?» Существуют определенные контексты, в которых человек сохраняет ориентацию и наблюдательность, и чувствует все, кроме боли. У вас когда-нибудь болела рука? Случалось ли вам так порезать палец, чтобы он действительно здорово разболелся? И в то время, пока ваш палец буквально пульсировал от боли, случалось ли вам, по какой-либо причине, забыть о своем пальце? В каком контексте это происходило?

Мужчина: Когда я был в опасности.

Именно. Опасность – это классический пример. Но для большинства людей для этого не нужно даже опасности. Единственное, что им нужно – это отвлечься чем-нибудь. Количество внимания, на которое способно человеческое сознание, весьма ограничено. Есть правило, по которому все люди способны обращать внимание максимум на 7+-2 канала информации. Если вы хотите, чтобы человек отвлекся, займите все девять информационных каналов. Займите его чем-нибудь еще – чем угодно.

Однажды я работал с мужчиной, страдавшим от жестокой боли. С ним произошло какое-то несчастье, в результате которого возникла внутренняя травма. Я не вникал в медицинские подробности, но в этом случае была какая-то физическая причина, по которой этот человек вынужден был переносить боль. Он пришел ко мне и попросил применить гипноз. Я ответил, что не знаю, смогу ли я помочь ему справиться с болью. Я применил гипнотическую процедуру, которая прекрасно действовала, но только на людей развитых, с большим жизненным опытом, образованных и при этом достаточно откровенных и прямодушных. Я не знал заранее, каков этот пациент.

Я сказал ему: «Видите ли, самые развитые и образованные люди – отличаются тем, что способны воспринимать одни и те же вещи с различных точек зрения». Между прочим, если верить Жану Пиаже «Жан Пиаже – швейцарский психолог, родился в 1896 г. – Прим. перев.», это действительно так. Итак, я изложил этому человеку теорию Пиаже и проверил уровень образованности, его умственные способности.

Согласно с теорией Пиаже, быть образованным, разумным человеком значит уметь объяснить, как будут выглядеть одни и те же вещи с различных точек зрения, в разных контекстах. Если я хочу проверить умственные способности ребенка, я могу взять, например, кусочек дерева и наперсток. Я попрошу ребенка подойти, покажу ему наперсток, и потом положу кусочек дерева так, чтобы ребенок не видел за ним наперстка. Потом я спрошу: «Есть что-нибудь за деревянным кубиком?» Если ребенок скажет «нет», значит, это не очень-то «развитый» ребенок. «Развитый» ребенок может представить себе спрятанный наперсток, кроме того, он может увидеть и наперсток, и деревянный кубик так, как если бы он смотрел на них с другой стороны. Проверяющий спрашивает буквально следующее: «Как бы это выглядело, если бы вы посмотрели на это с другой стороны?» Чем лучше вы можете представлять себе вещи с различных точек зрения, тем вы более «развитый» и образованный человек. Одним из следствий такого способа представлять себе вещи является то, что вы диссоциируете, разобщаете себя и свои ощущения. На этом основаны некоторые современные методы обучения детей и развития их способностей. Детей учат развиваться и уметь диссоциировать себя и свои ощущения, потому что именно этот процесс приводит к тому, что называется «способностями».

Я попросил своего пациента пойти домой и попрактиковаться, потому что на следующей неделе я хочу подробно испытать его и выяснить, является ли он развитым и образованным человеком. Ему нужно было сделать следующее: увидеть себя лежащим на кровати – сначала представить себе, что он смотрит из одного угла комнаты, потом из другого, а потом из любойточки между этими углами. Я сказал ему, что на следующей неделе я выберу какую-нибудь случайную точку зрения и попрошу его описать в подробностях все, что он видит. Я сказал ему, что измерю разницу между действительным углом зрения и тем углом зрения, под которым он будет представлять себе происходящее, и вычислю степень его образованности.

Он ушел домой, и когда пришел на следующей неделе, он справился со своей задачей. Он работал над ней терпеливо и методически. При этом им двигали самые серьезные побуждения: он хотел, чтобы я его вылечил, и надеялся, что я смогу помочь ему. И когда он пришел, то сказал мне: «Вы знаете, произошла странная вещь – всю эту неделю я чувствовал, что боль как будто уменьшилась». Дать кому-нибудь подходящее задание – еще один способ контролирования боли.

Есть и другие, весьма причудливые методы. Погрузив пациента в состояние транса, вы можете делать все, что угодно, лишь бы в ваших выражениях предполагалось, что боль исчезнет. Как-то раз я сказал одному из своих пациентов: "Я хочу говорить с вашим Мозгом. Как только Мозг будет готов говорить со мной, и ни одна часть сознания не будет знать о том, что происходит, пусть рот откроется и скажет: «Есть». Пациент сидел минут двадцать, а потом сказал: «Ессссть». Я сказал: «Прекрасно, Мозг; но ты заблуждаешься: боль – очень ценная вещь. Она позволяет тебе узнать, когда именно следует обратить внимание на то, что происходит. Ты уже обратил внимание настолько, насколько это было возможно, на случай, причинивший эту боль. И для того, чтобы ты мог обратить внимание на другие вещи, которыми тоже следует заняться, наступило время отключить эту боль». Он сказал: «Ессссть!» Я закончил: «Отключи теперь эту боль, и пусть она возвращается только тогда, когда в этом возникнет необходимость – и не раньше». Как видите, у меня не было ни малейшей идеи относительно того, что все это значит, но это звучало так логично, причем все время предполагалось, что мозг способен сделать то, о чем я его прошу. После этого внушения боль больше никогда не возникала.

Амнезия_

Я хочу сделать замечание по поводу одного из практических заданий. Один из вас применил метод, с помощью которого можно осуществить амнезию. Выполняя упражнение, он ввел женщину в состояние транса, а когда она вышла из транса, посмотрел на нее и сказал: «Вы заметили, насколько тихо в этой комнате?» Если пациент возвращается из транса и открывает глаза, и вы немедленно смотрите на него и делаете замечание, не имеющее никакого отношения к переживанию, которое он только что испытал, тем самым вы неожиданно и резко отвлекаете его внимание на посторонние вещи и можете добиться действительно глубокой амнезии. Это происходит в равной степени и в том случае, если ваш партнер находился в глубоком трансе, и если он находился в неглубоком состоянии, и даже во время обычного разговора. Например, если вы разговариваете о гипнозе, и вдруг меняете тему, и начинаете говорить о том, как важно проверять каждый камень под ногами, когда вы ходите по горам, а потом с полной естественостью развиваете в подробностях этот предмет, и спрашиваете партнера: «О чем я с вами говорил?» – вполне возможно, что он не вспомнит предыдущей темы разговора. Так как между этими двумя предметами нет никакой связи, вполне возможно, что сознание вашего партнера запомнит очень мало из того, что вы говорили до внезапного поворота беседы. И вы, таким образом, достигаете амнезии.

Попытайтесь проделать это со своими клиентами, когда вы не занимаетесь официально изменением состояния. Сформулируйте ряд инструкций, относящихся к тому, что ваш клиент должен сделать дома, а затем внезапно измените предмет разговора. Сознательно клиент забудет об инструкциях, но, как правило, выполнит их. Если вы поступите подобным образом, инструкции не встретят никакого противоречия в сознании клиента. Его сознание не вспомнит ваших указаний, и поэтому всякое «сознательное сопротивление» выполнению таких указаний станет невозможным.

Мужчина: У меня были пациенты, которые извинялись за то, что забыли свое домашнее задание, а затем описывали мне в точности, как они выполнили мои указания.

Превосходно. Это прекрасный пример обратной связи, позволяющий вам узнать, что ваше сообщение не затронуло сознания пациента.

Осуществляя официальное наведение состояния транса, как только ваш пациент выйдет из него, вы можете прямо посередине какого-либо высказывания начать замечание о чем-нибудь совершенно не связанном с тем, что происходило до этого, или в состоянии транса, с вашим пациентом. Тем самым вы дадите знать подсознанию пациента, что предпочитаете не говорить о происходившем ранее, сообщите подсознанию о том, что сознание пациента не обязано знать о случившемся. Состояния амнезии достичь легче, чем большинства других феноменов «глубокого транса», и один из способов ее достижения – простая перемена темы разговора.

Мужчина: Вызывая состояние амнезии у своих клиентов, я, как правило, терпел неудачу. После этого я приступил к делу немного иначе: я стал ждать около пятнадцати минут, до тех пор, пока не замечал, что с пациентом, находившемся в состоянии транса, начинает что-то происходить. Больше я ничего не менял в своем поведении, но состояние амнезии у моих клиентов начало возникать.

Мужчина: Я заметил, что если я говорю кому-нибудь: «Вы решите эту проблему к следующему вторнику», а потом резко менял тему разговора, и -…

Нет, не надо действовать так грубо. Я сделал бы предварительное указание, когда следует решить проблему. Я сказал бы: «И когда мы снова встретимся с вами на следующий вторник, и продолжим нашу беседу, я хотел бы, чтобы вы уже продвинулись в решении вашей проблемы и нашли такой способ ее решения, который, как вы знаете, был бы особенно интересен для меня», а после этого переменил бы тему разговора. Если вы так сделаете, нужное вам поведение появится, и сознание пациента не будет подозревать о происходящем. Если со стороны сознания вашего пациента существует какое-либо сопротивление вашим предложениям, преимущества такого метода неоспоримы.

Между прочим, амнезия – один из способов убедить «неверующих» пациентов в том, что они находятся в состоянии транса. Когда такой пациент выйдет из состояния транса, немедленно отвлеките его внимание на какой-либо посторонний предмет, а затем, позже, попросите его описать в подробностях все, что с ним происходило до этого и доказать вам, что он не находился в состоянии транса.

Кабинет Милтона Эриксона был настоящей свалкой всевозможных предметов. Там было четыреста тысяч различных объектов, так что у него было огромное множество тем для разговора и бесконечное количество вещей, на которых он мог сосредоточить внимание клиента. Он всегда помещал часы так, чтобы он мог их видеть, а клиент – нет. Возвращая пациентов из состояния транса, ему нравилось менять предмет разговора, а потом интересоваться: «Теперь мне хотелось бы, чтобы вы высказали предположение – сколько времени прошло с тех пор, как вы пришли, прежде чем вы взглянете на часы и узнаете это». Без всякого сомнения, клиент никогда не угадывал правильно, потому что Эриксон великолепно владел техникой искажения времени.

Такие вещи хорошо убеждают людей. Если пациент не заметил, как прошло два часа, он убеждается, что находился в состоянии транса.

Другой способ достижения состояния амнезии – наведение диссоциации состояний. Например, если ваш клиент в высшей степени специализируется на визуальных переживаниях, вы можете осуществить перекрывающее наведение и ввести его в кинестетическое состояние сознания. Когда он возвратится в нормальное состояние сознания, он автоматически забудет все переживания, которые испытал в состоянии транса. У него не будет способа получить эту информацию, потому что его сознание специализируется на визуальных, зрительных переживаниях, а переживания, которые он испытал в измененном состоянии, были основаны на кинестетических впечатлениях. «Он» – визуальная область его психики – не узнает об этом.

Каждый раз, когда вы радикально изменяете состояние сознания пациента, а затем резко возвращаете его в нормальное состояние, не выстраивая никаких переходов между этими состояниями, ваш пациент будет стремиться к амнезии, к забвению того, что происходило, пока его сознание находилось в измененном состоянии; у него нет способа получить эту информацию в нормальном состоянии, эта информация связана с другим состоянием сознания.

Используя мягкие, умеренные формы того же явления, можно осуществить «поиск обучения». Например, если вы запомнили какую-либо информацию в то время, когда слушали какую-либо определенную музыку – у вас гораздо больше шансов вспомнить эту информацию впоследствии, если вы снова услышите ту же музыку. Это и есть поиск информации, поиск обучения. То, чему вы научились, когда пили кофе или изменяли свое состояние каким-либо другим способом, вы сможете легче и точнее вспомнить впоследствии, если будете пить кофе снова или изменять состояние своего сознания тем же самым способом.

Для того, чтобы получить состояние амнезии, можно использовать информацию такого рода. Вы должны обязательно убедиться, что перенесли полученные изменения поведения в нормальное состояние сознания вашего клиента. Очень важно выстраивать переходы, которые позволят осуществлять такое перенесение автоматически. Таково предназначение процессов, которые вы осуществляете, когда вызываете подстройку к будущему поведению. Это гарантирует, что полученное вами изменение поведения будет передаваться сознанию в том контексте, который необходим.

Линн, что я только что сказал? (Гипнотизер поднимает руку, переключая внимание Линн на зрительные впечатдения. О ключах возбуждения зрительных впечатлений см.: Приложение 1).

Линн: Я не знаю.

Меня не интересует, понимаете ли вы то, что я сказал. Перечислите слова, которые я употреблял только что.

Линн: Я не знаю. Я не помню. Я что-то ничего не понимаю.

Надеюсь, что все заметили, как я протянул руку по направлению ее взгляда и потом налево от нее, когда задал вопрос, относящийся к слуховым впечатлениям. Она проследила взглядом за рукой, и поэтому стала смотреть в том направлении, которое позволяет ей получать зрительную, визуальную информацию, но не слуховую информацию. Таков еще один способ диссоциации. Нет ничего удивительного в том, что она отвечала на мой вопрос в состоянии амнезии.

Помните ли вы, что только что сказал? (Гипнотизер опускает руку вниз и налево от Линн).

Линн: Вы сказали, что я была в состоянии амнезии, после того, как вы переключили мое внимание на зрительные впечатления, и отключили слуховой канал.

Правильно. Она вспомнила мои слова, так как я переключил ее внимание на соответствующий канал. Если бы я хотел добиться амнезии, я переключил бы ее внимание на несоответствующий информационный канал. Если я попрошу кого-нибудь повторить то, что я сказал, и хочу, чтобы он смог это сделать, я направляю его взгляд вниз и налево. Если я хочу, чтобы партнер мог повторить движение моей руки, я направляю его взгляд вверх и налево. Таким образом, если я настойчиво обращаю внимание партнера на информационный канал, не соответствующий запрашиваемой информации, он переходит в состояние амнезии.

Амнезию традиционно принято считать одним из наиболее труднодостижимых явлений состояния глубокого транса. Если вам известны ключи, возбуждающие информационные каналы и вы умеете изменить состояния сознания только что описанным способом, вам остается только дезориентировать партнера, и вы получите состояние амнезии.

Мужчина: Возможно ли получить состояние амнезии значительно позже, не сразу после выхода клиента из транса?

Позже это не имеет смысла. Самый лучший, самый удачный момент получения состония амнезии – сразу после того, как вы добились изменения состояния или дали какие-либо инструкции. Если сознание партнера не помнит происходящего, новое поведение не встретит сознательного противодействия и возникнет с большей легкостью. Если же он вспомнит о происходящем уже после того, как научится новому поведению – тем лучше.

Иногда для того, чтобы получить состояние амнезии, я словесно предполагаю диссоциацию между сознательными и подсознательными процессами. Например, можно сказать так: «И тем временем, пока вы сидите здесь… я начинаю говорить с вами… и чем дольше вы слушаете меня… тем меньше понимает происходящее ваше сознание… и тем больше понимает ваше подсознание,…потому что я говорю это не вам, но ваши уши это слышат».

Что значит сказать человеку, что я говорю не с ним, но его уши это слышат? Мы получаем таким образом общую диссоциацию. Другой вариант того же высказывания: "Сейчас я говорю не с вами, я говорю сним".

Еще раньше я уже привел пример словесного предположения амнезии в состоянии транса. Прежде чем вывести партнера из состояния транса, вы можете дать ему инструкции следующего типа: «И ваше подсознание способно просмотреть все, что происходит, и выбрать из этого только ту часть информации, которая, как считает подсознание, будет полезна вам на сознательном уровне, и оно позволит вам узнать только эту часть информации… потому, что вам будет приятно обнаружить, что вы пользуетесь новыми вариантами поведения… но не знаете, откуда они появились». Другой вариант: «И вы можете запомнить, что лучше всего забыть и не вспоминать материал, который должен остаться на подсознательном уровне».

Вскрытиеисторииличности_

Организации, призванные «защищать закон», а также организации, существующие для того, чтобы защищать людей от произвола закона, часто приглашают гипнотизеров-профессионалов в качестве экспертов для того, чтобы они помогли выяснить, «вскрыть» информацию о происшедших событиях. Повторное переживание воспоминаний – одна из тех вещей, которые люди, находящиеся в измененном состоянии, делают особенно хорошо. Действительно, большинство психотерапевтических методов, с помощью которых людей заставляют заново переживать воспоминания, основано на технике гипнотического внушения. Некоторые психотерапевты используют такого рода гипнотическую технику гораздо эффективнее, чем многие гипнотизеры-профессионалы.

Простейший способ заставить кого-либо заново пережить воспоминание состоит в том, чтобы осуществить ту же самую гипнотическую процедуру, которую вы осваивали, обучаясь методу наведения состояния первичного транса. Все, что от вас требуется – это начать с любого известного вам объекта, который, как вы знаете, может привести пациента к нужному переживанию, заставить пациента в подробностях описать этот объект; а затем, основываясь на этом переживании, навести состояние транса. Когда вы это сделаете, пациент будет реагировать точно так же, как он реагировал ранее в той ситуации, которая вас интересует.

Однажды мне пришлось работать с одним бизнесменом, который рассказал мне, что переходит в состояние промежуточного транса всякий раз, когда летает на самолете. Он сказал мне: «Я переживаю это так: в тот момент, когда самолет взлетает, я отключаюсь, и в следующий момент уже замечаю, что мы приземлились»; меня меня это явление заинтересовало, и я заставил его заново пережить такой полет. Сначала я заставил его представить, что он всходит по трапу в самолет, садится на свое место и застегивает ремни, а потом начинает самую обычную беседу со стюардессой – о том, как повесить пиджак и чего бы он хотел выпить. Затем, когда самолет уже взлетел, он должен был представить, как он слушает объявление пилота о высоте предстоящего полета и т.д.

Как только он представил себе все это, голова его опустилась, и он полностью перестал реагировать. Потом он начал храпеть. Он совсем не переходил в состояние промежуточного транса, он попросту засыпал. Каждый раз, когда я подвергал его такой процедуре, мне приходилось будить его: «Эй, вы! Давайте, вставайте!». Позже я обнаружил, что если произнести нечто вроде «Тррр, Тррр», и слегка потрясти кресло, на котором он сидит, он сразу же просыпался и спрашивал: «А что, мы уже прилетели?». Если вы хотите узнать, что на самом деле происходило с вашим пациентом, вы легко выясните, заставив его заново, во всех подробностях, пережить такое воспоминание.

Один человек, который прекрасно владеет подобной гипнотической техникой, зашел ко мне в кабинет и рассказал о двух молодых женщинах, своих пациентках. Когда они вместе шли куда-то по своим делам, их похитили и изнасиловали. Одна из похищенных впоследствии живо помнила все происходящее и дала полиции всю необходимую информацию. Другая полностью забыла это событие и даже не верила своей подруге, когда та ей рассказывала об этом. У той женщины, которая отчетливо помнила об изнасиловании, началось психическое расстройство, другая же никак не реагировала на происшедшее. Она была в полном порядке.

В подобных ситуациях следует тщательно разобраться в том, нужно ли пациенту знать о случившемся, будет ли от этого какая-нибудь польза. Если нет, вскрытие памяти может привести только к мучительным для пациента переживаниям.

Мой коллега, доброжелательно и благонамеренно настроенный психотерапевт, усердно работал над тем, чтобы эта женщина, забывшая об изнасиловании, вспомнила происшедшее во всех деталях, и снова пережила всю боль и стыд. Он считал, что его пациентка вытеснила из памяти все эти неприятные воспоминания, и он был прав! Но в подобных ситуациях вытеснение неприятных воспоминаний является превосходным, выгодным вариантом поведения. Однако этот психотерапевт высоко ценил понятие «истины» и придавал ему очень большое значение. Он считал, что если пациент вытеснил что-дибо из памяти, это воспоминание все равно придет позже и причинит ему боль, так что лучше будет, если он переживет эту боль сейчас и справится с ней.

Используя гипноз для того, чтобы заставить людей осознавать неприятные события их прошлого, следует прежде всего выяснить, будет ли такое осознание полезным и ценным. Многих из нас учили, что повторное переживание неприятных воспоминаний делает их менее болезненными – и этоабсолютно,категорическиневерно. Все, чему учит академическая психология, традиционная психиатрия, основано на ложных предпосылках. Традиционная психиатрия утверждает, что если существует какой-либо определенный набор переживаний, который научил человека чему-либо, позволил ему выработать какое-либо обобщение, то повторное переживание данных воспоминаний только закрепляет и усиливает приобретенное вами понимание. Если то, чему вы научились в какой-либо ситуации, ограничило ваши возможности и способности, повторное переживание таких событий снова и снова, одним и тем же способом, будет только закреплять сделанное вами обобщение, а следовательно, закреплять и ограничения, налагаемые таким обобщением.

Такие психотерапевты, как Вирджиния Сатир и Милтон Эриксон, всегда возвращают людей в прошлое и заставляют их заново переживать события, но они заставляют людей переживать происшедшее нетак, как они переживали все это в первый раз. Вирджиния Сатир назвает это «возвратиться и увидеть новыми глазами». Милтон Эриксон заставлял людей возвращаться в прошлое, а затем полностью изменял картину событий. Он реорганизовывал историю личности так, что пациент уже не способен был воспринимать происшедшее по-прежнему.

Однажды Милтон Эриксон проделал замечательную вещь с одним из своих пациентов. Этот пациент, будучи совсем еще ребенком, совершил страшную ошибку; он совершил тяжкое преступление.

Нечто вроде логической цепи событий привело этого пациента к убеждению, что с некоторго момента он должен приступить к преступным действиям. Он уверовал в то, что должен постоянно совершать такую же ошибку, и он совершал ее.

Эриксон возратил этого пациента в его прошлое и привил ему новое переживание, которое убедило его в том, что он не должен продолжать свои преступные действия, потому что это ему не выгодно. Преступления перестали повторяться раз и навсегда, несмотря на то, что этого нового переживания в действительности никогда не было. И если вы сегодня спросите этого человека о событии, которого не было в его жизни, он опишет его вам в мельчайших подробностях – оно так же реально для него, как и все остальные события его жизни.

Иногда существуют весомые причины, по которым человеку следует возвратиться к своим неприятным воспоминаниям и заново пережить их. Это случается, когда человек может дать информацию, которая поможет обнаружить и схватить преступника, и тем самым предотвратить дальнейшие преступления. Такая информация может потребоваться и по другим причинам.

Одному из моих друзей пришлось заниматься супружеской четой, которая подвергалась вооруженному нападению. Оба супруга ничего не помнили о случившемся – случай полной амнезии. Единственное обстоятельство, заставлявшее их понимать, что нападение все-таки произошло, заключалось в том, что они оба были покрыты ссадинами и ушибами. Им объяснили, что эти раны и были нанесены каким-то оружием, и что их ограбили, – и исчезли деньги и различная собственность. Полиция настаивала на том, что их побили и ограбили. Но муж и жена отвечали только:"Мы не знаем. Мы ничего такого не помним".

Я провел гипнотическое исследование этого случая и обнаружил, что эта супружеская пара не подвергалась нападению, а попала в автомобильную катастрофу. После аварии их кто-то вытащил из машины, а затем увел их автомобиль вместе со всем имуществом. Для того, чтобы вызвать переживания о том, что с ними произошло, я выбрал только одного из супругов, а другого вывел из комнаты – не было необходимости в том, чтобы оба супруга испытывали мучительные ощущения. В соответствии с моими воззрениями на вопросы пола, я решил, что будет лучше, если пострадает мужчина. Однако я сделал так, что когда этот мужчина переживал случившееся, неприятные ощущения были сведены к минимуму. Вместо того, чтобы заставлять его переживать происшедшее так же, как это было на самом деле, я сделал так, что он пережил событие, наблюдаясебя в этой ситуации.

Я принял эту предосторожность для того, чтобы пациент чувствовал себя в безопасности, переживая это событие, атакже потому, что он был ущемлен и подавлен подсознательно во время этого события. Если что-то потрясло и огорчило пациента, когда он первый раз переживал какое-либо событие, повторное переживание этого события тем же самым способом снова потрясет его.

Один из моих студентов попал в дорожное происшествие и захотел заново пережить случившееся. Многие люди пытались помочь ему в этом, работая с ним. Им удовалось добиться того, чтобы он вспомнил, как он начал поездку, как он поворачивал руль, он вспоминал шум мотора, вспоминал, как он нажал на клаксон, – а потом он отключался и не мог вспомнить, что было дальше. Он помнил только, что рядом с машиной замелькали деревья. С ним проделывали всевозможные процедуры, потом будили его и начинали все сначала.

Люди, работавшие с ним, могли бы догадаться сами, что он отключается просто потому, что врезался в дерево и основательно ударился. Если вы переживаете заново свое воспоминание точно таким же способом, как делали это на самом деле, вы испытываете точно те же самые ощущения. Если в первый раз вы ударились и потеряли сознание, то переживая это событие снова, вы опять потеряете сознание.

Если кто-либо подвергался нападению, был изнасилован, или попал в автомобильную катастрофу, точное повторное переживание этих ощущений не будет полезно этому человеку. Вы же не захотели бы подвергнуть человека еще одному приступу, ели бы он вам сказал, что у него инфаркт. «О; у вас на прошлой неделе был сердечный приступ! Так что же случилось тогда?» – самый идиотский способ задавать человеку вопрос. И если вы очень этого захотите, вам удастся вызвать повторный сердечный приступ.

Многие женщины, подвергшиеся нападению или изнасилованию, начинают после этого смертельно бояться мужчин. Разумеется, я имею в виду не только тех мужчин, которые напали на такую женщину – она начинает бояться и своего мужа, и всех тех мужчин, которые любят и уважают ее. Иногда случается, что такие женщины просто не могут жить в одном доме с мужчиной, а прогулка по улице приводит их в ужас. Но это абсолютно бесполезные мучения и страхи. На мой взгляд, вполне достаточно той боли и стыда, которые испытывает женщина во время нападения. Но продолжать испытывать эту боль всю оставшуюся жизнь мне кажется в высшей степени неудачным поведением.

Существует процедура, позволяющая отделить друг от друга различные аспекты переживания – так, чтобы можно было пережить его по-новому. Вы заставляете пациента начать переживать событие, но затем он должен «отойти в сторону» и пронаблюдать свои собственные действия состороны. Пациент слышит все, что происходило тогда, но наблюдает за самим собой, за всем, что он тогда делал, со стороны – так, как если бы он смотрел кино. Когда человек смотрит на себя со стороны, он не обязан чувствовать и не чувствует того, что чувствовал на самом деле. Его чувства – "о" переживания, а не само переживание. Эта гипнотическая процедура подробно описана в главе II книги «Из лягушек в принцы», так что я могу не вдаваться в детали. Мы называем такую процедуру техникой фобии, или визуально-кинестетической диссоциацией.

Заставляя пациента переживать неприятные воспоминания, вы должны заранее иметь какую-то идею, цель. Необходимо предостеречь от переживания воспоминаний точно таким же образом, как это было в действительности – заставьте пациента увидетьсебя, переживающего данное событие. Если вы хотите предостеречься очень основательно, заставьте пациента увидетьсебя,наблюдающегозасобой, выполняющим действия, связанные с данным переживанием – так, как если бы пациент находился в будке киномеханика и наблюдал за собой, сидящим в кинозале и смотрящим на себя в кино. Если вы поступите таким образом, пациент сможет заново пережить случившееся, не испытывая, однако, боли и ужаса, связанных с этим событием. Это прекрасный дар, ценнейшее преобретение для того, кто однажды подвергся побоям или жестокостям. Если пациент переживает событие так, как будто он наблюдает за собой, наблюдающим за собой, напряжение его чувств рассредоточится, и это предохранит его от какого-либо обобщения, которое заставило бы его переживать такие неприятные ощущения снова.

VII. Калибровка_

Теперь мы хотели бы, чтобы вы затратили некоторое время на то, что мы называем калибровочными упражнениями. Калибровка – это процесс, при котором вы подстраиваетесь к несловесным сигналам определенного партнера, означающим, что он находится в определенном состоянии сознания. Выполняя это задание, вы будете точно подстраиваться, «калиброваться», распознавая сигналы, означающие, что ваш партнер находится в определенных измененных состояниях, и сможете определить, в каких именно. Некоторые из таких сигналов универсальны, то есть свойственны всем людям вообще, а некоторые будут свойственны только данному партнеру.

Как все процедуры, о которых мы рассказываем вам на этом семинаре, процесс калибровки можно разделить на три основных этапа: для того чтобы эффективно поддерживать коммуникацию, вы должны.

1) знать, какого результата вы хотите добиться,

2) сохранять гибкость поведения во всем, что вы делаете для достижения такого результата, и.

3) сохранять сенсорную впечатлительность, позволяющую узнать, когда именно вы получите желаемую реакцию.

Большинство приемов, которым вы вас обучаем, предназначено для того, чтобы в дальнейшем вы овладели специфическими способами варьирования своего поведения, и могли успешнее добиваться желаемого результата. Мы предлагаем вам следовать следующему принципу: Смыслкоммуникациизаключаетсявполученнойреакции. Если вы последуете этому руководящему принципу, вы будете знать, когда полученная вами реакция не соответствует тому, чего вы хотели или ожидали, и когда, следовательно, наступает время изменить свое поведение, и вы будете изменять его до тех пор, пока не получите желаемой реакции. Мы обучаем вас множеству специфических способов получения желаемого результата, – но если все эти способы не подействуют, мы предлагаем вам попробовать еще кое-что. Когда все, что вы делаете, не приносит успеха, любое другое поведение может оказаться лучшим вариантом, ведущим к намеченной цели.

Если вам не удалось вызвать достаточного количества сенсорных сигналов, и вы не можете определить полученную реакцию, у вас не будет способа определить, чего вы добились – успеха или неудачи. Когда меня спрашивают, приходится ли мне иметь дело с глухими или слепыми, я отвечаю: «Да, постоянно».

Калибровочные упражнения предназначены для того, чтобы увеличить вашу чувствительность, остроту восприятия. Ваша способность замечать минимальные несловесные реакции в огромной степени увеличит вашу эффективность как гипнотизеров в частности и как коммуникаторов в целом.

Когда одному из моих друзей, Фрэнку, было восемнадцать или девятнадцать лет, он считался прекрасным боксером-любителем, и даже получил приз Золотой Перчатки. Чтобы прокормить семью, он подрабатывал санитаром в государственной лечебнице для душевнобольных, выполняя по преимуществу обязанности сторожа. Прохаживаясь по коридорам, он часто становился в стойку и тренировался, боксируя «с тенью».

В одной из палат тогда лежал больной-кататоник, находившийся в течении двух лет или трех в одном и том же положении, со сведенными судорогой мышцами. Каждый день персоналу приходилось ставить его на кровать, а потом укладывать. К нему были подведены катетерные трубки, питающие трубки и другая всевозможная аппаратура жизнеобеспечения. Никому не удавалось войти в контакт с этим человеком. Однажды Фрэнк зашел к нему в палату, боксируя «с тенью», по своей привычке, чтобы выполнить какое-то поручение – и заметил, что этот парень реагирует на боксирующие движения, слегка вздрагивая головой и шеей. Для него это была, несомненно, сильная реакция. Фрэнк сбегал к медсестрам на пост и вытащил историю болезни этого пациента. Как он и предполагал, прежде чем впасть в кататоническое состояние, тот был боксером-профессионалом.

Как войти в контакт с опытным боксером-профессионалом? Любой профессионал автоматически выполняет несколько моторных, двигательных программ – точно так же как вы автоматически ведете машину, подчиняясь подсознательной программе, пока не потребуется сознательного вмешательства. На ринге боксеру приходится выполнять столько различных движений, что просто необходимо большинство из них поручить подсознательной программе. Только тогда сознание боксера сможет сосредоточить внимание на основных задачах ситуации. Фрэнк вернулся в палату и стал боксировать с этим парнем, как с тенью – и тот быстро вышел из кататонического состояния сознания, в котором находится уже несколько лет.

Женщина: Когда Фрэнк начал с ним боксировать, он стал отвечать тем же?

Да, разумеется. У него не было другого выбора, потому что включились автоматические программы, выработанные многолетней тренировкой.

Главное во всем этом то, что мой друг оказался достаточно наблюдательным, чтобы заметить вызванные им реакции. В результате у него появилась возможность использовать эти реакции и усилить их. Если вы не будете замечать вызываемых вами реакций, все, чему мы вас обучаем, окажется бесполезным.