Невероятное.

НЕСУСВЕТНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. ТРОПЫ В НЕВЕДОМОЕ.

Мир наших физических познаний окружен другим, несравненно более широким миром, о котором мы не можем в настоящее время составить никакого определенного представления.

Вильям Джеймс.

Нередко задают вопрос: что из своих наблюдений я считаю самым необъяснимым, невероятным, несусветным? Ответить не так-то легко: я вынужден признать существование НЕЧТО, в котором находит отражение все материальное, земное.

Известно, что собственные наблюдения всегда самые убедительные. Это особенно важно, если речь идет об экспериментах в области, называемой мною «несусветной реальностью». Мне посчастливилось стать одним из тех, кто без потуг, мистических выкрутасов или применения методик оккультистов и йогов сумел приоткрыть дверь в неведомое. Подталкиваемый инженерной любознательностью, я стремился увидеть и понять как можно больше. Увы, «увидеть больше» не означает «понять все увиденное». Особенно если речь идет о неведомом.

Многие люди в своей жизни наверняка встречались с явлениями, которым не нашлось объяснения. Конечно, логично допустить, что в некоторых случаях речь может идти о вполне нормальных явлениях, просто незнакомых, а потому и необъяснимых. Но некоторым действительно посчастливилось столкнуться с чем-то непознанным. Рассказы таких людей заставляют думать, что не все так просто.

Мои наблюдения и размышления основаны главным образом на экспериментах, проводившихся в присутствии многих знакомых и незнакомых людей, в условиях как домашних, так и лабораторных, больничных. Кроме того, что я овладел энерготерапией, мне удалось выйти на своеобразные контакты с тем, чему придумано множество названий. Это и «загробный мир», и «потусторонний мир», и «параллельный мир», и «антимир» и т. п., и т. д. Но не в названиях дело, а в существе вопроса. Это тот мир, где непонятным образом хранится вся информация о людях и животных, мир, куда уходят после жизни, мир, где фиксируются сведения обо всех перенесенных болезнях, травмах, о причинах смерти живых существ, о всех событиях в нашем материальном мире — в прошлом, настоящем и будущем.

Я, радумеется, и представить не могу, кому и для чего понадобился этот всеобъемлющий «банк памяти», это «информационное поле», но для меня нет сомнений в его существовании. В противном случае надо поверить в «чудо», чего мне не позволяет сделать инженерное образование. Уместно задаться вопросом: есть ли в «банке памяти» движение или же это склад, как принято говорить, «до востребования»? Увы, на этот вопрос можно ответить только предположениями. Сейчас для меня самое главное — составить для себя картину происходящего в «банке памяти», понять, что же все-таки остается после гибели организма или нарушения целостности отдельных его частей, понять, почему и каким образом эта информация фиксируется в «банке памяти» и может извлекаться оттуда некоторыми людьми, одним из которых мне посчастливилось стать.

Задача, безусловно, фантастическая (при весьма ограниченных возможностях для ее решения). Но попытаться следует, исходя из собственных наблюдений и достоверных фактов, полученных от людей, заслуживающих доверия.

Конечно, в моем возрасте уже трудно рассчитывать на то, что предпринятое начинание выльется в большой законченный труд, которым удастся заинтересовать ученых. Для этого нужна масса времени. Поэтому считаю необходимым сразу сделать следующую оговорку: порой это будут всего лишь размышления без каких-либо серьезных исследований вопросов, поставленных «несусветной реальностью».

Я знаю много случаев, когда люди вторгались в область загадочного и оказывались в плену собственных иллюзий. Для них пути в неведомое нередко пересекались с дорогой, ведущей в психиатрическую больницу. Поэтому легковерность, некритическая настроенность ума может обернуться трагедией для тех, кто пошел на поводу лжепророков от оккультизма и мистицизма.

С другой стороны, говоря об опасностях, подстерегающих людей на тропинках в неведомое, нужно особо отметить и другую крайность — отвергать с порога все, что пока не поддается анализу методами современной науки.

Узнать больше можно, только меняя свою позицию.

Жак Балле.

К сверхъестественному можно относиться по-разйому: безапелляционно отрицать или бездумно принимать. У меня — свое отношение. Это слово я разделяю на «сверх» и «естественное», то есть «сверх» того, что просто и естественно, и для меня все встает на свои места. Естественное ни у кого не вызывает сомнений, а «сверх» того, что существует, требует внимательных исследований и соответствующих объяснений. При отсутствии объяснения, вытекающего из достоверных фактов, лучше оставить вопрос открытым, нежели сделать вид, что нет и самих фактов. Только и всего.

Есть и другой подход к сверхъестественному — мистический, оккультный, ничего не объясняющий, требующий слепой веры в таинственные силы, природу которых рационально осмыслить невозможно. Те, кому импонирует мистика, обычно склонны приукрашивать и перевирать все, что им удалось увидеть или услышать из области сверхъестественного. Такой подход никому пользы не принесет: факты остаются неисследованными, а очевидцы (мистически настроенные) как бы блуждают в наркотическом тумане.

Сторонники трезвого, практического подхода к сверхъестественным явлениям стоят за беспристрастную регистрацию наблюдаемых фактов и за попытки их рационального объяснения. Это и моя позиция. Сказанное можно проиллюстрировать следующими примерами. Некоторые артисты оригинального жанра (как сейчас именуют людей, демонстрирующих на эстраде феноменальную зрительную и слуховую память, гипноз, телекинез, идеомоторные манипуляции с добровольцами из зрителей, хождение по раскаленным углям, явления каталепсии и т. п.) зарабатывают хлеб свой насущный тем, что большинство зрителей относят к сверхъестественному, то есть к тому, что находится «сверх» их (зрителей) возможностей. И это верно. Повторить увиденное зрители не могут, но часто не потому, что им это не дано, а потому, что они делать это не пробовали и пробовать не собираются. Таким образом, сверхъестественное, показываемое на сцене, так и остается развлечением публики.

Представим себе, что артист оригинального жанра демонстрирует телекинез: перемещает предметы на плоскости без прикосновения к ним. Предметы, повинуясь какой-то силе, начинают двигаться, разбегаясь или сбегаясь. Несколько зрителей, приглашенных на сцену, пытаются обнаружить, в чем фокус, занимаются поисками тонких нитей или спрятанного магнита — иначе говоря, разыскивают незамысловатый реквизит фокусника. Но ничего этого нет! Налицо сверхъестественное (пока что) явление — телекинез, о котором не столько спорят, сколько просто его отрицают.

Или еще пример. Артист оригинального жанра снимает обувь, показывает зрителям свои ничем не защищенные пятки и начинает прогуливаться по раскаленным углям, пританцовывая и улыбаясь. Причем мы видим на сцене только одного человека, но на нашей планете есть целые племена, обладающие этой «сверхъестественной» способностью! Что это? Повторение подвига Гая Муция Сцеволы, который, если верить античному преданию, сам опустил правую руку в огонь, желая показать презрение к боли и смерти? Вовсе нет. Вопрос о презрении к боли и смерти не стоит. Так что же доказывает артист (или, например, жители острова Фиджи), прогуливаясь по пылающим углям, а то и раскаленным листам железа? Уж никак не силу воли, подавляющую боль. Ноги ведь целы, никаких следов ожогов…

Писательница Л. Шапошникова, много путешествовавшая по Индии, рассказывала, что она не поленилась осмотреть несколько десятков стоп огнеходцев и не обнаружила ни малейших травм. Что это? Сверхъестественное чудо?

Сверхъестественное это для большинства, но вполне естественное для некоторых, умеющих применять особ&й психонастрой, нечто вроде экстаза неповреждаемости, при котором организм образует загадочный теплоизоляционный слой, надежно защищающий ткани ступни от испепеляющего жара. Л. Шапошникова рассказывала, что после танца огнеходцев на огненную дорожку бросали горючие предметы: ветки, сигареты, платки и т. п. И все они начинали немедленно гореть.

Теперь вернемся к телекинезу. Исходя из моих наблюдений, самое правдоподобное объяснение — это проявление действия силового статического электричества, генерируемого руками артиста. В самом деле, если руки человека предварительно окунуть в воду или просто смочить (а такой эксперимент проводился), то эффект телекинеза исчезает. Я отнюдь не исключаю какого-либо иного объяснения, я просто его не вижу. Важно другое: способность к телекинезу сверхъестественна для большинства, но естественна для некоторых. Я не буду называть конкретных людей — они достаточно хорошо известны любознательным читателям.

Итак, если посмотреть на телекинез и огне хождение не с точки зрения зрителя, а с позиции инженера, то не возникнет ли чего-то иного, кроме удивления? Представим себе, что мы именно такие зрители — имеющие соответствующую техническую и теоретическую подготовку, да к тому же еще и любознательные. Не является ли коронный номер телекинеза — «подвешивание» предмета между ладонями (пачка сигарет, шарик для настольного тенниса) — ключом к разгадке тайны гравитации? Для изучения этого феномена, кроме наблюдательности, требуются необходимые приборы. А результат исследования может быть самый неожиданный.

При хождении по огню (по раскаленным углям, камням, металлу) наблюдательность также должна быть подкреплена приборами. Отчего бы с согласия огнеходцев не прикрепить к их «несгораемым» пяткам специальные термодатчики, которые не мешали бы ходьбе и давали сведения о том, что представляет собой этот биотермослой, надежно предохраняющий ступню от действия высокой температуры? Такое исследование могло бы привести к принципиально новому решению проблемы теплозащиты и теплоизоляции. И ведь для этого так мало нужно — всего лишь не эстрадный, а инженерный подход к «сверхъестественным» явлениям, к так называемым феноменальным возможностям человеческого организма.

Пока же этого серьезного подхода нет, а есть афиши, оповещающие граждан, что там-то и тем-то демонстрируются «психологические опыты». Приходите развлекаться!

Может ли обычный, средний, как его называют, человек с нормальной психикой и хорошим состоянием здоровья выявить у себя какие-то необычные способности, скрытые возможности своего организма? Оказывается, может.

Ныне выступающего артиста оригинального жанра В. А. я знаю несколько лет. Познакомились мы еще до того, как его фамилия появилась на афишах. В свое время он, как, впрочем, и большинство наших граждан, восторгался талантом Вольфа Мессинга, его умением улавливать желания и мысли зрителей. Наиболее сложные номера программы оставляли у зрителей уверенность в том, что телепатия (то есть передача мысли) все же существует, несмотря на множество опровержений со стороны как официальной науки, так и представителей прессы, солидаризирующихся с мнениями авторитетов.

Так вот, этот самый В. А. вознамерился повторить все, что делал Вольф Мессинг и что казалось зрителям сверхъестественным. И что же? Повторил. Хотя и не обрел того очарования таинственности, которым обладал покойный Вольф Григорьевич. Сейчас в программе В. А. так и записано: психологические опыты.

Далее. Тот же любознательный В. А., прочитав про фиджийских и болгарских огнеходцев, вознамерился походить по раскаленным углям. И что же? Пошел, предварительно психологически подготовившись к этому. А подготовка, по его словам, заключалась всего лишь в одном — в создании у себя непоколебимой уверенности в том, что он пройдет по углям и не обожжет пяток.

В. А. видел, как и все любознательные, фрагменты фильмов о необыкновенных возможностях человека: о телекинезе, умении «видеть» ладонями, способностях факиров и йогов Индии ложиться голым телом на гвозди и осколки стекла. В. А. решил попробовать в качестве ложа разбиваемые на глазах зрителей бутылки. Получилось. И в этом случае понадобился самонастрой, обеспечивающий максимальное расслабление мышц, что и гарантировало неповреждаемость кожи спины, когда он ложился на битое стекло, да еще два человека вставали ему на грудь. Решил попробовать и телекинез: потер руки, настроился и — о чудо! По столу покатились карандаши, пробки, спички и т. п.

Освоил В. А. и гипноз и теперь может запросто вводить добровольцев-зрителей в каталептическое состояние, при котором их тела не прогибаются, находясь в горизонтальном положении и имея точками опоры лишь затылок и лодыжки.

Сказанное о В. А., намеренно развившем в себе такие необычные (сверхъестественные) возможности, показывает: большинство людей живут, будучи уверенными в отсутствии у себя таких возможностей. А зря! Чем больше любознательных экспериментов, тем больше статистически устойчивых фактов проявления феноменов, а это — поле для жнивья представителям науки, готовым сколь угодно долго ждать доказательств, преподносимых любителями-экспериментаторами.

Из интересных экспериментов гипнолога Р. следует, что его пациенты под воздействием гипнотического внушения могут серьезно улучшить свое мастерство в живописи и музыке. Здесь уже мы имеем дело с воздействием извне, а не с самомобилизацией своих дремлющих возможностей.

Конечно, если уж вести разговор по большому счету, то необходимо признать, что с талантом надо родиться, так же как и со способностями к тому или иному делу, поскольку построить солидное здание можно только на фундаменте своей наследственности. Однако это не должно останавливать ищущих. А вдруг такой фундамент у абитуриентов в Институт сверхъестественного заложен? Надо пробовать свои силы. Кто знает, какой фактор воздействия на человека может сыграть решающую роль! Например, наше самочувствие явно зависит от погоды. Кто сказал, что человек никогда не подберет более действенных средств для пробуждения своих скрытых возможностей?

Надеясь привлечь к экспериментам со сверхъестественным новых энтузиастов и выполняя многочисленные пожелания моих друзей, я хочу поделиться (и наиподробнейше) всеми своими «секретами» вторжения в мир неведомого и рассказать о сверхъестественном, с которым мне пришлось встретиться и которое, я твердо верю, превратится со временем в просто естественное. Должен повторить, что и мне, исполнителю того, о чем пойдет речь дальше, подчас не хватает ни фантазии, ни точки опоры для объяснений некоторых явлений. Тешу себя надеждой, что мои опыты и рассказы о них поведут по тропам в неведомое, в несусветную реальность.