Невероятное.

Диагностика на расстоянии.

Эксперименты по этому виду биодиагностики весьма интересны, если рассматривать их с философских позиций. Вначале такая диагностика отрабатывается рядом с человеком, с его воображаемым двойником, сидящим на соседнем стуле. Не выдвигая каких-либо доморощенных гипотез, следует рассказать, как это происходит на практике.

На первом этапе надо, упорно тренируясь, всматриваться в лицо, как бы впитывать весь внешний облик реального человека, сидящего рядом с вами на стуле, а затем стараться «увидеть» его же на соседнем стуле. Проделав такой мысленный перенос от реального к воображаемому 5—10 раз, от занятого стула к пустующему, можно ожидать, что вы увидите «воображаемого» субъекта на пустом стуле так же четко, во всех деталях, как и реального. Снять кавычки со слова «воображаемый» можно будет, как только вы приобретете умозрительное видение, которое обязательно для экспериментирующего, если он хочет выйти из лабиринта, не обрывая нити Ариадны.

Затем, после тренировки своего воображения с подключением умозрительного зрения, можно перейти к следующему этапу — к попыткам проделать диагностические пассы руками над пустым стулом, занятым воображаемым субъектом. На первых порах желательно, чтобы этот субъект действительно находился поблизости.

Проделывая руками плавные, обтекающие воображаемое тело движения, надо прислушаться к своим ощущениям, возникающим под вашими руками, как если бы это происходило с реально существующим диагностируемым человеком.

Непременное требование — ни на секунду не допускать сомнений в том, что вы проверяете не пустоту, заполненную воображаемым объектом, а именно вполне реального человека. Если этого концентрированного внимания на «материализируемом» человеке не произойдет, то эксперимент не удался. И тогда просто не следует идти дальше. Под «дальше» я подразумеваю в первую очередь воздействия на расстоянии.

Если рекомендации соблюдены, то можно приступать к диагностике по воображаемому двойнику. Ощущения проверяющего будут теми же, что и при воздействии на реального человека, сидящего на стуле, разве только заметно слабее. Естественно, для их фиксации потребуется еще большая концентрация внимания.

При диагностике по воображению нужно держать в «поле зрения» лишь облик человека, суметь поймать его индивидуальность, и только! Никаких всматриваний в морщинки, складки лица, выражение глаз, никаких оценок цвета кожи, частоты дыхания и т. п. Только отказавшись от рекомендаций авторов по так называемой физиогномике, можно ожидать успеха в диагностике по воображению на расстоянии.

Продолжительность такого сеанса — 2–4 минуты, не больше.

При этом следует учесть, что первое впечатление почти всегда самое правильное. Перепроверкой, по просьбе диагностируемого, присутствующих при воздействии других людей или для личного интереса заниматься не следует: это подорвет вашу уверенность в своей непогрешимости, которая никогда не должна покидать проверяющего в момент процедуры, требующей предельной сосредоточенности.

Еще раз следует подчеркнуть, что попытки затратить на сеанс биодиагностики времени больше, чем указано, приводит к прямо противоположным результатам, так как внимание рассеивается, а игра воображения усиливается.

Известно, что любое мастерство, любое умение требует постоянной тренировки. Это позволяет не только совершенствоваться в достигнутом, но и двигаться вперед в поисках нового. Занятия биодиагностикой, лечебным магнетизмом не составляют исключения из этого правила.

Следует ежедневно выкраивать время дая таких тренировок, воспроизводя в памяти во всех характерных подробностях лица родных, друзей, знакомых, но еще лучше — случайных спутников по городскому транспорту, прохожих. Хорошо также обновить в памяти виденные когда-то экспонаты в музеях, картины, особенно портреты, на выставках, цветные репродукции и иллюстрации в журналах и книгах. Все это, повторяю, приносит двойную пользу — развивает зрительную память и позволяет по-новому увидеть произведения искусства.

Результаты тренировки зрительной, а также слуховой памяти не замедлят сказаться — вы будете быстрее схватывать и мысленно воспроизводить облик человека, которого собираетесь лечить заочно. А развитие слуховой памяти поможет воссоздать его голос, так что из «немого кино» получится звуковое. Это еще более материализует облик человека, от которого вас могут отделять сотни и тысячи километров, но при такой «озвученной» материализации он будет рядом. Разумеется, чтобы этого достичь, надо пройти все предыдущие стадии приобщения к месмеризму.

В старых, еще времен самого Месмера, руководствах по применению лечебного месмеризма авторы намеренно, может быть, и по соображениям рекламы своих произведений, делают сильный крен в область таинственного, мистического, непостигаемого, предлагая неискушенным читателям принять на веру некоторые предупреждения.

Это в первую очередь рекомендации по «стряхиванию» рук после каждого пасса («провода»), произведенного над телом больного.

Я лично никогда эту рекомендацию, представляющуюся мне наивной, не соблюдаю. Заканчивая у ног больного пассы-проводы или отводя руки от больного участка тела (органа), я, ничего не «стряхивая», не «отряхивая», начинаю все сначала, сообразуясь с представлением о том, сколько времени нужно воздействовать на больную область — это, повторяю, диктуется интуицией, подсказывается только опытом.

Значит, рекомендация по отряхиванию не содержит ничего рационального, стоящего, ничего того, что можно было бы объяснить? А может, не следует отступать от этого правила? Отвечу на эти вопросы.

«Отряхивание» имеет прежде всего чисто физиологический эффект — оно ускоряет, усиливает кровоснабжение кистей рук, в них появляется чувство тяжести, увеличения теплоты, ошибочно принимаемое магнетизерами прошлого и бездумными их последователями в наше время за прилив пресловутой праны, прилив биорадиации, биомагнетизма. То есть, на мой взгляд, «отряхиванием» рук можно бесстрашно пренебречь.

Но есть психологический аспект. И к нему я отношусь уже серьезней.

Давно известно, что, страшась переступить порог инфекционного помещения больницы или комнаты больного, человек подвергает себя опасности заражения больше, чем тот, долг и обязанности которого заставляют подавить в себе этакую разновидность проявления инстинкта самосохранения. Примеры эпидемий различных инфекционных заболеваний убедительно это подтверждают. Вспомните А. П. Чехова, лечившего, и, как известно, бесстрашно, холеру.

Мне довелось быть участником Великой Отечественной войны, пройти пехотинцем-автоматчиком военные пути-дороги со всеми их невзгодами, начиная с промозглой грязи осени сорок первого до леденящих морозов зимы сорок второго. И представьте, я не встречал ни кашляющих, ни сопливых среди своих однополчан в промокших насквозь гимнастерках и промороженных шинелях.

Не было на передовой ни гриппа, ни простуд, была опасность более грозная — смертельный враг. Вот эта мобилизация всех скрытых сил организма перед возможностью гибели и предохраняла нас от простуд, так часто донимающих людей на «гражданке».

Вернусь к психологическому эффекту «отряхивания».

Да, оно действительно помогает создавать иллюзию сброса того, что может перейти от больного прилипнуть. Даже способно создать чувство удовлетворенности добросовестно выполненной работой. Ведь все, что делает магнетизер, происходит на этаком воображаемом уровне. А когда магнетизер что-то сбрасывает, да еще с соответствующей мимикой, то это в представлении пациента уже что-то материальное, вещественное.

В старину, да кое-где в укромных уголках нашей планеты и в наше время, представление о болезнях как о вселившихся в тело злых силах требовало энергичных действий от колдунов, целителей, шаманов, знахарей и чародеев. Бубны, барабаны, вопли, крики, вытаскивания и изгнания духов с громом, треском и прочими впечатляющими цдн окружающих атрибутами, по сути дела, родственны с «отряхиванием» рук магнетизера — и больному нагляднее и себе спокойнее.

Так что читателю, пожелавшему воспользоваться моими записками для приобщения к лечебному магнетизму, предоставляется право взвесить все «за» и «против» совета по «отряхиванию» «магических» перстов.

Теперь о грозящей даже в транспорте опасности потерять или частично лишиться своей «шагреневой кожи» из «биомагнитных молекул».

Я с большим уважением отношусь к высокоодаренному автору многочисленных трудов по телепатий и пси-явлениям Е. М, Закладному. Даже являюсь счастливым обладателем двух его книг с дарственными надписями. Надеюсь, что и наших общих друзей не обидит продиктованная дружеской иронией рекомендация по нейтрализации и обезвреживанию «биовампиров», ежели они присоединятся к вам по дороге на службу. Да что там какой-то вампир! Есть более серьезные враги — «биошпионы»! В работе Е. М. Закладного «Телепатия. Обзор современных данных, выводы и гипотезы. Руководство по практическому использованию телепатических закономерностей. Философские проблемы телепатии» в разделе.

«Упражнения в защите. Общие принципы экранировки» говорится: «…не совсем приятно сознавать собственное бессилие перед другим «чтецом», сознавать невозможность «упрятать» в надежный сейф спонтанно излученные в общее поле секреты, имеющие громадное, жизненно важное значение для государства». Далее автор дает рецепт по выбросу из себя яйцеобразной ауральной оболочки, надежно, по его словам, защищающей от вурдалаков, высасывающих не только биоэнергию, но и государственной важности секреты.

Далее, в том же труде (раздел «Телепатия как оружие массового поражения») можно прочесть следующее: «Пожалуй, ни в одной другой области человеческой деятельности идейная убежденность телепата не проявляется с такой силой, как в сфере тайной борьбы разведки и контрразведки. Именно это положение заставляет нас верить в безусловное преимущество нашей разведки и контрразведки перед теми же институтами потенциального противника».

Что ж, хорошо сказано! Е. М. Закладному не откажешь в патриотизме. Но читаем дальше: «Представляется весьма желательным «прикрыть» любого подозреваемого в разведывательно-телепатической деятельности «туриста» человеком, знакомым как минимум с теоретическими основами телепатии. Даже не обладая навыками в йоге (? — В. С.)… такой человек сумеет всякий раз вмешаться с достаточной оперативностью и свести на нет все усилия разведчика-телепата».

Что же говорить тогда о других моих знакомых, которые, не обладая ни талантом, ни начитанностью Е. М. Закладного, убеждены в существовании таких «биовампиров»! О «биошпионах» уже сказано.

У меня есть и еще одна работа Е. М. Закладного — «Бездны мироздания», датированная 1968 годом. Я далек от мысли высмеивать труды этого безусловно талантливого, если не сказать больше, очень хорошего, по-настоящему доброго человека, но, увы, даже он поддался чужим бредовым идеям, как видно из приведенных мною отрывков. Но позже я еще не раз уже всерьез буду возвращаться к мыслям Е. М. Закладного, с которыми не могу не согласиться, исходя из собственной практики и наблюдений.

Лично я не встречал «биовампиров», а те, кого мне показывали, выглядели психически ненормальными или унылыми сквалыжниками, от разговоров с которыми очень трудно уклониться, так как эти субъекты обычно лишены и такта, и чувства меры. Это по большей части привязчивые болтуны, в обществе которых нормальный человек чувствует себя опустошенным уже через каких-нибудь 20–30 минут и стремится как можно скорее оторваться от них, как от липкой паутины.

Когда меня спрашивают, как я отношусь к «достоверным» рассказам о «биовампирах», которые высасывали энергию у того-то или у того-то, мне не остается ничего другого, как превратить это в шутку, приводя следующие аргументы.

Первое. Если существуют люди, которые могут не отдавать, а забирать энергию, то зачем им одинокие жертвы, способные сообщать о проделанных с ними варварских изъятиях биоэнергии? Ведь они этих «обесточенных» не убивают, а оставляют свидетелями своего преступления. Поэтому не безопаснее ли для «вурдалаков» брать с миру по нитке где-нибудь в общественном месте — в теаре, в магазине, на собрании. Чуточку от того, немного от этого. Так нет же! Глупые «вурдалаки» предпочитают одиночек — будущих своих обвинителей.

Второе. Если эта процедура возможна, то это находка для геронтологов, которые до сих пор тратят попусту командировочные на поездки к долгожителям Кавказа, Якутии и прочих мест, где количество прожитых человеком лет каким-то образом переваливает за сотню.

Одной из лучших работ писателя А. А. Горбовского является, по моему мнению, его небольшая книга «Стучавшие в двери бессмертия». В ней собраны интересные легенды и исторические данные о людях, пытавшихся найти эликсир вечной молодости или, как в легенде об Агасфере, обрести реальное бессмертие. Я не буду брать на себя смелость давать научное обоснование такой гипотетически возможной ситуации, когда в организме человека биохимические процессы на каком-то этапе жизни могут пойти вспять, что может не только приостановить старение, но и вызвать омоложение.

Лично я убежден в возможности получения средств, которые смогут вызвать в организме человека явления обратимости. И очень может статься, что одним, если не главным, из таких способов вызвать обратимость биохимических процессов, протекающих в организме, явится именно своевременная дозированная регулируемая энергоподпитка. К этому выводу меня заставили прийти размышления над многими результатами благого воздействия моего «энергополя» (биоточного донорства) на организм пациентов, которым все перепробованные средства современной медицины не давали практически ничего.

Судя по всему, происходящие при энергоподпитке физиологические изменения возникают за счет влияния биоизлучения на тот или иной участок нервной системы, а точнее, на всю нервную систему.

О том, возможна или невозможна не зависящая от воли и желания человека потеря биоэнергии, можно спорить. Теоретически я такую возможность не исключаю, но убедительных примеров не встречал. Для верующих христиан на этот счет сомнений быть не может, так как имеется следующий рассказ в Евангелии. Привожу извлечение из Евангелия от Марка:

«Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние, — услышавши об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Он смотрел вокруг, чтобы видеть ту, которая сделала это. Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала перед Ним и сказала Ему всю истину. Он же сказал ей: дочь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей». (Мк. 5,25–34).

Евангелист Лука передает этот эпизод с некоторыми подробностями:

«И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, — и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня. Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, падши пред Ним, объявила Ему пред всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему, и как тотчас исцелилась». (Лк. 8, 45–47).

Евангелист Матфей рассказывает о том, что эта женщина, «подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его», опуская в своем повествовании самое интересное, то, что есть у Луки и Марка: «…Я чувствовал силу, изошедшую из Меня». Такое только «психотерапевтическим эффектом», на который обычно ссылаются ортодоксальные медики, а также деятели антирелигиозной пропаганды, не объяснишь!

Интересно отметить, что этот явно исторический факт исцеления больной с помощью исшедшей из Иисуса силы (помимо его желания) можно найти также в одном из так называемых апокрифов (не признанных церковью евангелий), в котором сообщается: эта исцеленная Иисусом женщина приходила к Понтию Пилату свидетельствовать в защиту Учителя.

В серьезной научной литературе этот вопрос, насколько мне известно, даже не упоминается. В любом случае подобное спорное явление стоит того, чтобы им заинтересовались биологи, медики и представители точных наук.

Перед тем, как выйти «за пределы здания». Когда колдовство и знахарство могут найти реальное и рациональное объяснение. Я выхожу «за пределы здания».

Меня часто спрашивали, как я отношусь к колдунам и колдовству, есть ли в этом что-то, кроме обмана и гипноза. Спрашивали о «святой» и «намагниченной» воде, механизме действия «чудотворных» икон и многом другом, о чем обычно спрашивают легковерные и больные люди, нашпигованные «правдоподобными» рассказами о чудесных исцелениях, «универсальных» лечебных средствах, до сих пор не признанных медициной.

Попробую коротко и по возможности вразумительно объясниться.

Представление о болезни, как о вторгшемся в тело злом духе, который может быть изгнан гипнозом или колдовскими, шаманскими, знахарскими манипуляциями — барабанной трескотней, воплями под аккомпанемент бубна, магическими танцами, вытаскиванием злого духа руками, с помощью рвотных средств и высасывания оного через ранку, безусловно, должно быть отвергнуто, как заблуждение суеверных людей. Но история и живые свидетели, даже наши современники, указывают на действенность некоторых колдовских приемов, что не может быть объяснено только одним — психовоздействием.

Совершенно очевидно: кроме пустопорожней мути в колдовском котле на дне его следует искать крупицы истины, требующие изучения.

Я не буду приводить примеры, заслуживающие внимания науки: их много у каждого, кто интересуется проблемой иррационального. Но хочу высказать одно предположение, которое может помочь понять (не отступая от материалистических позиций) все рациональное, спрятанное за ширмой колдовских ухищрений.

В настоящее время все больше ученых приходят к выводу, что на уровне элементарных частиц энергия и материя тождественны. Все живое, грубо говоря, состоит из осязаемой и невидимой энергии. Поскольку и то и другое состояние материи на уровне элементарных частиц не имеет между собой границ, можно предположить, что «магическое» воздействие (в любой технической разновидности), подразумевающее «чистую» энергетику, способно оказывать влияние и на осязаемую материю.

Если это болезнетворные начала — бактерии, вирусы, микробы, то они угнетаются, убиваются, разлагаются на составные элементарные энергочастицы и выносятся из организма как бы на волнах энергополя колдуна, ворожеи, шамана. То же происходит и с уничтожением и выведением из организма патологически измененной ткани того или иного больного органа человека.

И дело не в техническом приеме, посредством которого энергия колдуна или шамана вводится в организм пациента, а в сути воздействия. А она представляется мне именно такой. Все происходит на особом уровне — уровне биоэнергетики. Это, конечно, только мое предположение, но оно подкреплено личными наблюдениями из все той же области лечебного магнетизма.

Но если можно выносить болезнетворное, разложив его на элементарные частицы, то, очевидно, можно его и образовывать, компонуя из этих частиц! Вот вам и рациональное объяснение результатов воздействия «дурного глаза» колдунов. Может быть, этим объясняется и приписываемая некоторым из них способность «переадресовывать» болезни от одного человека другому. Это, конечно, область догадок, но любопытна одна деталь, на которую стоит обратить внимание ищущим разгадки колдовских таинств.

Мне приходилось читать и даже слышать от очевидцев, которым удавалось вызвать на откровенность людей, пользующихся недоброй славой, о том, как они представляют в своем воображении облик изгоняемой болезни, злого духа, сглаза и т. п. По их словам, они видят туман, облачко, пыль, чертенят, сор, искры и т. п. Каждый видит по-своему, но… видит, видит!

Если бы колдун имел представление о схематических рисунках элементарных частиц, какими их рисуют в популярных статьях, то, может быть, вместо облачка колдун увидел бы «стайку» точек — элементарные частицы. Не этим ли можно объяснить идущее исстари предупреждение об опасности перенести на себя удаляемое болезнетворное начало, что и заставляло магнетизеров прошлого «стряхивать» с рук, а колдунов — сплевывать «извлеченную» болезнь?

Несколько замечаний о так называемой магнетизированной флюидами (полем, зарядом биоэнергии — не в названии суть) воде. Едва ли не во всех руководствах по лечебному магнетизму даются рекомендации по ее приготовлению и способам применения. Если требуется намагнетизированная вода для лечения желудочно-кишечного тракта или просто для поддержания общего тонуса организма больного, то в этом случае стакан с водой (водопроводной, колодезной) ставится на ладонь левой руки, а правой на расстоянии 5—10 см от верха стакана «сбрасывается» в эту воду заряд биоэнергии. Эта процедура должна занимать от 2 до 10 минут.

Затем больному предлагается выпить насыщенную таким образом воду с чувством, толком, расстановкой небольшими глотками, с паузами. Так же заряжается вода, когда требуется желудок «расслабить», но стакан ставится на правую ладонь, а «сбрасывание» энергии производится левой. Имеются также указания, как и при каких заболеваниях заряжать своей энергией даваемые больному продукты питания, а также различные предметы: обеденную посуду, одежду, вату, бумагу, и т. п., т. е. все то, что может быть им употреблено.

В своих экспериментах я ограничивался только водой, а проверка ее действия проводилась по двум направлениям. В первом случае — с лечебными целями: например, при хронических желудочно-кишечных заболеваниях приготавливалась вода с «отрицательным» зарядом, а для укрепления общего тонуса — с «положительным».

Во втором случае (для проверки) я обычно предлагал своим знакомым по вкусовым качествам определить, в какой бутылке московская вода, в какой — ленинградская. Разумеется, в обеих бутылках была московская вода, только первая заряжалась «отрицательно» (на правой ладони), а вторая — «положительно» (на левой). Удивительно, но факт — все без исключения дегустаторы безошибочно определяли «ленинградскую» как более вкусную.

Эти эксперименты были эпизодическими, результаты их я не анализировал и не придавал им серьезного значения, поэтому не настаиваю на их признании без проведения перепроверок в строго лабораторных условиях.

С хлебом и другими продуктами питания, а также с бумагой просто поленился экспериментировать. Однако это отнюдь не означает, что в этом нет никакой необходимости. Напротив, случайная проверка моего излучения на фотобумагу на самодельном приборе, собранном энтузиастом, студентом-медиком на основе конструкции замечательного изобретателя С. Д. Кирлиана, наглядно показала, что это возможно. В небольшой подвальной комнатушке краснодарской клинической больницы эксперименты проводились с фиксацией на черно-белой фотобумаге. Воздействию подвергались листочки комнатного растения, случайная корочка хлеба и кусок пластмассы. К сожалению, обстоятельства не позволили мне перепроверить полученные результаты, в Москве же провести серию экспериментов на приборе более совершенной конструкции пока не удалось.

Мое знакомство с С. Д. Кирлианом началось с переписки сразу же после появления в одном из молодежных журналов описания его диковинного изобретения. Это было, вероятно, лет тридцать назад. А лично встретился с ним в Краснодаре не так давно. Мы долго беседовали о его изобретении. Похоже, этого замечательного человека у нас оценят с таким же запозданием, как Циолковского.

К сожалению, тогда у Семена Давидовича не было дома собранного и действующего прибора, и мне пришлось только поговорить с изобретателем да попутно продиагностировать его: я обнаружил очень слабые, буквально издырявленные кавернами легкие и повышенное кровяное давление. С легкими я, разумеется, поделать ничего не мог — только констатировал их плачевное состояние, а давление снизил. Уходил я от него с подаренной книжечкой, изданной в Алма-Ате, и с мыслями о горькой судьбе вот таких самородков у нас на Руси — как встарь, так и по сие время.

Известно, что в ходе электробиологических исследований, проведенных некоторыми отечественными и зарубежными учеными, была доказана возможность активизировать или подавлять деятельность центральной нервной системы с помощью электрического тока. Разряды посылались непосредственно в мозг, раздражая его клетки через многочисленные окончания — рецепторы, которые постоянно доставляют закодированную в биотоках информацию в центральную нервную систему. Вероятно, имеются хорошо разработанная методика и комплекс контрольно-измерительных приборов, что обеспечивает чистоту эксперимента.

Хочется надеяться, что уже в недалеком будущем наука сочтет необходимым проделать все исследования в области влияния биополей вне пределов человеческого тела, на значительном от него расстоянии, мобилизовав для этого весь арсенал новейшей техники.

Когда пытаешься доказать очевидное, то попадаешь в положение человека, которому взбрело в голову спросить ученика старшего класса, знает ли он таблицу умножения.

Доверие только к собственному опыту не подвело меня во всех экспериментах с месмеризмом. Я проверил как очное, так и заочное воздействие, очную и заочную передачу своей биоэнергии, убедился в их влиянии на человека. Обрел даже возможность овладения техникой биодиагностики.

Все казалось понятным, все стояло на своих привычных местах. Заочное, на расстоянии, воздействие? Ну и что здесь особенного? По упрощенной схеме это выглядит так: мой мозг — радиостанция, мозг пациента — радиоприемник. Я излучаю, он принимает. Только и всего. Как это материализуется в организме? Да так, как и в телепередаче: вначале идут волны, а на телеэкране они преобразуются в тире и точки, которые в слитном виде дают изображение.

Необычное началось с казавшейся освоенной биодиагностики, интерес к которой, начав было притупляться, вновь обострился.

— Ну что здесь особенного? — обычно говорю я знакомым и незнакомым людям, пораженным возможностью обнаруживать как имеющиеся, так и прошлые травмы и заболевания у человека при помощи рук, плавно «скользящих» по контуру ауры, контуру окружающего тело человека «биополя». — Я излучаю энергию на поверхность тела проверяемого и прислушиваюсь к своим ощущениям. Там, где моя энергия забирается значительнее, интенсивнее, и есть «горячая» точка, а знакомство с анатомией и физиологией дает ответ на вопрос, что именно болит. Бывают, разумеется, и ошибки, точнее, неясности в определении точного места поражения.

Это уже было знание результата умножения 2x2 без проделывания самой математической операции. Наблюдения учащались, а точность диагноза, как ни странно, увеличивалась, если он был «подсказан» интуицией (подкоркой), и уменьшалась, если предпринималась попытка осмысливания «подсказанного». Иными словами, как только я выходил за стандартные рамки логического мышления, я попадал в точку и начинал ошибаться, когда был ограничен ими.

Позже, всего через несколько месяцев, появились еще более удивительные факты. Это происходило вдруг, спонтанно, непроизвольно, без упомянутых манипуляций руками. Например, внешне пышущей здоровьем сотруднице министерства, где одно время я работал, поставил диагноз: лейкемия.

— Да, но откуда вы знаете? — удивилась девушка. — Ведь об этом моем несчастье я никогда никому на работе не говорила…

Я беспомощно развел руками:

— Так, почему-то захотелось вам сообщить, но я сохраню это в тайне, никому не скажу — можете не беспокоиться.

И таких случаев уже не один десяток. Последний произошел не так давно с тремя молодыми (средний возраст — 30–32 года) людьми из Донецка. Эти три молодца пришли «на огонек», желая увидеть что-нибудь впечатляющее, и, чтобы поскорее «закруглить» их нежданный визит, я молниеносно продиагностировал одного из них привычным методом — руками, но больше прислушивался к «подсказанному» подкоркой, нежели к своим ощущениям, а другому, заявившему, что он ни на что не жалуется, сказал:

— Это не совсем так. Я чувствую, что у вас что-то не в порядке в области живота слева, похоже на гастрит. «Барахлит» и поджелудочная железа.

— Да, вы правы, — смутился «здоровяк». — У меня действительно недавно обнаружили это заболевание, и оно меня беспокоит.

Мне осталось только посочувствовать ему, а первому, проверенному обычным методом, я пообещал этак через месяц выкроить время для ликвидации последствий болезни Боткина, сразу выявленной при диагностике.

— Как вы узнали, что у меня гастрит? По выражению лица, — допытывался «здоровяк», — или телепатически?

— А вы разве думали о своем заболевании во время беседы?

— Нет, не думал, я только сейчас вспомнил, когда вы мне о нем сказали. Сейчас, в данную минуту, я не чувствую в животе ничего неприятного.

Да, это непонятно посторонним и не совсем понятно мне самому. Мне посчастливилось как-то приобрести небольшую книжку «Информационные процессы в биологических системах» М. И. Сергова. Приведу несколько цитат, прямо относящихся к моему рассказу о диагностике без манипуляций руками.

«Все вещи и явления находятся в универсальной взаимосвязи и поэтому несут в себе следы как ныне существующих, так и существовавших в прошлом вещей и явлений. Это значит, что данное отображение принципиально не является «первичным», оно несет в себе отображение бесконечно большого числа воздействий, следы которых могут быть утрачены и сохраняются всегда в предмете или явлении хотя бы в трансформированном виде».[2].

Да, эта взаимосвязь ощущается почти осязаемо, когда мое «нечто», энергополе, как облако, встречает на своем пути биологическую систему, отражается от нее и, подобно бумерангу, возвращается, давая результат биолокации.

Но я немного перестарался, сравнивая себя с радиолокатором. Действительно, вначале я думал, что мое «нечто» — своего рода выброс этакого беловатого облачка, которое, возвращаясь в меня, приносит информацию о состоянии проверяемого таким необычным образом человека.

Но это выброшенное в виде облачка «нечто» не возвращается ко мне — во всяком случае, я этого не замечаю. В моем сознании просто возникает знание, даже не образ. Я знаю: в таком-то месте у пациента имеется зона «отрицательной ситуации», и только. А уж потом, заглянув в «багажник» своей памяти, хранящей сведения по анатомии и физиологии, я извлекаю оттуда и видение пораженного органа.

Бывают исключения, когда я знаю сразу, без выброса «нечто» в сторону проверяемого человека. В таких случаях, вероятно, происходит спонтанное, неосознанное выделение (выброс) биополя («нечто», которое, как я думаю, заставило Иисуса сказать: «Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня»).

Еще одно звено в якорной цепи, за которую я ухватился, не желая расставаться с привычным образом мышления. Еще одно извлечение из упомянутой книги Сергова: «…любой процесс имеет две стороны, или, точнее, уровня: изменение разности потенциалов одного вида энергии и переход этого вида энергии в другой».

Потенциал «нечто» (моей биоэнергии), переходя в иную «биологическую систему» — в проверяемого человека, изменяется и превращается в иной вид энергии.

Какой энергии — это уже вопрос вопросов, на который В. И. Ленин ответил так: «Мышление — высший продукт особым образом организованной материи мозга, активный процесс отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т. д.».

Особым образом организованной материи? Каким именно? На это наука еще не ответила. Но я надеюсь, что еще при моей жизни будут зафиксированы приборами и эта «особым образом организованная материя», и волны гравитации, и частицы антиматерии. И кто знает — может быть, все они окажутся одного поля ягодами.

Я только что рассказал об обнаруженной мною способности диагностики «биобумеранга», которая интересна тем, что удается уловить, определить основную, главную зону неблагополучия в организме. Но и только. Остальные, второстепенные очаги остаются незамеченными. Может быть, после некоторой практики возможность такой «детальной диагностики» и отрабатывается, но сейчас я говорю только о том, что уже есть.

Если в утилитарных целях сопоставить эти две формы «биодиагностики», то предпочтение следует отдать визуальной, которая уже сейчас позволяет обнаруживать такие «мелочи», как удаленный зуб, большую потерю зрения одним глазом, следы старых травм и операций и даже начальные стадии заболеваний, которые еще не дают о себе знать болевыми и другими сигналами.

Совершенно случайно выяснилось, что можно диагностировать человека, разговаривающего с тобой по телефону! Дело, конечно, не в проводе и приемопередаточном устройстве, а в голосе незнакомого или знакомого человека, находящегося на другом конце города. Да, можно умозрительно, слыша только голос, получить представление о внешности говорящего и беспокоящем его в данный момент недуге.

Первый мой случай слухового подключения выглядел следующим образом. Телефонный звонок поздно вечером. Незнакомый приятный женский голос называет мое имя и отчество. Спрашивю, чем могу быть полезным.

— Я по рекомендации В. Она сказала, что только вы можете помочь мне избавиться от зубной боли, которая мучает меня уже третий день. Не помогает ни анальгин, ни коньяк. Прошу вас, помогите!

Я, естественно, стал отказываться, но незнакомка настаивала, и разговор грозил затянуться. Я переложил трубку в левую руку, а правую протянул привычным жестом к возникшему передо мной облику собеседницы, которая между сетованиями успела рассказать, что у нее есть путевка в сочинский санаторий, что она очень любит море, но всему мешает проклятый зуб и т. п. и т. п. Пока я выслушивал страдалицу, под правой, вытянутой, рукой почувствовалось что-то осязаемое и одновременно с видением возникло знание (!):

— Простите, — перебил я словоохотливую собеседницу. — Если не ошибаюсь, у вас болит зуб сверху слева, глазной? Как я это обнаружил? Долго рассказывать. Зуб уже перестал болеть? Хорошо. Рад, что помог. Я старался вас представить и воздействовать. Теперь скажите, вы брюнетка с короткой стрижкой и воротник вашего платья в черно-коричневых треугольниках и с очень длинными концами?

— Совершенно верно. Я действительно брюнетка и подстрижена так, как вам подсказала ваша фантазия, но на мне не платье, а домашний халатик в этих самых треугольниках, а зуб совсем не болит. Давайте еще поболтаем…

Подобных случаев, когда удавалось по одному голосу обнаруживать у незнакомых людей зоны отрицательной ситуации, было не много. И стоило бы рассказать только о пяти-шести. Но я упомяну только о том, что обнаружилось при «материализации» по голосу в различных случаях: отсутствие двух зубов, острый сердечный приступ, головные боли в лобной части.

Я не хочу уподобляться некоторым авторам (магнетизерам), которые для подкрепления веры читателей в действенность магнетического лечения сообщают на последних страницах своих произведений координаты бывших пациентов, которые могут свидетельствовать результаты такого лечения. В их положении этот прием оправдан: требовалась реклама для привлечения клиентов.

Я не стремлюсь к этому, у меня иные задачи.

Все, что мне удавалось сделать в области лечебного магнетизма, я могу повторить на незнакомых мне людях, что убедительнее всяческих рассказов.

Как ни странно, но именно моим экспериментам с биодиагностикой я больше всего обязан своим выходом за рамки привычных представлений, выходом из этого «здания».

Диагностика по фотографиям живых людей — это может показаться неправдоподобным. Помнится, в литературе о магии есть описания, в которых говорится, что фотография используется для колдовских делей, посылки «порчи», «сглаза». Но она может быть и подспорьем при упражнениях в физиогномике.[3] Недавно у меня была в руках книга, изданная у нас, которая называлась «Лицо больного». Так что физиогномика имеет вполне реальную основу. А в использовании изображения человека со злонамеренными целями все спорно, хотя, как мне теперь представляется, отнюдь не бессмысленно. Смотря, конечно, с каких позиций все рассматривать.

Мои эксперименты не имеют ничего общего ни с первым, ни со вторым случаем: я не занимаюсь ни колдовством, ни физиогномикой. Мне просто захотелось узнать, не может ли внешний облик как-то поведать о состоянии здоровья живого человека и о причине смерти, если он уже умер.

У меня есть достаточно безобидное упражение, которое ошибочно большинством моих знакомых воспринимается как изощренная способность к физиогномике. Делается оно по само собой выработавшейся у меня методике, так как нигде по этому вопросу я никаких упоминаний не встречал. Беру предложенную мне для биодиагностики фотографию и всматриваюсь в облик изображенного на ней человека, стараясь запечатлеть в памяти, но только схватывая его индивидуальность, его сущность, без каких-либо деталей (на них и акцентирует внимание физиогномика).

Запечатлев в памяти эту индивидуальную сущность, я откладываю фотографию, чтобы она была вне поля зрения, и, воспроизведя умозрительно лицо человека, приступаю к пассам-манипуляциям. Они заключаются в том, что я протягиваю руки в сторону (обычно вправо) с открытыми глазами (!), одновременно видя окружающую меня в данный момент обстановку и лицо диагностируемого человека. Причем надо отметить, что даже самый плохой снимок в умозрительном восприятии становится объемным, красочным, как бы оживает.

На фотографии может быть только одно лицо. Все прочее материализуется под протянутыми в пространство руками. Обычно, когда меня спрашивают, как это получается, как можно, видя одно лишь лицо, продиагностировать всего человека, я шутливо отвечаю, что здесь ничего необыкновенного нет. Все как у палеонтологов, способных восстановить облик ископаемого ящера по одной его челюсти или берцовой кости. Такая аналогия удовлетворяет любознательность большинства спрашивающих, не отнимая моего времени на более серьезные разъяснения.

Как у палеонтологов… Но те имеют дело хотя бы с одной реальной частью скелета. У меня же только какая-нибудь пожелтевшая от времени, плохонькая фотография, к тому же отснятая за много лет до того, как «оригинал» почувствовал себя нездоровым.

Имеется достаточно примеров, позволяющих утверждать, что любая фотография, отснятая даже в детстве, несет информацию о состоянии здоровья человека, на ней изображенного, в любом возрасте.

Все это, разумеется, требует множества перепроверок, но неоспоримые факты у меня есть. Очевидно, как голос человека, так и его фотография имеют какую-то привязку, контакт с «информационным полем» этого человека, А это, в свою очередь, позволяет дать заключение о состоянии его здоровья.

Когда я впервые обнаружил возможность диагностировать по фотографиям и даже определять местоположение зон, ставших «роковыми» для уже умерших людей, мне, естественно, захотелось проверить это «загадочное» явление на возможно большем числе снимков.

Мне стали приносить фотографии пачками. Однажды моя бывшая сотрудница принесла с десяток извлеченных из семейного альбома фотографий и среди них блеклую любительскую: годовалый ребенок, сидящий на стульчике для малышей.

Почему-то сразу включилась фантазия (а ее-то, кстати говоря, надо в этих случаях решительно подавлять!), подсказавшая: это мальчик, но ребенка уже нет в живых.

Еще до начала биодиагностики я захотел подтвердить у принесшей фотографию женщины свои предположения, подсказанные услужливой фантазией.

— Нет, сказала она, — ребенок жив, и это не мальчик, а девочка.

Мысленно ругнув свою фантазию — а она при таких экспериментах, повторяю, всегда оказывает медвежью услугу, — я, немного раздосадованный неудачей, приступил к «обследованию». Прошелся руками по пространству раз, два. Все одно и то же — отбор энергии более интенсивен в области желудка. Начинаю говорить, что подсказала диагностика.

— Правильно, — подтверждает сотрудница. — У моей сестры (это она на фотографии, когда ей был годик, а сейчас ей двадцать три) болит сегодня желудок, врачи подозревают новообразование.

Телепатия сработала? Старшая сестра видела, что я рассматриваю фотографию, и невольно думала о болезни младшей. Мысли передались мне. Все очень просто. Я немедленно, на другой же день, с другим набором фотографий, занялся биодиагностикой, но полностью исключил возможность телепатического эффекта: попросил владельца фотографий удалиться в соседнюю комнату, а снимки несколько раз перетасовал, как колоду карт.

Кроме того, мне приносили фотографии людей, не знакомых никому — Ни мне, ни посетителям, и устанавливать правильность «диагнозов» (лучше все-таки возьму это слово в кавычки) приходилось через вторые руки.

Забегая немного вперед, хочу пояснить: при диагностике по фотографиям усопших я также старался принимать меры для исключения влияния, наводящего на возможный правильный «диагноз». Здесь главным было четкое ощущение преграды, встречаемой на пути моего биоизлучения, а за ней — «пустого» пространства.

Как же в самом деле мои ощущения преобразуются при всех видах диагностики в четкое уверенное знание? Что материализуется под руками, протянутыми в пространство? Астральный двойник живого или потусторонняя тень усопшего? Где якорь, который может достать дно? Да и есть ли оно? Это скорее, на мой взгляд, бездна, в которой понятие о пространстве расплывается. Можно даже позавидовать спиритам, крутящим блюдца и столы: там все просто. Они верят в то, что движение блюдец и постукивание стола вызываются душами умерших (или недоразвитых существ, то есть элементалов, которые и чинят всякие пакости, выдавая себя за души значительных при жизни личностей), а материалисты-скептики считают все это чепухой, бреднями скучающих бездельников или, в лучшем случае, результатом идеомоторных движений, совершаемых бессознательно.

Откровенно говоря, мне было спокойнее в лагере последних — «скептиков». «Неужели, — продолжаю думать я, — для обитателей того света, душ умерших (даже допустив, что такое вероятно) нет более достойных на том свете занятий, чем развлечения в кружке спиритов, заставляющих отвечать «духов» на дурацкие вопросы?».

Приведу некоторые выписки из любопытной книги «Жизнь после смерти», написанной убежденным в существовании потустороннего мира, бытия за гробом, оригинальным мыслителем Т. Т. Фихнером.

«Для вполне сознательной встречи живых и мертвых существует одно средство: воспоминание живыми умерших».

«Направлять наше внимание на умерших — значит привлекать их внимание к нам совершенно так же, как раздражение, испытываемое живым, тотчас привлекает его внимание туда, откуда это раздражение идет».

«Сознание же, освобожденное смертью, ищет своего места и следует призыву тем легче и сильнее, чем чаще и сильнее он (призыв) повторялся перед этим».

«…Воспоминание об умершем будет присутствовать и в сознании вспоминающего, и в сознании вспоминаемого».

«…Оборвалась нить только внешнего понимания, но возникло новое, внутреннее».

Вот в какие дебри могут завести мои разрозненные попытки найти рациональное зерно даже в самом необыкновенном.

Однако имеется много и других фактов, личных наблюдений, побуждающих меня призывать к изысканиям в области контактов с потусторонним миром. О них в дальнейшем, так как я изрядно уклонился от пути, по которому ведет нить Ариадны.

Вернемся к диагностике, но теперь уже обитателей потустороннего мира, умерших. Вернее, речь пойдет уже не об установлении тех или иных заболеваний в организме, а о нахождении, как я ее называю, зоны смерти — той области (участка) тела, где возникла причина гибели человека.

Начало этим совершенно невероятным с позиций здравого смысла экспериментам было положено довольно давно. Однажды в квартире одного моего знакомого зашел разговор об объяснении методов биодиагностики, в том числе по фотографиям. Упоминались и телепатия, и сверхнаблюдательность, и прочее, и прочее — словом, все, кроме предположений о чем-то потустороннем.

— А что, — сказал я, — надо будет как-нибудь попробовать поколдовать и над фотографиями умерших. Вдруг что-нибудь почувствуется…

Супруги-хозяева переглянулись. Жена вышла в другую комнату и вернулась с тремя фотографиями пожилых женщин.

— Все они умерли, — сказала хозяйка. — Можете попробовать.

Помнится, на двух из трех снимков люди были изображены до пояса и только на одном старушка стояла во весь рост. Метода та же — вначале смотрю, стараюсь запомнить образ, затем откладываю в сторону снимок и, воспроизведя внутренним зрением лицо проверяемого, отвожу, не глядя, руки в сторону, и там, под ними, происходит непонятное.

Возвращаю первый снимок и говорю:

— Похоже, что-то с головой. Мозг как бы задет с этой стороны.

И как подтверждение:

— Правильно! Инсульт.

Возвращаю второй снимок:

— Здесь зона груди, но не сердца.

— Правильно, рак легких.

И последний:

— Что-то внизу живота. Гинекология?

— Нет, она умерла от брюшного тифа, но место-то указано правильно. Ой, что-то мне жутко, — сказала хозяйка дома, убирая фотографии и глядя на меня как-то странно.

Уже в метро, по дороге домой, я понял, за что здесь можно зацепиться. И рассуждал приблизительно так: «Ха, все ясно. Когда я смотрел на фото и манипулировал с ним, супруги смотрели вместе со мной, и в их мыслях, естественно, присутствовало знание причин смерти родственниц. Воистину, телепатия-спасительница! Ведь я-то знаю, что мысли передаются и принимаются — сам не раз в этом убеждался».

Но успокоение оказалось преждевременным. В последующих экспериментах я принял все меры предосторожности против возможных «подсказок» со стороны, а…результат оставался прежним! «Зоны смерти» продолжали ощущаться так же сильно, как если бы рядом присутствовал родственник покойного с его телепатической передачей мне нужной информации.

К великому своему сожалению, я все еще держу монополию на перечисленные мною методы биодиагностики, а встречи с несколькими единомышленниками, утверждавшими, что и они могут проделывать то же самое, заканчивались полным разочарованием. Но все же надеюсь, что мне удастся встретиться с людьми, способными повторить мои попытки. Единственное, что я еще не проверил, так это диагностику по живописным портретам. Вот было бы интересно установить причину смерти какого-нибудь вельможи екатерининских времен, а потом подтвердить «диагноз» по историческим документам. Но, увы, до этого пока руки не дошли.

К сказанному можно лишь добавить, что по воспроизведенным со слайдов и черно-белых фотографий портретам в журналах, газетах, книгах можно диагностировать ничуть не хуже, чем по фотографиям.

Да простится мне такой грех — попал мне в руки Православный церковный календарь со множеством фотографий деятелей Русской православной церкви и самого патриарха Пимена. А дальше произошло вот что.

Я разговаривал как-то с искренне верующим человеком о моих «потусторонних» связях и «чудесах», о которых повествует Евангелие, и о возможной их расшифровке. Я говорил, придерживаясь привычных представлений о мироздании, он — как горячо верующий христианин. В общем, каждая из сторон уважительно относилась к миропониманию собеседника.

Когда я спросил, как смотрит церковь на такие рискованные эксперименты, как диагностика по фотографиям усопших, священник уклончиво сказал, что все зависит от того, с какой целью они проводятся. Ну а поскольку в моих намерениях нет и не было ничего плохого, то я, не боясь его обидеть, предложил продиагностировать по фотографии в упомянутом выше календаре самого патриарха Пимена.

— Да, похоже, так и есть, — промолвил мой собеседник, когда я закончил диагностику. — Я слышал, что святейший долго болел: у него был диабет.

А теперь хочу рассказать о знакомстве с членом-корреспондентом АН СССР В. В. Звонковым, с которым связано одно обстоятельство, загадочное и не совсем приятное.

После выхода в 1964 г. в «Экономической газете» моей статьи «Математика живого», которая, к моему удовольствию, очень понравилась Василию Васильевичу, у нас завязалось знакомство, продолжавшееся вплоть до его безвременной кончины. Мне приятно было слушать этого умнейшего, чрезвычайно деликатного, тактичного во всех отношениях ученого, которого я бы назвал энциклопедистом за широту его знаний и интерес к самым различным областям науки. Заходили разговоры и о его отношении к паранормальным явлениям.

— Ах, батенька, это все бредни, — отмахивался Звонков, убежденный материалист, от всего, что попахивало идеализмом и мистикой. — Все здесь, на земле. Уйдем туда — ничего не останется от человека, кроме его трудов прижизненных. Так что, дорогой Владимир Иванович, не забивайте себе голову этой чепухой.

Но вот спустя примерно год после кончины Василия Васильевича мне все-таки удалось «переговорить» с ним. Нет, это был не его призрак, не слуховая галлюцинация — все обстояло значительно проще, обыденнее. В ту пору я частенько заглядывал вечерами к гостеприимной правнучке А. С. Пушкина — Екатерине Александровне Пушкиной, на квартире которой собирались подчас очень интересные люди.

Но в один из вечеров мне не повезло — пришли давние приятельницы Екатерины Александровны, стареющие и скучающие дамы, после чаепития засевшие за столик со спиритическим блюдцем. Кого-то вызывали, кто-то «приходил». Меня эти «плоды просвещения» не интересовали, и я листал старые журналы, чтобы как-то скоротать время. Но любительницы спиритизма не оставили меня в покое, предложив принять участие в общении с потусторонними силами.

— Хорошо, только я не буду сидеть за столиком, сделаем это через ваши руки.

Все они дружно и немедленно изъявили свое согласие на предлагаемый эксперимент. Я должен был вызвать вслух дух того покойника, с которым хотел бы побеседовать, стоя рядом и наблюдая, что получится.

Могу поклясться, что никто из присутствующих даже понятия не имел, кто такой В. В. Звонков. Ну а я был твердо уверен, что из этой затеи ничего не выйдет.

— Только, пожалуйста, не смейтесь. Вызывайте вашего знакомого, — предупредила меня одна из спириток.

— Хочу поговорить с духом Василия Васильевича Звонкова, — сказал я как можно торжественней.

Примерно через две-три секунды блюдце со скоростью улитки стало поворачиваться той стороной, на которой была нарисована стрелка, к буквам: «я» — «з» — «д» — «е» — «с» — «ь». При этом оно «пододвигалось» к нужной букве и делало «шаг» назад, когда следовало приблизиться к следующей.

— Очень мило, — усмехнулся я, стараясь угадать, кто из дам толкает блюдце.

— Пожалуйста, посерьезней, — опять предупредили меня. — Ведь дух вашего знакомого может обидеться и больше не прийти.

Я сделал отчаянное усилие и согнал с лица неуместную ухмылку.

Труднее было с вопросами, которые следовало произносить с полнейшей серьезностью, чтобы не обидеть пожилых дам. Но справился и с этим.

«Беседа» со Звонковым (почти дословно) происходила так:

— Здравствуйте, Василий Васильевич. Разрешите задать вам несколько вопросов? (Это вслух, а про себя: «Это кому же я говорю „здравствуйте"?).

Блюдце (дух Звонкова), вежливо поздоровавшись:

— Пожалуйста!

Я:

— Скажите, когда будет издана ваша книга? (Его последний труд «Биофизические расчеты движущих сил молекул, элементов крови, энергий возбуждения и торможения».).

Блюдце:

— Не будет.

Я:

— Почему?

Блюдце:

— Мешают.

Я:

— Кто мешает?

Блюдце:

— Ортодоксы.

Я:

— Какие ортодоксы?

Блюдце:

— От медицины.

Я:

— Жаль (про себя: «А ведь так оно и есть!»). Василий Васильевич, вы не успели мне сказать, что я должен делать? (Живой Звонков обещал посоветовать, на чем мне следовало бы сосредоточить свои усилия).

Блюдце:

— Выбирайте сами.

Я:

— Последний вопрос (а про себя: «И самый каверзный»). Встречаете ли вы Антона Николаевича Вельского? (Академика, специалиста по цветной металлургии, который в личных беседах высказал предположение, что со смертью все не кончается. Антон Николаевич, с которым я был хорошо знаком, скончался на год-полтора раньше Василия Васильевича Звонкова.).

Блюдце:

— Да, встречаю.

Я:

— И каково теперь ваше мировоззрение? (Совсем провокационный вопрос).

Блюдце:

— Пришлось пересмотреть.

Откровенно говоря, было от чего «посерьезнеть»! Я, разумеется, не допускал и не допускаю мысли о том, что «дух» уважаемого человека «забрался под блюдце» и осуществлял, точнее, координировал, его движения, используя для этого энергию престарелых спириток.

Но что бы это могло быть? Ведь, как я говорил выше, никто из присутствующих и понятия не имел о человеке, «дух» которого был вызван мною на этом сеансе! Но, что самое главное, ответы «духа» были вполне разумными и полностью соответствовали положению вещей, существующему по сие время! Тогда что же? В отрывном календаре двадцатилетней, если не большей, давности (точную дату установить не могу, так как этот листок у меня наклеен среди прочих газетных вырезок под заглавием «Тайна спиритизма») читаю: «Почему же «ходит» блюдце? Как известно, нервная система людей связана с мышечной и мозгом и мысль о каком-либо движении вызывает у человека непроизвольное, часто неуловимое сокращение мышц. Так и в спиритизме. Люди, усаживающиеся за стол, думая о движении блюдца, делают незаметные, непроизвольные движения руками… Под влиянием этих толчков блюдце начинает двигаться.

«Спиритические явления, — писал выдающийся ученый прошлого столетия Д. И. Менделеев, — происходят от бессознательных движений или сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие». И это, — заканчивает анонимный автор заметки в календаре, — самое верное определение спиритизма». В самом низу календарного листка приведено высказывание А. П. Чехова: «…что непонятно, то и чудо!».

Я преклоняюсь перед памятью названных в календаре людей, но почему их суждения должны служить этаким шлагбаумом на пути тех, кто думает иначе, мне непонятно. Не могу не привести выдержку из книги «Реникса» А. И. Китайгородского:[4] «Нет, я, пишущий эти строки, — физик-естествоиспытатель, поэтому для меня не существует вещей и понятий, которые в принципе не могут быть проанализированы машиной и измерены прибором». И далее: «Поэтому для меня нет такого понятия, как траектория электрона, для меня лишено содержания абсолютное время».

Как говорится, комментарии излишни. Кстати, этот автор был уличен в передергиваниях и пропусках, когда «рассматривал» со своих «лишенных понятий» позиций еще не объясненные явления.

Однако предлагаю вместе со мной разобраться в том, что же происходило в доме Екатерины Александровны Пушкиной. Единственным из всех присутствующих в комнате людей, знавших В. В. Звонкова, повторяю, был я, и блюдце крутилось без моего к нему прикосновения: я стоял рядом.

Кто же или что же координировало не осознаваемые участницами сеанса подталкивания? Четыре спиритки, восемь рук, опущенных подушечками пальцев на краешек перевернутого вверх дном блюдца? Даже если не все восемь, а только четыре руки совершали неосознанные движения, то и этого было достаточно для получения бессвязного набора букв. В данном же случае следовали вполне разумные ответы. Таким образом, кем-то или чем-то производилась координация мышечных усилий, в результате которой получились достаточно связные ответы на все заданные «духу» вопросы.

Остается одно-единственное предположение, на котором я пока и остановился. Я спрашивал и при этом управлял идеомоторными движениями спириток, ибо только я, и никто иной, в данном случае мог подсказать разумные ответы «духу» В. В. Звонкова.

Но сознательно я этого не делал! Напротив, всячески избегал смотреть в лица участниц спиритического сеанса, чтобы как-нибудь не передать им свои мысли. В тот момент, когда крутилось блюдце, я ждал ответа от «духа», как игрок, следящий за рулеткой, и только.

Но все-таки это был я, но делал все неосознанно, как неосознанными были и идеомоторные движения. Полагаю, что все это проделало с пожилыми дамами мое второе, «нижнее», сознание, сумевшее усыпить бдительность «верхнего», т. е. моя подкорка, бессловесная, но действенная. Иного объяснения я пока не нахожу.

Не скрою, что вспомнил этот случай из своей небольшой практики «духовызывания» с единственной целью — навести будущих исследователей паранормальных явлений в области психики на возможное объяснение природы «движущихся» блюдец.

«Даже во взгляде есть что-то глубокое и тревожащее, как в руке: не продолжается ли в нем прикосновение?» Это цитата из книги М. Гюйо «Безверие будущего».

Верящие в личное бессмертие говорят, что существует два представления о жизни после смерти: как о вечном бытие, то есть бессмертии, и как о продолжении и совершенствовании жизни, переходящей в высшую сферу.

Как обстоит все на самом деле, пока не знаю: «Мы этого еще не проходили». Но если и есть что-то для нас «там», то хочу надеяться на второй вариант — он меня больше устраивает. Не бездельничать, а совершенствоваться.

Способна ли неживая материя аккумулировать биоизлучения?

Ученые подтверждают, что мы владеем лишь незначительной частью наших физических и умственных возможностей. То есть человек обладает самыми разнообразными способностями, которые ему, как правило, не удается использовать.

Печально, но со сказанным нельзя не согласиться. Даже поверхностный самоанализ любого психически здорового человека выявит резерв самых неожиданных способностей, хранящихся в плотной упаковке и ожидающих своего часа. Но, увы, чаще всего остающихся невостребованными.

Физиологи установили, что в мозг человека природа «вмонтировала» миллиарды нервных клеток — нейронов. Предполагают, что из такого поистине астрономического количества даже у высокоразвитых интеллектуалов используется примерно около 10–15 %. Спрашивается, для чего этот макрозапас? Ведь то, что не употребляется организмом, очевидно, должно исчезнуть, атрофироваться как ненужное для жизни индивидуума излишество.

Однако этого не происходит! Из поколения в поколение, тысячи, десятки тысяч лет природа не скупится на отпуск своим разумным чадам колоссального количества «лишних» нервных клеток мозга. Эта загадка, насколько мне известно, все еще не разгадана. А раз так, то можно и пофантазировать.

Итак, может быть…

Первое предположение. Природа предвидела лавину информации, поэтому «запасла» нейроны впрок, но прогресс шел замедленными темпами, не оправдывая надежд терпеливой Матери-Природы.

Второе предположение. Эти, как нам кажется, неиспользуемые нервные клетки мозга являются хранилищем памяти предков (приобретенного опыта, зрительных образов, чувств, способностей).

Третье предположение. Принято различать, подразделять наше сознание на два этажа — «верхний» и «нижний». Может быть, кажущийся неиспользованным резерв ведает «подспудной» («нижним» этажом) областью мышления, интуицией, озарениями, паранормальными способностями психики.

Четвертое предположение. Если допустить существование этакого «всемирного разума», или, как его называл К. Э. Циолковский, «космического разума», то можно предположить, что «запасные блоки» нейронов в человеческом мозге — не что иное, как приемник, способный подключаться к информации, источаемой «космическим разумом», и принимать ее.

Мои личные наблюдения заставляют склоняться к последнему, четвертому, предположению.

Одной из скрытых, обычно неиспользуемых возможностей нашего мозга является способность влиять на расстоянии. В работах зарубежных и наших, отечественных, ученых, например в убедительных опытах доктора психологических наук, профессора В. Н. Пушкина, доказано, что изменение эмоционального состояния человека способно дистанционно влиять на ткани растений, вызывая в них регистрируемые приборами изменения биопотенциалов. Но растения все-таки живые организмы. И если происходит информационный обмен между растительной и животной формами жизни, то неразумно отрицать такой обмен между представителями одной формы. Почему же тогда, скажут скептики, так редки и часто неубедительны случаи телепатической связи? Если бы она существовала в природе, то могла бы в процессе эволюции заменить другие способы общения.

На этот счет я имею основания думать, что природа создала не только ауру вокруг нашего тела, но и возвела некий барьер вокруг мозга, обезопасив его от проникновения чужих мыслей. Нетрудно представить себе, что произошло бы с человеком, вдруг получившим возможность принимать чужие мысли. Два советских фантаста, оба Беляевы (однофамильцы), создали два научно-фантастических романа. Один, помнится, назывался «Властелин мира» и принадлежал перу А. Р. Беляева, и прототипом одного из героев, конечно же положительного, был Б. Б. Кажинский. А второй роман, на мой взгляд литературно более слабый, назывался «Радиомозг». Нафантазировать, разумеется, можно на любую тему. А вот в качестве прототипа героя для такого рода фантастики мог бы служить В. Г. Мессинг.

«А накапливается ли биоэнергия у неодушевленных предметов или нет?» — спросит любопытный читатель.

Прошу прощения за то, что буду рассуждать, используя «обходное мышление». Это выражение принадлежит Эдварду де Боно, автору книги «Новая идея», отрывки из которой вы можете прочитать в журнале «Рационализатор и изобретатель» за 1976 год. Вот что он пишет: «Понять, что господствующая идея вместо пользы может вредить, — это правило номер один обходного мышления».

В основе обходного мышления лежат следующие принципы:

1. Опознание господствующих или полярных идей.

2. Поиски новых взглядов на вещи.

3. Высвобождение из-под жесткого контроля прямого мышления.

4. Использование случайности.

Все рекомендуемое де Боно я и делал, совершенно уподобляясь герою блистательной комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» г-ну Журдену, не подозревавшему, что он всю жизнь говорил прозой.

Да, энергия накапливается в неодушевленных предметах. Доказательства? Приведу.

Впервые я это увидел в любительском короткометражном фильме об экспериментах чеха Павлиты. В его домашней лаборатории вращались под действием биоэнергии, аккумулированной неодушевленными предметами, различные вертушки, пропеллеры, карусельки.

Все это было достаточно наглядно. Но невольно возникала мысль о возможных в таких случаях подделках, фокусах — при современных возможностях кинематографии можно показать что угодно.

Припомнился и эксперимент, показанный в узком кругу академиком АМН СССР Б. Н. Классовским. Суть его заключалась в воздействии на расстоянии нескольких метров на тонюсенькую, со спичку длиной сухую травинку, подвешенную горизонтально в стеклянной колбе, — получались, таким образом, два одинаковых по длине плечика. При воздействии на одно из плечиков излучением левой (вытянутой по направлению колбы) руки былинка начинала вращаться влево. Если воздействие производилось правой рукой, то вращение становилось правосторонним. Продолжительность воздействия, после которого следовало ждать результат, — 2–5 минут, не более. По словам Б. Н. Классовского, одно из главных условий опыта — хорошо вымытые руки и обезжиренная поверхность колбы. Былинка подвешивалась в середине колбы на медицинской, по возможности тонкой шелковинке. Один конец (верхний) прикреплялся по центру пробки, к нижнему привязывалась былинка. Выполнив все эти ухищрения, ученый поставил колбу на книжный шкаф (дело происходило в его кабинете в Институте педиатрии), попросил меня отойти в противоположный конец комнаты и провести воздействие. Былинка завертелась: от левой руки — влево, от правой — вправо.

По мнению Классовского, такими экспериментами по фиксированию биоизлучений интересовался сам академик Павлов. Колба с травинкой была первым «прибором», который наглядно продемонстрировал мне возможность воздействия излучения живого на положение в пространстве неживого.

Следующим убедительным доказательством был эксперимент, проведенный на квартире вышедшего на пенсию инженера-физика (фамилию запамятовал), попросившего меня «сбросить» мою биоэнергию на стальной конус (наподобие конусов от задней бабки токарного станка начала века). Аккумулированная конусом биоэнергия заставила вращаться что-то подобное травинке, но заключенное в полый стеклянный цилиндр.

Эти, как я их называю, детали, разрозненные факты, понуждают меня методом обходного мышления прийти к предположению о том, каким должен быть механизм действия «чудотворных» икон и других предметов религиозных культов вне зависимости от того, какому богу или идолу поклоняются верующие.

Прежде всего следует задаться вопросом: «Существует или не существует разница между взглядом бездумным, бесчувственным и взглядом истинно верующего человека, смотрящего на икону (идола, статую, фетиш) не как на произведение искусства, а как на нечто неземное, божественное?».

«Во взгляде есть что-то… как в руке: не продолжается ли в нем прикосновение?» Я вновь с небольшим сокращением приведу высказывания М. Гюйо.

Прикосновение руки? Если так, то это уже работа; давление, уплотнение, нагрев, перемещение…

Личные эксперименты по выделению из себя «энергетического двойника», который может проделывать те же манипуляции «руками» (передача энергии на расстояние, выброс из себя «сгустка» — «облачка» — в сторону проверяемого и др.), заставляют прийти к убеждению, что возможна аккумуляция энергии в неодушевленных предметах: иконах, статуях и т. п.

«Сказание о чудотворной иконе Божией Матери, именуемой Избавительница. Перенесение сего чудотворного образа со Старого Афона в Новый Афон и сказание о замечательных исцелениях от сей чудотворной иконы» — эта книга издана в Одессе в 1904 году. Не будем касаться истории этой иконы, нас интересует другое — исцеления, и не легендарные, а сравнительно недавние и запротоколированные!

Привожу отрывок из этой книги:

«Весть об этих (последних) чудесных событиях быстро разнеслась… это был социальный акт, который затем проник в печать (см. газету «Гражданин», 2 июня 1891 г., № 51, стр. 1. «Три чуда»).

Дело было так:

16 мая 1891 года в числе богомольцев прибыли в Ново-Афонскую область двое калек. Один из них имел опухшие ноги и нижнюю часть брюшной полости, другой двадцать лет не владел левой ногой; оба с трудом двигались с помощью двух костылей каждый.

19 мая того же года, во время утрени, первый из них придвинулся к означенной св. иконе и лишь только приложился к ней, как моментально почувствовал себя здоровым и, положив на пол свои костыли, поклонился иконе до земли, чего он никогда не мог сделать по своей болезни. Затем, взяв свои костыли, вышел из церкви и бросил их. Второй того же дня на вечернем богослужении тоже прикоснулся к чудотворной иконе и, прижавшись к ней, также исцелился и бросил свои костыли. На другой день во время Божественной Литургии третий богомолец, страдающий 27 лет поражением правой руки и совершенно не владевший ею, приложившись к св. иконе, получил полное исцеление своей руки.

Свидетелями этих чудес были все люди, присутствующие при богослужении: все усердно молились и прославляли Царицу Небесную. Помимо того в тот же день был составлен формальный акт (протокол) монастырской администрацией с засвидетельствованиями самих исцеленных лиц, начальником Сухумского округа полковником Куцеваловым, помощником начальника Кутаисского губернского жандармского управления ротмистром Тарановским, игуменом Ново-Афонского монастыря архимандритом Иероном и правителем дел монахом Иннокентием. Копия с того акта при сем прилагается».

В мои намерения не входит прославление церковников. Задача моя более чем скромна — попытаться объяснить с позиций материализма возможный механизм действия «чудотворных» икон и предметов культа. Очень может быть (я даже уверен), что большая часть легенд являлась порождением мошенничества церковников и невежества верующих. Но…

Попытаюсь изложить свою версию, которая, как мне представляется, подтверждена личными наблюдениями над явлениями аккумуляции биоэнергии, о чем я рассказывал выше.

В последнее время все чаще приходится читать и слышать о поразительных способностях неорганической материи к «запоминанию» и передаче информации. Первые, как мне помнится, сообщения были о металлах, «помнящих» формы, в которые они были отлиты, о контурах матриц, если их отштамповывали. О воде, «помнящей» о том, что когда-то в ней были разведены ядовитые вещества, но потом, после неоднократных доливов в посуду чистой воды, яда, который можно было бы обнаружить с помощью тончайших химических анализов, не оставалось. Однако информация о некогда ядовитой воде в сосуде была передана совершенно чистой, по определению химиков, воде и сохранилась в ней.

Есть предположение, что знаменитый скрипичный мастер Антонио Страдивари (1644–1737) изготавливал свои скрипки уникального звучания из старых церковных скамеек, долгие годы «озвучиваемых» органной музыкой.

Можно было бы продолжить, но мне кажется, что приведенных примеров достаточно, чтобы согласиться: неорганические материалы способны к аккумуляции энергии, к ее отдаче, удержанию, а также к передаче накопленной информации при наличии для этого соответствующих условий.

Приведенный мною пример «чудесного» исцеления трех больных через прикосновение (контакт) к древней иконе можно представить (оторвавшись на время от навеянных школьным воспитанием взглядов на чудеса как на мошенничество священнослужителей) как непроизвольное заимствование больными зарядов энергии, десятилетиями, столетиями (!) накапливаемой материалом иконы. Нельзя не согласиться с Гюйо в том, что взгляд — это продолжение руки.

Взгляд гипнолога в глаза больного отличается от его же взгляда в глаза своему ребенку, жене, матери, собеседнику. Так и взгляд верующего, смотрящего на икону, идола, фетиш, имеет другую основу, чем, скажем, взгляд посетителя музея, обозревающего выставленные экспонаты.

Я привел два возможных объяснения «чудесных» исцелений верующих через контакт с почитаемыми ими предметами религиозного культа.

Первое — ловко подстроенный обман, второе — контакт с предметом, накопившим какой-то запас энергии, которой по тем или иным причинам не хватает больному человеку для преодоления недуга.

При рассмотрении второго варианта следует обратить внимание на то, что «чудесные» исцеления произошли не с безрукими и безногими, а с людьми, конечности которых бездействовали по причине неврологических поражений.

В Эрмитаже я видел картину западноевропейского, кажется голландского, живописца, на которой была изображена сцена исцеления святым больных. Святой простирал руки над принесенным на носилках паралитиком, а другие больные в стороне ждали своей очереди.

Этот пример привожу в поддержку второго варианта объяснения механизма «чудесных» исцелений.

Но есть и третий вариант объяснения, поддерживаемый медиками. Это — самовнушение, психотерапия. Действенность внутренней силы в каждом из нас отрицать никто не станет. Очень может быть, что именно психотерапии следует приписать львиную долю «чудесных» исцелений, хотя второй вариант, энергетический, со счетов сбрасывать не следует. Ибо это не только одно из возможных объяснений «чуда» исцеления, но, на мой взгляд, это путь к пониманию взаимосвязи между органической и неорганической природой. Было бы у исследователей желание заняться этим, а факты не заставят себя ждать.

Когда-нибудь — в это хочется верить — наука обнаружит и научится использовать таинственную способность неорганических веществ к накоплению и передаче информации и энергии. Еще более загадочна эта способность у организма живого.

Исходя из ранее сказанного, можно попытаться объяснить манипуляции с водой, молоком, пищей, которые колдуны с добрыми или злыми целями дают людям, обратившимся к ним за помощью. Дуя, плюя, крича и шепча свои заклинания, совершая над предметами те или иные заговоры, они посылают нужную информацию-приказ в воду, молоко и прочее. А когда эти нашпигованные приказами жидкость, пища, вещи достигают адресата, то «конверт» вскрывается и организм получает полезную или вредную энергию, которая начинает воздействовать так, как ей предназначено.

Конечно, все бесчисленные рассказы о проделках знахарей и ворожей можно объяснить легковерием и темнотою очевидцев, но почему бы (как в случае с «чудотворной» иконой) не попытаться найти рациональное зерно, и не только для объяснения того или иного колдовского действия, а для раскрытия еще одной тайны материи?

Помню, в книге «Свидетель колдовства» Гарри Райта среди прочих рассказов о колдунах и их фокусах приведены подлинные слова одного из служителей Царства тьмы о том, как он убивает на расстоянии свою ни о чем не подозревающую жертву, что невозможно объяснить внушением или самовнушением. «Я мысленно посылаю стрелу, и она убивает», — сказал колдун как о чем-то обыденном.

Можно подумать, что автор этой любопытной книги привел слова колдуна, едва ли проникнув в их содержание. Нельзя было ожидать от человека, все еще живущего на уровне каменного века, чтобы его словарный запас имел такие определения совершаемого действия, как пересылка врагу биоэнергии, биополей, флюидов и т. д. Все его заочное воздействие на человека образно воспринимается им Самим как посылка стрелы — привычного в обиходе смертоносного снаряда — в сторону врага.

Мой собственный опыт позволяет сделать вывод, что успех и действенность даже контактного, визуального биовоздействия зависят от силы, выходящей из рук биоэнергии и четкого образного представления о ней. Если такая умозрительная образность не достигнута, то можно считать, что никакой работы не произведено.

Для подкрепления сказанного позволю себе сослаться на мнение авторитетных ученых по проблемам взаимосвязи материи и энергии. Альберт Эйнштейн: «Материя и энергия взаимообратимы», Шри Ауробиндо: «Материя — это сгущенная энергия», «Материя — это конденсированная энергия, или, скорее, конденсированное сознание», «Энергией созидания рождена материя, а из материи — жизнь и разум!».

Каждый из наших замечательных соотечественников — К. Э. Циолковский, А. Г. Гурвич,[5] А. Л. Чижевский[6] — по-своему доказывал взаимосвязь всего сущего, как живого, так и неживого.

В первом номере журнала «Химия и жизнь» за 1976 год опубликованы некоторые заметки из записных книжек академика С. И. Вавилова. В одной из таких записей он задается вопросом (привожу почти дословно. — В. С.): все ли исчезает бесследно с распадом нейронной машины мозга в момент его гибели? Раз был поставлен такой вопрос, то, надо думать, тому были причины. И такой вопрос заинтересовал человека, который, как и я, был убежденным материалистом.

Я, например, не удивился бы, услышав, что кто-то из ученых начал переосмысливать в свете новейших достижений науки «заблуждения» А. М. Бутлерова, Уильяма Крукса,[7] А. Месмера и др. К непонятному в человеческой природе можно относиться двояко: как к мистификации или объяснять естественными способами.

Я за второй путь (первый неизбежно заведет в тупик, из которого редко кто выходит), сохраняя главный «инструмент» исследователя — трезвую голову.

Как тут устоять против желания порекомендовать многим нашим ученым ознакомиться с уже упомянутой мною книгой де Боно «Новая идея»! Де Боно образно сравнивает людей науки с землекопами, а изыскания в той или иной области — с глубиной вырытой ямы. И поясняет: «Прямое мышление — это более глубокое копание одной и той же «ямы», обходное — это попытка копать где-то в другом месте. Наибольшее количество научных усилий, бесспорно, направлено на логическое расширение и углубление раз выбранной и утвержденной «ямы».

Большинство ученых, в зависимости от их способностей… или слегка царапают по стенкам «ямы», или отколупывают куски.

Тем не менее крупные научные идеи выдвигают и крупные научные шаги вперед делают люди, которые бросали выкопанную «яму» и начинали копать новую».

И затем: «Любая наполовину выкопанная (предшественниками) «яма» дает направление, в котором можно затрачивать усилия. Ведь силы и энергия должны быть куда-то направлены, а кроме того, всегда есть более срочные дела, чем поиски нового направления…

…Увеличение «ямы», которую уже копают, предлагает реально ощутимый прогресс и гарантию дальнейших достижений. И наконец, старая, отлично разработанная «яма» настолько хорошо известна, что не доставляет никаких хлопот и дает заслуженное покойное житье. Отказаться от «ямы», уже имеющей порядочные размеры, без малейшего представления о том, где копать новую, — дело очень рискованное, требующее слишком много от практической натуры человека.

…Именно поэтому специалисты никогда первыми не покидают ту «яму», которая предоставила им статус специалиста-эксперта, чтобы начать новую где-то в другом месте. И еще более немыслимо для специалиста — вылезти из «ямы» только ради того, чтобы посидеть и, осмотревшись, подумать, где начать копать новую. Ни один специалист не горит желанием показать свою эрудицию в форме недовольства имеющейся «ямой».

…Таким образом, специалисты обычно счастливо обретаются на дне самых глубоких «ям», настолько глубоких, что вряд ли стоит вылезать из этих «ям», чтобы осмотреться вокруг».

Я очень доволен тем, что привел эти небольшие извлечения из книги де Боно. Это моя маленькая месть за себя и других «неспециалистов», мнение которых не пожелали выслушать специалисты из самых глубоких «ям», вырытых академической наукой. Ведь слепая вера этих людей в то или иное утверждение уже сама по себе создает невозможность появления новых идей и интересных мыслей.

Ясновидение. Да или нет?

Кажется, я уже говорил, что биодиагностике на расстоянии, по зрительной памяти (это если вы уже встречались с человеком) или по фотографиям незнакомых вам людей должна предшествовать длительная тренировка своего воображения — «видеть» человека на пустом стуле.

Без такой тренировки рассчитывать на успех трудно. Совершенно необходимо попутно развивать и тренировать зрение. Неожиданно я обнаружил одно странное отклонение в своем зрении. Впервые я заметил его, когда рассматривал, перед тем как выйти на заочный контакт с пациенткой Светланой Т., фотографию этой девушки из Запорожья. Желая сосредоточить внимание на ее глазах, я прикрыл (на расстоянии) фотографию ладонями, оставив промежуток между пальцами таким образом, чтобы были видны только глаза Светланы. Затем не спеша развел ладони в стороны и увидел, как влево выдвигается «второе изображение», но только чуть светлее, блеклее и так, как будто «двойник» этот стоит чуть сзади оригинала, как бы касаясь его.

«Вероятно, виноваты очки (у меня плюс два. — В. С.)», — подумал я и снял их. Но изображение не исчезло. Оно стало только более мутным, как любой рассматриваемый мной без очков рисунок. И еще одна особенность: мне никогда в дальнейшем не удавалось полностью разъединить эти два образа, реальный и фантом. Край плеча фантома заходил за плечо действительного изображения.

Что бы это могло быть? А вдруг глаза начинают сдавать? Пришлось попросить знакомых присмотреться, в каком положение будут глаза при рассматривании мной «астрального двойника» человека. Существования «астрального двойника» я никогда всерьез не допускал, так как эксперименты с рисованными портретами давали точно таких же «фантомных» двойников. Но может быть, это все-таки не шутки зрения, а видение отображенных в астрале людей? В четвертом и Бог знает еще каком измерении?

И еще один любопытный феномен обнаружился все при той же биодиагностике. Я уже об этом упоминал, но сейчас замечу одну немаловажную деталь. Когда человек, которого вы попросите представить себе кого-либо из своих близких или знакомых, добросовестно это выполняет, а вы тем временем «воспроизводите» в пространстве неведомого для вас индивидуума, под руками возникает «нечто материализовавшееся», и, диагностируя его, можно получить такие же результаты, как и при диагностике по фотографиям. Деталь, стоящая внимания экспериментаторов: человек, которого вы попросили представить мысленно кого-то из его знакомых, думает во время сеанса диагностики только об облике, а не о болезнях пациента, о которых он порой просто не знает.

И эта диагностика по воображаемому облику человека «через сознание» его знакомого дает удивительные результаты, которые трудно объяснить привычным прямым мышлением. Кроме того, при таких экспериментах можно ожидать еще одного непонятного явления — ясновидения. Оно заключается в том, что вам представляется возможность не только обнаружить зоны отрицательной ситуации диагностируемого, но и увидеть его совершенно непонятным образом — «материализованного» под вашими руками.

Ясновидение — видение того, чего нет перед глазами в данный момент, но совершилось где-то или, что самое поразительное, должно совершиться. Здесь уж аршином привычных представлений измерять нечего!

В книге Г. Дьяченко «Из области таинственного», изданной в 1880 году, этому отвергаемому наукой явлению дается следующее объяснение:

«Ясновидение». Мы подозреваем под этим словом видение посредством духовного зрения духовных предметов, так же как и видение происходящего на расстоянии. Эта способность чаще всего присуща сомнамбулам, т. е. таким лицам, у которых духовные качества бодрствуют в то время, когда телесные находятся в умалении, будь то при естественном сомнамбулизме или при магнетическом, но она присуща бывает и таким личностям, которые, находясь в состоянии бодрствования, имеют дар прозрения в духовный мир и в некоторой степени способность переноситься в духе в отдельные местности и видеть, что там происходит. Этих личностей называют ясновидящими и прозорливыми. Но изредка так называемые ясновидящие имеют дар прозрения не сами по себе, а получают сообщения о духовном мире и отдельных местностях от своих духовных руководителей».

В книгах по оккультизму, ясновидению дается почти такое же определение, так что нет необходимости приводить отрывки из них. В изданных после революции книгах, в которых рассматриваются загадочные явления психики человека, высказываний о ясновидении и ясновидящих я не встречал.

Вероятно, многие читатели могут припомнить, что кто-то рассказывал или даже они наблюдали проявления ясновидения. Но слышать или видеть еще не означает верить, например, в то, что можно увидеть будущее, т. е. то, чего еще нет, но будет через несколько часов, дней, лет. Для того чтобы убедиться в этом, нужны собственные наблюдения, и не одно, а несколько, а еще лучше знать, как это достигается.

Отбросив последнюю фразу в приведенном отрывке из книги Г. Дьяченко о «духовных руководителях», я вправе задать вопрос: есть ли реальная основа, база у этого поистине невероятного явления? Или все эти рассказы о ясновидящих следует объяснить только расстроенной психикой очевидцев или их буйной фантазией?

Я — за первое: знание пришло через опыт, личный опыт. Более того, мне кажется, что я нашел некую простую методику, придерживаясь которой, можно ожидать не случайных озарений, а волевого подключения мозга к НЕЧТО, где каким-то совершенно непонятным образом формируется будущее.

Иногда в семейных преданиях повествуется о том, что кто-то когда-то видел деда, бабушку, отца и мать. Говоря «видел», подразумевают видение необычного, главным образом будущих событий. То, что такое действительно происходит, я знал уже с семи лет, когда смерть отца в больнице была в ту же минуту воспринята матерью, разбудившей нас, детей, среди темной вьюжной ночи.

Как я уже писал, к мысли, новой мысли, человек приходит нередко кружным путем. Подтверждение — знакомство с небольшой книжечкой Ж. Адамара «Исследование психологии процесса изобретения в области математики», натолкнувшее меня на интересный эксперимент, о котором расскажу ниже.

(Ж. Адамар рассматривает процесс творчества, преимущественно математиков, уделяя особое внимание роли подсознания. В книге приводятся примеры, когда уменьшение контроля над сознанием и уход в сферу подсознания позволяет добиваться удивительных результатов в творчестве.)

В книге нет прямых указаний, как обрести видение будущих событий, нет даже намеков на это, просто при чтении некоторых высказываний автора мне как-то сама собой пришла мысль попытаться проверить их верность на практике,

В книге Ж. Адамара[8] рассказывается, например, о наблюдениях над собой французского математика, физика и философа Ж. А. Пуанкаре, который чувствовал в себе существование и сосуществование сознательного и подсознательного.

Приводится другой пример. Г. Ф. Гаусс писал по поводу одной теоремы, которую пытался доказать в течение многих лет: «Наконец два дня назад я добился успеха, но не благодаря моим величайшим усилиям, а благодаря Богу. Как при вспышках молнии, проблема внезапно оказалась решенной. Я не могу сказать сам, какова природа путеводной нити, которая соединила то, что я уже знал, с тем, что принесло мне успех… Решение, которое я получил, 1) не имело никакого отношения к моим предшествующим попыткам, следовательно, не было вызвано моей предшествующей сознательной работой; 2) пришло так быстро, что не потребовалось никакой затраты времени на размышление».

На первый взгляд может показаться, что цитату целесообразней присовокупить к рассуждениям о возможности существования «поля готовых идей и решений», чем к вопросу о ясновидении.

Но именно рассуждения Гаусса послужили той обходной тропинкой, которая, как представляется, вывела меня на дорогу понимания едва ли не самого загадочного из всего, с чем мне приходилось встречаться. А понимание (!), как это ни странно, пришло через «обходное осмысливание» давно известного правила для воспоминания невсПоминаемого.

Вот оно, это правило.

Если вы что-то не можете вспомнить и лобовая атака в этом случае не приносит результатов, оставьте свои тщетные попытки, забудьте на минуту, что вам нужно вспомнить, подумайте о чем-то другом, и тогда у вас будут все шансы вспомнить позабытое. Оно непременно появится, когда вы попытаетесь о нем вспоминать.

Могу сказать, что я всегда пользуюсь этим правилом. Но опять-таки как будто и это не имеет касательства к самому главному, о чем зашла речь, — к ясновидению?!

Имеет! И самое прямое! Проиллюстрирую самым первым в моей практике экспериментом сознательного, волевого вызова картины будущего, экспериментом, о котором я обещал рассказать.

Это случилось (нет, не «случилось», а было вызвано волевым усилием), когда я много лет назад собирался в служебную командировку в Казань. Все нужные документы были подготовлены, набросан план предстоящей ревизии строительно-монтажной организации, куда я был направлен, уложены в портфель необходимые вещи. Словом, закончились все предотъездные приготовления. Но до отбытия на Казанский вокзал оставалось около пяти часов.

Я прилег на диван с намерением выспаться: не всегда ведь удается заснуть в пути…

И вдруг (необычное, как известно, всегда начинается с «вдруг») мне захотелось представить моих соседей по купе. Это походило на озорство мальчишки, пытающегося сделать то, в успех чего он заранее не верит.

«Какая чушь!» — сказал я себе, выбрасывая из головы эту несерьезную з^тею. На какое-то мгновение в сознании образовалась пустота, и в этот момент вновь непроизвольно возникло желание узнать, кто же все-таки поедет со мной до Казани.

Видение было действительно подобно вспышке молнии, озарившей погруженную во тьму местность. Но этого было достаточно, чтобы успеть разглядеть, ухватить главное…

Купе — впечатление такое, как будто я вижу его от двери, — моя полка верхняя справа (я знал лишь, что мне дали верхнее место), под ней сидит в углу у окна угрюмого вида лысый субъект в очках, в руках у него толстая раскрытая книга. Напротив, на нижней полке, сидит полная женщина в черном (лица не разглядел), а на верхней полке, напротив моей, лежит длиннющий парень лет тридцати в синем тренировочном трикотажном костюме…

Вот видите, сколько можно схватить за полусекундную (а может, и меньше!) вспышку.

В комнату вошла жена, и я, усмехнувшись, поделился с ней своими наблюдениями в «астральном плане». Супруга — скептик, под стать мне, и мы оба пошутили над игрой моей фантазии.

Однако ровно через пять с небольшим часов «игра фантазии» оказалась явью! Под моей полкой сидел угрюмый лысый мужчина, напротив — полная, в годах дама в черном костюме, а над ней возлежал парень в синем спортивном костюме. Словом, все было как в момент ясновидения.

Я намеренно остановился на этом случае со всеми подробностями, чтобы не рассказывать о других, так как все осуществляется по схеме: сильное желание «увидеть» — пауза бездумья — вновь (но уже спокойное) желание «увидеть».

Мне запомнилась чья-то фраза: уход в подсознание возможен только при волевом уменьшении контроля над процессом сознания (может быть, это не дословно, но за смысл ручаюсь).

Я это понимаю так: происходит управление полем сознания и одновременно дается задание полю подсознания. Идеал — координация работы сознательного и подсознательного, — очевидно, практически недостижим, так как и у того, и у другого один и тот же канал для выхода информации.

Это напоминает сблокированный, спаренный телефон, один из абонентов которого отличается неуемной болтливостью («верхний этаж» сознания), а другой — излишней скромностью и долготерпением («нижний»). Второму абоненту достаются считанные секунды, в течение которых «канал выхода информации» бывает свободен от почти беспрерывной болтовни абонента «верхнего этажа». Поэтому так редки прорывы в наше подсознание.

«Все это, может быть, и так, — согласятся со мною некоторые читатели. — Но как же быть с ясновидением?».

Можно допустить, что в нашем подсознании имеется некий центр, ведающий какими-то новыми, неизвестными формами мышления, что проявляется в виде «готовых» решений задач, творческих озарений людей искусства. Но все это не объясняет феномена ясновидения.

Так как же его объяснить?

Верующие и мистики берут на себя смелость говорить, что только они и знают. Первые назовут Бога, вторые нагромоздят ворох бредовых идей, сошлются на авторитетные разъяснения знаменитых индийских созерцателей, может быть, вспомнят и нашу соотечественницу Е. Блаватскую с ее книгой «Тайная доктрина», может быть, даже сошлются на К. Э. Циолковского с его концепцией «разумности Вселенной», упомянут А. Эйнштейна и т. д., и т. п. Но четкого ответа не последует.

Мы располагаем сейчас большим количеством фактов о ясновидении, но как оно происходит — ответа пока нет!

Так чего же ждать от меня — человека, далекого от скрупулезных философских и научных изысканий, практика, которому слепой случай дал в руку нить Ариадны, а любознательность заставила шагнуть в лабиринт?..

Хотя и пообещал, что не стану больше рассказывать о случаях ясновидения, происшедших со мной, все же задержу ваше внимание на двух-трех наиболее интересных. Наберитесь терпения, читатель!

Это видение пришло за час-полтора до того, как мы с женой сели за стол в гостях: я увидел сидевшую напротив незнакомую женщину, у которой что-то было с левой рукой.

По дороге я рассказал жене, какой мне представилась в «астрале» незнакомая женщина, которая должна будет сидеть напротив. Описал внешность, прическу, цвет (синий) и длину платья, а главное — руку. Что бы это могло быть? Ведь рука воспринималась как нечто целое, но вместе с тем было знание, что это не так.

— Придем и увидим, — сказала жена, которую больше заботило, как именинница воспримет наш скромный подарок, понравится он ей или нет.

Все оказалось точно так же, как в «астрале». Прическа, цвет платья и чулок, а главное — рука. В минувшую войну эта женщина работала зоотехником в одном из подмосковных животноводческих совхозов, перегоняли стадо в тыл, и она попала под бомбежку, получила осколочное ранение с непоправимым раздроблением костей левой руки.

А вот экспресс-ясновидение — оно произошло у подъезда дома, в котором живет художник-реставратор Г. Я шел к нему в гости с моим бьюшим пациентом киносценаристом Владимиром Николаевичем К., знакомиться.

И вот у подъезда-то Владимир Николаевич неожиданно и спрашивает меня:

— Можете вы себе представить обстановку в доме Г.?

Я сказал, что для этого нужен определенный психологический настрой, но про себя его вопрос воспринял как подвергнувший сомнению мои рассказы и задевший «профессиональное» самолюбие, как сигнал к действию. Мы уже поднимались по лестнице, когда я, придержав киносценариста за локоть, сказал, что в комнате его товарища мне привиделось что-то темно-синее, напоминающее столбы (они тянутся от пола до потолка), а слева должен стоять книжный шкаф, почти во всю стену.

В прихожей однокомнатной квартиры нас встретил сам хозяин. «Что-то» мы увидели, войдя в комнату: это были две половины темно-синих занавесок, собранных столбами, в середине оконного проема, а вдоль левой стены — застекленный книжный шкаф, собранный из секций, словом самодельный. Все, как увиделось за несколько минут до нашего прихода в квартиру.

Но есть и сопутствующие ясновидению явления.

Довольно известный московский изобретатель Игорь Алексеевич О. — ему принадлежит более шестидесяти авторских свидетельств — как-то предложил мне участвовать в следующем эксперименте. В четыре конверта из плотной бумаги он вложил разноцветные листочки — два красных и два синих. Все это проделывалось в мое отсутствие (меня попросили удалиться из комнаты на кухню). Я же, придя, должен был «увидеть», где какие листочки — выбрать и разложить красный к красному, а синий к синему.

— Входите, — пригласил меня Игорь Алексеевич. — Попробуйте.

Я поднял над разложенными конвертами ладонь правой руки (на расстоянии 5–8 см) и быстро уловил разницу, какую-то очень слабую, температурную.

— Вот над этими, — сказал я, — мне показалось теплее, а над этими — прохладнее.

Вскрыли, посмотрели. Там, где прохладнее, лежали синие бумажки, а там, где теплее, — красные. Повторяли еще раз, еще, всего три раза — результат был тот же.

От этого эксперимента у меня кое-что сохранилось. Не глядя в дырочки почтового ящика, пожалуй, даже еще в лифте, я уже знаю, есть ли в нем что-то, доставать ключ или нет. Такие «угадывания» почти стопроцентны, а ошибки происходят только тогда, когда я начинаю мыслить» лишая свою подкорку «доверия».

Как, по каким каналам происходят такие взаимодействия с небиологическими объектами — я не знаю. Но это вполне реально.

Кстати, еще раз о конвертах, на этот раз о конверте, угаданной самой Е. Блаватской, автором «Тайной доктрины».

О «чудесах», проделываемых Блаватской, написано и рассказано достаточно много, и, пожалуй, больше всего ею самой. Это, вполне естественно, настораживает. Женщина эта безусловно незаурядная. Но там, где демонстрировались ее паранормальные способности, привлекалась техника вроде магического ящика, из которого сыпались, например, письма брахмана.

Так вот, как-то пришлось мне брать интервью у профессора В. А. Пазухина — специалиста по цветной металлургии, большого знатока бронзового века. Случайно разговор зашел об Индии, ее чудесах, коснулись и загадочной личности нашей соотечественницы, удостоившейся быть почитаемой в Индии, да так, что ей даже воздвигли статую в Ауровилле, под Мадрасом.

— А я ведь ее видел, — сказал, улыбнувшись, Пазухин, — в имении моего отца. Мне тогда было годика четыре, может, пять. В гостиной собрались знакомые и родственники, все с большим интересом слушали Елену Петровну. Кто-то попросил ее продемонстрировать свои способности ясновидящей. В конверт была вложена бумажка, на которой было что-то написано. Помню, когда писали записку, Блаватская выходила из гостиной. Потом этот заклеенный конверт с запиской Елена Петровна положила себе на темя, закрыла глаза и вскоре сказала, что там было написано. Что именно, — закончил рассказ профессор, — я не помню, а то, что все безмерно поразились, это уж точно.

Ученые утверждают, что в настоящее время развитие материи на Земле происходит в трех основных направлениях: общей эволюции человеческого общества, эволюции машинного мира и эволюции человеческого мозга. Материально мир един, а организационно разнообразен до бесконечности. Истина старая, неоспоримая, но, когда приходится сталкиваться с непонятным, невольно разводишь руками.

Для меня более всего интересно последнее, третье направление — эволюция мозга. Совершенно очевидно, что именно в нем, в его структуре и функциях следует искать объяснения всего загадочного.

А теперь еще раз хочу вернуться к взаимодействию человека с неорганическими объектами.

Я уже высказал предположение о действии «чудотворных» икон, о биозаряде, который может быть передан дереву, металлу, жидкости и т. п. Но почему не предположить, что рисунки в пещерах, сделанные в доледниковую и послеледниковую эпохи, были не выражением чувств древних художников и не рождены намерением колдунов поразить воображение доверчивых одноплеменников, а были они чем-то другим, более значительным, ради чего стоило тратить столько времени.

Я все время стараюсь опираться в своих рассуждениях и предположениях на собственный опыт — непонятное взаимодействие (взаимосвязь) биологического и небиологического.

Все наши знания приводят к одному и тому же отправному пункту — к мозгу. Именно в нем, в его скрытых, забытых, не используемых современниками возможностях, заложено то, что нам кажется сверхнормальным, феноменальным, исключительным. Все эти «несусветности» (кожно- и ясновидение, телекинез, левитация и даже дематериализация), кажущиеся присущими только сверхчеловекам с той или иной паранормальной способностью, преспокойно дремлют в глубинах (или на поверхности) нашей подкорки — нижних, самых древних отделах мозга.

Но вернемся в пещеру наших пращуров и представим себе такую картину. При свете колеблющегося пламени костра один из старейшин рисует на неровных стенах обиталища пасущееся стадо мамонтов или других животных, затем изображает схематически фигурки охотников, вооруженных в соответствии с развитием техники того времени. Племя, наблюдающее за художественными «упражнениями» старейшины, не склонно шутить над этим его времяпрепровождением: напротив, все затаив дыхание ждут, что будет дальше. Ведь от этого рисунка, вернее действий, зависит, быть или не быть завтра удачной охоте на мамонта, которого старейшина видит сейчас как живого.

И не только видит — воображает. В это время его мозг, все время удерживая мысль о животном, заставляет работать подсознание и таким путем, говоря нашим языком, получает информацию на уровне предвидения будущего — ясновидения.

Старейшина знает, куда посылать молодых охотников, где должна состояться встреча с мамонтом, каков будет исход этой встречи. Это — видение будущего (!), в существовании которого, повторяю, у меня нет никаких сомнений.

Позже возможностями подспудного мышления, подсознания стали пользоваться от случая к случаю — в основном анормальные личности: колдуны, гадатели, ясновидцы.

Как физика нашего времени уже не может ограничиться тесным кругом осязаемого, так и психологам будущего придется пересмотреть свои представления о возможностях и роли подсознания.

Тайна испанской монахини. Четвертое состояние вещества. Секрет графа Сен-Жермена. Возможна ли обратимость биологических процессов? Исследования не частностей, но целого. Поле всезнания. Волшебные зеркала. Мое представление о Христе.

Какова эволюция духа?

Пусть ни у кого не возникает подозрение, будто бы я, отступая от своего обещания не писать «обо всем на свете», собираюсь поведать обо всем том, что вынесено в подзаголовок этой части моих записок, без внутренней связи всех перечисленных явлений и без связи с моими собственными экспериментами, наблюдениями, представлениями.

Так будет только на первых порах. Это еще одно подтверждение моей привязанности к методу «обходного мышления», который помогает мне соединить воедино, казалось бы, несоединимое. Сделаю все возможное, дабы избежать соблазна что-то притянуть за уши. Итак!

Лет этак семнадцать назад[9] в газете «Правда» промелькнула малюсенькая заметка с интригующим названием «Странно». В ней говорилось, что в одной из церквей в пригороде Мадрида покоится тело монахини, скончавшейся 343 года назад. Это тело чудесным образом сохранилось без естественной мумификации и не имело каких-либо признаков распада и усыхания. Один из мадридских врачей с двадцатых годов нашего века ведет наблюдения за этим феноменальным явлением. Сделав анализ тканей, он сказал, что по внешнему виду и прочим показателям картина такая, будто монахиня скончалась вчера. Тогда же через знакомых журналистов я выяснил, что это не «утка», а действительно непонятный науке факт.

Договорившись с отделом науки «Комсомольской правды», я ринулся к ученым в поисках рационального объяснения этого феномена. Беседовал с медиками, биологами, криминалистами, патологоанатомами и просто с любознательными людьми. Нет смысла называть их фамилии, ученые степени и должности, так как все они в разных вариантах обыгрывали одно и то же — мумификацию, естественную, химическую (бальзамирование), ну и, разумеется, предполагалась хитрая подделка церковников, связанная с устройством саркофага, в который помещено «нетленное» тело.

Последним моим собеседником был молодой талантливый инженер-физик Иван Александров, трагически погибший несколько лет назад. Он высказал иное мнение, которое, пользуясь сохранившимся черновиком записи нашей беседы, я приведу: «Мне кажется, было бы ошибкой искать причину столь длительной сохранности тела в каком-то утерянном в веках способе бальзамирования. Следует предположить иное. Много ли знает современная наука о летаргии с точки зрения биохимии? По-видимому, нервная система человека, погруженная в это, в сущности, неизученное состояние, выполняет определенные функции как по поддержанию жизнедеятельности, так и по обеспечению работы памяти, которая в определенный момент «выводит» организм из летаргического сна.

Почему бы не предположить, что биологические часы монахини пошли как-то по-иному и в саркофаге лежит теоретически живое тело, тело человека, проспавшего века, которое вновь может вернуться к нормальной жизни. Ведь если верить тому, что написано в заметке, то тело не претерпело никаких, даже внешних, изменений. Даже упругость мышц, неизменность цвета кожи и органов как будто все при ней!

Почему бы не предположить, что мозг включил в клетках организма какой-то особый процесс, какую-то особую химическую реакцию, которая полностью перестроила состав тканей, и они уже не поддаются естественному распаду?.. Может быть, клетки обрели способность как бы связывать молекулы воды? Давно ли мы узнали, что «обычная» дистиллированная вода после перегонок и осаждений на кварцевой поверхности перестает быть «обычной» и становится «анормальной» водой с совершенно фантастическими свойствами? Поэтому почему бы не допустить мысль о том, что мозг монахини сумел сделать обычное необычным, с совершенно необычными свойствами?».

В самом деле, почему бы и нет?

Живет в Донецке интереснейший человек — Владимир Сергеевич Грищенко. Необычна его судьба, но еще необычней его идеи, мысли. Он не относит себя к деятелям академической науки, но она о нем свидетельствует так:

«Автор элементарным путем выводит закон тяготения Ньютона» — Академия наук СССР, Астрономический совет; «С большим интересом читали Вашу брошюру «Четвертое состояние вещества»… Мы оценили глубину и всепроникающие мысли Вашей философии» — Парижский университет.

Я хочу обратиться здесь к его главному открытию — теории «четвертого состояния вещества».

Всем нам со школьной скамьи хорошо известно, что существуют три состояния вещества, доступные нашему непосредственному восприятию: жидкое, твердое и газообразное. В. С Грищенко утверждает, что есть еще и четвертое состояние — плазма. В начале текущего столетия физиками была открыта горячая плазма многомиллионной температуры, а вот о холодной ничего не было известно, и только не так давно признали, что она присутствует в каждом из окружающих нас предметов и веществ.

Автор гипотезы утвержает, что плазма присутствует во всех биологических системах, участвуя в самых различных процессах. Более того, по мнению В. С. Грищенко, только этими процессами можно объяснить эмоции, так как любой живой организм создается природой в «каркасе» структурной сетки плазмы и отвергнутый наукой прошлого столетия «эфир» как проводник всего сущего все-таки существует.

Обобщая идеи таких людей, как И. Александров, Е. М. Закладный, некоторые свои собственные соображения, навеянные книгой де Шардена «Феномен человека», я (но без большой уверенности) пытаюсь как-то соединить все воедино. Но это для меня не главная задача, главное — привлечь внимание молодых исследователей из числа тех, кто еще не очень углубился в выкопанную «яму» и в состоянии выбраться из нее для того, чтобы заложить другую на новом, еще никем не «застолбленном» месте. Но, к сожалению, большинство людей стремятся к возможно меньшим затратам мыслей, иначе многих «тайн» и «чудес» давно бы не существовало.

Может быть, и в самом деле есть всепроникающее «биополе», «ноосфера», «поле всезнания», «поле единой праэнергии», «праматерии», находящиеся в постоянном движении, во всех его состояниях и формах?

Очень легко ставить любые вопросы, гораздо труднее найти на них ответы.

Вот, скажем, есть сейчас живая и здравствующая загадка — филиппинский целитель Гуттиэрес.

Так вот, этот щупленький на вид филиппинец озадачивает всех, кто в состоянии мыслить дальше предположения о том, что его операции — фокусы и рекламное надувательство.

Не так давно меня познакомили с врачом Борисовой, прожившей довольно долго в Маниле в нашем представительстве и не только знающей Гуттиэреса, но и неоднократно присутствовавшей на его магических операциях, когда он проникал пальцами в утробу человека без ножа, стерилизации и анестезии, а затем мгновенно заживлял рану одним взмахом руки.

Насколько мне известно, Борисова пыталась заинтересовать нашу научную общественность этими операциями. Хочется думать, что наши ученые не отстанут от своих коллег из Японии, США и ФРГ, куда вызывался Гуттиэрес для исследования его возможностей.

Среди привезенных Борисовой слайдов и кадров, снятых кинокамерой, есть такие, на которых видно, как филиппинские целители применяют магнетические пассы, известные нам, европейцам, со времен Антона Месмера, «сбрасывая» на пораженную область целительные «флюиды».

Это мы проходили — я делаю так же. Но дальше начинается то, что и в диагностике по фотографиям, в видениях будущего, — словом то, чего я уже не понимаю и не могу объяснить со своих привычных позиций, «не покидая обжитого здания», начинается поистине невероятное — таинственные манипуляции филиппинских целителей. Похоже, что Гуттиэрес и ему подобные сумели подключить возможности подсознания, открывшие их рукам силу, способную дематериализовать и материализовать живые ткани, превращая их нормальное — в виде осязаемой материи — состояние в энергетическое, я бы сказал так — податливое, как тесто. Иного объяснения, как мне кажется, быть не может.

А если это так, то надо по-новому взглянуть на отвергнутые наукой «чудеса» спиритов с материализацией и дематериализацией обитателей потусторонних миров. Тогда мне становится понятным рассказ академика Б. Н. Классовского и подтверждение его В. Г. Мессингом о способностях некоего спирита-медиума Яна Гузика — поляка, жившего во Франции и умевшего материализовать потустороннюю личность для всеобщего обозрения.

Эксперимент Гузиком проводился в середине двадцатых годов нашего столетия в Париже. При сем присутствовали академик В. М. Бехтерев, тогда еще молодые медики Классовский и Шелованев, хозяин квартиры, его сын-подросток.

(До этого опыта с Яном Гузиком, как рассказывал Классовский, приходили для показа своих возможностей разного рода проходимцы, фокусники, гипнотизеры и психически больные люди, убежденные в своих якобы сверхнормальных способностях. В. М. Бехтерев, по словам того же Классовского, интересовался тогда такими непонятными явлениями.).

— Что вы можете показать? — спросили Гузика.

— А что бы вы хотели? — вопросом ответил тот.

— Самое интересное. Скажем, смогли бы вы материализовать что-нибудь такое, что оставило бы заметный, убедительный след?

— Да, могу. Прошу подготовить плоский сосуд с парафином, разогретым до состояния пластичности.

Требуемое исполнили. Медиум попросил присутствующих отойти в угол комнаты, а сам, скрестив руки на груди, стал пристально смотреть на тарелку с парафином. «Через несколько минут, — рассказывал Классовский, — мы увидели над тарелкой какое-то слабое свечение.» «Ну это все чепуха, — подумали мы. — Благодаря внушению можно увидеть и черта с рогами, и канат, по которому лезет мальчик, а потом оттуда сыплются руки и ноги». Стали ждать, когда спирит скажет: «Смотрите!» И мы действительно увидели четкий, достаточно глубокий оттиск человеческой руки с немного разведенными пальцами. «Что же, — подумалось нам, — ловкость и быстрота рук». Мы просто не заметили, как Гузик оттиснул свою руку на парафине, только и всего… Бехтерев попросил хозяина квартиры дать быстро твердеющий гипс и залил им оттиск.

Через несколько минут оттиск был обмерян, сравнен с рукой медиума и всех присутствующих: ничего похожего по анатомическим особенностям и дактилоскопическим рисункам ни на руку медиума, ни на руки присутствующих. Вот так и одурачил он нас всех».

То же почти дословно повторил мне профессор Шелованев. «Мы так и не поняли, как он (спирит) все это проделал», — закончил он.

Теперь, много лет спустя после слышанного от вполне авторитетных представителей большой медицины, мне хочется задать вопрос: «А что, если это был не фокус, а действительно материализация руки кого-то из потустороннего мира?» А что, если?..

Из интереснейшей статьи физика В. Скурлатова «Поверх времени и пространства»[10] я узнал, что поэт Велемир Хлебников оставил после себя рукопись «О строении времени». В ней он предсказывал открытие спектра исторических траекторий людей и народов. Из центра Круга Времени исходят лучи судеб, и каждой жизни соответствует единственный радиус. Я подчеркиваю — единственный!

Прежде чем перейти к мыслям Тейяра де Шардена, хочу привести два небольших извлечения из статьи Скурлатова, его очень интересные ссылки на известных широкому читателю ученых.

Так, французский философ Д. А. Фурнье полагал, что, покорив природу, человек потерял много духовных способностей, которыми когда-то обладали его предки. Они были намеренно атрофированы для того, чтобы приспособить человека к завоеванию природы. Человеческий организм нуждается не только в утонченных чувствах и восприятиях, но и в некотором ослеплении и нечувствительности. Некоторые виды чувствительности как бы обросли корой. Человек стал «скорлупником» (замечательный термин! — В. С.) по отношению к некоторым своим способностям. Они сделались скрытыми. Но если они когда-нибудь понадобятся, то снова выйдут наружу.

И далее в статье приводятся слова исследователя первобытного мышления Б. Уорфа, который считает, что «мысль связывает все, охватывает всю Вселенную. Почему бы не предположить, что мысль, как и всякая другая сила, всегда оставляет следы своего воздействия?».

Как здесь не порадоваться встрече с единомышленниками!

А теперь можно перейти к рассмотрению некоторых идей Тейяра де Шардена и высказать свои собственные соображения о предназначении человека в Круге Времени. Если считать, что Время может замкнуться в Круге и что у этого Круга есть Центр, то кто и что есть в этом Центре? Господь Бог или Космический Разум Циолковского?

Тейяр де Шарден много писал о феномене человека, назначении каждого индивида и человечества в целом. «Наш дух, — утверждал Тейяр де Шарден, — благодаря своей способности открывать впереди себя бесконечные горизонты может действовать далее, лишь имея надежду достичь какой-то стороной высшего совершенства, без которого он чувствовал бы себя искаженным, неудавшимся, то есть обманутым… Чем больше человек будет становиться человеком, тем меньше он согласится на что-либо иное, кроме бесконечного и неистребимого движения к новому». И далее в разделе «Единодушие»: «Гармонизированная область сознания эквивалентна своего рода сверхсознанию. Земля не только покрывается мириадами крупинок мысли, но окутывается единой мыслящей оболочкой, образующей функционально одну общую крупинку разума в космическом масштабе. Множество индивидуальных мышлений группируются и усиливаются в акте одного единодушного мышления. Таков тот общий образ, в котором, по аналогии и симметрично с прошлым, мы можем научно представить себе человечество в будущем, то человечество, вне которого для земных требований нашего действия не открывается никакого земного исхода».

Все, что относится к первой цитате, я принимаю полностью. Да едва ли найдется думающий человек, который предположил бы что-либо иное. Что касается идеи о «гармонизированной общности сознания», то по этому поводу имеются возражения, базирующиеся на собственном представлении о том, что, возможно, ждет нас после смерти.

Генетиками и биохимиками недавно было установлено, что у всех живых существ на нашей планете есть свой генетический код и что для биохимических процессов, происходящих в организмах земных существ, необходим молибден, встречающийся на нашей Земле весьма редко.

Отсюда вывод: если бы жизнь на Земле зародилась самопроизвольно, как считают, в «первичном бульоне», то, вероятнее всего, в основу биохимических процессов легли бы сравнительно часто встречающиеся на нашей планете химические элементы, а не такой «редкоземельный», как молибден.

Может быть, это обстоятельство и не было известно замечательному по новизне мыслей французскому философу? А если было, то все его рассуждения о земном феномене — феномене человека как мыслящей особи, выдвинутой земной эволюцией, ошибочны. Куда проще предположить, что где-то в космосе на богатой молибденом планете родилась жизнь и была как-то занесена или посеяна на Земле, на которой уже создались условия для совершенствования. Задаваться такими вопросами, очевидно, необходимо, чтобы попытаться как-то понять природу высшей (из известных нам) формы бытия материи — сознания и судьбы его после физиологической гибели индивидуума.

Однако Тейяр де Шарден говорит: «Мы чувствуем, что через нас проходит волна, которая образовалась не в нас самих. Она пришла к нам издалека, одновременно со светом первых звезд. Она добралась до нас, сотворив все на своем пути».

Но это скорее его убежденность в том, что мы сотворены Создателем, чем признание космического происхождения жизни.

Психическая взаимопроницаемость организованных существ приводит, по мнению Тейяра де Шардена, к «образованию почти твердой массы субстанции».

Причины, побудившие меня сделать столь обширные извлечения из книги французского философа, можно объяснить, приведя еще одно, последнее: «…расшифровать человека — значит, в сущности, попытаться узнать, как образовался мир и как он должен продолжать образовываться».

Я далек от желания полемизировать с Тейяром де Шарденом или опровергать его представления. Все, что хочу, — высказать свои мысли по этому поводу. Но, вероятно, никто не станет отрицать, что любое возникающее в мозгу представление, мысль, образ имеет точку отправления, старт.

Теперь можно отложить книгу Тейяра де Шардена и попытаться изложить свои представления о том, каким путем идет духовное совершенствование человека, что может ждать наше Я «там», если это «там» существует. Происходит ли «увеличение» интеллектуального слоя биосферы с прибытием в него новых Я или в «поле всезнания» это Я просто растворяется. Или для каждого индивидуального Я отводится этакая ячейка — часть целого, все уплотняющегося «коллективного разума», «единой мыслящей оболочки», образующей крупинку разума в космическом масштабе, как это предполагал Тейяр де Шарден?

Жизнь мне представляется как конечная форма бытия материи. Трехступенчатого бытия: аморфного, кристаллического, белкового. Аморфное тяготеет к кристаллическому, кристалл — к тому, что мы называем жизнью со всеми атрибутами (ростом, обменом веществ, способностью к воспроизводству себе подобных, эволюционному совершенствованию).

Ну а поскольку венец всего живого, совершенство жизни — Человек — обрел в ходе своего эволюционного развития еще и мышление, то уместно предположить, что белковая форма существования не является конечной.

Почему должна показаться нелепой мысль о том, что за нашим мышлением, сознанием не может стоять еще одно состояние, но уже не подчиненное явлениям простого физического распада, который неизбежен при любой из известных нам форм жизни на белковой основе?

Согласиться с таким предположением, разумеется, трудно, да и непривычно. Но разве можно ставить точку после индивидуального Я только потому, что телесная оболочка, в которой оно пребывает, подвержена старению, умиранию и распаду на составные элементы, возвращающиеся в свою стихию, — воздух, землю, воду.

Ни один физиолог, ни один патологоанатом не нашел и не найдет в мозге живого или мертвого человека центр, координирующий его работу. Однако он, этот центр, не вне, а внутри нас, но где — неизвестно.

Почему надо признавать только эволюцию тела, но отказывать в ней сознанию? Оккультисты, пользуясь различными «откровениями», полученными свыше или от просвещенных (адептов), насчитывают до семи ступеней потустороннего развития бестелесной души, семь сфер небесных — чистилище и прочие подсобные «помещения» перед райскими кущами или адским пеклом, преисподней. Я был бы рад и одной послекончинной ступени: все-таки хоть какое-то, а бытие духа.

Поэтому, если существует хотя бы одна форма бестелесного бытия, становятся понятны и библейские чудеса, включая вознесение Христа, и временами связные сообщения духов на спиритических сеансах, и ноосфера Тейяра де Шардена, и мыслящее биополе Закладного, и собственные озарения, и «поле всезнания», и многое другое.

Если это так, то академической науке предстоит мучительный пересмотр своих привычных представлений о материи и ее бытии в различных фазах и даже возврат к экспериментам спиритов XIX века, но уже во всеоружии знаний века двадцатого.

Что же, поживем и, если доживем, увидим, а пока надо перейти к более насущному: собственному представлению о назначении «мыслящего аппарата» каждого индивидуума в масштабах Земли и Космоса.

Если мысль не что иное, как выдох порции углекислого газа, то говорить не о чем. Энергия, затраченная мозгом на мыслеобразование, рассеивается в атмосфере, и на этом все заканчивается.

Снова приходится возвращаться к исследователю первобытного мышления Б. Уорфу, к его словам: «мысль связывает все, охватывает всю Вселенную», «мысль, как и всякая другая сила, всегда оставляет следы своего воздействия».

Да, действительно, мысль оставляет следы своего воздействия — это я знаю, в этом меня убедила моя практика оказания целительной помощи на расстоянии.

А вот в том, что она (мысль) «охватывает всю Вселенную», надо разобраться. По Тейяру де Шардену, она вроде бы все охватьюает и вместе с тем остается на планете, образуя этакий «слой коллективного творчества» из крупинок индивидуального. Сам же слой является, в свою очередь, крупинкой в бесконечной Вселенной. Словом, и так, и сяк — человеку при этом отводится роль трудолюбивой пчелы в коллективном труде по созданию подобного слоя. Правда, имеется мною приведенная оговорка Тейяра де Шардена, так сказать, о роли личности в истории. Но это дано только особым личностям, элите.

Тот же философ, противореча себе, говорит, что наш дух обладает способностью открывать впереди себя бесконечные горизонты, имея надежду достичь какой-то своей стороной высшего совершенства.

Вот это уже обнадеживающее предположение. Не пчела, не муравей, чье творчество растворяется в коллективном труде, а предприниматель, стремящийся достичь «высшего совершенства».

В моем представлении назначение каждого человека кроме выполнения им задачи продления рода заключается именно в реализации своих способностей, своего таланта, того, что может быть достигнуто только индивидуальным, а не коллективным творчеством. Среда — это только почва для растений, которые приспособлены для максимального по дальности рассеивания семян.

Совершенно очевидно, что такое стремление к возможно большему захвату пространства (увеличению радиуса распространения) присуще и животным, и человеку.

Из всех возможных доказательств лучшим и самым убедительным является собственный опыт. Опыт моей жизни показывает, что по мере углубления в область неизвестного стали обнаруживаться способности, которыми некогда обладали и пользовались в повседневной жизни наши далекие предки: интуиция во всех ее проявлениях, видение будущего и дальновидение, управление своей биоэнергетикой, бессловесный и бесконтактный прием и передача мыслей и желаний. Появилась, кроме того, твердая уверенность в том, что в мире все устроено не так просто и понятно, как раньше казалось. Накопились наблюдения, свидетельствующие о наличии некоего «поля всезнания», к которому можно подключиться для получения необходимой информации в самых различных областях науки, техники и т. п. Наконец, в собственном организме начали вырисовываться контуры так называемых биологических часов, стрелки которых можно перевести вспять и добиться обратимости физиологических процессов. На этот счет уже есть записи и даже их рабочее название — «Секрет графа Сен-Жермена» (если помните, была такая загадочная личность в XVIII столетии). Он обладал, по его словам, «эликсиром бессмертия». Может быть, когда-нибудь позже, когда предположения станут уверенностью, я поделюсь и этими мыслями, а пока надо не упустить нить Ариадны в этом запутанном лабиринте самых различных, трудностыкуемых размышлений.

Можно предположить, что в каждого нормального человека Природа (или Господь Бог) заложила стремление подняться выше общего усредненного уровня знаний и опыта. Этот рывок в высоту можно сравнить с полетом высотных зондов разных калибров. Одни летят выше, другие ниже. И те, и другие возвращаются на Землю, принося подчас новую информацию о том, что делается на высоте. Но некоторые тонут в пучинах океана или просто теряются в лесах и болотах вместе с той информацией, которую они собрали там, куда до них никто не добирался.

Что-то похожее происходит и с человеческими судьбами. Вначале — взлет (он может быть в силу зависящих или не зависящих от индивидуума причин удачным или неудачным), достижение апогея, затем снижение и падение.

Траектория жизни человека от рождения до смерти строго индивидуальна и, вероятно, неповторима, как все в человеке. Едва ли это говорит в пользу «гармонизированной общности сознаний» Тейяра де Шардена. Скорее, каждая жизнь — это крупинка песка в пустыне, чем капля в океане.

Самолечение собственной биоэнергией. Можно ли повернуть стрелку биологических часов? Итог.

Это совсем не мюнхаузенщина и не модная сейчас психотерапия, которая стала одной из врачебных специальностей, Самолечение биоэнергией — вполне реальная возможность вытянуть себя из «болота» самых различных болезней. Я это утверждаю, исходя из собственного опыта. Метод прост и доступен каждому, кто захочет проверить его на собственном недуге. Это, разумеется, не панацея от всех бед, но действует при многих заболеваниях. Я не претендую на авторство данного метода, так как в основе его — правила хатха-йоги и один из приемов лечебного магнетизма. Словом, комбинация и того, и другого с учетом новейших представлений физиологов о работе клеток легких.

Любое заболевание приводит к комплексным изменениям в организме. Это старая истина, не требующая доказательств. Одно из изменений — нарушение баланса энергии. Я уже говорил, что по моему представлению любое заболевание или травма нарушает баланс энергии в общем биомагнитном «каркасе» организма, что и позволяет проводить биодиагностику, и надо сказать — это нарушение сохраняется пожизненно!

Методика самолечения отличается от лечения других людей. Самолечение ограничивается поверхностью своего тела. Если при лечении других людей лечащий отдает часть своей энергии, как донор кровь, то при самолечении приходится рассчитывать на собственные силы, точнее, на свой запас энергии, пополняемый с каждым вдохом.

Постараюсь обойтись без изрядно затертого понятия «прана». Мне природа этой праны представляется более прозаичной, легко объяснимой простой физиологией, а не какими-то космически-астральными силами.

Самолечение посредством перераспределения своей биоэнергии не требует никаких особых талантов и прирожденных способностей. Так, если биомагнетизмом (биорадиацией, месмеризмом) могут заниматься только те, кто отвечает десяти упомянутым мной требованиям, то перераспределять свою энергию с лечебными целями может любой человек, мало-мальски знакомый с анатомией. Значит, этот метод могут применять все, кто истинно нуждается в действенном средстве против недугов, не поддающихся лечению имеющимися у медицины средствами. Поэтому тех, кого это касается, попрошу вдумчиво отнестись к сказанному ниже.

Все, вероятно, слышали о существовании в нашем, как и во всяком другом живом, организме биотоков. Да, тех самых, которым мы обязаны поддержанием всех жизненных процессов. Эти биотоки, как известно, давно зарегистрированы учеными на приборах, например на электроэнцефалографе, записывающем биотоки мозга. Биотоки есть во всем живом, и их материальная, точнее, энергетическая, сущность наглядно подтвердилась открытием супругов Кирлиан.

Не так давно мне встретилась небольшая журнальная заметка о том, что каждую клетку легкого иногда называют «мини-электростанцией». Принцип действия ее предельно прост. Кислород воздуха, втягиваемый в легкие с каждым вдохом, проникает сквозь мембрану в клетку, где происходит химическая реакция и в результате вырабатывается микроскопическая доза биотока. Жидкое содержимое клеток по своему составу аналогично электролиту аккумуляторных батарей.

Значит, чем глубже вдох, т. е. чем в большее количество клеток проникает кислород, тем больше порция биотока.

В руководстве по дыханию йогов уделяется внимание не только глубине и полноте дыхания сообразно объему легких, но и его задержке — паузе между вдохом и выдохом. Здесь, как мне кажется, не нужно быть провидцем, чтобы догадаться, зачем нужна эта пауза. При частом дыхании кислород только поверхностно проникает в электролит клеток, тогда как пауза позволяет клеткам втянуть значительно большее его количество, что, говоря инженерным языком, повышает коэффициент полезного действия каждого вдоха — вырабатывается больше «электроэнергии» — биотока.

Эта пауза (задержка дыхания) не только повышает кпд, но и, по утверждению биохимика А. Качурина, помогает организму несколько повысить содержание в крови углекислоты, что, по его словам, действует сосудорасширяюще. Это убедительно доказывалось методикой лечения больных астмой, применявшейся врачом К. Я. Бутейко и его последователями. Это, впрочем, всегда могут подтвердить и сами больные, задыхающиеся в лесу и приходящие в себя в плохо проветренном помещении или прекрасно дышащие в постели под одеялом.

А теперь расскажу, как применять биоэнергию, вырабатываемую с каждым вдохом, в результате задержки дыхания.

Представим себе, что у вас неожиданно заболело сердце. Если это произошло дома, то при наличии телефона вы или ваши близкие тут же подумают о вызове «скорой», а если боль терпима — то о валидоле или других подобных лекарствах. На работе — тот же валидол, та же «неотложка».

Хуже, если «прихватило» где-то по дороге, вдали от дома, аптеки, людей или если такое случилось впервые, а в кармане нет и не могло быть нужного лекарства. Речь идет не только о сердечных недомоганиях, когда помощи ждать не от кого и не от чего, когда человек остается один на один с острой болью — будь то сердечный приступ, печеночная или желудочная колика, радикулитный «прострел» и тому подобное.

Так вот. Остановитесь, положите груз, если несете его, прекратите работу. Присядьте, если рядом есть стул, скамейка, тумба. В некоторых случаях — при остром сердечном приступе, резкой боли в печени, почках и других органах — лучше лечь (на лавку, газон). Все зависит от степени недомогания.

Затем надо сразу сделать спокойный, как можно более глубокий вдох с задержкой (считайте про себя до 10–15) и после этого выдох, умозрительно представляя себе, что в легких образовалось облачко (дымка, туман), словом то, что проще всего представить человеку, умеющему воспринимать материальным только то, что можно увидеть глазами и пощупать руками. Это действительно трудно представить, но без такого «образа» биоэнергии самолечение не получится.

Но будем думать, что читатель, желающий овладеть методикой самолечения с помощью перераспределения, переадресовки своей биоэнергии, мобилизовал свою фантазию и образно представляет себе эту порцию биоэнергии, удерживаемую в легких задержкой дыхания на вдохе, и направляет ее на выдохе в нужное место. И вообразив, как я говорил, этакое овальное, белесое облачко, висящее над верхушками обоих легких, надо направить его туда, где сложилась отрицательная ситуация, где ощущается боль, где возникли спазмы, словом, в ту часть тела или органа, где отмечается энергоразбаланс. Транспортировка энергии должна совершаться в течение всего выдоха по наикратчайшему пути.

Энергия не дойдет только в том случае, если человек не будет умозрительно перемещать «облачко» от легких до пункта назначения. Если этого не соблюдать, то порция биоэнергии, как бы закапсулированная в «облачке», выходящем из легких, будет немедленно «перехвачена» центром, координирующим работу нервной системы, и распределена по всему организму, без учета потребности повышения биоэнергии в той или другой его части.

Прибытие «по адресу» пересылаемых порций биоэнергии почувствуется уже через несколько минут — заметно уменьшается боль, тяжесть и т. п. (не считая того, что почти всегда возникает чувство приятного тепла, реже — слабого покалывания). Очень трудно давать рекомендации о продолжительности сознательного распределения биоэнергии, вырабатываемой, как говорилось выше, каждым вдохом. И в самом деле, почти невозможно предусмотреть все условия, все возможные ситуации, когда такая процедура понадобится, но в общих чертах, опираясь на собственный опыт, могу посоветовать следующее.

Боли в сердце. Продолжительность разовой энергоподпитки — от 5 до 10 минут. Если это произошло утром (днем), то следует повторить сеанс вечером, лучше перед сном. Нужно иметь в виду, что с сердцем шутки плохи и помощью врача поэтому пренебрегать не следует.

Боли в желудке, печени, почках. Продолжительность разовой энергоподпитки — от 5 до 10 минут. Повторить сеанс через час-два (до 3–5 раз), если первое воздействие не дало желаемого результата.

Невралгия простудного и иного характера, параличи конечностей. Продолжительность разовой энергоподпитки — 10–15 минут, при параличе — до 20–30 минут (5–6 раз в день).

При хронических заболеваниях последнее воздействие лучше приурочить к самому сну, засыпать следует с мыслью о начатом самолечении, но только без каких-либо самоуговариваний типа «мне стало лучше». Это уже самовнушение, которое в некоторых случаях может уменьшить остроту болевых сигналов, но не устранит их причину.

Почему такой сеанс лучше проводить при засыпании? Когда мозг сосредоточивается и, уходя в сон, удерживает одну, нужную вам мысль, то все подсознание вынуждено работать над практическим претворением этой мысли.

Кроме того, работа подсознания отличается от работы сознания своей автоматичностью. После некоторой практики, когда вы научитесь засыпать, удерживая мысленно представление о том, как идет «облачко» к цели, можно ждать повторения пересылки энергии, но уже под контролем подсознания.

Как нет универсальных лекарств, так нет и не может быть универсальных методов лечения, поэтому и апробированный мною на практике, на самом себе, метод самолечения тоже не на все случаи жизни.

Однако он доказал свою действенность на таких заболеваниях, при которых обычные медицинские средства были или малоэффективны, или не помогали вовсе.

Года через два-три после войны у меня начали проявляться симптомы пояснично-крестцового радикулита, весьма болезненного, и вскоре приступы стали периодически укладывать меня в постель, лишая подвижности. Все наборы медикаментов, которые мне выписывали в районной поликлинике, а также растирания различными жгучими мазями, включая «тигровую», лишь ненамного и ненадолго облегчали страдания.

Возникла боязнь сквозняков, резких движений, поднятия тяжестей — словом, все, так хорошо известное застарелым радикулитчикам. Рекомендовали мне друзья и некоторые йоговские упражнения. Но для их выполнения требовались время и условия, чем я далеко не всегда располагал, а главное, не хватало необходимого в таких случаях терпения. Вот так представился случай проверить на самом себе то, что я уже начал советовать другим.

Лежа, почти не имея возможности переворачиваться с боку на бок, я стал мысленно «загонять» биоэнергию туда, где ей следовало произвести целительное действие.

Результаты, вопреки моему скептицизму, не заставили себя ждать: я почувствовал облегчение в тот же день. А всего потребовалась неделя, даже меньше, таких самовоздействий по 10–20 минут в день, чтобы полностью забыть о ноющих болях в пояснице.

Прошло около семи лет, когда радикулит снова дал о себе знать невообразимыми болями. Виноват я, конечно, был сам: бравируя своей неуязвимостью, после горячего душа постоял на балконе в одних шортах.

Я начал вновь «загонять» «облачко» лежа на спине (в единственном положении, не вызывающем острых болей) при полной, разумеется, неподвижности. Уже через полчаса я мог, кряхтя, повернуться на правый бок, еще через полчаса — спустить ноги с дивана и сесть. А чуть позже встал, прошелся по комнате и даже смог подтянуться на домашнем турничке. Конечно, слабая боль еще сохранялась, но была терпимой. Понадобились лечебные «десятиминутки» еще в течение нескольких дней, чтобы справиться с неожиданным рецидивом болезни. Мне это удалось, и сейчас о радикулите остались только одни воспоминания.

О ликвидации более мелких недугов — я называю их неприятностями (невралгические покалывания в области сердца, простудные заболевания и т. п.) — говорить не стоит: по сравнению с радикулитной болью все это комариные укусы.

Так что и вы попробуйте метод самолечения биоэнергией и убедитесь в его действенности на собственном опыте, а он, как известно, самый ценный.

Итак, концентрация внимания на проделываемой процедуре, мобилизация фантазии для получения «облачка» или «дымка» и регулярность воздействия — вот все, что требуется для биомагнетического самолечения.

О том, как можно заставить работать биотоки человеческого организма, говорит такой факт. В 1959 году советскими конструкторами впервые в мире был создан биоэлектрический протез предплечья. Для приведения его в действие требуется только одно — мысленно представить, что рука должна выполнить то или иное движение. Для управления этим протезом используются биоэлектрические (соответственно усиливаемые) потенциалы мышц. Это уже не фантазия, а запатентованное инженерное изобретение, позволяющее практически применять биоэнергию.

Теперь уже никому не надо доказывать, что и сердце, и мозг, и все остальные органы, и весь организм в целом создают вокруг себя биоэлектрические поля. А рассмотренный нами метод простого самолечения — лишь один из путей использования скрытых возможностей нашего организма.

Несравненно труднее развить в себе способность к интуиции. И еще труднее научиться управлять взаимодействием сознательного и подсознательного. Однако некоторые наблюдения, и главным образом опыты и эксперименты, позволяют мне рассказать о первых шагах в этом направлении. Но должен предупредить, что это всего лишь направления поиска.

Прежде всего надо знать, что управлять взаимодействием сознательного и подсознательного («верхнего» и «нижнего этажей» мозга) можно только через единственный канал для входа и выхода информации, которым «пользуются» оба «этажа» сознания. А этот единственный канал (кабель, говоря языком телеграфистов) почти всегда занят болтовней абонента «верхнего этажа» (если помните, я говорил об этом), т. е. сознания.

В редкие случайные (еще реже по воле человека) моменты этот канал освобождается от нагрузки «верхним этажом». Вот тут-то сознательное «дает задание» подсознательному — в результате полностью «выключается» рассудок («верхний этаж» мозга) и появляется информация, подсказанная интуицией.

Научиться управлять сознательным и бессознательным — значит в какой-то мере подчинить своему Я «этажи» сознания. Вполне естественно, что такой «муштре» легче всего поддается «верхний этаж». И тут необходима тренировка внимания на заданном объекте, которая и помогает процессу мышления.

Неизмеримо сложнее «разбудить» «дремлющий» механизм подсознания, таинственный «генеральный штаб» интуиции. Его очень легко обнаружить путем волевого усилия, направленного на подавление и устранение монополии «верхнего этажа» на единственный канал-кабель для входа-выхода информации в мозг и из него (для сознания — из окружающей среды, для подсознания — от некоего «поля всезнания»). Достигнуть этого можно, по-моему, и с помощью йоговской медитации, которая, думаю, есть не что иное, как освобождение этого канала.

О себе могу сказать, что мне удалось опробовать этот прием, который для себя именую «бессмысленным умосозерцанием», т. е. достижением такого состояния, когда из головы ушли все мысли, — когда не думаешь о повседневных заботах, не возникают случайные ассоциации.

Когда слышишь «голос безмолвия», озарения приходят сами по себе. Очевидно, наши предки часто прибегали к услугам «нижнего этажа» сознания, слушая этот «голос безмолвия», повинуясь ему во всех моментах своей нелегкой жизни.

Гениальные прозрения древних обязаны «нижнему этажу» сознания, «знавшему» пути и способы подключения к некоему «полю всезнания», «голосу безмолвия».

Теперь остается рассказать о том, можно ли повернуть вспять стрелку так называемых биологических часов? Секрет графа Сен-Жермена, о котором я упоминал ранее, того таинственного графа, который удивлял современников и остался до сих пор неразгаданным феноменом, для меня заключается в его вечной молодости.

«Нет ничего, что могло бы избавить смертное тело от смерти, но есть нечто, могущее отодвинуть гибель, возвратить молодость и продлить краткую человеческую жизнь» — эти слова принадлежат Парацельсу.[11].

Все это очень заманчиво для тех людей, у кого завод биологических часов, встроенных в организм, на исходе. Но еще чаще нас тревожит состояние здоровья — ведь болезнь заставляет биологические часы идти к неизбежному финалу с лихорадочной скоростью.

Во все времена люди проявляли огромный интерес к тому, что могло продлить молодость и отодвинуть старость. Но так или иначе все сводилось к применению химико-биологических средств в расчете повернуть вспять стрелки загадочных биологических часов.

Психологи давно подметили одну особенность, присущую большинству увлеченных своей работой ученых, исследователей и вообще одержимых (в хорошем смысле этого слова) людей. Они, удовлетворенные своей деятельностью и образом жизни, живут дольше и старятся медленнее. Таких примеров множество, и они вполне убедительны.

Эликсир бессмертия и здоровья искали во все века. В книге Александра Горбовского «Стучавшие в двери бессмертия» изложено множество легенд, повествующих о том, как некоторым людям удавалось проникнуть в тайну вечности. Большое место отведено в этой книге и таинственной личности Сен-Жермена, секрет которого, как мне хочется думать, я разгадал, не прибегая к спиритизму и черной магии.

Перед тем как изложить свою догадку, я хочу еще раз обратить внимание читателей на перечень средств, с помощью которых пытались и пытаются вызывать обратимость процессов. Коротко, это различные эликсиры и вытяжки, используемые еще древними врачевателями, фармацевтические гормональные препараты, курортология, физиотерапия, различные диеты, стимуляция деятельности желез внутренней секреции, которым часто «приписывается ответственность» за старение организма, и даже их пересадка. Вот арсенал средств, которыми пытались и пытаются пробить брешь в бастионе, где Природа хранит одну из своих величайших тайн.

Если бы я был из породы благополучных, которые наперед знают, что то или иное явление невозможно, я бы вполне удовлетворился «подношениями» науки, складывая их в свой сундук памяти. Но, к счастью, я твердо уверен: путь, который мы выбираем в поисках нового, должен лежать в стороне от протоптанных дорог. Пусть это будет своя дорога, идя по которой можно и заблудиться, но даже в этом случае всегда произойдет встреча с необыкновенным, которое, пожалуй, и не заметишь, следуя по магистральному пути.

И я, как мне кажется, вступил на свою, никем не хоженную тропинку. Может быть, это даже и целина, по которой никогда не шел ни один человек. Но не хочу показаться слишком самонадеянным, скорее я просто натолкнулся на давно забытое.

Думаю, врач, мыслитель и провидец Парацельс, упоминая НЕЧТО, могущее отодвинуть гибель, возвратить молодость и продлить краткую человеческую жизнь, имел в виду не философский камень, не эликсир молодости.

Надеюсь, когда-нибудь вдумчивые историки, разбирая и переосмысливая труды этого ученого, натолкнутся на объяснение того, что Парацельс зашифровал в слове «нечто». Может быть, оно будет синонимом того, что сейчас современные ученые именуют биологическими часами? Может быть?

Мозг, где находится этот таинственный часовой механизм, — предположительно наиболее старое эволюционное образование организма. Правда, патологоанатомы не обнаружили этот механизм, как и многое другое, что, исчезая после смерти человека, не оставляет после себя никаких следов. Но разве от этого кто-либо перестал верить в то, что именно биологические часы у всех животных и растений обусловливают суточные ритмы, а также кратковременность или, наоборот, продолжительность жизни? И бабочка-однодневка, и столетний слон — все подвластны этим часам. Вначале часы идут точно, затем, с возрастом, начинают спешить, давать сбои и в итоге останавливаются. А раз известны особенности этих невидимых часов — точность в молодости, перебои в работе в старости и остановка в финале — значит, в их ход можно внести требуемые коррективы.

Йоги достигают анабиоза (или состояния, близкого к нему), путем замедленного дыхания, дозированного голодания и мышечного расслабления. Зимняя спячка многих животных имеет, вероятно, ту же основу. Биочасы замедляют свой ход и почти останавливаются, если организм сковал холод.

Возможность ускорения хода биологических часов проверена на опытах с пересадкой (трансплантацией) половых желез одряхлевшим старикам. Вначале наблюдался мощный «расцвет» всех функций организма, затем следовал быстрый спад. Мне представляется, что «подкормка» человека гормональными препаратами оборачивается тем же.

Но ни тормоз анабиозом, ни ускорение гормональными средствами не дают возможность повернуть время вспять.

Итак, вся наша сила — внутри нас: я имею в виду биологические часы и способ ими управлять. Ничего нового я не придумал, просто убедился в существовании в моем мозгу этих самых биологических часов и, как мне кажется, получил практическое подтверждение того, что их можно «починить», не прибегая ни к каким посторонним силам и воздействиям.

Кажущаяся открытием процедура управления биологическими часами проста и доступна каждому, кто захочет ее проделать. Для этого требуется воскресить в памяти какой-либо особо запомнившийся день вашей жизни пятилетней или большей давности, когда вас не тяготили сегодняшние недомогания, когда вы еще не чувствовали возраста, усталости, депрессии и т. п. — словом, тот день, когда не было поводов тревожиться за свое здоровье.

К сожалению, все подробности некогда счастливо прожитого дня надежно хранятся в кладовых глубинной памяти, а в поверхностной памяти (памяти сознания) остаются только один-два эпизода.

Но как к скупцу можно подобрать ключ, используя его слабости, так и глубинную память можно «расположить» к выдаче сознанию подробной информации о давно минувших радостных днях. Разумеется, это требует большой настойчивости, такта и терпения. Для начала надо вспомнить какой-то эпизод из прошлого. По опыту знаю, проще восстановить в памяти последние события дня перед сном.

Однако (об этом надо мне было сказать чуть раньше) воспоминания не должны быть только воспоминаниями, пусть даже радужными. Вы должны вновь мысленно стать (и верить в это!) такими, какими вы были в тот день, — здоровыми, беззаботными, счастливыми. Это значит — вновь пожить в минувшем времени. Пусть даже час, два. Чем больше, тем лучше! Но при условии, что воспоминания будут не обрывками «ленты памяти», а последовательными воспроизведениями былого, минута за минутой, час за часом. Только тогда можно получить положительный результат, тот, что я называю поворотом стрелки часов назад — к более благополучному состоянию организма.

Но где гарантия, что это не пустое времяпрепровождение, не интеллектуальная химера, подобная тем, что подчас выдаются за действительность пропагандистами различных «озарений» в области всевозможных панацей?

Я уже писал, что больше всего страшусь самообмана, самообольщения, пусть даже самого правдоподобного.

Что я чувствую в момент присутствия в своем счастливом прошлом, отдаленном от настоящего десятью годами? Что дает это условное перемещение своих чувств сегодняшнего Я в Я, каким оно было много лет назад, когда его бренная оболочка не имела никаких внутренних и внешних изъянов, привнесенных болезнями и временем? Могу сказать, что даже после недолгого пребывания в своем прошлом, присутствия при событиях целого дня, «проживаемых» как одно мгновение, организм получает такой заряд неизвестно откуда взявшейся энергии, который можно сравнить с порцией допинга, применяемого спортсменами в нарушение всех общепринятых правил соревнований.

И если вдруг окажется, что «перемещения» больного в его прошлое, когда он был совершенно здоровым человеком, сказались положительным образом на его теперешнем состоянии, то я готов буду поздравить его с весьма оригинальным открытием…

А жизнь коротка, и совсем не обязательно проводить остаток лет, блуждая по лабиринтам таинственного с нитью Ариадны. Но мои опыты, мне кажется, все же интересны, а главное, могут как-то послужить людям, у которых хватит смелости и терпения хотя бы для того, чтобы пройти по моим следам.

Пусть эти пути пока не очень исхожены и кому-то покажутся иллюзорными, но только пройдя по ним, я в этом убежден, можно найти нечто новое…

Вот еще несколько полезных, на мой взгляд, дополнений; они, надеюсь, помогут вам укрепить здоровье и избавиться от болезней.

Спешу предупредить — это не выдумки, это осмысленные и проверенные на практике рекомендации моих знакомых и незнакомых, обнаруживших их благотворное действие.

Первое.

Вставайте с мыслью, что вы здоровы, и засыпайте с ней — это одна из заповедей хатха-йоги. Это не что иное, как утреннее задание «верхнему этажу» сознания в программировании здоровых биохимических процессов, а вечером — заданный план действий организму во время сна. Едва ли следует что-то добавлять к сказанному.

Второе.

Валерий Брумель, наш знаменитый прыгун, после страшной травмы был довольно долго прикован к постели (шел процесс восстановления после переломов). Он мысленно проделывал свои знаменитые прыжки — полеты, что и помогало ему успешнее справиться с травмой. Я всегда рекомендую это «упражнение» своим друзьям, которых несчастье заставило оказаться в положении знаменитого спортсмена, или тем, кто испытал «оковы» паралича или парезов. И должен сказать, что советы, принятые к исполнению, всегда действовали благотворно, не говоря уже о том, что вреда принести они, безусловно, не могут.

Третье.

Лет этак двадцать назад, если не больше, мне попалась на глаза заметка с объяснениями, зачем человеку зевота и сонное потягивание. Автор ее очень убедительно доказывал: хоть и то, и другое считается неприличным в присутствии посторонних, но очень нам нужно. Я — сторонник хороших манер, поэтому зевать и потягиваться в обществе не рекомендую. Лучше это проделывать, лежа в постели утром и вечером перед сном.

Что дают эти процедуры (назовем их так)?

Зевота расслабляет лицевые мышцы и улучшает их тонус, что особенно полезно женщинам, а потягивание приводит, говоря словами автора заметки, к выработке дополнительной биоэнергии, биотока, подобно тому, как это происходит в диэлектриках. В результате сонного потягивания образуются дополнительные заряды, порции биотоков, что, благотворно действуя на протекающие в организме биохимические процессы, снимает усталость и перенапряжение в мышцах.

Четвертое.

Известно, что некоторые краски, например оранжевая, лишают вирусы их биологической активности. Как тут не вспомнить оранжевые одежды индийских йогов, буддийских и ламаистских монахов и старорусский обычай закрывать оконце в избе и колыбельку больных корью детишек красными и оранжевыми тряпицами!

Вообще, если чувствуешь себя рыболовом, закидывающим удочку в стремительный, все расширяющийся поток информации, временами удается обнаружить весьма много любопытного.