ОЧЕНЬ Петербургские сказки.

Электронная версия полиграфического издания.

(исправленная и дополненная).

Рисунки И. Ю. Яблочкиной.

В книге петербургского автора Андрея Зинчука любитель жанра найдет все – от легких сказочных миниатюр для детей до филигранных, афористичных зарисовок для вполне взрослых людей. И три большие сказки для читателя любого возраста.

Все события в книге, как это обычно и принято в хороших сказках, происходят в наше время. Как это и принято в хороших сказках, здесь полно чудес: моментальные и легкие превращения, мгновенные перемещения в пространстве, герои-нелюди и люди-волшебники, вечность, которая длится всего один предновогодний день… И происходит это на фоне вполне земных и обыкновенных вещей – на фоне любви, ненависти, страха, дружбы, симпатии. Как это и принято в хороших сказках, автор ироничен и терпим.

Замечательно, что автор придумал новых, своих, героев. Они неожиданны, забавны, привлекательны. Спасибо автору: сказка торжествует – читателя ожидает интересное и веселое чтение.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Борис Стругацкий.

Посвящаю.

моим терпеливым.

родителям.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Часть этих волшебных историй была написана Очень давно. Скажем, не преувеличивая, лет этак двадцать (если даже не двадцать пять) назад. Случилось так, что однажды, еще молодого и несмышленого, судьба забросила их автора в крохотный садик, расположившийся несколькими своими деревьями и кустами по соседству с Львиным мостиком, что переброшен через Грибоедов канал.

О, это было замечательное время! Тогда люди жили не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для того, чтобы получать от жизни удовольствие: вдоль канала стояли огромные Очень красивые тополя и лежали перевернутые кверху дном катера и лодки, а набережная была вымощена самой красивой в мире черной граненой брусчаткой. Кроме прочего, неподалеку от садика по набережной пролегали рельсы 36-го, почти всегда пустого, трамвая, тоже, видимо, ходившего по городу просто так.

Этот удивительный оазис так поразил воображение автора, что он решил остаться в нем по возможности дольше – завел себе поблизости друзей и знакомых, да и вообще старался бывать тут как можно чаще, совершенно, впрочем, не понимая, что его сюда так неодолимо влечет. Пока, наконец, не сделал одного Очень важного открытия: выяснилось, что на одной из скамеек вышеописанного садика иногда удается сочинять небольшие истории преимущественно волшебного содержания. (Разумеется, рядом жила прелестная девушка, под-то ее окнами автор и писал!).

Их и было сочинено в те прежние времена ровно пять.

Потом все изменилось: на место романтиков повсеместно заступили прагматики. Крепчайшую драгоценную брусчатку, по которой ходило и ездило не одно поколение петербуржцев, они сменили на банальный асфальт – словно раскатали по городу большой серый блин. Отменили хождение ненужного, по меркам здравого рассудка, трамвая. Зачем-то спилили большинство старых тополей. Убрали с канала мешавшие им лодки и катера. На месте садика взгромоздили весьма обыкновенный дом, как оказалось, стоявший тут когда-то Очень давно. (Правда, и сейчас еще, проникнув в его двор, можно найти два-три сохранившихся дерева из бывших прежде и несколько чудом уцелевших кустов.) В результате произведенных прагматиками разрушений жизнь в городе сделалась скучной.

Следующее поколение петербуржцев, возможно, захочет ее изменить: оно вернет на место крепкую граненую замечательную брусчатку. Разложит по набережной канала романтические лодки и катера. Пустит старый 36-й ненужный трамвай и посадит новые деревья на месте исчезнувших. Оно сумеет восстановить нормальную жизнь по сохраненным автором чертежам волшебных сказок, к которым со временем добавилось еще несколько, но написанных уже в наши неуютные времена.

ОДУВАНЧИК.

Мальчишка, который совсем еще недавно родился в Городе, но был уже и умным, и красивым, стоял перед зеркалом.

Умным мальчишка был потому, что знал, например, как тридцать шестым номером трамвая доехать до бабушки. А красивым – потому что вокруг носа было у него много прозрачных коричневых веснушек, а на голове росли рыжие колючки.

Мальчишка смотрел в зеркало на свои веснушки, которых было много, на синяки и царапины, которых тоже было достаточно, и думал о том, что у него есть все, необходимое настоящему мужчине приблизительно его возраста.

И думал так до тех пор, пока однажды его знакомая – девчонка из соседнего дома – не заметила всего этого великолепия и не спросила:

– Тебя что, воробьи поклевали? – И назвала почему-то Чертополохом.

Мальчишка обиделся. Он потрогал свои синяки и поковырял царапины. Синяки были на месте, царапины тоже.

"Чертополох!…" – подумал он с обидой и с грустью вспомнил, что мама зовет его Подсолнушком.

Когда мальчишка в следующий раз вышел из дому, то опять встретился со своей знакомой девчонкой. Она словно назло ему шелушила подсолнух и кормила семечками воробьев.

Мальчишка хмуро прошел мимо и подумал, что он не хочет больше быть ни Чертополохом, ни Подсолнушком… Тут он увидел одуванчик. Увидел и решил, что Одуванчиком он бы, пожалуй, стал.

У мужчин решено – значит сделано. И мальчишка стал Одуванчиком. Его мама, когда он пришел домой, всплеснула руками:

– Только этого мне и не хватало!…

А мальчишка насупился и молча прошел в комнату, где стояло зеркало.

На следующий день он опять встретился со своей знакомой девчонкой. Она сама подошла к нему и спросила:

– Гуляешь?

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Гуляю, – ответил мальчишка.

– А… – сказала девчонка. – А я тоже гуляю!

Они помолчали. Потом девчонка спросила опять:

– А ты теперь кто?

– Теперь я Одуванчик, – ответил мальчишка. – А ты?

Девчонка растерялась, не зная, что ответить, захлопала глазами:

– Я!… Я!… – А потом взяла и, собрав всю свою злость, дунула на мальчишку. И мальчишка осыпался. Он ведь и на самом деле был Одуванчиком.

Потом девчонка убежала. А мальчишка остался стоять во дворе. И на его голове по-прежнему гордо торчали рыжие колючки.

СЛОНЫ НА АСФАЛЬТЕ.

Была ни зима, ни осень, ни весна, ни лето, а нечто ни на что не похожее, когда небо все в серых пятнах, отчего кажется, что это никогда не кончится, а если и кончится когда-нибудь, то за ним наступит такое же или, не дай Бог, еще хуже!

Был старый дом. Был темный двор-колодец. Во дворе шел сокрушительный ремонт – тяжелый каток с грохотом мотался взад-вперед по горячему асфальту.

В доме жил маленький Художник, которому ремонт надоел. И вот однажды… Однажды он взял зеркальце, поймал им лучик холодного солнца и нарисовал зайчиком у себя под окном – на асфальте, там, где была тень, – большого слона. Посмотрел на него и улыбнулся: слон лежал, растопырив в стороны четыре свои ноги, и как будто о чем-то мечтал.

Тут к слону, фырча и отплевываясь соляркой, подкатил каток и намотал его на свой огромный железный барабан. И слон поехал на барабане туда и сюда, вперед-назад, и каток принялся печатать на асфальте больших солнечных слонов.

Слоны получились похожими друг на друга, как братья, но вместе с тем и немного разными (асфальт, как и многое в этом Городе, был положен вкривь и вкось). Так, один из них оказался толстоват, другой худоват, третий коротковат, у четвертого плохо пропечатался хвост, пятый, шестой и десятый выглядели вполне прилично, а одиннадцатый – самый маленький – производил, прямо скажем, несерьезное впечатление. Двенадцатому повезло меньше других – он остался и вовсе без ушей.

А машинист в это время крутил баранку нелюбимого катка, тянул ядовитый "Беломор" и мычал сквозь зубы веселую песню. Наконец он заметил, что вместо гладко укатанного асфальта у него получается вообще черт знает что (ни на что не похожее!), остановил каток и подошел к слону, который за время путешествия по горячему асфальту так крепко приклеился к барабану, что не было, казалось, никакой возможности его отодрать.

– Вот я тебя, беспризорник! – сказал Машинист и ковырнул слона монтировкой. Но только поцарапал барабан.

Тогда Машинист вытащил из кармана слойку, купленную к обеду Любимой Женой, и сунул ее под нос слону. Слон от радости вильнул хвостом, а Машинист схватил его за хвост и отодрал от барабана. Слон пролетел по воздуху и шлепнулся на асфальт. Потом поднялся, покачался и побрел вдоль стены, недовольный тем, что ему не дали покататься.

Машинист же залез в кабину, дал задний ход и поехал на обед.

Остальные слоны поднялись с асфальта сами, без посторонней помощи, вследствие одной из главных причин всего того, что происходит на свете: из любопытства. И из любопытства же разбрелись по Городу. Каждый выбрал себе уголок потемнее и принялся ждать захода солнца – не без оснований он опасался, что хмурое солнце может запросто с ним расправиться – только попадись ему на глаза!

Ночью слоны вышли на улицы. Правда, за вечер они сильно поблекли – им ведь пришлось освещать самые темные уголки, – но, тем не менее, оставались вполне симпатичными слонами.

Зажглись фонари. А потом, когда настала глубокая ночь, и именно тогда, когда фонари бывают более всего необходимы, – они погасли. И тут жители Города приготовились по обыкновению ругаться, каждый на свой лад:

– Какая темнотища! – насупился бы один.

– Развели тут!… Ни одного фонаря! – бубнил бы другой.

– Как же я дойду до дому?! – сокрушался бы в это время третий и брел впотьмах в противоположную от своего дома сторону. Но на этот раз неприятностей не произошло: один из слонов загородил ему дорогу, и запоздавшему прохожему при слабо мерцающем свете удалось прочитать название чужой улицы и чужой номер дома. Он тут же повернул назад, а слон тихонечко поплелся следом в надежде на благодарность.

Второй слон пристроился у водосточной трубы и наблюдал, как на ее холодной поверхности собираются капли ночной росы.

Третий подался на набережную и завел длинный разговор с рыбаками о прелестях ночной рыбной ловли.

Четвертый отправился в гости к своим собратьям в Зоопарк.

Пятый, шестой и десятый просто бродили по Городу. А одиннадцатый мирно похрапывал в подворотне возле кладовки дворника. Двенадцатому повезло, как всегда, меньше других – ему пришлось мирить двух поссорившихся влюбленных. А потом, как с капризными детьми, бродить по Городу всю ночь напролет, чтобы они опять не поссорились или чтобы их кто-нибудь не обидел.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

То там, то здесь, то на улице, то в подворотне, а то и на крыше дома вспыхивали неяркие огоньки, и по ним можно было догадаться, что по Городу идет, покачиваясь, солнечный слон.

Недоверчивые горожане отреагировали на эти события по-разному. В основном, как это чаще всего и бывает, никто ничего не понял:

– Слон? В парке? Ночью?! Не верю! И честному твоему слову не верю!

– На крыше? Видел? Кого? Вот такого?… Этими своими глазами? Иди, проспись!

– Ночью? Слон? Подсветил номер дома? Ты бы лучше проверил свой бумажник, растяпа!

И к утру – готово дело – расцвели зловещие слухи о том, что в Городе орудует шайка циркачей и иллюзионистов.

Долетели эти слухи и до семьи Машиниста. Он был разбужен соседями, принесшими известие о том, что группой злонамеренных лиц угнан от дома его нелюбимый каток! (Что тут же было проверено из окна Любимой Женой Машиниста, и что, конечно же, оказалось стопроцентным враньем!).

К утру была поставлена на ноги не только вся милиция, но так же – шутка ли? – и городское охотничье Общество. С ружьями. И – страшно сказать – сетями!

А в Городе в эту ночь не было совершено ни одного преступления! Мерцающая гора внезапно вырастала перед глазами грабителя, затаившегося в темном углу – кто-то сильный и бесстрашный бродил по улицам Города в глухую пору нелюбви, в разбойный час. И, не чуя под собой ног, не разбирая дороги, грабитель припускал прочь, подальше от места ужасной встречи.

Когда под утро слоны, уставшие от ночного дежурства, собрались вместе на Главной Площади Города, их слизнуло с асфальта равнодушное утро…

…Но вечером они появились опять, и снова бродили по улицам, светились, наводили свои порядки и не давали уснуть скучным сонным гражданам. И среди граждан пошел слух, что в Город вернулись Белые ночи.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

МАЛЕНЬКОЕ.

КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.

Дима собрал вещи и двинулся к выходу.

– Ты куда? – спросила мама, вытирая руки о передник.

– В Индию.

– В Индию?!

– У меня там друг. Его зовут Петр Иванович. Я получил письмо. Он пишет, чтобы я приехал! – И Дима нетерпеливо махнул авоськой.

– А зачем ты шубу надел?

– Там холодно.

– Там тепло!

– Да? А холодно где?

– Наверное, в Канаде.

– В Канадии? Тогда в Канадию. А туда сколько ночей?

– Пять.

– На пароходе?

– На пароходе.

– А билеты?

– Билеты покупать надо.

– Заранее?

– Заранее.

– За деньги?

– За деньги.

– А я маленький! Я в Ессентуки бесплатно езжу!

– В Ессентуки ты с папой ездишь.

– А папе можно?… Со мной в Канадию?

Мама ничего не ответила. Она оделась и "все равно" ушла куда-то по своим делам, в магазин. Дима остался один.

"Уеду-уеду-уеду", – не оставляла его заветная мысль, пронзительная, словно старая глиняная свистулька "уйди-уйди". – "Вот только позавтракаю – и уеду!".

Дима вернулся в комнату, выскользнул из своей коричневой в серую клетку шубы, а потом уселся за стол.

– Сейчас в Канадии хорошо!… Утки, наверное, летают… А эскимосы сидят на льдине и едят мороженое. И знать ничего не хотят о кефире. А тут ведь даже не кефир – просто простокваша!

Дима сделал несколько глотков. Тут его взгляд остановился на шкафу, где с прошлой зимы лежала завернутая в газету папина эскимосья шапка с ушами, привезенная откуда-то из Канадии или из другой северной страны. Мигом из кухни был притащен трехногий табурет и установлен на четырехногом стуле. И через секунду Дима стоял на самом верху этой пирамиды в папиной зимней шапке и молча озирал открывшиеся перед ним просторы чужой страны.

Мир сразу же вырос: газета, упавшая на пол, превратилась в скользкую, начавшую таять льдину, по которой и ходить-то опасно! А шуба – в коричневого в серую клетку медведя, которого еще предстояло убить. Последние остатки комнаты закружились и умчались вбок, за шкаф. Потом исчез и сам шкаф.

Теперь перед Димой расстилалось огромное снежное поле… И край земли, откуда начинается море… И льдины – торосы что ли? Как большие поломанные корабли… А там вдали – полоска земли. Может быть, даже Африки. Или не Африки?!

Над головой Дима увидел косяк уток, улетающих по направлению к загадочной земле. Только разве утки летают косяками?

– Эй, что вы делаете!? Косяками – это рыбы! А утки… утки – очень трудным словом: пара… лепси… лепи… или нет… трехсторонником!

Заметавшиеся было в небе утки, громко крякая, перестроились в треугольник, фигуру из телепередачи для старшеклассников.

– Ну вот, теперь правильно!

Потом Дима заметил, что на одном из торосов пристроились со своим мороженым эскимосы.

– Эскимосы же не едят мороженого! Им ведь и так холодно! Им не положено! Они простудятся и заболеют! Они трубки курят… Ну, конечно, трубки. А в трубки набивают… порох!

Дима махнул эскимосам рукой и громко крикнул:

– Здрасьте!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Эскимосы укоризненно покачали головами и исчезли. После них осталось только большое кольцо дыма, синего на солнце, и висело до тех пор, пока не растаяло.

Теперь Дима стоял один. Опять пролетели утки… И опять было бескрайнее белое поле… И край земли, откуда начинается море… И ослепительное северное солнце… Такое ослепительное, что пришлось надвинуть на глаза папину зимнюю шапку… И взявшийся вдруг откуда-то ненастоящий медведь, коричневый в серую клетку, в которого стрелять – просто преступление, такой он глупый… И далекая страна Африка, которой полагается быть и вовсе в другой стороне света… А может быть, совсем и не Африка!…

– Ладно, – твердо сказал Дима. – Будем считать, что в Канадию я уже съездил. – И снял шапку. – Уф-ф… Жарко! Если в Канадии жарко, то в Японии, наоборот, должно быть прохладно! Поеду в Японию!

Дима слез с трехногого табурета, потом с четырехногого стула и побежал в ванную, где висел мамин халат, очень японский на вид.

Халат был красный, красивый, с длинными рукавами, из-под него торчали только кончики Диминых ботинок. Стоя посередине ванной, Дима приложил руки к вискам и растянул глаза в стороны, как мама, когда она показывала японцев:

– Цуки-цуруки. Агама-атагама!

Вылезший из-под ванны кот хитро подмигнул желтым глазом, как всамделишный японский дракон, только серый. А в зеркале Дима увидел настоящего маленького японца… А потом еще одного, и еще – много японцев! Они шли мелкими шажками Диме навстречу, держались руками за виски – кто сильней скосит себе глаза – и пели на разные голоса:

Мы японцы.

Мы – японцы.

Вы японцы?

Мы японцы!

И Дима, шагая мелкими шажками им навстречу, отвечал:

Я японец.

Я – японец.

Вы японцы?

Я японец!

И кланялся в обе стороны.

Правда, при этом он один раз стукнулся головой об ванну. Только разве это имело значение? Ванна-то ведь тоже была японской! Но все-таки Дима пошел в комнату, где было побольше места.

Комната, пока он ходил превращаться в японца, теперь больше всего на свете была похожа на дворец японского императора… То, что в Японии есть император, Дима помнил точно. Но чем именно занимаются императоры в Японии – забыл.

"Цари и короли понятно, приказывают. Министрам отрубают головы. А императоры… императоров… Да ведь они же ничего не могут делать, потому что у них – вот же, вот! – все время заняты руки! Они просто так ходят и смотрят!".

И Дима принялся ходить по комнате, как настоящий маленький японский император, растягивая руками в стороны свои русские, обычно круглые, глаза.

"Они слушают японскую музыку, которая утром передается для них по радио, сидят на троне, который давным-давно был когда-то стулом, а мама читает им книжки про Японию… А когда они проголодаются, они берут вот эти папины карандаши и едят ими рис, который сварит им мама!".

Дима подошел к письменному столу и хотел было протянуть за карандашами руку…

"Но ведь у них же все время заняты руки! А это значит… это значит, что… Значит, императоры в Японии целый день ходят голодные!".

Дима замер, пораженный этой новой ужасной мыслью, отчего руки у него опустились, и он тут же перенесся из Японии обратно в комнату.

Ничего не изменилось за время его путешествия: даже кефир, и тот стоял на прежнем месте. Дима схватил бутылку и с жадностью принялся его пить.

"Императоры в Японии целый день ходят голодные!… Императоры в Японии целый день ходят голодные!… Императоры в Японии!… Бедные императоры!" – и не заметил, как выпил всю бутылку.

"Ну, теперь можно в Индию!".

Но Дима не успел поехать в Индию к своему другу Петру Ивановичу (который даже написал ему письмо), хотя и надел для этого бабушкины зеленые тапки и обмотал голову полотенцем – вернулась из магазина мама.

– Скучаешь? – спросила она, входя в комнату. – Сейчас мы с тобой перекусим и поедем далеко-далеко, в Зеленогорск! Ты ведь хотел поехать?

– Мама…

– Что?

– Мама, я хочу в Индию…

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Куда?!

– Ну, в Индию. Там носороги.

– Носороги в Африке.

– Тогда в Африку!

– А как же Канада? А Канаду уже не хочешь?

– В Канадии я сегодня уже был. И в Японии уже был. Давай поедем туда, где носороги?…

– Ладно, давай поедем.

– Ура! Вот тебе папина шапка… Мы сначала заедем в Канадию, а потом – на пароходе – в Африку. Там недалеко, я видел. Ну же, давай, поехали!… Вот большое снежное поле!…

– И край земли, откуда начинается море?

– И льдины…

– Торосы, что ли?

– А там, вдали…

– Полоска… полоска земли!

– Это Африка!

– Что это?! Боже мой!… Но ведь этого не может быть, Димочка!… Это же… Это же в самом деле Африка!

ОЧЕНЬ.

– Дождь на улице. Не покататься на велосипеде. Не люблю, когда кончается лето! Ты обещал рассказать мне сказку.

– Хочешь, я расскажу тебе про маленького мальчика, который стал Одуванчиком?

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ну… Это очень грустная история. И потом ты ее уже рассказывал. А правда, ты можешь придумать сказку про все, о чем я попрошу?

– Правда.

– Тогда придумай, пожалуйста, про садик, в котором я гуляю!

– А как ты хочешь – чтобы с волшебниками, или на этот раз, может быть, обойдемся без них?

– Ну конечно с волшебниками!

– И немного грустную?

– Чуть-чуть!

– Значит, с волшебниками? И чуть-чуть грустную? Что ж, дай мне подумать… Ну вот, готово. И высунь-ка, пожалуйста, нос из-под одеяла!

Давно это было. Ну, не то чтобы совсем давно, но и не то чтобы недавно. А так – серединка-наполовинку. Проще скажем: вчера.

Стоял над Городом большой туман. И не было видно в этом тумане ни домов, ни собак, ни людей. И это было хорошо, потому что многим нравится гулять по улицам в одиночестве! И жил в одном доме Волшебник. Каждый день выходил он на улицу погулять и подумать над тем, что бы ему еще совершить такого волшебного?

И вот однажды… (О, это великолепное слово "однажды"! С него-то обычно и начинается все самое интересное в нашей жизни!) Однажды… когда на Город опустился большой туман, Волшебник шел по улице, заложив руки за спину (так в большинстве своем и ходят волшебники), и мечтал:

"Хорошо бы, – мечтал он, просверлить в Луне дырку, просто так, для чего-нибудь. И еще хорошо было бы сделать Очень Тепло… Потому что, когда Очень Тепло, тогда можно Подольше Гулять!".

Тут Волшебник остановился.

"Или, например, сделать Очень Интересно! Или Очень Красиво! Или даже Очень Здорово! А может быть, просто вообще – взять и сделать… Очень! Причем, не просто Очень, а Очень так, что буквально всем ОченЯм было Очень! Ну просто Оч-чень!".

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

У волшебников решено – значит сделано. Волшебник замечтался (делая Очень), и не заметил, как очутился в маленьком садике, приткнувшемся возле нашего дома. (Да-да, вот тут-то оно все и начинается, наконец!) А заметив, огляделся и… буквально не поверил своим глазам: на тумане висели огромные золотые буквы. Не на доме, не на заборе, а просто так: на тумане.

Волшебник страшно удивился. А поскольку он был еще и Очень Любопытным, этот Волшебник, то подошел поближе, чтобы разобраться.

"Может, я сплю? – подумал он. – Может быть, это мне просто снится?" – Он ущипнул себя за нос, подпрыгнул… Но нет – буквы продолжали висеть в воздухе, как висели до сих пор. С одной из них даже капала вниз золотая краска. Капли падали в мелкую лужу, и по ней во все стороны бежали радужные круги.

"Какое безобразие! – подумал Волшебник. – А что если они – эти буквы – свалятся на голову какому-нибудь прохожему и, чего доброго, попортят ему шляпу?!".

Правду сказать, он ведь был немного завистлив, этот Волшебник, и ему не Очень понравилось, что кто-то хозяйничал в Городе без его ведома!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Волшебник пригляделся и попытался прочитать кем-то написанное слово. Он ведь был уверен, что оно какое-нибудь… какое-нибудь обязательно волшебное! Однако к этому времени буквы уже успели истаять и теперь висели в воздухе золотистыми прозрачными льдинками, отчего слово можно было читать как хочешь: слева� направо и сверху вниз. И даже снизу вверх. И как угодно, хоть по диагонали: с угла на угол – все равно было непонятно. Короче говоря, это было удивительное слово! Но разве мало на свете удивительных слов?

Волшебник привстал на цыпочки и стер слово. И тут же руки у него стали золотыми. Не зная, что делать с такими руками, он спустился к каналу и принялся их мыть. И тотчас же вода в канале окрасилась в золотой цвет. И в ней заколыхалось отражение домов и деревьев. И вот что странно: и дома-то вроде бы как дома… да не такие, как прежде! И деревья как деревья, да уже не те, что были раньше: листья на них золотые, с изумрудными прожилками!

Вскоре налетел ветер, смял изображение, и по воде побежала мелкая рябь, похожая на морщины.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Волшебник поднялся от воды, огляделся и… увидел вокруг себя такой же золотой мир. Только намного больше того, что был в канале! И в этом Большом мире происходило самое что ни на есть настоящее волшебство: настоящий туман прятал настоящих заблудившихся собак, и настоящий ветер шевелил первыми настоящими золотыми листьями. Некоторые из них обрывались и с тихим шелестом падали на землю. И все это происходило само собой, как будто и не было на свете никакого Волшебника!

Видя такое дело, Волшебник вконец расстроился и побежал домой. Где он и расплакался. Он ведь был Очень Маленьким, этот Волшебник, буквально первоклассником! Да и был ли он на самом деле Волшебником, или это ему только казалось?…

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Ну а в садике в это время началась настоящая золотая Очень: было Очень Интересно, и Очень Красиво, и даже Очень Здорово, наконец! Очень была такая, что буквально всем ОченЯм была Очень – она была налита в Город до краев! И было совсем неважно, что на этот раз Волшебник чуть-чуть, самую малость (буквально на одну букву!) ошибся (у него недавно выпал зуб и он немного – "сють-сють" – присвистывал), отчего и вышло у него не "Очень", а "Осень", потому что в этом Великом Городе всегда было Очень! – Было Очень Трудно, иногда Очень Грустно, бывало и Очень Страшно. Очень было зимой, но зато и летом ведь тоже было Очень! Потому что в Городе была Очень.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

ДОЖДЬ.

На площади около театра, как это Очень часто бывает после окончания Большого Дождя, пахло овациями… Прошел Дождь и перешлепал всю площадь серыми ладошками капель. И тогда Город, как это было однажды замечено Поэтом, стал похож на серую розу, распустившуюся во время ненастья.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

В минутной тишине, которую Дождь оставил после себя, робко звякнул трамвай, дернулся грузовик, стрельнул мотоцикл – и вот они с грохотом двинулись. А по тротуарам (как кузнечики!) запрыгали через лужи прохожие, спеша устроить свои дела. И вновь началась обычная городская сутолока, и посреди нее завертелся отлакированный Дождем Регулировщик.

Тут же появились недовольные: прохожий, налетевший на неподвижно стоящий трамвай, ругал раззяву-вагоновожатого. Тот отчаянно трезвонил застрявшему на путях старенькому "Москвичу", за рулем которого сидел всклокоченный Неудачник. И водители, и прохожие (хором) ругали Регулировщика. Он же проклинал их всех, а более всего – свою жизнь.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

В дыму выхлопов неслись прохожие… Неслись мимо газетного киоска с прогнутой крышей, совсем, впрочем, не замечая его. А там за стеклом сидел Очень Живописный Продавец во взъерошенной коричневой шубе. Сидел давно и, в общем-то, зря, потому что никто не покупал его газет: мало кого волновали сегодняшние события – все спешили в завтра. (Выпуск же завтрашних газет, к сожалению, еще не был налажен промышленностью!).

А рядом с киоском на тумбе сидел Задумчивый Дворник. Перед ним была мелкая лужа, и он гонял по ней метлой целую флотилию окурков. И никому не было дела до его кораблей!

А на другой стороне площади, под часами, стояла Одинокая Девушка. Часы показывали уже десять минут четвертого, но к Девушке никто не подходил!

В этот самый момент и появился среди городской сутолоки Некий Старичок: в кургузом пиджачке, неглаженых брючках и кепочке (как было потом замечено), надвинутой на самые глаза. Старичок увернулся от самосвала и огляделся: заметил Задумчивого Дворника, Одинокую Девушку, Очень Живописного и Очень Печального Продавца газет… вытащил из внутреннего кармана пиджачка маленькую серебряную трубу и дунул в нее: над грохочущей площадью поплыл тонкий и странный звук.

И тут же, неизвестно отчего, прохожие остановились и подняли головы: откуда? Уж не с неба ли прилетела эта грустная нота?

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Пассажиры выглядывали из окон трамвая и крутили головами. Водители настороженно разглядывали Регулировщика, а он отвечал им тем же.

"Это нам показалось!" – подумали водители и спрятались обратно в кабины. За водителями успокоились и пассажиры, а прохожие опустили головы. Регулировщик взмахнул своей полосатой палочкой, и… и вновь все завертелось и покатилось, поехало и понеслось. И уже через минуту напрочь было забыто о том, что недавно прошел Дождь. Да такой сильный, что он даже остановил движение! Отошел на задний план Театр, возле которого начали разворачиваться события. Были позабыты слова Поэта о серой розе… Забыта, забыта прекрасная роза! Разумеется, забыт и сам Поэт!

Вдруг – стоп! – та же печальная нота.

Все вновь остановились, на этот раз не на шутку встревоженные, осмотрелись… и только тут заметили Старичка, который вертел в руках маленькую серебряную трубу: он ковырял в ней пальцем, что-то вычищал оттуда и вытряхивал. А потом набрал в грудь побольше воздуха и дунул. И труба странным образом запела – от ее голоса сорвалась с крыш лавина свежего ветра, небо очистилось от мутной дымки и задышало прохладой. Лужи на асфальте стянуло тонкой корочкой льда, и под ней начали распускаться холодные цветы…

– Что это?! Смотрите, смотрите! – заговорили в толпе.

– Что он делает?

– Он портит нам нашу Очень!

– Кто это? Откуда он взялся?

– Кажется, он вышел из дверей театра!…

– Что вы, его привез в своем "Москвиче" Неудачник!…

– Да нет же, он так и живет со своей трубой тут, на площади!…

– Его нужно немедленно остановить!

– Нужно позвать милицию! – Голоса зазвучали громче.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

К этому времени над бледными ледяными цветами закружили белые пчелы… Все быстрее и быстрее. Presto, Prestissimo. (Быстро, Очень быстро.) Быстро, как только можно. И еще быстрее! И вот уже не видно их кружения – все пространство над площадью переплели сплошные белые нити. И тут немногочисленные деревья, кое-где натыканные вокруг площади, в полной растерянности скинули вниз свои ослепительные одежды…

Утверждали, что видели и последнее – возник на мгновение в холодном воздухе призрак: Город, по самые окна занесенный снегом, с заледеневшими стенами домов, выстуженными парадными и сугробами, в мертвой тишине валящимися с неубранных крыш. Город с пустыми белыми парками, откуда Кто-то навсегда выдул жизнь, с остывшим Солнцем и замерзшим в воздухе Дождем…

…а Старичок все дул и дул. Уже и сама труба покрылась тонким налетом инея, отчего Старичок зябко перебирал пальцами, а люди все стояли и слушали чистый голос, и им казалось, что он просит их остановиться, потому что хлопотливая Очень уже… (всего несколько минут назад!) кончилась и им некуда больше спешить. И люди оглядывались, и снимали шляпы, и приветствовали друг друга:

Кто-то кого-то взял под руку, а тот – другой – доверчиво склонил голову к его плечу;

Кто-то нагнулся и поднял оброненный в суматохе зонтик и отдал его хозяину;

Кто-то уступил в трамвае место Беспокойной Старушке, а она все вскакивала и выглядывала из окна, и бормотала, вытирая платочком сухие губы:

– Экий он… Экий он… – и не находила слов.

А потом вдруг нашла Очень старое:

– Экий он… пионэр! – застеснялась и успокоилась.

…а кто-то просто улыбнулся.

Регулировщик спрятал свою полосатую палочку в карман и подошел к ожидавшей его Девушке.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

В киоске разобрали все газеты, даже поза-поза-позавчерашние, и Продавец не брал за них денег.

Задумчивому Дворнику (как выяснилось, студенту филологического факультета Университета) проходящий мимо Художник (студент Академии художеств) нарисовал мелком на асфальте большой Чайный Клипер.

Все вместе завели и столкнули с трамвайных путей старенький "Москвич" Неудачника.

А маленькая труба пела и пела: – Ру-ру-ру-ру! Ту-ру-ру-ру! И все, кто слышал ее голос, понимали, что беспокойная Очень и в самом деле кончилась… Но Зима не сможет одолеть Город – на этот раз вслед за Оченью настанет теплое волшебное Лето.

И оттого вновь ударил в ладоши Дождь!

Piano (негромко).

Дождь – славный,

на тонких ножках – Дождь,

Дождь лукавый,

грибной,

озорной,

чудный.

Дождь.

Ну а что же Старичок? Видели, как он спрятал свою трубу во внутренний карман пиджачка и устроился в углу площади на газетах.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

СКАЗОЧНЫЕ ПОВЕСТИ ГРИБАБУШКА, ИЛИ НЕМНОЖКО КОЛДОВСТВА.

К истории вопроса о Колдовском лесе.

Шел дождь. Что было вполне обычным явлением для этих северных мест: под дождем мокли необозримые луга и простирались необозримые болота. А вкруг болот, в свою очередь, стеной стояли такие же необозримые леса. За лесами, за лугами и за болотами на севере необозримой страны неподалеку от большого Очень красивого Города, за свалками и совхозными полями, в стороне от дачных поселков укрылся от чужих взглядов еще один лес – Колдовской, тайный. А начинался он с высокого песчаного косогора, где шумели под ветром сосны…

Колдовским лес прозвали потому, что хоть и знали о нем многие, но далеко не все в нем бывали. Не оказался он нанесен и на карту области. Нечего и говорить о том, что не видно было лес и с самолета – как-то уж очень удачно закрывали его туманы и облака. Со спутников и с помощью радаров также не удавалось его засечь – не отражались от леса посланные локаторами радиолучи, исчезали в нем без следа. Даже вездесущие и всезнающие военные мало что могли о нем рассказать. Поэтому много препятствий, зримых и незримых, вставало на пути любопытствующего, во что бы то ни стало решившего забраться сюда. Но бывало и наоборот – не успевал новоприбывший сойти с подножки рейсового автобуса, как почти сразу же перед ним в зеленой стене леса открывалась тропинка, ведущая в чащу, по которой и устремлялся путешественник вперед.

Как уже было сказано, не всякого принимал лес. Выбирал он людей по каким-то известным лишь ему одному признакам. И поэтому если вдруг кто и появлялся на его окраине – норовистый и целеустремленный, – того не допускал лес до своей сердцевины: водил, плутал, пугал лешим, а то и водяным. И норовистый и целеустремленный, несолоно хлебавши, долго-долго выбирался из леса, проклиная колдовское его устройство.

Но птице и зверю было в лесу свободно. Скрывалось тут зверье от охотников, от браконьеров, от злых мальчишек. Выводило потомство.

Зато всегда пускал лес хороших мальчишек и хороших девчонок. А с ними иногда пускал и взрослых.

Тысячу лет стоял он, простоял бы, наверное, и больше. Но что-то вдруг разладилось в колдовском механизме леса, стало давать сбои: дело дошло до того, что чужие сомнительные люди неизвестно как появились однажды на Солнечной поляне, в самом центре Колдовского лесного мира. А потом случилось и вовсе страшное – в лесу начались порубки…

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Рассказывали и о том, что живет здесь не то ведьма, не то могущественная волшебница, конечно, пытались добраться и до нее. Временами местные газеты подливали масла в огонь и будоражили общественность историями об инопланетянах, поселившихся в лесу, о пришельцах из других миров. Городской этнографический музей каждый год лихорадочно организовывал экспедиции, которые так же лихорадочно каждый раз откладывались: то не хватало денег, то в последний момент исчезало куда-то казенное снаряжение, то находилась еще какая-нибудь причина. Чаще всего попросту всплывали дела поважнее. Поэтому в очередной раз (в который уже!) лес оказывался неисследованным, неучтенным и не нанесенным на карту. В летописях и исторических документах он также почему-то не упоминался.

На карте Ленинградской области, в самом ее центре, если как следует приглядеться, и сегодня еще можно заметить белое пятнышко неисследованной территории. Это он и есть – Колдовской лес!

Правда, в последнее время все упорнее ходят слухи о том, что никакого Колдовского леса на самом деле нет. А есть лишь неистощимая народная фантазия и досужие домыслы. И сверх того – страстное желание, чтобы лес все-таки был. Так бы, наверное, все оно однажды и кончилось, исчез бы, наконец, Колдовской лес навсегда, заполнилось бы чем-нибудь несущественным белое пятно на карте области. А потом исчез бы лес и из памяти людей, если бы вдруг не произошло неприятности с фотографом одной из местных газет… А дело было так. Однажды в середине зимы уехал этот фотограф на съемку некоего объекта и пропал. Куда он уехал и зачем – не знали, командировки никто ему не выдавал – художественная фотография дело тихое, индивидуальное. Следовательно, и искать фотографа, когда всполошились, было негде.

Через два месяца фотограф наконец явился – обмороженный, испуганный, осунувшийся и изголодавший. И притом поседевший. На вопросы сотрудников о том, где он был и что с ним произошло, отмалчивался или что-то мычал. Только замечено было, что как-то не стал он с тех пор переносить не только леса, но даже и деревянных конструкций вообще: с дачи, где он прежде жил с семьей, съехал и перебрался в каменный дом, откуда предварительно вынес всю деревянную мебель: столы, табуретки, шкафы и кровати, заменил ее синтетической, а все полы в квартире устлал линолеумом. Рехнулся, словом. А потом и вовсе пропал. Поговаривали, что кинулся он в столицу за длинным рублем. Тогда же выяснилось, что вместе с фотографом интересовались лесом и иностранцы. Поехали туда на двух автобусах и заблудились где-то, как дети, фотографа потеряв. Через неделю они, однако, вернулись – небритые, голодные и злые, как черти. Ничего не нашли – ни Колдовского леса, ни его таинственных обитателей. Ни шиша. Рассказали, что заплутали по дороге в каком-то зимнем обыкновенном лесу, и он им, иностранцам, не понравился! И, казалось бы, история леса на этом застопорилась. Постепенно свыклись люди с чудом, как свыкаются они со всем на свете. Мол, стоит там какой-то лес, ну и пусть себе стоит. Да и лес с ним! (Расхожее местное выражение.) В споре между вечным народным любопытством и вечным ленивым народным нелюбопытством победило оно, последнее. Ну а на самом-то деле события в Колдовском лесу разворачивались в то время вот как…

Глава первая. УГРОЗА.

"…вночали всего были одне камни. Потом одне камни привратились в деревья и воды. Другии камни стали звездами. Третти камни привратились в Людей. А четвертые камни сделаллись Духами…".

На краю Колдовского леса расположилось живописное болото, заросшее осокой и камышом, с кочками, упавшей Березой, комарами и всем прочим, что встречается на болоте. На Березе сидели двое: странные, неожиданные, фантастические существа.

– …а сам такой черный-черный. И такой прямо страшный. Днем еще ничего, а ночью ужас! – негромко рассказывал один, с плоской головой и грустными зелеными глазами, телом худой до такой степени, что аж просвечивает – словно на крестовину кинули сушиться сеть с застрявшими в ней желтыми осенними листьями.

– Ужас, говоришь? – тихо спрашивал другой, чудной не менее первого, с огромной лысой головой и большими немигающими глазами, телом плотный, весь какой-то надутый, темный, будто резиновый.

– Ох и ужас!

– И сильно страшный?

– Ох, страшный!

Они помолчали. Подумали каждый о своем.

– Главное – он землю ест! – громко, для того чтобы окончательно поразить воображение собеседника, наконец сказал первый, через которого видно.

– Ну? Землю? Землю – это ты крепко загнул, Листик. Такого даже у нас в Колдовском лесу не бывает! – ответил ему на это второй, плотный и темный – будто резиновый.

– Сам видел! Не веришь? Вот так ест… – И первый, названный Листиком, широко загреб рукой в воздухе, как бы стараясь ухватить огромный воздушный пузырь. – Да еще вот так. Ест – не наестся!

– А что глаза? Глаза у него? – осторожно поинтересовался второй.

– Ну! Глазищи прямо огнем хлещут!

– Хвост? Хвост какой у него? Заметил?

– Вот хвоста я не видел, – вздохнул Листик. – А лапа только одна! Наверное, вторую кто-нибудь ему за это оторвал!…

Они опять помолчали. Слышно было, как где-то поблизости в воздухе звенело тонкое комариное облачко.

– Много, ох и много нашей земли он уже поел… – горестно начал Листик. – Помнишь, Болотик, Земляничную поляну, где мы прошлой осенью в прятки с Грибабушкой играли?

– Ну? – насторожился Болотик.

– Нет ее больше!

– Как нет? Нашей Поляны, где ручей? Съел? – вытаращил свои огромные глаза Болотик.

– Начисто. От Поляны только пень остался! Представляешь? От целой Поляны – один пень!… А какой славной Поляна была! И какой замечательный, чистый ручей… А опушка, где ландыши летом цвели?!

Услышав это, Болотик даже вскочил с Березы.

– Стой! – воскликнул он. – Стой, молчи. Молчи и трепещи! Ни слова! Что, опушка? Это моя любимая!

– Не стало ее прошлой ночью… – с грустью ответил Листик, несмотря на строгую просьбу молчать.

– Как же это так, опушки не стало? – не понял Болотик. Огромные глаза его стали еще больше. И он опять застыл – тяжело задумался. Да так и остался стоять с широко открытыми глазами. – Ну да… Слышал я под утро шум… Я думал – колдовской он, сонный, – наконец проговорил он и помрачнел. – Ясно. Он что же, значит, и ночью ест?

– Ночью-то он особенно налегает! Поэтому я к тебе посоветоваться: может быть, это… мокрой клюковкой его жахнуть, а? Как думаешь? – Листик постарался заглянуть в глаза друга поглубже.

– Ну, скажешь тоже! Клюковка – это, считай, самое распоследнее средство, – отвел глаза в сторону друг-Болотик. – А если вдруг это кто-нибудь из наших, из колдовских, в него так неудачно обратился? – сделал он неожиданное предположение и подсел обратно к Листику на Березу.

– То есть? – не понял тот. – Как это… из наших? Кто?!

– Откуда я знаю – кто именно. Я ведь в болоте живу, мне отсюда не видно, что там в лесу у вас делается!

Они вновь помолчали.

– Тогда, может быть, это Пачкун? Пачкун таким вернулся? – робко спросил Листик.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Может быть, ему, Пачкуну твоему, скорую помощь идти оказывать надо? – тут же подхватил Болотик. – А ты ему под нос – мокрую клюковку: на, жуй! Что он тебе потом, после обратного обращения, скажет? А? То-то же. Я сам колдовал в позапрошлом году, сбился, обратился невесть во что – просто в свист. Всем лесом меня расколдовывали – целую неделю по всему лесу свист стоял! Помнишь? И ведь как замечательно расколдовали!… А если бы мне тогда под нос – мокрую клюковку? Много ли бы теперь от меня осталось? Сам ведь знаешь: дело наше колдовское нелегкое, всякое случается…

– Да, ты прав, – вздохнул Листик и почесал рукой там, где у него предполагался затылок. – Даром, что ли, голова у тебя большая? Об этом-то я и не подумал. Вдруг и в самом деле это кто-то из наших? Вдруг Пачкун? Я его, конечно, не очень люблю, но все-таки он нашей породы, колдовской. Жаль будет, если пропадет.

И они опять замолчали. Было слышно, как за их спинами в болоте что-то утробно заурчало и завозилось и при этом шумно вздохнуло. После чего из болота вырвался на поверхность воздушный пузырь. Листик насторожился. Но Болотик остался спокоен. Для него все это было привычным.

– Раки возятся, – сказал он. – Опять поссорились. Вот что, Листик… Дело это проверить надо, – наконец продолжил он "о деле". – Ты ворон запускал?

– Как же! Семь штук да от семи осин в разные стороны с наговором… – Листик оживился.

– Что было?

– Ветер прошел, Березу, видишь, завалило.

Болотик заглянул под себя, на поваленную Березу, на которой они сидели.

– Эту, что ли? Негусто. Еще что пробовал?

– Освистал его, Однолапого, семью свистами и черным словом наоборот семь раз выругал.

– Ну?

Листик вскочил с Березы и с азартом, так, будто хотел начертать что-то в воздухе, взмахнул рукой:

– В небе!…

– Ну?! – на всякий случай одновременно испугался и восхитился Болотик.

– В небе… навроде молнии прочертило!

– А он?… Он что?

– Зарычал он страшно и как ни в чем не бывало опять в кусты полез. – Проговорив это, Листик посмотрел на своего друга так, будто не решался его о чем-то спросить. Потом осторожно предложил:

– Может быть, ты, Болотик, пойдешь, скажешь ему сердито свою букву "Же"? Ужасно ведь опушки жалко!

Болотик отвернулся и кисло посмотрел на топкий противоположный берег болота. Потом с явной неохотой ответил Листику так:

– Ну, Листик, букву "Же" мы ему всегда сказать успеем! Дел у меня невпроворот – лягушачью икру по всему болоту пересчитать нужно. Лягушата выведутся – чем я их кормить буду? Щучий капкан кто-то ночью поставил, нужно заговорить, чтобы не сработал. То-се, и к вечеру едва ли управлюсь. Землю, говоришь, ест? Значит, голодный. А рычит от отчаяния. Ты, Листик, если не знаешь, как поступить, – поступай по нашему лесному закону: накормить и утешить. Вот тебе мой совет: ты подкатись к нему, к этому… к Пачкуну, то есть… издалека: с разговорцем, с распросцем… Или ГрибАбушку попроси поколдовать. Для нее такое дело – одно удовольствие!

– Голова ты, Болотик, ох и голова! – вздохнул Листик. – Только ведь Грибабушка уже три месяца лежит, не встает. Одни мы с Елочкой у Грибабушки остались. И я боюсь. За себя боюсь и за Елочку. И за тебя, Болотик, тоже боюсь. Может, конечно, он и из нашей породы, только он твое болото обязательно съест!

– Неужели в самом деле съест? – испугался Болотик.

– Съест непременно. И думать нечего! – заключил Листик.

– Ну, тогда я рассержусь и скажу ему свою букву "Же"! – пригрозил Болотик.

– Испугался он твой буквы "Же", как же! – решил немного поддразнить его Листик.

– Видать, ты давно ее не слышал. Ну так вот! Хочешь послушать?

– Когда? Сейчас?! – тут уже настала очередь не на шутку испугаться Листику. Вместо ответа Болотик с шумом начал надуваться:

– Вот я тебе ее скажу! – страшным, на вдохе, мертвым голосом пообещал он. – Погоди. Смотри у меня! Куда ты? Стой!!! – прокричал он Листику, удирающему от него во все лопатки по краю болота.

– Пошутил я, не надо! – издалека ответил Листик. – Я пошутил!

– Ах, не надо? Ах, пошутил? Ну, как-нибудь я тебе ее точно скажу! – пригрозил Болотик и с шумом сдулся. – Смотри у меня!… А отчего Грибабушка больна? – спросил он через некоторое время, прокашлявшись и отдышавшись.

– Да кто ж ее знает… Говорят, уже тысячу лет живет в лесу. А только как она заболела, так все наши и разбежались, поисчезали кто куда. И Пачкун тоже. Правда, он дольше других у постели Грибабушки сидел. Но сгинул и Пачкун. Одна Елочка осталась. Так что мы с ней вдвоем, с Елочкой, во всем лесу. Ну и, конечно, вдвоем нам всего не успеть. Исчезло эхо, водившее грибников за нос, не будет больше серебряного тумана под Новый год и бледных ледяных цветов, на Ивана Купала папоротник не зацветет!…

– Волшебного серебряного тумана?! – схватился за свою большую голову Болотик. – Моего любимого?!

А Листик продолжил, будто не слыша горестного возгласа Болотика:

– …словно ничего нет больше колдовского на свете!

– И на Ивана Купала папоротник не зацветет?! – в еще большем огорчении воскликнул Болотик.

– …исчезнут болотные огоньки, волшебные болотные тени! – перечислял Листик. – Ох, и ску-у-учно же станет в Колдовском лесу!

– Болотные огоньки! Самые мои любимые! Стой, молчи, трепещи!

Но Листик и не думал останавливаться:

– Я тебе больше скажу, Болотик: все это, конечно, ужасно красиво: серебряные туманы, бледные ледяные цветы… Только кому это теперь нужно? В лес детей нынче мало кто водит, в квартирах у всех телевизоры, сам понимаешь… Жизнь пошла такая, что трудно отличить настоящее колдовство от обыкновенного фокуса. Оттого, наверное, и Грибабушка больна. И Однолапый поэтому в лесу объявился. Так что иди, прощайся со своим болотом, Болотик!

– Молчи, Листик, молчи! – голосом оперного трагика взвыл Болотик. – Мы с тобой вот что!… Мы с тобой вот как!… Мы с тобой обязательно пойдем! Мы пойдем и скажем этому негодному Пачкуну нашу сердитую букву "Же"! – Болотик был так сильно взволнован, что даже привскочил.

– Мы ему так скажем, что он запомнит! – с жаром, который в нем трудно было предположить, подхватил Листик. – Только давай сперва Березу обратим, нечего ей, Березе, без дела тут гнить!

Вдвоем они быстро обратили Березу. Задрожав, она поднялась и осталась стоять на своем месте, как ни в чем не бывало.

– Ну? Чего ждем? Пошли! – с нетерпением сказал Болотик. И кинул взгляд, полный неизъяснимой любви, назад, на болото, в котором вновь что-то урчало и булькало.

– Погоди! – Листик прислушался.

– Это опять у меня, – удовлетворенно сказал Болотик и снисходительно похлопал Листика по тому месту, где у того предполагалось плечо, и объяснил: – В моем болоте. Пошли.

– Да погоди ты!… – остановил друга Листик. – Вроде идет сюда кто-то. Слышишь? Точно идет! Давай на всякий случай обернемся? Кто во что?…

И оба, как по команде, исчезли: будто тут их и не было вовсе – Листик обернулся облачком серебристого тумана, тут же отлетевшим от берега и застрявшим в камышах, Болотик обратился в камень.

Глава вторая. ДЕД-ДЕДУЛЯ.

"…вночали все шло харашо. Они жили мирно и друж. А потом пришло время и они раздилились. Первыми атошли звезды улители на небо. Вторыми отдилились деревья и воды. И осталиссь вместе одни Люди и Духи…".

Исчезли они вовремя, потому что буквально через минуту по краю болота к Березе подошел рыбак – не рыбак, грибник – не грибник, а какой-то непонятный старик: корзинки у него не было, и одет он был явно не для леса – в городскую рубашку и такие же брюки. И шел он по краю болота как-то боком, озираясь по сторонам. Под кусты не заглядывал, ягод не смотрел, грибов не искал… Словом – чудной. Возраста переходного: с седой головой, но с еще молодыми глазами. Словом, не совсем Дед, а как бы Дедуля. Поравнявшись с Березой, Дед-Дедуля посмотрел по сторонам и произнес негромко, но с чувством:

– Странно!…

Потом в непонятном волнении побродил по краю болота, посмотрел по сторонам, будто чего-то ища. И, не найдя, остановился. Видно было, что находится он в том самом состоянии, когда хочется кому-нибудь излить душу. Но излить душу на болоте некому, разве что только самому болоту. Оно как раз и распростерлось у ног Деда-Дедули – большое и несказанно равнодушное. И от этого Деду-Дедуле, видимо, стало даже хуже, чем было до этого. И он заметно помрачнел. На его счастье в этот самый момент на нижнюю ветку Березы откуда-то из леса выпорхнула серенькая невзрачная Птичка. Заметив ее, Дед-Дедуля оживился, словно нашел слушателя, и принялся изливать Птичке свою тоску:

– Только что тут лежала Береза, приметил я ее с той стороны болота. Хотел посидеть… Целый день на ногах! – по лицу Деда-Дедули видно было, как сильно он устал. – А ведь, похоже, то самое место… Плутал я тут в прошлом году, ох и плутал! Век бы не выбрался, если бы не верное народное средство – снял рубаху, вывернул ее наизнанку и вновь надел. И спасла меня моя рубаха!

И после этих слов Дед-Дедуля опять в каком-то странном волнении пошел по краю болота.

– Эх, видела бы это моя Внучка Таня! Да разве ей об этом расскажешь? Только посмеется – в Новый год она не верит, сны ей не снятся. Говорит: ну объясни мне, объясни, кому он нужен, твой Дед Мороз? В школах теперь точные науки! Словом, стала Внучка Таня скучной, черствой… Учителям дерзит. Ничего и никого не боится! А в последнее время даже начала… обманывать!!! И самое страшное, – Дед-Дедуля понизил голос почти до шепота, – она никого не любит! Вчера сказала мне: "Ты совсем старый, Дед, какая в доме от тебя польза?".

Тут Дед-Дедуля остановился и вытер вдруг навернувшиеся слезы. Оттого и не сразу заметил, что Береза за его спиной с тихим скрипом наклонилась и сама собой тихонько легла на землю. Дед-Дедуля обернулся на скрип и с удивлением разглядел лежащую Березу.

– Вот!… Что я говорил, а?! Стояла – и вдруг легла! – с непонятным азартом воскликнул он. После чего осторожно, чтобы не спугнуть вновь перепорхнувшую Птичку, присел на Березу и уже спокойнее сказал: – Только разве она в это поверит? – Достал из кармана носовой платок, высморкался в него и вдруг заплакал: – Не могу! Не могу я так больше! В самом деле, какая в доме от меня польза? Старый, глупый. Ненужный! Что мне теперь делать? Утопиться разве?

После этих горьких слов Дед-Дедуля вскочил с Березы и кинулся в болото. Но послышался не всплеск воды, а какой-то стук. Минута – и Дед-Дедуля вылез из болота на тропинку почему-то совершенно сухой и ошарашенный, рукой потирая лоб.

– Лед! Лед на воде! До того края, на сколько хватает глаз – лед! Все болото покрыто льдом! И камыши изо льда торчат! Летом! Ужас!!! – Он оглянулся вокруг, увидел камень, в который обратился Болотик, с трудом поднял его и потащил к болоту. Вновь послышался уже знакомый стук, а потом громкий всплеск. И тут же Дед-Дедуля появился мокрый, перемазанный болотной жижей и ошарашенный едва ли не больше прежнего: – Лед треснул. Но ка… ка… камень по воде поплыл! – Дед-Дедуля с шумом перевел дух и с расстановкой заключил: – Ну, значит, это точно оно: это место!

В сильнейшем волнении он стащил через голову мокрую рубашку, выжал ее… И долго-долго так стоял, прижав рубашку к груди. И вдруг решительно порвал рубаху на части. И страшно прокричал в сторону леса:

– Возьми меня, Леший! – И после этого обреченно закрыл глаза.

Глава третья. ЗНАКОМСТВО.

"…вночали Люди и Духи жили вместе. Они были едины и называли себя Лю и Ду. Звучало это очинь красиво ЛЮДУ. А потом Люди стали призирать Духов за то что те мало им памагали. Духи перестали им памагать и савсем ушли от них…".

А когда их открыл – увидел все то же самое болото: с кочками, комарами, камышом и всем прочим, что встречается на болоте. Береза снова торчала на прежнем месте. Только теперь ветви ее были заплетены в косички. Под Березой стояли хмурые Листик и Болотик.

– Здравствуйте! – жутковато улыбаясь и крутя головой, преувеличенно громко сказал Дед-Дедуля. – Значит, у вас и болото такое же… И Береза похожая… Ну, чего ждать?

Листик с Болотиком переглянулись. Потом Листик строго спросил гостя:

– Ты зачем рубашку порвал?

– Вдруг жарко стало! – испугавшись еще больше и изо всех сил стараясь это скрыть, ответил тот.

– А топиться зачем решил?

– Это я искупаться… Искупаться хотел, – объяснил Дед-Дедуля.

– Ага, – сказал Болотик. – Для того и камень с собой прихватил!… Какой отдыхающий нашелся! В болоте! Знатную шишку на лбу себе набил!

Не зная, что на это ответить, Дед-Дедуля со страхом оглянулся на заплетенную косичками Березу.

– Это Елочка! – по-прежнему строго объяснил ему Листик.

– Елочка?… – не понял Дед-Дедуля. – Оригинально! А у нас… У нас ее Березой… Березой называют. – Дед-Дедуля в сильном волнении проглотил ком.

– Никто с этим и не спорит, – сказал Листик и объяснил, будто на экзамене: – Род древесных и кустарниковых семейства березовых. Листья очередные простые, на зиму опадающие. Размножается семенами и порослью от пня. Произрастает в Европе и Азии в лесной и лесостепной зонах…

– Постой, – остановил Листика Болотик. – Так он точно ничего не поймет. – И объяснил Деду-Дедуле: – Это Елочка… Елочка Березку заплела! Шалит девочка, балуется.

– Понял, понял, – кивая головой и широко улыбаясь, сказал Дед-Дедуля. – Девочку Березкой зовут?

– Елочкой! – хором ответили Листик с Болотиком.

После чего они втроем принялись разглядывать друг друга.

– Зря мы тебя спасли! – наконец заключил Болотик.

– Спасли? – не понял Дед-Дедуля и быстро обернулся по сторонам. – Как спасли? То есть? Так это, значит, выходит… что? – По лицу Деда-Дедули было видно, что он все еще ничего не понимает, не знает, где он находится, видимо, полагая, что этот свет вовсе не этот, а, напротив, тот, в который увлек его леший, после того как была разорвана на части рубашка – колдовское верное лесное спасение.

– Дело твое кислое, Дед, – уже менее строго сказал Листик. – Иначе бы мы тебе ни за что не показались. Верно, Болотик?

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– С таким горем, как у тебя, Дед… – начал Болотик.

– С таким горем, Дед, нужно тебе, Дед… – с жаром подхватил Листик. Болотик пихнул Листика туда, где у него подразумевался бок, но Листик отмахнулся и продолжил: -…нужно тебе, Дед, к Грибабушке!

– Может быть… слыхал о такой? – осторожно поинтересовался в свою очередь Болотик. И, видя, что Дед-Дедуля по-прежнему смотрит на них во все глаза, объяснил: – Ма-аленькая такая бабушка… Не больше гриба. Отчего Грибабушкой ее и прозвали. Но колдовской силы необычайной: что задумает – все тут же и сделается!

От этих последних слов Болотика Дед-Дедуля начал понемногу приходить в себя:

– Только как же я в таком виде ей покажусь? Я же полуголый! – радостно сказал он.

– Вот потому мы тебя и спрашиваем: ты зачем рубашку порвал? – продолжал донимать его Болотик.

Дед-Дедуля не нашел, что на это ответить. Но Листику и Болотику было уже не до него: у них началось бурное совещание. Дед-Дедуля вытянул шею, изо всех сил напряг слух, но до него долетели лишь отдельные фразы:

– Грибабушка?

– Грибабушка, Грибабушка!

– Да не ты ли мне говорил, что она больна?

– Выходит, бросить тут его одного? Он опять в болото кинется!

– Не кинется. Я его!…

Ох, не слышно Деду-Дедуле!

– А он раз и -!… В болото, то есть.

А дальше опять не слышно! А потом снова слышно:

– А Грибабушка ему совет даст!

– Какой уж тут совет, если внучка у него дура!

– Так уж и дура?

– Совершенная!

– А как же Однолапый? Бандит этот? Забыл?

– Подождет он, твой Однолапый, никуда не денется! Зато Грибабушке от этого, может быть, легче станет!

– Да? А ты вспомни: зимой с тем, первым, с фотографом, что из этого получилось?

– Ох, в самом деле… Зимой!!!

После этого голоса стали тише. И тогда Дед-Дедуля обернулся и посмотрел на Березу. И не смог отвести от нее глаз. Показалось ему: чьи-то быстрые пальчики перебирают ее косички…

– Сейчас я у него спрошу, сейчас! – пообещал Листик.

– Погоди, ты как-нибудь не так спросишь, – ответил ему Болотик. – Дай-ка лучше я! – и обратился к Деду-Дедуле с совершенно уже диким вопросом: – Ты, Дед, в английском силен?

От этих слов Дед-Дедуля вновь растерялся:

– В английском? А что, без этого разве никак? Ну, тогда… Нас ведь как на фронте учили? Ну тогда, значит… Значит, силен!

– А?! Понял?! – вскричал Болотик. – Что я тебе говорил? А?

– Все, Дед, прощай. Навсегда! – заключил Листик. И они с Болотиком тут же исчезли.

Долго, ошалев, стоял на краю болота Дед-Дедуля и, наконец, выговорил:

– Все. Пропали. Наверное, не поверили. И правильно сделали. Зачем наврал? Сколько раз внучка твердила: учи, Дед, язык, когда-нибудь пригодится. Вот – только время потерял. Какая еще там Грибабушка?… Береза – для русского человека лучшее средство от всяких бед! – После этих слов Дед-Дедуля снял брючный ремень и решительно шагнул к Березе, которая при его приближении буквально рухнула на землю. – Эх!… – испугался Дед-Дедуля, отскочил от Березы и кинулся знакомым путем к болоту. И тогда вдруг услышал за своей спиной знакомый голос, исходивший, казалось, откуда-то прямо из воздуха:

– Стой, Дед! Значит, не знаешь английского?

– Ну, что делать! Ну, не знаю! – широко развел руками Дед-Дедуля. – Извините!

– Точно не знаешь? А немецкого? Немецкого пополам с французским? – спросил из воздуха тот же строгий знакомый голос.

– И немецкого пополам с французским не знаю!

– Тогда, может быть, японского? – донимал дотошный голос.

– Плохо нас в школе учили, – вздохнул Дед-Дедуля. – Время было такое… не интернациональное. Так что, извините, не знаю. Ну, все? – И вдруг попросил жалобно и тихо: – Может быть, теперь, наконец, вы меня отпустите?

– Куда? Куда тебя отпустить?

– Да вот… – Дед-Дедуля мотнул головой куда-то в сторону болота.

– Опять топиться, что ли?

Возникла долгая пауза. Затем послышалось шептание. После чего Листик с Болотиком, наконец, вновь возникли из воздуха перед Дедом-Дедулей.

– В общем, так, Дед… – начал Листик. – Дело, значит, такое… Цветов по дороге не рвать, птичьих гнезд не разорять. Грибов ногой не сшибать! Понял? Потому что нельзя, Дед!

– Нельзя, Дед! Понял? – как эхо, повторил за другом Болотик.

– Понял, понял, нельзя, – согласно закивал Дед-Дедуля.

– А ягоды, наоборот, есть можно, – твердо сказал Листик.

– Понял. Все понял. И насчет ягод тоже понял! – радостно согласился Дед-Дедуля.

– В этом году ох и много же их уродилось! – тут же похвастался Листик.

– Выходит, это ты меня осенью по болоту за нос водил? – осторожно спросил у Листика Дед-Дедуля. Тот кивнул на Болотика:

– Он!

– Ну, я водил, – признался Болотик.

– А зачем отпустил?

Этому вопросу Болотик улыбнулся:

– Смотрю: снял рубашку, надел, снова почему-то снял и опять надел!… Думаю: зачем мне псих?

– Вот что. Надо психа одеть, – решил Листик. И они с Болотиком принялись плести из камыша для Деда-Дедули одежду, радостно при этом переговариваясь:

– Значит, все-таки Грибабушка?…

– Грибабушка, Грибабушка…

– Да ведь больная она!…

– Ей от этого легче станет. Скажем ей: появился тут псих один… которому в самом деле чудеса нужны. Она ему совет даст!

– А не попадет ли нам с тобой от Грибабушки?

– За что?

– За то, что показались ему, да за то, что с собой его привели!

– А как же накормить и утешить?

– А если внучка у него дура?

– А Однолапый? Вспомни про Однолапого!

– А ледяные цветы? А папоротник на Ивана Купала? А волшебный туман? Забыл?!

А Дед-Дедуля стоял и все никак не мог оторвать глаз от Березы…

– Знаешь, как это называется, Дед? – окликнул Деда-Дедулю Листик и показал ему свою работу – нечто, сплетенное из камыша и травы.

– По-моему, это су… супонь, – неуверенно произнес Дед-Дедуля.

– Сам ты супонь! Это называется "халява".

– Как? – переспросил Дед-Дедуля. – Не понял?

– Халява, Дед, это когда за тебя кто-то работает! – с заметным раздражением объяснил Болотик. После чего Дед-Дедуля спохватился и начал помогать доплетать себе одежду: все трое склонили головы над работой. И в этот момент тихий девичий смех прозвенел в воздухе: словно ангел пролетел над болотом.

Видя, что Дед-Дедуля не перестает бросать взгляды на Березу, которая к этому времени опять поднялась, Листик попросил кого-то прямо в воздух:

– Елочка, обратись!

А в ответ ему – опять лишь тихий смех.

– Когда просишь – ни за что не обратится! А может быть, стесняется, – объяснил Болотик Деду-Дедуле.

В ответ Дед-Дедуля тяжело вздохнул:

– Внучку бы… Внучку бы мне такую!… Только почему же ее Елочкой зовут? – спросил он у Листика.

– Потому что больше всего на свете любит Елочкой обращаться. В особенности под Новый год. Обернется Елочкой – да такой стройной, такой раскрасивой и распушистой, что специально приехавшие в лес лесорубы – грубые мужики! – не решаются ее рубить. Только подивятся на нее, поохают и стороной обойдут. А она, дурочка, думает, что недостаточно хорошо для них обрядилась. И на следующий Новый год обрядится еще краше, даже с игрушками…

– Для чего же она все время Елочкой обращается?

– К людям, дурочка, хочет. Грибабушка ее туда не пускает. Боится за нее. Вот она Елочкой и обращается. Чтобы в городе хоть разок побывать!

И опять над ними послышался девичий смех – будто на крылышках пролетел. После чего Дед-Дедуля заговорщицки подмигнул Листику и ткнул пальцем в куст с яркими красными гроздьями:

– А это? Этот симпатичный кустик у вас… к т о?

У Листика, похоже, уже был заготовлен ответ:

– Смородина, семейства камнеломковых. Кустарники с гладкими, реже с шиповатыми побегами, с черешковыми лопастными листьями. Цветки в кистях мелкие. Плод – ягода красного, желтого, оранжевого, черного и других цветов, кисловатая. Известно около ста пятидесяти видов, включая дикие, – и он принялся одевать в привычную лесную одежду вновь опешившего Деда-дедулю. – Ну, что, пойдем?

– Пойдем, Дед! – сказал Болотик.

– Пошли! – согласился Дед-Дедуля. И втроем они ступили на тропинку, ведущую в лес. Но ушли недалеко.

– Стойте! – вдруг остановился Листик. – Вон он, Однолапый! Вот уже куда он приполз! Без шума, гад, подобрался… Ты не забыл, Болотик, своей сердитой буквы? Ты хорошо ее помнишь? Ты помнишь, когда именно ты должен сказать ее Пачкуну?

– Это не Пачкун, Листик, – ответил Болотик упавшим голосом. – Надеюсь, ты захватил с собой мокрую клюковку? А?

Глава четвертая. ОДНОЛАПЫЙ.

"…самые а-бидчивые из них стали Людям вридить и прятоть от них их вещи. А добрые Духи те не-смотря не на что по прежниму Людям памагают. Только низаметно по тихоньку. Теперь между миром Духов и миром Людей нет бы-лого е-динства хотя и те и другие живут в одних и техже местах…".

Косогор был завален вывороченными деревьями, корни и ветви которых перепутались и скрутились друг с другом, словно в судороге. У многих деревьев стволы треснули и белели смертельными разломами – зрелище сильное и страшное, как побоище: казалось, над Косогором пронесся сильнейший ураган, порушивший все живое на своем пути. А на краю Косогора чернела, отливая металлом, гигантская туша Однолапого. Рядом в кустах лежала его огромная лапа с отполированными долгой работой когтями.

– Ох и страшный же, – прошептал Болотик, осторожно разглядывая Однолапого через кусты.

– А я что тебе говорил? – так же шепотом ответил ему Листик и негромко передразнил Болотика: "Накормить и утешить". Утешишь такого… И еще, пожалуй, накормишь!

– Ну, во-первых, он спит, – как бы оправдываясь, сказал Болотик.

– Во-вторых, мы его сейчас как разбудим!… – ответил Листик, снова понемножку начиная храбриться. На что Болотик сокрушенно покачал головой и совершенно справедливо заметил:

– Разбудим – он опять есть захочет, в лес поползет. И тогда уже в самом деле конец Колдовскому лесу!

– Голова ты, Болотик! Ох и голова! Значит, будет лучше, если он и дальше будет спать! – с явным облегчением согласился Листик.

– Одна его лапа чего стоит, – будто к чему-то примериваясь, проговорил Болотик.

– А бок? На бок погляди – броня! – подхватил новую тему Листик.

– Может быть, не один он такой в лесу?… – задумчиво предположил Болотик. Эту мысль Листик тут же с готовностью развил:

– Может, их тут двое?… или даже, может быть, трое?… От большо-о-ого стада отбились?… Был бы он тут такой один – тогда понятно, тогда бы мы в момент ему рога обломали. Но связываться с целым стадом!… Только разве чтобы его раздразнить! Чтобы оно первым кинулось!…

На это Болотик промолчал.

– Все? – наконец спросил он с усмешкой.

– Все стадо… – неуверенно объяснил Листик.

– Я спрашиваю: ты все сказал? – жестко переспросил Болотик и обратился к Деду-Дедуле, про которого они, казалось, к этому времени уже забыли: – Мы ведь для чего тебя проверяли? Не первый ты тут у нас. Ты у нас тут второй! Первый у нас зимой был… Фотографом, гад, любителем природы прикинулся… Помнишь, Листик? Словом, влез в душу. В конце концов показались мы ему, уж очень он нас просил. А знаешь, Дед, чем все это кончилось? Плохо кончилось, Дед. Пригнал этот Первый в Колдовской лес автобус с иностранцами. Приборов они тут своих понаставили, сетей… Аэрозолями прыскали – отпечатки наши искали. И, конечно, ничего не найдя, уехали. Видать, решил он, этот Первый, на нас заработать. Продать он всех нас решил – и Болото, и Колдовской лес, и все-все-все!… – И, великолепно сверкнув своими огромными темными глазами, Болотик добавил: – Ну, потом-то нами ему за это было, конечно, сделано! Да, Листик?

– Сделано было. И было сделано крепко! – с готовностью отозвался Листик. И на всякий случай объяснил Деду-Дедуле: как именно и что именно было ими "сделано" тому Первому "гаду", Фотографу, то есть: Фотографа буквально взяли за шиворот и, прислонив ногой к дереву, приживили ее. Прямо за ступню. И потом он так немало простоял тут на одной ноге. И по сию пору мог бы еще стоять – от этого зрелища бывает, знаете ли, очень не по себе, когда вдруг в зимнем лесу на такое наткнешься! Это ведь тебе не какие-нибудь там выросшие за день на пне большие красные губы, это, пожалуй, посильнее будет! Да только пожалели его, Фотографа, отпустили через некоторое время прочь.

И от этих страшных слов, и от этих страшных красных губ Деда-Дедулю аж передернуло.

– Так что ежели с нами сегодня что и случится, Дед, ты все-таки смотри!… – на всякий случай незло пригрозил ему Болотик.

– Ох, Дед, смотри! – повторил Листик.

– Я – что! Я смотрю. Я – нет! – испуганно ответил Дед-Дедуля.

А после этого Болотик задумчиво сказал, кивнув в сторону Однолапого:

– А это, выходит, значит, у нас тут Третий… Только, может быть, он все-таки хоть немножко Пачкун? Неудачно обратился, никак выбраться не может?… – И, обернувшись к Листику, Болотик спросил: – Ты какие помнишь признаки у обращенных?

– Про признаки? При чужом?! – показал глазами на Деда-Дедулю Листик.

– Эх, ты, недогадливый! – пожурил его Болотик. – Говори на непонятном языке!

– Значит, так… – начал Листик и… вдруг понес околесицу: – Пиразпилипичапиют пичепитыпире пивипида пиопибрапищепинных: пиопибрапищенпиныпие пислупичайпино, пиопибрапищенпиныпие пипо пинепивопиле, пиопибрапищенпиныпие пипо пиупибепиждепинипию пии пиопибрапищенпиныпие пизлопиупимыпишлепинпиныпие. Пивсе пиипимепиют пикапикой-пинипибудь пиброписапиюпищийпися пив пиглапиза пиприпизнак: пиопитдепильный пили пиклок пивопилос, пислупичайпино пивыпироспиший пина пигопилопиве пиипили пибопиропиде, пимупитный пили пивзгляпид. Пиа питак пиже: писвипинцепиво-писепиропие пилипицо, писрописшипиепися пинапипущпиенпиныпие пибропиви…

Дед-Дедуля прислушался, покрутил головой, но не смог разобрать в его речах смысла: буквы были вроде русские, каждая в отдельности знакома, но вот все вместе взятые… Нет, непонятно Деду-Дедуле!

– …пизлупию пиупилыпибку, пимепидленпиный пис пираспистапиновпикой пигопилос, пинепибрежпинупию пиприпичеспику, пиморпищипиниспитый пилоб, писупитупилопивапитость, пипопиходпику пинепитопиропиплипивупию пиипили пизапидумпичипивость. – Листик закончил свой монолог и гордо так спросил у Болотика: – Ну, как? Здорово зашифровал? Спорить могу – он ничего не понял! А ты?…

После этого они с Болотиком некоторое время таращились друг на друга. Пока не раздался тихий смех Елочки.

– Ладно, – сдался Болотик. – Говори при нем. Времени нет с тобой разбираться!

И тогда неожиданно в их разговор вмешался Дед-Дедуля:

– Товарищи лешие, времени действительно нет! – Видно было, что после этой фразы ему стало ужасно неловко. Но, к счастью, никто не обратил на это внимания.

– Значит, так!… – академическим тоном начал Листик. – Перевожу. Различают четыре вида обращенных: обращенные случайно, обращенные по неволе, обращенные по убеждению и обращенные злоумышленные. Все имеют какой-нибудь бросающийся в глаза признак: отдельный ли клок волос, случайно выросший на голове или бороде, мутный ли взгляд. А так же: свинцово-серое лицо, сросшиеся клочковатые брови… – Листик бросил недвусмысленный взгляд в сторону Деда-Дедули и продолжил: -…злую улыбку, медленный с расстановкой голос, небрежную прическу, морщинистый лоб, сутуловатость, походку неторопливую или задумчивость. Говорят мало и хрипло, любят постоянно что-то ворчать или шептать, всегда любят выпить! Могут иметь: родимые пятна, нечувствительные к уколам иголками или же одну ногу навыворот, пяткой вперед. – Тут Листик обратился почему-то непосредственно к Деду-Дедуле и объяснил ему так: – Про лапу ничего не известно. Известно про большой глаз и одну большую-пребольшую… – Листик оглянулся по сторонам, не слышит ли кто? И закончил шепотом: -…титьку.

Этого Дед-Дедуля уже не выдержал:

– Титьку? Зачем? – застонал он.

– Которой, – продолжил Листик, – всунув ее человеку в рот, человека насмерть задушивают. Обычно неуязвимы. Для нанесения обращенному побоев надлежит бить не по нему, а по его тени… В предсмертной агонии ищут примирения со всеми, кого в течение жизни обидели. Из-за чего требуют, чтобы при их физических страданиях присутствовал кто-нибудь из посторонних или домашних. После смерти в течение некоторого времени в доме обращенного могут раздаваться: стук, треск, ходьба, говор, который нельзя разобрать…

– Вот-вот, именно говор! Говор, который нельзя разобрать! – со значением воскликнул Болотик и подмигнул Деду-Дедуле. После этого они с ним вдвоем начали давиться беззвучным смехом. Причем им вторил негромкий смех Елочки. Смущенный Листик перевел взгляд на Однолапого, пригляделся к нему и вдруг сказал с досадой:

– Ну вот, разбудили, зашевелился. Сейчас кинется!

– Ладно, пошли, – Болотик поднялся с земли.

– Пошли, – с готовностью подхватил Дед-Дедуля.

– Пошли, – Листик прошел несколько шагов и вдруг остановился: – Стой! Нет! Вспомнил! Так просто идти к нему нельзя! – Завладев вниманием, он объяснил: – Нужно идти не к нему, а как-нибудь так… мимо. Понимаете? Хитро идти. Идти непросто. Задом наперед, например. Или же через шаг. Или еще как-нибудь… колдовски. Чтобы он не догадался. Идти, идти и… и…

– И, например, мимо пройти, – закончил за друга Болотик. – Правильно. Нужно его перехитрить. Например, сбегать за Грибабушкой. Она его одним пальцем! А может быть, вообще с ним не связываться, а как-нибудь по-колдовски его не заметить? Да?

– Товарищи волшебники! – вновь влез в разговор Дед-Дедуля. – В тылу такое оставлять нельзя! – И после этой фразы ему опять стало ужасно неловко.

Болотик ткнул в бок Листика тем, что, по идее, должно было бы называться у него рукой:

– Слышишь, что тебе говорят? Пошли, не бойся. Поколотишь его по тени… Небось, не промахнешься – тень у него большая! От целого стада тень! Пошли.

– Ладно, пошли, – окончательно сдался Листик.

И в этот самый момент Колдовской лес до самой своей тайной сердцевины содрогнулся от рева Однолапого.

Глава пятая. БОЙ.

"…уже многа раз Духи хадили к Людям и придлагали им свою дружбу. Но каждый раз Люди отвичали Духам нет…".

– Стой! – бросился вперед, на Косогор, Болотик.

– Остановись, Пачкун, слышишь?! – Листик кинулся вслед за Болотиком.

– Перестань! Иначе – смотри!… – тонко вторил Болотик.

– Смотри! Не делай этого! – как эхо, вторил вслед за другом Листик.

– Пачкун, перестань!

– Тебе не стыдно, Пачкун?

Но Однолапый и не думал останавливаться. На ходу сшибая деревья и подминая под себя кусты, он полз к болоту. Подрубленная под корень огромной лапой, наклонилась уже знакомая нам Береза…

– Что же ты делаешь?! – обомлел Листик и от неожиданности даже споткнулся: по лицу его текли слезы. Вообще-то настоящего лица у него как бы и не было – были лишь одни большие грустные зеленые, полные слез глаза.

– Не смей, Пачкун! – это Болотик.

– Ни с места!! – это Листик.

– Стой!

– Берегись!!!

– Эх!…

И Береза, зашумев, пала.

И тогда завязался бой. В начале осторожный, когда незнакомые друг другу противники боятся чересчур разозлить друг друга, постепенно он перерос в настоящее сражение – Листик начал выращивать на пути Однолапого непроходимые заросли: Вьюнок, посланный Листиком, подполз к Однолапому, уцепился за него, забрался выше, обвил лапу. На секунду огромная лапа замерла в воздухе, Однолапый взвыл и… и плеть Вьюнка лопнула.

– Дает Пачкун! – в азарте боя прокричал, размазывая по лицу слезы, Листик. – Не хочет останавливаться!

– Подкинь ему еще! – таким же криком ответил Болотик. – Давай!

Однолапый выдрался из зеленого плена и тут же едва не завалился в яму, до краев наполненную водой, которую ему "устроил" Болотик, – под Однолапым просела земля. Тогда он зацепился за край ямы и все-таки вылез. На него начали валиться деревья – он выдрался и из-под них. И, взревев, как краб клешней, принялся размахивать лапой, отбиваясь от нападавших.

– Гони к болоту! В болото его! – кричал Болотик.

– Ты его колдовством! Колдовством бери! – кричал Листик. – Навались!

Листик с Болотиком скороговоркой принялись наговаривать, и вот уже молнии над верхушками деревьев начали посверкивать, и голубые огоньки по бокам Однолапого пробегать… В воздухе отчетливо запахло озоном. Однолапый на глазах начал менять цвет, покрылся пятнами ожогов… Казалось, он вот-вот вспыхнет! Но раздалось негромкое шипение – и Однолапый оделся в шубу из густой белой пены. И тогда на Однолапого налетел Дождь.

– Давай-давай-давай-поливай! – надрывался Болотик. – Лей, не жалей!

Дождь смыл пену с боков Однолапого. Однолапый, как собака за своим хвостом, закрутился на месте. И пропал за стеной Дождя. Но не бесконечен и Дождь, и поэтому он тоже кончился. И стало видно, что Однолапый стоит на месте, как ни в чем не бывало. Вымытый, блестящий и готовый на все…

– Нет, колдовством нам его не взять! – после ошеломленного молчания заключил Листик.

– Видно, все-таки придется бежать за Грибабушкой, – ответил Болотик.

– Да больная она, – с досадой напомнил Листик и сверкнул своими грустными зелеными глазами. После чего торжественно, в соответствии с моментом, произнес: – Видать, настало, Болотик, твое время… Давай. За этим я тебя и позвал. Подожди только, я подальше от этого ужаса отойду. – И Листик с опаской отошел в сторону.

Делать было нечего. Поэтому Болотик начал так:

– Слышишь, Пачкун? Сейчас я тебе скажу свою знаменитую букву "Же"!… Ты уже, конечно, слышал о ней? Считаю до трех. Потом ты, Пачкун Однолапый, конечно, пожалеешь, только ведь поздно будет! Слышишь? Раз… два… два с половиной… два с тремя четвертями… Понимаешь? Уже два с тремя четвертями! А я считаю всего до трех. Или даже лучше до четырех. Хочу дать тебе время подумать еще. Как следует подумать! Не так, как в прошлый раз, когда я считал до трех. И поэтому считаю сначала: раз… раз с половиной… раз с двумя четвертями… раз с тремя четвертями… Когда-то мы были с тобой друзья. Ты помнишь? А теперь ты вынуждаешь меня об этом забыть! Ну, все, держись. Все! Два!… Два с половиной!… Два с тремя четвертями!… – Видно было, что Болотик попросту тянул время.

И тогда очень к месту раздался испуганный возглас Елочки:

– Ой!

– Елочка, не бойся! – тут же с готовностью ответил Болотик. – Тебе не будет страшно! Будет просто: раз – и все! И только ужас клочьями полетит по лесу!

И тогда опять испуганный возглас Елочки:

– Ой!!

– Видишь, Листик, я Елочку испугал. Наверное, будет лучше, если ты достанешь свою мокрую клюковку! Да?

– Клюковку? Сейчас-сейчас… – Листик тоже заметно медлил. Потом, наконец, громко сказал: – Ужаса не обещаю, но страху в лес постараюсь нагнать покрупнее!

И тогда опять послышался испуганный возглас Елочки:

– Ой!!!

– Видишь, Болотик, что мы с тобой наделали? Мы с тобой Елочку напугали, – с укоризною сказал Листик. – Видимо, придется все-таки бежать за Грибабушкой!…

А от этих его слов голос Елочки еще испуганнее:

– Ой-ой!!!

И тогда вперед шагнул Дед-Дедуля.

– Гранату бы мне, – произнес он очень тихо, но твердо.

– Чего-чего? – не понял Листик.

– Гранату, – повторил Дед-Дедуля.

Возникла долгая напряженная пауза.

Неожиданно для всех Болотик нырнул в яму, полную воды, и достал оттуда самую что ни на есть настоящую военную гранату.

– Держи, Дед! – Он протянул гранату Деду-Дедуле и ответил на недоуменный взгляд Листика: – Я ее в позапрошлом году в болоте нашел. Видать, с войны осталась.

И тогда послышался уже совсем испуганный возглас Елочки:

– Ой-ей-ей!!!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

А Дед-Дедуля, зажав гранату в руке, начал ползти на Однолапого… И тот этого не выдержал: задрожал, попятился и встал, будто во что-то уперся. Да так и застыл с поднятой вверх лапой. Рычание его смолкло.

– Кончено дело, – заключил Болотик.

– Готов Пачкун, – отозвался Листик.

– Сейчас обратится, – предположил Болотик.

Но Однолапый стоял и обращаться, похоже, не думал.

– Видать, боится, – заключил Листик.

– Не бойся! Не трусь! – начал подбадривать Пачкуна Болотик.

– Не трусь, Пачкун! – как эхо, повторил вслед за другом Листик.

– Таких стыдных дел наделал, что страшно ему, наверное, теперь свой нормальный вид показать! – засмеялся Болотик. Они подошли ближе. Болотик постучал по бронированному боку чудовища: – Давай честно, Пачкун: зачем ты туда залез? Ты что, нас хотел напугать? Нас не испугаешь!

– О-го-го! – храбрясь, но между тем стараясь держаться от Пачкуна в отдалении, прокричал Листик.

– Да уж! – ввернул Дед-Дедуля.

– Но зато мы, Пачкун, можем тебе помочь, – посулил Болотик. – Мы отойдем, а ты еще немного подумай и обращайся. Другого выхода у тебя все равно нет. Иначе – позор!

– Позор на весь Колдовской лес! – добавил Листик.

– Позор! – прокричал Дед-Дедуля.

– Смотри у нас! – пригрозил чудовищу Болотик.

Но Однолапый по-прежнему молчал, не рычал и ни на что не откликался. Похоже было, что от страха он даже перестал дышать. В наступившей тишине послышался шепот: это вновь шептались Листик с Болотиком.

– Значит, так, Дед, – сказал после совещания Болотик, – можно!…

– Что именно "можно"? – не понял Дед-Дедуля.

– Можно тебе теперь, Дед, цветы в лесу рвать. И ногами грибы сшибать можно!… Но лишь одни ядовитые! – разрешил Листик и без прежней строгости посмотрел на Деда-Дедулю. И тогда втроем они, наконец, вошли в Колдовской лес. И через некоторое время по едва заметной тропинке, ведущей через кусты, буреломы и непроходимые заросли, дошли до дома Грибабушки.

Глава шестая. НА СОЛНЕЧНОЙ ПОЛЯНЕ.

"…кагда Людям становится савсем плохо тагда они вспаминают инагда о добрых Духах и завут их на помощ но когда им становится апять харашо они апять о них забывают…".

Хоть над Колдовским лесом и висело неяркое северное солнце, но отчего-то на Солнечной поляне было сумрачно, как бывает только в глухом лесу. Кроме того, по всей Поляне был заметен беспорядок, как это происходит тогда, когда в доме кто-то болен…

На Поляне под Большим Дубом в удобном кресле-качалке расположилась больная Грибабушка: старенькая-старенькая, маленькая-маленькая, и в самом деле не больше среднего гриба. Личико сморщенное-сморщенное, как печеное яблочко. А вокруг Грибабушки собрались трое: Листик, Болотик и Дед-Дедуля. Над Поляной порхал Ветерок, трогал деревья за листья, играл с цветами. Но как-то странно играл: то в одном месте шелестнул, то в другом, то вокруг Грибабушки хоровод прошлогодних опавших листьев вскружил… Листик с Болотиком листали страницы большой старинной книги.

– Заговор от простуды… – вслух читал Листик. – Заговор от кашля… От лихорадки… От ушиба… От болезней глаз… От зубной боли… От потери голоса!… – Листик оторвался от книги и посмотрел на Грибабушку, видимо, спрашивая совета, но та отмахнулась: мол, не поможет, ерунда! И тогда он опять уткнулся в книгу: – Заговор, чтобы навести красоту… – и снова взглянул на Грибабушку и, поскольку та молчала, продолжил читать из книги вслух: – "Чтобы навести красоту или казаться красивее, берется платок, с которым выходят на улицу, утираются тем платком, говоря: Стану благословясь, выйду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду на широку улицу, стану на восток хребтом, на запад глазами, на западной стороне сидит там обрученный Иосиф, зрит и смотрит на Госпожу Пресвятую Богородицу, так и на меня бы раб Божий весь век смотрел бы и глядел". – И неожиданно Листик беззвучно заплакал: вновь из его огромных зеленых глаз покатились горючие слезы.

– Листик, прекрати! – приказала Грибабушка, каким-то колдовским образом угадав плач Листика и открыла глаза: синие и быстрые, как молнии, и такие же молодые, как у Деда-Дедули. – Так ты, говоришь, он лапу поднял?

– Поднял, поднял, – радостно ответил Листик. – Еще как поднял! Было бы у него две – поднял бы обе. Вторую ему, окаянному, наверное, кто-нибудь уже оторвал! – Слезы его при этом высохли.

И тогда Грибабушка вновь закрыла глаза:

– Ну, хорошо. Повтори заговор при искании клада. Наизусть повтори!

Но послышался чей-то тихий плач.

– Елочка, перестань! – строго попросила Грибабушка. А вместо ответа – нетерпеливый порыв ветерка.

– Обратись, Елочка! – так же строго попросила еще раз Грибабушка. – Не хочешь? Смотри, шалунья, я сама тебя обращу!

И сразу же после этих слов ветерок, игравший на Поляне, стих.

– Заговор при искании клада, – продолжил чтение Листик. – "Когда покажется счастливцу клад, он должен проговорить: чур! чур! свято место, чур, Божье да мое. Или мой клад, с Богом напополам"!

– Хорошо-хорошо, – похвалила Грибабушка. – Мольба на ветер?

– Мольба на ветер… – закатил глаза и попытался вспомнить Листик. – Бить поленом флюгер, чтобы тянул поветерье и притом постараться припомнить и сосчитать ровно двадцать семь плешивых из числа знакомых.

– Приговаривая!… – подсказала Грибабушка. Чтобы сделать ей приятное, Листик решил дать распространенный ответ:

– Вспоминая имя плешивого, делают рубежек на лучинке углем или ножом; произнеся имя последнего, двадцать седьмого, нарезывают уже крест, приговаривая: "Всток да обедник, пора потянуть! Запад да шалоник, пора покидать! Тридевять плешей, все сосчитанныя, пересчитанныя; встокова плешь наперед пошла!" – и после этого Листик снова всхлипнул: – Грибабушка, ты!…

Но Грибабушка не дала Листику продолжить:

– Заговор от укушения змеи?… – потребовала она. – Ну-ка, ты, Болотик?!

– На море на окияне, на острове на Буяне стоит дуб… – с неохотой отозвался Болотик. – Под тем дубом ракитов куст, под тем кустом лежит бел камень Алатырь; на том камне лежит рунец, под тем рунцем лежит змея, скорпия; есть у ней сестры… – Болотик замолк и задумался.

– Ну что ж ты? Забыл? – улыбнулась Грибабушка и напомнила: – Арина, Катерина…

– Арина, Катерина, – все так же без охоты бесцветно продолжил Болотик. – Мы Богу помоляемся, на все четыре стороны поклоняемся; возьмите свою лихость от раба (сказать имя укушенного) или от его скотины (сказать цвет шерсти) по сей день, по сей час. После чего крестообразно дунуть.

– Крестообразно дунуть… – думая о чем-то своем, повторила Грибабушка. – Хорошо. Ну, теперь так: о чем это вы у меня спросить хотели? Зачем плакали?

Листик собрался с духом и сказал за себя, за Болотика и за Елочку:

– А ты не умрешь, Грибабушка? Ты скоро встанешь? Можно тебя как-нибудь вылечить? Каким-нибудь особенным колдовством?

– Колдовством? – спросила Грибабушка. – Хм… Нет, колдовством, пожалуй, навряд ли.

– А чем же тогда? – не смог скрыть удивления Листик.

– Эх, Листик, Листик!… – вздохнула Грибабушка. – Думаю, что на этот раз все должно случиться само собой.

– А что же может случиться само собой? – Листик даже растерялся.

– Без колдовства? – подхватил вопрос Листика Болотик. – Да разве такое бывает?

– Случается иногда, – ответила Грибабушка. – Что, не верите?

– Конечно не верим! – вскричали хором все трое: Листик, Болотик и Елочка.

– Ну, тогда слушайте и запоминайте, – предложила Грибабушка. – Я встану, если сами собой произойдут в лесу три обыкновенных события!

– Обыкновенных? Сами собой? Ты шутишь, что ли?

– Это у нас-то? В нашем-то Колдовском-то лесу?! Ну, тогда ты, Грибабушка, точно не встанешь!

На что Грибабушка ответила правнукам так:

– Мы долго жили в лесу, колдовали для людей. Теперь посмотрим, что из этого получилось. Слышу, слышу твой вопрос, Елочка. И ты ведь тоже для людей. Почему же в таком случае я тебя к ним не пускаю? Потому что ты еще маленькая, тебя обидеть легко…

Болотик кинул взгляд на Деда-Дедулю, сидящего рядом и терпеливо ждущего своей очереди, и подтолкнул Листика.

– Грибабушка… – начал тот. – Тут у нас гость, Дед один… То есть псих. Ему совет нужен, – при этом Листик что-то вспомнил и скороговоркой добавил: – Только он Дед хороший, он к нам топиться пришел!

– Совет? – удивленно спросила Грибабушка. – А какой же я могу совет ему дать? Хорошо, вот ему от меня: детей нужно воспитывать правильно! А внучек тем паче! – добавила она.

– Спасибо, – разочарованно сказал Дед-Дедуля. И по его глазам было видно, что ему тут же нестерпимо вновь захотелось утопиться.

– На здоровье, – ответила Грибабушка. И приказала Листику: – Гостя накормить и утешить. По-нашему, по-лесному. По-русски!

И в этот момент Колдовской лес до самой своей тайной сердцевины вновь содрогнулся от рева Однолапого.

Глава седьмая. СНОВА ОДНОЛАПЫЙ.

"…кагда Людям становится харашо они о Духах не вспаминают даже тагда кагда Духам тоже бывает очинь плохо…".

– Что это за шум? Что там такое, Листик? – встревожилась Грибабушка.

– Кажется, это он опять, – не сразу ответил Листик. – Опять Пачкун Однолапый!…

– Опять завелся, окаянный! – добавил Болотик. – Ну, ладно, делать нечего. Доставай, Дед, свою гранату!

Повисла долгая, неприятная пауза.

– Где твоя граната, Дед?

– В лесу оставил, – отозвался Дед-Дедуля чуть слышно. И объяснил свой поступок так: – Не идти же мне с гранатой к Грибабушке?

– Ну, тогда все. Конец! – трагически воскликнул Листик. И вдруг начал скороговоркой: – В городе Иерусалиме, на реке Ердане стоит древо Кипарис, на том древе птица орел сидит, щиплет и теребит когтями и ногтями, и под щеками, и под жабрами!…

– Глаз грома твоего осветища, молния твоя вселенную подвиже, – так же скороговоркой принялся вторить Листику Болотик, – и трепетна бысть земля, в мори путия твои и стези твои, в водах многих и стопы твои подвижутся!…

Они наговаривали все быстрее и быстрее, перебивая и дополняя друг друга. Но все громче раздавался грохот, все ближе. И вот уже между деревьев, обступивших Солнечную поляну, начал мелькать бронированный бок чудовища.

– Грибабушка!!! – вскричал Болотик.

– Все. Конец!!! – закричал Листик.

– Воздух!!! – страшным военным голосом взвыл на одной ноте Дед-Дедуля.

И прозвучал теперь уже смертельно испуганный Голос Елочки:

– Ой-й-й-й-й-й-й-й-й-й-й-й-йййййййй!!!

Сквозь деревья просунулась на Солнечную поляну страшная когтистая лапа… И вдруг рычание Однолапого, словно по мановению волшебной палочки, смолкло. Безжизненная лапа повисла в воздухе. Стало тихо.

Глава восьмая. ГОСТИ В ЛЕСУ.

"…некоторые злые Люди завут абиженых Духов чтобы они им служили и те им служат нидолго а патом все равно уходят от них патаму что они им ни верят…".

Так прошло несколько минут, в течение которых никто, похоже, ничего так и не понял: косая тень от лапы, перечеркнув Поляну, была даже страшнее ее самой. И наиболее ужасное – ничего больше почему-то не происходило. Совсем ничего. Минула еще минута. За ней вторая. Потом третья. Первым пришел в себя Листик, за ним – Болотик. Следом за ними открыла свои синие молодые глаза Грибабушка. Ветерок робко дунул, подхватил в воздух пригоршню прошлогодних листьев и вновь замер. Дед-Дедуля, как на войне, прикрывший лесных обитателей своим телом, поднялся на ноги и смущенно отряхнул брюки. И тогда случилось ну совсем уже неожиданное: до Поляны долетел чистый девичий голос:

– Дед! Дедуля!

Но не было слышно эха в Колдовском лесу. Звук голоса – словно в вате.

И опять:

– Дед! Дедуля!

– Знакомый голос, – поморщился, прислушавшись, Дед-Дедуля.

И в третий раз послышалось тот же самое:

– Де-е-д!!!

– Листик! Елочка! Вы что, забыли о своих обязанностях? – напомнила Грибабушка, после чего Листик с Елочкой пришли, наконец, в себя и начали перекликаться, имитируя эхо. И по Солнечной поляне принялось летать из конца в конец:

– Дее!…

– Ее!…

– …ед!

– Дее!…

– У!…

– Уля!…

– Е!…

– Ля!…

Еще минута – и на Поляне появилась… очень красивая девочка. А точнее – девочка-подросток. При ее появлении, разумеется, вся "колдовская" компания мгновенно обратилась и исчезла, словно растворилась в воздухе.

– Ты? В каком ты виде?… – подошла девочка к Деду-Дедуле. – Что это за наряд? Это что на тебе надето?

Дед-Дедуля оглянулся назад, на то место, где только что были Листик с Болотиком, и, не обнаружив их, глупо захлопал глазами, не зная, что ответить.

– В общем это… м… халява, – наконец нашелся он. – Постой! Откуда ты здесь? Как ты меня нашла?!

– Я пришла из школы, – объяснила красивая девочка, – а тебя нет. Жду час, жду два… И обед кончился, и ужин прошел. А тебя все нет и нет. Проанализировала я, что ждет меня на… на завтрак! Вспомнила, как ты все уши прожужжал мне про это свое болото, где тебя тут прошлым летом леший водил!

– Говорил я вам? Говорил? Это ведь она – Внучка Таня моя! Любимая! Она нашла меня! Соскучилась! А вы говорили – кислое мое дело! – опять обернувшись назад, на пустое место, где еще совсем недавно были Листик с Болотиком, объяснил Дед-Дедуля.

– Ты что, Дед, уже заговариваешься? – строго спросила названная Внучкой Таней. – С кем это ты? – И, не дожидаясь ответа, неожиданно добавила некрасиво и жестко: – Проголодалась я. Корми меня!

Страшная минута настала для Деда-Дедули. И тут Внучка Таня начала смеяться: а смех у нее – такой же нежный и чистый, как у Елочки:

– Такой я раньше была, правда? А зачем же ты меня такой столько времени терпел, Дед? Дедуля, я тебя так крепко!… Так!… – внучка Таня кинулась к Деду-Дедуле со всех ног и, подпрыгнув, повисла у него на шее. – Чего ты испугался? На тебе же лица нет!

– Наверное, это снова какое-то колдовство!… – вконец потерявшись, отвечал Дед-Дедуля. – Не может этого быть! Такого никогда… Ты что?!

– Просто я сама… до этого еще никого… ни разу по-настоящему… А теперь я… Буквально с первого взгляда… Это просто какая-то сказка! Он такой… Он!… Ох!!!

– Таня! – строго сказал Дед-Дедуля. – Кто… он?!

– Вот! – ответила Внучка Таня и крикнула назад, в Колдовской лес: – Константин!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

На ее зов из лесу вышел некто очень страшный, некто очень грязный: некто с запавшими глазами, в обгоревшем комбинезоне и с закопченным лицом.

При его появлении Деда-Дедулю хватил столбняк. А в воздухе вкруг него раздались знакомые голоса:

– Расколдовали!

– Пачкун!

– Сработала! Сработала моя буква "Же"!

– Ошибаешься, брат, не было сказано тобой никакой буквы. Моя это клюковка!

– Я свою буковку шепотом произнес!…

– Ничего ты не произносил, я бы услышал!

– Это ты ничего ему не показывал! Я бы увидел!

– Я ему мокрую клюковку в кулаке показал!

К этому времени к Деду-Дедуле вернулся дар речи:

– Вы? Ты?… Ты – и моя любимая внучка?!!

Некто страшный и грязный не слишком-то затруднился с ответом:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Я не какой-нибудь там Тракторист, у меня вот тут… – он постучал себя кулаком по левой стороне груди, по обгоревшему комбинезону, -…диплом Бульдозериста! Я – Тракторист-Бульдозерист!!! Просто сейчас, временно, я работаю на экскаваторе… И я потом прошу у вас ее руки!

Повисла пауза. И в тишине раздался тихий, грустный девичий смех. И всем как-то сразу стало понятно, что это Елочка просила бабушку: "Грибабушка, отпусти!".

А на Деда-Дедулю было больно смотреть: он посерел, осунулся, весь как-то сник. Казалось, что даже и ростом он меньше стал – ведь буквально только что он обрел свою мечту: добрую, послушную, любимую внучку! И тут же вновь ее теряет… Но Тракторист-Бульдозерист Константин – эх, недаром все-таки у него диплом Бульдозериста! – пришел Деду-Дедуле на помощь:

– У тебя замечательный дедушка, Таня. Он воевал! – с уважением сказал Тракторист-Бульдозерист.

– Я знаю, – ответила на это Внучка Таня. – Он в сорок первом под Ленинградом в Синявинских болотах сидел. У него за это и медаль есть!

– Ты не поняла: он сегодня воевал. Тут. Со мной. В этом болоте. Он это болото отвоевывал!

И опять повисла долгая пауза.

– Деду-у-уля! – протянула с нежностью Внучка Таня.

И снова раздались знакомые голоса в тишине:

– Гм!… Это не Пачкун.

– Значит, говоришь, твоя клюковка?…

– Может, и не она, я ее слишком сильно в кулаке зажал. Могла и не сработать. Наверное, это твоя буква "Же"!

– Вряд ли. Я, когда волнуюсь… Я немного заикаюсь! Как раз на ш… ши'пя'щие!…

А Дед-Дедуля в буквальном смысле слова схватился руками за голову:

– Экскаватор! Боже мой! Это же был экскаватор! – и добавил. – А вы… ты, Константин, уверен, что любишь ее по-настоящему? Не торопись, приглядись к ней внимательнее! Она ведь, знаешь… разной бывает!

– Дедуля! – предупредила Внучка Таня без прежней нежности в голосе.

– Ничего кроме нее, не вижу! – ответил Деду-Дедуле Тракторист-Бульдозерист. – Сверкание в глазах. Как от нового карбюратора! – И сощурился, заслонившись рукой от Внучки Тани, как заслоняются от солнечного света.

– К тому же она… – опять начал было Дед-Дедуля.

– Де-е-е… – противным, обыкновенным голосом проговорила Внучка Таня.

– Ну, что, "Де-е-е…" Что, "Де-е-е"? Она же еще семиклассница!

– …ед!!! – зло закончила Внучка Таня.

– Поэтому я потом и прошу у вас ее руки! Потом, когда и сам путягу закончу, – терпеливо и обстоятельно объяснил Тракторист-Бульдозерист. Но внезапно, кинув влюбленный взгляд на Внучку Таню, вскричал: – Ой, нет! Уже не прошу! Вдруг она стала совершенно некрасивой! Буквально как лысая покрышка!…

– Деду-уля!!! – в ужасе исправилась Внучка Таня.

– Ой, а теперь снова красивая! – тут же вскричал Тракторист-Бульдозерист. И опять заслонился рукой от Внучки Тани, как заслоняются от солнца. – Поэтому я снова прошу потом ее руки! Потому что я теперь уже не смогу без нее! Я вам, дедушка, еще больше скажу: увидел я ее – внучку вашу Таню на тропке – и чувствую: все, конец. Не могу больше ни одним рычагом пошевелить. Шабаш! Что-то со мной такое сделалось: можно сказать, полный столбняк.

– А я его тоже когда увидела, ну, в кабине, черного, обгоревшего, я ведь тоже тогда… того. Ну, в общем, не знаю я! Просто как приросла к тропинке! – призналась Внучка Таня и густо покраснела.

– И это было… все, что между вами было? – осторожно спросил Дед-Дедуля.

– Все! – хором "честно" ответили Тракторист-Бульдозерист и Внучка Таня. И тут вновь послышался тихий, грустный девичий смех в тишине. И строгий голос Грибабушки:

– Елочка, перестань! Ты-то ведь совсем, ну совсем еще маленькая!

– А можно, Грибабушка, я тоже… – пискнул чей-то другой голос. – Тоже потом попрошу у вас ее… Елочкиной руки?

– Вот потом, Листик, и попросишь. Когда и сам немножко подрастешь! Тебе ведь еще только… только восемь!

– Но, Грибабушка!

– Молчи, Листик, молчи. Молчи и трепещи!

– А мне, Грибабушка? Мне можно? – это голос Болотика.

– Что? И ты? Ты тоже, Болотик? Да что с вами со всеми сегодня сделалось?

– Сделалось, Грибабушка. Ох и сделалось!

– Да что же?

– А сами не знаем!

– Что-то случилось. Обыкновенное что-то!

– Ну, тогда, значит, и со мной тоже что-то произошло…

– Что, Грибабушка?

– Тоже обыкновенное… Я тоже… что-то такое чувствую!

– Что, Грибабушка?

– Чувствую в себе силы!

– Ой, Грибабушка!

– Ой!

– Да, я чувствую… Чувствую… Что если бы кое-кто, не называя его по имени, захотел остаться с нами в нашем Колдовском лесу…

– Быть Гридедушкой!

– Ура! Гридедушка!

– Ура!!! Ура!!!

– Перестаньте! Остаться просто так, без всяких там "Гридедушек"! То я бы ему на это вот что сказала…

– Ну уж нет! – ответила на это Грибабушке Внучка Таня. – Мне Гри… Дедуля самой нужен! Кто мне… То есть, кто ему… по утрам будет завтраки в школу готовить, а?

Удивленный голос Грибабушки:

– Гридуле – завтраки в школу? Он что же, разве еще учится?

– Он… Да. То есть… Нет. Он в школе… Он преподает. Очень Военное дело! – тут же нашлась Внучка Таня. – Лучше Дедуля будет потом почаще в лес приезжать.

И опять тихий звонкий смех Елочки. И голос Грибабушки:

– Ну все-все, обращаемся!

И тут стала видна вся колдовская компания. Ведь скрываться дальше не было никакой необходимости: Грибабушка, Листик, Болотик… Словом, вся лесная семья. Не показалась только Елочка. Но ведь и так ясно было, что она находится где-то поблизости!

– Здравствуйте! – сказал лесным хозяевам Тракторист-Бульдозерист Константин. Он был заметно испуган. – Вы… кто?

– Мы?… – растерялся Листик.

– Хм… – Болотик так же не знал, что на это ответить: сами приходят в гости и сами же спрашивают у хозяев: "Вы тут кто?".

– Ой, какие же вы!… Какие же вы смешные! – всплеснула руками Внучка Таня. – Я вас совсем не такими в детстве себе представляла! – И протянула для знакомства хозяевам леса свою руку.

– Очень приятно, Листик, – знакомился Листик очень серьезно.

– Таня.

Болотик знакомился также очень серьезно:

– Болотик. Очень приятно.

– Очень приятно, Таня, – после этого Внучка Таня показала Листику глазами на Грибабушку, разглядев ее крохотное кресло-качалку под дубом. – А это у вас кто?

– А это у нас Грибабушка! – с гордостью ответил Листик и, опережая следующий вопрос Внучки Тани, добавил: – Только больная она у нас!

– Ой, как же у вас не убрано! – тут же спохватилась внучка Таня. – Нужно вам все постирать, погладить… – и начала прибирать на Солнечной поляне.

– Чудеса! – не удержался от возгласа Дед-Дедуля. – Кто бы подумал? Оказывается, она и это умеет!

А Тракторист-Бульдозерист Константин опять заслонился от Внучки Тани рукой, как заслоняются от солнечного света:

– Для будущей жизни, наверное, придется все-таки установить на глаза светофильтры!

Грибабушка по-королевски взмахнула рукой, и в тот же момент на Солнечной поляне исчез беспорядок, все встало на свои места, развеялся печальный вечерний сумрак… И тогда Листик буквально подпрыгнул на месте от радости:

– Ты поправилась, Грибабушка? Ура!!! – И тут же спросил осторожно: – Только разве уже произошли в лесу три обыкновенных события?

– А разве нет? Ну-ка, давайте считать: внучка Таня отыскала Деда-Дедулю… Это первое обыкновенное событие. Согласны?

– Согласны, согласны, первое!

При этом Листик лукаво улыбнулся, отчего в душу не мог не закрасться вопрос: а не он ли все это подстроил? Но как? Каким образом? Точно сказать было невозможно. Наверное, это так навсегда и останется тайной!…

А Грибабушка продолжила:

– Тракторист-Бульдозерист Константин влюбился во Внучку Таню, а она полюбила его – это второе. Согласны?

– Согласны, согласны, второе!

Тут уже настала очередь лукаво улыбнуться Болотику. И опять в душу закрался вопрос: а не его ли рук это дело? Но что именно он натворил и как сумел такое подстроить – опять тайна!…

– А третье событие? Третье?! Ты же говорила, что должно быть еще и третье!

– Третье событие? Ну так слушайте же все!… Слышите? – Грибабушка приподнялась с кресла-качалки.

И правда, в тишине стало слышно… Что-то такое… ужасно знакомое: словом, стало слышно, как где-то невдалеке пробивался Ручей. Сначала робко, негромко, а потом все смелее и смелее. Колдовской лес начал наполняться жизнью: защебетали птицы, заухал филин в чаще; от земли поднялся серебряный туман, в воздухе повисли колдовские болотные огоньки; начался Вечер – на Колдовской лес опустился огромный, во все небо, Закат, словно роскошный сказочный занавес… И при этом было видно, что Грибабушка тоже лукавит, тоже улыбается уголком рта. И в этом – опять тайна! А какая – неизвестно. Да и разве можно это понять? Ведь они же тут в Колдовском лесу все волшебники!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Глава девятая. НАСТОЯЩЕЕ КОЛДОВСТВО.

"…Люди тоже ни верят Духам а Духи от них прячутся, тоже. Ни очиньта даверяя Людям…".

Внучка Таня осмотрелась, как бы заново видя Колдовской лес и его хозяев, и неожиданно сказала:

– Грибабушка… Грибабушка… Какое интересное имя! Откуда оно взялось? Как появилось в лесу? Это любопытно. Это мне как будущему филологу интересно будет исследовать!

– Ты хочешь стать филологом? – не смог скрыть своего удивления Дед-Дедуля. Внучка Таня таинственно улыбнулась и, не ответив на вопрос Деда-Дедули, обратилась к Листику и Болотику:

– Вот что, дети… Я попрошу вас образовать несколько слов с приставкой "гри". Вы ведь, наверное, проходили в школе, что такое приставки?

– Ну, проходили… – неохотно ответил Листик.

– Вот и отлично! – воскликнула Внучка Таня. – Тогда начнем. Давайте, кто придумает больше слов? Итак, Гри…

– …бнулька, – продолжил Листик.

– Грибнулька?

– Ну, корзинка для грибов.

– Хорошо, Грибнулька, – согласилась Внучка Таня. – Еще?

– Грибенка, – сказал Болотик.

– А это что? – не поняла Внучка Таня и на всякий случай обернулась на Колдовской лес.

– Ну, это причесываться.

– Ах, вот в чем дело! Вот и неправильно. "Гребёнка" пишется через букву "е".

– Тогда Грибушка, – сказал Листик. – Грибушка хлеба.

– Тоже неправильно, – не уступала Внучка Таня.

– Тогда Гри… Гри…

И тут их как прорвало, как у них началось:

– Гри… бяшка!

– По-гриб! В лесу мы вырыли по-гриб!

– Гривенник!

– По-гри-му-шка!

– У-гри! В реке живут у-гри!

– Грибята!

– Сказки братьев Гримм!

– Гримаса!

– Грифель!

– Грива!

– Про-гри-меть!

– Стойте! Стойте! – закричала Внучка Таня. – Все перепутали! Свалили все в одну кучу! А сколько грамматических ошибок наделали! Как же вы колдуете? Вы что же, значит, и колдуете неправильно? С ошибками?

– Да правильно мы колдуем! – недовольно проворчал Листик и в подтверждение своих слов кинул Деду-Дедуле его мокрую рубашку: – Забирай, Дед!

Дед-Дедуля с удивлением принялся вертеть рубашку в руках:

– Цела! Цела моя рубаха-то!

– Конечно цела! – засмеялся Болотик и забрал у Деда-Дедули рубашку обратно. – А теперь снова нет! А теперь – смотри! – опять цела! – И, они с Листиком, как два фокусника, начали демонстрировать волшебные превращения рубашки.

– Значит, дурачили, – покачал головой Дед-Дедуля. – Опять, выходит, за нос водили!…

За правнуков вступилась Грибабушка:

– Никто никого ни за какой за нос не водил! Просто тренировались. Ну, в общем, колдовали, по-вашему. Уверяю вас, это очень полезное занятие! Вы что, ни разу не пробовали? – И, видя, что Дед-Дедуля, Внучка Таня и Тракторист-Бульдозерист смотрят на нее, что называется, "во все глаза", сказала: – Ну, тогда… Тогда пусть каждый из вас хоть раз в жизни попробует себя в настоящем колдовстве!

– Это как? – не поняла Внучка Таня. И вдруг отстранилась, быстро и испуганно: – Я ничего такого не умею! – Но тут же под взглядом Грибабушки сдалась: – Хорошо. Только как это хоть делают-то?

– Да очень просто как, – ответила Грибабушки. – Чего ты обычно больше всего хочешь?

– Я? – Внучка Таня оглянулась на Деда-Дедулю, как бы спрашивая у него совета, и призналась: – Чего я обычно больше всего хочу?… Ну, я вообще-то много чего хочу!… Например, хочу чтобы… Чтобы звезд на небе, например, было больше! Этого, небось, никак нельзя?…

– Почему же нет? Колдуй, – запросто предложила Грибабушка.

Внучка Таня некоторое время раздумывала, как бы к чему-то примериваясь, а потом несильно взмахнула рукой, и от этого на небе вдруг загорелась такая ма-а-аленькая звездочка…

– Не может этого быть, – прошептала Внучка Таня. – Этого ведь не может быть, да?

– Теперь ты колдуй. – Предложила Грибабушка Деду-Дедуле, так и не ответив на вопрос Внучки Тани.

– Я? – удивился Дед-Дедуля. – А разве у меня получится?

– Пробуй.

Дед-Дедуля взмахнул рукой, и тут же рядом с маленькой звездочкой Внучки Тани появилась звездочка Деда-Дедули, побольше.

– А если я?… – И, не дожидаясь приглашения Грибабушки, Тракторист-Бульдозерист что есть силы взмахнул рукой. Но, к сожалению, на небе ничего нового при этом не появилось.

– Хм, нет ничего… – сказал Тракторист-Бульдозерист. – Ну-ка, если я попробую еще?… – и он поднял руку, чтобы взмахнуть ею еще разок. Но Грибабушка его остановила:

– Стой! Стой! Что ты так размахался? Вон куда она залетела, твоя звездочка!

– Где? Где? Не вижу!

– Да вон же, над лесом! Ну и силищи у тебя! – сказала Грибабушка и обратилась к Листику и Болотику: – Ну, а вы чего ждете, правнуки?…

Мгновение – и на небе появились еще две новые звездочки.

– Кто шестую зажжет? Может быть, ты, Елочка? – спросила Грибабушка.

Таким образом и вспыхнула на небе шестая звезда. После чего Грибабушка так же взмахнула рукой и зажгла последнюю, седьмую звездочку. И тогда на небе очертилось звездным пунктиром то, что всем нам так хорошо знакомо с детства…

– Большая Медведица! – потрясенно прошептала Внучка Таня. – Нам недавно про нее в Планетарии рассказывали! Так неужели же мы все?… Все мы вместе?… Мы что, разве т о ж е?! – она не договорила и вдруг спросила у Листика тихо: – Как по-научному будет Большой Медведь?

– Большой Медведь? Большой Медведь… Хм… Большой Медведь будет Гри… – И, сам растерявшись от своих слов, Листик закончил: – Гризли!

– Гри-зли, – как эхо, повторила вслед за Листиком Внучка Таня. – Еще одно слово на "гри". То есть… что? "Гризли" – это значит… Большая Медведица?! Созвездие! Вот значит, откуда она, Грибабушка!… Значит, вот откуда она к нам прилетела!… – Внучка Таня не договорила, потому что то, что она могла бы сказать, стало и так всем понятно.

И после этих ее слов Тракторист-Бульдозерист буквально задохнулся от волнения, ничего сказать больше не смог и только принялся кидать в сторону Внучки Тани полные восхищения взгляды.

Возникла долгая торжественная пауза, в которой все любовались получившимся и каждый по-своему переживал произошедшее.

В тишине хрустнула какая-то веточка – это Тракторист-Бульдозерист пошел с Поляны.

– Константин! – окликнула его Внучка Таня.

Он остановился:

– Теперь бы только побыстрее работу закончить, – сказал он. И, заметив, что Внучка Таня не поняла его слов, добавил: – Мне совсем немного осталось: я ведь для чего канаву днем и ночью веду? Окружим Колдовской лес, сторожей поставим… Соберем здесь разные волшебства, чудачества, сюда начнут водить экскурсии. Ох и красота будет!… Стольким людям, оказывается, чудеса нужны! – При этом Тракторист-Бульдозерист хотел идти дальше, но что-то его остановило: – Только почему-то я не вижу радости на ваших лицах!

– Значит, решили тут Заповедник устроить? – сказала Грибабушка с чувством. – Братьев Стругацких начитались? "НИИЧАВО", "ИЗНАКУРНОЖ"! Вот, значит, для чего он приполз, Однолапый? Выходит, теперь будем звать друг друга так: экспонат Елочка, экспонат Грибабушка, Листик-экспонат, экспонат-Болотик! Да вы только вслушайтесь в это слово: "экспонат". Это же что-то… мертвое. Как мумия! А колдовство… Колдовство бывает только живым. А кроме того, оно должно быть разлито в мире… Или иными словами: в мире всегда будет немножко колдовства!

Дед-Дедуля понял Грибабушку, закивал и с удовольствием подхватил:

– В ночных тревожных шорохах!

– В рассветах! – подхватил Листик.

– В дожде! – это Болотик.

Порыв ветерка.

– Правильно, правильно, Елочка, – засмеялась Грибабушка, – В ветре!…

– В любви, – строго добавила Внучка Таня. На что Тракторист-Бульдозерист, конечно, тут же обиделся:

– Что вы все на меня так смотрите? Что я, не понимаю, что ли? Я ведь не какой-нибудь там Тракторист, у меня вот тут… – он вновь постучал себя кулаком по левой стороне груди, -…диплом Бульдозериста! Я – Тракторист-Бульдозерист! Просто сейчас, временно, я работаю на экскаваторе! – Впрочем, было заметно, что последние слова Внучки Тани сильно поколебали его уверенность: – А смета? – спросил он. – Ведь есть же смета на канаву, в конце концов!… В конце концов, есть Генеральный План!

– Кто составлял смету? – спросила Внучка Таня.

– Ну… скажем… Самый Главный!

– Вот мы все вместе пойдем к нему и все вместе попросим его внести в эту смету этот свободный Колдовской лес!…

– И это свободное Колдовское болото! – подхватил Болотик.

– И нашу Грибабушку! Грибабушку обязательно! – это Листик.

– Обязательно! – как эхо, повторила вслед за ним Внучка Таня.

Тракторист-Бульдозерист продолжал колебаться:

– Вложены средства, проделана большая работа!…

– Константин! – строго сказала Внучка Таня.

– Ну что "Константин"? Что "Константин"? Вы бы мне после обеда хоть выспаться дали! Так нет же – на мирный экскаватор! С гранатой!!!

– Кто ж думал, что это экскаватор? – начал оправдываться Дед-Дедуля. – Это что, новая модель? Как ее название?

– "Катерпиллер"! – выпятив могучую грудь, ответил Тракторист-Бульдозерист.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ко… – начала Внучка Таня, но от волнения у нее перехватило дыхание, и она с трудом продолжила: -…стя! – И после этих ее слов все увидели, как Тракторист-Бульдозерист сдался окончательно:

– Ладно. Значит, так ты хочешь, да? А мне потом, в будущем, уступать будешь?

– Слово даю, – чуть слышно пообещала Внучка Таня.

– Чудеса и только!… – восхищенно прошептал Дед-Дедуля. А Тракторист-Бульдозерист шумно вздохнул:

– Ну, тогда…

– Что тогда?… – спросила Внучка Таня и лукаво улыбнулась.

– Тогда нужно посоветоваться!… Главное, не нужно никуда ходить! На это есть техника! – с этими словами Тракторист-Бульдозерист достал из кармана обгоревшего комбинезона рацию: – Дайте мне Главного! Да, это насчет канавы… – Некоторое время он внимательно слушал. – Нет, я ее еще не завершил. Почему? Потому что… – И, набрав в грудь побольше воздуха, он твердо сказал: – Потому что считаю нецелесообразным! Что? Не понял? Нет, совершенно согласен с вами: канава – вещь в хозяйстве необходимая… Но…

– Но ведь и Грибабушка… – подсказала Внучка Таня.

– Но ведь и Грибабушка в этом хозяйстве тоже нужна! Что? Нет, я не какой-нибудь там Тракторист, у меня вот тут… – он вновь постучал себя кулаком по левой стороне груди, -…диплом Бульдозериста! Я – Тракторист-Бульдозерист! Просто сейчас, временно, я работаю на экскаваторе!… Знаете тогда что? Приезжайте тогда на объект сами! И сами, к черту, разбирайтесь на месте! Не можете выехать? Это почему? Что? Что у вас произошло? Любимая жена только что к вам вернулась? Поздравляю! Буквально только вошла? Ну, значит!… – с восхищением и страхом Тракторист-Бульдозерист кинул взгляд на небо, на Большую Медведицу, видя в ней основную причину произошедшего с большим начальником чуда. – Значит, и в самом деле канава нецелесообразна! – Он выключил рацию и некоторое время над чем-то раздумывал. – Вот и верь после этого в приметы! – буркнул он. – Утром майку наизнанку надел, думал – битому быть! А вышло наоборот! – И внимательно посмотрел на Внучку Таню. – Хотя неизвестно, может быть, это все еще у нас впереди!… – И пошел прочь с Поляны.

– Константин!… – окликнула его Внучка Таня.

– Ну? – вздохнул он. – Ну, что еще? Иду засыпать свою работу!

– Ты… Ты… – начала Таня шепотом и не нашла слов. И вместо слов послала Трактористу-Бульдозеристу воздушный поцелуй. И на этом Тракторист-Бульдозерист Константин, вдруг как-то сразу совсем устав, ушел с Поляны. Было слышно, как он завел Однолапого. И вот уже тот пополз за кустами мимо Солнечной поляны. Видно было, что он заплетен венками, косичками и украшен цветами, как языческая корова весной. И исчез в лесу.

– Это что же, Елочка его так разукрасила? – робко предположил Болотик.

– Да нет, похоже, что теперь это Внучка Таня, – ответил ему Листик.

– Внучка Таня? Не может быть. – Это опять Болотик, тихо и значительно: – Значит, выходит, теперь и она?… И она теперь, значит, тоже?… Вместе с нами и как мы?… – он не договорил. – Ну, тогда ура, что ли?

– Тогда ура, – сказал Листик, так же тихо и так же значительно. – Ладно, пошли деревья обращать!

– Идем.

И они пошли с Поляны на работу в Колдовской лес. Было слышно, как работает Однолапый, и было видно, как Листик с Болотиком обращают поваленные деревья – те вставали целехоньки на горизонте: обращенные сосны, ели, березы и осины…

И вдруг небо потемнело и над лесом пронесся Ветер. Причем такой сильный, что показалось, будто кто-то огромный провел невидимой рукой по макушкам деревьев. При этом громыхнул гром, сверкнула молния, но странно – Дождя не было, хотя вентилятор Ветра и работал вовсю, поднимая с Поляны в воздух всякую смесь.

Чтобы успокоить свою внучку, которая, как и многие другие девочки, боялась грозы, Дед-Дедуля сделал предположение:

– Наверное, это клюковка! Клюковка ж-жахнула! – И потом, давясь смехом, добавил: – Или же Болотик, наконец, произнес свою знаменитую букву…

– Нет, это Пачкун! – разрешила его сомнения Грибабушка. – Настоящий Пачкун вернулся! Привет, Пачкун! – А в ответ ей – опять Ветер по деревьям, как будто по их макушкам провел кто-то огромный своей невидимой рукой. – Давай-давай, Пачкун, подключайся к работе. Созрел Зверобой, готовы Кукушкины слезы… Дел – невпроворот! Нужно потихоньку разбирать конструктор "Лето" и начинать собирать конструктор "Зима".

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

И вентилятор, зашумев, удалился в лес.

А Грибабушка пояснила свои странные слова Деду-Дедуле:

– Чтобы ты, Дед, смог приехать ко мне зимой на мою подледную рыбалку… Не забудешь? Приедешь? Ну, то-то же. Ты вообще-то не передумал уезжать? Нет? Тогда гляди! – И она принялась обольщать Деда-Дедулю волшебными болотными огоньками, но Дед-Дедуля остался тверд.

– Ну и ладно, – сказала Грибабушка. И внимательно посмотрела на Внучку Таню. – А вам с Константином я потом наколдую Большую Любовь. Впрочем, что я говорю?… Вы теперь и сами себе ее наколдуете!… Да? – Грибабушка оглянулась вокруг себя: – Ну, теперь и в самом деле, кажется, все!

И тогда пришел черед Внучки Тани:

– Я вот стою и не знаю: было ли все это со мной или не было? Или же это такой колдовской сон мне приснился? Сон на всю жизнь?!

А вместо ответа ей принялись махать деревья ветвями и лапами. Грибабушка пояснила их язык:

– Это ведь они тебе, Танечка, машут-прощаются! Приезжай. Живем-то ведь в лесу для людей, не для самих же себя живем! – И помолодевшим звонким голосом крикнула в Колдовской лес: – Листик! Болотик! И ты, Пачкун!… Замечательные мои ученики!

Глава десятая. ЕЛОЧКА.

"…но всеравно Духи очинь любят Людей и паэтому пусть Люди тоже любят Духов. Ведь всеони вночали быливместе…".

– Елочка, гости уезжают! – строго в воздух сказала Грибабушка. – Слышишь? Может быть, ты хотя бы теперь, наконец, обратишься?

– Елочка, обратись!

– Обратись, Елочка!

– Ну, пожалуйста!

– Елочка!!! – попросили Внучка Таня и Дед-Дедуля хором.

– Сейчас она обратится, сейчас, – пообещала Грибабушка. – Будет тебе в лесу, Таня, замечательная подружка! Елочка, в конце концов, это… это просто невежливо!

И Елочка, уступив просьбам Грибабушке, наконец, обратилась.

…И стояла в летнем колдовском лесу удивительная, стройная, нежная, робкая, заснеженная, неожиданная, новогодняя Елочка.

А Внучка Таня, увидев ее, замерла и пообещала:

– Мы обязательно приедем к тебе в гости, Елочка! Под Новый год! – И крикнула в лес, где на горизонте поднимались обращенные деревья и где над ними шумел ветер: – Листик!… Болотик!… И ты, Пачкун!… С вами все-таки мне придется немножко… немножко позаниматься по русскому!…

И по уже знакомой тропинке они с Дедом-Дедулей, крепко взявшись за руки, пошли из Колдовского леса по направлению к автобусу.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Но это немножко все же был не конец.

Потому что, выходит, жив он, жив Колдовской лес! И езды до него не больше пятнадцати минут на любой электричке или автобусе в любом направлении Ленинградской области. Так он и стоит – непознанный, неисследованный, тайный, смущая умы. Стоит, как и стоял всегда: при монголах, при поляках, при шведах, при французах, при немцах, и даже при последних – атеистах – которые, как известно, и вообще ни во что, кроме самих себя, не верят! Все ушли, все сгинули. А лес стоит. И мало что ему делается!

Значит, и дальше будет стоять – вечно.

Внучка Таня вместе с грибами и ягодами, собранными прямо вдоль тропинки, ведущей к автобусу, увезет в Город в карманчике своего платья незаметно подброшенный туда кусочек бересты. На нем с сохранением всех многочисленных ошибок и помарок, а также с соблюдением особенностей написания изложен текст древнего оригинала:

"…Духи мечтают сновассоединится с Людьми. Ладно, пусть Духи напремер будут у людей в услужении ладно пусть будут. Они даже и на это сагласны. Но только чтобы Люди верели в них не призирали их а-бычаи и законы. И тагда все снова будут как вночали ЛЮДУ".

А к летописи, ведущейся на потемневшем от времени кусочке бересты и дошедшей до наших дней из глубины веков, добавится еще одна, последняя запись:

"…в Лесу Духи отстаяли Лес и побидили своими силами Однолапого экскаватара…".

"А написал праЭто Листик-паэт".

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

31 ДЕКАБРЯ.

(сказка для повзрослевших детей).

К ВОПРОСУ О СУЩЕСТВОВАНИИ СЧАСТЛИВОГО ГОРОДА.

Однажды в редакцию некой газеты (скажем, к примеру, областной, Гатчинской) пришел человек и рассказал о том, что он познакомился с молодым писателем, который провел несколько дней в легендарном Счастливом Городе. В редакции, разумеется, не очень-то поверили рассказам посетителя – легенда о Счастливом Городе существовала так давно, что даже самый старый сотрудник редакции уже не помнил точно, когда она зародилась. Легенда была как легенда, ничем не лучше, да, в общем, и не хуже других легенд: все города на свете были по-своему несчастливы – один был чересчур большим, другой чересчур маленьким, один был слишком близок к морю, другой не в меру от него далек. Видимо, по этой причине и возникали время от времени разговоры о том, что на свете существуют города (возможно, засекреченные!), где не увидишь ни одного нахмуренного лица, ни одних плачущих глаз. Где жители с утра до вечера веселятся и празднуют свое бесконечное счастье. Где всего хватает, и никто не бывает обижен. Однажды там даже взяли и рассмешили последнего неудачника, и он превратился, как и все, в довольного, благополучного и совершенно счастливого гражданина.

Дело о Счастливом Городе так бы, конечно, и заглохло, оставшись не разъясненным, но помог случай: уже больше года шла подготовка к Первому Всемирному конгрессу, посвященному вопросам человеческого счастья. Информация, попавшая в областную газету, просочилась и в аппарат конгресса, где, понятно, заволновались. А поскольку речь шла о счастье целого города, решено было дать делу ход. Для чего, прежде всего, на этот Город была заведена специальная папка, в которой предполагалось собрать сведения обо всех его жителях. Потом силами ведущих ученых мира был срочно сконструирован специальный робот – сыщик-невидимка, который, оставаясь никем не замеченным и ничем не выдавая своего присутствия (все трущиеся детали этого устройства были смазаны специальной смазкой), мог проникать, как говорится, в любую щель, все видеть и все слышать и скрупулезно фиксировать увиденное на пленку.

Робот был поднят на борт вертолета и сброшен в месте предполагаемого расположения Счастливого Города. Ученые уселись у мониторов и… Но долгое время после приземления аппарата на них было видно лишь привычное и хорошо всем известное: проселочные дороги да поля, да еще леса, да изредка небольшие поселки, окруженные огородами. Так он и продвигался, этот робот-невидимка, изредка подпрыгивая на ухабах и проваливаясь в небольшие рытвины. И его мощный объектив, не всегда сдерживаемый слабыми серверными механизмами (ведь робот-то создавался в спешке!), задирался то в небо, изредка голубое, но чаще сеющее мелким дождем, то утыкался в землю, и вместо счастливых лиц взгляду ученых представлялись муравьи да жуки, да еще лягушки, и всякое такое же – не научное.

А робот все катил и катил вперед. Все детали его были изготовлены из прозрачного материала – очень прочного и с коэффициентом светового преломления, равным единице. Кроме того, спереди и сзади, сверху и снизу и со всех боков робот был обтянут очень прочной и мягкой специальной материей, которая также не отражала, но, разумеется, и не поглощала солнечных лучей и выглядела совершенно прозрачной. Шмели и стрекозы, пересекавшие дорогу механизма, мягко бились о невидимую преграду, отскакивали от нее без видимых повреждений и с недоуменным гудением продолжали свой полет чуть в стороне от дороги. Заметить препятствие можно было лишь во время дождя – капли воды, встретив преграду, обтекали ее, образуя заметную сферу. Но ливней в это время было немного, а слабенькие дождики, понятно, не в счет. Поэтому робот катил и катил вперед, не встречая преград.

Катил бы он и дальше и, возможно, обогнул бы всю Землю, ничего не сыскав – никакого Счастливого Города, но только опять, в который уже раз, помог случай: робот как раз подкатил к реке, чтобы по ее дну незаметно перебраться на другой берег, и наткнулся на пляж, где купались дети. И тут рядом с кустом бузины его объектив зафиксировал валявшийся на песке сборник русских народных сказок, собранный в середине девятнадцатого века известным фольклористом Афанасьевым. (Очень приличный, кстати сказать, сборник!) Робот потыкался объективом в книжку, шелестнул страницами. Мелькнули красочные картинки: былинные богатыри, Василиса Прекрасная, Иван крестьянский сын пашет землю на Змее Горыныче… И как-то сразу после этого наблюдателям вдруг стало ясно, что в реальном мире Счастливый Город искать, скорее всего, бесполезно. Искать его следовало в каком-то другом месте… Но в каком?

Один из самых Заслуженных ученых, не сводя глаз с монитора, воскликнул:

– Постойте!

В сторону самого Заслуженного ученого повернули головы остальные, менее заслуженные.

– Кажется, я догадался, – продолжал Заслуженный ученый. Из областной газеты нам сообщили, что посетителем Счастливого Города был молодой писатель (он особенно выделил это обстоятельство). То есть человек, вне всяких сомнений, наделенный фантазией. Оставим пока в стороне спор о том, существует ли на самом деле мир грез и где именно он есть. Давайте все вместе подумаем над тем, как нам отправить туда нашего робота? Ученые задумались. В предложении самого Заслуженного ученого не было ничего необычного. Каждый из собравшихся не однажды уже думал о том же: насколько реален мир, являющийся нам в мечтах? Доступен ли он для исследований так же, как и тот, который мы с таким изумлением наблюдаем каждый день вокруг себя? По каким правилам он живет? Из всемирной истории искусств и из "Поэтики" Аристотеля можно было заключить, что воображаемый мир живет по своим строгим законам. И хотя они, эти законы, чрезвычайно трудно формализуются (вследствие несовершенства нашего языка), но, тем не менее, существуют, и настоящее произведение искусства всегда им подчинено.

А раз существовали правила, значит, должен быть и способ подвергнуть их научному исследованию. Нужно было лишь этот способ найти.

В результате возникшей дискуссии электронный мозг робота решено было… усыпить. Не остановить, не отключить от питания, а именно усыпить, то есть заставить работать так, как он работает у спящего человека. Выполнить это было уже задачей чисто технической.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

На станции слежения был сгенерирован специальный сигнал и тут же послан в эфир. И робот-наблюдатель, получив его, заснул, как самый обыкновенный человек. Тот же сигнал, отраженный антенной робота, донес до ученых первые наблюдения, сделанные роботом во сне: самым неожиданным оказалось то, что на мониторах сразу же сменилось время года – наступила зима. Возник тот же самый речной пляж, но теперь зимний, неуютный, занесенный снегом. А на противоположной стороне замерзшей реки встал Колдовской лес… Куда через речку по льду тут же и вкатил робот. Прозвучало несколько малопонятных слов, сказанных очень маленькой (не больше гриба!), древней, совершенно седой женщиной. Мелькнул клубочек ниток у нее в руках. И… опять началось путешествие. На этот раз за клубочком, оставлявшим едва заметный след на снегу. И через некоторое время робот-наблюдатель въехал в Город, не обозначенный ни на одной карте мира, поплутал немного по его улицам, шарахнулся от автомобиля в какой-то двор и там затих.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

К этому времени в лабораторию были призваны трое из наиболее известных в мире мечтателей. Им объяснили задание, чтобы в будущем они смогли дать свои показания, которые можно было бы подшить в папку. С этой минуты все ученые мира через сеть Internet начали слышать и видеть происходящее. Они понимали, что, как чаще всего и бывает в жизни, объяснений ему не будет. Лишь изредка мелькнут отдельные догадки, счастливые и случайные, а научный комментарий к происходящему можно будет написать потом, позже, когда удастся обдумать увиденное.

В Счастливом Городе роботом-наблюдателем были засняты две кассеты видеопленки, которые позже были смонтированы с другими материалами, включавшими неназойливый голос диктора и показания мечтателей. И это все превратилось в полноценный видеофильм, который мы и предлагаем вашему вниманию.

КАССЕТА ПЕРВАЯ. РЕПОРТАЖ ПЕРВЫЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДОМ ВОРКИСА. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 22.45. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ИЗ-ПОД ОКНА.

С помощью закадрового голоса, которым начинаются первые кадры репортажа и который принадлежит одному из призванных мечтателей (а именно Первому), мы узнаем, что:

Морозным зимним вечером, когда повсеместно в домах засверкали огнями синие новогодние ели и свет от них пал в темноту двора на занесенную снегом детскую площадку с выступающим на ней силуэтом катальной горки, в окне одной из квартир, расположенной на первом этаже многоэтажного дома, появились две человеческие фигуры. Одна из них – мужская, невысокая, пухлая, с румяным лицом и короткими руками, одетая в полосатую веселенькую пижамку; другая – женская, тощая, длинная, кутающаяся в мрачную шаль. Сказать что-либо большее о них не было бы, наверное, никакой возможности, если бы их тихий разговор, вследствие особой чувствительности микрофона робота-невидимки, не стал вдруг слышен. И тогда стало ясно, что одна из фигур принадлежит некоему И. Д. Воркису, другая – его жене Алибабе Викторовне Яицких…

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Воркис И. Д., имя и отчество утрачены. Пятидесяти пяти лет. Женат. Детей нет. Профессия – сантехник.

Алибаба Викторовна Яицких, сорока двух лет. Замужем. Детей нет. Профессия – учительница ботаники.

(Два других приглашенных на экспертизу мечтателя оказались полностью удовлетворены сообщением своего коллеги, но один из них добавил, что в отношении внешности вышеперечисленных лиц ему хотелось бы отметить необыкновенную худобу Алибабы Викторовны в отличие от цветущего здоровьем Воркиса.).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Глядя в окно (поверх объектива робота), голосом стареющей кокотки Алибаба Викторовна говорит задумчиво:

– Воркис, а Воркис?…

– Да, Алибаба Викторовна? – тут же отзывается Воркис.

– Вы ведь сильно привязаны ко мне, верно?

– Слов нет, Алибаба Викторовна, как очень сильно привязан!

– И вы для меня на все готовы?

– Готов.

– Тогда подарите мне ВЕЧНОСТЬ, а?

– Но ведь мы с вами и так живем в вечности!… – после некоторого молчания как-то не очень уверенно восклицает Воркис. На что Алибаба Викторовна мечтательно отвечает мужу так:

– Что ж, это правда, Воркис. Вскоре вновь поднимутся бокалы с шампанским, загадаются самые сокровенные желания, и с последним ударом часов вновь наступит… – она смеется, – тридцать первое декабря! И на следующий день повторится то же самое. Ах, этот вечный волшебный праздник, Воркис! Вечный Новый год, который никогда не кончается! Что ни день – синие новогодние ели в огнях и игрушках! Подарки! Танцы! Карнавал! Воплощенная мечта! Мне ужасно это нравится, Воркис, но… – тут она ненадолго задумывается. – Но не та это вечность, Воркис. Я о другой!…

– О которой именно, Алибаба Викторовна?

– О ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ!!! Вчера я нашла у себя шестнадцатый седой волосок!

– Пятнадцатый, Алибаба Викторовна, только пятнадцатый! – с жаром возражает Воркис. – Мы же с вами вместе считали! И он всегда будет исключительно пятнадцатым! Могу вам в этом поклясться.

– Ах, не спорьте, Воркис, не спорьте. Загляните лучше правде в глаза!

– Уже заглянул, Алибаба Викторовна! – тут же чистосердечно и неожиданно признается Воркис. Заметно, что это признание Алибабу Викторовну немного пугает:

– И – что? Что вы там видели? – вкрадчиво спрашивает она.

– Видел… правду.

– И все?… – все так же вкрадчиво интересуется Алибаба Викторовна.

Воркис ненадолго задумывается.

– Вроде бы ничего больше, – наконец отвечает он. – А разве там должно быть что-то еще? Еще, кроме правды?

Это признание Алибабу Викторовну немного раздражает:

– Ах, не в этом дело, Воркис, не в этом! Стотысячный год на носу! Так как же все-таки насчет, а?…

– Не знаю, что на это вам и сказать, Алибаба Викторовна. Буквально честное слово! – При этом Воркис широко и открыто, как это умеет делать только он один, улыбается во весь экран от левой его границы до правой: его румяные щеки оказываются безжалостно срезаны границей кадра.

– Вы честный человек, Воркис, – хвалит его Алибаба Викторовна и тут же строго добавляет: – Но это нехорошо!…

– Я исправлюсь, Алибаба Викторовна. Я вам слово дам! – едва не вопиет на это Воркис. (Рядом с Алибабой Викторовной он обычно очень эмоционален, – "вклеивает" по ходу дела один из мечтателей.).

– Буду на вас надеяться, – притворно вздыхает Алибаба Викторовна.

Некоторое время они молчат.

– Должен сказать правду, Алибаба Викторовна… – начинает Воркис, – я готовился сделать вам сюрприз!

– Конечно же, под Новый год? – иронично улыбается Алибаба Викторовна. Но ее иронии Воркис не понимает:

– Да-да, я хотел положить его под елку. Но вы меня опередили!

– Что ж это за сюрприз, Воркис?

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Воркис понижает голос до шепота:

– В нашем доме живет девочка. Родители ее задержались в бесконечной командировке, поэтому девочку воспитывает романтическая бабушка, бывшая балерина. И она уже много лет больна. Говорят, что бабушка с помощью внучки закопала у нас во дворе секретик, знаете, из тех, что вечно закапывают дети?…

– Да-да, я тоже в детстве закапывала секретики! – с готовностью подхватывает Алибаба Викторовна. – Такие, знаете… загадочные! А вы, Воркис?

– И я закопал один. Позже.

– И что же вы туда положили, Воркис?

– Утюг, – признавшись в этом, Воркис так густо краснеет, что это заметно даже на видеопленке.

– Утюг?! О!!! Это тонко!… – восклицает Алибаба Викторовна. И после этого они начинают говорить одновременно, перебивая друг друга:

– Ну да. Дети закапывали разные бусинки, тряпочки, фантики, а я подумал и закопал утюг.

– Утюг?

– Настоящий утюг! Здорово, верно? Думаю, ни у кого нет такого секретика! Секретик же, который закопала внучкина бабушка, устав хворать, оказался непростым…

– Что же это за секретик, Воркис? Говорите скорее, не томите душу!

– Вы будете поражены, Алибаба Викторовна, но это – Зеленое стеклышко.

– Как вы сказали? Зеленое… стеклышко? – Стараясь скрыть вдруг охватившее ее волнение, отзывается Алибаба Викторовна.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Говорят, если посмотреть сквозь это стеклышко на какой-нибудь предмет… скажем, на вас, Алибаба Викторовна, то все вновь станет молодым и зеленым.

– Но я вовсе не хочу быть зеленой, Воркис! Это не мой цвет! – Тут Алибаба Викторовна решает немного обидеться.

– Это в переносном смысле, Алибаба Викторовна, – угадав ее намерение, торопится объяснить Воркис. – Молодо – значит зелено. И наоборот.

– Почему же в таком случае бабушке самой не воспользоваться его волшебными свойствами?

– Все дело в том, что в соответствии с последними техническими веяниями, секретик нужно "активировать" – он должен некоторое время полежать в земле, взять от нее силу… – продолжает охотно объяснять Воркис.

На что Алибаба Викторовна отвечает как-то уж чересчур громко (в фонограмме даже становятся слышны неприятные для уха динамические искажения):

– Врут, наверное, а? Как вы думаете, Воркис? Ведь всем известно, что зеленый цвет запрещен. Кроме того, его, кажется, попросту нет в природе! Даже ели у нас синие – специальные, кремлевские. Не говоря уже об игрушках – красных, желтых, даже фиолетовых в коричневую крапинку! Вообще, откуда вам все это известно, Воркис? – и она, как ей кажется незаметно, тем глазом, который дальше от окна, подмигивает мужу и собеседнику.

– Потому что я на службе. Точно так же, как и вы, Алибаба Викторовна! – и Воркис в ответ точно так же "незаметно" подмигивает Алибабе Викторовне ближним к ней глазом.

– Тогда чего же мы медлим, Воркис? Вызывайте бульдозер, комбайн, что там еще?… Копайте, копайте быстрее!!! – едва не кричит Алибаба Викторовна (в фонограмме опять слышны неприятные для уха динамические искажения).

– Уже копал, Алибаба Викторовна… – признается Воркис и опять густо краснеет (что, разумеется, хорошо заметно на особо чувствительной видеопленке), и опускает долу свои честные рыжие глаза.

– Вы хотите сказать, что эти огромные ямы во дворе… и эти ужасные траншеи, через которые все время приходится перепрыгивать?…

– Это я готовился сделать вам сюрприз.

– Чтобы положить его под елку, да? – Алибаба Викторовна не может сдержаться и хохочет. – Да он туда просто не влезет! А я едва не поломала ноги, когда возвращалась из булочной! Но я вас прощаю.

– Спасибо, Алибаба Викторовна, – сдержанно благодарит Воркис и продолжает преувеличенно громко, косясь по сторонам: – Врут так же, что секретик этот найти не так-то легко. – Он даже выглядывает из окна во двор. – Впрочем, тут-то как раз, может быть, говорят правду. Но зато точно врут, что лекарства не помогают, и в юбилейную ночь бабушкина внучка захочет этот секретик… Ну, вы меня понимаете?… Чтобы, посмотрев сквозь него на бабушку… – Заметно, что Воркис вновь хочет незаметно подмигнуть своей половине, но в целях особой конспирации передумывает.

– Надеюсь, это стопроцентное вранье, Воркис? – осторожно интересуется Алибаба Викторовна.

– Это вранье на все двести процентов! – неожиданно громко рявкает Воркис, любящий выражаться по военному точно. – Я утром в соседней квартире трубу отопления менял!… – Его руки при этом даже вытягиваются по швам пижамных брюк.

Алибаба Викторовна делает выразительную паузу и отвечает на это Воркису так:

– Уже много лет, фактически все время нашего брака, вы зовете меня этим длинным именем, которое даровали мне мои родители, тонкие знатоки Востока. Но с этой минуты я разрешаю вам общаться со мной накоротке и звать меня просто… просто Алла. За это я так же немного сокращу ваше имя и буду звать вас… звать вас…

– Подождите! Что ж из этого получится?! – предостерегает Воркис.

– Да, действительно, – тут же соглашается Алибаба Викторовна. – Тогда я буду звать вас по-прежнему: Воркис. Только гораздо, гораздо нежнее. (Она даже демонстрирует как, сложив губы бантиком: "Вор-кис".) И пусть для вас это будет новогодним подарком!

– Отлично! Пора зажигать елку и садиться за стол, Алла! Думаю, нам следует хорошенько подкрепиться, а заодно и проводить Старый год. – В целях конспирации боясь лишний раз подмигнуть, Воркис посылает Алибабе Викторовне мгновенный, полный скрытого значения взгляд.

– Я раздобыла для нас великолепный новогодний пирог! – отвечает та.

Фигуры Воркиса и Алибабы Викторовны исчезают. Через некоторое время в окне вспыхивают огни новогодней елки, гаснет люстра – видимо, Алибаба Викторовна и Воркис садятся за праздничный стол.

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ТРЕТЬЕГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Они жили в прекрасной, хорошо обставленной двухкомнатной квартире, которой им вполне хватало для бесконечного счастья потому, что детей у них не было. В комнатах стояла модная полированная мебель на сей раз из Испании, которая, если почему-либо переставала радовать глаз хозяевам, в тот же день менялась на новую. Делалось это посредством новогодних подарков: либо Алибаба Викторовна Яицких дарила ее Воркису И. Д., либо Воркис И. Д. преподносил подарок своей супруге. Однако главным украшением квартиры (как, впрочем, и во многих домах Счастливого Города) был стол – резной и огромный, он казался навсегда установленным посередине столовой. И каждый вечер в полном смысле слова ломился от обилия яств.

(Против этого наблюдения возражений у двух других мечтателей не нашлось.).

КАССЕТА ПЕРВАЯ. РЕПОРТАЖ ВТОРОЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДОМ ВОРКИСА. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 23.00. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ЧЕРЕЗ ОКНО.

Сегодня половину стола занимал пухлый праздничный пирог, мгновенно вспоротый знаменитым складным ножом Воркиса. И почти сразу же в наступившей тишине слышится какой-то подозрительный звук: не то скрип, не то хлопок, не то скрип и хлопок одновременно.

– Где-то уже открыли шампанское. Слышите? – улыбается Алибаба Викторовна. – А вы все еще возитесь с пирогом, Воркис! Это нехорошо!

– Похоже, это хлопнула дверь, – сказав это, Воркис встает из-за стола и вновь выглядывает из окна во двор (робот-разведчик при этом мгновенно втягивает свой объектив, и несколько секунд после этого на экране монитора ничего, кроме бегущих цифр секундомера, не видно). – Видать, нашей секретной бабушке стало совсем невмоготу!…

Пришлось выглянуть из окна и Алибабе Викторовне:

– Что вы говорите, Воркис? Подвиньтесь, Дайте же и мне посмотреть! – Она чувствительно поддает Воркису острым локтем в бок.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ай! – медицинским голосом вскрикивает тот. – Слева у стены. Видите фигурку? – Вон, крадется!

– Вы, Воркис, рассказывали мне про девочку. А это, как мне представляется, здоровенный взрослый мужик. Ну да, – вон же у него борода. И, кстати, усы!

– Действительно. Обознался. Ночь, темно…

– Вот именно! Вы не могли бы его задержать? Ну, этого?… с бородой?

– Вы считаете, что это следует? Хорошо.

Воркис открывает окно (при этом объектив робота-наблюдателя, поднятый на телескопической штанге, разумеется, вновь мгновенно опускается, и снова на мониторе некоторое время ничего не видно, кроме равнодушно бегущих в правом нижнем углу цифр секундомера) и страшно и грубо кричит в темноту двора полковничьим голосом, которого в нем предположить, казалось, было никак нельзя:

– Эй, ты! Слышишь? Ты, мужик, стой! Да-да, ты! С палкой! Иди сюда!

(К этому времени учеными наблюдателями был дистанционно скорректирован режим микрофонного усилителя, и динамических искажений по ходу записи в фонограмме больше не возникает.).

Проходит несколько томительных секунд, и возле дома Воркиса появляется… Дед Мороз в традиционном театральном костюме: красном тулупе, отороченном белым искусственным мехом, из-под которого видны валенки, и красной же отороченной шапке. Борода и усы у него наклеены криво. При виде Деда Мороза Воркис виновато прокашливается:

– К-к… К-к… Извините. К вам это не относится. С праздничком! Вот, просто, знаете, захотелось кого-нибудь поздравить!… Мда.

После чего Дед Мороз, потоптавшись под окном, уходит. (Телескопическая штанга с телекамерой тут же снова поднимается на заданную высоту.).

– Неловко получилось, – бурчит Воркис. – Наверное, обиделся – даже не ответил. А может быть, торопится успеть разнести по домам подарки?…

– Где же в таком случае его мешок? – прищуривается Алибаба Викторовна.

– В самом деле! Где? – делает "большие глаза" Воркис. – Вы, Алла, находите, что он какой-то подозрительный, что ли? Не следует ли в таком случае вновь его задержать?

– Пусть идет по своим делам. Но мне кажется, Воркис, он к нам сегодня уже заходил и… Ну, вы что, забыли?

– Заходил и, никого не застав дома, ушел?…

– Нет. Другое, – говоря это, Алибаба Викторовна празднично улыбается. – Что они обычно делают, когда приходят в гости? – задает она наводящий вопрос, и ее новогодняя улыбка прямо на наших глазах начинает таять.

– Обычно они просят выпить.

– А потом?

– А потом они обычно просят закусить.

– Ладно. А после потом?

– А после потом они обычно уходят, – Воркис от напряжения даже багровеет (что также отлично видно вследствие особой чувствительности видеопленки).

– Ну а в промежутке? В промежутке что они делают?

– А у них нет промежутков. Они без промежутков пьют и закусывают!

– Ну… хорошо, – сдается Алибаба Викторовна и сгоняет со своего лица мешающие ей остатки улыбки. – Тогда зачем они вообще приходят?

На это Воркис недоуменно пожимает плечами:

– Как зачем? За этим и приходят.

– Боже мой, Воркис, какой вы тупой! – восклицает в сердцах Алибаба Викторовна, развязывая "бантик" губ и забывая о своем обещании впредь называть мужа нежнее. – Нельзя быть таким! Вспомните вчерашний вечер. Хотя вчера вы были немного… Тогда позавчерашний… Хорошо! Хорошо! Вспомните себя, когда вы были маленьким?!

– Говорят, тогда я тоже был тупой. И к тому же еще и сильно упрямым!

Алибаба Викторовна с шумом переводит дух:

– Воркис, вы начинаете меня раздражать! К нам сегодня приходил Дед Мороз. И? И что?

– И, никого не застав дома, ушел. Мы же с вами это уже обсуждали. Потому не застал, Алла, что я двор копал. А вы бегали по булочным!

Терпение Алибабы Викторовны, наконец, лопается:

– Воркис, немедленно посмотрите под елкой! – приказывает она.

После этих слов Воркиса от окна буквально сдувает (заметно, что он даже не успевает по военной привычке вытянуть руки вдоль швов своих пижамных брюк). И через мгновение он возвращается, прижимая к груди большую коробку и счастливо шепча:

– Какая большая коробка! А в ней? Прибор ночного видения?! Неужели это мне?

– Болван, – негромко и без всякой злости журит мужа Алибаба Викторовна и чуть-чуть, буквально краешком губ, вновь ему улыбается. Но Воркис, похоже, не замечает перемены в ее настроении и тут же соглашается:

– Да-да. Причем такой неблагодарный! Теперь я обязан его догнать! – и он начинает преданно метаться перед окном.

– Догнать? Кого? – искренне ничего не понимает Алибаба Викторовна.

– Этого! Без мешка! Чтобы в следующий раз он подарил мне и прибор ночного слышания! – Воркис широко распахивает окно (тем самым, заставляя объектив робота вновь опуститься) и перекидывает через подоконник ногу, порываясь куда-то бежать.

– Стойте, Воркис! – визжит Алибаба Викторовна. – Вы в самом деле абсолютно непроходимый болван! Удивляюсь, как я раньше этого не замечала! Скорее включайте прибор! Наводите его во двор!

Воркис, уже оседлав подоконник, вытряхивает из коробки подарок, "прицеливается" через его трубу во двор и тут же негромко вскрикивает: – Вот это Дед Мороз! Ай да Дед Мороз! Ну, это надо же!…

– Так дайте же и мне посмотреть! – Алибаба Викторовна вырывает из рук мужа прибор, так же "прицеливается" через его трубу во двор и… и что же она видит? (Робот-наблюдатель тут же разворачивает свой объектив по направлению взгляда Алибабы Викторовны.) А вот что: видит она недавнего Деда Мороза, совершающего какие-то странные действия: кажется, он выбрасывает на снег из карманов подарки – пряники, игрушки, конфеты. При этом в руках у него взрываются хлопушки и из всех карманов театрального тулупа текут на снег разноцветные ручьи серпантина. В воздухе вокруг Деда Мороза реет тонкое, комариное, разноцветное облачко конфетти.

– Скорее, скорее, Воркис! – кричит мужу Алибаба Викторовна. – Скорее посмотрите еще раз под елкой!

Воркис исчезает и тут же вновь появляется в окне со второй коробкой в руках. Его ногти рвут в клочья тонкую оберточную бумагу. – Прибор ночного слышания!…

– Включайте!!! – едва не стонет Алибаба Викторовна.

Воркис наводит на двор и второй прибор. (На что робот-наблюдатель синхронно увеличивает чувствительность своего микрофона.) И Дед Мороз подозрительно звонким девичьим голосом говорит:

– Шагу не ступить – столько надарили подарков! Под елку класть уже некуда, так они придумали: насовали их мне по карманам! Еще этот камуфляж!… – Дед Мороз начинает избавляться от своих ватных одежд, приплясывая возле мусорного бака и превращаясь в миловидную девушку лет двенадцати. (Разумеется, к этому времени Воркиса и Алибабу Викторовну из окна уже будто сдуло.) – И какой болван тут все перекопал? Что искал? Уж не Воркис ли развернулся по сантехнической своей части с Алибабой Викторовной, тощей звездой востока? (Подчиняясь дистанционному приказу, робот-наблюдатель панорамирует объективом двор, и мы видим, что возле дома Воркиса и в самом деле творится нечто невообразимое: среди сугробов зияют огромные черные ямы, в которых, как на кадрах военной кинохроники, снег смешан с землей и грязью. Тут же валяются вывороченные из земли ржавые подземные трубы и сгнившие доски.) Ай, в рукаве еще одна хлопушка! И еще что-то тяжеленькое… – Девушка достает из-за пазухи какую-то коробочку. – О, нет! Это драгоценная вещица – бабулин секре…

КАССЕТА ПЕРВАЯ. РЕПОРТАЖ ТРЕТИЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДВОР ДОМА ВОРКИСА. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 23.10. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ИЗ-ЗА МУСОРНОГО БАКА.

Пока девушка разглядывает разрушения, произведенные во дворе какими-то страшными силами и избавляется от новогодних подарков, на нее, откуда ни возьмись, налетает белый смерч, произведенный ворвавшимися во двор двумя таинственными фигурами. Зверски кружа и размахивая руками, одна из них, в костюме громадной снежинки и в карнавальной маске, тащит в руках какой-то прибор. Другая, так же мрачно кружа, врывается вслед за первой, тоже неузнаваема в карнавальной маске и, как и первая, переодетая громадной снежинкой со вторым прибором в руках.

– Что секретик? Где секретик?! Постой! – кричит первая фигура.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Стой, тебе говорят! – вторит ей вторая, налетая на девушку. – Выкопала? Не успела? Свежих ям нет? Значит, он еще тут! Копайте, копайте, Вор!…

– Т-с-с! – останавливает вторую первая фигура. – Не продолжайте! Не называйте меня по имени целиком! Сокращайте! – и, заметив недоумение в глазах второй фигуры, сверкающих через прорези маски, приказывает: – Сокращайте, я вам говорю!

– Но!…

– Сокращайте. Не до сантиментов! Я сейчас, сейчас… – Первая фигура начинает быстро копать снег. – Нашел. Ура! Видите, я его сразу нашел! Да. Только я как-то ничего не понимаю!… – Фигура тащит что-то из земли, ужасно тужась, и, наконец, вытаскивает… – Что это? – Она принимается недоуменно хлопать уже знакомыми нам рыжими ресницами через прорези маски.

– По-моему… По-моему, это ваш утюг, Вор… р… – делает осторожное предположение вторая фигура. – Нужно было копать левее, по не копанному. Или наоборот правее. А вернее всего – поперек и вдоль. Короче, копайте как хотите, только не останавливайтесь!

Первая фигура вновь кидается копать, опять находит что-то, тянет найденное из-под снега, опять ужасно тужась, и… вытаскивает второй утюг.

– А вот и второй! Откуда же тут взялся второй? – страшно кричит она. – Я ведь закапывал только один!

Вторая фигура отвечает на это тихо и не сразу:

– Ну, помните, я вам призналась: у меня в детстве тоже была мечта… Я думала, это будет так тонко… странно…

– В этом нет ничего удивительного, Алла. Зато, как говорится: два утюга – пара. Или наоборот?

На это вторая фигура заметно раздражается:

– Н-не знаю. Но где же ваш секретик, Вор?… р?… Опять сокращаю! А может быть, вы его придумали?… Вдруг вам захотелось покопать во дворе так… ради какой-нибудь сантехнической мечты?

– Посмотрите на эти мозоли, Алла! – первая фигура сует под нос второй фигуре свои руки, покрытые свежими волдырями.

– Да, это мало похоже на мечту, Вор!… р!… Тьфу!

После этого обе фигуры бросают утюги, подхватывают приборы и с фальшивыми криками: "Ах, меня подхватило ветром!" и "Меня сейчас тоже сдует! Сдует!" – по-прежнему зверски кружа, исчезают так же быстро и неожиданно, как и появились. Девушка, похоже, даже ничего не успевает сообразить.

– Что это было? – видимо, вследствие сильного потрясения по-прежнему вслух спрашивает она. – Какой-то Вор и какая-то Алла! Зачем-то яму вырыли. И в ней – два утюга! Но откуда они узнали про секретик? Я же его еще не закопала. А они уже пытаются!… Нет, я ничего не понимаю! – Девушка копает в снегу небольшую ямку, достает из-за пазухи заветную коробочку… И тут же рядом с ней чей-то голос тихо говорит:

– В конце концов, это только немного обидно!

Девушка пугается, вновь прячет коробочку на груди:

– Кто тут?

– Предположим, я, – отвечает ей тот же самый голос.

– Кто именно?

– Ну, скажем, я, Фрява.

– Где ты? – начинает заметно нервничать девушка. – Я тебя не вижу!

– Обычно я сижу за баком.

Девушка опасливо косится на огромный и грязный мусорный бак, как всегда переполненный разноцветными новогодними отходами, и говорит:

– Как неожиданно! Впрочем… Я ведь ни разу прежде тут не была, в этом углу двора. А что же именно тебе "немного обидно"?

– Обидно, что ты не настоящий Дед Мороз, – отвечает голос. – Можно было подумать, что к юбилейному году он решил, наконец, сделать и мне подарок!

На это девушка хмыкает и неожиданно добродушно признается: – Вообще-то у меня есть, конечно, одна замечательная вещица… Хочешь, она будет нашей общей?

– Еще бы не хотеть! Ведь это будет мой первый!…

– Что?

– Первый подарок!

– Как это? Что ты врешь! Не может этого быть!

– Может, – отвечает голос. – Но об этом потом. Ты недавно упомянула два имени: Воркиса и еще кого-то?…

– А! – отмахивается девушка. – Это наша ботаничка, Алибаба Викторовна. Ее фамилия – Яицких. Семядоли там всякие, вакуоли. А он, Воркис, наш сантехник. И, можешь себе представить, завтра… Ох, завтра! Завтра, когда кончится эта прекрасная новогодняя ночь, мне вновь придется тащиться в школу. В этот ужасный надоевший пятый класс! Я в него каждый день… то есть год заново хожу. И смотрю на эту звезду востока. А у нее глаза… как две швабры! Я даже думаю, что она эти несчастные семядоли-вакуоли по ночам мучает. Не удивлюсь, если она в них иголки втыкает! Ну и, конечно, перед школой сам Воркис… Герой-сантехник. Вечно возится со своими трубами. Приварит – отварит. Потом приварит и, возьмет, и нарочно снова отварит! Они меня недавно останавливали. Ну, в костюме Деда Мороза… Думала, она меня по ботанике пытать будет. А он ничего – отпустил. Хоть бы раз на эти самые вакуоли живьем взглянуть!…

– Мне кажется, она не обычная ботаничка, а он не просто сантехник, – отвечает голос и в свою очередь спрашивает: – Тебя как зовут?

– Я Маша, – отвечает девушка и идет в "наступление": – Значит, они – не они. А ты тогда кто? Я вот с тобой разговариваю-разговариваю, а так до сих пор и не поняла: ты мальчик или, наоборот, девочка?

– Я никто.

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ПЕРВОГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Маша Истомина, не полных двенадцати лет. Ученица пятого класса средней школы. Проживает с бабушкой.

(Третий мечтатель добавил, что Машина бабушка больна и почти не встает с постели. И это обстоятельство является очень важным для понимания хода всех дальнейших событий.).

– Хм!… – на видеопленке заметно, как лобик Маши перерезает прехорошенькая морщинка. – Так как ты говоришь, тебя зовут? Фрява? Женское имя из первого склонения! Или, наоборот, мужское? Вот не помню, в первом мужские встречаются или нет? А до второго мы никак не доберемся – год на этом каждый раз заканчивается! Ладно, сейчас мы с этим определимся, – Маша ненадолго задумывается и предлагает: – А скажи-ка ты мне, Фрява… Что тебе больше всего на свете нравится носить? Ну, из одежды?

– Как и всем нормальным людям: джинсы. И свитер, – отвечает голос. И после этого, видимо затем, чтобы больше не испытывать Машиного терпения, из-за мусорного бака появляется некто среднего роста, в джинсах, свитере, кроссовках и с короткой косичкой волос – Фрява.

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Фрява. Год рождения, место жительства и возраст неизвестны. Без определенных занятий.

(Против этого наблюдения у двух других мечтателей возражений также не нашлось.).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Маша оглядывает Фряву с ног до головы и говорит:

– Так. Не поймала. Хорошо. А что в таком случае ты больше всего на свете любишь есть?

– Все. Есть я люблю все. В моем положении особенно выбирать не приходится, – отвечает Фрява.

– Опять промашка! Тогда так… От чего ты больше всего на свете тащишься? Так же, как и я – от Нового года?

– Я его ненавижу!

Это признание звучит столь неожиданно, что Маша на мгновение теряется, но тут же берет себя в руки:

– Ты что! Это ведь так красиво: каждый день новогодние елки в огнях и игрушках! Танцы! Карнавал! Воплощенная мечта! Сказка! – Снежки разноцветные! Снежки с шоколадом! Снежки с повидлом! Даже с мороженым!

– Думаю, сказка не может быть вечной. И стотысячный год, что наступит сегодня ночью, тоже быть не должен. Хотя, тут я могу и ошибаться. Может быть, я еще просто…

– Просто что? – быстро спрашивает Маша.

– Просто глу.

– А дальше? Какое окончание у этого слова? У "глу"? – восклицает Маша.

– У глу нет окончаний. Потому что глу бесконечно. Всеобще. И повсеместно, – со вздохом отвечает Фрява.

– Хорошо. Но в школу-то ты, по крайней мере, ходишь? – говоря это, Маша снова начинает хмуриться.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Нет, конечно. Зачем он мне сдался – один и тот же, к примеру, пятый класс?!

– Выходит, ты не учишься?

– Почему же?

– Где?

– В частности, у себя.

– Ну, и как ты это делаешь? У тебя же учебников нет!

– А мне и не нужны учебники. Я думаю. Иногда читаю книжки, которые за ненадобностью кидают мне в бак.

– А в праздники? – Маша хмурится все больше и больше.

– И в праздники тоже думаю.

– Но это же скучно – думать в праздники. Праздники нужно праздновать! – хорошо видно, что Маша ищет и не находит слов. – Я даже не знаю… По-моему, это ужасно! О чем же ты думаешь? – И, не давая Фряве времени на ответ, добавляет, от расстройства закусив свою премиленькую нижнюю губу: – А я думаю, что такие, как ты, на школьных вечерах стоят по стенкам актового зала в то время, когда все веселятся, хотя по их глазам видно, что они смертельно хотят танцевать!

– Небось, передумала дарить мне подарок? – грустно усмехается Фрява. – Вот и ты тоже!

– Полагаю, он тебе не очень-то и нужен! – уже не на шутку сердится Маша. – Я лучше закопаю его, пока нет никого. А ты отвернись!

– Только поточнее сформулируй желание: с волшебством нужно обходиться осторожно! – звучит в ответ занудный Фрявин голос.

– А чего тут формулировать? Все очень просто: чтобы бабуля была здорова! – сердито отвечает Маша и вдруг улыбается, что-то вспомнив: – Впрочем, есть ведь еще одно: все эти обворожительные картинки в учебнике ботаники: тычинки, пестики!… Хотелось бы узнать: они для чего? Иногда из-за этого я даже не сплю!… – И Маша принимается докапывать ямку, приговаривая: – Секретик должен год пролежать в земле… Ну, вообще-то это всего лишь до завтра, взять от земли силу… – Она вновь достает коробочку из секретного кармашка на груди, где, должно быть, хранит особенно для себя ценное, открывает ее и…

– Ах!

– Может, обронила?

Маша поднимает на Фряву полные слез глаза:

– Я вообще не открывала коробочки! Мне бабуля так ее и дала, закрытой. – И после этого признания Маша принимается плакать.

– Был у вас кто?

– У нас каждый день, то есть год, гости!

– А из чужих? Из чужих кто-нибудь приходил?

– Разве что дядя Костя?… Но ведь это было очень-очень давно!

– Когда именно?

– Я не знаю, как об этом сказать… Много-много раз вчера! Дядя Костя – это наш истопник. Он школу топит, и дом. Вечно они с Воркисом ругаются из-за труб и батарей! Он странный… Он не подарил мне подарка – это раз. По голове погладил и в глаза посмотрел, и ничего при этом не пожелал: ни здоровья, ни счастья – это два. Причем тут он? Лучше скажи, как мне к бабуле вернуться? Ведь только раз в жизни можно воспользоваться Зеленым стеклышком! И, видно, бабуля тянула до последнего, так ни разу и не открыв своей коробочки!…

– Как ты сказала? Зеленое… стеклышко? Ты не ошиблась?

– Ты меня извини за то, что я… Наверное, нужно сходить к дяде Косте, он поможет. Потому что он добрый. Прощай!

– Истопник, говоришь? Дядя Костя? Это тот, что живет в подвале?

– Ну да. Там, где котел.

– Но ведь Воркис в подвале тоже бывает. Или нет?

– Конечно! Ведь там его трубы!

– А Воркис ничего не может знать о коробочке?

– Откуда?! Разве что… Если… – и Маша осекается, что-то сообразив.

– Вот именно.

– Он крутился возле нашей парадной в тот момент, когда бабуля… Я это видела из окна!

– Правильнее будет сказать “у нашего парадного”!

– Ну да?! – вскидывается Маша.

– Идем со мной, – зовет ее за собой Фрява.

КАССЕТА ПЕРВАЯ. РЕПОРТАЖ ЧЕТВЕРТЫЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 23.25. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ВОЗЛЕ ПОЛОМАННОГО "ГРИБКА".

Перепрыгивая через свежие рытвины и траншеи, Маша с Фрявой добираются до детской спортивной площадки. Еще издалека можно разглядеть ее поломанный "грибок", а, подойдя ближе, заметить и останки каких-то спортивных снарядов. Среди них почти исчезла, покрытая снегом, облезлая деревянная фигурка: лошадь не лошадь, верблюд не верблюд – без головы и хвоста с ржавыми металлическими ногами. Тут же стоит обледеневшая деревянная катальная горка, а посередине площадки громоздится ободранный фонтан с замерзшей струей. Неподалеку от него чернеет вход в подвал.

Их спор продолжается:

– … мне об этом и Воркис говорил, и Алибаба Викторовна на уроках ботаники: раньше не было ничего! – с жаром втолковывает Маша Фряве. – И ничего будет потом. И за это мы должны быть благодарны. Иначе мы будем стариться и даже когда-нибудь умрем! Что этого может быть страшнее, а?

Но переубедить Фряву оказалось делом нелегким.

– Это мы обсудим потом, – морщась, отвечает Фрява. Потом негромко свистит и так же негромко зовет: – Эй, Помогай!

В ответ из-под снега слышится чей-то слабый простуженный голос:

– Чего зовешь? Ты же знаешь, я всегда тут. Зови меня как-нибудь иначе. Сколько раз можно тебя об этом просить!

И только тут Маша обращает внимание на говорящее деревянное туловище без головы и хвоста, занесенное снегом. Видимо заметив ее недоуменный взгляд, слабый голос объясняет:

– Это меня так Хозяин наказал! А ведь ты, Маша, не раз сидела на мне со своими подружками и болтала о разных глу… о бесконечном. Удивлена?

– Большой энциклопедический словарь, дополнительный том, страница триста шестнадцать: "Помогай обыкновенный, из племени простых Помогаев. Не раз описан прозорливыми поэтами и особо одаренными художниками". Мой верный и единственный друг, – объясняет Фрява.

– И сноска! – напоминает голос из-под снега. – Про сноску не забудь!

– И сноска, – соглашается Фрява.

И тогда Маша спрашивает первое, что приходит ей в голову. А именно:

– Какой еще Хозяин? Зачем?

– Прошу заметить: не уничтожил, не стер с лица земли, но унизил: заколдовал, чтобы все видел, все слышал и никому не мог помочь. – С удовольствием втолковывает ее новый знакомый. – А ведь был я когда-то настоящим Помогаем! Носился по свету легкий, как ветер, и как ветер свободный! Сколько у меня было встреч! Побед! Славных дел! А теперь?… Зеленое стеклышко! Неужели то? Самое?! Лучшее на свете?!! Вы так громко о нем разговаривали!… Оно, конечно, уже у Хозяина. Нужно лезть в подвал и лететь к нему в так называемый Мурманск. – И, заметив, что Маша его не понимает, добавляет: – Ну, не совсем чтобы в Мурманск, а в ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ Мурманск. И я не уверен в том, что вам отдадут его по-хорошему!

– Теперь нас трое! – замечает Фрява.

– Да и "лететь" придется, скорее всего, тоже фигурально: чаще всего ползком – по темным подвалам и может быть даже кочегаркам!… – продолжает пугать Помогай.

– Значит, это где-то рядом? Я согласна! – Не долго думая, Маша снимает с руки варежку и теплой голой ладошкой гладит Помогая по обледеневшей спине. И от этого движения деревянное туловище под ее рукой вздрагивает, оживает. И тут же шумно и охотно соглашается:

– Тогда седлайте меня скорее! Потому что… Потому что вон те две снежные бабы… Мне кажется, они передвинулись со своего места! А вот опять!… – Помогай начинает нетерпеливо переступать металлическими ногами в сугробе.

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ТРЕТЬЕГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Помогай. Профессия – робот. Один из многочисленных роботов-спасателей серии "S". Закамуфлирован под фольклорного героя вроде Конька-Горбунка. Вследствие многочисленных сбоев в системе управления демонтирован по приказу Начальника Управления работ.

(Первый мечтатель добавил к этому, что сбои Помогая сказались в основном в том, что он и в самом деле вообразил себя сказочным персонажем.).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Снежные бабы, на которых указывает Помогай, к этому времени подбираются к друзьям совсем близко. И неожиданно начинают стаскивать с себя тяжелые маскарадные костюмы, превращаясь одна в Воркиса, другая – в Алибабу Викторовну Яицких.

– Попались, голубчики! – прыгая на одной ноге и сдирая с себя громадные ватные штаны, кричит Воркис.

– Хватайте их, Воркис! – кричит Алибаба Викторовна, так же избавляясь от своих камуфляжных одежд. – Не подпускайте к подвалу!

– Вперед! – Маша с Фрявой одновременно пришпоривают Помогая. Тот пулей вылетает из сугроба и неожиданно несется в сторону, противоположную входу в подвал: прямо в руки Воркиса и Алибабы Викторовны.

– Стой!! Не туда!!! Забыл, где у тебя зад, а где перед, Помогай? – Строгий окрик Фрявы приводит Помогая в чувство. Но к этому времени Воркис, растопырив свои пухлые ручки и полуприсев, как вратарь, уже подбирается к друзьям с одной стороны. Алибаба Викторовна заходит с другой.

– Ничего, сейчас разберемся! – Помогай начинает вертеться на месте. – Все. Сообразил. Летим! – Он дает задний ход, каким-то чудом проскакивает мимо Воркиса и Алибабы Викторовны, огромными скачками несется через двор и скрывается в подвале.

КАССЕТА ПЕРВАЯ. РЕПОРТАЖ ПЯТЫЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 23.35. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ЗАМЕРЗШИЙ ФОНТАН.

Алибаба Викторовна отирает со лба пот, отбрасывает в сторону ненужный более прибор ночного слышания и устраивает своему непутевому мужу разнос:

– Как вы могли так оплошать, Воркис? Это же уму непостижимо: пытаться выкопать то, что еще не закопано! Ну, рассказывайте, как эта идея пришла вам в голову?

– Это все от усердия, Алла, – признается Воркис.

– Впредь запрещаю вам так невежливо сокращать мое полноценное имя! Да и я, пожалуй, буду звать вас по-прежнему: коротко и по-военному точно: "Воркис". Итак?

Привычно вытянув руки по швам любимых спортивных замызганных штанов (к этому времени он уже избавился от любимой же полосатой пижамки), Воркис видит, как, ожидая объяснений, Алибаба Викторовна играет острыми желваками на тощих скулах.

– Просто я немного опередил события, Алибаба Викторовна. И всего-то на несколько минут. А вы раскричались! Подумайте, что такое, если разобраться, эти несколько… – На мониторе хорошо видно, как Воркис, вращая глазами, ищет и не может найти нужного слова. – Это же ничто, пустой звук, пшик – даже слов к ним не подобрать! Кто и когда их видел? Да и есть ли они на самом деле? Тем более что мы с вами вообще живем в Вечности! Считайте, что я сделал это из безграничной любви к вам. Кроме того, я полагаю, что у нас, в Вечности, "до" или "после" не имеет значения! – Говорить это без привычной бурной жестикуляции, продолжая держать руки по швам, очень неудобно, поэтому Воркис вовсю крутит головой, шевелит плечами и даже несколько раз привстает на цыпочки.

– Вольно, – разрешает Алибаба Викторовна, и Воркис обмякает, и тут же с головой ныряет в стоящий поблизости мусорный бак, до верху забитый разноцветными отходами. Вылезает он оттуда с какой-то книжкой в руках:

– Вот, послушайте, о чем вопиют "из бака" лучшие умы современности… – Воркис начинает быстро листать книжку (при этом Алибаба Викторовна незаметно для него тонко улыбается уголками рта) и, как ни странно, быстро находит нужное место, и начинает читать из книжки с такой поэтической страстью, которую в нем до этого момента предположить было нельзя:

Неверная! Где ты? Сквозь улицы сонные Протянулась длинная цепь фонарей, И, пара за парой, идут влюбленные, Согретые светом любви своей. Где же ты? Отчего за последней парою Не вступить и нам в назначенный круг? Я пойду бренчать печальной гитарою Под окно, где ты пляшешь в хоре подруг! Нарумяню лицо мое, лунное, бледное, Нарисую брови и усы приклею, Слышишь ты, Коломбина, как сердце бедное Тянет, тянет грустную песню свою? Он переводит дух, снова быстро листает книжку: – А вот дальше: Жду тебя на распятьях, подруга, В серых сумерках зимнего дня! Над тобою поет моя вьюга, Для тебя бубенцами звеня! Воркис пропускает еще несколько страниц: – Ну и последнее: И свила серебристая вьюга Им венчальный перстень-кольцо. И я видел сквозь ночь – подруга Улыбнулась ему в лицо.

(В этих стихах мы все, конечно, узнали “Балаганчик” Александра Блока, – добавляет за кадром голос второго мечтателя).

От услышанного взгляд Алибабы Викторовны становится мягче:

– Теперь, видимо, придется лезть в подвал. А это страшно! – вздыхает она и добавляет мечтательно: – А что там, Воркис?

Видимо на этот вопрос ответ у ее мужа готов уже давно:

– Кошки, мыши, тритоны, мокрицы, плесень и всякое такое же… непраздничное. А, кроме того, – никому не нужные вещи и… трубы.

– Трубы? – не может скрыть удивления Алибаба Викторовна и еще раз окидывает взглядом развороченный Воркисом двор.

– Буквально целый подвал труб! – отвечает Воркис (уже по своей воле он вновь застывает перед камерой по стойке смирно).

– Зачем же там столько труб, Воркис?

– Этого никто не знает, Алибаба Викторовна. Ни один человек на свете!

– Даже вы? Вы же сантехник! – наконец оценив и усердие, и позу проштрафившегося сообщника, улыбается Алибаба Викторовна.

– Ну какой я, к черту, сантехник, Алибаба Викторовна? Такой же, как и вы – ботаничка! Но, между нами, я догадываюсь…

– Ну? Я никому не скажу, Воркис! – И глазом, который в этот момент оказался к нему ближе, Алибаба Викторовна подмигивает мужу.

– Точно? – переспрашивает Воркис и, не дожидаясь ответа, начинает признаваться: – Я думаю…

– Ну, что? Что вы думаете?

– Думаю, что их украли, – понизив голос, говорит Воркис. – Украли и спрятали. А чтобы никто больше не утащил, – соединили друг с другом сваркой. Ничего другого мне не приходит в голову! Кроме того, я сделал одно открытие…

– Боже! Еще одно? Какое же именно, Воркис?

– Вы никому не расскажете?

– Нет.

– Я уверен, что все трубы на свете соединены между собой! Помните школьную забавную задачку: "втекает и вытекает"?

Услышав это, Алибаба Викторовна на мгновение в бессилии закрывает глаза. Потом открывает их и еще раз оглядывает развороченный Воркисом двор: траншеи, чернеющие на снегу кучи вывернутой земли, валяющиеся, где ни попадя, куски труб, какие-то доски, и тонко вздыхает:

– Ну да… А в трубах?

– Что?

– В трубах мыши есть?

– Нет, мышей там нет. Это я проверял – специально разваривал и снова специально сваривал. Мышей нет. Это точно.

– Я вас опять прощаю, Воркис. Но это нехорошо!… – журит Алибаба Викторовна.

– Чего уж хорошего, Алибаба Викторовна! Но я исправлюсь.

– Уж как я на это надеюсь, кто бы знал!… – Алибаба Викторовна вздыхает.

– Ну, что? Полезли в подвал? – в тон ей вздыхает Воркис.

– Ничего не поделаешь, Воркис. Полезли. – С этими словами Алибаба Викторовна направляется к чернеющему подвальному входу, где только что скрылись беглецы.

– Алибаба Викторовна! Вы куда? – окликает ее как-то не очень вежливо Воркис. Наблюдая за ним в этот момент, никто, наверное, уже не мог бы сказать, что этот человек только что отстоял по стойке смирно "целую вечность".

– Как куда? Так в подвал же!

– А трубы?

– Что – трубы?

– Мы же с вами говорили про трубы?…

– Ну, я думала, это так… вообще!… Поэтическая фигура.

– Посмотрите, какая отличная труба!

– Где? – искренне не понимает Алибаба Викторовна.

– Вон, в фонтане! – мотает головой в сторону замерзшего фонтана Воркис.

– В фонтане? Но там же лед! Фонтан замерз!

– А мы ледок возьмем и сколем… – Воркис приближается к фонтану, выхватывает из-за пазухи короткий ломик и первым же ударом сбивает с фонтана большую шапку желтого, пузырчатого льда. – Взгляните, какая аккуратная дырочка!…

– Вот эта?! – в замешательстве восклицает Алибаба Викторовна. – Вот эта дырочка? Да вы что! В нее и мышь не пролезет! Не говоря уже о вас, Воркис!

– А если о вас, Алибаба Викторовна?

– Что? Мне? Сюда? Да вы смеетесь!

– Вовсе нет. Вы такая изящная, гибкая…

Алибаба Викторовна заметно польщена, поэтому опять заговаривает с мужем голосом стареющей кокотки:

– А вы, Воркис?

– А я помчусь по верху. Чтобы перекрыть им к стеклышку все пути. Потом мы с вами где-нибудь встретимся.

– Где именно? Я хотела бы это знать точнее!

– Я буду вам стучать. Три раза подряд.

– Но ведь там дальше тоже лед! – Алибаба Викторовна капризно поджимает сухие губы.

– А я вам свой ломик дам. Хотите ломик, Алибаба Викторовна?

– Нет, не хочу, Воркис, – честно признается Алибаба Викторовна, – Но, похоже, делать нечего. Поэтому давайте. Кроме того, я почему-то уверена, что там хотя бы нет мышей! – и о чем-то ненадолго задумавшись, она совсем ни к месту добавляет: – Говорят, специально "для бака" те же самые лучшие умы, о которых вы недавно упоминали, написали еще одну книжку. Называется она "Алибаба Викторовна и сорок разбойников". Сорок разбойников! Кругом!

Воркис передает жене ломик, которым он только что скалывал лед, и та сует его в горловину фонтана:

– Ого! Там крепко!

– А вы размахнитесь посильнее, Алибаба Викторовна.

– Так, что ли? – Говоря это, Алибаба Викторовна замахивается.

– Из вас мог бы получиться отличный сантехник!

– Не шутите так, Воркис. Мне это неприятно. Только ведь…

– Что – только, Алибаба Викторовна? Вы передумали?

– Только я ведь платье порву, Воркис! Вы не забудете подарить мне новое? На Новый год? Положите его под елку! Не изомните, я знаю вас! – говоря это, Алибаба Викторовна незло грозит Воркису.

– Постараюсь не измять, Алибаба Викторовна.

– Вы молодец, Воркис. Может быть, я опять разрешу вам немного сократить мое удивительное имя. Скажем… Али… Алиба… Нет, это для вас это будет слишком коротко! Лучше подлиннее, – например, Алибаб. А отчество пока так оставим – целиком.

– До каких пор, Алибаб… Алибаб Викторовна? – настораживается Воркис.

– До тех пор, пока вы не научитесь! – видно, что Алибаба Викторовна снова удовлетворена.

– Я обязательно научусь, я… – начинает обещать Воркис. Но Алибаба Викторовна его обрывает на полуслове:

– Ну, все, все, Воркис. Вперед! – она делает неожиданно сильный удар ломиком в горловину фонтана, отчего оттуда брызгает льдом. Тогда она делает еще один удар, сильнее, наклоняется, сует голову в трубу, и… вдруг начинает туда ввинчиваться: удары становятся чаще, веером летят ледяные брызги. Минута – и Алибаба Викторовна целиком исчезает в трубе.

Воркис ногой грубо пинает фонтан. Потом пугается и пинает его еще дважды, нежнее. В ответ шум в трубе фонтана стихает, раздаются три отчетливых ответных удара. После чего работа в трубе возобновляется, и удары начинают звучать без перерыва, постепенно стихая внизу.

– А говорила, не пролезет! – как-то не очень хорошо и, честно говоря, не очень красиво смеется Воркис. – Тьфу! – Он в сердцах плюет и тут же смотрит себе под ноги, на снег. – Ну вот, слюна замерзла. Будет знатный морозец. Крепко придется этой дуре подолбить! А я без помех займусь теперь нашим дивным стеклышком!… Я такое придумал!… Я!… Я!…

Потирая руки, Воркис семенит на коротких ножках к входу в подвал и спускается на несколько ступенек лестницы. А когда всю нижнюю его часть тела на экране срезает, вклеивает негромким шепотом в фонограмму фильма непечатное слово (которое тут же забивается специальным тонким сигналом, предусмотренным для таких случаев автоматическим редактором) и исчезает совсем. Из подвала доносится и последнее, ни к кому конкретно, казалось бы, не относящееся, но от этого ничуть не менее страшное: "убью!". И после этого в новогоднем перекопанном дворе становится уже совсем нехорошо.

КАССЕТА ВТОРАЯ. РЕПОРТАЖ ШЕСТОЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ПОДВАЛ. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 23.50. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ИЗ-ЗА ТРУБ (ПОЗИЦИЯ ПЕРВАЯ).

(Из-за того, что робот-наблюдатель менял "зажеванную" кассету на новую, десятиминутный фрагмент из фильма о приключениях в подвале искателей волшебного стеклышка бесследно выпал).

На видеопленке подвал Воркиса выглядит огромным и низким: покрытый плесенью потолок, стены в разноцветных потеках, сырость. Сырость такая, что местами по стенам даже сочится нехорошая вода. Все пространство подвала перегораживают трубы, а то, что свободно от труб, завалено хламом и затянуто паутиной. В углу гудит огромный котел. Посередине подвала на ящике сидит мрачный Воркис, переодетый… Алибабой Викторовной Яицких. В руках у него большой газовый ключ.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Все эти ежики, зайчики, бабочки… – Воркис утирает со лба пот. – Терпеть ненавижу! А такое и она вряд ли смогла бы придумать: в этом костюме меня точно не узнать! – Несколько секунд Воркис молча грустит и вдруг признается: – Весь подвал обошел: ни волшебного стеклышка, ни Алибабы Викторовны – ничего. И как же все-таки я устал! – Некоторое время он снова молчит, потом продолжает: – Раньше, когда я был маленьким, я так не уставал, честное слово! Правда, раньше, когда я был маленьким, я был очень несчастным: дети, встретившись со мной, убегали и прятали от меня свои игрушки. Поэтому у меня и не было детства – я быстро миновал эту пору и сразу стал взрослым. В начале жизни у меня была другая фамилия! Но я так быстро рос, что обогнал свое сознание и теперь даже не могу ее вспомнить, на большой скорости столкнувшись со своей юношеской кличкой – "Дыркис", которая, вследствие почти мгновенного моего поумнения, тоже пропала вдали. А в пустое место паспорта влетела нынешняя фамилия – "Воркис". Видимо, от английского "work" – работа, работать, я работаю, ты работаешь, они работают, все работают, рабочий. И еще какие-то две таинственные буквы "И" и "Д". Ни один человек на свете не знает, что это такое – я спрашивал. Женился я уже сильно взрослым на вдове со странным именем Алибаба. И на этом жизнь моя кончилась! – Воркис вновь берет в руки гаечный ключ, замахивается им, чтобы ударить по металлу, и… внезапно опускает руку. – Пусть за это вечно сидит в трубе! – Проговорив это, он с силой закидывает газовый ключ за котел. После чего достает из кармана свой знаменитый складной перочинный нож и начинает страшно им щелкать, как хищным клювом: раскладывать и складывать… И, очень недовольный, уходит…

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ПЕРВОГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Надо сказать, что этот нож таил в себе многое… Не говоря уже об обыкновенных предметах, таких, как всякие там ножницы, ложки, штопоры, бритвы и зубочистки, из него вполне могла быть разложена такая необходимая в путешествиях вещь, как, например, туристская палатка. Правду сказать, не очень большая – не больше чем на одного человека…

Почти сразу после ухода Воркиса из большой трубы, проходящей через весь подвал, вываливается Алибаба Викторовна Яицких в неподдающемся описанию виде…

– Ну что мне сказать? – так же, как до этого Воркис, неизвестно кого и неизвестно зачем спрашивает она. – Моя жизнь всегда была тяжела. Особенно же невыносимой она стала после образования в ней кратера от удара одного очень активного идиота с утраченной в детстве фамилией. И кличкой "Дыркис", свидетельствующей о том, что ее хозяин намерен поглотить все, как черная дыра или труба. Даже не знаю, как его поточнее назвать? У него инициалы "И" и "Д". "ИДиот", должно быть? – И она трижды пинает ногой ни в чем не повинный котел.

На стук перед Алибабой Викторовной мгновенно, как кликнутый из сказки Сивка-Бурка, является переодетый Воркис.

– Вы опять обманулись или же… обманули, Воркис? – без тени удивления скучным голосом спрашивает Алибаба Викторовна. (И у смотрящих фильм не может не возникнуть подозрения: а не подслушивала ли все это время Алибаба Викторовна, в поисках Зеленого стеклышка обогнав мужа и притаившись в трубе?) На что Воркис пугается, прикладывает палец к губам:

– Т-с-с! Как вы меня узнали?!!

– Ну, это-то как раз не трудно: по запаху. Вы же сантехник! А мой нынешний наряд как можно назвать?

– Да, Алибаб Викторовна, – соглашается Воркис. – Все трубы на свете воистину соединены между собой. Но ведь среди них встречаются и канализационные трубы! Возьмите, переоденьтесь. – В мгновение ока Воркис раскладывает перед Алибабой Викторовной свой знаменитый опасный перочинный нож и вываливает из него кучу тряпья. При виде которой Алибаба Викторовна брезгливо морщится… (Можно, конечно, предположить, что, поломавшись, она все-таки облачится в старую одежду своего мужа и сообщника, – а что ей еще остается? И тогда в подвале возникнет смешная карнавальная новогодняя путаница: где Алибаба Викторовна, где Воркис – поди тут разберись! Но происходит другое):

– Авантюра со стеклышком, судя по всему, провалилась, – подводит итог неудачным приключениям Алибаба Викторовна. – Через несколько минут мы с вами разменяем вторую сотню тысячелетий, и я, теперь уже навсегда, навечно, останусь с седым, шестнадцатым… (она ждет: не возразит ли Воркис ей и на этот раз? Не возразил, смолчал, ладно)…неприятным для каждой женщины волоском! А вы, Воркис?… Нет, даже говорить на эту тему я не желаю! Нам следует подумать о работе…

– Вот именно! – тут же с обычной готовностью подхватывает Воркис.

– …о новой работе! – строго обрывает его Алибаба Викторовна. Потому что старую мы, видимо, уже потеряли!…

Из этого неприятного положения, возникшего, конечно, только и именно по его вине, Воркис не успевает выкрутиться, потому что в подвале неожиданно в третий раз раздается стук по металлу: блямс! блямс! блямс!

– И все-таки тут есть мыши! – негромко взвизгивает Алибаба Викторовна. – Вы снова обманули меня, Воркис! – И осторожно падает в обморок.

– Боже мой! Троекратный стук! Второй Алибабы Викторовны в своей жизни я не перенесу! – побелевшими губами шепчет Воркис и так же осторожно теряет сознание.

Металлический стук слышится ближе и, наконец, в подвал верхом на Помогае, не прекращая спорить, въезжают Маша и Фрява, и становится понятно, что это Помогай стучит по полу подвала своими металлическими ногами.

Фрява спрыгивает с Помогая и быстро осматривает подвал:

– Нет ничего!!!

– Что ж это за Мурманск такой?! – всплескивает руками Маша и косится на молчащего Помогая. И идет к мутному маленькому подвальному окну, чтобы выглянуть из него на улицу:

– В самом деле! Вон наш дом!… И наше окно!… И елка в окне светится! Елку видите? А видите, ей бабуля новую пику надела? – После чего Маша предлагает: – А давайте вернемся? И пойдем в школу. Там есть огромный актовый зал с блестящим паркетом. Ты ведь пригласишь меня танцевать, Фрява? Может быть, ну его, это стеклышко?!

И тут молчащий Помогай взрывается:

– Сказано вам: это Мурманск. И кончено дело! И имейте в виду еще вот что: нам необходимо осуществить задуманное до наступления Нового года, иначе завтра все придется начинать заново! – Только тут он замечает Воркиса и Алибабу Викторовну Яицких, лежащих в притворном обмороке, и добавляет: – И хватит вам все время спорить и препираться, и так из-за этого прибыли сюда последними!

Ни Маша, ни Фрява на это справедливое замечание ответить не успевают, потому что в подвале вновь – в который уже раз! – раздается отчетливый металлический стук.

– Ай! Тут мыши! – негромко вскрикивает Маша и падает в настоящий обморок. Плохо бы ей пришлось, если бы не подставленные вовремя Фрявины руки:

– Ну какие в трубах могут быть мыши, дурочка?! – На что Маша отвечает, не открывая глаз:

– Ты, Фрява, придумай, пожалуйста, что там стучит?

– Ну, это, например… вода.

– Вода? – Маша чуть приоткрывает свои красивые глаза.

– Такая, знаешь, стукловатая вода: бежит себе потихоньку да потихоньку стучит. Не бойся, Маша. Вставай и пошли искать наше стеклышко!

– А у тебя сильные руки, Фрява!… – замечает Маша. – И без того большие и красивые глаза Маши распахиваются шире и становятся еще красивее.

– Может быть. Я по утрам зарядку делаю… Я…

– А по-моему, ты просто зануда, – вдруг жестко заключает Маша. – Я таких не люблю! – И поднимается на ноги, и тут же между ней и Фрявой вспыхивает короткая ссора:

– А всех и не нужно любить. Ты ведь, наверное, согласишься с тем, что все люди разные? – начинает Фрява.

– Может быть.

– Раз так, значит можно допустить, что где-то должны быть и такие, как я? Это логично?

– "Логично"! Как на математике! Но ее я тоже не люблю! – Маша обижается на Фряву все больше и больше.

– А что вы сейчас проходите?

– Все то же самое: дроби. Я бы тебе объяснила, что это такое, но для тебя это будет чересчур. И вообще, хватит! Хватит!! Хватит!!! Хватит!!!!! Тебя ведь не переспоришь никак! Кому нужна твоя логика?!

– Думаю, есть люди, которые с ее помощью по одному-единственному стакану воды могут предположить, что где-то есть океаны!… – о чем-то совсем уже непонятном для Маши заключает Фрява.

– А океаны точно есть? – мгновенно забыв о ссоре, осторожно спрашивает Маша.

– Думаю, да.

– Большие?

– Да, очень.

– Неужели больше нашего фонтана? Только ведь этого все равно не может быть! Да?

Но Фрява ничего не успевает ответить, потому что где-то рядом с ними вновь раздается громкий стук по металлу. А потом еще один и еще.

– Ах, Фрява, – грустно улыбается Маша. – Я думаю, что на этот раз это все-таки мыши. И они очень большие! – И она начинает примериваться, чтобы поудобнее упасть в обморок перед Фрявой еще раз (ей, хорошенькой, легкомысленной, все бы играть!) – И, похоже, они к нам приближаются!!

Металлический стук повторяется совсем близко. Свет в окне подвала вспыхивает ярче. Слышно, как где-то рядом одну за другой начинают открывать бутылки с шампанским: шпок, шпок, шпок. И после этого – ш-ш-шшш… ш-ш-шшш… ш-ш-шшш… – принимаются шипеть, как змеи, пенные струи. Это дружно провожают Старый год. Глаза Фрявы при этих звуках начинают подозрительно блестеть.

– Год истекает! Скорей! – торопит друзей Помогай.

И тут Маша выдает совсем уже неожиданное:

– Значит, ты меня ни капельки не любишь? – спрашивает она Фряву.

И Фрява окончательно теряется.

– Все. Это конец! – замогильным голосом заключает Помогай, и совсем уже непонятно как заскакивает в фильм его навсегда отлетающая мечта: свободный мир, где живут настоящие Помогаи: там проносятся их быстрые тела, летят заплетенные в косички гривы, развиваются по ветру прекрасные, длинные, ухоженные хвосты…

В этот момент начинают бить часы, отмеривая полночь. И вместе с тем за окном подвала в ночное небо взлетает с шипением ракета и по огромной дуге улетает прочь. Двор освещается сполохами фейерверка – наступает Новый год. Через подвальное окно видно, как из всех домов, подвалов и из разных щелей вылезают во двор опухшие от беспробудного праздника беззаботные люди, чтобы, взявшись за руки и, едва переступая ногами на утоптанном снегу, начать свой невиданный карнавал: хоровод, игру в снежки, катание на ледяной горке с бенгальскими огнями в руках, стрельбу из хлопушек, забавы с шелестящими змеями серпантина и прочее, прочее, прочее – все то великолепное и необычное, что случается с людьми только в новогоднюю ночь. (Из-за яркой вспышки света за окном подвала автоматикой робота совершенно некстати был включен электронный "шумодав", и изображение ненадолго "стерилизовало" – как на кадрах фальшивой, смертельно надоевшей всем нам рекламы.) От праздничного шума в полутьме подвала оживают обморочные Воркис и Алибаба Викторовна Яицких.

Торжественно и гулко бьет последний двенадцатый удар. Вместо с ним из-за котла появляется невысокий сутулый человек в ватнике, ватных же брюках, кирзовых сапогах и "водопроводной" кепке, которую за ее сказочную неприхотливость так любят носить истопники во все времена.

Увидев человека в ватнике, Помогай принимается метаться по подвалу и в отчаянии вскакивает на подоконник, и героически распластывается на окне, как на амбразуре, заслоняя своим телом льющийся в подвал свет праздничной ночи.

КАССЕТА ВТОРАЯ. РЕПОРТАЖ СЕДЬМОЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ПОДВАЛ. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 00.00. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ИЗ-ЗА ТРУБ (ПОЗИЦИЯ ВТОРАЯ).

– Дядя Костя! – кидается Маша к вновь прибывшему, чтобы повиснуть у него на шее. – Дядя Костя, помогите нам! – Отыскав взглядом распластавшегося на окне Помогая, она улыбается ему: – Ты чего испугался, Помогай? Это же Дядя Костя, наш истопник. Он добрый!

– Вижу, вы сюда за стеклышком явились?! – неожиданно спрашивает дядя Костя и незло грозит пальцем Воркису и Алибабе Викторовне: – Вот, значит, как вы мне служите? Так помогаете воспитывать благодарных детей? Приучаете их к этому новому миру?

– Дядя Ко… Хо… Хозяин! – начинает мямлить Воркис и позорно валится на колени, прямо на грязный пол подвала.

– Хозяин! – вторит Воркису Алибаба Викторовна и так же рушится с высоты своего роста на колени.

– Накажите ее, Алибабу Викторовну, как следует! Такая непроходимая дура, слов нет! Секретик для вас я найду и без нее. На что он ей? – скулит Воркис.

С таким развитием событий Алибаба Викторовна не согласна:

– Лучше наказать, Воркиса, Хозяин! – негромко и по возможности вежливо вскрикивает она. – Я его перехитрила. Я уже давно все поняла и только прикидывалась идиоткой, его испытывая, следя!

– Вам вовсе не нужно было ею прикидываться! – негромко и по возможности тоже вежливо шипит, как подожженная новогодняя петарда, Воркис.

После этого они начинают неслышно пересвистываться друг с другом злым шепотом.

– Пожалуй, я накажу вас всех! – снова незло грозит дядя Костя. – А тебя, Помогай, больше других! Пожалел я тебя тогда в ноябре, помнишь?… "Помогай обыкновенный, большой энциклопедический словарь, дополнительный том, страница триста шестнадцать…".

– И сноска! – упрямится Помогай и с тяжелым вздохом слезает с окна.

– И маленькая сноска! – соглашается дядя Костя. – А наказ мой ты не забыл? Не попадаться мне на глаза! И все-таки привез их ко мне в Мурманск?! Ну что с тобой за это сделать? – С этими словами дядя Костя достает из-за котла ножовку по металлу и идет с ней к Помогаю.

– Дядя Костя! – в страхе кричит Маша. – Что вы хотите сделать? – Машу вдруг начинает бить крупная дрожь. Дядя Костя улыбается ей:

– Ну, если ты об этом просишь, Маша… – Он прячет ножовку за котел и так странно и рассеянно смотрит на Машу, что ту вновь начинает сотрясать крупная дрожь. – Сейчас я тебе объясню… Основные несчастья на земле происходят от непомерных человеческих желаний. А я дал людям все! Избавив их от старости и связанных с ней разочарований и прочих неприятных последствий. И, кроме того, придумал им массу игрушек, великолепно развил зимние виды спорта: одиннадцать олимпийских чемпионов по лыжам только за один день! Каково? Мягкая зима, чистый, с морозцем, воздух, утренняя гимнастика, блоковский снежок… Курорт, благодать! И всего этого вы хотите их лишить? Боюсь, они вас не поймут! – Дядя Костя кивает на окно подвала, за которым шумит карнавал и, подождав немного, добавляет: – Вы, конечно, можете возразить, что пока они веселятся, кто-то должен работать, чтобы оплатить все эти страшные расходы! Правильно. Потому что Зеленое стеклышко – это лишь половина дела! – Говоря это, дядя Костя счастливо смеется и потирает руки. – В том-то и заключается настоящее волшебство, что за них давно уже работают… деньги! Деньги выращивают в теплицах хлеб, собирают урожай, пекут пироги… Вот только подавать их на стол пока приходится вручную. Но в ближайшее время я отрегулирую и этот вопрос. Деньги кормят и доят коров на прекрасных, просторных, хорошо вентилируемых фермах… – Не дождавшись и на этот раз возражений, он говорит: – Вы, понятное дело, можете заметить, что деньги тоже должны браться откуда-то?! – Дядя Костя вновь счастливо смеется: – Они и берутся. Из других денег. Деньги делают деньги. Это известно даже ребенку. Вечный двигатель человечества не только изобретен, он уже давно работает! А что можете предложить людям вы? – И, выдержав по его представлениям достаточную паузу, заключает: – Вот видите!… Вчера мне принесли несколько замечательных проектов. – С этими словами, кряхтя, дядя Костя лезет куда-то за котел, достает оттуда и разворачивает легкие бумажные трубы каких-то чертежей. – Только один из них: телескопическая карманная новогодняя елка с надувными игрушками. Что вы на это скажете? – Дядя Костя нажимает на котле какие-то кнопки, и в его руках тут же появляется крошечная уже готовая новогодняя елка. – А насчет смысла жизни мы можем и поспорить. Думаю, он в получении удовольствий. Не так ли? Не станут же люди на земле жить ради несчастий! Кто с этим согласится? Разве что сумасшедший?! Бабуля? Да, она вечно будет болеть. Может быть, ей даже будет все хуже и хуже. Но зато она никогда не умрет! Я накормил людей! Я дал им счастье! Я воплотил в жизнь давнюю мечту человечества: Я СДЕЛАЛ ЕГО БЕССМЕРТНЫМ! – В подтверждение своих слов загадочный истопник кивает на цифру “100 000”, горящую высоко в темном небе за окном подвала. – Остановив "прекрасное мгновенье", – пользуясь выражением "из бака". – Он внимательно смотрит на Фряву. – Для философов тоже найдется дело в этом мире: сколь угодно долго они могут думать о вечном. Выгляните из окна: в городе царит счастье. И ему нет конца!

– А Синича? Синича, моего друга, ты куда закатал, Хозяин? – наконец решается подать голос Помогай.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ну, ты скажешь тоже – "закатал"!… Твой Синич всему городу тепло дает! – с этими словами дядя Костя распахивает дверцу котла, и подвал заливается пронзительным, нестерпимым, как электросварка, светом: в глубине котла виден прикованный, словно Прометей, сказочный герой Синич с солнцем на удивительных, ослепительно-синих крыльях. Показав пленника, Дядя Костя закрывает дверцу котла, щелкает переключателем на его боку, проверяет какие-то прикрепленные к нему приборы и что-то записывает в лежащий тут же журнал.

– Чем счастья больше, тем оно вечнее! Не так ли?

Под сводами подвала раздается негромкий голос Фрявы:

– Праздник, который вы нам устроили, это праздник вечных второгодников!

Видимо, этого дядя Костя не ожидал. Он выдерживает паузу и добавляет с уже знакомой холодной улыбкой, от которой крупной дрожью Машу пробивает в третий раз: – Я мог бы вас, друзья, просто уничтожить…

– Нас теперь… пятеро! – не очень уверенно возражает ему Фрява.

На это дядя Костя морщится и продолжает так:

– …но, пожалуй, я сделаю иначе: я… отдам вам ваше стеклышко. Легко! Надеюсь, вы используете его по назначению? – Некоторое время дядя Костя любуется произведенным эффектом и снова странно и рассеянно улыбается, отчего Машу в очередной, в четвертый, кажется, раз, пробивает крупной дрожью.

– Дядя Костя, вы нас обманете! Потому что я догадалась, кто вы… Мне бабуля про вас книжку рассказывала! – кричит она.

ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ):

Дядя Костя, фамилия и отчество не выяснены. Возраста неопределенного, роста среднего. Социальное положение – неизвестно. Профессия – истопник.

(Против этого наблюдения двое других мечтателей возразили следующее: именованный "Дядей Костей" является хорошо известным персонажем русских народных сказок.).

– Небось, "Кащей Бессмертный и Василиса Прекрасная"? – веселится дядя Костя – Ну что ж, Кащеи не люди, по-вашему, что ли? Мне ведь почти миллион лет, я стар и мудр. А тебе, если не ошибаюсь, еще нет и двенадцати? Стыдно мне обманывать малолетних. Да еще в юбилей! – с этими словами он достает из кармана ватника Зеленое стеклышко Машиной бабушки и смотрит через него на свет. – Как красиво!… Если взглянуть в полночь через него на улицу, год начнется заново: клонируется, – говоря техническим языком!

– Вот оно что! – вырывается у Фрявы.

– Зеленое стеклышко! Моя мимолетная молодость! – не своим голосом взвывает на одной ноте, как циркульная пила, Алибаба Викторовна и заламывает руки, и тянет их к дяде Косте.

– Мое непрожитое детство! Верните мне его! – вторит ей Воркис и так же тянет к Зеленому стеклышку свои руки с пухлыми, как булки, ладонями.

– К чему вам детство, Воркис? – строго спрашивает Алибаба Викторовна и сама себе отвечает: – А! Я поняла! Вы хотите сбежать туда от меня? Потому что вы не способны к вечной любви, да? У вас это не получится! Я вам запрещаю!

– Готов держать пари: вы первыми не выдержите в мире, который хотите навязать другим! – добавляет к сказанному дядя Костя.

– Он просто не мог его не украсть! – вворачивает Помогай. – И еще, наверное, календарь накрутил!… Как же я сразу не догадался?!

Не обращая внимания на Воркиса, Алибабу Викторовну и Помогая, дядя Костя обращается к Маше и Фряве:

– Знаете его историю? Она проста! Ведь только в детстве мир полон скрытых значений и тайн. Потом – циничными, взрослыми – люди смиряются с ними или перестают обращать на них внимание. Но ведь тайны от этого не исчезают, да и меньше их не становится. Не так ли? Вот и с этими стеклышками та же беда: люди со временем забывают о них или выбрасывают. А Машина бабушка – единственная из всех – сберегла! Позаимствовать его у нее было делом техническим. И, выражаясь техническим же языком, – "триальную версию довести до релиза". Конечно, пришлось помучиться! – С этими словами дядя Костя протягивает Зеленое стеклышко Маше. – Но только я хотел бы спросить тебя, Маша… Что ты с ним собираешься делать? Ведь это все… – Он кивает на окно подвала, за которым кружится и светится карнавал. – И праздник, и все остальное… Благодаря одному Зеленому стеклышку!

Маша изо всех сил сжимает в кулачке бабушкино маленькое сокровище и молчит. В наступившей тишине становится слышно, как шепчутся Воркис с Алибабой Викторовной:

– Что же нам делать, Воркис? Думайте быстрее! Закончится этот диспут, и он нас накажет за то, что мы!… Думайте! Думайте!

– Думаю, Алибаб Викторовна, думаю!

– Сокращайте, Воркис! – шепотом же визжит Алибаба Викторовна. – Вы что, ненормальный?

– Сокращаю. Алиба… Викторов… Алиб… Викто…

– Еще сокращайте! Отрывайте к черту все лишнее! – продолжает негромко визжать Алибаба Викторовна.

– Алиб… Викт… Али… Вик… Ал… А… В… В… – Воркис издает губами пустой звук и разводит руки в стороны. – Извините, но пустой звук получается!

– Ты спрашивала, о чем я думаю, сидя за баком? – Фрява решает вернуть Машу к действительности.

И Маша вдруг отвечает Фряве так:

– О том, что жизнь не может быть бесконечным праздником! Да? И еще о том, что жизнь не должна быть жирной и сытой! О том, что жизнь должна быть свободной! Я же ведь не безнадежно, не бесконечно, не повсеместно… глу! – С этими словами она поднимает высоко в руке Зеленое стеклышко, намереваясь разбить его вдребезги о бетонный подвальный пол.

Помогай кидается к Маше на помощь:

– Счастье – это в самом деле свобода! Это путешествия! Это погоня! Это ветер в лицо! – Повертевшись на месте, он исправляется: – В крайнем случае, – в хвост! Счастье это лишения! Это ночь в палатке под снегом и дождем, озябшие ноги и промокший свитер! Это насморк! Больные гланды! Это гитара и песни у костра под звездным небом!…

От Помогая дядя Костя отмахивается даже небрежнее, чем до этого от Воркиса и Алибаба Викторовны:

– Подумай хорошенько, Маша, ведь ты лишишься торжества!

– Плевать! – Маша не отрывает от Фрявы сверкающих глаз.

– Но может статься, у тебя не будет сытой жизни! – продолжает гнуть свое дядя Костя.

– Подумаешь! Я ее никогда не любила!

– А как же карнавал? Танцы? Блестящий паркет? – говоря это, Дядя Костя тонко улыбается.

– Танцы? Ах, танцы!… Самые мои с бабулей любимые! – Маша чуть не до крови закусывает хорошенькую нижнюю свою губку: – Ну что ж, обойдусь как-нибудь и без них! Зато я вырасту и выйду замуж за любимого человека. Да? – Глаза Маши при этом начинают подозрительно блестеть. – Не все же мне оставаться малолетней!… Я ведь… – Она понижает голос до свистящего шепота: – Я ведь любить хочу! А если повезет, то и быть любимой! Мне бабуля про это рассказывала!…

– Бабуля? – подхватывает дядя Костя. – Но ведь ты забыла о ней! Или нет?

На мгновение Маша замирает:

– В самом деле!… – она смотрит на дядю Костю и чувствует, чувствует, как он высверливает ей душу своим холодным электрическим взглядом. Помогай (на то ведь он, в конечном счете, и Помогай) вновь кидается Маше на помощь:

– Бабуля выйдет из дома под весеннее солнце и тут же поправится. Ведь стыдно болеть в самое прекрасное время года – весной! Зато вернутся, наконец, из бесконечной командировки твои родители, Маша. Ты хоть немного помнишь о них? – Борьба в подвале за Машу разгоралась не на шутку.

– Откуда тебе это известно? – сквозь слезы спрашивает Маша.

И тут Помогая прорывает:

– Страшное несчастье постигло нас всех поздней осенью, боюсь ошибиться – лет пять назад – в тот момент, когда он задумал создать этот отмороженный мир, живущий одним днем. В застывшем времени мы все увязли как мухи в сиропе!… – кричит он.

– Отмороженный да замороженный! – смеется дядя Костя и незло грозит Маше и Фряве: – Насекомые, меду прочим, тоже вернуться!

– Решено, – заключает Маша и вновь поднимает руку со сверкающим Зеленым стеклышком к подвальному потолку. – В интересах истины!… И… И…

– Постой Маша! – устало просит дядя Костя и как-то чересчур внимательно смотрит на Фряву. – Иногда истина бывает очень неожиданной! – Он еще немного ждет: не изменит ли Маша своего решения? – Не передумала? Что ж… Но на твоем месте я бы вначале постарался исполнить сокровенные желания своих друзей. – И вновь как-то странно смотрит на Фряву.

– Да, конечно. Я об этом не подумала, – соглашается Маша. – Что тебе больше всего хочется, Помогай?

– Ну, это все очень обыкновенно: новые ноги, голову, хвост… И всякое такое прочее! – от волнения Помогая даже зашатало на месте и поволокло по подвалу.

Маша смотрит на Помогая через Зеленое стеклышко, и Помогай преображается: у него появляются новые ноги, голова, длинный волнистый хвост… – все то, о чем он так давно и так страстно мечтал.

– Ты… что, уходишь? Помогай! Куда? – изумлению Маши, кажется, нет предела. – "Помогай обыкновенный, из племени простых Помогаев"… И сноска!

– И очень маленькая сноска, – ворчит дядя Костя. – Фольклорный герой. Фольклорный, – то есть вымышленный. Не натуральный!

– Но все-таки герой! – легко парирует Помогай и отвечает Маше: – Туда, где живут настоящие Помогаи – где ветер в лицо, свобода, промокшие ноги, гитара и песни у костра под звездным небом! Спасибо, Маша. Прощай. – С этими словами Помогай и исчезает из подвала.

– Хорошо. Прощай, Помогай, – соглашается Маша, справившись с собой. – Теперь ты, Фрява… Чего хочешь ты? Подумай хорошенько! – Заметно, что к горлу Маши подступает комок. На свой вопрос она слышит еще более неожиданное:

– Больше всего на свете я хочу узнать: кто я на самом деле?

– А я думала, что ты… Мне почему-то казалось… – начинает Маша и не может договорить: из ее глаз сами собой начинают катиться слезы. – Хорошо. – Сквозь слезы, через Зеленое стеклышко она смотрит на Фряву, надеясь, что Фрява превратится в прекрасного юношу, ее будущего товарища. Но происходит иное: вместо Фрявы посередине подвала стоит некрасивая девушка в больших очках с толстыми стеклами. – Ах! – обмирает Маша. Она беспомощно оборачивается к дяде Косте, словно прося совета.

– Ты разочарована, Маша? – нехорошо усмехается тот.

– Какое отвратительно волшебство! – шепчет Маша. – Ты тоже хочешь уйти от меня, Фрява?

– Да, – отвечает ей Фрява. – Но ты должна продолжать, Маша. Чтобы со временем не превратиться в такую же, как я: когда-то я тоже мечтала о вечной любви. А потом на все махнула рукой: ни к чему. Только расстраиваться!… Пойду запишусь в библиотеку! Спасибо, Маша. Прощай! – с этими словами и Фрява, как до этого Помогай, исчезает из подвала.

– Помоги же и мне, Маша!!! – визжит Алибаба Викторовна на какой-то совершенно уже нечеловеческой ноте. Маша смотрит через Зеленое стеклышко на Алибабу Викторовну, и та превращается в молодую, полную злых сил учительницу ботаники.

– Сегодня у нас контрольная на тему: вакуоли и их место в бесконечном учебном процессе! – тут же начинает визжать на весь подвал Алибаба Викторовна.

– И мне! И мне! Я ведь тоже такой несчастный! – истошно орет тоже на весь подвал Воркис. Маша смотрит через Зеленое стеклышко на Воркиса, и он из Алибабы Викторовны превращается в юного “Дыркиса” – драчливого и упрямого.

– Еще не поздно остановиться, Маша! – дядя Костя уверенно протягивает к Зеленому стеклышку свою сильную короткую руку.

– А вам, дядя Костя? Что ВАМ хочется больше всего? – неожиданно спрашивает его Маша.

Хозяин подвала явно не ожидал такого поворота событий:

– Мне?… Я уже старый и уставший человек, Маша, хоть и немножко Кощей… Мне почти ничего не нужно от жизни. Я ведь В САМОМ ДЕЛЕ хотел всем вам добра!… Не веришь? Тогда… Оставь мне малость от моего вечного праздника. Хотя бы затем, чтобы ты смогла к нему в горькую минуту вернуться!…

Маша смотрит через Зеленое стеклышко на дядю Костю, и он начинает уменьшаться, уменьшаться, уменьшаться, пока не превращается в крошечную фигурку (даже не разглядеть какую именно, хотя любопытно было бы, конечно, взглянуть на маленького Кащея Бессмертного, явившегося миру, по его словам, почти миллион лет назад), которую Маша вешает на новую карманную телескопическую новогоднюю елку.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ну, теперь, кажется, все! – заключает Маша и с размаху бьет Зеленое стеклышко об пол подвала, и оно разлетается по сторонам зелеными брызгами. И тут же истомившийся в неволе Синич молнией вырывается из котла на свет, разбив окно подвала и засыпав осколками стекол двор. Мгновение – и он взлетает вверх, унося солнце на своих огромных, удивительных, ослепительно-синих крыльях. И эти синие крылья в ночной, неурочный час он распахивает над темным, заснеженным, выстуженным, дремучим, веселым Городом… И после этого зима начинает отступать. Вечный Новый год кончается, а вслед за ним кончается и Вечность: становится слышно, как где-то с крыш начинают падать на освобождающуюся от многолетних сугробов землю первые капли воды. Фонтан за окном страшно урчит и извергает из себя ржавую струю, затыкается, а потом начинает бить не переставая. И тогда в самом деле наступает Бессмертие – праздник вечного обновления.

– Не предполагала, что вы могли быть таким обворожительным ребенком!… Во… Во… Даже не знаю, как вас теперь называть!… – улыбается Воркису Алибаба Викторовна.

– А вы – такой неподражаемой мамашей!… – в ответ улыбается тот.

– Думаю, я смогла бы вас немного повоспитывать. И, может быть, после этого даже усыновить!… – предлагает Алибаба Викторовна.

– Тогда… Бежим! – соглашается Воркис и губами издает "пустой звук".

– Куда? – тут же пугается Алибаба Викторовна.

– Вперед! В новую жизнь! Занимать в ней вакантные места! Пока их еще не расхватали! – губами Воркис вновь издает "пустой звук", отпихивает в сторону Алибабу Викторовну и кидается к потухшему котлу. Алибаба Викторовна взвизгивает:

– Мы из-за вас застрянем, Воркис! Вас заклинит!

– А вот и нет! Я теперь это… ого-го! И еще я по утрам зарядку делал!

– Я надеюсь, это стопроцентное вранье, Воркис?

– Это вранье на все двести процентов! – в третий раз Воркис издает губами "пустой звук", складывает вместе – одна к другой – свои кондитерские ручки над головой, вытягивается в струнку и "ласточкой" ныряет в котел.

– Талантлив, сволочь! – вырывается у Алибабы Викторовны с восхищением. – Я и не думала! – И она так же "ласточкой" летит в котел вслед за Воркисом.

Маша остается в подвале одна. Если, конечно, не считать дяди Кости, хозяина подвала – бывшего истопника, бывшего сказочного Кащея Бессмертного, бывшего Начальника Управления работ (“вклеивает” в фонограмму один из приглашенных мечтателей), теперь болтающегося на веревочке на телескопической елке, притороченной к новогоднему чертежу.

– Все это, наверное, очень хорошо. Только почему-то я чувствую себя ужасно несчастной! – вздыхает Маша.

КАССЕТА ВТОРАЯ. РЕПОРТАЖ ВОСЬМОЙ И ПОСЛЕДНИЙ. МЕСТО НАБЛЮДЕНИЯ: ДВОР. ВРЕМЯ НАБЛЮДЕНИЯ: 9.45. ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ: ИЗ-ЗА ФОНТАНА.

Выйдя из темного подвала на свет, Маша щурится и видит хорошо знакомый ей двор. Только теперь здесь плохо и сыро: повсюду, куда ни глянь, видна выступившая из-под огромных сугробов многолетняя грязь, оттаявшая деревянная катальная горка. Посередине детской площадки торчит вновь заткнувшийся фонтан с наполовину застрявшими в его трубе Воркисом и Алибабой Викторовной Яицких.

– Ничего. Пусть немного тут посидят, – решает, разглядев их, Маша. – А фонтан потом мы починим. Пригласим к нему настоящего сантехника!… – Маша подходит к фонтану, вкладывает в руки Воркиса и Алибабы Викторовны по утюгу и отходит полюбоваться на свою придумку. И вдруг улыбается: – Фонтан с утюгами. Спорить могу: чего-чего, а такого ни в одном другом городе не найдешь! – И добавляет: – Холодно! И какая кругом ужасная грязь! Страшная моя весна!

В этот момент во дворе появляется Дед Мороз с тяжелым ящиком.

– Ну вот, – улыбается ему Маша. – Сейчас перекусим чем-нибудь праздничным!

Но неожиданно тот снимает фальшивый накладной нос вместе с фальшивой бородой и усами, стаскивает с себя ватные одежды и превращается в Рабочего человека, которого Маша в первый момент страшно пугается, вспомнив недавнюю угрозу Дяди Кости: “Боюсь, они вас не поймут!”. Но Рабочий человек открывает ящик с инструментами и шумно вздыхает:

– Эх, и накопилось работы! Крыша дома течет – раз. Детскую площадку давным-давно пора ремонтировать – два. Ну, и все остальное прочее – это три. – Он начинает поправлять покосившийся "грибок" на детской площадке, для чего берет в руки молоток и гвоздь, и подбирает с земли отвалившуюся доску. Размахивается и… больно бьет себя по пальцам молотком. – Ай! – вскрикивает он, как до этого Воркис, медицинским голосом. – Руки с похмелья дрожат, совсем отвыкли работать. Ну, ничего – это ведь мой первый гвоздь после такого страшного перерыва!… – Рабочий человек перекладывает молоток в другую руку, еще раз бьет им по гвоздю и на этот раз загоняет гвоздь в доску по самую шляпку. – Ох, и надоел же всем нам этот веселый праздник! – Бывший Дед Мороз человек и поднимает голову вверх, к открывшемуся между домами чистому небу, не узнавая его.

Походив по залитому непривычным светом разрушенному двору, Маша вдруг замечает:

– Почему-то бабуля во двор не идет!… – И, видимо, что-то сообразив, в страхе кричит: – Бабуля!!! Нет! Я не хочу! Если бы только можно было все вернуть обратно, назад!

Тоненький хриплый голосок начинает что-то пищать возле ее ног, привлекая к себе внимание. Маша вслушивается в его писк: "Нет ничего проще. Ты вправду этого хочешь, Маша?".

Маша с удивлением, к этому времени уже о ней забыв, разглядывает под ногами карманную новогоднюю елку и единственную на ней игрушку:

– Я? А разве это теперь возможно? Без Зеленого стеклышка?

Но что тоненький голосок пищит опять:

– На то он и бессмертный, Кащей-то! Ты смахни снежок с сугроба, Маша, смахни… Видишь, сколько его еще под снегом? Пусть и не совсем зеленого, пусть голубоватого или даже вовсе серого волшебства… Решай!

Под ногами Маши взрывается маленькая хлопушка и в воздух взлетает небольшое разноцветное облачко конфетти. И Маша вконец теряется:

– Да! Я хочу! То есть, нет! Я… – она растерянно окидывает взглядом заваленный сугробами и насквозь вымороженный за долгие годы двор, нависшие над ним с крыш домов многотонные снежные языки и гигантские сосульки, и растерянно тянется за кусочком старого грязного льда.

Ужасное видение (как будто кто-то отмотал пленку фильма назад и вновь ее запустил) проносится перед нами в волнистой дымке: Маша опять стоит в темном подвале рядом с котлом, где бушует страшный огонь истомившегося Прометея-Синича с солнцем на удивительных крыльях. За окном подвала сверкает разноцветными огнями "кремлевская" новогодняя ель, а напротив нее улыбаются Воркис с Алибабой Викторовной Яицких. Где-то тяжело и гулко бьют часы, отмеряя первые удары из положенных им двенадцати…

– Я… Я… – начинает мяться Маша и никак не может подобрать нужных слов, и осекается, потому что замечает влетевшего во дворе Помогая. (На то он все-таки и Помогай, этот фольклорный, то есть, настоящий народный герой!).

– Стой, Маша! Стой!… – издалека кричит он. – Он смеется над тобой! Все внутри человека, в его душе. Как и Зеленое стеклышко детства – навсегда! И свобода, и счастье, и настоящая любовь… Не ее ли ты ждешь? – Помогай едва успевает притормозить возле сугроба, чтобы не налететь на Машу.

Молчит Маша, не знает, что ему ответить.

– То, что ты видишь вокруг – это, конечно, еще не взаправдашняя весна, а только небольшая оттепель, из тех, что случаются даже среди лютой зимы, -продолжает втолковывать Помогай. – Завтра может вновь ударить мороз. Но через семь дней наступит Рождество. А для многих и многих вера в него и есть истинное бессмертие! И для твоей бабули тоже! Думаешь, она не догадывалась, чем кончится эта история, отправляя тебя в ночь?

И опять в ответ Маша лишь тяжело молчит.

– Видишь, узкой улицей бегут сюда со всех ног два человека? Это твои родители, Маша!… Они страшно соскучились по тебе! И еще тебе от Фрявы привет! – с отчаянием заключает Помогай.

Услышав о Фряве, Маша, наконец, расклеивает пересохшие губы:

– Может быть, Фрява была права и она, настоящая, все-таки есть?! Наверное, и океаны тоже где-нибудь есть, а не только наш фонтан?…

Однозначного ответа на эти вопросы, разумеется, нет. И во дворе наступает тишина. Слышно, как где-то звенит противный школьный звонок, и слышится голос, чем-то напоминающий противный голос Алибабы Викторовны Яицких: "Перемена закончилась! Все на урок! Все-все на урок!" И голос, похожий на голос юного "Дыркиса", отнимающего у маленьких детей игрушки – видимо, к этому времени они уже сбежали из фонтана.

– Звонок на урок… А я ведь так ничегошеньки и не знаю! – одними губами шепчет Маша и едва заметно улыбается, по-прежнему сжимая в кулачке кусочек льда. И вдруг, что-то сообразив, с облегчением добавляет: – Значит, Рождество будет через семь дней?… Тогда… Видимо, и Алибаба Викторовна, и все остальные об этом забыли, но совсем нетрудно посчитать: сегодня первое января! А бабуля мне говорила… И это, конечно, правильно: у школьников всегда в это время… начинаются каникулы!!! Да?

КОНЕЦ ФИЛЬМА.

Эта невеселая улыбка и отпечаталась на последнем кадре, сделанном роботом-невидимкой: кончилась сказка, началась какая-то новая история и, похоже, в Счастливом Городе появился первый не очень счастливый человек.

Роботу-наблюдателю был послан бодрящий сигнал, после чего тот очнулся от электрического сна и лихо покатил на базу, откуда некогда был отправлен в путешествие. А ученые, собравшиеся на Первый Всемирный конгресс, посвященный проблемам человеческого счастья, вздохнули и принялись писать научный комментарий к увиденному.

Показания трех лабораторных мечтателей, несмотря на то, что они не сговаривались, в общих чертах совпадали. Из чего можно было сделать вывод, что все они практически одинаково видели иллюзорный мир. А это в свою очередь могло означать только одно: этот мир в самом деле существовал и жил хоть и во взаимосвязи с реальным миром, но по своим, еще до конца не исследованным, законам. Существовал и Счастливый Город вместе с Машей, Фрявой, Помогаем, Воркисом, Алибабой Викторовной и дядей Костей. А также Машиной бабушкой, Рабочим человеком, Машиными родителями и подругами и другими населявшими его людьми. Что же касается дяди Кости… То он тоже, как это ни странно, оказался мечтателем. Мечтателем в воображаемом мире, – то есть дважды мечтателем или мечтателем в квадрате. А идеи, реализованные им в лабораторных условиях волшебной сказки, оказалась столь заразительны, что их отголоски долетели и до нашего реального мира, вскружив в нем многие некрепкие головы…

Но это уже совсем другая история.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

ДОЩЕЧКА ЧЕРЕЗ ЛУЖУ.

(сказка про Четверг).

Глава вторая.

…что вовсе не опечатка: история в самом деле начинается со второй главы по причине, которая станет понятна из дальнейшего повествования.

Это был заброшенный пионерский лагерь. Еще недавно тут копошилась под присмотром вожатых пионерская жизнь, топталась теплыми вечерами на танцплощадке, проносилась по стадиону, где, взлетев на флагштоке, расцветал под солнцем синий, спортивный, почти свободный флажок. Теперь же в лагере было тихо. Лишь мелькали в разросшихся кустах какие-то бледные непионерские тени да блестел в лучах уходящего в этих местах каждый раз словно навсегда солнца Финский залив. Лето неумолимо летело к концу. (Видимо, оттого оно и названо "летом", что так быстро пролетает, в отличие от зимы или осени, которые обычно стоят как обмороженные.).

Рассветало. На крыльце одного из опустевших бараков (которые в прежние времена мы кокетливо называли корпусами) под развешенным бельем сидели какие-то две: бабки не бабки, женщины не женщины, а так, непонятно что. В ватниках.

– Аглайка-то… На пятый круг пошла, оглашенная! А число сегодня, интересно, какое? – спрашивала молодая, та, которую впоследствии мы будем называть Лизкой.

– Число!… Какое может быть число ни свет ни заря? – начинала ворчать старая, зовущаяся Петровной, при этом как-то неожиданно заразительно – от уха до уха – зевая.

– Опять "чотьверг", что ли? – вновь лениво спрашивала Лизка, изо всех сил борясь с ответной зевотой, но так и не сумев ее превозмочь.

– Ну, – отвечала Петровна.

После этого Лизка тоже принималась тихонько ворчать: "Третий день ведет себя как ненормальная! Я вот что не понимаю: вчера был четверг, позавчера четверг, и сегодня, как нарочно, снова он!… Свихнуться же от этого можно!" А после просила:

– Пусти диктора, Петровна?…

– Отстань, – лениво отмахивалась та.

– Число хотя бы узнаем, – так же лениво продолжала настаивать Лизка.

– Лень, – заключала Петровна. – Потом.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Тоска-а-а! – в новый раз зевала Лизка и окидывала взглядом пустой лагерь: неподалеку от места, где они сидели, чернел остов наполовину разрушенной столовой и начиналась тропинка "на залив ведущая, через камыш протоптанная", принявшаяся зарастать еще в наши беззаботные времена и с тех пор из жизни почти совсем потерявшаяся. И такой же сильно заросший пруд, который когда-то любили и за которым ухаживали, аккуратно огораживая голубым штакетником.

– Думаешь, в городе мы кому-то шибко нужны? – спрашивала Петровна, проследив направление Лизкиного взгляда. – Книжек про нас теперь никто не читает, да, пожалуй, что уже и не пишет. В ходу мультики нерусские сплошняком. Опять с цыганами ходить, людей обманывать?

– Жуть, – ежилась Лизка и отворачивалась от манящего ее залива.

– Словом – "second hand", – как говорят теперь про таких, как мы. Темное прошлое Родины. Отстой. Да… Терпи, Лизка! Что-нибудь придумаем.

Они помолчали.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– А помнишь, мы в сказке на театре играли? – вдруг оживилась Лизка, и ее глаза заблестели. – Все думали, что мы роли разучили, а мы… – Лизка прыснула в кулак. – Цветы, как настоящим актрисам, дарили!… Говорят, в городе колдовство опять в моду входит. Легким таким фасончиком… Навроде флера!… – Под взглядом Петровны Лизка осеклась и вдруг взвилась: – А тут мы скоро совсем в бомжих превратимся! Аглайка вон – уже умом тронулась! – Лизка, не глядя, мотнула головой в сторону стадиона, по которому с раннего утра как заведенная носилась кругами какая-то фигура.

– Тихо ты, – зашипела Петровна. – Сюда идет.

Лизка прикусила язык и начала хлопотливым шепотком: "Слушай, слушай, Петровна… А вдруг это она новую роль репетирует, а?".

Вскоре к ним подошла запыхавшаяся Аглая.

– Число сегодня какое? – стараясь успокоить дыхание, поинтересовалась она. Петровна и Лизка пожали плечами в том смысле, что с этим абсолютно ничего поделать нельзя: "чотьверг"!

– Тьфу ты! – плюнула Аглая в сердцах. – Опять? – Она попыталась пройти в барак, но Лизка загородила ей дорогу:

– Ты куда?

– Нужно, – коротко ответила Аглая.

– Зачем? – не пускала Лизка.

– Нужно и все. Отстань! – Дородная Аглая постаралась оттереть худенькую Лизку от двери, но не тут-то было – с неожиданной силой та вцепилась в косяк:

– Не пущу, пока не скажешь!

– Что? – вылупилась Аглая.

– Чего ты по стадиону скачешь? – Лизка начала подавать знаки молчащей Петровне.

– А что мне еще остается делать? – После этих слов Аглая опять безуспешно попыталась протиснуться в барак. И тут, наконец, Петровна подала голос:

– Смотри, Аглая, злого диктора пущу, из международных новостей! Будешь знать, как шастать по утрам, спать не давать, – и она опять заразительно и страшно зевнула. – Ну?

После этого, не удержавшись, как по команде, зевнули и Лизка с Аглаей.

– Я вас, что ли, будила? – рассердилась Аглая. – Сами третий четверг не спите. Чего?

– В самом деле, – зевнула Петровна в третий раз и с вопросом посмотрела на Лизку.

– Так интересно ж ведь. Зачем она по стадиону прыгает?! – напомнила ей та, изо всех сил борясь, чтобы не зевнуть ответно и в третий раз.

– Я-то? Я это… – Аглая явно не знала, что ответить.

– Что? – уперлась в нее взглядом Петровна.

Ничего не придумав, Аглая начала страшно вращать глазами: "Фу-у!…" На что Лизка тут же заметила:

– Умом, что ли, тронулась?

– Да! – неожиданно выпалила Аглая. – ПУстите теперь в корпус?… – Воспользовавшись Лизкиной растерянностью, она протиснулась в дверь.

– Чем себя занять? Чем утешиться? Мрак! – проводив глазами Аглаю в дряблую темноту барака и подсаживаясь к Петровне, сказала Лизка. На что Петровна шумно вздохнула и ответила так:

– ЧАпай на залив, корми восьминоса, думай о жизни. Покой, красота!

Лизка тут же принялась ныть:

– А чего о ней думать-то? Тьфу! Я вот тут даже выписала… – Она достала из кармана ватника какую-то мятую бумажку, разгладила ее на коленке и прочитала по складам: -"…ключ-к-по-сти-же-ни-ю… основ-ныхпро-блемсо-време-нности-вусво-ении-всемип-ио-нера-миуче-ниямар-ксаэн-гель-сале-нина!…" – Лизка на миг оторвалась от бумажки и прислушалась к тому, какой отклик родили в ней эти эти странные слова – "блемсо", "ксаэн" и – особенно – "сале-нина"… А потом сказала в сердцах: – Хоть бы русскую бумажку какую-нибудь почитать! О душе! Я, Петровна, пожалуй, все-таки это… того. Чего мы тут? А интересно мне вот что: знаешь, лежит, бывает, к примеру, на улице такая дощечка через лужу, чтобы все по ней ходили… – Говоря об этом, Лизка даже вскочила с места. – Кто ее положил? Сколько себя помню – ни разу этого не делала. И ни разу не видела, чтобы кто-то клал. Но всегда она где нужно лежит! Вспоминаешь? Маленькая такая, грязненькая, набухшая водой досточка, на двух камушках. Почти не шатается…

– Досточка-на-камушках! – потянула ее назад на крыльцо за рукав ватника Петровна. – Экое сварила! Погоди…

– Да чего годить-то? – Зевнув так же страшно, как и Петровна, и сама этого испугавшись, Лизка вскрикнула: – Ой! Вот видишь? А еще я думаю…

– Что?

– Найти бы того, кто это делает, спросить его: для кого он?… – Неожиданно Лизка всхлипнула. Петровна растерялась:

– Ты мне вот что!… – начала она. – Ты чувствам воли не давай! Сокращай их. Перебарывай. Ну! А не то ведь я тоже могу!… Про то, как богатырушка мой, ой, да сгинул!… – Проговорив это, Петровна спохватилась и резко поменяла тон: – Разбредемся – по отдельности окончательно пропадем!

В этот момент на крыльце появилась переодевшаяся Аглая: похорошевшая и с корзинкой в руках. Увидев ее, Лизка с Петровной насторожились:

– Куда собралась?

– По цветы, – отвечала Аглая. – Чего вы на меня уставились?

– Приоделась… – нахмурилась Лизка. – Кому тут на тебя смотреть?

И тогда Аглая взорвалась:

– Например, это моя тайна!

– Какая может быть тайна от родных сестер? – взвилась Лизка, схватила Аглаю со спины в охапку и крикнула: – Петровна, пускай злого диктора!

– Нет! – испугалась Аглая, выронила корзинку и внезапно сдалась: – Скажу, скажу, ладно… Я замуж выхожу!

– Ты? – вытаращилась на нее Петровна.

– Это за кого еще? – прищурилась Лизка.

– Должно быть, за одного мущщину, – вконец оробев, призналась Аглая.

– За которого именно? – пошла в наступление Петровна.

– Сама еще толком не знаю, – добродушно сказала Аглая, тая прямо на глазах. Получив это признание, Лизка растерялась, а потом осторожно спросила у Петровны:

– Такое разве бывает?

Петровна пожала плечами в двояком взаимоисключающем смысле, мол: "с тоски и не такое может приключиться!" и "чего же ты хочешь от умалишенной?" А Аглая добавила, видимо, только затем, чтобы их обеих позлить:

– Третьего дня стрела мне ночью в светелку влетела!

– Какая еще стрела? – вконец растерялась Лизка.

– Рассказывай, – буркнула Петровна.

– А должно быть волшебная! – хвастливо заявила Аглая. – Ну, уж что каленая – это верняк! – А после того как Петровна послала ей осуждающий взгляд за использование в разговоре ненормативной лексики, пояснила: – Из тех, что добры молодцы во все стороны пуляют. А я в таком виде… Почти как бомжиха! Теперь в моде бодибилдинг!

На этот раз на крыльце молчали долго.

– Какой такой "бо… дебилдинг"? – очень тихо и отчего-то вкрадчиво спросила Петровна. А Лизка одновременно с Петровной так же тихо и вкрадчиво решила узнать о своем:

– Какие такие добры молодцы?

– Да те, что в сказках по всему свету рыщут! – заявила Аглая. – ПустИте в лес! – Воспользовавшись замешательством сестер, она вырвалась и подхватила с земли свою корзинку.

– В светелку, говоришь, залетела? – закусила губу Лизка.

– Ну, в палату, – уточнила Аглая.

– Покажь ее нам?… Тогда и иди! – предложила Лизка. Но Аглая уже была от нее далеко, поэтому она ответила отважно:

– Чего это вдруг? Не дам!

Лизка с Петровной переглянулись.

– Хм… – сказала, помолчав, Петровна. – Слушай… А может, это… и не стрела вовсе?

– Стрела, стрела, – испугалась Аглая. – Мне ли не знать!

– А может… и не к тебе этот мущщина стрелял? – сделала новое предположение Петровна.

– Это как? – Аглая насторожилась.

– Да так, – сказала Петровна, принимаясь загибать почерневшие узловатые свои пальцы (их, собственно говоря, можно было даже и не загибать). – Моя палата ведь рядом с твоей…

– И моя рядом! С другой стороны, – пискнула Лизка.

– Вполне мущщина мог промахнуться! – заключила Петровна, поборов очередной палец.

– Не смеши, – как-то не очень уверенно попросила Аглая. Воспользовавшись ее растерянностью, Лизка пошла в наступление:

– Со мной теперь мущщины тоже очень даже знакомятся. О-го-го! – И буркнула тихо: – Это нечестно.

– Нет, честно! Может, я ему больше нравлюсь?

– Кто? Ты? – задохнулась Лизка. – Ха!… Я тебе, Аглая, на это, пожалуй, вот что скажу…

– Ничего не хочу слышать! – замолотила кулаками в воздухе Аглая. И тут же наивно спросила: – Ну? Что?

И в этот момент Петровна брякнула, не подумавши и совершенно некстати:

– Это покушение!

Впечатлительная Лизка схватилась обеими руками за ватник в области сердца: "Ой!" – смертельно побледнела и даже покачнулась на крыльце.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Да не на тебя, Лизка! – отмахнулась от нее Петровна. – Ты-то что? – И после этого обратилась к Аглае: – Помнишь, что намедни злой диктор сказывал?

– Покушение? – переспросила Аглая, вся еще под впечатлением заявления Петровны. – Ах, покушение… – Она закусила губу: – Ну что ж… – На ее глаза навернулись мгновенные слезы: – Коли так… Ладно. Пусть будет покушение. – Пошатываясь, она спустилась с крыльца. – Все равно! – И пошла куда-то наискосок нетвердой походкой с корзинкой в руках. Дождавшись, пока Аглая отойдет, Петровна и Лизка, не сговариваясь, скинули ватники и внезапно и одновременно начали "качаться" – то есть приседать, отжиматься на руках и т.п.

– Вы это что, а? – обернулась Аглая. Но Петровна и Лизка продолжали "качаться" – сосредоточенно и молча.

– Слышите? Эй! – строго сказала Аглая. И вдруг улыбнулась: – Отражать будем вместе, что ли? – Она все еще колебалась. – Ну да, так я вам и поверила. Все одно потом снова разругаемся!

Лизка же с Петровной, переглянувшись, сделали следующее и довольно странное: они молча сорвались с места и так же молча помчались на стадион. Глаза Аглаи мгновенно просохли:

– Погодите! Я с вами! Лизка!… Петровна!… Там турник совершенно расшатался! – Она кинула корзинку, сбросила мешающее ей платье (под которым оказался все тот же ватник, и только уже под ним – спортивный костюм) и полетела следом за сестрами на стадион. Видно было, как на стадионе они работали втроем на чудом оставшихся с прежних времен спортивных снарядах.

Если бы я был художником, я нарисовал бы их в повести следующими летними красками (эх, лето! лето!): Лизка – черненькая, худенькая, бледная, с большими зелеными глазами, одетая в потертый шоферский комбинезончик и в белых, будто подвенечных, туфлях. Ну уж а как хороша – так просто смерть! Верная смерть всем этим пионерским вожатым, которые потом по ночам не спят, воздыхают, пытаются погасить в памяти светящиеся колдовской болотной зеленью окаянные Лизкины глаза. Отчего и выходят утром на линейку в майках отчаянные и хмурые. Да что там вожатые! Старшие отряды на излете своего пионерства в столовку гурьбой ходили бы глядеть на мою Лизку! А там встречала бы их полногрудая, рыжеволосая Аглая в крепдешиновой довоенной юбке и свитере, в стоптанных тапках с толстыми и всегда голыми пятками. И иссохшая, почерневшая, как в зиму прибрежный камыш, Петровна с мышиными бусинками-глазами и огромным горским носом, даже в звонкое жаркое лето одетая во все теплое и в галошах на босу ногу – вот что о прошлой, полной смешных опасностей и лучших в мире грез молодой жизни поведал бы я, и что осталось бы вам потом вспоминать. Вот какую Лизку я выдал бы миру!

Глава третья,

в которой описываются дальнейшие события в лагере.

Но прошло время, как в волнении и беспрерывном колыхании проходит на свете все. Ближе к вечеру в лагере стали заметны первые перемены: частично ликвидированы следы прежнего запустения, подметена территория, что возможно – расставлено по местам, убрано с веревок белье. Теперь три похорошевшие женщины сидели на крыльце (которое, разумеется, тоже было выметено). Причем Аглая – заметно отодвинувшись от сестер с корзинкой полевых цветов в руках.

– А стрела большая? – спрашивала, не выдержав долгого молчания, Лизка.

– Большая, большая! – незло огрызалась Аглая.

– Такая или вот такая? – продолжала приставать Лизка.

– Вот такая! – вновь огрызалась Аглая.

После этого Лизка закусывала хорошенькую нижнюю губу:

– Эх!… Ты, Аглая, жди, жди, мы ведь тебе совершенно не мешаем. Ну и мы с Петровной тоже, конечно, немного пождем. Вдруг и нам что-нибудь?…

– В самом деле! – вставляла со сна Петровна.

Они помолчали. Аглая прислушалась:

– Тише вы! А когда они обычно налетают, Петровна?

От неожиданного этого вопроса Петровна очнулась, испуганно вскинулась, всплеснула руками:

– Чего? Кто? Ты о чем?!!

– Ну, когда они обычно приходят покушаться? – разъяснила ей свой вопрос Аглая. – До обеда или же, напротив, сразу после него?

Пока Петровна молчала, не зная что ответить, Лизка ввернула мечтательно:

– Зеркало бы сюда…

На что Петровна тут же сердито брякнула:

– Дожили! Уже простого зеркала сотворить не можете! А скоро видать и совсем!…

– Что? – Аглая насторожилась.

– Да исчезнете к черту! – Завладев вниманием сестер, Петровна долго и на все лады обстоятельно зевала. – И из памяти выветритесь. Как и не были никогда. Не смущали мир вымыслом! Не кружили мечтой! От пионерчиков что осталось?

– Барабанные палочки! – быстро ответила Лизка.

– Четырнадцать простыней, дюжина подушек, удочки, тапочки, утюги… – начала перечислять обстоятельная Аглая. – Песни остались! – и неожиданно громко запела. Пропев же, принялась ждать ответа, прислушиваясь.

Петровна значительно переглянулась с Лизкой и продолжила:

– А с вас и этого не будет! Вон, третьего дня…

– В "чотьверг"? – тонко спросила Лизка.

– В чотьверг, в чотьверг, родимый… – ответила Петровна, даже не повернув к Лизке головы. – Просыпаюсь утром – нет руки!

– Как это? – Аглая растерялась, открыла рот.

– Запросто! – рубанула воздух Петровна.

– Напрочь, что ли? – не поверила Лизка.

– Снесло, как не было! – ответила Петровна и тут же с охотой продемонстрировала волшебное исчезновение руки: в самом деле, на несколько секунд ее рука куда-то исчезла, будто растаяла в вечереющем воздухе, а потом, не сразу, появилась. – Причем, что интересно, правой не стало. Не левой, а именно другой, – продолжала Петровна. – Ну, руку-то, положим, я всегда на место вернуть смогу… – Петровна сделала многозначительную паузу. – А вот насчет вас не знаю. Не уверена. Истаете, как дикторы!

– То есть, что? – испугалась Лизка и принялась охлопывать себя руками по ватнику. – Этого… Этого… Этого… Ничего не будет, что ли? Совсем?

– Начисто! – сказала, как отрезала, Петровна.

– Давай, Лизка, творить зеркало? – испугалась Аглая.

– Погоди, – отмахнулась от нее Лизка и на всякий будущий случай решила подлизнуться к Петровне: – А как они все сразу исчезли, пионерчики-то бедные эти?

– Да я уже раз десять тебе эту историю сказывала, – ответила ей Петровна.

– А ты еще и в одиннадцатый скажи, – не уступала Лизка. – Трудно тебе, что ли? Послушать хочется. Делать-то больше что? Ты ведь хорошо сказываешь, жалостно, страшно так! – Лизка приготовила "испуганные глаза".

– Ну, слушай, Лизка… – тут же охотно начала Петровна. – Ты тогда фольклорным гриппом хворала, с пионерчиками лежала в лизарете…

– Ну, это я и сама помню! – Лизка уперла локоть в колено, положила подбородок на кулачок и приготовилась слушать. Петровна продолжала так:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– А раз помнишь, то должна знать, что мы не как-нибудь, а однажды в пору нелюбви, в скучные бесприютные времена увязались втроем с бригадой сказочных артистов в этот лагерь. Да так тут и остались. Поварихами служили, в моечной-прачечной… – Петровна умела рассказывать истории так, будто делала это впервые (а они в свою очередь будто впервые ее слушали). – К вожатству, правда, нас не подпускали по причине идеологической. Что делали в пионерчиковом лагере? Да жили. Причем превесело так! А почему остались, когда те вдруг исчезли? И куда исчезли? Тут уже целая история стряслась… Как-то проснулись утром – нет пионерчиков! Еще вчера вечером были – полнехонек лагерь, шумели, как полоумные, по кроватям прыгали – тихий ужас! А утром глядь – нет никого! И вожатых, что характерно, ни единого. Сам директор лагеря куда-то пропал вместе с главным вожатым-женщиной! Мы долго думали: эти-то куда попрятались? Может, пока пионерчики не видят, на залив купаться почапали? Мы на залив. Ан и там никого нет! Один восьминос в воде светится. Так где же они, родимые? И нет в столовке, котлы пустые, и за котлами тоже никого. Нигде. Так и пропали навсегда. Вот так оно все и кончилось! Одним разом, можно сказать. И птицы замолкли. Потом, по весне, птицы, конечно, вернулись. А пионерчики уже нет. А после мы и тебя, Лизка, из лизарета вызволили.

Аглая и Лизка во все время рассказа Петровны охотно "пугались" в нужных местах и делали "большие глаза", и даже с готовностью в других нужных местах взвизгивали, хотя именно этот рассказ они уже слышали не одну сотню раз. Более того – сами были когда-то его участницами. Но в скучной арифметике лагерной жизни так хотелось хотя бы перестановки ее слагаемых!

– Тихий ужас! – заключила в конце рассказа Петровны Лизка.

– Ага, – согласилась Петровна. – Зато малины теперь в лесу завались сколько. И мухоморы стоят – не сшиблены!

А Аглая тут же заметила нервно:

– И восьминос подходит к берегу, не замученный! (Восьминоса, о котором речь впереди, она боялась панически. С ним у нее с самого начала, как это принято теперь говорить, "не сложилось отношений". Хотя у бывших лагерных мальчишек и девчонок восьминос этот местный пользовался фантастическим успехом. Отчего даже был отображен на лагерной эмблеме в качестве восьминосого голубого флажка, поднятого на флагштоке и каждый раз расцветающего под ветром с залива.).

Лизка вновь обвела взглядом пустой лагерь и с грустью сказала:

– А вон на той скамейке уже никто из них впервые в жизни не признАется кому-то в своей первой любви. Да тоненько так, трогательно: "Саша, я давно хотел тебе сказать!…" Давно он хотел! Три дня назад в первый раз ее на линейке увидел! Почему они всегда "давно хотят сказать", пионерчики эти, а?

Втроем они недолго и с удовольствием погрустили.

– А знаешь, они теперь какие? – нарушила молчание Петровна.

– Ну?

– Раньше ведь как было – кончил школу, женился, родил ребенка, бросил курить. А у нынешних, говорят, то же самое, только… Только наоборот! – И теперь уже Петровна в свою очередь показала сестрам "страшные глаза".

– Это как?! – не поняла Лизка, замолкла, склонила голову на подставленный кулачок, притомилась.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Будешь творить зеркало, Лизавета? Второй раз тебя спрашиваю?! – дернула ее за рукав Аглая. Лизка вздохнула, поднялась. После чего вдвоем с Аглаей они безуспешно попытались сотворить самое что ни на есть обыкновенное зеркало. И это, разумеется, у них не получилось. Перехватив осуждающий взгляд Петровны, Лизка пискнула:

– Ну что ты так на нас смотришь? Ну, немного разучились. Ну и что?

– А давай, Лизка, как на театре? – пришла ей на помощь Аглая.

– А что на театре? – ревниво насторожилась Лизка.

– Как если бы ты мне была зеркалом, а я тебе?…

– Давай, – согласилась Лизка.

Оказав друг другу "помощь" (а на самом деле заставив друг друга растрепать и испачкать себя почти до неузнаваемости, использовав для этого все подручные средства: уголь, кирпич, штукатурку со стен и т. п.), Лизка с Аглаей разыграли хорошо известный театральный этюд, встав друг против друга как два зеркальных изображения. И вернулись на крыльцо уже совершенно довольные собой. (Ибо, наблюдая превращения соперницы, каждая из них сама себя, разумеется, не видела!) Петровна, хмурясь, отодвинулась от них, но быстро сообразила, что на этом "фоне" она теперь была вне конкуренции. Теперь на крыльце сидели три счастливые женщины. Ждали. Во все горло – то хором, а то по отдельности – принимались горланить старые пионерские песни. Прислушивались, ждали ответа. Но ответом им было только эхо из ближнего леса, прежде притягивавшего пионерчиков как магнитом и насквозь полного тайн.

Не сразу, но постепенно их настроение начало портиться.

– Нет никого! – наконец сказала в сердцах Аглая. И помрачнела, уже без всякой прежней надежды всматриваясь в лес.

– В самом деле! В завтрашний четверг они придут на тебя покушаться, Аглайка, после дождика. Жди! – не преминула тут же ввернуть Лизка.

– И потом, Аглая, тебе ведь, почитай, уже лет триста, не меньше?! – совершенно неожиданно и не к месту брякнула Петровна.

– Ну да?! – вскинулась Лизка, как будто она узнала об этом впервые.

– А ты что думала? – Петровна прищурилась.

– Все равно я моложе тебя! – огрызнулась Аглая. – У меня вон – даже отчества еще нет! А ты уже давно Петровна!

– Не спорю, – рассудительно согласилась Петровна. – Вы, конечно, помладше меня будете. Меня ведь "Петровной" крестили в честь града Святого Петра, еще при его закладке. А мне тогда уже добрая сотня была!…

Услышав это, Аглая всхлипнула.

– Ну и что? – запальчиво вскричала, вступаясь за сестру, Лизка. – Что из того? Ты только посмотри, Петербурговна… Солнце садится! Уходит равно от всех нас каждый вечер, словно навсегда! Я из-за этого в детстве даже спать ложиться боялась. Думала: открою утром глаза, а ничего вокруг нет! – Лизка быстро привела вяло сопротивляющуюся Аглаю в порядок: причесала, вытерла ей лицо, стерев с него остатки угля и известки, и сказала: – Так что если это, ну, все же когда-нибудь с нами случится… – Не договорила, осеклась и тоже вдруг всхлипнула. Аглая в свою очередь, не переставая бросать на Петровну косые хмурые взгляды, так же быстро привела в порядок Лизку и спросила:

– А что там твой восьминос, Лизка?

– Живет.

– Я вот никак не могу взять в толк: как ты с ним общаешься?

– Обыкновенно, пузырями: буль-буль, – Лизка надула щеки. – По азбуке Морзе. – Она достала из кармана ватника и показала Аглае какую-то книжку: – Видать, тоже от пионерчиков осталась. – И с вопросом обернулась к Петровне: – А восьминос откуда тут взялся?

– Снова здорово! – охотно буркнула та. – В залив ведь сливают отходы всякие секретные научные институты. А в ямах на дне и вообще неизвестно что… Острашенный уровень радиации! В таких условиях вывестись может все что угодно. Вот он и вывелся, бедный.

Теперь настала очередь сказать несколько слов и про восьминоса. Откуда он взялся, было, конечно, неизвестно. Наверное, просто жил тут с незапамятных времен. Многие замечали, что беззаветно любил он детей и отчего-то не доверял взрослым, каким-то необыкновенным чутьем угадывая возраст приближавшегося к заливу. Естественно, взрослые его тоже игнорировали, а некоторые из них попросту не верили в его существование. Но если ты еще ребенок – выйди в теплую лунную ночь на берег залива в районе Лисьего Носа и посмотри, как светится восьминос белым пятном в камышах, маскируясь под отражение луны. А вот если вы уже взрослый, мне нечем помочь вам: с восьминосом вы вряд ли когда-нибудь встретитесь. Но зато о нем вы всегда можете расспросить у своих детей, у играющих во дворе детей своих соседей, а в крайнем случае – прочитать о нем в некоторых специализированных изданиях вроде "Костра", "Трамвая", "Чижа и Ежа" и им подобных.

В теплый сезон восьминос живет на поверхности и иногда как скопление солнечных бликов на воде преследует проходящие по заливу корабли, а зимой уходит под лед, где часто путает рыбакам переметы. И самой большой его мечтой во все времена было сходить с пионерчиками в лес по грибы. Куда они, пионерчики, его однажды уже и собирались оттащить, склизкого и носастого, на специально сколоченных для этого случая носилках. Но помешали вожатые младших отрядов, веслами отогнав восьминоса от берега в глубину.

Мы так несправедливо ругаем подчас этот старый мир! Но я не помню в нем почти ничего страшного, кроме статуй пионеров с лицами послушных психопатов. И вообще, это ведь был совсем другой мир, который теперь судить мы не имеем права: уютный, теплый, он и выглядел по-другому, и по-другому пах: сейчас даже трудно подобрать точное название этому запаху: наверное, так пахнет шиповник – ведь мы тогда были все очень маленькими и бродили по зарослям шиповника почти как по лесу. Шиповнику нашей грусти!

– А тут вдруг решил себя голодом уморить, – продолжала Лизка. – "Чего, – пузырит, – я? Зачем? Для кого?" – Да всеми своими восьмью носами: буль-буль-буль да буль-буль-буль. – "Урод какой-то!" – Еле-еле уговорила обождать!

– Ужас! – Аглая обняла Лизку за плечи, прижала к себе и обратилась к Петровне: – А про четверг тебе ничего не известно? Он-то откуда тут и зачем?

– Про этот конкретный доподлинно ничего, – развела руками Петровна. – Оттого, видать, нам, сказочным, в нем и не живется!

– Про понедельник вон – даже сказку написали, – пискнула из-под мышки Аглаи Лизка. (Она имела в виду "Понедельник начинается в субботу" братьев Стругацких.).

– И про субботу тоже, – добавила Аглая. (Она говорила о той же самой сказке, но, поскольку никогда ее не читала, то выделяла в ней другое слово, а именно: "субботу".).

– А про воскресенье – песню, – опять пискнула Лизка. (Она вспомнила древнюю песню "Воскресенье – день веселья".) – Да и про вторник со средой тоже, наверное, что-нибудь хорошее можно найти.

– Не говоря уже о пятнице, – сказала Аглая. (Она подумала о Пятнице из "Робинзона Крузо".) А про четверг совершенно ничего не придумано. – Аглая вновь нахмурилась. (Никто из них, конечно, уже не помнил, что был когда-то снят фильм с названием "В четверг и больше никогда".).

И тут Лизка спросила вдруг:

– Может, это вовсе и не покушение? – И снизу вверх глянула на Аглаю.

– А что ж тогда? – улыбнулась ей та.

– Ну, так что-нибудь. Вообще! – Лизка пошмыгала носом и отчего-то при этом совершенно расстроилась. Аглая значительно переглянулась с Петровной:

– Думаю, пора пускать диктора, Петроградовна!

– В самом деле, пора. – Петровна поднялась, одернула юбку. И ушла в барак, откуда через некоторое время притащила в охапке старенький разбитый телевизор "Рекорд", у которого на месте экрана зияло страшное неживое дупло. Установила его на крыльце.

– Давай "Старый телевизор"? – оживилась Лизка. А Аглая возразила:

– Лучше этого, ну, он всегда так душевно про температуру рассказывает!

– Прогноз, что ли? – поморщилась Петровна. – Ну, нельзя же по нескольку раз в день слушать о погоде! Вы что?

– Можно, – возразила ей Аглая. – Если ожидается хорошая, то можно! Сегодня, кстати, еще не слышали.

– А злого диктора ты сразу же затыкай, – попросила Лизка. – И с "рукламой" покороче – шибко уж она утомительна.

– Затыкай-затыкай… – негромко заворчала Петровна. – Значит, снова числ*а не узнаем!

Но Лизку с Аглаей уже понесло:

– Давай "До шестнадцати и старше"? – предложила Лизка.

– "Старая квартира" – во! – Аглая выставила торчком большой палец.

– А я астрономию люблю, – отчего-то, как девушка, покраснев, призналась Петровна. – И час садовода. А кто будет сегодня показывать?

Лизка ткнула в Аглаю пальцем:

– Вообще-то очередь Аглайки, но у нее нынче одни покушения на уме. – Она прыснула. – Выходит, что снова я.

– Но-но! – погрозила ей Аглая. – Ты не очень-то из себя воображай, Лизка! Лизка-актриска!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Лизка, ты готова? – спросила Петровна, справившись, наконец с проводами телевизора. (Правду сказать, она их так никуда и не подключила, потому что никакого электричества в лагере, разумеется, тоже давно не было.).

– Ну да, готова, – Лизка, подражая Петровне, одернула юбку.

– Пускаю, православные? – Петровна подняла руку, чтобы перекреститься, но передумала и не перекрестилась.

– Давай, Ленингра… – махнула ей рукой Аглая, но под взглядом Петровны осеклась.

Лизка замерла перед телевизором. Петровна щелкнула выключателем. Самое интересное было в том, что телевизор, хоть и не был никуда подключен, все-таки ожил, несколько секунд потрескивал, нагреваясь, после чего тишину лагеря нарушил голос Владислава Пельша из передачи "Угадай мелодию". Лизка сразу же начала изо всех сил махать руками. И, конечно же, быстро изнемогла:

– Переключай, Петровна! Переключай, родненькая! Вырубай "рукламу"! Сил нет, щас руки отвалятся! – закричала она, ни на секунду не останавливаясь. Петровна щелкнула переключателем каналов (как же все-таки он работал, этот чертов телевизор, если не был подключен не только к сети, но даже и к антенне? На батарейках он был, что ли?), и в тишину лагеря ворвались звуки какого-то остросюжетного фильма: крики, выстрелы и т. п. Лизка несколько секунд вслушивалась, пытаясь угадать, что происходит на экране, а потом неожиданно начала "в лицах" разыгрывать происходящее, одна проигрывая роли всех экранных персонажей.

– Что в мире-то делается! Ужас! – всплеснула руками через некоторое время Аглая, понаблюдав за Лизкиной "игрой".

– Кошмар! Кошмар! – приговаривала, не прерывая своего "показа", Лизка.

– Ну! А вы что думали?! – строго спросила Петровна. И тут же передразнила Лизку и Аглаю: – Бодибилдинг! Дощечка-через-лужу! Заткнуть диктора?

– Затыкай, – сдалась Аглая.

– Будете дразниться? – спросила с угрозой в голосе Петровна.

– Нет!!! – хором отвечали Лизка с Аглаей.

– То-то же! – удовлетворенно проговорила Петровна. Еще раз переключила телевизор и попала на "Дежурную часть". Аглая и Лизка тут же испугались, замахали руками: "Злой диктор, злой! Не хотим его! Не хотим!" На что Петровна с готовностью снова переключила телевизор и вновь попала на какой-то "криминал" – на этот раз, похоже, уже международный. (При этом Лизка ехидно заметила Аглае: "А не крылатая ли ракета к тебе в светелку часом залетела?").

И тут настало время объяснить, что, кроме как в исполнении Лизки, героев телевизионных никогда в лагере не видели, а только слышали их голоса, отчего и называли их попросту "дикторами".

Неожиданно Петровна выключила телевизор.

– Что? – не поняла Аглая.

– Все, – заключила Петровна. – Завтра по Утру снова на стадион. Конец фильму. И это в самом деле "верняк". – И при этом она громко и протяжно зевнула: – Па-па-ла-там!

– Постой, Петровна! Еще пять минут! – скульнула Лизка.

– Никаких "пяти минут"! Вот еще удумали! – неожиданно строго заключила Петровна.

– Ну, Петровна!… Пожалуйста!… Родненькая! – начала по-щенячьи подвывать Лизка.

– Чего это вас сегодня вдруг разобрало? – вытаращилась на нее Петровна. – А слушать впредь меня будете?

– Да-а!!! – вскричали Лизка с Аглаей хором.

– Думаете, напрасно увела я вас в этот лагерь? Спрятала от равнодушных глаз? – начала свою обычную "пропаганду" Петровна.

– Не-ет!!! – вновь грянули Лизка с Аглаей.

А Петровна продолжала тем же тоном:

– Понадеялась – отсидимся, переждем демократоров!… Еще и не такое пережидали за тыщщи лет! А вы? Совершенно ведь от рук отбились! Тела себе вон какие отъели! Обленились! Очеловечились! Чего замолчали, отвязанные?

– Да-а!!! – закричали Лизка с Аглаей хором.

– Телевизора, в натуре, наслушались? – продолжала допекать их Петровна. – Походить нам с вами на людей совершенно не след!

– Не-ет!!! – вновь закричали Лизка с Аглаей хором.

И тут Петровна насторожилась:

– А что нет-то? Что?

– Да-а!!! – закричали Лизка с Аглаей, как ненормальные, на весь лагерь. Из чего Петровна сделала вывод, что они ее совершенно не слышали и кричали просто от скуки. Она скривилась, в сердцах махнула рукой: – Да что с вами разговаривать!

– Не-ет!!! – Лизку с Аглаей было уже не остановить.

– Тьфу! – в сердцах плюнула Петровна и, чтобы хоть как-то их угомонить, вновь включила телевизор, переключила его с программы на программу, и вдруг сквозь шум и треск из динамика прорвался в лагерь негромкий "человеческий" голос. Лизка прислушалась, замерла в нерешительности…

– Механика на мыло!!! – взревела распалившаяся Аглая. – Давай показывай, Лизка! Чего ждешь?

– Сапожники!!! – тут уже и Петровна, поддавшись общему настроению, оглушительно свистнула в два пальца.

– Я… Я не могу, – проговорила Лизка чуть слышно и вдруг растерянно.

– Чего?! – не поняли ее Аглая с Петровной.

– Да чего-то вдруг стесняюсь, – замялась Лизка.

А голос из телевизора при этом продолжал: "…но если вы не любите меня, то я совершу тысячи подвигов и понравлюсь вам наконец!" Лизка, Аглая и Петровна молча переглянулись. После чего Аглая вдруг взорвалась, как бомба, которая уже давным-давно "тикала":

– Я здесь!

А голос из телевизора повторил чуть слышно: "…тысячи подвигов и понравлюсь вам наконец!".

– Я здесь, родненький!!! – еще громче вскричала Аглая. – Я тут! Я так давно тебя жду! – И, не дождавшись ответа, она сокрушенно спросила сама себя: – Не слышит он, что ли?! – Подскочила к телевизору и изо всех сил треснула кулаком по его поцарапанному боку: – Да тут я! Тут! Я с Лизкой и Петровной!…

А голос из телевизора уже только угадывался, как откатившая морская волна: "…шшш-шшш-шшш…" Прозвучавший трижды голос принца из кинофильма "Золушка" истаял и смолк, как рано или поздно замолкает на свете все, что остается без ответа. Опять из телевизионного динамика были слышны только звуки огромного неуютного внешнего мира: свист и треск. Вконец растерявшаяся и утратившая контроль над происходящим в лагере Петровна потянулась к телевизору, чтобы его "заткнуть", но вместо этого только в сердцах вновь махнула рукой. А Лизка в сильнейшем волнении прижала руки к груди:

– А не он ли ту досточку на те камушки все время кладет?…

– Не мой ли это богатырушка прорвался? – грустно и ни на кого не глядя, спросила Петровна. – Хоть бы одним глазком на него взглянуть!…

Аглая же молча вспыхнула с ног до головы и начала робко и мягко светиться, как телевизор. Отчего ближайший к крыльцу куст (рядом со скамейкой, на которой пионерчики обычно признавались друг другу в любви) ответно вспыхнул мерцающим светом, осветив Петровну и Лизку, крыльцо и замолкший телевизор, стадион и пустой флагшток – и тут же начало казаться, что в лагерь завезли какой-то счастливый широкоформатный фильм из тех, что обычно показывают в лучшие дни нашей жизни в южных открытых кинотеатрах…

– Помнишь, как мы однажды ночью в августе в прошлом веке в Гурзуфе купались? – осторожно спросила Петровна Лизку. – Точно так же тогда телами в воде светились!… Были молодыми, бесшабашными, эх!…

Но Лизка, по-видимому, ее совсем не слышала:

– Горим, что ли? – задумчиво спросила она сама себя. И сама же себе ответила: – Тогда воды. – Но вместо того, чтобы куда-то бежать, осталась на месте, как завороженная, глядя на пылающие ночные облака, по которым ходили огромные, как во время циклопической дискотеки, в полнеба тени, похожие на скачущих гигантских всадников с пиками и отчего-то в остроконечных шапках…

И тогда Петровна, Аглая и Лизка, не выдержав одиночества, громко, как с необитаемого острова, вскричали хором:

– А!… Мы здесь! Мы тут! Сюда! А!!!…

Осветив все вокруг, включая ближний лес и далекий залив, куст погас. Лагерь вновь погрузился в темноту. Только было слышно, как где-то в заливе плескался и булькал, ухал и неистовствовал таинственный и невидимый восьминос.

Петровна первая пришла в себя и сразу же начала ворчать:

– А об числе мы, значит, сёдня снова не узнали! И-э-х!…

После этого настала легкая летняя балтийская ночь (лето! лето! какое страшное слово!). Ночью в заливе вода темна и оттого кажется чистой. Ночь нужна в основном для того, чтобы думать, и вспоминать, и разговаривать с давно ушедшими из нашей жизни людьми: одних оставили мы, другие, не выдержав нашего характера, оставили нас – хотя, возможно, мы стали им просто неинтересны. На горизонте передвигаются какие-то неяркие огни. Изредка шумит в камышах – это налетает ветер (о восьминосе в эти минуты лучше не вспоминать). Хлюпают расчаленные в удалении от берега лодки. Пахнет тиной, мокрыми холодными лепешками которой так приятно бросаться друг в друга жарким днем.

Счастлив тот, кто здесь родился и вырос – на этих хмурых плоскостях, обдуваемых постоянным ветром, плоскостях, в которые можно смотреть целую вечность и так ни до чего не досмотреться, смотреть, не отводя взгляда и ни на что не натыкаясь мечтой. Сознание его так же плоско и, может быть, поэтому ему, как и многим жившим тут прежде, иногда удается кинуть мгновенный и точный взгляд за горизонт, в будущее. А подойти к заливу каждый раз значит то же, что сесть за необъятных размеров рабочий стол: с письменным прибором Кронштадта и огромной чернильницей Морского собора, прозванного "Максимкой" дружным кронштадтским народцем за то, что он долгое время сносил имя Максима Горького. Тут же, опережая одна другую, набегают по серой столешнице лучшие и самые правдивые в мире, уже срифмованные строки… И нашептывают все об одном и том же, об одном и том же: что в жизни изменить ничего нельзя! Сюда втекает великая маленькая река с мягким пивным именем. А на противоположной стороне этого океана слов "подле серых цинковых волн, всегда набегавших по две", сидел когда-то другой поэт, также умевший считать строки.

И этих строк к утру набралась целая глава…

Глава четвертая,

а по счету – третья.

Оглядываясь назад, хотелось бы у кого-нибудь из нынешних управителей нашей жизни спросить: что было бы с нами тогда, если бы нам, бродившим среди шиповника в мечтах (шиповника нашего восхитительного без-умия), установив специальный волшебный прибор, показали бы где-нибудь на стене барака (ну, пусть корпуса) наше общее неприглядное завтра? Этот разрушенный лагерь? Нашу общую судьбу? Страшно подумать! Связанные торжественной клятвой, мы бы, наверное, тут же вместе с вожатыми совершили великое всесоюзное пионерское самоубийство!

Утром в лагере было рано, сыро и, пожалуй, темновато – лагерь в основном еще спал. На крыльце сидели Аглая и Петровна. Аглая, не отрываясь, смотрела в сторону залива, где вставало солнце и где у горизонта алел чей-то парус. Видно было, что она куда-то собралась: на ее спине был пристроен рюкзачок вроде пионерского. Петровна же, по обыкновению, сидя дремала и клевала носом.

– Смотри, смотри, Петровна! – говорила Аглая, еще раз вглядываясь в горизонт. – Вроде он немного приблизился – почти на целый сантиметр! – Она сбегАла с крыльца вниз и тут же возвращалась обратно.

– Да нет, по-моему, стоит на месте, – отвечала Петровна, не открывая глаз. – По-морскому это называется у них "дрейф"!

– К заливу не подойти! – Аглая поднимала одну, потом другую ногу и брезгливо и долго их осматривала.

– Болото. Грязь. Все к черту заросло! – соглашалась Петровна. – Чего разбудила ни свет ни заря? Который уже четверг не сплю!

– А в болоте, поди ж ты, восьминос!!! – нервно продолжала Аглая и вдруг озарялась какой-то новой мыслью: – Лизка где?

– Дрыхнет, конечно. Где ж ей быть? – удивлялась вопросу Аглаи Петровна. – Не буди ее.

– Вот что хотелось бы еще узнать: четверг сегодня все-таки или?… – раздумчиво спрашивала Аглая. На что Петровна, не открывая глаз, пожимала плечами:

– Да кто ж его знает? Возможно даже, что этого не знает никто! – И она по привычке страшно зевала, как зевают в горах зачем-то забравшиеся туда альпинисты, которым не хватает кислорода. – Не разучились бы – вполне могли бы ветер ему нагнать!

– Ну! – заметно оживлялась Аглая.

Но Петровна только махала рукой:

– Да толку-то? Фарватера тут все равно нет. Еще при Петре Великом не прорыли. Ему бы со стороны фортов зайти – чрез час был бы!

Они помолчали.

– Твой водоплавающим был, что ли? – поинтересовалась Аглая.

Петровна от неожиданности открыла глаза:

– Почему водоплавающим?

– Ну, ты так морскими словечками сыплешь!

– Не, вполне сухопутным. Это я из Лизкиной книжки почерпнула, где про морзянку, – ответила Петровна, вновь закрывая глаза.

– А как ты полагаешь, Петровна, к тебе или ко мне этот алый парус? Или он вообще к Лизке?

– Да там их много, матросиков-то этих бедных! – посулила Петровна, и Аглая подсела к ней на краешек крыльца, готовая в любую минуту сорваться с места и, несмотря на восьминоса, сломя голову нестись к заливу.

– Я тебя никогда раньше не спрашивала: твой он во… – Поймав предупреждающий взгляд Петровны, пущенный той как выстрел из-под опущенных век, Аглая схитрила, исправилась: -…вообще каким был?

Петровна к этому времени уже почти проснулась, но говорила все еще спросонья, перескакивая через слова и как-то всмятку:

– Мой – он ведь еще самим Пушкиным Ляксандром Сергеичем описан был. Никакая это была, конечно, не голова! Отрубленная голова, это, скажем так, вольность поэта. Я ведь молодой ох и красивой была! Такой красивой, что просто ужас! За то, должно быть, он от меня перед самой свадьбой и свинтил. Буквально как Подколесин, что Гоголем в "Женитьбе" обсмеян. Боялся, может, что зменять ему буду, а может, еще чего. Он рядом со мной вздохнуть робел. Может, спугался, что так и задохнется, не вздохнув в своей жизни больше ни разу, – кто ж их поймет, мущщин этих?… Короче говоря, сбежал, не помня себя. Тогда ведь мущщины сильные к нам чувства испытывали, не то что сейчас. Да… И врос по самые плечи в сыру мать-землю от горя. Так дальше и жил, не живя. Это еще до Ляксандра Сергеича. Тогда ведь мущщины огромные были, до звезд. А после Ляксандра Сергеича, дав ему себя описать, говорят, опять выбрался. Где-то, наверное, с тех пор и бродит, не показываясь. Стыдно, должно быть, за то. А можь, и сама я в чем виновна пред ним?… – Она ненадолго замолчала. – А ты говоришь – водоплавающий. Хотя теперь он, может, уже и того… – Она кинула быстрый взгляд на горизонт. – Но я его все равно, конечно, дождусь!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– А я своего диктора. Эх! – вздохнула Аглая и спустила с плеч свой нетяжелый рюкзачок. – Видать, он у меня обстоятельный: вперед, как водится, стрелу пустил, а после и сам за ней следом!…

После этих слов Петровна, наконец, окончательно ожила и открыла свои бусинки-глаза. Поскольку к этому времени рассвело больше, то стали видны детали. Петровна вгляделась в горизонт, как-то широко и нелепо принялась водить по воздуху руками, будто убирая с лица огромную паутину, и неожиданно… сняла с горизонта алый парус надежды вместе с веревкой, к которой тот был привязан: парус оказался пионерским галстуком.

– Фу ты!… – Петровна с шумом, не скрывая удивления, вздохнула. – Никак Лизка повесила? – И она принялась вертеть перед своим носом галстук и разглядывать его так, как будто видела впервые.

– Дай сюда! – потребовала Аглая. – Проклятье! – Она с силой смяла галстук в кулаке. – Да что ж это такое? – И замолчала, все больше и больше волнуясь. И под конец, доведя себя до температуры кипения, воскликнула: – Слушай!…

– Ну?

– Слушай, слушай, Петровна! – Аглая даже задохнулась от волнения. – А этот… ну… Лизкин восьминос, который… Он что за животное, а? Совершенно ведь неизвестно! И что он по ночам делает – неизвестно тоже! Вдруг вылезает из воды и до утра по лагерю ползает? Представляешь, просыпаешься утром, а он перед тобой – восьминос этот. А считая с твоим рубильником, так и весь девяти! – Аглая отчего-то волновалась все больше и больше. – Я вчера тебе забыла сказать: я, когда была в лесу, ну, по цветы, видела сшибленный мухомор. И вроде нашу малину кто-то ел!…

Вопрос о малине Петровну неожиданно взволновал.

– Малину? – спросила она строго. – Это нехорошо!

Аглая продолжала:

– Я еще тогда подумала: неужто снова пионерчики в лагере завелись? Хотя понятно, что пионерчики исчезли навсегда, ничего ведь в жизни не повторяется. А только вдруг это восьминос из залива вылез? А что ты думаешь!… Давай, пока Лизка спит…

– Ну? – поощрила ее к ответу Петровна.

Аглая брезгливо передернула плечами и скривилась:

– Да нет. Он склизкий, носастый. Атомный! Не поймаешь его. Тьфу!

– И стрелу он тоже, что ли, к тебе затащил? Стремился к Лизке и перепутал двери? – спросила Петровна.

– Стрелу не трожь, – попросила Аглая тихо, но твердо.

– Других вариантов нет. – И Петровна как-то странно и, пожалуй, даже как-то хитро прищурилась на Аглаю: – Ну, спортсмены стреляли поблизости… – И демонстративно зевнула.

Аглая долго и тяжело в ответ разглядывала Петровну, а потом сказала в сердцах:

– Уеду я отсюда к черту. Диктора своего поеду искать! – Она вновь вскинула на плечи свой нетяжелый рюкзачок и как можно беззаботней (у нее это не получилось) сказала: – Прощай, Петровна! Не буди Лизку. Пусть спит. – И уже хотела спуститься по ступенькам крыльца, как вдруг раздались пронзительные звуки побудки, и на крыльцо из дряблой ситцевой темноты барака вылетела заспанная Лизка с пионерским горном в руках.

Встрепенувшись с надеждой на этот звук, Аглая в сердцах плюнула:

– Тьфу!

– Просыпайтесь, бесполезные! На стадион пора! – радостно вскричала Лизка. – Небось, без меня тут зарядку делали, а? – Прищурившись, она бросила взгляд на горизонт. – Светило возвращается! Вчера так жалобно с нами прощалось – я думала, в этот раз точно навсегда! Ну? Который сегодня день? – И, поскольку все молчали, помрачнела: – Ясно. – Она поискала глазами что-то на крыльце. – Где мой галстук? Вот тут висел! На этом самом месте! – Строго она смотрела при этом почему-то на Петровну. – Вчера постирала и повесила сушиться!…

Петровна и Аглая тут же вернули Лизке галстук.

– Нарочно, что ли, смяли? – спросила Лизка, повертев галстук в руках.

Петровна кивнула на рюкзачок Аглаи:

– Аглайка вон, в город собралась, да мечтою за твой галстух зацепилась.

– Аглайка, я с тобой, – тут же пискнула Лизка и дернулась в сторону, но, встретившись с пустым взглядом Петровны, осеклась: – А ты разве не будешь вечером крутить нам кина своего, Аглайка? – исправилась она. Аглая тяжело смолчала.

– Бежишь, значит? – мрачно спросила ее Петровна.

– Почему бегу? – с вызовом ответила Аглая. – Просто уезжаю. Обыкновенно. На поезде. Как все! – После этого ее заявления в лагере вдруг стало еще скучнее.

– Все. Пошла в корпус. Досыпать, – сказала Петровна. – Прощай, Аглайка! – И она в самом деле ушла.

Лизка покрутила в руках галстук и… неожиданно повязала его Аглае на шею, как косынку:

– Вчера под трибунами нашла. Будешь ты теперь тут у нас самой красивой. А мы с Петровной так и продолжим ходить в ватниках! – Говоря это, Лизка достала откуда-то маленькое зеркальце и протянула его на плохо отмытой ладошке Аглае.

– Где нашла? – удивилась Аглая.

– Сама сотворила, пока вы спали. Всю ночь возилась!… – призналась Лизка.

Аглая долго, не отрываясь, разглядывала себя в зеркало.

– Спасибо, – наконец тихо проговорила она. – Да только теперь уже, наверное, все равно!… – Поколебавшись, она вдруг призналась в свою очередь: – Я ведь ночью тоже глаз не сомкнула. Да и у Петровны зачем-то свет горел… – И она с тоской посмотрела куда-то вдаль, за лагерь.

– Тогда, может быть, споем на прощанье, как прежде? – предложила Лизка с каким-то отчаянием.

– Все равно, – пожала плечами Аглая. – Делать-то больше что?…

И вдвоем они вновь запели старую пионерскую песню (других песен они, видимо, не знали, а может, и больше того – не хотели знать). Поначалу тихо, а потом все громче и громче. Причем, несмотря на то, что Лизка старалась изо всех сил, ответа им по-прежнему не было. Не было слышно почему-то даже эха – говорят, такое иногда случается перед дождем. Аглая больше не хотела скрывать своей досады:

– Даже эха нет!

– Может, еще одну? – робко предложила Лизка.

Безо всякой надежды на успех они спели еще одну старую походную пионерскую песню. На шум из барака неожиданно появилась… Петровна, при виде которой встрепенувшаяся было на шум Аглая даже отшатнулась.

– Снова разбудили, неладные! – буркнула Петровна, забыв при этом зевнуть. Но совершенно неожиданно вдруг принялась подпевать Аглае и Лизке. При этом было заметно, что она также старалась изо всех сил. Втроем они пели так громко и пронзительно, как обычно поют на Руси: будто хотели искричать в песне всю невысказанность души. А закончив, прислушались: ответа им не было. (Надо честно признаться: не было надежды даже на то, что на поднятый шум придут узнать о случившемся и из недалекого поселка – всем уже давно было наплевать друг на друга!) Аглая вновь собралась уходить. На этот раз, похоже, навсегда.

– Покажь стрелу, Аглая, – вдруг попросила Лизка тихо.

Аглая поколебалась и достала из рюкзачка стрелу от лука (вполне оперенную, достаточно, надо сказать, волшебную). Протянула ее Лизке.

– Легкая какая!… – сказала Лизка. – Просто невесомая! Да?… спросила она почему-то у Петровны. Петровна тут же сделала каменное лицо и потребовала:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Ну-ка?… Дай сюда! – Оглядев стрелу со всех сторон, она согласилась: – В самом деле!… – И принялась играть со стрелой, как маленькая, демонстрируя сестрам ее необыкновенные возможности. И при этом случайно – а может, и не совсем случайно? – отпустила ее ускользнуть по воздуху, как по ручью. – А мы-то гадали: откуда она тут взялась? Да сама прилетела. По воздуху. Из сказки! Из нашего волшебного детства!

– Из детства!… – задохнулась вдруг Аглая. – Вот оно что!… – она схватилась обеими руками за грудь, как будто ее что душило: – Ой, метро-метро, безвоздушное пространство! В глазах темно!… – И потянулась за улетевшей стрелой. – Ах!…

– Оставь, Аглайка! – махнула рукой Лизка. – Разве догонишь?… Только что ж нам ее безымянно, как лягушкам каким-то?…

Петровна смотрела на них обеих отчего-то по-прежнему строго. И строго же спросила:

– Надеюсь, не забыли еще, что значит детство?

Аглая и Лизка ответили ей хором, как по команде:

– Нет!!!

– Ну? – вновь строго спросила Петровна.

– Детство – это… – Лизка задумалась и, наконец, вспомнила: – Объесться мороженым!

– Еще! – приказала Петровна.

– Подольше гулять! – вновь вспомнила Лизка.

– Не слушать родителей! Сидеть на заборе! – пришла ей на помощь Аглая.

– Читать под одеялом сказки с фонариком! – подхватила Лизка.

После этих слов Петровна неожиданно широко взмахнула рукой и мир, окружающий лагерь, преобразился: на миг стало так, как это в самом деле бывает с нами только в детстве: зима и лето, день и ночь, солнце и небо, полное ярких звезд, – как гроздь безмолвного ночного фейерверка, вечно падающего на Землю и так ни разу ее не достигшего, – все это сразу, одновременно, изобильно и бессчетно… Легким миражем колыхнувшись над лагерем, видение исчезло, словно отлетело в залив.

– А я в детстве, например, любила собирать марки. Очень любила! – отчего-то вновь, как девушка покраснев, призналась Петровна.

– Какие в твоем детстве были марки? – замахала руками на нее Лизка. – В доисторические времена! Каменные, что ли? С динозаврами? Ты что?

И тут Аглая, опустив глаза и вконец оробев, сказала негромко:

– Да в детстве я бы просто перелезла через этот четверг!

– А я бы, наоборот, подлезла под него! – тут же возразила ей Лизка.

– А я бы разбежалась и проскочила наскрозь! – подхватила Петровна. – Будь он трижды неладен!… А там перебежками на южный берег и привет! В деревню! В глушь! Приучать к волшебным сказкам деревенских детей! Может, их еще не всех испортило телевидение?… – Она не упустила случая передразнить Аглаю: – А ты хотела "обыкновенно", "на поезде", "как все"! Забыла, что ли, кто мы такие? Мы же с вами сила! Хоть и нечистая… На первый взгляд, может, и не очень заметная. Ир… р… рациональная!

– Как число "пи", что ли? – тут же пискнула, как мышь, не удержавшись, Лизка.

– Только разве может жить без этого маленького числа мир? – ни на кого не глядя, спросила Петровна. – Да без него ни одно колесо не поедет! Жизнь сделается квадратной!… Двухмерной! Вы что?!

– Говорят – все лодки станут вдруг плоскодонками, – начала развивать эту новую тему Лизка. – Прыжки будут только в длину, из рыб выживут единственно камбалы, а из женщин – одни манекенщицы… В водке… – Она прыснула. – В водке будут исключительно градусы, но не литры. Зато исчезнут утюги, асфальтовые катки и… альпинисты!

После этого Аглая прошептала:

– И еще я, наверное, в детстве умела летать. Честное слово. – И она в волнении посмотрела на небо, где чертили над лагерем большие птицы.

– Ни в жисть не поверю, – покачала головой Петровна.

– В самом деле. – Аглая сбросила с себя тяжелую верхнюю одежду и, проверив карманы, вытряхнула из них на землю булочки, конфеты, пирожки и запрыгала на месте, словно стараясь избавиться от "наетых" килограммов. После чего смешно и быстро замахала руками, как воробей крыльями. – Никак!… – через некоторое время призналась она и принялась искать, с чем бы ей расстаться еще.

– Диктора оставь своего! – подсказала ей Лизка.

– Диктора? – переспросила вдруг вновь задохнувшаяся Аглая и облизнула пересохшие губы. – Нет!… – Однако видно было, что она колеблется. Наконец, на что-то решившись и не без труда расставшись с галстуком-косынкой, подпрыгнув, она ненадолго зависла в воздухе: на самую малость, буквально на пару каких-то сантиметров.

– Ну, в детстве-то я еще и не такое могла! – хвастливо заметила Лизка. Она так же быстро избавилась от верхней одежды, но так же, как и Аглая, взлететь сразу не смогла.

– Ключ кинь! – крикнула ей Аглая.

– Ка-а-акой еще ключ? – не поняла Лизка.

– Матерьяльный! К постижению основных проблем современности!… "Блемсо", "ксаэн", – всю эту "саленину" твою, – объяснила Аглая.

– Тьфу на тебя! – плюнула Лизка. – С нами нечистая сила! – С этими словами она подпрыгнула и тоже ненадолго зависла в воздухе.

Подошла очередь попробовать свои силы самой из них старшей:

– А я, эх!… – Она разоблачилась, подпрыгнула, но в воздухе удержаться не смогла и упала. – Отчество мое каменное… – с непонятной грустью прошептала она.

– Не зашиблась, Петровна? Че выеживаешься? – весело крикнули ей Лизка с Аглаей. И прислушались:

– …а не то вполне могли бы облететь земной шар, как космонавты, на восток, – бормотала Петровна. -…вот он сам бы собой и кончился. Истек бы чисто астрономически, этот конкретный четверг. Не устоять ему против науки! Помните, диктор сказывал? – Петровна на секунду замолкла и вдруг начала говорить, не переставая: – Как это было в детстве?… Тут вокруг оно серое и чужое, а в детстве все было своим, удивительным, цветным и сверкающим – все совершенно: сказки, лето, счастливые сны… А на носу уже осень, новая эпоха, другое тысячелетие. А там, глядишь, и иные сказки появятся – где уж нам с ними тягаться! Чем сгодиться в сказочном чужом будущем?… С нашим-то немереным четвергом?…

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Лизка с Аглаей переглянулись, подняли Петровну с земли, осторожно подхватили под руки и унесли ее, беспрерывно болтающую, под небеса, навстречу восходящему солнцу…

…Чтобы через некоторое время появиться с другой стороны лагеря, но уже вдвоем, без Петровны.

Глава пятая,

заключительная, которая по смыслу вполне могла бы претендовать на роль первой главы.

Неторопливый рассвет продолжался. Погода, все это время бывшая вполне приличной, начала портиться. Вы чувствовали когда-нибудь, как наступает осень? Не задевала ли вашего сердца ее тонкая и, если так можно выразиться, хрустальная грань? До этой минуты еще было лето (лето! лето!), но вот его уже нет, и началась осень: как будто кто-то впрыснул в кровь немного трезвящего холода.

Первой через давно сорванные ворота в лагерь вошла Аглая, пошатываясь после трудного перелета.

– Преодолели, кажись, – заметила она, озираясь по сторонам и стараясь побыстрей отдышаться. – Только ведь…

– Молчи, молчи!… – не поспевала за ней Лизка. – Видела, как живут люди?

– Мрак, – коротко ответила Аглая. – А мы-то точно перебрались? Как это проверишь?

Лизка пожала плечами. На пробу они спели негромко первую пришедшую на ум пионерскую песню безо всякой, впрочем, надежды на успех. И вдруг, как эхо из ближнего леса, долетел до их слуха какой-то странный многоголосый шум. Лизка насторожилась:

– Слышала?

– Ну, эхо, – скучно ответила Аглая.

– А почему слова другие? Почему? – не унималась Лизка.

Аглая задумалась:

– Да, в самом деле? Кто ж тогда это будет такой? Ну-ка, если еще разок?

Они попробовали спеть опять. И опять в ответ – странный многоголосый шум.

– Слова другие, а мотив тот же самый! Это как?… – раздумчиво спросила Лизка.

И тут Аглая сообразила:

– Да никак это пионерчики? Пионерчики вернулись? Новая их смена подъехала?! Петровна, думаю, была бы счастлива.

– Да, Петровна… – Лизка смахнула вдруг набежавшую слезу. – Лети в столовку, протирай столы, разжигай котлы, Аглайка! – негромко, чтобы ободрить и себя, и сестру, вскрикнула она.

– Потом! Потом! – замахала руками Аглая. – Мы все это еще успеем! Слышь, Лизка, а ну как мы их накормим, напоим и спать уложим, а они утром снова исчезнут?…

Вопрос этот, надо сказать, застал Лизку врасплох:

– Надо как-то сделать, чтобы не исчезли, – через некоторое время ответила она.

Аглая из-под руки вгляделась вдаль: с другой стороны лагеря, за заросшим прудом, где был второй въезд, стояли на дороге два загадочных крытых, будто военных, грузовика, из которых сыпались на землю легкие, похожие на шахматные, фигурки.

– Не, слышь, не пионерчики это, кажись. Как сказала бы Петровна, "галстухи у них не те!" – заключила Аглая.

– Кто ж это тогда? – наморщила лобик Лизка. – Может, все-таки покушение? Нет? – И, видимо, затем, чтобы заставить Аглаю улыбнуться, фальшиво схватилась за сердце: – Ой!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Не, совершенно не такие! – повторила Аглая, но, чтобы в свою очередь успокоить Лизку, добавила: – Но тоже, впрочем, мальчики, девочки… А помнишь, Аглайка, скаутов когда-то давно? Правда, ты тогда ну совсем еще маленькой была!

– Ничего не маленькой! – надулась Лизка. – Я очень даже прекрасно их помню! Все время прячутся, как индейцы, буквально по нескольку дней, песни тоже поют… А Петровна сказала бы на это, наверное, следующее…

Аглая ничего не успела возразить Лизке, потому что в этот момент из глуби барака неожиданно выступила… Петровна, похожая на королеву, только вместо мантии с волочащимся куполом парашюта за спиной.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– Подойдет к тебе какой-нибудь один такой и спросит: бабушка, а не к вам ли это стрела моя залетела? Третий день найти ее не могу! – вступила она в разговор без всякой паузы. – Ты отдай ему стрелу, Аглая. Ладно? Вырастит в мущщину – она ему еще пригодится. Слышите, на танцплощадке? Никак уже танцы затеяли, мущщины эти невеликие?… (Слышите? Слышите первые такты лучшего в мире танго "Маленький цветок"?) Сейчас на стадион кинутся. А потом на залив… (Помните, помните? – тропинка "на залив ведущая, через камыш протоптанная"?) А потом еще куда-нибудь… А у нас с вами флагшток пустой!…

И только тут Лизка и Аглая хором грянули: "Петровна!!!" И пока та любовалась произведенным эффектом, Аглая буркнула тихонько и счастливо, ткнув Лизку в бок:

– Ну, сейчас начнется… разбор полетов!

– Чего уставились? Сказочные мы, или что? – спросила удовлетворенная эффектом Петровна.

– Ну… – протянули нестройно Лизка с Аглаей.

– Вот вам и "ну". Так какое же число нам завтра предстоит с утра?

Лизка задумалась, закатила свои красивые с болотной зеленью глаза:

– Число-то какое? Хм… – Она задумалась еще глубже. – Пожалуй, это вопрос философский!…

И тогда Петровна начала негромко наговаривать, будто различая какие-то отдельные слова между чешуйками волн или вылущивая их из свиста ветра в прибрежных камышах, словно "морзянку" из эфира:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– В начале не было ничего: ни неба, ни земли, ни тьмы, ни света, ни даже самого времени, про которое позже написали: "В начале…". В дни первые творения – числом три – все устроилось. В четвертый же было постановлено так: да будут светила на тверди небесной для освещения Земли и для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на Землю. И стало так. И были созданы два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; и были поставлены они на тверди небесной, чтобы светить на Землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И было решено, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день четверг. Но наш род был прежде того! Потому как если бы нас, нЕтварей, не было, то как узнали бы о том, что стало, когда всему пришло время быть? Не стоит о том забывать! Все. Пошла в корпус. Досыпать. И чтобы до следующего четверга меня больше не будили! Слышите? – выпалив это последнее, Петровна вновь полюбовалась произведенным эффектом, подхватила парашют через руку, как шлейф, и королевой ушла в барак.

Аглая первая пришла в себя, похлопала рыжими ресницами:

– Вправду, Лизка: не будь сказок – не завелось бы на свете жизни. Самого бы света, возможно, не было. Сидели бы мы сейчас в темном пустом зале… Да что я говорю? И зала бы, наверное, не нашлось. И Дома бы культуры. Ничего! И болтались бы мы вечно в безвоздушном пространстве… – Она театрально схватилась руками за горло, будто ее что-то душило, выпучила глаза и притворно захрипела: -…где-нибудь между звезд.

– Которых бы тоже не было! – заключила в тон ей Лизка.

Отдышавшись, Аглая сказала:

– Значит, все-таки скауты. Ха!… Ну, теперь-то точно конец нашей малине. А заодно и мухоморам полный финал! – И как-то судорожно вздохнула: – И пусть! И пусть! То-то утром возле умывалки я приметила досточку через грязь. Лежит себе на двух камушках… Не шатается! Я еще подумала – кто ж ее тут приладил?… Для кого?…

– Это я положила, – помолчав, призналась Лизка. – Для вас с Петровной. Значит, теперь и для них. Петровна им сказки сказывать будет. Про "чотьверг" и не только. А ты, Аглайка, всему лагерю по вечерам кино крутить… – И вдруг спохватилась: – Не она ли телевизору видимость выковыряла? Да, кстати, и стрелу нам подбросила?…

Ответа на этот вопрос не было. Аглая кивнула на кусты: "Вон они пожаловали!".

И в самом деле, в этот момент начали мелькать пятнышки ручных фонариков по темным, утренним, еще не просохшим от росы кустам. Отчего ближайший из них к крыльцу (рядом со скамейкой, на которой пионерчики обычно признавались друг другу в любви) ответно вспыхнул. И сразу же откуда-то с залива донеслось мокрое, негромкое, гриппозное, приближающееся: "Буль-буль-буль" да "буль-буль-буль!".

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

От неожиданности Аглая взвизгнула:

– Это восьминос! Восьминос! – Она брезгливо и нервно, как прежде, передернула плечами: – Лизка, переведи морзянку.

– Да что тут переводить? Ну, жрать захотел. Причапал на свет.

– Я же говорила! Говорила! – взвизгнула Аглая. – Он уже давно по всему лагерю ползает! – И, не зная, что придумать, добавила вдруг совсем несправедливое: – От него насморк!…

– Вовсе не насморк, а обыкновенный неопасный фольклорный грипп! – рассмеялась Лизка в ответ. – Полежишь чуток в лизарете!…

К этому времени в небе над лагерем уже начало погромыхивать. Над заливом завели хоровод большие тяжелые тучи. Все чаще принималось шуметь в камышах – похоже, собирался нешуточный дождь.

– Значит, говоришь, вновь приставят нас к своим борщам? Столы положат протирать? Нас, сущих свидетелей, – на кухню?!

После этих слов Аглаи Лизка вдруг взвизгнула противной пароходной сиреной: "Петровна где?!" И они с Аглаей, не сговариваясь, нырнули в барак и вскоре появились оттуда с Петровной. Как прежде, подхватили ее, сонную, под руки… (При этом, конечно, услышали сакраментальное: "Снова разбудили, неладные!").

– Пора! Пора! – не своим голосом, а голосом густым, волшебным, прогудела Аглая.

– Куда теперь? На поезд? Автобус? А может быть, просто пешком? – с ехидством поинтересовалась Петровна, посмотрев на сестер ставшим вдруг каким-то глубоким и просветленным взглядом.

– Как ты и хотела – мимо фортов на южный берег, – предложила Аглая.

– К наивным деревенским детям! В их ясные сны! – звонко, на одной ноте прокричала Лизка.

Под занавес затеявшегося дождя они и исчезли, чудом вырвавшись на волю из страшной сказки, начавшейся давным-давно, в далеком 1917 году, уже безо всякого усилия вновь поднявшись в воздух и отлетая вдаль, в живое золото горизонта, где все еще блистало солнце, чтобы мелькнуть над лагерем трехголовой нездешней тенью. На минуту показалось, что они так и уйдут по огромной дуге мимо фортов "на южный берег к наивным деревенским детям, в их ясные сны", как вдруг, будто наткнувшись на невидимую стену, все три вертикально взмыли вверх и на мгновение зависли в высшей точке своего полета, после чего начали расходиться в стороны: каждая по спадающей огромной дуге, исполняя таким образом фигуру высшего пилотажа, известную под названием "тюльпан", и входя в боевой разворот… И, набрав скорость, разлетелись в разные стороны, чтобы сходу ворваться в сказки нового времени – про таинственного "атомного" восьминоса, устроившего им из-под воды прощальный фейерверк, скаутов, огласивших окрестности песней на мотив "Взвейтесь кострами!…", про взлетевший на флагштоке и расцветший под мокрым ветром новый, синий, спортивный, почти свободный "восьминосый" флажок, заброшенные форты и ходящие мимо них по заливу огромные многоэтажные дома, которые многие совершенно справедливо называют кораблями. И про удивительный город Кронштадт…

В результате их решительных действий "злые дикторы", в изобилии рассеявшиеся по всему миру, вдруг на секунду осеклись и смолкли ("заткнулись", по местному выражению), в эфир прорвались пока еще не очень громкие и малочисленные "человеческие" голоса, после чего, как гигантский занавес, на лагерь с шумом обрушился дождь, смывая последние следы всего прежнего, суетного, наивного и оттого исчезнувшего навек. Начиналась новая эпоха.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Мимо шиповника нашей детской грусти, по тропинке "на залив ведущей, через камыш протоптанной", прошел я по хляби до залива в последний раз глянуть на восьминоса. Мысль – откуда и зачем вдруг явились мне чужая жизнь в таких выпуклых подробностях, что, будучи описанной, могла бы, наверное, отбросить тени на поля книги – пронзила меня на берегу. Губящие нас управители нашей жизни (вернее, полагающие себя ее управителями), ежеминутно старясь и медленно умирая вместе с нами, не догадываются кинуть свои "матерьяльные" взгляды вверх. Но мы-то с вами теперь точно знаем, что ведь и их тоже зачем-то пишут! Пишут, может быть, только для того, чтобы потом как следует рассмотреть и в свою очередь так же погубить, смяв и выкинув в корзину для бумаг: как, например, была без сожаления отброшена первая неудачная глава этого повествования.

Размышляя так, повернул я от залива к поселку и вскоре дошел до железнодорожного вокзала. Но перед самым перроном остановился: проход к нему преграждала большая и грязная лужа – ни перепрыгнуть, ни обойти. На минуту замешкавшись, я машинально поискал вокруг себя что-нибудь, что помогло бы мне преодолеть неожиданное препятствие, и довольно быстро отыскал дощечку, как всегда, лежавшую неподалеку. Я перекинул ту дощечку через лужу, подложив под нее два камешка, шагнул и легко поднялся по лестнице на перрон и дальше – к поджидавшей меня электричке. Через минуту за ее окнами замелькал ничем не примечательный пригородный лес. Изредка к насыпи выбегали поприветствовать нас и останавливались, как вкопанные, невысокие дачные домики, старательно делавшие вид, будто они стоят тут испокон веку. Вскоре с правой стороны железной дороги подъехала платформа с успокаивающим и почти пушкинским названием "Ольгино". Постояв подле нее, электричка пошла дальше в Город, постепенно набирая ход.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

ДЛЯ ПОВЗРОСЛЕВШИХ ДЕТЕЙ.

БЕЗ СВИДЕТЕЛЕЙ.

Плыла по небу туча, беременная дождем. Темные края ее то и дело закипали от бесновавшихся внутри коротких молний, и ночной лес, застывший внизу, обнажался до самой своей тайной сердцевины. Деревья на несколько секунд раздевались, облитые серебряным светом, и кидали в болото кривляющиеся тени. Летела ночь.

Под утро туча, всю ночь глумившаяся над лесом, обрушилась вниз тяжелой водяной массой. После кратковременного потопа, совершившегося ни для кого, а по собственной своей прихоти, все пришло в норму. Пошел мелкий дождь. Серый, промозглый, нудный, которого никто не видел. Ветер захватывал столбы водяной пыли и водил ими поперек просеки. Вскоре закончился и дождь. Выглянул багровый глаз солнца, пошарил по горизонту, подсушил листву. Трава к полудню распрямилась сама собой. И стало так, будто ничего не произошло и ничего никогда не происходило. Солнце посверкало среди листвы, поднялось выше. На пронзительно-голубом небе проявились перистые облака, выстроились гребенкой и тронулись в путь – в те дальние края, о которых почти каждый имеет представление по слухам, корреспонденциям и кинофильмам.

КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ?

Когда мне подарили большого игрушечного Львенка, я заметил, что начали пропадать некоторые ценности, нажитые честным трудом: сначала куда-то подевалось равнодушие, которое я тщательно в себе культивировал в последние годы. Уже смирившись с первой пропажей, через некоторое время я недосчитался нахальства, которое питало меня. А однажды вечером обнаружил очередную утрату: совершенно улетучилась угрюмость, под старость начавшая вить себе гнездо в моем характере.

Как-то утром я проснулся и почувствовал себя наполовину обворованным. Но Львенок как раз заканчивал завтракать моим эгоизмом, и мне ничего не оставалось, как забыть о себе.

Прошло несколько дней. Я все чаще начинал замечать в себе отсутствие жизненно важных качеств: неумения слушать других, зависти, грубости. Всего, конечно, тут не перечислишь. И тогда я начал горевать. Как это? Внезапно остаться совершенно голым, совершенно обворованным среди богатых людей! И уже подумывал: не отнести ли ненасытного зверька к соседу? Но жадность – последнее, что он мне оставил, кроме страха, – взяла верх. И тогда он разделался с моей жадностью.

И вот однажды, проснувшись, я почувствовал себя совершенно опустошенным. Но тут же испугался, ибо был все еще довольно пуглив: а вдруг, проголодавшись, он перекусит и моей индифферентностью? На зубах у зверька в этот момент что-то хрустнуло. Я пригляделся: это был мой страх. От него еще оставался маленький недоеденный� кончик – инстинкт самосохранения – но скоро исчез и он.

Теперь у меня ничего нет. Нет даже инстинкта самосохранения. В любой момент я могу вывалиться с балкона или попасть под грузовик. Зато я счастлив.

МУЖЧИНА С ГВОЗДИКОМ.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Жил мужчина. Но, в отличие от других мужчин, у него был гвоздик, которым он царапал все, что попадалось ему на пути. Что увидит – тут же возьмет и поцарапает. Увидит скамейку – нацарапает что-нибудь на скамейке. Попадется забор – на заборе свою метку оставит. Ничего не мог пропустить. Все испакостит, все испортит. Будь то автомобиль, или мотоцикл, или даже трехколесный велосипед. В-ж-жик! – и готово, появилась новая царапина. Увидел свою жену – поцарапал. И чужую тоже поцарапал. Словно нет никакой разницы – своя жена или чужая. И детей своих поцарапал, и друзей своих, и соседей. Ни одной кошки в районе не оставил, ни одной собаки. Ни одного целого оконного стекла, ни одного гастронома, ни одного постового милиционера. Себя с ног до головы перецарапал и все никак не мог успокоиться. Все-то ему казалось, что где-то рядом осталось что-то целое. И было страшновато смотреть, как он методически, изо дня в день создает вокруг себя свой особый оцарапанный мир. И мучался он от этого, и ночами не спал. Видел оцарапанные сны – один страшнее другого. Все книжки на книжной полке изорвал – смотреть не на что.

Наконец, добрался и до Солнечной системы. Сначала поцарапал Луну, потом другие спутники и планеты. И вот, случилось, добрался до Солнца. Провел по нему первую царапину – потускнело Солнце, поблекло. Вторую провел – вспыхнуло в предпоследний раз Солнце в конвульсии. Третья царапина решила дело – погасло Солнце. И настала глубочайшая жуть. Страшно стало мужчине этой жути, и принялся он ее царапать изо всех сил и причем довольно быстро. Где царапнет, там вроде бы появится что-то ни на что не похожее. Еще царапина – еще более непохожее. И кончилась тут жуть, вся исцарапалась. И ничего не осталось на свете целого. И взмолилась тогда Вселенная. И призналась она мужчине, что ничего нет на свете сильнее его. И только после того, как взмолилась сама Вселенная, мужчина успокоился и спрятал свой гвоздик.

ГАДКИЙ У.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

В одном месте жил Гадкий У.

Был он интересен тем, что в ранней молодости был гадок до такой степени (при довольно сносном характере), что один добрый человек пожалел беднягу и пообещал ему, что со временем Гадкий У. превратится в Прекрасного Л. Наобещал, одним словом, с три короба, лапши навешал. Лишил покоя и сна. С тех пор Гадкий У. и стал к себе присматриваться: с месяц назад, например, под носом ничего не было, а теперь пробились маленькие симпатичные усики. Прыщи прошли. А в одно лето подрос Гадкий У. аж на целых шесть сантиметров! Так шло время.

Превращался Гадкий У., превращался, однако окончательно в Прекрасного Л. все-таки не превратился. Отчаялся и с отчаяния завел себе скверную привычку: встанет утром, посмотрит на себя в зеркало и плюнет с досады. И потом весь день, естественно, ходит с отравленным настроением. Можно сказать – всю жизнь. И, видно, оттого что-то в своей жизни главное пропустил: не успел опомниться – жизнь прошла, старость подскочила: выпали зубы, повисло брюшко. И с новой силой мальчишки во дворе (только не прежние, те уже состарились, а новые, недавно родившиеся) кричали вслед ему: "У, какой гадкий-гадкий-гадкий-прегадкий!" И от этого, честное слово, хотелось поотрывать им всем к черту их поганые головы!

Портфель под мышкой, мятый костюм, лысая башка вся в морщинах и сверлящий взгляд с неубитой надеждой – это и был теперь Гадкий У. Подойдет к луже, заглянет в нее, взмахнет с отчаяния руками (а портфель-то бац из-под мышки в лужу, и только круги по воде!) и увидит, что стал еще гаже, чем был даже до этого. Да еще и сильно гаже. И к тому же с испорченным характером. Настолько испорченным, что просто не хочется ничего об этом больше рассказывать. Мораль? Да нет же никакой, к черту, морали на свете! Взяли и испортили неплохого, может быть, парня – это раз. Просто верить никому нельзя, буквально ни единому слову – это два. Жил бы себе мирно, тихо… Был бы таким же гадким, как и все!!! – это три.

А так только взял и со всеми переругался!

ВСТРЕЧА.

Я смотрюсь в прошлое: там, по разбитым тротуарам поселка Вырица бегает худой голенастый мальчуган. У него большие уши, чем-то перепачканный рот и лохматая голова, в которой тысячи идей и ни одного сдерживающего центра. Из-за чего он, как мешок, валится с дерева и даже не может заплакать – так перехватило дыхание. А вот он, цепляясь за куст, тонет в реке и едва сдерживается, чтобы не закричать и не позвать на помощь взрослых. Вот какой-то взрыв, он стоит с обгоревшим лицом. Опять слезы. Но кругом столько соблазнов, мир прекрасен! Драки, яблоки за чужим забором, ссоры с прабабкой, темный колодец, дальний угол сада, сырой и таинственный… Что там случается ночью? Тысяча дел!…

Беседка, увитая плющом, винное дерево коринка. Рядом – штабель дров. И игра в прятки, чтобы подглядеть в беседке за целующейся парочкой. Они тоже дачники. А вот конфеты в мутной вазе на верху буфета. Прабабкина Библия. Деревянная игольница в виде кукиша. Второй этаж и библиотека двоюродного деда. Наутро – рыбалка, потом обед, потом – за молоком к соседям. Потом – встречать поезд. Сходить еще раз посмотреть на строительство нового клуба взамен сгоревшего. Говорят, на этом заборе во время пожара висел, зацепившись за него штанами, пожарник. Смешно!

Еще нужно потопить комаров в бочке с дождевой водой, поковыряться рядом с навозной кучей и добраться до червяков. И покормить уставшую за день лошадь ассенизатора, и посмотреть из-за забора. Потом спрятаться и устроить большой переполох. Высморкаться в чей-то (неважно в чей) передник. Вечером послушать страшную историю про мизинец в буханке хлеба. В воскресенье сходить с прабабкой в церковь и подышать чем-то сладким, что дымит в металлической чашке у дьякона. После обеда покрутить точило и найти удочку на чердаке. А вечером прокрасться в дальний угол сада, где всегда сыро и таинственно, и вдруг увидеть себя взрослым: разочарованным, страшным – ДРАМАТИЧЕСКИМ МАТУРГОМ. Испугаться и спрятаться у прабабки в переднике.

А больше в жизни не бывает ничего интересного!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Конец.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

ИЗ ЖИЗНИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ.

У произведений, как и у людей, есть судьбы. Иногда похожие на судьбы их авторов, но чаще – нет. О некоторых из них уже можно рассказать:

"ОЧЕНЬ, ПЕТЕРБУРГСКИЕ СКАЗКИ" (1972 – 2000 г. г.).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Сборник петербургских сказок был задуман очень давно, году в 1972, когда его автор вернулся из армии. Мария Федоровна Берггольц (сестра известной поэтессы), ознакомившись с одной из первых "городских" сказок (а это были "Слоны на асфальте"), сказала автору буквально следующее: "сейчас ты их не ценишь, но когда-нибудь ты к ним обязательно вернешься!" Она была проницательна, и через 30 лет в тяжелую минуту к этим сказкам автор и в самом деле вернулся, отредактировал, дописал и снабдил следующим предисловием:

"Часть этих волшебных историй была написана Очень давно. Скажем, не преувеличивая, лет этак двадцать (если даже не двадцать пять) назад. Случилось так, что однажды, еще молодого и несмышленого, судьба забросила их автора в крохотный садик, расположившийся несколькими своими деревьями и кустами по соседству с Львиным мостиком, что переброшен через Грибоедов канал.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

О, это было замечательное время! Тогда люди жили не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для того, чтобы получать от жизни удовольствие: вдоль канала стояли огромные Очень красивые тополя и лежали перевернутые кверху дном катера и лодки, а набережная была вымощена самой красивой в мире черной граненой брусчаткой. Кроме прочего, неподалеку от садика по набережной пролегали рельсы 36-го, почти всегда пустого, трамвая, тоже, видимо, ходившего по городу просто так.

Этот удивительный оазис так поразил воображение автора, что он решил остаться в нем по возможности дольше – завел себе поблизости друзей и знакомых, да и вообще старался бывать тут как можно чаще, совершенно, впрочем, не понимая, что его сюда так неодолимо влечет. Пока, наконец, не сделал одного Очень важного открытия: выяснилось, что на одной из скамеек вышеописанного садика иногда удается сочинять небольшие истории преимущественно волшебного содержания.

Их и было сочинено в те прежние времена ровно пять.

Потом все изменилось: на место романтиков повсеместно заступили прагматики. Крепчайшую драгоценную брусчатку, по которой ходило и ездило не одно поколение петербуржцев, они сменили на банальный асфальт – словно раскатали по городу большой серый блин. Отменили хождение ненужного, по меркам здравого рассудка, трамвая. Зачем-то спилили большинство старых тополей. Убрали с канала мешавшие им лодки и катера. На месте садика взгромоздили весьма обыкновенный дом, как оказалось, стоявший тут когда-то Очень давно. (Правда, и сейчас еще, проникнув в его двор, можно найти два-три сохранившихся дерева из бывших прежде и несколько чудом уцелевших кустов.) В результате произведенных прагматиками разрушений жизнь в городе сделалась скучной.

Следующее поколение петербуржцев, возможно, захочет ее изменить: оно вернет на место крепкую граненую замечательную брусчатку. Разложит по набережной канала романтические лодки и катера. Пустит старый 36-й "ненужный" трамвай и посадит новые деревья на месте исчезнувших. Оно сумеет восстановить нормальную жизнь по сохраненным автором чертежам волшебных сказок, к которым со временем добавилось еще несколько, но написанных уже в наши неуютные времена".

Видимо из-за своего названия сборник складывался Очень трудно и выходил в печати Очень долго:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– первое издание нескольких его сказок было самопальным, как и полагалось в те, теперь уже Очень от нас далекие, 70-е годы: к рукописному сборнику "Удивительные, похожие на правду, истории", в который вошли несколько черновых их вариантов, сосед автора Александр Иванов (он же Алтынов) нарисовал несколько иллюстраций; как полагалось у взрослых, был у издания и первый редактор – Борис Миловидов, фантаст и переводчик;

– а первое знакомство автора со СМИ оказалось неудачным: году в 73-м в журнале "Костер" от одного из его редакторов он услышал приблизительно следующее: "И что, ваш мальчишка в самом деле стал одуванчиком? Ну, вы про это не пишите, а напишите, например, про то, что ветер взял и взвил его волосы, а он стоял как раз против солнца, вот девочке и показалось, что он КАК БЫ стал одуванчиком…". И в других городских редакциях автор слышал если и не такое же, то очень на это похожее. Всех редакторских глупостей того времени не перечислить, как и не перечислить отказов из газет и журналов, приходивших автору по почте и долгое время лежавших невеселой пачкой в верхнем ящике письменного стола…

– а в новомодном в те времена ленинградском журнале "Аврора", затеянном "под крылом" обкома комсомола, один из его редакторов (его имя по понятным причинам автор опускает), прикрыв дверь в кабинет и даже повернув в замке ключ, тихо спросил автора: "С этими своими рассказами вы, наверное, рассчитываете… въехать в литературу на белом коне?" Тогда этих слов автор не понял, но зато хорошо понимает теперь: немолодой редактор журнала предупреждал его о том, что опубликоваться в серьезном журнале иначе как в чем-то "испачкавшись" или перед кем-то "прогнувшись" в те мрачные годы было невозможно! Подобные откровения чиновника от литературы к тому времени уже, наверное, не одного начинающего погрузили в отчаяние и мрак. Счастье, что ничего этого автор тогда не понимал и потому пытался напечататься еще и еще на протяжении долгих восьми лет;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– пока первой настоящей публикацией одной из пяти маленьких его сказок для детей (в сокращенном варианте и с неполным названием) не стало "Маленькое кругосветное путешествие" во вполне "серьезном" журнале "Колобок" в 1981 году;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– а первый из его рассказов для взрослых "Мужчина с гвоздиком" увидел свет в "несерьезном" и самодельном журнале "Измерение Ф" за 1989 год,

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Потом он же – в уже почти настоящей газете "Измерение Ф" в 1990 году,

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

И в том же году среди прочих рассказов в газете "Вечерний Ленинград".

И, наконец, в очень солидном сборнике фантастики "Магический треугольник" за тот же самый 1990-й "урожайный" на этот рассказ год;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– маленький рассказ "Как стать счастливым" опубликовал один из самых первых "настоящих" журналов фантастики "Измерения" в том же 1990-м году в Минске;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– через год в 1991 году появились "Слоны на асфальте" на страницах газеты "Вечерний Ленинград" в числе прочих рассказов,

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

И опять же "Мужчина с гвоздиком" в уже солидном и "толстом" журнале фантастики "Фантакрим MEGA" издававшемся в Минске – отечественная фантастика набирала обороты;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– а в 1993 году маленькая сказка "Одуванчик" была прочитана детьми на Санкт-Петербургском радио в передаче "Заячий остров" (ведущий Сергей Махотин) – дети, в отличие от профессиональных редакторов, как оказалось, гораздо лучше разбирались в литературе и не предлагали автору поставить своего героя против солнца;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– в том же 1993 году в издательстве "Инфо-Пресс" вышел буклет "Слоны на асфальте" (художник Дмитрий Бюргановский, при поддержке Бориса Березовского – не олигарха! – и начинающего предпринимателя Нодара Бибилури);

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– приблизительно тогда же была предпринята первая и неудачная попытка издания сборника пока еще из пяти маленьких сказок в издательстве Анатолия Швеца. Приглашенная для этой работы художница Ольга Шклярук только что защитила диплом в Академии художеств, а до этого вместе с Альбертом Низамутдиновым нарисовала прекрасные иллюстрации к подготовленному в издательстве "Борей", но так и не увидевшему свет сборнику "Сказок для театра" (о чем тоже можно было бы рассказать целую историю!);

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– через год в 1994 году сказка "Очень" была напечатана в газете 1-го международного фестиваля кукольных театров "Невский Пьеро" (надо заметить, что газета эта вышла на ксероксе!);

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– в том же 1994 году, предпринял вторую попытку издания сборника Евгений Гендельман, издатель из Новосибирска (за иллюстрации взялась молодая художница Татьяна Демидова). Кроме пяти маленьких сказок в состав "Очени" к этому времени уже входил прозаический вариант "Грибабушки". Не найдя воплощения, идея умерла, а через некоторое время и издатель разорился и уехал во Францию;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– 28 апреля 1997 года (в Пасху) на первой программе Ленинградского радио прозвучал спектакль "Петербургские сказки" в исполнении Валентины Паниной и Николая Бурова, тогда еще не Народного артиста России и не председателя Санкт-Петербургского отделения Союза театральных деятелей. Из пяти сказок режиссером Зоей Давыдовой были озвучены три: "Очень", "Слоны на асфальте" и "Дождь";

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– в том же 1997 году маленький рассказ для взрослых "Без свидетелей" в числе прочих рассказов напечатала газета "Вечерний Петербург";

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– а в 1998 году у автора состоялись новые переговоры с журналом "Костер" - прошло время, и никто больше не цеплялся к его "Одуванчику", более того, – решено было попробовать напечатать пару маленьких сказок из "Очени". Но трагически не состоялось – вскоре под колесами автомобиля погиб главный редактор "Костра" Олег Александрович Цакунов;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

В том же году в издательстве "Петербургский писатель" в сборнике "На невском сквозняке" (совместное издание "Петербургского писателя" и Домика драматургов) были опубликованы три небольших рассказа, два из них – "Мужчина с гвоздиком" и "Гадкий У." – из будущего издания (о "войне" автора с официальными составителями сборника Александром Образцовым и Валерием Поповым и директором издательства Т.Харыкиной можно рассказать целую историю!);

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– на следующий год в издательство "Петербургский писатель" попала и его рукопись, где ее "высоко оценили" и даже предложили издать, но… с непременным условием "модернизации" текста сказок. Которая, по мнению одного из редакторов издательства, должна была выразиться… в "нашпиговке" их атрибутами современной жизни. "Сникерсами, например!" (c) Николаева Елена Павловна, совершенно серьезно, редактор. Из этого издательства автор бежал, фигурально выражаясь, со всех ног, даже не забрав своей рукописи!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– через год, уже в 2000 году, автором был подписан первый (а в 2001 году и второй, ибо первый оказался просроченным) договор с издательством "Лита" на выпуск ставшего к этому времени полноценным сборника. Кроме пяти маленьких сказок, в него теперь входили три полноценные сказочные повести: "Грибабушка, или Немножко колдовства", "31 декабря, сказка для повзрослевших детей" и "Дощечка через лужу" (Сказка про Четверг). Редактором сборника стала Наталья Лукина, и автор Очень благодарен ей за умную поддержку;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– первоначальный вариант обложки и иллюстраций был выполнен Нюшей и Филиппом Игнатьевыми, но их работа по не зависящим от автора причинам в производство не пошла;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– еще один вариант оформления был сделан художником Ириной Яблочкиной (в чьей мастерской вскоре произошел пожар, уничтоживший подлинники рисунков, да и вообще большинство ее работ);

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– тогда же появилась идея написания мюзикла на основе этих сказок (режиссер Наталья Архипова). Мюзикл автор с режиссером хотели предложить театру "Карамболь", но не состоялось;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– когда сборник окончательно сложился, о выпускаемой "Литой" книжке почти одновременно рассказали две петербургские радиостанции – "Мария" (ведущая Нонна Ермилова).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

И "Россия" (ведущая Елена Ивановна Морозова). Однако "Лита", дважды сорвав сроки издания, книгу так и не выпустила (как выяснилось, макетчик "ради смеха" в выходных данных N заказа обозначил как "666", что, видимо, и добавило новых неприятностей в жизнь книги). После чего тихо умер и замысел мюзикла;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– и тогда в начале 2003 года к изданию злополучного сборника подключилось известное Санкт-Петербургское издательство "Логос"… Где автору тоже принялись морочить голову: в течение долгих двух месяцев директор Стоминок через секретаря просила "перезвонить" ей через полчаса, через два часа, через день… Между тем 300-летие города неумолимо продолжало надвигаться;

– опять прошли передачи на радио "Мария", куда в прямом эфире звонили радиослушатели с вопросами о том, где они могли бы купить эти сказки? А что мог им ответить автор? Он в очередной раз искал издательство! И с горечью думал: увидит ли когда-нибудь многострадальный сборник свет? И было не понятно, в каком виде его теперь издавать? Ведь за долгие 30 лет (!) к его сказкам было нарисовано множество иллюстраций разными ленинградскими (а позже и петербургскими) художниками!…

– и появилась еще одна идея издания злополучного сборника: на этот раз в издательстве "НП-ПРИНТ"… Но "Лита" заломила за макет книги немереную цену в 600$ и "идея" снова умерла;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– но и на этот раз не окончательно: макетчик и давний приятель автора Сергей Арефьев предложил в долг заново сделать макет, художница Ира Яблочкина согласилась поработать со старыми иллюстрациями. И работа закипела;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– и в середине апреля появились первые напечатанные (о, счастье!) листы будущей книги в издательстве Игоря Кабаева;

– но к этому времени автор уже твердо знал: гладко это все равно не пройдет! И не ошибся: в самый последний момент с обложкой в типографии произошел казус и на ней вместо дождя вышел туман. Что, вобщем, тоже было неплохо. И автор утешал себя тем, что "зато, книжка выглядит теперь интеллигентно и тонко!…".

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– 30 апреля 2003 года, через 33 года после написания одной из первых сказок, после долгих мытарств и неприятностей, "оперенный" предисловием известнейшего писателя-фантаста Бориса Стругацкого и посвященный родителям, которые вместе с автором столько лет терпеливо ждали выхода этой книжки, сборник "Очень" вырвался на свет: вследствие предсказания Марии Федоровны Берггольц и как раз к 300-летнему юбилею города!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

К сказкам, вошедшим в сборник, разными художниками было нарисовано множество иллюстраций. Часть из них уже потерялось, но некоторые все же сохранились:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– обложка дизайнера Дмитрия Шубина;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– и несколько рисунков детей из Питершулле.

Почти всем первым читателям увидевшего свет сборника из числа друзей и знакомых автора он не понравился (а некоторые его даже не стали читать). В отношении сказочной повести "Дощечки через лужу" Мария Федоровна Берггольц (ей к этому времени шел 92 год) заметила автору, что во время чтения у нее было впечатление, что она имеет дело с сумасшедшим! (Впрочем, некоторые прозаические куски ей вроде бы даже понравились). "Какой ужас!" – сказала о сборнике в целом режиссер Наталья Архипова, с которой автор собирался делать мюзикл по пяти маленьким сказкам в театре "Карамболь". Все вышеперечисленное было хорошим знаком, ибо, по ставшему крылатым выражению Венечки Ерофеева, – "Все в жизни должно делаться медленно и неправильно…". Вот и с этой новой работой автора, похоже, все начиналось в точности так же: медленно и неправильно. Что ждало ее дальше? Автор возлагал на сборник большие надежды и, прежде всего, потому, что к этому времени, к 2003 году, ему уже смертельно надоел театр (как до этого кинематограф), – в основном из-за капризных, истеричных, подчас не очень умных актеров и самодовольных, и таких же не очень умных режиссеров, и он хотел всерьез заняться прозой.

И все-таки к 300-летнему юбилею своего любимого города (ЗООлетию, как остроумно заметил кто-то) автор сотоварищи успел! И это было славно.

Ну а дальше началось по-настоящему удивительное:

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– лишь только увидела новую книжку в руках автора директор Очень известного в нашей стране издательства "Детгиз" Алла Насонова, она тут же предложила представить ее на книжной ярмарке в "Ледовом дворце" вместе с книжками "Детгиза", а позже отвезла и на московскую книжную выставку на ВДНХ;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– а потом сборник приглянулся директору Очень красивой Центральной детской библиотеки на Марата Мире Васюковой и она предложила устроить его презентацию в этой самой красивой в городе библиотеке;

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– не остался в стороне и известный и Очень народный артист театра и кино Андрей Толубеев (с небольшой компанией актеров), согласившись представить сценический вариант одной из сказок сборника – а именно "Дощечку через лужу" (Сказка про Четверг)…

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

– но настоящее чудо, наверное, все же было в том, что каким-то образом дожил до наших дней небольшой кусочек Очень несовременного садика - хоть он и несправедливо отгорожен от нас крепкой современной решеткой, спасибо и за это: потому что на его месте вполне могло оказаться какое-нибудь модное, но Очень заурядное кафе, или салон сотовой связи, или еще что-нибудь и того хуже – в соответствии с требованиями нашего времени… А садик жив!

А 8-го января 2004 года (на следующий день после Рождества) в Центральной детской библиотеке на Марата состоялось, наконец, "представление в лицах" сборника сказок петербуржцам, и известный и Очень народный артист России Андрей Толубеев со своей женой Катей Марусяк и актрисой Юлей Алексеевой из БДТ "представили" из сказки "Дощечка через лужу" (Сказка про Четверг) первую сцену. Но и на этот раз гладко не прошло (а разве могло быть иначе?): под конец вечера в библиотеке погас свет – директор Мира Васюкова была вынуждена отключить весь день (именно в этот, именно в этот день, в четверг!!!) "дурившую" и искрившую электросеть – дабы в библиотеке не вспыхнул пожар!

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

И все-таки автор бесконечно благодарен судьбе за то, что она заставила его заниматься сказками: без этого он никогда бы, конечно, не встретился с той компанией замечательных веселых и не очень веселых людей, которая все еще поддерживает нашу общую жизнь на плаву. Что же до негодяев… нечастых, хотя и довольно зловредных – что ж, будем считать их отходами производства. Неизбежными (а может быть в чем-то даже и необходимыми).

ОЧЕНЬ Петербургские сказки

Оглавление.

ОЧЕНЬ Петербургские сказки. ОДУВАНЧИК. СЛОНЫ НА АСФАЛЬТЕ. МАЛЕНЬКОЕ. КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ. ОЧЕНЬ. ДОЖДЬ. СКАЗОЧНЫЕ ПОВЕСТИ ГРИБАБУШКА, ИЛИ НЕМНОЖКО КОЛДОВСТВА. К истории вопроса о Колдовском лесе. Глава первая. УГРОЗА. Глава вторая. ДЕД-ДЕДУЛЯ. Глава третья. ЗНАКОМСТВО. Глава четвертая. ОДНОЛАПЫЙ. Глава пятая. БОЙ. Глава шестая. НА СОЛНЕЧНОЙ ПОЛЯНЕ. Глава седьмая. СНОВА ОДНОЛАПЫЙ. Глава восьмая. ГОСТИ В ЛЕСУ. Глава девятая. НАСТОЯЩЕЕ КОЛДОВСТВО. Глава десятая. ЕЛОЧКА. Но это немножко все же был не конец. 31 ДЕКАБРЯ. (сказка для повзрослевших детей). К ВОПРОСУ О СУЩЕСТВОВАНИИ СЧАСТЛИВОГО ГОРОДА. ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ТРЕТЬЕГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ПЕРВОГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ТРЕТЬЕГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ПЕРВОГО МЕЧТАТЕЛЯ): ИЗ ДЕЛА (ПОКАЗАНИЯ ВТОРОГО МЕЧТАТЕЛЯ): КОНЕЦ ФИЛЬМА. ДОЩЕЧКА ЧЕРЕЗ ЛУЖУ. (сказка про Четверг). Глава вторая. Глава третья, в которой описываются дальнейшие события в лагере. Глава четвертая, а по счету – третья. Глава пятая, ДЛЯ ПОВЗРОСЛЕВШИХ ДЕТЕЙ. БЕЗ СВИДЕТЕЛЕЙ. КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ? МУЖЧИНА С ГВОЗДИКОМ. ГАДКИЙ У. ВСТРЕЧА. ИЗ ЖИЗНИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ. "ОЧЕНЬ, ПЕТЕРБУРГСКИЕ СКАЗКИ" (1972 – 2000 г. г.).