Обитатели Холмов.

34. ГЕНЕРАЛ ДУРМАН.

Словно обелиск, к которому стекаются главные улицы города, возвышается, определяя все на театре военных действий, сильная воля гордого духа,

Клаузевитц. «Война».

На Эфрафу опускались сумерки. И в гаснущем свете Генерал Дурман наблюдал, как на лужайку рядом с огромным пастбищем, которое раскинулось между городком и железной дорогой, в «силфли» вышли кролики Тылового Подразделения. Почти все они грызли траву рядом с норами, которые выходили почти прямо на луг, незаметные между кустов и деревьев, росших вдоль заброшенной тропы для верховой езды. Но кое-кто все же осмеливался выбежать в поле погреться и поиграть в лучах вечернего солнышка. Дальше стояли часовые Ауслы, готовые в любой момент, завидев элиля или человека, дать сигнал тревоги либо одернуть кролика, который забрался слишком далеко, чтобы успеть спрятаться в норе по первому знаку.

Старший офицер Подразделения, Капитан Кервель, только что вернувшийся после обхода постов, разговаривал с какой-то крольчихой почти в центре площадки, как вдруг заметил подходящего Генерала. Капитан быстро осмотрел еще раз свои владения — все ли в порядке. И так как ему показалось, что нарушений нет, он с видом почти равнодушным принялся жевать лист сладкой веснянки.

Генерал Дурман был кролик-одиночка. Родился он три года назад — самый сильный из пятерых новорожденных — в норе неподалеку от садового домика в Коул-Хенли. Его отца, беззаботного и веселого кролика, ничуть не беспокоила близость человеческого жилья. Он вспоминал об этом разве что по утрам, когда бегал позавтракать на огород. А хозяин, две-три недели погоревав над испорченным салатом и обгрызенной молодой капустой, залег в засаду и подстрелил легкомысленного шалопая, когда тот на рассвете пришел на картофельную грядку, Но человек на этом не остановился. Он раскопал нору и вытащил оттуда крольчиху и малышей. Матери Дурмана все же удалось удрать по капустному полю к холмам, крольчата метнулись было за ней, но человек переловил всех, кроме Дурмана. Подстреленная мать, истекая кровью, бежала среди бела дня вдоль изгородей, а малыш кое-как ковылял сзади.

Вскоре запах крови привлек горностая, и тот пошел по их следу. Крошечный крольчонок спрятался в высокой траве и видел, как погибла мать. Он даже не попытался бежать, но горностай, утолив голод и не взглянув в его сторону, скрылся в кустах. А через несколько часов старый школьный учитель из Овертона, прогуливаясь по полям, наткнулся на малыша, который лежал, прижавшись мордашкой к холодному неподвижному телу, и плакал. Учитель принес его домой, поселил на собственной кухне и кормил молоком из пипетки до тех пор, пока крольчонок не подрос и не научился есть отруби и зелень. Но Дурман не вырос ручным. (Он, как куперовский заяц, грыз все подряд.) Уже через месяц он стал большим, сильным и злым. Он едва не прикончил учительскую кошку, которая застала его одного на полу в кухне и решила немного погонять. А неделю спустя, ночью, Дурман перегрыз проволоку, выбрался из клетки и исчез в чистом поле. Любой крольчонок, оказавшийся в таком положении, безо всякого опыта жизни на свободе, стал бы жертвой первого хищника. Любой — но не Дурман. Через несколько дней он набрел на небольшой городок и когтями, зубами заставил хозяев смириться со своим присутствием. Вскоре он убил одного за другим двух вожаков и одного своего соперника по имени Рыжик и стал Старшиной. В бою он был страшен. Равнодушный к боли, Дурман бился только насмерть — налетал, обрушиваясь, на противника, сбивал с ног, и так до тех пор, пока тот, измученный, не падал без сил. Те, у кого не хватило мужества вступить с ним в спор, очень скоро согласились признать его вожаком.

Дурман был готов дать отпор кому угодно, кроме лисы. Однажды вечером он напал на выбежавшего в поле на охоту щенка-абердинца. Он знать не хотел, что такое страх перед хищниками, и мечтал когда-нибудь убить ласку или горностая. Проверив силы, Дурман понял, что утолить одолевавшую его жажду власти можно лишь одним способом — полностью подчинить себе кроликов. Ему нужен был не городок, а целое королевство. Дурман прекрасно отдавал себе отчет, насколько мешают ему в этой затес люди, но против них у кроликов есть хитрость и дисциплина. Дурман оставил маленькое поселение и вместе со своими единомышленниками отправился на поиски места, которое подошло бы для осуществления его планов, места, где удалось бы скрыть самое существование городка, а значит, спасти его от истребления.

Эфрафа возникла у перекрестка двух верховых дорожек. Одна из них (та, что шла с востока на запад) так густо заросла по обеим сторонам кустами и деревьями, что напоминала тоннель. Дурман привел сюда переселенцев, и между корней и вдоль канав они вырыли первые норы. Жизнь в городке пошла на лад. Дурман отдавал ему всю душу, чем завоевал сердца кроликов куда больше, чем силой. Если крольчихи уставали рыть норы, он отпускал их поспать, а сам становился на их место. Если туда забредал человек, Дурман предупреждал о нем еще за полмили. Он дрался с крысами, сороками, серыми белками и как-то раз даже сцепился с вороной. Когда подрастали крольчата, он сам возился с ними, отбирал самых сильных в Ауслу и брался за их воспитание. И никому не позволял уйти из городка. Вскоре после переселения три кролика попытались было улизнуть, но Дурман выследил их, догнал и силой вернул обратно.

Город рос, и Дурман совершенствовал свою систему управления. Ему пришло в голову, что толпа пасущихся утром и вечером кроликов наверняка может привлечь чье-то внимание. И он придумал подразделения, поставил во главе каждого офицера, выбрал часовых, а в «силфли» разрешил выходить только в излюбленное всеми время — рано утром и на закате. Все приметы присутствия в лесу кроликов он приказывал прятать, как только можно. Гвардейцам Ауслы разрешалось больше — они могли сами выбрать себе подругу, ходили, куда хотели, и ели, когда хотели. Но любая ошибка на службе каралась понижением в звании и потерей привилегий. Рядовым кроликам полагались куда более суровые наказания.

Когда Дурман понял, что одному во все стороны уже не поспеть, он создал Совет. В Совет вошла часть гвардейцев, остальных Дурман выбрал исключительно за ум или преданность. Так, почти оглохший старик Подснежник был непревзойденным специалистом по безопасности. Это он посоветовал не соединять переходами разные подразделения, чтобы болезнь или отрава не распространились на все племя. Заговор тоже так легче заметить. И кроликам запретили ходить в гости друг к другу без разрешения офицера. По совету того же Подснежника Генерал взял под свой контроль и рытье новых нор, ибо чрезмерно разросшийся город станет заметным, да и центральную власть в нем наверняка не удержишь. Нелегко было Подснежнику убедить в этом Дурмана, ибо такой контроль ограничивал не только город, но и неиссякаемое стремление Генерала добиться все большей и большей власти. Теперь понадобилось искать новый выход, и, едва приказав прекратить строительство, Генерал придумал Внешние Патрули.

Начались они под командой Дурмана с обыкновенных налетов на чужие владения. Генерал брал с собой трех-четырех гвардейцев и просто бежал на поиски приключений. С самого начала им повезло — наткнувшись на больную сову, которая съела мышь, отравившуюся зерном, они загнали ее и убили. А на следующий день встретили двух «хлессилей» и привели силой в Эфрафу. Но Дурман был не просто громила. Он умел и подбодрить своих, и зажечь в них жажду соревнования. Прошло совсем немного времени, а офицеры уже наперебой просили позволения пойти в патруль. Дурман начал давать задания — найти в заданном направлении «хлессилей», выяснить, не появились ли в том или ином амбаре крысы, не пора ли их выгнать оттуда. Он запрещал патрулям только одно — подходить близко к фермам и огородам. Однажды патруль, которым командовал Капитан Ятрышник, обнаружил в двух милях к востоку от Кингслер-Овертонской дороги, на опушке Орехового леса, крохотный городок. Поход против жителей городка возглавил сам Генерал — племя было разбито, оставшихся в живых доставили в Эфрафу, но через некоторое время кое-кто из пленников дослужился даже до Ауслы.

Шли месяцы, и Внешние Патрули стали обычным делом. Летом и в начале осени одновременно в поиск выходили два-три патруля. И вскоре вокруг Эфрафы не осталось ни одной кроличьей норы, а если вдруг сюда случайно забредал одинокий бродяга, его сразу подбирали патрульные. Потери во время таких рейдов были большие, потому что гвардейцам запрещалось прятаться от хищников. Частенько командирам требовалось все мужество и опыт, чтобы и задание выполнить, и привести патруль — вернее, остатки патруля — обратно в Эфрафу. Но Аусла лишь гордилась этим. Кроме того, Генерал любил время от времени сам пойти вслед за патрулем и проверить, кто и на что способен. И не раз случалось, что, оставшись один, командир разбитого патруля, хромая вдоль изгороди под дождем и рыдая, как заяц под кустиком плевела, в целой миле от Эфрафы натыкался на Генерала и вытягивался в струнку, давая отчет, как, почему и где он потерял свой отряд. В патрули отбирали самых смышленых, самых быстроногих, самых безжалостных, а потери — в плохие времена погибало за месяц по пять-шесть патрулей — вполне устраивали Дурмана, во-первых, потому, что теперь ему надо было сократить население городка, а во-вторых, потому, что это означало, что Аусле понадобятся новые гвардейцы и юные кролики изо всех сил постараются заслужить эту честь. Мысль о том, что гвардейцы расплачиваются жизнью, чтобы выполнить его приказ, льстила Дурману, хотя и он сам, и Совет безоговорочно верили в то, что именно он дал всему племени спокойную, безопасную жизнь, а цена, которую им приходится платить, несравнима с таким благом.

Но в тот вечер, когда Генерал вышел из-под вязов поговорить с Капитаном Кервелем, он был всерьез озабочен. Держать поселение в прежних границах становилось все трудней и трудней. Перенаселение превратилось в серьезную угрозу, и это тогда, когда большинство крольчих осталось без потомства. От этого, несмотря на прекрасную жизнь, у них испортился характер, и управлять ими стало нелегко. Недавно несколько крольчих пришли на Совет за разрешением покинуть город. Сначала они говорили спокойно, обещая, если Совет захочет, уйти далеко-далеко, но когда поняли, что их просьбу не примут ни в коем случае, пришли в такой гнев, в такую ярость, что пришлось применить строгие меры. До сих пор у Генерала не прошел неприятный осадок. И, наконец, в последнее время Аусла начала терять среди рядовых былое уважение.

Какие-то четверо бродяг, выдававших себя за послов, по решению Совета были отправлены в Правофланговое Подразделение. Генерал не успел выяснить, откуда они взялись. Им просто-напросто на мякине удалось провести командира Подразделения, прорваться сквозь посты и скрыться под покровом ночи. Разумеется, офицера, отвечавшего за этот фланг, Капитана Анхуза, разжаловали и прогнали из Ауслы. И это наказание, пусть справедливое, тоже оставило неприятный след в душе Генерала. Беда была в том, что в Эфрафе почти не осталось хороших офицеров. Подобрать гвардейцев для Ауслы — как правило, часовых — не представляет труда, но офицеров — другое дело, а тут меньше чем за месяц потеряны трое. Анхуза Генерал списал со счетов — никогда его не восстановят в звании. Капитану Горчаку не повезло еще больше — преследуя беглецов, он, храбрый, изобретательный кролик, попал под поезд. Вот еще одно доказательство того, что все зло на свете от людей. Но самую скверную и поразительную новость принесли гвардейцы, вернувшиеся всего две ночи назад после обхода северных границ Эфрафы: Капитана Кровца, самого опытного, самого достойного служаку, убила лисица. Случай странный и неприятный. Патруль наткнулся на след довольно большой группы кроликов, очевидно направлявшихся в сторону Эфрафы с севера. Патруль устремился вдогонку, вышел на окраину леса, но не успели гвардейцы и глазом моргнуть, как вдруг прямо на них вылетел чужак. Разумеется, его попытались остановить, но за ним, как видно, гналась лиса, потому что в мгновение ока она ворвалась в лес и убила беднягу Кровца. Помощник командира патруля, Крестовник, приказал остальным возвращаться и довел их до дома в полном порядке. И правильно сделал. Но чужака потерял, а гибель Кровца, за которую и отомстить-то некому, привела Ауслу в полное уныние.

Генерал выслал в погоню новые патрули, но тем удалось лишь установить, что чужаки перебрались через железную дорогу и исчезли где-то на юге. Мысль о том, что они прошли так близко от Эфрафы и ускользнули от гвардейцев, была просто невыносима. Наверняка по-настоящему предприимчивый офицер и теперь еще смог бы догнать их. Именно предприимчивый, скажем, как Капитан Дрема: Генерал редко посылал патрульных на ту сторону железной дороги, и эфрафцы плохо знали сырой правый берег. Он бы пошел и сам, но из-за всех домашних неурядиц это было рискованно, да и Дрему сейчас не отпустишь. Нет! Пусть это невероятно обидно, но о чужаках лучше на время забыть. Сначала нужно пополнить поредевшие ряды Ауслы — желательно теми, кто не колеблясь мог бы погасить малейшие очаги неповиновения. Нужно побыстрее повысить в звании лучших. Приструнить их на время и как следует обучить. А потом жизнь войдет в обычную колею.

Немного рассеянно Генерал поздоровался с Кали-таном Кервелем и мысленно вернулся к своим заботам.

— Кто у тебя на посту, Кервель? — наконец спросил он. — Я знаю кого-нибудь?

— Там хорошие ребята, сэр, — ответил Кервель. — Вы знакомы с Майораном — он был в вашем патруле вестовым. И еще, может быть, Тимьяна.

— Да, этих я знаю, — произнес Дурман, — офицеров из них не получится. Надо кем-то заменить Горчака и Кровца — вот куда я клоню.

— Непростая задача, сэр, — сказал Кервель. — Такие кролики в траве не валяются.

— И все-таки их найти надо, — сказал Дурман. — Подумай над этим хорошенько, потом доложишь. А сейчас я хочу проверить у тебя посты. Не хочешь пройтись со мной?

Но едва они собрались в обход, как подбежал еще один кролик. Это оказался не кто иной, как сам Капитан Дрема. В обязанности Дремы входил в первую очередь поиск «хлессилей» в окрестностях Эфрафы. Он же обязан был докладывать о любых переменах, все равно, что это — появится ли в грязи след гусеничного трактора, обнаружат ли ястребиный помет или новые удобрения на пшеничном поле. Опытный следопыт, Дрема ничего — или почти ничего — не упускал из виду и был одним из тех немногих, кого Дурман искренне уважал. — Я тебе нужен? — не сразу спросил его Генерал.

— По-моему, да, сэр, — ответил Дрема. — Мы нашли «хлессиля» и привели сюда.

— Где вы его нашли?

— Рядом с аркой, сэр. На нашей стороне.

— Что он делал?

— Сэр, он говорит, что проделал большой путь, чтобы добраться до Эфрафы. Потому я и подумал, что, возможно, вы захотите взглянуть на него.

— Он сам хочет в Эфрафу? — спросил пораженный Дурман.

— Так он говорит, сэр.

— Почему бы не отвести его завтра на Совет?

— Разумеется. Как скажете, сэр. Но меня он поразил. Он не совсем обычный кролик. И мог бы быть нам полезен.

— Гм, — неуверенно произнес Генерал. — Что ж, отлично. Я не люблю ждать. Где он?

— Возле Крикса, сэр, — Дрема имел в виду перекресток верховых трон ярдах в пятидесяти, который сейчас скрывали деревья. — С ним остались двое из моего патруля.

Дурман поспешил к Криксу. Кервель, сейчас находившийся в своем Подразделении на дежурстве, остался на месте. Дрема побежал вслед за Генералом. В этот час Крикс укрывала зеленая тень. Рыжие солнечные лучи пробивались сквозь кроны деревьев. В сырой траве по обе стороны дорожек пестрели звездочки розовато-лиловой дубницы, подлесник и желтые густые цветы дудника. По другую сторону дорожки под кустом бузины Генерала дожидались двое гвардейцев из Ауслафы, специальной полиции Совета, с ними и был чужак.

Дурман тотчас же понял, что имел в виду Дрема. Чужак был крупный, тяжелый, проворный, а по его ободранным, потрепанным бокам можно было узнать в нем изрядного драчуна. Шерсть на макушке росла густо и странно — наподобие шлема. Чужак уставился на Генерала пристальным, оценивающим взглядом — давно на него никто так не смотрел.

— Кто ты? — спросил Дурман.

— Меня зовут Тлайли, — ответил незнакомец.

— Тлайли, сэр, — подсказал Дрема. Незнакомец промолчал.

— Мне доложили, что тебя привел сюда патруль. Что ты здесь делал?

— Я шел в Эфрафу.

— Почему?

— Что за странный вопрос! Ведь это ваше поселение или нет? Так что удивительного в том, что кто-то к вам попросился?

Дурман почувствовал замешательство. Он был неглуп и, конечно же, понимал, что ни один кролик в здравом уме добровольно не явится в Эфрафу. Но признаться в этом не мог.

— Что ты умеешь?

— Умею бегать, умею драться, а если меня попросят рассказать сказку, сумею испортить любую. Я был офицером Ауслы.

— Драться, говоришь? А с ним справишься? — спросил Дурман, кивнув на Капитана Дрему.

— Как хотите. — Незнакомец встал на дыбы и всем весом обрушился на Капитана, который едва успел отскочить.

— Не валяй дурака, — осадил его Генерал. — Сядь. Где ты был офицером?

— Далеко. Люди уничтожили наш городок, но я удрал. Пришлось мне побродить. И вряд ли вас удивит, что до меня дошли слухи об Эфрафе. Я долго шел к вам. Думаю, что мог бы и пригодиться.

— Ты один?

— Сейчас — да.

Генерал снова задумался. Похоже, кролик и впрямь офицер Ауслы. Любая гвардия примет такого. И если не врет, он довольно умен, раз сбежал из гибнущего городка, выжил и одолел в одиночку долгий путь. Наверное, он издалека, потому что в окрестностях Эфрафы никаких городков давным-давно не осталось.

— Что ж, — наконец сказал он, — думаю, ты можешь нам пригодиться. Сегодня за тобой присмотрит Дрема, а завтра утром ты предстанешь перед Советом. А пока не вздумай затеять драку, понятно? Тебе и без того забот хватит.

— Вот и хорошо.

На следующее утро Совет обсудил стоявший в повестке дня вопрос о больших потерях в Аусле, и Генерал Дурман предложил попытаться частично восполнить урон и поставить помощником офицера, Капитана Кервеля, в Первое Тыловое Подразделение сильного, крепкого новичка. Незнакомец предстал перед Советом, и все согласились. Еще до «на-Фрита» Тлайли поставили знак отличия, и, прихрамывая на заднюю левую ногу, он приступил к своим обязанностям.