Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи.

Чунлян  Ал  Хуан. Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность тай-цзи.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ВОСЬМОМУ ИЗДАНИЮ НА ЗАПАДЕ.

Успех первого издания книги в 1973 году превзошел все  ожидания.   Изыскания  в  области  моих  древних корней   приобрели   широкую   популярность   и самостоятельную жизнь. Для меня большая честь семь изданий и семь переводов на другие языки. Приятно сознавать растущее  все  эти  годы признание  книги, дающей   свежий   подход   к   древнему   знанию,   к сокровенной мудрости. Я очень доволен и счастлив, и уж говеем   знаменательно,   что   это   восьмое   издание - современная вневременная классика - выйдет в свет в канун моего пятидесятилетия как проводник второго полвека моей жизни.

Конфуций в учении и жизни считал свой возраст в пять десятков началом мудрости, порою зрелого интуитивного проникновения в себя: «Я теперь понимаю свою подлинную природу и знаю, как расти, развивая данные мне Богом таланты». А также признал: « Наконец-то я могу приступить к изучению И-цзин, действительно понимая...».

Несмотря на то, что книга основана на материалах реально проходивших семинаров, я очень рад отметить, что все актуально и значимо. Сокровенность Тай-цзи всегда в одно и то же время как изменяется, так и остается прежней. Тай-цзи в сути своей представляет собой творческий процесс, который вновь и вновь открывается только тем, кто воплощает его своей жизнью.

Я по-прежнему менее заинтересован в структуре конкретных поз, а более- содержанием и духом танца в форме. Время от времени до меня доходят слухи о том, как критикуют меня другие учителя за то, что я не делаю настоящее Тай-цзи: «Его Тай-цзи – не более чем танец».  Я благодарен  им  за комплемент, так как всегда относил себя к Тай-цзи-танцорам, а мое обучение – к Тай-цзи-танцу. Я учу своих учеников тому, как быть спонтанным и каким духом должны быть пронизаны движения формы Тай-цзи, чтобы каждый был волен плыть в русле хореографии, в особенности своей собственной.

Будучи сам из Китая с  его высокими требованиями к неукоснительному соблюдению традиционных классических дисциплин, я сохраняю глубокое уважение к древней мудрости, но считаю важным уделять больше внимания в современном Тай-цзи содержанию, а не форме, музыке, а не нотам. Время от времени формально тренированный ученик появляется на моих семинарах с  восклицанием: «Но это ведь отличается от того, чему меня научили...» Моей  реакцией всегда было: «Да, я стараюсь  продолжать учиться и развиваться... а вот ты, почему  ты  ограничил себя копированием предыдущего». Я настоятельно утверждаю, что внутренняя суть формы Тай-цзи остается неизменной, а вариации зависят от того, какую роль имеют игра и восприятие в нашей  индивидуальной практике. «Ты, хоть и в раю, а видишь лишь вшивый закат», - продолжает оставаться расхожей ироничной  горькой  шуткой, призванной напоминать нам, что каждый миг дивного полон дива и каждая  распускающаяся  весенняя почка возвещает о вновь явленном чуде. И в каждом подъеме рук в Тай-цзи «благоговейной» чистоты не менее, чем в первом  безмятежно-ясном движении, которое удается сделатьребенку. Девственная чистота  нашего сознания раскрывается очередной новоявленностью как следствие освежающей магии Тай-цзи.

Дао - мистично и невыразимо. Оно открывает себя и в скрытых ароматах одинокой орхидеи высоко в горах, и в дуновениях ветра, и в течениях вод, и в простейшей «У-вэй» - непринужденности рыбы-в-воде и птицы-в-воздухе. Дао является живым и пребывающим в каждом из нас, в наших повседневных делах, в нашей жизни, но прежде всего оно с нами тогда, когда мы становимся чутко отзывающимися участниками жизни, а не являемся просто праздными зеваками. И конечно же Дао - это изменение, множественные перемеры по мере того, как жизнь становится шире и содержательнее, развиваясь и разрешаясь в своих многоразмерностях.

Как и всегда, самое главное в моей Тай-цзи-дисциплине - это осознавание, приводящее к прекращению словесных дум, и тогда сам собой начинается танец. Мой дух выводит мой ум-тело в мой садик и наверх в мою чердачную студию, чтобы врасти моими ногами в землю и раскрыть свои руки небу, и тогда я собираю и вбираю в себя все самое ценное, что есть вовне и внутри меня. Я обнимаю своего тигра и возвращаюсь на вершину своей горы, с ревущим криком и сердцем, полным радости, я совершаю обзор своей панорамной картины, резвясь, как ребенок, с восторгом летаю над облаками. Я чувствую себя просто прекрасно...

Итак, дорогие читатели, открывайте любую главу и приступайте с радостью. На окружности нет начальных и финишных номеров. Уроки жизни - это безостановочно растущие круги, которые всегда расходятся от внутреннего Центра. Радости в чтении... Радости в танце...

Чунлян Ал Хуан Год Дракона 4686.

Савтором этой книги меня связывает не только то, что я прочитал его книгу, которая мне нравится, но и то, что мы знакомы много лет. Мы вместе вели семинары в Эсаленском институте и подобных ему местах. Я рассказывал о философии даосизма, а он демонстрировал практику даосизма движениями Тай-цзи. Мы провели много времени вместе, познавая эту заслуживающую уважения философию как интеллектуально, так и практически. При этом мы добились такого согласия в понимании и чувствовании, что в наших отношениях несомненно встретились Восток и Запад - а это для меня немаловажно.

Основываясь на воспоминаниях о своем собственном обучении, начну с того, что Хуан преподает в манере, необычной как для азиатского учителя, так и для западного. Он начинает с сути, а не с внешнего. Прежде чем он углубится в трудные детали, он передает понимание основополагающих принципов этого искусства. Он избегает раскладывания движений Тай­цзи на муштру «раз, два, три», которая превращает учеников в роботов. Традиционно занятия (по Тай-цзи, Дзэн, Йоге) состоят из рутинных повторений и возникает впечатление,   что  продолжительные  периоды   скуки являются самой существенной частью тренинга. При таком подходе ученик может заниматься годами, так и не развивая ощущения того, что собственно он делает. Это приложимо к теологии, юриспруденции, медицине и математике, а также и к Тай-цзи. И поэтому в этих областях мы имеем множество  «учителей»,  которые явно некомпетентны и представляют собой не более, чем изощренные имитации подлинного в этих областях. Сильные и слабые  стороны природы человеческих существ одинаковы как в Азии, так и на Западе. Имеется достаточное количество всякого  рода буддистских,   индуистских   и   даосских   подобий, например:   роскошествующие   епископы,   хирурги-мясники и педантичные ученые, которые «не видят леса за деревьями».

Тай-цзи - это пример применения самого тонкого принципа даосизма, известного как У-вэй. Дословно это может быть переведено как «недеяние», но его точное значение состоит в том, чтобы действовать без форсирования - двигаться в согласии с течением хода природы, что обозначается словом Дао и понимается лучше всего при наблюдении за динамикой вод. У-вэй познается, например, в парусном спорте, так как тут используют свой природный ум - в отличие от гребли, где доминирует мышечная сила. В парусном спорте, планеризме, катании наводных лыжах, лыжном спорте и других подобных занятиях  нельзя повернуть под острым углом, потому что при таких резких поворотах человеческие мышцы вместо того, чтобы использовать окружение, состоящее из воды, ветра или силы тяжести, должны преодолевать его.

Суть У-вэй состоит в том, чтобы повороты происходили по дуге вместо ломаной, а потому весь биологический мир - с водой как главной составляющей частью - состоит из парящих закруглений. Как говорил Лао-цзы, вода, хоть она податлива и слаба, непременно побеждает твердое и жесткое. Работать с Хуаном означает приноравливаться к движениям по ветру и с водой не только посредством упражнений Тай-цзи, но и делать это в повседневной жизни. В следовании с потоком, схожем с «течением воды», он свеж, как горный ручей со всеми его пенящимися стремительными струями, а глубинами и мощью таков же, как река Янцзы.

Слишком многие из учителей в искусстве жизни -дисциплинированные мучители, может быть, потому, что слишком много их учеников, хотя и считают, что они должны учиться, но в действительности этого не хотят. Любое принудительное воспитание является искусственно форсированным ростом и приносит только безвкусные плоды. Но Ал Хуан своим мастерством в Тай-цзи, а также в танцах и игре на флейте воодушевляет и манит своих учеников, вместо того чтобы давить на них. Это особенности истинно одаренного и талантливого учителя, который работает с другими людьми, как солнце и дождь с растениями.

Алан Уотс. Калифорния, 1973 год.

Нет ни Начала ни Конца: Вселенная - непрерывный процесс, который происходит во мне. Если я борюсь с этим процессом или игнорирую его, то испытываю затруднения. Если я двигаюсь вместе с ним, то случается нечто - например, подобное этой книге. Мое участие в ней хоть и невелико, но это не принижает его. Я по собственной воле выбрал один исходный пункт в создании этой книги.

Два с половиной года назад в Эсалене один приятель спросил меня: «Ты видел Ал Хуана? Он великолепен». Я не видел его. «Он здесь сейчас и занимается на террасе Тай-цзи один час перед обедом». Иногда я с воодушевлением наблюдал за занятиями Тай-цзи, например, учителя Чоя в Беркли, а иногда нет, например за людьми, чьи суставы, кажется, дергаются, когда они подобно механическим куклам меняют одну позицию на другую. Я не испытывал интереса к изучению Тай­цзи. Но на следующее утро я был на террасе. Ал сказал нам, что мы должны идти так, «как будто вы не знаете, что вы встретите - может быть, лужайку, может быть, водоем». Когда я так и поступил, в моем теле проявилось состояние исследования неизведанного, которое освободило мой ум от тисков определенности. Мы держали в руках воображаемые мыльные пузыри и шли с ними через все движения. Если держишь их слишком крепко, они лопаются, если держишь слишком легко, они выскальзывают.

Я рассказал об этом Стиву, и на следующий день он тоже пришел. Всех троих нас сразу же увлек и захватил такой   «мыльный   способ   осязания»,   и   с   такой необыкновенной радостью, которая редко бывает. Мы говорили с Алом о возможности создания книги о его занятиях, но он поначалу не соглашался. «Моя задача состоит в воплощении», - сказал он. К тому же он сомневался в возможностях напечатанного передавать в достаточной степени дух его занятий. В качестве попытки мы записали его занятия во время одно недельного семинара в Эсаленском институте в июле 1971 года на магнитофон и затем перенесли все на бумагу. Результат понравился Алу, и мы использовали материал этого семинара как каркас  этой книги, подредактировали, расширили некоторые отрывки и кое-что добавили из других семинаров. Фотографии сделаны Си Цзи Гэ, фотографом, другом Ала, во время занятий в центре Роско в Нью-Йорке весной 1973 года. Таким образом в течение прошедших двух с половиной лет вызревала книга - совершенно в духе Тай-цзи. Даже сейчас, когда гранки уже прочитаны, она все еще растет. Ал пишет: «Я обдумывал разные детали, о которых мы хоть и говорили, но которых до сих пор нет в книге. Я записал их и использовал эти записи в семинаре прошедшего месяца. Но книга будет все время расти и изменяться, потому что каждый день приносит новые открытия».

«Энергия - туманный термин. Я пытаюсь внести ясность, что она не представляет собой нервные напряжения и не заключается в обманчивых ментальных желаниях. Она - тонко проницательна (субтильна) и мощна и постоянно циркулирует в духовном и физическом Я. Меридианы акупунктуры показывают пути этой энергии Ци. При занятиях Тай-цзи цюань, например, толкая вперед с шагом Огня, ощущают это циркулирующее течение Ци от Дань-тянь до излияния из ладоней, как она потом льется, совершает поворот и возвращается к центру. Начинающие могут это только представлять и частично чувствовать. Но ясным это становится лишь через многие годы занятий. Энергия открыта, свободна, не связана и не обременена, собственно не описуема. Она - необузданная жизненная сила, которая потом становится действенной и мощной».

«Течение - слишком часто используемое слово. Иногда оно имеет оттенок размягченного (вялого) освобождения, пресного и размазанного, и эгоистичной «свободы», которая не есть подлинная спонтанность. Течение подобно кровообращению или легкому дыханию без сознательного контроля. Ци течет по меридианам тела, когда тело совершенно здорово и естественно. Течение невозможно подгонять. Оно есть до тех пор, пока мы не блокируем его».

«После первого дня занятий Тай-цзи человек пошел домой, наталкиваясь на разные препятствия и чувствуя себя особенно беспомощно. Его первая мысль была негативной: «Как получилось, что Тай-цзи не позволяет мне быть грациознее и плавнее ?» Потом до него доходит, что ведь всю свою жизнь он живет только отрывками, со множеством ограничений и с такими же движениями. Теперь же его движения, независимо от него самого, требуют гораздо большего пространства. Его Ци руководит, а он не может полностью следовать этому, поэтому обычное пространство становится для него слишком узким, и он, сталкиваясь с предметами, чувствует себя немного дезориентированным».

«Прошедший месяц я работал с однорукой женщиной, с мужчиной, у которого удалена правая малая ягодичная мышца, и другим мужчиной с ногой в лубке. Для нас всех было открытием увидеть, что Ци движется и вне физического тела. Когда мы учимся быть связанными с нашим Дань-тянем и выходить за пределы наших физических ограничений, без использования наших мышц, мы открываем простейший способ к тому, чтобы оставаться центрированными. К концу недели женщина кружилась вихрем и чувствовала себя уравновешенной, а мужчины бегали и танцевали без своих костылей».

Чтобы издать книгу, мы вынуждены прервать где-то этот постоянно изменяющийся процесс роста и наметить для печати текст, который уже не будет меняться. Стив пишет:

«Тай-цзи - это тонкая и эффективная дисциплина развития осознавания, средство для того, чтобы входить во все более глубокий контакт с самим собой. Это - путь, позволяющий самому себе функционировать естественнее и плавнее, без обременения ожиданиями, претензиями, надеждами, страхами и другими фантазиями, которые интерферируют с нашим естественным течением. В отличие от множества других путей к осознаванию, Тай­цзи богато тонкими переживаниями, когда ты выполняешь его, и в то же время прекрасно смотрится извне».

«Кроме собственно ценности и красоты Тай-цзи, оно приобрело для меня значение и как олицетворение и выражение психических событий, которые я вижу в терапии образов. Когда я в поисках любви постоянно приближаюсь   к   другим,   я   совершаю   осторожные поступательные движения, которые не покоятся в себе и поэтому неуверенны. Я на каждого, кого встречаю, опираюсь, полагаюсь и преимущественно жестко падаю, когда другой оставляет меня. Если я, полный страха, отступаю назад, то ищу наощупь себя, напряженный и онемевший, и малейшая неожиданность опрокидывает меня. Если я неуверенно себя чувствую и неустойчив в своем основании, все мои контакты с другими будут шаткими и лишенными силы и спокойствия. Если же, с другой стороны, я в состоянии хладнокровно покоиться в себе и оставаться уравновешенным в своих переживаниях, тогда я могу сохранять этот подвижный центр в себе. Если я уравновешен сейчас, я могу двигаться, куда хочу, не боясь упасть, мой контакт с тобой будет крепкими подлинным, коренящимся в основах моего образа жизни.

Я мог бы написать гораздо больше. Но это книга Ала. Он - учитель, который живет так, как тому учит - скромно и красиво, жизнью очень простой и бьющей через край».

Стив соотносит Тай-цзи и человеческие взаимоотношения. Алан Уотс пишет о катании на водных лыжах и лыжном спорте. А как же наша повседневная жизнь? В Моаб, юта, есть Тай-цзи-повар по закускам, который никогда не слыхал о Тай-цзи. Это чарующе, наблюдать за ним во  время приготовления бифштекса по-гамбургски. Я  знаю одного Тай-цзи-почтальона в Альбукерке. Мой отец  был североанглийским крестьянином, который отправился в Лондон, чтобы изучить какое-либо  ремесло. Он учил меня делать все, не применяя силу. «Легкость вершит» - были для него не просто слова. «Если ты вынужден применять силу, то что-то тут не так. Выясни, что это». Когда мне было шестнадцать, он обучал  меня водить машину. Сначала он вкратце объясни    мне простую механику. Затем, сидя рядом,  когда  я   вел,  он говорил:   «Слушай ход машины. Слушай шум покрышек на улице. Слушай мотор, а также и нюхай его. Не жди, что за  поворотом улица будет такой, какой ты ее ожидаешь. Не жди, что водитель автомобиля впереди тебя в своем уме, может быть,   он  лунатик».   Будь  чутким,   внимательным  и восприимчивым. Живи и иди по жизни в гармонии, не выбиваясь из последних сил, и без катаклизмов.

Молодой индеец-лесоруб, который прокладывал дороги через горную местность, сказал, что он не в состоянии понять метод работы других молодых лесорубов. «Они атакуют кусты, используя большую силу, - затем садятся, отдуваясь и задыхаясь. После чего они вновь сражаются с ними, и затем они опять садятся и отдыхают». Он показал их движения, а потом свои собственные. Его собственный вид состоял из легких, плавных движений Тай-цзи, парящих и непрерывно возвращающихся назад. Это сила без напряжения. «Я не нуждаюсь в отдыхе, - сказал он, - я могу работать так весь день».

Когда мы вместе с группой Ала занимались Тай-цзи в городе Прово, штата Юта, за нами минут десять-пятнадцать наблюдал один человек.

Он еще никогда не видел Тай-цзи и осведомился, что же это такое. «Это было бы хорошим упражнением для спортсменов и для моей матери, страдающей артритом», — сказал он.

Это звучит так, будто я хочу выдать Тай-цзи за панацею, - но ведь оно и является ею на самом деле. Тай­цзи - это Дзэн, это Дхьяна, медитация, йога, терапия образами; нужно только из всего этого образовать круг и где-нибудь начать, чтобы увидеть это. Панацея означает только то, что ею можно «вылечить все», но не обещает мгновенного исцеления или того, что кто-то за тебя это может сделать или какая-нибудь пилюля будет способствовать успеху. Разобучиться тому, что продолжалось веками, не просто. Эгоизм-интеллект-я бунтует против того, чтобы отдать власть и занять второе место - функция, которая ему собственно предписана. Это - коренной перелом, и Эго вопит, что все это бессмысленно, и бормочет об ужасных вещах, которые нанесут мне удар, если я это выполню. Метод обучения Ал Хуана позволяет мне получить определенный опыт и ощущать себя радостным и довольным. Эго говорит:

«Да, но...» Я немного учу, но больше забываю. Иногда я чувствую себя в нашей общественной системе так, как будто я пытаюсь научиться ездить на велосипеде, а люди, случаи и требования меня снова постоянно опрокидывают навзничь. Такое происходит также и с Ал Хуаном. В одном из апрельских писем он писал:

«Дни как этот: когда я должен прибыть вовремя, чтобы вести занятия по Тай-цзи в группе, Ларк требует снизить скорость, а в итоге я пропускаю знак об остановке и получаю штрафной талон».

«Моменты как этот: когда я только что предложил одному ученику не торопить события жизни, а наслаждаться происх одящим и в промежутках, которые окажутся в суете, понаблюдать за деревьями и облаками, а сам, повернувшись слетаю вниз по лестнице. Ирония или парадокс? Невинность или вера в то, чего нет? Шарлатан во всех нас? Кое-что из этого, а иногда и все, встречается. И именно поэтому мы можем смеяться, освобождать себя от этого и быть свободнее.».

«Мысль быть названным Учителем Тай-цзи и будущим автором, который пишет о глубине жизни, смущает меня. Сознавая тяжесть ноши, я подсознательно медлю серьезно приняться за работу и закончить рукопись».

В прошедшие педели в уединенной пустынной долине, где я живу, господствовала долгое время жара 40° и выше. Потом    шел дождь. Парило. Я тосковал по душу, который однако не хотел принимать, потому что тогда бы возникли трудности с водоснабжением. Я хотел быть стойким. Как камень. Потом я очнулся, разделся и пошел гулять под дождем.

Барри и Джон Сивенс США, Юта, Шурэ, 1973 год.

ГЛАВА 1.

Так случается: мы вместе безмолвно сидим в кругу. Большей частью для нас очень трудно сидеть, не нарушая тишины и... просто  позволяя чему-то совершаться.

Я здесь не для того, чтобы учить вас чему-нибудь. Я здесь для того, чтобы поделиться с вами, как я изучаю Тай-цзи. Так что, я  надеюсь, вы начнете в конце недели изучать Тай-цзи через себя самих. Тай-цзи лишь китайское слово для обозначения того, что всплывает во многих дисциплинах. Йога - в самом существенном -это Тай-цзи. Дзэн - то Тай-цзи. Тай-цзи - это то, что есть. Не больше, не  меньше.

Некоторые из вас изучили форму Тай-цзи цюань. И хотя мы будем упражняться в отдельных формах и работать над ними,    моим главным намерением является стремление помочь вновь пробудить то, что произошло сотни лет назад, когда даосы впервые создали Тай-цзи цюань. Что последовало  далее? Каким был тот творческий процесс, который породил такую спонтанную форму, что даже сегодня, наблюдая за течением этих движений, мы восклицаем: «Ах, как это прекрасно! Это так просто! Мне это тоже присуще!». А когда начинаешь учиться, ты разрываешься между структурой и тем, что кажется таким недостижимым, и тогда все усложняется.

Царит большая путаница в том, что означает Тай­цзи и что - Тай-цзи цюань. Большинство людей обращает внимание на то, какой формой они занимаются: «О, я учусь по такой-то системе, а он занимается у учителя Цуня - или у учителя Чоя, - я это стиль Ма, а это стиль У, а это стиль Ян. А вы что практикуете?» На это я отвечаю: «Я практикую стиль Хуан». Мой стиль - это результат всех этих стилей, и моя задача развивать его до тех пор, пока он не станет моим собственным.

Впервые я открыл Тай-цзи ребенком, свободный ото всяких предрассудков. Каждое утро учитель Тай-цзи занимался на природе, мы следовали за ним и радовались этому. Мы работали подобным образом с учителем много лет, и прежде чем осознали, что мы делали, Тай-цзи стало нашим собственным. Когда я прибыл в Америку, я потерял этот образ жизни и был вынужден затем снова работать   над   ним   и   искать   заново;   когда   я   стал танцовщиком,  я установил,  что единственный метод сохранить   живыми   мои   движения   и   мой   танец заключается в том, чтобы  работать с самим собой по способу Тай-цзи, - а это в каждом занятии созидание вновь, оживление энергии и возрождение. Это и есть причина,   почему  Тай-цзи  так   жизненно важно  для движений и танца, где ты действительно работаешь со своим телом.

В современной культуре мы так полагаемся на наш разум, что от других аспектов нашей жизни мы себя отделили. Упражнения, дисциплины, подобные Тай­цзи, тотчас же показывают ваши пробелы и заблуждения. Почему- то, что так легко можно понять разумом, так трудно осуществить? Существенное разделение между мышлением и действием настолько явно, что требуется много времени, чтобы   действительно найти равновесие между Инь и Ян.

Символ Инь-Ян - поток двух движений, которые, переплетаясь и сливаясь друг с другом, образуют круг. Аналогичные - и одновременно со всей очевидностью противоположные - энергии движутся вместе. В черной части находится белая точка, а в белой, также рыбообразной части - черная точка. Идея такого разделения круга должна показывать, что в единстве есть двойственность, полярность и противоположность. Единственный способ действительно сохранять равновесие, не теряя чувство центра  круга, - это представлять, как противоположные энергии движутся  взаимосвязано в согласии и гармонии. В известном  смысле это так, как будто белая и черная  рыбы в действительности спариваются. Это согласие и текучее  взаимодействие. Это род  осуществления брачных отношений двух сил, мужской и женской, духа и тела, добра и зла. Такой способ жизни очень важен. На Восток подход людей к жизни намного больше связан с этим представлением, чем в нашей западной культуре, где скорее склоняются к отождествлению только с одной силой и  отрицанию противоположного элемента. Но когда ты  отождествляешь себя только с одной стороной двойственности, ты становишься дисбалансированным. Тай-цзи может тебе  помочь увидеть, насколько ты вышел из равновесия, и помочь тебе вновь центрироваться по мере восстановления течения двух противоположностей. Так что не оставайся в углу, потому что круг не имеет углов. Если ты будешь думать подобным образом, ты откроешь намного больше и у тебя не будет ощущения, как будто ты должен достичь чего-то.

Кто-то   сказал,   что   различие   между  человеком Востока и Запада заключается в том, что человек Востока позволяющим твоему телу на самом деле обучать тебя, Тай-цзи может быть с тобой, помогая тебе проживать неприятности, которые ты встречаешь каждый день.

Как для учителя Тай-цзи, то есть учителя движения, процесс «раз-обучения», через который мы должны пройти, представляется мне самым трудным. Поэтому первые дни мы будем  заниматься процессом,  противоположным обучению.

Есть прекрасная история об одном профессоре, который пришел к учителю Дзэн. Он сказал: «Хэлло! Я доктор такой-то.  Я охотно бы выучил у Вас что-нибудь о Дзэн-буддизме». Учитель ответил: «Не хотите ли вы Присесть?» - «Да» - «Не выпьете ли чашку чая?». -  «Да». Он налил ему немного чая  и продолжал лить, даже когда чашка была полной, и профессор наконец закричал: «Чай  льется через край, льется через край!». И Учитель сказал: «Совершенно верно, Вы пришли с полной чашкой, Ваша чашка уже полнена, как я могу Вам дать еще что-либо? Вы уже переполнены всякими знаниями. До тех пор, пока Вы не придете с пустотой и открытостью, я не могу Вам ничего дать». Для того чтобы учиться  успешно решать проблемы, необходимо все время  иметь  некий  невинности  и неосведомленности.

Поэтому мы должны  упражняться  опустошать наши  чашки, чтобы  была возможность  воспринимать. Мы немного сделали это, когда  вместе молча сидели здесь. В определенном  смысле мы освобождались от наших  мыслей и ожиданий. Все вы пришли с разными ожиданиями. Некоторые из вас знают мою работу, некоторые  верят, что она принесет им пользу. Для  других это начальная  попытка. У всех нас  разные ожидания. Вы чего-то желаете, и нам понадобится  время, чтобы мы перестали стали жить ожиданиями и пришли к тому, чтобы быть самими собой в текущий момент  занятий имеет пустую и невесомую голову, но он с увесистым животом и поэтому чувствует себя уверенно. Человек Запада имеет легковесный живот, но очень тяжелую голову, вот почему он теряет равновесие. Наше западное общество настолько сконцентрировано в голове, в размышлениях и разговорах о вещах, что, несмотря на то, что мы все можем расчленить на составные, они все равно остаются далекими от нас и у нас по-прежнему нет их подлинного понимания. У нас так много механических устройств, которые работают для нас, что мы не слишком следим за нашим телом. Если мы хотим снова обрести равновесие, то мы должны не только следить за нашим телом, но работать и с телом, и с духом, как с единым целым.

Однако некоторые люди замечают, что их тело требует большей заботы, и они бегают трусцой, ездят на велосипеде или плавают и потом говорят: «На сегодня все - норма выполнена». Но это означает еще одно разделение на «Время для тела» и «Время для духа», точно как разделение работы и игры, известное большинству людей. Вы много работаете, чтобы вы могли в отпуске отдохнуть в прекрасном месте для собственного удовольствия. Это привносит разделение в вашу жизнь. Труд не должен быть таким утомительным, а игра не должна быть охотой за удовольствиями, и только за удовольствиями. Труд и игру можно соединить. Деятельности, которые не нуждаются в словах, - очень важный способ восстановления равновесия и обретения единения в вашей жизни. Когда вы прекращаете говорить, у вас есть возможность раскрываться и становиться более восприимчивым к тому, что происходит в вашем теле и вокруг вас.

Тай-цзи - один из многих путей, которые помогают дисциплинировать тело и найти способ освобождаться от внутренних напряжений. Тай-цзи может стать путем, Сидеть в кругу - весьма простой способ выразить, что я - это ты, и ты, и ты, и каждый из нас, что мы - это круг, что мы здесь. Здесь же есть и центр. В то время как я говорю, я использую выраженные словами мысли, но главное для меня - это чувствовать вас. Это дает мне время опорожнить мою собственную чашку от того, что я хочу сказать - от моего рвения передать вам, что такое Тай-цзи. Это для меня так просто сказать и так трудно действительно передать вам. Одними разговорами мы рано или поздно оказываемся в тупике.

Поэтому мы должны чередовать речи и опыт. Мы немного поговорим и потом попробуем движения. Я бы охотно начинал мои медитационные упражнения ранним утром. Тай-цзи очень хорошо подходит к этому времени суток. Так как в Биг Сар перед сном мы часто начинали петь, танцевать и радоваться купанию или луне, то мы ложились обычно в постель не так рано, как должны были бы. Из-за горы солнце сейчас показывается поздно, около семи часов. Я начну заниматься у пруда около половины восьмого и хотел бы, чтобы все пришли и позанимались со мной. Сегодня вечером, прежде чем мы закончим, я покажу вам некоторые структуры и мотивы, в которых вы можете поупражняться. Но утром я не буду говорить. Я не говорю с вами, вы не говорите со мной. И вы не должны смотреть на меня и говорить: «Давайте делать, как он». Каждый делает свое Тай-цзи.

Те из вас, кто изучал Тай-цзи у других учителей, не должны говорить: «Давайте сравним: это не то же самое» или «Он делает эту часть в начале, а я делаю ее в конце». Тай-цзи - индивидуальная дисциплина. Оно не род стандартных движений, которые имеются в установленной хореографии.

Одним из самых лучших образцов для Тай-цзи является природа и движения природы. Разные ветви дерева движутся не совсем одинаково, но они движутся в единстве. Если вы внимательно наблюдаете за природой, то все имеет свои движения: дерево, скала и текущая вода - как-то они взаимосвязаны, не имея целью приспособиться. Когда вы наблюдаете за волнами, которые омывают скалу, вы видите, что у волн своя волновая природа, а у камня природа скалы. Они не проявляют насилия к природе друг друга. Это даосское понимание, концепция Дзэн, что в точности подходит к практике Тай-цзи.

Вечерами у нас будет открытая для публики программа движений под живую музыку. Мы станцуем несколько народных танцев. Я привез несколько магнитофонных пленок, которые являются результатом моей программы Тай-цзи с музыкантами, с которыми я сотрудничал. Так мы можем разными путями приближаться к одному и тому же процессу.

Произошло изменение. Наш круг расширился, потому что пришли новые люди. Если ты понимаешь Тай-цзи, ты чувствуешь себя как амеба. Это то, что нам предстоит: мы должны снова становиться амебами, чтобы добиться прежней нашей эластичности. Всегда есть следующие два элемента: хочется танцевать подобно кому-то и хочется быть в состоянии двигаться как ребенок. Ты видишь детей или кого-то, кто, вероятно, очень классно двигается или танцует, и ты говоришь: «Это выглядит элегантно, это очень здорово». Я скажу, ты это тоже можешь. Может быть, ты не можешь так высоко поднимать свои ноги, как кто-то другой, но это не решающий момент.  Это только результат специальной растяжки, особое достижение.

Фундаментальным процессом в движениях является чувство сознательности и ощущение бытийности. Когда ты чувствуешь себя собранным, то ты находишься в состоянии танца. Если же ты не в таком состоянии, то испытываешь такое чувство, как будто бы ты «весь расчленен». Твой разум думает так, а твои мускулы напряжены этак. Ты не знаешь больше, где ты, и вдруг натыкаешься на что-то и ушибаешься. Быть собранным означает центрирование, означает Тай-цзи.

Интеллектуально  мы все  понимаем  это.   Те,   кто пришел   сюда,   уже   имеют   некоторое   позитивное представление о том, чего вы хотите - быть ближе к самому   себе.   Вы   хотите  больше расшириться,   вы хотите  больше вернуться  назад,   вы  просто  хотите больше чувствовать всем своим существом как тело и дух находятся в общем движении. Я говорю, больше занимайтесь  телом.   Большинство из  нас  достаточно тяжелы вверху в голове,  поэтому давайте опустимся вниз, в тело.

Хорошо. Встанем там, где мы есть. Сегодня вечером я хочу указать только на несколько простых, очевидных вещей, которые мы в состоянии выполнять. Когда вы встаете, вы не более чем мускулы, которые удерживают ваши кости. Важно, как вы сохраняете эту структуру вертикально. Моей дочери год. Она только начинает ходить. Это просто прекрасно смотреть, как она падает и встает - для нее это настоящее открывание мира посредством   ее   тела.   Обычно   мы   считаем,   что вертикальность не требует нашего участия, но бывают обстоятельства, когда мы прилагаем слишком много усилий, чтобы сохранять вертикальное положение.

Одним из методов освобождения от скованности является   тряска   всего   тела.    Иногда   при   этом переусердствуют и еще больше напрягаются.  Мне бы хотелось, чтобы вы тряслись все сильнее и  одновременно позволяли всему совершаться самопроизвольно.  Если вы все еще ощущаете напряженность, просто пытайтесь больше осознавать это напряжение, не останавливаясь. Иногда это длится дольше, но это действительно лучший путь. Когда вы встряхиваетесь, вы все еще делаете что-то с вашим телом, вместо того чтобы просто позволять этому происходить. Когда вы встряхиваетесь, вы иногда будете напрягаться еще больше. Позволение только посредством осознаваниянапряженностей - это пример «У-вэй». «У-вэй» - это действие посредством недеяния, невовлеченности, без  самоутверждения. Сначала лучше просто принимать то, что делает ваше тело. Если вы действительно принимаете ваши напряжения, самопроизвольное течение придет без усилий, и вы будете становиться менее напряженным. Всю жизнь вам твердили: «Стой на  собственных ногах. Заботься о самом себе. Будь ответственным. Неси мир на своих плечах». Поэтому вы  так  судорожно пытаетесь изо всех сил держаться прямо, быть стойким и не сломаться, не уступать, не быть неудачником, не делать того, что считается   неправильным.

Ну а сейчас позвольте своему телу освободиться, пока вы стоите. По-настоящему осознавайте, что с вами делает сила тяжести, и  не теряйте это ощущение. Речь не идет о том, чтобы быть придавленным или разваливающимся на части от тяжести. Просто позволяйте силе гравитации тянуть вас вниз и помогать вам раскрепоститься. Уступайте  этой силе. Вы не обязаны быть ни сильным, ни слабым.

Если я, обходя вас буду давить на ваши плечи, вы должны  пружинить вместе со мной, как теннисный мяч. Главное заключается в том, чтобы распознавать, насколько мы жестоки, даже когда мы просто стоим. Наши разнообразные представления о том, какими свободными мы хотим быть, часто существуют только в наших головах. Мы  охотно подразделяем свободу на физическую и внутреннюю. По этой причине нам нужны и техника для осознавания тела, и дисциплина для внутренней работы. Основная идея подхода этого рода заключается вначале в принятии и готовности поддаваться, а далее -  в  дисциплине, предназначенной для углубления соответствующего понимания, и, наконец, в живом воплощении  баланса физической и внутренней свободы  в вашем теле.

Обычно почти все вы  заставляете меня  сильно напрягаться, когда на первых занятиях я давлю на ваши плечи, пока до вас не доходит, что нет необходимости сопротивляться  воздействию.  Ваше   тело   имеет закругления и изгибы, чтобы уступать,  чтобы быть гибким в голеностопных суставах, коленях, бедрах и плечах. Когда мы обнаруживаем, что нет необходимости упорствовать и все эти сопротивления и напряжения не нужны, мы снова сможем пружинить.

Когда я иду второй раз, чтобы надавливать на вас, то податливость  дается вам,  как правило, легче.  Вы можете чувствовать, с какой   силой  я давлю;   ваши движения  соответствуют  моим,   и  каким-то  образом наши ритмы подстраиваются. Это сопровождается чувством  легкости. Теперь вашему телу не надо держаться так натянуто. Тело имеет  чудесные суставы, которые, пружиня, сгибаются и разгибаются. Один из самых лучших образов  Дзэн и Дао  -  это  быть подобным бамбуку или луку.  Вы можете  ощущать вес на ваших плечах Но вместо того  чтобы  сопротивляться,   вы сгибаетесь, как лук, и  пружините назад,  когда вес уменьшается. Вместо того  чтобы сопротивляться силе, вы  накапливаете ее и используете, когда пружините назад.

А теперь выпрямите свои руки над головой. Сцепите Свои кисти и потянитесь  вверх  во всю свою длину. Оставайтесь вытянутым и  продолжайте потягиваться вверх, и далее позвольте  вашим кистям разомкнуться, вашим рукам разойтись в стороны и стечь вниз.  Вы можете ощутить, как поднимающаяся энергия, совершая круг, опускается вниз. Выпрямленная рука изгибается по форме шара, и ваша энергия выплескивается наружу и вниз. Когда вы освобождаете свои руки, почувствуйте облегчение в вашей шее и в вашей груди и радуйтесь нисходящему движению.

Если в вас энергия накапливается, не имея естественного стока, мы наращиваем напряжение. Так как непрерывающийся поток энергии ежедневно поддерживает в нас жизнь, мы должны научиться обращаться с ней, позволять ей вытекать, когда это необходимо, и снова регенерировать ее. Когда ваши кисти освобождаются, попытайтесь позволить телу слегка обмякнуть. Расслабьте немного ваши колени, слегка оседая.

Некоторые из вас настолько забываются, что не помнят о дыхании. Когда вы освобождаете свои руки, позвольте также и воздуху освободиться. Вы можете начать открывать естественную координацию нашего вдоха и выдоха, которая соответствует простым жестам: подъему и выпрямлению рук, их освобождению и опусканию.

Когда вы проделаете это много раз подряд, вы также заметите, что ваши кисти расходятся сами по себе. Вы не разводите их, когда руки должны разойтись, они расходятся сами. Тем из вас, которые читали книгу Хэрригеля «Дзэн в искусстве стрельбы из лука», известен образ, который он называет «стрела сама освобождает себя». Когда лук готов выстрелить, стрела освобождается, а энергия направлена в яблоко мишени. Яблоко мишени не является закрепленным местом. Оно появляется только когда энергия собралась, готовая быть посланной. Что вы можете почувствовать, так это облегчение в вашей груди и ощущение вытекающего воздуха. Если не все ваше тело позволяет эту уступку, то вы не сможете добиться облегчения в вашей груди и обширного ощущения, что воздух свободно покидает вас. Вдыхайте, когда вы тянетесь вверх, сомкнув кисти вместе и потягиваясь, а затем позвольте воздуху вытекать, когда ваши кисти расходятся и опускаются. Позволяйте всему телу слегка стекать вниз по мере того, как ваши руки опускаются.

А теперь позвольте стекающим вниз движениям плавно переходить в восходящие движения таким образом, чтобы вы не теряли энергию. Когда ваши кисти опускаются вниз, пусть они идут внутрь и затем зачерпывающим движением вверх перед вами, когда вы снова устремляетесь вверх.

Попробуйте в шутку так: я считаю три раза движение вверх, три раза движение вниз. Если вы войдете в подобный регулярный ритм, вы начнете чувствовать себя немного механически. Поскольку мы все разного роста и у каждого свое ощущение расширения и сжатия, каждый делает это по-своему, несмотря на наши усилия следовать счету. Тем и вас, кто знает восточную или индийскую музыку, известно, что вся ее ритмическая структура существенно отличается от большей части традиционной западной музыки, которая основывается на делении на такты. Многие современные музыканты пытаются отойти от этой застывшей схемы, отказываясь от деления на такты и соединяя различные размеры. Эта музыка возвращается к более  естественному течению, которое соответствует эмоциональным и физическим изменениям.

Это и есть причина, по которой в практике Тай-цзи не используют счета: мы практикуемся в непрерывном течении. Это другой аспект Тай-цзи, который непосредственно связан с И-цзин, Книгой перемен. Переменчивость есть Инь, а постоянство - Ян или наоборот. Постоянно при этом то, что все мы в состоянии приспосабливаться к скорости изменений. Изменение постоянно, постоянство - изменчиво. В движении мы овладеваем подлинным пониманием этого интеллектуального представления. Часть нашего постоянного конфликта состоит в том, как обходиться с переменами и как радоваться постоянству. Обычно постоянство нагоняет на нас скуку, и мы в восторге от перемены. У нас все виды уловок: «Медитируйте!», « Возьмите себя в руки!», « Расслабляйтесь!», «Лечитесь!» Но все это относится собственно к одному: принимайте обе полярности - и неизменное и меняющееся. Учись быть гибким, своевременно и адекватно откликающимся на окружающий тебя мир и самого себя.

В практике Тай-цзи движутся очень медленно. Когда движения достаточно замедлены, у вас есть время осознавать мельчайшие детали ваших движений, ваших взаимосвязей с окружением. Движутся так медленно, что не могут сказать, что это медленнее, чем то, или быстрее, чем это. При этом вы достигаете такого уровня скорости, при которой движения настолько медленны, что все просто происходит. Вы замедляете ее до такой степени, что оказываетесь полностью вовлечены в процессы каждого момента в то самое время, когда они случаются. Вы выходите за пределы внешней формы и каких-то целей, для достижения которых у каждого, возможно, имеются свои мотивы.

Это как прежде, когда мы тихо сидели здесь и вы ждали, что я начну. Вы удивлялись: «Когда он начнет?» Все были в некотором напряжении. Вы удивленно ожидали и ждали дальше, пока наконец не заметили, что ожидание бессмысленно. «Он начнет, когда у него будет желание, а я просто расслаблюсь». Некоторые иа вас начали расслабляться. Вдруг время остановилось. Был момент, когда вы были готовы сказать: «Пусть происходит то, что может произойти, когда бы оно ни произошло». Мне не нужно поэтому беспокоиться. Мне не нужно это ускорять или торопить.  Вы позволили такому  моменту  реализоваться.

Аналогично и для меня. Если я обеспокоен, смущен и  робок, то сначала   должен   позволить   такому напряжению пройти и  только затем начинать. Может быть, я нафарширован   всякой   всячиной,   которую «должен передать вам  сегодня  вечером»,   но  если  я просто не отброшу  все  это и не позволю всему идти своим чередом, исход  будет  не   тот.   Тогда   я   буду  просто цитировать то, что однажды записал, или рассказал бы вам  исключительно  все об истории или о концепциях Тай-цзи. Большинство из вас уже читали это и понимают интеллектом. Мне совсем не нужно повторять все это.

То, что происходит сегодня вечером, должно вырастать Из того, что мы сейчас ощущаем.

В пятницу я пришел сюда  немного пораньше, чтобы присутствовать на последних  занятиях  семинара  по айкидо. Работали над   восприятием   и   ощущением равновесия. Айкидо - дальнейшее развитие Тай-цзи, которое было создано в Японии Морихеем Уесибой меньше  ста лет  назад. «Ай-ки» означает единение, собирание «Ки». Японское «Ки» означает то же самое, что  и  «Ци» - эссенцию  дыхания в Тай-цзи. «До» в слове «айкидо» -  то же самое, что Дао, тропа, или путь. Айкидо обозначает   путь к  единению своего  Ци.

Существует много   других дальнейших развитий Тай-цзи. Дзюдо означает  «мягкий путь». Каратэ означает «пустая рука». Кэндо и Кэнпо – японские  системы  боя  с мечом, которые развились  из тех же основополагающих принципов. Все они  расширение  и  дальнейшее развитие на основе Тай-цзи,  и  все   основываются   на  чувстве медитации  и  движения, течения и осознавания.

Все эти японские  формы движения и центрирования очень высокоразвитые формы Тай-цзи. Японские формы развились из  Дзэн-буддизма,   который  произошел от китайского Чань-буддизма. Чань-буддизм развился из соединения индуистской мистики и китайского даосизма. Две его основные разновидности эксклюзивно китайские. Одна - это Тай-цзи цюань, другая - Гун-фу, что дословно означает «умелый человек - человеческое умение, его умение во владении энергией». Обычно этот термин употребляется для обозначения различных методов упражнений, которые должны показывать, какими сильными вы можете быть, что вы умеете сражаться. Гун-фу - очень мужское, агрессивное, Ян, - путь расширения вашей Тай-цзи-энергии. Дзюдо и айкидо используют противоположный, то есть восприимчивый Инь-аспект - это скорее самозащита, чем агрессия. Тай­цзи является обоими - как Инь, так и Ян, - это ось, находящаяся точно в центре. На основе Тай-цзи можно очень легко продвинуться в любом из этих продолжений.

Для всех них важно чувство равновесия и ощущение, что ты отдаешь себе отчет, где ты находишься. Большинство из вас обладают каким-то физическим чувством того, где находится ваш центр. Когда вы сидите, вы пытаетесь найти удобное положение. В известном смысле вы пытаетесь таким способом найти свой центр, чтобы вы могли лучше себя чувствовать. В дзадзэн дзэн-буддизма находят свой центр, сидя в позе лотоса. В хатха-йоге тоже приводят тело в концентрированное положение, чтобы действительно можно было почувствовать, где ты находишься. Все эти подходы ориентированы на статичность. Тай-цзи немного отличается следующим: оно помогает тебе обретать движущийся центр. Это - медитация в движении, ты несешь свой центр вместе с собой. Несмотря на то, что ты постоянно в движении, ты сохраняешь свой покой и безмолвие.

Попробуйте это, когда вы сидите здесь прямо сейчас. Мне хотелось бы, чтобы вы нашли в своем физическом теле место, в котором по вашему мнению, находится ваш центр. Пусть ваши руки покоятся на коленях, я чтобы вы чувствовали себя собранно и в равновесии, сидя с прямой спиной. Если вы хотите стать спокойным, просто позвольте вашим движениям, затихая, замирать, и постепенно вы придете к истинной тишине и центрированности. Если вы считаете, что должны приостанавливать каждое движение, то как следствие вы станете жесткими и застывшими. Может быть, внешне вы будете выглядеть спокойными, но внутри царят все виды напряжения и смятения. Если вы разрешаете своим движениям постепенно становиться спокойными, то вы не сдерживаете движений. Позволяйте себе быть как пруд. который взболтали и поверхность которого постепенно становится спокойной и гладкой.

Движения затихли, но они еще не прекратились, так же как и в покое тихого пруда, в котором время от времени образуется легкая рябь.

Представьте  себе, что это упражнение дзадзэн и что учитель наблюдает за вами. Вы хотите его хорошо выполнить и поэтому держитесь действительно очень неподвижно, застывшим. Допустим, что вы ощущаете маленькое неудобство в спине или еще где-нибудь, и хотите  сделать движение. Чем больше вы хотите сохранить свою позу  и не признаете неудобство, тем больше растет неудобство. Освободите теперь немного ваше тело и дайте произойти движению. Вместо того чтобы бороться против него, позволяйте ему совершаться и следуйте ему. Разрешайте своему позвоночнику немного раскачиваться туда-сюда. Если вы следуете движению, оно выполнит несколько  качаний и наконец вернется к вашему центру.

Если вы представите, что макушку вашей головы нежно и мягко подтягивают вверх, то ваш позвоночник станет совсем прямым без необходимости его удерживать. Пусть ваш позвоночник будет как ива, которая сгибается на ветру и потом снова выпрямляется. Пусть все эти качающиеся движения становятся все меньше и меньше. В конце концов вы достигнете точки, в которой будет казаться, что вы сидите неподвижно, хотя в действительности движения продолжают циркулировать по вашему телу. Это очень легко и удобно для вашей спины, потому что вы позволили вашим движениям затихнуть, вместо того чтобы сдерживать их и стать напряженными. Вы сохраняете этот вид самодвижущейся энергии в вашем неподвижном теле.

В то время как вы это делаете, осознавайте свое дыхание. Пытайтесь дышать глубоко, не форсируя дыхания. Иногда мы говорим « отслеживание дыхания». Это не означает, что вы стоите вне вашего дыхания; это означает, что вы просто следуете за ним и идете вместе с ним. Не выпячивайте, например, напряженно наружу ваш живот только потому, что вы думаете, что так полезнее.

В Тай-цзи энергию дыхания мы называем Ци. Ци -энергия, которую мы используем, когда двигаемся. Нижняя часть живота сразу под пупком называется Дань-тянь и считается как резервуаром Ци, так и центром, из которого возникают наши движения. «Дань» означает дистиллированную жизненную эссенцию, а также насыщенный красный цвет крови. «Тянь» означает поле или место. Таким образом Дань-тянь - это поле силы, внутренне присущей энергии, резервуар вашей жизненной силы. Дань-тянь соответствует японскому Хара или Кат Суфиев. Сосредоточение внимания на дыхании и Дань-тянь - очень полезный способ сцентрирования.

Тай-цзи подчеркивает непрерывность дыхательных циклов. Цикличность означает, что вы не прерываете выдох, чтобы затем вдохнуть или наоборот. Высвобождение дыхания представляет начало нового впускания. Это происходит спонтанно, когда вы несколько минут просто дышите. Я подчеркиваю это, потому что очень важно, чтобы вы познавали круговое течение вашего дыхания. Можете ли вы, когда думаете о круговом дыхании, наглядно представить форму его отношения к телу? Это круг, который по спине поднимается наверх и спереди опускается вниз? Вы видите дыхание как абстрактный образ, который вытекает из ваших ноздрей, затем опускается в нижнюю часть вашего позвоночника и возвращается? Каким вы видите его? Движется ли оно против часовой стрелки или по ней? Изгибается ли дуга по горизонтали или по вертикали, или оно протекает наклонно? Какое оно? Круг расширяется, уменьшается и изменяется. Сделайте этот круг немного эластичнее. В движениях Тай-цзи этот круг проходит повсюду. Все расширения вашего тела берут начало в вашем центре и затем снова возвращаются к нему. Все эти ваши индивидуальные дуги и круги постоянно возвращаются в сферу энергии, находящуюся где-то в вашем центре. Во время процесса медитации позволяйте происходить этому. Когда многообразный мир образов ваших мыслей станет ощущением вашего тела, тогда возникнет первое движение.

Сосредоточьтесь немного больше на основании вашего позвоночника, на котором сидите. Если вы сидите не прямо, то сядьте так, чтобы вы действительно могли ощутить это место. Дышите немного глубже и посмотрите, можете ли вы ощущать каждый позвонок движущимся в соответствии с этим расширением и сжатием. Ощущайте поверхность вашей спины вместе с вашим дыханием. Дышите чуть глубже без напряжения или форсирования. Посмотрите, можете ли вы отождествить себя с кругообразной линией? Было бы хорошо, если бы у нас были стулья с прямыми спинками, тогда бы мы могли прижаться к ним спиной. На днях я плел пояс, который касался спинки деревянного стула и  постоянно издавал звук «Дат, дат, дат, дат, дат... дат... дат, дат, датдатдат», потому что моя спина поднималась и опускалась вместе с моим дыханием. Это должно произойти и в вашей спине. Большинство из вас имеет в спине определенное место, которое не столь эластично, как оно могло бы быть. Если вы чувствуете свой позвоночник по всей длине, как тогда это место движется назад и когда это происходит?

Потянитесь слегка в длину, в ширину и во времени. Не думайте о том, чтобы дольше задержать дыхание, думайте о том, чтобы каждый раз растягивать немного ваш позвоночник в длину. Дайте ему, если можете, больше пространства. Можете ли вы теперь двигать его в сторону, вместо того чтобы двигать его только вверх и вниз. Можете ли вы позволить раскрыться этому кругообразному ощущению вверх и наружу через лопатки и в плечи? Оно поднимается, раскрывается и разделяется. Смотрите, может ли ваша энергия, пройдя через ваши лопатки, выйти через ваши плечи. Это должно воздействовать на ванту спину и верхнюю часть рук. Всегда возвращайтесь к началу круга дыхания.

Зрители часто не понимают Тай-цзи. Они видят прямой позвоночник и спрашивают: «Почему у тебя такая застывшая спина?» Если у тебя застывшая спина, то ты неправильно занимаешься Тай-цзи. Движение по кругу, вероятно, не так заметно проявляется в спине, но оно должно иметь непрекращающееся течение, проходящее через твою спину. Затем, когда ваше дыхание расширяется, посмотрите, можете ли вы позволить подняться лопаткам, и пусть руки скользят вперед и чуть наверх... и потом вниз. Когда вы расширяетесь, сохраняйте течение постоянно исходящим наружу, а с Уменьшением просто вбирайте его назад в себя. Позвольте движению начаться в вашей груди и в плечах и затем течь в ваши руки. Не начинайте его в кистях.

Мы делаем это, сидя. Стоя, это немного легче. Но стоять и правильно двигать ногами очень трудно. Напервых занятиях Тай-цзи обычно очень болят бедра  из-за напряжения во время удержания. Когда вы сидите, то у  вас нет проблем с вашими ногами.

Начинайте с позвоночника и приподымайтесь вверх вместе с расширением дыхания. Ваши руки поднимаются сначала в плечах, и это движение вверх должно течь в ваши руки. Ваши руки медленно поднимаются, пока они   не   достигнут  почти  горизонтали.   Вы  можете воображать   горизонтальную   энергию,   которая непрерывно поднимает ваши руки вверх, пока они не поднимутся  до  горизонтали,   и  затем  вытекает  из кончиков пальцев. Если ваши руки начинают опускаться вниз, представьте себе, что пространство под вашими руками   как   мягкая   неровная   поддерживающая поверхность,   подобная  движущейся  воде.   Ощутите поверхность, как она слегка движется и поддерживает вас, в то время как вы держитесь на ней в равновесии. Если ваши руки опускаются вниз и движутся назад к вашему телу, то сначала пусть войдет верхняя часть рук  и затем подтяните все остальное. Пусть кончики пальцев следуют позади,  как будто бы они текут следом за верхними частями рук и плечами. Когда вы заканчиваете свое  движение,   вы  почувствуете  опускание  вниз и единство плавно текущей линии. Не беспокойтесь об амплитуде  и   высоте  подъема  ваших  рук,   пока вы выполняете   этот   плавно   текущий   жест.   И не воспринимайте горизонталь буквально, когда я говорю о ней. Она подобна поверхности воды. Она изгибается,  рябит и волнуется, когда вы движетесь, но это волнение  лишь небольшое отклонение от ровной поверхности, Не требуйте:   «Я   должен   удерживать   руки   строго параллельно». Речь идет только о том, чтобы вы себя не ограничивали.

Через вас каждый раз должен проходить весь поток энергии. Он начинается в самом низу, в вашем Дань-тянь, движется вверх через вашу грудь и плечи и постоянно расширяется, продолжая проходить везде, пока ваши руки поднимаются, пока вы не почувствуете, как вытекает энергия из кончиков ваших пальцев и далее начинается ее закругление и возврат. Это и есть причина, почему выполнение этого первого поднятия и опускания в настоящей практике Тай-цзи длится долгие месяцы. Проблема заключается в том, что это может стать удручающе скучным. Нет ничего, что было бы привлекательным. Слишком уж легкая задача просто поднимать руки. Каждый из нас достаточно силен, чтобы поднимать наши руки и опускать их вниз. Но вызов состоит не в молниеносности движения, а в том, чтобы чувствовать, что именно выполняется в данный момент - сейчас.Любое расширение энергии становится тем новым текущим моментом. Это движение является самым сложным в Тай-цзи. Все остальные мотивы являются в действительности всего лишь расширениями этого первого основополагающего движения Тай-цзи.

Хорошо ощутить это движение можно в горячей ванне или в плавательном бассейне. Вода лучше, чем воздух, поддерживает руки, так как плотность воды больше. Когда вы в следующий раз войдете в воду, сядьте со скрещенными ногами, и пусть ваш позвоночник всплывает подобно траве, подобно всплывающим водорослям. Затем позвольте вашим рукам всплыть вверх и позвольте им, поддерживаемым субстанцией воды, отдыхать. У воздуха, как и у воды, своя собственная плотность и свое собственное пространство, и вы можете позволить окружающему вас воздуху поддерживать вас аналогичным образом.

Пространство вокруг вас называется пространством Инь в противоположность пространству Ян, которое занимает ваше тело. Мне хотелось бы, чтобы вы почувствовали, как ваше Ян, ваше телесное Я, приемлет пространство Инь, играя с ним в прятки. Осознавайте пространство вокруг вас как воду, которая касается вас. Посмотрите теперь на меня, но смотрите на мой контур и пространство вокруг меня. Позволяйте мне исчезать и наблюдайте только за остающимися в воздухе движениями.

Ощущайте теперь это сами. Дайте раствориться вашему телу в энергии-пространстве вокруг вас. Вы покоитесь в этом пространстве и движимы им. Нет ничего, что требовалось бы делать или форсировать. Все ваше Ян, оседая, стекает, расширяется, ощущает. Вы охватываете его повсюду равномерно и мягко. Вы чувствуете себя как облака, как дымка со своими крошечными частичками. У вас ощущение почти полного растворения в нем, и тогда постигается осознавание вашей собственной реальности в этих взаимосвязях. Оба явления происходят одновременно. Чтобы понять Ян, плотное, вы должны прийти к постижению Инь, пространства вокруг вас. Учитесь доверять этой энергии и играть с ней.

Позвольте сейчас, пока вы сидите здесь, вашим рукам просто всплывать вверх, а затем позвольте локтям снова опускаться вниз. Все движение происходит последовательно. Оно действительно состоит в том, что весь процесс дыхания-восприятия проходит через все части вашего тела. Ни одно место не будет оставлено бел внимания. В этом причина, по которой Тай-цзи используется в качестве лечебного средства для устранения болезней суставов и других застоев и блокировок, которые дробят тело. Если занимаются Тай-цзи, то знают места, в которых тело застыло или блокировано, и чувствуют, как неправильно используют свое тело. Ты открываешь, насколько отрывисты  твои движения,   учишься   двигаться   более   плавно   и воссоединять   свои   движения  в   скользящий  легкий порядок  следования.

Если учатся  танцу или движению, то обычно говорят, что нужно двигать свои руки. О Тай-цзи я бы сказал наоборот: здесь есть пространство, которое движется твоими кистями, или что здесь есть кисти, которые движимы пространством. Энергия Тай-цзи неактивна, она заключается в недеянии. Но когда я говорю неактивна, создается впечатление об указании на паралитический застой вместо действий, которые происходят, когда прекращают намеренно что-то делать. Имея намерение, ты говоришь себе: «Я должен это сделать», и обычно это превращается в «Я не хочу» или «Боюсь, что я не смогу», так что вскоре ты испытываешь мучительный душевный разлад. Тай-цзи приводит тебя к единству, при котором тебе нет нужды думать, а движения просто происходят. Когда ты действительно разрешаешь себе уступать и открываться, все твое тело зудит, кажется, что поры раскрываются и твоя кожа покрывается мурашками.

Такое состояние включает в себя обасостояния как внутренней раскрепощенности, таки осознавания. Это не односторонне. Я мог бы поставить ненадолго приятную музыку и сказать: «О'кей, давайте немножко отдохнем. Довольно скоро вы расслабитесь». Это было бы так, как будто я приготовил для вас большую ванну с розовым пенящимся шампанским, в которое вы погружаетесь и которым вы можете наслаждаться. Это была бы однобокая история. Тай-цзи не позволяет тебе свободу такого рода, при которой ты можешь сказать: «Я хочу просто получить немного удовольствия от танцев». Мне бы хотелось, чтобы вы получали радость, но одновременно вы обязаны по-настоящему осознавать, что вы делаете. В Тай-цзи объединяются внешнее и внутреннее осознавания. Нет в нем той интровертности, на которую так много ориентируют различные техники медитации.

Попробуйте этот же порядок поднятия рук, стоя. Когда ваши руки опускаются вниз, то пусть ноги вовлекаются в течение. Вообразите, что вы стоите на воде, пусть ваше основание будет мягким и податливым. Как видите, вы должны так воспринимать пространство Инь, как будто оно более плотное, а пространство Ян так, как будто оно более проницаемое. Это новая взаимосвязь с пространством, в которой вы можете упражняться, где бы вы ни находились. Вообразите, что ваши стопы простираются под пол. Иногда мы используем представление, что мы имеем корни, которые уходят под землю. Это подобно тому, как будто ваши подошвы действительно опробывают, где вы стоите, а вы чувствуете это из своего центра.

Закрой глаза и немного наклони тело в сторону. Не бойся упасть. Перенеси свой вес с одной ноги на другую. Будь сначала неуверенным, а затем просто следуй движению этой неустойчивости. Просто иди постоянно вместе с этой колеблющейся линией, и в конце концов она найдет обратный путь к середине. Круг будет меньше и меньше, и ты все ближе и ближе подходишь к себе по мере того, как движения затихают. Ты должен выполнять это с эластичными ногами - без зажимов в коленях, не напрягая мышцы бедер, не блокируя мышцы голени. Пусть твои суставы растают (текут), и ты качайся и раскачивайся. Представь, что ты находишься в середине волны.

Я беседовал с тремя чемпионами по водным лыжам с Гавайев, которые наблюдали за группой Тай-цзи. Они сказали: «О! Это интересно! Это то же самое, над чем мы работали. Мы развили так называемую йогу серфинга, и при этом делали то же самое». Те из вас, кто имеет понятие о серфинге, знают это. Можете ли вы стоять на доске без непрерывного позволения телу следовать за волной? Попробуй это как-нибудь, стоя на водяном матрасе, а потом шагая по нему. Есть нечто, с чем невозможно бороться: нужно поддаться и только потом можно начинать.

Вы  должны  обладать  терпением  и  готовностью поддаваться, прежде чем будет проявляться подлинное восприятие Тай-цзи. Самое трудное в практике Тай-цзи - вопрос, как долго ты сможешь покачиваться и делать это первое движение рук вверх, прежде чем ты начнешь скучать и  захочешь  перейти  к другому  движению? Достаточно ли долго сможешь ты поднимать и опускать руки? Если ты полагаешь, что это потребует слишком много времени и не эффективно для тебя, представь, что ты занимаешься дзадзэн в Дзэндо. Это все равно, что сравнивать полет с дзадзэн, в котором вы просто сидите в позе лотоса с прямой спиной. Даже дзадзэн не является совершенно     застывшей     неподвижностью,     в действительности речь идет о подвижном покое. Дышат и ощущают движение  этой чудесной тонкой линии вверх и ее спуск в середине. Ты движешься в недвижимом. Давайте поэкспериментируем с этим движением немного в другой форме Когда вы покачиваетесь с ноги на ногу, ваши руки немного выдвигаются из плеч и заставляют вращаться  ваше туловище справа налево и снова   назад.   Пусть   ваши   руки   парят,   свободно похлопывая по телу. Понаблюдайте, как движение в плечах действует на ваше основание. Вращайтесь в одну сторону и  затем,  незадолго до окончания поворота, начинайте вращаться в противоположном направлении. Вращайтесь  и  покачивайтесь,   пока  не   ощутите «вытягивание» в руках   и затем замедляйте движения. Такое раскачивание хорошо помогает вам почувствовать, как связано движение верхней части туловища через позвоночник с тазом.

Если вы подтягиваете назад руки, попытайтесь почувствовать спину, как она стекает вниз и подтягивает руки - одну часть за другой, кончики пальцев в последнюю очередь. Вращаясь, сохраняйте тянущее ощущение в руках. Когда размах максимальный, ваше тело немного отклоняется. Найдите середину, когда вы подтягиваете руки, а затем позвольте рукам перелетать на другую сторону, чтобы у вас возникло ощущение круга. Раскачиваясь, вы ощутите, что ваш вес переносится с ноги на ногу. При повороте направо нагрузка на левую ногу уменьшается. Поднимите чуть-чуть эту стопу и опустите снова, когда вы поворачиваетесь налево. Каждый раз вы приспосабливаетесь к новому основанию.

До сих пор область таза мы поддерживали в относительном покое. Разрешайте немного двигаться тазобедренным суставам и бедрам. Когда вы поворачиваетесь из стороны в сторону, вы чувствуете, как ваш позвоночник скручивается при этих движениях. Вы должны полностью приноравливаться всей вашей стопой, сохраняя контакт с полом, чтобы вы не ощущали себя неустойчивыми.

Давайте используем это представление в движении, которое называется «Обнимая луну» или «Нести шар Тай-цзи». Представь, что ты несешь в руках гладкий скользкий шар величиной с баскетбольный. Держи этот скользкий шар в кистях, словно играючи, и двигай его. Если ты держишь его слишком крепко, он выскальзывает из твоих рук, если ты будешь держать его слишком свободно, он упадет. Во время перемещения изменяется баланс, и ты должен перенести свое основание. Приспосабливай основание к движению, не думая о том, какой ногой ты должен переступать. Ощути образ шара и позволь стать ему тяжелее,  если это необходимо. Играй пантомиму. Вообрази, что держишь что-то очень тяжелое.

При перемещениях твой вес должен приспосабливаться к твоим ногам. Выполняй это, не думая,   какая стопа будет следующей. Скрутись и, двигаясь по дуге, займи прежнее положение. Это не означает «Пойди туда, затем вернись назад». Это законченный круг, который ты можешь почувствовать внутреннее через связь с твоими ногами, одной руки с другой и с полом. Поиграй еще с этим шаром.

Пусть шар постепенно становится больше, пока вся передняя сторона твоего тела не будет касаться поверхности этого скользкого шара. Двигайся дальше с шаром, касающимся внутренней стороны рук и передней стороны туловища и твоих ног. Все движения в Тай-цзи начинаются от следующей«печки»: твое тело является центром твоей энергетической сферы. Твое тело осознается во всех своих частях, объединяющихся как центр кругообразных движений. Все разнообразные движения Тай-цзи цюань - вариации этого плавного кругообразного движения. Иногда это маленький завиток, иногда большой круг, иногда круг становится длинной элиптической кривой, которая, продолжаясь, образует двойную петлю в виде восьмерки.

Когда ты играешь с вариациями этого шара Тай­цзи, ты сам можешь открыть для себя все движения, которые являются частьюформы. Ты обнаружишь, что все эти вариации движений однороднотекучие, и как каждое движение с легкостью непрерывно продолжается в другом.

Я не хочу демонстрировать вам форму Тай-цзи цюань слишком рано, так как вы, вероятно, сможете воспринять только структуру, а это запутает. Вы получите еще большее напряжение, когда с усердием попытаетесь овладеть и скопировать внешнюю форму. Вы должны постепенно выработать ощущение своего тела и позволить форме слиться и стать тобой. Тай-цзи - искусство: его не выучивают, оно постигается опытом. Позднее, когда вы уловите его плавный текучий поток, вы всегда сможете выучить форму. У каждого учителя немного другая форма, и он занимается Тай-цзи немного по-другому. Вам нет нужды верить мне или другому учителю. Занимаясь, вы сами почувствуете, что для вас правильно. Я хотел бы показать вам, сколько радости я получаю от того, что делаю, как понимаю суть Тай-цзи и как вспоминаю об этом.

Я выучил много различных форм Тай-цзи, когда был ребенком. Мы путешествовали во время нашего бегства от японо-китайской войны из деревни в деревню. В каждой деревне был кто-то, кто занимался Тай-цзи, и я занимался вместе с ним. Ребенком меня не заботило, был ли он «самым лучшим» учителем, был ли он известен или выпишет ли он мне свидетельство. Просто я занимался со всеми, с кем доводилось. Каждая форма только одно выражение сути Тай-цзи. Не привязывайся только к одной единственной части целого. Если ты ограничишься структурой одной из этих форм, ты потеряешь суть.

Со временем я постепенно буду демонстрировать некоторые связки и мотивы, они будут структурой, над которой вы сможете работать и в которой вы сможете упражняться. Если завтра мы вместе выйдем и будем заниматься, начните с осознавания движения вовне я внутри вашего тела. Используйте море, используйте ветер, сознавайте свое дыхание. Посмотри, можешь ли ты начать движение от ощущения - ощущения того, где ты находишься. Следуй этой изначальной энергия и иди вместе с ней.

Позвольте мне просто посмотреть, как вы пытаетесь начать. Пусть твое тело обоснуется на своем  основании. Затем покачайся слегка и выясни, где ты находишься. Приведи свои стопы в правильное положение, а затем соберись и сцентрируйся. Но в то же время не дави стопами вниз. В тот момент, когда ты говоришь: «Это прекрасное   место,   я   хочу   остаться   здесь»,   ты зафиксирован подобно вбитому гвоздю.  Ты должен ощущать движение под своими стопами, как будто ты идешь по океану. Чувствуй эту поднимающуюся энергию одновременно и в расширении своего дыхания, и   в  расширении   своего  тела.   Затем  работай  над подниманием  рук   от  спины и  плеч.   Когда руки  поднимутся, пусть они покоятся на поверхности, которая неровна и движется, как океанские волны.

Когда ты почувствуешь это течение,   поиграй с шаром Тай-цзи. Используй   внутреннюю сторону своих  кистей и рук, чтобы образовать форму шара, и начинай  передвигать его. Сохраняй ощущение шара, когда ты  играешь с ним, и позволь ему медленно изменяться. Позволяй ему увеличиваться или уменьшаться. А также ты можешь вытянуть один конец шара, чтобы он  принял  удлиненную   яйцеобразную   форму.   Ты   можешь переносить его в сторону, немного опуская. Ты можешь  приподнимать   его   повыше   или   позволять передвигаться вокруг себя. Внимательно следи за чтобы траектория его движения всегда закруглялась обратно таким образом, чтобы ты не потерял контакт  со своим центром.

Держи свой позвоночник в середине, чтобы у тебя всегда было место, к которому ты мог бы вернуться.  Это как змея в Кундалини йоге - огненная энергия, которая непрерывно движется в твоем позвоночнике. Ощущение что каждый позвонок движется и постоянно  возвращается по кругу назад, сохраняется, так что ты все время в курсе того, где находится твой центр. Если ты сгибаешь свою спину, если выходишь из своего центра, тогда ты больше не знаешь, куда возвращаться. Такой корпус должен быть твоим ориентиром.

Тебе необходимо поддерживать чувство своей взаимосвязанности во время этих свободных движений с шаром. Оставаться центрированным означает познание, например, того, что эти особые движения рук соотносятся с твоим центром именно таким способом. И это особое раскрывающееся движение ноги соотносится именно таким способом с твоим центром. Таким образом вы что-то сохраняете во время движения. Это удерживает тебя от того, что ты не просто лежишь в ванне с розовым пенящимся шампанским и чувствуешь себя лениво и беспечно, ведь ты мог бы хорошо себя чувствовать в нем и будучи неподвижным, и быстро погружаясь в сон. Тай-цзи должно пробуждать тебя. Ты сохраняешь свою центрированность, свои внутренние взаимосвязи и свои связи с тем, что тебя окружает.

Всех ли окружающих тебя ты видишь? Видишь ли ты стулья, видишь ли ты пол, видишь ли того, кто непосредственно стоит рядом? Одновременно с этим прислушивайся. Слышишь ли ты шарканье ног? Слышишь ли ты разговоры в соседних комнатах? Слышишь ли ты свое собственное дыхание и дыхание твоего соседа? Пусть эта бдительность распространится на все вокруг тебя. А ты при этом не теряешь своего Центра. В этом и заключается медитация Тай-цзи. Двигаясь в этом направлении, форма для тебя всегда останется вызовом. И по мере развития процесса она станет спонтанным движением человеческого тела. Очень легко начинать, если ты позволяешь этому происходить выше приведенным образом. Очень трудно непрерывно оставаться в этом; и очень легко отвлечься. Вот почему мы применяем форму.

Раннее утро перед завтраком - это и в самом деле хорошее время для практики Тай-цзи. Вы можете начать с глубокого дыхания и затем позволить перейти дыханию в движение. Всякий раз, когда вы начинаете, вы снова должны центрироваться во всех смыслах. Даже если ты давно занимаешься, то все равно нет надежного отправного места, о котором ты мог бы сказать: «Я всегда могу начинать отсюда». Ты не можешь полагаться на полученный или собранный в прошлом опыт. Ты всегда начинаешь прямо оттуда, где ты находишься, с восприятия самого себя и того, что тебя в тот момент окружает.

Моя главная цель этого семинара состоит в том, чтобы мы были в состоянии каким-то образом воссоздать процесс созидания древних учителей, открывших Тай­цзи. Как они творили? Если ты сможешь прочувствовать хоть что-то из этого первоначального индивидуального процесса творения, может быть, что-то возникнет из тебя самого. Тогда Тай-цзи твое. Это - твое Тай-цзи цюань.

ГЛАВА 2.

То, что я говорю вам, это или возобновление, или повторное утверждение, или новая попытка донести до вас в данный момент то, что именно я пытаюсь делать. И каждый раз это новый опыт. Я хотел бы почувствовать, что вы начинаете ощущать и какая часть присутствующих хочет теперь работать. Я не всегда прав: иногда я настраиваюсь на одних из вас и не обращаю внимание на остальных. Определенные вещи значат для одних больше, чем для других. Но в течение недели мы будем делать многие вещи, и как-нибудь я охвачу вас всех.

Все вещи, которые мы делаем, - это примеры основополагающего требования: продолжительность, которая состоит в том, чтобы перевести одно движение в другое мягко и без перерывов, замедления или неожиданной смены. Но как мы можем достичь такой координации в теле? Нет смысла в прохождении последовательности Тай-цзи цюань и точной имитации всех движений. Если бы я увидел, что вы все пришли на террасу и выполняете все в унисон, я бы не стал кричать «Браво!» Я бы сказал: «Как жаль!» Столько людей просто механически повторяют движения и тем самым увидеть, что движения Тай-цзи выполняются с таким подходом. Хотя внешне Тай-цзи может выглядеть как какая-то форма или структура, но то, что происходит внутри тела, должно в чем-то быть совершенно иным. Тай-цзи - не набор структур, не хаос, ни то, ни это. У него другой род организованности, который невозможно познать путем выучивания ряда заданных движений.

Это причина, по которой я вначале сказал вам, что не хочу показывать форму тотчас же. Это несколько уменьшило вашу стесненность, так как вам не нужно мучаться с абсолютно точным копированием движений. Я мог бы обучать как некоторые учителя, начиная с деталей и позиций: «О'кей. Давайте начнем сначала. Это позиция первая. О'кей. А вы потом спрашиваете: «Как высоко мы должны поднимать наши руки?» Приблизительно так высоко. О'кей. Нет, это слишком высоко. Они должны быть на пять сантиметров ниже. Часть вторая: поверните вашу правую кисть на 90° вправо. Теперь поднимите левую кисть над правой и поставьте вашу стопу точно на 45° вправо. Носки направлены вниз. Поднимите пятки, а затем коснитесь ими земли».

Такой вид преподавания кажется мне похожим на одевание смирительной рубашки. Вы постоянно в беспокойстве о следующем движении, постоянно думаете об этом. Вы и без того уже слишком много думаете, и это думание и поток ваших движений взаимно влияют друг на друга. Вам не нужно убеждать ни себя, ни кого-нибудь другого, что в конце этой недели вы выучите определенную программу. В те периоды, когда у вас имеется цель, когда вы продолжаете думать о ней, вы и в самом деле оказываетесь вне того, что здесь происходит. Многие люди учат Тай-цзи только для того, чтобы уметь демонстрировать свое искусство перед другими.

Они учат определенные движения внешне, но проходят мимо внутреннего, мимо сути. Некоторые учителя Тай­цзи тоже совершают эту ошибку. Со многим, что я слышу о Тай-цзи, я не могу себя отождествить. Когда люди рассказывают мне о Тай-цзи, я часто ощущаю двоякую реакцию во мне: или я должен слушать дальше, пока я не найду с ними общий язык, или я должен выбирать другой путь, - может быть, я вынужден произнести, что я не учитель Тай-цзи. И только по этой единственной причине я уже опустил слово цюань в Тай­цзи цюань. Цюань - форма. Дословно это означает «кулак», «кисть», «искусство сражаться». Тай-цзи цюань означает «форму движений, которые применяются для самообороны, для упражнений твоего тела-ума, основанных на идее Тай-цзи». Само выражение Тай-цзи — более широкий и охватывающий термин.

Тай-цзи является также медитацией. Медитация не требует изоляции. Мы можем медитировать в данный момент. Мы медитируем, когда мы действительно слышим речь друг друга, когда вы слышите как то, что вы произносите сами, так и шум прибоя. Я слышу вас, я воспринимаю вас присутствующими здесь, и этот процесс восприятия есть медитация. Этот процесс успокаивает вас и делает вас более открытыми. Иногда, по мере необходимости, вы можете пользоваться другими, более специфичными и эффективными для конкретной ситуации медитативными техниками. Если день поистине изнурителен, если бегаешь туда-сюда и баланс нарушается, то иногда полезно временно отступить, чтобы быстрее вернуться к своему центру. Ты медитируешь, ты пытаешься сдаться, чтобы воспринимать то, что происходит внутри тебя и снаружи тебя.

При других обстоятельствах может быть более уместным громко орать и неистово двигаться. Я вспоминаю о том, как однажды летом работал рисовальщиком на одного архитектора в здании большого офиса. Я сидел в застекленной кабинке, и шеф мог видеть каждое движение, которое я делал. Я выходил в туалет так часто, как это было возможно, и, когда там никого не было, я начинал кричать и танцевать, качаться и подпрыгивать. После этого я чувствовал себя намного лучше и мог определенное время работать дальше. Я стремился также стать посыльным, если надо было отнести что-нибудь в другое здание, чтобы я мог бежать и двигаться.

Тай-цзи показывает, что нет ничего абсолютного. Вы начинаете с приятия этого факта, а затем приступаете к занятиям. Тай-цзи является тем твоим опытом, который формируется у тебя в процессе твоих исканий. Люди говорят: «Я ищу истину». В интеллектуальном смысле вы ищете истину, но что есть истина, что есть мудрость? Мудрость являетсянеким особым проявлением твоего собственного спонтанного отождествления тебя и окружающей тебя Вселенной.

Большую часть времени мы проводим в движении. Теперь понаблюдайте за мной и заметьте, что я двигаюсь во время разговора. Я действительно много двигаюсь. Я подвижный человек, у меня масса энергии, которая хочет выразиться. Я очень подвижный человек, и я много прыгаю, если не занимаюсь Тай-цзи. Нет никакого греха в многочисленных прыжках, нет ничего плохого в такого рода проявлении энергии, другим родом проявления которой является покой.

Тогда, когда вы используете два слова, создается впечатление, что речь идет о двух различных явлениях. Он движется; он в покое. Тай-цзи объединяет эти две крайности. Когда ты медитируешь, тогда ты обнаруживаешь, что ты и движешься, и в то же время пребываешь в покое. Твоя энергия расширяясь, ощущая, живо струится, в то время как твое телесное Я постепенно обретает покой. Понаблюдайте за гончаром, как он центрирует глину на гончарном круге. Вы видите быстро вращающийся гончарный круг, и тем не менее кажется, что глина недвижима, она не шевелится, так как она сцентрирована. Она выглядит так же, как если бы была неподвижной. Гончарное ремесло - одно из самых наглядных искусств Дзэн.

Дзэн или Чань, как это звучит по-китайски, означает «сердце и ум человека в своей самости открываются восприятию знаков свыше». Тай-цзи - это Дзэн, Дхьяна, Медитация, Йога. Все это различные названия для определенного рода пути, одного и того же способа бытия. Единственная возможность проверить соответствие твоих собственных ощущений с тем, что такое Йога, Дзэн, Дхьяна или Тай-цзи, исходит из твоего собственного опыта и заключается в нем. Раз опыт есть, тебе совсем не обязательно выражать свои ощущения словами.

Характер движений Тай-цзи имеет специфическую форму текучести. Но если вы возьмете книгу о Тай-цзи, она обычно содержит серию поз и множество фотографий шагов в различных направлениях. Это напоминает старые книги Артура Мюррэя, учителя танцев, в которых на полу размечены шаги ча-ча-ча и танго. Никто не научился танцевать по учебникам Артура Мюррэя, так что в конце концов они были вынуждены пойти в платные школы танцев. Невозможно выучить движение подобным способом, потому что при этом вынуждены приспосабливаться к застывшей расчлененной форме. Из-за проблем обучения большинство учителей разбивают последовательность движений Тай-цзи по номерам: «Это - первое движение, это - второе движение». Все это принципиально неправильно, и я  пытался преподавать Тай-цзи как-то по-другому.

В Тай-цзи очень простая форма перемещений. Ты играешь с твоим основанием, и ты начинаешь открывать все вариации движений; а затем ты позволяешь этим круговым движениям вовлекать тебя в себя на время в тех или иных направлениях,  и в конце концов ты возвращаешься почти к тому же месту , откуда начал. Это   важный   момент:   Тай-цзи   оказывает   тебе необходимую помощь, чтобы пройти весь этот круговой путь.   Это   тот   круг,   то   путешествие,   которое  вас захватывает и возвращает назад без предписания: «45° в этом направлении, два шага вперед и т.д.». Вы знаете с самого начала, что все ваши усилия достичь чего-либо напрасны. Почему вы хотите достичь чего-либо? Вы в любом случае вернетесь к тому же самому началу! Мы все улыбаемся, потому что знаем, что это истина.

Вы  прибыли   сюда  на  неделю,   вы  заплатили порядочную сумму за проживание и часть мне на гонорар. Вы могли позволить себе на эти деньги много других вещей, но вы принесли жертву, чтобы приехать сюда. Вы хотите взять что-нибудь с собой. И несмотря на препятствия, которые вы сами создаете на своем пути, вы все же что-нибудь сохраните. Ну а если вы слишком  уж усердны, вы будете продолжать делать то же самое, что делали раньше. Я преподаю танцы и иногда вижу ученика, делающего записи как сумасшедший. «Зачем тебе эти записи?» Он отвечает: «Когда я вернусь и буду учить моих учеников, я забуду многие вещи, поэтому я делаю записи». Я говорю: «Почему ты не используешь время для того, чтобы заниматься, чтобы ты поистине мог танцевать"? Записи не помогут тебе танцевать, когда ты вернешься». Есть великое множество людей, которые хотели бы полагаться на то, что у них было или что у них будет, но не на то, что есть в данный момент.

Тай-цзи есть прямо сейчас. Гештальт терапия и множество других техник также подчеркивают безотлагательный и незамедлительный ответ, так что ты и в самом деле можешь вникать в то, что происходит в данный текущий момент.

А сейчас я хотел бы, чтобы мы попробовали одну вещь. Сядьте по двое друг против друга. Скрестите ноги и придвиньтесь достаточно близко друг к другу. Согните ваши правые руки полукругом, чтобы они касались друг друга, и вложите пальцы друг другу в ладонь. Так образовалась двойная петля, которая передает нам чудесное ощущение близости друг к другу без напряжения. Сделайте из своей левой кисти чашу и. поддерживайте правый локоть, чтобы он оставался расслабленным. Дайте себе немного времени, чтобы погрузиться в ощущение вашего соприкосновения: почувствуйте тепло и поверхность касания. Смотрите друг на друга и попытайтесь связать взгляд с физическим соприкосновением между вами.

Переступите через расчленяющее рассмотрение особых структур лица, лба, цвета глаз, носа, рта -ощущайте все это разом и в целом вместо отдельных деталей. Посмотрите, можете ли вы иметь всеохватывающее восприятие. Воспринимайте до тех пор, пока больше не будет незнакомого лица, а будет лицо, которое вы поистине знаете, которое поистине отражает вас. Вы можете делать это упражнение в одиночестве с зеркалом.

Проверяйте напряжение ваших плеч, давление ваших кистей. Почувствуйте внутреннюю сторону ваших кистей - там пальцы другого человека. Они чуть шевелятся, а вы обязаны позволять это движение. Одновременно вы чувствуете, как энергия другого человека выходит из его тела и входит в вас. Образуйте связь по кругу через зрение, слух и касание. Если вы хотите   моргнуть,   то   моргните   -   не   пытайтесь фиксировано держать глаза открытыми.

Обратите теперь внимание на то, как легко ваше дыхание. Вероятно, вы можете немножко больше освободиться и дышать глубже, чтобы ваши плечи и руки стали свободнее. Понаблюдайте, можете ли вы чувствовать через связь «кисть - рука» дыхание другого. Можете ли вы чувствовать легкое утяжеление своего туловища? Двигаются ли чуть-чуть ваши бедра, когда вы дышите? Связаны ли вы друг с другом легко, ненапряженно?

Иногда я использую образ цветка в зеркале. Давайте посмотрим на эту картину. То, что происходит перед зеркалом, беспристрастно отражается в нем, а если оно исчезает из зеркала, то зеркало не возрождает картину. Нет возможности сохранить или накопить что-либо. Ты не должен заботиться о том, чтобы оставить свой след в зеркале.  Образ   зеркала иллюстрирует  зеркальное сознание как пустоту, которая может включать в себя все, что происходит. Если ты отражаешь другого человека просто как то, что он или она есть, то нет никакой предвзятости. Нет возможности восприятия того, что само сознание могло бы создать тебе. Есть только чистое отражение. Ты должен позволить эту открытость, когда кто-то смотрит на тебя.  Нет необходимости неловко чувствовать себя, если за тобой наблюдают.

Мы можем использовать образ луны, которая отражается на поверхности спокойной воды. Когда луна исчезает за облаками, мы больше ничего не видим. Если налетает ветер и вздымает на воде волны, мы видим много искаженных лун. Но в этом нет намерения воды отражать или искажать образ. Вода и луна, ветер и облака - это индивидуальные, текучие феномены, раздельно проявляющиеся, но существующие в то же время как единое целое, не предъявляя никаких требований, не высказывая никаких пожеланий: «Ты обязан для меня сделать то, я обязан сделать для тебя это».

Приподнимите теперь ваши кисти, подтяните друг к другу и почувствуйте сопротивление. Вытяните ваши руки настолько, пока вы не сможете ощутить, что они могут свободно двигаться по всей длине. Соедините ваши левые руки аналогичным образом. Это весьма противоречивое ощущение. Мне хотелось бы, чтобы вы развернулись и распутались во время движения, не размыкая кисти. Это даст вам новую размерность. Это как две руки машины для изготовления масла. Вы ощущаете себя кружимыми и поворачиваемыми, но тем не менее это сцентрировано и в равновесии.

Даже при этой очень стесненной сидячей позе возможное игровое пространство для движений достаточно велико. Существует один народный танец, в котором партнеры держатся за руки в течение длинного ряда фигур, поворотов и разворотов.

Попытайтесь ослабить вашу хватку, касайтесь очень легко и продолжайте движение. Найдите ваши запястья и способ, как они поворачиваются. Чуть замедлите темп. Пусть ваше туловище тоже движется вместе с вашими руками. Пусть ваше тело слегка покачивается на вершине вашего основания туда-сюда.

Если вы напрягаете ваши мускулы, то ваши руки устают. Раскрепоститесь. Это удобный случай поговорить о роботизации. Вы сначала имитируете, копируя форму, потом заучиваете повторениями. Когда вы посчитали, что выучили ее, дальше вы уже механически продолжаете управляться с нею по заученному. Чтобы предотвратить автоматизм, - вот причина, почему в Тай-цзи такой медленный темп. Если в течение этого медленного процесса вы полностью пребываете в настоящем, вам нет нужды вспоминать о том, сделали ли вы уже полповорота или полкруга, и напряженно думать: «Я же еще должен закончить этот круг». Вы постоянно в данном моменте, и вы разрешаете ему происходить.

Давайте, пока мы еще сидим здесь, коснемся мотива, который называется «Облачные руки» или «Руки как облака». Освободите кисти вашего партнера и отодвиньтесь от него. «Облачные руки» в основе своей представляют собой движение, которое поднимает энергию из твоего Дань-тяня вверх и наружу и затем возвращает обратно.

Когда мы разрезаем яблоко на две половинки, мы видим два маленьких круга, которые в середине перекрывают один другой. Ваш позвоночник как сердцевина, а движения ваших  рук подобны  этим двум перекрывающим друг друга  кругам.

Каждая кисть попеременно черпает энергию из Дань-тянь и поднимается затем по линии середины вашей груди, прежде чем она обратится наружу, повернется, опустится вниз и движением по кругу вернется назад к Дань-тянь. Затем другая кисть принимает движение первой и совершает подобный круг. Ваше туловище описывает меньший круг, чтобы следовать движению кисти, которая поворачивается и обращается наружу и вниз.

В то время как вы это делаете, подумайте о функциональном использовании вашего тела. Полностью вычерпывайте пространство, когда поднимаете вверх ваши кисти. Когда вы начинаете поворачиваться, позвольте пространству вытекать из них как воде. Ваши плечо и локоть тяжелеют, пока локоть опускается вниз, кисть следует за ним и поворачивается. Кисть вращается и медленным поглаживающим движением идет наружу и вниз, и это движение возвращается назад к Дань-тянь и затихает, когда другая кисть принимает движение.

Варьируйте игровое пространство этого движения. Попытайтесь сделать его как-нибудь совсем маленьким, а затем снова таким большим, чтобы вы могли поворачиваться без усилий. Делайте его большим и маленьким, высоким и низким. Пусть ваши кисти парят над вами и вокруг вас. Исследуйте все возможности, которые содержит это простое движение. Когда вы поворачиваетесь, вы выполняете его правильно до тех пор, пока оно протекает мягко и непрерывно. Если вы будете заниматься дальше, то постепенно все эти движения сведутся к тому, что называют движением «Руки, подобные облакам». Это чудесное круговое движение, завершающееся в новом начинании, которое в свою очередь перетекает в новое круговое движение и снова завершается в другом начале.

Если вы понимаете принципы движения, то несущественные детали - амплитуда движения, точное начало поворота и т.д. - не будут вызывать беспокойства. Если вы будете обращать внимание только на детали, у вас появится чувство неуклюжести и стесненности. В тот момент, когда вы ощущаете стесненность, вы теряетесь, не знаете, что делить дальше, течение затормаживается и становится прерывистым. Вскоре ваше движение становится безжизненным и выглядит так, как будто вы лишь пытаетесь копировать инструкции учителя. Если и существуют какие-либо правила в процессе обучения Тай-цзи, то они таковы: в тот момент, когда вы чувствуете какую-либо скованность, сначала выйдите из этой стесненности, а потом заново вливайтесь в форму.

Сейчас давайте встанем и поработаем над восприятием основания и ног, а затем соединим это с «руками как облака». Сначала просто почувствуйте ваши ноги под вами. Ваши колени должны быть слегка подсогнуты, чтобы вы больше осели, поближе к земле.

Теперь медленно идите по кругу и поворачивайте при этом ваше тело. Тай-цзи учит вас не переносить вес резкими рывками и всегда сохранять ваше основание между ног. Есть всего лишь несколько движений в Тай­цзи, которые требуют стояния на одной ноге, но в основном ваш вес остается сцентрирован между ног, готовый к переносу в любом направлении. И всегда используйте самый легкий и действенный метод, чтобы переносить свой вес. Независимо от того, расставляете ли вы ваши ноги широко или сближаете их, всегда ваше основание должно находиться между ними.

Замедлите   теперь   ваши   шаги,   продолжая поворачиваться  и  двигаться,   и  сфокусируйте  свое внимание на ощущениях в ваших стопах. Громыхаете ли вы ими как сапожищами, или вы как бы нащупываете ими землю? Можно часто наблюдать, как в Тай-цзи первой  касается  почвы пятка.   Это для  того,  чтобы помочь вам по-настоящему медленно перекатить стопу и использовать при этом каждый раз только одну ее часть, чтобы вы могли ясно ощущать соприкосновение с почвой. Вы задействуете всю поверхность подошвы. Вы добиваетесь того, чтобы ваши стопы были мягкими и эластичными. Начинать перекатывание стопы с пятки является хорошим способом перетекания на нее, сохраняя в то же время вес посередине. Вся стопа, включая носок, должна входить в доверчивый чуткий контакт с землей, как если бы это была кисть руки. Вы не касаетесь почвы, если ставите только пятку и затем вытягиваете носок, не игнорируйте почву, не сопротивляйтесь ей, не боритесь с ней; вы приветствуете ее и мягко погружаетесь в нее.

Представьте, что вы находитесь на небезопасной земле. Повсюду выступают шипы, так что вы поранитесь, если просто поставите стопы и перенесете на них весь ваш вес. В некоторых местах почва скользкая, и вы можете поскользнуться на маленьких камешках. Но вы постоянно чувствуете и воспринимаете, и постоянно готовы приноровиться и измениться. Вы должны ощущать, что носите ваш вес в середине, в области таза. Когда вы почувствуете, что носите вес на подушечках стопы, вы будете двигаться по-другому, а ваши ноги устанут. В ваших стопах и ногах должно развиваться восприятие почвы и чувство впитывания ее. В этом причина, по которой примитивные: и восточные танцы часто исполняются в низкой позиции и пробуждают ощущение, что вам по-настоящему правится почва. Этот вид движения намного человечнее и имеет более естественный способ связи с землей Он противоположен по большей части балету, где танцор по причинам театрального и одухотворенного действия пытается касаться земли как можно меныпг.

Представьте ваше основание теперь так, будто ваши ноги являются лишь частью гибкого постамента или амебоподобного пня высотой с ваши ноги, который врос в почву во всех направлениях из вашего тела. Ваш вес несом всеми четырьмя сторонами, а не только вашими ногами или передом; то есть и спина и бока в такой же степени важны. Если вы будете так двигаться, ваши ноги будут редко скрещиваться или будут неустойчивыми.

Давайте вновь ознакомимся с чем-нибудь основополагающим, с чем-то, подобным дыханию, с тем, о чем нам обычно нет нужды беспокоиться. Люди, чье дыхание вышло из колеи, зачастую вынуждены находиться в больнице и тратить долгое время на обучение правильному дыханию. Если мы замечаем, что наши тела движутся не так естественно, как они могли бы, то нам требуется время, чтобы вновь выучить естественный, легкий способ функционального движения. Эти занятия должны продолжаться непрерывно. Тай-цзи должно тренироваться ежедневно во всех вяших движениях, оно не есть нечто изолированное, что делают только по утрам.

А теперь осознавайте во время вашего движения пространство между вами и другими людьми и предметами. Ваше осознавание этого пространства и движения других должно как-то повлиять на вас и изменить ваши движения. Ты движешься и поворачиваешься иначе, когда соотносишься с пространством, предметами и движениями вокруг тебя, благодаря своему осознаванию и ответным действиям, соответствующим твоему окружению. Когда вы проходите мимо окна, вы, вероятно, замедлите шаг в том случае, если посмотрите наружу. Когда вы выходите на открытое пространство, вы, вероятно, шире будете разводить свои руки. Вы непрерывно в курсе дела изменяющихся вокруг вас событий, так же как и об ощущениях в вашем собственном центре во время ваших движений и ответных действий. Тай-цзи является осознаванием неизменного во всех этих изменениях. Ваше осознавание того, что делаете вы, ваших ответных действий и того, как вы открываетесь внешним событиям, развивает более целостные, завершенные движения по сравнению с теми, которые вы можете совершать будучи в одиночестве.

Если вы, двигаясь, сохраняя основательный фундамент, чувствуете себя естественно и удобно, попробуйте поворачиваться и вращаться и продолжать движение по плавной дуге. Соедините движение «Руки как облака» с вашими шагами и поворотами. В Тай-цзи цюань «Руки как облака» переступают только влево. Когда я играю с формой, я отображаю ее зеркально и переступаю таким образом вправо. Это очень приятно, к тому же я не чувствую в себе той однобокости.

Как только вы ощутите движения и возвращения по кругу, вы можете просто позволить энергии движений нести вас так далеко или так близко, как только она соизволит. Большинство учителей предлагают вам, чтобы «Руки как облака» выполнялись маленьким, незаметным жестом. Мне бы хотелось, чтобы вы делали их широкими движениями. Я хочу, чтобы вы почувствовали связь всем телом. После того, как вы развили ощущение этих широких движений, вы можете постепенно уменьшать окружность и тем не менее сохранять поток, в то время как жест становится все меньше. Один мой друг снимал фильм о старом учителе на Тайване на берегу океана. Он очень красив. Может быть, я в состоянии продемонстрировать что-нибудь более впечатляющее (у меня есть определенные достижения и сильное тело), но этот старый человек обладает такой выработанной за долгие годы занятий тонкостью, что мне невозможно тягаться с ним. С самого начала нельзя говорить о возможности сравнения. Обычно нет возможности утверждать: «Ты делаешь это лучше, чем я». Такого нет. Постепенно движения становятся литыми, форма кристаллизуется и воплощается как твое знание, постигнутое на собственном опыте. После многих лет практики, в течение которых вы по-настоящему постигали Тай-цзи и описали вашими руками множество окружностей, вы будете способны описать плавную маленькую отшлифованную кривую, которая выглядит как десяток миллионов перекатывающихся больших волн. Тогда только можно сказать, что вы открыли в вашем теле простоту кругового движения. Но когда ваш учитель через шестьдесят лет познания формы делает простое движение запястьем и говорит: «Сделай так же. Поверни запястье, толкни его немного, повтори. Упражняйся в этом!» - тогда это значит, что на вас возлагают шестьдесят лет занятий большими кругами, которые превратились в эту превосходно смотрящуюся неприметную форму. К сожалению, вы только и можете, что поставить ее на полку и восхищаться, вы никогда не сможете освоить ее таким лобовым способом. Единственная ваша возможность: в течение многих лет тренировать круг, пока он не будет становиться все меньше и меньше и все более кристаллизованным, пока наконец даже маленькое движение запястья не будет для вас тем же чудесным большим кругом. По этой причине основа моего способа практики Тай-цзи состоит в следующем: сначала по-настоящему развить чувство и одновременно уяснить, что двигаются по «периферии» формы.

Когда вы занимаетесь, ваше сознание сосредоточено в определенном центре. Вы можете двигаться или в одном направлении, или в другом, как вы пожелаете. Если вы максимально сцентрированы, вы можете одновременно чувствовать оба направления круга. Когда вы тренируете «руки как облака», представьте себе, что вы расширяете одной кистью дугу и продолжаете ее до тех пор, пока она не перейдет в противоположное направление. Если вы поставите ваши ноги чуть шире, вы легче можете переносить ваш вес.

Мне нравится поднимать середину своей ладони примерно на уровень глаз, чтобы мне легко было наблюдать вращающееся движение кисти. Если во время движения вы смотрите на свою кисть, у вас не будет головокружения, и вы будете лучше ощущать, где находится ваш центр. Все скользящие позади кисти картины: море, деревья, свет солнца, перила, чьи-то стопы, множество ног — являются звеньями одной цепи. Постоянным остается то место вашей кисти, на которое вы смотрите. Не поднимайте ваши локти - пусть они будут опущены вниз, пусть они свешиваются. Ощущайте, как внутренняя сторона вашей руки подходит к телу, когда ваша кисть опускается вниз.

Используйте образ «глаз на внутренней поверхности кисти», который смотрит на вас и чей взгляд обращается наружу, когда ваша ладонь поворачивается, оглядывается вокруг и потом смотрит вниз на землю. Ваша кисть описывает круг. Когда вы слушаете океан, волны, вы замечаете, что нет в звуках перерывов и стаккато. В одном едином длящемся потоке поднимается волна, достигает апогея и снова опускается. Ваша рука тоже движется как звучание моря. Она делает движение вверх, добирается до апогея точки волны и стекает потом вниз, пока не обретет покой. Не позволяйте своим рукам удаляться слишком далеко от тела. Во время движения вы должны осязать пространство между вашими руками и телом, не теряя осознавания того, как они соотносятся друг с другом.

Важно также позволять телу опускаться вниз, когда в начале движения кисть поднимается вверх, затем позволять телу всплывать, когда кисть давит, опускаясь вниз. В литературе о Тай-цзи говорится о «восхождении» и «нисхождении». Как только я пытаюсь объяснить эти вещи по-английски, у меня моментально исчезают слова. В китайском существует десяток описаний различных видов восхождения и нисхождения. Возьмем, к примеру, восхождение - активное ли это поднятие? Кроме «восхождения» есть и другое слово - «поднятие», чьим противопоставлением может быть «тянуть вниз». С разных сторон Тай-цзи помогает нам воплотить тончайшее искусство слияния казалось бы несовместимого в едином телодвижении. Тай-цзи - это трехмерный и в то же время многогранный способ ясного и простого выражения такого слияния. Чистота Аай-цзи заключается в том, что можно играть со всеми этими различными способами выражения - если необходимо выражать их словами, - а затем ты кристаллизуешь их, занимаясь и воплощая их в форму практикой движений и ощущений. Движение может охватить все. Оно может охватить восхождение и нисхождение, поднятие' и стягивание вниз и всякие другие процессы в одно и то же время.

В качестве следующего этапа я хотел бы снова поработать с шаром Тай-дзи и потом с движениями, которые следуют за начальным подъемом рук в длинных формах Тай-цзн цюань. Эти первые движения являются небольшими вариациями шара Тай-цзи. Чувствуйте ваше основание и движения ног, над которыми мы работали, и представляйте, что вы несете в руках большой мыльный пузырь. Мне хотелось бы, чтобы вы почувствовали хрупкую, эластичную, скользкую поверхность этого мыльного пузыря в ваших руках.

Несите этот шар энергии довольно низко, почти на уровне пупка, как будто он очень тяжел. Это поможет вам почувствовать связь вашей верхней части туловища с вашим основанием и обмякнуть, немного вниз и подвести ваше основание под этот шар. Если вы поворачиваетесь вправо, то делайте также шаг вправо для того, чтобы непрерывно обеспечивать устойчивую опору для ваших движений. Ощущайте, как передается вес этого воображаемого шара по телу до вашего основания. В то же время сохраняйте вашу спину прямой, представляя себе ее легко воспаряющей и поднимающейся из таза. Спина не должна быть застывшей и жесткой.

Пусть ваши кисти свободно двигаются вокруг всей поверхности сферы, так что вы поддерживаете ее, сохраняя текучий, изменяющийся контакт. Пусть пузырь энергии медленно уменьшается, пока ваши кисти не будут так близко, как будто вы держите маленькое создание или защищаете яйцо крохотной малиновки, из которого вот-вот вылупится птенец. Пусть эта энергия движется между вашими кистями, не сжимайте и не спрессовывайте ее. Питайте ее и будьте очень деликатны и нежны с ней. Теперь дайте энергии расшириться, как будто бы она растущий предмет, который постепенно разжимает ваши кисти. Когда этот шар энергии станет больше, он коснется также внутренней стороны ваших предплечий. Когда он станет еще больше и разожмет ваши кисти и руки, он коснется вашей груди и вашего туловища. Наконец, вы обнимаете этот огромный шар всем вашим телом, и вы действительно должны стечь вниз и укрепиться в вашем основании для того, чтобы поддерживать его.

Продолжая двигаться с этим шаром, позвольте ему стать ведущим и будьте всего лишь ведомым в то время, когда он движется и изменяется в размерах. Если вы будете раздумывать, какое движение должно быть следующим, ваши движения станут застывшими и бессвязными. Но если вы позволите вашему мышлению и ощущениям кружить с шаром, он найдет самостоятельное движение, и вам останется только следовать ему. Шар примет руководство и определит направление в согласии с движением, которое вы породили и позволили внутри себя. Если вы действительно уступаете, наступит большое облегчение от груза ответственности и свобода от самооценок. Вы не можете быть неправыми, если вы не являетесь делателями, а движение не может быть ложным, если вы всего лишь ведомый.

Давайте вернемся к первоначальному движению, которое мы уже выполняли. Стойте непринужденно и уделяйте внимание вашему дыханию. Разрешите энергии дыхания течь в ваши плечи и руки. Руки должны медленно и последовательно подниматься от плеч, кончики пальцев поднимаются в последнюю очередь. Когда ваши руки достигнут горизонтального уровня, позвольте локтям проворачиваться тянущим движением внутрь и медленно опускаться вниз, в то время как остальные части рук следуют за ними. Опускайтесь немного в ваше основание, когда ваши руки опускаются вниз перед вами. Дайте себе время и позволяйте всему происходить.

Если вы поспешите довести движение до конца и потом скажете: «О'кей, готово. Что дальше?» - то следующее движение будет произвольным, не вытекающим из предыдущего. Но если вы позволите стекающей вниз энергии движения ваших рук опуститься по плавной дуге в сторону и стать движущимся шаром, вы будете поворачиваться совершенно спонтанно, не думая об этом.

Если вы поворачиваетесь вправо, ваша правая кисть подхватит шар снизу и начнет также двигаться наружу вправо, в то время как левая кисть держит его сверху и слегка позади. Используйте воображаемую картину «Ухватить воробьиный хвост». Это так, как будто ваша правая кисть - воробей, летящий вправо в медленном движении, в то время как левая кисть следует чуть выше и позади, пытаясь его ухватить.

Если вы пытаетесь схватить что-либо очень быстрое, это не удается. Но если вы замедлите его скорость, если вы просто становитесь медлительнее и не стремитесь к захватыванию, то энергия, которую вы хотели схватить, оборачивается по дуге и схватывает вас. Когда вы поворачиваетесь вправо достаточно далеко, ваши кисти проворачиваются и изменяют свою позицию, в то время как движение закругляется назад влево.

Это медленное следование вокруг шара развивает круговую связь ваших кистей. В каждый момент обе кисти находятся в противоположных точках шара. Эти движения представляют собой сущность Тай-цзи, в котором энергия очень концентрирована. Все различные мотивы - это вариации этих движений на поверхности шара. Каждый отдельный мотив - это специфическое, ясное и точное осуществление этих основополагающих движений. Через упражнение различных мотивов вы приобретаете ощущение потока в вашем теле, который уплотняется опять до этого маленького, простого, сконцентрированного, кругообразного движения, называемого «Ухватить воробьиный хвост».

Следующая последовательность называется «Пэн-люй-цзи-ань». Она - один из ключевых мотивов, который показывает, как специфические движения вырастают и развиваются из концентрированного кругообразного движения. Кисти проворачиваются еще раз и затем раскрываются приблизительно по величине баскетбольного мяча, а вы снова начинаете поворачиваться вправо. Это начало движения «Пэн» («Обнимая луну»). Сохраняйте ваше основание под вами, когда вы двигаетесь. Когда вы поворачиваетесь далеко вправо, кисти поворачиваются еще раз и идут назад влево по увеличивающемуся горизонтальному кругу, который очень легко опускается вниз под Дань-тянь и затем всплывает по дуге до уровня плеч. Это называют «Люй». «Люй» приблизительно можно перевести как «Вхождение в форму (приноравливание)». Мы используем иногда это слово, когда подгоняем туфли или одежду. Когда вы поворачиваетесь влево, оседайте, чтобы принять энергию, возвращающуюся к вам назад, слегка снижаясь.

Сейчас пальцы вашей левой кисти касаются вашего правого запястья, как будто вы хотите пощупать пульс, а вы начинаете нажимать правой кистью опять вправо. Это так называемое «Цзи», что означает «теснить, отдавливая». Хотя буквы те же самые, это не то Цзи, что в Тай-цзи. Существует множество способов выполнения этого движения. Некоторые люди нажимают своими пальцами, другие используют ладонь. Иногда вместо запястья касаются кисти или руки. Позднее вы сможете обозначить нажимание без касания. Мне больше всего нравится касание артерии, так как я действительно могу почувствовать, как идет кровообращение через запястье. Переход от движения влево к отдавливанию, нажиманию вправо должен протекать плавной дугой.

Когда вы нажимаете левой кистью, энергия в кругу, который образуют ваши руки, возрастает и раскрывает их. Не убирайте ваши пальцы с руки просто жестом, а попытайтесь сделать энергию в ваших руках такой сильной, чтобы она буквально разжала ваши руки. Вы не знаете точно, когда произойдет это раскрытие. Оно происходит само, на основе вашего понимания увеличения энергии между ваших рук. Нажмите один раз так сильно, чтобы ваши руки начали дрожать. Осмотрите пространство, образованное кругом обеих ваших рук, и почувствуйте энергию, которая содержится в нем. Я прошу вас нажать с такой силой, которая позволит вам ощущать энергию. Обычно, конечно, не давят с такой силой.

Если этот круг энергии разжимает ваши руки, он увеличивается до тех пор, пока в итоге не охватит круг всей группы. Если этот круг будет расти дальше вправо, он станет больше нас и включит в себя в конце концов всю ту гору. Потом он увеличится и охватит весь континент и океан с его другим берегом. Если вы действительно можете чувствовать такое расширение, тогда ваше Тай-цзи будет обладать силой в хорошем смысле этого слова. Сила не означает жестокую мощь; она - сущность величины вашего отождествления с энергией Вселенной.

Если эта энергия раскроется и станет огромной, она станет пугающей. Что вы можете сделать с ней? Вы можете охватить ее и собрать заново в вашем Дань-тянь. Впитывайте эту энергию позволением вашим локтям тонуть и вашим ладоням проворачиваться, в то время как вы оттягиваете ее назад в ваше основание. Не отклоняйтесь при этом назад. Если вы сделаете так, энергия опрокинет вас. Укрепите свою позицию и принимайте энергию так, как будто вы ловите тяжелый предмет.

После того как вы собрали всю эту энергию в себе, выдавите ее снизу из вашего Дань-тянь, как будто вы давите на стену или что-либо тяжелое. Это начало движения, называемого «Ань». Выжимайте энергию до горизонта и затем заставьте ее парить обратно влево. Держите ваши локти расслабленными и слегка согнутыми. Если вы слишком выпрямите свои руки, вы будете неустойчивыми. Этот контакт с энергией на далеком горизонте станет как отдачей, так и приемом. Энергия возвращается в вас низом по парящей кривой (повороту), так что вы вынуждены чуть осесть, чтобы воспринять ее через стопы и опять поднять в Дань-тянь.

Всегда, когда вы посылаете энергию наружу, вы в конце концов вбираете ее в себя снова. Как рыболовная сеть, которая забрасывается и вытягивается. Вы выбрасываете, затем следуете этой кривой и возврату. Когда энергия возвращается назад к вам, вы опускаетесь вниз, чтобы принять ее в ваш центр, а потом вы можете опять испускать энергию. Пока вы по-настоящему не сможете почувствовать этот энергетический процесс в вашем теле, движение будет выглядеть выхолощенным и скомканным.

Использование воображения поможет вам по-настоящему почувствовать эту энергию в вашем теле. Когда вы отталкиваете, представьте, что вы давите на нечто очень тяжелое, и ваше тело склонно к движению в мощной манере, которая согласовывается с этой функцией. Тогда ваше красивое движение Тай-цзи всегда будет иметь возможность стать истинным энергетическим толчком, если это потребуется. Если вы испускаете энергию до самого горизонта, представьте, что вы позволяете подняться воздушному змею высоко в небо. Чем выше в небо поднимается воздушный змей, тем больше вы чувствуете силу тяги в веревке, к которой он привязан, и переправляете в ваш Дань-тянь.

Это толкающее движение является также испусканием. Представьте, что энергия вылетает из ваших ладоней. Если вы отправитесь в китайский квартал, то увидите на кинотеатрах вывески с кадрами летающих людей, дуэлями по Гун-фу и боев на мечах. Эти фильмы низкопробны и очень кровавы. Герой поворачивает ладонь наружу, фсссссс - и кинжалы вылетают из нее, а потом он летит по воздуху. Это, естественно, аллегория, но она основывается на даосских идеях, которые обычно пользуются образом даосского монаха, сидящего в горах и пестующего Ци. Когда я ребенком испытывал проблемы дома и меня бранили, я хотел уйти в горы и учиться у даосских монахов. Вместо этого я шел в кино и приходил домой, ощущая все то Ци: мое собственное отождествление с воображаемыми кинжалами и полетами. Это подобно вашим представлениям о суперменах, или зеленых осах, или капитане Мэрвеле.

Мне бы хотелось, чтобы вы занимались Тай-цзи подобно тому, как дети занимались бы им. Не будьте такими рассудительными. Вы уже подготовлены по интеллектуальной части. Но гораздо важнее процесс непрерывного открытия. Дети любят это. Детей я-учу во многом по-другому. Мы получаем взаимное удовольствие. Они любят это чувство, когда из их рук вылетают кинжалы, и вопят как сумасшедшие, когда они толкают.

Когда вы испускаете энергию, позвольте ей возвращаться к вам как бумеранг. Не позволяйте ей потеряться. Полностью собирайте ее в вашем Дань-Тянь, со сцентрированным телом, и при этом опускайте вниз в ваше основание, чтобы добиться стабильности и контакта с землей. Потом, когда вы вновь испускаете эту энергию, она исходит из основания вашей спины. Расширяясь, не позволяйте энергии останавливаться: продолжайте разворачивать ее по дуге и втягивать ее обратно. Следите за вашими кончиками пальцев и попытайтесь придать энергии скользящее непрерывное движение.

Очень трудно поддерживать энергию текущей. Вы не можете ее проверить и не знаете, когда вы сделали что-то неправильно. Когда я учился, мой учитель говорил: «Нет! Сделай еще раз!» Я делал еще раз, и он говорил: «Теперь сделай еще раз, просто продолжай делать». Вы должны работать с движением до тех пор, пока не откроете его в собственном теле. Я могу показать вам, как это делаю я, и я могу предложить вам какие-то идеи насчет того, каким оно может быть, но вы должны открыть это сами во время выполнения.

Во время завтрака мы говорили о методе Александера работы с телом, который во многом походит на Тай-цзи. До того, как он разработал свой метод, Александер читал лекции, но его все время одолевал ларингит. Поэтому он стал исследовать себя в зеркале во весь рост в то время, пока он говорил, чтобы точно узнать, каким образом он неправильно использует свое тело. Так он начал разрабатывать возможности открытия напряженности и зажатости, вызывающих воспаление гортани и другие проблемы. Это может стать большим откровением, так как многие болезни проявляются через неловкость и нарушения координации. Мы все устроены приблизительно одинаково, у нас у всех одинаковая физическая структура. Некоторые из нас чуть сильнее или более гибкие, но однако вид наших движений Тай-цзи в конечном счете похожий, если они не искажены напряжением.

Это причина, по которой я всегда вам говорю, что вы не должны так напрягать свои мускулы, как будто вы что-то крепко держите. Если вы постоянно используете свое тело, как когда вы отдыхаете или движетесь, то вы не будете напрягаться или цепенеть. Одна из основных проблем - напряжение в плечах и задних мышцах шеи, которое вызывается поддержанием веса ваших рук и выпячиванием вперед подбородка. Когда вы поднимаете ваши руки в начальном движении, пользуйтесь командами отдыха мышцам, которые обеспечат мягкое опускание руки Тай-цзи, проворачивание ваших плеч и возвращение вашей головы назад к центру; помните, необходимо соблюдать следующий порядок: плечи, локти, запястья и в конце кончики пальцев. Затем проверьте, покоится ли ваша голова на вашем парящем позвоночнике.

Также осознавайте ваше дыхание, которое соотносится с поднятием и опусканием ваших рук. Поднятие и подъем очень явно предоставляют воздуху возможность поступать внутрь, а в том месте, где вы начинаете опускаться вниз, начинается выдох. Меня часто спрашивают о ритме дыхания: «Ты вдыхаешь или выдыхаешь?» Я должен тогда отвечать: «Я не знаю. Я никогда не заставлял себя думать об этом во время упражнений». Никогда не задерживайтесь на кульминационной точке вашего так называемого расширения, чтобы принять решение; они должны слиться и стать единым потоком. Вы опускаетесь и выдыхаете до того, как вам это будет известно. Затем в какой-то момент вы начинаете движение вверх, а ваши легкие начинают расширяться. Когда опускаетесь вниз, воздух снова вытекает из вас наружу. Это все увяжется вместе, если вы по-настоящему будете осознавать свое тело в движении, не вмешиваясь.

После начального поднятия и опускания рук следует очередное движение, которое называется «Ухватить воробьиный хвост». Нащупывайте по мере опускания ваших кистей вниз что-то такое в ориентации вашего тела, что позволит одной стороне уступить раньше, чем уступит другая сторона. Отыщите что-нибудь прямо сейчас, что вы можете идентифицировать, не думая при этом «вправо». Если вы будете думать «вправо», в потоке вашего движения наступит пауза или перерыв. Вы должны иметь какой-то ориентир - может быть, человек рядом с вами, может быть, уличный шум, может быть, движущиеся деревья. Прямо сейчас отыщите нечто, что потянет вас вправо, и следуйте этому потоку.

Я упоминал, что в этой форме после начального поднятия рук мы всегда продолжаем движение вправо. Мы не знаем, почему это так - может быть, потому, что один из первых учителей Тай-цзи был левшой, поэтому движение направлено вправо. Я часто начинаю влево и делаю всю форму зеркально отображенной влево. Иногда я начинаю форму даже с конца и делаю ее в обратном направлении до самого начала. Некоторые люди утверждают, что если так делать, то Ци, энергия дыхания, циркулирует в обратном направлении и сбивает вас с толку. Как может быть «назад» или «вперед», если придерживаются кругообразного потока энергии? Если находиться в определенной точке круга, то можно пойти в любом направлении и вернуться к той же исходной точке. Выдох следует перед и после вдоха. Единственный способ «повернуть назад» состоял бы в том, чтобы делать вдох, когда легкие как раз наполнены и само собой нужно делать выдох, или выдыхать, когда движение как раз расширяет грудь.

Когда вы утром приходите на террасу и занимаетесь со мной, начинайте с нахождения вашего центра и вашего основания Тай-цзи. Затем сосредоточьтесь на вашем дыхании и позвольте ему течь в начальное поднятие рук и последующие движения, которые являются вариациями шара Тай-цзи.

У вас уже есть множество специфических вещей, над которыми вы можете работать на утренних занятиях. Если   вы  действительно  следуете  пройденным  нами принципам и не сравниваете себя с другими, вы скажете: «Это очень приятно». Если вы застряли, шар Тай-цзи всегда хороший переход для возвращения вас к чудесным петлеобразным ощущениям. Двигайтесь просто, играйте с мотивами, которые мы тренировали, и находите свои собственные переходы. Не думайте о том, что" следует дальше. Почему бы не соединить два любых движения, если вы чувствуете, что это правильно? Если у вас нет такого  ощущения  верности,   вы можете что-нибудь добавить между ними так, что каждое движение будет плавно переходить в другое. Было бы желательно видеть вас каждое утро все более самостоятельными вместо того, чтобы вы просто смотрели на меня. Если мы занимаемся все вместе и каждый осознает присутствие других, мы будем затрагивать друг друга. Если там скала, здесь дерево и там человек, то каким-то образом скала имеет свою природу скалы, дерево - природу дерева, а у вас ваша собственная природа. Так выглядят занятия Тай-цзи, если вы занимаетесь вместе. Все должно двигаться само собой, и тогда все работает в гармонии. Пусть ваша рука будет вашей рукой. Пусть ваша задняя часть шеи будет вашей задней частью шеи. А когда задняя часть шеи и рука движутся вместе, они создают  прекрасную  музыку.   Ваши   руки   могут соединиться при помощи спины в кругообразную линию. Ваши ноги при помощи таза могут сомкнуться в дугу. Пусть дуга в вашем теле сможет продолжаться другой дугой вовне, возможно, в тело другого поблизости вас. Когда ваше тело  свободно  от вашего диктаторского менталитета, все эти связи, если вы их допускаете легко проявятся сами собой.

Все, что происходит в вашем теле, имеет один источник: это подобно собирательному чувству, которое мы называем Тай (чувство вашего физического-умственного Я, сцентрированное в середине). Если вы во время движения постоянно соприкасаетесь с этим источником, то все движущиеся вне вашего тела силы и все то, что происходит вокруг вас, станет частью сферы ваших движений.

Когда вы наблюдаете за природой и рассматриваете скалы и волны, вы познаете, что все имеет свою собственную природу. Волна - бытие волн, а скала -бытие скалы. Если волна и скала встречаются, они создают скалу-волну, волну-скалу. Они существуют как раздельно друг от друга, так и совместно, где каждый сильно воплощает себя. Когда начинает дуть ветер и есть хорошо укоренившееся дерево, то возникнет ветер-дерево, дерево-ветви-ветер. Наблюдение за этими естественными явлениями дает богатую пищу для наших движений Тай-цзи, но самым важным является доверие к нашим собственным богатым источникам внутри нашего человеческого тела.

ГЛАВА 3.

Вчера вечером мы говорили о происхождении Тай­цзи и отношении между Тай-цзи, Дао, исторической, политической  и   общественной   ситуацией  в  Китае. Понятие Тай-цзи прослеживается до истоков китайской истории,   до  доисторического  периода,   называемого эпохой мифических владык. Один из них, Фу Си, создал символ Тай-цзи и идею восьми триграмм, развившихся в И-цзин, Книгу перемен. Тай-цзи возвращается к тому моменту, когда человек впервые почувствовал самого себя и необходимость соориентироваться  в окружающем  мире.

Из этих поисков, из этого вопрошания о смысле жизни возникла философия. Из этой потребности человек создал различные теории и представления, которые придавали смысл его миру. Мысли китайского Тай-цзи не так уж сильно отличаются от некоторых идей греков и римлян. Существует, например, мысль Гераклита, что нельзя войти в одну реку дважды, потому что река течет и изменяется. Это представление подобно Тай-цзи.

Тай-цзи также основа даосизма, который образует параллель конфуцианству и дополняет его. Конфуцианство имеет особенность везде определять структуру. Оно сохраняет гармонию между людьми, устанавливая отношения между правителем и подданными, отцом и сыном, старшим и младшим братом, мужем и женой - у каждого свое место. Это прекрасная мысль, до тех пор, пока она не становится настолько сковывающей и зажимающей, что никто больше не в состоянии двинуться. Она становится также очень поверхностной. Предполагается, что каждый обязан быть преданным своему правителю и слушать родителей, а жена обязана делать все для мужа - она никогда не имеет права жаловаться и всегда должна идти на три шага позади его. Эти ограничения предопределяли все так сильно, что люди буквально стонали - особенно те, кто творчески были в ладу с естественным ходом вещей.

Чтобы выровнять эту крайность, мы развили даосизм, представленный учением Лао-цзы. Лао-цзы, вероятно, псевдоним, потому что Лао-цзы означает «старый человек». Одна теория говорит, что он был очень ученым человеком, по имени Ли, заведующим архивом. Другая легенда утверждает, что Лао-цзы оставался в теле матери 81 год, так что он сразу родился мудрецом. Существует много историй о нем, но все они сходятся в том, что он был очень мудрым человеком, который воистину понимал природу. Он и его ученики работали над прояснением и применением концепции Дао.

Дао-дэ цзин, должно быть, был создан или им, или его учениками, или ими вместе. Он развивался в течение ряда лет и стал одним из канонических трудов китайской философии. Когда мы изучаем Дао-дэ цзин, то видим, что в каждой строчке говорит Тай-цзи. Текст состоит из целого ряда коротких стихотворений о парадоксальном, неведомом, о природе. Он настолько парадоксален и трудно переводим, что каждый дает новую интерпретацию.

В течение этой недели мы будем заниматься каллиграфией. Я представлю посредством каллиграфии особенности и сущность китайского языка, который не линеен. Английский язык линейный. Вы можете, например, увидеть слово «любовь» и затем при чтении соотнести это с определенным чувством. Но собственная сущность - это образ Л, Ю, Б, О, В, Ь - нечто совершенно абстрактное.

Хотя древняя китайская культура в ряде направлений очень высокоразвитая и сложная, основополагающая сущность письменного языка весьма примитивна и конкретна. Большинство иероглифов развилось из набросков или линейных изображений вещей, которые они представляют. Поэтому часто в них можно открыть более глубокие значения, если рассмотреть штрихи самого иероглифа. Я покажу кое-что в этом отношении, когда мы займемся каллиграфией, а позднее переведу для вас кое-что из Дао-дэ цзин.

Дао-дэ цзин всегда оставляет место для интерпретации и никогда не окончателен для читателя. Это было обычаем, что каждый интерпретировал его своими собственными словами. Каждый раз, когда я перевожу его, я вынужден переводить его по-новому в пределах моего понимания в данный момент.

Речь идет о бытии и небытии, действии и недействии - обо всех этих парадоксах противоположностей. Если вы спросите о литературе, которая лежит в основе Тай­цзи, то это - Дао-дэ цзин и И-цзин, Книга перемен. Это два оснополагающих труда в китайской литературе, напрямую связанных с Тай-цзи, над которым мы работаем. К И-цзин в течение многих лет, конечно, добавилось множество интерпретаций и комментариев различных ученых, в том числе Конфуция и многих его учеников. Эти добавления часто запутывают первоначальную даосскую простоту.

В свое время даосы, должно быть, походили на представителей богемы или хиппи, просто заботившихся о своих личных делах. Например, был дзэн-буддист Хань Шань - «холодная гора», деревенский дурак, который смеялся над ветром и над каждой мелочью. Даосы были простыми людьми, которые действительно могли быть отождествлены с простой жизнью и не мешали процессу жизни путем раздумий. Они были людьми, для которых жизнь и действие образовывали единство, которые предоставляли вещам их собственный ход.

В даосизме существует много основных концепций, которые проявляются в Тай-цзи во время практики. Одна из них слово «Пу», которое прежде чем оно было придумано и оформлено, обставлено и отшлифовано, обозначало первоначальный материал. Иногда это переводят как «неотесанный блок». Это - сырье, пока оно не будет отесано в художественную форму, это -сущность, которая существовала, пока ты ее не изменил. Познакомься с узорчатостью древесины, прежде чем ты начнешь резьбу. «Пу» - основная субстанция твоего истинного «Я», прежде чем оно будет отманикюрено и подправлено. Высвети свою основную субстанцию до того, как ты ее загромоздил. Не допускай, чтобы внешние вещи ослепили тебя и ты потерял необтесанный блок в себе. Это то, что мы делаем в Тай-цзи. Каждый раз, когда мы начинаем, мы должны найти это необтесанное первоначальное дерево, это основополагающее чувство человеческого тела, чувство единства. Обычно мы продолжаем говорить себе о том, кто мы есть, вместо того чтобы просто позволить проявиться «Пу».

Японская концепция «Ваби» очень похожа. Иногда это переводится как «бедность», удовлетворенность простыми вещами, где не существует ничего излишнего. Если вы рассматриваете Тай-цзи как форму движения, заметьте, как оно просто. Оно относится к самым чистым и выразительным формам движения. Оно представляет сгущение основных форм выражения. Это все в нем.

Другая мысль - то, что мы должны снова прийти к бытию ребенка. Можете ли вы дышать так же свободно, как новорожденный? Это - подобие ребенку, которое мы обязаны сохранять. Мы не должны быть ребячливыми. Детская непосредственность - это то, чему мы все радуемся. Мы хотим ею обладать. Мы хотим жить дальше со всей конкретностью и удивляться жизни и самим себе. Но мы теряем это, когда вырастаем. Мы боимся показаться неловкими или невежественными -мы хотим полностью контролировать себя и претендуем на то, что знаем все.

На днях я посетил очень несуразное представление: группа белых из высших и средних слоев финансировала концерт, который назывался «Американский джазовый театр черных»; в нем были собраны артисты старого театра Апполо из Гарлема. Всем этим музыкантам было около шестидесяти-семидесяти лет . Они были впечатляюще прекрасны. Вечер начался с того, что они в блестящих костюмах провели парад, и это было ослепительно. Я аплодировал, я прыгал туда-сюда, я танцевал. Рядом сидели дети, и, когда я смеялся, они смотрели на меня и, казалось, говорили: «Раз он так смеется, то я тоже, вероятно, могу». Но выглядели они такими чванливо напыщенными, что я подумал: «Что мы такое сделали с нашим молодым поколением!» Когда я сижу в театре, я реагирую на представление множеством движений. Люди, которые сидят рядом со мной, часто отклоняют мою чрезмерность и, кажется, говорят: «Ты чего? Ты мешаешь мне. Ты не понимаешь эстетических ценностей?» Эстетика, раз вы не можете двигаться, не импонирует нам. Когда я танцую, я хотел бы, чтобы люди двигались вместе со мной. Я танцую не для вас, я танцую вместе с вами. Это не вопрос раз деланности.

В последнее время кажется, что мода на Тай-цзи растет во всех больших городах как грибы. Каждый изучает Тай-цзи и желает получить титул-свидетельство более высокое или низкое. Я рад, что так много людей интересуются этим прекрасным занятием, но меня слегка беспокоит фальсификация Тай-цзи.

Это аналогично интересу к дзюдо и карате после войны. Поскольку большие сильные американские солдаты были положены на лопатки миниатюрными японскими специалистами по дзюдо, то каждый вдруг заинтересовался дзюдо. Сначала в армии ввели дзюдо, а затем это широко распространилось. Повсюду в больших городах существуют центры по дзюдо. Каждое армейское подразделение имеет клуб карате, каждая школа тоже. Но в большинстве случаев только выставление силы напоказ образует притягательный момент этих тренировок. Когда я впервые приехал в Америку, я посетил некоторые из этих центров, чтобы просто узнать, что они собой представляют. Большинство учеников не имели ни малейшего понятия о том, что составляет суть дзюдо. Все, что они знали, так это, как уложить кого-нибудь на лопатки. Они носили свои японские тренировочные костюмы и гордо шагали по кругу и издавали крики. Это такого рода развитие продолжалось дальше, и довольно скоро размышляющие люди естественно сказали: «Это ужасно. Не может быть, чтобы это было таким».

А теперь на арену выходит Тай-цзи, которое медленно, но распространяется. Тай-цзи всегда было в тени. Старые люди в китайском городе всегда занимались Тай-цзи, но они никогда не привлекали внимания, они занимались очень тихо, и там, где никто их не видел.

Столько путаницы в высказываниях о Тай-цзи, что я иногда спрашиваю себя, должен ли вообще употреблять слова «Тай-цзи». Они звучат так чуждо, так экзотично, что невольно думаешь, что за этим скрывается нечто очень  необычное,   очень   специфическое.   Тай-цзи  не является чем-то отличным от того, что вы и так уже имеете. Я всегда говорю, что я не учу. Нет способа обучать. Что значит обучение? Я не говорю: «Я учитель Тай-цзи, потому что я учился еще ребенком и теперь владею им, а вы нет, и я преподаю вам и показываю, как это трудно». Если бы я так поступил, вы были бы сильно разочарованы и сказали бы: «А что, если это недостижимо для меня? Скажите мне, что я делаю неправильно». Учитель   Тай-цзи   ответил   бы,   что   вы   не   делаете неправильно, а просто еще не владеете этим.

Требуются годы и годы, чтобы полностью открыть Тай-цзи. Вы не можете познать жизнь разом. Жизнь познается проживанием. Вероятно, вы думаете: «Когда я найду хорошего учителя, когда я прочитаю хорошую книгу, я стану очень мудрым и одолею, наконец, все трудности жизни». Если это осуществится, что будет потом? Скука. Физическое понимание движения, которое мы называем Тай-цзи, может помочь вам понимать и встречать трудности в вашей жизни, но оно не решит всех ваших проблем.

Концепция, базирующаяся на Тай-цзи, означает лишь метод, как научиться заново находить равновесие. Это путь к себе из всех конфликтов и беспорядков, которые мы ежедневно ощущаем в нашей жизни. Тай­цзи не название восточной мудрости или чего-нибудь экзотического. Это мудрость ваших собственных пяти чувств, вашего собственного тела и духа, соединившихся в одном процессе.

Многие  полагают,   что  Тай-цзи   лишь  название последовательности движений, которая называется Тай-цзи цюань. Люди узнают, что посредством занятий им они могут излечить множество психосоматических болезней. Они замечают, что могут лучше дышать и спать. Они видят какого-нибудь учителя и удивлены и счастливы, если слышат, что ему уже девяносто, хотя он выглядит как шестидесятилетний. А это вообще не имеет значения. Это лишь польза, которая проявляется между делом. Если учитель хорош в Тай-цзи и молодо выглядит, это не имеет никакого отношения к тебе.

Суть Тай-цзи в действительности заключается в том, чтобы помочь тебе довериться твоему собственному ощущению потенциального роста, творческому процессу быть самим собой. Тай-цзи помогает тебе быть самим собой и позволяет чувствовать то удивление и постоянную радость от изменений, происходящих в тебе. Тай-цзи -это дисциплина, в которую вы можете быть вовлечены как личность, как человеческое существо, и которой вы можете заниматься, и она окажется вам полезной.

Несколько дней назад ко мне подошел один человек, который наблюдал за нами около часа во время занятий, и сказал: « Смотреть на вас доставляет мне удовольствие. Все ваши движения напоминают мне диких зверей. У вас одинаковый род свободы, равновесия и ритм. Но позвоночник натренированной охотничьей собаки выглядит по-другому». Я ответил: «Конечно. Охотничьих собак тренируют для выполнения определенной цели, а именно бегать как можно быстрее. Надеюсь, что мы не станем охотничьими собаками». В Тай-цзи мы не тренируем однобоко наши тела для достижения какой-то специфической цели. Ведь тогда тело выглядит именно натренированным и ограниченным, как результат тяжелой работы для достижения определенной цели, и тогда оно станет отражением ваших абстрактных представлений о том, чем вы хотите быть.

Вначале я подвергался опасности быть натренированным как охотничья собака, потому что хотел быть лучшим в школе Тай-цзи цюань, к которой я принадлежал. Каждый из нас, вероятно, имеет амбиции и желание иметь самого лучшего Мастера, самого лучшего учителя. Но в действительности вы учитесь не от Мастера; вы учитесь у своего тела, по мере своей практики. Я никогда не обучаю форме в точности так, как она была передана мне, потому что после стольких лет практики я не помню в точности требования Мастера к моим первым движениям. Когда вы по-настоящему глубоко постигаете Тай-цзи, оно становится вашим собственным творением.

Первый учитель создал Тай-цзи из просветления своей собственной природы, из осознавания своего тела. Он учился у мудрости своего тела и из своего отождествления с природой. И развил этот чудесный ход движений. Я бы назвал его чистым движением, потому что оно не обременено внешним иканием, надеждами и ожиданиями других. Тай-цзи в его самой лучшей и чистой форме почти невидимо - так мало видимо, так мало, что его исключительностью не восторгаются. И оно столь неуловимое, что не за что ухватиться - оно не обладает вымуштрованной, мертвой структурой. Вы просто не знаете, где вы. Единственный путь отыскать, где вы находитесь, состоит в том, чтобы погрузиться в середину и научиться через собственное деяние. Вы не можете научиться слишком многому только от красивых мыслей. Все это знание приходит извне и не может действительно помочь вам.

Я хочу, чтобы вы, докапываясь до сути движений Тай-цзи, воспринимали их не как некий чужеродный продукт, а как нечто, что сродни вашему человеческому телу. У нас у всех по две руки, две ноги и позвоночник. Наши размеры могут быть различными, но в основе своей связи между ними и согласованность аналогичны. Проблема состоит в том, что мы не так свободны, искренни, естественны, как когда мы родились. Мы не дышим как новорожденные, мы не двигаемся больше как дикие животные, как присуще было бы больше человеку-зверю. Мы одомашнены. К нам уже прилипло слишком много смирительных рубашек, которые нам приходится носить. На нашем теле слишком много шнурков, булавок, складок [узлов]. Поэтому мы проходим через процесс отучивания. Речь идет не о том, чтобы выучить больше. Если вы здесь с целью, чтобы учить больше, вам надлежит переориентироваться, чтобы чувствовать, что вы учите меньше.

Это все касается и совершенно не касается того, что мы называем Тай-цзи цюань, которое в виде формы становится достижением. Вы можете выучить последовательность движений, так как вашему телу и уму знаком этот поток, и вы можете повторять и дублировать этот конкретный рисунок. Но это нечто другое, чем Тай-цзи. Я использую форму, чтобы наглядно и физически продемонстрировать поток Тай-цзи, но наша цель состоит не только лишь в том, чтобы изучать этот прекрасный язык движений. Этот ход был создан даосом, который был очень просветленным человеком. Но мне бы хотелось, чтобы вы учились воплощать свое собственное Тай-цзи. Если вы поистине понимаете Тай­цзи, вы будете в состоянии в любой момент заново создавать Тай-цзи цюань.

Занимайтесь Тай-цзи цюань в вашей собственной манере, и со временем оно будет выглядеть как Тай-цзи цюань, развитое первым учителем Тай-цзи и переданное нам. Даже эта самая форма, которую мы все учим, имеет много вариаций. К сожалению, каждый учитель, когда начинает преподавать, использует метод своего учителя, как он его помнит, вместо того, чтобы делиться с вами своим собственным переживанием, которое проявляется в нем в данный момент. Другая проблема заключается в том, что учитель, вероятно, пробует научить вас тому, что он может выполнять сейчас как результат многих лет занятий, вместо того чтобы разворачивать перед вами весь процесс, который может постепенно привести вас к подобному результату.

Возможно, он считает, что если вы просто работаете и работаете, чтобы подогнать себя к форме, которую он дает, то вы однажды обретете свободу - совсем как при игре гамм на рояле. Но подумайте, как много людей играют на рояле, а много ли у нас Горовицев и Рубинштейнов? Вы действительно верите, что путем занятий, занятий и еще раз занятий вы сможете стать большим художником? Я не верю в это; я полагаю, что с необходимостью требуется также огромная жизненная сила и внутренний рост наряду с дисциплиной. Спортсмен может нуждаться в тренере, который следит за выполнением графика тренировок, заставляет его идти вперед. Но без вашего внутреннего ощущения роста тренер может загонять вас до смерти, так никуда и не приведя.

По мере нашего продвижения мы используем форму как путеводную нить. Это нечто, используемое для работы, а не диво, которое мы учим, чтобы затем это демонстрировать. Форма - это процесс, служащий вам, а не украшение, которое вы покупаете как прекрасное произведение искусства и потом вешаете на стену. Это было бы подобно тому, как если бы вы съездили в Японию и привезли домой рисунок на свитке и чувствуете, как будто бы вы привезли с собой частицу Востока. Вы можете радоваться этому, но тем не менее по-настоящему оно не принадлежит вам; оно все еще вне вас. Я надеюсь, что вы не привезете домой последовательность движений, чтобы потом сказать: «Я был на семинаре и теперь знаю то, что называется Тай­цзи».

Если вы действительно познали [постигли] Тай-цзи, оно исходит из тела настолько естественно, что это выглядит так, как будто бы вы только что изобрели его на месте. Вы начинаете и заканчиваете, не замечая, что вы это сделали. Если за вами кто-либо наблюдает, они тоже не замечают, что вы это сделали. Требуются годы занятий, чтобы достичь этого. Сиюминутных достижений не существует. Настоящая дисциплина - это нечто, с чем вы живете и что становится непрерывным процессом, способом бытия.

По большей части мы хотим не изменяться. Мы верим, что можем найти нечто приятное и надежное, и за него хотим ухватиться. Мы забываем, что что-то постоянное может строиться только на основе перемен. Мир изменяется постоянно, и, если вы захотите удержать миг, вы проиграете. Но если вы следуете изменяющемуся моменту, вы добиваетесь стабильного движения. Вы идете в ногу с происходящим; вы несете это ощущение стабильности в своем движущемся Я. Вы одновременно переживаете движение и покой. Если вы используете это представление в вашем повседневном мышлении и в восприятии вашего существования, только тогда оно может помочь вам. Тай-цзи - это философия, начинающаяся с полного незнания, с основополагающего раскрепощения от того, что вы поддаетесь. Это может начаться с того, что вы сидите здесь и не пытаетесь напряженно слушать меня и запоминать. Если невежество не причиняет вам неудобств, вы ощутите вкус неведомого намного быстрее и без напряжений.

Большинство из нас все время спешат. Мы так стремимся найти конкретный ответ, что у нас редко хватает терпения дождаться его. В любом случае вы никогда ни к чему не придете. Можете ли вы это признать? Можете ли вы в самом деле признать это? В тот момент, когда вы это признаете, БУУМ! Жизнь раскрывается. В этом заключена большая ирония, потому что, если у вас действительная тяга узнать, не откладывая, что такое жизнь во всей ее полноте, тогда просто вживайтесь в нее и в дальнейшем не упускайте. Вы можете родиться, сделать первый вдох, издать громкий крик - ААААА - и умереть. Это был бы очень эффектный исход. Это было бы подлинным успехом, не правда ли?

На занятиях айкидо в последнюю пятницу тренировали касание и восприятие через кисти рук. Пробовали почувствовать энергию, исходящую из ладоней. Иногда вы чувствуете это, иногда нет, а иногда вам кажется, что чувствуете, но во всяком случае это прекрасная сила воображения, которая помогает вам почувствовать энергию толкающих рук. Если вы будете это проделывать, когда толкаете, то при этом не выйдет застывший, мертвый жест. Иногда на занятиях у вас появляется слабое чувство покалывания, как будто что-то выходит из ваших ладоней. Когда вы толкаете, не позволяйте энергии останавливаться. Она никогда не останавливается. Она течет вверх, или вниз, или в сторону и возвращается назад по округлой траектории.

Если при толчке вы чувствуете, что надо испустить энергию, движение будет живым. Может оказаться полезным при толчке что-нибудь простонать. Стон - это нечто очень мощное, но если при этом вы позволяете вытечь силе, то она содержит Ци, энергию дыхания. Не допускайте застой или блокаду. Стоните из глубины вашего живота. Пусть стон поднимается, и ощутите энергию точно в вашем центре.

Встаньте у стены и давите на нее. Как вы используете свою энергию? Чем глубже вы опускаетесь в ваше основание, тем лучше. Найдите позу, из которой вы сможете нажимать с максимальной энергией из Дань-тянь. Если вы сейчас почувствовали полное сопротивление стены, не расточайте энергию, а оттяните свои кисти рук назад и вберите ее обратно в себя. Не теряйте ее. Если бы вы были сильны как Самсон, стена бы упала. И если так случится, не падайте вперед; сохраняйте и поддерживайте энергию в то время, когда вы возвращаете ее в свой центр. Следите, чтобы ваша спина оставалась прямой, чтобы возвращающаяся энергия могла течь в Дань-тянь прямо через позвоночник, где накапливается Ци. Если вы сжимаетесь, локоть идет вовнутрь и опускается вниз — можете ли вы чувствовать это? Не нажимайте с такой силой, которая может привести к закостенению и невозможности обратного хода.

Образуйте теперь пары и нажимайте подобным образом и с силой упритесь ладонями в ладони друг друга. Если теперь один из вас неожиданно оттягивает назад свои кисти, другой должен быть в состоянии ответить на это тем же, оттягивая свои кисти назад к себе с такой же энергией. Если вы, толкая, падаете вперед, значит вы не находитесь в центрированном состоянии.

А теперь станьте по одному и проделайте толкание и оттягивание. Отжимайте просто пространство от себя и позволяйте энергии оттягиваться обратно к вам. Это будет очень полезным упражнением для тех, у кого проблемы с начальными движениями подъема и опускания рук вниз.

Это также техника, служащая тому, чтобы не расходовать понапрасну энергию. Даже при резком выпаде в карате после него сжимаются таким же образом. Пните слегка ногой, как будто вы сбрасываете свободно болтающийся шлепанец. Следите за тем, чтобы оттягивание, ответный толчок происходили сами. Вам не нужно делать их, вам нужно всего лишь позволять. При повторе нога немного сгибается с готовностью выпрямиться опять. Если вы только выдвигаетесь вперед, вы разбазарили свою энергию. Но если вы ее испускаете и потом забираете назад, вы используете ее, но не теряете.

Один из принципов занятий Тай-цзи - это понимание, что ваша энергия будет естественно возвращаться до тех пор, пока вы ее не прервете. И тогда у вас появляется постоянное чувство широты возможностей, и если появляется необходимость, вы можете тотчас ответно действовать, не задумываясь. Одна из моих знакомых долгие годы занималась дзюдо. Она ожидала случая применить его, но долгое время никто не пытался напасть на нее. И вот однажды кто-то схватил ее в парке - и она стала отбиваться сумочкой. А потом ей пришло на ум: «О! Что произошло с моим дзюдо?» Она, должно быть, занималась дзюдо как чем-то оторванным от действительности. Мы всегда должны заниматься так, чтобы непосредственность момента пронизывала занятия. При такой практике вы всегда ощущаете то, что вы делаете в данный момент. Если вы по утрам занимаетесь Тай-цзи, речь не идет о том, чтобы просто повторить уже выученную форму, но о том, чтобы постоянно позволять происходить текущему моменту. Если вы где-нибудь застряли, не следуйте вашей голове, которая говорит вам: «Отсюда дальше надо делать так», а просто следуйте текущему моменту, сейчас. Если вы правильно следуете движениям, они приведут вас к текущему моменту. В этом-то и заключается красота Тай-цзи: это есть естественное течение.

Такого рода самопроизвольное спонтанное происходящее называется по-китайски «Цзы-жань», «Я-таковость» или «Сономама» по-японски. Когда листья падают с деревьев, они следуют ветру, и если случайно они опускаются на воду, они следуют течению. Лист не борется и не говорит: «Мне хотелось бы назад на ветку» или «Это - грязное место, я не хочу приземляться сюда». Ваши движения и ваша жизнь также могут стать легко протекающими, следующими ветрам и течениям.

В Тай-цзи много метафор с природой, и некоторое количество мотивов имеет названия от животных. Один мотив называется « Белый журавль раскрывает крылья». Когда мы тренируем это движение, мы не пытаемся подражать внешнему облику журавля, а скорее добиваемся ощущения, которое должно испытываться во время полета. Если ты птица, то у тебя есть концентрированный центр тяжести, и игра крыльев с пространством становится очень важной.

Вытяните теперь руки в стороны и играючи надавите на пространство вниз, когда вы поднимаетесь. Ощутите подъем и податливость в ваших ногах, когда вы с каждым движением вниз поднимаете ваши руки вверх и опускаетесь вниз, когда ваши руки поднимаются. А теперь поэкспериментируем с надавливаниями вниз очень близко к телу. Когда ваше тело поднимается, вы ощущаете это подобно тому, как будто вы протискиваетесь через очень узкое пространство. Вы не можете поднять себя за ваши шнурки от ботинок, но если вы на что-то опираетесь, вы легко можете подняться. Чем больше вы относите ваше движение к чему-нибудь вне вас, тем большее облегчение ощущаете. Если вы идете вверх, то опускаетесь, если идете вниз, то поднимаетесь. Это звучит противоречиво, но если вы не имеете опоры внизу, то вы не сможете идти вверх. Вы должны почувствовать связь, союз Инь-Ян этих явных противоположностей.

Есть история об известном учителе Тай-цзи, который развил в своем теле очень высокую степень мгновенной податливости. Маленькая птица, которая сидела на его руке, не могла взлететь из-за полного отсутствия сопротивления в его руке. Птица не могла собрать достаточно ответного давления ладони, чтобы взлететь. Одновременно учитель Тай-цзи учился у нее и отождествлял себя с ее приготовлениями к полету. Он опустился вниз, когда птица надавила на его ладонь, и он ощутил в своем теле то же, что и птица, готовая к полету.

Двигайте теперь ваши руки кругами и почувствуйте, связаны ли между собой движения вверх и вниз. Ощутите также кругообразное движение в вашем теле. Круг может быть очень маленьким и концентрированным, но он всегда должен быть.

Попробуйте делать руками плавательные движения и почувствуйте воду, которую вы толкаете назад, когда плывете вперед. Втирайтесь в движение всем своим телом и ощущайте, как ванте давление на воду движет вас вперед. Теперь сделайте это же движение в обратную сторону и удостоверьтесь, что вы правильно поворачиваете руки, так что ладони указывают вниз, когда вы давите на воду по направлению к себе. Попытайтесь не поворачивать сильно тело при вращении рук.

Если вы теперь идете вперед и при этом круговое вращение рук назад продолжается, то это станет движением, которое называется  «Белый журавль раскрывает крылья». Ваши руки волнуют пространство вокруг вас. Держите ваши суставы расслабленными и позвольте соединиться обеим рукам в размашистом движении. Рука, движущаяся назад, готова принять оттуда любую энергию, если вы идете вперед. Другая рука заботится о переде, так что и спина, и перед защищены. Ощутите восприятие защищенного пространства вокруг вас. Ощущайте, как ваши ноги проверяют при ходьбе землю под вами, и ощущайте руками пространство спереди, надвами и позади вас.

Движения рук естественным способом раскроют ваше тело в стороны и назад, пока вы идете. Если вы действительно приобретете это чувство всесторонней готовности, ваше движение будет живым; вы позволите вашим рукам вращаться не только как крыльям ветряной мельницы. Это движение вперед затем закручивается в обратную сторону, переходя в следующий мотив, который в самом существенном состоит из натяжения лука и стрелы, выпускаемой вперед, когда вы идете назад.

Трудно поддерживать протекающие одновременно в вашем теле движения, особенно если вы только начали учиться. Если вы слишком много внимания обращаете на одну кисть, то движение имеет тенденцию прерываться в каких-то местах, а другая кисть может уподобиться мертвой ветви. Обычно я могу указать, когда вы начинаете раздумывать, потому что где-то в вашем теле появляются соответствующие безжизненные зоны. Затем вы расчленяетесь на отдельные фрагменты и теряете ощущение единства, ощущение движений, происходящих повсеместно в теле.

Одна из самых лучших возможностей соединения вашего тела в единое целое - это Туй-шоу, что означает «толкающие руки». Встаньте попарно друг против друга и поставьте вашу правую стопу на один шаг впереди. Мягко касайтесь вашими правыми лучезапястными суставами и начните двигать ваши кисти по маленькому горизонтальному кругу против часовой стрелки. В этом первом, основополагающем опыте Туй-шоу вы используете вашу руку для расширения полуокружности и затем используете возвращение кисти для того, чтобы связать энергию вашего тела с энергией вашего партнера.

Нет ничего лучше работать с другим человеком для выявления того, насколько вы сопротивляетесь, и противоречий между вашим мышлением и действием. Я однажды применил это на семинаре по работе с семейными парами и использую это с моей женой, когда мы сердимся или конфликтуем. Она очень упрямая женщина, и иногда, когда мы придерживаемся разных точек зрения, я говорю: «Сьюзен, давай позанимаемся Туй-шоу». Она обычно отвечает: «У меня нет желания заниматься Туй-шоу, я сыта по горло твоими идущими вразрез требованиями». А я говорю: «Я не упрекаю тебя в этом. Но сейчас мы должны позаниматься Туй-шоу, потому что в данный момент я не могу разговаривать с тобой». Итак мы занимаемся Туй-шоу. И в то время, пока мы делаем это, мы проходим через спорные пункты в наших головах. И незаметно для нас они видоизменяются. Некоторые мысли кружат вокруг и запутываются в маленьком вихре, а другие снова возвращаются. Мы тратим на это довольно много времени. Это метод упорядочивания дел и превращения процесса мышления в процесс движения.

Когда при занятиях Туй-шоу я оказываю слишком большое сопротивление, то это результат моего напряжения из-за того, что я слишком стараюсь расслабиться или стараюсь показать, что я совершенно свободен и открыт для нового. Если я подчеркиваю тот пункт, в который не совсем верю, я заметил, что нажимаю все сильнее и сильнее. Таким образом весьма многое становится явным. Движения, таким образом, отчетливо выражают причины конфликта без необходимости формулировать это словами. Если вы работаете с кем-нибудь очень и очень застывшим, он, может быть, скажет вам: « Почему ты не следуешь мне? Ты оказываешь сопротивление». Если он чувствует сопротивление, вы такие же застывшие, как он. Не боритесь с ним. Уступайте ему, и постепенно равновесие восстановится. Никто не есть Инь или Ян. Никто абсолютно не доминирует или абсолютно пассивен. Вы должны найти общий уровень, прежде чем вы сможете начать.

Временно разделитесь и по одиночке ищите свой центр, в то время пока вы крепко надавливаете ладонью на ладонь с направленными вверх кончиками пальцев как при изометрическом упражнении. Пусть ваши локти опускаются теперь вниз, а ваши кисти медленно поднимаются вдоль средней линии вверх, восходя как при молитве. Проделайте эту последовательность несколько раз.

Выполните аналогичный нажим вверх вместе с партнером. Снова встаньте друг против друга, поставьте правую стопу на один шаг впереди и прижмите ваши правые кисти одна к другой. Пусть ваши локти теперь медленно опускаются вниз, и почувствуйте, как кисти поднимаются вдоль вашей общей средней линии. По мере того как ваши кисти поднимаются еще выше, позвольте им разойтись и описывать плавную дугу вправо и вниз. Продолжайте эту дугу, пока кончики ваших пальцев вновь не встретятся, а кисти не будут подниматься вверх по средней линии между вами.

Давайте сейчас вернемся к Туй-шоу. Когда мы крепко давим правыми кистями друг на друга, как в традиционном споре, кто сильнее, мы приходим в состояние застоя. Если же мы обоюдно очень медленно уменьшаем энергию, то добираемся до точки, где мы лишь очень легко надавливаем друг на друга. Теперь самая маленькая энергия, добавленная с любой стороны, приведет в действие циклическое движение Туй-шоу.

Мне хотелось бы, чтобы вы все это испробовали. Найдите общий центр и нажимайте все крепче друг на друга, пока энергия не будет одинаково сильна. И затем уменьшайте свою энергию очень медленно, очень спокойно, пока вы не будете легко касаться друг друга. Делайте это медленно и отдавайтесь тому, что при этом происходит. Тот, кто представляет нарастающее Ян, будет двигаться чуть наружу и затем делать обратное возвращение в уступчивую Инь. Если это произойдет, то вы как раз начали круг Туй-шоу.

Этого мягкого, кругообразного течения Туй-шоу нелегко добиться. Обычно оно рассматривается как «продвинутая работа», которую учитель преподает только тогда, когда вы выучили всю форму, и он считает вашу технику хорошей. Учитель работает с вами, чтобы обнажить перед вами ваши напряженности и трудности, и своей энергией помогает вам сбалансироваться. По старому методу обучения Тай-цзи ничего не объяснялось, и поэтому двум начинающим было бы вредно заниматься вместе Туй-шоу. Начинающие склонны слишком много дискутировать и анализировать, они лишь запутали бы друг друга. Я однако использую Туй-шоу для того, чтобы тотчас же показать вам, как тело другого человека отражает ваше собственное напряжение. Когда вы работаете с партнером, с самого начала делайте движение Инь-Ян. Энергии Инь и Ян должны работать вместе, и тогда произойдет настоящее Тай-цзи.

Туй-шоу может быть очень комплексным, очень сложным. Исходя из этого простого движения по кругу оно может развиваться в форме S или в форме восьмерки и приобщает обе кисти, руки, локти, плечи, бедра - со временем вовлекается все тело. Идея, стоящая за этим, - образ амебы. Если ты нажимаешь в одном месте, она расширяется в другом. Вот с какой текучестью должно работать тело. Особенно если вы до этого представляли себе человеческое тело состоящим из стальных стыков и неуклюжих мест, то наблюдать амебообразность тела очень впечатляюще.

Если вы по-настоящему хорошо делаете Туй-шоу, вы достигаете стадии, в которой форма полностью исчезает. Со временем вы можете достичь стадии, которую мы называем «Сань-шоу», что означает «свободно распространяющаяся кисть». Это очень свободная, чистая форма - вид импровизации раскрытости, которая происходит, когда все ясно, на своих местах и сцентрировано. Тогда это просветленное состояние Тай­цзи отражается во всем, что вы делаете.

Имеется также другая, определенно структурированная форма Туй-шоу, которая также называется «Сань-шоу». Вы не должны останавливаться на форме. Она лишь отправной пункт ваших действий. Если вы понаблюдаете за старыми учителями во время занятий, то они сначала выполняют форму, а затем начинают пускать все на самотек, импровизировать. Это великолепно наблюдать, потому что выглядит так, как будто перед вами развертывается все время новое творение.

Я вкусил опыт Сань-шоу, когда был на Тайване три года тому назад. Мне удалось получить доступ в одно из старейших обществ Тай-цзи. Когда старые мастера занимались Туй-шоу, я был поражен их непринужденной беседой: «Как жена? Как семья? Как обстоит дело с бизнесом?» Их движения были очень сложными и много в себя включающими. Когда я наконец был приглашен позаниматься с ними, я очень стремился показать все самое лучшее. Я слишком напряженно пытался стать частью их движения и не мог найти контакт. Я слишком пытался отыскать, что от меня требуется, и впал в панику. Они были очень довольны, видя, что я совсем растерялся. Наконец, я отказался от всех попыток и отдался потоку, и поток подхватил меня! Я никогда не забуду добрые улыбки на старых лицах, когда они увидели, что мне это удалось.

Даос Ле-цзы великолепно описывает это ощущение. После десяти лет занятий медитацией и движением он возвращается домой и чувствует себя как старый высохший лист, опавший с дерева и кружащийся на ветру. Он парит в воздухе и не знает, то ли ветер скачет на нем, то ли он на ветре.

«Тогда глаз был как ухо, а ухо было как нос, а нос был как рот, потому что они все были одним и тем же самым. Было состояние экстаза, форма растворилась, а кости и плоть полностью растаяли,- я не знал, как тело держится вертикально и на что наступают стопы. Я отдался ветру, на восток и на запад, как листья дерева».

ГЛАВА 4.

В первые дни семинара вы обычно сдержанны, робки и пытаетесь запрограммировать себя. Процесс раскрепощения происходит не совсем так, как мог бы. Сегодня утром Арлене сказала, что во время первого упражнения по дыханию было так холодно, что она постоянно была вынуждена двигаться. У нее не было времени ломать голову над тем, правильно или нет то, что она делала, и ей все удавалось сделать легче. Тай-цзи должно быть точно таким же.

Я часто встречаю людей, ранее уже занимавшихся немного Тай-цзи и тащивших это с собой как бремя. Если посмотреть, как они двигаются, то явно заметна какая-то печальная робость и неуклюжесть. Если ты чувствуешь себя в затруднительном положении при занятиях Тай-цзи, то что-то ты делаешь неправильно. Тогда, когда ты ощущаешь затруднение, не упорствуй в желании постичь форму, вернись к естественности, прежде чем будешь делать дальше.

Тай-цзи - чистейшая естественнейшая органическая форма. Человеческое тело должно уметь приспосабливаться к ней очень быстро и просто, если мы не вмешиваемся в его естественное течение. Но общество, в котором мы живем, ограничивает нас во многих отношениях. Мы теряем спонтанность и естественную свободу движения. Мы все натянуты, зажаты; тело и ум подвергаются насилию. Поэтому мы все заинтересованы в том, чтобы выпутаться. Одна женщина сказала: «Этот процесс выпутывания очень утомителен». И я спросил: «Ты пытаешься выпутываться?» И она ответила: «Может быть». Не напрягайся, тогда это не будет утомительно. Вот почему я каждый день показываю вам только немного нового.

Мы наблюдаем за детьми и говорим: «Ах, как они чудесно двигаются».  Но затем родители из лучших побуждений посылают своего ребенка в балетную школу. Он одевает балетные туфельки, и вскоре ни одно движение ребенка не спонтанно, так как ребенок чувствует себя стесненным, все время глядя в зеркало. В течение всей нашей жизни нам говорится,  что нам не разрешено открыто выражать себя, и мы ставим здесь скобку, там тиски  и  еще  застежку,  вскоре  наши  тела полны ментальных и физических заторов. К тому времени, когда мы становимся взрослыми, мы ощущаем себя настолько зажатыми, что наши тела не могут больше уступать.   Мы  спотыкаемся,   ушибаемся,   становимся оболочками,   которые  постоянно   обороняются   от внешнего. Мы манипулируем собой, чтобы подогнать себя под какие-то шаблоны, и, как результат, наши тела обороняются от неестественных наслоений.

Ты должен воспринимать себя таким, какой ты есть. Ты подобен семени. Ты не знаешь, чем ты будешь, когда наступит весна - может быть, хризантемой, орхидеей или простым одуванчиком. Действительно ли ты хочешь знать, что получится при цветении? Почему ты не позволяешь себе просто быть при цветении? Пребывай в процессе цветения и радуйся ему. Обычно цветок полностью раскрывается в последний момент жизни, и затем готов вновь стать семенем. Всю свою жизнь ты смотрел, работал, ломал голову, боролся за последний момент цветения, которое должно быть великолепным зрелищем. Из-за наших интеллектуальных представлений, которые каждый имеет в своей голове, мы всегда стремимся к какому-то ярко раскрашенному цветку. Чаще всего мы не становимся в точности этим цветком и очень несчастливы. Жизнь - это процесс, подготовка к цветению. Если бы семена имели цель, цветов было бы немного.

Два года назад я встретил тибетца, Сонам Кази. Когда-то он был переводчиком Далай-ламы, но сейчас носит американские костюмы и выглядит как деловой человек. У него светлые, блестящие глаза, и он очень спокоен. Я пригласил его и его семью в зоопарк Сан Диего. Было запланировано много дел, а мы вынуждены были ждать в каком-то маленьком лабиринте сорок минут автобус, который курсировал там один. Все были раздраженными и нетерпеливыми. Он улыбнулся мне и сказал: «Это все, как в Бардо». Он говорил о «Тибетской книге мертвых», о промежуточных состояниях, о сорока девяти днях между смертью и новым рождением. Тибетцы собственно считают, что ничто не кончается и все протекает циклически.

Он говорил о знании. «Не пытайся учиться так, как будто бы ты едешь сквозь снег с выключенным обогревателем. Потому что это знание будет прилипать к твоему лобовому стеклу. Тогда ты вскоре ничего уже не видишь, слепнешь и сбит с толку. Этот род знаний никогда не станет частью тебя: оно стоит между тобой и миром». К сожалению, мы обычно ищем знание вовне, а не в самих себе.

Он провел еще одну параллель, когда увидел, как я округло держу руки перед телом. «Это выглядит сейчас как открывание кастрюли с кипящей водой, из которой поднимается пар и энергия. Истинное знание подобно падающим в кастрюлю снежинкам. Когда они касаются поверхности воды, они тают и исчезают». То, что ты по-настоящему учишь, ты не видишь. Оно растворяется в тебе, становится тобой и преобразует тебя.

Тебе не нужно говорить: «Я прочитал ту или иную книгу». Они стоят на книжной полке. Это все накоплено где-то в компьютере. Этот род знания не имеет ничего общего с тобой. Это - бремя. Когда ты учишься впитывать знание и оно становится твоим собственным, только тогда оно проявляется, когда это тебе нужно. Мы говорим о том, что перед лицом проблем лучше опираться на опыт. В известном смысле все то, что ты пережил ранее, должно быть частью тебя. Тебе нет нужды постоянно поддерживать память о прошедшем и говорить о нем. Истинное знание незримо. Если ты впитываешь переживание и позволяешь ему растворяться в себе, то в тебе нет сумятицы, в тебе пустота, которая восприимчива к текущей ситуации.

Когда ты приходишь с полной чашкой, я не могу больше налить чая. У большинства из нас имеется эта проблема. Я, может быть, один раз попробовал жасминовый чай. Он мне понравился, и так я бегаю вокруг с полной чашкой жасминового чая. Когда я пью жасмин, я усваиваю его, вместо того чтобы нести его повсюду и говорить: «Да, я понимаю жасмин», тогда у меня есть пространство для чего-то нового и свежего. Если же у меня пустая чашка, то у других есть возможность предложить мне продегустировать другие сорта чая.

Именно это я надеюсь воплотить в моем Тай-цзи и танцах. Каждый день я встаю и начинаю танец с нуля. Это было бы иллюзией считать, что если я вчера занимался и был способен повернуться три раза вокруг себя в воздухе, то я сегодня встану и смогу это сделать снова. Я только сижу здесь. Откуда ты знаешь, что я могу сделать три поворота в воздухе? Ты можешь знать это, только когда это произойдет. То, что ты можешь делать со своим телом, не видно. Я вынужден каждый раз возвращаться на абсолютно пустую почву и начинать заново. И тогда проявляется движение, происходящее сейчас. И я в состоянии кружиться, поворачиваться и радоваться ощущениям танца.

Энергия и движение должны быть подобными этому. У тебя не должно быть ничего заученного или стиля, предназначенных продемонстрировать, что ты разбираешься в Тай-цзи, и ты не должен цитировать многих учителей Тай-цзи и определенные точки зрения на Тай-цзи. Это мы все можем делать. Если мы работаем, мы должны проникнуть в движение и действительно сделать его. А затем позволить войти ему в нас, чтобы иметь наше собственное «сатори»: «Ах, да, это я понимаю!» Тебе нет нужды комментировать этот опыт или утверждать: «Да, это именно так». Мы же делаем это постоянно. Мы сравниваем наброски. Все нормально до тех пор, пока опыт не теряется в словах. Но все же лучше, если мы будем сравнивать комментарии, пользуясь движениями без употребления слов. В Туй-шоу, к примеру, мы обмениваемся тем, что мы ощущаем и воспринимаем в теле.

Жизнь - непрерывный процесс возрождения. Если ты сегодня что-то выучил, завтра утром ты должен начинать все снова. Если ты приемлешь это, то тебе не нужна сковывающая тебя структура. Хорошая структура должна быть настолько податливой, чтобы быть в состоянии изменяться и приспосабливаться. Если ты занимаешься, то она проявляется, но все же каждый день она выглядит и ощущается по-другому.

Вчера я спросил, почему мы не можем делать форму Тай-цзи цюань противоположным традиции способом, то есть в обратном порядке. Или почему первое движение всегда имеет поворот направо? Барри рассказал нам историю о женщине, постоянно обрезавшей край ветчины, и кто-то спросил ее, почему она это делает. Она сказала: «Я не знаю, моя мать всегда так делала». И спросили ее мать, и та сказала: «Я не знаю, моя мать всегда так делала». И спросили бабушку, и та сказала: «Я делала так, чтобы она вошла в мою самую большую кастрюлю».

Я родился во время войны в Шанхае. Японцы бомбили город, и все люди ушли. Моя мать была в больнице, но все врачи и сестры тоже ушли, и поэтому моя бабушка помогла мне появиться на свет. Затем мы сразу же отправились на судно, которое должно было доставить нас в Гонконг. Судно затонуло. Мы все пробыли в воде целых четыре дня. Наконец, мы были спасены и доставлены в лагерь беженцев. Через несколько дней мы отправились на юг Китая от одной деревни к другой. Мои братья и сестры и я, мы были счастливы, так как действительно могли жить, как китайские крестьяне, на природе. Подрастая, я впитывал в себя довольно много от земли и образа жизни простых людей. Одна из вещей, связывающих нас как людей, - это простота и близость к природе, потому что мы все можем воспринимать и ощущать это единство. Если бы я жил в Шанхае, то я, вероятно, был бы очень западным. Когда я учился в средней школе на Тайване, я стал очень западным. Я слушал все американские шлягеры, носил голубые джинсы и пестрые рубашки и ездил на мотоцикле. Все с запада доставляло удовольствие и было окружено таинственностью. Я смотрел все американские фильмы и, естественно, должен был уехать в Америку.

Когда я приехал в эту страну, мне было 16 лет и я не знал хорошо английский. Я ринулся в один из американских колледжей и хотел непременно быть американцем, полный желания прижиться в этой стране. Я забыл все, что узнал на Востоке, и хотел только достигать, достигать и достигать. Я закончил школу. Я сдавал экзамены в одном из лучших концертных залов и был одобрительно встречен критикой. Я стал выступать, много работал, подстегивал себя в ущерб телу, пытаясь вписаться в стандарт, на котором по моему тогдашнему мнению должен быть танцор. Я занимался по десять часов в день, и только работал, работал, пока мое тело не сдало. Мое тело болело, и, как большинство танцоров в этой стране, я мучился с коленями, бедрами и щиколотками. Я снова постоянно твердил себе, что должен стать лучше, если буду так много работать. Я стискивал зубы и говорил: «Ты же знаешь, это часть игры. Мы должны страдать. Мы артисты... никто не понимает, как мы страдаем». Очень печальная манера говорить, что ты должен чего-то достичь.

Я полагаю, большинство из нас думают, что мы должны так тяжело работать, чтобы достичь чего-то такого - стать тем, кем, как ты думаешь, ты хочешь стать, или кто-то когда-то давно сказал, кем ты должен стать. Затем ты достигаешь этого и обнаруживаешь, что это совсем не то, что ты хотел, почва уходит из-под ног и ты не знаешь, что ты делаешь. Однажды мне стало ясно, что я не получу никакой отдачи от всех этих устремлений, жажды достижений и стяжательства. Я не чувствовал никакого возврата энергии.

В то время я продолжал идти вперед, благодаря только лишь творческому началу в моей профессии танцовщика. Я начал создавать танцы и заметил, что по-настоящему содержательными были только те вещи, которые я действительно хотел танцевать и делал искренне - они были связаны с моим детством в Китае. Мое восточное прошлое выходило на свет и проявилось в танце, который я на свой западный манер открыл и изобразил. В известном смысле я снова начал делать Тай-цзи, даже не замечая этой связи. В те годы, что я пробыл здесь, я совершенно не занимался Тай-цзи.

Я был приглашен на танцевальный фестиваль Якоба Пиллоу в Массачусетсе, где состоялся мой дебют сольного танцора. Фестиваль очень известен и важен:, если танцуешь на нем, то ты добился внимания публики. Тед Шон, тамошний директор, автоматически объявил меня: «Ал Хуан, китайский танцовщик». Я был глубоко оскорблен. Я сказал: « Что вы имеете в виду - китайский танцовщик? Я не исполняю народные танцы. Я не исполняю легкомысленные танцы. Только потому, что я китаец, я не танцую китайские танцы. Я не хочу, чтобы люди принимали меня из-за того, что я буду танцевать с фонарями, с лентами и тому подобное. Я показываю себя, себя и только себя!» Меня волновала жажда признания. А через некоторое время я понял: « Что же это? В чем различие? Я защищаюсь от китайской части во мне, может быть, потому, что все еще не могу отождествить себя с этой страной, не осел здесь? Может быть, это и есть причина».

В кульминационной точке моей западной ориентации мой путь начал делать дугу назад на Восток. Я попытался вновь овладеть тем, чему научился ребенком в деревнях Китая. Итак, я сказал себе: «Почему я сопротивляюсь? Я действительно должен вернуться к моему наследию». Один из моих танцев назывался «Песня сверчка» и был связан с семнадцатилетним периодом жизни определенного вида цикад, которая является типичной метафорой китайской поэзии. Я танцевал « Сон бабочки», который восходит к парадоксальной народной легенде о даосе Чжуан-цзы. Ему все время грезилось, что он летит и порхает как мотылек. Это беспокоило его, и он пошел к Лао-цзы. Лао-цзы сказал: «Почему ты тревожишься? Откуда ты знаешь, что ты не человек, которым видит себя бабочка во сне? Как тебе пришло на ум, что бабочка тебе снится? Может быть, именно сейчас твоя человеческая жизнь есть нечто иное, как миг сновидения бабочки?».

Я начал замечать, что нахожу свой собственный синтез Востока и Запада. Мы все должны найти свой путь назад к центру. Одним это дается труднее, чем другим. Мне очень повезло, потому что именно в этот момент я получил стипендию из фонда Форда для проведения сравнительных занятий в области искусства. Я на год вернулся на Тайвань, чтобы преподавать там. в Колледже китайской культуры и в Оперной школе Фу Син. При этом я имел возможность вновь восстановить мое Тай-цзи, так как я брал уроки у тамошних учителей. Я изучал упражнения с мечом, которые являлись продуктом Тай-цзи.

Это было началом моего возврата к Востоку. Так случилось, что он был географическим, конечно, но совершенно не обязательно он должен был включать в себя географию. Когда я снова вернулся в США, события стали разворачиваться. Тогда я и начал давать семинары в возникающих центрах. Я встретил Алана Уотса, и мы обнаружили, что то, что я выражал движением, соответствовало тому, что он говорил словами. Он человек языка. Он использует его блистательно. В наших совместных семинарах, когда слова становились слишком блеклыми, мы оживляли их движениями. Мы вместе танцевали. Каждый раз в конце концов мы заходили в разговорный тупик, и тогда мы играли, чтобы поддерживать совместные движения и тела и ума.

По мере поисков синтеза Востока и Запада во мне что-то стало происходить, а также и в моих танцах. Тай­цзи становилось для меня все более и более важным. Оно продолжает помогать мне обрести свой баланс и центр. Чем больше я практикую Тай-цзи, чем больше я впитываю Тай-цзи, тем больше легкости и тем больше танцев, приносящих радость и мне и всем танцующим. Мои представления начинаются теперь с танца Тай-цзи. Иногда я танцую в тишине, иногда под шум прибоя, щебетанье птиц, шум водопада, под то, что я ощущаю подходящим. Я говорю с публикой о Тай-цзи, а затем приглашаю их танцевать со мной, и мы начинаем разучивать новые па. После тоги, как они их усваивают, я ввожу более сложные сценические элементы. Тай-цзи, таким образом, играет существенную роль в моей жизни танцора, демонстратора и учителя.

Тай-цзи - это процесс новых открытий. Оно доступно всем нам и в любое время. Если ты гончар, применяй его при центрировании глины. Если ты художник, используй его при работе с кистью. В науке и технике для Тай-цзи также есть множество мест применения. Книга Р.Г.Х.Сю, профессора Массачусетского технологического института, «Дао науки» приводит примеры того, что эти идеи применимы в науке с тем же успехом, что и в искусстве и в движениях. Наука стремится понять природу, ее возможности и выйти за пределы этих возможностей. Все наши действительно талантливые ученые приходят к такому пункту, где они снова сталкиваются с чем-то неизвестным. Неожиданно они становятся все более открытыми, все более в духе Тай­цзи, все более мистическими. Они не говорят: «У меня есть мозги, так что есть чем покорять. Я все понимаю и поэтому могу распоряжаться Вселенной по-своему».

Во всем этом каким-то образом что-то прибывает, а что-то убывает, и все безостановочно. На первых порах, встречаясь с людьми, старше меня вдвое и имеющими гораздо больший опыт в различных профессиях, я колебался и думал: «Чем я должен поделиться?» А теперь я знаю, что не должен считать, что у меня есть больше или меньше сказать, чем у вас, и поэтому моя нерешительность проходит. У всех у нас один базис. Я учусь от вас столько же, сколько вы от меня.

Сегодня после обеда у вас будет свободное время. Мне хотелось бы, чтобы вы немного занялись самостоятельными исследованиями того, как ваши мысли и движения взаимосвязаны. Плывешь ли ты или идешь, или едешь по улице, сосредоточься на том, как твои мыслительные процессы воплощаются в то, что ты делаешь. Если ты, например, едешь на машине, то в твоем уме могут закрепиться многие мысли. Если ты делаешь поворот, то позволь части этих мыслей тоже изменить направление. Если ты делаешь новый поворот, то позволь другим мыслям уйти подобным образом. Это может помочь тебе стать проще, и в то же время это расслабит тебя, поэтому у тебя не будет накапливаться напряжение даже в длительных поездках. Так как моя жена не водит машину, то я обычно сижу за рулем восемь и более часов, когда мы путешествуем по стране. Если я поступаю таким образом, я не устаю.

В последнюю пятницу я ехал из Сан-Франциско не по скоростному шоссе, а по длинному, извилистому прибрежному шоссе. Вместо того чтобы спешить и прилипнуть к рулю, я пытался действительно ощущать шоссе. Я веду рулевое колесо, а рулевое колесо ведет меня, так я продолжаю практиковать свое Тай-цзи. Пробуй идти с Тай-цзи, отправляясь из своей комнаты к воротам или к душевым. Практикуй Тай-цзи, спускаясь по склону или на пересеченной местности. Не полагайся на учителя или мастера, который зачастую является твоим поводырем. Чем быстрее тебе удастся привнести в твои действия движение Тай-цзи в твоем собственном понимании, тем лучше.

Испробуй этот процесс на всем, что ты делаешь сегодня после обеда, и исследуй, что помогут раскрыть и, может быть, распутать для тебя твои движения. Не сдерживай поток. Не прерывай его, чтобы поразмыслить, и не пытайся удержаться за что-то свое. Двигаясь, не останавливайся и не говори: «Что следует дальше?» Делай. Отслеживай соответствие между твоими движениями, твоим мышлением и твоими представлениями.

Я очень редко работаю с каким-либо участником над его личными проблемами, потому что обычно не считаю это необходимым. В Тай-цзи мы не обращаем особого внимания на проблемы. Проблем не существует. В тот момент, когда ты обратил внимание на проблему, она выходит на поверхность,  а затем ты, вероятно, запутаешься  в  ней.  Я  обнаружил,   что  если   я  не сосредотачиваюсь на проблеме, то она разрешается сама собой, без моего вмешательства в нее или борьбы с ней, утверждениями: «Почему ты так делаешь? Почему ты сопротивляешься?» Потому что в таком случае Тай-цзи не работает ни для кого из нас.

Мне хотелось бы, чтобы каждый сфокусировал себя на своих собственных действиях и движениях. Если ты ставишь перед собой какие-либо цели в будущем, они отвлекают тебя от того, что происходит в данный момент, и твои старания достичь своих целей оборачиваются тем, что ты становишься напряженным, застывшим и закрытым. Твоя фокусировка на целях отдаляет тебя от подлинного познания, которое представляет собой всего-навсего только твое осознавание всех твоих повседневных действий.

Предположим, ты поставил своей целью выучить Тай-цзи за пять лет. И из-за этого ты приучаешь себя к дисциплине и занимаешься как сумасшедший. Ты заставляешь себя вставать каждое утро, чтобы упражняться, а перед сном ты делаешь это еще раз. Может быть, ты дополнительно занимаешься днем. Ты боишься уехать на выходные, потому что у тебя не будет ни времени, ни места для этого, и тебе придется наверстывать потерянное. Но если ты можешь потерять его за три дня, значит ты никогда не владел им по-настоящему, разве что поверхностно. Если ты всегда думаешь о результате, ты не можешь быть полностью вовлеченным в то, что ты делаешь сейчас. Ты тянешься, стараясь ухватить будущее, которое вне твоей досягаемости, и упускаешь то, что в настоящее время доступно тебе. И поскольку ты ничего не добиваешься, ты тянешься еще ожесточеннее и упускаешь еще больше. Ты придешь к тому, что тебя ничего не удовлетворяет, и будешь хвататься за нового гуру, новый метод, новый ответ.

Если тебе повезет, возможно, ты сам откроешь для себя, что эти поиски ответов и напряженные попытки как раз и есть то, что создает проблемы и отделяет тебя от твоего собственного опыта. Тай-цзи - дисциплина, которая может помочь тебе погрузиться в опыт твоего тела и того, что тебя окружает и восстановить контакт с происходящим сейчас. И затем от твоего непрерывного обоснования в восприятии происходящего внутри ты можешь расширять его вовне.

Когда я учил Тай-цзи ребенком, я не имел целей. Когда мне было пять лет, я не знал, что приеду сюда, в Эсален, и буду вести занятия. Я не имел понятия об этом, и мае было все равно. Я просто учил Тай-цзи. А затем в университете я совсем отошел от Тай-цзи, стал совершенно прозападным, полностью отдалившимся, изолированным. Я стал ориентированным на достижение целей. Я должен был играть игру школы. Я должен был поступить в колледж. Я должен был сдавать вступительные экзамены, чтобы иметь возможность учиться за границей. Потом я изучал архитектуру, технику, театр и танец и всегда стремился получить степень бакалавра, учителя, все пытаясь обладать чем-то. А потом моя жизнь изменилась, и все другие дисциплины стали бессмысленными. Дисциплина танца, дисциплина движения - единствен) ше, что действительно осталось со мной.

Теперь Тай-цзи снова то, чем оно было для меня в детстве. Если я могу поделиться чем-то из этого с вами, это чудесно. Но уроки второстепенны. Самая главная ценность Тай-цзи - это та роль, которую оно играет лично для меня. Не нужно отводить Тай-цзи роль как средству стать учителем Тай-цзи, чтобы я потом мог летать по стране и вести семинары   прекрасных местах, как например Эсален. Тай-цзи должно быть твоим и для тебя, конечно же. Речь идет не о том, чтобы выучить Тай-цзи для того, чтобы можно было мнить себе, что в поисках просветления ты продвинулся чуть дальше, чем остальные.  Дисциплина Тай-цзи  находится в  твоем распоряжении именно сейчас,  как сегодня утром и вчера  вечером,   когда  тебе  доставляет  удовольствие танцевать   и   чувствовать   себя   живым,   обладая человеческим телом. Ты обнаруживаешь, что процесс отучивания является забавным и увлекательным. (Перев: Если процесс обучения представить себе как наработку нового слоя растущей луковицы, то отучивание является процессом, направленным в противоположную сторону, - очищением того слоя луковицы, который сейчас на поверхности.)  Это  не  означает  потерю  чего-то.   Это прекрасно ощущать себя вновь пустым.

Вчера вечером во время танцев я между прочим зашел в банное помещение, сел и погрузился в воду. В соседнем отделении в темноте бушевала жаркая дискуссия. Слышались очень громкие, категоричные голоса. Молодой человек говорил: «Я знаю то, чего ты не знаешь. Эта страна принадлежит двадцати семьям, например, Дю Понам» и т.д. и т.п. У него на все были ответы. В это же время другой молодой человек вошел в мое отделение, посмотрел на меня и медленно и вкрадчиво спросил: «О... Не буддист ли ты?» Я ответил: «Иногда». Он спросил: «Ты занимаешься йогой?» Я ответил: «Иногда». И он сказал «Мне хотелось бы всю свою жизнь заниматься йогой. Как ты ее практикуешь? » Я сказал: «Просто занимайся ею». Он сказал: «Ух ты!... Просто занимайся ею. О, вот потрясающе!» Он незнающий, у него нет ответов. Так мы и плавали там все: и те, у кого на все есть ответы, и те, у кого нет ответов. Я полагаю, что то, что в действительности происходит, есть то, что мы иногда знаем некоторые ответы, но большей частью времени не знаем их. Это есть течение, причем не Инь или Ян. Иногда нами владеет чувство Ян, которое идет наружу. В другой раз мы доходим до места, где мы по-настоящему хотим ощутить себя, и тогда мы обращаемся к роду Инь, вовнутрь. Когда внутренняя направленность приводит к пустоте, мы вновь обращаемся наружу. Так ты остаешься в движении, и как раз эта изменяющаяся энергия поддерживает в нас и аллертность, и жизнь, и осознавание.

Сегодня утром, за завтраком, мы говорили о Шангри-ла, фантастическом месте, месте, в котором все именно так, как бы хотелось тебе, по твоим представлениям, как могло бы выглядеть место предела мечтаний. Но я полагаю, иногда мы придаем Шангри-ла слишком большое значение. Мы же в действительности чересчур сильно хотим достичь в точности его. Таков же наш подход к поискам наилучшего метода просветления, будь то Йога, Дзэн, Тай-цзи, Суфизм или еще что-нибудь. Как только ты начинаешь верить, что, наконец, нашел тот самый метод, то в действительности ты начинаешь ограничивать себя, потому что нет такой вещи, как тот самый метод.

Вчера вечером мне многое стало ясным. Мы танцевали народные танцы, и я слышал знакомую мне музыку. Я начал танцевать и думал: «Ах да, это я знаю, это я знаю». Когда все еще двигались в одном направлении, я поменял его, потому что я думал о последующих движениях - и угодил женщине рядом со мной прямо по зубам. После этого я прекратил думать и начал расслабляться и следовать музыке, и остаток танца я двигался в правильной последовательности. После танца я подошел к женщине и извинился: «Сожалею, что я потерял мое чувство Тай-цзи». Она сказала: «Все в порядке, даже профессионалы делают ошибки. Это успокаивает меня». Я сказал: « Профессионалы делают больше ошибок ». Единственный путь стать настоящим специалистом заключается в том, чтобы делать массу фантастических, великолепных, больших ошибок. Как можно чему-нибудь научиться, не делая ошибок? Ты совершаешь ошибки, проясняя таким образом, как можно научиться это нечто делать. Тай-цзи - это путь вообще. А путь вообще не является конкретным путем. Оно не является совершенным путем. Я никогда не стал бы носиться и провозглашать, что Тай-цзи является тем самым путем, провозглашать следующее: «Я выяснил, что Тай-цзи цюань есть самое лучшее, самое совершенное из всего того, что ты мог бы применить для твоего тела». Нет самого лучшего метода. Оно не сделало из меня образцового идеала. Заниматься только Тай-цзи еще не означает, что я все могу выполнять хорошо. Все, что я бы ни делал, продолжает оставаться вызовом для меня.

Единственный путь, чтобы твое тело стало совершенно текучим, заключается в занятиях Тай-цзи в естественной манере. Если ты предоставляешь своему телу свободу действий соответственно его конституции, его собственной силе, то не возникает дополнительного напряжения. Однако мы совершенно точно знаем, что  никто из нас не способен полностью быть в потоке, абсолютно   не   подвергаясь   влияниям   телесной, ментальной и прочим природным энергиям. Ты также реагируешь,   неожиданно   останавливаешься   и совершаешь вещи, которые прерывают движение. Через это возникает новая нагрузка, новое напряжение. Тай­цзи   помогает   тебе   распознать   их   и   каждый   раз освобождаться от них. Поэтому ты утром оставляешь себе время, чтобы началось движение. Ранним утром ты никуда не торопишься и времени достаточно, чтобы все гало своим чередом. Освободи свое тело и мышление настолько, насколько ты можешь, и тогда ты быстрее будешь готов  к  восприятию   событий.   Этого  вполне достаточно.   Большинство  из  нас  легко  поддаются влияниям и уговорам. Я часто слышу, как люди говорят: «Он - мой гуру. Пойдем со мной к гуру». Или: «Это именно та книга, которую ты должен прочитать». Если ты зациклился на каком-то одном методе, то у тебя действительно будут проблемы. Если ты не зациклен, ты можешь выйти из него, пройти через него и перерасти его. Он впитается в тебя и исчезнет.

Кто-то спросил: «Ал, какая разница между твоим и моим Тай-цзи?» Я сказал: «Разница та, что я - это я, а ты - это ты, а мы в чем-то разные». Сегодняшний Ал Хуан не знает вчерашнего или завтрашнего. Ал Хуан знает Ал Хуана, который есть только сейчас. И я только сейчас способен воспринять всех вас, слушать вас, жить и быть со всеми вами.

Я думаю, мы достигнем общей основы, если придем к месту, в котором признаем, что мы ничего не знаем. Тогда мы сможем начать вместе с самого начала. Именно этому способствует Тай-цзи. Вдруг мы больше ничего не знаем. Начиная свои занятия Тай-цзи, начинай в точности именно с этого - с опустошения себя. Ты опустеешь.

Каждый день, каждый раз ты начинаешь свое новое Тай-цзи. Не нужно напоминать тебе, что ты обязан связать эту мышцу с той, с количеством энергии, только потому, что электромиограмма показала, что это было бы правильно. Вчера мы говорили об этом аппарате, измеряющем движение мышц. Я сказал: «Великолепно, теперь я знаю, как я проведу вечер танцев в Нью-Йорке. Мне не нужны месяцы и годы, чтобы отрепетировать мои танцы. Мне нужна только лента для вычислительной машины, на которой запрограммированы движения мышц в теле. На следующий день мы проведем в Нью-Йорке отличное представление. Ни один из критиков не осмелится сказать что-либо отрицательное, так как у меня на вооружении имеются все статистические данные».

Приятное в творческой работе, среди прочего, есть то, что она не имеет дела с измеряемыми, поддающимися подсчету компонентами человеческого бытия. Как людей нас по-настоящему связывают только те вещи, которые мы не можем измерить очевидным способом. Может быть, мы найдем новый способ выражения чувств, новую манеру говорить, новый способ делать что-либо, но большую часть времени мы повторяем все те же старые истории. Такова жизнь. Каждое утро начинается одинаково, но развивается по-другому. И Тай-цзи начинается одинаково и всегда другое.

А теперь я хотел бы, чтобы мы вернулись к нашей общей основе еще раз, а потом поработали над вариациями. Сначала мне хотелось бы поработать с образцом кругообразного движения. Итак, мы встаем и образуем нашими кистями круг. Я люблю круги. И даже когда ты работаешь один, ты должен ощущать связи этого нашего круга. Давайте помогать друг другу, чтобы тело могло чувствовать текучесть. Освобождайся от своих напряженностей, покачиваясь со всеми другими потоками. Выдели себе пару минут только на ощущения: уровня своей энергии, своей осанки, своих напряженностей и всего, что ты чувствуешь сейчас. Если ты слишком напряженно слушал и напряжение изнурило тебя, то подумай тогда об освобождении. Если твое тело начнет освобождаться само, действуй из своего центра и позволь энергии из твоего центра слегка двигать твое туловище.

Позволь своему позвоночнику волнообразное движение и позволь своим бедрам подключиться к этим движениям. Позволь своему туловищу сгибаться и поворачиваться. Двигай свое тело больше, чем это требуется, чтобы ты мог почувствовать, зачем тебе необходим тот центр, к которому ты возвращаешься. Мы склонны к чрезмерному самостоятельному использованию наших конечностей. У нас постоянно выпученные на лоб глаза. Мы двигаем руками куда угодно, не чувствуя связи движения с нашим центром. Продолжая держаться за руки, пусть все ваше тело станет вовлеченным в движение. Посмотри последовательно на всех в кругу и позволь тому, что ты видишь, соединиться в твоем теле. Ощущай, как движения передаются через твои руки. Теперь ты можешь закрыть глаза и тем не менее чувствовать связь и движение.

Теперь двигаются стопы, и мы можем немного двигаться по кругу. Ощути, как ноги перекрещиваются, как изменяется твоя поза, пока ты сохраняешь центрированность. Должен ли ты думать о том, какая нога идет сначала, или можешь ли ты позволить позвоночнику поворачиваться и позволить ноге естественно следовать? Если мышцы рук устали держать их, позволь им немного опуститься.

А теперь, замедляясь, разомкните руки. Поменяйтесь местами с теми, кто стоит в кругу как раз напротив вас.

Не делай это прямолинейно, а делай играючи. По пути могут быть всевозможные приятные отвлечения. Может быть, ты потанцуешь с несколькими людьми. Если ты будешь слишком оперативным или быстрым, то тогда ты встанешь и должен будешь ждать. Оперативность экономит массу времени, и если ты не знаешь, что ты должен делать с этим временем, это приведет к скуке и унынию. Это замечательно - достичь чего-то, но не игнорируй того, что происходит на пути. Иногда это намного интереснее твоей цели. Наикратчайшее расстояние между двумя точками - это прямая линия. Это самый эффективный способ решения проблемы. А что же потом? Может быть, я буду скучать все время, которое я сэкономил. Может лучше было бы иметь какие-то развлечения по дороге? Поэтому я двигаюсь, петляя, и наслаждаюсь процессом. Конечный результат этого сильно отличается от прямого перехода. Это иллюстрация того, что такое процесс.

Упражнение, которое мы сейчас делаем, - это наглядный пример идеи, что такое форма в Тай-цзи. Поменять место - это форма или структура. Ну, а то, что происходит внутри формы, есть результат твоего творения в процессе ее выполнения. Если ты действительно углубишься в Тай-цзи, ты поймешь, что оно не только набор позиций, которые все сразу узнают. Истинно творческий процесс - это то, что происходит при переходе из одной позиции в другую.

Когда следующий раз ты начнешь двигаться навстречу партнеру, находящемуся напротив тебя, будь открыт для всей группы и будь готов найти другое место, в то время как круг меняется. Может случиться так, что те, с кем ты хотел поменяться местами, уже поменяли его с кем-то другим.

Мы много работали над вашим осознаванием того, что происходит вокруг вас, пока вы движетесь. Люди обычно наталкиваются на нас. Сегодня утром во время завтрака это произошло со мной дважды. Первый раз я успешно смог избежать о этого. Второй раз сила пришла так внезапно, что мусс забрызгал мне всю куртку. Если мы поспешим навстречу людям, находящимся напротив нас, и не будем ни за кем наблюдать, то это приведет к подобному же столкновению. Если же вы двигаетесь, осознавая свое окружение, тогда столкновения не произойдет. Можно было бы полагать, что в таком маленьком помещении, как это, нельзя танцевать. Но в последние вечера даже при самых размашистых движениях столкнулись лишь немногие люди.

Когда я был маленьким, мы бегали и толкали друг друга под коленкой, чтобы ноги подгибались. Для большинства детей это игра, и они смеются и радуются. Когда мы становились чуть старше, мы очень сердились, когда кто-то проделывал это с нами, что их тогда еще больше забавляло. Довольно скоро мы уже ходим с твердыми, застывшими ногами, чтобы обезопасить себя. Давайте попытаемся посмотреть на это опять как маленькие дети. Идите, толкая всех сзади под коленом, и сами поддавайтесь их толчкам. Не сопротивляйтесь и позволяйте вашим коленям быть гибкими. Пружиньте, опускаясь и мягко вновь поднимаясь. Представьте, что у ваших ног есть большие пружины и амортизаторы, чтобы вы могли без малейшего напряжения уступить, вместо того чтобы потерять равновесие или стоять, застыв на месте и оказывать толчку сопротивление.

Если какая-либо энергия извне идет к тебе, если сила буквально наталкивается на тебя и толкает против тебя, не отклоняй ее, не оказывай сопротивления, а поглоти эту силу и погрузи в свой центр. Если затем она станет непереносимой, нужно только изменить направление тела и, вращаясь, унестись от нее. Будь как прыгающий мяч для игры в водное поло. Если он получает удар, то высоко подпрыгивает и переходит в движение по кругу. Не бойтесь, что ударят глубоко или в бок или что не выдержите сотрясения. Сотрясение -следствие твоего собственного сопротивления внешней силе. Если ты разрешишь силе прийти к тебе и унестись с тобой вихрем, она может доставить тебе удовольствие. Это показывает, как ценно быть легко уязвимым, не бояться уступчивости, быть открытым и восприимчивым.

Будьте такими прямо сейчас, гуляя по залу, слегка подталкивайте друг друга и пытайтесь ощущать удовольствие в то время, как вас толкают. Позвольте себе быть уязвимыми и поглощайте энергию, когда вы сталкиваетесь с кем-нибудь. Позвольте каждому толчку подхватывать вас в то время как вы, вращаясь, уноситесь от того, кто наткнулся на вас. Нет необходимости бороться с энергией. Она приходит к тебе, увлекает тебя с собой, здесь нет работы, доставь себе удовольствие от этого. Иногда тебя, вероятно, встретит несколько низкокачественная сила, которая неприятно удивит тебя. Но даже в этом случае она лишь унесет тебя вихрем без удара или сотрясения, если ты только позволишь произойти новому вращению. Нечто, что катится прочь, как мяч для игры в водное поло, не может быть атаковано.

Если ты высматриваешь безопасное место и не хочешь из него высовываться и избегаешь столкновений, а потом кто-то толкает тебя, ты кажешься себе потерянным и никчемным, как будто тебя выкурили из твоей безопасности. Но если ты не пытаешься привязываться к чему-то, ты можешь двигаться с ощущением, что несешь свою безопасность с собой. Где бы ты ни был, у тебя есть своя почва под ногами. Куда бы ты ни шел, ты чувствуешь самого себя. Тебе нет нужды ломать голову над тем «Как я иду, куда я иду? Будет ли лучше пойти по этой дороге или по другой? » Ты просто идешь с энергией и позволяешь себе вихреобразный круговорот. Ты течешь с энергией и играешь с ней.

Иногда мы боимся потерять достигнутое. Мы полагаем, что находимся в стабильном состоянии, в надежном месте. Мы считаем, что у нас уже все хорошо и сопротивляемся всему новому. Но в случае, когда у нас нет чего-то, к чему мы привязаны и что мы защищаем, тогда наша готовность воспринимать гораздо выше. Мы тогда не так напряженно стараемся не подпустить к себе то, что происходит вокруг нас.

Поделаем теперь немного Туй-шоу, что является одним из лучших методов, чтобы сильнее развить в вашем теле это чувство податливости. С его помощью вы открываете,   где   текучесть   блокируется   вашим напряжением.   Оно  помогает вам  работать   с  этими областями напряжений. Найдите себе партнера примерно своего роста, но пока не соединяйте руки. Встаньте друг против друга на небольшом расстоянии и образуйте руками полукруг перед собой. Идите навстречу друг к другу, пока ваши полукруги не дополнят друг друга. Такое движение  навстречу  больше  в  духе  Тай-цзи, потому  что   вы   должны  двигаться   через   пустое пространство, пока касание кончиков пальцев не сольет две половины в единое целое.

Теперь ощущайте ваше общее основание. Увеличьте площадь своей опоры и обоснуйтесь на ней. Расслабьте локти и плечи и представьте, что пространство под вашими руками является движущейся и несущей их поверхностью. Переносите вес вперед-назад, слегка вращаясь, и позвольте рукам двигаться вместе. Позвольте энергии течь через ваши руки, через тело вашего партнера. Позвольте ей вернуться и примите ее снова. В буквальном смысле представляйте себе, что ваша энергия буквально переносится через вашу правую руку в левую руку партнера и по его спине течет в его правую руку. 142.

Эта энергия возвращается к вашей левой кисти, циркулирует по вашему телу и снова переносится. Туй-шоу должно быть продолжающимся, нескончаемым процессом отдачи и приятия.

Теперь освободите своего партнера и отступите назад. Если вы снова выступаете вперед, протяните правые руки и образуйте вместе форму латинской буквы S. Теперь поднимите левую руку и коснитесь партнера у правого локтя. Вы образуете своими руками символ Инь-Ян, круг Тай-цзи, разделенный S-образной линией. Это показывает, что энергия одной стороны всегда течет к другой. Одна сторона - белая рыбка, другая - черная, что зависит от того, кто именно толкает и кто принимает в данный момент.

Поверните теперь ваши запястья и позвольте возникнуть точно в середине круга, где встречаются ваши кисти, маленькому вращающемуся движению. Расслабьте правые локти и позвольте им опуститься вниз. Используй левую руку своего партнера, которая поддерживает твой локоть, помогая поддерживать твою руку без напряжений и подрагиваний. Позволь своему телу двигаться вперед и назад в таком же движении по кругу, как и кистям, вращаясь при этом вокруг своего позвоночника, как центра. Мягко толкающий жест ладони -Ян, плавно изгибающийся назад - Инь. Ты толкаешь энергию к своему партнеру и собираешь ее назад к себе. Держи запястье ненапряженно и упруго, так чтобы оно могло без малейшего напряжения вращаться при движении по кругу.

Когда твоя кисть толкает, то это движение нападения, когда она изгибается назад, то это движение защиты. Чувствуй текущие ощущения в той части своего тела, которая испускает энергию или принимает. Ощущай свою ладонь при толчке вперед и внешнюю сторону твоей руки, которая воспринимает энергию толчка твоего партнера. Почувствуй также внутреннюю сторону твоей руки, отгороженное, кругообразное пространство между обороняющейся рукой и телом.

Если вы вместе шагаете вокруг круга, который вы создали между вашими руками, это поможет вам снять напряжение. Вы движетесь в этом кругу против часовой стрелки, причем правая стопа должна находиться вблизи от середины круга. Эта середина - место, к которому вы постоянно возвращаетесь. Если ты представишь, что пространство под тобой несет тебя и несет это место вращения, тогда ты можешь больше не думать о состоянии рук и расслабляться дальше. Если твои стопы как бы прибиты гвоздями, ты не сможешь приспособиться к принятию вновь возвращающейся энергии. Опустись в свое основание, чтобы ты мог почувствовать, как твой позвоночник соединяется с почвой, причем энергия без малейшего напряжения восходит через спину в верхнюю часть туловища. Позволь всему телу быть открытым, чтобы даже задняя сторона твоей пятки могла почувствовать связь с кистью. На время закрой глаза, чтобы помочь сосредоточиться на ощущении движения.

Теперь увеличивайте круг, вкладывая при этом больше энергии в движения. В то время как круг становится больше, расширяйте дугу энергии. Ты должен также дальше подаваться назад, чтобы принять энергию своего партнера. Так как ты не можешь идти прямо назад, ты должен двигаться в сторону. Даже если вы описываете своими кистями совсем маленький круг, и то вы увидите, что у вас есть достаточно места, чтобы перемещаться вперед и назад на своем основании. Но когда круг увеличивается, ты, может быть, попытаешься согнуть спину и отклониться назад. Это очень глупо, потому что тогда ты становишься неустойчивым. Если ты поворачиваешься к своей открытой стороне, ты можешь пропустить энергию мимо себя, поворачивая позвоночник, но сохраняя его вертикальным.

Помните о том, что когда я говорю, что надо держать позвоночник прямо и вертикально, я не имею в виду застывший,   напряженный   позвоночник.   Твой позвоночник становится вертикальным как результат позволения  ему  быть  вертикальным,   а  не  за  счет напряжения или жесткого удержания.  Позвоночник Тай-цзи - это водорослеобразная простирающаяся линия, растущая   вверх   и   укореняющаяся   внизу.   Если   ты ощущаешь в позвоночнике напряжения, освободи его от них, позволь ему двигаться, а затем позволь ему вернуться в   эту   основополагающую   середину,   к   прямой вертикальной линии. Позволяй своему позвоночнику чувствовать себя подобно бамбуку, который придавлен снегом или сгибаем ветром, и который пружинит назад, когда  давление  исчезает.  Каждый  раз,   когда  ты освобождаешь свой позвоночник, он пружинит в эту свободную, гибкую прямую. Если ты будешь застывшим и ломким, ты не сможешь устоять под напором, будешь сломлен и раздавлен. Тела должны быть упругими, гибкими и податливыми.

Ощутите,   как   ваш   партнер   отвечает  на  ваше движение,   как   вы   отвечаете   на   его   движения. Почувствуйте это без попыток манипулировать друг другом. Если вы чувствуете, что ваш партнер слишком силен, уступите, следуйте его Ян. Если вы следуете Ян, то сила Ян станет Инь. Если вы попытаетесь отразить Ян, то возникнут две силы Ян. и это приведет к взаимным толчкам. Так начинается конфликт. Если вы начнете тягаться друг с другом, то вы не испытаете больше радости от круга. Он станет угловатым, и вы будете застревать в углах. Если вы потеряли равновесие, делайте медленнее, пока вы не встанете друг против друга с минимальной несущей, поддерживающей энергией.

Теперь подойдите ближе, пока ваши поддерживаемые локти не будут практически касаться, ощущайте при этом, как сильно связаны они с вашим позвоночником. Ваши предплечья стоят почти вертикально, подобно сердцевине цветка, растущего между вами. Подвиньтесь еще ближе к вашему партнеру, пока ваши колени не соприкоснутся и вы не почувствуете их совместное круговое движение, которое аналогично круговому движению запястий. Если ваши коленные чашечки сталкиваются, то это показывает, что движение ваших запястий изолировано и не имеет продолжения во всем вашем теле. Я вижу, что некоторые из вас дергаются вперед и назад по прямой вместо дугообразных кривых. Если я нанесу белое пятнышко на твою коленную чашечку или на твои плечи или нанесу ее еще где-нибудь на твоем теле, то при виде сверху она должна описывать круг. Каждая часть твоего тела должна быть вовлечена в это движение по кругу. А пока что большинство из вас по привычке склонны к движениям рывками. Если ваши бедра движутся по кругу, а колени движутся туда-сюда, то такое несоответствие приводит к столкновению между ними и ваши движения будут дергаными. Все твое тело должно откликаться, а также быть связанным с движущейся точкой контакта между тобой и твоим партнером.

Медленно удаляйтесь от своего партнера и немного увеличивайте круг, не удерживая судорожно локти. Сохраняйте легкость ощущений в поддерживаемых локтях и естественное вращение ваших запястий, пока ваша кисть в соприкосновении с партнером движется по кругу. Когда ты ощущаешь напряжение, поддавайся напряжению, вместо того чтобы бороться с ним, скажи ему «да» вместо «нет». То, что тебя напрягает, - это энергия Ян, энергия чрезмерного хотенья и стараний.

Позволь   больше   доступа   энергии   Инь,   энергии податливости.

Туй-шоу помогает тебе познать свое тело через то, как тебя отражает твой партнер. Положительный эффект наступает только после длительного времени занятий. Просто занимайся дальше, не беспокоясь: «Продвигаюсь ли я?» Если ты чувствуешь уста лось в мышцах, знай, что твое тело все еще напряжено, и именно потому, что ты все еще усиленно хочешь делать, вместо того чтобы позволять   всему   происходить.   Чем   больше   ты беспокоишься об этом, тем труднее тебе избавиться от напряжений. Когда ты начнешь ощущать комфорт в верхней  части   тела,   тогда  будь   внимательным   к ощущениям движений нижней части, т.е. к основанию и к деталям хода движений в стопах и ногах.

Посмотрите на дождь на террасе. Наблюдайте, как каждая дождевая капля падает в какой-то крошечной точке лужицы и вызывает круги, которые мягко наслаиваются на другие круги, постепенно затухая и исчезая. Такая картина хорошо отображает ощущения вТай-цзи. Каждое отдельное движение, каждая составная часть формы как четкий круг на воде. Все круги временны. Каждое движение как изменяющийся, наслаивающийся и исчезающий образец кругов. Посмотри, как каждый новый круг вновь возвращается к чистой, спокойной, открытой поверхности.

Сожми кулак, а затем позволь ему открыться. Позволь напряженной энергии раскрыться и раствориться в твоей кисти, как расходящемуся кругу, который дождевая капля вызывает в луже. Ты не можешь слишком долго держать его сжатым. Если большую часть энергии ты расходуешь на сжимание кулака, то вскоре у тебя ее почти не останется. А теперь освободи кулак, который ты сжал, и ощущай покалывания в кисти, когда возвращается естественное кровообращение. Ощущай анергию внутри. Позволь большому пальцу легко касаться пальцев, как будто бы ты нежно держишь в кисти что-то маленькое. В Тай-цзи мы называем это «пустой кулак».

Для большинства людей сжатый кулак является символом силы. «Я силен, потому что у меня очень сильный кулак. Я могу тебя отколотить. Я могу разбить доску пополам. Я могу разбить кирпич». Но между энергией и физической силой большая разница. Так внешнее выражение тяжелого, сжатого, напряженного кулака не является энергией. Но и вялый и немощный кулак также не является проявлением энергии. Кулак Тай-цзи как раз посредине, - ни крепко сжатый, ни рыхлый или вялый. Он - кулак, который пуст, подвижен и готов.

Теперь возьми этот пустой кулак и медленно ударь в твою другую ладонь. Во время удара позволь ладони облегать кулак, как будто ладонь кусок ткани. Позволь левой ладони полностью обхватывать пустой кулак до завершения. Если ткань и кулак станут едины, то энергия удара стала единой. Образуй сейчас двумя кистями чашу и оттяни энергию обратно в Дань-тянь. Затем вновь направь Ци наружу, вокруг себя и над собой.

Позволь твоим рукам раскрыться, как будто ты хочешь обнять весь мир перед собой. Таково начало мотива, который называется «Объять тигра». Затем позволь рукам пойти вниз и к себе, вычерпывая все это пространство. Когда ты поднимаешь эту энергию вверх, твои руки скрещиваются перед тобой. Держи позвоночник прямо и с согнутыми коленями опустись в свое основание. Продолжай поднимать эту энергию до уровня груди. Пусть твои локти теперь опускаются и твои запястья вращаются внутрь, пока ты не позволишь всей этой энергии мягко течь в Дань-тянь. Это возвращение к простой первоначальной позиции мы называем «Возвращение к горе». «Объять тигра» и « Возвращение к горе» соединяются в приятный, круговой мотив, который можно выполнять как разминочное упражнение. Хорошо также использовать его для повышения уровня твоего осознавания согласованности дыхания и движений.

Когда ты вдыхаешь, позволь рукам подниматься вверх и в стороны из этой начальной позиции. Когда руки поднимутся примерно на высоту плеч, опускайся в свое основание, в то время как твои руки опускаются вниз и внутрь. Когда ты втягиваешь пространство, ты выдыхаешь, а затем, когда ты зачерпываешь его и начинаешь поднимать, вдыхаешь. Когда твои руки поворачиваются и давят вниз к Дань-тянь, ты снова выдыхаешь.

Если в теле что-то поднимается, ты обычно каждый раз вдыхаешь, а если тело опускается вниз, ты каждый раз   выдыхаешь.   Если   ты   расширяешь   тело   и вытягиваешься, ты вдыхаешь, а когда возвращаешься обратно к центру, воздух вытекает наружу. Это как в воздушном шаре: когда твое тело опускается вниз и втягивается, воздух удаляется, а когда оно выпрямляется и расширяется, воздух течет вовнутрь. Не придавай особого значения, начинаешь ли ты с выдоха или вдоха. Не  существует  определенных  мест для  выдоха или вдоха, точных мест, в которых ты их меняешь. Также и занятия  Тай-цзи   способствуют  развенчанию  идеи двойственности вдоха-выдоха. При занятиях Тай-цзи ты - единство обоих. Ты дышишь всем и везде. Если ты занимаешься Тай-цзи, речь не идет только о вверх или вниз. Это - вверх...вниз, внизввеееерх вниз вверх вверх вверх вниз вниз вверх - волна, и за ней волна, и за ней волна. Ты замечаешь, что воздух начинает поступать внутрь в какой-то момент, но ты не можешь планировать это заранее. Как только ты пытаешься планировать, ты разбиваешь непрерывность на сегменты.

Если твое дыхание удовлетворяет тебя, если оно без усилий и намерения, тогда все в порядке. Утром, когда мы начинаем Тай-цзи, мы часто тренируем дыхание естественным способом с подъемами и опусканиями, как в этом движении «Тигр-гора». Это лучшее время, когда ты действительно сознательно можешь работать с дыханием. Наступает момент, когда движение больше, чем просто только то или это, оно - все включает, и твое дыхание   должно   течь   с   движением.   Если   ты действительно вошел в Тай-цзн, ты паришь в середине, и все просто происходит и развертывается вокруг тебя.

ГЛАВА 5.

Я не знаю, есть ли в группе ноющие кости и боли в мышцах, но я вижу много сияющих глаз. Это, вероятно, объясняется танцами вчера вечером или просто общим хорошим самочувствием. Мне нравится начало нашей встречи сегодня. Мы спокойно сидим в кругу, глядя друг на друга, улыбаясь и чувствуя себя единой группой. Я охотно говорю с вами за завтраком и вечерами после наших занятий о том, что сегодня произошло. Это помогает мне быть в курсе наших дел.

Сегодня утром кто-то упомянул, что вчера на занятии после обеда был ускоренный темп. Я обрадовался этому замечанию. Как руководитель я чувствую определенные обязанности, и иногда мое старание приводит к тому, что я ускоряю темп. Но я знаю также, что если я могу привести вас в состояние движения, вы гораздо легче воспримите представления и освоите движения. Если я попрошу вас спокойно стоять и слушать, вы все оцепенеете. Но если вы уже двигаетесь и вам предстоит новое движение, вы просто перетекаете в него, и само Тай-цзи тут же проявляется. Вчера вечером вы замечательно двигались. Но если вы когда-нибудь во время занятия увлечены каким-то движением, а я навязываю вам другое, притормозите меня. Это поможет мне освободиться от моего рвения и желания слишком быстро закончить круг.

Мне хотелось бы сказать несколько слов о танцах вчера вечером. Танец не является для меня формой или набором форм, которые вы могли бы описать категориями. Танец - это состояние подлинного осознавания движения своего тела. Ты танцуешь тогда, когда ты можешь позволить телу быть в потоке танца. Большая трудность обычно заключается в твоих непрекращающихся сравнениях и суждениях. Вместо того чтобы позволять движениям просто происходить, вы прилагаете большие усилия, чтобы движения были красивыми и не были неприглядными, и тогда вы застываете, цепенеете и становитесь неуклюжими.

Вчера вечером вначале танцевали лишь несколько человек. Так легко можно оказаться в ситуации, когда за вами наблюдают, а это может смутить вас. В других случаях ты видишь, как кто-то делает нечто фантастическое, и начинаешь сравнивать с ним свои движения. Если ты пытаешься копировать его движения, ты начинаешь зажимать свое внутреннее чем-то внешним.

Но если ты видишь, что кто-то двигается, и внимательно наблюдаешь за импульсами своего тела на его движения, тогда ты можешь сдвинуться со своей мертвой точки. Тогда ты можешь ощутить восторг и движение в своем теле и позволить им проявиться, расти и развиваться без сравнений и суждений. В истинном танце ты позволяешь течь своему сознанию в движении. Осознавайте, что происходит вокруг вас, и взаимно воспринимайте энергию и используйте ее. Танцуйте друг с другом и двигайтесь в соответствии с движениями и жестами других. Установите связь. Такой вид танца я нахожу приносящим наибольшее удовлетворение.

Но не считайте себя танцующими только потому, что вы вцепились друг в друга и никогда не отдаете себя танцу. Если вы оба то и дело повторяете одну и ту же схему длительное время, вы с успехом можете стать танцующими роботами. Но если вы позволяете, чтобы ваши движения развивались, и одновременно осознаете эту свободу движений и энергии других, вы всегда открыты в этом осознавании совместного танца. Это открытый танец во всей его полноте. Но это должно быть твоей полнотой, твоей собственной открытостью, твоей спонтанностью, твоими вращениями, твоей ответственностью, твоей связью, твоим телесным единством. Используй дугу Тай-цзи, чтобы каждое расширение энергии возвращалось назад к тебе и поддерживало тебя в движении без устали. Ты испускаешь постоянно энергию, и она всегда возвращается к тебе, не теряясь. Ты посылаешь ее человеку перед тобой. Он посылает ее назад, а ты посылаешь ее другому, а потом она снова возвращается назад к тебе.

Прекрасно, что в современном танце, который называется «Now», имеется определенная спонтанная свобода. Трудность только в том, что большую часть времени энергия выбрасывается наружу и не возвращается, что приводит к усталости. У многих молодых людей полно разочарований и энергии, от которых они хотели бы освободиться. Когда же мы становимся старше, мы собственно больше не хотим освобождаться от энергии. Мы хотим ее использовать, мы хотим ее сохранить. Если ты понимаешь Тай-цзи телом, это помогает тебе освободить энергию с чувством быть способным вернуть ее по дуге и использовать заново. «Танцевать щека к щеке», вероятно, один из способов выражения близости, но я полагаю, что вы можете быть такими же близкими с другими танцующими, до тех пор пока вы соотноситесь друг с другом. Нет нужды согласовывать движение до такой степени, что оно становится зеркальным отражением, или следовать друг за другом как тень. Поэтому я не настаиваю на занятиях, чтобы вы следовали точно за мной. Иначе мы бы выглядели только как парадная труппа Тай-цзи. Зрители, может быть, сделают тебе комплимент].! по поводу твоей формы, так как ты выполняешь ее точно так же, как твой учитель. Но они не замечают, что ты до умопомрачения косишься на образец и не сделал ничего действительно своего.

Когда я был ребенком, мы вставали каждое утро, шли к учителю Тай-цзи и просто дышали и упражнялись в начальном подъеме рук. Учитель месяцами не разрешал нам делать ничего другого. Если я попрошу вас делать это хотя бы в течение шести дней, вы покончите с занятиями и потребуете назад свои деньги. Ребенком на занятиях меня вдохновляло то, что происходило вокруг меня. Прохладным утром уто могла быть игра с паром во время дыхания. Когда было рано, капли росы висели на листьях бамбука. На другое утро прыгающая лягушка или пролетающие птицы. Если ты не являешься обозревающим, то конечно же тебе становится скучно.

Все меняется: ничто не остается прежним. Нечто постоянно всегда только по отношению к изменениям. Если мы будем носить шоры, то лишимся удовольствий жизни. Тай-цзи означает понимать, каким образом ты можешь быть доволен своим постоянным, так чтобы быть способным воспринимать перемены. Тай-цзи - это осознавание, Тай-цзи означает возвращение назад к центру, чтобы ты мог раскрываться, воспринимать и течь.

Вчера вечером несколько новых людей пришли в группу, люди, которые не знакомы с тем, что мы делали до сих пор. Вначале наша группа еще больше сплотилась, но обособленно от вновь прибывших людей. Затем, по мере того как каждый из нас становился все более центрированным, мы втягивали новичков в наш круг, становясь опять единой группой. Я полагаю, что каждый вошел в поток по меньшей мере на некоторое время.

В этой новой группе имелись в большей степени и добрая воля, и искренность, и открытость. Но как мы сравниваем эти различные свойства? Неужели тот рядом с дверью, разрешивший лишь небольшое движение своих плеч, как-то лучше или хуже человека, высоко подбрасывающего свои ноги? Кто честен, кто с доброй волей? Может быть, оба, может быть, ни один из них. Может быть, человек, подбрасывающий высоко ноги, занимается показухой, в то время как человек у двери по-настоящему осознанно может быть в гармонии со своим телом и тем, что происходит вокруг. Таким образом, не существует возможности их сравнивать. Настолько они по-разному проявляются.

Если ты сравниваешь, ты обосабливаешься от потока того, что происходит в тебе и вокруг тебя, теряешься в оценках и суждениях, размышлениях и головоломках. Если, танцуя, ты заметишь, что кто-то наблюдает за тобой, ты можешь, вероятно, отделить себя как самость. Вместо того чтобы отделяться от наблюдающего, ты можешь включить его как часть своего пространства. Ты и наблюдатель, вы будете лучше чувствовать себя, если ты установишь связь, если твое движение потечет вокруг его неподвижности. Может быть так, что он подзарядится твоей энергией и начнет двигаться с тобой. Будет он танцевать или нет, но у вас возникнет контакт. Вы оба можете позволить происходить вашим собственным движениям, и вам нет нужды ни игнорировать друг друга, ни сталкиваться.

Вчера вечером произошло много прекрасного. Стив по-настоящему ощутил свою связь со всей группой, непринужденно пересекая ее из конца в конец. Для такого грузного человека он казался очень сухощавым, так быстро он двигался через эту густую группу людей. Натали и я некоторое время исполняли танец плеч. Наши плечевые суставы, казалось, слились вместе. Роджер и Альберта просто чудесно кружились без конца. Дэниэл сказала мне, что во время танца, когда она позволила себе отдаться танцу, проявилось то, что она впитала за последние дни. Потому что она не занималась подсчетом: «О, я выучила сегодня то-то и то-то и теперь вот чего достигла». Процесс не подлежит учету и не происходит отдельными шагами, подобно тому, как наносится один слой лака или свежей краски на другой. Если ты становишься одним целым с учением, то оно проявляется, когда это тебе необходимо, когда ты являешься самим собой. Истинное учение иногда удивляет тебя, когда оно проявляется. Мы называем это «У-вэй» - действие посредством недеяния. Действие позволением происходящему происходить. Но зарождение такого доверия с необходимостью включает и тебя и окружение, как чуткость к самому себе, так и чуткость к группе. Это не предмет самонадеянной похвальбы типа: «Я доверяю существованию. Я невозмутим, я неуязвим, посмотри, как я хорош». Если твоя неуязвимость подлинна, тебе совершенно нечего о ней беспокоиться. Она будет проявляться в твоем собственном теле.

Мы можем теперь оглянуться на вчерашний вечер и констатировать, что это воспоминание о прошлом. Для нескольких людей это, вероятно, кульминационные точки их жизни. Возможно, что некоторые вообще не вошли. И то и другое в порядке вещей. Таков был опыт. Не ожидай, что он повторится. Ничто не повторяется. Если ты начнешь сравнивать с тем, что произошло вчера вечером, то ничто, однако, не будет тем же. Ты отделишь тогда себя от своего опыта и отвергнешь его, так как это все не так, как ты ожидал. Но если ты допустишь, чтобы впитал в себя опыт наподобие вчерашнего, ты научишься чему-нибудь и в следующий раз будешь осознаннее, когда начнешь танцевать. Под танцем я понимаю не только движение под музыку, но и поток, когда ты отсюда идешь в свою хижину и когда в столовой берешь кофе.

Это радость видеть целый день множество прекрасных и тонких размягчений в ваших телах. Это - истинный танец. Всегда есть люди, которые занимались дольше и которые могут поднимать ноги выше. Люди, подвижные от природы, часто склонны хвастаться этим. Я знаю это, потому что сам был большим шоумэном. Мне всегда легко снова впасть в эту дурную привычку и попробовать быть чем-то «особенным» вместо того, что я есть в данный момент. Мы все склонны к тому, чтобы научиться чему-то, чем мы как-нибудь можем так или иначе козырнуть. Ты должен признать, что охотнее делаешь то, о чем знаешь, что можешь делать это очень хорошо.

Если ты движешься под музыку или какой-либо ритм, важно, чтобы ты сделал ритм частью самого себя и соотносился с ритмом, чтобы ты работал вместе с музыкантами. Ты танцуешь не под музыку, а танцуешь в музыке. Поэтому я прошу музыкантов играть в центре помещения, чтобы мы могли танцевать вокруг них. Мы снова можем использовать магический круг и чувствовать, что противоречия нет: «Они - там и производят звучание, а мы - тут и воспринимаем его». Когда их звучание стало теплее, то и в нас возникло звучание, отклик. Когда мы затем почувствовали, как их звучание стало единым с нашим звучанием, мы стали танцем.

Музыканты сказали, что им понравилось ощущение от того, что они в середине, вместо того ощущения, которое есть, когда люди являются зрителями, которые в действительности не с ними. Я понимаю это, потому что, когда я танцую на сиене, есть свет рампы и люди сидят и смотрят. На Западе мы ходим в театр, чтобы посидеть в удобном кресле и посмотреть на сцену, на которой выступающий показывает нечто необычное. Это так называемая эстетическая дистанция в театре. Ситуация «четвертой стены». Это так, как будто тебе разрешено подглядывать в замочную скважину, пока ты в театре. Ты знаешь - то, что ты видишь, не происходит по-настоящему: это всего лишь актерская игра; если на сцене умирает актер, ты можешь оценить, оставаясь приятно безучастным.

На Востоке не придается большой ценности подчеркиванию дистанции. Если актер умирает на сцене, он воспроизводит все движения умирающего и потом просто встает и уходит - и это принимают. Исполнитель поет песню, и в середине ее приходит рабочий сцены и приносит ему чашку чая. Исполнитель лишь поднимает свои длинные рукава, чтобы прикрыть рот, пока он отпивает. Затем он отдает рабочему чашку и продолжает песню.

Это честнее и спонтаннее, чем то, к чему привыкло здесь большинство из нас. В противоположность торжественной атмосфере большинства театров на Западе китайский театр непринужден и доставляет удовольствие. Позади каждого зрительного места находится чайная чашка. Постоянно вокруг ходят уличные торговцы и продают чай и еду. Полно горячих полотенец, чтобы не дать вам задремать. Люди едят и щелкают семечки дыни, пока дети носятся вокруг и висят на краю сцены. В этом больше от живой ситуации отдачи и приема. Нет твердо установленного времени для рукоплесканий.

Если исполнители хороши, зрители поют вместе с ними и приходят в восторг. Если актеры не хороши, зрители выражают недовольство и швыряют на сцену различные вещи. Все китайские пьесы передавались столетиями. Все точно знают, что произойдет. Конец не является тайной. Показываемые истории фантастичны и преувеличены. Зрители и исполнители настолько сроднились с ними, что и те и другие каждый раз вновь воссоздают самое существенное и позволяют ему ожить. Никто не претендует на то, что этого никогда не было. Таково принятие того, что под солнцем действительно нет ничего нового. Исполнитель не ведет себя самонадеянно и не говорит: «Я изобрел это». А зрители не говорят: «Только я воспринимаю это так».

Я охотно смотрю, как работает группа музыкантов. Те из вас, кому нравится джаз, знают, что джазовые музыканты понимают Тай-цзи. Они знают, как импровизировать вместе. Они по-настоящему поддерживают посредством своей музыки общую беседу. В китайском театре музыканты и исполнители тоже в гармонии друг с другом. Барабанщики очень точно следуют движениям и жестам исполнителей, воплощая их в звуках. Их дыхания сливаются.

Если в этой стране в балете танцуют с оркестром, то дирижер руководит, а танцоры стараются следовать музыке. Обычно танцоры репетируют с магнитофонами и, таким образом, знают, сколько тактов они должны протанцевать. Но иногда они получают нового дирижера и не имеют достаточно времени для репетиций. Тогда они находят темп изменившимся, а так как они не могут приспособиться, то результат смешон. С этой проблемой ты сталкиваешься, если полагаешь, что существует общий знаменатель, неизменная система отсчета. Ты принимаешь ее существование как само собой разумеющееся, а если ты ее теряешь, наступает катастрофа. В восточном театре не существует точно установленного временного согласования. Не существует нотной системы, в которой можно было бы записать музыку или движение. Китайский исполнитель учит свою роль в то время, когда он поет под свои движения. Таким способом из движения возникает временная настройка пения. Когда они углубляются в это, причем со всей отдачей, тогда временная настройка происходит внутри.

Большинство людей, которые идут на концерт, только слушают и входят в свой собственный транс. Я всегда удручен, когда вижу помещение полное интроспективных людей, потому что отсутствие направленности вовне приводит к разобщенности и отчуждению. Мы должны открывать себя музыке, чтобы в результате мы чувствовали, как приятно переживать то, что в действительности происходит с нами и вокруг нас.

Вчера   вечером   мне   одно   бросилось   в   глаза. Большинству из нас легко удается точно придерживаться ритма музыки. Но было довольно трудно двигаться в нем свободно. Что такое ритм? Каждый из нас имеет немного другой ритм. У этого места определенный ритм. Он - поток. Он - чувство, что ты плывешь вместе с чем-то. Иногда мы говорим о ритме жизни. Он не только определенный   размер,   которого  пытаются   точно придерживаться. Нет нужды привязываться к темпу. Твой собственный ритм может быть выше или ниже или в нем и снова вне его. Но это сплетение с музыкой труднее. Оно как переход в Тай-цзи, который продолжает течь,  не останавливаясь.  Ты не можешь попадать в каждый ритм.  Ты должен все время ощущать,  как энергия изменяется, иначе неизменное ускользнет от тебя. Когда играет ударник, он ощущает постоянную связь звуков,   хотя он  обозначает каждый  ритм.  И поэтому у хороших музыкантов, играющих вместе, вещи заканчиваются так же прекрасно, как плавно завивающийся хвост.

Некоторые из вас говорили о сокращенной форме Тай-цзи, которую можно выучить и которая опускает определенные мотивы перехода. Определенные повторения должны, однако, помочь тебе стать текучим, выполняя форму, владея ей без размышлений. Если опустить эти повторения, то некоторые переходы могут стать неуклюжими и нагроможденными. А последовательность теряет свою плавность.

Когда новичок начинает заниматься, он постоянно думает: «Сейчас будет это, затем следует то-то и то-то». Это все еще ментальный процесс, который будет грузом, пока ты не выйдешь за пределы программирования. После некоторого периода практики промежуточные движения становятся столь же важными.

Форма является всего лишь рекой, которая намекает тебе на способ течения. Она - что-то текущее, незастывшее. Если фотограф хочет сделать снимок, то невозможно действительно точно сказать ему, когда он должен его сделать. Нельзя сказать: «Вот теперь, вот оно». Мы обычно склонны к крайностям, подчеркивая длину и глубину. В Тай-цзи мы не выделяем длину как нечто позитивное. Быть высоким не лучше, чем быть низким, быть толстым не лучше, чем быть худым. Все противоположные факторы должны воедино сплавляться.

Многие люди спрашивают меня: «Вы используете в своем Тай-цзи музыку? Музыку какого рода вы используете?» Я говорю: «Это зависит от того, какая музыка звучит в это время». Обычно когда я думаю о музыке Тай-цзи, я думаю о естественных природных звуках. Это звучание, на которое ты всегда можешь положиться, с чьей помощью ты можешь двигаться, контактируя со своим окружением. Шум дождя, моря, шумы уличного движения, пролетающих самолетов, пение птиц, шелест листвы. Я получил пленку со звуками зоопарка Сан-Диего, сделанную в пять часов утра. Она заполнена звуками зевающих павианов, просыпающихся «птиц-носорогов» и гиббонов, которые ведут оживленную беседу. Неожиданно слышно «тук-тук-тук» моторизованных ножниц для стрижки деревьев.

Ты пользуешься имеющимися в наличии звуками. Мы, например, сейчас в Большом Сюре. Раскройся звучанию моря, приглушенному шороху утреннего тумана, звучанию, которое сейчас происходит. Это была бы ироничная шутка, если бы я поставил здесь запись с шумом моря. Когда мы пили кофе, кто-то сказал: «Видел ли ты картину, на которой маленький мальчик смотрит по телевизору, как идет снег, хотя в то же время снег шел за его окном?» Мы должны распознавать эту глупость в себе. Почему так получается, что мы сидим и судачим о природе, когда мы окружены со всех сторон природой? Если мы не чувствуем ее, если не позволяем природе быть в присутствии нас, не имеет смысла говорить о ней.

Иногда мы поем мантры, когда занимаемся Тай­цзи, чтобы сделать более ровным непрерывный поток энергии. Мы используем то, что у нас есть, а именно, наш голос. Многие люди поют «Ом». Некоторые люди выбирают «Ом» по мистическим или религиозным причинам. Для меня это лишь приятное, плавное звучание. Ты придаешь своему рту округлую форму и позволяешь звуку изливаться. В детстве мы часто пели: «На My О Ми То Фо», китайскую версию буддийского пения. У каждого свой вкус. Это всего лишь некоторые вариации одного общего плавного звука, идущего из твоего центра, который ты и в самом деле можешь почувствовать исходящим из твоего центра.

Единственное мое возражение против музыки в Тай-цзи, у которой тяжелый размер. Было бы странно делать Тай-цзи на размер три четверти, так как тяжелое ударение на счет один привносило бы в твои движения качество маятника. Колебание вверх и вниз и качание из стороны в сторону были бы слишком акцентированы, и промежуточные движения были бы смазанными. Если мы попробуем на четыре четверти, и длительное время будем оставаться в данном ритме, то движения будут выглядеть как фотографии отдельных «поз» Тай-цзи в столь распространенных учебниках. Это выглядит так, как будто бы все отсчитывают один размер. Некоторые из нас сидели за завтраком и смотрели, как другие занимаются на террасе Тай-цзи. Я услышал замечание: «Они определенно считают». Они не считали, однако их движения производили впечатление размеренного ритма. Такого впечатления не должно быть при занятиях Тай­цзи, даже если размеренность течет подспудно. Это как ритм  барабана.   Если  ты  руководствуешься  звуком каждого удара, то станешь застывшим и судорожным. Если барабанщик будет подсчитывать все удары, его запястья очень устанут, потому что каждый счет требует новой энергии.

Пару лет назад летом у меня была возможность поработать с группой музыкантов в Ла Холла. Паулина Ливерос и некоторые из  ее  «ансамбля»   принимали участие в некоторых моих семинарах по Тай-цзи, и я заметил, что их группа работает аналогичным образом. С   тех   пор  мы  провели  вместе  много  семинаров  и концертов, исследуя разведали звучание Тай-цзи. Мы садимся и дышим и позволяем явлениям происходить. По большей части мы начинаем совсем просто и поем нашими голосами «Ом» или звук, который возникает сам. Мы позволяем этому однотонному звуку звучать, однотонному звуку, в котором в то же время миллионы звуков. В этом одном звуке мы можем услышать все звуки. Инструменты, которые мы используем чаще всего наряду с голосом - духовые и струнные, даже аккордеон, все инструменты, которые могут держать долгий звук.

Давайте попробуем. Удобно сядьте со скрещенными ногами. Важно, чтобы пространство перед собой вы оставили открытым. Если вы слишком отклонитесь назад, вы будете напряжены спереди. Действительно почувствуйте Дань-тянь, диафрагму или нижнюю часть живота и сохраняйте его доступным для новых ощущений.

Вспомните о предыдущем циркулирующем дыхании по кругу. Просто следите за естественным течением вашего дыхания. Не выдыхайте с силой воздух и не втягивайте его умышленно. Позвольте органическому процессу просто происходить.

Если ты раздумываешь: «Когда же я начну использовать мои голосовые связки?», то поток тобою уже прерван. Твой голос напряжен и ты дышишь неравномерно. Но если ты позволишь дыхательному потоку просто быть, внутренний звук вынырнет спонтанно как слышимый.

В этом пении звук твоего голоса выступает как продолжение тебя самого, а не как отделенная от тебя часть. Ты не слышишь его обособленно. Ты не говоришь: «Ах, что за прелестный звук, он мне нравится». Звук растет из тебя. Я много раз слышал такое пение. Иногда люди уносятся этими прекрасными звуками, которые они издают. Но в самые лучшие часы общего пения, которые я пережил, мы позволяем открытость во всем, не только в голосах. Это так, как будто открываются даже поры твоего тела, как будто звук растет из тебя. Ты производишь звук всем телом, а звук каждого участника становится твоим.

Мы часто думаем о музыке, у которой знакомая мелодия или четкая ритмичная структура. Если ты слушаешь что-то, что относительно неразмеренно и без особых флюктуации, тебе легко может стать скучно. Но если ты по-настоящему слышишь его и подпеваешь ему, и он же является мантрой, и ты становишься им и течешь с ним, тогда однотонный звук становится миллионами звуков. Музыканты, совершенно углубившиеся в это, могут часами без перерыва вести звук, так как они находятся внутри звука.

У Эрика Сати есть короткая пьеса, которая должна была повторяться на одном из представлений три сотни раз. Она игралась в Нью-Йорке несколькими пианистами, сменявшими друг друга и постоянно повторявшими пьесу. Мне кажется, билеты стоили восемь долларов, и чем дольше вы оставались, тем больше денег получали назад. Все длилось около двенадцати часов. Это вопрос вовлеченности. Если ты действительно вовлечен во что-то, то время относительно. Что такое прожить жизнь? Что есть мгновение? Действительно, самое лучшее звучание для Тай-цзи - это та открытая внутренняя тишина, которая дает возможность окружающим тебя звукам проникать в тебя. Если ты в Биг Суре, то это море. В горах - это звучания гор. Если ты делаешь Тай­цзи в метро, то это снова нечто другое.

Однажды я ехал в качающемся и трясущемся вагоне метро, в котором все были напряжены и неустойчивы, постоянно пытаясь бороться с качанием. Потом я увидел мужчину, идущего по вагону, и это было прекрасно, как он совершенно уступил качанию и колебаниям вагона. Он был действительно центрированным, текучим и податливым движениям. Когда он садился, он рухнул, и я понял, что он в стельку пьян! Большинство из нас расточают так много энергии в борьбе против сил, которые нас окружают, когда так легко уступать им. Ты не обязан напиваться, чтобы раскрепоститься и стать более поддающимся.

Большинству танцоров хотелось бы иметь тело, как по шаблону, только кожа и кости и очень длинные ноги и руки. Если танцевать перед определенным балетным обществом, а ноги недостаточно длинны, то действительно не примут, независимо от того, как хорошо танцуешь. Если родился с недостаточно длинными конечностями, то вправе бояться. Может быть, тогда скажут: «Если я буду достаточно упорно упражняться, растягивая руки, вполне возможно, они станут длиннее». Но если ты будешь упорствовать в этих жестких растяжках, твои руки могут стать длиннее, но движение умрет, а жест будет выглядеть ограниченным. Если ты расслабишься и будешь думать только об ощущении простираемости расслабленной руки, то она будет казаться длиннее, хотя с физической точки зрения у нее будет та же длина. Человеческое чувство измеряется не размерами тела, а тем, как оно движется. Если ты отдаешься ощущениям тела, то для тебя оно и расширяется, и изгибается.

Попробуем теперь более сложную вариацию Туй-шоу, которая называется «Прилипание». В этом мы позволим помочь музыке консервных банок. На этой кассете звуки такие же, как у стаи птиц, запертой в комнате. Очень странный звук. Отчетливо ощущается, что птица не на природе. Если мы будем делать Тай-цзи в этом помещении, мы окажемся в таком же положении, как птицы.

Арлен, ты прилипаешь ко мне, следуешь за мной без ограничений. Оставайся со мной и не теряй меня. Если мы только предоставим свободу действий нашим телам, может произойти многое. Найдите все своего партнера и делайте так же. Позвольте звукам, издаваемым птицами, провоцировать  ваши  движения.   Попробуйте  все возможное, все направления и повороты. Понаблюдайте, можете ли вы передать  ваш поток другим телам и связать с ними, так чтобы мы могли делать движение по цепочке. Прилипни на некоторое время к кому-то, а потом стань свободным и найди кого-то другого. Когда ты играешь  с  упражнениями,   подобными   этому,   и проявляется   руководящая   роль   ощущений,   ты чувствуешь, что все твои части движутся слитно и живо. Если ты позволишь движению нести себя, все как-нибудь согласуется друг с другом. Но едва ты начнешь думать, ты застрянешь.

Теперь мне хотелось бы показать вам другой вид Туй-шоу, где ваши кисти движутся в вертикальном кругу. Вначале вы стоите в кругу и принимаете середину круга как своего партнера. Поставьте вперед правую стопу и ведите правую кисть почти до уровня груди. Сделай три медленных шага вперед и соверши своей правой кистью в вертикали полный круг, как будто ты катишь от себя колесо. Затем поверни свою руку к себе и позволь ей двигаться по кругу назад, как будто колесо катится на тебя. Представь, что ты очень игривый слон, который выпрямляет свой хобот за земляным орехом и затем   берет   его,   чтобы   съесть.   Это   выпрямление, собирание и возвращение. Вместо руки с суставами и угловатыми   движениями   ты   обладаешь   гибкостью слонового  хобота.   При  выпрямлении  вся  твоя рука поворачивается наружу, как бы говоря: «Уходи». При собирании  твоя  рука  обращается  вовнутрь,   как  бы кивая: «Иди сюда».

Теперь возьмите своего партнера и сделайте это вместе кистями. В то время как один из вас в роли Ян движется вперед, другой в роли Инь движется назад. При этом ты говоришь своей кистью при движении вперед «Уходи» и при движении назад «Иди сюда». Позволь своему телу ощутить этот круг и стань частью этого связывающего вас кругового движения.

Играйте со своими запястьями, пока вы обхватываете кисти. Агрессивное движение вперед переходит в отступающее, принимающее движение назад. Ты отвечаешь на продвижение вперед своего партнера, движешься назад и сгибаешь кисть к себе. Ты собираешь и принимаешь энергию, которая идет к тебе.

Когда я работаю с некоторыми из вас, я могу почувствовать, как ваше запястье сталкивается с моим и встречает мою противоположную энергию. Это затрудняет мне начало, так как я должен попытаться приспособиться к вашей силе, которая зачастую слишком сильна и без нужды напряжена. Я должен бороться с вами. Если же силы нейтральны, то тогда становится возможным мое движение с вами. Потом вы обучаетесь прислушиваться своим телом и наши движения становятся более соответствующими энергии. Чем больше ты пытаешься цепляться, тем больше ты соскальзываешь. Не представляйте касание как прочно сваренное место и не сливайтесь друг с другом как сиамские близнецы. Просто ослабьте запястье и локоть, ощущайте касание и теките с ним. Почувствуйте, как устанавливается связь с вашим основанием через запястье, руку, позвоночник, бедра, ноги и вниз в ваше основание. Возможно, ты обнаружишь гармонию движений как внутри своего тела, так и с другими телами. Ты становишься осознающим взаимосвязанное течение. Практикуя и становясь чувствительнее, ты уже не будешь столь специально концентрированным на таких частях, как руки, ноги и т.д. Общее чувство твоего физико-ментального Я будет развиваться и становиться инстинктивно осознающим. У тебя не будет такого ощущения, если ты постоянно проверяешь детали интеллектуально. Просто позволь телу вовлечь ум в объединение, в котором сливаются вместе все части тебя.

Пока вы продолжаете делать это Туй-шоу, я хочу заострить ваше внимание на некоторых аспектах того, что мы делали. Вчера вечером при исполнении народных танцев было великолепно, нам было действительно приятно вместе проводить время. Может быть, вначале вы считали структуру народного танца ограничивающей, не дающей развернуться. Вы совсем не знали шагов, и вашей основной заботой было смотреть на лидера и учить шаги, а затем вы пытались воспроизвести позы и становились скованными. Я шел по кругу, брал ваши руки, надеясь, что вы все-таки заметите, что мы делаем Туй-шоу, когда выполняем шаг виноградной лозы. Если в твоих руках нет живой раскованности, как вообще тогда твои движения могут соответствовать движениям тех, кто слева или справа от тебя? Ты можешь войти в своеобразие ритмики народных танцев, если ты следуешь движению и позволяешь ему вести себя. И тогда тебе не нужно упорствовать в изучении танцев с позиций разума.

Мы танцевали в основном греческие и израильские танцы с чудесным ощущением прилипания к земле и наполненности мощью. В этом виде танцев обычно поют вместе в духе движений. Когда ты без забот просто позволяешь течь через себя пению и ощущениям, вызываемым движениями, тогда танец овладевает тобой.

Кроме того, в каждом народном танце движение повторяется по нескольку раз и в итоге можно выучить танец, просто танцуя. Туй-шоу, которое мы делаем, повторяется так часто, что ты, вероятно, спросишь: «Это вообще приведет меня куда-нибудь?» Ты никуда не придешь, а если ты по-настоящему вовлечен в Туй-шоу, то у тебя не возникает подобных вопросов.

Очень важно не делать Тай-цзи торжественно. Часто видишь людей, которые очень сосредоточенно занимаются Тай-цзи. Все делается подчеркнуто молча, и кроме движущегося тела все тихо. Не относись к Тай­цзи как к чему-то оторванному от жизни, как к чему-то особенному, священному, как к некой экзотической восточной диковинке. Тай-цзи может быть такой же забавой, как и народные танцы. Ты должен петь внутренне. Тай-цзи - танец в его самой чистой форме, кристаллизированной, избавленной от всех лишних движений. Тай-цзи - неисчерпаемый источник. Ты можешь его видеть, чувствовать и слышать. Движется ли твое тело подобно звучанию океана? Как треск дров в огне? Как ветер? Как пространство между листьями дерева? Или вы, как мебель, которая стоит строем, которая расставлена сознательно?

Когда мы покидаем созданные людьми городские структуры и наблюдаем за природой, мы чувствуем особое облегчение, восторженно изумляемся естественному порядку вещей. Мы смотрим на гору и говорим: «О, она прекрасна!» Лишь немногие имеют дерзость сказать: «Ах, она не находится в равновесии. После того, что я выучил на занятиях по искусству, гора чуть наклонена в одну сторону. Мы должны добавить еще одну цепь гор, чтобы восстановить равновесие». «Дерево слишком маленькое, оно не находится в равновесии с остальными деревьями там, и по моему ощущению искусства это дерево изгибается неправильно. Мы должны изменить ему направление». Такой подход уместен только тогда, когда вы пытаетесь имитировать природу, закладывая, к примеру, садик в своем дворе.

В китайском садоводстве дизайнер пытается позволить течь природе. Садовник не говорит: «Я -художник, и поэтому могу сделать нечто прекрасное». Скорее он скажет: «Если я допущу, что теку, как инструмент природы, то мое деяние также будет принадлежать природе. Я буду оформлять соответственно потребностям природы». Все, что он спланировал и спроектировал, будет результатом его внутренней взаимосвязи с природой.

Подобным же образом в Тай-цзи природа твоего тела является ведущей, вершителем. Ты не говоришь: «Теперь мышцы руки делаете это, кости ног делайте то». Если ты будешь так поступать, то окажешься в безнадежной путанице, когда движения станут многообразнее. Ты должен позволить, чтобы собирание и расширение твоего центра работало на тебя. Твое тело станет композицией оркестра, которая прекрасно согласована и едина. Позволь звучанию перенять руководство. Не дирижируй все время. Ты один раз поднимаешь в начале палочку, и этого достаточно. В итоге даже первое движение палочки станет спонтанным.

Это как в истории с сороконожкой, которая хорошо двигалась вперед, пока кто-то не спросил ее, как она управляет всеми ножками. Когда она начинает думать о каждой отдельной ножке, ее мозг совсем не может их скоординировать друг с другом. Вся энергия, все мышцы во множестве многих ножек должны собраться и объединиться в одном простом кристально-чистом.

Действии. Точно так же, как все ножки сороконожки объединяются в одно согласованное действие, все возможные движения Тай-цзи должны неявно укладываться в явном начальном движении.

Ум и тело едины. Мы должны научиться снова двигать вместе свои тело и ум. Телесный ум, ум, облекаемый телом, тело, парящее вокруг ума, ум, струящийся вокруг тела, сливающийся тело-ум, переливающийся огромными сферами, которые, перемещаясь, изменяются по величине. Когда мы озабочены каждой деталью, мы цепенеем. Детализация погружает нас в трясину, тогда как ощущение целостности результативно. Тогда, как следствие, приходит радость освобождения и позволения, и танец проявляется. Танцевальный процесс - это энергия, которая попеременно собирается и растекается. Этому процессу сопутствует удивление и ощущение открывания нового.

Я не так давно стал отцом, и наблюдения за моей дочерью доставляют мне большую радость. Она много танцует со мной, и у нее всегда новое отношение к привычным вещам и явлениям. Когда она просыпается утром, мы проводим всегда определенное время вместе. У нас свое маленькое соглашение. Она пьет свой сок и съедает тарелочку каши. По-видимому, каждое утро у нее новый способ просить свой сок, пить его, есть кашу, рассматривать цветы, проговаривать те же самые слова, даже если она повторяет свои открытия о птицах, или белках, или цветах.

Близость к ребенку помогает нам открывать вновь детство, живущее в нас. Ребенок является спонтанным: он не пытается быть таким. Спонтанность проистекает — она просто течет, как дождь идет, как гром гремит, как растут деревья, как раскрываются цветы. Ты не в силах принудить цветок раскрыться. Он раскрывается сам. Также твое Я. Позволь своему Я быть самим собой. Не в .смысле эгоистичным, а просто позволяя своему Я проявляться как раскрывающийся цветок, чтобы каждый из нас двигался и танцевал, соответствуя своему собственному цветению.

Тай-цзи произрастает из недвижимого подобно тому, как цветок раскрывается и закрывается. Сожми кулак и посмотри на него. А теперь медленно раскрывай его, наблюдая за расходящимися пальцами. Рассматривай пространство между пальцами, отслеживай поток ощущений и тепло в своей ладони. Закрой это пространство в кулак, а затем вновь открой его. Тай-цзи - это чередования вдоха-и-выдоха, взаимоперетекания расширения-сжатия, позволения этим двум чувствам, которые только кажутся противоположными, сосуществовать и сливаться. Исследуя серединную сферу своего захвата, ты будешь чувствовать себя менее раздираемым обеими крайностями. Крайности и область между ними охватывают все возможности жизни. Иногда мы чувствуем себя как сжатый кулак, а иногда видим, что слишком разбрасываемся, теряясь все больше и больше. Но только ощущение процесса в серединной области и является тем, что поддерживает нас сбалансированными.

Теперь поднимите вперед ваши руки и соедините кончики пальцев, чтобы руки образовали круг. Вы видите пустой круг перед вами? Он тоже часть вашего тела. Посмотрите: руки, образующие круг, - это плотность. А что же с пространством между руками? Вы отвергаете его? Вы говорите, что оно не есть ваше тело, что у него нет ничего общего с вами? В нем все связано с вами. Вы включаете его, и оно становится вами.

Пространство между вашими ногами также обеспечивает ваше равновесие в основе Тай-цзи. Когда ты концентрируешься на пространстве Инь, ты избавляешься от неуверенности и напряжений в ногах. Только вследствие этого расслабляются мышцы. Иначе ваши бедра могут перенапрячься до боли.

Легко касайтесь руками бедер внутри и снаружи до колен, чтобы вы могли ощущать чувствительность своей кожи. Именно это ощущение пространства приподнимает ваше основание и обеспечивает движения без напряжения.

Теперь поднимайте вперед ногу, пока бедро не займет горизонтальное положение. Голень и стопа при этом свисают расслабленно, свободно покачиваясь. Поддерживайте бедро руками, чтобы не было необходимости использовать мышцы ног, пока вы не обретете чувство поддержки. Затем попробуйте следующий вариант. Теперь поднимите ногу, не поддерживая ее кистями, и посмотрите, можете ли вы иметь то же чувство опоры, используя вместо рук пространство под ногой.

Это балансирование на одной ноге выглядит как мотив, который называется «Золотой петух». Поднимайте перед собой согнутую расслабленную правую ногу, пока бедро не станет горизонтальным. Одновременно поднимайте правую руку, как будто она тянет ногу вверх за невидимую нить. Затем легко опускается локоть, и несущее колено становится мягким, в то время как вы опускаетесь в Дань-тянь. Теперь опустите правую руку и правую ногу вниз и повторите движение другой стороной. Когда нога поднимается, вы вдыхаете, чтобы вы могли позволить дыханию нести вас. Вы не поднимаете ногу. Вы отталкиваетесь стоящей ногой, а другая нога воспаряет на пространстве под ней. Пружиньте, приподнимаясь и опускаясь на поднятой ноге, позволяя пружинящему действию вибрировать как эхо, пока нога отдыхает.

С каждым подъемом, с каждым изменением вашей позы не забывайте о движениях в пространстве вокруг вас. При подъеме представляйте, что ваши руки и ноги покоятся на пространстве под ними. Равновесие должно быть взаимным сотрудничеством пространства Инь и пространства Ян. Это избавит вас от опасений при попытках добиться определенной позы и ее дальнейшего сохранения. Представляйте, что пространство под вами выталкивает вас вверх, пока вы движетесь. Пока вы это делаете, сохраняйте ощущение энергии, поднимающейся вверх между ногами и достигающей центра. И при опускании, и при подъеме должно присутствовать ощущение восхождения. Иначе вы будете чувствовать себя придавленными, а вскоре будете переваливаться с боку на бок как утка.

Найдите среднюю линию, проходящую через верх вашей головы, и потяните рукой волосы вверх, чтобы напомнить себе, что ваше туловище поднимается вверх во время движения. Укрепитесь в этом чувстве и затем опускайтесь еще ниже, чтобы таким образом ваш подъем стал еще выше. Под вашим туловищем две ноги пружинят вверх. Ты вынужден опускаться перед тем как подниматься. Так же должно ощущаться растягивание в двух направлениях, в то время как энергия, идущая сверху, и энергия, идущая снизу, встречаются и возвращаются. Вы излучаете энергию и забираете ее назад. Вы не теряете ее. Она всегда возвращается к вам.

По дуге из бесконечности. Позвольте энергии двигаться в вашем позвоночнике. Она восходит вверх, затем по дуге наружу и вниз, а потом снова вверх, пока вы принимаете ее из земли.

В одной из глав Дао-дэ цзин утверждается, что ты уходишь дальше, когда ты прибываешь; если ты уходишь дальше, ты делаешь поворот; если ты продолжаешь поворот, ты возвращаешься назад; и в конце концов приходишь назад к самому себе. Ты можешь открыть это в своих движениях. Если вы позволите течь энергии, то тело сделает все, что ему необходимо, чтобы приспособиться к ней. Если энергия не может идти дальше, вы скручиваетесь и поворачиваетесь, возвращаетесь назад и постоянно переносите свой вес, сохраняя равновесие по мере того, как становитесь все более центрированными. Тай-цзи помогает нам перешагнуть телесную ограниченность того, что мы есть: ограниченность ваших представлений о том, что вы можете сделать со своим телом. Наши тела ограничены, но когда мы понимаем, о какой дугообразности движений идет речь, тогда тело как будто бы безгранично.

А теперь я выполню упражнение, которое называется «Пять элементов». Пять элементов - это огонь, вода, дерево, металл и земля. Этот мотив важен, чтобы дать вам чувство ориентации по четырем направлениям. Большинство китайских учителей настаивает на том, чтобы вы начинали лицом к северу. Но в данном случае мне нравится начинать, глядя на океан, который для нас находится на западе. Должны ли мы начинать с севера? Почему должен быть север? Если вы в комнате, в которой единственный приятный угол направлен на юго-запад, почему не начать в этом направлении?

Сделайте вашей правой стопой шаг вперед, причем вы толкаете вперед тем же движением, которое мы использовали в «Ань». Это - «Шаг огня или энергии», при котором вы можете представить, что из ваших ладоней вырывается огонь.

Естественным переходом огня, разумеется, является шаг назад, «Шаг воды».

В то время как вы оттягиваете энергию назад к себе и принимаете ее, перенесите свой вес назад на левую стопу. Затем повернитесь налево и позвольте вашим ладоням обратиться наружу и описать дугу, а потом переведите их на вашу правую сторону. Это гладящее широкое круговое движение наружу и направо — элемент дерево или рост.

Дальше поворачиваетесь вправо до тех пор, пока вы можете поворачиваться, не сдвигая стоп. Это крайнее скручивание и поворот - элемент металл. Чтобы освободиться от него, ведите левую ногу по кругу, пока она не будет под вами, и вернитесь назад к пятому элементу, земле, которая символизирует центр. Вы вбираете энергию и поднимаете ее вверх и разрешаете ей осесть в вашем животе. Это то же движение, что и последовательность « Объять тигра», « Вернуться к горе », которую мы делали прежде.

Теперь вы видите, что ваше направление изменилось вправо на четверть окружности. Если вы повторите четыре раза, вы будете смотреть в том же направлении, в котором первоначально начинали.

Простое наставление в последовательности «пяти элементов» объясняется в созидающей силе Дао так: огонь - это ци, энергия, Ян, которые вытекают из тебя. Он должен быть быстро воспринят и уравновешен водой, которая есть «восприятие» и податливость — шаг Инь.

Если Инь и Ян объединяются, рождается новое открытое движение, — дерево, выражение естественной жизни и роста. Затем ты совсем немного проходишь по дуге, которая является металлом, и приходишь назад к земле. Металл может быть очень легко разрушающим и жестким, так же как и меч при неправильном его использовании, поэтому ты тотчас же направляешь эту разрушительную энергию вниз, в землю.

Некоторым из вас необходимо более развитое чувство цельности опоры. В тот момент, когда вы раздельно ощущаете переднюю ногу и заднюю ногу, вы в затруднении. Передняя и задняя ноги должны стать одной ногой в середине. Это ваш корень. Представь себе, что твои ноги образуют как бы ствол дерева с могучими корнями, уходящими в землю во всех направлениях. Вместо двух отдельных подпорок воображай одну опору.

В нашей культуре ни мужчины, ни женщины не имеют права сидеть с широко расставленными ногами. Мы сидим всегда со скрещенными или сомкнутыми ногами. Ощущение пространства между ногами исчезает все больше и больше, и теряется присутствие этой круглой подпорки снизу. Мы смеемся над ковбоем, который бежит так, как будто бы под ним лошадь. Но то, что мы видим в его теле, мы должны ощущать в своем. На Востоке мужчины обычно носят просторные штаны. Тяжелая материя между ног должна напоминать им об этом пространстве в середине.

Даже если вы делаете шаг вперед, не забывайте об этом единении, чтобы нога была в середине. Думайте о едином, о круге. Не позволяйте единому стать раздвоенным. В тот момент, когда вы разъединяете его, вы должны опереться на одну ногу и подтянуть другую. Начните с параллельно поставленных ног. Не поворачивайте их чересчур наружу, так как это отображает два различных направления.

Если вы тренируете последовательность «Пять элементов», то тогда ждите, пока вы не почувствуете исходящий из ваших ладоней огонь, прежде чем сделать шаг вперед. Позвольте течь энергии. Иначе ци застрянет в ваших кистях, а ваше тело будет чувствовать себя закупоренным. Если вы выполнили мотив четыре раза в одном направлении и осуществили полный поворот, то проделайте это же в другом направлении, причем ставьте впереди другую ногу. Не позволяйте себя запутать тем, что вы делаете его в другом направлении. Просто помните о том, что поворачиваться необходимо в ту сторону, которая открыта, то есть в ту сторону, поворот в которую естественен. Это важно, это - органическая часть Тай­цзи, которую вы должны узнать. Иначе вы постоянно будете беспомощны при этом шаге, попытаясь вспомнить, что было сказано о повороте, вместо того, чтобы следовать потоку движения. Если вы думаете и вспоминаете, вы теряете осознание вашего тела и вашего окружения.

Пока вы движетесь, вы можете следовать цельному единству — ваших правой и левой рук, вашей шеи и ваших плеч, вашего правого колена и вашего левого бедра, вашего правого носка и вашей левой пятки. Все многообразные части играют в оркестре вашего движения. Они ждут, что вы их освободите, чтобы они могли влиться в общую гармонию. Чаще всего мы препятствуем, удерживаем их от того, чтобы они двигались вместе в своей собственной гармонии.

Если вы раскроетесь вашему собственному телу, вы также раскроетесь и перед окружающим миром. Тогда вы увидите, что движетесь с удовлетворением, позволяя этому движению нести вас без вашего вмешательства.

Когда я гуляю в лунном свете, то обычно вижу по одну или другую сторону свою тень. Но вчера ночью тени не было, потому что луна была прямо надо мной. «Высокая луна». Жар солнца можно почувствовать, от него можно загореть. Я не знаю никого, кто чувствовал бы лунный свет и мог бы приобрести лунный загар. Я осмотрелся, а луна стояла прямо над моей головой. Она была невидима для меня, и она стала мной, она стала светом во мне и вокруг меня, невидимая сама. Часто лунный свет нравится мне только когда я вижу саму луну, вместо того чтобы забыть о луне и полностью узнать лунный свет вокруг меня. Это хорошая картина того, что ты переживаешь, когда начинаешь обретать покой и приобретать ощущение центрирования и подвешенности в центре. Лунный свет идет сверху, снизу, отовсюду. Тебе не нужно направлять свое внимание на внешние образы, подобно тому, как наблюдать за Учителем или думать о том, что делать. Это то же самое, что смотреть на саму луну все время и только по этому узнать, что лунный свет есть, вместо того чтобы напрямую воспринимать лунный свет.

ГЛАВА 6.

На этом занятии я проиллюстрирую Тай-цзи посредством каллиграфии, используя кисть и тушь. Сначала я кое-что покажу вам, а затем мы поработаем вместе. Приготовление туши - дело хлопотливое, но оно служит для центрирования. Сухую тушь в палочках кругообразно растирают на камне. Это так, как если бы вы были гончаром, который вращает гончарный круг и центрирует глину. Обычно я занимаюсь каллиграфией в специальном месте. Я создаю себе пространство, в котором я мог бы отдаться этому. Намного лучше порадоваться процессу растирания туши, чем покупать бутылочку готовой туши. Иногда из практичности я склоняюсь к готовой туши, если мы проводим групповое занятие по каллигафии. Если мы разворачиваем бумагу и непрерывно пишем, у нас нет времени для растирания новой туши. Но если вы занимаетесь каллиграфией в одиночку, это очень важный процесс. Нет необходимости торопиться.

Обычно на своих занятиях Тай-цзи я приобщаю к Каллиграфии, так как она является другим выражением той же дисциплины, другим путем сделать наглядным То, что мы также делаем движением тела. Например, в Туй-шоу ваши кисти двигаются по кругу, и все ваше тело движется по отношению к этому кругу. Когда я готовлю тушь растиранием по кругу, я прохожу во всем моем теле через аналогичный кругообразный процесс. Теперь тушь готова. Я держу кисточку кулаком Тай-цзи,   пустым,   открытым  кулаком,   который  ни напряжен, и ни вял. Рука, которая держит кисточку, -покоящаяся рука. Она не держит крепко и незастывшая. Когда я опускаю кисточку в тушь, все волосинки должны быть мягкими, чтобы они образовали острый кончик. Это   подобно   миллионам   различных   мыслей, сфокусировавшихся в одной крошечной центральной точке. Размягчение кисточки на камне для туши является еще одним вариантом процесса центрирования.

Когда кисточка готова, держите ее вертикально перед собой над бумагой. Черенок кисточки соответствует вашему позвоночнику. Он прямой, полый и эластичный, и он - центр движения. Это начало. Ваше внимание точно в центре. Перед вами лежит лист белой бумаги. На нем ничего нет. Медитируйте над этим. Если бы вы жили в древнем Китае, вы бы носили одеяние с длинными широкими рукавами, которые могли бы размазать тушь по бумаге. Чтобы избежать этого, оба рукава крепко держали одной рукой и образовывали обеими руками круг. Приближайте кисть к центру листа. Обычный порядок штрихов в китайской каллиграфии идет слева направо, скользит затем вниз и заканчивается справа внизу. В основном это круглая форма, которая движется внутри площади квадрата.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Понаблюдайте за последовательностью штрихов, пока развивается знак. Я начинаю с первого штриха у верхнего края бумаги. Я позволяю кисточке опуститься вниз, затем тут же поднимаю вверх и придаю форму точки с маленьким хвостиком.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Следующий штрих располагается немного левее середины, подбегает к середине, затем идет прямо вниз к нижнему краю и заканчивается маленьким хвостиком налево вверх.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Этот второй штрих делит пространство на две половины и образует основу иероглифа. Следующие четыре штриха балансируют и усиливают иероглиф как четыре конечности тела. Третий штрих бежит слева к середине, а четвертыйштрих бежит налево вниз.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Пятый и шестой штрихи образуют зеркальное отражение двух предыдущих штрихов по другую сторону средней линии.

Первый штрих означает «единство» или «центрирование». А остальное означает «вода». А весь иероглиф значит «постоянно текущая продолжительность»: единство природы в движении воды.

Следите за тем, чтобы штрихи переходили плавно один в другой. Если вы закончили последний штрих, сохраняйте движение, даже если кисточка покинула бумагу. Энергия штриха кисточки должна уйти в бесконечность, возвращаясь затем по дуге назад. В дугообразных линиях плавного перехода одного штриха в другой образуется параллель с практикой движений Тай-цзи. Начинающие пишут каждый штрих отдельно, как дети. Из-за того, что каждый штрих наносится по отдельности, из другой точки отсчета, иероглиф получается скомканным. Если же вы при написании сосредотачиваетесь на центре и позволяете руководить чувству Тай-цзи, каждый штрих ориентируется на одно и то же место. Иероглиф центрируется и выглядит единым, когда вы закончили его. Я использую каллиграфию, чтобы иллюстрировать процесс центрирования. Вы можете представить свое тело и свой позвоночник как кисточку, а свои стопы как кончик кисточки. Вы занимаетесь Тай-цзи на бумаге - или каллиграфией на земле. Речь идет об одном и том же и является частью вас самих, если вы занимаетесь в соответствии с этой дисциплиной.

Один из самых непосредственных методов объяснить эту параллель между Тай-цзи и каллиграфией заключается в том, чтобы переложить ваше собственное тело на китайский иероглиф Тай.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Вытяните ваши руки по обе стороны волнообразным горизонтальным движением. Это первый штрих, горизонтальная линия, которая проходит слева направо. Затем соберите энергию и позвольте ей скользить из верхней части вашей головы через ваш позвоночник и вашу левую ногу вниз. Это второй штрих. Продвигайте теперь вашу энергию из Дань-тянь вниз через другую ногу. Это третий штрих, который уравновешивает второй. Заключительный штрих собирает всю энергию в точке сосредоточения в середине. Используйте вашу правую кисть, чтобы объединить всю энергию точно в Дань-тянь мощным захватывающим движением.

Если вы занимаетесь каллиграфией, то вы должны делать это с плавной мягкостью и соразмерностью с кругом Тай-цзи. Штрих кисточкой должен иметь тонкий контакт с бумагой, аналогичный тому, какой вы ощущаете в Тай-цзи между вашими стопами и почвой. Начинающие обычно слишком сильно нажимают на кончик кисточки и расплющивают ее.

В скорописи скользят от одного штриха к другому, не отрывая кисточку от бумаги. Поток энергии принимает руководство, так что вы движимы движением.

Например, слово «летать» выглядит при напечатании приблизительно так.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Оно выводится рисунком двух направленных вверх крыльев. Если вы пишете это побыстрее, оно будет более плавно текущим, как,

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Пока, в конце концов, вы не спросите: «Можно ли его еще узнать?».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Каждый, кто посвящен в китайскую письменность, сможет его еще узнать - самое существенное всегда налицо.

Каллиграфия - это дисциплина, которой китайский ребенок занимается ежедневно. Занимаются дома, в школе, по многу часов в день, прежде чем разузнают все. Мои родители оба хорошие каллиграфы. Я имел счастье быть вдохновленным и воодушевленным ими на занятия. Занятия каллиграфической техникой передали мне прекрасное ощущение сути Тай-цзи, так как, видя, что пишешь, можно четко понаблюдать за течением. Иногда, когда я учу каллиграфии, я веду вашу кисть, как если бы вы были маленьким ребенком и мне хотелось бы, чтобы вы двигались вместе со мной. Это похоже на занятия полинезийскими танцами. Учитель обнимает вас сзади, и вы двигаетесь вместе. Все, что вы обязаны сделать - расслабиться и принимать движения учителя. Но когда я веду вашу кисть, вы часто оказываете сопротивление, а результатом является косой иероглиф. Когда я веду вашу левую кисть, которую большинство из вас не используют при письме, вы обычно не оказываете так много сопротивления. Она легче следует за мной, и иероглиф в большей степени находится в равновесии.

В каллиграфии кисточка становится продолжением меня и движения Тай-цзи. Моя практика боя с мечом основывается на том же принципе. Меч также следует дугообразной линии и структуре движения Тай-цзи, когда он рассекает и режет. Я занимаюсь Тай-цзи, а затем продолжаю с каким-либо видом оружия, например с мечом, и играю с его жестокостью и разрушающей силой. Меч - очень Ян, и поэтому я должен вдохнуть в него Инь, чтобы установилось равновесие.

Практика с мечом помогает мне понять различие между реализацией возможностей и достижением какой-либо поставленной конкретной цели; - различие, которое состоит в том, чтобы только совершить что-то хорошо или достичь чего-то для других людей или для самого себя. Обычно я уклоняюсь от занятий в общественных местах, так как собираются зрители. Для них это смотрится необычно и впечатляюще, и они считают меня каким-то актером-исполнителем. Но в одиночестве я, напротив, радуюсь ощущению того, что держу в руках оружие и заставляю его парить вокруг. Меч, которым я пользуюсь, - это копия ритуального меча, даосского «меча семи звезд». В древности он использовался в ритуале, связанном с изменениями таких природных явлений, как звезды и планеты. Семь звезд на лезвии представляют семь звезд «Большой медведицы». Это -прямой, обоюдоострый меч, применяемый в качестве индивидуального оружия. Он сильно отличается от японского меча Кендо, который чуть согнут и острый лишь с одной стороны.

Острие меча называется ртом, а лезвиея - зубы. Движение меча - ветер, он машет и кружит, как ветер. Я пользуюсь этими представлениями в своей практике; они помогают мне воспринимать меч как часть меня, служащую мне. По мере выполнения формы я становлюсь мечом, и мы станем движением.

Самая важная часть занятия - начало. Я просто несу меч в ножнах, медленно иду по кругу и воспринимаю все вокруг. Когда я чувствую, что энергия собралась, я раскрываюсь и вынимаю меч. Я позволяю ему двигаться вместе с энергией, пока она снова не опустится, и позволяю ему вернуться в ножны. Вся форма - это просто обнажение и возвращение меча. Но когда и как ты обнажаешь и возвращаешь его является медитацией. Существует другая форма, в которой занимаются на колене. Бдительно, но расслабленно ожидают, пока наступит момент, а затем обнажают меч и поднимаются в одном из восьми направлений сторон света.

Меч держится пустым кулаком и расслабленным запястьем, точно так же как кисточка в каллиграфии. Одно из упражнений состоит в том, чтобы вращать мечом непрерывно по вертикальным кругам, вращая в запястье. Чтобы сделать круг плавно, не нужна крепкая хватка. Кисть так расслаблена, что меч каждый раз, когда он заканчивает поворот, освобождается и затем снова ловится тут же, прежде чем он выскользнет. Путем слабого держания жестокое, разрушающее оружие делают мягким и податливым. Может быть, и в тебе есть некоторые жесткости и угловатости, которые ты должен смягчить и округлить в процессе работы. Упражнения с мечом могут помочь тебе в выявлении твоих острых частей и научиться уравновешивать Ян с Инь. Меч - это ты, точно так же как кисточка, когда ты занимаешься каллиграфией.

Каллиграфия также продолжение, другое применение практики Тай-цзи. Если кто-то из вас охотно рисует или имеет чутье по использованию кисточки, он тотчас может ввести движение кисточкой в свою практику Тай-цзи. Найдите чувство Тай-цзи и применяйте его во всем, что вы непосредственно делаете. Если ты гончар, вернись к гончарному кругу и центрируй глину с Тай-цзи. Если ты архитектор, понимай и ощущай структуры по-новому.

На одном из семинаров с Алланом Уотсом, состоявшемся несколько лет назад, группа решила, что мы должны повести диалог посредством каллиграфии. Мы использовали в качестве исходного пункта текст « Дао-дэ цзин». Мы просторно писали на длинных полосах бумаги в большом помещении. Наша беседа становилась оживленнее, когда мы начали отвечать друг другу все более быстро. Мы писали скорописью, и скоропись Аллана становилась все более и более импровизированной. Неожиданно никто из нас больше не знал, что мы писали. Мы не заботились более о содержали, мы текли вместе с парящими линиями штрихов кисточек.

Продолжая писать, мы услышали, как начался барабанный бой: да, дада, да да дам, дам - в углу кто-то играл на барабане, и вскоре вся группа танцевала рядом с длинными полосами бумаги. Когда танец стал более энергичным, стопы начали рвать бумагу. Очень скоро повсюду была разорванная бумага, а все помещение стало вихрем энергии и активности. Я следовал за летящим кусочком бумаги и танцевал, идя к барабанщику, чтобы сказать ему, как прекрасна его игра. И он крикнул: «Да, я понял тебя, дружище. Я чувствую это, я чувствую это» - я заметил, что он слеп. Он просто сидел там и почувствовал наш диалог в скорописи. Я полагаю, энергия всей группы передала ему чудо происходящего. Это то, что мы хотим: проявление энергии и воплощение ее в Тай-цзи.

Теперь вы все сами можете познать каллиграфию. Здесь достаточно для всех камней для растирания, палочек туши и кисточек, начинайте приготовление туши. Держите вертикально палочку туши и легко двигайте ее по кругу на мокром камне. Лучше всего делать это стоя, чтобы все ваше тело пришло в движение. Вспомните о том, что я говорил о значимости приготовления своей собственной туши в качестве процесса центрирования и собранности. Не упускайте возможности успокоиться, иначе вы подойдете к каллиграфии с рассеянным и неготовым ощущением. Это приготовление позволяет вам стать медленнее, и таким образом вы сможете узнать, как получается тушь, вдохнув ее аромат и почувствовать ее черноту и густоту. Дело, вероятно, пошло бы быстрее с купленной бутылочкой готовой туши, но это подобно тому, как будто знаешь только замороженный апельсиновый сок и полагаешь, что все апельсины происходят из банок. Один мой друг поехал в Санта-Барбару, чтобы навестить кого-то. Он увидел из окна жилой комнаты апельсиновую рощу и закричал: «Бог мой! Апельсины растут на деревьях!» Он знал это очень хорошо, но тем не менее это было открытием. Мы часто забываем это. Настоящее чудо - это апельсин, а не консервная банка. Дайте себе немного времени, готовя тушь, и наслаждайтесь процессом. Используйте его как метод собирания разбросанной энергии в одном месте.

В данный момент вы, сидящие вокруг меня, дождь, который шумит снаружи, мягкий свет, который падает через окно, - все это образует подходящее окружение для нас. Мы становимся медленнее и чувствуем себя уютно, пока готовим тушь.

Сейчас мы стоим в кругу. Ты являешься частью круга, частью всех нас. Ты также являешься частью пространства между нами, частью дождя, мягкого света, тумана в воздухе и всего, что здесь есть. Ты движешься внутри этого. Ты не находишься вовне, глядящий внутрь: ты внутри всего этого в целом, что здесь сейчас есть.

Теперь держите кисточку между большим, средним и указательным пальцами. Используйте безымянный палец как опору под большим, чтобы держать кисточку вертикально. Покатайте ось кисточки между вашими пальцами туда-сюда. В Тай-цзи твой позвоночник должен ощущаться как движимый пространством вокруг тебя, аналогично кисточке, поддающейся твоим пальцам. Единственный способ двигаться правильно состоит в том, чтобы ты позволил этой внешней энергии двигать тебя.

Вы используете для держания кисточки пустой кулак. Расслабьте вашу кисть; позвольте кисточке течь в ваших пальцах. Не сжимайте судорожно вашу кисть, иначе это напряжение пойдет по всему вашему телу, и ваша энергия или заблокируется или пропадет впустую.

Теперь тяните кисточку наружу над камнем для растирания туши. Один раз поверните ее вокруг, чтобы волосинки образовали по возможности сцентрированный кончик. Это приятный, легкий штрих - как бы расчесываешь кому-нибудь волосы. Этот процесс собирания тысяч волосинок в одном месте - дальнейший путь собирания всех ваших мыслей и разрозненной энергии в одном единственном центре.

Кисточка должна быть вся в туши, но не позволяйте ей настолько пропитываться, чтобы тушь капала с нее. Когда кисточка готова, держите ее перед собой и ожидайте момента, в котором начнется движение. Очень значимая символика заложена в сделанном из бамбука стволе кисточки - он круглый и полый внутри. Он не наполнен вещами, которые затрудняют вас (делают вас тяжелее). Он - воздух, текущее пространство, пустота. Между вашей кистью и кисточкой находится промежуточное пространство, пустой кулак. Пять пальцев согласовываются, один помогает другому, пока пустое пространство охватывает сцентрированную энергию. Если вы боязливы и размышляете только о том, как должны двигать свои пальцы, вы застрянете на месте. Расслабьтесь и покойтесь в неизвестном, в пустоте, которая проницаема для энергии.

Теперь опишите пустой круг в воздухе. Это горизонтальный круг Туй-шоу, который мы упражняли. Поверните его и сделайте петлю, форму буквы S, восьмерку, символ бесконечности. Попытайтесь легко продолжить петлю и тем не менее сохранить восприятие течения. Затем приблизьтесь к поверхности бумаги. Не касайтесь ее, а порадуйтесь ее белизне.

Бумага все еще совершенно открыта и свободна. Это прекрасная возможность поразмыслить о разнице между сплошной и пунктирной линией. Какая более настояща? Если я тяну прерывистую линию, как при рисовании бамбука, то пустые промежуточные пространства становятся намеками на нечто твердое, как бамбуковые узлы. Мы описываем эту технику как «отсутствие кисточки и наличие идеи». Мы разрешаем белым местам на бумаге обозначать небо, снег, воду или туман, в то время как при помощи темных мест изображаем землю, горы или деревья. Этот способ использовать первоначальную белизну бумаги соответствует практике Тай-цзи, в которой мы разрешаем подвижному пустому пространству дополнять твердое тело - это Инь и Ян.

Когда наступает время, чтобы нарисовать на бумаге первый штрих, оставьте все умозрения (спекуляции) о результате- «Будет это плохо и ли хорошо?», «Я вставлю в рамку или сожгу?» Приближайтесь к бумаге пустым, без заранее созданного мнения. Позвольте руководить первому движению как при первом движении в Тай-цзи цюань. Начните с того, что тяните петли на бумаге. Ощутите связь между кисточкой и бумагой, не расплющивая пространство между ними.

Есть ли у вас прекрасное, плавное ощущение кисточки? Или вы тянете с сильным трением между кончиком кисточки и бумагой? Разрешите вашим штрихам уйти от бумаги, не позволяйте себя ограничивать краю листа. Линии не обязаны оставаться внутри поверхности. Если вы верите в существование лишь намеченной пустой линии, вы можете улететь за край бумаги и снова приземлиться на ней без ощущения, что линия прерывается. Не пытайся стоять вне себя самого и оценивать ваше произведение. Не пробуйте рисовать что-то определенное - луну или поток воды, птиц или дым. Если линии напоминают вам что-то, чудесно. Позвольте напомнить и тут же оставьте. Если вы приземлились на бумаге своего соседа - прекрасно, примите его или ее поток. Теперь у вас много, много смен линий, ощущений и растяжений на бумаге. Всматривайтесь в эти смены и следите за их ходом. По мере того как вы рисуете, не позволяйте путанице, которая есть на бумаге, мешать вашему потоку энергии, плавному непрерывному пути линии.

Если вы видите, что кончик вашей кисточки сухой и не имеет больше центра, верните ее на камень для растирания туши и вновь мягко выравнивайте. Одновременно соберитесь и сцентрируйтесь, пока вы не будете готовы начать снова. Если у вас есть чувство, что вам нужна чистая бумага, возьмите ее и начните снова. Я буду идти по кругу и работать с каждым отдельно. Предоставьте мне иногда руководство вашей кистью и попробуйте не бороться против меня. Расслабьтесь в нашем совместном движении. Попытайтесь использовать свою другую руку в помощь руке с кистью.

Держите ваш позвоночник прямо и свободно для того, чтобы это присутствовало в движении кисточки, вместо того, чтобы наклонять кисточку в вашей кисти и поворачивать. Определенные изменения в вашем позвоночнике необходимы, чтобы вы приспособились к различным движениям, но в основном он должен быть сцентрирован и соответствовать вертикальной кисточке.

Теперь вы достаточно исследовали, и мне хотелось бы предложить вам кое-что из формы, кое-что из дисциплины. Возьмите чистую бумагу и найдите ее середину. Проведите по возможности самый большой круг вокруг этой середины. Разделите круг при помощи S-образной линии, сформируйте восьмерку. Варьируйте эту двойную петлю внутри круга. Стойте свободно и позвольте телу качаться вместе с ней. Вы практически делаете Туй-шоу с вашими штрихами кисточкой. Продолжайте петли на бумаге и заполните все пространство внутри круга.

Отступите на один шаг назад и посмотрите через путаницу штрихов. Переступите через путаницу линий и проследите процесс, который вы прошли, шаг за шагом назад, назад к вашей первоначальной форме Инь/Ян... к кругу... к пустой странице. Сохраните это чувство. Сделайте теперь глубокий вдох и заполните все пространство непрерывным штрихом, пока не закончите его последним взмахом, от бумаги.

Мне хотелось бы вместе с вами написать иероглиф «ветер». 

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

В скорописи он состоит из одного штриха. Это одно из самых легких и быстро пишущихся слов. Вы можете чувствовать энергию и проследить весь путь. Если вы пишите «ветер» нормальными штрихами, то иероглиф распадается на девять штрихов и выглядит так. ( ). В скорописи он никогда не завершен, он парит вокруг и улетает с бумаги.

Я пойду по кругу и напишу этот знак для каждого из вас. Попытайтесь ощутить свой поток, пока вы пишите сами. Я могу видеть, что для каждого ветер выглядит по-другому - здесь это ураган, там торнадо, там мягкий бриз. Речь идет о ясном, быстром выражении в одном единственном штрихе, в одном вдохе, который из вас течет в вашу кисточку. Я верю, что если вы поиграете с этим, речь пойдет о том, чтобы позволить убежать дальше этому импульсу. Попытайтесь остаться сцентрированным, позвольте иероглифу выйти из вас на одном дыхании и закончите его, не прерывая в середине.

Если вы честолюбивы, вы можете писать слово «летать».

Вы узнаете ветер, который побежден летанием? «Летать» означает « скакать верхом на ветре». Сначала подвигайте кисточку несколько раз через пустое пространство, фактически не делая штрихов, и посмотрите, можете ли вы следовать за потоком этого иероглифа. Ах! Кто-то как раз летит назад - это прекрасно - возвращаться, но быть в равновесии с кругом Тай-цзи.

Существует два принципиально разных вида иероглифов: пиктограмма и идеограмма.   Если   вы  рассматриваете пиктограмму, вы можете увидеть рисунок или   картину   того,   что       представляет   иероглиф. «Гора» - слово, которое изображено картиной, которая показывает вершину горы с двумя маленькими горами по бокам. Иероглиф«лошадь» - рисунок лошадиной шеи с гривой и спиной, хвостом и четырьмя ногами.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Для абстрактных понятий должна быть создана идеограмма. Мысль представляется каким-либо способом. В течение многих лет иероглифы комбинировались. Пиктограммы и идеограммы смешались друг с другом и изменились. В некоторых случаях первоначальное значение было забыто, и иногда мы должны находить новый вид перевода иероглифа. Иероглиф обычно имеет намного более глубокое значение, если мы более точно примем во внимание первоначальное значение. Английские слова также имеют больше значения, если учитывать их происхождение из латыни или других древних языков.

Кроме того, интерпретация китайских иероглифов может быть шутливой и творческой. Я не позволяю суживать себя историческими значениями или этимологическими производными. Я рассматриваю штрихи и созданные ими картины и интерпретирую их, исходя из ощущений, которые возникают у меня при рассматривании каждого иероглифа. В Китае есть очень популярный способ гадания, который называется «Разложение иероглифа». Этим занимаются чуть ли не на каждом углу. Если я спрошу его о будущем моей дочери, он может взять ее имя, дату рождения и разъединить эти иероглифы. Это напоминает Нумерологию или Чтение чайных листьев.

Некоторые из вас спрашивали,  что означает их имя по-китайски. В китайском есть только односложные слова, и поэтому мы должны найти отдельные слова   для   каждого   слова вашего   имени.   Например, Мишель; первое слово могло бы значить «Ми»,

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Что выражает чувство поиска. Верхняя часть иероглифа собственно означает «рис», но она выглядит так же, как символ восьми направлений сторон света. Мы   можем  интерпретировать   его,   как «восемь   направлений   сторон   света, сходящихся    в    одном месте», т.е. сцентрированных, или  как  «потеряться во всех расходящихся линиях». Нижняя часть иероглифа выводится из «стопы» или «пути». Постепенно он развился так, что выглядит как поток, как плавный направленный вниз штрих. «Ми» - слово, которое мы использовали в детских играх, например, в прятки. Когда дети играют, они очень хорошо знают, что не потеряли друг друга по-настоящему, это только игра. Это может обозначать всеобщую игру в прятки, в которую люди играют со своими богами.

Второй слог из  «Мишель» толковать намного труднее, так как в китайском нет звука «Л». Я бы использовал два иероглифа, чтобы  приближенно  передать звук «шель».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Левый иероглиф означает «кристаллизованный дождь» или «снег».   Правый иероглиф обозначает «ребенок». Вместе это означает «дитя снега». Моя персональная интерпретация всего имени Мишель: «Дитя снега, которое играет в прятки. Не позволяй себе запутаться при поиске во всевозможных направлениях, просто плыви с водой».

Если я, играя, интерпретирую китайский, я никогда не прекращаю открывать новые значения. Я позволю себе ту же свободу, что позволяет, вероятно, поэт со словами. Это намного приятнее, чем постоянно возвращаться к определенному источнику за абсолютным значением, как это делал бы педантичный ученый.

Теперь  рассмотрим   оба  слова «Тай-цзи».   «Тай» состоит из — четырех маленьких штрихов. 

Первый штрих означает один. Второй и третий   штрихи   вместе   означают «человек». Четвертый штрих, точка, означает «центр». «Тай» означает «сцентрированный человек». 

Левая составная часть иероглифа «Цзи» 

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Означает «дерево», дерево со стволом и ветвями. С правой стороны самая верхняя   и   самая   нижняя   линии символизируют небо  и   землю. «Человек» находится в середине, между небом и землей. На одной стороне человека находится   «рот», на другой стороне «кисть». Иероглиф «Цзи» обозначает пределы, полюса, или извечную борьбу человека в большой Вселенной между небом и землей  и  его  собственную  внутреннюю  суть неотесанного блока, его подлинное Я или его собственную внутреннюю суть неотесанного блока, его подлинное Я или его собственную природу. Когда мы соединяем «Тай» и «Цзи», мы достигаем совершенного баланса.

Другой подобный иероглиф обычно переводится как «благородный» или «мудрый». Нижняя часть означает «император, человек, который сцентрирован между небом и землей». Над ним находятся иероглифы «ухо» и «рот».  Мудрый слушает, когда он говорит. Он принимает и отдает. Мудрый - воспринимающий и спокойный человек.

Слово «И» в «И-цзин» состояло в своей архаичной форме совершенно ясно из «солнца», круга с точкой в центре и «серпа луны». «И» обозначает изменения, смену солнца и луны, Ян и Инь. Весь иероглиф похож на хамелеона, изменяющего свой цвет. В разговорной речи это означает «легко». Если вы живете с круговоротом солнца и луны, это легко. «Цзин» означает «трудная форма письма на шелке» или «книга». И-цзин означает «Книга перемен».

Все родители в Китае отыскивают прелестные имена для своих детей. Мое имя «Чун» 

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Означает «обладающий сцентрированным сердцем». Иероглиф «сердце» стоит в середине внизу. Над ним парит стрела, поражая неизвестное - глаз буйвола.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

«Сердце» - очень красивый иероглиф. Он выглядит как чаша, из которой выливается энергия и выливается как фонтан. Эти же штрихи применяются в китайской живописи для изображения тычинок орхидеи. Он поэтому похож на сердце цветка, весь смысл его жизни.

«Сердце» появляется также  в слове, которое обычно используется для   обозначения   «Любви».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

«Сердце» - в середине. Под ним находится иероглиф, который обозначает «дружба» или «отношения».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Верхняя составная часть не имеет твердого значения, но передает чувство медленного развития. Когда это все соединяют, получают «медленное развитие отношений сердца». Если вы любите, вы относитесь к другому в форме, в которой раскрывается сердце цветка.

Другой иероглиф для  «любви» есть. 

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Левая часть означает «человек». Правая часть означает «двое». Весь иероглиф означает «между двумя людьми». Китайские иероглифы со многими знаками писать намного труднее. Например, слово, которое я использую постоянно, «танец».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Оно состоит из пятнадцати штрихов. Число штрихов может достигать тридцати пяти. А слово «превращение» имеет двадцать шесть штрихов. Все эти двадцать шесть штрихов должны вместе образовывать находящееся в равновесии, центрированное целое.

Значение другого сложного слова - меланхолия.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

В этом иероглифе много разных составных частей. Эта часть - «дерево вообще» или «дерево-растение». Дерево прекрасно, нет беспорядка. Два дерева становятся лесом.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

А из более чем двух деревьев, прежде всего, когда они растут в разных направлениях, возникают «джунгли» и «путаница». Ниже беспорядочных джунглей мы увидим наклонное «рисовое поле». А под ним расположен перевернутый иероглиф «нож», который выглядит так, как будто бы он отослан в угол. К счастью, последняя составная часть иероглифа состоит из трех параллельных линий, которые направлены вниз. Они обеспечивают равновесие в путанице и указывают, что выбраться из нее возможно.

В разговорной речи мы часто ставим «юй» перед «Ю», что также является печальным иероглифом и означает «забота».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Нижняя составная часть «Ю» идентична слову «любовь». Но на верхушке находится один-единственный штрих, который означает «один», и иероглиф «сам». Вместо спонтанного развития, которое мы имеем в верхней части иероглифа «любовь», здесь стоит человек, замкнувшийся в себе, не поддерживающий отношения с другими. Шутя перевод мог бы означать: «Человек под крышей, который плачет о сердечных делах - должно быть, о дружбе». В любом случае это забота, которую он доставил себе сам.

Слово «женщина» показывает две руки, которые качают ребенка. Открытое пространство в середине указывает на открытое питательное пространство, может быть, материнская матка.

Слово «мужчина» также рассказывает историю. Верхняя часть показывает квадратные очертания разделенного рисового поля. Нижняя часть означает «сила». «Мужчина» означает «сила на поле».

В китайском нет иероглифа, который был бы точным подобием английского слова «секс», но имеется иероглиф, который используется при переводе всех сексуальных вещей в западной психологической литературе. Левая часть иероглифа образована от «сердца», а другая часть означает «рождение» или «человеческая сущность». В китайской разговорной речи это действительно означает «природа человека, какой она была в начале».

Китайский  иероглиф для половых отношений - « облако и дождь». Иероглиф «облако» показывает дождь, который становится туманом. Я напишу теперь «облако и дождь» вместе скорописью. В действительности это «Дождь/туман/дождь». Так как есть облако, есть дождь; если в воздухе есть влажность, возникает облако. Это непрерывный попеременный переход от дождя в туман, в дождь. В интерпретации  И-цзин образуются облака и дождь падает как результат гармоничной связи сил Инь и Ян. Две первых гексаграммы Цянь и Кунь через взаимное проникновение переходят в гексаграмму Кань. В толковании символов верхняя триграмма всегда относится к   облаку, а нижняя к дождю, хотя обе идентичны. «Беременность» также красивый иероглиф. Он показывает красивое округление груди и живота беременной женщины. В животе, где находится ребенок, есть маленький иероглиф, который означает «снова» или «еще раз». На нижнем краю иероглиф «ребенок» или «потомок».

В китайском много возможностей выразить смерть. Они все означают завершение и готовность начать сначала. По случаю смерти человека мы обычно используем этот иероглиф. Внизу слева находится иероглиф «ночь». Справа от него часть того иероглифа, который означает «переход». Поэтому весь иероглиф означает «переход ото дня к ночи».

Другой иероглиф  «смерть»  или «конец». На левой стороне иероглиф «шелк». На  правой стороне иероглиф, составленный из «длинной ночи» и «снега» и означающий «зиму». Целиком это могло бы быть переведено как «когда приходит зима и гусеница  шелкопряда  перестает выводиться». А здесь другой иероглиф «смерти». Он просто означает, что завершено все, о чем тебе надо было сказать.

«Мотылек» состоит из двух иероглифов. Левая часть первого иероглифа показывает стрелу и символ мишени и означает «насекомое». Средняя часть означает «старый». Последняя часть - «серп луны». Итак, у нас есть, «насекомое старой луны». Левая часть второго иероглифа в «мотыльке» тождественна части первого знака - «насекомое». Правая половина означает «лист»,   что   описывает   крылья мотылька     и     имеет     значение развертывания или метаморфозы. Если мы все объединим, то получится нечто вроде «листообразное насекомое старой луны».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Если я добавлю иероглиф «мечта», мы получим «мечту бабочки» Чжуан-цзы. Сверху иероглиф «трава», который означает также «возникать» или «появляться». В середине горизонтальный «глаз», что означает, что он закрыт и спит. Внизу иероглиф «ночь». Сон.

Большинство китайских учителей не раскладывают слова таким образом и много не объясняют - по крайней мере те, которые были у меня в школе. Но если ты - человек, который действительно хочет понять, то тогда ты однажды сам откроешь во время занятий каллиграфией: «О!... Так...к! Это значит вот что! Да, это на самом деле - сновидение!».

В китайском языке много внутренней мудрости. К сожалению, большинство людей останавливаются на очевидном и оставляют слова абстрактными. Если вы не погружены в иероглиф и не знаете его в совершенстве, то вы видите лишь приятное упорядочение ничего не значащих штрихов, а иероглиф теряет свою ценность. Он может быть картиной, которая рассказывает истории, пиром идей, многомерным. Штрих кисточкой - только штрих, а значение и мудрость заключены между строк.

Я очень люблю каллиграфию, потому что постоянно открываю: новое. Я охотно играю с этим и позволю вести себя интуиции. Раньше я занимался каллиграфией, исходя из всевозможных причин, но никогда для себя. Я старался быть очень добросовестным на занятиях, чтобы понравиться отцу. Я вспоминаю, как он заходил в учебную комнату, чтобы посмотреть на нас во время занятий. Он обводил в рамку особой кисточкой и красной тушью иероглифы, которые ему нравились. В конце недели мы, дети, затем считали их. Если у нас их было достаточно, мы в воскресенье после обеда шли пить с ним чай или он доставлял нам другую радость.

Ради похвалы учителей я тоже занимался много. Они обыкновенно поддерживали и вели нашу кисть с кисточкой и терпеливо помогали обрести равновесие каждому иероглифу. Часто мы копировали четко обведенные красные иероглифы, накладывая на них прозрачную бумагу. Иногда мы писали по точно начерченным геометрическим образцам, чтобы развивать симметрию и равновесие.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Например, иероглиф «вода» точно подходит к образцу: первый, проходящий через середину вниз штрих накладывается на вертикальную линию, а четыре боковых штриха падают на диагонали квадрата.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Спустя многие годы занятий этой структурой добиваешься постепенно собственного чувства процесса центрирования и равновесия. В итоге познают, что красный иероглиф или геометрический образец не нужны. Потом начинают писать более бегло, связывать один штрих с другим, объединять, упрощать, опускать одну или две линии, но сохранять поток энергии; делают все меньше и меньше пауз и, наконец, скользят одним штрихом по всему иероглифу, на одном дыхании, и пишут скорописью. Подумайте один раз, как быстро вы перешли сегодня после обеда к скорописи. Вы учились творчески. Нет необходимости проходить через утомительные занятия. Очень немногие из вас горят желанием стать великими каллиграфами за три часа. Вы испытали радость от этого процесса и приобрели предчувствие творческой сущности.

Хорошо, теперь мы промоем кисточки и камни для растирания туши и соберем все остальное. Здесь иероглиф «остатка».

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

О! Это интересно. Я только что обнаружил, что этот иероглиф «остаток» происходит от сцены боя. Все эти мужчины - «трупы солдат» в «лесах» «вместе с мертвыми птицами». Каждый иероглиф имеет в определенное время особое толкование, так как оно меняется. Это как при чтении гексаграммы: ее читают по-разному, в зависимости от того, когда это делают и насколько восприимчивы в данный момент. Но лежащая в ее основе истина, естественно, всегда остается неизменной.

ГЛАВА 7. БУЙВОЛ ДЗЭН В РИСУНКАХ.

Имеются многие версии десяти рисунков о буйволе дзэн.

Я передал вам два различных набора, чтобы вы взглянули на них. Я нарочно предварительно перетасовал их, чтобы вы ознакомились с ними вразброс прежде чем они будут расположены в определенной последовательности. Одна версия представлена круглыми картинками, а другая - квадратными. На большинстве рисунков вы видите юношу или молодого человека. Кое-где он один, в других же местах он вместе с буйволом или быком. Обязательно представлена окружающая природа: деревья и вода, луна и звезды. Каждый раз вы видите специфичные взаимоотношения между человеком и быком.

Кроме этого, в одной из версий вы видите изменения в расцветке быка. Серия называется «Очищение быка». На первом рисунке бык весь черный и становится все светлее и ярче с каждой из десяти картинок. Буйвол - символ человеческой натуры и эти рисунки - метафора о человеке и его собственной природе. Так подан путеводитель борьбы человека с самим собой в традиции дзэн-буддизма.

Всего десять рисунков, и каждый может считаться в серии начальным, если вы расположите их по кругу. Поэтому-то я и перетасовал их, прежде чем вручить вам. Мне не хотелось бы, чтобы вас заботило, с какой ступенью вы соотнесете себя, в первую очередь из-за того, что именно так используется этот десяток дзэн-рисунков при длительной практике интроспекции. А теперь разрешите расположить их по порядку и вместе рассмотреть их поочередно. Начну с круглой серии.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

На первой картинке и поэтический текст, и рисунок изображают юношу в поисках быка. Поэзия дополнительно развивает образ. Мы видим туман, бурлящую воду с водопадами и воронками. Мы видим отдельные горы и падающую звезду, мы видим проплывающие облака и исчезающий вдали бесконечный путь. Юноша один, ищущий в незнакомой дикой области, в джунглях или лесах. Заблудившийся, он потерял своего быка. Он растерян, выдохся, отчаялся. Возможно, что он повернул голову, чтобы внимать пению поющих невдалеке цикад.

На втором рисунке характер поиска юноши начинает приобретать однонаправленность. Он как-то определяется в соответствии со своим восприятием своего окружения и обстоятельств. В поэтическом комментарии поясняется, что у воды под деревом он обнаружил следы быка. Травы высокие и очень ароматные, и в весенних порывах ветра они напоминают ему запахи цветов родного сада. Вокруг него кишат дикие звери и шипящие, и рычащие, и землю сотрясающие, но юноша их не замечает. Нам начинает открываться, что неукрощенное животное и человеческое сердце отображаются по сути одной метафорой. Но главное сокрыто, только иногда приоткрываясь - играя как бы в прятки.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

На третьем рисунке он слышит трели соловья и следует волнам ивовых прутьев. Жаркое солнце, освежающий ветерок, прохладная вода. Внезапно он обнаруживает развевающийся хвост буйвола и затем его круп. Его взору открывается мощное тело с крепкими Рогами. Ярко мужская, выражено Ян - энергия. Именно обнаруживая впервые быка, он и находит отметины своей собственной природы.

На четвертом рисунке юноша начинает противостоять быку. Они переступают по кругу, глядя друг на друга. Юноша приближается к быку, но инстинкты животного, его неуправляемую необузданную природу трудно обуздать. Именно здесь начинается ловля и укрощение.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

На пятом рисунке юноша, - возможно, я сам - и буйвол становятся хорошо знакомыми друг другу. Теперь буйвол полностью развернулся, завершая со мною вместе полный круг. Мы общаемся, мы пробиваемся, наступаем и отступаем вместе. Наконец, я продеваю веревку через его нос. Я приручил быка.

Номер шестой. В вечерней дымке, оседлав буйвола, я возвращаюсь домой, играю на флейте и эхо долины возвращает мне мои песни, на сердце моем покойно, буйвол и я оседлали ветер.

Номер семь. Я прибыл домой. Буйвола дома нет, я позабыл его. Преклонив колена, взираю на луну в мечтах о заоблачном царстве, райских вратах. Поднимаю кнут, который служил мне, когда я приручал быка. Кнут бесполезен, я отбрасываю его.

Номер восемь. И человек и бык - оба исчезли, есть только суть, величие, пустота. Небеса простираются ввысь и ввысь, земля вширь и вширь, плывут облака, падает снег, бушует дикое пламя, дует весенний ветер, все растворяется.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Номер девять. Возвращение к источнику. Невозможно удержать преходящее, лучше никогда не уходить из дома. Не напрягай зрение и слух, будь как вроде бы слепым и глухим, не мешай природе. Спокойно смотрю я на воду текущую, цветок раскрывается, миллионы новых расцветок переливаются и кто его знает почему?

Номер десять. С открытым сердцем, обнаженной грудью, босой, иду я по людным, доступным всем местам. Мои брови в пыли, глаза широки, я не нуждаюсь в помощи небес. Я указую на высохшие ветки, цветы тотчас же расцветают.

Такова одна из версий десяти рисунков. Другая версия более сконцентрирована, в ней не представлены начальные стадии: поиски следов, движение по следу, обнаружение быка. Первый рисунок начинается сразу же с противостояния быку, который весь целиком окрашен в черный цвет. Над быком нависает черное облако. В тексте говорится: бык ревет, шумно дышит и очень силен. Так выражается Ян-аспект, мужественность, богатырская мощь быка. Он несется галопом по холмам, по диким зарослям, с рогами, нацеленными прямо в небо. Он в такую даль стороннюю умчался, что потерял свой путь. Над головой быка у входа в долину сгустились и потемнели тучи, скользя над очень нежной, мягкой травкой. Но копытам быка по природе их деликатность неведома.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

На втором рисунке начинается учение, начинается самоконтроль. Суть природы необузданности состоит в сопротивлении требованиям дисциплины. Буйвол силен и неуправляем, но человек неуклонно и настойчиво добивается гармонии, и в конце концов он продевает веревку сквозь ноздри быка - возникла связь между ним и быком.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Номер три. Бык послушно следует за человеком на поводке. Теперь голова быка стала белой, он пересекает воды, горные тропы: к границам мира, он следует к берегу моря. Каждый день у человека и быка протекает в упорном тяжелом труде. Неиссякаема творческая энергия.

Номер четыре. Знание. Изучение внешнего становится глубже, обширнее, ширятся грани видимого и слышимого, сердце исследует объективное существующее. Наконец, бык поворачивает свою голову и смотрит на меня, мы смотрим друг на друга, нам не о чем говорить. Мой враг стал моим другом, животное-природа покорилось мне, но все же до конца я в этом не уверен, я не могу поверить в это, по-прежнему держу веревку продетой через его нос и привязываю его к иве.

Привязывая и успокаиваясь, я пою. Я вижу цветок, распускающийся на дереве, но не горю желанием далеко удаляться от дерева.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Номер пять. Под сенью ивы у ручья, текущего с древних гор, меж старых скал, я отвязываю веревку, я приветствую ветер, я полон чувством свободы, спонтанностью, я имитирую качество ветров и вод, покой и безмолвие скал и гор. Неожиданно вечерний туман резко холодает. Зеленые пастбища, кажется, остались далеко позади. Оказывается мы с быком возвращаемся домой.

Номер шесть. Буйвол улегся беззвучно. Он выглядит старым и утихомирившимся. Теперь только хвост его все еще черный. Повернув головы, мы глядим друг на друга. Распираемый радостью, я напеваю сам себе и играю на своей флейте. Мелодия очень приятная, напоминающая течение воды. Под сосной воздух недвижим и я чувствую себя совершенно умиротворенным, совершенно удовлетворенным. Бутон моего сердца раскрывается во все стороны, как сосновые иглы.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Номер семь. Ветви сливового дерева гнутся с ветрами, заходящее солнце исчезает в зелени листьев. Течет вода, я сижу на берегу, теперь буйвол весь белого цвета. Он пьет, когда ощущает жажду и пасется, когда голоден. Травы вокруг очень сочные, очень зеленые. Во сне мне неведомо, сколько птиц пели свои песни, сколько лепестков упали, какая ширь и необъятность неба и как безропотно терпелива земля! Иль все это лишь мимолетный миг?

Номер восемь. Буйвол стал совсем призрачным, и белое облако не отбрасывает тени. Я не знаю, где человек и где его тень. И человек и бык счастливы вполне тем уже, что живут. Лунный свет образует бесформенные белые тени. Луна и звезды в объятьях друг друга, лучась одним светом.

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Номер девять. Семь звезд кружат хоровод вокруг луны, буйвол исчез, остался только человек. Я сам себе хозяин, я сам свой царь, я как облачко, проплывающее над пиками гор. Я хлопаю в ладоши, и горы отвечают. Я радостно пою, и лунный свет эхом отражает мне мои песни. Но я врата небес выглядываю, врата дома моего. Обратный путь закругляется.

Последняя картинка. И человек и бык - оба забыты, ни следа, ни тени - ни того, ни этого. Очень пустой, очень белый лунный свет, похоже, что падают все звезды, собираясь в белизне. Без образов и форм облака собираются. Десять тысяч изменяющихся вещей. В чем же смысл всего этого? Созерцание лилий, зеленых пастбищ, ароматов, тишины и ласточки летящей. Бабочка и я, возможно, одно и то же. Пустота, вакуум, пустота. Исполненность, наполненность, счастье. В чем смысл всего этого? Необъятное Дао. ААААА!

Это лишь одна из многих версий вербального текста, описывающего подлинный смысл рисунков. Я даю беглый перевод, не претендующий на достижение какой-либо цели, а только моя буквальная интерпретация частей и деталей китайских иероглифов, на которые я смотрю. Эти рисунки дзэн применялись познающими жизнь учениками как базисный метод обучения, отражающий главные вехи в продвижении к состоянию, которое мы называем просветлением или сатори. Сатори означает внезапное просветление, которое обычно явление временное. На первом рисунке ты, как правило, находится на стадии заблудившегося и ищущего. Затем ты замечаешь следы быка. Затем встречаешься с ним лицом к лицу и вступаешь в борьбу, чтобы укротить его и подружитьсяг'В^финале вы с быком становитесь единым существом иЧ оба вы исчезаете. Квадратный набор базируется на парадоксе: оседлать быка и при этом глядеть друг на друга все равно что искать очки, когда они на лбу.

В первой, более развернутой, версии после возникновения и быка и человека имеется еще один дополнительный рисунок: человек теперь у же почтенного возраста возвращается в мир к людскому базару, с открытой грудью, полный жизни, несущий сосуд из тыквы.

Ты постигаешь дзэн, чтобы достичь той пустоты, в которой вся полнота. А достигнув, что тебе еще остается делать? Только вернуться в мир и впустить безмерный мир в свою пустоту. Просветленный человек на последнем рисунке изображается незамысловато простым, - безо всякой вычурности и мало обремененный аурой «великого человека». Он похож на нищего или отшельника, - никак не впечатляющий персонаж в смысле повседневного поверхностного признания успеха. Сосуд, который он несет, символизирует пустоту, у него куча подарков, которые он всем раздает. Его улыбка как бы выражает: «Я знаю, но знание мое не словесно». Опять весь цикл начинается: юноша в поклоне перед ним, только начинает свои поиски, свое путешествие.

Вполне допустимо соотносить рисунки с исканиями всей жизни. Вы можете считать, что первый рисунок относится к периоду жизни совсем молодого человека. Я пока только ищу, у меня есть цель. Добиваясь цели, я все-таки достигаю ее. И тут обнаруживается, что поверхностное достижение ничего особого собой не представляет. В результате мне открывается понимание сути дзэн и я добираюсь до просветления. Я трансцендирую поиск в единый союз между тем, что является внешним физическим достижением, и тем, что подлинно ценного во мне.

Многим нравится сравнивать себя с дзэн-рисунками о буйволе: «Я вот на этой стадии. Четвертый рисунок про меня. То, как я себя вижу в настоящее время, -голова быка белая, а тело пока еще черное. Моя нынешняя ситуация. Мой поводок все еще соломенный. Эх, разве не здорово было бы ехать домой на спине быка, поигрывая на флейте?» Потешные отождествления. Ну и не возбраняется, конечно, примерять эти рисунки к недолговременным происшествиям или разовым путешествиям одного дня. В любой ситуации у тебя может вырисоваться весь этот круг. События разворачиваются, уступают место пустоте, и ты вкушаешь пустоту на своем собственном опыте. С течением времени она вновь забивается пылью, мусором и выглядит в точности как на первом рисунке.

Вероятно, по утрам твое тело чувствует себя, как на первом рисунке. Если ты практикуешь Тай-цзи или другую дисциплину, возможно, что по вечерам ты возвращаешься к источнику и устраиваешь выходы, смеясь и танцуя по-идиотски, - как некий босяк с открытой грудью и сосудом.

Слово «идиот» в английском имеет весьма нежелательную окраску, но дзэн-идиот отличен. Множество персонажей китайской литературы обладают подобными характерами. Дзэнский идиот смеется на луну, бегает с ветрами, как ребенок.

Рисунок, на котором нет ни человека, ни быка, под номером восемь. С тем же успехом рисунок мог бы быть под номером один. Иногда тебе везет настолько, что ты можешь с этого стартовать. Большинство из нас так начинают, рождаясь. Множество людей знакомы как с этими рисунками, так и с изумительной поэзией и идеями. Но мы можем попасть в плен и стать приверженцами какого-либо одного выделенного образа. На самом же деле все версии при всем их многообразии ничего не выделяют и не призывают ни к чему особенному. Они всего лишь зарисовки самого что ни на есть естественного хода нашего человеческого развития.

Я вкратце пробегусь по темам второй, более сжатой версии: бык непослушен, неприручен, начинается ловля, зачатки гармонии, бык осажен и развернут, дрессировка, ноги свободны от пут, отсутствие взаимопроблем, далее твое следование течению, отслеживание, отображение, один. Одинокая луна, взирающая на луну, отражающая завершенность и пустоту луны после того, как бык растаял, оба: и человек и бык - позабыты, пустота, полностью завершенный круг, и теперь все начинается сызнова.

Другая версия начинается несколько ранее, она начинается еще до обнаружения неукротимости. Ты не имеешь ни малейшего представления, где находишься, полный неведенья, у тебя даже нет чего-то, что требовалось бы наладить, и как наладить тебе тоже невдомек. Но наряду со сложными природными явлениями - облака, горные ущелья, воды, деревья, ветра — ты улавливаешь какие-то позывы в себе. Благодаря им ты обнаруживаешь следы, свой путь, свое направление, ты находишь свою цель, своего мастера, своего гуру, ты вступаешь с ним в борьбу. Ты - ведущий, он - ведомый, он - ведущий, ты - ведомый. А потом, оседлав его, ты возвращаешься домой. Верхом на буйволе - весьма распространенная метафора. В Китае часто можно увидеть малыша, оседлавшего буйвола и играющего на своей бамбуковой флейте по дороге домой. На следующей стадии ты и бык становитесь единым целым, поэтому нет нужды вводить быка в рамки картины. Ты один, но здесь одиночество в корне отличается от одиночества заблудившегося на первом рисунке, когда ты еще ничего своего в себе не обнаружил. Здесь же ты чувствуешь быка в себе, а затем вы оба преданы забвению, возвращаясь к чистоте пустоты.

Подход восходит к буддийской идее о том, что все наше восприятие существования по большей части иллюзорно. Этот мир иллюзий появляется как пузыри, но куда эти пузыри уходят, исчезая? Возвращаются обратно в первобытное состояние, собственно к твоим корням, ты возвращаешься к источнику. Самая последняя картина скорее о предписаниях в области морали. Хорошо, вот ты достиг просветления, а дальше что? Или ты просто испаряешься, ты продолжаешь существовать как физическая самость, и этой энергии необходимо каким-то образом вернуться к жизни. Ты вновь приходишь в мир, но ты не от мира сего. Ты в силах давать, взаимодействовать, не становясь рабом, зависимым от мира. Я полагаю, что рисунки о быке отражают также и способ нашего дисциплинирования в Тай-цзи. Тело, которое у вас есть, вам не подчиняется, вначале вы описываете словами свои действия и затем уже ощущаете их - «О! Я чувствую свое тело поднимающимся, опускающимся» - впервые на своем физическом опыте, а не просто интеллектуально. Или вы говорите: «Да, когда я толкаю с выкриком, я ощущаю эту энергию». Ты начинаешь находить соответствия между тем, что ты говоришь, и тем, что испытываешь. Ты можешь сказать: «Да, теперь я в точности ощущаю, как это происходит в моих запястьях и локтях, как потом происходит поворот, возврат, полный оборот — а!, мое тело поворачивается ко мне, глядит на меня и приветствует, моя ладонь смотрит на меня и между нами устанавливаются отношения. Процесс возвращения, непрерывного обращения.

Ты постепенно начинаешь чувствовать, как становишься более сбалансированным и лучше владеешь собой. Чем далее, тем более невыразим такой процесс, ты можешь, продвигаясь по пути, вполне скоро позабыть то, что изучил, и тут твой танец может на самом деле проистекать из тебя самого; танцуя, чувствовать себя плывущим облаком, пронизанным лунным светом, сиянию которого ты не препятствуешь проходить через тебя.

ГЛАВА 8. ДАО-ДЭ ЦЗИН.

Дао-дэ цзин была до недавнего времени в этой стране из-за трудностей в понимании книгой с туманным смыслом. Она состоит из восьмидесяти одной истории о Дао. Ее очень трудно перевести из-за содержащихся там парадоксов, игры слов и многозначных выражений. Ранний перевод, сделанный на латынь, появился перед 1800 годом. Мне известны около тридцати английских переводов. Больше всего доступны версии Legge, Waley и Blakeney.

Есть еще перевод Lin Yutang, а также очень поэтичная работа Witter Bynner. Недавно Gia-fu Feng и Jane English создали еще один. Большинство переводчиков предпосылают несколько страниц извинений, в которых говорится: «Я старался сделать все возможное, но чтобы по-настоящему понять текст, надо читать его в оригинале». Самое легкое, что можно сделать, - это перевести и сделать примечание, которое говорит: «Это может означать также что-то другое. С одной стороны, я согласен, а с другой - нет. Это может иметь еще какое-то значение, а может быть, и нет».

Вскорости читатели говорят себе: « Это слишком туманно, слишком трудно объяснить».

Я начал читать Дао-дэ цзин еще ребенком. Мы пели, декламировали его и сочиняли стихи. Мы учили его при помощи звучания и ритмов. Мы заучивали наизусть произношение слов, но смысл большинства отрывков оставался неясным. Именно так, повторяя и заучивая наизусть, китайцы учат свои классические тексты. Каждое утро можно услышать, как школьники поют, декламируют и играют с созвучиями слов. Может быть, несколько лет спустя какой-то пассаж вдруг приобретет значение. Я учил его еще раз в университете и думал, что понял его. А затем однажды я стал его перечитывать, и он опять перестал иметь для меня смысл.

Недавно я вновь начал заниматься каллиграфией и принял за правило каждый день переписывать несколько стихов. Я рассматриваю их, размышляю и позволяю раскрываться знакам и значениям между знаками. Каждый раз, когда я переписываю Дао-дэ цзин, я приобретаю новое понимание, и это помогает мне лучше понять Тай-цзи. Используемый в книге язык рисунков и вся ее философия применимы к нашей повседневной жизни.

Дао-дэ цзин - прекрасная книга для учебы и медитации. Она похожа на дзэнский коан: или ее отрицают как абсолютную бессмыслицу, или полностью углубляются, чтобы достичь понимания. Ты сразу же выбит из своей интеллектуальной ограниченности, из своих идей, знаний, из всего того, что ты думаешь, что ты знаешь. Многое в ней кажется бессмыслицей, если переводить дословно; но если принять во внимание все возможности иероглифа, то выявятся более глубокие значения. Я надеюсь, вы воспримете мой перевод так, как если бы вы рассматривали китайскую живопись в музее. Не позволяйте вводить себя в заблуждение помещенным рядом с картиной английским пояснением и ограничивать ваше интуитивное понимание.

Я не очень охотно интерпретирую Дао-дэ цзин для интеллектуалов, которые слушают только головой. С вами это по-другому. Мы вместе двигались, танцевали, касались друг друга. Мы создали взаимопонимание при помощи отдачи и приятия. Если мы разложим все слова, смешаем их многочисленные значения и позволим им снова занять свое место, мы, вероятно, сможем найти новый способ понимания этой полезной книги.

Я надеюсь, что никогда не буду считать, что я овладел речью, и не начну считать, что то, что я говорю, является правдой. Мне всегда трудно говорить по-английски и образовывать законченные предложения. Я путаюсь со своим Л и Р, множественным числом и единственным, прошедшим временем и будущим и родами существительных. Стив говорит, что ему доставляет удовольствие списывать мои магнитофонные записи, потому что они хорошо слушаются. Я понимаю, что я говорю, когда слышу это, но если я вижу написанные слова, то они выглядят очень комично. Мы уже смеялись над этим и говорили, что это был бы перевод на гибридный китайско-английский.

У китайского языка есть свойство не давать четких определений. Вы ожидаете от меня точных утверждений. Все переводы Дао-дэ цзин пытаются утверждать что-то законченно и недвусмысленно. Но английская грамматика с ее различиями субъекта и объекта никогда не будет в состоянии выразить Дао. Ни один перевод не даст тебе адекватного понимания до тех пор, пока ты не углубишься в изучение китайского, а большинство из вас в течение всей своей жизни не будут иметь возможность сделать это. У меня была возможность исследовать и познавать Дао в моей практике Тай-цзи и каллиграфии, и поэтому мой перевод может быть вам полезен таким же образом, как та работа, которую мы проделали за эту неделю. Я закончил вчера свиток с копией «Дао-дэ цзин», и вы получите одну из личных интерпретаций: что я сейчас вижу, когда я рассматриваю иероглифы на свитке. Времени хватит лишь для интерпретации первых пятнадцати стихов.

С самым первым стихом сталкиваются, когда хотят составить представление о даосизме. Я потрачу чуть больше времени, чтобы показать вам, как много есть различных возможностей для перевода. Первая строчка гласит: «Дао, которое может быть «дао-зировано», не есть Дао». Мы знаем три Дао. Первое Дао - это существительное, которое обычно переводится как « путь ». Второе Дао - это глагол, который означает «говорить» или «выражать». Третье Дао также существительное, и при нем стоит иероглиф, означающий «как всегда», «естественно» (природно). Итак, мы можем перевести: «Путь, который может быть выражен, не есть естественный путь». Или можно было бы сказать: «Истина, которая может быть высказана, не есть вечная истина». Или: «Путь, которому можно следовать, не есть неизменный путь». Дао можно  перевести  как « тропа» или «дорога», так что это могло бы значить: «Тропа, которая может быть показана, не есть настоящая тропа»? Мы уже имеем множество возможностей перевода первых шести слов. К тому времени, когда вы проштудировали тридцать пять или сорок формулировок, появляется ощущение, что лучше всего это выражается на китайском!

Обнимая тигра, возвращаюсь к горе. Сущность Тай-цзи

Другая возможность подойти к Дао-дэ цзин - углубиться в каллиграфию, как мы сделали это вчера. Иероглиф Дао выглядит так. В середине иероглифа находится символ центра, Я, который смотрится как набросок старого предводителя рода с головным украшением из оленьих рогов. Нижняя часть иероглифа смотрится как «тропа» или «улица». Она похожа на текущую воду, или она могла бы изображать лодку. То есть Дао можно было бы перевести как «тропа вождя, которая течет как вода». Или ты мог бы сказать, что это означает «я сам, как я теку с ходом природы». Или: «Если идут своим собственным путем, естественной, спонтанной дорогой, то тогда понимают Дао». Йероглиф - это кругообразное, глобальное представление о том,, что означает Дао. Нужно связать друг с другом все его слова и все это объединить. Даже для отдельного иероглифа имеются многочисленные всевозможные переводы.

Вторая строка первой главы очень похожа на первую: «Имя, которое может быть названо, не есть имя». Если что-то называют и говорят: «Это верно», то тогда неправы. Перевод звучит: « Существование превышает возможность определения словами ». Так с самого начала мы познаем, что трудность, с которой мы сталкиваемся, - определение точного значения иероглифа - есть именно то, о чем. говорит нам Дао-дэ цзин: неспособность слов полностью описать то, что они хотят описать, бессилие какого-либо учения указать кому-то путь.

В следующем отрывке говорится о бытии и небытии, существовании и несуществовании, позитивном и негативном, Ян и Инь. «Безымянное есть начало Неба и Земли. Имя - мать всех лещей». Оба предложения дополняют друг друга. Одно говорит, что не-имя есть происхождение всех вещей, п другое утверждает, что это есть имя. У нас опять парадокс.

А далее говорится: «Если ты признаешь этот парадокс - природу бытия, - ты можешь начать размышлять над его тайной». Иероглиф «тайна» состоит из «женщины» и «ребенка» и сплошь и рядом используется во всей книге, чтобы обозначить уступчивое Инь и детскую непосредственность. Иероглиф «размышлять» выглядит как журавль, который, стоя в воде, ожидает рыбу и при этом покоится на своих длинных ногах. Это означает осознавание, бдительность или восприятие, отслеживание.

«Если ты держишься за не-бытие и следуешь ему, ты будешь в состоянии погружаться в бытие, чтобы познать тайну во всей ее полноте». На этот раз речь идет о другом иероглифе «тайна». Этот иероглиф Ян, дополнение к иероглифу Инь, который уже был прежде. Если мы попытаемся описать эту тайну только как Инь или Ян, то заметим, что говорим только часть правды. Если мы поймем, что эта тайна есть круг, то сущность находится в его центре - ни Ян, ни Инь; это есть объединение обеих полярных противоположностей.

«Обе полярные противоположности происходят из одного источника. Назови это так, назови это иначе, но в действительности они являются одним и тем же явлением. Так называемая «более туманная» или «первозданная» тайна. Этот иероглиф «тайна» указывает на цвет темного шелка или различные оттенки темно-зеленого цвета в густых лесах. Это не очень определяющее слово для обозначения Дао. «В первоначальной тайне скрыта еще более глубокая тайна, и врата открываются».            Когда я начинаю переводить вам Дао-дэ цзин, я чувствую себя каким-то беспомощным, потому что хватаюсь за каждое слово, которое могу найти, а потом смотрю в ваши глаза и надеюсь, что, когда я, может быть, говорю «женский», в вас что-то сработает и вы понимаете «Женский». А когда я говорю «ребенок», кто-то воскликнет: «Ребенок! Да, для меня это тайна». А «темный шелк» добавляет еще одно измерение. В конце концов, я надеюсь сцентрировать все эти отрывки и фрагменты в понимание.

2. Вторая глава говорит о сравнениях и суждениях.

 « Если ты в этом мире под небом различаешь и выносишь на божий свет то, что называется красотой, то тогдапоявляется уродливое». Слова «красота» и «уродство» могут означать также «добродетель» и «отсутствие добродетели». Когда ты выделяешь хорошее то выплывает плохое. В тот момент, когда ты различаешь вещь как таковую, тотчас же есть возможность сравнения и появляется противоположность. Чтобы понять Дао, ты должен понять это. Существование и несуществование, бытие и небытие - две различные стороны одного процесса; они взаимоподдерживаются. Трудное и легкое взаимоопределяют существование друг друга. Длинное и короткое существуют через сравнение. Верх и низ взаимосоотносятся друг с другом. Вариации звуков образуют гармонию. Вперед и назад  следуют друг за другом.                                       .

Поэтому человек, который понимает Дао, - «мудрый - действует посредством недеяния, он учит, используя бессловесные учения». Этот иероглиф обычно переводится »благородный» или «мудрый». Вчера мы шутили над тремя корнями иероглифа: слушающее ухо, говорящий рот и человек, сцентрированный между небом и землей и связанный с обоими. То есть он обозначает скорее мудрого человека, который постиг Дао и течет с Дао, чем мудреца, который обладает знанием. Если ты мудрец, то ты создашь все вещи без ощущения, что это ты создал их. «Позволь возникнуть вещам, но без гордости или без подчеркивания своей важности в достигнутых результатах.. Действуй, не вмешиваясь. Если тебе удается достичь чего-то или создать что-то, не останавливайся на этом, или не требуй это для себя, а также не пытайся обладать этим. Если ты не будешь крепко держаться за свои достижения, ты не будешь их терять».

3. Определенные главы кажутся обращенными к тем, у кого есть власть над другими. Вот одна из них: «Если ты не покровительствуешь талантам, люди не будут бороться  за посты.  Если ты не ценишь вещи, которые трудно получить, никто не украдет их и не будет   бороться за них. Если ты не подчеркиваешь желания, то сердце человека не придет в замешательство, так как он не пытается их добиваться. Поэтому мудрый правит тем, что он раскрывает сердца людей и наполняёт их животы». Это означает опустошить дух от воображаемых желаний и удовлетворять естественные потребности. «Мудрый делает устремления людей мягкими и нежными и одновременно усиливает их кости» — структуру, которая по-настоящему держит нас вертикально. «Если ты приводишь людей к пониманию истинного значения пустоты, незнания, нежелания, тогда никто, у кого есть потребность в знаниях, не сможет вмешаться попытками быть или действовать. Посредством недеяния ничто не остается несделанным».

4. «Дао   кажется   абсолютно  полым,  пустым и прозрачным,   но,   когда  ты  пользуешься  им,   оно неисчерпаемо. oho очень глубоко и таинственно. Оно как   прародитель  всех вещей. Когда  ты следуешь Дао, оно округляет все острые края, распутывает завязанные узлы, приглушает ослепительный свет. Оно придает форму и  успокаивает пыль» .  В даосизме «пыль» означает обычно  сумятицу   твоего  ума,   несущественные назойливые_вещи,   которые  докучают  нам.- «Дао объединяет и дополняет», так что «все различные мысли становятся единым».

«Дао трудно определить в его  началах. Иногда ты сомневаешься в  его существовании. Мы не знаем, чье это творение. Оно может быть потомком богов, которые существовали до всех друг  вещей».

5. «Небо и Земля не добролюбивы; они обращаются со всеми существами  как с соломенными собаками» Если мы буквально понимаем такой перевод, он звучит негативно. Но мы знаем, что в китайском в действительности это значит то, что «Небо и Земля обращаются со всеми одинаково». Мы знаем, что это парадоксальное определение, которое подчеркивает как несказанное, так и высказанное. Иероглифы «небо» и «земля», если они употребляются вместе, обозначают неизвестное, «Бог». Иероглиф «добролюбие» используется  в  конфуцианстве,   чтобы  обозначить отношения двух людей. Соломенные собаки используются  в Китае для жертвоприношений. «Мудрецов добролюбив и обращается со всеми людьми как  с  соломенными собаками». Мудрый  также ни  недружелюбен, ни дружелюбен. Он воплощает недеяние и рассматривает   всех людей и соломенных собак как часть всеохватывающего  целого. Разницы нет. Ни Бог, ни мудрый  не высказывают, суждения  или  не  делают    различий. Они разрешают  вещам быть самими собой и осуществлять свою различную природу. «Между небом  и землей словно кузнечные мехи» - полая  внутренность флейты или внутренность каменного колокольчика. Его пустота позволяет происходить всякой музыке.  «Его полость включает большую субстанцию. Чем дальше уходит круговорот между небом и землей, тем он сильнее. Чересчур  умозрительное  мышление   приводит  к меньшему."Когда ты говоришь об этом слишком много, ты в действительности говоришь меньше. Оставайся в середине правды».

6. «Дух долины бессмертен; мы называем его «таинственная корова».  Корова представляет сущность женского. «Ворота женской тайны - корень Неба и Земли. Они похожи на бесконечную мягкую поверхность облака, которая постоянно преображается. Ты можешь использовать "их легкую силу без труда и усилия».

7. «Небо - постоянно. Земля - неизменна. Небо и Земля бесконечны в пространстве и времени, «так как они не создают сами себя. Они существуют без сознания самих себя. «Поэтому мудрый человек, который течет с Дао, прячет свое Я в дальние ряды и поэтому остается на переднем плане. Так как его Я вовне, он внутренне там». Если в Тай-цзи это означает «поставить вперед самую лучшую стопу», то в действительности это означает  разрешение отступить назад для того, чтобы продвигаться вперед. Но мудрый не стремится сознательно встать позади, чтобы остаться впереди. Он постигает себя бескорыстностью».

8. «Наивысшая добродетель похожа на природу воды. Вода благотворна для всех вещей, но она не хвастается этим и не борется за то, чтобы быть такой. Вода всегда течет вниз, где никто не хочет быть. Она подобна  Дао». Если ты будешь подобен воде, ты будешь в любом окружении чувствовать себя как дома. «Медитируй в глубине своего сердца. В отношениях с другими будь дающим и берущим. В своей беседе придерживайся правды и доверия». В новых китайских печатных изданиях древних классиков все тексты снабжены знаками препинания для помощи при чтении. Когда  я писал эти стихи на свиток, я намеренно опустил все знаки препинания, чтобы я мог читать текст по старому способу. Сотни новых значений могут выявиться взависимости от того, как ты группируешь иероглифы. Я прочитаю остаток этой главы иероглиф за иероглифом: «Середина, доброта, владычество, служить, добродетель, способность, движение, доброта, время, так как, только, не бороться, поэтому, не, порицание». А теперь я попробую соединить эти обрывки мысли. Если ты остаешься в середине, ты знаешь, как владычествовать мудро. Если ты позволяешь другому действовать, он развивает свои способности. А если ты знаешь, как двигаться, ты можешь найти подходящее время. Так как ты не борешься и не вмешиваешься в природу вещей, ты не боишься злобы или порицания.

9. «Лучше оставить что-то неполностью наполненным, чем носить по кругу и разливать. Если ты чересчур заостришь оружие, его острота не сохранится долго. Если ты заполнишь свой дом золотом и нефритом, ты уже не сможешь больше уверенно охранять его. Если ты гордишься своим знанием и выставляешь свое состояние напоказ, ты навлекаешь злобу и порицание. Если работа выполнена и приносит тебе честь, оттянись назад и не привязывайся к своим достижениям. Это есть Дао Неба».

10. «Стремись к единению тела и души; в состоянии ли ты поддерживать единство, не допуская их разделения? Концентрируясь на своем Ци, своем дыхании жизни ,  можешь ли ты быть нежным и легким, как грудной ребенок? Очищая нелимитируемое видение, можешь ли ты сохраняться  незапятнанным? Если ты любишь свой народ и правишь своей областью, можешь ли ты это делать  без  усилий  и  целей?  Если открываются и закрываются ворота темной тайны, Инь, можешь ли ты сохранять Ян и лететь к ним как птица мужского  род?  Освёщая свои тропы и освобождая от препятствий для себя четыре направления, можешь ли, ты достичь своего предназначения, не планируя заранее свои действия? Позволь чему- либо родиться и пестуй, но не владей эти. Служи, не ожидая похвалы за это. Вскармливай растущее, не управляя им. В этом заключается первоначальная добродетель Дао».

11. «Тридцать спиц образуют колесо. Но это и спицы, и пустое пространство между ними, которые служат повозке. Если ты придаешь форму сосуду, то это как глина, так и внутреннее пространство, которые полезны. Создавай окна и двери. Их полезность заключается в образованном ими пространстве. Понимай преимущество, заключающееся в наличии чего-то внешнего. Но используй плодородную пустоту. Которая содержится в нем.».

12. «Пять цветов ослепляют. Пять звуков оглушают. Пять вкусов позволяют притупиться небу. Безудержно гоняясь в открытых полях, стремясь поразить цель, сходят с ума от желаний. Чем труднее получить что-то, тем большё человек тоскует по этому и тем, больше боится потерять. Поэтому, мудрый удовлетворяет потребности своего живота и закрывает глаза на поверхностное. Отключись от того, что вовне, и сохраняй то, что внутри тебя».

13. «Как быть в милости, так и быть в немилости полно опасных ожиданий. Честь и бесчестье - естественные составляющие Я. Что имеется в виду под опасными ожиданиями? Быть в милости ставит в уязвимое положение. Быть осыпаемым милостями, разве это не удивительно, но страх их лишиться приводит к беспокойству. Что имелось в виду под естественными составляющими чести и бесчестья? Я приобретаю через свое эгоистичное желание собственное несчастье. А если у меня нет своего Я, как тогда может произойти со мной несчастье? Поэтому тем, кто понимает заботу о бескорыстии, может быть доверен мир».

14. «Смотри,  и  ты не сможешь это увидеть -  оно прозрачно. Слушай, и ты не сможешь это услышать – оно беззвучно. Схвати, и ты теряешь это - оно ненаходимо.

Эти три не могут  быть отделены друг от друга, поэтому они объединились в единство. Сверху его блеск не ослепителен. Снизу его матовость не различима. Непрерывно постоянно изменяющееся, оно не можёт быть названо. Снова по кругу оно возвращается к невещественности. Эта бесформенная форма, эта беспредметная картина сверкает перед тобой. Если ты встречаешь его, ты не видишь его голову; еслиты следуешь за ним, ты не  видишь его хвост. Следуй древнему Дао, чтобы пребывать  сейчас.  Постичь древнейшее начало – наказ Дао людям».  

15. «Древний человек Дао был тонким,  податливым и подобно ребенку. Его непостижимая проницательность в Дао ускользает от нас. Так как это не поддается определению, нам надлежит распознавать это при помощи следующих метафор:

Осторожно и бдительно, как если бы переходили зимой через реку.

Внимательно и  осознано, как  будто  ожидают внезапного  столкновение, которое может прийти с любого  направления.

Спокойно и вежливо, как если бы был  гостем.

Растворяясь и смиренно, как лед  , который тает.

Просто и без претензий, как еще «необработанный камень».

Открыто и восприимчиво, как широкая долина, обращенная вверх.

Всеприемлеще и без самонадеянности, как мутная вода.

"Как это возможно поглощать все нечистоты и оставаться незапятнанным? Через покой , как проясняется грязная вода, которой дают отстояться.

Как можно сохранять эту тишину и этот мир? Допуская движения, подобные ряби на воде, которая успокаивается.

Хранящий тайное Дао, живет не выше своих потребностей и рад тому, что имеет, и тому, что собой представляет.

ГЛАВА 9.

Я заметил в течение недели сильное увеличение и превращение энергии. Не только индивидуальной, но и группы как целого. Это поистине хорошее ощущение Я сравнил записи с другим руководителем группы вчера вечером на танцах. Мы сидели рядом, болтали и улыбались. Он сказал: «Эта неделя пролетела слишком быстро, и я ответил: «Да, это так, как будто одно плавно переходит в другое». Если у вас есть план реализации ваших замыслов или выдумаете: «Как у нас это получилось? Что нужно сделать лучше? », то начинает становиться скучно. Затем вы создаете себе заботы и ломаете голову над тем, что произошло. Если мы придаем слишком большое значение чему-то, например:«Это ведь последняя встреча», тогда мы будем стараться совершить нечто памятное. «Я должен выполнить запланированное». Но у меня нет потребности закрыть круг. Пространство, которое в конце остается несколько открытым, функционально более полезно.

Есть история о человеке, который разыскал даоса, чтобы найти просветление. Одной из дисциплин учителя было гончарное ремесло. После того как он провел  у него некоторое время, он ощутил, что начинает понимать. Однажды он взял в руки один из сосудов учителя, чтобы повосхищаться им, и уронил его. Он испытал сильное ощущение утраты, когда сосуд разбился. Даос спросил его: «Почему? Ты не должен упрекать себя. Он все еще здесь». Просветленный учитель понимает, что речь идет не о сосуде, а об опыте изготовления».

На этой неделе большую часть моего свободного времени я провел списывая Дао-дэ цзин. Работа над ним освежает меня и избавляет от напряжений в моем теле, которое я накопил, обучая вас на занятиях. Я немного был озабочен своей ответственностью как лидера. Это очевидно, и я знаю это. Одно из проявлений опыта руководства семинарами заключается в том, что будучи вовлечен в какие-то действия с вами, я продолжаю оставаться наедине с собой. Мне не надо говорить: «Так. Хорошо, ну а теперь мое время» и поспешить укрыться в хижину и воскликнуть: «Вот, наконец-то я могу побыть один!». Тай-цзи учит нас не надевать различные лица, одно отдавая, а другое принимая.

Вчера, когда я говорил об И-цзин, я совершил грубую ошибку. После того как мы поговорили о картинах быков и Дао-дэ цзин, следующим, что я спланировал, был И-цзин. Но я не готовился таким образом, что просто списал текст и медитировал над ним, как я это сделал с картинами быков и Дао-дэ цзин. Вместо этого я копался в глубинах памяти, чтобы извлечь побольше информации. Следуя своим собственным интересам, я взял все свои китайские книги об И-цзин и сделал выписки. Чем больше я собирал мусора, тем напряженнее и перегруженнее я становился.

Когда мы встретились, я был до отказа набит информацией, которую хотел передать вам. Но я все еще двигался по периферии всей этой информации, которую еще не преобразовал в настоящее понимание. Вчерашняя встреча стала ментальным напряжением, которое истощило меня.

И еще одну интересную вещь я для себя отметил, какими вы внимательными становитесь. Некоторые из вас сказали мне: «Очень любопытно, Ал. Впервые я вижу, что ваша рука дрожит, когда вы пишете кисточкой». «Ваш голос, похоже, утратил прежнюю легкость». В противоположность этому некоторые зрители, которые присутствовали лишь на этой встрече, говорили: «Я восхищен по-настоящему вашим знанием. Вы так много знаетпе\ Я так ничего и не понял о чем вы говорили, но это определенно доставило мне радость».

В тот момент, когда разум ищет информацию ради информации, поток прерывается, и тогда ты начинаешь функционировать неестественным способом. Появляется страх, мускулы напрягаются, дрожат и вы себя чувствуете сбитыми с толку и угнетенными. Во время чтения из И-цзин я чувствовал, как становлюсь все более и более отягощенным. Я пытался ответить на глубокие вопросы моей головой, а не Дань-тянь. Я чуть не завел нас в тупик. Когда я обнаружил, что мы чуть было не увязли в трясине, моей первой потребностью было встать и двигаться. Как только мы это сделали, я почувствовал облегчение и обновленное доверие в группе. А потом я ощутил: «Ах, это же люди!» Я познал, как я чересчур читал наставления и вещал премудрости, и как мало я был связан с вами.

Когда я говорил о дзэнских картинах быков, это протекало в момент интерпретации через меня, и с Дао-дэ цзин было то же самое. При чтении И-цзин никаких подобных контактов между нами не установилось, я лишь напичкал вас до отказа массой неудобоваримых кусков ненужной информации.

На одном из ранних семинаров я просил каждого ежедневно совершать безмолвную прогулку по лесу, собирать стебли тысячелистника и размышлять при этом над лично важными вопросами. В последний день мы использовали стебли тысячелистника, чтобы показать, как в Китае искусно пользуются И-цзином. Я интерпретировал гексаграммы, опираясь на мой опыт в тот момент, а не на какую-либо информацию, чтобы отобразить налгу совместную неделю игры-работы. В результате между нами возник контакт и мы по-настоящему пережили органичный опыт ум-тело вместо обычных дискуссий, забивающих голову.

Вчера нам удалось избавиться от тяжести тем, что мы встали и двигались. Потом нам легче было становиться раскованными и текучими. Часто, когда ум слишком перегружен, как вчера, люди становятся рациональными и говорят: «Я не хочу танцевать». Если ум не танцует, то тогда у тела нет потребности в танцах. Что бы у вас ни творилось внутри, оно рвется наружу. Иногда самая лучшая возможность - разрешить танцующему телу привести в движение скованный ум. Мы знаем, что мы можем оказать влияние на дух через работу с телом, и мы делаем это намеренно - поэтому мы называем Тай­цзи дисциплиной движения. Нельзя насильственно достигнуть бездеятельности. Но когда замечают, что скрипят зубами и чувствуют себя зажатыми, можно привести в движение двигательный процесс, который в итоге распутает и освободит дух.

Всегда, когда я чувствую себя перегруженным, я использую движение в качестве моей дисциплины. Я танцую в моей мастерской, и интересно то, что всегда, когда я допускаю способ движений Тай-цзи, это всегда заканчивается естественным счастливым танцем. Смысл дисциплины для меня не означает нечто насаждаемое извне - человеком, книгой, идеей - а мое собственное понимание и осознание того, что служит мне. Когда я танцую и двигаюсь, кажется, что все встает на свои места.

Вчера вечером нам потребовалось много времени, чтобы войти в течение. На предыдущих встречах это проходило быстрее, так как играла музыка и много восторженных зрителей присоединилось к нам. Было много энергии в движении, и всем легко было стать частью ритма. Вы не были обязаны поддерживать его. Вы могли выйти и попить чай или погулять по морю при луне и потом вернуться назад, в любое время, и исследовать ритм, который развился в этот промежуток времени. Это было как кипящая кастрюля. Вы можете прийти и съесть миску супа, когда только захотите. Вам не нужно наблюдать за кипением. Оно заботилось само о себе.

Вчера вечером группа была меньше и музыка звучала с магнитофона. Именно мы были ответственны за нашу собственную энергию и за то, чтобы помочь этой энергии стать частью кипящего процесса. В этом случае намного труднее танцевать и одновременно быть частью танца. Вечер затянулся, и мы испробовали различные пленки и различные вещи. Наконец, большинство ушло, и я объявил последнюю кассету. После того как магнитофон был выключен и убран, некоторые продолжали петь. Пауль играл на губной арфе. Молодой человек начал играть на своей бамбуковой флейте. Я искал свое пальто, но не нашел его и начал танцевать. И Нэнси начала танцевать. И Роджер начал танцевать. Сидни лежала, сняла свой пояс, отбросила его в сторону и освободила все свое тело, и она начала петь лежа. Вдруг мы образовали круг, который двигался как огонь, и я сказал: «Это - настоящее начало».

Нам понадобился на это весь вечер. Хотя мы толкались и спешили и потеряли настоящее чувство, мы сразу же, как только перестали форсировать процесс, нашли его. Так много произошло на этой неделе - как вы двигались, как вы чувствовали, как вы рассматривали людей и вещи, - что доставляло вам радость и что удивляло. Я должен сказать, что день ото дня я воспринимал новый блеск в ваших глазах. Манера, как вы двигаетесь и касаетесь земли, стала тверже. Если я подхожу к одному из вас и касаюсь его кисти, она удивительно легко выскальзывает из моей. Я обнимаю вас за плечи и чувствую, что вы становитесь более текучими. Мне хотелось бы еще поработать над совместным течением, чтобы мы снова нашли круг и могли позволить исчезнуть структуре.

Но сначала я хочу поработать со стойками. Одна из тенденций новичков Тай-цзи чрезмерная концентрация на движениях верха тела, которая ведет к зажиму вашей стойки. Положите руки на бедра повыше коленей. Поворачиваясь, вы можете ощущать, как перекатываются мышцы.

Если у вас есть где-то в вашем теле зажимы или оцепенения, просто попытайтесь позволить им течь в другие части тела, вместо того чтобы раскрепощать соответствующую область и затормаживать тем самым все движения. Метод расслабления, который используется в Тай-цзи, состоит в том, чтобы облегчить взаимосвязь всех движений. И до тех пор, пока я не понял этого, после танцев на другой день я постоянно чувствовал боль в мышцах и оцепенение в бедрах. А теперь после продолжительных танцев на следующее утро мое тело чувствует себя вдвое лучше.

Повернитесь теперь по своей оси и подвигайтесь немного. Исследуйте работу стоп. Вы видели, как я утром двигался с мечом. Может быть, вы подумали, что я подражаю Тосиро Мифуне, японскому актеру, который часто играет самураев. В действительности я оставляю себе время, чтобы почувствовать под ногами каменные плиты или доски. Если доска рыхлая или разрушена, я должен быть в состоянии мгновенно переместиться на новую  опору.   Теперь  смотрите под  себя,   пока  вы движетесь, и представьте, что под вами находится дыра или бездонная пропасть. Кажущаяся надежной почва может        неожиданно        отступить.         Будьте предусмотрительны, восприимчивы, готовы перенести свое основание, если почва отступает. Представьте, что вы идете по тонкому льду, который может проломиться, или по камням в русле ручья, которые могут скользнуть в сторону под вами. Если что-то изменяется под вашими ногами, можете ли вы быстро и легко приспособиться к новым обстоятельствам?  Научитесь принимать факт опасности как норму. Ты можешь обрести безопасность на вершине небезопасности. Есть книга Алана Уотса, которая называется «Мудрость небезопасности», и он намеревался назвать один из своих семинаров здесь «Шангри-ла на краю складки Сан-Андреас». Эсален не захотел акцентировать возможность землетрясения, и они изменили название на «Шангри-ла на краю океана», и оно потеряло свое значение.

Небезопасность и неопределенность - неотъемлемые атрибуты жизни.  Если отгораживаться от них и не позволять им становиться частью вашего течения, то это приведет к постоянному сопротивлению и борьбе. Если земля вдруг закачается и задрожит, сможете ли вы, не оказывая  сопротивления,  все  же сохранять свою центрированность? Удовольствие от серфинга и катания на  горных  лыжах  и  многих  других  видов  спорта заключается в способности воплощать именно это. Если же вы оцепенеете и будете бороться против волны, вы никогда не научитесь этому: вы должны уступить волне, чтобы вы могли ездить верхом на ней. Если вы можете становиться текучими и открытыми, даже когда вы стоите неподвижно,  то уже текучесть и  открытость позволят вам адекватно отвечать ни перемены. Вы будете способны играть с любыми изменениями и радоваться переменам.

Есть и другой образ, который помогает развивать ощущение   единства   с   энергией   гибкой   опоры. Представьте, что вы птица, Которая прыгает с ветки на ветку. Двигайтесь от одного места к другому, как если бы вы опускались на очень упругую ветку, которая сгибается под вашим весом и пружинит. Не прыгайте одновременно двумя ногами на нее, прыгните одной ногой и подтяните легко другую ногу под себя. Вы должны иметь ощущение гармоничного  единства с веткой, ощущение, как будто ваш вес мягко вливается в пружинящую ветку. Когда порыв ветра качает ветку, то теперь уже ветка задает тон твоим движениям. Так же как ветка отвечает ветру, вы должны уступить ветке и поддаваться ей. При этом не цепляйтесь за ветку; будьте готовы прыгнуть на другую, если эта не достаточно прочна,   чтобы   выдержать   вас.   На   каждом   шагу проверяйте упругость и устойчивость. Вместо того, чтобы полагаться на особое место, на котором вы стоите, вы можете довериться своему собственному текущему основанию. Тогда вы никогда не ощутите неуверенности в том, что вы неожиданно потеряете равновесие.

Теперь попробуйте, когда я иду по кругу и толкаю вас, сохранить вашу центрированность, приспосабливая ваше основание к движению. Не намечайте, как вы захотите отреагировать, а сохраняйте просто открытость и подвижность, чтобы вы могли уступить силе, вместо того, чтобы бороться с ней. Примите энергию внизу в вашем центре и в вашем подвижном основании.

Таким образом, вы можете много сделать, если сохраните ваше основание и ваш центр. Если вы прыгнете на меня и как змея обовьетесь вокруг моих бедер, я смогу легко нести вас, не обращая внимания на ваш вес, так как вы находитесь вблизи моего центра. Разбейтесь на пары и проверьте это на себе. Идите по кругу и поворачивайтесь и почувствуйте, какой вес вы можете нести вблизи от вашего центра. Если вы сделали это, идите в одиночку по кругу, ощущая уже только ваш собственный вес таким же способом. Обнимайте себя так, как прежде вы обнимали кого-то другого.

Одновременно, пока вы сознаете себя и свое основание, воспринимайте пространство вокруг вас так, как если бы вы были самураем, которого атакуют со всех сторон. Ваше основание - плавное, спокойное, вращающееся движение. За долю секунды вы можете просмотреть все направления и отразить все нападения - «Цза! Хун! Ахх!». Крик не есть нечто изолированное, он часть расширения вашего движения. Иногда он может быть не слышен, но звучание присутствует, если глотка свободна, если дыхание свободно. Это похоже на пение во время танца. Пение во время танца приносит удовольствие. В большинстве народных танцев каждый танец имеет подходящую ему песню. Если вы вокализируете свои движения, вы выразите то, что чувствуете глубоко внутри.

Другая причина издавать звуки, - та, что тогда вы настолько заняты этим, что у вас йот времени сбивать с толку естественные функции своего тела. Нет времени для раздумывания, как могло бы выглядеть следующее движение партнера и что вам делать потом, вы сохраняете вашу энергию и остаетесь открытыми и гибкими, пока ответное движение действительно не появится. Кроме того, вы можете таким образом мощно выразить свою готовность и свою храбрость. Но главным образом, мы используем крик как очень творческое и шутливое выражение первоначальной энергии, которая идет снизу из вашего живота, из вашего Дань-тянь. Звуки должны напоминать вам, где находится ваш центр.

Когда сегодня утром я выполнял свои упражнения с мечом, ко мне вбежала кошка. Она отпрянула назад прямо перед кончиком моего меча и осторожно обошла вокруг меня. Затем она сидела очень бдительно и недвижимо и ожидала следующее мое движение. После того, как я закончил свои упражнения, я подошел к краю террасы, где играли и потягивались, ждали, скучали, дрались, прекращали игры много других кошек - одновременно сцентрированных и взаимно воспринимающих энергию друг друга. Они делали как раз то, чем я занимался. Бдительность полностью присутствует и сцентрирована, готовая к движению и мгновенной реакции. Иголка, которая упадет на пол, окажет на вас воздействие, но не такое, что вы подпрыгнете и нервно пропотеете, а она просто сделает вас бдительным.

Тай-цзи соединяет вас решительно со всем, что происходит вокруг. В документальном фильме Антониони «Чжун-го» («Срединное государство») есть сцена, которая показывает оживленный уличный перекресток в утренние часы-пик. Старый человек быстро едет на своем велосипеде на работу - и он проходит своими руками и своим туловищем свои мотивы Тай­цзи. Он совершал свою утреннюю медитацию и одновременно абсолютно осознавал суетливые движение вокруг себя.

Мы повторим сейчас некоторые вещи, над которыми мы работали. Успокойтесь и освободите тело. Почувствуйте вертикальную линию, которая проходит прямо через вашу середину, очень близко от позвоночника. Если ваши ноги слишком плотно прижаты друг к другу или слишком далеко друг от друга, то ощущение вертикальной линии будет ослаблено. Ваши ноги должны быть прямо под бедрами. Правильная поза в Тай-цзи передает вам приятное, открытое, параллельное ощущение, и вы не ощущаете себя неуравновешенными. Плечи под тяжестью рук опадают вниз, но это опадение не искривляет спину. Позвоночник стремится ввысь. Осознавая, что позвонки нанизываются друг на друга, чувствуйте, как увеличивается пространство между ними.

Вес стекающих плеч сопровождается чувством всплывания. Это утопающий вес, а не поддерживаемый - вот в чем разница. Представьте, как падает в воде камень. Камень опускается вниз, а вода не пытается удерживать его. Разрешите вашим плечам так опускаться в ваше основание, как камень падает в воде.

Если вы все еще держите ваши локти высоко, освободите их таким же способом. Позволяйте локтям быть стягиваемыми вниз вашими предплечьями и кончиками пальцев. Допустите, чтобы ваша грудь была пустой, вместо того чтобы выдаваться вперед. Не пытайтесь быть особенно вогнутым, а позвольте опасть всей позе «подбородок вверх, грудь вперед», которая обычно вдолблена вам в голову. Развивайте чувство общего стекания вниз, опустошения, пустотности. Позвольте ему проходить вниз через бедра в коленные чашечки, в голени, в щиколотки, в ваши корни, в ваше основание.

Врастайте все дальше, не становясь вбитым и не застревая.

Одновременно сохраняйте направленное вверх ощущение в позвоночнике, пока позволяете опускаться телу вниз. Есть одна точка на макушке, которая поможет вам сохранять направленное вверх движение. Ощущайте, как это движение проходит через эту точку вверх до потолка и выше. Так у вас есть ощущение вашего движения вверх и у вас есть ощущение вашего движения вниз. Кроме этого у вас есть ощущение расширения туловища при вдохе, а также ощущение силы, поднимающей вас по центральной линии тела. Позвольте вашему телу поддаваться ногам и освободите колени, чтобы вы могли поворачиваться вокруг своей оси, когда вы будете совершать поворот. Все это происходит одновременно, а вы парите надо всем.

Помните о том, что лицо есть часть вашего тела. Ослабьте вашу челюсть и слегка приоткройте губы. Освободите свое мышление освобождением языка во рту. Позвольте языку всплывать, при этом кончик легко 'касается верхнего неба.. Челюсти очень важны, потому что каждое напряжение челюсти делает застывшей вашу заднюю часть шеи и ограничивает свободу движений головы. Расслабленность лица очень важна. Когда вы занимаетесь Тай-цзи, то вы, вероятно, хотели бы начать с закрытыми глазами, чтобы обрести ощущение своего тела. Но когда вы начинаете двигаться, то без всякого напряжения смотрите вперед. Если вы попытаетесь держать глаза открытыми, то будете вынуждены моргать. Просто позвольте своему видению выход наружу, в стороны и вниз. Помните о периферийном зрении, охватывающем всю панораму. Не зашоривайте взгляд.

Вы должны использовать также и слух. Впускайте все звуки, не сопротивляясь и не разрешая им мешать вам. Не называйте их. Не говорите: «Это - море, а это -птица, там говорит кто-то, это - кухня, это - шаги». Если вы постоянно отождествляете вещи с их специфическими особенностями, вы раздваиваетесь. Разрешайте себе ощущать все происходящее и идите через весь опустошающий процесс.

Это может быть фрустрирующей стадией в изучении Тай-цзи. Если мы танцуем и просто импровизируем, мы можем при освобождении опираться на ритм музыки. Теперь вы должны учиться опираться на ваше собственное ощущение и вашу собственную энергию. Как любая действительно живая вещь, которая происходит спонтанно, она должна начаться совсем просто. Мне бы хотелось, чтобы вы были терпеливы, когда по утрам занимаетесь Тай-цзи.

Следите за циклом вашего дыхания. Разрешите дыханию по-настоящему циркулировать внутри.

Позвольте ему течь в ваши руки, в вашу шею, к макушке вашей головы и по позвоночнику вниз в ваши ноги. Тогда энергия сможет начать расширяться одновременно во всех направлениях. Ощущайте энергию, приходящую к вам извне, и энергию, исходящую из ваших рук по мере их подъема. Подъем рук уравновешивается отеканием в ваше основание, когда энергия круга расширяется. Представьте расширение вместо шаблонного подъема рук и сгибания колен. Пробуйте это первое движение несколько раз. Сначала вообразите это расширение во всех направлениях от центра вашего тела и потом оттягивание назад, собирание назад к прямой, вертикальной, укрепленной позе. Позвольте ощущению энергии вовлечь вас во вращающееся, взаимосвязанное течение Инь-Ян вверх и вниз, когда вы поднимаете свои руки и оседаете в ваше основание. Затем направленная наружу энергия поворачивается и обращается вовнутрь, когда ваши руки опускаются и ваш таз поднимается, а вы возвращаетесь назад в центр. Эта энергия должна быть частью вас; вы никогда не должны двигаться как наблюдающий объективный зритель. Вы всегда должны быть в ней, с ней. Это единственная возможность заниматься Тай-цзи.

Когда вы начинаете готовиться к своему Тай-цзи, вначале вы отдаете себе отчет, что ваша стойка начинает приходить в соответствие. Вы начинаете ощущать все пространство вокруг себя, включая пространство под стопами. Таким образом вы ощутите, что вы во взвешенном состоянии в середине энергетической сферы. Пока вы движетесь, вы играете с этой энергией, которая подходит к вам со всех сторон. Вы играете с горизонтальной дугой, вертикальной дугой, наклонной дугой, дугой над вами и дутой под вами - повсюду вокруг вас.

В Китае вы должны были бы в течение долгих месяцев тренировать это начальное движение, пока ваш учитель разрешил бы вам делать что-нибудь другое. Для этого имеется веская причина. Вначале вы состоите из отдельных кусков. Вы думаете о своем запястье или может быть, о вашем локте: вы думаете  о колене и питом о позвоночнике. Вы делаете вещи по очереди, так как ваше восприятие пока еще фрагментарно. Когда вы действительно последуете за ощущением этого движения, все будет происходить одновременно. Вы будете ощущать все события, все направления, все текущие энергии, не заостряя внимания на своем запястье, или локте, или плечах. Все происходит в едином интегрированном непрерывном танце.

Если вы занимаетесь по утрам Тай-цзи, то сначала некоторое время просто делайте это первое движение. В этом прячется масса работы. Скучно будет, пели направлять свое внимание только наружу, на периферию, вместо того, чтобы направлять его на внутреннее сущностное. Если максимально упростить, то в :>том движении заключено Тай-цзи целиком.

А теперь позвольте Тай-цзи действовать, пусть суть Тай-цзи руководит. «Обнимая тигра, возвращаюсь к горе»: первое и последнее движение и все самые важные вариации этого движения будут развиваться медленно, как волны, которые набегают и откатываются. Вспомните о различных видах дыхания, которыми мы занимались с этим кругообразным мотивом. Тянитесь наружу, чтобы обнять все энергии вокруг вас. Ваши руки поднимаются почти до уровня груди, а затем вы расслабляете локти и позволяете поворачиваться кистям. Потом вы мягко вдавливаете всю энергию в Дань-Тянь - «Возвращение к горе». Позвольте рукам свисать по бокам, когда вся энергия осядет и успокоится. Оставайтесь в потоке. Помните об ощущении камня, который падает в воду, когда ваши локти свисают и тянутся вниз. Ваша грудь чувствует себя полой, язык расслаблен и легко касается неба: пути дыханию открыты. Постоянно чувствуйте энергию, которая движется в вашем покое.

Изменения энергии происходят по закругленным кривым, поверхность изгибается. Нет ни начала, ни конца; все продолжается. У вас есть ощущение постоянства и неподвижности во время движения, а также вы ощущаете движение внутри своей недвижимости. Движение и покой становятся едины. Единое - это не статичная точка. Единое - подвижно, изменчиво, единое - это все. Единое - это возможность всех движений человеческого тела. Единое - сохраняемый покой, плавный, оседающий, в движении. Если вы сейчас спокойно стоите, это не есть противопоставление вашему движению. Все виды энергий, которые вы можете использовать во всем спектре ваших возможностей выражения, находят себе место, содержась в этом движении Тай-цзи. Это не выделение и не исключение из всех ваших энергетических уровней спектра энергий, а сплавление их в одном этом ощущении.

Где бы вы ни находились, что бы вы ни делали, вы всегда можете вернуться к этому чудесному ощущению покоя, чувству самого себя очень очень здесь. Это ваше исходное место; это ваша стабильность. Это жизненная сила, которая обеспечивает твою сбалансированность. Это твой дом, который ты носишь с собой повсюду. Это источник твоей силы, твой резервуар, твой бесконечный неистощимый родник и течение все продолжается и продолжается и продолжается...

Послесловие.

Возникновение этой книги определенно было «У-вей», нечто происходящее от действий, не являющихся результатом сознательных усилий.

Я не противился желанию Стива и Барри, умоляющих разрешить публикацию наших встреч, а также не отказывал им записывать на магнитофон семинарские занятия. Когда набралось триста страниц сырого материала, стало очевидным, что мы должны отредактировать текст.

Этот процесс занял почти два года. За это время я научился не приходить к окончательным выводам и не высказывать абсолютных истин. Практика Тай-цзи для меня, более чем когда-либо, является спонтанным процессом, текущим изо дня в день от момента к моменту.

«Дао, которое может быть Дао-зировано, не является подлинным Дао». Так оно для меня и было все время. Но стало ясным, что возможность и привилегия делиться с другими этим невыразимым Дао может быть всегда радостью.

Ларк за это время превратилась из грудного ребенка в маленькое дитя, которое уже топчется вокруг.

Наблюдать за ней - это Тай-цзи, как оно живет. Она показывает мне каждый день, что жизнь проста. Недавно она продемонстрировала мне, как легко использовать сток старого туалета, мягко качаясь в нем. Последним летом, когда мы посетили Стивенсон в Шурэ и я проснулся в сумерках в пещере Барри, я увидел маленькое тело со скрещенными ногами, сидящее на циновке словно окаменевшее, смотрящее на восточный горизонт, - во мне вдруг пробудился Будда.

Сьюзен продемонстрировала мне мои ежедневные противоречия: «Тебе не надо быть таким сцентрированным, как ты считаешь» «У тебя самого занятие явно испорчено». Мое Эго стало бешеным, а подлинное Я согласилось. То, что знаешь и можешь сказать другим, часто не имеет ничего общего с тем, что ты есть на самом деле. В то время как я исправлял последний вариант рукописи, я начал учить Тай-цзи заново. Идеи воодушевили меня, и я ушел в практику и забыл, что тот, кто однажды это сказал, знал и делал, был я сам. Есть мудрость. Она не принадлежит мне или тебе. Интеллектуальное познание - лишь начало учения. Великое обучение происходит через опыт, который выполняется и обновляется, в то время как жизнь идет дальше.

Пока я медитировал над символом Инь/Ян, совершенная S-образная форма вышла из равновесия -она деформировалась. Если мы будем настаивать на абсолютной завершенности неизменного равновесия, как оно изображено на бумаге, то оно будет смотреться как шаблонное, разрезанное пополам, черно-белое разделение. Даже раскрытое представление сокращается при переносе на клише и теряет свое истинное значение. Я предлагаю вернуться к древнему Дао, к первоначальному Тай-цзи, прежде чем они были снабжены и подразделены названиями и ярлыками. Дао невозможно монополизировать или запатентовать. Называйте это У-цзи, школой Не-тай-цзи в Тай-цзи, подобно бою с мечом, без меча и неинформированной мудрости.

Во время одного из заседаний по подготовке к изданию этой книги, Сьюзен и я поклялись бросить в огонь страницу за страницей первый печатный экземпляр, который попадет в наши руки, чтобы в одну из холодных ночей согреться и просто позволить раскалиться Ци.

Чунлян Ал Хуан, сентябрь 1973, Онтарио, Канада.

All inquiries can be directed to Living Tao Foundation, P.O. Box 846, Urbana, Illinois 61801. 217-337-6113.