Огненный Подвиг.

МАНВАНТАРА СЕРДЦА.

Человек бессмертен. Но скажите эту истину нескольким, и каждый поймет ее по-своему: федорианец — как бессмертие тела плотного, церковник — как бессмертие души. Но мы знаем, что и тело и душа церковника преходящи — они истлеют как сношенная одежда. Искра, вечно живучая жизнью огня, заложена в человеке. Конечно, для того, чтобы существовать на Северном Полюсе, нужна специальная одежда. Но будем ли, отправляясь на юг, плакать по снимаемой шубе?

Не будет ли такое представление о сущности человека отвлеченным, ибо огонь еще так мало понят людьми? Но, даже начиная от физического тела, мы можем отвлеченность претворить в действительность.

Представим тело как совокупность органов, размещенных на твердом основании скелета, защищенных в своей тонкой деятельности от влияния внешнего мира кожаной одеждой. Однако и органы будут лишь выражением нервных центров, как бы проводниками последних. Даже такой сложный орган, как мозговое вещество, будет лишь рычагом центра. Не мозговое вещество мыслит, не нога двигается, не желудок варит, но работает соответственный центр. В основе всякой деятельности заложена мысль, в основе всякого действия лежит работа центра. Именно центры есть горнило мысли, психической энергии, огня — первопричины жизни.

Одни полагали, что искра бессмертия заложена в определенном центре, другие считали ее помещенной в другом. Каждый из них был прав по-своему: в каждом центре имеется такая искра, но по условиям времени, т. е. в зависимости от изменения космических токов или сочетания лучей, идущих от творческих светил, все центры, за исключением сердца и "чаши", могут изменить свое назначение. Конечно, нелегко понять эту подвижную целесообразность центров и гланд. Но как же тогда быть, например, с центром пищеварения? Неужели по мере минования надобности в приеме пищи этот центр должен отмереть? Возможно ли это, если в каждом центре, а, следовательно, и в нем, живет та же искра бессмертия? Конечно, назначение центра изменится.

Может быть и так, что деятельность какого-нибудь центра совсем прекратится на малый или долгий срок. Такая пралайя центра отнюдь не означает смерть его, ибо в этот момент, подобно спящему человеку, он будет обновляться в общении с Высшим Миром. Так, все центры не могут звучать сразу, и смена деятельности их несет лишь преуспеяние. При огненности сознания пралайя центра не может быть продолжительной, ибо огненность ускоряет ритм.

Мы часто слышали о том, что при наступлении Эпохи Майтрейи многие сердца начнут пробуждаться. Именно наступает огненная Манвантара сердца. Значение сердца не могло измениться, как не может измениться значение синтеза, но возможности этого центра спали у человечества. Сейчас начинается время, когда лепестки бутонов начинают бурно расцветать. Бурно расцветают возможности сердца, которое введет человечество в явленную цепь Иерархии Беспредельности, и Вл. говорит:

"Спросят — какой центр особенно важен сейчас? Теперь время синтеза" — сущности лучей Таинственной Звезды — "потому начнем все от самого сердца. И именно поверх всего стоит сердце. Так пусть и гортань, и "чаша", и солнечное сплетение не отделяются от водительства сердца. Гортань есть инструмент синтеза, но трансмутация и применение его происходит в сердце".

Сердце, "чаша" и лотос. Мир земной, мир Тонкий и Огненный, как три знака на Знамени Владык.

Самая толстая Книга Учения дана человечеству для сознательной помощи великому пробуждению сердца. Не советы посторонних, но сама жизнь сделает эту книгу настольной. Будет советовать эту книгу там, где сердце болит, где сердце тоскует — где сердце пробуждается.

10 июля 1938 г.