Окна Александра Освободителя.

Пролог.

Реальная История(РИ). Российская Федерация(РФ).

Май 2001.

«Они не могут так поступить! И вообще, все эти слухи чушь они, они… ЭйБС, Джей, Скотт, Шон, Рич… Они не могут вот так просто уйти и нас всех бросить! Только, только 15 исполнилось, первые дискотеки, со вставками их незабываемой музыки, этот чёртов аппендицит, лечение, а вот теперь они уходят… Ненавижу!».

Девочка аккуратно стряхнула тонкий налёт пыли с настольного фото Эйбса Брина, взяла в руку трубку сотового и обзвонила всех подруг, сообщив им о преприятнейшем известии, забила стрелки через час у неё, пока нет предков. А пока надо первым делом сходить на их русскую страничку. Девочка сильно спешила, она не обратила особого внимания, что в комнате у её отца, профессора кафедры кристаллографии КГУ, мигает огонёк какого-то работающего прибора.

Открылось окно и она увидела, наконец, пятёрку своей мечты.

Глава 1.

Альтернативная История(АИ).Российская Империя(РИ).

Май 1837.

Мне страшна моя раздвоенность от невероятности увиденного, мне сняться зимняя дворцовая площадь, поджигатели, цареубийцы или, на худой конец, предатели. Внешне, на людях, я веду себя как прежде, а все шероховатости в общении свита списывала на поездку, что так же имеет место быть. Я пишу отцу то, что он желает прочесть, говорю то, что от меня хотят услышать окружающие, улыбаюсь, когда полагается, но у меня появились две новые черты, это полная скрытность и желание держать заряженное оружие в пределах досягаемости, даже под подушкой. Если я не сошёл с ума, то будущее черно, если сошёл, то тем более. Этот сон, сделавший меня юродивым в душе, лучше бы его не было, но обо всём изложу по порядку.

2 мая, по полудни, мы выехали из Царского Села, лёгкие коляски и тяжёлые дорожные кареты-дормезы, тройки для фельдъегерей и магазин-вахтёра, весь этот поезд растянулся по дороге до Новгорода, для того, как говаривает мой Наставник, чтобы я мог поверхностно прочесть книгу, именуемую Россией. Экипажи мчались как вольный ветер, но именно ветер с воли привёл к тому, что я в первый же день слегка взбрыкнул, и кто знает, может быть посетившее меня во сне видение, это лишь кара божья за отступление от родительского повеления. На одной глухой станции, в ожидании лошадей я немного отступил от указаний посещать лишь самые лучшие дома, тем паче вне непосредственной воли всемогущего родителя мне потребовалось сделать лишь три шага в сторону, чтобы оказаться в доме наихудшем. Ни кто не посмел меня одёрнуть, да и приказов таких никто не имел. Я спросил распростёршегося ниц крестьянина, что ест его семейство, он ответил *Щи*, я приказал подать мне миску и снятою крестьянином с полки деревянной ложкой, изволил попробовать сие блюдо. Осилив несколько ложек и отставив недоеденное, я взглянул этому любителю постной пищи в глаза и повелел пожаловать ему 100 рублей ассигнациями. Так же я заметил в деревне следы недавнего пожара и вручил 120 рублей погорельцам. Любовь народная, она сродни безумию, это случилось в Новгороде, весь я был переполнен впечатлениями и тело отказывалось угомониться и заснуть. Сон пришёл, незаметно соткавшись из тьмы, был он необычен.

Я сидел в хорошо освещённой, явно богатой комнате, потому как одну стену её украшал ковёр, а другую стеллаж с книгами. Но не это в первую голову привлекло моё внимание, а вся остальная обстановка, буквально дышащая бесовщиной. Неправильными были так же руки, которыми я опирался на стол, сам же я сидел на мягком кресле со спинкой. На одном из пальчиков было изящное серебряное колечко, явно женское. Пока я пребывал в онемении, одна из этих рук, без моего ведома, поднялась и нажала на что-то боку одного из металлических ящиков, стоявших на столе. Он был на небольшой круглой подставке и с одной стороны стеклянный, а за стеклом загорелся свет. Затем на стекле, внезапно, загорелись большие буквы на английском, составив слово *Окна*. Я уже думал, что нахожусь в английском аду, но тут на улице, за окном, послышался весёлый гомон ребят на чистом русском, затем смех, затем плач. Я подумал, что это очень странный ад, ещё меня насторожили цифры в правом нижнем углу, 1985—2000.

От этих дум меня отвлёк новый щелчок правой не подчиняющейся рукой по странному катающемуся предмету, а на стекле картина изменилась. В центре было лицо молодого человека, примерно моего возраста, очень хороший портрет, явно пират, о чём говорила серьга в ухе, сверху была надпись Five, а снизу портрета ABS. Я уж было подумал, что ошибся, это наверное не пират, а принц, но хоть убейте не мог вспомнить среди наследников ни какого Эйбса Пятого в знакомых мне наизусть геологических древах. Раздалось ещё два щелчка подряд и ещё один ящичек справа от меня с надписью Acorp 56000, вдруг пронзительно, но мелодично, как испорченная музыкальная шкатулка, запищал. Переливы длились с полминуты, затем последовали новые щелчки и появились надписи на русском.

Сразу оговорюсь, что язык, на котором сие было написано, был не правильным, но легко узнаваемым. Пара букв отсутствовала, *ъ* применялся редко и не там где надо, но я начал продираться сквозь написаное. *Группа Five распадается*, когда я стал читать более мелкий шрифт, изображение заволокло, это у меня, ни с того ни с сего из глаз потекли слёзы, и вдруг я разобрал в своей голове мысли другого человека, это всё, и мысли и чувства, было не моим и обрушивалось на меня водопадом. Затем правая рука нажала на ещё один аленький ящичек с надписью Volume и раздались звуки музыки и песня на английская, непонятно рваная:

– Если вы хотите танцевать. это ваш шанс.
– Если вы хотите танцевать, давайте, рискуйте.

Нет, я точно в аду, этот ритм бил мне по ушам, песня сменялась песней, и так продолжалось полчаса, самое ужасное, что кто-то в моей голове этому радовался! Но тут моё второе я будто о чём-то вспомнило и приглушило музыку, ко мне пришла такая знакомая мысль *ну вот, опять уроки*! Щелчок, вместо непонятно одетой пятёрки пиратов возникла надпись наверху – *Странник*, опять на английском, а затем мои или не мои руки прощебетали по буквам на плоской дощечке на столе, там на отдельных квадратиках были буквы на русском и английском. Я увидел, как после каждого щелчка под надписью *Rambler* возникала русская буква складываясь в слова *Николай Второй*. Какой второй, простите, пронеслось у меня в голове, когда у нас первый правит? Картинка сменилась, теперь по левой стороне шёл столбик имён. Сначала была надпись Цари-реформаторы, первым шло имя Петра Первого. Имя Николая второго было в самом низу, над ним стояла надпись, цари жертвы, там были ещё имена, но страница светилась не полностью, часть на стекло не попадала. Моё второе я навело стрелочку на Николая и щёлкнуло. Затем руки достали бумажный лист и карандаш и стали записывать слова с экрана. Волосы, от прочитанного, становились дыбом, а несколько картин повергли в шок, прав, тысячу раз прав отец, Царь, боящийся пустить дурную кровь взбесившейся толпе якобинцев, рискует бросить свой народ в смуту. Семью расстреляли, а ведь могли так же и со мной, победи в 1825 бунтовщики. Дата на картинах была внизу, 1918-й год. Нет, это не ад, это просто сон, точно сон! Но вот карандаш закончил порхать по бумаге, и указка на стекле стала двигаться просто со скуки. Пара щелчков и, среди других имён, я разобрал *Николай Первый*. Сон, не сон, а душа рванулась туда, захотев увидеть написанное об отце. Моё второе я удивилось желанию, но подумав. решилось, навела на имя стрелочку и щёлкнуло. Неохотно, потому как опять вспомнило об Эйбсе Пятом. Возник текст, я впился в написанное глазами, но вот всё закончилось, донеслась мысль *сейчас они придут!*. Несколько щелчков и свечение в ящике погасло, затем, позади меня раздалась соловьиная трель, и я, вскочив и чуть не опрокинув стул, бросился вон из комнаты к двери. Пробегая мимо оленьих рогов, на которых красовались головные уборы, я оглянулся на большое зеркало. Ноги мои заплелись, и я врезался в прочную дверь, сознание погасло с мыслью, что в аду я стал особью противоположного пола пятнадцати лет от роду. За сим я проснулся.

Встав, я сначала не мог вспомнить сна, помнил только, что это был кошмар. Лишь в дороге, ближе к обеду меня будто обожгло, дальше несколько дней прошли как во сне, и монастырь и Тверь остались на поверхности, разве только громкий выкрик молодой барышни с балкона над толпой – *ах, какой Ангел!* и запомнился. Мысли ангела были далеко от Твери и юной красотки в пространстве, да и во времени. 1848, мы осчастливили Габсбургов, подперев их трон своими штыками, затем тявканье Турции, подпираемое флотом Англии и Франции. Их пароходы у наших берегов, смерть от отравления отца под наглые ухмылки Франца-Иосифа в ответ на наши просьбы о помощи. Змеиное нежелание этого пруссака-еврея Нессельроде принять к исполнению дерзкий план отца о разжигании революции на турецкой земле.

8-го, в Вятке, я немного отошёл, кое как одумался и стал более осмысленно разбирать пророческий бред, приняв его всё же не за сумасшествие, а больше за предостережение, отец, мне надобно спасти отца от ранней смерти через два десятилетия, господи, вразуми меня, что мне делать, кому открыться? Рассказать? Кому? Василий Андреевич слишком добр, и доброго совета как идти против жестокости не даст. Другим? Сочтут Юродивым, так и называть в спину, втихую будут. Если я хочу спасти государя от смерти, а отечество от позора, мне нужно стать достойным его, молчать, молчать о том, что увидел и думать. Что-то предпринимать, невзирая на недоверие окружающих, не ведающих главной цели. Вечерами, устало опускаясь на постель, я ломал себе голову до мозговых конвульсий, зная, что в четыре утра придётся вставать, не выспавшись толком, но веря, что решение ко мне придёт.

Фортуна меня не обманула, и я вспомнил одну из картинок, украшающих биографию отца. Там, где горят наши корабли, все сплошь парусные, а вражеские пароходы посылают в них залп за залпом. Пароходы! Строить пароходы и картина будет другой! Почему у нас не строят пароходов, как у этого американца, у Фултона. И опять же, эти * пароходки* надо делать самим, без помощи англичан. Строит сейчас Царско-Сельскую железную дорогу опять же прусак, почто сами не можем? А *пароходки* Стефенсон поставляет, англичанин, главный враг, что делать, как делать?

12-го мая проехали Суздаль, я весь в думах.

13-го прибыли в Кострому и именно тут, при посещении приготовленного для нас *музеума* меня осенило. Я задержался у стенда с непонятными мне машинами, в ухо сразу стали нашёптывать, что сие дело рук купца Красильникова, самоучки-механника великого дара. Вскоре ко мне подвели и самого виновника данных чудо-изысков и я понял, что мне нужны люди, умные и преданные, то есть и те и другие. Передо мной сейчас стоял один из первых, тех кто понимает в машинах и деньги надо отдавать именно таким, а не бедным, ибо сие капля в море, и не богатым или чиновникам, ибо разворуют со свистом. Вот мой ответ пророчеству и я спросил у этого ответа, понимает ли этот тёзка что-либо в пароходах? Нужно, мол, чтобы быстрей любого аглицкого плавал, в ответ он на пару минут задумался и изрёк, что, мол, надо почитать, а так, дело не хитрое. Вот тогда я и спросил его, не желает ли он почитать в дороге, в моей карете, коя всегда открыта для лучших сынов России. После моей похвалы отказаться ему было решительно невозможно, ибо кто не желает быть лучшим?

16-го, уже в дороге, тёзка наконец-то оттаял и рассказал о себе. Отец его, набожный и оборотистый купец, торговал *суровским товаром. да представился рано, когда Александру только-только двадцать минуло. Деревянный дом отцовский, о двух этажах, он сломал и построил одноэтажный каменный с мизенетом. При безбрачии своём он отдался весь науке и изобретательству, никогда не учась, делал вручную замечательные приборы. Он сам устроил во дворе перед своим домом обсерваторию, для неё так же всё сделал своими руками. Он делал камер обскуры, микроскопы, песочные часы и астролябии, всё спорилось в его руках. Он оказался ещё и архитектором, его дом и одну из местных колоколен строили полностью по его проекту.

Напряжение от сна-предсказания спадало и стал опять радоваться жизни и свободе от родительского догляда, не забывая, впрочем, об увиденном.

20-го на Воткинском заводе, как и моему великому предку Петру Алексеевичу, удалось мне помахать молотом., при изготовлении якоря. Якоря того завода были на трети наших линейных кораблей и нарекания не вызывали, а вот этот, похоже уже никуда отправлен не будет, а станет местной достопримечательностью.

23-го мая показалась Пермь. Наш поезд проехал мимо окраинных деревень ещё вечером 22-го, было темно, но весь город блистал тысячами плошек и фонарей, казалось весь собор, вся набережная, были заполнены огнём, сполохами отражающимся в тихих водах могучей Камы. У казанской заставы нас встретил сам городской голова. Наша исполнительнейшая и верноподданническая власть на местах всегда была не на высоте. Даже при встрече Наследника продумать всё не смогли и поэтому, после вручения мне градоначальником рапорта, по его просьбе мы поехали по улицам медленно. Именно тогда и вскрылся принеприятнейший недочёт, мостовую надобно было увлажнить, а так… А так я, городской голова Ваигель и Красильников задыхались от пыли, поднятой ногами шедшей за каретой многотысячной толпы. Я был в сантиметровом слое пыли и решительно отказался от предложенного распорядка встречи. передвинув приём ванной на первое место. Сие было в доме у губернатора и, сияя чистотой, с иронией похвалил хозяина дома за дороги, которые, надо сказать, были в очень хорошем состоянии, так что шутил я лишь отчасти. Не его вина, что пыль, а градоначальник сам себя и наказал.

Как всегда, вышел к открытому окну и долго кланялся народу на улице, затем отправился в спальню и рухнул мёртвым сном. Утром я надел мундир гвардейского кирасира, но без ленты и шпаги, затем под колокольный звон отбыл, через площадь, в кафедральный собор. Литургия была уже окончена и Архиепископ, со свитой, встречал меня на крыльце. После краткой, но красноречивой речи, мы осмотрели летний и зимний соборы и Крестовую церковь. Красильникова я представлял всем, как доверенного купца и он был всё время в свите всюду сопровождающей меня. Его я подчёркнуто дружелюбно представил голове местного купечества Любимову и озвучил мысль, что Красильников будет строить для нашей совместной компании речные пароходы и ходить на них по волге не за 110 дней, а за 50. Я намекнул, что через год и он, Любимов, сможет купить таковые на заводе в Петербурге для использования на Каме. Мои слова были встречены с некоторым недоверием, но такие же предложения я сделал и другим старшим купцам, кои являлись друзьями-конкурентами головы, так что думать о моём предложении он всяко будет.

Оговоренную отцом сумму я раздал бедным через епископа и градоначальника, в общем более 10000 рублей ассигнациями. Порадовал мореходными знаниями отставной майор Голенищев, оказавшийся здесь проездом с Камчатки, но он был не сильным сторонником пароходов, посему отнёсся я к нему с прохладцей к концу беседы.

27-го, В Нижнем Тагиле, осмотрел карьер с огромной малахитовой глыбой, был так же на заводах Выйском и Гороблагодатском. Вот только Демидовы на меня в душе будут гневаться. но ничего не попишешь. В местную пароходку я глазами впился и ощупал всю, испачкав мундир. видя мой интерес, мне тут же продемонстрировали грузовую машину поболе и понеказистее. велел я подать сюда изобретателя. им оказались Мирон и Ефим Черепановы. Приказав доставить сюда их семьи, которые были, в отличие от мастеров, ещё в крепости, я отправил их в сопровождении одного из офицеров в Петербург, с ними и Красильникова. Составил я паевой договор будущего товарищества, где доля принадлежала Черепановым, доля Красильникову, а две оставшихся мне. Компания должна была, кровь из носа, к моему приезду сделать два паровых двигателя, один для парохода речного, другой для пароходки, что будет ездить по рельсам Царско-Сельской дороги. На это дело дал я им 50000 и вольные для членов семей, подписанные мной лично.

Управленцы демидовских заводов за отбор у них лучших мастеров были мною втихую недовольны, но перечить в открытую не смели. Я же, при них и свите написал письмо, лично Демидову в Италию, с просьбой отпустить Черепановых со службы, а их семьи передать в крепость мне, за что обещал быть ему в будущем другом и покровителем. Сообщил ему так же об образовании мной компании *Черепановы и Красильников*, о распределении в ней доходов и, пообещав одну из первых *пароходок* подарить Демидову. Перечёл письмо ещё раз вслух. запечатал и передал в руки фельдъегерю. Разумеется, отец прочтёт, но отказать, как и Демидов, в такой малости не должен. Но воля отца чуется мне и здесь, особенно во время балов, где мне по его повелению приходиться ограничивать себя в танцах, всё более вальсируя с почтенными матронами.

Глава 2.

РИ. РФ.

Июнь 2001.

Я, наверное, шизофреничка, ну если нет, то истеричка точно. Ужу месяц не подхожу к компьютеру, боюсь, что опять руки мои заживут своей жизнью, а от выражения своего лица буду падать в обморок. Я в тот раз минут пять в прихожей пролежала, отходняк ловила, подружки уже уходить собрались, благо на лавочке перед подъездом тормознулись с пацанами потрепаться. Когда я им рассказала, что сознание теряла, все всполошились, решили, что у меня швы разошлись послеоперационные. Мама меня даже в больницу возила, рентген там, то да сё, но нет, всё в ливере соответствует своему назначению. Ну всё, месяц отбоялась, пора и честь знать, ну подумаешь рука пару раз дернется, от меня не убудет, а надо мной уже в классе смеются, ладно месяц в больнице, но за месяц дома можно было в чат выйти! Такое воздержание до добра не доводит, так моя старший товарищ сверху, Света Терская, меня учит. Так что сегодня, кровь из носа в нет, на Five зайду, доклад, опять же найти надо, и так тянула сколько, мыло проверю, в курене посижу. Нет, не надо бояться, я девочка взрослая, выдержу, так что *от винта*!

Альтернативная История. Российская Империя.

Июнь 1837.

31 мая прибыли в Тюмень, сильный дождь, но люди его не замечали, толпились, как везде, но город не большой, так что в сравнении с другими и толпа не толпа. Вот только через реку местную, Туру, долго переправлялись, половодье. Встречал хлебом-солью голова местный Иконников. Наставник хотел в первый же день представить мне местных декабристов, но я был изрядно вымотан и пошёл спать, а ночью опять накатило. Как и ранее детские руки на неизвестном устройстве из, по-видимому, будущих времён, светящийся ящик с необычным русским шрифтом. В этот раз я встретил всё гораздо спокойнее, почти как данность. Да, именно так я и решил, что это будущее, или так, или я сумасшедший. Вот детская рука пробежала по буквам на коробочке – С-Т-А-Л-И-Н. Странное имя, а может фамилия, но каких только родов на Руси не было, значит, есть и Сталины. Странник мигнул и выдал новый лист, вот это да! Из народа, своим горбом на трон! Сколько, сколько? Да у нас в России столько и не живёт, как же можно столько убить? Так, подробности, из декабристов следующего века, соратник тамошнего Пестеля, любимый ученик, с мясом выдравший бразды правления революционными массами из холодеющих рук предшественника, натравил тамошнее Северное общество на Южное, а потом расстрелял выживших. Великий человек! Если бы у моего отца был такой сын, он бы им гордился. А декабристы опасны, очень опасны, дай им волю, всех перебьют ради своих идеалов. Гноить надо, без права на жизнь, и чиновников, которые государство до февраля довели, но этих исключительно в тихую, эти крысы очень живучи и топить их надо очень аккуратно, предварительно найдя замену, а на их место честных и преданных. Нет, это я не серьёзно, даже отец находит только преданых, но отнюдь не бессеребряников. Надо искать, нашёл же я Черепановых и Красильникова, так, постепенно, помаленьку, там человечек, тут полчеловечка.

Что это она опять нажимает? Картинки битв, вот это сражения! Вот это оружие, понимаю Сталина, ради обладания таким оружием и миллионов не жалко! Но если можно поберечь солдат, то нужно сокращать потери, а декабристов и чиновников по России тысяч сто наберется, а не миллионы, как пишет Сталин, незаменимых людей нет. Система ГУЛАГ, вот это каторга, вот это размах! Строительство массовое железных дорог, вот на картинке впереди паровоз с краном укладывает шпалы. Этак Царско-Сельскую за месяц можно было бы построить! Оружие, ну набери слово ОРУЖИЕ, ну пожалуйста! Не слушает, впечатление такое, что слышит, а набирать надобное не хочет, руки дрожат почему-то. Щелчок, встаёт из-за стола, идёт в другую комнату, наливает кружку горячей воды из прозрачного сосуда. Берёт отливающий металлом пакетик на котором написано – 3 в 1, высыпает его в воду. Так это же кофе, только вкус странный. Примерно так отличается мясной суп во дворце от пустых щей у того бедного крестьянина, которому я пожаловал 100 рублей. Так, дорогуша, взбодрилась? Теперь на место и набери мне оружие, хорошая девочка, хорошая, идём. Успокоилась, вернулась, села, стала перелистывать страницы этой светящейся книги, туда, туда. Стоп, явно оружие, туда, Оружие 19-го века, середина. Револьверы? Кольт? Биография, ну пусть будет биография. Вот порадовала! Опять нервничает, вернулась к Сталину, затем от него перешла к местному бородатому Пестелю-Ленину, тот похож на слегка опустившегося педагога-холерика. Так, вот что они с дворянством сделали. Опять Николай 2-й, затем Александр 3-й, сын? А вот и я, взорвали, паскуды, без ног оставили, лучше уж канделябром, опасные, жутко опасные, вешать, вешать и еще раз вешать.

С этими мыслями я и проснулся, утром привычная программа, а вот потом повздорил с Наставником. Василий Андреевич показал мне ссыльных, рассказывал мне о их нелёгкой судьбе, но сон был ещё свеж, так что разжалобить, как обычно, он меня не смог. В пику этому направил с фельдъегерем тут же написанное письмо, вот строки из него: *Мне было бы чрезвычайно приятно, милый папа, если возможно, чтобы принесть этим разбойным людям более надлежащее применение, с большей полезностью, ибо дух их ещё не сломлен и только тяжёлая работа вылечит их от глупых мыслей!* С Жуковским, которому я прочёл письмо, жутко повздорили. На мои высказывания, что поощрять новых Пестелей, а верёвки, как-нибудь, научусь и покрепче делать, чтобы не рвались не вовремя, Учитель опять стал давить на чувства и на мнение Европы. Но умирать безногим от взрыва или в тёмном подвале быть расстрелянным с семьёй почему-то жутко не хотелось. Простой народ царя пока ещё любит, вот его преданность и надо беречь.

Там дыша благоговеньем
У святого Алтаря,
Все молились с умиленьем
За наследника царя.

Ну разве декабрист или чиновник такое написать может, что мне слепец местный сочинил? Ему за сердечность его и душевность я денег дал и перстень за тысячу рублей на руку надел. Бедным так же надо помогать, но лучше не рублём. а работой. А к лихим людям любого сословия жалости не мочь, ибо они сами такого не ко мне, не к мирным труженикам, испытывать неспособны.

Так храни воспоминанье
О Царевиче Тюмень
И его здесь пребыванье
В тридцать первый майский день.

Вот ради таких заслуженных слов от народа своего стоит жить, творить и убивать, то есть быть ему царём-батюшкой. И буду я Цезарем, и отца не посрамлю, хоть и сложно сие будет.

5 июня прибыли в Златоуст. Местный голова, он же Заводоначальник, он же главный изобретатель, в лаборатории своего завода, наверное вскричав *Эврика*, выковал русский булат. Подарки мне и свите – отличные клинки из булатной стали. Не индийский булат, не дамасский, а наш, родной! Отослал всех, Василия Андреевича так же, и с заводским головой по душам поговорил. Павел Петрович Аносов был человеком разносторонним и смекалки недюжинной, конно-желнзная дорога местного масштаба у него была от Миасских приисков, но целый час я убеждал его в преимуществах пара на этом участке работ. Рассказал о предприятии организованном мною совместно с Черепановыми и Красильниковым. Договорился с ним о таком же партнёрстве, но между мной и им, внёс 70000 рублей в счёт строительства нового завода, *Златоустовский Завод Паровиков*, так решили назвать. Паровые двигатели и пароходки из прочной стали, затем проложить рельсы, для убыстрения нарисованным мной способом до ближайших рек, а там развить речное паровое судоходство, ибо нашего купца убедить в пользе новинок может убедить только большущая прибыль. Чтобы подстегнуть, как мог, описал картинки из будущего, сказав, что, мол, всё отдадим супостату, ибо против пара парус лишь тряпка. Спорили до хрипоты, даже придя к согласию о несомненной выгоде паровиков и продаже готовых изделий, а не стальных листов. Предметом преткновения было то, что он мечтал опубликовать свои труды в научных журналах, а тем паче в виде отдельной книги. Видишь ли, мировая практика того, что каждый хранит свои процессы изготовления стали в секрете, его не устраивает, необходима открытость. Я же стоял только за пользу для России, в крайнем случае открывать секреты производства лишь тем, кто строит в нашей державе нужные производства, читай те же паровики, один завод, один технологический секрет, вот это ещё более менее равноценно. В пылу спора, говоря от имени России-матушки, чуть не стал перед ним на колени, говоря, что дарит он русские пушки ворогам, а они подарков не понимают, они понимают лишь язык пушек.

Объяснил и кое-как по памяти зарисовал Павлу Петровичу виденную мной во сне схему револьвера Сэмюеля Кольта, коряво, конечно, и не полно, но общую идею он ухватил. Обещал заняться безотлагательно и не в ущерб остальному, пошутив, что сон ему теперь будет только лишь сниться. Аносову выделил Фельдъегеря, задачей коего стало, находясь на государевой службе, поддерживать связь между Златоустом и Будущим Петербургским заводом Черепановых и Красильникова. Велел механизировать и увеличивать выплавку золота, наверх отсылая лишь старую норму, на сэкономленные деньги в чрезвычайно сжатые сроки привлекать и покупать новых работников с окрестных городов и весей, если что откроется в таких делах, то я пообещал в столице перед отцом взять вину на себя. Аносов поделился так же идеей отливки пушек, чем встретил моё полное одобрение и понимание, но я просил все проекты двигать побыстрее, ибо опоздания потомки нам не простят. Говорили мы о многом, он рассказал кое-что из своего прошлого, о своей мальчишеской мечте создания булата. О том, как чуть не сжёг училище, уснув в кресле со свечой в руках, сидя перед заграничным булатным клинком, всматриваясь, до рези в глазах, в его узоры.

На следующий день забрались, по примеру деда, бывшего здесь в 1824-ом, на Александровскую сопку, правда, из-за недостатка времени не на самый гребень. Юрьевич, из свиты, нарвал, чтобы отправить супруге, гелиотропов, колокольчиков и удивительной красоты нарциссов. Нет, вид с высоты был наикрасивейший, что за прелесть в сих местах уральские горы! Потом стреляли в карты из подаренного Павлом Петровичем изукрашенного оружия, хорошо повеселились. Василий Андреевич изволит дуться на меня, опять не спал, всю ночь переписывал свои черновики, выгораживая перед отцом декабристов. Мол, ради пользы России и сохранения хотя бы видимой гуманности русской монархии, деспотичность которой уже стала нарицательной в Европе. Видите ли, никогда случай, подобный теперешнему, не представиться Государю для облегчения действий его благости. Утром он передал запечатанный пакет фельдъегерю, вот только вручено тому было и моё послание, уже не первое из тех, где я резко выступал с критикой Учителя, ссылаясь на Французскую революцию. Как говаривал об этом историческом событии Наполеон, она стала возможной исключительно благодаря нерешительности Монарха всея Франции. Интересно, как папА воспримет оба этих письма, прочитав их одно за другим? Посмеется, не иначе.

Василий Андреевич, облегчив душу, повеселел, я был рад этому, и про содержание второго письма тактично промолчал, пусть старик порадуется. Наставник в этот день действительно стал веселее, создал среди свиты партии *чаистов* и *простоквашников, а после того, как поделил среди них всех спутников, создал партию *пирожкистов* и тут же возглавил её, выбрав сам себя на сей ответственный пост. Покончив с партийным строительством, стал увлечённо рисовать красоты неспешно проносящейся мимо природы, оттеняя их хлёсткими названиями. *Огромный Камень, посреди равнины, как вершина погребальной горы* или *Взволновавшаяся и окаменевшая пустыня*, *Горы, как лев или крокодил, лежащие поперёк. По спине их дорога*. Да, Василий Андреевич, определённо, в возвышенных материях сегодня витает.

7 июня были в Челябинске, промелькнул незаметно.

От Челябинска до Оренбурга сопровождал нас по этим прекраснейшим местам отряд казаков, ибо рядом были земли немирных киргизов и калмыков.

11-го прибыли в Оренбург, в городе жарко, лишь на берегу Урала было хоть немного, но полегче. Василий Андреевич уединился, почти по приезде, с *Казаком Луганским*, автором замечательнейших сказок, нёсшим службу при здешнем губернаторе. О чём они говорили, сидя вдвоём на берегу не ведаю, было сие сугубо приватно. Но, вероятно, вспоминали Пушкина, ибо оба присутствовали при его кончине, ловили его последние слова и дыхание. Нет, Пушкин, всё же был велик, а смерть подняла его ещё выше. Его слова, точны как стрелы, а это тоже оружие и не стоит об этом забывать. Но вот то, что Дантеса в солдаты не определили, как требует закон, это не порядок, Василий Андреевич любил поэта, как сына. Надо сделать себе узелок на память, ибо обижать моих преподавателей ни кто посторонний права не имеет, это лишь отец может себе позволить. Так что пусть пока полежит в кармане узелок-француз. Устроил нам на следующий день Василий Алексеевич Перовский, местный губернский голова, знатнейший праздник. Всюду он меня сопровождал неотступно, так что на час мы полностью удалили свиту и я, вкратце, рассказал о моих предыдущих предприятиях. Намекнул, что лишняя поддержка в Петербурге лишней быть не может по определению, и проезжий гость тоже может быть ревизором, я заверил, что видел вокруг одно лишь хорошее. Но как смотрит уважаемый Василий Андреевич на то, что на берегу появиться новая транспортная компания *Перовское Уральское Пароходство*.

От себя выделил лишь 2500 рублей за половину оного, просил внести губернатора такую же сумму, а на развитие дела предложил занять у местных откупщиков винных лавок беспроцентный кредит, на что уважаемый голова слегка изменился лицом, ибо не для кого не секрет, что взятки от этой категории купцов составляют львиную долю губернаторского прокорма. Когда были обговорены все вопросы распределения доходов, а они должны были пойти лишь через три года, до этого идя лишь на расширение дела. Так же я приказал отправить людей в Златоустовские заводские поселения, на помощь Аносову в производстве паровиков, а здесь готовить речные суда, с колёсами под немедленное установление двигателей, так же организовать здесь ремонтный цех и, если получиться, самому начать делать паровики. Чертежи вскорости будут обязательно, не у Аносова, так у Красильникова и Черепановых в столице. Рассказал про организованную фельдъегерскую связь, между Златоустом и Петербургом, выделил ещё одного офицера, теперь для линии Оренбург-Златоуст, велев поставить оного на местное полное довольствие, а так же организовать, своими силами ещё одного посыльного. Настойчиво попросил с делом сим не тянуть, так как от Англии уже отстаём изрядно и стоит нам проиграть хоть одно сражение из-за своевременного отсутствия паровых судов государь, нынешний или будущий, начнёт искать виноватых. Напомнил о проливах, в общем подогрел градус административно-патриотического рвения до точки кипения. Нагрузив почтенного голову новыми заботами, я предложил, чтобы директором нашего совместного предприятия стал *казак Луганский* Даль, за которого, мол, поручился Василий Андреевич.

Дальше был праздник, в котором Губернатор мастерски сумел воссоединить европейские удовольствия с азиатскими потехами. Присутствовали азиатцы, образованные на европейский манер, были новосформированные полки Башкирцев, смешанные с уральскими казачьими полками. А вечером киргизская орда, подошедшая заранее по просьбе головы, порадовала лихим зрелищем скачек полудиких киргизят на местных малых лошадках и верблюдах. Были дюжие борцы-киргизы, мутузившие друг друга на свой манер, были заклинатели змей и хождение босыми ногами по острым саблям, была так же дикая пляска. Была необычная музыка, на дудках и гортанная. Для отдыха, прямо посреди кочевья, была воздвигнута прекрасно освящённая галерея. В ней дали бал, прямо посреди оренбургской степи, я танцевал почти до часу ночи и не раз мне пришлось нарушить повеление отца, уделяя должное красоте местных юных созданий.

Василий Андреевич утром до праздника занемог, пришлось даже пиявки ставить, но вечером, на представлениях мы его, всё же увидели. Опять, как заведённый, строчил в своём дневнике-тетради, выспрашивая у местных названия танцев или музыкальных инструментов. Утром опять сказался больным, но, как я думаю хитрил слегка, чтобы не ехать в Елец и на Соляные Ломки, а пообщаться с Далем за бутылкой крепкого вина. Василий Андреевич и с местным головой был на короткой ноге, ещё когда тот был адъютантом отца, тогда великого князя. Оба Василия были байстрюками, правда Перовский являлся побочным сыном графа Разумовского, бывшего министра. А это, согласитесь, совсем не то, что помещик Бунин из под Тулы, так что вёл по перипетиям дворцовых коридоров своего закадычного друга именно Василий Алексеевич. Они даже благосклонно уступали друг другу право на внимание понравившихся дам. Как писал Учитель – *Любовь друзей не разделит*! К сожалению красавица ветреных друзей игнорировала, выйдя за более родовитого и богатого графа. Хоть сейчас бывших друзей разделяли годы, да и табачок у них был теперь врозь, Перовский, перед отъездом, встретился приватно с Наставником, вспоминая молодые годы.

Позже Василий Андреевич опять поссорился со мной из-за декабристов, при разговоре в сердцах оговорился, что будь я на месте Бенкендорфа, этой проблемы уже не было бы, так как отсутствовали бы сами, представляющие проблему. Сказал в сердцах, и над сказанным крепко задумался, не слушая боле попрёков Наставника. Если Господь сподобит ещё раз лицезреть необычную будущность в снах, обязательно спрошу светящийся ящик о жандармах царя Сталина, какие они были его синемундирники?

21 июня прибыли в Казань, встречались с местными учёнными, в частности с Лобачевским. Признаться, из его геометрии я мало что понял, но убедился, что чертежи составлять умеет. Тут же велел ему отправляться в Златоуст к Аносову, для организации на месте школы для местных мастеров и их отроков на строго научной основе. Дал ему 3000 рублей на обзаведение, по его просьбе, отправил с ним ещё четырёх его лучших учеников из небогатых семей, пожаловав каждому по тысяче. Покинул город второго дня, оставив туповатого, но преданного старого служаку с 5000 рублями и приказом организовать быстрейший перевоз и охрану вверенного профессора до места.

Интересное письмо пришло от отца по поводу старообрядцев, там было написано о необходимости не допускать их к власти на гражданских должностях, в частности в городском самоуправлении. Отец писал: «Я прав, находя особую важность в делах раскольников, предмет, мол, это трудный и требующий особой осторожности в принимаемых мерах. Терпеть их своевольства нельзя, а их желание брать к себе беглых попов бессмысленно, ибо где и в каком крае допустить можно, чтобы явно и с разрешения правительства кто-либо покинул свою должность и поступил на должность мнимую к людям, не терпящим над собой никакой власти? Никто не запрещает избирать и принимать к себе священников, но не беглых. Вот в чём они повинны. Так что правы земские начальники, утесняющие сих вольнодумцев сверх меры и творящие над ними произвол». Мысль отца была сугубо правильной, но напомнила мне, что у староверов была очень тугая мошна. С помощью Жуковского, при приватном разговоре с которым я выразил сожаление к несправедливостям, творимым над старообрядцами и попросил, не особо афишируя, привести мне двоих из местной общины, и чтобы были не последние в делах. Написал для них два письма без подписи, и дал их прочесть приглашённым купцам. В них я предлагал идти на поклон в Златоуст, создавать на местах речные пароходства, подобные Перовскому. Ибо, писал я, тот кто не будет содействовать военному и техническому прогрессу России не достоин в ней жить. Придёт время, смениться император, и вольности, которыми пользовались староверы при прежних Государях могут быть отменены. Ибо будет суд скорый, но справедливый и избегут его те, кто сможет приплыть на него на собственном пароходе.

28-го числа произошла в Саратове эта встреча, через день, после приезда в город. Я молю Господа, чтобы мои скромные действия пошли на пользу России, избавив от тех ужасов и поражений, виденных на светящихся страницах. Пусть даже будущее будет не безоблачным, но терпимым и я выкую оружие для грядущих сражений с дикими ордами и идеями. Всё что полезно для Родины, есть благо, всё что вредно, должно быть преданно забвенью.

Глава 3.

РИ. РФ.

Июль 2001.

Каникулы хороши в первую неделю, а затем скука берёт за горло, как же хорошо было в школе, людно, а сейчас половина подруг разъехалась по морям, а мне это только в августе светит. Но нет худа без добра, в Интернет я теперь выхожу регулярно, скука пересиливает любые бзики. Ну, руки дрожат, ну голова коленца выкидывает, подумаешь! Вот моя подруга из соседнего подъезда ребёнка ждёт и не знает от кого из трёх парней, вот это действительно проблемы! А я не лузер, чтобы на не больших взбрыках собственного организма подолгу задерживаться. Я даже жду теперь от себя взбрыка, чтобы его исследовать с научной точки зрения, а он, зараза, ни как не приходит.

Нет, всё же хорошо было при союзе, почти обязательный пионерлагерь, а теперь только Сочи или Анталия на пару недель под присмотром предков. Ни тебе речей, ни тебе речёвок, пионербазы проданы под бордели. Так что променад по оставшимся подругам, а потом на спортплощадку, позже в кафе. И курить теперь лучше не пробовать, а то неделю назад я, как советовали подруги, зажевала, но отцу кто-то стукнул. Он не только дыхание проверил, но и пальцы мои обнюхал и потом всыпал так, что пару дней сидела с трудом. Так что приобщаться к табаку будем позже. Так что сейчас к Светке, потом к остальным, хорошо ещё луч в окошке имеется, послезавтра в ночную дискотеку «Страйк» идём. Такая вот моя тинейджерская доля-неволя.

Альтернативная История. Российская Империя.

Июль 1837.

4-го июля прибыли в Липецк. Город на горе, вокруг пашни. Близ города село с каменной церковью. Город оказался весьма красив, особенно его Дворянская улица, в одном из домов коей мы поселились в доме Туровского, надворного советника в отставке, бывшего штаб-лекаря.

Осмотрели знаменитые лечебные ванны, сделанные из дерева. Рядом с ними располагался деревянный же залец для танцев. Имелись души, лавки, массивная каменная ротонда, где пьют лечебную воду. Больных на излечении было 32 семейства, да и любопытные подоспели, так что подгнившие доски одного из мостков не выдержали под напором народного любопытства. Благо ни кто сильно не пострадал, так как глубина была не больше метра. Любовались дворянским садом и прекрасным видом на озеро. Я подшучивал по пути над Василием Андреевичем, говоря что, наконец-то, секретарь общества «Арзамас» почтил своим присутствием родину «Липецкого потопа». Это ещё лет двадцать назад князь Шаховский представил комедию «Уроки кокетки или Липецкие воды», в которой высмеивал романтическую поэзию Наставника. В ответ Батюшков, Пушкин и ещё полдюжины его друзей-поэтов образовали общество «Арзамас», чтобы противостоять стилю Шаховского. И вот теперь бессменный секретарь сего общества прибыл, наконец-то, на родину этих вод.

Приятственный день перешёл в вечер, затем и в ночь, а затем уже в привычный сон. Знакомые руки, знакомое колечко, знакомый «Странник». Моему настойчивому вопросу хозяйка уже не удивлялась и прошелестела буквицами, а в окошке появилась надпись «Жандармы Сталина». Берия. Берия. Берия. Грузин. НКВД. НКГБ. Аппарат, 15% от вооружённых сил державы, 13% строительных мощностей, фабрики и заводы, на которых день и ночь трудятся заключённые, те же крепостные. Создание сверхмощной бомбы, уничтожающей города. Вот это картина, громадный гриб! Да, это мощь, вот это сила, ну ни убирай, пожалуйста, вот так, хорошо. А теперь набери Бенкендорф, нет, не Бекендорф, а Бенкендорф, чему вас только в школе учат, не знаете элементарного. Вдруг заупрямилась, стирает написанное. Нет, так не пойдёт, беру на себя управление рукам, что-то в голове трещит, набираю, двигаясь как в сиропе, по букве, поиск, девочка опять в шоке.

Читаем, вот тебе раз! Я знал, что наш главный жандарм герой, но вот чтобы такое, соратник Дениса Давыдова, не стал выполнять приказ и уничтожать партизанские отряды из беглых крестьян. Отбил город-порт в Европе и командовал генералами союзников, будучи сам полковником. Я, конечно, слышал это мельком, без подробностей. Его бояться, ненавидят, презирают, смеются над рассеянностью. А, вот почему отец ему так доверяет, почти как себе. Выволок его, из-под упавшей кареты в промозглый ливень, когда они, лишь вдвоем, мчались в соседний город с неожиданной проверкой, которые так любит отец. Значит, верит, что не предаст, а другим своим немцам лишь доверяет. Верит значит?

А чем плох синий мундир? Не любят? Бояться? Европа нос воротит? Так это же здорово! Общественное предубеждение, это внутренние проблемы общества и то, в основном, лишь столичного. Как я понял Николая Второго жаждала согнать лишь надушенная и вороватая шантрапа в обеих столицах, остальная Россия была за него. В этом направлении я слегка прощупал Жуковского, ничего конкретного говорить не стал, а то старик ещё больше расстроиться, но ему для упадка духа хватило даже намёков. Но вот то, что я сам набрал нужный вопрос это здорово, если будет следующий раз, буду знать заранее что спрашивать. Опять, наверное, где то через месяц. Посмотрим, подумаем, а пока насладимся дорогой и свободой.

5-го июля ненадолго задержались в Усмани. Дорога была приятной, по сторонам проносились поля с хорошим чернозёмом. В деревни Приваловка Василий Андреевич даже отказался от обеда, так был увлечён, зарисовывая местные красоты. А вечером прибыли в Воронеж. Поселились в доме Тулиновых, комнат на всю свиту не хватило, со мной рядом были лишь Василий Андреевич, Константин Иванович, Кавелин и Вильегорский. Так как Жуковский всё более и более тяготел к ссорам после высказывания моих новых воззрений и был слеп в своей доброте, я решил некоторые моменты обсудить приватно с Арсеньевым. Константин Иванович так же человек добрый, но патриот поболее Жуковского, в том смысле, что для блага России готов на большее, поговорим, посмотрим.

Случай представился в Воронеже 6-гот вечером, когда Василий Андреевич уединился с местным поэтом Кольцовым, найдя в нём более родственную душу и приятственного собеседника. Первый час моей беседы с Константином Ивановичем я потратил на осторожные манёвры, в которых проступали границы его преданности трону в моём лице. Начало было даже лучше ожидаемого и далее я рассказал ему о моих потугах по толканию России-матушки вперёд, то бишь о моих предприятиях с изобретателями, заводчиком и Губернатором. Рассказав, я спросил его мнения о моих действиях. Константин Иванович похвалил мой пыл в деле преобразования российской техники, но спросил меня, с чего мне в голову вдруг пришло заняться столь мелочной вещью, особенно в рядах высшего дворянства, как торговля и производство, мол, это же, в основном недавние дворяне, из скоробогатеев этим занимаются. Я объяснил ему свою конечную цель, на пути к которой другие мелочи теряют для меня всякий смысл. Паровые фрегаты, мощный флот, Черное внутреннее море. Я объяснил Арсеньеву, что англичане и французы в этом направлении сейчас рвутся вперёд и через десять лет нам за ними не угнаться. А так как я всего лишь наследник, то чтобы сдвинуть воз российского упрямства на океанских просторах, первым делом надо организовать речной торговый флот из пароходиков, он должен быть быстрым и сверхприбыльным. В погоне за наживой наши купцы вытащат на себе и морской флот, даже в случае моей внезапной кончины.

Константин Иванович задумался глубоко, затем встал и поклонился мне в пояс, сказав, что счастлив, потому как смог содействовать правильному миропониманию будущего Великого Царя России. Дальше, дождавшись пока собеседник сядет, я начал рассказывать о пользе «пароходок» и как можно быстрейшим способом способствовать прокладке железных дорог. Я доказывал ему, с приблизительными цифрами на руках, с какой скоростью мы сможем маневрировать войсками внутри страны, коли к нам пожалуют супостаты, а так же супротив внутренних мятежей. Говоря супостаты, я имею в виду Англию и Францию, тянущие свои загребущие руки во все стороны. Тогда Арсеньев спросил меня, как я отношусь к крепостничеству, видимо это была для него больная тема. Я крепко подумал и, прежде чем ответить, я потребовал клятвы, что ни одно слово из дальнейшей беседы не пересечёт порога комнаты. Клятва была дана, перед лицом Бога и Наследника. Прежде всего, сказал я, мне безразлично страдание крепостных в моральном взгляде, раз они не пошли за Пугачёвым, то это их дело. Раб остаётся рабом, если не хочет свободы больше жизни. Я же буду нести ответственность лишь перед будущим государства российского. История будит моим судьёй, а не бог и не люди. Держава не должна боле проиграть не одной войны, ликвидировать, в кратчайшие сроки, техническую отсталость, ибо она ведёт к потере преимущества на поле боя. Парады, парады они хороши и красивы, но куда более важны маневры пехоты и маневры флота.

Так что я безразличен к крепости, но отменю её при первой же возможности, ибо она ведёт к безынициативности и технической неграмотности. Но и особо торопиться и бежать вперёд лошади, советуя сделать это отцу, я не буду. Через десять лет или через двадцать, а пока я буду освобождать тех, кого мне удастся выкупить или украсть. А отец, я не верю что он, при всей своей решительности, рискнёт освободить крестьян. Уступив же дворянству в мелочах, он не добьётся ничего в главном, ибо он так же мечтает лишь о победах. Его же верные чиновники-немцы так же не хотят освобождения, ибо достаточно обрусели и обзавелись деревнями и крепостными. Так что единственный для меня путь выполнить задуманное, не повторив судьбу Петра 3-го, это на момент подписания указа об освобождении находиться в центре большого войска преданных лично мне воинов. И лучше всего, если в этом войске не будет ни одного дворянина, так как освобождать без земли я не намерен, а сами воины будут сугубо из крестьян. А ещё лучше, если я буду к тому времени богат как Крёз, и деньгами сглажу все острые моменты реформы. А острые углы обязательно появятся, дворянство же будет мне на первых порах необходимо, поэтому придётся ему помочь. В противном случае меня сомнут. Василию Андреевичу я ничего из оного в подробностях не расписывал, так как до конца не уверен прислушается ли он ко мне, и будет ли молчать о сказанном. Ибо его ведут музы, в его стремлении к доброте, а я хочу умереть в своей постели, поэтому понимаю лишь вооружённое добро, а добро, это благо для моих подданных. Всё, что улучшает их жизнь, добро, всё, что ухудшает, есть зло. Как вы относитесь к таким речам Константин Иванович?

Мой учитель статистики и географии думал, он не кинулся сразу с верноподданническим одобрением моего мнения, он думал о деле и спросил, какими будут мои действия, если возникнут проблемы с одобрением моих действий отцом? Я честно ответил, что сие возможно, но всё что я делаю, это, прежде всего, направленно на благо отца и Отечества и, если для того чтобы Отечество воссияло, а родитель пожил подольше, мне придётся доставить его в монастырь и окружить верными войсками, то я сделаю это, не задумываясь. Но до этого момента я буду стелить мягко, очень мягко, не в коем случае, до поры, не давая повода думать, что могу стелить и жёстко. Далее я заговорил о помощниках, верных мне и беззаветно преданных империи, помогающих тащить тяжёлую корону. Этакий царский отряд доверенных лиц, в котором я хотел бы видеть и его. Преодолев свои секундные колебания, Константин Иванович встал на одно колено и принёс мне клятву личной верности, до гроба. Когда последние недомолвки между нами исчезли, я поделился с моим первым доверенным помощником информацией о моих видениях в возможном будущем, которого необходимо избежать. Рассказал о картинах Крымской войны, пояснив, что видения посещают меня примерно раз в месяц, но про светящийся ящик из будущего промолчал. Сказал что, вероятно, мне присылает си кто-либо из святых, покровителей земли русской, кои не хотят её видеть под пятой чужеземных Наполеонов. Описал причины смерти отца, предательство Нессельроде и преступное бездействие генералов-пруссаков. Описал лица голодных русских солдат, радующихся битве как избавлению, ибо до неё их накормят досыта. Дальше, действуя больше от себя, я описал английские и французские войска с револьверными ружьями, которыми они, без устали и с далёкого расстояния, косят ряды нашей армии. И смерть и ад со всех сторон, как писал Пушкин. Вот этому будущему я и счёл возможным противиться. Сказал я ему так же, что опираться надо на военное сословие, но лишь после, военных заводчиков и армейских нижних чинов.

Во время этой пламенной речи, подействовавшей, отчасти, и на меня самого, я понял, что надо подробнее узнать в светящемся ящике о револьверах и о строительстве паровых судов. Будем надеяться, что прошлое видение не окажется последним. Ну, хватит о высоком, пора в путь.

7-го июля ехали в довольно быстро, мимо проносились ухоженные поля и сады. Миновали село Конь-Колодезь. Затем был Задонск, белый, старинный Монастырь Тихона-Чудотворца и его гроб под сводом. Вечером прибыли в Елец. Город большой, купечество сильно развито, остановились в доме предводителя местного купечества Кароулова. С ним я провёл уже ставшую привычной беседу о пользе пара и пароходов, рассказал, какие доходы ожидают тех купцов, которые прислушиваются ко мне и вкладывают деньги в это сверхприбыльное и в высшей мере патриотическое дело. Нашёл понимание и горячий отклик, правда, скорее верноподданнический, чем осмысленный. Ну, пусть и не понимает, лишь бы делал. Следующие недели города и веси сливались в одно, ибо я не находил нужных мне людей.

29-го июля это изменилось, в тот день я гостил в подмосковном имении князя Сергея Михайловича Галицина. Имением сиим стоит восхититься особо, чтобы увидеть каким прекрасным может быть обычный кусок русской земли, превращённый в рай полуторами миллионами рублей. Художников приходиться оттаскивать за уши от видов здешних прудов и парков, ибо сами покидать эдем русского розлива, то они отказываются. Князь, как городской голова, любим москвичами, ему выказывается в городе искреннее уважение. Избавившись от свиты мы остались вдвоём, у дверей же, для большей приватности. я попросил покараулить Константина Ивановича с наказом никого не пускать.

Сергей Михайлович, не скрою, был мне интересен, прежде всего, как хозяин чугунолитейных заводов. Начав разговор с вопросов о его деле и, дав ему самому описать свои обширные владения, я похвалил его. В дальнейшей беседе речь зашла о Петре 1-ом, о том случае когда он решил искоренить взяточничество, издав закон, о том, что наворовал более чем на верёвку, тебя на ней надобно и повесить. Но сначала показал закон своему другу, прокурору синода и спросил его мнения, тот, не колеблясь, ответил, что повесить надобно сейчас и всю Россию, ибо воруют все. Сергей Михайлович оказался знатоком вопроса и пояснил, что сейчас за рубль ассигнациями дают сейчас 28 копеек серебром, и за последние тридцать лет бумажные деньги подешевели втрое, а жалование чиновника выросло лишь на четверть. Он так же привёл пример, когда честный чиновник прошлым годом вернул в казну уже списанный долг в полторы тысячи рублей серебром, отказавшись от взятки в пять сотен серебренных рублей. Затем он с беременной женой и двумя малышами месяц жил впроголодь, засим князь попросил угадать, взял ли этот чиновник следующее подношение?

Посмеялись вместе над глупым вопросом, затем он рассказал мне недавний случай, когда у него гостил обрусевший за двадцать лет службы генерал-немец, который любил повторять, что превратить прусского чиновника в русского можно за три года, достаточно лишь уменьшить ему довольствие вчетверо. Мол, только попостившись вволю, он поймёт чаяния души своих русских коллег. На мой вопрос, что же делать с этой бедой, он ответил что ничего, хоть увеличивай оплату втрое, хоть вообще не плати. Привычка-с. Разве что повесить старых перед строем новых, тогда да, будут брать меньше. Со своей колокольни, и как голова и как заводчик, посоветовал отменить систему откупов на спиртное, ибо прикормленный торговцами горькой губернский голова больше слушает речи кормильцев, а не царских посланцев. Про себя покаялся что взятки даёт, как кормом так и деньгами, ибо без взяток от тебя возьмут у конкурентов и съедят тебя за год. Я посочувствовал заводчику и обрадовал, что с сегодняшнего дня ему предстоит иметь дело с новым видом ревизоров, техническими. Пояснил, что первый ревизор, это я. Я посвятил его в свои начинания, кратко объяснил необходимость пароходов. Потом высказал своё высочайшее мнение, что через год ему обязательно иметь на каждом заводе не менее двух паровиков, а от его имения до кремля должна быть пущена железная дорога, по типу Царско-сельской. Как это будет сделано, меня не интересует ни в коем разе, но если он желает видеть в будущем государе друга, он должен найти способы.

Глава 4.

РИ. РФ.

Август 2001.

Улёт, сёстры-братцы, полный улёт. Это надо же папаша учудил законопатиться в санаторий Архипо-Осиповки, да здесь не пляж, а одни каменюки! Экономист чёртов, от слова экономить, ему, видите-ли, нефтяники, кроме денег, путёвку халявную двухнедельную на семью дали, в свой санаторий. Анализы он, видишь-ли им какие-то провёл или кристаллы вырастил, которые из нефти что-то там абсорбируют, короче точно не вдавалась в подробности, не моя это кухня.

Ну да ладно, не важно это, а важно то, что согласно графику в ближайшие дни ко мне опять заявиться барабашка. Наживка для него, ноутбук отцовский, к местной сети подключён, воткни провод, загрузи Рамблер и жди барабашку. Почему я его так зову? Ну надо же как то духа назвать, особенно историей интересующегося. Я так думаю, сгинул человек в прошлом, а теперь интересуется, что с царями всякими, Сталиным, скоро на Хрущёва перейдёт! А может не дух? Может джин, и, как поется у Высоцкого, он может многое. Тогда надо с него просить по крупному, баш на баш, как в народе гуторят. Телом моим пользуется, а делиться не хочет! Это совсем не по-нашему, не по капиталистически, и противоречит единственно верному учению Путина, верного ученика и продолжателя дела Ельцина, свергнувшего с трона царя Мишу Меченного.

Так я и заявлю барабашке при следующем сеансе, плати! А чем платить? Точно! У Юльки из 27-го дома бойфренд-студент летом клады копает под Анапой, дольмены грабит. Вот пусть мне барабашка и подскажет где золото зарыто.

Альтернативная История. Российская Империя.

Август 1837.

4 августа побывали в Коврове, в местной церкви прослушали торжественный молебен. Уже привычно-необычный, но вполне ожидаемый сон, пришёл ко мне в эту же ночь. Увидев яркие краски, так не похожие на обычные мои сны, я подобрался, приготовившись перехватить управление чужим телом, но замер в растерянности.

Во-первых, из окна передо мной виднелось море, освещаемое жарким южным солнцем. Часть обзора, справа и слева, закрывали высокие стройные деревья, а на том куске прибрежья, что был мне виден, происходило непонятное. Человек сидящий в воде на каком-то то ли механизме, а скорее всего животном, дёргал его за усы. он был одет, не смотря на жару, в толстый жёлтый ватник, но, почему-то, на голое тело, и миниатюрные синие панталоны. На верёвке за его животным была привязана большая сороконожка, на которой сидели взрослые люди обоего полу, а так же дети, но все были одеты подобно первому. Неподалёку быстро плавала лодка, без вёсел и с одним рулевым, одетым так же, как предыдущие. Далее моё внимание привлёк пляж и одежда его представителей, вернее, почти полное её отсутствие. Бесстыдство молодых девиц доходило до того, что у некоторых из них груди не были прикрыты ни чем, а вместо пантолонов свисали какие-то шнурки. В целом же, если ты не церковник, зрелище было весьма приятственым.

Но засматриваться на прелести будущих красавиц мне не дали, раздался знакомый писк, и я повернулся к светящемуся ящику. Не тот это был ящик, не прежний. Он больше напоминал толстый фолиант с откинутой вверх обложкой, на которой и светился знакомый мне знак «Странника», дух коего нашёл себе новое прибежище. Оружие, напомнил я себе, ищи оружие, и с этими мыслями взял под контроль правую руку сидящей девицы и стал писать. Успел я вывести всего три буквицы, когда левой рукой, сей отрок женского полу, сделал стремительное движение, и светящееся окно погасло. Я пребывал в растерянности, тут же утратил контроль над её руками, и девочка быстро всё восстановила. Но «Странника» не появилось, на весь экран был лишь чистый белый лист с надписью наверху «Текстовый документ». Тут же маленькие пальцы забарабанили по выпуклым буквицам, а в Текстовом документе появились слова: «Не вздумай брать надо мной власть, злобный демон-барабашка, без моего на то разрешения». Я быстро оправился от шок.

А и лихорадочно соображал, что же делать,

Но мне не пришлось долго ломать голову и подсказка пришла тут же. Девочка написала: «Разрешаю использовать мою руку для написания ответа».

Поняв, что промедление грозит столь необходимому перемирию, я быстро написал:

– Не буду, без твоего на то согласия.

Ответ пришёл сразу же, видимо заранее обдуманный:

– Вот и хорошо, договорились, демон. А как мне тебя звать, личное имя у тебя есть, или у вас в аду все уже по ИНН друг друга окликают?

– Что такое ИНН не ведаю, а имя моё Александр, то есть Александр Николаевич Романов, если полностью.

Последовало минутное молчание в нашем печатном диалоге, затем она спросила:

– Так ты человек? Не монстр? Что тебе нужно?

– Да человек я, человек. Сплю я и вижу тебя во сне, вижу много непонятного и мниться мне, что вижу я в этом сне будущее.

– Постой, Романов? Так ты из этих, московских, это мы о вас в школе проходили, как вы у Рюриковичей трон хапнули?

– Я, как ты изволила выразиться, ни чего не хапал, сейчас ночь на 5 августа 1837-го года. Мне 19 лет и путешествую по России по повелению отца моего, государя.

– Ну, улёт, так ты не просто глюк, а глюк исторический, правильно я о тебе не стала ни кому рассказывать, а то бы точно в дурку угодила.

– Мне не понятны твои речи, точнее некоторые слова в них, но по прошлым встречам я знаю что время наше ограниченно. Не могла бы ты открыть окно «Rambler» снова и написать вопрос Сэмюель Кольт.

– А, так ты этот, как это у Звягинцева, прогрессор. Хочешь хапнуть из будущего на халяву военных технологий, да ещё через посредника берущего нулевые комиссионные? Когда у меня, ярчайшей представительницы молодёжи будущего имеются финансовые нестыковки между запросами и возможностями? Не пойдёт! Деньги на бочку, иначе, фиг тебе, а не помощь от благодарного потомства в моём лице.

Я был в шоке, как от меркантильности сей юной особы, так и от того, что не знал, чем ей заплатить. Так я и написал:

– Но чем мне расплатиться с тобой.

– Золотом, но возьму и серебро, я не гордая, мне всё равно, что отрывать в кладе, лишь бы шелестело после продажи в бумажнике.

– Ты хочешь, чтобы я зарыл золото, а я бы его нашла, так я понял?

– Нет, дорогуша, хотела бы я чтобы всё было так просто. Ты, как я поняла, хочешь изменить историю, переиграть и что-то уже предпринял, от обычных твоих действий отличающееся?

– Да. Я несколько раз приказывал важным особам, чтобы они делали пароходы и «пароходки».

– Вот видишь, теперь у вас там будет больше пароходов и пароходиков, а там, глядишь, и Крымскую войну выиграете, так что, однозначно, наши миры уже разошлись. Понял? Если нет, поясню, есть у нас гипотеза такая о ветвистом древе истории и параллельных мирах, где некое событие, случившееся в одном мире и не случившееся в другом, уводит историю по другой колее. Так что наша и ваша история разные теперь однозначно, а клады теперь важны только те, которые были зарыты до твоего вмешательства, пока линия истории у нас была одинаковая. А одинаковая ли? У вас там Наполеон был или только в тортах и остался? Ну ка, твоё величество, опиши мне коротко события с начала века и до твоей поездки.

– Наполеон был, Бородино было. Декабристы были в 25-ом, некоторые живы ещё, сам недавно видел, а в 29-ом мы турок побили.

– Ну вот, видишь, вероятность, что до тебя было всё тихо очень велика. Так что, нужна мне от тебя, касатик, инфа только о старых кладах. Я это вижу так, я даю тебе наколки на уже разрытые на сегодня клады, но в богатой исторической местности, а ты находишь людей и они всё перерывают вокруг и точно записывают где что найдено. Вот за эту информацию я буду на тебя ишачить в пятой колоне, а нет, извини, помогай себе сам!

– Но, послушай, я всего лишь Наследник! Не Царь ещё! Ко мне прислушиваются, но приказать выделить столько людей для рытья я прямо сейчас не могу!

– Почти верю, а что ты сейчас можешь?

– Ну, закончу колесить по России, где-то в декабре, потом год по Европе, невесту выбирать надобно, вот потом…

– Что? Два года? Не грузи меня своими проблемами. у меня и своих выше крыши! Будешь подданным своим лапшу на уши лаптями надевать! Ладно, дотерплю, но только до декабря, а потом хоть пол меняй тупым ножом, но людишек для первого раскопа предоставь.

– Умная, да? Из будущего? Вот и подскажи как?

– И подскажу! Больше всего информации и власти внутри страны у КГБшников, НКВДшников и прочих ФСБшников. Ты уже читал моими глазами об НКВД?

– Было, про Берию читал.

– Вот, умница, начитанный мальчик, кто у вас сейчас местный Малюта Скуратов?

– Малюта?

– Ну, кто сейчас у вас главный местный НКВДшник, кто око государево? Кто стопы Царёвы лобызает, а на всех остальных отыгрывается?

– Теперь вопрос понял, хоть ты о нём и не права, не таков он. Это Бенкендорф, начальник 3-го отделения ЕИВ канцелярии.

– Вот, правильно, вспомнила, жандармы у вас. Ты как против того чтобы ориентацию сменить и надеть голубой мундир?

– Да я не против, сам думал, в перспективе, чтобы себя обезопасить поболе, а то очень мне ваши декабристы будущего не нравятся.

– Какая к чёрту перспектива, когда на моих подругах колье за 10000 баксов, а на мне все цацки тянут максимум на две штуки! Мною даже воры брезгуют, вон в «Страйке» один вор под видом мачо у подружки мобилу стащил в титановом корпусе с золотой оправой, а на меня даже не взглянул! Мне что, ждать твоих МММовских дивидендов до пенсии? Ставлю вопрос ребром товарищ Царевич, либо программные документы нашей сольной партии пишутся под мою диктовку, либо нет. Право второй подписи меня не устраивает, так что сам ищи своего Кольта вместе с Самюэлем!

Молчание моё было не долгим, не более трёх минут, всё же синие мундиры не любят, и нелюбовь окружающих дворец прихлебатыев вошла мне в кровь. Я и сам хотел надеть голубой мундир, но не сию же минуту! Но это стоит мессы, а благо отечества стоит чести. Я соглашусь и подпишу договор, не пожалев красных чернил из вен. Отступать некуда, Москва догорела, а, позади, была только Россия.

– Я согласен.

– Вот и прекрасно, я тебе не Алиса Селезнёва, но от имени светлого капиталистического завтра дам тебе аванс. Тебе нужен Кольт? Сам револьвер или Изобретатель?

– Оружие.

– Тогда я наберу «Кольт схема».

Она быстро защёлкала по выпуклым буквам, окно сменяло окно и, вскоре, передо мной была схема разобранного до мельчайших деталей оружия.

– Запоминай, наследничек, помни добрую Тётю Лену.

– Это сложно. Тут больше сорока деталей, всё до мелочи не запомню.

– Сможешь, куда ты денешься с подводной лодки! Сейчас я тебе сделаю разбивку по каждой детали, а потом покажу патроны и технологию изготовления.

Следующие полчаса она принимала у меня настоящий экзамен и, с непередаваемым и не всегда понятным ехидством, комментировала мои промахи. Поставив мне в конце средний бал, она посоветовала мне взять в оборот настоящего кольта. который сейчас испытывает материальные трудности. Подкатить к нему на шикарной карете, поманить златом и предложить ему завод на равных паях. Дать на раздумье минимум времени, и он непременно окажется в наших холодных краях. С этим мудрым напутствием в ушах я и проснулся.

Выставив всех, кроме Арсеньева, быстро принёсшего, по моей просьбе, письменные принадлежности, я стал рисовать схемы, что задержало отъезд до семи утра. Выехали мы опять в неполном составе, ибо ещё один фельдъегерь был направлен мной в Златоуст к Аносову. Это была уже не общая схема, это было уже поточное изделие, и я надеялся на творца русского булата и верил, что к концу путешествия буду иметь первый образец его смекалки.

10-го августа мы посетили бывший Боголюбовский замок, а ныне храм господень, приложились к чудотворной иконе. Всё время, прошедшее после сна, меня занимала мысль о Кольте, и надёжном и знающем заграницу человеке. Мне нужен был второй Арсеньев, ибо первый был слишком ценен вблизи. и я не в коем случае не желал отпускать от себя Константина Ивановича на сколько-нибудь долгий срок. Человек, знающий заграницу, патриот, которому я смогу частично приоткрыться? Заграницей ведает МИД, а там Нессельроде, «нельзя вроде», этот навозный жук может лишь гадить России под дудку прусских покровителей. гадить? Точно, надо найти в МИДе такого, о коем Нессельроде был бы самого скверного мнения и поливал бы его помоями перед царём. Это и будет высочайшей характеристикой для нужного мне человека.

Причём поспрашивать решил уже сейчас и обратился, перво-наперво, к Константину Ивановичу. А большего, и не потребовалось, ответ мне выдан был сразу – Князь Горчаков. Об его перепалке с престарелым посланником в Вене Татищевым, сторону которого немедленно принял Нессельроде, знал весь двор. Продолжалось это уже четыре года, с 1833-го, когда Горчаков стал слать в Петербург депеши, в коих однозначно говорилось о том, что Австрия, за спиной России, договаривается с Англией. О Горчакове я слышал мало, так как специально не интересовался судьбой этого потомка Рюриковичей. Дело того стоило, и я решился расстаться не на долго с Константином Ивановичем, выделил ему охрану и, снабдив предписаниями и деньгами, отправил в Вену. Горчакова письмом не убедишь, тут нужен личный подход. Но в то же время я был почти уверен, в его согласии работать со мной, ибо он уже более 15-ти лет мало продвигался по службе, так что перевод в приближенные к наследнику должен был показаться ему манной небесн.

Ой. Арсеньев должен был передать ему моё предложение и, вместе с Князем, присоединиться ко мне. Так как маршрут моего следования разрабатывался при живейшем участии Константина Ивановича и был известен почти по дням, то скорость нашего воссоединения зависела лишь от силы его убеждения.

Горчакову я написал личное послание, с просьбой сделать мне одолжение и возглавить мой личный МИД. Пока он будет состоять лишь из одного человека, который по моему восшествию на престол, а может и ранее, возьмёт на себя так же бразды правления в старом МИДе. С Арсеньевым я так же отправил копии схем револьверов и копии моих договоров с заводчиками и изобретателями. За сим я отправил Константина Ивановича в путь, наказав возвращаться только со щитом, но не на щите.

14-го августа прибыли в Муром. Через реку меня переправляли в ладье, кою изготовили ещё к первому визиту в город отца. Раритет, вопреки ожиданиям, не рассыпался подо мной. Остановился я со свитой в доме местного почётного гражданина, купца первой гильдии, Андриана Ивановича Мяздрикова. Да, живут же купцы на Руси-Матушке, не всякие графы у на такие хоромы отстраивают! Порадовали Муромцы ещё и тем, что дорожку по берегу выстлали тончайшим Муромским полотном, так что находился я в хорошем расположении духа, и давить на купеческого голову не спешил. В приватной беседе потратил на его убеждение более трёх часов, ни разу не угрожая, а лишь расписывая выгоды. Чертил схемы, расписывал выгоды, говорил о конкурентах, которых, вскоре, окажется немеряно на этом поприще. Рассказывал, что может ждать страну без пара, какие войны мы можем проиграть. А в конце вручил огорошенному всем сказанным купцу перстень за 3000 рублей со словами, что не дар это, а лишь награда за будущее усердие. Долж.

Ен будет он создать компанию по перевозкам на пароходах, кои или пусть сам строит либо покупает у русских заводчиков. Первый пароход его должен войти в строй не менее чем через год, и каждый год должно компании приобретать не менее одного судна, речного либо морского. А если зарок тот нарушит он или его потомок, пусть отправит он перстень тот мне или потомку моему. Выпили мы за скрепление договора, вышли за дверь, к честной публике, где я рассказал всем о нашем зароке.

17-го проехали Зарайск, а вечером были уже в Веневе. Всё было, как положено, хлеб-соль, колокольный звон, который стелился на десятки вёрст, торжественный молебен. Далее был праздничный обед более чем на 1000 персон, вечернее небо разукрасил фейерверк, а над рекой Веневкой, в городском саду, звучала музыка и гулял народ. остановившись на ночлег в каменном доме купца Глухова, я провёл с ним беседу точь-в-точь как с его Муромским коллегой, только на этот раз вместо перстня были часы с бриллиантами.

19-го августа прибыли в Орёл, где присутствовал при закладке здания Кадетского Корпуса, строившееся на деньги видного мецената Бахтина, из поместий коего доставлялись так же и строительные материалы. Познакомился с архитекторами, коих оказалось двое, Родомский и Тибо-Бриноль, и надзирателем за строительством, опытным полковником инженерной службы Вендорфом. С этим обрусевшим немцем мы полностью сошлись во взглядах о пользе пара. Был на городской выставке, всё было сделано приятно для взора и интересно для ума, так что местный хранитель сего музеума заслужил свой перстень заслуженно. По дороге опять часами беседовал с Жуковским, ибо вдруг выяснилось, что он хорошо знает Горчакова, оказавшегося старинным другом и однокашником Пушкина.

После была Рязань, директору местной гимназии Николаю Николаевичу Семёнову Жуковский приходился двоюродным дядей. Василий Андреевич и отправился вместо меня в гимназию слушать диферамбы в мою честь. Местное молодое дарование, некий Яков Полонский, так расчувствовал учителя, что тот, якобы от моего имени, подарил юноше золотые часы. Я же отправился на дачу к местному богачу-меценату Рюмину на торжественный обед. После коего в мягкой форме повторилась моя беседа с купцами и империя, в моём лице, обеднела ещё на одну золотую побрякушку.

Глава 5.

РИ. РФ.

Сентябрь 2001.

Представляете, прихожу я в шесть вечера, то есть в совсем ещё детское время от подруг, а тут по всем каналам «ЯНКИ ШОУ». Такое вот, с большой буквы представление. Я быстренько за комп и в Интернет, подробности узнать в новостях и у знакомых, а то что я в «контакт» могу вступить с царевичем и думать забыла. Я ведь уже полторы недели сижу, как дура, по вечерам в нете, жду звонка оттуда ежесекундно. Ну, ещё бы, готовилась, столько материала перелопатила, если бы мои способности и в мирных целях, то школу уже заканчивать надо. Теперь, выгорит не выгорит, но этот прикид с параллельным прошлым хоть какой-то шанс для малолетки, кроме панели, заработать весомую трудовую копейку. Вот сегодня уже 11-е число, смотрю шоу, жуть, конечно, страшно смотреть, как погибают люди, пусть даже и враги. Вот когда я о Курске новости часами смотрела, не отрываясь, вот этих наших подводников я представляла вживую. А когда я думаю о людях-янки, то мне на ум приходят лишь разбухшие от гормонов «ножки Буша», одетые в костюмы тройки или в хаки, то есть как живых людей, не смотря на все потуги нашего еврейского телевидения, я, погибающие на экране фигурки врагов, не воспринимаю.

Первым, что я сделала в нете, это зарегистрировалась в чате американских евреев из союза, который был переполнен строками вроде «сёма ты жив?», короче все интересовались здоровьем друг друга. Вот пока эти товарищи, вовремя сделавшие ручкой СССР, перекликались, я тихонько зарегистрировалась, и через минуту уже начала посылать в эфир «1:1». Выждала минуту и опять, и опять, а через десять добавила «1:1=Курск:Башни», за что была моментально выкинута из чата с чувством глубокого патриотического удовлетворения. Ещё не вечер, дорогие товарищи, и то, что вы первыми покинули, казалось тонущий корабль, и укрылись от жизненных бурь на «Острове» ещё ни чего не значит. Как сказал Николай Басов – «неуязвимых не существует».

Альтернативная История. Российская Империя.

Сентябрь 1837.

Нет, империя, положительно, наводнена иностранными шпионами. Шпионы они в том смысле, что когда пишут письма родичам, в Германию, даже если и без умысла, они выбалтывают все секреты, кои у нас есть вообще. Я же, наконец, воссоединился с семьёй, в лице папА, матушки и сестрёнки Маши. От родителя сразу же получил отлуп по полной программе, ибо уши в моей свите свои имел и не одни. Но взглядов своих я не изменил, сказав отцу, что пусть или лишает трона или терпит мои выходки. Пароходы, сказал я, это наше всё, а, на закуску, огорошил его своим решением одеть голубой мундир. Крик его перешёл в рёв, аж в ушах зазвенело, но, помня об оторванных в 1881 ногах, я стоял на своём, повторяя в монастырь или помощником к Бенкендорфу. Отец сбавил, наконец, обороты, и позвал перед свои очи Александра Христофоровича, надеясь прояснить, не его ли шутка привела к моим словам. Но когда, пятидесятилетний третий столп государства российского, явился перед очи Зевса, говорить начал я. Рассказал, что решение своё принял, не просто так, и что я восхищаюсь подвигами Александра Христофоровича на ратном поле, в турецкую и французскую компании, а более всего восхищён его прозорливостью, выказанной им в докладной записке на имя Александра 1-го, в коей он рассмотрел опасность декабристов ещё за четыре года до событий на Сенатской площади. И хоть известно, что троянцы Кассандру обычно не слушают, но так же известно о том, что Трои уже не существует.

По сему я, как и мой будущий начальник в 21-ом году, вижу опасность загодя и вижу, что на промышленность и торговля идут вперёд и наши купцы оттирают от кормушки английских посредников, а это весьма чревато, знаете ли. Англия сильна купцами своими, коих защищает флот, и золотом своим, которым смущают новое поколение российской молодёжи, делая из них новых декабристов. А мы спокойно смотрим в рот кровожадной до русской крови Европе, и хотим выпустить на волю отточивших в ссылке свою непримиримую ненависть вольнодумцев. Это, напомнил я, может закончиться и закончиться обязательно, канделябром по голове, но на этот раз не пощадят и детей. Знаете, сказал я, как англичане будит действовать? Соберут против нас союзников, выиграют у нас небольшую войну, скорее всего на Черном море, потопят своими паровыми фрегатами к чертям наш военный флот. А затем дадут в десять раз больше золота подросшим декабристам, которые оседлают волну народного гнева из-за проигранной войны. Вот и не будет царя, вот и не будет страны. А в разрушение того лоскутного одеяла, которое некогда было империей, они будут вкладывать лишь малые частички золота, стравливая лоскутки России друг с другом, под шумок, вывозя полезные ископаемые и ценности. И не будет России, как не стало и Трои. Поэтому я буду просить, умолять и заставлять людей строить больше пароходов и «пароходок», даже если меня сошлют в монастырь.

Как говаривал Александр Христофорович одному из наших поэтов – «Прошлое, настоящее и будущее России прекрасно, а кто думает иначе, тот сумасшедший». Но на произнесённую речь Наследника они отреагировали терпимее, и в сумасшедшие меня записывать не спешили. Основы государства я не трогал, а пароходы, ну, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы власть не свергало. Через день отец выглядел больше задумчивым, чем грозным, спорил со мной лишь на счёт смены мундира. Я показал ему мои наброски паровиков, а так же револьвера, объяснил назначение каждой детальки. Сказал, что подчинённых мне жандармов буду вооружать только таким оружием дающим, особенно в условиях близкого боя, большие преимущества. Но вернёмся к дороге, оторвавшись от мыслей о высоком.

4-го сентября, когда мы прибыли в Одессу, тамошние художники-итальянцы уже торговали альбомами с видами города, особенно тех мест его, кои мы должны были посетить. Расположились мы в хорошо обустроенных апартаментах в здании биржи, к которому ходили теперь толпы поздних сентябрьских отдыхающих. Появись мы здесь на месяц раньше, в самый пик летнего сезона, и народу было бы вдвое больше. Но, всё равно, тихое болото местного общества мы расшевелили основательно.

5-го числа императрица, с толпой местных матрон, посетила Преображенский собор.

6-го был большой ужин на 300 персон, кормили богато и вкусно. Вечером опять серьёзно говорил с отцом, на этот раз в присутствии Нессельроде не знающего русского языка вообще, посему говорил с отцом почти исключительно на нём. Когда отец мне приказал перейти на немецкий и уважать гостя, я резонно ответил, что здесь Россия и гость как раз он, не знающий её языка, чем оскорбляет эту землю. Я же являюсь наследником Российского престола, а не прусского. Затем я перешёл на немецкий язык, и спросил графа о том, как продвигаются переговоры Австрии и Англии, за спиной России, о судьбе Чёрного моря. Хотелось бы, мол, узнать подробности оных от якобы поставленного за этим следить человека. Далее я перешёл на родной язык и сообщил о том, что перевожу князя Горчакова в свою свиту. Из службы в Нессельродевском МИДе он уходит, так как все его письма, относительно сговора за спиной России, остаются без рассмотрения. Не обращает на них внимания то начальство, кое, по идее, должно блюсти интересы именно русской державы, а не любой другой. Напомнил случай, когда один из высокопоставленных МИДовцев, поляк по национальности, в 31-ом тут же бросил Россию и переметнулся в стан новоявленных врагов. Далее я сообщил, что Князя я собираюсь использовать в качестве консультанта об истинных намерениях иностранных держав. После этого спокойно удалился, оставив остолбеневшего отца и красного от гнева австрийского шпиона. И хоть я ещё не получил от Князя согласие, но был абсолютно уверен, что после сегодняшней перепалке в старом МИДе его не оставят, съедят-с.

9-го сентября мы покинули сей гостеприимный древний город, а в свите вокруг себя я заметил охлаждение к моей персоне. Не иначе как злобный гном нашептал всем в уши! Ну что же, война так войну, к тому же отчуждение было не полным, ибо многие видели что откровенной опалы со стороны отца нет, что бы там не говорил пруссак, беседы же наши, хоть и были на повышенных тонах, но взаимопонимание постепенно вырисовывалось. Сошлись мы на том, что мне к лицу оба мундира, в одном я буду ходить на службу, а в другом принимать парады гвардейцев. Двойственность, скажите вы, но будете не правы, ибо в царстве правила определяет Царь. Отец был, кажется даже рад этой совместной пикировке, в коей я настоял на своём до конца и не отступил. Для него была важней Россия, держава сильная, а такая, по его мнению, могла быть лишь при сильном Императоре.

10-го мы были уже в Крыму и посетили всей семьёй Балаклавский Георгиевский Монастырь на южной гряде Крымских гор. Обитель сия ведёт своё начало с 890-го года, когда греческий корабль с поселенцами чудом выжил в страшном шторме у этих берегов, в честь этого события на месте нынешнего монастыря поселенцами была организованна маленькая пещерная церковь. Теперь с места бывшей церквушки открывался величественный вид на море, и на большую Георгиевскую скалу, как пик поднимающуюся из морской пучины и увенчанную крестом. С сим воспоминанием перед глазами я и заснул под вечер 11-го.

А долгожданный сон, о, надеюсь, не моём будущем, наконец-то пришёл. Лишь сейчас я понял, что ждал его всем сердцем, ибо без этих снов оставался перед собственной судьбой один на один. Сейчас же дева из других времён почувствовала моё присутствие и бойко отстучала на буквицах:

– Привет, хочешь посмотреть на представление?

Затем переместилась на мягкое кресло и щёлкнула какой-то коробочкой в руке. Загорелся ещё один ящик, в прошлые мои пребывания стоящий потушенным у противоположной стены и не подавая признаков жизни. Картина была величественная, как объясняла по ходу действия девица, это был таран летающим громадным пассажирским судном гигантского здания-небоскрёба. Затем ящик выключился, мы вернулись на прежнее место и вернулись к общению письмом, как объяснила мне Елена, «чтобы потом вспомнить о чём мы вообще тут трепались».

– Что это было, вернее, чьи это воздушные суда, какой державы?

– Суда принадлежали частной компании из США, но управляли ими другие люди. Они бойцы из сырьевой колонии США, борются за освобождение своей страны от ига американских потомков ветви Ротшильдов. Несколько бойцов на каждый воздушный корабль и уничтожены тысячи банкиров и их холопов.

– Чьи это бойцы?

– Персы, арабы, в общем с востока, наверное. Верят в Ислам, есть даже свой старец горы.

– Опасные люди!

– Вот я и говорю, война на Кавказе, это важно. Но не лучше ли бы заселять отвоёванные у горцев территории другим народом, не менее воинственным. Пусть убивают друг друга.

– Ты о чём?

– У меня было больше месяца на раздумья, и я поняла, что тебе необходимо своё золото, чтобы ты быстрее помог мне с моим золотом. Поэтому я перечитала многое, в том числе и о войне на Кавказе. А, главное, я тут набросала планчик, как нам раскрутить твою кандидатуру до таких масштабов, чтобы ты в одиночку смог воспользоваться золотом Аляски и Калифорнии.

– Там есть Золото?!

– Полно, хоть лопатой греби, будешь хорошим мальчиком, подскажу даже точные координаты россыпей. Но прийти туда ты должен сильным политиком, и до 1841-го года, а лучше пораньше. А то там янки его до тебя обнаружат и затопят калифорнию своими немытыми телами. По дороге они подгребут под себя весь запад Американского континента, следуя за золотой лихорадкой.

– Что же, это даже лучше, ситуацию меняет, время у нас есть, может быть мне можно съездить в Европу?

– Ни в коем разе! Для того, чтобы я полностью посвятила себя твоему проекту я должна быть материально независима! Так что не гони волну обратно, договор в силе. Расскажи, что произошло за месяц у тебя?

Я пересказал события, рассказал о Горчакове, о перепалках с отцом и их итоге.

– Ты это, с батяней правильно, по-нашему, но сильно его не зли, помни государя Ивана и его сына, родитель в запале может и сапогами забить или, того хуже, лишить карманных денег! Но то что добыл в споре оставь, это твоей кровью полито, а то что до остального, то прорвёмся! Я тут почитала кое-что по изобретателям, жившим в твоё время.

И она пересказала мне, вкратце, биографию некого немца Сименса и американца Морзе. Рассказала, что «историю насиловать» почти не придется, так как через двадцать лет немец и так будет строить в России телеграф. а аппараты американца будут составлять в России к концу века 90% телеграфных аппаратов. И сейчас у обоих как раз материальные затруднения, которые они уже через пару тройку лет преодолеют. Но сегодня их можно купить дёшево. Так что Горчакову предстоит более извилистый маршрут, но я был уверен в том, что если Князь придёт в мой лагерь, то мелкие неприятности его уже не остановят. Узнав о моём охлаждении со свитой, она расстроилась, ибо там были молодые офицеры, представители знатных фамилий, которые на первом этапе её плана были мне необходимы. Думала она минуту, потом написала «Эврика, будешь новым Пушкиным». Затем побежала в соседнюю комнату и возле ещё одного ящика взяла из коробочки тонкий диск, сверху которого было написано «Окуджава», а на коробочке был портрет какого-то субтильного старого грузина с гитарой. Но когда я услышал его песни, я понял, что Пушкины рождаются не только при смешивании русских с неграми.

На гитаре я играл, вроде бы, неплохо, но на рояле лучше, в моё обучение сии предметы входили. Песню я прослушал пять раз, затем она заставила меня писать текст, и, после того как поставила удовлетворительную оценку моей памяти, мы сели учить ноты. Затем мы обсуждали Сэмюеля Кольта, она и его не обошла своим вниманием, материальное положение американского оружейника то же было пока не ахти какое, его изобретение пока не оценили. Информацию, где его искать в этом году и начале следующего она дала помесячно. Потом призналась, что стихи Пушкина любит, а о Дантесе вычитала в последний месяц массу нелестного. По сему она заявила, что смерть француза включает в договор. На это я ответил, что для скорого исполнения данного пункта у меня пока нет исполнителей, а меня самого в Европу она не отпускает. Но в данном случае, я склонялся к тому, что план мог и сработать, так как основой сего изящного плана было письмо. Я согласился, но вот чего она потребует в следующий раз? Вырвать свою печень, чтобы показать ей цвет моей крови? На этой грустной ноте сон окончился.

14-го сентября посетил Успенский Бахчисарайский скит, а в дороге выяснил, что в свите имеется гитара, кою я, на время, и взял взаймы, у её хозяина. Пока я играл лишь ноты, слова, записанные в утро после сна, пока покоились в отдельной тетради. Гитара, кстати, оказалась ни одна. и в свите уже играли мелодию барда из будущего, этак они и авторство себе приписать могут! моя печень, это я ей торгую. а не эти подхалимы! Украсть хотите, а вот х…н вам! После этого моего решения я не откладывая в долгий ящик сыграл в имении Воронцова о том, что не сольются никогда зимы долгие и лета. Успех «Женщины в окне» был полным, за вечер я сыграл её на бис восемь раз. Пришлось отдать в свиту слова и ноты, с коих, тут же, изготовили копии, а оригинал где-то затерялся. Искать любителя сувениров я не стал, со смехом изготовив ещё один экземпляр. Позже я услышал слухи о том, что один предприимчивый писарь за дорогу продал в городах три якобы оригинала по 500 рублей каждый! Поздравляли не только меня, но Василия Андреевича, коему всецело приписывали мой успех на поэтическом поприще. Но моя обструкция рассыпалась, как дым, ибо посмертная слава поэтов была поболее, чем у царей, сейчас локти кусали как раз те, кто чаще всех отказывал Пушкину в доме.

17-го сентября, в местечке Ялта, которое отец своим утренним указом возвёл в статус города, я спел несколько раз при большом стечении народа давешнюю песню. Песню приняли восторженно!

20-го сентября мы покинули сей гостеприимный полуостров на пароходе «Полярная Звезда». Хотя пароход, это одно название, ибо кроме паровой установки присутствовал парус, который больше мешал, нежели помогал. Вечером мы посетили крепость Анапу. Посетили бастион, побывали в госпитале. Двум солдатам отец вручил Георгиевские кресты, остальных одарил серебряным рублём. Должен признать, что Анапский порт плох в судоходном отношении, много каменных банок, суда с трудом подходят к пристани, поэтому грузы на берег доставляют с помощью фелюг.

21-го мы прибыли в Геленджикское укрепление. На следующий день должен был быть смотр войск, но предприятие сие оказалось под угрозой из-за сильного Норд-оста. Ветер раскидал палатки и оружейные козлы, а так же вызвал пожар в бунтах провиантного магазина. Геленджик окутал едкий дым, а огонь, почуяв поживу, стал подбираться к пороховому погребу. Но, на счастье, к девяти утра из склада успели вынести все бочонки с порохом и ящики с патронами, а к 11-ти утра пожар был потушен. Мы с отцом, наконец отправились в лагерь к войскам, ветер дул солдатам в лицо, почти валя с ног, но они безропотно и мужественно брали «на караул», левой держа ружья, а правой придерживая фуражки. Палатка на весь лагерь теперь была одна, её поставили сто казаков, они же её и удерживали своим весом от печальной судьбы товарок. Солдаты произвели на отца хорошее впечатление, как и он на них, ветер не стал преградой.

22-го сентября мы на лодке азовских казаков и под нескончаемое «ура», отправились на борт «Полярной Звезды».

25-го сентября мы расстались с отцом, мы на «Звезде» поплыли на север, а отец на «Колхиде» на юг к грузинскому побережью. В порту меня настигла ожидаемая весть от Арсеньева, тот предусмотрительно остался в Севастополе, лишь убедил Лазарева разослать гонцов с посланиями для меня по маршруту. Его посланец прибыл лишь на час раньше нашего судна. Тепло расставшись с матерью и сестрой и, обещая вскоре присоединиться к ним, я приказал капитану следовать до Севастополя. Прибыв в Город-порт я встретился с Горчаковым, коего нашёл полезным приобретением к моей свите и дал ему необходимые инструкции и средства. На последнюю тайную вечерю перед отплытием я пригласил и адмирала Лазарева. Спев сему малому литературному клубу уже широко известную песню, я поклялся адмиралу не позднее конца десятилетия дать подержаться за щит на воротах порты, но взамен выбил у него пароход и самую отчаянную и преданную команду для миссии князя. Перед отплытием я вручил Горчакову запечатанный конверт и шепнул на ухо кому во Франции его следует передать. Ну что же, будем надеяться, что первый пункт договора с взбалмошной любительницей стихов великого поэта я выполнил.

Глава 6.

РИ. РФ.

Октябрь 2001.

Рвусь, знаете ли, теперь по выходным на дачу, типа трудовой энтузиазм проявлять. Конечно, пыл этот стал родителям зело подозрителен, но… По большому счёту, для современного подростка желание поработать на даче бзик не слишком уж и экстремальный. Домик, где укрыться от непогоды есть? Есть. Еда, какая-никакая? Тоже имеется. Сотовый, для проверки связи в кармане, а там хоть трава не расти. Мать, правда, проговорилась, выдав, что она думает о моих поездках. Мнится ей, что я мальчиков туда вожу. Ну и прочла, как водиться, лекцию по половой гигиене, вручила упаковку резинок и вперёд детка, вспахивай приподнятую целину. Она, конечно, женщина продвинутая, в некоторых вопросах, а в других старомодная. Поэтому предупредила сразу, чтобы групповых блядок не устраивали. В общем, езжу я туда одна, что бы там родители не воображали, но и огород рыхлить, или ветки подрезать, нет уж, увольте. Забор высокий имеется, чтобы соседи не видели, зарываю мелочь и вперёд с металлоискателем наперерез.

Металлоискатель у меня, современник мамонта, купленный на радиобарахолке под тургеневским мостом, «Стрех» называется. Нет, работать с ним на объектах я не буду, а вот для тренировки 150 баксов выкинуть не жалко. Наверх, кстати, хожу часто, к Светке, у неё отец раньше, до того как в строительный бизнес удариться, географию и кружок туристический в нашей школе вёл. Советы даёт правильные, помогают. Кроме того записалась в две секции, по 50 гринов в месяц в каждой, система Кадочникова и стрельба. Отец отнёсся к этой ежемесячной дойке безропотно, современному подростку женского пола, по его мнению, самооборона стопроцентно не помешает. Мама сначала вскинулась, но затем, найдя у меня в комнате заранее подкинутые на стол диски с Ларой Крофт, сразу успокоилась и решила, что дитяте игра в супервумен скоро надоест. Мол, перебеситься наша юная Анджелина Джоли, как только нового идола для подражания найдёт. В общем, отрабатываю вариант «найти и остаться в живых». Кладоискательство, согласно инету, это профессия большого риска, сразу в списке за древнейшей профессией и моряками-подводниками. Теперь ищу контакт в Москве по старому золотишку и способы добраться в первопрестольную, минуя самолёт и поезд. Самолёт, потому как шмонает госконтроль, особенно после башен-близнецов, а поезд, потому что шмонает рэкет, на участке, близ Ростова. Блокируют выбранный вагон, чистят по-быстрому, а затем дёргают стоп-кран и уходят на авто. Искать бесполезно, потому как, кроме пассажиров, все в доле. Так что не отказалась бы я пожить в объятьях старины глубокой у цесаревича, там, наверное, заморочек поменьше. Да, благодать там, пастораль, но приходиться жить в этом г…е. где лестница наверх, даже на одну ступень, закалена кидалом ближнего своего и омыта слезами и кровью.

Альтернативная История. Российская Империя.

Октябрь 1837.

Сон пришёл, но неожиданно неудачно по времени. Было сие в Мариуполе, куда я возвратился второй раз за год, спеша, теперь, в град Петров. Сон пришёл в ночь, со второго на третье, что было, в общем-то, неожиданно, так как я рассчитывал на 10-е число. Только и успел под вечер сойти с корабля, помыться и уснуть, даже письменные принадлежности близ кровати не положил. Пришлось утром, полуодетому, лететь к Арсеньеву, а хлопающим глазами постовым объяснять, что надо срочно записать умные мысли, пришедшие мне за ночь. Но вернёмся ко сну, тем более, что комната была опять новой, а светящийся ящик был похож на старинную книгу. Особого разнообразия предметов в комнате не было, а за окном располагался осенний садик, по всей видимости, абсолютно не ухоженный, если судить по обилию опавшей листвы и не подрезанным деревьям. Но руки были знакомыми и мне были, явно, рады, а это главное.

– Рановато ты в этот раз. Ну, ничего, всё подготовлено, читай.

Вот тебе раз, это было что-то новое в наших встречах, ни тебе здравствуйте, ни тебе как поживаешь. Только проворчала, как надоевшая супруга и сразу «читай»! Но мысли эти вылетели у меня из головы, как только я взглянул на интереснейший подбор документов. Три биографии там было, Лазарева, его теперешнего флаг-офицера с «Силистрии» Будакова и развёрнутое жизнеописание адмирала будущих времён Макарова. А Михаил Петрович, оказывается, себя не бережёт, желудком мается, от чего и смерть примет в 51-ом, осиротив флот. Ладно, это дело будущего, поможем, подскажем человеку. А Будакова я у адмирала отберу, фанатики пароходов мне самому нужны. Сейчас он мичман, так что отдать его мне должны, без вопросов. Вот прямо с утра на корабль, затем в Севастополь и попробуют мне его не отдать! А Макарова, отца будущего адмирала, надобно на заметку взять и перед Лазаревым выдвинуть. Тактика будущего адмирала, чудо как хороша! Подойти к бухте, спустить с борта лодки с шестовыми минами и всё, вражеский флот на дне. Это ведь не пар. это дерево и порох, стратегию уже сейчас задействовать можно!

Последний документ меня порадовал несказанно, сколько золота. координаты и привязки к местности запоминал я жадно. Богатое место Крым, много тут было греков, а главное их междоусобиц и наследных свар. Наконец дочитал сей труд, о чём и сообщил Елене.

– Ну, так что, когда людей для раскопок выделишь, твоё величество?

Задумался я, а что если Лазарева на свою сторону удастся перетянуть? Человек надёжный и понимающий, а уж как свою морскую свору железной хваткой держит, любо-дорого, почтительно предложил я этот план златолюбивой деве. Призадумалась она, как бы, говорит, не остались мы у разбитого корыта. Так что лучше адмиралу всего не говорить, а изображать перед ним этакого графа Калиостро, с уклоном в православие. И разъяснила мне подробно, чем этот шарлатан заморский занимался. Договорились, что при взаимопонимании с адмиралом флот отроет сначала Сочинский клад, быстрым набегом, затем оставит с сотню моряков рыть в районе Анапы, кинув остальных людей на Крым. Золото и ценности делить решили так, половина мне, двадцатая часть матросам, двадцатая часть офицерам, сотая адмиралу, если не запросит больше, а остальное на флот. Точнее на шлюпки, специальные шлюпочные крепления для линейных кораблей и пароходов, остальное должно тратиться на мастерскую для специальных шестовых мин, чертежи которых были уже у меня перед глазами. Потом была ещё одна песня усатого барда, безумно понравившаяся мне, хотя учили мы её с переделками, которые необходимы были для нашей эпохи. и для того, чтобы подарить её героям Отечественной войны 12-го года.

Рассказала мне моя собеседница, что к предстоящим поискам кладов подошла она серьёзно, готовиться, осваивает технику, занимается борьбой и стрельбой. Вот в этом я пару советов ей дал, не зря столько времени самого гоняли, пора и с молодёжью опытом делиться! Под конец беседовали о разном, она выспрашивала у меня о моих пассиях, я же, позволил дать ей некоторые советы о том, что нравиться юношам в девушках. Хоть между нами эпоха, я надеюсь, что некоторые вещи не меняются со временем. Наш лёгкий разговор «в режиме парареального времени», как она выразилась, закончился внезапно, моим пробуждением.

Проснулся, потянулся, выругался, натянул на себя, что под рукой было, и бросился в комнату Константина Ивановича. У него писчие принадлежности были, так что строчил я, не разгибаясь, часа два. Четыре места в Крыму, одно близ Анапы, другое близ будущего Сочи. Оставив попутчиков, с наказом двигаться по маршруту ранее определённому, мы ринулись на ближайший корабль. Погода нам не препятствовала, так что вскоре мы были в Севастополе. Адмирал семнадцатилетний безусый мальчишка-мичман, учитель географии и будущий государь, таков был состав совета, через два часа после нашего прибытия собравшегося в доме Лазарева. Сначала я объяснил новую тактику морского боя, украденную мной у будущего Макарова, нарисовал адмиралу схему шестовой мины Всё это с восторгом было встречено обеими собеседниками, первым от того, что был малоопытен и почти ничего не понял, второй в силу своего опыта понял почти всё. Мои переложения о будущей секретности проекта и чертежи крепления лодок к корпусу для наибыстрейшего их спуска в боевое положение прошли на ура.

После я сел и стал обстоятельно рассказывать о том, как нам добыть на проект «Щит» денег, не трогая государевого, и, одновременно, замаскировать активность нашего флота алчностью его адмирала. Я так же дал адмиралу список будущих капитанов, которые в Крымскую войну проголосовали против битвы и за затопление флота. Я категорически настаивал на как можно медленном продвижении их в чинах, тех же кто выказал храбрость, наоборот надобно было двигать вперёд семимильными шагами. Сейчас, правда, они все молодые и дерзкие, но червоточина трусости, видать, уже пустила в некоторых корни. По кладоискательству у начфлота имелись некоторые сомнения, но я настаивал и он уступил. Рейд на Сочи решили поручить мичману Будакову, в Анапе будет рыть один из будущих смелых капитанов, и ещё четверо будут работать с большими группами матросов в Крыму. Урожай обещал быть богатым, посему всем младшим чинам будет велено присматривать друг за другом при погрузке. Для безопасной перевозки амфор с завтрашнего дня начнут делать специальные ящики с ручками, оббитые снаружи и внутри перинами.

Некто Ашек, грек из местной общины и уже год, как состоящий в должности смотрителя керченского музея, и его покровитель в местном МВД Крейша, были немедленно нами арестованы, о чём я оставил адмиралу письменный приказ. Колебался Михаил Петрович недолго, злоупотребление властью в данном случае было мизерное, а от гнева императора он прикрывался мною. Так что пароход отбыл за арестованными немедленно, на него напросился мичман Бутов, пылая очами, коими он грозил испепелить расхитителей государевой собственности. Задачу он понял слёту и через три дня привёз под наш разгневанный взор вороватых чиновников-гробокопателей. У Ашека в доме хранилась часть из музейных фондов, а так же золото, добытое за год из местных дольменов. Ашек был, в общем-то, грамотный специалист и ещё нужен как эксперт, поэтому после проведённой с ним беседы отделался домашним арестом и очень хорошей оплатой, виновным, по полной, признали Крейшу. Местный жандарм, по моей просьбе подмахнул документ и новый заключённый последовал по этапу в Сибирь. Даже если теперь начальство его отобьёт, должностей ему не видать, да и никто и не будет связываться с проштрафившимся чиновником, который к тому же и не делился в должной мере. А на то представление, что мы устроили из его быстрого суда и срывания погон, сбежалось публики едва ли не больше, чем на наш приезд. Будет у Герцена на берегу Сибирской реки лишний собеседник.

Перед моим отъездом на Север Михаил Петрович порекомендовал мне найти в Петербурге с генерал-адъютантом Шильдером, о подводной лодке коего я краем уха слышал. Нужно не забыть сделать запрос Елене о биографии и пользе его изобретения. Тепло попрощавшись с адмиралом мы на следующее утро отчалили, одновременно с нами из порта выходило два парохода, объединённым десантным отрядом которых был назначен лейтенант Будаков. Первые трофеи должен был привезти мне в Петербург так же он, и этим трофеям я уже мысленно нашёл применение. Была уже осень, но Крым есть Крым, два месяца для раскопок у моряков есть по всякому. Далее опять был Мариуполь, на сей раз городок мы миновали на рысях, окружённые крайне небольшой свитой, и понеслись на перекладных к Москве, я письменным приказом отменил любые остановки, кроме как для сна и смены лошадей. Поэтому в старую столицу мы с матушкой прибыли с разницей всего в день.

Здесь меня застало неожиданное известие, нет, я знал о повелении отца и до этого, но сегодня я увидел юридическое подтверждение его слов, а точнее купчую. Елизавета Фёдоровна Воейкова за 150000 ассигнациями при посредничестве Департамента Уделов Московской Губернии Можайского Уезда, продала мне село Бородино. Сама купчая была от 15-го октября, площадь имения была указана как без малого 745 десятин, 103 крепостных мужского полу с ними жёны и дети. Случай был знаковый, веление отца департамент исполнил вовремя, да и известие, аккурат легло на мои планы, так что не воспользоваться таким подарком судьбы я не мог. Я тут же выбил у Сергея Михайловича все имеющиеся у него брички, обездвижив на время почтенного градоначальника. Через день перед кремлём шумел заранее приглашённый люд, над которым возвышался вместительный помост. На нём было 60 мужиков и юношей, женщины и молодь. Несколько человек осталось присматривать сообща за хозяйством и стариками, парочка крестьян, недопоняв ситуацию, подалась в бега, но их я приказал не преследовать.

Одолженные мной в управе у Голицына писари, среди которых был даже один борзописец, целый день составляли со слов крепостных именные вольные и прочие, запрошенные мной, документы. Люди стоявшие на помосте так ничего ещё не поняли в своей судьбе, свобода их ждёт или смерть, им пока от испуга было всё равно. Наконец я поднялся на помост и потребовал взмахом руки тишины. Постепенно людское море, отгороженное от меня шеренгами солдат, успокоилось, и я начал размеренно и громко зачитывать своё повеление. Всё было составлено согласно советам девы из будущего, а она, по её словам, взяла эти приёмы из учебника по чёрному Пиару, что бы это ни значило. Понял я лишь то, что точное следование её советам придаст мне популярность неимоверную. Из крестьян я выбрал троих юнцов, выглядевших посмышлённее, приодел и всё время до церемонии втолковывал им их задачу, пообещав их родным вольную, если они во всём будут следовать моим указаниям, а юнцам ещё и место в моей свите.

– Я, цесаревич Александр Николаевич Романов, хозяин имения Бородино, со всеми его землями и людьми, повелеваю устраивать в сей день, 18-го октября, среди моих людей праздник и называть его Александровским днём. Заявляю так же, что с сего дня дарую моим крепостным личную вольную, а так же отписываю половину от принадлежавшей мне земли в личные наделы моим бывшим крестьянам, но без права продажи оных в течении пяти лет. Это делается мной для того, чтобы на радостях имущество не было пропито. Сообщаю так же, что мной организованно общинное товарищество «Бородинское» почётным попечителем которого я отныне являюсь. Усадьба Елизаветы Фёдоровны Воейковой отныне превращается в «Бородинский Музеум», в который свободным крестьянам Бородино настоятельно рекомендуется сдавать все найденные после павших воинов предметы, на оставшейся в моей личной собственности второй половине будет отрабатываться общественные работы, по два дня в неделю. Половина от доходов с этой земли будет уходить мне, а оставшиеся деньги будут распределяться следующим образом. Во первых, из них будет начисляться жалование хранителю Музеума, директору сельского магазина, печатнику, а так же писарю, коему будет вменено в обязанность записывать события тогдашних лет со слов ещё помнящих те дни очевидцев. Печатник будет работать на малом типографском станке, печатая небольшими тиражами и только для приехавших посетить музеум, самые занимательные из историй, собранных писарем. Так же в имении будет на постоянном жаловании доктор, лечащий бесплатно всех членов общественного товарищества, которые вовремя и без уклонений исполняют общественные работы. Так же с этих денег и на тех же условиях в селе откроется учительская изба, в коей лично назначенный цесаревичем педагог будет обучать детей, а по желанию и взрослых, премудростям счёта и письма. Так же с этих денег должен быть в кратчайшие сроки куплен паровой двигатель и нанят мастер за его уходом. К двигателю будет приспособлена мельница и лесопилка, коей общинники будут пользоваться бесплатно. Вместе с тем, для лучшей реализации продуктов на рынке в Москве будет куплено торговое место, в кое будет назначен приказчик из селян. Так же назначаю всех освобождённых крестьян мужского и женского полу охранниками общинного товарищества и обязую иметь, на общинные деньги, каждого ружьё или пистоль, из коего производить каждое последнее воскресение месяца стрельбы на меткость. Мужикам по пять пуль, бабам и девкам по две, в случае войны на базе членов товарищества организуется Царский партизанский отряд №1, командиром коего будет лучший стрелок села, независимо мужчина это или женщина. Оружие хранить в доме, а в случае выезда в город, разрешается брать с собой, дабы оградить по дороге честных крестьян от лихих людей. В случае, если после исполнения этих обязательных пунктов в общественной казне остаются средства их распределением ведает Староста, коего избирают на ежегодном сходе в Александровский день. Мужики, старше 15-ти лет, на сходе имеют по четыре голоса, бабы того же возраста по два, а дети, старше пяти лет, по одному. Сход собирается близ учительской избы, следует отчёт прежнего старосты о потраченных за год суммах, затем учитель ставит открытые плошки с именами претендентов и раздаёт бобы, каждому по количеству голосов. Голосование происходит открыто, если день ненастный то внутри избы. Вновь избранный староста назначат приказчика и директора сельмага. Реализация товаров крестьян с личных хозяйств дело добровольное, комиссия же с таких продаж идёт в общественную кассу, если реализация происходит через товарищество и равна 5%. По прибытии в Санкт-Петербург я намерен поступить в заместители к начальнику 3-го отделения ЕИВ канцелярии графу Бенкендорфу, хранитель музеума, писарь, типографский работник, мастер-паровик, лекарь и учитель будут подчиняться лично мне и имеют право носить голубой мундир по торжественным дням. Так же для них обязательным являются пистоли и умение ими пользоваться, а так же по двадцать выстрелов на меткость в Стрелковый ежемесячный день. Положенные же от села рекруты, будут проходить службу в боевых подразделениях жандармской внутренней стражи, под моим непосредственным руководством. Сейчас мной будут подписаны вольные и дарственные на землю, за неграмотных крестьян буду расписываться я, с их слов.

Следующий час, пока на помосте происходила неизбежная канцелярская волокита армейский и жандармский люд еле сдерживал рвущихся к помосту людей. Верноподданнические чувства окружающих грозили меня не только подавить своей безмерностью, но и затоптать в буквальном смысле слова. Я же по очереди вписывал в подготовленные писарями документы имена, которые там уже были начертаны, но легчайшим росчерком карандаша. Далее, крестьяне вставали на колени, и я вручал каждому грамоту. Точнее каждая бумага была положена в небольшой деревянный неброский ларчик, партию которых я бесплатно выбил у одного местного купца, даровав ему право повесить на дверях его лабаза на Арбате небольшую табличку, о том, что его товаром воспользовался цесаревич. После того, как всем мужикам, бабам и детям были вручены ларчики, я спросил у собравшихся, кого из своих рядов они хотели бы видеть старостой? Все взгляды скрестились на одном кряжистом мужике, с проседью на висках, после чего я отделил его от толпы. Оставшимся мужикам были розданы пистоли, кои я увёл у одного из местных оружейников, так же за право на табличку, надо сказать оружие сие помнило ещё если не Ивана Грозного, то Петра точно. Мужики, те кто за нового старосту, вскидывали пистоль вверх, а потом передавали для голосования жене, затем детям. Победа нового старосты на импровизированных выборах была полной, через год я наказал же провести голосование, так как написано. Первым моим поручением старосте было научиться читать и писать, вторым передать вольные в руки отсутствующим селянам.

В конце я особо поблагодарил здесь присутствовавших моих учителей, за то что они привили любовь к знаниям и стихам. Посему я попросил у собравшихся полной тишины, попросил подать мне гитару и попросил селян на помосте исполнять каждый год эту песню, после выборов старосты. Я легонько начал проигрыш, сказал, что посвящаю эту песню всем героям 12-го года, и запел:

– Над нашими домами проноситься набат
– И запустенье улицы одело.
– Ты обучи любви Арбат,
– А дальше, дальше наше дело.
– Ты обучи любви Арбат,
– А дальше, дальше наше дело.

Тишь и гладь над Красной площадью была полной, даже птах небесных не было слышно, они были сбиты с толку и напуганы переходом людского моря от гомона к почти полной тишине.

– Гляжу на двор Арбатский, надежды не тая.
– Вся жизнь моя встаёт перед глазами.
– Прощай Москва, душа твоя.
– Всегда, всегда пребудет с нами.
– Прощай Москва, душа твоя,
– Всегда, всегда пребудет с нами.

Константин Иванович подошёл ко мне, неся в руках серебряный поднос со стоящего на краю столика, на котором лежала груда бумаги, символизирующая крепостные свидетельства. Он поставил поднос на пол, и поднес к слегка посыпанной бумаге поданный ему факел.

– Кафтаны и пистоли нам дали писаря,
– Но долю себе выбрали мы сами.
– Прощай Москва, душа твоя,
– Всегда в огне пребудет с нами.
– Прощай Москва, душа твоя.
– Всегда, всегда пребудет с нами.

Ещё вначале действа невзначай брошенные в толпе тремя моими малолетними порученцами в задних рядах толпы ростки стали давать всходы. Когда же я сходил с помоста толпа дружно славила Александра Освободителя. Но вот выбираться из растревоженного города мне пришлось чуть ли не с боем. перед этим, правда, я направил отцу фельдъегеря, с полным перечнем моих действий в Москве, дабы мой вариант событий он услышал первым, а уж потом читал доносы недоброжелателей.

В ларчике крестьян, внизу было по два экземпляра песни со словами и музыкой, а так же с моей подписью. Перед отъездом я посоветовал продать крестьянам в городе по одному экземпляру, по десять рублей или более, половину из этих денег следовало сдать старосте в общинную кассу.

Выбравшись, наконец, из растревоженного города я, почти без свиты, оставив сестру и мать на попечении Голицына, ринулся в стольный град. Мне было очень желательно успеть на официальный запуск Царско-Сельской железной дороги. В Петербурге я был 27-го октября, не посетив некоторые из запланированных мест, но свой план перевыполнив, отдохнув день, и велев архитектору в зимнем дворце перестроить камин как было, я явился 29-го к моим будущим подчинённым в голубом мундире и начал командовать, с троих, которые не выказали должного рвения, сорвал погоны и отправил в солдаты, возвысил тех, кто первыми скрутили вчерашних начальников. Привёл весь наличный состав к присяге мне лично, как к цесаревичу, отчёт о своих действиях. завизированный покладистым карьеристом Дубельтом, безропотно принявшим новшества. Копия моего письма, а так же предыдущего, была передана писарям для тиражирования, а, через час, взмыленные цензоры были направлены во все типографии Петербурга с Приказом напечатать оные письма без купюр и комментариев. И чтобы к завтрему этот таблоид продавался на каждом городском перекрёстке, о несогласии, нарушении или искажении приказа доложить для принятия надлежащих мер, о чём особо уведомить газетчиков. Простым солдатам в казармы Гвардии и в части войск Петербургского округа листки должны выдаваться бесплатно, если какой-либо офицер ослушается присутствующих и читающих неграмотным солдатам цензоров, тот должен быть немедля арестован и препровожден в 3-е отделения, о чём у каждого цензора, явившегося в казармы, в окружении десяти вооружённых жандармов, будет моё личное повеление, имя куда, в случае необходимости ареста, они должны вписать сами. Цензор и солдаты остаются в казармах, постепенно меняясь, они должны в письменном виде предоставлять мне пожелания, составленные со слов отдельных бойцов. Должность их с сего дня называется заместитель командира по политической части, так же они обязаны по полчаса в день заниматься с солдатами чтением, счётом и письмом, для чего им будут выданы соответствующие реквизиты. Сообщение об этом приказе так же было отправлено отцу с фельдъегерем, в службу которых так же был отправлен дежурный десяток с цензором.

Вечером 29-го я повстречался с Инженером Гёстнером, строитель Царско-сельской дороги хворал. Австриец, конечно, крепился, но видно тяжёлые повреждения, полученные им в начале месяца при резкой остановке поезда и ударе грудью о поручень, не прошли для его здоровья даром. Я знал из его биографии, что жить ему осталось пару лет, но отпускать его проводить последние годы в солнечную Филадельфию не собирался. Мы проговорили с ним далеко за полночь, оказывается о моих начинаниях с Красильниковым и Черепановыми он уже знал, а так же успел увидеть в них опасных конкурентов. Умный малый. Но я так же знал о его заветной мечте, о богатстве, которое проистекает от владения личной железной дорогой, а лучше всей железнодорожной сетью России. Сразу предупредил его, что всё ему не светит, но обязался не позднее чем через десять лет с сего момента, передать ему или его душеприказчикам в собственность железную дорогу по протяжённости равную Царско-сельской. пока же я оставляю его при себе с жалованием 2500 рублей в месяц ассигнациями, а в случае его смерти и до передачи в собственность железной дороги его семье будет выплачиваться по полторы тысячи. Расстались мы в два часа ночи, довольные друг другом.

Глава 7.

РИ. РФ.

Ноябрь 2001.

Права была мамочка, пыл мой без еврейских результатов, то есть без тех, которые можно перевести в Евро, стал постепенно угасать. Подруги-то, пока я себя раскручивала на самосовершенствование в стиле Лары Крофт, ходили на дискотеки, гуляли с парнями, меняли оных, как кроссовки. А у меня получалось занимать своим новым занятием даже почти каждый выходной, металлоискатели, будь они неладные, опробовать. Господи, а сколько денег я уже вложила в затею по мелочам? Нет, пока опускаться до того, чтобы занимать у подруг я не дошла, но близка к этому. Нет, до этого не опущусь, даже если голодать буду! Голод, он, кстати, полезен, а то опять на весах 55, что есть не хорошо, так как на три килограмма выше нормы. А у нас, знаете ли, не ренессанс за окном, у нас барби в моде, да и мы чай не в деревне живём, чай какой-никакой, а город. Не станица, но и не столица, гулять есть где, но разгуляться негде. Да и из инета не вылажу, думаю, что там полезного, а главное компактно-запоминающегося, можно нарыть, чтобы после обменяться сведениями с напарником. Вот опять поймала интересное, ага Баранов, подделка денег СССР, способом, который придумали в Российской империи, в папку его. Золото, координаты, широта и долгота, Клондайка, в папку. Калифорния, широта и долгота земель того племени, которое полностью вырезали янки, потому как на его земле были золотые россыпи, в папку. Координаты по России, отсортировываем выработавшие золото до 1837, в папку. Водочная монополия, способы её удержания, в папку. Подводные лодки, паротурбинные корабли, в папку.

Парни меня тоже не обходят вниманием, имею в виду тех, кто мне интересен. Стрелок один, вместе занимаемся, то есть он как бы инструктор в нашей группе. Моих лет, мечтает стать похожим на своего дядю, капитана ФСБ, часто рассказывает о его командировках на Кавказ. Фанатик огнестрелов всех видов, особенно всего того, что можно лихо прокрутить на мизинце, а затем продырявить противника. Я его подначиваю стрелять из ПМа сразу от бедра, он не ведёться, так как уже ходил однажды после такого фокуса с запястьем, вывихнутым затвором, это нам его сменщик-инструктор, посмеиваясь, рассказал. В общем, простой у нас Рома парень, пятнадцати минут в кафе не просидели, а уже предложил на блядки с ним сходить, но и при отрицательном отношении с моей стороны намерений не оставил, сказал, мол, потом, так потом. Позавчера опять завёл разговор на эту тему, разладился у него консенсус с предыдущей избранницей. С девицей из другой группы, с Лёлькой. Понравился он ей до такой степени, что решила она его окрутить, на понт взять беременный, тест карандашом подкрасила. Подкрепила понт парочкой мускулистых родственников, среди которых сержант милиции, парень не растерялся и позвонил дяде, тот приехал тоже в форме и с тремя товарищами. После того, как родственники с каждой стороны купили по три теста на беременность, те были опробованы и все с отрицательным результатом, молодым дали слегка по шее и выгнали проветриться. Сами, неудавшиеся родственники вместе с тестами купили ящик водки, здраво рассудив, что в любом случае не помешает, поэтому сели пить мировую.

Так что Лельку теперь Роман страшиться, как огня. Если бы не его страсть к стрельбе, он бы в этот полуведомственный тир ни за что не явился.

Альтернативная История. Российская Империя.

Ноябрь 1837.

Оказался в роли начальника такого ранга я впервые. В Петербурге мои повеления исполнялись беспрекословно, чётко и в срок. Многие решили, что я выполняю волю отца, я этот слух подкрепил через трёх пацанят, и уже к вечеру все знали, то что я делаю, есть своеобразный экзамен после поездки по России. Ни каких особых эксцессов не было, так как отец нагнул недовольных ещё до меня, и говорить громко боялись. Конечно изданные «письма к отцу» и слухи из Москвы будоражили народ, но власть была сильна, чиновникам, которые мне верны, я потакал, так что до прибытия отца я надеялся продержаться и подготовиться. Послание от государя уже прибыло, даже достаточно мягкое, где он только слегка попенял мне. Его я спокойно предоставил госсовету, чем тех во многом и успокоил. Но на самом деле ситуация была уж очень подходящей для выбивания из отца одной задумки, если войска будут моими, то я выторгую себе государственных крестьян сейчас, а не через год. Половина крестьян страны, это, прежде всего, свободные руки, а меня очень беспокоило то, что моя партнерша в будущем всё более и более нервничает без положительных результатов с моей стороны.

С этой мыслью в ночь с 4-го на 5-е ноября я и заснул. Знакомая комната, знакомые шторы, за окном, порывами барабаня в стекло, беснуется ливень.

– Ну здравствуй, красная девица, как тут без меня за месяц, ни чего не изменилось?

– Что тут может измениться царевич? Всё у нас тихо, демократия победила, и уходить из страны не хочет ни в какую.

– Эх, царя на вас нет, так и разворуете отечество без пригляда!

– Резонно, но твоё отечество в прошлом, это не моё в настоящем, я же объясняла. А сейчас для меня главное, чтобы и мне кусок пирога достался, не век же на шее у родителей сидеть.

– Ладно, не будем спорить, что у тебя есть нового?

Далее я впитывал информацию, как губка, но весь поток впитать не мог, поэтому часто просил повторить. Повторяли, затем возвращались и зубрили заново, затем шли дальше. Подлодка, золото Сибири, координаты, точные привязки, самые богатые рудники, золотые и другие, из неразработаных. И снова, и снова, от начала и до конца. Когда она удовлетворилась результатами, я ошибался в каждом десятом, но улучшения уже не наступало, так что мучения прекратились. Перешли к Песне, прослушали, запомнили, немного поболтали.

Проснулся я неожиданно, жалел, что попрощаться с Еленой не успел. На этот раз стол просто ломился от бумаги и письменных принадлежностей, так что оторвался я от него лишь к обеду. В тех местах, которые забыл, приходилось медитировать, отключаться, забывать, думать о другом, чтобы позже вернуться к проблеме. Всё как научила Елена, и, знаете, помогало! Несколько дыр, правда, так и остались, теперь в «корзине» до следующего раза. Не всё было здорово, как я и опасался, мне был предъявлен ультиматум, отчасти смягчённый принесённой гонцом первой информацией из-под Анапы. Золото, ей необходимо было что-то осязаемое, помимо обещаний.

Вечером принимал у себя Арсеньева, Черепановых, Красильникова и, прибывшего намедни, Вернера фон Сименса. Последнего пришлось выцарапывать из Магдебургского артиллеристского училища, было сие не просто. Но деньги, их звон решает многое. Пара тысяч рублей, в серебре и ассигнация, небрежно брошенные перед ним Горчаковым на дорожные расходы, личное письмо Цесаревича российского, приглашающего его в свою свиту, всё это вскружило голову молодому небогатому человеку. А в конце просьба-приказ, быть в Санкт-Петербурге не позже, чем через месяц. иначе его место займёт другой. Не последнюю роль в его согласии сыграли материальные проблемы семьи, так что по достижению согласия, Князь отправился с ним к Начальству, рассказал о долгах отца и о том, что в России ему предложили службу за 1500рублей серебром в месяц. Благодаря Князю и небольшому количеству злата все проблемы с Академией уладились, Вернеру дали звание лейтенанта, за четыре месяца до выпуска. Расставшись с Князем он поспешил в Манцендорф и отдал отцу всё серебро, ибо дела почтенного главы семейства шли не важно, долги, хворая жена и десять детей, которых надо ещё прокормить. Отец погоревал, что уезжает сын, но в дальнюю дорогу в Варварскую страну благословил.

И вот, 3-го числа, на предприятии Красильникова и Черепановых объявился будущий Министр Телеграфа. Да, телеграфа, ибо хоть теперь я и знал о радио, телеграф решил строить так же, параллельно строительству железных дорог. А радио развивать, в первую очередь, на флоте. Да и для того чтобы мне теперь получить из будущего схему радиопередатчика, придется попотеть матросам Лазарева. Место близ Анапы им было указанно такое, что было довольно трудно туда попасть даже в их будущем, но по слухам тех, кто рыл там в хорошую погоду, весьма перспективное. В нашем же времени кроме моряков, по совету Елены, привлекли и местных жителей, за хорошие по местным меркам, особенно зимой, деньги, к тому же выплачиваемые каждую неделю. В случае же находок обещали премию. Полста добровольцев, после первых выплаченных денег, видя, что всё без обмана, отвели моряков к двум дольменам. Вот с координатами этих двух мест и прибыл гонец, сейчас их конечно роют, но вот в будущем можно выяснить разграблены там эти могилы, или ещё нет. Елена информацию получила, теперь всё от неё зависит. Ориентиры в обоих случаях великолепные, за двести лет разрушиться вроде не должны, по крайней мере так говорит наш Крымский Вор Ашек. Он всё понял, осознал, теперь сдаёт не только здешних пособников, кои все уже привлечены Лазаревым к рытью на благо государственное, но и скупщиков в Греции.

В число переданных мне за последний сеанс знаний входит железная дорога Петербург-Москва, будущая Николаевская. Прелесть этих сведений заключается в том, что громадная двухлетняя работа по картографической прокладке дороги, проделанная блестяще Мельниковым, Крафтом и Готаном, теперь больше не требуется. Не придется им за казённый счёт кататься в Америку на осмотр тамошних железных дорог. Придётся им как встарь, всё своим умом да царской подсказкой. В общем, до Сименса на первом Совещании были доведены сведения, что наше с ним совместное предприятие будет осуществлять строительство телеграфных линий, сейчас в Петербурге и близ Царско-Сельской железной дороги, а после везде по России. Всё по телеграфу хранилось уже с прошлых сеансов связи в отдельной папке, включая и изобретённый в 1893 году способ производства относительно дешёвого алюминия. Ведь именно по задумке Сименса, тогда уже капитана, так и не осуществлённой из-за кажущейся алюминиевой дороговизны, прусскому правительству пришлось делать капитальный ремонт своему телеграфу каждые два года.

Мельников был назначен мной Министром Железных Дорог, хотя таковая, на сегодняшний день, была всего одна, да и то частная, но пригляд со стороны государства нужен был уже сейчас. Мельников попросил разрешения набрать заместителей, так что двум несостоявшимся картографам, а так же его ученику Кербеузду были предложены те же условия в материальном плане, что и Гёстнеру. Министру было обещано втрое, фон Гёстнер же становился главным консультантом по частным железным дорогам.

На улице стоял ноябрь, и новоявленное начальство укатило по маршруту будущей железной дороги в Москву, оставив Гёстнера на строительстве нового завода по выпуску рельсов. Строительство масштабное и, пока не вернулся отец, я решил растрясти министра финансов. казённый же завод строим, как никак. На мой зов явился Дубельт, выслушал приказ, следовало ему до вечера сего дня найти все слухи о мошенничествах и злоупотреблениях Конкрина. К вечеру я читал занимательный документ-сказку «как хорошо быть в России Министром Финансов». Почитал, да и отправился в министерство с Эскортом синемундирным, через час мне доставили заместителей министра, полуодетых и сговорчивых, ещё час до прибытия самого Конкрина они в отдельных кабинетах строчили на начальство доносы. Брал он, как не брать, но дюже много брал. То, что заместители на него накатали было чудовищным, но очень похожим на правду. Пользуясь троекратной разницей между стоимостью серебряных денег и ассигнаций он умудрялся уводить из оборота до 15% всего монетного серебра. треть из которых шла на затыкание ртов и приближённым.

Отец был в неделе пути от столицы, я же был в шоке и ярости и приказал их допросить с пристрастием. Воры выдали всё, где. в каком банке, если поместье, то на кого оформлено. Палачу утром достались лишь подобия людей, коих я приказал повесить, чтобы не мучились. Палача предупредил, что если верёвка оборвется, то следующим будет он. На место министра и заместителей назначил тех молодых сотрудников министерства, благодаря их доносам в третье отделение которых и начался весь сыр-бор. Нет, схемы увода в их бумагах не было, но вот то что тратят министры в разы больше, чем получают, значилось большими буквами. Всё было не то, всё не так, моя встреча с отцом, во многом из-за того, что власть мне была нужна для проведения в жизнь задуманного да и понравилась мне самому. интересным следствием того, что имущество Конкрина сотоварищи оказалось у меня явилось не только полная финансовая поддержка уже существующих проектов, но и то что только в Окрестностях Петербурга мне теперь принадлежало 15000 душ крепостных мужского полу. Имения были записаны на родственников, но проблем с добровольным возвращением украденного не возникло. Так что через три дня тысяча человек мужиков из этих 15000 стояли на помосте, избранные на скорую руку местными сходами, да и о беглых из этих деревень слышно не было, скорей туда бежать стали после слуха, что имение цесаревичу отошло. Петербург, это не Москва, народу здесь поболее, но сцена разыгрывалась та же. Лишь бумаги я в этот раз сам не подписывал, лишь раздавал ларцы и принимал поклоны до земли. Площадь для обеспечения безопасности на этот раз окружали жандармские части и артиллеристские полки. После организации 27 товариществ из бывших деревень и сёл, я обратился к народу. Как вы знаете, сказал я, в прошлый раз во время массового освобождения я спел песню, посвятив то сочинение героям отечественной войны двенадцатого года. Сейчас же муза, посетившая меня, оставила в моей голове песню о тех, кто сделал многое и в той войне и после, чтобы эта победа была не напрасна. Я имею в виду события 25-го года, именно гром их пушек поставил точку в вопросе «Быть ли России?». Когда пушки верных царю полков не дали на радость соседей-врагов разгореться пламени гражданской войны. Эти революционеры хотели свободы для крестьян, но свободы без земли, а зачем крестьянину такая свобода? Они хотели породить не собственников, готовых ради страны на всё, но лишь хотели убрать царя, чтобы править в своих наделах полновластными хозяевами. Так что вам я посвящаю эту песню, моим верным Артиллеристам.

На морозном воздухе, как звон колоколов, прозвучал перелив струн и полилась песня:

– Артиллеристы, Царь отдал приказ.
– Артиллеристы, зовёт отчизна нас.
– Из многих сотен батарей, за слёзы наших матерей,
– За нашу Родину, огонь, скорей.

Этой ночью уснуть мне не удалось, ибо из тысячи мужиков домой, унося оружие договоры и ларцы, ушло лишь пятьсот. Остальным, тем кто хоть раз в жизни держал огнестрел, я два дня, оставшихся до приезда родителя, учил стрелять и два дня вдалбливал в их чугунные головы их роли. Поняло мой замысел до конца из их среды человек десять. четыреста крестьян было вне дворца, из той сотни, что внутри, лишь у этих десятерых ружья были заряжены, у остальных нет. Вокруг дворца было кольцо оцепления, артиллеристы и переодетые в их форму крестьяне. Перед тем, как кортеж отца подъехал к дворцу, все офицеры артиллеристы были вызваны мной во дворец и там изолированы в отдельных покоях, командовать были тут же направлены верные мне синемундирники, переодетые в артиллеристскую форму. Когда придёт время стрелять, вернём профессионалов, а сегодня мне надобны верные.

Сила была на моей стороне, и сегодня я хотел выторговать у отца максимально возможные уступки, можно считать, что оправление, ибо после второго освобождения до меня дошли слухи о сильном дворянском ропоте. Меня переполняло чувство. которое возникает у тех великовозрастных сыновей, коих идёт проучить отец, не подозревая, что сила его уже меньше чем у них. Мне казалось, что я могу то, чего так и не решился сделать он – прибить щит на ворота и расправить плечи, оторвав взгляд от «просвещённой» Европы, задавить заокеанскую злокачественную опухоль стяжателей, которые в будущем загребут золото Аляски и Калифорнии и смогут стать смертельными врагами Империи Россов.

До отца, конечно, доходили слухи и самая разная информация обо мне, отличающаяся от той, что была в моих письмах, но правильных выводов он не сделал, когда же кавалькада императора проехала мимо артиллеристского полка, все привычно отдавали на караул, крестьяне же, из тех кто не умел этого делать, были сосредоточены за домом. Несколько военных из свиты остановились узнать, почему другие офицеры, но царь спешил вперёд, а те кто внизу отвечали «не могу знать» до тех пор, пока царь не скрылся во дворце, а тогда споро заломали любопытных. Когда отец с небольшой свитой проследовал внутрь, двери были закрыты, а оставшимся снаружи было передано, что царь ждёт их в другом крыле дворца, куда они и были препровождены. Несколько сот крестьян, блестящих штыками и одетые в артиллеристскую форму, при четырёх пушках, заряженных картечью, показались им весьма хорошим аргументом, чтобы сложить оружие. Царя отсекли от остальной свиты во время его входа в кабинет, остальных обездвижили опытные, побывавшие на турецком фронте, казаки.

Отец, попав в гордом одиночестве в залу, был бледен, он окинул взглядом меня, моих приближённых и крестьян. Повысив тон, почти до крика, он потребовал должных объяснений в самоуправстве, что 25-й год я тут устроил и мать этого не вынесет. Когда минут через десять он выдохся, Арсеньев взял со стола подсвечник с тремя свечами, подошёл к окну и сделал несколько кругов свечами. За окном послышались постепенно приближающиеся крики, становившиеся на морозном воздухе всё чётче и сплочённее:

– Александр, Освободитель!

Кричали, надрываясь, сотни глоток и их негромко поддержали, как было оговорено, крестьяне в зале и моя свита – мои заводчики и железнодорожники. Арсеньев повторил знак ещё раз и шум затих. Заговорил я:

– Как сказал столь любимый тобой Наполеон, когда-нибудь в России появиться Царь со стальными яйцами. Хочу надеяться, что этим царём станешь ты. В указе лежащем на столе, ты передаёшь мне некоторые полномочия и назначаешь канцлером. Твоя охрана в будущем будет осуществляться моими людьми, к тому же тебе придётся подписать документ без даты, где ты всю власть передаёшь мне.

Отец немного успокоился и спросил, зачем мне такая власть?

– Для того чтобы осуществить то, чего ты сделать так и не решился. Первым делом я освобожу 9 миллионов мужиков из государственных крестьян, и это я сделаю в ближайший месяц, чтобы всё не потонуло в проволочках, как в твоих крестьянских комитетах. Я отпущу поводок флоту, и он принесёт мне проливы, я усилю жандармов, и они наденут поводок на глотки недовольных.

Отец, оказывается, он всё это время сдерживался, отпихнул Арсеньева от окна, распахнул его и взорвался рёвом:

– Измена! Гвардия, ко мне! Изменник…

Больше ничего сказать он не успел. Один из стоящих в зале крестьян, лицо которого носило старые шрамы от кнута, откинул от себя незаряженное ружьё и стремглав кинулся к Императору. Я успел крикнуть лишь: «Нет!», когда он обхватил отца и на скорости выбросился с четвёртого этажа на заледеневшие ступени.

Глава 8.

РИ. РФ.

Декабрь 2001.

Умный в гору не пойдёт умный гору обойдёт. Жутко холодно и противно за свою безалаберность. Нет, ну какой прок сейчас от того, умею ли я стрелять или драться. Нет, ну надо же додуматься забраться суда в одиночку при паре градусов ниже ноля, на кой чёрт мне такая разведка, самое лучшее, что я могу сейчас сделать это унести ноги. До дому до хаты и, по возможности живой. Вот и утро, я же выжата после почти бессонной ночи как лимон, извела почти весь сухой спирт, чтобы запалить сырые дрова и кое-как согреться. Вылезла, глотнула из фляжки, проглотила таблетку, кофеин в двойной дозе ударил по мозгам. Собрала спальник и палатку, переоделась в сухое.

Вперёд и с песнею. Первый ориентир не подвёл, всё точно, и всё грустно, дольмен разграблен, в этом веке, но достаточно давно. Но от него до второго дорога достаточно хорошо описана. на вторую точку прибыла в полдень, нашла лишь потому, что знала что искать. Азимут верен, всё точно, а местность не подходит, оползень был, и давно. Через час работы сапёрной лопатой натыкаюсь на кладку, всё, дальше в одиночку копать бесполезно, закидываю ямку, забрасываю хворостом и беру точнейшие ориентиры, на ближайшем дереве подпиливаю нижнюю ветку, так чтобы она осталась висеть лишь на честном слове. Всё, нах хаузе, ходу отсюда девочка, ходу. Ещё одна весёлая ночка на природе меня добьёт.

На ходу жую сухпай, рюкзак отчаянно давит на плечи, но на трассу выхожу лишь к девяти вечера. Голосую, куда, мне уже плевать, лишь бы подобрали и отвезли в тепло. Куда едем? До Анапы, так до Анапы, но-о-о, залётная. Довёз до города за две сотни, хитрый лис, но выбирать не приходиться. Хороший дядечка. конфетку дал, фигурально выражаясь, а мог и трахнуть, деньги забрать и под откос, реально выражаясь. Я бы даже не сильно и сопротивлялась, до того вымотана вся была. Всё, дальше проще, Анапа это уже какой-никакой, а транспортный узел. Собирается ещё два запоздалых, но срочных попутчика, готовых выложить по четыре сотни и таксист мчит нас троих на своей Волге в Краснодар. Два часа ночи, показывается город, вот и вокзал. Еще две сотни местному таксисту, и я дома.

Как я оказалась в постели под тремя одеялами помню смутно, меня знобит. Но температура утром детская, 37 и 4, горячий чай с калиной и мёдом, пару таблеток и я иду в школу, опоздав всего лишь на однин урок. До конца не расхворалась, хоть ещё три вечера мешочек-грелку из почти раскалённого песка, в полотенце завёрнутого, приходилось прикладывать. Выдюжил организм, но с одиночными вылазками по такой погоде пора заканчивать. А что делать? Находка больше чем на 10000 баксов заставит нас с возможными компаньонами передраться гарантированно. А кто говорит о полноценных компаньонах, взять двух или трёх бомжей да ящик водки для них. А потом? А потом в расход, поможем человечеству в самоочищении. И как это сделать? А смогу ли я? Нет, не правильный вопрос, правильный вопрос звучит так, сделать это на зимних каникулах или подождать до тепла? В тепле оно легче. Вот только летом людей вокруг побольше, а это опять же свидетели… Что делать? Решайся девочка. Сдать государству? Поблагодарят, по щёчке потреплют, и себе по особнякам растащат. А если самой то лишь так, через тернии пробираясь. Бомжи. Бомжи это пьянь. Водка. Водка? Палённая водка, ну-ка девочка, развивай, развивай… И могилу они себе выроют сами, а от меня только забросать. Так, срочно в инет искать информацию по ядам.

Альтернативная История. Российская Империя.

Декабрь 1837.

Я ринулся вниз по ступенькам, расталкивая тех, кто в коридорах не успевал убраться с моего пути. За мной слышался топот сопровождающих, не поспевающих за моим полётом. Когда я подбежал к двум распростёртым телам и взглянул на крестьянина, то меня чуть не вывернуло на изнанку от вида его разлетевшихся мозгов. Отцу повезло, если это можно назвать везением, он упал сверху своего палача, у него были перебиты ноги и поясница, но он был жив! Ни кто из толпы, молчаливо обступивших царя, не решился притронуться к нему. По их представлениям он небожитель и умереть не может, а страх навлечь его гнев сильнее страха, что по их вине он умрёт. Я постоял над ним минуту, приходя в себя, затем стал раздавать приказы. Первым из них было оцепить дворец, ни кого не выпускать, а на проход бежать за разрешением ко мне. Одну из дверей парадного сорвали с петель и положили на неё тело, затем отнесли в одну из ближайших комнат на первом этаже. Выгнал всех из комнаты и за порогом стал отдавать распоряжения. Послал одного из солдат за доктором, Арсеньева вывел на крыльцо и приказал начальнику пушкарей пропустить в город, за Дубельтом.

Всей свите тоже нашлись дела, даже фон Сименс временно был отправлен посыльным, с небольшим конвоем из жандармов к некоторым своим влиятельным соотечественникам с приказом разговаривать с ними вежливо, но арестовывать при малейшем подозрении и даже хамстве, по отношению к ним. Все гвардейские полки были подняты по тревоге и заняли город, сопротивления и саботажа приказам не было, даже тому, что приказано стрелять без разговоров во всех ретивых и наглых, особливо в тех, кто разводит политические беседы. Фельдъегерям сон в ближайшее время так же был противопоказан, они порскнули в разные стороны воззвания с моей подписью о смерти отца и моём воцарении. Да умер великий государь, для всех остальных умер. Я не мог поступить иначе. Или он будет жив и здоров, подписывая бумаги, нужные мне, либо он будет мёртв и царём буду я. Но убить его было выше моих сил, вина в его положении незавидном была моя. Не всепоглощающая боль, а именно вина, в том, что я не просчитал действий одного единственного охранника, да и отец повёл себя не так, как я ожидал.

Мне вдруг вспомнилась картина из учебника в будущем, где умираю я, с раздробленными взрывом ногами. Почти ничего не изменилось, только один царь заменил на смертном одре другого. А может мне теперь ждать его смерти? Не ведаю. Знаю лишь то, что народу было объявлено о том, что царь скончался в 6 утра. Как я его похоронил за день, бог ведает, трёх попов пришлось кинуть в тёмную, и лишь четвёртый согласился с моими железными доводами. Гроб был открыт до полудня, выносили его уже закрытым, и тело там было другим. На место царя положили его убийцу. Эта церемония стала нарушением всех мыслимых и немыслимых канонов, но итогом этого стало то, что в одном из загородных дворцов под охраной из двадцати вооружённых крестьян поселились он и матушка, о коей было объявлено, что она недужит, с ними был и врач. В охране я мог быть уверен. по крайней мере сейчас, пока их эйфория от свободы и своих наделов не прошла.

Была ли в дальнейших событиях божья воля, того не ведаю, но отец очнулся пятнадцатого и был в полном сознании. За день разговоров с врачом и с женой он уяснил ситуацию и понял, что охрана боится не его, а возможности потерять вновь обретённую землю и свободу. Сильный человек, царь, силач, сердцеед, осознав свою беспомощность, полную зависимость от окружающих он сломался. Вечером 17-го он попросил оставить ему свечу и оставить его одного, якобы для молитвы. Зубами надорвав простынь, и связав из нескольких полос верёвку он смог приподняться и накинуть верхнюю петлю на высокое навершие в изголовье его ложа. Крепка была кровать, из дуба, она выдержала, когда отец лицом вперёд рухнул с кровати на нижнюю петлю. Горло было передавлено, тело, уже не контролируемое разумом попыталось спастись, но силы рук у полузадушенного и полупарализованного человека уже не хватило. Смешно, но решившись уйти, он выполнил мою, переданную через мать просьбу и ещё днём написал по моему черновику завещание. Всё то он понимал, да и держава была для него пустым звуком.

Что творилось в Петербурге за это время? Спокойствие, смертельное спокойствие. Было семь попыток выступить против меня, пять из них лишь словесные. Во всех случаях результат был один, конфискация имущества мятежника, с последующим освобождением крестьян. Освобождение всё больше напоминало рутину и перекочевало с улицы в большой зал дворца, всё более оттачивая саму процедуру, натаскивая писарей и ответственных за это дело жандармов. В час ночи 18-го я прибыл по зову из комфортной темницы отца. Его нашёл лекарь, мать была в прострации, даже не плакала. Похоронил я его наличными силами в его же усыпальнице. Земле мы его гроб не предавали, так как я заранее не знал, выживет ли отец от полученных травм вообще. То, что он очнулся в здравом уме, вообще было чудом. Но чудо не помогло, и я оставил в освящённом охраняемом склепе самоубийцу. Мать была заперта вместе с доктором, она ни чего не соображала, а вот врач оказался умным малым и попытался выбраться. Я собирался заключить его под стражу, но, увидев его прыть, передумал. Не захотел эскулап бессрочной, но комфортабельной камеры, его выбор. Крестьян, а их было двадцать душ, я заставил расстрелять доктора. Сказав, что так будет с каждым, попытавшимся бежать, я сказал им, что оставляю их на службе ещё на полгода. Оплата идёт по сто рублей серебром в месяц, половина из которых будет отсылаться их семьям. Кто захочет перевезти семьи в город, тому будут выделены деньги на обзаведение. Честно сказав им, что отпустить их не могу, и за длинный язык буду карать, но убивать без причины верных мне воинов не хочу, по сему выбор за ними. Сказал так же, что за беглых ответят их семьи, а сюда я специально подобрал лишь таких.

Отдельных слов, сказанных по пьяному делу, я не боялся, и так по столице ходит слишком много разных слухов, про это тёмное дело. Даже сама охрана и та не уверена до конца, не я ли его убил, получив завещание. Стоит ли говорить о мифотворцах в городе? Ну да бог им судья, да и мне тоже. Ад так ад, зато жизнь земная моя полностью и провести её надобно с пользой отечеству. Начал, ещё после лжесмерти, отца, чистку в армии и гвардии, на руководящих постах оставляю только тех. кто по моему примеру освобождает своих крестьян, сбивает их в товарищества и передаёт половину своей четверти доходов мне. Выходит такой, перед мои очи, лежат перед ним две бумаги, одна вышеизложенная, а другая просьба освободить его от занимаемой должности по состоянию здоровья. Потерять своё решалась лишь четверть, да и то в основном из тех, что победнее.

В ночь на 19-е, как никогда запоздало, пришёл знакомый сон. Всё это время я был на нервах, ожидая всполоха реального сопротивления, очевидно, это мешало моим снам. Но запуганности подданных отца я недооценил, она оказалась сильнее, чем я мог себе это вообразить, и новоявленных революционеров часто сдавала даже не проплаченная жандармами дворня, а сами родичи. И так, сон, яркий, но в этот раз не волнующий, ожиданием неизведанного.

– Где ты был?

Ну вот, и вопросы уже задаёт, на подобии тех, какими опостылевшая жена встречает за полночь подвыпившего супруга. Но сил не было даже на злость, поэтому я просто пересказал ей последние события у нас.

– Бедненький ты мой!

Она сочувствовала искренне, по-своему, конечно. Но, во всяком случае, она поняла, каково мне и в этот раз даже не пыталась загружать меня информацией, сказала, что «форс-мажор» возможен у каждого. Она лишь вскользь рассказала о своей экспедиции, а я мельком сказал, что рыть нужно с северной стороны, сказал глубину, как вынимать камень и что она там найдёт. Мы проговорили больше двух часов, вспоминали своих умерших родичей. Больше всего ранних смертей у неё в семье пришлось на коллективизацию, у меня в родне приветствовалась ранняя смерть на войне или в очередной дворцовой авантюре. В конце она, немного поискав в папках на экране, она несколько раз проиграла подходящую к случаю песню какого то военачальник, во всяком случае, на папке было написано: «Маршал».

– Уходят близкие, уходят на всегда,
– И не хотят, чтобы кому-то было больно.

Строки из песни западали в душу. Впервые, после сеанса связи я не вскочил с диким желанием записывать. Оглядел себя, постель, напомнил себе, что я теперь царь и постель моя пуста. Жену, не жену, а фаворитку новую надо заводить, старая уже замужем, папА постарался. Всё же я встал и подошёл к столу с чистой бумагой и записал грифелем строчки песни.

В полдень во всех газетах вышел текст завещания отца, датируемого ещё первым мая. Это был просто текст, а вечером уже разошёлся тираж оттиска, из оттиска, сделанного лишь за шесть часов, резчиками по металлу. На обратной стороне листа были отпечатаны мелким шрифтом имена известных людей ознакомленных с завещанием лично. На следующее утро грянул подспудно ожидаемый многими указ о государственных крестьянах. До общего сведения доводилось, что с сего дня все они считаются свободными без ограничений, нарезка земель и перевод их в товарищества должна быть закончена в течение трёх месяцев, далее поимённо шли ответственные за выполнение данного указа. Механизм освобождения был уже разработан и опробован, особых сбоев быть не должно, уполномоченный из жандармов в сопровождении двух писцов со стопкой отпечатанных типовых вольных и по двое из освобождённых ранее крестьян. Именно такими были вооружённые отряды, порскнувшие во все стороны, где есть вольные землепашцы и были они снабжены, помимо оружия, бумагой оправдывающей любые их действия против тех, кто будет им мешать. До сведения всех уполномоченных была доведена как степень царской благодарности, так и степень их ответственности, в том числе и родственной, коли они спасуют перед высокими государевыми либо церковными чинами. Мешающих, стрелять, не помогающих, стрелять. таков был приказ. Больше всего в его выполнении я надеялся на крестьян. Их я запугивал с упором на землю, и объяснял, что если мы не освободим сейчас всех государственных «вольных землепашцев» то дворяне могут сменить царя и в очередной раз всё переиграть.

Не хватало лишь оружия для раздачи в будущих товариществах, но я решил, что если уполномоченным удастся раздобыть на местах хотя бы по одному стволу на десятерых на первое время тренировок.

На следующее утро новый указ, на этот раз, узаконивавший предыдущие действия с военными и теперь и гражданскими чиновниками. Для его выполнения из Петербурга потянулись уже сотни. Чиновником любого ранга, военным, гражданским или церковным мог стать лишь тот, кто подписал документ о создании на своей земле товарищества. Дело объявлялось сугубо добровольным, половина четверти личных доходов мне, а дальше всё как и при других освобождениях. С сотнями ехали маленькие орды мелких чинов, уже предвкушающих возможный нежданный скачок в табели о рангах, буде чиновники-строптивцы откажутся подписывать бумаги по освобождению. Этот же выход был для всех остальных помещиков, им было запрещено заниматься торговлей самим и создавать предприятия, исключение делалось лишь для покупок долей в акционерных обществах. Беглых крестьян разрешалось ловить теперь лишь с помощью жандармов. Фактически это давало свободу тем помещичьим крепостным, которые хотели уйти, так как в том случае если они отказывались назвать свои имена синемундирникам, то расспрашивать их дополнительно не следовало. Они становились принадлежностью императора, который использовал их по своему усмотрению, а затем давал им наделы земли на новых территориях и организовывал товарищества. Они получали отложенную на десять лет вольную грамоту и собственность на обрабатываемый участок. Разберутся в этом не сразу и массового бегства в начале быть не должно, до лета должно дотерпеть а там посмотрим.

По санному пути прибыли вести и подарки от Аносова. Знаменитые клинки, десять револьверов и столько же револьверных ружей, в следующем месяце было обещано в десять раз больше того и другого. Собрал народ, порадовал его новой потехой – стрельбой из револьверов. Приглашены были так же иностранные послы, деятельность коих в последнее время приносила мне лишь головную боль. Дошло до того, что предателем объявлялся любой подданный, просто заговоривший с ним. После пары показательных конфискаций и разжалований было приятно смотреть на то, как от него разбегается публика.

Прибыл из Америки Горчаков, в тот же день я повесил Нессельроде. Гном чуял свой конец и несколько раз порывался покинуть гостеприимный Петербург и рвануть в милую его сердцу Австрию. Но я с улыбкой отказал ему в отставке, велел лишь подлечиться пару месяцев в своём загородном имении под охраной крестьян. Другой из арестованных, бывших в свите отца в ту злополучную ночь, Бенкендорф, узнав о его смерти, слёг. Графа опекали мягко, но в отставку по состоянию здоровья отправили. Я часто вёл с ним беседы о будущем страны, выслушивал его мнение о тех или иных людях. МИД же, занятый жандармами, пошёл вычищать от шпионов Князь Горчаков. Арестовывать на срок до трёх суток он мог сам, дополнительные наказания можно было производить лишь с моей подписью. с князем прибыл Морзе, со своим аппаратом и всеми чертежами, не суждено жителям Нью-Йорка через месяц потешить свои взгляды очередной технической новинкой. Бумаги о создании нового концерна по производству телеграфных аппаратов, подписали сразу же.

Здесь же я познакомил его с Сименсом, который стал руководителем другого госконцерна, уже известного в Петербурге и в окрестностях. На всём протяжении Царско-Сельской железной дороги, а так же ко всем маломальском важным местам в городе от Зимнего Дворца были поставлены столбы будущего телеграфа. На всех из них уже красовались керамические чашечки изоляторов, проводов же пока не было. На морозе столбы ставить было не легко, поэтому от ветра ставили щиты, а на земле жгли костёр, затем бур, сделанный из лучшей стали и столбы. Таких групп было двадцать, так что дело продвигалось быстро, а оплата была по работе, но щедрая. С проводами решили не торопиться до тех пор, пока не пойдёт более дешёвый алюминий. Новая методика его изготовления была грязной, вонючей, но очень дешёвой, по сравнению с предыдущей Французской. Металл получался дешевле в 1000 раз. Алюминиевые пуговицы шли просто нарасхват, как у городских модниц, так и у купцов, особенно заграничных, хотя продавали их на золото по весу один к двум.

Госконцерн Черепановых давал по одной паровой машине в день, а раз в неделю агрегат, который можно было ставить на речной пароход или на «пароходку», которую, по моему повелению, всё чаще называли «паровозом». Новые цеха, с обязательными паровыми машинами возводились, как грибы, и тут же продавались всем желающим подданным Императора. Цены были низкими, многим был сразу же обещан госзаказ, так что иностранцы, по крайней мере, младшие сыновья, записывались в русские толпами, желая вложить с выгодой семейные денежки. Производством паровиков занялись и другие заводики, благо чертежи выдавались бесплатно и с оборудованием и мастерами помогали, но за это в первый год реализация шла через Черепановых, но без комиссионных и по единой цене. Производство Алюминиевой фурнитуры я выделил в отдельный госконцерн и главным назначил Красильникова, договорились, что первый год девидены он будет получать лишь на предприятии Черепановых, и лишь потом станет полноправным совладельцем «РусАлки», разделив свою прежнюю долю между братьями Черепановыми.

Новые законы многие близлежащие помещики уяснили хорошо, они и в прежние времена славились предприимчивостью, а теперь закладывали имения, банкам я дал слово, что землю тех, кто следует моим указам, я отбирать не буду, и покупали акции. Ведь многие из предприятий я делал акционерными, оставляя за собой четверть доходов. Акции дорожали не по дням, а по часам. Особенно притягивали капитал заводики в системе Кольта, где госзаказы были гарантированны на три года вперёд. Головной госконцерн делили мы с Сэмюелем, концерну же принадлежало 49% акций в других подобных предприятиях. Кольт не сколько не жалел теперь, что принял посулы Горчакова и ринулся, как в омут, в неизвестность варварской России.

Зимний дворец, благодаря предупреждению, полученному ещё два месяца назад, удалось спасти. Холода стояли сильные, и топить приходилось соответственно, но, благодаря переделкам, огромный камин треснул не сразу, а неусыпный пожарный наряд не подкачал. В другом времени на восстановление дворца потребовался год и бесчисленное число жизней строителей, большая часть картин и имущества сгорела или была растащена. Я решил не сильно менять судьбу вещей, так что самое ценное приказал продать, направив деньги на открытие новых производств. Имена Кольта, Черепановых, Сименса, Арсеньева, Дубельта, Мельникова и Гёрстнера были на слуху. Значимость новых приближённых была велика. Многие в свете не понимали моих указов, но вот то, что если один из царской свиты почтил своим присутствием приём, он считался удавшимся, вот это весь Петербург знал наверняка.

Глава 9.

РИ. РФ.

Январь 2002.

Достав сотовый я позвонила транспортникам. На этот раз проблем быть не должно, заказ в транспортном агентстве проплачен ещё две недели назад, всё оговорено, выедут они по звонку. А если и нет, то не беда, у меня есть телефоны их конкурентов. Ульи были крепенькие на вид, но старые, поэтому обошлись мне в две тысячи рублей за четыре штуки и несколько баллонов мёда, по сотне за кило. Дед был до того доволен сделкой, что согласился подержать у себя во дворе хоть месяц до моего следующего приезда и отвезти их на телеге поближе к трассе, а это с три сотни метров. Чокнутой меня наверное считает, ну и пусть. Ну вот и закончили перевоз, потоптавшись немного, видимо борясь с пережитком социализма, то есть с желанием предложить помощь сверх оговоренной, он кликнул помогавшего ему внука. Развернулся дед и потопал домой, как и его пятнадцатилетний балбес, пяливший глаза на явно городскую девчонку, которой, по её словам, взбрело подарить отцу, начинающему пчеловоду-любителю, на его день рождения старые ульи. Ну, вот и отчалили, вот и молодцы.

До схрона, то бишь до небольшой сухой промоины было сорок метров, разгребла листья и, не торопясь и всё время контролируя обстановку, разместила в ульях, между уплотнительными тряпками, пропахшими прополисом, драгоценные мешки. Закуток, где стояли ульи, находился на слегка изогнутом участке, до дедова посёлка, как уже было сказано, немногим более трёхсот метров, чуть в гору, а до основной трассы ещё сотня. Я находилась как раз в начале регулярно подновляемого асфальта, ближе к деревеньке, сменяющегося колдобинами. Место идеальное, два раза, пока я таскала мешки, из деревни выходили легковушки и я их услышала заранее. Конечно, останавливались, интересовались, хотя, по-моему, в их глухомани слухи разносятся быстрее света. В общем с улыбкой поясняла ситуацию и отказывалась от помощи. В нескольких местах зафиксировала крышки маленькими гвоздиками, кроме того улья, что с мёдом.

Через два часа, строго к заказанному времени, прибыла грузовая газель. Шофёр и грузчик споро закинули в кузов ульи и мой рюкзак, потом закрепили их. Доехали до дачи под Краснодаром к семи вечера, затем выгрузили ульи на подготовленные заранее подставки. Я вручила на прощание мужикам обещанную пятисотку на двоих и мы расстались. Потери в дороге, литровая банка мёда, я отдала её на посту объездной дороги. Мент был доволен, зелени настриг и себе и начальству за день много, а вот сладенького на закуску я первая подкинула. Знал бы ты, лопушок, какой груз ты выпустил из своих потных лапок. А шофёр и водитель то же без вопросов, подвезла подарок от деда отцу, да и по местным горам полазила, всё ясно, всё понятно. Именно это они мельком расскажут своим родным, а больше порадуют тех деньги, а история скоро забудется. Первый этап прошёл нормально, всё получилось. Карнеги, Фрейд и Павлов, спасибо вам, святая троица, за ваши книги. Благодарю за то, что психология человека, а так же людей спивающихся до поросячьего визга, просчитана мной верно до такой степени, что я не только выжила в этом безумном походе, но и осталась целкой. Справиться с четырьмя мужиками, пусть и немного опустившимися, это был крутой адреналин! Но вот сейчас я ловила отходняк.

Да и оттепель была для меня манной небесной, впрочем, если бы в инете её не предсказали, то я бы и не затеяла всё это предприятие. Сейчас днём уже ноль, а на пике, неделю назад, было 27 тепла. Давно такого января не было, лет десять уже, зато в конце февраля, как пить дать, ударит мороз под тридцать градусов. Опять половину почек на обманутых теплом плодовых деревьях побьёт холодом. Нет, все-таки с погодой неладное твориться, испоганили её люди, испоганили. Ну и чёрт с ней!

Перетаскивать добро из ульев в дом я не стала, и так всё сфотографировано и описано. Оценка, приблизительная, минимум двести тысяч, да и то это на мой непрофессиональный взгляд. Ладно, потом, всё потом, а сейчас накинем сверху и закрепим от дождя и ветра кирпичами старые куски линолеума. Позвонила ещё раз матери, взяла у соседей обещанного щенка, уже самостоятельного и отдала им деньги, как было оговорено, чтобы перекидывали ему еду через забор. Дед, отставной военный, пообещал всё сделать в лучшем виде. Наконец пошла в дом, умылась, села в кресло и, наконец, позволила себе поймать тот самый долгожданный отходняк и заплакать.

Всё же их было, как ни крути, четверо, на и когда последнюю вазу вынесли, я их бросок прозевала. Фома, он у них за бугра, самый непропитый, он бы и рад был заняться сразу со мной вопросами полового воспитания, да те трое сразу к моему рюкзаку кинулись. До этого приходилось за ними строго следить, только бутылку водки в день выдавать, один раз даже из ракетницы пальнула когда самый тщедушный до стратегических питьевых запасов попытался добраться. Ракетница теперь у Фомы, а я, со связанными за спиной, собственным шарфом, руками сижу в грязи внизу ямы, рядом с лазом в дольмен и молюсь святому Павлову, чтобы у этих собак слюни сработали быстрее разума. Знали они, я сама им показывала эти две бутылки самопального коньяка, к ним родимым потянулись их взоры, потому что водку допили ещё позавчера. Я им обещала их за победу, ну да они их и сами взяли. Разлили, хряпнули по одноразовому стаканчику, выматерились, закусили и стали смачно обсуждать все позы, в которых они меня будут иметь в виду. Просмоленные алкаши, они смогли тяпнуть и по второй, прежде чем их начало колбасить.

Но, после первой, я не сильно и прислушивалась, так была занята, отдирая стянутыми за спиной руками, прикрепленный лейкопластырем к икре складной нож. Три минуты и шарф разрезан, ещё минута-другая, чтобы выбраться из ямы без лестницы. Так, крики не симулировали, лежат голубчики, правда, только трое. А вот и Фома, зверюга ты наш, матёрый, ползёт к лесу. Живучий! Первым делом я вернулась к трём телам и побросала их вниз, затащила внутрь дольмена, затем вернулась за Фомой. Тяжёлый он, зараза! Ну, без спешки, мы и слона съедим, вот и он рядом с товарищами оказался. Двигаться к тому времени он уже не мог, но был еще в памяти и глядел злобно. Поднявшись по приставленной теперь самодельной лесенке наверх, я взяла пакеты для мусора, в которые заставляла мужиков складывать все объедки, я взяла четыре штуки пустых, бечёвку и опустилась вниз. Направив мощный фонарь на Фому, я надела пакет ему на голову. Когда все четверо лишились доступа воздуха, я засекла десять минут. Дёрнулся, пару раз, только главарь, остальные уже были готовыми.

Теперь, мусор, всё в дольмен, туда же палатку, в которой они спали и весь оставшийся сухой спирт. До темноты оставалось немного, так что я, поела и стала забрасывать яму землёй. Когда показались звёзды, а вход внизу был уже наполовину скрыт, я спустилась вниз и забросила в отверстие несколько охотничьих спичек. Переставила палатку, так как ветерок гнал вонь горелого мяса в мою сторону, и уснула. За следующее утро забросала ямку и положила снятый заранее дёрн, а сверху набросала перегнивших листьев. До вечера сделала две ходки до предварительного схрона, на следующий день ещё пять. Последний день, пугаясь всякого шороха, таскала добычу в придорожную промоину. Утром к деду, за мёдом и ульями. Вся операция, если брать только наличные, а не то, что у меня уже было из снаряжения, обошлась в полтину. Я заложила барыгам всё, что имела ценного и, даже, перехватила червонец у матери, якобы мы с одногрупниками по стрельбе в этот поход пойдём, и клятвенно пообещала, что это не на наркоту.

Забылась в кресле нервным сном часов до трёх ночи, больше уснуть не могла ни в какую. Достала ноутбук, врубила инет. Всё будет хорошо, как уверяет еврейское радио. Может и так, а пока вынула из цифрового фотоаппарата снимок одной из семи золотых монет, ту, что похуже, класса «В». Отправила снимок на Интернет аукцион. «Будем посмотреть», как любит говорить отец. Амфоры и украшения из серебра и золота пока не трогала, и не собираюсь, они дороже монет выйдут. Нет, ну, всё же, как просто в нашем мире решаются многие проблемы, один градусник ртути и две капли хлорки в каждую бутылку, затем попросить у соседки из подъезда, чтобы она надела новые пробки на своё алкогольное творчество.

Альтернативная История. Российская Империя.

Январь 1838.

В Петербурге зима жаркая, это признают многие, не в смысле холода, с морозом как раз всё в порядке, а в «интересных временах», как говорят на востоке. Освобождение конфискованных крестьян, грядущее освобождение государственных и ослабление цензуры в области художественной литературы, есть от чего хвататься за голову любителям тихого благолепного бытия. да и заказные материалы, печатающиеся с моего позволения, но, якобы, «свободными художниками», будоражило умы. Уже десяток писак корпят над заказанными мною книгами, славят Освободителя и поливают грязью помещиков-сибаритов, не следующих примеру царя в освобождении рабов. Теперь название «крепостной» запрещено под страхом наказания, на его месте надобно говорить «раб», эвфемизмы тоже запрещены. Многие, очень многие, особенно из ближайшей родни, продолжают исподволь точить на своего царя зубы. Слухи пресекаются жёстко, даже если их распространяет родня.

Пришлось сменить Дубельта, вечный покой ему обеспечило то, что он в течении двух дней не доложил мне об очень интересной беседе с одним из великих князей, на предмет сильно зарвавшегося царевича. К счастью, приватная беседа, проведённая мной с супругой родственничка, дала всходы. В других домах наушничала, в основном, прислуга, а здесь князь сильно обидел жену, и я не прогадал, поставив на неё. Разъяснил, что в случае недонесения неприятности будут угрожать ей и детям. Дубельта привели под белые рученьки его же заместители, он не запирался и, прекрасно зная рвение своих птенцов, назвал все фамилии заговорщиков. Его увели в соседнее помещение и оставили с заряженным пистолетом, выбор был правильный, завтра в газетах будет написано, что верного сына отечества убили подлые заговорщики. Княгине же я приказал распространить подлинную историю, но под большим секретом, то есть чтобы через три дня её знала вся столица.

Сегодня, 7-го января, заложил основы ещё одного перспективного предприятия. Выкупил половину механических мастерских Эммануила Нобеля, и организовал на этой базе госконцерн. Взрывчатка, изобретённая его пока ещё не родившимся потомком, не помешает России уже сейчас. Пропитать ткань порохом, что может быть проще, когда знаешь, несколько строчек необходимых температур и технологических процессов. Первый брикет продукции получили уже через пять дней, её тут же вручили Сименсу. На следующий день половину выработки отослали уже Лазареву. От того доходили обнадёживающие вести, моряков он гонял как на убой, ежедневно погибало по паре матросов, но это не снижало общего настроя. Азарт охватил всех, нет даже ропота, да и жёнам погибших адмирал выплачивает помощь. Капитаны, да и нижние чины, сопоставив вести из Петербурга и дьявольские тренировки, всё понимают. Тем, кто сомневается, тем паче высказывает своё сомнение вслух, адмирал прописывает лечение на курортах Сибири. Доставка на курорты осуществляется за счёт императора, желающие могут прихватить даже жён.

Часто беседую с младшим братом, с Костиком, суждения его здоровы и точны, не по годам. Тоже дичиться из-за отца, несомненно до него доходят и другие версии, кроме официальной. Арсеньев выкраивает в день по паре часов от работы и проводит с ним занятия. Он, это мой запасной вариант, поэтому обязан проникнуться нуждами государства Российского, а не иностранными ценностями и теориями. Сёстры меня избегают и бояться, часто плачут, особо я их не утесняю, но все записки, переданные через фрейлин, те приносят сначала мне. Одна из таких девиц, из обедневшего провинциального рода, согревает теперь мои ночи. Девушка оказалась умная и компетентная, дал ей охрану и переподчинил ей всех наушников в домах старой аристократии. С положением фаворитки и приближенной освоилась быстро, у неё уже три премии и по 0,5% дохода с каждого конфискованного у заговорщиков будущего товарищества. Сон пришёл ко мне в ночь на 19-е.

Разговор был сух и деловит, как между двумя хлебными комиссионерами. Я попросил отложить всю информацию, кроме оружия, которое можно сделать при наших технологиях, за пару месяцев. Искомое было найдено в её обширных папках-файлах. Ракеты. Краткую информацию она мне уже предоставляла, а это был адаптированный под наши низкие технологии вариант. Все данные я вызубрил на зубок и пусть машин, подобных легендарной катюше я сделать не смогу, но метров за четыреста залп из шести направляющих с наполнителем из греческого огня наделает много бед. Правда и свою палубу стрелкам необходимо будет основательно залить, во избежании. Да и в обозе можно перевозить, если осторожно.

Елена рассказала подробности о своём походе за сокровищами, о четырёх загубленных душах на её гибкой совести. Да, много баек о том, как страшно заканчивают жизнь грабители могил, предупредил я её ещё раз, чтобы была осторожнее, бога сильно не гневила. На что она мне ответила, что не боится бога, опасается лишь людей. Взволновал ли меня её рассказ? Скорее нет, чем да, просто заинтересовал. В последнее время я лишал жизни росчерком пера, и жизней этих было намного больше четырёх. А ведь многие из них были к нам вхожи, с раннего детства знакомы. За недоложение о заговорах, при неучастии лично, наказание смягчил. Имущество остается у родни, тому из неё, кому укажу я. Часто, то есть почти всегда, родственники проникаются пониманием своего гражданского долга и образовывают товарищества на своих землях. Сами преступники отделываются лёгким на первый взгляд наказанием, годом работ на строительстве железных дорог. Для их родственников и членов семей других возможных заговорщиков устраиваются принудительные выезды на строительство.

Не смотря на взрывчатку грунт мёрзлый и таскать его тачками очень неудобно. После обратной поездки из Павловска в Петербург некоторых пассажиров уводят в отдельный кабинет и мягко расспрашивают. Сколько семейных скелетов в шкафу всплывает во время таких бесед! Доносят почти все, доносят почти на всех. Пришлось даже ввести строгое наказание за заведомо ложные доносы.

В конце нашей беседы с Еленой затребовал новую песню. Из трёх предложенных заучил слова и музыку одной:

– Неистов и упрям,
– Гори огонь, гори.
– На встречу декабрям,
– Приходят январи.

Спел эту песню высокопоставленным строителям железной дороги и публике вокруг. Особого восторга в глазах измученных смертников в колодках я не увидел, они уже поняли, что год это очень много.

Проснулся сегодня легко, освободился из объятий сонной Маши, кою дворцовая прислуга побаивается уже больше меня. Охрана у неё тоже своеобразная, этих двоих девиц мне ещё Дубельт нашёл, после того как я прочитал в Будущем заметку о женских батальонах Керенского. У девиц отцы были солдаты, а братья кантонисты. Ради шутки братья научили сестёр драться и обращаться с оружием. Девиц я из крепости тут же освободил, но настойчиво попросил подписать десятилетний контракт. За двести серебром в месяц на сестру об их согласии можно было и не спрашивать. Девушки довольны собой, довольны выданными револьверами, а так же им обещана премия по 50 серебром за каждую кандидатку, которую они обучат стрелять и драться не хуже, чем сами при подписании договора.

Наконец стали доноситься вести из провинции, я имею в виду не хвалебные, а именно плохие. Уже было сделано три попытки местными губернаторами измены, под которой я подразумеваю в двух случаях арест, а ещё в одном полное истребления уполномоченной пятёрки по освобождению. К счастью пятёрки, как и последующие сотни, являлись в первую очередь в местную жандармерию, затем в крупные войсковые подразделения, а лишь потом к Губернатору, потом начинали организовывать товарищества. Увидевшие подпись государя туповатые вояки, не горели желанием подставлять свою задницу за губернаторов. А прибывающие следом сотни всё расставляли на свои места. Петербургские войска, в сопровождении чиновников с горящими в предвкушении глазами, по их приказу развешивали не только несогласных губернаторов, но и их пристяжь.

В шести местах эти же царские сотни совместно с местными войсками, подавили начинающиеся волнения среди помещичьих крестьян. Крестьяне были водворены на место, но по дороге уполномоченные просвещали их о новых веяньях. Если сдаться жандармским войскам и не назвать своих настоящих имён, то они по закону и до выяснения должны доставить вас к государю. Государь даст им новые фамилии, они будут обязаны отработать десять лет, где он укажет, а потом они будут свободны и, возможно, наделены участком земли. Все крестьяне оставшиеся в живых пояснения поняли правильно и случайно оброненные синемундирниками ножи снова обагрились кровью. После этого колоны, нагружённые нехитрым скрапом, двинулись по дороге к Петербургу, небольшой ручеёк двинулся к златоусту, другой в сторону Севастополя. Всем временно давали фамилии Ивановых и шестизначный номер, сопровождала таких арестантов лишь пара конвоиров, а у самих крестьян часто оказывалось под рукой оружие. Войска и гражданские власти обязаны.

Были выдавать таким переселенцам сани и лошадей. Кормили их в пути хорошо, на месте разбирали их в госконцерны по баракам, пока тесным, но тёплым помещениям. Работа пятидневная, в субботу из бывших крестьян организовываться строительные артели, выделяется земля под компактную застройку, близ железной дороги. Строят для себя, поэтому добротно и споро, даже в другие дни приходят благоустраивать жильё, на калитке которого уже нарисован их номер. У каждого есть бумага, подписанная царём, что в случае их гибели семья освобождается сразу же и дом переходит в её собственность, а так же выплачиваются кормовые, обязуется выучить и дать работу детям. Уже три случая было, после небольшого взрыва у Нобеля, благо производство пока маленькое. Питание хорошее, правда денежное довольствие небольшое, но одежду выдают для каждого члена семьи, грубую, но тёплую. Зато теперь рабочие за меня горой.

Доступ в город для них свободный и вскоре даже в столичных газетах появились заметки о том, что было уже известно на уровне слухов. Некоторые остряки называли втихомолку это руководством к действию для помещичьих крестьян, что являлось правдой, а отправленные в провинцию с Фельдъегерями газеты разнесут это руководство к действию довольно широко, не отстанут от них и члены новых организуемых товариществ, коим всё будут разъяснять уполномоченные. Поместья дешевели не по дням, а по часам, но покупателей не было всё равно. Недовольных еле успевали вешать, к концу января Маша получала по полсотни премий в день. Комиссия, лишающая по моему указу дворянства, еле успевала штамповать приговоры. Появились первые попытки бомбистких атак, не только против меня, но и против моего ближайшего окружения. С такими не церемонились, а семьи и домочадцы поступали в распоряжение Гёстнера, который оказался покрепче Мельникова и недрогнувшей рукой вёл свой личный корабль в моей кильватерной струе, безжалостно используя тех, кто ещё вчера втихомолку посмеивался над австрийским выскочкой.

Ситуацию в округе я, в целом, держал, появление любого нового Палена просматривалось с моей колокольни за пару вёрст. Советы, данные Еленой мне по ситуации на периферии, пока работали на опережение и работали неплохо. Правильность направления выказывало хотя бы то, что послу Англии его начальством были втрое увеличены расходные суммы, читай расходы на взятки. Брали деньги охотно, половину сразу же несли в жандармерию и писали отчёт, от кого и за что. Один из таких ухарей пробился и в губернаторское кресло. Когда же пришёл сигнал, что из Англии через одного купца идёт действительно крупная сумма, то в море вышла переделанная под винт подводная лодка Шильдера. Английский корабль затонул на достаточно небольшой глубине, спасшихся и свидетелей не было, а следующим летом мы поднимем этот пароход. Золото необходимо всегда.

Глава 10.

РИ. РФ.

Февраль 2002.

Первый весомый хруст в кармане, это заслуженная награда за труды. Но вот московские цены на такси, это нечто! Я за эти деньги весь краснодарский край объеду вдоль и поперёк.

Есть повод радоваться, всё же я вырвалась живой из этого внешне блестящего города. Когда я уходила с места кучкования местных нумизматов, за мной, как я и предполагала, увязались, в наглую увязались. Ушла, доехала до вокзала, сменила шапку, сняла две наклейки с куртки и превратилась из фанатки, у которой везде где можно и нельзя написано «Спартак чемпион», во вполне обычную девушку.

За две монеты класса «Б» дали 17 штук зеленью, интересно, сколько же действительно стоят остальные 5 штук класса «А»? До Лужников добралась и накупила косметики «Pupa». Блески для губ, туши, тени, помады, всё то чем красяться подруги и что они, обязательно, купят по таким ценам. Всем в автобусе на обратном пути в Краснодар напропалую хвасталась как я буду продавать у себя в школе косметику, какая я умная, и т.д. В общем, изображала из себя дурочку, благо есть с кого брать пример.

Двенадцать штук гринов, скатанных в рулоны, приятно холодили грудь, лифчик, на размер больше, был куплен заранее. В Москву ехала с корректорами, а обратно с зеленью на груди! А в целом поездка мне даже понравилась, особенно когда моя подружка Аня меня перед поездкой накрасила, под двадцатилетнюю. Неприятности, конечно, были, особенно когда эта пара уродов пыталась, подбежав сзади, меня схватить на выходе. Что делать в таких случаях скромной девушке? Берёте два баллончика газовых, засовываете руки под мышки и две струи назад. Затем бежите. Что делать если третий был чуть позади и не попал под струю, а теперь разозлённый бежит за вами с пером? Хорошо сбросить ему выносной рекламный стенд под ноги, потеряет равновесие или остановиться, считайте он ваш.

Я добежала до перекрёстка, уняла дыхание и села в заранее проплаченное такси, протянула водителю 50 баксов попросив мигом доставить на «Павелецкую». Обрадованный водила домчал быстрее ветра. Доехали нормально, пару раз его вызывали по рации, но он не дёргался, поэтому баллончики использовать не пришлось. Пару остановок на метро, потом опять такси, теперь до «Лужников». Шапка с эмблемой и наклейки уже давно почили к тому времени в урне. Вышла, поймала носильщика, протянула ему адрес магазинчика и полтинник, чтобы довёл и подождал. Доброжелательная кореянка, а может китаянка, неплохо лопотавшая по-русски, уже подготовила весь список заказанного утром товара, взяла доллары, проверяла их, улыбнулась мне и стала складывать покупки в сумку. Баул получился увесистым, я вышла, дала носильщику сотню и бумажку с номером краснодарского автобуса и его месторасположением. Паренёк споро погрузил баул на тачку, бросил мне «не отставать» и опять ринулся в толпу с криком «ноги, ноги!». Он разрезал до этого монолитную толпу, подобно ледоколу, а я бежала в его фарватере, по пути выбросив пакет из-под чипсов с газовыми баллончиками внутри. Через пятнадцать минут мы были на месте. Водила помог мне устроить груз, я вошла внутрь и в маленьком санузле смыла с рук засохшее мыло и немного расслабилась.

Думала я о приятном, а именно о том, что добыча оказалась ценнее, чем рассчитывала. Две мои монеты достались двум разным коллекционерам-перекупщикам, причём каждый взял бы и вторую, но я в долг не верила, а на предложение пройти домой ни как не реагировала. Так что та что похуже ушла за 8, та что получше за 9. Тот, который заплатил дороже, сунул первым мне свою визитку, сказав, что если есть такая же, но выше классом, то есть совсем без царапин, даст 20 штук, не задумываясь. Остальные, тут же напихали мне кучу номеров телефонов. Добрые дяди, но ведь кто-то же из них и стукнул, тем троим, за процент, ясное дело. Так что с визитками лучше не связываться, эти трое будут злы и хозяев телефонов убедят поделиться сведениями о следующей встрече.

Домой прибыла без осложнений, на «Вишнякова» поймала тачку и позвонила домой, так что из машины эту тяжесть пёр уже отец, бурча по дороге. Мол, не для того он крутиться, гранты получает, и нерадивых к знаниям студентов заставляет делиться с ним портретами американских президентов, чтобы родная дочь из себя челнока изображала. Для родителей у меня была версия, что основные деньги дали подруги в долг, за часть товара. Прибыль же я вроде как намереваюсь получить со старших классов. История прокатила, даже проверку устраивать не стали, а то, как намучилась делать себе на каникулах мнимый поход сотоварищи. Вот и родимый инет, любимый Рамблер. Ага, так я и думала, у того, который взял за 9 штук есть свой сайт. А в нём ссылки, на друзей, вот их мы сейчас и напряжём. Берём мобилу, ту, что с рук куплена, первый промах, а вот второй заинтересовался. Перезвонила через полчаса, когда он на сайте на монеты налюбовался. Вроде как выразил согласие взять пять монет за 120, но перед этим проверка на подлинность, за мой счёт – 600 баксов. У-у! Какие пошли люди недоверчивые, а, главное, жадные. Договорились через четыре недели возле антикварного, где есть прибор встретиться.

Альтернативная История. Российская Империя.

Февраль 1838.

О Русь, страна ты азиатская, как много сделал отец, чтобы армия твоя работала лишь на него, и лишь с помощью его дубовых германских опричников, которым он, зато, всецело доверял. Вчера пришлось дать фон Сименсу титул барона, намного раньше оговоренного. Юноша, странно правда так называть ровесника, да ещё почти на год тебя старше, в общем, Сименс выбрал правильную сторону, он верно посчитал, что щедрому сюзерену изменять негоже.

Значение телеграфа, кстати, мятежники оценили высоко, именно поэтому попытались склонить его начальника на свою сторону. А с кем им ещё говорить, не с Клейнмихелем же, тот удрал в свои поместья и носа оттуда не кажет, знает сволочь, что вор. Но его трогать не стал, вор он пока мелковатый, это он с Николаевской железной дороги в 40-х годах умудрился огромный гешефт снять. Подрядчики ему отстёгивали по 600000 рублей в год серебром. А пока он воровал по-божески, так что бог ему судья, в отставку и с глаз долой. Да и всех своих подельников честно заложил, да ещё до кучи тех о ком знал, что берут, и берут много. В общем, бюрократы-иностранцы, сиречь немцы, получили из пруссии послание, недвусмысленно намекающее на то, чтобы я повторил судьбу деда.

Сименс примчался ко мне с этой новостью, когда я отдыхал от трудов праведных. В который раз уже перечитывая неспешно французскую газету со статьёй о зверском убийстве при ограблении особняка опального русского барона Геккерна, его приёмного сына-любовника, а так же всех домочадцев. Молодец старик Тайлеран, одной ногой в могиле, а нос по ветру держит и намёки понимает с полуслова. Возбуждённого Сименса я выслушал и успокоил, приказал на вербовку соглашаться, во дворец пока не приходить, записки передавать мне через одного из слуг – агентов 3-го отделения.

Да, тут четырьмя пушками не обойтись, к счастью вариант считался возможным, и практические меры по профилактике подобных инцендентов уже принимались. Елена предложила название «минное поле» и я согласился, что сие похоже. Руководил организацией работ один из помощников генерала Шильдера, маскировалась вся система под освещение парка. Это, на первый взгляд декоративное творение, где несколько десятков газовых фонарей зажигались разом электрическим импульсом. Вскоре, как только мастерские сделают что-то похожее на электрическую лампочку, пусть даже по очень высокой цене, я намеривался освещать ночью весь парк. Вот только проводов было два, а рубильник второго провода находился в опочивальне. К вечеру из разрозненных фактов план заговора стал вчерне понятен, я даже решил помочь заговорщикам, пригласив всю мою ближайшую свиту на поздний ужин-совещание. Повод выбрал вызывающий, дарование Марии Ермоловой титула графини, за заслуги перед отечеством. Как стало известно, противнику удалось перетянуть на свою сторону трёх полковников, но только их самих, своим войскамони не доверяли полностью, посему они смогли лишь увести полки с пути заговорщиков. Набрать враги смогли чуть более трёх тысяч человек, но это были вояки опытные. Раз уж смогли подойти к зимнему дворцу, то отступать им было грех, тем более огонь по ним вели не более сотни ружей. На самом деле их было пятьдесят, всех отобрали добровольно, я попросил умереть их за отечество и за меня, пообещав позаботиться о родных. Они продержались достаточно, чтобы собрать на минном поле достаточную людскую массу, вне его осталось менее тысячи.

В кабинете, кроме нас, находился лишь молоденький полковой трубач, по моему сигналу труба заиграла, а соратники, как и было заранее оговорено, легли на пол и закрыли головы руками, то же самое происходило сейчас по всему дворцу. Доиграв, наш молодец подошёл к шторке, отодвинул её и дёрнул за рычаг. В это время во всех горящих фонарях открылась заслонка и, пропитанный порохом, шнур зажёгся от огня фонаря. Дальше огонёк побежал вниз по столбу, к его основанию, обложенному камнями. То есть после рывка за рычаг у трубача было, как минимум пять секунд, чтобы успеть лечь, но он лишь стоял и тупо смотрел на рычаг, не понимая, почему не было обещанного взрыва. На мой крик он, наконец, обернулся, и даже стал выполнять приказ, но не успел. Так он и остался в моей памяти молодым и глупым, упавши вниз лишь когда кусок стекла впился ему в горло. Как ни странно, эта потеря была для нас в тот день единственной. Пять сотен врагов, которые были не ранены, и в состоянии сражаться, были оглушены и напуганы, а также потеряли всякое желание воевать, позволив повязать себя трём сотням осетин.

Пленных отправляли прямиком в третье отделение, не ходячих добивали, нам нужны были крепкие рабочие руки на постройке железной дороги. Ведомые заранее отданными приказами уходили в ночь, в окружении полусотен эскорта, члены моей свиты. Я же, утомлённый подготовкой и ожиданием, уснул на отцовской походной кровати, приказав будить меня лишь при повторном штурме. Государственный механизм, если он запущен и смазан, позволяет моим помощникам обходиться и без меня, очень удобная система, умные люди её придумали, а в будущем отшлифовали.

Уснул, и как раз это самое будущее и увидел, чему не удивился, так как был уверен, что связь будет именно сегодня. Мы тепло поздоровались, ну прямо как императоры двух дружественных на сей момент государств, почти не имеющих претензий друг к другу, поэтому позволяющих себе радоваться чужим успехам, тем паче другие отвечают тем же. Ну, действительно, что нам делить, воевать мы не сможем при любых обстоятельствах, мы обречены на мир. Торговать нам есть чем, обмен таков, что информации хватит на долгие годы торга. Поэтому информации мы не жалели, выдавали друг другу, как только появлялась новая. Сегодня была подробная информация по пулемёту системы Гатлинга, более сложных систем нам пока не осилить. Первые несколько пулемётов мы надеялись изготовить ещё до операции «Щит». Я дал Елене новые координаты, но, к сожалению, на этот раз не на Кубани, а в Крыму. Координаты были одного из городищ, которое в мире Елены тамошние археологи только начали аккуратно раскапывать. Мои же молодцы грешили иногда поспешностью, но очень уж им хотелось заработать премии. Информацию я передал только потому, что они раскопали около пол пуда золотых украшений, ещё не раскопанных в будущем.

Елена меня поблагодарила, но этак сыто, уже наевшись находками, и заявила, что сначала надо продать то, что есть. Время у нас оставалось и, изучив ещё пару простых, но полезных технических новинок, разучили песню:

– Заезжий музыкант целуется с трубою,
– Пассажи по утра, так просто ни о чём.
– Он любит не тебя, опомнись, бог с тобою,
– Прижмись ко мне плечом, прижмись ко мне плечом.

Хорошая песня, душевная, и переделывать почти не пришлось, лишь «в гостинице у порта» и «номера сдают всего лишь по рублю», пришлось исправить, прямо на ходу и переделали.

Проснулся я в темноте, на неудобной отцовской койке, укрытый его же шинелью. Потом вспомнил вчерашний день, понял, что комната без окон и крикнул «света»! Света пришла в облике испуганного гвардейца с подсвечником. К счастью, бить меня этим грозным оружием он не стал, а лишь поставил свечи на стол. Я оправил себя и последовал в сопровождении охраны в кабинет. Там уже всё было убрано, стёкла заменены, кровь оттёрта, на столе лежала бумага и перья. в течение часа прилежно изображал из себя писца и, по-моему, всё переписал и зарисовал правильно. Взял гитару, позвал охрану, за неимением на данный момент других слушателей, и сыграл ей новую песню. Понравилось, ну, я и не сомневался.

Принял, после прочтения краткого Машиного отчёта о ночных арестах, генерала Скобелева, старый вояка страдал от старых ран, но держался бодро. Особым человеколюбием, если нужно для пользы дела, генерал не страдал, царю доверял, и переделал три своих имения в «Товарищества», как только того потребовали от госслужащих. Человек он был полезный, и я ему компенсировал уменьшения доходов от земли, не афишируя. Поняв веяния времени, он споро отчистил свои казематы и направил их, куда потребовал царь, то есть на железную дорогу. Строго отделяя зёрно от плевел он поставил дело на поток, направляя сюда так же и пойманных дезертиров. Иногда поставлял и ценные кадры для работы, например разбойника Тришку. Это был колоритный малый, этакий начинающий Степан Разин, но по некоторым чертам похожий на английского Робина Гуда. Теперь Тришка организовывает царские отряды близ Санкт-Петербурга. Точнее даже не управляет ими, а находят толкового командира среди местных. Окружающие помещики активно, но тихой сапой, противились этим нововведениям, но против таких вступал в силу вариант «сосед». Пока помещики пытались дотянуться до основных сил отряда, несколько самых умелых проникают в поместье и уводят всех крестьян. Людям объясняется теперешний принцип «хочешь свободы? Сдайся синемундирнику». Так что там, куда не успевала дотягиваться государева реакция, действовала хорошо организованная инициатива снизу. Постепенно прививал, пока только окрестным помещикам принцип – если кто хочет в бега – отпустить. На тех, кто был непонятлив, падал мой гнев, в образе Тришкиных «Царских отрядов». Дошла, например, до нас весть, что одна из смелых и языкастых дев в гареме одного помещика просит барина её отпустить, грозя Тришкой. Вместо воли её, конечно, крепко выпороли и в койку. А ведь был тот отставной генерал предупреждён молвой, был. Его потом на всю ночь разбойники отдали девам из гарема, страшное, говорят, было зрелище. Так что, постепенно, в сознание лояльных помещиков внедрялось понятие каждодневного Юрьевого дня. Да и число крестьян, которые хотели бы стать свободными, но оставить помещику дом, скарб, таких было пока не много.

Непосредственным начальником Тришки я поставил старого партизана Фигнера, из которого местами сыпался песок, но дело своё он знал. Репутация же у него с 12-го была, дай боже, бумаги на «товарищество» он подписал с радостью. Тогда он лишь спросил командование, что делать с пленными, так как их нечем кормить. На что ему было сказано, мол, данные личности явились сюда не на прогулку, делай с ними что хочешь. Приказ был понят философски-упрощённо, за всю войну начальство не нарадоволось, так как больше с такими проблемами Фигнер к нему не обращался. В послевоенные годы, вернувшиеся к почитанию всего вражеского, сибариты заклевали боевого партизана. Ах, мол. эти светочи свободы, они, мол, несли русскому народу такие великие идеалы, что могли безнаказанно ополовинить сей народ. Человек он был злопамятный и многие из его обидчиков, лишались своих крестьян в первую голову, повод найти можно было всегда. Пока это соответствовало генеральной линии, я позволял его личным делам вмешиваться в интересы общего дела. Но то, что партизан «Пленных Не Брать», теперь работал на меня, по словам Елены давало много плюсов моему нынешнему имиджу.

Надобно сказать, что ещё ночью, после отбитой атаки, Арсеньев занялся в отличии от других, не карательным делом, в коих я использовал моих приближенных, чтобы повязать их кровью, как Разин или Большевики из будущего в начальный период революции. Арсеньев отдал заранее подготовленные конверты Фельдъегерям, с вестями о новом разгроме мятежников, у уже к утру в путь отправились первые свежие газеты с детальным описанием провала новой попытки вернуться к прежнему. Истинных героев и творцов «Минного поля» генерала Шильдера и его помощника Стропушина щедро наградил, передав каждому по десять паёв в новых Товариществах, хозяев которых отправило на тот свет творение сиих инженеров. Их игрушки сработали идеально и чётко, так что и за подводные испытания и за запуски ракет от электричества на морозах я более нимало не опасался.

Отдельной проблемой для меня оставался дядя Михаил, Великий Князь, герой Польской компании, заманивший Инсургентов своим знаменитым двухдневным отступлением, и, как только капкан замкнулся, развернувший фронт, не щадя врагов. Вот только принципы у него были определённые, и менять он их не хотел. К счастью одним из принципов было не участвовать в заговоре против императора. Через день, после минного поля, я ходил с ним посреди развороченных груд земли, откуда пока убрали лишь тела, и мирно беседовал. Надо сказать, что со своими поместьями, щедрой рукой дарованными ему отцом, он расстался без сожаления, посчитав, что одной восьмой ему хватит, недвижимость в старой и новой столицах, а так же вклады в банки скрасили потерю. Надобно так же поставить ему в заслугу, что он, несомненно, знавший, или хотя бы догадывающийся о предстоящих событиях не допустил до участия в них ни кого из своих преподавателей или учеников. А нейтральные и хорошо подготовленные пушкари для меня сейчас важнее остального, хотя присматривать я за ним буду, не доложил он о заговоре зря. Наказать? Как, чтобы мягко? Ладно, потом сообразим.

Об этом я и предупредил Великого Князя, сказав, почему я это делаю. Да и вообще попенял ему неучастие в событиях на правильной, то есть моей стороне. Спросив у него, будут ли теперь кркстьяне-поляки поддерживать свои восстания, и сам же ответил, что очень долго нет. Сейчас возможны лишь такие мятежи, устраиваемые недовольной верхушкой, которую заставили подлиться. Крестьяне же, получив землю, почувствовав её своей, дадут урожай вчетверо, это я знал на примере из будущего, когда, после отмены крепостного права, хлынувшая на новые земли масса крестьян, подняла на южном Урале производство зерна более чем в три раза, без замены сельхозорудий и на тех же участках. Впервые в своей истории страна избавиться от пугачёвщины, потому как новых Пугачевых крестьяне не поддержат.

Я сказал дяде, что сегодня взоры тех. кто со мной устремлены на Царьград, но преграда между Стамбулом и нами, это те, кто сегодня близорук. За мнимым благолепием их мыслей могут скрываться будущие поражения державы, кою мне даровано богом вести за собой.

Глава 11.

РИ. РФ.

Март 2002.

Курица не птица, а Крым не заграница. Посудите сами, разве может быть за кордоном нашей родины такой оазис словесности, просто заповедник русского мата, где редкие «факи» слышаться, как междометья. Я стояла на возвышении парома и слушала доносящиеся снизу перлы украинской команды, высматривая, чтобы парочка моих ребят внизу не ввязалась в перебранку.

Но начнём по порядку, сначала о монетах. Эти жёлтые кругляшки я сбыла почти по первоначальному сценарию. Основная поправка заключалась в том, что я завела себе охрану. Где вы думаете в наше время можно заиметь охрану достаточно преданную и, в перспективе, верную? Оказывается такую можно купить. Есть у нас в городе такое агентство, которое набирает наилучшие кадры из вернувшихся с горячих точек армейских, ушедших на гражданку, обучает их достаточно хорошо и для студентов дёшево, но с последующим трёхлетним контрактом, который легко может перепродать. Парни, которых предложили перекупить мне, обошлись по пять штук отступных зеленью за брата. Нормальные ребята, разведвзвод, живут у родичей в станице, вблизи Краснодара. С армией расстались не по своей вине, случайно. Шли бойцы мимо чеченского села и узнали в одном из строителей-чернорабочих, которые втроём восстанавливали двухэтажный коттедж, духа. Отряд чеченцев схлестнулся с нашими ночью. Отстали от группы, предупредив командира, вернулись и забили всех троих сапёрными лопатами.

Вроде и на отшибе всё было, а кто-то не только стукнул, но и умудрился снять издалека на видео, как приходили и уходили. Командование замяло, благо лиц разглядеть с ракурса съёмки не смогли, перевело стрелки на одетых в форму боевиков. В общем «ушли» ребят по-тихому, пришив медицинскую статью. Затем гражданка, месяц пьянок, новых и старых подружек, на одной из посиделок бывший однокашник дал им наколку на агентство. В общем, за тот год, что прошёл с дембеля, их боевые уже давно рассосались, и ребята были довольны, когда я объявила им, что к обязательной по контракту полутысячи баксов буду давать премии. Обещала, что в первый месяц по полштуки, затем минимум полторы. Парням словосочетание «плюс доплата за нестандартные ситуации» понравилось. Надоело им, почти за год, охранять одного пацанёнка. Сына одного богатого армянина, владельца местной мебельной фабрики «СБС». И вроде, что такое, шпендик, двенадцатилетний оболтус, но с гонором и выдумкой, основным занятием которого было просаживать отцовские денежки с друзьями в игровых автоматах. Так что переменам были рады, а увеличению денежного довольствия тем паче.

А с этим хмырём в Москве тоже расторговались мирно. Я чуть изменила сценарий, и заполучила на утро одну из комнат для деловых переговоров в московском отделении «Югбанка». Передавала в руки покупателю монеты по одной, затем забирала, всякий раз дожидаясь, как тот квохчет над очередным раритетом. Одну монету, по его выбору, отдала одному из моих ребят. Тот с помощником клиента отправился в местный нумизматический аукцион, и заплатил 600 гринов за срочную проверку. Через два часа позвонил довольный помощник и покупатель, Виктор Иванович, попросил мой номер счёта. Отец, когда я его, тихой осадой, заставляла открывать счёт в «Югбанке», что всякие новомодные веяния не признаёт, так что или «Сбербанк» или золото в огороде. В общем, к обеду деньги были переведены, после чего я отдала оставшиеся монеты и осталась с Виктором Ивановичем тет-а-тет, разложив перед ним фото остального клада. Рассмотрел всё через лупу, спросил про условия хранения раритетов за прошедшие века. Сделал три звонка, я так поняла, что постоянным покупателям, и предложил пол-лимона за всё, оптом.

Ясно, что это пиратская дешёвка, но пока рыпаться не стоило, и я согласилась. Правда поставила условия, что деньги сейчас, а самовывоз из Краснодара его транспортом. Несколько звонков, с его стороны, ещё полштуки баксов, за наём комнаты для переговоров до конца дня, с моей стороны. Клиенты перевели предоплату, которую Виктор Иванович к четырём дня успел перевести на мой счёт. Он оказался так же совладельцем липового издательства на липовых аллеях Лихтенштейна, и, к концу дня у меня на руках уже был документ, подтверждающий перевод 620 тысяч долларов моему отцу, как гонорар за книгу. После этого я передала покупателю копию ключа от дачи и объяснила где искать. Виктор Иванович посмеялся моей наглости и мы расстались, правда, с довеском весом в центнер. Все сто килограмм «довеска» состояли из литых мускулов и хищного взгляда. Был он молчун редкостный, и расстался с нами когда транспортная группа покупателя проверила товар и дала отбой. Мои мальчики признались, что этот товарищ сделал бы их одной левой, что в спаринге, что в зелёнке, так что к его хозяину я прониклась ещё большим уважением.

Прибыв в город, слазила к предку в шкаф и, сдув пыль, с дискеты, отправила на мыло в Лихтенштейн одну из старых работ отца, чистую теорию, кою, по его словам, он бросил возделывать ещё в 1995 году, перейдя к более реально-хлебным и практически воплотимым идеям по созданию кристаллов с заданными свойствами. На следующий день мы с отцом и ребятами сходили в банк, где моя охрана открыла счета, а папочка перевёл им на карточки по 30 штук, вроде как за охрану. Забыла сказать, но при договоре с агентством, я использовала реквизиты и подпись отца. Хотя, по большому счёту, их там это не сильно и интересовала, главное чтобы зелёные банкноты прошли проверку на подлинность. В общем, сбитому с толку отцу я сообщила, что продала, с выгодой, его заплесневелый теоретический труд, поэтому считаю, что он может со счёта брать, без спроса, только сотню. Ребятам тут же пояснила, что из тридцатника на карточках каждый из них может использовать по собственному желанию только пять. Остальные будете проплачивать за меня.

В общем, в школу я пошла лишь в среду, а в пятницу двое моих охламонов притащили на буксире ещё двоих парней из своей родимой станицы Новотитаровской. С пустыми глазами, пустыми карманами, и руками, привыкшими сжимать автомат. Расспрашивала своих с пристрастием о том, кто из них словил косяк и проболтался о гонорарах. Мои сначала отнекивались, но постепенно я их раскрутила на правду. Угроза отобрать карточки, если не перестанут врать, возымела действие. Один из моих признался своему дядьке, позавчера, что скоро сможет, наверное, купить хату. Дядька его, сопоставив предыдущую информацию о смене работы, и сразу же возможной покупкой жилья понял всё по-своему и, в принципе, верно. В общем, пара его близнецов угодила в каталажку. Вернулись из армии, служили под Гудермесом. Двухнедельный загул, боевые деньги задерживают, а тут подкинул знакомый халтурку. Помогли ему на машине вывести металлолом с полей, по сотне гринов на брата. Через неделю, ещё один завоз, 600 на двоих. Вот только у второго груза хозяин отыскался, посадили родимых, пришлось их отцу пасеку срочно продавать, и то хватило только-только, потому, что через знакомых.

Вышли они за порог тюрьмы, не просидев и месяца, слегка отощалые, и с записью условной. В агентство по примеру родичей, например, с такой ксивой путь уже заказан. В общем, Кирилл и Борис, а так зовут моих первых оболтусов, поддались уговорам родни. Новичков звали Семён и Антон, различать можно было только по шраму на лице. Оплату пообещала в начале такую же, как первым охранникам, но неофициально полностью и предупредила, что если придётся брать на себя статью, то сидеть придётся одному из них. Ребята посмурнели, но отнеслись с пониманием, тюрьма она с людей не только килограммы, но и лишнюю спесь сбивает, приходит понимание, что пирожок в рот тебе ни кто просто так не положит. Вот сейчас я на каникулах и еду в турпоездку в Крым, с официальной дружиной и с одним из дружины не официальной. Один из близнецов, Антон, у которого шрам на подбородке, уже в лагере тамошних археологов и успешно косит под бомжа. Копаются они там знатно, напали на жилу ми холод им не помеха. И вот, три дня назад, пришла, наконец, SMS-ка, с условленной фразой «докопались». Это значит, что золото найдут в течение пары дней. Я срочно подобрала в школе хвосты, добрав оценок, достаточных для выставки четвертных, и заболела до весенних каникул.

Нет, ну ни дня спокойствия, только деньги, деньги. деньги на уме. И на фиг они нужны, если в погоне за ними расслабиться и насладиться плодами трудов своих не удаётся?

Альтернативная История. Российская Империя.

Март 1838.

Столица на сей момент представляет собой презабавное зрелище. Такое, наверное, можно было увидеть в прошлом веке в Париже, сразу после взятия Бастилии. Особняки, занятые плебсом, натянутые для просушки белья верёвки, закреплённые на ажурных решётках и выступах барельефов. Ну а что вы прикажите делать, если бунтуют, ироды? Прощать, что ли? А тут крестьяне, наконец, распробовали прелести обращения к жандармам и от плохих хозяев уходят скопом, и тянуться обозы в столицу. Господи, лучше бы я ушёл в монастырь! Или не обращал бы на сны внимания. Ну, подумаешь, на склоне лет ноги оторвёт, зато спокойная и неспешная жизнь и смерть не в немощи. А после смерти громкий титул «Освободителя». А сейчас освободителем меня называет лишь чернь, особенно те, кто уже в «товариществах». Но для тех бедолаг, которые сейчас бредут в столицу, бросив нажитое и укутывая потеплее своих детей, тем не до названий, и абсолютно всё равно тем из них, которые замёрзли в дороге. А вот дворянство называет меня освободителем только на людях, и лишь дома, за закрытыми от слуг дверями, в кругу семьи, они упражняться в острословии.

А в Петербург всё тянуться обозы, и все мои расчёты идут в хлам, столица может задохнуться от такого количества людей. А ведь Елена предупреждала, сначала найди куда поселить, а потом освобождай помещичьих. Легко ей из будущих времён давать советы! Уже сейчас все крепостные хотят свободы. Рассказы и пересказы о том, какая райская жизнь в «товариществах», всё это стало народным творчеством, слухи зажили своей жизнью. Куда там баснописцу Крылову! Придётся передвигать планы, передвигать в этих планах, покой, пока, нам только сниться. Отдал через фельдъегерей приказ половину людского потока переводить на Лазарева, подписал приказ о начале морской операции через полтора месяца. Как говаривал перед первой Мировой войной мой тамошний потомок Николай Второй: «Эта маленькая победоносная война спишет все внутренние проблемы и разногласия в России. Умный был, наверное, раз расстреляли, а война списала не только всё, но и всех.

Помечтал немного о том, чтобы перенести в чёрное море обе Шильдеровские подлодки «Малютки». Не дойдут они своим ходом вокруг Европы, по железной дороге, как у Сталина, не доставить, потому как моим ЗК тянуть дорогу эту ни как не менее двух лет до Чёрного моря. Тянуть на буксире вокруг, или погрузить на пароход, тоже не дело, обшивка, пока, на такие художества не рассчитана. Так что быть первым двум малюткам и их скорой третьей сестричке вечными детьми моря балтийского, не видать им солнечного юга. Так что первым, как и ожидалось, к далёким берегам отправиться флот северный. Уже грузиться на корабли провиант и разобранные срубы, чтобы за несколько дней возвести на далёких берегах жилища и укрепления. Пойдут корабли, огибая Старый Свет, к берегам далёкой Африки. Целью их будет, раз уж всё равно после взятия Стамбула конфликта не избежать, вражеские корабли будут атакованы из мест будущих стоянок, Лагоса и Мадагаскара. Отсель грозить мы будем Шведам! Так сказал мой великий предок, я лишь собираюсь творчески расширить ряды противников.

Тактика Макарова в том и прелестна, что даёт неоспоримые преимущества лишь в первых битвах. Работать она будет до тех пор, пока хоть один корабль не уйдёт от наших моряков. А вот из-за Мадагаскара войну придется объявлять и Французам, ибо сей кусок суши, они уже числят за собой и без боя не отдадут. Поплывут вдаль моряки и строители с семьями, всем им было объяснено, что отступать от завоёванных позиций будет нельзя и трусам на родине лучше не показываться. На каждом линейном корабле привязано по четыре минных шлюпа, экипажи которых прошли школу Лазарева и достаточно тренированны. Им, загнанным адмиральскими учениями, нынешний темп работ кажется неспешным, такая жизнь им в радость.

Уснул я после неспешной прогулки по городу, в окружении кольца из двух сотен казаков, меня через их спины не то что застрелить, разглядеть было трудно. Десяток Машиных девиц мелькал во внешнем оцеплении, так что народ глядел больше на них. Уснул я, и сон мне приснился с Еленой. Была сия дева в тот день не прекрасна, а дюже сосредоточена, не ждала меня, в общем. Номер в какой-то гостинице, опять вид на море, правда, в этот раз пасмурно-зимнее. Не далече, на диване, лежал некий широкоплечий молодой тать, умело крутя в пальцах остро заточенный перочинный нож. Лишь почувствовав контакт Елена приказала ему выйди, он выполнил сие без слов, уйдя, по видимому, на кухню, от туда доносились аппетитные запахи и доносился звон посуды.

Поговорили мы о житье-бытье, о погоде Черноморской, более предметно. Оказалось, что в ватагу свою набрала она уже четверых молодцов, успевших повоевать с горцами в пластунских отрядах. Теперь вот сидит в Крыму, ожидая вестей от одного из своих воев, переодевшихся юродивым, и присматривающим за тамошними учёными-гробокопателями. Когда же они, мол, в стольный и самостийный Киев-град золотишко повезут. Ещё один молодец форму местных дорожных жандармов на рынке местном из-под полы покупает. Посоветовав быть осторожнее, обменялись информацией, так что мне теперь не только график ближайшей погоды в Стамбуле рисовать, но и чертёж паротурбинной электростанции вчерне. Дал Елене наводку на ещё один холмик, опять в Крыму. В конце песню я попросил для будущих подводников, такая отыскалась, вот только переделывать мне её придется серьёзно. Нету у нас ещё таких слов, коими поёт бард Высоцкий.

– Уходим под воду, в нейтральной воде.
– Мы можем по году, плевать на погоду,
– А если накроют, локаторы взвоют,
– О нашей беде.

Проснулся, в подмышку посапывает Маша, греет душу и тело, изгибы тела плавные и зовущие. Борясь с восстающей природой, тихонько вышел из спальни и со всей возможной тщательностью перенёс всё увиденное и услышанное на бумагу. Затем, когда мыслей в голове, кроме похотливых, уже не осталось, сдался и нырнул к милой под одеяло.

День сегодня знаменательный, сегодня я воплощу один из понравившихся мне рассказов Елены. О ВДНХ рассказ, дворянству, да и черни, это должно понравиться. Сказано, сделано, все ранние разработки, особенно те, кои не в военной сфере, а также те, сведения о которых, я почти уверен, уже ушли сведения на Запад. Всё это было выставлено в одном из конфискованных особняков. Получилось красиво и с размахом, над входом большое полотно со словами «Достижение Имперской Народной Мысли». Вот только праздно одетая публика в первый день была в явном меньшинстве, ибо вход в первый день был лишь по одной копейке, а рабочим вчера роздали денежное довольствие и устроили выходной. Приказа для рабочих явиться обязательно не было, в этот раз я уяснил, что все просто не поместятся, но даже тех, кто явился было великое множество. Во второй и третий день выставка напоминала больше светский раут, ибо за полтину, которые просили за вход в последние два дня выставки, посетителей из плебса было очень мало, разве что купцы мелькали. Во второй день выставки прибыли послы стран конкурентов, посмотреть на то, о чём им доложили их людишки, кои побывали здесь вчера. Послы покрутились недолго и побежали домой, корпеть над бумагой. Английское послание перехватить не удалось, а вот французы оплошали. Умный малый, этот лягушатник, он прикинул, сколько мы показали, а сколько скрыли. Испугался он. И расчёты его оказались почти точными, он лишь чуть мне подыграл. Посол скончался на следующий день, не смог его желудок выдержать долгой разлуки с лягушачьими лапками, а один из поварят в посольстве получил весьма солидную прибавку к жалованию из третьего отдела.

Зато как радовались Кольт и Морзе, глядя на свои портреты в Газетах, возле стендов со своими именами. Заголовки гласили «Непризнаные у себя на родине Гении нашли свой настоящий дом». Там надутые снобы годы размышляли, давать им деньги или не давать, здесь же они уже бароны и будущие короли своих собственных производственных империй. Несколько газет вышли на иностранных языках и были отправлены к ним на родину. Не обойдён вниманием был и Сименс, который демонстрировал непосредственную работу телеграфа, помощниками ему были его младшие братья, одетые в форму Телеграфной Службы, коя была создана чуть менее недели назад. Полувоенные образцы хорошо смотрелись на не понимающих не одного слова по-русски, но великолепно выполняющих свою работу мальчуганах. Рядом стояли родители, светясь гордостью за своего сына. Особняк, в который он переселил своих родных полностью был выкуплен им у государства, которому достался, как имущество одного мятежного графа. Где он брал деньги? Очень просто, телеграф важнее железной дороги, поэтому право выбора у него перед Гёстнером было. Гёстнеру надо было сейчас вдесятеро больше людей, но у Сименса выживаемость была намного лучше. Трупом хотелось быть не многим, и Сименсу понесли деньги, он как честный человек пришёл с проблемой ко мне. Договорились о твёрдой таксе, которую делили пополам, половину мне, остальное поровну между фон Сименсом и Гёстнером. список заплативших он приносил мне заранее, если я вычёркивал из списка фамилии он возвращал деньги. Гарантий он не давал, заплатившие дворяне работали наравне со всеми.

Австрияк ворчал, но, посчитав сумму за первый месяц, удивлённо заметил, что строить железную дорогу в России намного прибыльней, чем её эксплуатировать. Те, кого я разрешал подбирать Сименсу, могли оказаться полезней для меня и для страны живыми, нежели в виде хладных тел. В основном это были боевые офицеры, кои при случае выстрелят мне в спину, но и от грохота английских пушек не побегут. Много среди них было и флотских, коим предстояло отправиться к далёким землям под Андреевским флагом из русского порта Царьград.

Если выживут.

Глава 12.

РИ. РФ.

Апрель 2002.

«Це-Ментовоз», может вы знаете этот анекдот? Вот украинский ментовоз в нашем исполнении был подозрителен, так как клепали мы его наспех. Знаете, как в самостийной называют гаишников службу? «ДАИ». Честные люди название придумывали, прямо в трёх буквах заложив самую суть. В общем, поставили мы авто чуть сбоку, в лесопосадке, на гравийке, я в нём осталась и Сёма на месте водителя. Стёкла тонированные, нас не видно, а Кирилл с Борисом палочками машут, движения отрабатывают. Антон остался на автовокзале, предупредить, если этот археолог на автобусе не поедет. Нет, это надо же придумать, для маскировки повезти 10 кило золота в древних украшениях, на междугороднем автобусе! Самой не вериться до сих пор.

Ничего, скоро проверим, вот он наш автобус показался из-за поворота, Кирилл взмахнул волшебной палочкой, и громадина медленно остановилась, прижавшись к обочине. Передняя дверь стала неспешно открываться и, в ещё небольшую щель, Киря выстрелил из газовика паралитиком, проворно отпрыгнув, а затем и отбежав на несколько метров. Подождав пару минут, и надев респиратор, он прошёл к семнадцатому месту и сличил лицо с описаниями Антона. Он вытащил из под ног клиента тяжёлую картонную коробку, затем с полки над пассажирами сумку с бумагами и видеокассетами. Наскоро проверил и направился к нашей машине, передав коробку мне через опустившееся стекло, а сумку бросив в багажник. Я осторожно отодрала скотч и освободила от мягких тряпок старинную золотую диадему, не слушая восхищённый мат парней, раскрыла ещё парочку украшений, а затем бросила псевдо ДАИшнику короткое: «Заканчивайте». Он поднялся в автобус, прошёл к семнадцатому креслу и сделал археологу укол одной дрянью, что обошлась мне по 100 долларов за ампулу. Пару дней он забудет гарантированно, пару месяцев в одном случае из десяти, вероятность стать полным идиотом у него равняется одному проценту. Такой же укол получил водитель автобуса, что делать, господа, золото вещь опасная.

Кирилл вышел, а Борис, до этого контролировавший обстановку, выстрелил ещё раз в салон из газовика, затем они быстро направились к машине. Уезжали спокойно, не торопясь, перекрашенную машину подогнали к спящему в зарослях хозяину, посадили его на водительское место и истратили на него последнюю ампулу. Археологи до телефона доберутся не ранее чем через пару дней, Антон устроил на дороге камнепад, а у рации их вышли из строя батареи. Проще было успокоить всех навеки, но так изящней, меньше вони, и украшения как бы чистые, без крови на них. Археологи, это не бомжи, там парочка с мировым именем, они наоборот очухавшись этим цацкам рекламу сделают, вот только доказать будет проблематично, ни золота у них нет, ни фотографий. На паром успели, приехали даже за час до отхода, сунула Антону коробку с золотом, пять тысяч гринов и отправила его искать перевозчика. Этот канал я нашла через Таньку, у её старшей сестры муж таможенник в пятом поколении, а отец его крупная шишка в краевом масштабе. Пара звонков, согласие извозчика и 10 штук зелени этому муженьку и он дал мне номер мобилы.

При выходе на Российский берег коробку Антону вручил знакомый уже ему мужик, а так же остаток денег. Что там у нас в сумке было, его не интересовало ни капельки, до пятидесяти килограмм у этих ребят была твёрдая такса, они знали, кто я и в случае моего на них стука без слов завалили бы. Отдав коробку, и взяв вторую половину денег, он буркнул на прощание: «Привет Михалычу», и скрылся в недрах парома. В такси я проверила коробку, всё было на месте, её не раскрывали, в общем, доверяй, но проверяй.

Через пару дней позвонила Виктору Ивановичу и скинула ему на мыло фото нового приобретения. Предложенные два с половиной лимона меня устроили, номерной счёт в Лихтенштейне, это надёжно. Правда янки после сентябрьской встряски и окружающие европейские соседи бузят, обзывают маленьких «Банковской прачечной». По мне хоть «кондитерской» пусть называют, лишь бы работать не мешали. За товаром Виктор Иванович пожаловал на сей раз сам, проплатил на месте, дав команду о переводе денег, как только убедился в подлинности.

Учительница наша, Ирина Анатольевна, ехидно меня пропесочила при моём появлении в школе. Мол, какое счастье, нас опять посетило солнышко наше ясное, аж на два дня себе каникулы продлило, и справку с новенькой печатью от врачей принесла. А болезнь у тебя какая? Не «Острое респираторное воспаление хитрости»? Класс от её шуток был в отпаде, пришлось ей цепочку золотую турецкую купить, пока окончательно не заклевала.

Что делать с такими деньгами я пока представляю слабо, хотя мысли за неделю появились. Ребята пока гуляют, обмывая ордера, новичкам по двушке, старичкам по трёшке, да на отца и мать по одной записала. Вот на этих двух квартирках я и развернулась. Фирма «ОКей компьютерс», наверное, благодаря мне за месяц выполнила квартальный план по продажам техники. Но он и «Сотел» после дружно проклинали меня за то что сманила к себе их лучших ребят из техотдела. Но три штуки баксов они им почему-то отказывались, а когда попробовали наехать их же собственные парни пообещали такой шухер во внутренних сетях, что чиниться и восстанавливать будет нечего. В общем, можно сказать отпустили с миром, благо я на день для объяснений с ихней крышей выпросила у Виктора Ивановича пяток его людоедов. Специально под это дело, и по просьбам новичков, организовала на документы матери благотворительный фонд «Озеленители Кубани». Теперь у моих техников есть официальная зарплата 5000 рублей. Ну не может наш человек без трудовой книжки, перестаёт он себя уважать без неё!

Задача у новичков была простая, они лепили жучки и отслеживали перемещения всех моих подружек и знакомых, учителей, родителей. А что делать? Ну, мечта у меня такая с голодного бедного детства, узнавать сплетни самой первой. Один из мастеров из-под тургеневского моста ушёл, место бросил, сидит теперь во второй квартире и жучки клепает, завхозом в фонд его определила.

Зажралась я, деньги шальные малолетке в голову ударили. Переклинило что-то в голове, решила, раз бабки есть, могу гулять только с теми парнями, у родаков которых не меньше моего капусты насолено. В общем, есть у нас в «Б» классе один Баран. Отец главный военный прокурор по краю, а край-то пограничный, сыночку подарил на прошлое день рождение подъезд в двенадцатиэтажном доме. Вот я и решила, что мне теперешней этот гусь подходит, и начала его обхаживать Ребята увидели мои такое дело, ну и включили в сферу интересов нового фигуранта. Гуляли мы неделя, я уже прикидывала, как буду с девственностью расставаться. Тело хорошее, но мозг здорово подкачал, без денег отцовских не стоит ничего. Да и я хороша, рестораны, ёрши, платила за себя сама, а на вопрос, откуда столько «лавэ», ляпнула, не подумав, что отец продал за границей одну из научных своих книжек. Домой Боря довёз меня аккуратно, промывание и антипохмелин сделали своё дело, и перед родителями я предстала, хоть и поздно, но как огурчик. Звонок сотового разбудил меня в три часа ночи, мне пришлось срочно срываться, и что то на ходу сочиняя сонной матери на счёт проблем в фонде.

У моего Барашка оказался Брат. Нет, что у него есть брат, я и так знала. Но владение парикмахерскими оказалось лишь чем-то вроде «Кубанского Озеленителя» с моей стороны. Брат делал бизнес на похищениях. Мой баран Вовчик у него оказался в наводчиках, за процент, само собой. Не такой он и баран, оказывается, хотя работает ни за деньги, их ему и отец выделяет от пуза, а для адреналина. В общем, брата его старшего, Артура, едва успели на прослушку посадить, он уже с корешами обсуждал план похищения моей матери, я им не сильно приглянулась. Был у Артура надостаток, о нём ещё Вовчик рассказал, любил он быструю езду. Пока они в офисе план обкатывали на стоянке платной под его джипом изгалялся Борис. Вову я оставила в живых, просто ради научного интереса, смогут ли они с матерью отбиться от своры отцовских недоброжелателей. Из четырёх Артуровских подельников трое в беседе с дулами автоматов выказали готовность к содействию, и порезали на ленточки перед видеокамерой четвёртого, доверенное лицо и друга детства покойного. Деньги, два лимона, в качестве гранта, переведены были в мамин благотворительный фонд, а все при сутствующие на встрече по обе стороны стволов получили перевод из лихтенштейна по 50000 на брата. Ребята они были понятливые и Николая Павловича, отца Артура, подстрелили из снайперской винтовки на выходе с морга. В их трудовые я вписала в графу профессия «агрономы».

Альтернативная История. Российская Империя.

Апрель 1838.

Наше ленивое дворянство, особенно на провинции, патриархальное и твердолобое, разглядело, наконец, что опасность я для них представляю нешуточную. В сцепке с ним, ожидаемо, стали появляться церковники, причём большая часть из монастырей крупных и старых. Мелочь носа не казала, справедливо давая ввязаться в бой более старым и опытным, а потом выбрать сторону победителя. Так что обер-прокурор священного синода у меня с прошлой недели Фигнер. Две самых зарвавшихся обители взял штурмом, умело и неожиданно схитрив и просто переодев свои передовые отряды в рясы. Монастыри, разграбленные, ждут теперь более лояльных к государю хозяев, а монахи строят железные дороги, все получили по пять лет. Этого хватило и гул, вперемежку с наставлениями и поучениями, с этой стороны поутих. Дал им приказ, чтобы усиленно молились, и молятся, канальи, славят Царя батюшку и Россию матушку. С помещиками сложнее, выручает то, что бузить, в отличие от крестьян, они попросту не приучены, опыта сбиваться в стаи маловато. Способ борьбы с этими деятелями пока самый действенный через ихних крестьян, которые за обещанную землю готовы взяться не только за топоры и вилы, но и идти с сиими орудиями на пули и картечь. В одном уезде уже пыхнуло, отыскался на нашу голову лидер и собрал дворянское ополчение, попытался отбить готовых к отправке в столицу беглых крестьян. Благо местный жандарм главный был из новых и с курсом единственно верным знаком, так что, не медля, бросил на них что было под рукой, а были беглые эти же крестьяне, готовые для отправки в Петербург, и десяток конвоиров. У помещиков нашлись четыре пушечки, явно знавшие времена Ивана Грозного, не иначе! Но что такое картечь, супротив хорошо наточенной косы? Да ничто! В общем, на том поле теперь пять сотен холмиков, а все поместья в округе споро стали «товариществами».

Иностранные лизоблюды сменили тактику и теперь много внимания уделяют распространению слухов. Мол, людоед я, анархист, антихрист и просто нехороший человек, три дня изгалялись так, что два десятка платных крикунов пришлось повесить. Тактика тут же сменилась, теперь говорили самым мерзким шепотком, что, мол, царь-то бесплоден, и так умело сплетничали, что меня, даже из окружения, стали спрашивать, когда будет известна моя избранница.

Пригласил к себе Горчакова и озадачил этим вопросом, точнее проблемой, как сделать мою Машу подходящей для меня парой. Князь думал два дня, но его советы меня не устроили, а вот мне голову пришла идея. Невеста из немецких земель, как завещал Пётр, но если какое-либо государство из этих лоскутков изберёт себе новую королеву, или что-то вроде? Вот на такой мне ни сколько не зазорно будет жениться. А вот дальнейшее, это целиком идея Князя, ибо о планах Лазарева он знал прекрасно, и предложил отщипнуть кусочек от Австро-Венгрии, ибо взятие нами Царьграда породит в сей стране нездоровый ажиотаж и зависть. Договорились встретиться ещё раз по этому поводу в следующий вечер, когда глава МИД подберёт более подробные сводки. Ночью, как всегда неожиданно, произошёл новый сон-контакт.

Елена, на сей раз, была задумчива, в голове её была отрешенность, желание о чём-то забыть, и всё это на фоне сумбура и неупорядоченности в мыслях. Она сидела в небольшой комнате, в окружении нескольких компьютеров, людей же, которые за ними сидели, она, почувствовав контакт, выгнала из комнаты. Затем заперла дверь, подсоединила к ней какие-то провода, провела небольшим чёрным прибором по стенам, потом выключила все компьютеры и раскрыла свой ноутбук. Как стало ясно из её последующих слов, она опасается некоторого любопытства со стороны своих же сотрудников, доверяет им, но проверяет. Пояснила, что её малый вычислитель даже не соединён с другими в сеть, чтобы её архаровцы на информацию не позарились. Не за себя, мол, боится, а за них. Залезут внутрь, посмотрят, а ей потом ценные кадры в землю закапывать придётся.

Рассказала о своём житье бытье, как нелегко быть богатой и найти подходящую пару. Да-а, прокурора от бандита отличить и в наше время, и у них дюже сложно, разве что по размеру награбленного, или на дыбу, а потом, после признания кто есть кто, складывать их отдельными штабелями. Рассказал ей о Маше, описал фигуру, лицо, походку, правильное отношение к моим недругам. Идеальная подруга в моём случае. Елена мой выбор одобрила, а на то, что та не принцесса, согласилась с мнением Князя, и посоветовала сделать её королевой Венгрии. Сразу загорелась идеей, взяла из стопки дисков один с надписью 1848 и вставила его в малый вычислитель. Сказала, что её мальчики английский знают хорошо и в современной Венгрии распотрошили несколько исторических сайтов, не зря хлеб с мёдом едят ребятки. Скоро у меня были фамилии всех мятежников. в первую голову тех, кто готовился к революции уже сейчас. Набивал такими желанными сведениями голову почти до упора, до треска мозговых извилин. Имена, даты, грязное бельё имперской Вены. В этот раз даже было не до песни, было до слёз жалко, но сеанс оборвался на повторении грязной сделки одного из опекунов малолетнего богатея с его будущим наследством.

Горчакова я увидел в пять вечера, немедленно сунул ему бумаги и велел в три дня разработать наибыстрейший план распада Австро-Венгрии. Сделал небольшое дополнение, что во время революции Венская Школа Стрельбы должна обязательно сгореть, слишком уж много там подвизываеться рационализаторов, пусть лучше при моём дворе милости ищут. Для Венгрии конституционная монархия, королева – «Мария Венгерская», звучит, а? И обязательные выборы на тамошнем варианте земского собора. Отправился Князь от меня преисполненный впечатлений и в сильнейшем служебном рвении, этакие задачи его окрыляли. А за долгие годы пребывания на вторых ролях в венском посольстве тамошние нравы он знал превосходно. Отправиться наблюдать за процессом лично.

Через три дня кареты были поданы, все запрашиваемые люди доставлены, миллион рублей серебром аккуратно разложены по небольшим мешочкам. Утром того дня наведался, так же, к Шильдеру, дела у того шли хуже, чем хотелось бы. Технология производства реактивных снарядов будущего на нынешнем оборудовании упорно не давалась в руки. В теории было хорошо, а на практике… В общем, газовую цементацию пороховых шашек выделили в отдельный проект, а привлечённые дополнительные силы бросили на то, что смогли сделать по моим чертежам местные умельцы. Это чудо давало одно попадание из трёх в мишень, равную длине парусного линейного корабля с дистанции в триста метров. Всё это лишь благодаря хвостовому оперению и 5% отклонению при высверливании от центральной оси, всё остальное, как у прежних ракет. Так что недавно давал добро на отгрузку пятнадцати направляющих и первой полусотни ракет нового образца. Приказ был доставить в срок, хоть на санях, хоть волоком, в общем синемундирнику дали огромные полномочия и большую ответственность. Прибыть он был обязан в Севастополь не позже чем за неделю до начала «Щита», либо быть оприходованным своим заместителем, которому передаётся его ответственность и три дня времени дополнительно. Если сэкономит день, премия в две тысячи серебром за каждый, кнут и пряник, в одной упаковке.

Направляющие должны быть установлены на носу пяти пароходов, ещё один пароход, имеющийся в черноморском флоте, для этого не подходит. Перед выстрелами половина команды будет занята поливанием палубы перед направляющими, искр будет много. Последующие партии направляющих и ракет пошли на нужды уходящего к далеким берегам Северного флота. Ушли все парусные корабли, унося к берегам Лагоса и Мадагаскара воинов и строителей, а так же их семьи. Приказ у них был один, доплыть, утопив любого, кто попытается преградить дорогу, закрепиться на месте. Рубить жильё, строить укрепления, обзаводиться, ждать. Следующий Российский корабль, прибывший в Лагос, будет означать нашу победу, коли не прибудет никто, мы проиграли. В любом случае почти неограниченная война, топить любые корабли, до которых смогут добраться под Английским, Французским, Австро-венгерским или Итальянским флагами. Остальных останавливать и досматривать на предмет контрабанды. Захват проливов с рук нам не сойдёт, в любом случае, так зачем же ждать?

А Маша, как она преобразилась, узнав, что ей светит место не только фаворитки, но и императрицы! Она даже отправила с Горчаковым свой лучший десяток, молодые дворянки из обедневших семей, все прошли усиленные курсы. Конечно физические данные у них не те, но вот по обольщению и ядам у них всех высшие балы, по моей просьбе Елена нашла пример подобной Маше фаворитки Императора. Оказывается, лет через двадцать в поднебесной китайскому императору вскружит голову юная красавица, затем подделает его завещание, отравит, его, сына, заморит голодом беременную невестку. Последствия её неумеренного транжирства Китай будет расхлёбывать почти век. Маша моя не такая. по крайней мере сейчас. А что из неё получиться в будущем? Нужен Марии нашей Венгерской препон какой-то для просыпающихся амбиций, этакий страх божий. Внутренняя секретная служба нужна, занимающаяся благонадёжностью только своих приближенных. Собственно агенты уже есть, сам выбирал и давал разрешения на вербовку слуг, вот где бы им руководителя найти, бессребреника этакого?

Бессребреника? Постойте, так у нас же один есть, который от взятки в пятьсот рублей серебром отказался и в казну вернул втрое, а сам жил впроголодь. Про него мне Голицын рассказывал, я даже поручение дал найти и пристроить в Петербурге. Но особо им не занимался, посмотрим, посмотрим на это чудо природы. Может он не русский?

Глава 13.

РИ. РФ.

Май 2002.

Есть ли такие места на карте нашей многострадальной родине, где выпивка приносит пользу? Есть, но пить там надо от души, да и мало таких рыбных мест.

Когда последняя крымская наколка Императора при более тщательной проверке через инет, то есть взлом украинской археологической службы, оказалась оприходованной до нас, а ребятам я перевела обещанные пятьдесят кусков… Такое дело, само собой, полагается хорошенько обмыть, чтобы не последними деньги эти оказались. Для пользы дела приказала я ребятам пить горькую, а заодно навесить жучков, в одном из баров, с определенным контингентом посетителей. Приказ мой был встречен с радостью, три дня отпущенные под это дело были использованы ребятами с полной отдачей, с обязательной последующей проверкой в вендиспансере, такое у меня правило. Раз в месяц, или после бурной пьянки, извольте на проверочку, ребята вы видные, а ну как мне к одному из вас захочется на пару ночей под бочок приткнуться? Бабочки, они ветряные во все времена, даже поцелуешь такую и чужая пыльца пристать может!

Но в чём польза, то есть выгода этой обмывки, спросите вы? Вот возьмите меня, к примеру, экзамены ещё не начались, а я, привыкшая моментально большинство проблем решать зеленью, уже раздала 10000 баксов в металле учителям. Мне проще, им проще, все мне улыбаются, когда бы я ни являлась на уроки, а не явлюсь, пятёрка всё равно стоять будет. Одна училка, совсем молоденькая, ко мне «Елена Дмитриевна» стала обращаться, вот что с постсоветским человеком два тяжёлых золотых браслета делают. Уже подумываю увеличить стоимость подарков на порядок, в качестве эксперимента, как она меня называть будет, может «Ваше Величество»? А польза от пьянки моих кирасиров была, ведь бар этот был тем местом, где кучковались любители пошарить по окрестностям с миноискателем. Рядом было два пункта продажи металлоискателей и один проката, причём фирмы-производители у всех разные. Вот под конец последнего дня, когда они уже не вязали в очередной раз лыка, их координатор, а это был один из трезвых техников в квартире, купленной на имя моей матери, выдал приказ их шофёру вывозить тела. Девочки, купленные заранее, взяли под руки этих свиней, в человеческом обличии, и потащили на снятую квартиру, чтобы предпринять героическую попытку совершить приплаченные заранее действия. А техник, Володя, скинув все проблемы на Егора Николаевича, который страховал их на месте, полностью переключился на жучки.

Володя, от вечного сидения за машиной, уже заработал себе пожизненный горб, но ум его не согнулся и вычленил через пару часов из пьяной кладоискательской болтовни жемчужное зерно, позволившее ему и родителям из однокомнатной общаги переехать в трёхкомнатные апартаменты, причём отдельно предкам, отдельно ему. А всего-то и услышал фразу: «Представляете, мужики, помог я этому мудаку, систему этой компании вокруг его школы установить, затем результаты этим геодезикам вместе отвозили. А неделю назад звонит он мне, говорит, извеняйте меня, дорогой, только пустот в фундаменте не нашлось подходящего размера, пустышка. Всё это, мол, прабабушкины сказки. Гонит, сука, печенью чую, гонит. Ну, ещё по одной». Если бы я там была и внимания на эти слова не обратила бы, а Володя об обещанной премии с результата помнил, и кинул ближайшего «агронома», то есть всё того же многострадального Егора Николаевича, которому в тот день пить было нельзя, в наружку. За парнями послал приглядеть одного из техников. Наш Егор «мен» с богатым прошлым, оспинами лицо изъедено, приклеился к клиенту намертво. На всякий случай, засеяв все рядом стоящие авто насекомыми. Так что вести машину клиента, который выполз лишь через два часа, было просто. Довёл до квартиры, узнал адрес, дальше проще. Пошла я на угол Карасунской и Красной, где самый большой пункт оплаты за телефоны по городу. Сунула свёрнутую вдвое тысячу, внутри номер телефона карандашом и написано «с распечаткой и без сдачи». Интернет, вещь полезная, на форумах и в чатах подскажут что угодно. Номер телефона из станицы вычислили запросто, он по нему звонил три раза. Прозвонили с телефона автомата в справочную станицы, школа, в старинном здании оказалась лишь одна. Даже фамилию директора выяснили, правда без инициалов. Выяснили, что особняк старинный, дача дореволюционная какого-то богача. По горячим следам, так как был лицом пригож, хоть и скользок в обращении, но внушал доверие, поехал Сергей. На следующий день, уже непосредственно к дому господина Дубового, подтянулись Егор Николаевич и Кирилл.

Это вам не Краснодар, затеряться сложно, поэтому Сергей поехал на автобусе, остановился не в единственной на всю станицу гостинице, а у бабушки, торговавшей семечками при ней. Двое из поддержки приехали на копейке, поставив её поодаль в старом орешнике. Возле одного из столиков импровизированного кафе, близ ларька-будки со спиртным, Серёга и провёл день. К вечеру пришёл к копейке, слегка пьяный, проблевался, так как к делу относился добросовестно и шёл только на трезвую голову. Оказалось, что споил двух местных дедов, от них и узнал историю. Дубовой, по слухам, происходил из семьи владельцев особняка. Егор Николаевич позвонил мне и попросил одобрение на действия, я дала добро. На многое не рассчитывала, если бы знала размеры добычи «в поле» выгнала бы всех. Перезвонила Кириллу и подтвердила приказ, агрономам я уже доверяла, это для Кири, он их не любил. Егор достал из автомобильной аптечки шприц, упаковку ампул якобы инсулина, ну и эфира пузырёк, Кирилл и Сергей взяли из багажника пистолеты, один с сонным газом, другой стрелял ампулами. Собака начала брехать, так они отошли, дождались, пока по трассе, близ дома, не пойдёт фура. Под звук всадили собаке шприц под забор, она лишь раз тявкнуть успела. Подождали пять минут, подсадили Кирю, он перемахнул высокий забор и открыл калитку. Убрали собаку в будку, вынули ампулу, затем отсоединили пробку на щитке. Вышедшего хозяина усыпили эфиром, затем то же, в темноте дома, аккуратно сделали с женой и детьми. Включили свет, обыскали дом и двор, в чём принял самое деятельное участие Сергей, который в беспризорную пору был форточником, пока не перерос необходимый размер.

Тайник в стене хозяйской спальни нашёл именно он. Там были не только драгоценности, но и хозяйский дневник, из которого и узнали подробности. Прапрабабка нашего героя уже разменяла девятый десяток и Россию после революции покидать не собиралась. Фамильные драгоценности, а их её муж рассматривал, как вложение капитала и покупал каталожные «с историей», доставать из тайника в подвале не стала, а комиссаров обманула просто, умерев за час до их прихода. единственно кого из родичей она любила, так это внука, остальных же, даже его мать, не во что не ставила и делиться не собиралась. Ему она и оставила послание в одной из книг библиотеки, а сама скончалась. Уже в середине двадцатых этот мальчишка, мать которого не успела на последний пароход, потеряла ребёнка в толпе, а в последствии и голову, сбежав из детдома, и проделав нелёгкий путь явился к дому бабки. Приютила его бывшая служанка графини, потерявшая на германской мужа, а в гражданскую сыновей. Вот его она и оформила под своей фамилией в метриках, потратив на это дело последний царский червонец из кубышки.

Вот и стал Дубовой учителем, не думавшим более не о каких сокровищах, но сыну своему предание пересказал. Сын стал директором школы, и осматривая не пожжённый пролетариями библиотечный фонд наткнулся на страницу с подчёркнутыми, вроде бы произвольно, буквами. Всё как в предании, вот только использовать те сведения можно было только с помощью служанки, так как в записке был лишь намёк для знающего человека. Та уже пять лет, как почила, а кладоискатель из педагога получился аховый. Бабка же была сущим наказанием для слуг, специально теряя предметы и заставляя их искать, так что её намёки могли разобрать лишь они. Было бы здание частное, он бы его по винтику разобрал, но не те времена на дворе были. Выстояло оно и под бомбёжками, и пожары его не взяли, крепкий был дом.

И только в наше время появился метод, небольшие пиротехнические взрывы по окружности, зафиксированные аппаратурой и прогнанные на компьютере, давали картину пустот. Вот в одной из стен подвала он ящик металлический и обнаружил. Но жадность обуяла, подельника-профессионала кинул, а тот язык развязал. За что каждый из семьи получил ампулу, ценою по сто баксов. Виктор Иванович согласился взять всё за десять лимонов, я не спорила, после того, как он за меня на местном уровне подписался вопросов к моим ребятам никто не имеет. 90% денег перевела в Северный Кипр, а лимон раскидала людям. А вот Дубового, его лучше бы мои люди пристрелили. Очухался он первым, бугай здоровый, шасть во двор собака спит, не добудишься, все в доме спят, ну он обратно в спальню тайник открыл. От его воя все в округе повыскакивали, а он до дробовика добрался и пошёл в разлад. Сначала собаку, потом жену и детей, а в конце и себе два ствола в рот разрядил. И остался лежать на его столе, присланный сестрой из Питера, где та работала риэлтером, каталог дорогих квартир, как напоминание о рухнувшей мечте.

Альтернативная История. Российская Империя.

Май 1838.

Эта шавка Махмуд Второй, меня разозлила. Очень и очень подлая тварь.

Лишь два месяца назад взял у Елены эти сведения, а до сих пор бешусь. Отец десант 31-го года, когда наш 10000-ый корпус высадился на азиатском берегу Босфора, а потом при мире с Египетским пашой по первому слову убрался, отец его называл «Помощью от Брата к Брату». Этот же плешивый, уже стоящий одной ногой в могиле козёл, решил заключить торговую конвенцию с Англией! Добытый же с нашей помощью Ункяр-Исклейский договор был им решительно забыт, так же по последним данным от Елены именно «Плешивый» поддерживал все эти годы Шамиля, а не Персия. Конечно, какие-то средства шли и оттуда, но английские инструкторы и оружие проходили именно через Турцию. Как вы понимаете в такой ситуации наш старый недруг Египетский паша Мухамед-али, автоматически превращается в нашего близкого друга. Французы, его вечные покровители, в последнее время темнят и откровенно ставят палки в колёса, что прикажете делать бедному бею? Вот и польстился он на предложения, переданные с одним из протеже Горчакова, голодным до действий потомком знаменитой фамилии. Орлы птахи умные, так и Орловы сориентировались мгновенно, поместья расписали в товарищества и кинулись в коммерцию и на службу новому государю.

В тайном договоре между нами всё по справедливости, всё, что на европейском берегу Турции, всё наше, и по азиатскому берегу чёрного моря сотню вёрст прихватили. Ну и нефтеносные районы не забыли, а паше Египетскому эти бедные пустыни пока и бесплатно не нужны. Подписанный договор прибыл в Петербург, лишь на один день опередив известие о начале Мухамедом-Али нового похода, а ещё через неделю прибыли известия об отходе нашего флота к проливам.

Господи, ну почему у меня нет такой связи, как радио в будущем! Сегодня, именно в этот предутренний час, должны раздаться первые выстрелы. Я воочию представил, как стаи минных катеров направляются к стоянкам беззащитных турецких кораблей. Да, султан предупреждён советниками об активности русских, да, корабли боеготовые, но пашу Египетского считается более опасным врагом. Но корабли, с полными пороховыми погребами и взрываются лучше. А погода? А что мне теперь погода, я за этот год знаю, когда ветер будет в Стамбуле, а когда солнце, с точностью до часа. Господи, чтобы я только не дал, чтобы быть сейчас с ними, потомками Олега, вернувшимися, к забытому, за ненадобностью, Городу-Воротам. Теперь сие есть необходимость, в имперском хозяйстве вещь полезная, это «Южное окно».

По моему приказу на кораблях соединения были так же несколько горцев, родовитых, из тех, кто присоединился к Имаму Шамилю лишь после долгой словесной обработки и после многих побед в стычках с русскими. Но они были бы готовы немедленно перейти на сторону армии, победившей Наполеона и Шаха Персидского, коли представиться такая возможность. После выхода в море их освободят из-под стражи, и Лазарев сделает им предложение, от которого любой здравомыслящий горец никогда не откажется. Им предложат участвовать в высадке в Стамбуле, где они, а всего их было два десятка, должны выступить в национальных костюмах и с особым рвением, чтобы запомниться. Под это дело была разработана легенда, что это люди Шамиля, перешедшие на нашу сторону. За послушание им были сообщены адреса трёх меняльных контор, и половина у них отнятого. Газеты, с их литографиями, было решено использовать, чтобы расшатать окружение Шамиля. Даже если он не переметнется к нам, его люди, послушав вернувшихся богачами соседей, а так же услышав, что царь отдал положенные доли и вдовам тех, кто участвовал в десанте, но не дожил, вот это и разметает его армию лучше любой картечи. Какая к чёрту перегруппировка сил, когда больше половины армии разбежится, новых поставок оружия не будет, даже с деньгами туго? Так что даже английские советники ничего не смогут с этим поделать, ибо на оперативный простор с такими силами он выйти не решиться, его русские полки просто засмеют.

Так что нет сейчас у Султана охранения с Севера, да и год ему остался по здоровью, боли мучают, какие тут хитрости? С юга на него идёт Мухамед-Али, вот это он знает точно, подбрюшие Османов сейчас слабо, смерть льва чуют, военные начальники между собой грызутся, единства нет и в помине.

Входит сияющая Маша, за ней маячит виноватый фельдъегерь, ага, испугался и отдал конверт не лично в руки, но проследил, чтобы передала мне. Ни вашим, ни нашим, её боится до дрожжи, меня до ужаса. Понимающе киваю и отсылаю мужика. он не виноват. а вот в сияющую улыбку смотрю гневно, как, мол, смела. но ей всё ни по чём. протягивает письмо. Ага, вот почему она радостная, и на нарушение решилась, письмо личное от Горчакова, прямо с пылу с жару. Заполыхало в Кракове, привлечён Эдуард Дембровский, его поддерживают польские либералы из Галиции. Армия спешно двинулась к Кракову. а Горчакову в Вене удалось нейтрализовать единственного решительного местного кадра, Губернатора Стадиона, так как тот от взяток решительно отказался. Деньги получили венские либералы, во главе с Кошутом, а их радикальное крыло купили на корню, и как только ушла армия Вена запылала. Уже на этом фоне мятежники захотели пожаловать к Фердинанду Австрийскому лично. Горчаков, раздув угли, счёл за благо город покинуть, ибо в близком окружении Императора уже были три нацеленные на того агентессы, помочь им он уже не мог, как и вытащить оттуда.

Князь сообщил, что переходит на резервный план и следующая цель флот. Вот почему Мария была довольная, все по плану. но есть и трудности. А что такое в данном случае трудности? Это значит что вариант с конституционной монархией может оказаться пожёстче, а Маше власть понравилась. Так что если будет возможность править, а не царствовать, то она будет править.

У нас в империи же, по нынешним временам, всё достаточно тихо, как говориться «кто бежал, тот бежал, кто убит, тот убит». Свободные землепашцы сеют хлеб, кто не решился или не захотел уходить от помещиков, тоже сеют, только меньше, ибо «думка» о своей земле их постоянно сбивает. Строю амбары, ибо по прогнозам из будущего урожай будет знатный, но после его сбора, по компьютерным прогнозам, начнётся резня, ибо те, кто в «крепости» увидят то, что твориться в товариществах и начнут бузить дико. Но это и хорошо, раз энергия есть добро пожаловать в колонии, у Англичан это Австралия, у нас будет Калифорния, Аляска и Орегон. Ну и в Сибирь побегут, да в Маньчжурию, как же без этого?

В будущее теперь передаю статистические сводки, там их обрабатывают и выдают прогноз, сколько, приблизительно, мужичья я смогу переселить. Сколько ещё недругов не смертельно заиметь, как их лучше перессорить, много полезного пересылают. Все «товарищества на этот год получили жёсткий погодный распорядок, когда сеять, когда жать. Всё строго по погоде, деньги же уже выделены под половину будущего урожая и на местах розданы. Процветает такая схема: чтобы не бежать пустыми, соседские крепостные продают в товарищества скотину и инвентарь, так что по бумагам одна корова в этот год может родить и пятерых. Будет, будет в этом году хлебушек, проливы заняты, с севера есть, чем встретить, Австрия выведена с сей исторической линии как империя. Так что небольшой заслон в столице всё остальное на юг, на судоверфи и железные дороги. Не напрягаясь, не рвя жилы, постепенно, но неумолимо. Луддитам в Англии деньжат и опытных инструкторов-подрывников подкинем, и, даст бог, год пересидим.

Как и отцу приходиться уделять много времени писателям. Объяснял автору «ревизора», что сегодня меня интересуют книги меня восхваляющие, посоветовал, если он хочет издаваться в России, чтобы он освещал именно эту грань правды. Правда, она девка многогранная, оппозиционную её сторону страна сейчас себе позволить не может категорически. Деньги на военные нужды утекают рекой, но начали давать отдачу самые первые вложения, «пожалованные» купцам золотые побрякушки. Небольшие речные судёнышки с задним винтом и паровым движителем стаями стали прибывать по Неве в Столицу. Английские купцы, из старожилов, плюют на предупреждения своего правительства и фрахтуют их пачками, но и тут я, чтобы соблюсти интересы неоперившихся своих купцов запретил сдавать больше чем половину места на сторону. Пусть не только чужое, но и своё тащат, всем купцам я пообещал, что в этом году с Персией мир. А иностранцы с фрахтом всё равно изворачиваются, младших сыновей задним числом в подданные русские переписывая. Тот крючкотвор, что им бумаги эти стряпает, половину мне несёт исправно, а я их на флот трачу.

Самые устойчивые к морской волне судёнышки я перекупаю без возможного отказа, торговаться со мной в этом случае бесполезно, военная необходимость! Отсыпаю много, но сейчас дают и больше, на один катерок идёт одно направляющее. Покупаются кораблики по мере изготовления для них стволов, на каждом по восемь ракет.

Сон-свидание с моей половинкой из Будущего прошёл буднично и по-деловому. Дополнительные погодные карты по Империи, особенно интересовал град. Голодные люди – злые люди, я же сев на проливах и подбрасывая угольев в костёр Габсбургов, буду следить за урожаем, подтираясь нотами протеста от «Великих держав». Накормить людей, а избытки в неурожайных областях отправить в колонии, вот что главное. По пути заселим Лагос и Мадагаскар, создадим там неприступные базы. Тернии, конечно будут. ну и пусть. Без колючек в заднице человек мягчает, становится добродушен и невнимателен. Дорога эта ведёт на погост, так что терновник вещь необходимая.

Глава 14.

РИ. РФ.

Июнь 2002.

«Люблю, трамвай куплю», такого чувства в тот знаменательный вечер не было. Всё было буднично, всё цивильно, экзамен по географии, потом мои архаровцы подбросили меня к гостинице и отчалили, проверив номер на жучки. Потом подождала Мишку с розами и потащила его в номер, раз решилась, так решилась, будем посмотреть, что за зверь такой этот «СЕКС».

Понтов, конечно, у Мишки до фига, пробивной малый, добиться чего хочет в жизни сможет, блондин с зелёными глазами, знаю по имени его со второго класса. Живёт он за несколько домов от нас, его мать шапочная подруга моей, я была во втором, он учился в нашей школе в пятом, в газетах прошлась утка о маньяке, вот мамочка и попросила его пару недель меня до дому провожать. Позавчера случайно встретились, разговорились, он уже в универе учиться, живёт на квартире далеко от своих родичей, в общем, случай идеальный. Вот я и сделала я ему предложение руки и сердца на одну ночь.

Прелюдия понравилась, даже не пила, а опьянела. О любви, как было оговорено, не говорил, просто расточал комплименты. А потом всё было буднично, по Камасутре, двадцать минут на отдых и следующая страница, на сколько хватит сил, этакий гимнастический урок. Оделись, крепко поцеловались и мирно разошлись, он к своей девушке, я к своим парням. Кирилл по дороге демонстративно отдал Боре сотню гринов, ага поспорили на меня, букмекеры хреновы. Боря, значит, на мой передок ставил, а Кире я и целкой нравлюсь, или ревнует? Упаси боже, наш дружный коллектив смертельно опасное место для всех чувств, кроме волчьей спаянности и общей алчности. Конечно парень он видный, но пока подержим на расстоянии, а там посмотрим, а может и пощупаем.

В дела земные со следующего утра окунулась с головой, с Семёном и Антоном в командировку в Крым не поехала, добыча из очередного дольмена должна была быть небольшой, зарытый в древности «мен» был не богат. Человек Виктора Ивановича ждал ребят после возвращения на пирсе. Проверил товар, пожелал всех благ и убыл восвояси, оставив улыбку и пол-лимона. Наличные сунула в сейф в Югбанке, на серую зарплату, потом задумалась. Деньги по наводке, это хорошо, но ещё больше мне понравилось добывать средства самой. Нет, конечно, инфа из прошлой параллели временной, это верные бабки, но… Когда ты сам убиваешь медведя, то гладить его выскобленную шкуру намного приятней.

В общем, дала ребятам задание поискать инфу, какой клад у нас на Кубани самый большой. Нашли через полчаса и приволокли пред мои светлые очи распечатку. Да-а-с, не интересуюсь я историей родного края, вот и ещё одна проблема, когда у тебя наводки точные. «Сокровища Кубанской Рады» – было выведено поверх листа, в нынешних ценах пять миллиардов зелени. Интересно, интересно, надеюсь, вы помните такого товарища, Барона Врангеля? Многие задумывались, почему он пошёл на Кубань, его суматошный и, в стратегическом плане почти бесперспективный десант на Ейск. Сумасшедший во всём, кроме одного, на встречу ему двигался из Краснодара эшелон, в котором везли казну кубанского правительства. Хреново у барона с золотом было, а тут сборная солянка со всего большого края, с банков, со страховых обществ. Золото и иранские брюлики «с историей», они были из этой кучи самым ценным.

Вот только в ЧК не лаптем щи хлебали и просекли ситуацию. 20000 красных конников перерезали железку, но взять приз не смогли. Где-то, на участке примерно в сто километров они с местными проводниками нашли высохший колодец и скинули туда основное. Какой-то лесок там был, а вернувшись к железнодорожному полотну ОСВАГовцы вырезали всех землекопов и прикопали в овраге. Оставшееся незакопанным добро, в основном бриллианты, распределили между собой и несколькими группами рванули на прорыв. Показательно, что до сих пор не один из этих камней в мире не всплыл. Дошли единицы, те, у кого хватило ума зарыть всё что было ценного, и переодеться в крестьянские хламиды. Пробились на последние пароходы в Крым, затем во Францию. А попавшихся, их красные конники просто расстреливали, ибо данные о золоте до нижнего комсостава доведены не были, так как командиры справедливо опасались, что блеск золота затмит классовую сознательность.

Когда же парни пошли искать во французской части паутины, а один из моих технарей неплохо знал этот язык, то на инфу наткнулись быстро. На одном из форумов была выложена дискуссия о том, как подготовиться к вояжу на Кубань. Нашли это через поисковик быстро, узнали почтовый адрес главного идеолога проекта, техи сказали, что у французов на почтовом серваке защита им не по зубам. Вот тебе раз, украинскую ломали, а эту слабо? Оказалось слабо, защита на порядок лучше, это вам не хохлы доморощенные. Один и техов дал наводку, зашли на irk cooler ru, набрали пяток адресов, объяснили, какой сервер нужно ломать и сколько зелени готовы отстегнуть, если не хотите сами, передайте по цепочке. На следующее утро пришло письмо с вопросом «Сколько?». Ответили 10000 зелени. Договорились о способе передачи предоплата 100%. Он и Боря встречаются вечером на мосту, хакер передаёт пароль, пересчитав деньги, Боря звонит. Если всё в порядке, то разбегаемся. Если бы тот сервак подбором комбинаций можно было ломануть, так нет же, после десятой ошибки хитрожопая программа заинтересуеться кто там такой умный. А оно нам надо?

В сухом остатке от 10000 уе у нас остались пять мегабайт информации. Французик, в сопровождении ещё четырёх товарищей рылся сейчас в районе железки, а вот данные, откуда он всё это узнал, были прелюбопытные. Лягушатниковские хакеры тоже не лаптем щи хлебали и смогли сломать архив своей контрразведки. Сведения старые, но интересные, а потом пустили его в продажу по сотне гринов за диск, там и были нужные нам сведения. Поискали информацию на этот диск в нете, да, уже два года информация в продаже, через пять минут отправили шестьдесят гринов, а через десять закачали по выделёнке инфу. Качали в новый комп, так как в таких больших посланиях щедрые ребята делятся троянами, а оно нам надо? Нужную главу распечатали и сравнили со сведениями из почтового ящика. Старый колодец искали направленно, французам удалось сузить поиски до двадцати километров, да вот беда, делиться информацией и привлекать местных они совсем не хотели. И это после всех-то строек коммунизма, за последние годы, когда сносили монастыри по камешку и на их месте клепали колхозы, из того же стройматериала! Дураки носатые.

Устроили мы всей компанией мозговой штурм и выдали идею, что искать нужно сначала захоронение землекопов, а от него плясать. Тогда, мол, тоже не дураки были, раз был проводник, то остановили поезд в ближайшем к колодцу месте и топали напрямик. Хоронили их кучей, просто закидали землёй. До колодца от железки не больше километра, это по вычислениям французов. На «золотые километры» поехали все, кроме Семёна и Антона. Пока мы поехали в расположенные близ железки хутора, собирать фольклор, эти двое двинулись дальше на север, в станицу Ленинградскую. Там бы штаб особой бригады ЧК, каратели, в общем. Сейчас в этом старом здании располагается музыкальное училище, сунули они сторожу пятисотку, ну тот и позволил им домину осмотреть, особливо подвалы. Очень уж эти подвалы были похожи на другие, на те откуда господин Дубовой вынес, для нас, десять лимонов. Попробовать? Дорого, а что делать. Если что-то и осталось не оприходованное, то именно в подвалах.

На Ленинградскую мы вышли, забодав в Краснодарский архив ФСБ одному дедку 5000 зеленью. Дедок был идейный, но с пониманием. Мои его прижали на лестнице сунули в руки конверт и пояснили какая инфа нужна, клятвенно пообещали, что мы не шпионы, а простые чёрные копатели. Дедок помогал дочке и внукам, так что, по здравым размышлениям от денег не отказался. Ему объяснили ситуацию и пообещали подкинуть ещё деньжат, если он нароет чего ещё по теме. А за 5000 мы выяснили, кто в то время и в том районе мог и имел право устраивать массовые расстрелы, а так же работал с ценными пленными. А вдруг какого-либо из бросившихся на прорыв офицеров довезли до подвалов живым?

Встретились с директрисой школы. представились фондом «Озеленение». Предложили ей схемку на её уровне, мол, ты заявку в краевые власти на обустройство территории, мы её продавливаем, тебе две штуки сразу, две по исполнении, а всё остальное наши проблемы. Предоставили ей все бумаги, она внимательно прочла и подписала, после чего получила первый пучок в конверте. Краевые зубры звери сильные, но мы на много и не замахивались, штуку туда, штуку суда и фонду дали бумажку о выделении ста тысяч рублей на озеленение школы. Думали господа чиновники, что поимели лохов в нашем лице, ибо справку выбить это одно, а вот выбить реальные деньги в казначействе, где сидит бывший КГБшник всея кубани Лямицкий, это совсем другое. Этому зубру в рот палец положить даже мэр опасается, откусит-с. К нему, рассказывают, приносят списки зарплат по бюджетникам, так милиции он подписывает в последнюю очередь, говорит всё равно, мол, сами вчетверо больше насшибают.

С бумажкой наперевес направились к музыкалке. Людишек наняли местных, тут же уволив половину за леность и пьянку. На само здание не лезли, только по периметру. так что заряды установили и жахнули уже к вечеру, успокоив директрису, что роим ямки для деревьев. Через три дня обработанные данные поступили и парни, предварительно напоив сторожа и сунув ему привычную бумажку, взялись за лопаты. Из нескольких доступных каверн, одна оказалась не пустышкой. По нашей проблеме в тех бумагах была непосредственно только одно свидетельство. Группа из пяти человек алмазы скинула организованно и ушла, оставив случайного незамеченного свидетеля. Вот только он оказался местным юродивым, и как не пытали его чекисты точного места захоронки показать не смог. Мы же, то есть те, кто облазил всё пространство у дороги, ушли не солоно хлебавши, гражданская, а потом и мировая, прокатившаяся по этим местам таких древних стариков не оставили. Решили прекратить ненаправленные поиски и вернуться до дому, до хаты. Ещё один мозговой штурм выявил полый упадок духа, если бы знать место хотя бы с точностью до сотни метров, тогда бы я все деньги добытые извела на топографию, а так просто, без цели? Нет, увольте. В конце совещания, от безысходности, ребята ударились в мистику, предложив, чтобы найти такого экстрасенса, который бы чуял кладбища, а особливо расстрельные места.

Ну, что же, на безрыбье и карась щука, засадила техов в инете рыться на счёт экстрасенсов, а сама засела за план, как можно отделять среди них зёрна от плевел.

Альтернативная История. Российская Империя.

Июнь 1838.

Кронштадт, как много в этом звуке, для сердца русского слилось! То, что Англичане клюнули на вывод большей части войск из предместий столицы, это полностью план и заслуга Маши, она оказалась не только мастерицей плести словесные кружева и выбивать сведения из противников режима, но и мастером дезинформации. Это слово, и его краткую форму «деза», я прочитал в будущем и влюбился в него. Вовремя брошенная ложь, а лучше полуправда, и легионы противника идут в расставленную ловушку. Нет, понятие я такое знал и раньше, всё-таки мне военную историю преподавали качественно, но с оговорками. Мол, Великий государь, в моём лице, будет блюсти «мораль Войны». Нет, ну надо же, идиоты, отдавать в чужие руки победу Отечества из-за «морали». Главное для Государя, использовать разумно свою силу и власть, а с недавних пор это для меня означает только «для блага моих подданных», какое мне дело до чужих?

О том, что Английский флот готов выйти в море, чтобы проучить зарвавшихся русских медведей, я знал ещё за пару дней до его выхода из порта. Признаюсь, не ожидал от Англичан такой прыти, а ведь к ним ещё не прибыли вести из Стамбула. Проливы, это важно. значение проливов для морской нации объяснять не надо, всё что связано с морем англичане впитывают с молоком матери. Их довела до белого каления совокупность причин, моё пренебрежение их нотами, уничтожение агентов влияния, новые технологии и стремительно модернизируемая столица-завод. Именно город их интересовал в этом походе, хотелось очень им сунуть нос на те предприятия, куда их не пускают, не разрушить, а именно захватить. Как стало ясно позднее, из допросов выживших, известие о затоплении турецкого флота, гибели султана и захвата проливов десантов достигло «Флота возмездия» уже на полпути к Петербургу. Быстроходный пароход принёс вести, буквально взорвавшие изнутри самомнение их адмирала, и заставившие его сделать ошибку.

Первоначально десант предполагалось высадить в Лебяжьем, закрепиться, и только оттуда посылать недалёкие экспедиции, давя сопротивление, и выискивая слабые места, со мной было решено даже договариваться, если я поделюсь всем и сразу, и буду покорно плясать по дудку Лондона. Теперь же о переговорах со мной речи никто не вёл, планировался сначала захват или уничтожение Кронштадта, затем десант в город, захват предприятий и мастеров, затем сравнивание города с землёй. Приказ был «не щадить Варваров», ну, мы никого из них и не пощадили.

Все суда были сосредоточены в Кронштадте. За два дня до подхода вражеского Флота я объявил войну Англии, реквизировал всю собственность подданных британской короны в столице и разослал директивы на места, самих пленных послал рыть окопы. Были при этом очень интересные сценки, об одной из которых рассказала Маша. Молодой английский купец, одетый в русские одежды, принявший, по настоянию отца, два месяца назад правильное решение и сменивший подданство одним из первых, ибо по указу в первых рядах принимали тех, кто женат на русской. Предприимчивый отец жениха договорился со своим русским торговым партнёром, обжинили они своих детей. Вот теперь Брит, со своей женой передаёт мзду конвоирам, те из частично мобилизованных царских отрядов. Крестьянам клятвенно пообещали, что оторвут от земли не более чем на пару недель, оружие худо-бедно они освоили, что ещё надобно для войск резерва?

Вот эти крестьянские парни и сопровождают два десятка пленных на рытьё фортификаций. У молодого англичанина там отец и двое братьев, семьи которых пока под домашним арестом. Конвоир кивает головой, удовлетворённый размером мзды, ибо знает правило, что половину надобно снести синемундирникам, с этим строго, и лишь оставшееся поделить. Не поделиться нельзя, премия за голову нарушителя намного больше небольшой мзды. Конвоир кивает и берёт из рук молодки крынку молока, отпив, отдаёт её напарникам, и лишь затем она попадает по назначению. Далее из рук в руки передаётся корзина со сдобой, конвой то же снимает пробу, передав, затем, корзину отцу брита. Тот берёт себе и сыновьям, остальное добро раздаёт другим заключённым. Кандалы на всех только ручные, общей цепью здесь никто не скован, в этом отряде только семейные, домашний арест родных гарантирует послушание. Эта работа считается синекурой, на неё попадают только те ушлые господа, успевшие обзавестись родственниками в Империи. Маша описывала этот случай в красках, дородного английского купца в бывшем лучшем платье с лопатой роящимся в зеле, я, с её слов, представил, и чуть со смеху не упал. Сие подняло мне настроение изрядно.

Реквизировали все частные суда, всё, что плавает и не сразу тонет в море, и оборудовали шестовыми минами. К моменту прихода неприятеля паровых судов было сорок, прочих около двухсот. На пятнадцати паровых судах были установлены направляющие.

Англичане моряки твёрдые и мощные, иногда сдаваясь в плен, говорят «у короля много», но в тот день таких речей мы не слышали, захваченные суда мне были не нужны. Направляющих было чудовищно мало, это мы поняли позднее. Шапками англичан закидать не удалось, они грамотно стали садить бортовыми залпами в приближающиеся пароходы, до расстояния выстрела дошли шесть судов из пятнадцати. Это потом, при разборе боя, было до зубного скрежета кристально ясно, что в бой надо было кидать все суда, и пусть бы бритты попробовали угадать «ху есть ху». Но кулаками всегда удобнее махать после драки, отрабатывая удары чуть не проигранного боя перед зеркалом. Некоторые суда взрывались сразу, когда ядра попадали в сложенные ракеты. Первый залп направляющих стал для захватчиков подобен грому среди ясного неба и поразил два корабля, пока враг не опомнился, вторым залпом положили ещё одну цель. Я лично находился в Кронштадте и увидев незавидную участь пароходов скомандовал «все вдруг», пристрелив одного из адмиралов осмелившегося возразить. Правильно, не правильно, а я поставил на сей бой всё, даже если флоты уничтожат друг друга, то Россия выиграет.

Когда первые русские суда добрались до строя линкоров, то не охваченным пламенем был только один из них. Англичанин, добив, наконец-то, израсходовавший ракеты пароход, повернулся к новым противникам бортом. Оставшиеся пароходы, потеряв по пути пять судов, благополучно отправили корабль на дно, ему хватило трёх шестовых мин. Из оставшихся судов так же не ушёл никто, в первую очередь атакованы были самые быстрые суда противника, затем самые мощные из оставшихся, в конце топили пытавшийся удрать или спрятаться за белыми флагами десант. Того чистоплюя, который три раза посылал запрос на атаку вражеского судна под белым флагом, я утопил на следующий день, отправив семью на железнодорожные работы. Когда его товарищи гибли он, видите ли, не только сам не атаковал, но и других отговаривал. Благо самозваного командира, в горячке боя, не сильно и привечали. Перед тем как ядро утащило его вниз, на берегу провели его родню в колодках.

Показательное действо происходило во время пира, устроенного для всего честного народа прямо на набережной, благо погода позволяла. Выглянуло из-за облака солнце, мир пел, наполненный его теплом, людей пьянило вино и аромат недавней победы. Выжившие подходили и получали новые звание и назначение командовать ещё не построенными судами, трусы и предатели не мозолили глаза, уйдя под воду. Пара сотен выловленных британских моряков, ни чего не евшие и не пившие со вчерашнего дня еле тащили ноги. Английские купцы, те которые предусмотрительно обзавелись роднёй-индульгенцией, падали передо мной на колени и просили, в соответствии с заранее оговоренным сценарием, принять их в подданные. Возвращалась им только часть имущества, кому половина, кому четверть. Ведь у таких прощелыг на сыновей, которые раньше их стали русскими, на детей переписывалось более половины, ибо подати были меньше. Но бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке, поэтому просителям следовало перебороть себя и порвать с прошлым. Для этого пленных моряков подводили к виселицам, одевали им петлю, а вот вышибать затем у них из под ног чурку предоставлялось соискателям.

Соглашались не все, отказники вместе со всей роднёй обрекались на участь пленных моряков, лишь недавних жён отдавали отцам. Девицы становились мгновенно выгодными парами, ибо получали наследство в полном объёме. После пары казней, все уяснили правило и отказников не было, блевали, но выдёргивали колоды. Жён и детей тут же расковывали и усаживали близ мужей к столу, либо тут же давали пять лет и гнали на железку. Спектакль абсурда, скажите вы, но в дальнейшем из этих вчерашних врагов и шпионов получились самые верные мои сторонники, ибо преодолев порог они с лёгкостью делали всё, что бы ни попросил их император, добывая мне любые сведения, не взирая ни на какие трудности. А уж их советы по заморской торговле! Нет, дело того стоило.

Ночью заснул, напившись допьяна, ибо тостов за славную победу нельзя было не поднимать, а то следующей не дождёшься. Сон пришёл, знакомый, на этот раз кристально отчётливый, хмель прошёл мгновенно. Запомнить я смог раза в два поболе, чем в предыдущий раз. Елена похвалялась тем, что, как она выразилась «больше не целка». Поздравил её с выдающимся событием, поздравил так же, заочно, её избранника. Ответом мне был смех и пояснение, что избран был тот «избранник», всего лишь на одну ночь, свадьбой или длительными отношениями у них и не пахнет. Нравы будущего свободнее, но к кому отнести Елену, в соответствие с нынешними понятиями. Если к дворянкам, это одно, а в деревне она бы давно уже замуж выскочила! Сегодня полностью посветил себя радио. Терц, Попов, Маркони. Подробности, простейшие схемы, изготовленные по заказу Елены одним фанатиком-радиолюбителем. Он в своей лаборатории попытался простейшими инструментами изготовить радио, вот труд последних пяти месяцев его проб и ошибок я и заучивал.

В конце была песня, но из предложенной тематики о море я выбрал не Окуджаву и не Высоцкого. Мне очень понравилась другая мелодия:

– Прощай любимый город.
– Уходим завтра в море.

Слова простые, простая мелодия, людям понравиться.

Когда я утром попытался сесть на кровати, то кристальная ясность сна сменилась желанием умереть. Маша, увидев моё лицо, кинулась искать рассол. Приняв после этого на грудь бокал вина, я смог, наконец-то добраться до пера и чернил и начав писать. Первым делом я записал песню и отдал Маше, отправив мою зазнобу работать, по пути занести ноты и слова морякам. За следующие пять часов, пробираясь сквозь головную боль я смог воспроизвести на бумаге ночную информацию. Доверить сие дело решил аж трём приближённым, устроить для них этакое соревнование. Копии сделал сам, потом фельдъегерем отправил три пакета. Один Нобелю, другой Сименсу, третий Красильникову. Лично я в этом соревновании болел за Красильникова, а ставил на Нобеля, ибо производственная база у того была более продвинута, а Красильникову предстояло провести бессонные ночи, чтобы всё подготовить. Но самой удачной лошадью в этом забеге показал себя Сименс.

Точнее сказать он как раз изготовил образец последним, дело было в другом. Это был серийный образец, для поточного производства которого был уже оборудован цех. Именно он стал лидером, «Красильниковские радиомастерские» и «Радиозавод Нобеля» в будущем были слиты, но даже после этого смогли занять лишь 12% рынка.

Глава 15.

РИ. РФ.

Июль 2002.

Не перевелись ещё на Руси графы и графини Калиостровы! Нет, я понимаю, на халяву и уксус сладкий, но количество экстрасенсов, согласившихся приехать к берегам Кубани на смотрины, было изрядным. Метода была простая, сначала мы узнавали о людях такого плана через инет, затем узнавали их адреса и телефоны. Основным поставщиком сведений был Рамблер и сайт «Из рук в руки», в котором было чудовищно много объявлений от шарлатанов подобной направленности. Всё это действо как раз подоспело под реализацию другой задумки, а именно «куда вкладывать честно наворованные деньги»? Решила не заморачиватся особо, а по примеру того прокурора купила подъезд в только построенной четырнадцатиэтажке, из того посёлочка, что за Энкой, близ поста ГАИ, там было чуть дешевле. Двадцать пять бригад по пять хохлов, плюс один прораб из местных. Они усиленными темпами стали делать еврейский ремонт, начав снизу, и как только квартиру приводили в божеский вид и обставляли мебелью, то приглашали соискателя.

Прилетавший должен был сам раскошелиться на самолёт сюда, и лишь в аэропорту ему всё возмещали, плюс билет в обратную сторону и двадцать тысяч рублей после выполнения трёхдневной работы. Работа не сложная, колесить с одним из моих архаровцев по городу и вокруг, при остановках говорить, что чувствует человек об этом месте. Господи, как много пустышек, некоторых отправляли назад на следующий же день, за свой счёт, меняя билет на более ранний срок, но, может быть, настоящие мастера сюда и не очень-то и торопились? Всё возможно.

Из первых семи десятков работу мы предложили лишь двум, одна женщина угадала половину мест тайных захоронений, информация о которых обошлась нам ещё в пять тысяч долларов, переданных местному гэбисту-архивариусу. Не очень этих мест и много, я имею в виду тех, где ЧК достаточно кучно расстреливало и хоронило, но тут нам очень помогли фашисты. Вот уж педанты так педанты! Всё до метра вымерено, искать их захоронения было делом очень лёгким. Второй из семидесяти был хорошим гипнотизёром, он, ради интереса, попробовал выяснить, своими методами, у Сергея в каких местах он останавливается, и что от него ждут. Но Серёга, во-первых, ничего не знал, как и другие водители, а во-вторых, попытки задурить себе голову просёк и привёз Павла Геннадиевича перед мои очи. Посмеялась, но предложила помириться, и взять кандидата стажёром, с предоставлением ему жилплощади. Переезд на Юг Павел Геннадьевич, в целом, одобрил, прибывшая вслед за ним его жена одобрила ордер, пять комнат, счёт в банке, машину гараж и садовый домик, затем, по быстрому, перетянула двух детей, оставив свою родню улаживать проблемы со сдачей квартиры в Новосибирске и переходе детей в другую школу.

На счету десять тысяч зелени на предварительные расходы, а за работу по профилю буду платить отдельно, не менее пятёрки в месяц. Согласился, как миленький, говорит, что конкуренция в родном городе сильная среди легальных, а идти в полную кабалу к бандам и подводить под нежданчик стариков с квартирами ему претит. Я пообещала, что если криминал с моей стороны и будет с его участием, то только лишь направленный в сторону зарящихся не на своё сало отморозков. Повздыхал, но признал, что бесплатный сыр по нынешним временам не доступен, впрягся в лямку.

Четырнадцать этажей по три квартиры будет сорок два, по три, четыре и пять комнат, по тому и стояли не проданными, однушки уходят влёт. Плюс прочие расходы, восемь лимонов разлетелись, как ветер. Но зато я убедилась воочию в наличие внутреннего телеграфа среди этой когорты граждан. После первой сотни кандидатов полезный выход увеличился на порядок, во-первых, набравшись с победителями опыта мы знали теперь, как отсекать брак уже в телефонном разговоре, а во-вторых, узнав что мы хорошо платим, повылезали из щелей более ценные кадры. Так что скоро город обрёл сорок две ячейки общества, холостых мы старались не брать, семья, в наше время, это гарантия. Ну а фонд «Озеленитель» обрёл сорок два новых сотрудника. Кандидаты, не попавшие в обойму, брали деньги и возвращались к себе, или ехали на моря, до которых было рукой подать, таким мы тоже оказывали помощь, находили путёвки и меняли билеты на более поздний срок, многие семьи успешных кандидатов так же ехали на море. Ещё двое мужиков согласились поработать без переезда, но за усиленное довольствие, им сняли квартиру в соседнем подъезде. Были они из Питера и читали ауры на раз, во всяком случае, не ошиблись в других, да и меня они просто допекли, восхищаясь. Говорили, что лишь один раз видели такое сочетание, мол, я, наверное, телепатка. Так что я отступила от правила о семье, с другой стороны, хоть у них не было жён, эти «голубки», с успехом, менялись каждую ночь этой ролью. Прослушку и проглядку за своими ценными сотрудниками я наладила в первую очередь.

Как только по теме нашли троих, их сразу же выгнали на полевые работы, остальных подвозили позже. Сначала катали на вертолёте, затем проходили весь маршрут пешочком. И так раз за разом. С тройным накрытием оказалось пять мест, их мы и разгребли по-простому, экскаватором. Кости, конечно же, были лишь в пятой метке, меня чуть сердце не подвело там, как вспомнила, сколько денег уже вогнала в эту афёру. Ещё за пару дней до этого подвалила хорошо организованная делегация из местных кладоискателей. Нет, качать права они не стали, ибо сильно в наш успех не верили, а вот с таких как мы товарищей хорошо кормились. В общем, их предводитель предложил нам пару десятков металлоискателей и я, подумав, не отказалась от этих полезных в хозяйстве вещей. Затем мы с ним разговорились, оказался преинтересной личностью, из близлежайшей станицы Ленинградской. Мужик ушлый, раньше искал сам, а теперь понял, что выгоднее помогать в поиске другим. Другими проектами тоже не брезговал, в частности, переговорив со своим адвокатом, Юрий Харчук понял, что юридически Антарктида ни кому не принадлежит до 2009, и объявил её четвёртую часть своим княжеством, включая те земли, мимо которых проплывал Беллинсгаузен. К настоящему моменту Князь уже деньги свои чеканит, выпустил несколько тысяч золотых монет с профилями Пугачёвой и Волочковой. Мне, как сверхоптовой покупательнице, пообещал прислать бумагу с титулом потомственной баронессы, посмеявшись, я дала ему данные своего отца, предложив сделать бароном его. Расстались довольные друг другом, я даже наблюдателя, оставленного им за пару километров для присмотра за нами, после дела только лишила памяти, а не прикопала тут же. Бабки это хорошо, но лучше, когда их приходиться делить на не очень большое число ртов.

Моя гвардия, после нахождения костей, пригнала эсперов, и на небольшом участке управились за день. Накрыли топографией полосу в два километра длиной и шириной в двести метров, а так же несколько мест по бокам, понравившихся моим знахарям. В одном из таких мест, чуть в стороне, мы и нашли искомое. И пусть на топографию вылетел ещё лимон, найденное сокровище того стоило. Экскаватор, потом бешеным темпом вручную, аккуратно сложили всё в КамАЗ в ящики по центру поддонов, а вокруг обставили пакетным вином в коробках. Иванович сказал честно, за сколько сможет это толкнуть, и предложил мне половину. С ним отправились пять парней с включённым каналом связи, договорились, что он информирует меня о каждом шаге, я же, постепенно, буду ему передавать шифры отключения. Просто, в каждом ящике находилась, хорошо защищённая моими профи, емкость с царской водкой, после встречи с кислотой антики потеряли бы пару порядков в своей цене. Но всю партию Виктор Иванович обещал распихать по олигархам не раньше, чем через три месяца. После поступления первых платежей на счета, ребят я из Москвы отозвала, теперь следя за происходящим только через веб-камеры.

Пока мои были там, у меня гостили пятеро его людей, это он настоял, просто дружеский жест с его стороны, чтобы руки на кнопке не дрожали. К концу продаж, на счетах обещало скопиться около миллиарда, или меня Иванович, всё же, слегка надувал, или есть ещё подобные захоронки, а может случиться и так, что ошибались ОСВАГовцы выжившие в размерах клада. Но мне хотя бы и такие деньги переварить! Решила сделать себе по отцовской линии бабушку-миллионершу, он ведь детдомовец. Бабушкой стала одна из не прошедших по конкурсу из-за не семейственности гадалок, бывшая комитетчица, восемь языков. Позвонила ей в Москву, мылом отправила предложение. Та, не долго думая согласилась, и поехала туристкой в Лихтенштейн, там её уже ждали пять лимонов, а о том как перебраться в район Каракаса и там вжиться в роль местной чудаковатой миллионерши, это были её хлопоты. Конечно, она могла и кинуть, но финансово это не смертельно, а по первой встречи она мне понравилась, да и проверка её данные подтвердила, своих она никогда не кидала, за что и поплатилась от новых властей, оставшись с мизерной пенсией.

Ребятам, и архаровцам и техам, выделила по сто штук здесь, и по полуторолимонному счёту там, отличившимся эсперам по триста, остальным по полтиннику. Архаровцами я была довольна, не один не был замечен, даже в попытках ссучиться, хотя арбуз зелени маячил перед глазами. Верность надо поощрять.

Себя же побаловала яхтой, её через месяц пригонят. Себя наградить тоже лишним не будет. И начала думать о дальнейшей своей судьбе.

Альтернативная История. Российская Империя.

Июль 1838.

Люди пашут, люди сеют, им сейчас не до мятежей. Крестьяне, поняв, что на дворян, которые не с царём, можно, в принципе, плевать, стремятся вырастить как можно больший урожай и получить приплод со скотины. мне уже доложили о некоторых схемах реализации будущего урожая в паре деревень недалеко от столицы. Одна из них «Товарищество, другая под помещиком, все друг другу в околице, считай, родственники. Так вот в товариществе с соседями уже заключили устный договор на большую часть урожая соседей. Помещику крестьяне, посовещавшись, решили оставить восьмую часть, а ежели буянить начнёт… Ещё одну восьмую деньгами отдадут мне, точнее принесут в жандармерию, устно передав от кого и за что деньги. И подобное сейчас твориться по всей Руси-матушке, крестьяне поверили царю, поняли свою выгоду и не бунтуют, но зорко следят за дворянами и докладывают куда следует.

С севера докатывается до людей, в радостном колокольном звоне, известие о разгроме флота супостатов. А с юга другая добрая весть, о том, что позволил бог нашим морякам повторить дело Князя Олега, хоть и остались от четверти Стамбула головешки, хоть разрушена Святая София, из которой сделали укрепление, наивно думая, что по этому месту стрелять урусы не будут. Ничего, как разрушили, так и отстроим! Султан мёртв, но Османы отнюдь не разбиты до конца, Лазарев, потопив турецкий флот и закрепившись на развалинах их батарей, сгонял толпы пленных восстанавливать разрушенное. Не обошлось без потерь и у нас, четверть кораблей погибло, ещё столько же нуждалось в ремонте разной тяжести. Лишь на судоверфях тяжёлого оружия мы не применяли, сохранив мастеров и, даже, недостроенные корабли. Армия же наша, дойдя до определённого рубежа сопротивления останавливалась и зарывалась в землю, ощетинившись картечными стволами. Как только подвозили направляющие и сделанные уже в мастерских Царьграда ракеты, следовал новый рывок. Войска не спешили, неся мизерные потери, и пока продвинулись лишь на сотню километров по азиатскому берегу и вдвое дальше по европейским владениям Турции. В самом городе спешно созданные спецкурсы готовили агитаторов, коих после небольшого полоскания мозгов и показа некоторых положительных реалий жизни при русских, отправляли на лодках греческих рыбаков на территорию противника, оставив у себя их семьи, и обещав о них позаботиться в случае невозвращения кормильца.

«Товарищества» в местном варианте создавались под присмотром назначенных «беями» русских крестьян. Земля делилась тут же, вот за эти клочки бумаги местные готовы были ишачить и сдавать всех шпионов, так что три восстания подготовленных местными религиозными кадрами задохнулись в крови, толком не начавшись. Оставив подранков в помощь батареям, целые суда, не переставая, курсируют между Крымом и Царьградом, везя войска и переселенцев-беев, за полгода немного подготовленных по языку, а так же твёрдо уяснивших, что же от них хочет царь. Пополнения накапливаются, паровики работают в три смены, клепая ракеты, затем новый рывок и новое окапывание. В разграблении богатых поместий не ограничиваем, особенно довольны казачьи сотни, кои шерстят тылы неприятеля. С местными менялами и знатью не церемонятся, монастыри, что православные, что инославные грабят подчистую, по возможности не разрушая. Из местных молодых и голодных святош готовят верные кадры, и по мере появления лояльного духовенства заполняют прежние обители. Для мусульман мне в будущем разработали непротиворечивую систему и каноны, так что теперь у меня появилась должность ещё одного обер-прокурора. предложил, через посредников, её Шамили, при условии закладывания всех оставшихся подельников и инструкторов-иностранцев. Пока думает.

По расчётам Лазарева половина сдаваемых при разграблении трофеев окупила войну уже в тройне. Насилия избегаем всеми правдами и неправдами, вешая прилюдно и объясняя дуракам, с петлёй на шее, что они не правы. Пострадавшим выплачиваем половину, из уже награбленного насильниками добра, вторую в казну. Но это касается лишь лояльного простонародья, очаги сопротивления отдаются войскам на три дня, а гаремы превращают в подобия походно-полевых борделей. Пленных для восстановления первоочередной инфраструктуры и верфей, а так же для военных мастерских гонят тысячами. Аносов, поднаторевший в паровиках для малых судов, отравил первые двух спецов три машины для средних судов, выполненные для заложенных на турецких верфях кораблей. Следующая партия уже готова к отправке, так что через пару месяцев нас уже с проливов не сковырнуть, даже объединив флоты всей Европы, да кто же им даст их объединить? И везут корабли на север злато-серебро, и везут на юг войска.

На границе с бывшей Австро-Венгрией остался всего лишь двадцатитысячный корпус, не двигающийся с места, но усиленно отрабатывающий приёмы взаимодействия ракетных артиллеристов и остальных войск. После того, как люди Горчакова сожгли флот, как торговый, так и военный, бывшей империи, на чёрном море противников не осталось. Деньги на поддержания вендетты даём и монархистам и либералам, затем со скрупулезностью людей и ЦРУ бедующего, требуем от исполнителей отчётов, в духе плёнок чеченских боевиков. Пока буржуазия радостно мылит шеи дворянству и наоборот, птенцы Горчакова принесли в клювах предложение непосредственно крестьянам. Этим мы деньгами не помогаем, этим надобны оружие и инструкторы. Их и доставляют малыми судами на берег по ночам, а так же флаги для восставших, удивительно похожие по цветам на русские. Крестьянский бунт, он беспощадный. пока паны жупелы друг другу вставляли челядь пошла вразнос.

Эти «стихийные» выразители народного мнения и провозгласили Венгерское королевство, под протекторатом Российской Империи, пригласив на трон русскую дворянку. Ну а что прикажете делать, если прежняя династия себя не оправдала, а в конце и вовсе объелась на обед несвежими продуктами. Вот только боюсь, что героиня сего обеда так и останется не погребённой, может по горячим следам схватили, а может идя по дороге к своим пулю поймала. Сейчас там стенка на стенку, переходящая в бои всех против всех, горчаков сворачивает, понемногу операции подкупа, ибо резня подпитки золотом требует всё меньше и меньше, приходиться в этом водовороте лишь высматривать трезвые головы и указывать на них остальным, говоря, что те прячут золотишко. Ну да бог им судья, допустившим к себе на родину пару другую набитых деньгами шпионов и позволившим им развернуться. Людей, оторванных от земли ещё зимой по прежнему много, часть перенаправил рыть шахты, растут они сейчас, как грибы, нужен скоро будет уголёк флоту десятками тонн. Координаты лучших и ближайших к поверхности пластов теперь мне известны, людские ресурсы высвободились, так что используем вовсю. Железную дорогу ведут со скоростью невиданной, рельсы покрывают уже четверть пути до Москвы, а телеграф уже в старой столице, ни каких оправданий, в случае замедления строительства я слушать не хочу. Царь отдал Приказ! А значит, сей приказ должен быть выполнен. Деньги под это дело, после захвата Царьграда, текут рекой.

Вчера пришёл очередной сон, всё как всегда, за одним лишь исключением, дольмены и курганы интересуют Елену постольку поскольку. Мою информацию она использовала, как рычаг, найдя на эти деньги клад, времён гражданской войны начала двадцатого века. Так что рыть землю мне посоветовали теперь по минимуму. Мол, деньжищи у неё теперь появились, подавай ей теперь «признание». Знаете, что она сейчас требует? Подробности жизни Лазарева, его дневники, письма. На мой вопрос, зачем сие ей надо, был ответ «потому что». И дальше, более пространно пояснено, что ей нужно достаточно правдивое описание того, что экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева не просто проплыла мимо Антарктиды, но и высадилась, а так же подняла над этой богом забытой землёй русский флаг. На мои слова, что такого не было, в ответ было заявлено, что мои слова чушь. Раз ей надо, чтобы событие произошло, то оно обязательно произойдёт, вне зависимости от степени желания этого события.

Живой Лазарев в наличие имеется? Да. Вот пусть и напишет сейчас этот дневник, мне передадут содержание, да и у себя это опубликуют. Мол, высадились, оприходовали землицу, всё честь по чести, а вот царь наш, Александр Первый, заставил вырвать несколько страниц, посчитав для себя эту землю не нужной. Так что к следующему сеансу связи мне было предложено выучить текст, узнать точный размер бумаги, как и кем она изготовлена, то же самое и о чернилах. У себя она там уже наняла спецов, чтобы бумагу, искусственно, состарить. А мне заявила, что хочешь делай, но нужное вынь да полож! Стерва! Попробовал торговаться, да куда там. Она же из вредности оружейные технологии не раскрывает, у меня планы горят по всем направлениям! Выдала лишь необходимые крохи по угольным запасам османских земель, чуть ли не на коленях вымолил. На последок, спросил, для чего ей такая мистификация нужна? Мне ответили, что как оптовому покупателю при сделке её отцу выдали баронскую грамоту Княжества Русской Антарктиды. Но чтобы наполнить титул содержанием придётся попотеть! Уже отправила одного из архаровцев на Украину покрутиться близ могилы Лазарева, порыться в местных архивах. А когда будет готов «настоящий дневник», аккуратно его прикопать рядом и дать его найти какому-либо российскому археологу.

Да, ну и нравы у них там в будущем, пример Барона Ротшильда не даёт людям спать, как только они дотянуться до больших денег! Ну, раз так настойчиво просит, пойдём на встречу. Проснувшись, записал скудные сведения от «сумасшедшей баронессы» за четверть часа. Может она мне завидует? Эх, жаль что нельзя мне ей титул пожаловать, тут бы и закончила дурить!

Прибыли Шведские дипломаты, их Англичане прислали, перепуганные от свалившейся на них торговой войны, после казавшейся безобидной «миротворческой операции». С послом беседовал лично, объяснял ему действительный расклад сил. Объявил о Российских национальных интересах на острова Лагос и Мадагаскар, о Стамбуле и окрестностях упомянул вскользь, заметив, что войска ещё не дошли до естественных границ Империи. Посол прекрасно понял, что от наследства Османов я откушу столько, сколько смогу. На мнение Англии мне плевать, если они не согласны, пусть присылают ещё флот, милости прошу. Если Швеция не будет делать резких движений, то ей позволят сохранить нейтралитет, я буду только рад их мудрости. Пусть торгует пока с Америкой, а Индийские товары теперь только через Средиземное море, в котором бес позволения Петербурга скоро никто не пройдёт. Часть пойдёт через Персию, я даже готов нанимать за хороший процент шведских негоциантов, кои повезут сей товар из Петербурга.

А Англичане пусть за чаем через Магелланов пролив плавают.

Глава 16.

РИ. РФ.

Август 2002.

Многие упрямятся, пытаются пойти наперекор судьбе, но я не из их числа. Как говаривали мои предки комбедовцы, кто, мол, ты такая, по сравнению с мировой революцией? Да никто! Судьба… Расслабься и получай удовольствие. Девчонка я, у которой был, пока, лишь один парень. Сволочь, готовая убивать всех чужаков, которые стоят между мной и идеалами того общества, в котором я живу, имя идеалу этому деньги. Но большие деньги, как я заметила, несколько отменяют власть наживы, и, только отойдя от разбитого корыта, мне захотелось реально стать баронессой ледового континента! Скажите дерьмовая цель? Возможно и так, но, идя к ней, можно избавиться от скуки, а что ещё надо в этом сумасшедшем мире? Сидеть над кубышкой, как Гусинский, ожидая, когда к тебе придут, те или другие, со спицами выбивать номера счетов? Или как Гейтс или Баффит пестовать и квохтать над очередным своим миллиардом?

Но по порядку, вернёмся на землю, от посторонних рассуждений. Хочу стать реальной баронессой, это ясно. У кого спросить совета, чтобы выслушал и не посмеялся или не послал? У старшего товарища, проверенного в совместных баталиях и кристально честного, во всём, что касается своей ниши на чёрном рынке. Так что спросила я у Виктора Ивановича, как дворянкой у пингвинов стать, рассмеялся в ответ старик, иди, говорит, поклонись рыбкам. А имя тем рыбкам, мастера пиара. Посоветовал он мне совместить приятное с полезным. Так как теперь у меня почти миллиард зелени, по общему мнению, с такими деньгами, требуются олигарху прикормленные депутаты. Двигать свои идеи по Антарктиде так же намного проще через них. Но для перехода на федеративный уровень надо показать, хоть краешком, свой основной белый капитал, чего у меня, пока, нет и в помине. Так что тренироваться желательно, на губернском уровне, а лучше, вовсе на городском. Под софиты самой не соваться, а вот холопов своих на хлебные должности рассаживать.

Поблагодарила я за совет, а после задумалась. Действительно, скоро в школу, пока я её бросать не буду. А что из этого следует? Малая я. Какая из меня, к чёрту, баронесса, в таком возрасте. А вот подёргать за ниточки, это я с радостью, а там и «Бабушка» из Венесуэлы подоспеет. Построила я своих архаровцев и техов в одну шеренгу, аж в носу засвербило от переизбытка эмоций. Все на месте, никто не изъявил желание уйти. А потому, что со мной интересно и сравнительно безопасно, своих людей не бросаем-с. А в отпуск их я завсегда отпускаю, хоть на полгода. Так вот, осмотрела я их, на предмет политкорректности, это, в моём понимании означает, на сколько корректно будет в одного из них деньги вбухать, чтобы депутатом стал. Начала с техов. Д-А-А-с. Бесполезняк. Сутулы они слишком, от своего сидения вечного за монитором. Не воспримет их народ, как избранников. Подошла к строю с другой стороны. Молодые убийцы, кровь с молоком, готовы по моему приказу свернуть шею, всему, что движется, а без приказа затрахать всё что движется в юбке. Отпадают, молоды слишком. Середину осматриваю. Сергею бы лет десять накинуть, вот он, образ истинного политика, без мыла, куда надо влезет, вылезет, отряхнётся, и речь толкнёт о дружбе народов. Но молод. У Егора рожа зека, его, наверное, вором-законником сделаю, но мне то требуется законник-вор. Кто у нас остался? Правильно, быть тебе, Николай Николаевич депутатом!

Ближайшие выборы, а точнее довыборы по одному из округов, были, действительно, в городскую думу Краснодара. Мандат этот принадлежал безвременно ушедшему, не без помощи недоброжелателей, господину, который входил в думский Комитет по распределению городского имущества. Воровал сей господин исключительно зданиями, и доворовался до того, что вообразил себя Сашей Белым и перестал делиться. Итог закономерный, пришли, несмотря на охрану, двое, брызнули в нос из ручки, инфаркт. Ну что ему стоило с тех двух лимонов процент отстегнуть? Зажрался.

Кандидатуру дяди Коли мы успели заявить за день до окончания срока. Довыборы, поэтому всё было предельно скомкано. Спеца по пиару вызвали аж из самой первопрестольной, нёс он пургу, пытался нас всех построить, бюджет в нос совал, как для президентской компании или покупки самолёта. Заткнули его зеленью, согласно контракту и отправили обратно. Московские ядерные примочки здесь не пройдут, тут микроскоп больше требуется, чтобы наши проблемы разглядеть. Устроили мозговой штурм, ничего конкретного не придумали, но вспомнили об Архивариусе. Набросали на листе бумаги проблему, сунули лист и пять штук Антону. Приехал он через полтора часа с запиской, там был лишь номер телефона и разрешение сослаться на его имя. Позвонил дядя Коля по телефону, объяснил ситуацию. Приехал по звонку старичок, явно еврей, от денег отказался сразу. Заявил, мол, таки с такими деньжищами мы же его потом и закопаем, предварительно всё отобрав. Зачем старому еврею деньги? Дети, давно на земле обетованной, что ещё надо? Вот разве что ремонт небольшой в квартире сделать, да холодильник новый прикупить.

С ремонтом справились за те два дня, что он мотался по избирательному округу, да со старыми кошёлками на лавочках трепался. Отремонтировали два десятка лучших гастарбайтеров, приглашённых мной из всей своры на постоянную работу. Не квартира получилась, конфетка, холодильник ему двухкамерный поставили. А дяде Сёме всего пару дней разъездов на своей копейке хватило, чтобы планчик набросать. Деньги для рекламы были ему не нужны, требовались лишь люди и пара тройка городских телефонов по вечерам. План был прост. В том районе города, в котором с жадными людьми случаются инфаркты, находились чеки, заполненные жидким дерьмом. Свиносовхоз, который это всё добро наработал, благополучно развалился, лишь в трёх корпусах из двадцати ещё выращивали свиней, теперь под маркой Динского Мясокомбината. Дядя Сёма нашёл старика, бывшего главного инженера, теперь испитого вдупель, и купил у него за две бутылки чертежи и расчёты по строительству возле чеков заводика, который некая коммерческая фирма хотела построить в 92-ом году.

Вложить требовалось два лимона, прибыль от удобрений, по самым минимальным подсчётам, составляла пять, плюс биогаз. Год строить, на два года сырья, турки эти удобрения с руками оторвать готовы. Упёрлось всё тогда в местного директора, Чечулу, который вместо десяти процентов отступных потребовал пятьдесят. Пока его в течение двух лет мягко убеждали, потому, что убить стеснялись, он хороший друг бывшего градоначальника Самойленко был, на коммерсантов ФСБшники местные наехали и все их пятнадцать судов в свою пользу экспропреировали. Копии расчётов у главного инженера и остались, забрать их было некому, потому как зачем трупам эти бумаги? В общем, подключила я всех, и техов и архаровцев и эсперов. У каждого комп, там электронный справочник по городским телефонам, в другом файле карта города, где указан район, по которому звонить надо. Звонили вечером, обещали, если дядю Колю выберут, через год всем жителям района биогаз на дом в баллонах доставлять, в треть цены, и объясняли, почему так будет.

Ближайшего конкурента, мы обошли вдвое. Был он директором и владельцем Железобетонного завода, который, чтобы набрать голоса, поднял перед выборами зарплату на пять процентов и велел всем своим рабочим и их родичам голосовать за него. Завод по удобрениям решено было всё же строить, так как это даст белый нал, а в строители меня убедили нанять китайцев. Один из моих эсперов был из Благовещенска, там его брат, не последний человек на местной таможне, был женат на сестре главы тамошней китайской триады. Так что пообещали всё сделать быстро и с документами. Конечно, я могла за обещанные пятьсот баксов в месяц нанять рабочих и здесь, но вот в скорости и качестве их работы я была не уверена. Насмотрелась уже на работу строителей и отдельщиков, пока с кнутом над ними стоишь, вкалывают, как только за угол завернёшь, тут же самого младшего за «Клинским» посылают. А местные, так вообще, пока не похмеляться, даже песочек просеивать не смогут. А китайцы… А что китайцы, у нас с ними больших войн не было, вот когда они у нас оттяпают дальний восток, тогда я их и буду ненавидеть, а пока за что? Русский с китайцем братья на век, пока одна из сторон не возьмётся за ядерную дубину.

Тем временем пронюхал директор ЖБЗ, чей подставной дядя Коля и начал качать права. Явились некие личности к отцу и назначили стрелку, тот мне перезвонил и потребовал объяснений. Успокоив кое как родителя, отправила Антона с очередной порцией зелени к архивариусу узнать, что за чеченцы новые выискались, местные авторитеты вроде на меня, как на креатуру Виктора Ивановича наезжать зареклись? Оказалось наш директор, бывший главный инженер предприятия, по национальности чеченец, когда рыжий ваучеры нарезал, смог по документам доказать, что амортизация предприятия стопроцентная, купив завод за гроши. Как раз в то время, как раз аккурат, погиб в аварии тогдашний генеральный директор, а остальных его друзья запугали. Так что завод теперь АО, а часть акций у диаспоры. Они на окружающую территорию не претендуют, но к заводу протянуть лапы никому не дают. Пожаловался директор в тейп, приехали дети гор, разбираться в безобразии. Дети гор близко, Виктор Иванович далеко, нахрап получился сильным, посему архивариус предложил не жмотится и заплатить главе Альфы по краю. Цена, как он узнал, всего двадцать кусков в месяц, если нужно будет стрелять, а не демонстрировать, то цена по ситуации и по потерям.

Так что на стрелку я явилась с архаровцами, напротив расположились чеченцы, а недалече, вне пределов слышимости, курили люди в масках. Меня всерьёз сначала не восприняли, спросили, где, мол, отец, чтобы подчеркнуть серьёзность своих намерений пришлось устроить небольшой костерок. Достав, из каждой пачки по одной банкноте, я передала получившуюся небольшую стопку зелени чеченцам, а остальные сто штук гринов сожгла, облив бензином. После подобных верительных грамот я представилась, рассказала, чем занимаюсь и кто стоит за мной, попросила предъявить претензии. Узнав, что я чёрный археолог, в наркоту и к девочкам лезть не собираюсь, они попросили уступит кресло родичу, больше. мол, претензий не имеем. Я сожгла ещё одну кучку зелени и ответила отказом. Эти дети гор альфы не боялись, но как я выяснила потом, не жаловали и своего тейповца. Обрусел, держал ихние девиденды по акциям завода на одном уровне, а сам грёб на порядок больше, и всё не в семью, а на Кипр. Так что, посовещавшись, решили ребята от меня отстать, даже телефончик оставили, попросили, если будут хорошие стволы времён Великой Отечественной, иметь их в виду.

Следить они, конечно, за мной будут, как же без этого, но если из далека и под ноги не станут лезть, то всех благ им, и флаг в руки. А там будем посмотреть.

Альтернативная История. Российская Империя.

Август 1838.

Вы не представляете, кого мне прислали парламентёром, после шведов. Там, где не сработал гром пушек, бритты решили купить юбкой. предложение, будь оно сделано отцу годом раньше, сверхщедрое. Но сейчас? На кой чёрт, после реальных побед русского оружия мне нужна их Виктория и раздел сфер интересов? Мол, встретьтесь, господа монархи, покалякайте по-простому, а там глядишь стерпится-слюбится. Условия пытались ставить, мир сначала, встреча потом, но я государь не гордый, в молчанку стал играть. А вот когда Французская эскадра попыталась, нахрапом, пройти в проливы и оказалась в полном составе в гостях у Посейдона, вот тогда мне Викторию бантиком перевязали и отправили безо всяких условий. Прислали её со свитой, из шпионов, на корабле нейтральной державы и прибыло то судно аккурат к знаменательному событию. Король Мадагасков, с супругою, прибыл за пару дней до них, на трёх пароходах, обвешанных изготовленными прямо на тамошней селитре ракетами.

Проходя через Ла-Манш, походя, потопили трёх британцев, попытавшихся остановить суда под Андреевским флагом. Король, в европейских рюшечках, выглядел, обезьяна обезьяной, а уж как по судну прыгал, по словам капитана, когда нападавшие шли на корм рыбам! Вот только лишь сокрушался, что сие не французы. Очень уж их величество лягушатников изволил не любить, когда наши французские суда близ Мадагаскара потопили и начали пушки картечные на берег сгружать и сами высаживаться, то некий полковник, коему не давали спокойно спать лавры Бонапарта, контратаковал. Наши моряки бы и так справились, хоть и с большими потерями, но тут в тыл лягушатникам ударил его величество. И вроде комариный укус, но дрогнули ряды и побежали воины. Мадагаски люди мирные, сколько лет терпели они издевательства колонизаторов, но, увидев бегущих, озверели. Русский экспедиционный корпус потерял за всё выкуривание всего шестьдесят человек, так что предложение лично Его величеству я сделал, на мой взгляд, достаточно щедрое.

Своих дворян, которые массово подставляли задницы французам, за крохи с барского стола, он не особенно и любил, поэтому за шанс сделаться Великим Князем Государства Российского ухватился обеими ручонками. Крестили его, как положено, приодели, чтобы он менее на макаку смахивал, в синий мундир. У него на родине сейчас во всю шёл процесс переделки бывших французских латифундий, а это небольшие, но лучшие земли, в Товарищества, шло всё это хорошими темпами, так как местные, в своей массе, французский худо-бедно понимали, а младших отпрысков и бастардов, которым у нас с детства сей язык вдалбливают, я в экспедицию отправил изрядно. Но латифундии, это бывшая французская собственность, их я экспроприировал полностью, а вот остальное, как бы принадлежит бывшему королю. Ему я предложил в новых товариществах на его землях одну восьмую долю, он согласился, особенно когда я приблизительно сказал, сколько это будет в год. О дворянах и своей самостоятельности он сразу же забыл, жрецов местных тоже отдал на съедение. Становился он Губернатором, но местный военный голова мог наложить вето, а то и арестовать, коли будет безобразничать.

На следующее утро и англичане подоспели, вот я и решил, когда мне ещё удастся заполучить в качестве гостей на свадьбе двух монархов? Так что решил организовать это знаменательное событие, не откладывая в долгий ящик. И пусть мою наречённую Марией Первой Венгерской провозгласили крестьяне и ни кто, кроме России не признал, пусть её десятитысячная гвардия полностью состояла из русских, но территорию Венгрии она контролировала полностью. Сейчас на тех землях во всю дорезали панов, или как их там, и нарезали земли под товарищества. Почти вся новая гвардия охраняла сейчас новую границу, ожидая, пока империя переварит очередной кусок. Венгерские части составляли перешедшие на службу к новым властям местные солдаты, а так же те из молодых крестьян, которым понравилось держать в руках оружие, гораздо больше сохи. Русские и венгерские части хорошо перетасовали, что временно сказалось на боеспособности, но почти исключило возможность предательства.

Викторию, вместе с дамами из окружения, пригласили на свадьбу, всех мужчин в её окружении и охране, справедливо записали в шпионы и дали по пять лет железной дороги. «Державная Сестра» устроила на моей свадьбе по этому поводу истерику, мол белый флаг и тому подобное. До её сведения было тактично доведено, что они здесь хуже татар, то есть явились без приглашения. Я на словах чётко давал пояснение, лишь её приму и дам из её прислуги. Кто остальные? Правильно, шпионы незваные, а если мои слова передали её министрам неправильно, то сие не мои проблемы. Пришлось отправить истеричку на судно, прямо после свадьбы.

Проснувшись на следующее утро, по идее счастливым человеком, я выдержал настоящий бой. Моя Маша, ощутив себя императрицей, попробовала вступиться за дальнюю родню, дюжину человек, которым дали от года до пяти. Сие была абсолютно не её прерогатива, сажали не по её части, поэтому, вызвав перед свои очи всех и выслушав их дела, я помиловал среди них пять человек, которые ещё могут пригодиться обществу, остальных приказал расстрелять на улице. Машу пришлось удерживать, чтобы не выцарапала мне глаза. В конце концов мы примерились в спальне, каждая сторона осталась при своём мнении, но дружественный нейтралитет в делах за пределами алькова был налажен. Одна восьмая от венгерских товариществ, и титул Великой Княгини Венгерской, остался при ней. Зато теперь доставать меня просьбами, которые, как говорили большевики, перечёркивают политическую целесообразность момента, меня уже не будут.

Лазарев из Царьграда прислал недоумённое послание, но все мои просьбы выполнил, «нашедшиеся страницы» для судовых журналов и личного дневника подготовил. Понимал я в душе его недоумение, по поводу того, на кой чёрт мне сдалась холодная Антарктида, я разделял. Жуткая зима, лишь несколько проплешин, как я узнал из будущего, где летом температура превышает таяние воды и хоть что-то растёт. Понимал, но вызубрил от и до всё присланное. Сделал я сие очень вовремя, так как через три дня, после прихода письма, был мне сон. Елена печатала под мою диктовку быстро, по её словам семьдесят знаков в минуту, так что папка «Лазарев» основательно пополнилась. А мне, наконец-то, было разрешено опять прикоснуться к технологической и военной мудрости потомков. На сей раз мне перепала гаубица, образца 1907 года и французские «одноразовые» снаряды, недолговечные в хранении, но довольно простые в производстве. Хотелось выучить новую песни, но опять не успел, чему несказанно расстроился. Опять почти ничего для души. Лишь передача сведений по орудиям разрушения, с одной стороны, и документов, призванных ввести в заблуждение доверчивых патриотов, с другой стороны. Грустно.

На внутренне-политическом фронте в стране у нас сейчас почти полное отсутствие цензоров, при жёсткой самоцензуре, наконец-то принесло всходы. Поняли холопы, за что их барин сечь будет, а за что может и пряником угостись, теперь лепят статьи и книги бесконечной чередой. Новые журналы открываются, как грибы, вместо тех, кто по солидарной ответственности авторов, редакторов и хозяев издательств сейчас лопатой или киркой машет. Цензоров сократил в десять раз, и сие ещё не придел.

Шамиль оказался воеводой умным и прозорливым, к тому же беспринципным. Своих гостей, тех кого я записал в непримиримые, а так же тех, кто не нравился лично ему, он вырезал ночью. Их было больше, чем его людей, но пушки контролировал Имам, так что праведная сторона победила. Головы, как и было оговорено, были предоставлены командиру в ближайшей крепости, который долго после ухода горцев не мог прийти в себя и решал, закопать их или одеть на пики. Дальше Имам летел на перекладных, с десятком своих людей и десятком казаков эскорта. О его проезде рядом с Тулой, до куда на сегодня дотянулась ветка телеграфа, мне и было доложено. А на последнем полустанке строящейся и уже частично эксплуатируемой Николаевской Железной дороги их уже ожидал Фельдъегерский состав.

На пароходы, которые должны вот-вот сойти с верфей в Николаеве и Царьграде, были уже готовы первые плохонькие радиостанции, но лиха беда начало! Главное на сиих судах обучить работе с ними как можно больше персонала. Радио оказалось делать проще, нежели корабли, и следующие изделия Сименса было решено ставить на береговые укрепления и большие речные пароходы. Три небольших очага напряжённости, в которых дворяне и крестьяне с упоением, но с оглядкой в мою сторону, резали друг друга, после получения там вестей о взятии Царьграда, достаточно быстро угомонились. Основные в теперешней ситуации разжигатели розни, то есть помещики, поняв, что взявшего Константинополь царя со своей шеи не скинуть, плюнули и стали создавать товарищества. Крестьяне, еще вчера пахавшие днём, а по ночам бравшиеся за огниво и топор, сейчас с энтузиазмом восстанавливали разрушенное. Поместье, оно ведь по нынешним временам не только место жительства барина, это ещё и школа, и магазин, склады, да и другие полезные применения можно найти! Своё, общинное, жечь непотребно.

Взяточники приходят на железную дорогу пачками, вместе с семьями. Им три года, родным год, полгода за явное недоносительство. Ясное дело, что не все подношения есть преступление, просто появились стратегические отрасли. Теперь каждый чиновник, перед тем как брать по тому или иному поводу, старается бежать к местному жандарму за разъяснением, дозволено, али нет? Товарищества и продажа ими продукции теперь дело стратегическое, изготовления оружия, судов и паровиков так же. Само собой связь и железные дороги. Ну и, разумеется, попадаются такие индивидуумы, которые с царём подношениями не делятся.

Конечно, бывают и казусы, возьмёт этакий Тяпкин-Ляпкин мзду, кинется отдавать половину, а ему и объясняют, что вчера пришло разъяснение, что как раз этот вид взяток, то есть поставщики с коих он берёт, приравнены к железнодорожникам, так как они находятся в начале производственной цепочки, больше половины продукции которой используется в Паровиках. Тяпкин-Ляпкин уже думает, на каком бы суку сподручнее повеситься, чтобы родне не навредить, ан нет. В таких ситуациях, как пишется в дополнении, взятку просто требуется вернуть. Тяпкин-Ляпкин счастлив, пьёт неделю к ряду, и его начальство даже не ругает, посему как посаженный подчинённый, это повышенное внимание к руководителю.

Глава 17.

РИ. РФ.

Сентябрь 2002.

Моя «Бабушка» просто чудеса изворотливости проявляет! Ей не только удалось прочно прописаться в пригороде Каракаса, где живут набобы, и заморочить голову одному любвеобильному богатому и вдовому рантье, но и создать потрясающую легенду для себя. Кого мечтает заполучить в предки каждый богатей в северной части Южной Америки? Конечно Боливара, который, как известно, двоих не выдержит. Я когда в школе на истории впервые услышала эту фамилию, то очень удивлялась, что знаменитого генерала назвали в честь лошади из фильма. Но это всё шуточки, а у них там этот товарищ вроде святого, в Венесуэле за подобное имя для лошади тебя оставят без зубов. Для местных он как Де Голь для французов, некоторые не любили при жизни, но после смерти восхищались все. «Бабушка», конечно, неплохо себя залегендировала, прикинувшись его потомком, но, оказалось, у них там чуть ли не сотня семей, в которых все уверяют, что ведут свой род от знаменитого Симона. Ясное дело, что все дети побочные и без документальных доказательств.

Вот это мужчина, воевал, мужчинам жизнь портил, а их жён, втихомолку, брюхатил! Ладно, не гоже нам быть хуже других, у меня его величество в прошлом простаивает, подкину ему задачку, вроде дневника Лазарева, только в дебрях сельвы. Так, войдём в комп, ой, батюшки, так Боливар уже почитай десять годков как помер! Непорядок. Ладно, этим займёмся позже, сейчас важнее другое. «Бабушка» приедет через месяц, со своим бой-френдом, тремя его детьми и кучей охраны. Займёмся пока вопросами по «Нашим» Антарктическим владениям. Приехала к Князю, посмотрела, что ему требуется для повседневного. Двадцать штук зелени отдала на развитие типографии, где он свои газеты печатает. Хотел меня графиней сделать, но тут уж я упёрлась, хочу, мол, баронессой остаться, по мне так это звучит лучше. От ордена за заслуги перед новым отечеством отказываться не стала, железка красивая. Как только мне пригонят яхту и решаться все вопросы с бумагами, собираюсь в плавание к своим новым владениям, сценарий для похода уже написан.

Для освещения сего события возьму «бабушку» сотоварищи, и представлю всё, как её идею. Князю придется ещё одну Баронессу в Родовые Книги вписывать, ну ничего, оплатим. Надо взять с собой какого-либо знаменитого путешественника российского, из тех, что в одиночку на скорлупке океан переплывает, или на Эвересте каждый год самоубийством занимается. Пообещать такому господину, что вплоть до его преждевременной кончины буду финансировать его походы, в случае благожелательных комментариев. Организовать сайт и выкладывать там дневники экспедиции, разрекламировав данное творение. Может с собой пару школьных друзей взять? Нет, от зависти кипятком описаются, ещё плевать в твою чашку на корабле будут! Приплывём, вморозим вновь пошитый старинный Андреевский флаг на границе ледника, потом отколем его от реликтового льда при большом скоплении народа. Но сначала, не позже чем через месяц, «найдутся» подлинные дневники Лазарева.

Сложности наступят с легитимностью находки, ну найдут, пару страниц в газетах напишут и тут же забудут. Вот поэтому без второго этапа первый не выстрелит, пиар компания начнётся как раз при начале плавания. Так же необходимо, чтобы это им походом заинтересовались за кордоном, чтобы по прибытии на юг, нашу страничку, а у неё к тому времени будут зеркала и разные языки, посещала уйма народу. Как привлечь к себе внимание? Правильно, скандалом, так все попы звёздные делают! Или свою подставляют, или чужую обрабатывают, и обязательно, при свете софитов. Сейчас посажу техов, пусть они мозгами в нете поштурмуют, найдут мне причину для скандала. О моих «вассалах» кстати скажу, они все теперь младшие дворяне, папаша всё подписал. выкупила у Князя право раздавать кусочки своих земель своим баронетам. Вот дворяне мои, которые землю носом роют от усердия, усиливая свою горбатость и уткнувшись носом в мониторы. Нарыли они мне информацию, которая раздраконит многих.

Делить Антарктиду будут те, у кого есть ядерная дубина, а в первых рядах США, Британия, Франция, а так же те, кто под ледяным боком, это Аргентина, Бразилия, Чили. Вот все эти государства-киты и китовые акулы имеют свои проблемы. Но общая, которая есть почти у всех, называется ОНН, она же Организация непризнанных Наций и народностей. Что мы имеем?

Аргентина:

– Малуче.

– Патагоника Биокеаника.

Бразилия:

– Риу-Гранди-Ду-Сул.

– Санта-Катарина.

Великобритания:

– Антилья.

– Ольстер.

– Кимру.

– Республика Фрестония.

– Альба.

Чили:

– Манаус.

– Патагоника Биокеаника.

У США семь штук штатов хотят стать независимыми.

У Франции, аж тринадцать головных болей.

Князь оформлял бумаги на свои земли и за рубежом, закончил полный пакет 14 марта сего года. Помогли ему как раз товарищи из ОНН, точнее посольство Южной Осетии в Краснодарском крае, разослали информацию о Княжестве по офисам ОНН тоже Осетины. Так что решила я не мелочиться, взять по одному представителю осколков Чили, США, Бразилии, Аргентины, Англии, Франции, а так же одного из Южной Осетии и Абхазии. С последними, если хорошо прорекламировать, завоет Грузия, а это хорошо привлекает внимание США. Не стоит забывать, что янки контролируют систему позиционирования, поэтому возможно пойдём на юг вслепую, как только выйдем из геркулесовых столбов. Переговоры с ОНН, как официальному лицу, поручила Николаю Николаевичу, теперь у него двойное гражданство, и он посол Антарктического Княжества в России. Видели бы вы, как его офис декораторы по нашей просьбе размалевали, снежная Королева от зависти удавиться! А уж сейчас, когда такая жара, к нам народ тянется, когда на улице 45 в тени у нас в предбаннике ноль, чтобы искусственный лёд по краям дорожки держался.

Знали бы вы, сколько бабок такая галиматья в день съедает, сколько заменителя фреона наши холодильщики покупают! Но непосредственно в офисе дяди Коли +17, тут уж мы экспериментировать не стали, да и выход нормальный есть через боковую дверь. Секретутку, ему, по штату положенную, нашли такую, что весь остальной мужской коллектив облизывается и, осторожно, подбивает клинья, не оспаривая при этом прав господина народного избранника на первоочерёдность. Так что дядя Коля со страниц городской и Краевой, пока лишь жёлтой, прессы не сходит, реклама ему нужна, мне же его потом тащить в Законодательное Собрание Края. Сейчас ездит по школам и речи первосентябрьские толкает, об Антарктиде, о первенстве СССР в этой области, о том, что по некоторым сведениям наши первыми там высадились и Ледовый Континент давно наш! Учителя географии скрежетают зубами, но молчат в тряпочку, директора им потом все дырки порвут, если они обидят спонсора, который помог отремонтировать школу. Для Школ мы и компьютерные классы делаем, с небольшой программной фишкой, теперь рисунок на рабочем столе может быть лишь наш. Антарктида, слева в верхнем углу портрет дяди Коли, а с права Князя, внизу адрес нашего сайта. Сокровищ пока не ищем, подшиваем всё в папку, вроде как дополнительный счёт, только в подземном банке.

Сегодня Князь был в городе, организовали ему банкет, дядя Коля здравицы читал, для антуража позвали местного шута из ЛДПР. Не Жириновский, конечно, но подражает хорошо, решила взять его в Антарктиду. На следующий день, когда активист немного проспался, наш господин депутат ему и предложил сплавать. Активист, хоть и с похмелья, шанс просёк и ухватился, это же какой пиар! Нюх у этих пройдох просто феноменальный! Речь Князя на банкете, над которой бились неделю, на следующее утро засунули в местные СМИ и даже несколько федеральных. Князь оповестил, что он, мол, русский монархист, и как только на Руси окажется правитель, который не побоится провозгласить себя Царём, то он без колебаний бросит своё княжество к ногам божьего помазанника. А в комментариях к речи один из нанятых нами маститых историков пояснял, что согласно традиции российской империи все дворянские звания присоединенных государств сохраняются.

Альтернативная История. Российская Империя.

Сентябрь 1838.

Сейчас я очень и очень популярный монарх. Нет, собратья по ремеслу продолжают меня тихо ненавидеть, но вот дружбу на словах предлагают почти все.

Пруссаки прислали выводок шпионов из промышленно-банковского лобби, разбавленный теми именитыми дворянами, родичи которых примазались к новому государю. К кому кинулись промышленники в первую голову? Правильно, стали они окучивать Сименса. К счастью, о, сей эскападе, было известно давно, мы обговорили, как себя вести с этими захватчиками, все, что можно дать, чего нельзя. Но недавний бедный артиллерист, семья которого сейчас ест исключительно на серебре, и сам понимает свою выгоду. Расположил он к себе бывших соотечественников всего за несколько часов общения, пустив в пару своих цехов поменьше. Глаза у делегатов полезли на лоб, поднялся гвалт, Вернер внимательно запомнил обмен мнениями, всего не понял, но с немецкой педантичностью записал, а утром предоставил мне. Сверив разведданные из Англии с парой неосторожно брошенных одним из банкиров слов, мы заинтересовались таким знанием финансиста в делах, о которых в Англии знает по лишь «ИС». Пришлось срочно организовывать банкиру вызов из дома, пожар, мол, а на выезде из города его аккуратно повязали.

Через пару часов в подвалах третьего отделения господин банкир давал показания, сначала неохотно, но тамошние служители были убедительны, а над его предложением взяток смеялись. Когда он почти сломался, стал рассказывать о паре сейфов, кои можно открыть найденными при нём ключами. Вот это уже было внимательно выслушано и записано, ибо дознавателям полагался процент. Скоро заключённый смирился и начал петь. Англичане купили его двухлетним контрактом для двух его военных заводиков и мощным финансовым потоком, который хлынул в его зашатавшийся банк. Не хотят успокаиваться господа бритты, опять козни строят, очень это «есть» нехорошо! Ещё более недальновидно то, что из своего невольного агента англичане выжали не всё. Используемый использовал своих покровителей на полную катушку. В его старинном особняке, большую часть конфиденциальных комнат в подвале которого использовалось англичанами теперь для своих нужд, были тайные галереи, из которых все помещения просматривались и прослушивались. Информация была интересной, он всё записывал, так же она позволяла постепенно становиться финансово независимым от своих покровителей, играя на «арбитраже» через третьи руки.

Герр Файфер оказался продувным малым и, через полгода, собирался сдать англичан своему монарху, золота в сейфах Швейцарии хватало для открытия новых предприятий, так как с банком и оружейными заводиками пришлось бы расстаться. Не повезло. Сейчас в Швейцарию и к его особняку выехало две группы Горчакова, одних интересовало золото, других пленники и записи покойного банкира.

Суть полученных нами сведений состояла из того, что бритты, верные своей стратегии, усиливали континентальных конкурентов самой сильной на данный момент Европейской державы, к коим, нехотя, причисли, наконец, нас. Что нужно сделать, чтобы тебя считали сильным? Правильно, хорошо прикормить рыб! Теперь англичане всеми силами двигали вперёд процесс объединения германских земель, что было не трудно, так как пример Турции и Австро-Венгрии пугал и королей и обывателей. Только из того, что услышал герр Файфер, стало ясно, что две центральных берлинских газеты теперь принадлежат англичанам, и подставные хозяева газет теперь стали второй целью людей Горчакова. Они теперь знали, где потайные галереи пересекаются с подвалом соседнего питейного заведения, ещё в прошлом поколении купленного семейством банкира у хозяев за долги. Теперь старые хозяева получали хорошие деньги, работая, как и прежде, за одним исключением, об их прогорании никто из посторонних не знал, а они не обращали внимания на тех, кто выйдет из задней двери своего кабачка.

Англичане пользовались чёрным входом особняка, раз в неделю было что-то вроде подведения итогов, так что все основные агенты были на месте. После быстрого допроса планировался уход с заметанием следов, а что может быть в таком деле лучше огня? С газетчиками и выявленными при допросе личностями планировалось поступить так, как эти проблемы решаются в будущем, работать был должен снайпер. Первую пристреленную винтовку пробной серии и взяла с собой группа, в случае удачной охоты образец будет запущен в серию.

Маша окончательно успокоилась и перестала изводить меня вопросами вне своей компетенции, но теперь пыталась решить вопросы новых полномочий с другого боку. Хитро доказывает мне, что её службе просто необходимо перейти на самофинансирование, для чего требуется пара-тройка госконцернов в штате. Мысль эта появилась у неё сразу же, как только средства превысили на порядок то, что она могла потратить. Ей удалось очаровать своим образом венгерских крестьян до такой степени, что крестьянские отряды отдавали её представительницам чуть ли не половину того, что награбили в барских хоромах. Половину она честно отдавала мне, а вторую и предлагала использовать, 51% государственной прибыли госконцерна шёл бы на её службу, а 49 ей в карман, вложенные деньги полностью её, оформленные как беспроцентная ссуда на пятьдесят лет. Пока я колебался, она купила небольшой банк в Петербурге и теперь складировала монету непосредственно в его сейфах. Ну что же, большой каравелле, большое плавание! Отдал я ей документацию и наработки по гаубицам 1907 года и французским снарядам.

Англичане пытаются строить у себя корабли быстрее, это меня пока не задевает ни коим образом, а вот то, что они скупают уже построенное у американцев за любые деньги, вот это значительно хуже. Купить не построить, этак и завтра нападут, канальи! Что они будут брать? Ясное дело крупный и средний тоннаж, который можно оснастить бомбардами, кстати, один из заводиков Файфера производит именно их. Пока они ставят по две пушечки на корабль, но сами очень побаиваются из них стрелять, потому что в море одна граната из десяти взрывается в дуле. Ясное дело, что если терять нечего, то и один шанс из десяти, это хороший шанс, по сведениям из Англии, поставляемым сестрой Бенкендорфа, заводы по производству таких орудий работают в три смены. Сведения о фабриках, подъездах к ним, охране, всё прилагается в письме. Умная женщина. А с бомбардами англичане хорошо придумали, если бы ими они оснастили предыдущий флот, сидел бы я сейчас в подвалах под Тауэром, это в лучшем случае. Нет, англичанам на севере не пройти. Почему? Потому что подлодок у меня уже пять, и в обороне они менее эффективны, чем во вражеских гаванях. Они чудовищно тихоходны, за маневрирующими судами им не поспеть, но вот добравшись до гаваней, полных купленными у американцев скорлупок они выход флота сорвут, даже ценой своей гибели. На буксире их доставят, на буксире увезут выживших. А на обратном пути, если ещё останутся силы и взрывчатка, пусть наведаются к датчанам, чей монарх неосторожно польстился на английское золото и объявил войну России. Теперь пусть ожидает визита вежливости «Русских акул».

Свидание с Еленой, на сей раз, прошло почти буднично, то есть всё, что надо я получил, а головная боль от заданий, не связанных с кладами, уже привычна. На сей раз «баронессе» потребовалось для своей ненаглядной «бабушки» найти знатного предка. И знаете, от кого теперь в тех краях принято вести свой род? От мятежного генерала испанских колоний Кровавого Симона Боливара! Это всё равно, что мне гордиться родичем Емелькой Пугачёвым! Куда катиться мир? Через сотню другую лет вести род от разбойника будет почётнее, чем от царя! Впрочем, о чём это я? Такой пример есть уже сейчас – САСШ. представляете, там родиться в семье, которая прибыла на первом корабле всё равно, что у нас быть князем! А на том корабле женщин было меньше мужчин в десять раз, и все, кроме матросов и капитана, были в кандалах. А трюмы общие. Вот так зарождалась нация не помнящая своих корней.

А Боливар изволил скончаться почти девять лет назад, теперь надо найти одного из его соратников или слуг, список прилагается, привезти его суда с края света и добиться правдивых воспоминаний, с одной небольшой вставкой лжи. «Основательница» «бабушкиного» рода дама приметная, но уже скончалась, а вот с её родичей показания взять так же необходимо. Успел выучить и песню, перебирал композиции неспешно, взял простую и почти народную:

– У леса на опушке, жила зима в избушке.
– Она снежки солила, в берёзовой кадушке.

Музыка к настроению пришлась, вот и выбрал, не армией единой жив человек.

Проснувшись, первым делом, кинулся к перу. Пять часов утра, вот что пробурчала маша, и завалилась спать дальше, мол, сам разбирайся со своими музами! Три часа провёл в обнимку с пером, после чего растолкал соню, не желавшую делить меня с какими-то музами. После завтрака, по велению сердца, решил немного внепланово перетряхнуть нервы чиновничьей братии. Контролировать лично всех не мог, но вот отчёты тайных контролёров над контролёрами прочёл, и одобрил несколько изъятий. Солнышко светит, хорошо, день выдался погожий. Жена-красавица, держава сильнее всех в округе, веду я её корабль сквозь рифы и мели. Неправ был отец, ох не прав! Ведь при нём, как и сейчас чихнуть без приказа боялись! Ну почему, почему держал подле себя таких воров? Ведь направь он деньги, что за год воровал кто-либо из его ближайшего круга, на десятилетнюю программу развития завода Аносова, и в Крымскую того мира мы бы вошли с железными листами, на бортах фрегатов.

А сейчас приходиться мне, молодому и красивому, у коего танцы должны быть на уме, а не сколько вороватых чиновников надобно повесить на этой неделе, чтобы на следующей другим неповадно было. И так опять и опять, ибо память у жадности короткая, «неприкосновенность государственных средств», для сего стада звучит как дикая ересь. Вот сын мой мне спасибо скажет. Надеюсь. Ибо если не скажет, вспомню, что и Иван Грозный и Пётр Первый моими родственниками были!

Глава 18.

РИ. РФ.

Октябрь 2002.

Хотя бы каплю сострадания поиметь от окружающих, так нет же, лишь ржут, болваны! Ну, влюбилась, ну так что теперь? Подначивают, не понимают моей возвышенной души, куда им, придуркам! Ну и что, пусть он на год младше, пусть обручён с соседской девочкой, дочерью хозяев имения, так и я не хуже его «хуаниты», тоже себе для фазенды сотню гектаров чернозёма купить могу. Главное сейчас он здесь, а не там, так что куём железо, а эти «кони» пусть скалятся!

А ведь «бабушка», когда прислала фото, где она и бой-френд с семьёй, то мой парнишка младше казался, дитё-дитём, так сидя фотографировались же. А прилетели, воочию на них поглядела, так даже его младшие братишка с сестрёнкой постарше смотрятся. Так что мой Себастьян-младший не мальчик, отнюдь. Появившаяся бабушка отыграла свою роль превосходна, сначала несколько звонков, с якобы уточнениями от её адвоката, затем звонит сама, затем собственной персоной заявилась. Папу взяли к приёмным родителям из детдома, да и те умерли рано, воспитывала сестра приёмной матери, так что особо он не сомневался. «Бабушка» тоже под его тётку косила, только настоящую, а не приёмную. Тётя, притом богатая, да ещё из страны, где много-много диких обезьян, не покушающаяся на его деньги, такая родственница была для него намного важнее любой правды. Да и её избранника, Себастьяна-старшего, он так же зауважал, как только узнал, что тот тоже учённый. Правда бывший, после того, как погиб его старший брат, ему пришлось впрягаться в семейное дело и забросить археологию.

А мне с первых минут доверили младших, под присмотром трёх слуг-охранников, по одному на каждого. Знаете, сколько экстренно пришлось отдать за домину, когда «бабушка» доказала мне по телефону, что встретить её нужно шикарно и с размахом? 4,5 лимона. Дворец позднего зодчества конца девяностых, местного табачного короля грохнули москвичи под руку с Конторой, которых он не пускал на табачный рынок, дом достался дочери, которая, благоразумно отказалась возвращаться из Англии и действовала оттуда через своих адвокатов. Сначала сдавала, а теперь продала. Вместе с домом шёл штат слуг, аж дюжина, да и мои мордовороты, по-тихому, постарались, оттёрли соглядатая от старшенького. Я ему сама весь дом показала, начав со спальни и закончив там же. Охранникам подсунули местных красоток, по две сотни баксов за час, они и успокоились, увидев, что с подопечными всё в порядке. Парнишка оказался не прост, сколько он там служанок перемял для тренировки, не знаю, но не одну и не две. Так что не влюбила я его в себя горемычную, может действительно у него такая отпадная фифа-невеста?

Да нет, куда там, тут скорее деньги к деньгам липнут. За неделю пребывания мы, совместными усилиями, сделали Себастьяна-старшего послом Антарктического Княжества в Венесуэле, а у меня давалка устала давать. Вот хрен молодой, почище наших азеров будет! Сбежала я от него, вплотную занялась делами, только чтобы от него отдохнуть. Антарктическое представительство в Люксембурге помогло получить Себастьяну, от одного тамошнего банка, под молчаливую гарантию там же находящегося шестидесятимиллионного счёта, 50 миллионов гринов. Деньги пошли на три рыболовецких калоши, которые тут же направились к территориальным водам княжества. Яхта же наша так же пошла в сторону ледового континента, а потом подберёт нас в Кейптауне, куда должны будут прилететь, по сигналу, все приглашённые. Компания подберётся на загляденье, все пёстрые, как попугаи, всем главное засветится перед телекамерами и одеяло на себя перетянуть. Ещё бы! Пиар нам уже в десяток лимонов влетел, дело раскручивается, словосочетание «дневник Лазарева» у многих на устах. Как откопали, как под носом у незалежной, но с помпой, переправили бумаги на «нейтральную» Белоруссию. Наш сайт заполнен посетителями, в нервную очередь рассматривающими снимки дневников. «Детективную» историю, с хорошо организованным головотяпством украинских таможенников показали на центральных каналах, а момент передачи им денег так вообще шедевр! Лукашенко с нейтральной территории подтвердил подлинность дневников через три дня, незалежная заверещала, что подделка, тогда ей отказались выдать документы, так как запрос был «о возвращении подлинного исторического документа», а раз он не подлинный, тогда и возвращать нечего. Батьке палец в рот не клади, его даже Сорос купить не смог, теперь на него вся юса окрысилась, так что ему от этих дневников не холодно и не жарко.

В школе всё по тихому, наличными, при расчёте с учителями, уже не пользуюсь, завела каждому счёт и еженедельно капаю. Деньги есть, даже белые скоро закапают, Себастьяну, после погашения вложений в корабли, будет идти 40% «бабушке» 10, остальные на мою кампанию. В целом он доволен, семейные бабки не трогал, а при Чавесе на наскоки янки ему плевать, а с другими мы договоримся. На яхте, вышедшей из Франции, капитан, матерясь, читает инструкции, рассматривает в ящиках подлинный, старинный Андреевский флаг, материться, глядя на серые цилиндры мин, материться, глядя на ящик с костями. Останки эти выкопали двое архаровцев, совместно с кладбищенскими сторожами, которые обошлись по три штуки на брата. Старинный русский городок, покосившаяся могилка, где в шестидесятые был похоронен один священник, выпущенный на свободу за три года до смерти доживать на воле. Очень может быть, что останки эти принадлежат Брату Николая Второго Михаилу, в пользу которого тот отрёкся от престола, именно возле монастыря, где появился в тот день новоявленный монах было покушение, тела так и не нашли. История тёмная, потому что не ясная, но и её мы в прессе освятили.

Под это дело провернули мы в том городке мистификацию, за пару дней до дела начали публиковать в жёлтой прессе сведения, затем поработали эсперы, вызывая глюки у почтеннейшей публики, которая впитала скандал со страниц газет, потом разрыли могилу. Останки решили использовать во втором акте спектакля с княжеством, чтобы поддержать интерес почтеннейшей публики. А в первой будут мины и вмурованный в лёд Андреевский флаг, оставленный великим адмиралом.

Альтернативная История. Российская Империя.

Октябрь 1838.

Да-а-с, перестарались мои подданные, перестарались. А с другой стороны приказа не брать на абордаж удирающие американские лайбы у них не было. не топить, да, но не грабить? русские корсары учатся читать между строк, это же деньги! Я премии ввёл, по типу английского королевского флота за трофеи. Сейчас каперство в каких-то там договорах запрещено, но я договоры, направленные во вред России не подписываю, я их лишь отменяю. Англичане международное право под себя кроили, я его под себя крою. раньше Англичане всех на морях грабили, теперь я. Не любят меня за это, за последнее время два серьёзных покушения пережил, божьей помощью, охрана нервная по воробьям палит, чтобы ворон вражеских не прозевать. Один отравить пытался, схватили на подходе к кухне, сначала вопил, что сие специи на царский стол, но сам, почему-то, ими брезговал и пробовать ни хотел не в какую. Дыба ему, ироду польскому была, а не специя, позарился на тысячу золотом, «пся крёв». Второй бомбу хотел бросить ручную с фитилем. Трижды ха-ха, помните, что я про ворон говорил? Бомбу подбили на замахе, а от бомбиста осталось мало, так что этого и до дыбы не дотащили. Будь я еврей, если за одним, а то и за обоими покушениями бритты не стоят!

Французы притихли, собирают флот, пытаются сделать ракеты, дёргаются, как могут. Десант хотят в помощь туркам высадить! Турки? А кто это такие? Сейчас у османов территории осталось не намного больше, чем для того, чтобы вырыть себе могилу. Да и бывший союзник наш, паша Египетский, нас активно не любит. показалось ему. что мы ранее заключённый договор нарушаем, мол, был там пункт, что мы ему проливы на блюдечке с голубой каймой должны поднести. Пусть лучше договоры читает, бей лапчатый! Там чёрным по белому сказано, что вне собственно подчинённого ему Египта вся территория делится по братски, то есть если кто что захватил, то это его. Так что если наши войска что-то захватили на территории Османов то это наше. Ну и что, что его войска успели раньше, где это в договоре? Пусть попробует согласно букве подписанного у нас это отобрать, до конца года, когда границы закрепятся по линии фронта. Мы не виноваты, уважаемый Махмуд-Али, что вы плохо разбираете написанное, что по вашей недальновидности под русские ракеты попадают Египетские войска. А он обиделся, начал флотом угрожать., который так же вне его территории был. Дружеские пояснения к договору мы послали на небольшом судёнышке, которое единственным осталось от его галер.

Горчаков, лично составляющий все бумаги, над инцендентом веселился долго. Узнали мы об этом прошествии через десять часов, из Одессы по телеграфу, а до Одессы через прибрежные черноморские радиомаяки, кои разбросаны через каждые 40 километров по западному берегу. Накладки при связи случаются, дело новое, по сему повторяют на каждом участке по три раза. Чёрное море, оно теперь внутреннее озеро империи, вроде Байкала, но большего военного и торгового значения. Чехи же, словаки и прочие осколки, нам пока даром не нужны, захваченное переварить надо. Они же прислали послов, узнавали моё мнение на счёт их государственного устройства. Люди с пониманием, но как они просили, дать им в цари моего родича, так на это пока отказал. Велел прейти лет через десять, когда подрастёт младший брат Константин, коли не передумают, пусть коронуют его. Он паренёк бойкий, как я узнал из его биографии в том мире, присматривался к греческой короне. Нет, греки уже не отдельная нация, они теперь вроде поляков, губерния. На границе с Венгрией некоторые несознательные личности из Австрии попытались совершать набеги через новую границу, корпус из трёх тысяч ополченцев из Армении пересёк границу в ответ и разграбил и пожёг предполосье.

Возрождаем старину помаленьку, раньше, до завоевания турками, армяне были знатными войнами. После того как стали брать мальцов, в качестве налога в султанскую гвардию, с воинственностью стало плоховато. Теперь же внутреннюю жандармерию в проблемных районах бывшей Османской империи Армянам поручаем смело. А ежели где недовольство открытое, партизаны шалят, то лучше них никто территорию не обглодает, саранча. Даже чеченцы дивятся, так дочиста, говорят, даже мы грабить не можем. Отдай армянам, хоть село, хоть городок, через неделю будет чисто поле, вывезут всё! Не лгу, господом клянусь! Мужиков впрягают в телеги и волокуши, недовольных режут, баб брюхатят, молодь обоего пола насильничают, потом всех продают в Персию. Уже караванную тропу целую протоптали, целая сеть перегона рабов, которых в дороге не обижают, если те бежать не пытаются. Так и называют её «тропа бунтовщиков, ибо по краям стоят виселицы, пустые и нет, которые действуют на пленников умиротворяющее. Ну не хотят некоторые по-людски жить, собственность своих «товариществ» громят, недовольство выражают конфискацией собственности мечетей. Некоторые попадают так же в шахты, кои стараемся захватывать аккуратно.

А то, до чего нам дела нет, и пока не хотим завоёвывать, то разрушаем. Налёт казаков, огонь, вот и весь сказ. Скифы мы, али нет? Потом сами к нам придут, за товаром, коли у них все мануфактуры, порушены, урожай свой будущий принесут, умы лучшие и девы пригожие к нам придут за куском хлеба. Очень, очень многое я перенял у американцев конца двадцатого века того мира. Вообще, там у них разброд, на троне Малютка Скуратов, коего торговые бояре на трон посадили, замаранный краденным войсковым имуществом. Царя временного на трон, а сами злато за кордон. В страну же, опять же за золото, идут отходы страшные, дети после них уродцами рождаются, только в балагане себе на прокорм и заработают. Те кто вообще смогут родится. Уж лучше бы они свой народ на нары загнали, в колхозы-совхозы безвылазно, лучше насиловать население работой, чем продавать здоровье будущих поколений.

Кантонисты радуют, учёба идёт споро, куются новые кадры державы, ибо преподают им науку только вернувшиеся с фронта георгиевские кавалеры. Правда на должность учителей берут в основном тех, кто уже не пригоден к строевой службе, без руки там, или без ноги. Такие воины берутся за костыли и идут к молодым птенцам, чтобы преподать им «науку выживать». Но отроки, раскрыв рты, смотрят им не в ноги деревянные, а на награды. Запоминают не как на костылях правильно скакать надо, а то, что личное дворянство теперь у безногих, пенсион приличный и квартира в доме каменном. На берегу Невы. На жён их смотрят, бывших султанских наложниц.

В Германских княжествах сейчас идёт вербовка самая натуральная, заведует ей, из своего имения, отец барона Сименса. Узнав из его биографии, что от непосильной работы и попыток свести концы с концами, вскоре его сердце не выдюжит, ему насильно прописали щадящий режим, а чтобы не заскучал дали дело. Живёт теперь в отдельной усадьбе при Товариществе пригородном, здоровый воздух, покой. А работа у него проста, прославляет он в немецких газетах имперскую жизнь, убеждает безземельных, что царь даст им землю, вербовочные пункты организовывает. Очень, очень популярно теперь у бюргеров чтение «Писем отца Барона Сименса». Германские судоверфи работают сейчас без перерыва, ибо суда на стапелях уже заранее оплачены, а ещё больше тех готовых, что уже куплены Императором и теперь везут караванами бюргеров вперемешку с русскими крестьянами в Лагос, далее на Мадагаскар, а после в Калифорнию, на Аляску и в Орегон. США нам войну объявило? Объявило, так что на их доктрину Моро мы ответим Романовской доктриной.

Золотой поток из Османской империи ещё ощутим, но уже не таков, как в первые дни войны. И когда он превратится в ручеёк, в реку превратится Клондайк. Так зачем нам лезть в Англию или в Бостон? Мы будем топить их корабли быстрее, чем они будут их строить! Из рейда к берегам Альбиона из трёх ракетных пароходов вернулись два, из пяти лодок лишь одна. На выживших кораблях полно раненых и всего лишь одна ракета, зато корабли в портах восточного побережья Англии можно пересчитать по пальцам одной руки. Пусть строят, пусть лихорадочно вооружают, но… Бесполезно. Уже сейчас Акула-3 отремонтирована в доке и с двумя своими сёстрами под конвоем трёх новеньких ракетоносцев ушла к берегам Франции. Ошибки учтены, а по новой тактике, разработанной Лазаревым, довольно и трёх лодок. Зря, очень зря Лягушатники отказались во времена Наполеона от подлодок, пожалели, видите ли, пол миллиона франков и титул для изобретателя!

С Еленой, в этот раз, разговор получился знатный, ибо, доставленный из-под Каракаса старичок, действительно служил у Боливара денщиком, и хоть малость глуховат теперь, но ума и памяти не растерял. Его воспоминания генеральского быта нагоняют на лицо улыбку, они остроумны и забавны. Передал их Елене все слово в слово. О его популярности у нижних чинов и простого люда, завести равных и церковников, отнюдь не платонической любви к прекрасному полу. И юных красавиц он знавал, и постарше, из тех, кто не прочь сделать на рогах своего благоверного очередную зарубку. Проснувшись, за день переписал на бумагу ответную информацию. На сей раз, это были подробные описания месторождений Аляски, привязки к местности, содержание золота в породе. Старые записи золотой лихорадки 1904-05-го годов. Она отправила за ними на Аляску одного из своих ближних опричников в тамошнюю русскую общину. Историк любитель там нашёлся, причём фанат своего дела, собравший по нужной теме целый архив. За право взять себе с него копии он потребовал не бумажные доллары, кои имеют там хождение, а пуд золотого песку!

Так что большая часть прибывших туда бюргеров и русских крестьян будут старателями, получая 10% от добытого. Кому-то этого покажется мало, он послужит примером для остальных. Нельзя обкрадывать своего любимого царя.

Глава 19.

РИ. РФ.

Ноябрь 2002.

Купать меня мои архаровцы благоразумно не стали, тем более через экватор мы не шли на корабле, а летели на Боинге, да большая часть из них сама была здесь впервые. Исключением был дядя Коля, у коего по молодости были загранкомандировки к дружественным африканским режимам с миссией доброй воли в качестве советников. Может быть, кто-то из остальных попутчиков, журналюг или боевиков ОНН тут был, но их прошлое меня особо не интересовало.

Здравствуй, здравствуй, негр губастый! Именно эти слова хотелось мне пропеть, глядя на чёрного, лопающегося от своей важности, таможенника, который, надо признать, кроме своей специфически комичной морды, меня ни чем пока не расстроил. После того, как ему незаметно сунули конверт «на чай» постная физиономия данного индивида расплылась в радостной улыбке, которая лишь усилила отталкивающий эффект его рожи. Но дать команду «в зубы» я не успела, так как этот кадр обрёл второе дыхание, стал летать по залу и дрючить своих подчинённых, которые, по его мнению, задерживали «дорогих гостей». Все формальности были выполнены в рекордно короткие сроки и мы, провожаемые завистливыми взглядами остальной публики, к ожидающим нас машинам. За окном промелькнул город, вроде бы даже красивый, а потов начались портовые постройки. К буйству зелени я привыкла и у себя, вот только многие запахи были внове и мешали сосредоточиться, но океанский ветерок быстро вернул ясность мыслей.

Да, этот порт явно не Новороссийск, этот поболее будет, скажу царю чтобы обязательно его прихватизировал, место удобное. Большая яхта, к которой мы подъехали, называлась не «победа» и не «беда», а, скромно, «Маркиза». Название, данное строителями, мне понравилось и менять его я не стала. Отец с «бабушкой», которая якобы владела яхтой, играл этакого набоба, для всех, кроме моих архаровцев, он играл первую скрипку. Шестеро стручков, по паре от трёх ведущих русских новостных каналов, тревожно копошились с камерами, снимая восхождение нашей делегации по трапу. Их начальству, за эту командировку подчинённых, мне пришлось выложить по сто кусков на брата, и это без гарантии, что отснятый материал вообще используют! Ну, ничего, и Чавес и «Батько» эти плёнки покажут обязательно, да и из Интернета миллионы качнут.

Отец с «хозяйкой» стали водить всех по яхте и, с видом знатоков, надувать щёки. Их нежное «мама» и «сынок», при обращении друг к другу, меня до сих пор веселило. Ещё больший смех вызвал неделю назад репортаж из «незалежной», в котором костерили послед ними словами москальских воров, кои нагло упёрли принадлежавший Украине национальный раритет громадной исторической важности. Затем рассказывалась цветастая история «почётного гражданина Украины» Адмирала Лазарева, который, оказывается, высадился на просторах Антарктиды, и лишь благодаря тирании тогдашнего москальского узурпатора не смог объявить ледовый континент своим и передать его истинным наследникам, тобишь «незалежной». Подробно рассказывалась история о том, как была отрыта находка, о дальнейшем «похищении» и передаче бумаг на экспертизу в Белую Русь. Мне, кстати, помощь одного кадра в тамошнем КГБ обошлась в пол-лимона. Дальше, на всех каналах, шёл ор, верните грамоту на «нашу Антарктиду» подлые москальские «пся крёв» и их лукошенковские прихвостни. То, что Антарктида Российской Федерации не принадлежала, это политиканов с Украины не интересовало ни в коей мере.

Весело, в общем, а рекламный шум, благодаря хохлам, получился на порядок больше рассчитанного. Хорошо скажите? Как знать, как знать, будущее покажет. Деньги утекали играючи, и я, подбив всё на отдельном листе, и умножив на время, необходимое для окончательного растранжиривания средств, пришла в ужас. Придя из ужаса, а было это за пару недель до поездки, я перетряхнула архаровцев и «техов» на предмет родственника-финансиста. У одного из техов и нашёлся троюродный брат, ещё в 97-ом заработавший для местного сбербанка на игре с ГКО прибыли на два самолёта, а на премиальные смог купить лишь шестёрку Жигулей. Обидевшись, перевёлся в Югбанк с понижением, но, приехав по просьбе брата, и узнав размер оплаты, а главное процент от прибыли, мгновенно уволился самым простым способом. Изменил голос на пьяный и, по сотовому, сказал шефу всё, что о нём действительно думает. Кадр был ценный и, как оказалось, с готовой командой. Зарплата, в родном учреждении, его не совсем устраивала, но давала информацию и связи, по сему он, и трое его друзей, потихоньку, играли на бирже.

Один из помощников был крутым хакером, двое инсайдерами от бога, которые тащились от самого процесса облапошивания «юсовских лохов». Схема была отработана, принося им по сто штук зелени на брата в год. Хакер работал завотделом по информационным технологиям в управлении по борьбе с организованной преступностью по Краснодару, попросту говоря, он сам ловил хакеров. Посмеиваясь, рассказал случай из практики, когда, по поступлению на должность, сам полез пошерстить по сетям местного «Альфабанка». Тамошние деятели были как бы не покруче его, так что по общей банковской сети передали «все вдруг» от компьютера, после чего, не нажимая не на одну клавишу, обесточили машины. Быстро найдя, кто к ним влез, они прислали начбеза вежливо спросить, чего надобно? Сошлись на новых машинах для всего отдела и клятвенного обещания не лазить к нам больше. Отдельной строкой стало то, что инфа на всех квалифицированных хакеров, пойманных отделом, теперь уходит банку, по штуке за голову. Почему, повторившие путь «Тай-Пена», повели себя вежливо? Очень просто, его жена была дочерью генерала МВД, который и возглавлял родное управление. Объяснив «папе» на какие деньги он теперь сможет содержать его дочку и двоих внучек в Люксембурге, и размер этих денег, получил от родителя полное понимание и благословение. А то хрен бы отпустили, слишком много знает. Впрочем, без связей он бы на эту должность и не попал не в жизнь. То, что зять тихо щиплет буржуев, глава УБОПа знал, но пока не попался, тестя это не колыхало. Оставшиеся два инсайдера вообще работали на себя. Ранее их «ушли» из Кубань-Банка, как только его недружественно поглотили ростовские мафиози и выдоили все основные фонды.

Виктор Иванович перевёл на мои счета уже около полумиллиарда зелени. Все деньги, которые на сегодня находились в Люксембурге, а это 300 лимонов, я забила в организованный Сержем, а именно на это имя предпочитал откликаться наш главный финансист, паевой фонд «Северная Звезда». Паевой фонд был полуоткрытый, деньги можно было снимать где-то в течение полугода, остальное время ни-ни, так как шла прокрутка и основной капитал трогать было нельзя. Всё как у других, но схемы простого и агрессивного инсайда обещали не менее 50% годового навара. Я благословила мужиков. Щипать пятьсот юсовских гигантов за пятки есть дело богоугодное, лишь настояла, чтобы был разработан график вывода основных средств и мгновенного залегания на дно, в случае попытки ареста. В качестве организации силовой поддержки попросила людей у Виктора Ивановича, так как международники у него от бога, все из ПГУ КГБ СССР, брал только сливки. Для понту, придала финансистам хорошего гипнотизера, те, подумав, загорелись идеей, и пообещали такие крутые схемы, что теперь их по прямым признакам их точно никогда не вычислят. На всю камарилью должно было идти 10% комиссионных от прибыли, посмотрим, оправдают ли они себя.

На яхте, как только я смогла выскочить из толпы, двинулась в капитанскую каюту, отперла её своим дубликатом ключа, и стала читать отчет, лежавший в верхнем ящике стола. Всё было неплохо, особенно мне понравились те фото, где Кэп с помощником вмораживают в лёд старинный Андреевский флаг, взятый из запасников музея ВМФ. Рядом с флагом залили водой металлический ящик, в котором были несколько листков, написанные подчерком адмирала и его наградной кортик. Царь передал. что тот сильно его благодарил за то, что заставил, на склоне лет, засесть за мемуары, хот частично и сфальсифицированные. Как только он откопал свой утерянный ножик, он, по его словам. простил молодому грозному царю все его чудачества до глубокой старости.

Наше путешествие к ледовому континенту продолжалось не долго и, подплыв наконец белому побережью, мы выбрались на лёд. в рука отца был «GPS» и распечатка карты. За три часа поисков все дико замёрзли, и я хотела уже подвести отца к нужному месту, но, слава богу, он и сам его отыскал. Место было найдено, определён метал, над ним установили палатку из композита и принесли генератор. Удары кирок. а затем всё потонуло в возгласах восторга и недоверия. Металлический ящик тоже принадлежал к той эпохе, Антону пришлось лететь за ним в Архангельск к одному из тамошних чёрных копателей. И флаг, и ящик были чуть ли не обнюханы присутствующими, затем, взломав металл, на свет появилась бутылка со свёрнутыми внутри листами. Должная хрупкость стекла, после якобы долгого воздействия сверхнизких температур, так же обошлась нам довольно дорого. Бутылку разбили, страницы аккуратно распрямили и зажали меж стеклянных пластин. Картинка с камер шла на яхту, оттуда важные моменты вырезали и выкладывали на наш сайт. Так же не забывали и телевизионщиков, все три канала получали всё в режиме реального времени.

Когда на одной из стен палатки организовали что-то вроде стенда дядя Коля, хорошо освоившись в политиканстве, оттёр нагло пытавшегося встать на его место жириновца, и начал толкать речь. Процентов на 90% по плану, процентов на 10 от себя, но в русле линии партии. Он рассказал ещё раз об Антарктическом Княжестве, о будущем ледового континента, объяснил, что считает иностранные рыболовецкие суда на территории княжества браконьерами, хищнически продолжающими лов, провозгласил, что отныне этот улов будет контролироваться, с судов будет браться минимальная плата. На полученные деньги в приморских регионах России будут закупаться рыбные консервы и бесплатно раздаваться матерям школьников, чтобы дети получали необходимый для роста фосфор. Для этого уже образован благотворительный фонд «Зелёное детство», деньги в него будут перечисляться непосредственно капитанами браконьерствующих кораблей. Далее в его речи шли угрозы и предупреждения о том, что сейчас с яхты в море скидываются специальные шары, контролируемые через спутник и по сути дела являющиеся радиоуправляемыми минами, которые при выходе за морскую Границу Княжества обезвреживаются. Тем судам, которые поделятся частью улова с детьми, будут выделены специальные маяки с меняющимися кодами, которые позволят избежать мин. Сейчас же несколько матросов внесли метровый шар и экран. На экране подобные шары стали сбрасывать из яхты в воду, а тот, что в палатке, споро разобрали и показали внутренности. Электроника была японской, программы русскими, а взрывчатка американской.

Альтернативная История. Российская Империя.

Ноябрь 1838.

Прибыл первый пароход из Аляски, гружённый золотом. Нервы у команды не железные, но страх божий, в моём лице, оставленные на родине семьи, а так же обещание награды удержало от воплощения в жизнь лихих замыслов. Три тонны золота, это три тонны золота. Обещанные 4% по весу в монетах они заслужили и обманывать их ожидания я не стал. Единственно, что на руки они получили лишь десятую часть, остальное при них положили в банковские ячейки, проплаченные на год вперёд. Так же сие проделывалось в присутствие жён, зорко следящих за семейным достоянием. И, хоть воспользоваться ключами могли лишь мужчины, ключи мы передали хранительницам очагов, а там пусть сами решают. Потеря ключа и изготовление нового оценили в полтыщи.

Презренный металл подоспел как нельзя вовремя, ибо я уже две недели брал живые деньги под него. Песок, после перепроверки качества, поступал прямиком на монетный двор, полученные монеты тут же обменивались на ранее выданные расписки. И пусть расписок было в три раза больше чем прибывшего металла, насильно менять на золото я предполагал лишь в первые два дня, а потом добровольно. Как я и ожидал, большинство предпочло хранить деньги в золотых монетных расписках на предъявителя, нежели в груде злата.

Вялую войну изволила мне объявить и САСШ. Безнаказанный «налёт», вернее «наплыв», моих Акул на побережье Франции, а позже и на итальянское побережье, заставил бы дважды задуматься любого американского адмирала. Янки сосредоточили все усилия на строительстве продаваемых бриттам кораблей и на лихорадочных попытках постройки подводных лодок. Увидеть же пяток ракетных пароходов ведущих на привязи подводную смерть им ни как не хотелось и их посол передал, что, по мнению сверху, в Европе русский медведь может резвится как хочет.

Собранный на полях урожай изобилен, пусть даже год знатный, но люди то те же! Лишь потому, что на своём поле теперь работают, зерна получили втрое! Вот тебе бабушка и юрьев день, вот тебе и пироги с капустою! Слава Аллаху у меня добавилось новых подданных, на землях которых война свирепствовала поболее, что в бывшей Турции, что в Австро-Венгрии. Часть урожая, по твёрдым ценам закупает государство, оно же запретило продавать его вне империи. Хлеб дёшев, но не пропадает, всё кроме прокорма и семенного везут и везут по рекам и железной дороге. Конечно, государство хитрит, но когда было по-другому? Теперь же тем товариществам, кто продал обязательную норму, разрешается самим фрахтовать на остаток купцов и государевы суда. Но сегодня, когда остатки османских войск выдавливают на территорию Персии, когда «братушки2 болгары частью усмирены, частью проданы армянскими купцами за попытку встать на «польский путь», сейчас здесь раздолье для купцов-хлеботорговцев.

Николаевская Железная Дорога, а так сейчас именуют железную дорогу, местами двухколейную, из Санкт-Петербурга в Одессу через Москву. Сухопутные пароходы на ней отнюдь не простаивают. А черноморские проливы трещат от судов русских купцов, кои, как будто бы, везут хлеб в русские земли бывшей османской империи. Но до указанных адресов, почему-то, доходит лишь половина, остальные плывут к портам Италии, Франции, случается и Альбиона. А что вы хотите господа? Купцы запуганы, греки под русским флагом отнимают корабли, сохраняя им жизнь, русские же через одного топят, чтобы давать практику ракетным командам. «Враги» зерно берут не в открытую, а по ночам, сгружая всё на рыбацкие лодки. Половина из контрабанды, ясное дело, государственная. Купцы, хоть и кряхтят, от сверхприбылей не отказываются, из под палки помогая любимому государству. Стонут, плюются, но за индульгенцией, без которой не пройти мимо каперов, выстраиваются в очередь. На эту тему мною было дозволенно напечатать в газетах даже несколько карикатур. Все стараются делать деньги, даже бывшие помещики, под негласной угрозой расправы передавшие власть товариществам, выползают из своих нор и за свою восьмушку, бывает, получают почти как за весь прошлый урожай, если совсем ум не проели.

Передо мною во весь рост становиться проблема подвижного состава. Ежели, рвя все жилы, паровозы для железной дороги нам делать удаётся, то с нужным количеством вагонов проблема. Вагоны, оказывается, так же требуют серьёзной производственной базы. Именно на запуск сразу трёх заводов, где всё разбито на мельчайшие операции, кои под силу даже крестьянину, и потребовалось внеплановое золото. Заводы нужны были не завтра, а вчера, поэтому я рискнул и не тронул остальные проекты, надавал расписок и дождался парохода. Способ получить завтрашнее уже вчера не отличался оригинальностью, я просто купил всё у немцев. Эти станки им заказали бриты, которые, по независящим от них причинам, не прибыли. Сами немцы в море выходить боятся, а вдруг мои орлы посчитают груз контрабандой, а то и просто утопят? Груз не проплачен, так что за полновесное золото они бы его продали и дьяволу. Флот строиться, вооружается, и идёт сразу же оправдывать своё существование, то есть каперствовать. Как уже было сказано, на первом встреченном корабле тренируются, захватывать можно только второй. По сему вначале предпочитают охотиться за рыболовецкими шаландами, а на закуску оставлять купцов. Подготовка к сухопутной войне, ежели на неё всё же решаться, так же идёт своим чередом.

В очередном сне с Еленой всё время уделил именно вагонам, изучил весь процесс усовершенствования рессор, приятно, когда можно учится не у предков, а у потомков. Корпуса от непогоды уже были, построенные по единому проекту, на всякий случай, Сначала заработал первый завод, где над душой у тех, кто работал, стояло по два «ученика», бывало вдвое старше учителя, и старательно запоминающие нехитрый процесс, поднял-опустил-дёрнул-вынул. Как только в тупые головы вбили азы, завод заработал в три сены, по мере готовности второго завода, наспех обученные кадры переходили на новое производство, а на старом натаскивали новые кадры. Дефицит вагонов был жуткий, о качестве думали не слишком, только чтобы месяца три прослужили обязательно. И вперёд, на юг. Проливы-ворота радостно распахивали свои объятия новым хозяевам, споро пропуская вереницы парусников и паровых морских колесниц, набитых русским зерном и русским оружием. Хлеб и оружие, вот что завоюет мир, а отнюдь не злато. Три картины, на первой изображён Человек с мешком муки и револьвером, на второй с револьвером и кошелём золота, а на третьей с золотом и мукой. Крепко подумав, прошедший войну или неурожай мужик обязательно выберет хлеб и оружие.

Что есть злато? Презренный металл, а вот произведённое вами оружие заставляет сегодняшних ваших врагов покупать у вас втридорога хлеб за то же злато, а хлеб этот крестьяне смогли вырастить лишь потому, что вы доверили им оружие… Вот это и есть главное.

Верная армия, верные крестьяне, верные работные люди у конвейера. Сложно организовать всю цепочку, невозможно добыть информацию, ежели у тебя нет такой «щуки» как Елена. Но способ работает? Работает. Мог ли его запустить отец? Мог. В усечённом варианте, урезанный, но мог. Надо было всего-навсего не щадить приближенных, вбивать страх божий не в одних крестьян, а в дворян тоже. Заставлять доказывать потомков тех, кто выслужился у твоих отцов в каждом поколении пахать, а тех кто не желает кидать вниз по социальной лестнице. Тех кто возмущается, тех вешать. Ты же мог, отец, так почему не сделал?

Глава 20.

АИ. РФ.

Декабрь 2002.

Плыли мы к цели заветной, плыли, и, наконец-то, приплыли. Янки бучу устроили, конечно, но так, терпимую. больше на неинформационный фронт напирали, выставляя нас всех балаганными клоунами. Мы то же по СМИ стали громко кричать, что это, мол, балаган, но, одновременно давали людям интересные сведения. Суда, заходившие в территориальные воды княжества ловить рыбу, не смотря на все уверения янки, предпочитали отдавать 20000$ на благотворительность. Разумеется, кроме той мины, которая была разобрана на столе перед телекамерами, все остальные были липой. А вот подцепить пластиковую нашлёпку к судам в их родных портах оказалось проще простого! Не считайте нас за дураков, потопленные суда, это совсем плохой пиар, а вот еле доползающие в порт на долгосрочный ремонт… Всем ловцам рыбы хватило двух китайских предупреждений, простои и ремонт обернулись чудовищными убытками, все уяснили смысл поговорки, мол, бог высоко, а царь далеко.

Но прецедент этот никому не понравился, занимались этим бизнесом дяди серьёзные, а часто и очень серьёзные, часто мыли в этой воде наркодоллары, науськали они на нас ЦРУ. Но дело пошло политическое, крысы из Лэнгли предпочли не стрелять, а позвонить на Лубянку, те козырнули и пообещали разобраться. Вот тут и начались для меня заморочки, частью мной ожидаемые. По-хорошему, по тем примерам, о которых я знавала раньше, ФСБ у нас сначала в таких случаях тебя разувает и раздевает, а потом только сажает. Но сейчас верхи заинтересовала информация от местного отдела, которому помогла и я, позволив взять на крючок одного из моих эсперов и рассказать о его работе большую часть правды. Короче, как и было просчитано, вместо банального наезда всей мощью государства, по слухам информация о нас побывала даже на столе ВВП, к нам прислали переговорщика. Этакого старичка-боровичка, официального пенсионера и неофициального куратора, прислали сразу ко мне, минуя дядю Колю и отца. Чаем его угостила, поболтали о том о сём, а потом он объяснил мне расклад.

Про все мои счета рассказал, кроме той сотни миллионов, что мне инсайдеры накапали по новой схеме. Про паевой фонд наверху тоже знали, но таких дивидендов никто ни ждал, и так обещанные 3% в месяц в У.Е. считались на западе сказкой. Значит ребят надо беречь ещё пуще, пока про истинные размеры этой золотой рыбки не прознали и не попытались взять под колпак. Даже обещанные и выплаченные за первый месяц деньги привлекли в «Северную звезду» новых вкладчиков, увеличив капитал фонда в полтора раза. Но как я и думала, рыцарей плаща и кинжала деньги в этой истории заинтересовали не в первую и не во вторую очередь, ФСБ интересовало, как я обеспечила массовые глюки в городе, пока мои архаровцы вскрывали могилу последнего царя. Конечно, предложение их крышевания моей структуры выглядело безальтернативным, но это-то мы знали и заранее. Вот если бы Лэнгли всё же прислал киллеров, вот тогда мне действительно стало бы жарко, а размяться ради своих? Да сколько угодно!

Деньги у меня отбирать не стали, пообещали лишь в самом крайнем случае взять половину взаймы, мол, если родина облигации военного займа выпустит. А вот эсперов и методы работы с ними мне было предложено обкатывать всерьёз и заниматься подбором кадров в большем масштабе. Разрешили даже закопать царские кости в Антарктиде, пообещали пропустить эти сюжеты в эфир, мол, в качестве ответной услуги. Мол, пока ты выполняешь взятые на себя обязательства, то можешь просить об ответной любезности. сейчас же от меня требовалось показать свою контору на местном рынке в всей красе. Дело было для Москвы важное, но не принципиальное, просто посмотреть на мои действия здесь и сейчас было проще. Целью манёвров было кресло Мэра.

Ситуация у нас в Краснодаре сложилась занятная, бывшего мэра Самойленко, большого друга Лужкова, съели, вот только у федералов тогда чисто свою кандидатуру на тёплое место посадить не удалось. Новый мэр, господин Приз, стал компромиссом между центром и краевой транзитной мафией, которая контролировала порты, отстёгивая пятую часть в Москву. Сам Приз официально владел третью крупнейшего на Кубани Домостроительного Комбината, а неофициально половиной саун в городе. Вот только бывшие питерцы, пообвыкнувшись в креслах Администрации Президента, скоро поняли, что некоторые их настойчивые пожелания тихо саботируются. Кому понравится приведённая в пустую будку сторожевая собака, которая жрет в три горла, а не лает вовремя? Поэтому решили мэра поменять, кадра местного на крючок взяли с потрохами, а бывшего турнуть решили деликатно, то есть не только слегка подтасовать голоса, но и чтобы население этого товарища возненавидело.

Куратор поблагодарил за чай, сказал, что вернётся завтра. попросил приготовить вкратце план мероприятий, эсперов задействовать в нём обязательно. Через две недели Призу должны будут выдвинуть серьёзные обвинения в коррупции и снять с должности, до этого момента электорат должен его возненавидеть. Мозговой штурм мало что дал, решили, как всегда при непонятках, обратится к Архивариусу. Дедок принял очередной конверт, пересчитал деньги, довольно крякнул, а затем высказал очень не дурную идею. Всё дело в том, что на Россию, в который раз неожиданно, навалилась её величество зима. Самое удивительное было в том, что и у нас мороз ударил и снег пошёл! Вот только через несколько дней синоптики пообещали опять до плюс двенадцати градусов днём. Появилась у местных властей «Проблема». По словам Архивариуса, прежний мэр, хоть и был выжигой, хоть и экономил на взятках в Администрацию, ни когда не воровал в жизненно необходимых для города областях больше положенного. Одной из таких сфер были дворники и снегоуборочная техника.

А нынешний мэр, чтобы выполнить все обязательства перед высокими договорившимися сторонами, залазил во все карманы, разумеется, кроме своего. Дворникам задержали зарплату, горючее для снегоуборочных машин не было закуплено до снега. Вот на этом мне и было предложено сыграть. Как? А это уже мне решать, он свои деньги отработал. Я кивнула Архаровцам и мы умчались на базу, где через час план был вчерне готов. Пригласили трёх самых явных эсперов-предметников. Что такое предметники? Правильно, это люди, которые могут на расстоянии воздействовать на предметы. Двое двигали по воде теннисный шар, а третий обугливал на расстоянии кусочки бумаги. Загораться она у него не загоралась, но всё остальное было бес сбоев. Идея, пришедшая на мозговом штурме, сработала на все сто. После того, как вовремя не убранный в первый день снег вызвал жуткий затор, идею решили творчески развить.

Выглядело это действо так: пирокинетик как можно ближе к объекту воздействия, а два других работают с разных сторон. Все трое в припаркованных тонированных машинах. Сосульки выросли знатные, но трёх непонятных людей, к которым рядом часто подсаживались дамы из группы поддержки, которые брали их за руку и делились энергией, они долго не выдерживали. За первый день смогли сломать три сосульки, итог один труп и один калека. Мимо мужчины с пробитой головой пятнадцать минут мимо шли прохожие, потому как был час пик, и задерживаться, а тем более становится свидетелем, никому не улыбалось. На второй день предметов было десять, и три жмура. На третий день сосулек была дюжина, но много подтаяло, да и люди пошли пуганные, поэтому труп был только один. Дворников попытались вздрючить, но те ситуацию просекли и потребовали выплаты всей зарплаты полностью, из тех же окончательных ханыг, которых удалось загнать на крыши чистить лёд за пузырь, один сорвался. Так что хоть на четвёртый день мы уже и не работали, один жмур всё равно был.

Разумеется, какое действо сейчас проходит без МасМедиа? Но у нас-то задача была иная, поэтому на второй день на всю катушку разрешили развернуться Бабе Шуре. Её в родном городке жутко не любили, приехала она с внучатым племянником, который собственно с нами и связался, привёз старушку и продемонстрировал её талант. Всё дело в том, что ежели баба Шура вобьёт себе что-то в голову и начинает рассказывать соседкам, то те, в свою очередь, целый день только тем и занимаются, что разносят по округе этот слух. Как зомби, детей маленьких иногда покормить забывают. Не любили старушку на родине… В первый день акции баба Шура поговорила с десятью женщинами на рынке, во второй с двадцатью. а в третий разошлась до пятидесяти товарок. Рассказывала только правду, мол от сына узнала, он охранником в Мэрии работает. Попади старушка к Сталину, он бы за неделю с её помощью смог убедить немцев что Гитлер еврей. на четвёртый день мы разошедшуюся бабулю не выпустили, ибо смерти мэра от рук разъярённой толпы ни кто не заказывал.

Куратор ворчал, но выглядел довольным. Ворчал он из-за того, что пришлось висеть пару часов на проводе, убеждая ответственных товарищей из столицы, что предъявлять обвинение нужно сейчас а не через неделю.

Альтернативная История. Российская Империя.

Декабрь 1838.

Те, с позволения сказать, подводные убожества, что сыны каторжников переправили через Атлантику на родину, и топить-то было стыдно. Подводными лодками это можно было назвать лишь с большой натяжкой, а о такой вещи как глубинные бомбы эти лоханки не слышали даже в самом страшном сне. Впрочем, американцы своей цели достигли, бабок срубили с бриттов, причём брали только золото. Ибо бумажный фунт, благодаря, в том числе, типографиям под Петербургом, меняли на гинеи 1о к 1. И то лишь в Лондоне, ни где больше, ни в Берлине, ни в Нью-Йорке, ни у нас, за него не давали не копейки. Да и на родине филантропов становилось всё меньше и меньше. Гинеи же с бумажным рублём шли вровень, а к царским монетам так вовсе 5 к 6. Пришло ещё два парохода с презренным металлом с Аляски и один с Калифорнии. Впервые разрываюсь, не знаю куда девать полновесное злато, но хранить всё в одном месте. без движения, этот способ кажется мне самоубийственным.

Французы затихарились, странные шевеления пошли у них на суше, но разведка наша их прохлопала ушами. Мол, княжества немецкие замирят, тогда и ударят вместе на нас. Ан нет господа хорошие! Эмиссаров к нам позасылали, как блох, и некоторые проскользнули. Французы вообще показали себя с наилучшей стороны, сделав всё, чтобы их отечество не осталось в накладе, для меня же эта история чуть не обернулась могилой. Разобрались они в ракетах, добыв, по крайней мере одну, не разорвавшуюся на полях турецких сражений. Турецкие недобитки, предчувствуя скорый конец, продавали всё что можно и шли за кордон. Вот один умный бей и рванул с домочадцами в Европу, прихватив «Огненную Стрелу». Изделие, конечно, получилось намного хуже даже наших невысоких стандартов, но первые сто метров их ракета почти не виляла и какая-то умная тамошняя голова предложила план. Десяток ракет они отстреляли, а одиннадцатую решили отправить на испытания в Россию. Долго ли, коротко ли, но доехала та ракета до Санкт-

Петербурга внутри парового котла. Сей агрегат обменяли в германии на русское зерно, и, якобы, надули московитов, ибо двигатель, даже не будь внутри котла постороннего предмета, требовал ремонта. Купец, привёзший его, скончался своевременно от расстройства живота, а у вдовы не составило трудов купить недорого неработающий агрегат. Направляющую сделали уже на месте, заказав несколько разрозненных деталей в небольших мастерских. Спрятали всё в стог сена на телеге и подожгли шнур.

Вот тут исполнитель допустил промах, ибо шнур сделал длинным, сено загорелось, а он сам рванул прочь. Ну какой же крестьянин побежит от принадлежавшего ему сена, не попробовав даже его затушить? Третья линия охраны взяла меня в коробочку и стала выводить, а один из десятков передовой линии кинулся к непонятной телеге. Когда раздалось знакомое шипение, все отшатнулись, кроме одного здоровяка, недавно вернувшегося с фронта, мужика звали Евгением, фамилия была Деревцев, да и сам он походил габаритами на небольшой дубок. Веру имел, верность и ум, распознал звук сразу и кинулся кирасой на взлетающую смерть. Дети его теперь дворяне. а вдова от их имени принадлежавшим им заводом управляет. Тех девятерых, что отшатнулись, наказывать не стал, ибо было уже некого. через слои охраны до меня долетело всего два осколка, но и это было очень неприятно. Нет, всё же перехваливаю я французов, поторопились они, надо было им использовать не одиннадцатое изделие, а сто одиннадцатое, предусмотрев как можно больше мелочей, например, слишком чувствительный взрыватель.

За пять десятков метров осколки основательно порядили мою охрану, я же очнулся лишь через два дня. Мне повезло, ибо осколок перебил артерию на левой ноги и умереть я мог за пару минут. Повезло же мне в том, что доктор, который всегда был при поездках, не растерялся. благо подобные ситуации отрабатывались, и успел перетянуть мне ногу, а позже нормально обработать раны.

Очнулся я в крепкой памяти, вспомнил коробочку охраны, а об остальном рассказала Маша, которая прикорнула здесь же в кресле. За дверями ждал весь ближний круг, не на шутку обеспокоенный ближними перспективами моей кончины. Вводила она их в палату по одному, каждый делал короткий доклад и уходил окрылённый, Горчаков, потом Сименс, Красильников, Гёстнер, все мои генералы войны и производств, прошествовали строем перед моими глазами. Маша, после ухода последнего, правильно поняла мой взгляд и доложила, что паникёров среди ближнего круга не замечено, что никто к иностранным посольствам не кинулся и, больше обычного, золота в кубышки прятать не стал. К этому времени стрелка изловили, наймитом оказался поляк из идейных. Приказал чтобы деревню, из которой он родом, благо она ещё не стала товариществом, сравняли с землёй, земли её засыпали солью, а всех без исключения жителей на десять лет на строительство железных дорог. Стрелка держать рядом с родными и заколоть лишь тогда, когда последний из родичей умрёт.

Откуда ракета докопался Горчаков, сначала методом исключения, а потом и сопоставив несколько разведсводок. Немедленно на Францию были переориентированы все ближайшие группы, а из Царьграда отправлено с десяток новых команд. Со всех сняли ограничения по применению силы, после выполнения основного задания их целью становились военные и сталелитейные заводы, подготовку к забросу начали ещё пять сотен диверсантов. Маша подтвердила, что без меня все её приказы исполнялись без обсуждений и споро, но как бы повели себя люди в случае моей смерти? Так что одним из первых дел было написать завещание, писал под мою диктовку Сименс, у него самый красивый подчерк, после того, как весь ближний круг подписал, я отправил их дамой отсыпаться. Мне тоже дико хотелось закрыть глаза, но, пересилив себя, я велел Маше собрать несколько делегаций. Газетчиков, младшего офицерского состава и мастеровых. Сие было исполнено в течение часа, каждой по отдельности я зачитывал завещание и заставлял расписываться, либо ставить крест, ежели неграмотные.

Уже к вечеру все газеты вышли с одним заголовком, но с разными комментариями. Рыцарей пера и вранья настойчиво предупредили, какие именно части повествования искажать нельзя. Газеты вышли по всей Империи, куда уже дотянулся телеграф или была радиоточка. В Царьграде войска радовались особенно бурно, а, с бодуна на сведущее утро, стали основательно готовится к новому плаванию к берегам гостеприимной Франции.

Ночью пришёл сон с Еленой, после приветствий я узнал, что она всё же решила прибиться к стае тамошнего Малюты Скуратова, выбившегося во временные Цари смутных времён. Золота с неё пока не требуют, а вот холопов-колдунов в свою дружину царь забрал. Я же рассказал о том, что моё бренное существование чуть не прекратил небольшой кусочек металла. Запланированные технические знания были сейчас же отодвинуты за долгий ящик, а на экране появилась папка «КГБ СССР 9». Девятка, так называли службу охраны первых лиц государства в Советской России. Нет, кое-что мне уже было передано, но на уровне общих знаний, теперь же за охрану взялись всерьёз. Как сказала Елена, не будем дразнить Харальда Освальда. Так до самого пробуждения я и вталкивал в свою буйную головушку знания по её защите. Не любимый соседями царь жив, покуда его гвардия жива и умела, нелюбимому своим народом, а тем более гвардией, царю уже ничто не поможет.

За сим размышлением я проснулся и диктовал Маше до обеда полученные знания. Три следующих дня мы с моей благоверной вбивали эти знания в головы тем людям, которые и так считались, чуть ли не местными богами по части охраны, ещё бы, мол, царь-то выжил! Удвоил им жалования и утроил меру ответственности, теперь меня похоронят не только с ними, но и с их семьями в одной братской могиле. Понукаемые этой информацией они рьяно взялись за постижение нового знания.

Империя испугалась моей возможной смерти знатно, вокруг одного из постов телеграфа вспыхнуло восстание, телеграфиста, за длинный язык после и повесили. Кровавую вакханалию, унесшую несколько сотен жизней, мигом остановило известие о том, что царь жив. Все пятьдесят особо отличившихся товариществ были в полном составе препровождены на корабли, Их ждала Аляска, а потом Орегон. Это вызвало ропот, правда очень приглушённый, среди оставшихся при деньгах дворян, ибо их местных товарищей, сидящих на 1/8 вырезали всех. Мутили воду только среди домашних и без слуг, я об этом узнал только из анонимных доносов самих дворян. Пришлось попросить сходы товариществ выделить несколько стариков в качестве «организаторов» и повесить их. Да и тех из провинившихся, что проходил на корабли через город, вели в колодках, правда на палубе тут же расковывали.

Все всё понимали, но некоторые приличия были соблюдены, кость шавкам кинута. Выстрела в спину я более не опасался, ибо был уверен, что Маша, после моей смерти, покажет всем, каким я в сущности был добрым Царём.

Глава 21.

АИ. РФ.

Январь 2003.

Ванда пришла вовремя, толкая перед собой навороченную детскую коляску, макияж у неё тоже был дай боже, если бы она не села на оговоренную заранее скамейку я бы её и не узнала. Меня она никогда не видела и, в принципе, в этом променаде главным было посмотреть на неё вживую после исполнения ею дела. Было где-то девять утра, в сотне метров дальше по аллеи улицы Красной стоял не работающий сейчас фонтан, над которым высился кинотеатр Аврора, в форме стилизованного корабля.

Ванда… Она стала одним из моих приобретений, тех, которые очень сложно купить за деньги. Месяц назад прозвон телефонов местной чеченской братвы одним из техов дал интересную информацию. Нет, вживую мы за горцами не следили, но сейчас знали о них почти всё, и буде необходимо, спокойно могли взять десяток РПГ и не оставить от их ОПГ рога и копыта в течении ночи. Один из техов, семья которого в своё время бежала из Грозного, лишь раз в день, в течение часа прокручивал записи разговоров, и вводил в план новую инфу. Вот одним из таких информационных кирпичиков и стала оброненная каким-то прибывшим недавно абреком предложение, что он не против сегодня опять пойти и отстрелятся в снайпершу.

Вытаскивали её ребята вдвоём, пришлось лишь пристрелить собаку и наполнить минибордель сонным газом, даже ни одного горца не тронула, сопротивление своим освободителям в масках она не оказывала, сама в тот момент находилась в объятиях Морфея. Чеченцы, насилуя её тело, сделали для неё и хорошее дело, ибо наркоты ей не давали не грамма весь год, пока её держали в цепях. Очнулась она на следующий день, в одном из небольших дачных домиков, на столе лежала пачка зелени, еда, ключи от дома и лэптоп. Сначала поев и осмотрев дом, она включила ноутбук, на рабочем столе которого был лишь текстовый документ с коротким предложением. Мол, ты одна, можешь уйти, за тобой никто не будет идти, а можешь быть с нами, в конце стоял почтовый ящик, с собакой посередине. В начале она, всё же загримировалась и покаталась по городу, ища хвосты, которых не было, на связь вышла лишь вечером, отправив о себе краткий отчёт. Сейчас ей 34, на четверть эстонка, биатлон, после распада союза командировки в Чечню, затяжные и кровавые.

Стала работать на выезд и по Европе и России, посредником опять же выступал кто-то из горцев. Два года назад мужу надоели постоянные отлучки второй половины, и он нашёл замену ненаглядной жёнушке и сбежал на родину к новой пассии. Ванда, несомненно, простила бы оболтуса, но, кроме денег со счетов, он прихватил и другое имущество, нажитое совместными трудами, а именно дочь. Дочь она любила, по сему устремилась в погоню, которая закончилась через неделю у трёх могильных холмиков, муж, вырвавшись в страну свободы, не нашёл ничего лучше чем нажраться за рулём и похоронить себя и близких под колёсами дальнобойщика. Ванда вернулась домой, ни кому ничего не рассказав, и окунулась в привычную работу, и в непривычную выпивку и наркоту. Работать она стала больше, без отдыха и без проколов, руководство её было довольно, но лишь в начале. Колёса сменились уколами и год назад она умудрилась провалить сверхважный контракт близ Сочи, после неудачного покушения объект залёг и стал недоступен, да ещё начал сам отстреливать заказчиков.

Ванду спеленали, благо это было не трудно. Она, в тот раз, была под кайфом, её отвезли на региональную базу, сдали местному пахану и объяснили, что с этой дурой следует сделать. Последний год дался ей тяжело, но из депрессии вывел однозначно. Собственно я вытащила эту злую пантеру на свободу в первую очередь для консультаций с ней как со специалистом, но мои расспросы были скоро прерваны её настойчивой просьбой, предоставить все материалы по объекту. На мой ответ, что, посмотрев на них, обратной дороги не будет, она лишь хмыкнула и затребовала все материалы по Вирганским. Прочла, подумала, сказала что справится и в одиночку, но будут левые жертвы и потребуется много зелени. Те пять лимонов, переданные ей, инсайдеры отмыли и отстирали почти до прозрачности, затем перевели в нал и перекинули непосредственно в Москву. К объяснению, зачем мне это надо она отнеслась, спокойно, ответила, что цель эта даже получше бабок или возможности сесть для заказчика в освободившееся после смерти клиента кресло. Вот сейчас сижу я себе на скамейки и гадаю о мыслях снайперши. Ждёт он, что её сейчас грохнут, или нет? Зря ждёшь, милая, если сама не подставишься, то у тебя теперь дело на всю жизнь…

Сейчас у неё месяц на дела домашние, правда, всех абреков я ей валить запретила, только главу, и тех. кто в тот момент будет в доме. Снайперку я ей задействовать не велела, дала два лимона и технику, которой, при желании, можно сковырнуть полгорода.

А тогда, очнувшись, помотавшись по городу и поняв, что может уйти в любой момент, она не стала уходить, прочла документы, взяла деньги, сказала, мол, ждите вестей, вот сейчас я и получила вести. Это был оставленный в урне, внутри пакета из-под чипсов диск. Забрал его Киря, небритый, опухший, в рваном шмотье, бомж бомжем. Сунул в свою авоську, вместе с пивной бутылкой, и пошёл дальше. На базе, отдавая мне видеоотчёт по операции, Кирилл хотел что-то спросить, но благоразумно сдержался. Чует, что под носом какое-то дело проплывает, но раз молчу, значит так и надо. Вставляю диск, натренировали всё же Ванду чеченские хозяева на отчётность, ну и их понять тоже можно, спонсоры сейчас за красивые глаза денежки не выкладывают, только за красивые дела. Так вот, на экране появляется школа, в нижнем правом углу картинки видна чёрная мушка ствола. Я догадываюсь, что сейчас происходит за кадром. Ванда берёт пульт и, последовательно, нажимает три кнопки. Сначала начинают пылать термитные шашки по периметру школы, через каждые тридцать метров, затем загораются лестницы с первого на второй этаж и лифты, потом чердак.

Новостной фургон, стоящий за спять кварталов до школы, внутри которого тихо матерятся четыре человека, кляня шутника за ложный вызов о молодёжных разборках, увидев пламя, кидается на него, как мотылёк. СВД хищно водит стволом, недовольная тем, что огонь отбирает у неё поживу. Полтора лимона из денег на операцию ушло тому вору, который ночью пролез внутрь и разместил адские машинки. Деньги ему уплачены честно, готовы новые документы, сейчас он, сняв пояса с минами со своих домашних, уже несётся прочь на юг от ставшей вдруг такой негостеприимной Москвы. Вор он очень хороший, но работать, узнав что требуют за такие деньги, отказался, пришлось использовать семью. Все эти факты идут звуковым рядом, сама картинка не озвучивается. Голос Ванды перечисляет боеприпасы, оружие, рассказывает, что продавцов пришлось утилизировать, так как те попытались проследить.

Ученики выпускного 11-го А класса сейчас в аудитории на третьем этаже. Против этой девочки я ничего не имею, мне наплевать даже на её деда-комбайнёра, на то, что она с семьёй ездит почти каждый год на ранчо к отцу нынешнего президента-ковбоя, это её проблемы. Моя теория, надеюсь понятая Вандой, заключается в том, что главный кормчий не имеет право бросать руль. Пусть царём назовётся, пусть президентом, но пожизненно. При моих бабках меня больше тенет от демократии к империи, где я буду по крайней мере баронессой. Но как построить такую, не среди пингвинов? Нужен царь, а если он не хочет быть царём? Так что всё, что сейчас происходит на плёнке, это средство давления, ну и отвлечения, само собой. Сейчас в Москве такой переполох, что не только обо мне, о моём кураторе тоже забыли. Езжу к нему почти каждый день на чай, делится со мной мудростью в виде притч, про политику поговариваем.

Смотрю на экран без дрожжи, я уже знаю, чем кончится этот фильм. Телохранители ценнейших детишек бегают вокруг навороченных тачек с мобилами у уха и пистолетами. Из дверей главного и чёрного входа выбегают закопченные золотые детишки. Вот и из окон второго этажа стали выпрыгивать. А вот и Настя, молодец, не сплоховала, лишь на мгновение задержавшись, прыгнула в кучу малу внизу. Вся в деда! Те, мол, кто внизу, не обидятся. К ней бросается пяток держиморд, подхватывают её на руки и несут к машине. Я уже чую, как нервничает Ванда, брать объекты поодиночке ей не улыбается. Но родительница и сестра не обманули ожиданий, до бутика, где старшей Ксюше выбирали платье на бал дебютанток в Европе, до которого еще много времени, в пространстве было всего с десяток кварталов.

Ирина Михайловна, ну нельзя же так! Отрываться от охраны ради материнского инстинкта оправданно по человеческим меркам, но вы ведь, прежде всего не человек, вы дочь государственного деятеля, пусть бывшего, коего многие не любят. Для Вице-президента фонда имени вашей матери, надо, прежде всего, думать о безопасности. Сейчас Ванда прикрыла глаза, вспышка магния ослепляет охрану, палец выбирает слабину курка и второе лицо в фонде имени Раисы Максимовны, падает на припорошенный снегом асфальт. Телохранители, хоть и слепые как кроты, дело знают и пытаются, закрыв, отставшую от матери старшую дочь, своими телами, впихнуть её обратно в нутро бронированного авто. Но действия слепых, это не действия зрячих, и второй кусок несбалансированного свинца легко находит цель. Младшую телохранители просто хоронят под своими телами, на эту куче снайпер тратит четыре выстрела, убедившись в результате, отходит с места стрельбы.

Гибель пяти десятков детишек элиты всколыхнула Москву, а три дезы, удачно выброшенные в сеть, заставили повалится левые головы. Не повезло и некоторым телохранителям, многие родители не просто их уволили, а и закопали. На фоне этого четыре трупа чеченцев в одном из особняков на окраине Краснодара не вызвали глубокого ажиотажа.

Альтернативная История. Российская Империя.

Январь 1839.

Пришёл корабль из восставшей против угнетателей индии, сипаи, с удовольствием, вырезали офицеров. Флот в колониях ни помочь избиваемой армии, ни пресечь выгрузку пароходами из Мадагаскара русского оружия не смог по причине краткой малочисленности. Сему прискорбному факту способствовала подлодка, доставленная из Метрополии на специальном пароходе и три ракетных корабля. Былая мощь Англии на морях, она в дереве и парусах, ну, может в последние годы в смешанных судах с парусами и паром. Наша же мощь в огненных стрелах и металле, наш век следующий, а их век нынешний.

Ранение моё, слава творцу, оказалось не смертельным. Хожу пока на костылях, а с тростью мне, видимо, так и не расстаться до конца жизни. Но расстраиваться из-за пустяков не след, ибо хромой, это не безногий, привыкну. В Петербурге тишь да гладь, все боятся кашлянуть, чтобы их не объявили пособниками, к слуху, распространённому в городе приложил руку и я сам, но нельзя сказать, чтобы это было совершеннейшей неправдой. Календарь мы подтянули к Европейскому, Рождество вместе празднуем, вот только в Европе от сего достопамятного события радости не наблюдается. Наступившие холода обернулись для неё небывалыми лишениями, да и мы маску сбросили полностью. Ни одного флота у государств в Европе не осталось, в полном соответствии с поговоркой, что у России нет союзников, кроме её армии флота. Этакий каламбур, означающий, что мы отозвали отовсюду своих явных дипломатов. Захваченные суда, зачастую, имеют только русского наблюдателя-гардемарина, и капитан и команда, это люди одной и новых островных губерний.

Сицилия, Сардиния, Крит, Ирландия. На каждом из этих островов сидит сейчас русский генерал-губернатор, ставленник Горчакова, и планирует с местными капитанами рейды на материк, захваты судов, блокирование рыбной ловли и торговли… Самый редкий товар в Российской Империи сейчас это опытные и не брезгливые капитаны, теперь чаще и чаще в коридорах власти звучат словосочетания русский грек, русский итальянец, русский корсиканец, русский ирландец.

Континентальная Европа кипит от края и до края, в Англии бесятся морские лорды без кораблей. Верфи дымят и коптят, стараясь спустить на воду как можно больше пищи для русских Акул. Пароходы эти вооружены, пусть и плохонькими, но ракетами. Англия и Франция, в кои-то веки, передают друг другу все свои секреты без утайки, через пролив снуют туда и обратно по ночам крохотные суда, пусть не все доходят, обмен почтой сие не останавливает. Русские же войск на континент не высаживают, наёмники из напуганных Дании и Швеции за золото жгут и грабят на дорогах старого света. Местные Армии стараются взять оружейные заводы под самый плотный контроль, что не всегда удаётся, к тому же первоочередной целью являются так же склады продовольствия. От побережья, где ловить рыбу сейчас опасно даже с берега, потоки голодных людей идут во внутренние районы, сталкиваясь со встречными толпами, прослышавшими, что у моря полегче. Зима холодна, но в городах почти каждую ночь бездомным есть где согреться, рукотворные пожары полыхают вовсю.

Пиратов же стараемся использовать подальше от родных берегов, ежели у них ещё остались патриотические чувства, греки грабят Францию, корсиканцы Италию, сицилийцы лютуют на южном средиземноморье. Лишь Ирландцам, после того как они отчистили свою территорию, для дела мила и близка старушка Англия. Во внутренние дела католиков мы почти не лезем, лишь создали две разведшколы, готовим и забрасываем диверсантов в туманы Альбиона. Тема работает чуть больше месяца, но плоды уже принесла, всё же опыт разведывательной и диверсионной деятельности столь же эффективен, как ракеты и пушки. Нет, врагам, с напряжением всех жил, удаётся ковать оружие, но время, господа, оно утекает сквозь пальцы! Золото, прибывающее с берегов Северной Америки, превращается в монету, потом его надобно тратить. Так, почему бы, не дать его людям, которые приносят пользу моему отечеству, заодно кормят свои семьи на островах и в псевдонейтральных странах?

Немцы всё меньше и меньше прислушиваются в своих газетах к русской пропаганде, две недели назад все немецкие княжества были лишены нами нейтралитета. Континентальный блок всё отчётливее, войны летом не избежать, но стоит ли это делать? Да, мои наёмники, сея горе и огонь, объективно ослабляют моих врагов, но они же сплачивают их в единый организм, готовый на всё, чтобы добраться до русского хлеба. Я продавал им мой хлеб за золото, теперь за их же деньги сожжено вчетверо больше продовольствия.

Перевооружение русской армии на револьверы и револьверные ружья идёт полным ходом, старые запасы раздаются населению, идут в бывшие колонии европейцев и североамериканским индейцам Орегона, ближайшим к белым поселениям. Кроме заводов и продовольственных складов наши диверсанты нацелены на железные дороги, построенные к этому моменту в Германии, Англии и Франции. Сии страны познают на себе, с успехом, передовой опыт советских партизан войны 1941-45 годов. Взрывают динамитными шашками, либо просто бочонками с порохом, далее идёт взрыватель, медный, со вставками алюминия провод. Показывается состав, подрывник крутит ручку, взрыв… Очень, очень трудно бороться с этим, особенно трудно заставлять людей ремонтировать железнодорожные пути, так как рабочие знают, что рядом минимум три фугаса. Часто заряды нажимного действия ставят с задержкой на день, а то и на два. После нескольких случаев, любезно пояснённых на листках наших газет, которые, часто по ночам подбрасывают к домам нервно спящих бюргеров.

Встреча во сне с Еленой прошла как обычно. Баронессе Страны Пингвинов всё более и более хочется заделаться баронессой русской, а ждать сия дева не любит, поэтому подталкивает время. Способ она нашла довольно оригинальный, лишить потомства предыдущих неудачных царей, а потом довести до местного Малюты Скуратова, что сие ждёт и его. Игра опасная, о той игре знает только амазонка виртуозно владеющая дальнобойной фузией, и освобождённая баронессой из горского плена.

Мы обсудили ситуацию в Европе моего мира, Елена посоветовала наращивать производство реактивных миномётов, достраивать два железных парохода-ракетоносца, а так же заняться воздухоплаванием. Знаете, сей идеей я искренне загорелся, и затребовал подробности. Оказалось, что самолёты для меня ещё сложны, а вот дирижабли и воздушные шары для корректировки артиллерийского огня, это по силам вполне. Шары в серию запустим в течении месяца, а дирижабли, дай-то бог, в течении трёх, по крайней мере так следует из расчётов, проделанных одним из мастеровых Елены. Знаете, какое объяснение в конце концов нашла она для своих слуг по этим материалам? Очень просто, она организовала компанию, набрала туда два десятка сотрудников и усадила их за создание компьютерной игры, в которой герой из их времени переносится в наш век. Всё, что должен знать такой господин, всё изучается, у него есть для подготовки месяц, потом заброс и максимально быстрое развёртывание производства на новом месте, пока враги не догадались. Холопы её сей идеей так увлечены, что на работе и днюют и ночуют.

Весь следующий день посвятил себя записям, кои позволят людям летать, яки птицы. Все дела в это время перекинул на супругу, а вечером, на ложе, потребовал отчёта. Очень занимательно получилось, я играл с её грудями, а это у неё очень слабые места, и требовал от неё размеренных речей по делу. Что по чём, кому, а почему этого всего лишь в тюрьму, а не на железную дорогу? Дошли по её деловому расписанию, потом не выдержали и бросили разговоры. После раны больше времени стал уделять близким, а вот покушения на меня, к сему времени, стали более массовыми, ко, как бы сказать, кукольными, что ли? Приказы о моей ликвидации отдаются всем возможным агентам, независимо от степени подготовки и умений. Иногда такие типы на пути экипажа моего или Машиного попадаются, что просто диву даешься.

Посудите сами, вот пример. Некий Карл, гувернёр, учитель дворянских чад, хозяин которого вовремя сориентировался, не послушал старших братьев, немедленно завёл у себя товарищества, а капиталы по слову царя пустил в торговлю и производство. Так вот сей Карл получил это тёпленькое место благодаря рекомендациям Нессельроде, после чего все десять лет постукивал, как и патрон его, Габсбургам, а после их ухода в небытие материалы на него достались Пруссии. Пистолета в руках никогда не держал, в России прижился, дети, вот он, из примера своего хозяина-аристократа, решил, что лучше доверится царю. Наш карл пошёл к синемундирникам, пал на колени и вопросил, что делать ему? Его выслушали, поняли и, задним числом завербовали. Трудится сей почтенный перевёртыш на прежнем месте, стучит не в далёкое отечество, а в местную контору, втихаря пошил себе синий мундир и в одиночестве красуется в нём перед зеркалом.

А историю его, изменив пол и возраст, мы в красках описали на страницах прессы, глядишь, ещё не один новый тайный сотрудник в синем мундире появится.

Глава 22.

АИ. РФ.

Февраль 2003.

Когда я попросила подлодку напрокат, я и не думала, что мне её в обозримом будущем вручат. Мне её, конечно, на руки не выдали, просто одобрили маршрут и согласились взять меня сотоварищи с собой. Но, в целом, дело прошло на удивление легко и гладко. Одной из причин этого стал кавардак в верхах, вызванный смертью потомков Горбачёва и еще полсотни случайных жертв. С самого верха нашу группу пока не обременяли заданиями, там и без нас проблем хватало, бояре ели друг друга поедом и к Великому Князю не приставали. Решающей стала цена, как только я предложила за аренду четверть миллиарда зеленью, вопрос сразу решился положительно.

А начался данный выверт с того, что на глаза мне попалась в нете ссылка на книжку про Гитлера. Ну, пробежалась глазами по оглавлению, наткнулась на слово Антарктида, ну надо же думаю, и этот туда лезть пытался! Создал вроде там где-то подо льдом базу, назвал её смешно так, Новой Швабией, а после войны туда сбежал, оставив позади горящий Берлин, с трупом своего двойника. Потом американцы к ним попробовали наведаться и поискать базу, так немцы на летающих дисках так хвост прижали их адмиралу Берду, что больше янки в открытую не лезли. Вот тут я и задумалась, а что же немцы за последующее полстолетия с гаком, так и не засветились по крупному? Ведь технически на неизвестной базе они должны были прогрессировать очень быстро, да и своим родичам после войны мало помогали. Чтобы фрицы под командованием наци оставили мечту о новом всемирном рейхе? Да не в жизнь не поверю! А значит новую швабру у них отобрали напрочь и давно. А кто? Ясно что янки.

И начала я вспоминать из истории, что первые свои атомные фугасы янки испытали на японских рыболовах, а на немецких не успели, война уже закончилась. Но на подводный объект они бы напали, без проблем, и, значит, от базы остались горы трупов. В общем, послала я троих из своих лучших эсперов полетать над Хиросимой и её сестрой по несчастью, в это время по рассекреченным немецким архивам техи нашли, примерно, где искать базу. Пролетели дамы над Антарктидой, в одном районе им худо стало так же, как и над Нагасаки. Я сразу к Куратору, мол, так и так, по моим сведениям в море должна выйти атомная подлодка на учения, а нельзя ли мне разработать маршрут, а, проще говоря, взять лодочку в аренду. Предложила четверть миллиарда государству и подводников пообещала не обидеть. Куратор надо мной по этому поводу подшучивал, пока я не пояснила куда хочу попасть и почему. Сразу стал серьёзен, взял папку с предложениями и умотал в Москву. Вернулся из первопрестольной с личным одобрением от ВВП, транш у них там очередной подходил и четверть моя лишней отнюдь не была, а трогать резервный фонд ради ростовщиков из МВФ было в западло.

Дали лодку, распределили трофеи, буде таковые окажутся. Лодка уже вышла в море, когда я дала Ванде отмашку готовится к следующему заданию, а сама села на рейс до Кейптауна. Со мной было трое моих людей и пятеро из ФСБ. Прилетели мы, сели, поздоровались со знакомым таможенником. Сняли небольшой отель и неделю жарились на солнце. Местный пляжный бычок был не плох, я вдоволь кормила зеленью моего ручного мулата, а, когда он стал взбрыкивать, кликнула сопровождение.

Когда пришёл сигнал, купили у местных рыбаков развалюху, вышли в море, пересели на атомный борт, а баркас подожгли. Долго ли, коротко ли, прибыли мы по указанным координатам. Первым нас приветствовал счётчик Гейгера, благо не очень сильно. На берег мы вышли всё равно в защитных приспособлениях «а ля скафандр». Янки здесь не было определённо, и это мне не нравилось. Ну не могли они не знать координаты. Радиация уже упала после их атаки, база порушена не до конца, а янки в ней не ковыряются? Не верю! Приказала я уходить под воду, а на берегу оставить лишь пару роботов.

Пару дней обменивались с ними сигналами, из-за близкой дистанции даже не кодированными, уже хотела плюнуть на предчувствия и опять полезть на берег. Но не успела, в километре от нас от дна ко льду стал всплывать шар, метров пять в диаметре. Подштанники намокли у многих на судне, даже у меня, но это оказалась, всё же, не бомба. Сменившие исподние вояки хотели уже пострелять по подлёдной мишени, но я заартачилась, это же обещанный трофей! ФСБ его, конечно. заберёт, но, перед этим, позволит мне в нём покопаться. Ничего сложного в шаре не было, для сегодняшнего дня всё было примитивно. Носителем информации так вообще выступала пластиковая бумага. Лишь пара баллонов с газом, элемент питания на изотоп, да маломощный компьютер старой закалки.

База была убита в 1957, янки всё время хитрили, их не устраивали крохи немецких технологий, по соглашению с дойчами о ненападение, подписанному спустя месяц после бесславного возвращения Берда. Обе стороны надували друг друга, но янки на выстрелах в спину поднаторели поболе, практика наследников Альбиона, это великая вещь. Как только узнали координаты базы, сразу же первый их передвижной атомный заряд поплыл к цели. В январе 57-го лодка дошла до назначенной точки, и, ничего не подозревающий капитан, включил рубильник. Базу и окрестности затопило радиоактивное цунами. В Новой Швабии уцелело 15 человек, все учённые геологи, отличники боевой и политической, тихо ковырялись на полукилометровой глубине. Как они выбрались на поверхность достойно отдельной повести, но резервную систему «Мёртвой руки» они включили, у одного из них был необходимый допуск. 30 небольших атомных зарядов встали на боевой взвод и на неизвлекаемость. Двенадцать человек к этому времени схватили дозу такую, что не могли даже ходить, оставшиеся решили оставить информацию для Русских.

Материалы были уже подготовлены. Немцы угрожали, что передадут информацию главным врагам янки в холодной войне, последняя троица лишь докатила аппарат до берега, присоединила к подводному тягачу, а сама легла умирать. Когда янки полезли первый раз, а это произошло через две недели, под ними взорвалось три заряда, через семь лет такая же судьба постигла следующую экспедицию. Больше попыток не было. Самым ценным в шаре были не знания, почти все они технически перекрыты за эти годы, все, кроме летающих дисков, главное другое. Были даны координаты ещё трёх прибрежных городов Еттунов, над которыми не было пустого пространства, один лишь лёд. Немцы их не разрабатывали, но о них знали, даже провели несколько археологических экспедиций.

Альтернативная История. Российская Империя.

Февраль 1839.

Сегодня хороший день, общее суточное производство реактивных снарядов достигло тысячи штук. Сей архиважный для государства продукт, производят десять заводов в Петербурге, два в Москве, один в Севастополе и два в Царьграде. Заводы в бывшей турецкой столице располагались близ ставки Лазарева на азиатском берегу Дарданелл, сейчас они работали исключительно на флот, как и семь питерских предприятий. Всего на флот идёт семь из десяти выпускаемых снарядов. Почему так много? Они тут же расходуются. Корабли бороздят морские воды близ Европы, уничтожая конкурентов. Но всё чаще и чаще в море для них не находится целей, приходится уничтожать европейские ценности на берегу. Из списка нейтралов, а, фактически вассалов, пришлось вычеркнуть всех, кроме шведов. Остальные не вняли предупреждению и пользуясь союзническими флагами торговали рыбой с Альбионом после запрета. Шведы же оказались самыми последовательными, теперь их наёмники под русским флагом хозяйствуют на землях перебежчиков.

Ла-Манш перекрыт наглухо, редкая птица долетит теперь до его середины. Осветительные ракеты взлетают ввысь, как только начинается тёмное время суток. Морские Львы оказались очень уязвимыми против полной блокады и продовольственного террора. Когда все склады с продовольствием стали хорошо охраняться, диверсанты всерьёз принялись за колодцы. По дорогам Альбиона и материка скользят по ночам тени, которые днём забиваются в норы, молясь своим богам, русским, шведским или ирландским, чтобы доведённые до ручки местные жители их не нашли. Из оружия у них нож и крысоловка, их враг чистая вода. Проблема с питьевой водой оказалась наиважнейшей, ибо для людей чистую воду найти ещё можно, а вот на всю скотину уже не хватает. Реки, правда, мы ещё травить не научились, но и с тем что есть получаем положительный эффект.

Поступил в войска первый десяток наполовину аэростатов наполовину дирижаблей. Да, сие есть гибрид и очень неудобный, он годится для артиллеристской корректировки и одной прицельной атаки на противника. Вооружение, одна шестипудовая или двенадцать полупудовых бомб с хвостовыми стабилизаторами, двигатель пневматический с воздушным винтом. Сейчас на сиих аппаратах в глубине территории день и ночь тренируются кандидаты. Научить людей летать оказалось архисложно, к огненным стрелам ракет они приспособились быстро, а хороших пилотов пока мало. Только молодые и тянут лямку, если человек чуть в возрасте, то при приземлении его приходится с силой отдирать от поручней, несколько сошли с ума. Кнутом здесь действовать бесполезно, поэтому работаем пряником. На данный момент набрали пять пилотов, от семнадцати годков и до двадцати трёх, каждый с километровой высоты попадает в круг пятидесяти метров в диаметре одну учебную бомбу из двух. Эх, жаль всё же, что паровые движители и те, что на нефти для воздушных судов пока слишком массивны.

Уже семьдесят тысяч человек осели в Калифорнии и на просторах Орегона. Городища и крепостцы строятся строго по плану и, сразу же, ощетиниваются стволами пушек и направляющих. То, что при прежних царях было брошено, восстанавливается, местные индейцы же, с охотой, проводят штурмовые отряды в мексиканские крепости Калифорнии. Сопротивления почти нет, залпа из пары направляющих для недовольных и непонятливых обычно хватает, церковники, а им в Калифорнии принадлежит четверть земли, попробовали сопротивляться, теперь индейские товарищества, обычно под предводительством одного старосты из мятежных российских крестьян, располагаются на месте развалин. Камень от монастырей не пропадает, из него получаются отличные коровники. Индейцев крестим массово, своих же ритуальных обрядов творить не запрещаем, при приёме в казачье ополчение оружие выдаём без колебаний. Стычки с белыми поселенцами, испоганившими безудержным севом свои прежние наделы и, как саранча, двигающимися путями, разведанными для них Льюисом и Кларком, постоянны.

Остатки вырезанных индейских племён и родов вступают в Орегонское Казачье войско, от мала до велика, считая его своеобразным сверхплеменем. Объединение же таких племён под началом единого вождя, это и есть, по их мнению, Российская Империя. Но поселенцы и Кавалерия Штатов успокаиваться и не думает, лишь своевременно доставленные в пару важных фортов ракетные станки позволяют русским индейцам, в целом, владеть инициативой. Форты бостонской торговой компании оказались очень кстати, больше половины купцов правильно поняли политическую целесообразность и с усердием учат русский, а не кормят рыб. Доверяю я им полностью, ибо тех кто сносно говорит и понимает на русском допускают государственными старателями на Аляску, а возвратившиеся оттуда, с оттопыренными от золотых червонцев карманами, соотечественники, лишь подстёгивают новоявленных полиглотов повторять раз за разом «Аз», «Буки», «Веди», а не пытаются бунтовать.

Из взбаламученной моими людьми Европы просачиваются к границе Империи будущие переселенцы. Беру лишь немцев, самых лучших специалистов из их числа доставляю в колонии морским путём. Остальные идут и идут, образуя городки на том пути, где в мире будущего прошла КВЖД, где были возведены мосты и крепости, телеграфная линия дошла уже в район Байкала, на берегах рек, через которые пока нет мостов, устанавливаются радиоаппараты, либо обыкновенные семафоры. Немцы образуют товарищества, у каждого из них есть бумага на землю, но каждый знает, что через три года, если владелец не сможет её без запинки прочитать, она становится недействительной.

В очередном сне с Еленой выслушал, с огромным интересом, об Антарктиде, запомнил координаты городов подо льдом. Определённо, как только будет построена надёжная дизельная подлодка, очередной молодой капитан под Андреевским флагом отправится в гости к далёким предкам. Сие будет не только интересно, но и полезно, ибо, по словам Елены, борьба за наследие цивилизации Еттунов в её мире между Германской Империей и САСШ превратила их город в залитые смертью руины. Из технической информации меня, в этот раз, интересовала медицина, ибо скоро большая война, а она косит болезнями больше чем пулями. Медицина необходима нам и в мирных делах, ибо понимающие своё дело врачи так же полезны как духовные пастыри. Ещё важнее медицинское просвещение среди родителей, ибо пока прививки приходится делать сталинскими методами, когда люди будут понимать зачем, будет проще.

Следующие полдня переписывал медицинские знания потомков, во второй же половине проехал по магазинам, посмотрел на цены и ассортимент! Люблю, чтобы не расслаблялись, ироды. Троих приказчиков повесили тут же, ибо вчера тут побывали шпики, и цены на получаемую у госконцернов оптовую продукцию оказались в рознице выше более чем на 50%. Да, я осознаю, что малым сим, скорее всего, сами хозяева и приказали так торговать, но хозяева отделались лишь испугом и сгоревшими лабазами. Остовы сгоревшего дерева способствовали падению цен по всей столице процентов на десять на те группы товаров, которые контролировало, прямо или косвенно, государство. На предметы роскоши же цены даже чуть поднялись. Но то что в том мире называют товарами первой необходимости подешевело однозначно. В товариществах, в отличии от городов, проблем чрезмерного завышения цен фактически не возникало, ибо тамошние приказчики, это слуги общин, укорот зарвавшимся был быстрый. Там бывает другое, продают ниже себестоимости за взятку, таких умников берём сразу в налоговый департамент без экзаменов.

Всё чаще и чаще практикуются предварительные беседы, а лишь потом высшие меры вроде железнодорожных работ, ибо нелегальные беженцы, не немцы, которые просачиваются через новые границы, сразу попадают на год к орлам Гёрстнера, как и любые бродяги и цыгане без документов. Беседы приносят положительные плоды, занесённый меч охлаждает горячий пыл. Чиновничья рать, в целом тоже не ропщет. Мы расширяемся, создаются новые места, интриги ведутся в горизонтальной плоскости, а не против царя или против народа, я лишь утешаю упавших и срубаю головы через чур высунувшимся. Я с интересом выслушал мнение Елены, по которому элита должна потреблять лишь 10% произведённого продукта. Ну это она хватила лишку, если я добьюсь в империи хотя бы 50% мне при жизни памятники поставят, а после смерти святым объявят. И так мои портреты, что из мастерских художников, что литографические, что в газетах, все нарасхват. В крестьянских избах они весят в положенном углу и считаются оберегами, первым в новой хате вешают такой портрет, а лишь потом икону. Пословица на сей счёт появилась, мол, первая молитва освободителю! Это значит встал утром, о боге вспомнил, но первый поклон отбей царю. Ибо бог высоко, а царь, он завсегда поближе.

Глава 23.

АИ. РФ.

Март 2003.

Более надёжного алиби, чем быть недалеко от пингвинов, сложно было бы придумать, если бы конечно кто-то задался целью его проверить. Об очередном успехе Ванды экипаж узнал при всплытии, расстрел в Барвихе-4 задел многих, а ведь ещё не успокоились волны от гибели Вирганских. Первыми на подлодке занервничали ФСБшники, по их постно-каменным физиономиям сразу стало ясно, что в любимом отечестве опять произошёл форс-мажор. В Мурманске нас продержали ещё три дня после прибытия, продержали бы и поболе, вроде как по соображениям секретности, но тут уже я стала права качать, зеленью и звонками я продавила нам путь домой. Видеоматериалы были переданы как и в прошлый раз, только сейчас на этикетке диска значилось «Сборник лучших советских мультфильмов-8». Видеоотчет начинался не сразу, а лишь после «Снежной Королевы», затем шла подробная смета.

1300 тыс$ – авиамодели.

150 тыс$ – переделка авиамоделей.

1000 тыс$ – грузовик, производство Швеции, газель-2 шт.

50 тыс$ – переделка грузовика.

2000 тыс$ – СВД-2 шт., боеприпасы к ним, термит, пластид.

10000 тыс$ – электроника и прочее оборудование.

Далее шло пояснение, почему сроки исполнения были приближены. Оказывается, при подготовке ко второму делу моя валькирия приехала в Тулу, там ей нужно было найти консультанта из оружейников, хотела она СВД на лафет установить и работать дистанционно, слишком уж очень хорошая охрана у Семьи. Она посидела пару вечеров в баре, близ оружейного завода, отшила с десяток кавалеров из двенадцати, затем она услышала интересный слух и поспешила его проверить. Молодой специалист, как раз из тех кто ей нужен лежит в реанимации со сломанным позвоночником. Ехал с семьёй за город, подсёк их джип с московскими номерами, его выбросило, а семья сгорела, сбивший скрылся. Наведалась она к нему ночью в палату где, кроме больного, было ещё шесть человек, их она быстро успокоила эфиром. Спросила у клиента, хочет ли он заключить сделку, от неё нахождение его обидчиков, эвтаназия для него, за это небольшая консультация по специальности.

Клиент, почти не раздумывая, согласился и стал отвечать на вопросы. После плодотворного обмена мнениями, он спросил о конечной цели задания, мл, раз всё равно скоро эвтаназия добровольно-принудительная? Ванда подумала, а затем рассказала и о прошлом задании и о будущем, призналась, что будет трудно, в отличие от комбайнёра пьяница оказался более плодовит. Человек в больничной пижаме тихо. чуть надтреснуто, рассмеялся и предложил свой план, более дорогой в исполнении, но позволяющий накрыть сразу всех. Оказалось, что он с детства увлекается авиамоделизмом и, недавно, купил одному из сыновей модель английской сборки за 1000 баксов. На вопрос, откуда у него водились деньги, ответил, что, мол, сверхплановая неучтённая продукция. Затем пояснил свои задумки, но признался, что без него ничего не выйдет, что в управлении самолётами, что в переделке моделей. нужен был так же большой иностранный грузовик на роль этакого сухопутного авианосца.

Проблема была в том, что при длине в метр шестьдесят и размахе крыльев метр тридцать при форсаже перевес мог составлять не более килограмма. Хорошо же было то, что самолёты использовались одноразово, возможен был форсаж, а пробный полёт производился ещё до переделки. К пяти часам утра в палате установилось полное взаимопонимание, а экстренная выписка больного без ведома врачей была назначена на следующую ночь. После выхода из больницы, пока в течение трёх дней детализировался план, прибыл купленный на имя больного грузовик с коробками авиамоделей, купленными в Лужниках. За это время в мелкие полулегальные мастерские Тулы был раскидан заказ на пластиковые и металлические детали непонятной формы на имя только что организованной фирмы «Игрушки для полёта». Сам грузовик тоже переделали, в центре был проход, а по краям ровные стеллажи с гладким резиновым покрытием сверху донизу. К концу этих трёх дней план мероприятия со звучным названием «12 сентября» был готов, и начата закупка электронного оборудования.

После переделки получилось три типа самолётов, у первого на носу была камера, а на каждом крыле было по одному зажигательно-бронебойному патрону от СВД массой по 124 грамма при весе пули 11 грамм, один хитрый, а теперь мёртвый, прапорщик на военном складе, кроме взрывчатки и термита запас именно таких. Второй тип самолёта нёс, кроме камеры, на каждом крыле по 400 грамм пластида, третий термит. Проблема была так же в том, что дача в Барвихе-4, то место, где нередко собирались к Деду на выходные внуки с родителями, фуру близко подогнать было невозможно. Выход нашёлся, как оказалось управление моделями от передающей станции осуществляется за 300 метров гарантированно, так что было организованно пять передающих станций замаскированных под обычные булыжники. Программу для автоматического полёта, с перехватом управления каждой станции спец написал сам, Фура должна а была находится более чем в двух километров от места действия.

Станции при перелёте могли быть и небольшими, но конечная побольше, поэтому она была установлена в багажнике тонированного джипа, который появлялся на сцене в последний момент. Очень хороший план места действия, с пояснениями, где кто живёт, когда бывает дома, и так далее, был куплен на горбушке всего за пятьсот рублей. Заброс передатчиков был осуществлён с пятницы на субботу одним частным детективом, который всё сделал как сказали, а потом потребовал дополнительную плату за молчание. С оплатой в виде девяти грамм его и нашли в понедельник утром, так как он подстраховался и оставил в канторе адрес и описание инвалида в коляске. Но это уже ничего не значило, в субботу с нанятым на одноразовую работу по объявлению водителем стартовал грузовик, а с фирмы по прокату машин тонированный джип. Его нанимали и вчера, промурыжили до часу ночи и отпустили, хорошо заплатив, естественно, багажник досконально он проверять не стал, а под сидениями рыться тем более. Первым доехал джип, водители в фирме были профи, он прибыл на место и позвонил Семёну, спросив его о дальнейших инструкциях.

Семён чуть отодвинул свою инвалидную коляску, и нажал одну из кнопок на компьютерном терминале перед собой. Салон машины наполнился газом, через несколько минут камера в фуре предупредила его, что водитель фуры остановился, против инструкций заехав на обочину и слегка наклонив машину. Позвонив ему по сотовому, обругав его и заявив, что штраф заплатит фирма, он добился выезда на позицию, заставил его открыть задние двери, вернуться в кабину, а потом усыпил и этого ротозея. Первые шесть машин стали наматывать круги над грузовиком, и лишь седьмая пошла на цель. Шестёркой охраны дистанционно управляла Ванда, и в работу ей пришлось вступить почти сразу же. Как только седьмая машина пошла на боевой заход, к нагло расположившейся на дороге фуре, подъехали ДПСники. Машину с двумя милиционерами атаковали два самолёта, не дав им даже шанса выйти. Семёрка, начинённая пластидом, врезалась в будку охраны, заклинив ворота, не успело утихнуть эхо взрыва, как восьмой, озорно блеснув на солнце жёлтым пластиком крыльев, и подморгнув находящимся на земле глазом-объективом, упал на цель.

Выстрелы в таких условиях совсем не то, что из ствола, разброс чудовищный, но с десяти метров первая цель была гарантированно поражена. Счастливый дед Борис, в окружении семейства устраивал что-то вроде пикника. В девятый успели выстрелить и, даже, попасть, вот только в нём был пластид, как и в последующих трёх. Двенадцатый попал прямо в руки Глеба, этот мальчик, благодаря увлечению мамы Тани во время беременности наркотой, был аутом, и прятаться не стал. Следующим погиб бегущий к дому студент МГИМО Борис-младший, дальше я просматривала картинку уже бегло. Некоторые из членов семьи успели добежать до дома, поэтому все термитные заряды шли на здание, последними отправились в боевой полёт четыре охранника фуры. Ванда отключилась и сосредоточилась на картинке из аэропорта, куда недавно прибыл рейс из Хитроу. Татьяна с годовалой Машей в прицеле СВД, которая находилась в фургоне технической, были отчётливо видны. Когда они дошли до середины трапа, винтовка кашлянула дважды, если бы у оружия спросили его мнения, то оно бы ответило, что второй выстрел был лишний.

Затем Ванда переключилась на следующую картинку, здесь ждать пришлось полчаса, лишь тогда двое накачанных молодых людей садились в недавно отремонтированный джип с московскими номерами. Два выстрела, эту картинку наблюдал и инвалид в грузовике. Он развернул кресло к борту грузовика, достал из кармана таблетку и проглотил. Затем раскрыл острый нож, разрезал вену на левой руке, правой аккуратно написал получившимися красными чернилами: «Цари Россию не бросают».

Альтернативная История. Российская Империя.

Март 1839.

Люди стекались к русским пределам лавой, уже почти не на что не надеясь, ибо мы закрыли границы уже и для немецких переселенцев. Слишком уж понравилась противнику наша тактика диверсий, поэтому с уверенностью можно было сказать, что 5 из 100 взрослых переселенцев являются диверсантами. ловили их по запаху, с собаками, а так же всех пытающихся сделать хоть шаг в сторону от предусмотренного коридора. Как только мы окончательно перекрыли нашу западную границу, их армия выступила в поход. В ней было достаточно много желания, но достаточно мало порядка, голод спаял её крепче страха. Всё было очень похоже на то, что четверть века назад проделывал маленький корсиканец, но было и большое отличие. Тогда он шёл летом, надеясь до морозов поставить Россию на колени, теперь же к границам Империи продвигалась по снегу, теряя по дороге не менее тысячи в день, огромная, более чем двухмиллионная амёба, с очень пустым желудком.

Стоило ли доводить этих людей до такого состояния? определённо стоило, ибо, зная историю не только прошлых веков, но и возможных будущих, можно было сказать однозначно, что если бы я не трогал старый свет ещё года два, то у меня действительно были бы проблемы. Правда, кое где в Петербурге прошло недовольное шевеление, вроде бы не по христиански воюю с врагами, сейчас эти умники осуществляют своё желание. Их мечту помог осуществить мне Сталин, называется он заградотряды. теперь у их бойцов будут все шансы проявить гуманность. Поляки, как впрочем и ожидалось. встретили весть о двухмиллионной армии саранчи с энтузиазмом. Нет, сей народ перевоспитать невозможно, они и в Чингисхане, наверное, увидели своего освободителя, эту нацию надо перевоспитывать только делом. Укрепления на новой границе на польском направлении строились наскоро и в последнюю очередь и являлись, по сути своей, грандиозной обманкой. На самом деле укрепления в Польше пролегали по правобережью Вислы и Сана, именно там было установлена сотня четырёхорудийных гаубичных батарей 1907 года выпуска.

По рекам курсировали, пока ещё замаскированные под торговые пароходы, ракетные мониторы. На территории Польши всё продовольствие выкупалось и изымалось, большей частью его свозили на склады, вроде как от диверсантов, выдавали обратно понемногу. На территории, которую уже отдали мысленно противнику для воспитательной работы с местным населением, оставались исключительно консервированные продукты, специальным образом обработанные. А желающие добраться до этих складов местных было много, не за деньги, а за идею. С целью показать таким идейным, кто их враг, а кто друг, и была разработана эта операция. Так вот, обрабатывались те склады, которые должны были отойти к врагу и мятежникам, куриным дерьмом да коровьим навозом, совсем понемногу. На военных складах, близ тех продовольственных, были специально сделанные ружья и пистоли, которые взрывались после второго или третьего выстрела. Ну и конечно всепольское восстание, как же без него. Контроль над ним был от мала до велика, в высшем руководстве из десяти человек было трое синемундирников.

В день восстания, разумеется, совпавший с наступлением врага, все силы мятежников, к востоку от Сана, были задавлены ещё при сборе. Остальным инсургентам не мешали, в западную Польшу ссылали всех ненадёжных и провинившихся солдат. Два миллиона голодных мужиков и бесчисленный обоз накинулся на завоёванный кусок Польши и начал есть. Нет, не все дошли до складов, во многих местах местное население было ближе. Конечно, началось повальное насилие со стороны захватчиков, расправы над теми, кто вроде бы рьяно сотрудничал с «Империей Зла», это шло уже со стороны местных. Это название из будущего я сам подкинул в Европу, чтобы не ломали голову как нас называть. Грубо говоря поляки резали поляков, русские, кроме штрафников, были заблаговременно вывезены, а итальянские, испанские, французские и немецкие солдаты, с увлечением, улучшали породу их женщин. Первую неделю угар от своей «свободы» у пшеков ещё держался, но в этой армии преобладали голодные лбы, зато имелся большой дефицит корсиканцев, кои сейчас истово работали на русских, поэтому жалеть побеждённых, а тем более принимать их в ряды армии никто не собирался.

Специальные «вкусовые» добавки в консервацию и соления к концу недели дали обильные всходы. Не надо совсем плохо думать о командовании «Объединенной армии добра», Веллингтон быстро распознал пищевые отравления и сделал правильные выводы. Да, вы не ослышались, Англия войск прислать не смогла, но предоставленный ею старик оказался лучшей компромиссной фигурой со славой «Победителя Бонапарта». Бриты пожертвовали шестью построенными во внутренних районах Темзы судами для отвлечения внимания блокады от одного маленького кораблика с одним пассажиром на борту. Вот он и уяснил, к концу недели мысль, к которой мы его подталкивали, что неотправленное есть у местного населения. Надо сказать ещё об одной задумке, о том, куда в последний момент отступили почти все лояльные пограничники. Они стали партизанами, в приготовленных лесных землянках их уже который месяц дожидалось продовольствие оружие и порох. Костяки таких групп, после повальных грабежей второй волны, стали стремительно разбухать от местных волонтёров. Вспыхнуло новое восстание, оно, плюс болезни живота, ополовинили армию.

До защитных позиций дошло около миллиона, их командущий англичанин, справедливо опасаясь других русских подлянок, сразу же бросил в бой. Погоду ближайшего будущего я знал, реки замёрзнуть были не должны, мосты взорваны, лодки на берегах были уничтожены, противнику оставалось вязать плоты. Следующие семь дней были адом непрерывных атак пушечного мяса под постоянным артиллерийским огнём на восточный берег. Артиллерия била, ракеты свистели, но господи, как же саранчи было много! Прорывы затыкала конница, самый большой достался осетинам. Их десятитысячная лава держала контратаками переправившихся до подхода мониторов, потеряв в том бою половину. Дирижабли великолепно оправдали себя как разведчики и корректоры артиллерийского огня, в основном для гаубиц. Именно у последних было очень мало боеприпасов, в большинстве случаев по ящику на ствол, их использовали исключительно для огня по переправам. Конные казачьи разъезды спали в сёдлах, к седьмому дню стреляла уже только русская артиллерия, да и то лишь подвозимыми боеприпасами.

Ещё одной неожиданностью для противника оказались снайперы, часто добивающие до противоположного берега, а чтобы напиться войнам приходилось растапливать снег, все колодцы на территории противника за двадцать вёрст до реки были отравлены отступающими. Среди наступающих участилось дезертирство, так что на седьмой день атаки реально боеспособных у Веллингтона было под триста тысяч.

В эту ночь я и увидел сон, мы, в который раз, поговорили с Еленой. Она у себя была занята очередными дворцовыми интригами, пыталась убедить временного царя, стать постоянным, мол, нет на Руси ничего более постоянного, чем временное. Я же рассказал ей о положении на фронте, о том что наступающая армада выдохлась, в ответ мне была сообщена идея, почерпнутая Еленой из книжки про какой то Дорсай. Посему, первым делом, как только я проснулся, до очередных медицинских новшеств я доверил бумаге план действий, разбудил Машу, растолковал ей, что и как, а затем отправил на дворцовый пункт радиотелеграфа отдавать команды. Сам же сел дописывать данные мне сведения по медицине. К обеду партизаны в прифронтовой полосе, у которых тоже имелись радиостанции, успели распространить среди наступающих слух о новой заразе, якобы смешанной с золой, которую русские готовятся как-то забрасывать на головы врагов. В два часа дня все полудирижабли, оружие которых состояло из мешков с золой, полетели в свой, для многих последний полёт.

Ветер благоприятствовал, но во многих местах толпы обезумевших врагов проявляли чудеса скорости, спасаясь от обычной золы. По спешно возведённым понтонным переправам неслись конники, один из отрядов привёз одиноко бредущего на запад старика-англичанина, внимание казаков привлёк дорогой мундир.

Глава 24.

АИ. РФ.

Апрель 2003.

Что такое формальность? Это когда тебе плевать на конечный результат.

Меня, наконец-то, наняли, чтобы поймать саму себя за хвост. Точнее всем моим эсперам, которые поблизости, а их уже 112 всех возрастов и способностей, был дан приказ попытаться найти убийц семей бывших правителей. Разумеется мы не одиноки, всех сейчас шерстят, зацепки ищут, не только у нас жопа в мыле, даже иностранные разведки свои резидентуры у нас дрючат и в хвост и в гриву. Всем интересно «кто»? На вопрос «за что» ответ уже все знают, а вот кто…

Ванду перевела в самый настоящий нелегал, в Москве устроила три схрона, около ста лимонов разбросала по всему миру и ниточки отдала Ванде, приказ один: служить царю, а президент нам не надобен. Я вставила себе два зуба с сильнейшим ядом, у охраны появился новый приказ, в случае попытки ареста меня следует уничтожить. Прибыль «Северной звезды, вернее моей части паёв, составила за истекший период полмиллиарда. Стать пайщиками хотят многие, но ребята не торопятся открывать двери для всех, берут деньги лишь у тех, кто может быть полезен делу, например на 400 лимонов паёв позволили купить правителю Лихтенштейна.

Заказ сверху начала выполнять старательно, тем более для контроля прислали мне тут парочку одну, этакие Малдер и Скали, только со взглядом прирождённых палачей. Отобрала трёх из своих эсперов, устроила сеанс где было десять тысяч карточек всех хоть мало-мальски вооружённых групп в стране. Отобрали семьсот, мы оказались на 636 месте, так эти приданные чуть меня сразу же не порешили. Пока суть да дело, небольшая подлодка, купленная на имя бабушки, уже приступила к работе. Один из тех небольших городков подо льдом, о которых мы узнали от геологов Анэнербе, лодка курсировала от лаборатории, замаскированной под траулер, и обратно к городу. Запас подводного хода большой был не нужен, а спецов и технику она таскала исправно. Траулер принадлежал её бой-френду, их у него было уже пять своих и ещё пятнадцать на паях.

Найти морозоустойчивых и отвязных чёрных археологов в рунете оказалось проще простого, семьи их теперь жили в Архипо-Осиповке в купленном для них доме, где кормильцы точно не знали, но большим переводам от них были искренне рады. Кадры. как на подбор, в реальной жизни чем они только не занимались, от научного сотрудника до рэкетира, от ларёчника до уфолога, согласились запереть себя на два года, за поддержку семей и процент в возможной прибыли от продажи артефактов и новых технологий. Как только пошли намётки, что же это за технологии, сразу было куплено несколько пустующих цехов на окраине Минска и Каракаса, этим делом занимался Антон. Этот «белорусский партизан развернул кипучую деятельность, и уже успел повстречаться с Лукашенко и слетать к Чавесу, добился их заинтересованности, теперь же отправился в Китай.

А в нашем отечестве, о чём мне на ушко доносят «кроты», проблема изучения полученных сведений по Антарктиде до сих пор толчётся на месте, решается согласовывается. А у меня позавчера вести пошли горячие, что при испытании образцов со стеновой панели, при обработке одного из них перегретым водяным паром в герметичном помещении, он принял форму панели, от которой его и откалывали. Камера была разрушена, но суть повторного опыта была всем ясна. Его повторили, и экспериментально установили, что первоначальная плотность и абсолютная нетеплопроводность достигается, если кусок не менее одной сотой массы плиты. Набор массы занимает час, ещё через час плиту можно опять делить, но на пятый раз эффект иссекает. Из четырёх яйцеголовых трое размечтались о нобелевке и, наплевав на находящиеся в заложниках семьи, хотели сообщить о ней миру. К счастью четвёртый вовремя вызвал охрану, теперь он в проекте главный.

Все временно свернули исследования и разбирают великолепно сохранившиеся дома на составляющие, корабль, забрав три первых дома, уже направился к ближайшему аэропорту, а в Лихтенштейне срочно зарегистрирована новая корпорация, под названием «Прикладная биотехника». Ребята из инсайдерской команды стали приворововать, осадила, но мягко, снимать прибыли налево запретила, на уже наворованное купить на своё имя паёв фонда. Кодла встретила разнос с пониманием, хозяйка не стала отрубать себе руку, загребающую золото, но все остались в недоумении, кто же настучал вверх об афёре.

В конце месяца работающих над проблемой убийцы семей правителей трёх эсперов, меня, куратора, сладкую парочку, срочно вызвали в Москву. Наш опыт был учтён, на Лубянке появился новый подотдел со своими творческими проработками. Материала у них больше. обещают тем, у кого пожизненное, уменьшить срок, а сами ставят на людях опыты. Эсперы после каждого такого убойного сеанса горят, как свечки. Как я не отбивала своих, меня заставили отдать одну старушку, бабушка и сама согласилась, когда узнала какую сумму я заплачу внукам после её смерти. Сеанс проходил по смешанной методике, было семьсот карточек и пятнадцать эсперов. Из гостей были я, остальные из моей троицы экстрасенсов, трое в штатском и ВВП. Двенадцать из подопытных дружно испустили дух, а самые сильные, включая мою бабусю назвали перед смертью номер 636, угадайте, кто это был? ВВП посмотрел карточку, потом попросил всех удалится. Нас развели по разным помещениям, «хозяин» пришёл минут через десять. Я попросила лэптоп и, когда его принесли, достала из кармана диск, положенный туда на случай провала…

ВВП молча прослушал и просмотрел видеоотчёт об акциях, так же отчёт о моих зубках и прочих суицидных штучках. Затем мы поговорили, узнали друг от друга совпадают ли, в принципе, наши дороги на ближайшее будущее. Моё предложение о земском соборе в конце второго срока сходу отвергнуто не было. Договорились о том, что я рекламирую идею монархии за счёт «Северной Звезды» и «Прикладной Биотехнологии». «Хозяин» вопросы финансирования, в целом, одобрил, а для «Биотехнологий» выделил несколько сот гектаров возле границы с Белоруссией и не далеко от железки. В конце разговора затронули неприятную тему, но оба согласились, что для владения подобной информацией хватит и двоих, так что в Краснодар я летела одна, а на Лубянке в тот день произошла эпидемия сердечных приступов.

Альтернативная История. Российская Империя.

Апрель 1839.

История Европы, этого большого лоскутного одеяла, знала многих завоевателей. Российская Империя среди них далеко не первая и, возможно, не последняя.

Первым среди этого ослабленного конгломерата амбиций пал Рим, а с ним и Ватикан, из него даже не успел убежать ни один Кардинал. Папа, дабы не испить чашу страданий, стал подписывать всё, что от него требовали. Теперь как для добрых православных, так и для добрых католиков существует свой священный католический синод, глава его, Обер-прокурор Рима, назначается из Санкт-Петербурга, скоро подобная практика перекинется на другие религии. Из кардиналов после чистки осталось около трети, все достаточно молодые и гибкие в теологической сфере. Местные, по моему, даже вздохнули с облегчением, а то вся эта неопределённость и террор их совершенно достал, а так плати налоги, работай, а о войне, голоде и море позаботится Император. Выжившие кардиналы вскоре ехали впереди наступающих колон по простором католической Франции и убеждали людей не препятствовать новой богоугодной власти. Сопротивление было исчезающе мало, мои войска не насиловали, не грабили, боевые соединения были только мобильные, в каждом был радиотелеграф. Первое окапывалось, следующее через пятьдесят километров, и так далее, всё это в зоне усиленного приёма радиотелеграмм. Часто приходилось строить укрепления в чистом поле, но ещё чаще для этого выбирали какой-либо каменный дом или замок попрочнее, хозяевам щедро платили за переезд, а не согласных с этим вырезали. Далеко позади тащился обоз, почти с такой же скоростью появлялись телеграфные столбы. Очень часто обозников приходилось использовать в роли могильщиков, очень уж много было неубранных костей. Особую когорту составляли группы по нескольку десятков человек, о двуконь и в чёрных масках обвешанные горой оружия. Каждая группа имела при себе приёмник и при звуках СОС эти чёрные пчёлы гасили разгорающиеся костерки недовольства. Работали они лишь по ночам и по заранее разведанным целям, так что отдельные дома богатых, строптивых и властных горожан, а так же монастыри частенько горели.

Войска противника, если таковые и были, часто состояли из ветеранов-инвалидов и безусых юнцов, римских посланников такие горе армии слушали раскрыв рты и часто, без расформирования, переводились в соседние европейские волости с другим этническим составом. Французов переводили в Испанию, Итальянцев во Францию, все вместе потихоньку роились на остатках немецких княжеств. Остатки разбитой армады, коя ходила под флагом Веллингтона, выдавались нашим войскам местными жителями в первую очередь, ибо мародёры из них получились знатные, похуже моих горцев. Те, кто добредал до своих далёких домов, часто видели у порога солдат в русской форме. Часто такие люди шли в нашу армию, мы их брали с радостью, они показали высокую степень живучести, особенно нас интересовали бывшие конники.

Успехи России в Европе полностью остудили военные порывы восточных деспотов, многие, добровольно, стали присылать дань. В тот год в качестве отступного было пригнано 50000 лошадей, неспешным ходом они трусили теперь к берегам Ла-Манша. Фуража по пути было достаточно, так как часто скотина, которая его употребляла, была сама уже съедена. %00 конных сотен под командованием донских казаков, но состоящие по большей части из не любящих англичан европейцев, это ядрёная смесь. Пару лет назад эти конники кичились своей избранностью, всех вне Европы называли варварами, теперь же, после небольшой идеологической накачки, с радостью, стали выполнять на той стороне пролива один приказ: грабить и жечь.

Всё же не везде происходило гладко, до конца радовала лишь Шведская губерния, где бывший король, а ныне волостной голова с широчайшей автономией, споро и строго выполнял все распоряжения из Северной столицы. Норвежцы и голландцы пытались, правда чисто по дилетантски, отвечать террором на террор. Откровенно идейных бойцов которые пытались гадить нам даже днём, в случае захвата живьём, приговаривали всегда к одной мере наказания, к пяти годам железнодорожных работ. Тот же приговор ждал участников беспорядков, несанкционированных митингов, и прочее, и прочее… Эту трудовую армию неплохо кормили, часть её использовалась на возведении мостов, дважды среди каторжников находился новый Спартак, но пламя тушили быстро. Строительство руками подневольных в Империи было отработано безукоризненно, а благодаря новой организации труда и бесконечному потоку недовольных заключённые буквально сворачивали горы. Зная о возможностях самоорганизации этой среды и её методах производились частые прополки, даже при малейшем подозрении на возникновения «воров», все заключённые должны были оставаться одинаково бесправны.

С востока шёл всё увеличивающийся поток машин, железная дорога прокладывалась вдоль, а часто и вместо, немецкой и французской сети. Весь высвободившийся каперский флот, у которого просто не было целей у берегов старого света, отправился в новый свет. Вчера была получена радиотелеграмма о взятии контроля над Ньюфаундлендом и Кубой, там укрепляются порты и строятся базы для прибывших подлодок. Через неделю через океан отправятся три первых деревянных ракетоносца, обшитые железом, полностью металлический пароход, а он у меня пока всего один, я в океанское плавание отправить не решился из-за неудачности конструкции.

К большому моему сожалению часть владений испанской короны на берегах обеих Америк не признала последний Эдикт Папы, а две группы католиков выбрали каждая себе по новому понтифику. Пока ими заморачиватся недосуг, посему отправил туда Горчакова с конвоем из трёх ракетных пароходов и молодыми представителями курии, с приказом избрать ещё одного папу, перессорить всех трёх, а кардиналы пусть мирят, утешают сожжённые в междоусобице города и веси и приводят в лоно истинной церкви заблудших овец. В Иране шах, при минимальном нашем содействии, полностью утратил контроль за страной. Ситуация же в Российской метрополии как нельзя благоприятная, все притихли, славы и добычи хватает на всех. Все кто способен только болтать или игнорируются, либо изолируются. К телеграфному сообщению внутри империи допущены все слои населения, без ограничений.

Большие достижения в машиностроении, например с каперскими флотилиями на Кубу и Ньюфаундленд было доставлено по одному заводу для производства ракет, возведение разборных корпусов займёт неделю, а к концу третей флот начнёт получать боеприпасы из местного сырья. Чилийские селитровые месторождения взяты под контроль, сама страна стала Губернией, налог взимается селитрой, в остальные дела русские не очень-то и вмешиваются. Промышленность, постепенно, снижает военные обороты, все новые заводы работают на мир, часто, правда, их продукция двойного назначения. Верфи, продолжающие работать в три смены, производят лишь коммерческие пароходы которые, правда, великолепно перевозят и войска, так оружие они или нет? Потерянные Англией, Францией и, теперь, Америкой, торговые маршруты прочно захватываются российскими купцами, которые, в свою очередь, любое судно без Андреевского флага считают своей исконной добычей.

Чтобы стать купцом на таком маршруте в предприятии необходимо находится самому, в качестве хозяина или капитана, но разведчиком хозяин судна быть обязан. Специальные месячные курсы, после них жёсткий зачёт, запоминать укрепления, затем зарисовывать их по памяти, это самое лёгкое в нём. Сдать его трудно, но вышедшему за ворота с Синим дипломом десятки рук суют кредит без залога, представители верфей вывешивают картины только построенных кораблей… Ведь Купец-Шпион подключается к дальней радиосети, приплывает такой, например, в Калькутту, узнаёт, что хочет купить местный раджа и берёт у него платёжное поручение. Затем радиоузел где радист отстукивает в эфире условия сделки. Другой купец, из новых, только что сдавший зачёт, берёт на борт товар и идёт к далёким берегам. Его прибыль 40% прибыль первого 160%, а ведь пока ждёшь товар можно подработать каботажем, а то и взять на абордаж пару лоханей… И не какого риска, вексель раджа оплатит как миленький, если нет, то тот будет продан Российскому Императору за полцены, а это, знаете, чревато.

Так что такая лицензия даёт обладателю многое, чуть до дуэлей не доходит при зачислении, в Одессе и Петербурге, возле зданий академий, всегда виселицы, часто на них можно видеть златолюбивых преподавателей. Но сейчас они почти пусты, ибо выпускники, из первой из сделок, которая даёт больше 100% прибыли, отчисляют 10% учителям, так что не бедствуют они, далеко не бедствуют.

Глава 25.

АИ. РФ.

2008.

Прошедшие годы промелькнули, как в калейдоскопе, и не заметишь, я теперь заслуженная дама, а на пороге у страны моей судьбоносное событие, имя ему земский собор. Дети мне были необходимы для имиджа, поэтому неспешно подобрала себе мужа. В начале о том, что у меня большие деньги молчала, как только залетела и протестировала плод, сразу предъявила ультиматум, и пошёл он под венец, как миленький. Отучился, заочно, правда, в КГУ на менеджера, звёзд с неба не хватает, но за легальной частью бизнеса присматривает, и ежели кто из мелких боссов ворует больше общепринятого, то команду СБ давать не стесняется. Если судить объективно, то я особа очень состоятельная, на виду у меня тридцатник, а в нелегале и за кордоном на порядок больше. Вообще-то слово нелегал, здесь мало подходит, просто предприятия якобы акционерные, и отследить мои сертификаты почти невозможно, в большинстве случаев мне принадлежит лишь контрольный пакет, который даёт мне возможность следить за деятельностью руководства компаний.

Покушений на меня за все эти годы было всего три, что немного для птиц моего полёта, а сыновей у меня двое, это, по-статистике, средне. На политических гладиаторских боях, которые так и называют «международной ареной», травля на Россию идёт знатная, особенно после того, как она, в лучших традициях перестройки, приватизировала антарктический шельф, и в своих давних традициях объявила Земский Собор. Особое обострение было два года назад, когда в Москве жестко разогнали оранжевые беспорядки, а через месяц, конечно же, совершенно случайно и не в связи с предыдущим событием, у половины спутников GPS-групировки пропал сигнал. Но разговоры о распаде России в международных СМИ после этих событий моментально сошли на нет, лишь булькают что-то про империю зла. У меня есть теперь придворная должность, которая осталось бесхозной после Татьяны Дьяченко, и «хозяин», со своеобразным юмором, предложил занять её мне. В подчинении у меня школа для перековки кадров эсперов, лучших я оставляю под своим крылом, остальных разбирают, как горячие пирожки, силовики.

Школа моя в Сибири, но слава о ней, в узких кругах, разнеслась далеко. Были уже перебежчики, которые смогли до хлебных мест добежать, полизать и повилять хвостом перед местными хозяевами, а потом быстро умереть, ибо найти их для других учеников есть дело техники и престижа. Метки на ауре отслеживаются за пару месяцев элементарно, и ни какие программы защиты свидетелей или бункеры не помогают. Как раз за это на меня и были покушения, а не из-за моего бизнеса. А структура бизнеса моего, особенно теневой его части, была интересной. Дома Еттунов, точнее их чуть худшие копии, и сверхпроводник при комнатной температуре, вот два кита вокруг которых всё крутится. А строительство в городах привычных домов, мебель из отдельных частей самовосстанавливающихся плит, геотермальные электростанции и многое другое, это всего лишь производные первых двух. Больше всего в графе «прочие расходы», тратилось у меня до 2005-го года на оборону, так как Американцы разграблению городка активно препятствовали, после того, как была вывезена последняя щепка, имеющая ценность, янки мы оставили приветствия, по типу немецких. Ну, разве что силу нашего «горячего привета» можно было измерить не в «кило», а уже в «мега».

Россия, особенно после 2005-го года, спокойно и с пониманием относится к горячему желанию бывших своих территорий прийти назад под крыло «большого брата». Абхазия, Южная Осетия, Северный Казахстан, которым пришлось сначала отделится и годик повоевать за свою независимость. Теперь они, фактически, протектораты, и ждут лишь Земского Собора и решения будущего Императора «О присоединении временно утерянных территорий». Что сразу бралось у них на контроль, так это разведка, их спецслужбы, это лишь филиалы ФСБ, ГРУ, есть там и по паре ребят от меня. ВВП окончательно примеривший в мыслях Шапку Мономаха, теперь, в большинстве случаев, на «международное мнение» плюёт с кремлёвской колокольни. Нелегальные поставки Иракским повстанцам и продажи ракет семейства СС в Иран, позволяют держать общемировые цены на нефть в необходимом тонусе, что вместе с хайтековскими разработками, на основании артефактов с Южного полюса, даёт деньги на национальные программы и социальные расходы.

К настоящему моменту Население страны доходит до 180 миллионов, три новых края рвутся в состав большой семьи, в Армении антиоранжевый фронт, после прихода к власти тоже кричит о присоединении. Российское гражданство сейчас даётся сейчас автоматически тем, кто пройдёт проверку на детекторе лжи, о том, что он родился в СССР и не связан с криминалом, с остальными тоже разговариваем, но, если в первом случае достаточно разговорного русского языка, то во втором случае говорить нужно чуть ли не как диктор. В ВТО нас так и не пустили, главная причина в низких внутренних ценах на энергоносители, повышение цен на которые наша сторона отказывается даже рассматривать. После зимнего инцидентов в Прибалтике, когда из-за одновременной аварии на всех трубопроводах и электрических подстанциях Россия была вынуждена прекратить поставки на полмесяца, вопросы к русским памятникам отпали сами собой, а вот к русской части населения отношения ужесточились. Но это как раз было и не плохо, ибо увеличило количество беженцев оттуда сразу и в разы.

Совсем недавно я узнала, что «городок во льду» янки попытались взять штурмом, потому, что наша деза и сотня убийц с пожизненным сроком заключения, которых оставили имитировать кипучую деятельность, прошла у них на ура. Они подбили нашу транспортную подлодку, высадили десант, после чего сработал заряд и от их ударной группы остался лишь пшик, собственно поэтому они в пятом и слетели с катушек, отдав приказ своим торговцам апельсинами в Москве. После падения системы GPS в сеть была выброшена полудеза, о состоянии дел в подлёдной Антарктике. Там была почти правда, различие было лишь в последнем из роликов, где злобные «котики» атаковали сотню мирных русских учённых, один из которых, будучи уже раненным, добрался до экспериментальной ТЯЭС и замкнул рубильник. Так же были выложены все сведения о Новой Швабии, затем были пышные похороны в Москве с пустыми гробами и громкими научными именами, хозяева которых уже который год пыхтели на закрытых объектах. Зато теперь любой янки, в форме он или без, рассматривается тамошними молодыми представителями электората как законная добыча, а после нескольких особо примечательных случаев, в смешанном стиле Де Сада и Полпота, американские туроператоры с Германией не сотрудничают. Германия для нас теперь стратегический партнёр, держит курс в фарватере без рысканий. Дешёвый газ, дешёвый сверхпроводник, на этих двух китах и держится постановка «Русский и Немец братья вовек».

Ну, всё, прочь воспоминания, пора в Кремль. Вот и мой муженёк, пытается справится с сорванцами, терпит тактическое поражение, но тут же делает стратегический ход, просто приказывая телохранителям поймать маленькие торпеды и доставить их перед родительские очи. Дети, что с них взять, шило из их задниц вылезет только с годами. Газовский бронированный членовоз, больше похожий на БТР, домчал нас до Кремля за час.

Ещё через час начнутся торжества, а пока мы споро прошли с архаровцами через живой коридор местных горилл. Парни мои заматерели, но тела держат в тонусе, по их рожам и не скажешь, что у каждого на счетах не меньше полтины. Уходить от меня ни у кого желания нет, хотя я предупредила, что преследовать не буду, в свободное плавание отпущу, но за кордон их ни я ни ФСБ уже не пропустим. Инсайдеры в Люксембурге окопались, не выкинешь, переженились на местных, у себя и в виртуала создали такое количество банковских прачечных и фирм однодневок, что сами свой путь до конечного маршрута позже отследить не могут.

Их имена, уже который год, доводят до белого каления экономических следователей Интерпола, но инкриминировать им ничего не могут, а пустые наезды пресекает новая родня. Ежегодно эти Мидасы приносят в клюве до десяти миллиардов, сколько липнет к их рукам, это тайна великая есть. Да хоть столько же! Сейчас наследие Еттунов приносит мне гораздо больше, а на инсайдерские деньги я покупаю акции банков, что не осталось незамеченным в их среде, теперь стоит мне чихнуть, как десяток из них появляются рядом и с угодливой улыбочкой протягивают платок.

Ну вот, началось, под стенами кремлёвского дворца взмывают вверх руки земских представителей, результат известен заранее, каждый«гласный» прекрасно осведомлён о размерах пряника и глубине могильного кнута. Тысяча рук рвёт небо в громком «за», в лучших традициях страны победившего социализма. Следующее действие называется «те же и патриарх», в его руках Шапка Мономаха, вот под церковные камлания она касается головы человека с мало запоминающимся лицом. Оркестр взрывается рёвом «Боже царя храни», затем идёт «Союз нерушимый». Воодушевление русских, кислые прилипшие улыбки на лицах западных послов и тасующихся рядом с ними недобитков из «белой оранжевой интеллигенции». Последних отличить довольно просто, ибо другие представители племени «интеллигентов» одеты исключительно в чёрное, торжества катятся дальше, но главное представление позади и я даю знак моим на тихий отход. Дети устали, а публичные словеса меня не волнуют, ретируемся уже знакомой дорогой, через один из чёрных ходов. Впереди длинного хорошо освещённого коридора показывается женская фигура, идущие впереди телохранители пытаются схватится за оружие, но мешками оседают на пол, задерживаю дыхание, но поздно, хватает сил лишь бросить взгляд назад на засыпающую сзади семью. Надо мной появляется тень, затем лицо, хороший грим, грамотный, фильтры в носу. Ванда грустно улыбается мне, затем весь мир сужается до зрачка глушителя.

За оставшееся мгновение успеваю передумать кучу мыслей, становится ясной политическая целесообразность действий «хозяина», пославшего по мою душу свою новую верную слугу. Поняла, что семью трогать не будут, даже, возможно, не всё отберут. Последней была мысль об Александре Николаевиче, как он там без меня, кто же о нём бедном позаботится?

Альтернативная История. Российская Империя.

1844.

На исходе третьего месяца я окончательно осознал, что на том конце провода отсутствует абонент, скорей всего уже похороненный и оплаканный. Получилось ли там у неё дотащить Россию до Имперской короны или Тёмные Силы остановили её полёт? Принял ли их Малюта фамилию прежней династии или остался со своей старой? Впрочем, какое это, в сущности, имеет значение? она мертва, её не вернуть, и суть ли, построила ли она у себя в песочнице прочный замок или наломала дров? Умер самый близкий мне человек, с коей я делю постель и власть, мать моих детей, так и не стала мне настолько близка. Ведь есть же от неё у меня тайны, пусть маленькие и, по большей части не стоящие выеденного яйца, но…

Чего еще, спросите вы, может пожелать царь, с помощью технологий не своего будущего вогнавший в бронзовый век часть своего настоящего? Рим, теперь это город Инквизиции, мощной Спецслужбы Российской Империи, по недопущению запрещённых технологий для территорий не прошедших соответствующую сертификацию. Наиболее известны территории бывшей Англии Восточная часть Северной Америки, пар там только на имперских железных дорогах, а за огнестрельное оружие наказывают без разговоров. Нет, до сжигания не опускаемся, не дикари чай, но вот строек во имя светлого имперского будущего у нас завсегда полно! Полгода назад испытали первую атомную бомбу, великое зрелище! Из бункера, помимо свиты, на это зрелище наблюдала толпа, где пополам было как преданных Империи подданных, так и потенциальных сепаратистов. Верю, что желания крысятничать и у тех и у других поубавится.

Во всём мире наступила тишь да гладь, почти божья благодать, с войнами покончено, теперь они называются миротворческими миссиями. Пуще огнестрелов и пара на Свободных От Власти территориях наказываю за подделывание денег. А так как законом Империи запрещены любые деньги, кроме имперских, разумеется… Борьба с этим злом идёт не на жизнь, а на смерть, ведь собственная чеканка и печатание фантиков даёт больше половины доходов государства. Подданные бунтуют, но не против меня и империи конкретно, а против зарывающихся местечковых сатрапов. Настроения поддерживаю, как всегда во всём виноваты негодяи министры, вовремя не доложившие царю-батюшке, а уж как удобно таким образом объяснять в колониях, почему в метрополии люди живут лучше… Русский язык в массы несу мягко, запретов почти нет, но ощутимые преференции хорошо владеющим языком, а уж когда в Имперских факториях ввели 5% скидки для отлично говорящих…

Задел в науке получился огромный, не знаешь даже какой из проектов финансировать первым, погода для всех стоящих упоминания в сельскохозяйственном смысле территорий известна на десятилетия вперёд, до тех пор пока, по расчётам Елены, деятельность моих предприятий не будет ощутимо влиять на точность. население уверенно, несмотря на плотную выбраковку несознательного элемента упорным трудом на благо империи, постоянно растёт. Я знаю о подводных камнях в развитии науки, об опасных граблях техногенных катастроф на каждом шагу, но у Империи всё Получится! Главное у нас есть принцип единоначалия и добротные спецслужбы, без которых методики подготовки технических специалистов и огромный багаж знаний весят исключительно мало. По предварительным данным на полный объём освоения переданных знаний из мира Елены нам нужно до трёх десятилетий, а уж если учитывать города Еттунов…

Все природные ресурсы планеты у наших ног, но уже сейчас взят курс на возобновляемые ресурсы, хотя и не в ущерб общей тенденции развития, которая направлена на выход из коротких колыбельных штанишек человечества. Хотя мне нет ещё и тридцати, меня всё более тянет задумываться о вечном, в ущерб повседневному. Господи, ну почему ушла Елена! Но я жалею об этом не только как человек, но и как прагматичный правитель, ибо наука в том мире идёт вперёд быстро и, пока мы их догоняем, они открывают новые горизонты. Я смотрю в небо, куда очень скоро придёт человек, и уже не верю в бога, ибо небо вечный враг и вечный друг, а вера лишь великолепная плеть в руках знающего пастуха. Иногда я мечтаю вернутся назад к тому юноше, главным в жизни которого было заслужить одобрение сурового отца и мечты о славе будущих военных побед русского оружия, и я, ведущий вперёд непобедимые полки, разгромившие Наполеона. Мир за прошедшие годы изменился, больше всего я жалею ушедшие в прошлое мечты.

Бросаю взгляд в окно, приоткрываю его, в морозной тиши раннего утра издалека разносится колокольчик одного из первых трамваев. Вдалеке по небу ползёт жук, скорей всего не из новых двухмоторных винтокрылов, а один из семейства транспортных «Муромцев», уже снятых как год с производства, но наштампованных в таких количествах, что последние вымрут, наверное, вместе с веком. Бросаю взгляд вниз, один из зенитных расчётов, согласно инструкции, провожает перекрестием ствола потенциальную угрозу. Здесь в самом центре Империи, в Москве, к безопасности относятся серьёзно, сто тысяч гвардии, авиация. Из гражданских объектов полно министерских чиновников, а так же образовательных центров. В пересчёте на старые доходы сейчас на армию тратится в десять раз меньше, если разбить на каждого подданного. Почти все высвободившиеся средства идут на науку образование и производство. Строительство идёт во всех анклавах и протекторатах, лишь остатки бриттов и САСШ, будут находится два десятилетия в полной власти Инквизиции.

Местных там специально раздраконивают, зато это хороший рассадник бесплатной рабочей силы, а так же полигон для натаскивания спецвойск, гвардии и «Святош». У каждых из названых есть свой воздушный парк, так что они, ради развлечения, иногда и бои над указанными территориями устраивают. Я не препятствую, пусть резвятся. Это так же хорошая кузница кадров, маленьких наполеончиков я быстро возвышаю и заставляю следить друг за другом, а особо ретивых укорачиваю. Пока нет тотального спутникого контроля, приходится дуть и на молоко и на воду.

Одно же из последних нововведений заключается в том, что бюджет позволяет обходиться вообще без налогов, искусственно поддерживаемых на высоком уровне. Зато подоходный налог с родителей уменьшается, а иногда и вовсе отменяется, если хотя бы одно из чад, а лучше все, выказывает должное прилежание в учёбе. Тяжела родительская длань, особенно материально стимулированная. Что же пора заканчивать данную рукопись, по примеру Ивана Грозного она будет спрятана в укромном уголке в подземельях Столицы. У меня в сейфе останутся лишь технические знания, без указаний на то, откуда они. Интересно посмотреть на то, как один из моих потомков будет читать эти строки.

Эпилог.

Аврора. Ньюсандерленд.

3456 год. Бюллетень Галактической истории.

Особое возмущение научной общественности вызывают «высосанные из пальца» откровения самозваного «великого археолога», профессора Тартышева из столицы Метрополии Российского Демократического Звёздного Союза, как русские уже сто лет именуют свою Империю Зла. «Профессор» позволяет себе безответственность утверждать, что беспардонный захват власти первым представителем нынешней династии Романовых-Путиных на заре третьего тысячелетия, произошёл не по сценарию Красного КГБ, как убедительно доказала Демократическая Наука. По его заявлениям это было чуть ли не импровизацией, в которой роль катализатора сыграла умершая через неделю после коронации от сердечного приступа правительница, фамилию которой сейчас носит один из Великих Торговых Домов. По словам псевдоучённого это было сделано новым царём, чтобы не делится властью, а так же из-за капиталов Баронессы-Олигарха, мужу и наследникам которой было оставлено лишь десять процентов состояния умершей, а это 25 миллиардов в тогдашней валюте. Галактическая общественность выражает возмущение бреднями псевдоучённого псевдодемократического государства!

3456 год.

Истинная Великорусская Империя. Новая Россия. Санкт-Александрополь.

Строго секретно. Уровень доступа не ниже Начальников Управлений.

Из отчёта дальнего патруля Седьмой эскадры бывшего Флота №17, ныне расформированного. Прежнее название Флот Охраны Наследия.

Мой адмирал, как всегда, за неделю до открытия туристического сезона на земле, я вёл младший состав приданных мне гардемаринов, чтобы поучаствовать в традиционном бою все против всех близ орбиты Нептуна. Всё было как оговорено, и Святоши из Католической Руси и Младогвардейцы из Скифии не превосходили нас числом и вооружениям. Бой длился три часа, очень скоро невосполнимые общие потери должны были составить 50%, причём моих воспитанников погибло всего 42%, чем я был насказано горд. Именно в этот момент нас и достигли первые гнусные измышления, передающиеся почти на всех радиочастотах. Через гиперрадио мы запросили Общие Околопланетные Силы, созданные для совместной защиты земли, и через три секунды получили ответ. Вызвавший у всех без исключения ярость якобы документальный фильм под провокационным названием «Русская Правда», о находке учённых в подземельях Москвы ссохшихся жёлтых листочков. Из них следовало что Величайший Правитель Всех Времён исполнял волю ведьмы из параллельного мира.

Включив глушитель гиперволн мы, вместе с оставшимися в живых гардемаринами и доставленными тремя десятками техниками по обслуживанию оборонительных систем решительно осудили потерявших стыд и совесть Вырожденцев, так и не признавших полтысячелетия назад достаточно мирного раздела на Три Империи и пытающихся до сих пор качать права. Но последнее измышление попахивало уже ересью, поэтому я Капитан-Полковник ЗФИВИ Иван Сергеевич Хант, Капитан-послушник ЗФКР герцог Мгамбо Иосифович Дженовезе-Судоплатов и Капитан-предодитель ЗФС Сигурд Владиленович Мокошь, соединили наши коды управления. Получив коды техники смогли взломать защиту внешнего периметра мегаплазменных орудий. Гардемарины на учебно-тренировочных судах, предварительно предельно облегчённых смогли дотянуть до расстояния 0,2 А.Е. от Солнца, то есть на расстояние уверенного выстрела. Вырожденцы, так ничего не поняв, продолжали забрасывать грязью Великого Царя Александра. Мы, все кто решился на этот шаг, разделим судьбу прародины, наше послания, зашифрованные кодами контрразведки трёх империй и лишь для узкого круга пользования. Корабли достигнут флотов, находящихся в световом годе от системы за полчаса, когда же первые разведчики доберутся до Солнечной системы, то звезда уже полностью дезинфицирует опасные микробы вырожденческой клеветы.

Да прогремит в веках имя Великого Александра, мы сделали, что должно.

Оглавление.

Окна Александра Освободителя. Пролог. Реальная История(РИ). Российская Федерация(РФ). Май 2001. Глава 1. Альтернативная История(АИ).Российская Империя(РИ). Май 1837. Глава 2. РИ. РФ. Июнь 2001. Глава 3. РИ. РФ. Июль 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Июль 1837. Глава 4. РИ. РФ. Август 2001. Глава 5. РИ. РФ. Сентябрь 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Сентябрь 1837. Глава 6. РИ. РФ. Октябрь 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Октябрь 1837. Глава 7. РИ. РФ. Ноябрь 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Ноябрь 1837. Глава 8. РИ. РФ. Декабрь 2001. Альтернативная История. Российская Империя. Декабрь 1837. Глава 9. РИ. РФ. Январь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Январь 1838. Глава 10. РИ. РФ. Февраль 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Февраль 1838. Глава 11. РИ. РФ. Март 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Март 1838. Глава 12. РИ. РФ. Апрель 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Апрель 1838. Глава 13. РИ. РФ. Май 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Май 1838. Глава 14. РИ. РФ. Июнь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Июнь 1838. Глава 15. РИ. РФ. Июль 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Июль 1838. Глава 16. РИ. РФ. Август 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Август 1838. Глава 17. РИ. РФ. Сентябрь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Сентябрь 1838. Глава 18. РИ. РФ. Октябрь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Октябрь 1838. Глава 19. РИ. РФ. Ноябрь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Ноябрь 1838. Глава 20. АИ. РФ. Декабрь 2002. Альтернативная История. Российская Империя. Декабрь 1838. Глава 21. АИ. РФ. Январь 2003. Альтернативная История. Российская Империя. Январь 1839. Глава 22. АИ. РФ. Февраль 2003. Альтернативная История. Российская Империя. Февраль 1839. Глава 23. АИ. РФ. Март 2003. Альтернативная История. Российская Империя. Март 1839. Глава 24. АИ. РФ. Апрель 2003. Альтернативная История. Российская Империя. Апрель 1839. Глава 25. АИ. РФ. 2008. Альтернативная История. Российская Империя. 1844. Эпилог. Аврора. Ньюсандерленд. 3456 год. Бюллетень Галактической истории. 3456 год. Истинная Великорусская Империя. Новая Россия. Санкт-Александрополь.