Оружие – слово. Оборона и нападение с помощью...

Использование ненормативной лексики при наведении порчи.

«Ты ударишь – я, бля, выживу, Я ударю – ты, бля, выживи!»
Александр Галич.

Мы не являемся любителями ненормативной лексики. Однако никуда не денешься, для русскоязычного человека это – объективная реальность. Безусловно, есть идеалисты, считающие, что мат – это пережиток прошлого. Что им на это сказать? Пусть считают. Если бы они еще реально могли что-то сделать для искоренения этого пережитка…

Между прочим, еще в сороковые годы многие задавались вопросом: «Почему русская интеллигенция так любит блатные песни?» Не каторжные, не лагерные (этому можно было бы найти рациональное объяснение), а именно блатные. Под этим вопросом пусть ломают голову историки, филологи и социологи; нас же интересует вопрос: «Можно ли и целесообразно ли использовать ненормативную лексику при наведении порчи?».

Заранее выскажем свое мнение: использование ненормативной лексики при наведении порчи при определенных условиях вполне обоснованно.

Небольшой экскурс в историю. Иногда можно услышать мнение, что мат – это исконно русское изобретение. На наш взгляд – это филологический шовинизм. Ругаются практически все люди и во всем мире. Просто в некоторых языках не все ругательные слова запрещены. Кроме того, представители некоторых народов до сих пор оспаривают происхождение тех или иных ругательных слов.

Например, в Литве бранятся, используя те же самые матерные слова, что и в России, утверждая при этом, что матерятся именно по-литовски. Это удивительно, если не знать, что литовский язык – один из самых древних в Европе и, что он имеет одни и те же корни с древнерусским.

Для начала надо разобраться, как появилась ненормативная лексика (или как произошел мат?). Интересна модель происхождения ненормативной лексики, которую выдвинул лингвист В. Жельвис.

Эта теория раскрыта также в книге С. А. Горина «НЛП: техники россыпью», в главе «Ненормативная лексика в речевом искусстве», и в работах А. Котлячова «Объективно о ненормативном», в книге «Взгляд на модели». Для простоты объяснения процитируем себя.

Раньше был интересный момент – Говорили: «Он пьет, как сапожник». А сегодня: «Пьет, как президент И ругается, словно художник».
Согласитесь, наверно, со мной. Это ведь абсолютно не ново – В этом деле ученый иной Не уступит, пожалуй, блатному
Анатомию вспомнят и мать, Это видно легко и повсюду. Интересно нам будет узнать: Отчего все идет и откуда.
В ранней древности эти слова Люди руганью не называли. Говорит это ясно молва – Их, напротив, святыми считали.
От святого полшага всего До священного, это известно, И любили все люди того, Кто жрецом был интимного места.
Может тайной священное стать, Мы легко понимаем все это, А от тайны рукою подать У людей до прямого запрета.
Здесь легко нам увидеть ответ, Для людей все становится ясным – Попадает всегда под запрет То, что люди считают опасным.
Ясно, это легко увидать – Люди выводы делают славно. И они начинают считать: Где опасно – нечистое явно.
Если часто случалась беда, То чертей обвиняли когда-то. Говорили, что черти всегда Непотребно ругаются матом.
Здесь легко проявляется связь: То, что в древности было достойным, Превратилось со временем в грязь И предстало совсем непристойным.
Напрямую вопрос разглядим, Он открытым для нас остается: Для чего это мы говорим, Если вдруг на язык навернется?
Нам случается так говорить, В этом мы откровенными будем, Если вдруг надо нам оскорбить Тех людей, кого явно не любим.
Дальше мы объясненье найдем, Согласиться вам явно придется, Ведь стараемся этим путем Разрядиться от наших эмоций.
Это видели все много раз, Говоря это прямо и строго, Мы любую беседу подчас Приукрасить стремимся немного.
Говорю я открыто для вас, Видят это все люди когда-то – Раз имеем словарный запас, То легко обойдемся без мата.
Надо просто слова подобрать, Чтобы главное высказать людям. Ну а матом злоупотреблять, Говорю я: «Давайте не будем».

Итак, ясно вырисовывается схема возникновения тех слов, которые в современном языке считаются ненормативными: святое – священное – запретное – опасное – нечистое – непристойное.

Эта простая и ясная схема, как нельзя лучше, позволяет смоделировать механизм воздействия ненормативных слов на человеческую психику.

Самое близкое от современного понимания матерных слов (то есть нечистого, непристойного) – это понимание опасного. Современный человек подсознательно понимает, что в словах этих скрыта опасность.

Ведь не зря угрозы построены часто на употреблении ненормативной лексики.

Можно не исследовать жаргон уличной шпаны – вспомните нашу славную армию (обращаемся, естественно к мужчинам). Почти все анекдоты про прапорщиков (предупреждаем, мы лично против прапорщиков ничего не имеем) строятся на этом: «… А вас, рядовой, я буду е…ть, е…ть и е…ть!».

Помимо угроз, мат иногда употребляется и в других случаях. Естественно, для оскорбления. Называя кого-то нецензурно, мы преследуем конкретную цель – оскорбить этого человека.

Применяется мат и для разрядки отрицательных эмоций. Действительно, когда вам на голову уронят молоток, трудно сказать: «Извините, но вы не правы».

Ну и конечно – для того, чтобы «украсить» свою речь. Здесь тоже возможны варианты.