Оружие – слово. Оборона и нападение с помощью...

* * *

А на первый взгляд дело было простым. Жена обвиняла своего мужа в ее истязании. По закону истязанием может быть признано причинение побоев, если такое произошло хотя бы три раза в течение года.

Из заявления жены следовало, что ее муж – изверг и садист, издевается над ней, бьет смертным боем, и вообще, гад ползучий. Потому что бросил семью. «Мой муж подлец – верните мужа». Акты судебно-медицинского освидетельствования прилагались. Из них следовало, что побои действительно имели место. То есть, на теле были синяки. Дело довольно типичное, и заканчиваются такие дела обычно тем, что следователь «мирит» супругов и прекращает дело. Но не тут то было! После первых же допросов потерпевшей и ее мужа стало понятно, что с этим делом придется повозиться.

Итак: муж – высокий красавец спортивного вида, одет с иголочки, с прической, как из модного журнала. Здоровьем и силой Бог не обидел, служил в морской пехоте, имеет высшее образование, работает главным инженером. Масса характеристик – и все до одной положительные.

– Жена – увы, типичная «золушка», смотрит под ноги…

Ее претензии к мужу: «Ему все время нужно, чтобы в квартире был полный порядок, чтобы все лежало на своих местах. Объясняет тем, что привык к порядку в армии, где был старшиной. А какая разница? Вечером всегда смотрит телевизор. По выходным зовет меня в кино. Чего я там не видела? И он уходит без меня. Какое кино? Ясно же, что у него любовница. Одевается всегда модно – это зачем? Конечно же, по бабам ходить. Прически-укладки делает – для чего это мужику в 30 лет? Я его и так люблю. Мне все время одежду дорогую покупает, говорит – хочет, чтобы выглядела хорошо. Я что, ему такой не нравлюсь?! Вот сел бы рядом, обнял бы – я бы все для него сделала…».

Муж: «Да, мне нравится порядок. Да, я люблю смотреть телевизор. И кино люблю. Зову ее, зову, а ей неохота. А мне нравится. Вот и иду один. И одеваться люблю красиво. И не для кого-то, а для себя. И ее пытаюсь приучить одеваться красиво, все ей покупаю, а ей вроде это и не надо…».

Жена: «Идем на лыжах кататься, он все время вперед убегает. Не чувствует что ли, что мне тяжело…».

Муж: «Конечно, убегал вперед. Побегаю, потом назад. Ну и что такого. Ну, шла бы себе потихоньку, смотрела бы по сторонам, красиво же…».

Жена: «Первый раз он меня избил, когда мы поссорились. Он сам был виноват. Должен был встретить меня на машине в аэропорту. Я прилетала из отпуска. А сам не встретил, я на автобусе добиралась, сильно устала. Приехала, сказала ему все, что думаю, а он меня избил…».

Муж: «Я ее не смог встретить – машина сломалась. А на автобусе поехать не удалось. Самолет прилетал рано утром, я все равно бы не успел. Я дома все прибрал, цветы заранее купил. А она приехала, и с кулаками на меня. Смотреть на нее было страшно. Я ее просто легонько оттолкнул, когда она мне лицо царапать стала. Тогда она, наверное, о дверную ручку и ударилась. И сразу в слезы – „Убивают!“ Синяк у нее на спине тогда от дверной ручки и был…».

Жена: «Второй раз он меня избил после того, как я ему изменила. Но не сразу. Тогда он притворялся, что переживает. Я ему специально обо всем рассказала. А то, что же – ему можно, мне нельзя? Он тогда даже спать стал со мной отдельно. Ну, я потом решила помириться и сделать ему что-нибудь такое, чтобы он меня простил. Ведь я же его прощала. Так он меня прямо с постели сбросил…».

Муж: «Я ей никогда не изменял, потому что любил. А она меня все время ревновала. И вдруг она исчезла на два дня. Я где ее только ни искал. И в милицию звонил, и в больницу ездил. А она заявилась, и так спокойно рассказывает, что это время провела с приезжими артистами. И еще подробности выкладывает. Я ее тогда пальцем не тронул. Только спал в другой комнате. А через несколько дней она в постель ко мне залезла и… А я как представил, что она то же самое с любовником… Ну и не выдержал – столкнул ее с дивана. Она опять истерику закатила…».

Жена: «А третий раз избил, когда сказал, что из семьи уходит. Сказал, что я ему надоела. Что на меня смотреть не может. А я ему двух детей родила. А он родных детей на чужих променял. Я ему все тогда сказала, что о нем думаю. И то, что его посажу, тоже. Он меня опять стал избивать. Я на следующее утро опять пошла к судмедэксперту побои снимать…».

Муж: «Я так больше жить уже не мог. И когда стал встречаться с нормальной женщиной, не стал ничего скрывать. Сказал все честно. Все ей оставил, только свою одежду хотел забрать. Так она всю ее изрезала. И опять на меня с кулаками. Я ее снова только оттолкнул. Но, наверное, неудачно. Поэтому и синяки…».

Жена: «Вот если бы он вернулся и прощения попросил, я бы дело прекратила…».

Муж: «С нею я жить уже не смогу. Детей я люблю. И содержать их буду. Но я уже месяц живу так, как никогда раньше не жил – спокойно…».

Легко, видимо, понять по этим рассказам, в чем была истинная причина. Мироощущение у супругов было абсолютно разным.

Да, я знал, что бывают визуалисты, аудиалисты и кинестетики (люди, сортирующие свой внутренний опыт преимущественно зрительно, «на слух», и по ощущениям). Но чтобы до такой степени это было ярко выражено! И чтобы столь ярко выраженные визуалист и кинестетик прожили вместе 10 лет! И чтобы за это время не смогли хоть как-то приспособиться друг к другу!

Муж одевается красиво сам и пытается красиво одеть жену. Ну, так радуйся! Нет, она – явный кинестетик, и переворачивает это по-своему: «Это ему, чтобы по бабам ходить». Он ее – в кино, а она – вот бы обнял. Он отталкивает от себя разгневанное страшилище, а она – «Убивают!». Он не чувствует свою силу, а она, только почувствовав боль, готовится умирать. Она пытается помириться в постели, а для него мысленная картина измены жены – это пытка. Она не может этого понять, а ведь это равнозначно тому, как если бы ее – кинестетика – прижгли раскаленным железом. И он тоже хорош – «легко оттолкнул». Понятно, что синяки возникнут…

Как бы мне хотелось рассказать о счастливом конце – «хэппи-энде». О том, как я помог этим людям вновь полюбить друг друга. Но… Чудеса бывают только в рождественских сказках. Единственное, что мне удалось – это переквалифицировать дело с истязания на нанесение побоев. И получил тот мужчина наказание в виде шести месяцев исправительных работ (20 % ежемесячно в доход государства). И в семью никогда уже не вернулся. И до сих пор счастлив с новой женой. И говорит, что уйти надо было раньше. А жена? Она тоже замужем, и тоже, вроде, уже ни о чем не жалеет. Во всяком случае, так говорит. Звучит это, правда, как-то неубедительно…

Может быть, кто-нибудь подумал, что я на стороне мужа? Должен сказать, что мне было жаль обоих. Ведь беда у них была похожая: каждый знал только один, свой собственный язык. Но и вина у них была похожая – они принципиально не желали учиться понимать друг друга. И поэтому, видимо, легко понять, что никто из них любовь не разрушал. Разве можно разрушить то, чего не было? Ведь любили-то они только себя.