Основы философии.

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов средних специальных учебных заведений.

Посвящаю моим родителям.

Философские проблемы неизменно занимают умы на протяжении всей истории человечества. Но в последние годы интерес к ним в нашей стране стал и более массовым, и более глубоким. Кроме всего прочего, это выразилось в существенных изменениях в философском образовании. Преподавание общих курсов философии и философских дисциплин теперь не просто практикуется начиная уже со средних общеобразовательных и специальных учебных заведений, но и кардинально изменяется по содержанию и методам обучения, переориентируясь на реальные жизненные темы.

Переход к массовому изучению философии оказался исключительно трудным делом, требующим совершенно новых учебников и учебных пособий. Очевидно, что они должны быть рассчитаны на преподавание философии как универсального учения, а не какой-то отдельно взятой доктрины, отвечать интересам своих читателей, побуждать их к духовной независимости и свободе, способствовать формированию высокой культуры мышления и чувств. Не навязывая готовых схем и решений, современный учебник философии призван как бы усиливать присущую каждому человеку способность суждения — научного, морального, эстетического и просто житейского, а также ориентировать в быстроменяющемся и все более многообразном мире.

Таковы наиболее существенные соображения, побудившие автора взяться за перо и предложить учащейся молодежи, а значит, и преподавателям философии настоящий учебник. При определении его содержания и подхода к изложению учебного материала в той или иной мере учитывались следующие требования. Во-первых, это доступность учебника студенту среднего специального учебного заведения и учащемуся-старшекласснику. Во-вторых, доступность не должна достигаться за счет снижения научного уровня излагаемого курса. В-третьих, книга призвана давать достаточно полное представление о философии, ведь сегодня недопустимо сводить ее содержание к трем-четырем разделам, как бы забывая все остальное. В-четвертых, учебник обязан отражать состояние современной — при самом ответственном отношении к этому термину — философии: хватит пичкать студентов выжимками из декларативно построенных и идеологически окрашенных курсов философии прежнего периода. Наконец, в-пятых, книга обязательно должна быть интересной, освещать то, что действительно волнует молодежь.

Широкий спектр обсуждаемых, к тому же, как правило, в историческом и практическом контексте, философских проблем может, на мой взгляд, сделать книгу полезной не только для ее прямого адресата — студента среднего специального учебного заведения, но и для широкого круга читателей. Хотелось бы надеяться, что учебник сможет найти заинтересованную аудиторию в гимназиях, лицеях, школах и классах с гуманитарным уклоном.

Автор будет признателен за отклики на настоящий учебник, предложения и рекомендации по улучшению его содержания, которые просит направлять в адрес издательства.

Москва — Обнинск сентябрь 1998 г.

Введение. Что такое философия?

Смысл слова «философия».

В поступи цивилизации было немало эпох и веков, выделявшихся своими особенностями, порой довольно причудливыми. Но даже на этом фоне ошеломляет своей новизной изобретение, сделанное не слишком многочисленным, но великим народом Древней Греции. Речь идет, конечно, о философии, ибо она как ничто иное обусловила судьбу всей известной нам культуры, она жизненна сегодня ничуть не меньше, чем вчера.

Философия явилась на свет в результате осознания человечеством самого себя. Желаешь познать себя — философствуй, это справедливо как для отдельного человека, так и для любой эпохи. Вот та далеко не самоочевидная мысль, судьбоносная для прошлого, настоящего и будущего человечества, составляющая стержневую основу данной книги.

Греческое слово «философия» восходит к именам Геродота, Гераклита и Пифагора. Его глубокий смысл впервые был подвергнут тщательному анализу Платоном и Аристотелем. На русский язык слово «философия» переводится как любовь (филео) к мудрости (софия), как любомудрие. Возраст философии весьма почтенный, первые великие философы жили около 2,5 тысяч лет назад. Ясно, что в различные эпохи человечества слову «философия» придавали не во всем одинаковый смысл. Тем не менее следует признать, что это слово уже по самому своему происхождению удачно выражает сокровенные черты всякого подлинного философствования.

Философия — это любовь. Но что мы любим? То, без чего нам плохо, без чего не хочется жить, ибо сама жизнь теряет свою привлекательность, свой смысл. Что такое мудрость? Глубокомыслие, умение познавать малодоступное, вырабатывать ориентиры жизнедеятельности человека, определять его главные ценности. Все это мы находим в философии — читатель имеет возможность убедиться в справедливости наших слов по мере проработки им текста книги.

Философия есть поиск и нахождение человеком ответов на главные вопросы своего бытия.

Два примера философствования.

В чем состоит специфика философствования? Чтобы ответить на этот вопрос не голословно, а достаточно определенно, целесообразно рассмотреть примеры подлинного философствования. Разумеется, такие примеры мы находим прежде всего в творчестве великих философов. Ведь их называют великими не случайно, а потому, что в философствовании они достигли особых высот. Именно у великих философов в первую очередь следует учиться философствованию.

Первый пример: концепция идей. Представьте себе, что вы оказались в затруднительном положении. Вам хочется помочь себе самому или друзьям, знакомым, может быть, даже своему народу. Но как это сделать? Ситуация не разрешается простым образом, необходимы какие-то определенные усилия. Мы ведем себя как искатели. Чего? Идеи. Нужна идея! Причем не любая, а именно та, которая позволит продуктивно действовать и жить. Вопрос об идее — философский вопрос. Впервые это поняли уже упоминавшийся Платон и его великий учитель Сократ. Они первыми разработали оригинальную концепцию идей. Идеи выступают смыслом всех явлений, с которыми сталкивается человек. Концепция идей имела величайшее, поистине эпохальное значение. Она стимулировала развитие наук и искусств, во многом определила характерные черты современной цивилизации.

Концепция идей имеет философское содержание. В данном случае это означает, что она соотносится с любыми идеями и особенно с теми, которые, будучи максимально действенными, пронизывают всю сферу бытия человека.

Идеи выражаются в языке отдельными предложениями и их совокупностями. Предложения могут быть как вопросительными, так и повествовательными или повелительными. Разумеется, не всякое предложение прямо и непосредственно выражает содержание именно философской идеи. Рассмотрим, например, три предложения:

1. Квадрат гипотенузы прямоугольного треугольника равен сумме квадратов катетов (кстати, это утверждение носит имя того самого Пифагора, который придавал слову «философия» особое значение).

2. Кит — это, как и человек, млекопитающее.

3. Идеи связаны между собой.

Первое предложение относится к сфере математики, точнее геометрии. Второе предложение принадлежит биологии, точнее зоологии. Только третье предложение имеет очевидное философское содержание, здесь речь идет о любых идеях.

Философское — значит максимально универсальное, всеохватное, основательное, фундаментальное, существенное.

Второй пример: концепция ответственности. В наши дни много говорят о свободе. Но не любая свобода приемлема. Причем речь идет не только о том, чтобы поставить заслоны действиям различного рода экстремистов и тех, кого справедливо называют преступниками. Перед каждым человеком встает вопрос о согласовании своих действий с интересами других. Иначе говоря, мы ставим вопрос об ответственности. Только теперь, в конце XX века, выявлено, что ответственным надо быть во всех делах, в науке, искусстве, на производстве, в общественной и индивидуальной жизни. Но это и означает, что концепция ответственности приобрела философское значение. Над ее разработкой энергично работают философы всех развитых стран.

Оба приведенных примера показывают, что философия не стоит на месте. И две с половиной тысячи лет назад, и сейчас философия, как и все ценное в жизни людей, есть результат самоотверженной работы энтузиастов. Философские звезды среди нас, они озаряют нас светом философствования.

Еще раз о философских вопросах.

Продолжим разговор о специфике философии. В этой связи очень показательно умение некоторых людей формулировать суть философии кратко, ярко, нескучно. Немецкий философ Кант вопрошал: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я смею надеяться? Что такое человек? Это все философские вопросы, ибо наиболее полные ответы на них можно получить исключительно в философии. Шукшинское «Что с нами происходит?» и извечное российское «Что делать?» опять же относятся к сфере философии. Равно как и знаменитое изречение Шекспира, вложенное в уста Гамлета: «Быть — или не быть?»…

Философия — это обостренно совестливое отношение человека к окружающему его миру.

Философские определения. За краткость, но против поверхностности.

Краткость — сестра таланта, но не его гарантия. В философии высоко ценится умение кратко, емко, выразительно сформулировать проблему либо ее решение. Выдающийся русский философ А.Ф. Лосев подчеркивал, что до тех пор, пока он не в состоянии выразить одним предложением суть философской проблемы, она остается для него неразрешенной. Лосев прав, его умонастроение заслуживает одобрения. В нашем случае это означает, что мы должны там, где это уместно, стремиться к коротким, лаконичным определениям. Однако следует иметь в виду одно важное обстоятельство. Та краткость, которую мы приветствуем, непременно включает основательность, точность, тщательность в формулировках, их обоснованность, соответствие фактам. Если всего этого нет, то краткость никакая не сестра таланта, а его прямая противоположность. Мы приходим к выводу, что краткие философские определения при правильном, а не поверхностном философствовании должны дополняться многозвенными, предложение за предложением, рассуждениями.

Но как «попасть в цель» в философских определениях, как подобрать, обнаружить точное, правильное слово? Искать это слово, размышлять и дерзать. Когда цель близка, то полезно сопоставлять значения близких по смыслу слов. Так происходит словесная пристрелка. Разъясним это на примере определения своеобразия философии.

Выше мы отмечали, что философия имеет дело с главными вопросами бытия человека. Но что это значит — главные вопросы? С учетом многовекового развития философии вполне актуальны такие интерпретации: речь идет о проблемах, которые можно назвать 1) главными, 2) наиболее существенными, 3) фундаментальными, 4) всеохватными, не знающими исключений, 5) объединяющими жизнь людей в единое целое, в поле действия которого попадает каждый человек. И так далее. Если читатель пожелает продолжить наш ряд слов-определений, то тем самым он добьется углубленного понимания философии. Желаем успеха!

Итак, еще раз. Что такое философия? Рисуем таблицу, где в левой части стоит слово, смысл которого мы ищем, а в правой части приводятся определения, число которых может быть при желании приумножено читателем.

Основы философии

Получаем следующее определение философии. Философия — это такая любовь к мудрости, которая заставляет человека в его обостренно совестливом отношении к окружающему миру вести поиск и находить ответы на главные вопросы своего бытия. Разумеется, можно дать философии более краткое определение. Более того, можно обойтись одним жестом — поднять большой палец.

Философии все возрасты покорны.

Нам бы хотелось развеять одно довольно-таки нелепое предубеждение. Состоит оно в том, что философия это, мол, удел прежде всего старцев-мыслителей, затем ученых и писателей, аспирантов, может быть, студентов вузов, но никак не всех других, в том числе студентов техникумов и училищ. Такое мнение еще никому не удалось обосновать, ибо это невозможно. Девушка и юноша благодаря своей молодости находятся не где-то сбоку, а в самом центре водоворота жизни. Здесь чуть ли не на каждом шагу возникают те же самые злободневные вопросы, которые выше были названы философскими. А это означает, что девушке или юноше приходится быть философом. Философия — это удел человека. Вопрос в том, какой философией пользуется человек и насколько умело. Неизбежный вывод — философии следует учиться, только так можно избежать суррогатов философствования.

Великий немецкий философ Гегель преподавал учащимся гимназии довольно сложную философию. И что же? Он приобрел многих благодарных учеников. На наш взгляд, юноши и девушки конца XX столетия достойны приобщения к высотам философии не менее своих сверстников прошлых эпох.

Научность философии.

Часто спорят о том является ли философия наукой. Одни настаивают на том, что философия — лучшая из наук, другие наоборот ее противопоставляют науке. Нам придется включиться в этот спор, ибо это позволит углубить понимание философии.

Что такое наука? Систематическое, доказательное и проверяемое знание. Наука состоит из положений, которые так тесно взаимосвязаны, что образуют систему. Одни положения непротиворечиво обосновываются другими; так реализуется доказательность в науке. Выводы науки должны находить практическую проверку. Это позволяет отметать не относящиеся к науке выдумки. Но есть ли в философии систематичность, доказательность, проверяемость? Да, есть. Дело в том, что указанные признаки были выработаны именно в философии. Ясно, что философия руководствуется своими достижениями. Философы стараются быть убедительными, обосновывать свои выводы, проверять их фактами. С этой точки зрения философию можно и нужно считать наукой.

Но почему же многие отказываются признать за философией статус науки? Потому, что, мол, наука в отличие от философии безлична, объективна, вырабатывает жесткие методики, она интересуется разве что поиском истины, но не озабочена судьбою человека. Но может наука необязательно должна быть безличной? Этот вопрос пока не имеет окончательного ответа, он за будущим.

Итак, главная ценность науки — истина. Поскольку в философии этой ценности также уделяют первостепенное внимание, мы имеем полное право утверждать, что она, философия, родственница науке.

Эстетичность, чувственность философии.

Люди, которые считают, что философия отличается от науки, часто называют ее искусством. «…Философия есть искусство, а не наука», — подчеркивал А. Шопенгауэр. Искусство отличается от науки, это, пожалуй, трудно оспаривать. Главная ценность науки — истина, главная ценность искусства — красота. Ученый может, например, заинтересоваться шарообразностью Земли.

Для него важно узнать, является ли Земля шаром или нет. Ему, строго говоря, нет дела до того, красива ли Земля в качестве шара. Художник, изображающий на полотне Землю, также захвачен ее шарообразностью, ибо она вызывает чувства и эмоции, значимые в свете таких ценностей, как красота, прекрасное и возвышенное.

Но как обстоят дела у философии насчет красоты? Ставит ли она, подобно искусству, среди всех ценностей на первое место именно красоту? На этот вопрос не следует отвечать простым «да» или «нет». И вот почему. Философия намного меньше, чем наука, отстраняется от явления красоты. В своем порыве понять человека, обеспечить ему благородное будущее философия в чувственно-эмоциональном плане призвана постоянно обогащать себя. Иначе говоря, она имеет ярко выраженный эстетический, т. е. чувственный характер. В ее внимании к чувственной, эстетической стороне больше человеческого, чем в науке, она похожа на искусство. Но при этом всегда надо иметь в виду, что искусство по сравнению с философией более выборочно, оно в отличие от философии занято поиском не наиболее значимого, а художественно значимого.

Практичность, или моральность философии.

Вступает ли философия в непосредственный контакт с практической деятельностью человека? Старое-престарое убеждение состоит в том, что нет ничего непрактичнее, чем философия. Но так ли это?

Практика — это действия, поступки людей. Действуя, человек преследует некоторые цели. Какие? Самые различные, но главный практический ориентир — это ценность добра. Если в науке в противовес заблуждению возвышают истину, а в искусстве противопоставляют безобразному красивое, то в своей практике человек стремится к подавлению зла и достижению добра. (Заметим в скобках, что беда преступников определяется не тем, что они изначально злобны, а узким, бандитским пониманием добра.).

Человек в отличие от животного прежде чем действовать вырабатывает представление о желаемой цели. Здесь-то ему как раз и приходится обращаться к философии. Отвечая на вопрос «Что я могу и что я должен делать?», человек занимается разрешением типичной философской проблемы.

Философия выявляет и вырабатывает смыслы человеческих деяний, поступков, формирует стратегические цели. Именно в этой области реализуются практические потенциалы философии. За бездумные поступки людей, либо стремящихся к сиюминутным удовольствиям, либо просто не умеющих предвидеть последствия своих действий, философия не несет ответственности. Философы сознательно выступают против засилья легкомыслия, отказа от всестороннего анализа состоятельности намечаемых планов практических действий и столь же основательного рассмотрения последствий уже сделанного.

Философия поступка находит свое наиболее яркое выражение в морали человека, в его этических ценностях. Практичность философии состоит в ее этической направленности, в моральности. Нет ничего практичнее, моральнее, чем хорошая философия. Человек — существо моральное, он призван жить по законам морали, которые осмысливаются в этике, а не по законам джунглей.

На наш взгляд, во всех случаях, когда человеку приходится принимать ответственные решения, он вынужден становиться философом. Кажется, это правило не знает исключений. Читателю нетрудно убедиться в справедливости сказанного. Для этого следует просто-напросто вспомнить ситуации, когда кому-то приходилось принимать судьбоносные решения.

К выдающемуся французскому философу Жан-Полю Сартру как-то пришел его ученик, который просил совета. Ему хотелось стать участником «Сражающейся Франции», но его беспокоила судьба матери, тяжело переживающей смерть своего старшего сына. Что делать, — вопрошал юноша, — остаться с матерью или уйти в ряды вооруженных сил? У юноши было много доводов в пользу как первого, так и второго решения. Никакая наука, никакая писанная мораль не давала ему ответа на вопрос. К тому же Сартр был по-философски суров: «Вы свободны, выбирайте, т. е. избирайте». Смысл совета таков: каждый сам ответственен за свой поступок, а гарантия от безответственности, по крайней мере в данном случае, — полноценное философствование. Другого пути нет.

Таким образом, хорошая философия не только не чужда практической деятельности человека, а наоборот, придает ей этическую, благородную осмысленность.

Философия как реализация полноты жизни человека.

Мы провели сравнение философии с наукой, искусством, практической деятельностью человека, накопили материал для обобщения.

Философия не противостоит ни науке, ни искусству, ни практике. С каждой из трех сфер деятельности человека философия находится в теснейшей координации. Наука, искусство, практика более фрагментарны, чем философия. Наука имеет дело с истиной, ценности искусства и практики хотя и не преданы забвению, но отодвинуты в сторону. Сходным образом ведут себя деятели искусства и практики. В первом случае под светом юпитеров оказывается красота, во втором — добро, все остальное затенено. Философия же избегает фрагментарности, последняя противопоказана ее природе. Философия есть реализация полноты жизни человека. Она объединяет ценности истины, красоты и добра в единое целое. В этом состоит еще одна ее особенность.

Основы философии

Приведенная схема объясняет некоторые, хотя и не все, взаимоотношения философии, науки, искусства и практики. Малый круг символизирует философию и ее единство с наукой, искусством и практикой. Сегменты ABED, ЕВСК, ADKC символизируют соответственно своеобразие науки, практики и искусства, их отличие от философии.

Иногда задают такие вопросы: что лучше — философия или наука, философия или искусство, философия или практика? Подобные вопросы неправомерны. Дело в том, что философия, наука, искусство, практика взаимодополняют друг друга, они имеют различные назначения, реализуют различные функции. Философия ведет себя подобно многоборцу в легкой атлетике, который уступает в беге бегунам, в прыжках прыгунам, в метаниях метателям, но тем не менее неплохо смотрится в беге, прыжках и метаниях, а в гармоничности развития ему нет равных. Философ — это многоборец в деле единства истины, красоты и добра.

В идеале философия должна быть высокоемкой как в научном, так и в эстетическом и этическом отношениях. Но реализовать этот идеал очень трудно, ибо у каждого из философов обычно доминирует одна сторона их творчества. Поэтому нет ничего удивительного в том, что среди различных философских направлений мы встречаемся:

с научно-ориентированной философией (такова философия Аристотеля, Декарта, Гегеля, Гуссерля, многих современных философов из числа так называемых аналитиков);

с эстетически-ориентированной философией (такова философия Бердяева, Шопенгауэра, Ницше, Шеллинга, Хайдеггера, многих современных философов из числа герменевтов и постмодернистов);

с практически-ориентированной философией (такова философия Канта, Маркса, Пирса).

Функции (значимость) философии.

В чем состоит значимость философии, какие функции она реализует? Таких функций очень много, мы назовем четыре главные.

Мировоззренческая функция философии состоит в ее способности давать картину мира в целом, объединять данные наук, искусств, практик.

Методологическая функция философии состоит в определении способов достижения какой-либо цели, например эффективного конструирования научного познания, эстетического творчества, социальной практики. В соответствии со спецификой философии речь идет о таких методах, принципах действия, которые обладают фундаментальным, а не узколокальным значением. Одним из таких методов является исторический метод: чем бы вы не занимались, есть резон учитывать историю интересующих вас проблем. В философии многое делается в плане прояснения содержания основных принципов науки, искусства, практики.

Гуманистическая функция философии также проявляется очень ярко, реализуется она в предельно внимательном отношении к человеку. Хорошая философия насквозь проникнута любовью к людям, человеческому достоинству. В этой связи показательно, что философия не ограничивает себя научным подходом, а наряду с ним культивирует эстетический и этический подходы.

Практическая функция философии состоит, как уже отмечалось, прежде всего в ее моральности, заботе о благе людей.

Назначение философии.

Для чего нужна философия? Послушаем голоса великих. Сократ и Платон считали, что под воздействием философии человек «становится подлинно совершенным». Англичанин Гоббс полагал, что недостаток философии причиняет много страданий. Немецкий мыслитель Хайдеггер характеризовал философию как «последнее выговаривание и последний спор человека». Наш соотечественник B.C. Соловьев видел назначение философии в стремлении «к духовной целостности человеческого существования».

Назначение философии — поиск удела человека, обеспечение его бытия в причудливом мире. Назначение философии состоит, в конечном счете, в возвышении человека, в обеспечении его совершенствования. Изучение философии — дело благородное хотя бы уже потому, что с нею намного труднее стать «обезьяной цивилизации», чем без нее.

Основные выводы.

Философия — это поиск и нахождение человеком ответов на главные вопросы своего бытия.

Философия — это обостренно совестливое отношение человека к окружающему миру.

Философия научна, эстетична, моральна.

Назначение философии — возвышение человека, обеспечение универсальных условий его совершенствования.

Основные термины.

Философия.

Научность философии.

Назначение философии.

Эстетичность философии.

Практичность философии.

Вопросы и задания.

1. Какое из трех предложений является философским?

— Энергия не исчезает, а сохраняется.

— Попав в сложную ситуацию, глубоко осмысливай ее.

— Делай по утрам зарядку.

2. В чем состоят преимущества и недостатки коротких определений?

3. Какие главные ценности присущи науке, искусству, практике, философии?

4. Поясните, почему мировоззренческая функция выражена в философии ярче, чем, например, в биологии.

5. В чем состоит назначение философии?

6. Что такое философия?

7. Назовите известных вам философов. Произведения каких философов вы читали?

Раздел 1. Основные этапы философии.

Основы философии

Античная философия.

Средневековая философия.

Нововременная философия.

Философия наших дней.

Феноменология.

Герменевтика.

Аналитическая философия.

Постмодернизм.

Философия в России.

Восточная философия.

1. Античная философия.

1.1 Античная натурфилософия.

Где возникла философия и почему?

Большинство исследователей единодушны в том, что философия как целостный феномен культуры является в первую очередь созданием гения древних греков (VII–VI вв. до н. э.). Зачатки философии можно обнаружить у самых первобытных народов, но они не образуют самостоятельное явление культуры. Как философы древние греки превосходили всех, в том числе древних китайцев и индийцев, во многих отношениях также стоявших у истоков философии. Тут уж ничего не поделаешь, в хоккей лучше всего играют в России и Канаде, а две с половиной тысячи лет назад лучше всех философствовали древние греки. Именно в древнегреческом мире философия являлась самостоятельным культурным образованием, существовавшим наряду с искусством и религией, а не как их малозаметная составляющая. Именно в Греции появились профессиональные философы, прославившие себя в веках.

Часто задаются таким вопросом: почему философия расцвела пышным цветом именно в Древней Греции? Вспоминают, что в эпоху рабства, да еще в благодатном среднеземноморском климате часть греков имела достаточно времени для глубоких размышлений. Греки достигли, а жили они в городах-государствах, определенных политических свобод, которые также благоприятствовали развитию философии. Эти доводы надо иметь в виду. Вместе с тем следует учитывать, что философия — это результат творчества. Но всякое творчество является среди прочего и случайным явлением, неожиданным изобретением, догадкой. Сами древние греки очень удивлялись философии. Великий Аристотель не без оснований утверждал: «Философия начинается с удивления».

Что же вызывало удивление в первую очередь? Систематическое рациональное мышление на основе идей. Философия дополнила мифы и религиозные представления развитым рациональным мышлением. Именно это было в диковинку.

Сколько этапов развития прошла философия за 2,5 тысячи лет.

На поставленный вопрос ответить совсем не просто. Ведь можно рассуждать как о крупных, так и о мелких этапах развития философии. В первую очередь нас интересуют именно крупные, особенно значимые этапы развития философии. Таких этапов всего четыре, а именно:

Античная философия — VI в. до н. э.-III н. э.;

Средневековая философия — IV–XIV вв.;

Нововременная философия — XV–XIX вв.;

Новейшая (современная) философия — XX в.

В каждую из четырех выделенных нами эпох существовала особенная философия, сохранявшая тесную преемственность с предыдущей философией, но и довольно резко отличающаяся от нее. Итак, первой нас встречает античная философия.

Первая головоломка античной философии: многое и единое.

Вся история развития философии складывается из поиска ответов на актуальные, значимые и довольно сложные вопросы. Речь идет о вопросах, которые требуют разрешения. Такие вопросы греки называли проблемами. Философия имеет проблемный характер, это всегда творческий поиск.

Первой особо значимой проблемой, которую изобрели древнегреческие философы, была проблема многого и единого. В мире людей существует огромное разнообразие явлений, с чем только не приходится иметь дело человеку, сколько неожиданностей, а порой и опасностей встречается ему на каждом шагу. Неужели человеку надо непрестанно прилагать всю совокупность усилий, чтобы «справиться» всего с одним явлением? Как хорошо было бы, если бы человек мог совладать с самыми различными явлениями, понимая их единообразно. Так родилась гениальная философская идея: многое надо увидеть (греки именно так и выражались, увидеть) как одно. Одно, объединяющее в себе многое, называли единым. Изобразим это графически.

Основы философии

Но как увидеть единое? Многое находится прямо перед нашими глазами, оно видится глазами, слышится ушами. Как же обстоит дело с единым? Его тоже можно увидеть глазами? Трудный вопрос, на который нельзя ответить с помощью лихой кавалерийской атаки. Ничего не остается как приступить к тщательной осаде проблемы многого и единого.

Единое — это материальная субстанция.

Первым философом часто называют Фалеса из города Милета. Рассказывают, что несколько юношей решили купить улов рыбаков. Сеть вытащила треножник. Было решено отдать его самому мудрому. Отдали треножник Фалесу, но тот передал его другому мудрецу. Так передавался треножник от одного лица к другому. Но, побывав в руках у достойнейших, треножник вернулся к Фалесу. Как же разрешил проблему единого первый греческий чемпион мудрости? Фалес разрешил головоломку многого и единого следующим образом: он заявил, что началом всего является вода. Мир удивителен, он одушевлен и полон божеств, но началом всего существующего является вода. Ученик Фалеса Анаксимен считал началом всего воздух. Гераклит признал первоначалом огонь. Анаксимандр считал, что все произошло из беспредельного вещества, которое он назвал апёйроном. Эмпедокл брал в качестве основы четыре вещества: огонь, воду, воздух и землю.

Все указанные философы использовали один и тот же способ понимания многого: они считали, что в основе мира находится материальная субстанция. Субстанция есть то, что не нуждается для своего объяснения в другом.

Читатель вправе спросить: разве действительно можно все объяснить исходя из одной (или нескольких) материальных, т. е. вещественных, субстанций? Конечно же, нельзя. Но первые философы были правы в другом: имея дело со многим, полезно искать общее. Если на этом пути удастся добиться успеха, то человек получит ключ, которым он откроет тайны сразу же многих, мириадов явлений. Неплохо!

Состоит ли любовь из материи?

Более двух тысяч лет тому назад не удавалось объяснить, что все существующее произошло из одного материального первоисточника. Возможно это осуществимо в наши дни, если брать за основу не первоэлементы древних, а всю гамму элементов из таблицы Менделеева! Учтем также, что согласно данным ученых, физиков, астрономов и космонавтов наша нынешняя Вселенная, наличие в ней звезд, планет, людей является результатом Большого взрыва, который произошел около 15 миллиардов лет тому назад. Выходит, что действительно все произошло из материи?

Разумеется, без Большого взрыва не было бы нас с вами, глубокоуважаемый читатель. Но это обстоятельство не позволяет нам утверждать, что все состоит из материи. Допустим, я придерживаюсь мнения, что лгать позорно. Разве мое мнение состоит из материи? Конечно же, нет. Чувства, эмоции, мысли — все это не состоит из материи. Вместе с тем их существование, надо полагать, невозможно вне человека, без его материальной основы.

Единое — это числа. Пифагор.

Первая атака на проблему многого и единого оказалась несколько грубоватой, возможно успех достигается более изящными средствами. Видимо, Пифагор думал именно так. Он не отказался от четырех субстанций — огня, воды, земли и воздуха, но стремился найти их первоосновы, каковыми он считал числа. Начало всего единица, двойка, тройка, четверка; им соответствуют по порядку точка, линия (два конца), плоскость (три вершины треугольника), объем (четыре вершины пирамиды). Из объемных фигур происходят чувственно воспринимаемые тела, которые имеют четыре основы — огонь, воду, землю и воздух; превращение последних приводят к миру живого и человека. Пифагор везде как первичную рассматривает числовую сторону дела. А это означает, что все надо соизмерять, в том числе свои усилия. Один из афоризмов Пифагора гласил: «Весы не переступать», т. е. не переступать равенства и справедливости. Дружба есть равенство, у друзей все должно быть общим. Говорят, что ученики Пифагора считали свое имущество общим.

Автор немного увлекся следствиями из основного тезиса Пифагора. Возвратимся непосредственно к его анализу. В какой степени прав Пифагор! В очень большой. Пифагора должны глубоко чтить математики (что, кстати, насколько нам известно, они и делают). Действительно, именно математики показали всю силу теории чисел и числовых методов. Отдавая должное математике, мы все-таки вряд ли согласимся с Пифагором, что все можно свести к числу. Числа позволяют нам понять количественную сторону дела, но не качественную. Допустим, у меня зубная боль. Используя числа или их своеобразные словесные заместители типа «сильно», «не очень», «немножко», «противно», я могу сообщить врачу значимую для него информацию («Ой, как сильно болит зуб!»), но отсюда не следует, что зубная боль есть число; зубная боль, как и всякая боль, есть чувство.

Если бы Пифагор был прав, то философия была бы математикой. Но в такой подмене нет необходимости. Математика не может заменить философию, философия не может заменить математику.

Нам вновь не удалось раз и навсегда разрешить проблему многого и единого. Тем не менее в понимании этой проблемы мы сделали существенный шаг вперед. Это ясно из того, что числа позволяют нам описывать самые различные по качеству явления, используя единообразный подход.

Многое не существует. Сюрпризы элеатов.

В то время как все вроде бы самые мудрые философы считали, что со многим дело ясное, оно существует, и все свое внимание обращали на единое, нашлись философы, среди них мудрейшие — Парменид и Зенон (оба из города Элеи), которые очевидное сделали неочевидным и, как говорится, перевернули все «с ног на голову». Они не только утверждали, но и доказывали, что многое вообще не существует. Мнение о реальности многого, говорили они своим оппонентам, является облаком чувств. Нельзя слепо доверять чувствам: прямая палка на границе вода/воздух кажется изломанной, но она на является таковой. Мнения надо обосновывать, учили элеаты.

Неужели действительно можно доказать, что многое не существует? Элеаты рассуждали таким образом.

1. Вопреки чувствам и впечатлениям нельзя помыслить множественность. Если вещи могут быть бесконечно малыми, то их сумма (а это сумма нулей) никак не даст конечную вещь. Если же вещи конечны, то между двумя вещами всегда есть третья вещь; снова мы переходим к противоречию, ибо конечная вещь состоит из бесконечного числа конечных вещей, что невозможно. Выходит, что, возможно, непротиворечивым утверждением будет такое: в мире нет множественности, нет отдельных вещей, он один и един, целокупен. Мы пришли к неожиданному высказыванию. Греки называли такое высказывание парадоксом, буквально: пара (отклонение) от доксы (мнения).

2. Если нет отдельных вещей, то нет и движения, ибо движение выступает как изменение положения вещей. Опять же, говорят элеаты, в данном случае Зенон, давайте логично непротиворечиво рассуждать. Разве действительно стрела может лететь? Может быть, чувства обманывают нас в очередной раз?

Основы философии

Чтобы пролететь определенное расстояние, стреле надо сначала пройти его половину, а чтобы ее пролететь, надо пролететь четверть расстояния, и далее — одну восьмую пути, и так до бесконечности. Получается, что невозможно из данной точки попасть в соседнюю, ибо ее, по логике рассуждений, нет. Получаем снова парадокс: стрела не летит.

Рассуждения элеатов произвели на греческих философов неизгладимое впечатление. Они сознавали, что попали в безвыходное положение. Рассуждения элеатов они расценивали как апории (а, т. е. нет, и пора — щели). Если верить чувствам и практическим данным, то выходит, что стрела летит. Если же верить уму, то она вроде бы покоится на месте, весь мир покоится. Для ищущих впечатлительных греков такое положение дел было невыносимым. И выход из ситуации нашелся.

Единое — это атомы и пустота.

Лучшие греческие философы заметили, что элеаты в своих рассуждениях делят рассматриваемую реальность до бесконечности. Например, рассуждая о множественности, элеаты считают, что между двумя вещами есть третья, меньшая и так далее, вплоть до бесконечно малых вещей. В рассуждениях стрела не сдвигается с места, ибо перед ней поставили бесконечный ряд уменьшающихся по направлению к нулю отрезков. Левкипп и Демокрит нашли радикальный выход: они стали утверждать, что существуют неделимые фрагменты (атомы) вещества, пространства и времени. Атомы вещества с эпохи древних греков и до наших дней называют просто атомами, атомы пространства называются аме'рами, а атомы времени хрононами. Кроме атомов вещества есть еще и пустота. Итак, любая вещь состоит из атомов и пустоты. В этом, мол, и состоит тайна соотношения единого и многого, вещей много, но все они построены из атомов и пустоты.

Каждая вещь состоит из определенного, не бесконечного числа атомов и промежутков пустоты. Неправомерно считать, что между атомами и пустотой находится еще нечто. Всякая вещь имеет конечные размеры. Стрела действительно движется, ибо движение есть, по определению, прохождение определенного числа атомов пространства (амер) за определенное число атомов времени — хрононов.

Представления, развитые атомистами, позволили объяснить множество явлений природы, не случайно они вошли в золотой фонд физики, а также биологии (после открытия гена). На философском же фронте уже во времена атомистов разразился нешуточный кризис. «Подвела» теорема Пифагора.

В прямоугольном треугольнике с единичными катетами длина гипотенузы равна 2 и выражается нерациональным числом. По определению длина каждой из сторон треугольника должна определяться числом атомов. Но в нашем примере на гипотенузе лежит 1,414 атома. Это противоречит концепции атомизма, а противоречия в философии недопустимы. Кризис!

Основы философии

Конечно, можно отказаться от атомизма, но тогда что делать с парадоксами и апориями элеатов?! Сюда добавляется еще одна трудность: неясно, как подступиться с атомистическими воззрениями к духовному миру человека. Из каких атомов состоят мысли? Неясно.

Подведение итогов. Натурфилософия.

Мы рассмотрели четыре способа атаки на проблему многого и единого. Каковы результаты? Впечатляющие, но не во всем исчерпывающие.

Основы философии

Содержимое таблицы показывает, что первые философы намного успешнее объясняли явления природы, чем духовный мир человека. По этой причине их называют натурфилософами, т. е. философами природы.

1.2. Высокий интеллектуализм Сократа, Платона и Аристотеля.

Философия Сократа.

Духовная революция Сократа. Сократ совершил в философии коренной переворот. Натурфилософы бились над разрешением проблемы: что такое природа и последняя реальность вещей? Поняв, что натурфилософия во многом безразлична человеку, Сократ переиначивает основное философское вопрошание: в чем природа и главное содержание человека? Не физику, а этику ставит Сократ на первое место. Именно философия человека должна стать ключом к философии природы, а не наоборот. В этой связи Сократ придает первостепенное значение тому, что человек есть существо познающее, разумное.

Сущность человека душа. Этика Сократа. Человека отличает от других существ душа, считает Сократ. Душа — это способность человека осознавать, проявлять мыслительную активность, быть совестливым и моральным, добродетельным. Потенциал души реализуется в познании, недостаток последнего есть невежество. Тело человека не довлеет над его душой, наоборот, оно является инструментом души. Сократ занимается телесными упражнениями, но еще больше душевными. Без последних нельзя воспитать в себе добродетели, среди которых главные — мудрость, справедливость, умеренность. Развивая свои добродетели, человек достигает гармонии души, даже физическое насилие не может ее разрушить. А это означает, что человек становится свободным. В этом и состоит его счастье.

Этика Сократа, описанная в предыдущем абзаце, имела в становлении современного человека, как свидетельствует история, непреходящее значение. Но и она не лишена парадоксов. Задумаемся над следующими сложными для этики Сократа вопросами.

1. Почему много знающий человек, как известно хотя бы из истории преступлений, все-таки совершает зло? По Сократу, только кажется, что злодей много знает. Это суждение звучит не очень убедительно. Современный философ склонен считать, что преступник не обладает доброй волей. Этика Сократа не содержит представления о доброй воле.

2. Почему столь живуч эгоизм? И на этот вопрос невозможно найти ответ в этике Сократа. Современные философы полагают, что эгоизм коренится не в природе человека, а определяется приобретенными им в процессе жизни ценностями. Но учения о ценности будет развито лишь через 2,5 тысячи лет после Сократа.

Диалектика Сократа. Мы используем слово «диалектика» для обозначения искусства достижения философских истин. В этом отношении Сократ также был большим новатором. Для Сократа диалектика являлась искусством постановки вопросов и нахождения ответов на них. При этом достаточно отчетливо выделяются три этапа.

Первый этап — дисквалификация себя и собеседника. Обычно человеку кажется, что он знает ответ едва ли не на любой сложный вопрос. Стоит, однако, начать серьезные исследования, как иллюзия начинает рассеиваться. Именно это имел в виду Сократ, когда он даже про себя говорил: «Я знаю, что ничего не знаю».

Второй этап — ирония. Человек «цепляется» за свои иллюзии, поэтому, чтобы добиться освобождения от них, уместно сильнодействующее средство. Таковым Сократ считал иронию.

Третий этап — рождение мысли, душа порождает истину. Диалектика Сократа сохраняет свое значение до настоящих дней.

Смерть Сократа. Как известно, афиняне послали Сократа на смерть, он выполнил их судебный приговор и выпил яд. Во все это не хочется верить. Увы, свершившееся есть факт. При всей трагичности этого факта уроки его весьма поучительны.

Сократа обвинили в том, что он не чтит общепризнанных в Афинах богов, вводит новые божества, развращает юношество пропагандой своего учения. Подлинной причиной казни Сократа явилась зависть к его мудрости, тем более что он не останавливался в обличении неразумия ни перед кем — ни перед поэтами, ни перед политиками. Последние были особенно злы на Сократа (тридцать тиранов запрещали ему обучать словесному искусству).

Друзья Сократа подготовили ему побег из тюрьмы, но он отказался. Почему? Он подчинился закону, не хотел насилия над законом. Он подчинился судьбе, ибо его разум не оставлял ему другого пути. Сократ рассуждал так: разум — высшая моя добродетель, если она бессильна, то приходится погибать безвинным. Особо следует упомянуть об отношении юных к Сократу, они относились к нему вполне благосклонно, но на суде им не предоставили слово.

К чести афинян нужно сказать, что впоследствии они наказали обидчиков Сократа и всячески возвеличили его личность. Однако обвинение философов в создании новых богов будет повторяться многократно и всегда заканчиваться одним и тем же: позором обвинителей и славой в веках казненных. Философия даже в просвещенном обществе — удел смелых, она не приемлет лицемерия, ханжества, чинопочитания, отстраненности от зла.

Философия, по Сократу, это «экзамен души», экзамен на мудрость, честность, правду, свободу.

Философия Платона.

Концепция идей. Платон — выдающийся мыслитель античности, ученик Сократа, он развивает его представления. Стратегия та же: на первом плане этика, а не натурфилософия. Сердцевину же философии Платона составляет концепция идей.

Вещи не рассматриваются Платоном только в их кажущемся столь привычным эмпирически-чувственном существовании. Для каждой вещи фиксируется ее смысл, идея, которая, как выясняется, для любой вещи данного класса вещей одна и та же и обозначается одним именем. Есть множество лошадей, карликовых и нормальных, пегих и вороных, но у всех у них есть один и тот же смысл — лошадность. Соответственно можно вести речь о благом вообще, прекрасном вообще, зеленом вообще, доме вообще.

Идея — это то самое единое, которое составляет суть многообразия. Итак, проблему единого и многого Платон разрешает следующим образом: единое это идея, а ее проявления это многое. Идея соотносится как с материальными, так и с душевными явлениями. Универсальность идей показывает, что они представляют собой мощнейшее философское средство!

Но что же такое идея? Сложный вопрос. Если бы речь шла просто об отдельной материальной вещи, то можно было бы указать на нее пальцем: «Вот, смотри, объяснять нечего, сам все видишь». В случае с идеей пальцем показать не на что. Придется поразмыслить. Рассмотрим пример самого Платона.

Известно много прекрасных вещей. Но каждая вещь прекрасна по-своему, поэтому нельзя прекрасное связывать с одной вещью, ибо в таком случае другая вещь уже не была бы прекрасной. Но все прекрасные вещи имеют нечто общее — прекрасное как таковое, это их общая Идея, или Эйдос, или Сущность. Все три термина — идея, эйдос, сущность — обозначают одно и то же, единое.

Прекрасное как идея присуще вещам в разной степени, поэтому есть более и менее прекрасные вещи. Прекрасное не есть что-то физическое, его нельзя взвесить, потрогать руками, подвергнуть рентгену, оно есть нечто зафизическое, по-гречески метафизическое. Его нельзя увидеть глазами, но только умом, оно умозрительно. Каким образом можно «увидеть» умом идею? Платон разъясняет.

Если вы хотите уразуметь прекрасное, то обратите свое внимание на те вещи и явления, которые признаются прекрасными. Установите, что менее и что более прекрасно. По определению ближе всего к идее прекрасного стоит самая прекрасная вещь. Сознавая это, вы переходите от красивой вещи к прекрасной и под конец совершаете предельный переход, скачок, достигая самой идеи прекрасного. Приведенная ниже схема поясняет ситуацию. Вещи, о которых шла речь, могут иметь как физическую, так и нефизическую природу.

Основы философии

Идея прекрасного как раз и сообщает всем вещам прекрасное. Иначе говоря, она есть образец, модель, или, как часто выражались греки, парадигма. Если мы хотим уразуметь прекрасное в вещах, нам следует на только что приведенной схеме, начиная от идеи прекрасного, пройти путь в обратном направлении (против стрелочек).

Где расположены идеи? По поводу месторасположения идей возможны три главных ответа.

Идеи находятся в физических вещах.

Идеи — это творение ума человека, следовательно, они находятся в уме человека.

Идеи находятся не в материальных вещах и не в уме человека, а в некоем третьем мире, который Платон называл Гиперуранцей (дословно: по ту сторону неба).

Платон придерживался третьей точки зрения, она представляется нам парадоксальной. Современные исследователи избегают неясных выводов. Они, говоря об идеях, подчеркивают два обстоятельства. Во-первых, что вроде бы признается всеми, реальные вещи обладают сходными характеристиками. Во-вторых, специальные научные методы позволяют вскрыть такие общие черты явлений, которые не «бросаются» в глаза, но существуют. В этой связи вместо слова «идея» используются термины «понятие», «идеализация». Именно учение о понятиях и идеализациях является современным пониманием природы идей.

Какая идея наиважнейшая? Платон не считал все идеи равнозначными. Вслед за Сократом он превыше всего ставил идею блага. Для него благо было причиной всего прекрасного как в мире, так и в жизни людей. Так, мир познаваем благодаря благу. Благо, по Платону, это — мировой принцип. Современные философы придают благу более земное содержание, они обычно считают его ценностью, сознательно избранным человеком образом действия по достижению добра, успешного совместного жительства людей.

Три главных случая использования Платоном концепции идей. Платон отлично сознавал, что созданная им концепция идей является мощным инструментарием в деле понимания, интерпретации самых различных явлений.

Обладая таким инструментарием, можно найти ответы на самые сложные вопросы, например такие: Как устроен космос? Что такое человек? Каким должно быть общество? Рассмотрим в этой связи учение (логос) о космосе (космологию), о человеке (антропологию), об обществе (социологию).

Космология Платона. Бог-мастеровой (демиург) соединил идеи с материей, получился Космос, существо одаренное совершенством идей, в частности математических. В качестве образца для сотворения демиург взял мир идей.

В рассуждениях Платона заметна непоследовательность: идеи превыше всего, вместе с тем ими распоряжается бог-демиург. Материя в своем исходном состоянии мыслится независимо от идей, лишь в результате усилий демиурга она как бы оживляется идеями.

Как бы то ни было, почти 2000 лет многие поколения людей в понимании космоса руководствовались, и довольно успешно, космологией Платона.

Антропология Платона. Концепция любви. У каждого человека есть тело и душа. Душа — главная часть человека, благодаря ей он познает идеи, в этом состоит добродетель. Душа реализует себя в добродетелях умеренности, мужества и, наконец, мудрости. Тот, кто понимает это, будет лепить себя по образцу идеи блага. Проще всего быть умеренным, сложнее — мужественным, еще труднее стать мудрым. К благу ведет не только познание, но и любовь.

Суть любви в движении к благу, прекрасному» счастью, В этом движении есть свои ступени: любовь к телу, любовь к душе, любовь к благу и прекрасному. Согласно обыденным представлениям, платоническая любовь — это любовь, лишенная чувственных влечений. В действительности же Платон воспевал любовь как побудительную силу духовного совершенствования, он выступал против сведения любви к сексуальной простоте. Любовь, по Платону, это мост соединяющий телесное, чувственное с духовно-возвышенным. Читатель, разве тебе не хочется пройти по этому мосту?

Учение Платона об обществе. Главная идея общественного благоустройства — это идея справедливости. Те, в которых преобладает вожделеющая душа, т. е. достигшие стадии умеренности, но не мужества и тем более мудрости, должны быть крестьянами, ремесленниками, продавцами (купцами). Тем, в которых преобладает волевая, мужественная душа, суждено стать стражами. И только достигшим в своем духовном развитии мудрости по праву можно быть политическими, государственными деятелями. В совершенном государстве между тремя описанными выше классами общества должна быть установлена гармония. Каждый должен делать то, на что он вправе претендовать по состоянию своей души. Платон желал построить идеальное государство. Он предлагал свои рецепты политикам, те их отвергли как несоответствующие сложным жизненным реалиям. С высот сегодняшнего дня идеи Платона действительно кажутся несколько утопичными, скользящими по поверхности моря жизненных страстей. Но, удивительное дело, политики всех развитых стран часто ставят на первое место именно идею справедливости. А это идея Платона!

Устарел ли Платон? На первый взгляд может показаться, что философия Платона, жившего 24 столетия тому назад, устарела. Если читатель слышал от кого-либо это утверждение, пусть он попросит собеседника изложить свои собственные воззрения и сравнит их с концепциями Платона. Берем на себя смелость прогнозировать: либо окажется, что Платон просто-напросто выиграл соревнование, либо «победа» над Платоном досталась вашему собеседнику лишь постольку, поскольку он прекрасно знает философию Платона и сумел развить его воззрения. По большому счету ныне, как и 24 столетия назад, философия Платона стимулирует развитие человека, общества. В этом, пожалуй, состоит главная тайна многовековой значимости философии Платона. В центре этой философии находится учение об идеях.

Философия Аристотеля.

Учение о форме и четырех причинах. Аристотель — великий ученик Платона, учившийся у него 20 лет. Накопив огромный потенциал, Аристотель развил собственное философское учение.

Выше мы видели, что Платон встретился с большими трудностями при осмыслении природы идей. Аристотель стремился разъяснить сложившуюся проблемную ситуацию. Он перенес акцент с идеи на форму.

Аристотель рассматривает отдельные вещи: камень, растение, животное, человека. Всякий раз он выделяет в вещи материю (субстрат) и форму. В бронзовой статуе материя — это бронза, а форма — очертания статуи. Сложнее обстоит дело с отдельным человеком, его материя — это кости и мясо, а форма — душа. Для животного формой является животная душа, для растения — растительная душа. Что важнее — материя или форма? На первый взгляд кажется, что материя важнее формы, но Аристотель не согласен с этим. Ведь только благодаря форме индивид становится тем, чем он является. Значит, форма есть главная причина бытия. Всего причин четыре: формальная — сущность вещи; материальная — субстрат вещи; действующая — то, что приводит в движение и обуславливает изменения; целевая — во имя чего совершается действие.

Итак, по Аристотелю, единичное бытие есть синтез материи и формы. Материя — это возможность бытия, а форма есть осуществление этой возможности, акт. Из меди можно сделать шар, статую, т. е. как материя медь есть возможность шара и статуи. Применительно к отдельному предмету сущностью оказывается форма. Форма выражается понятием. Понятие справедливо и без материи. Так, понятие шара справедливо и тогда, когда из меди еще не сделали шар. Понятие принадлежит уму человека. Выходит, что форма — это сущность и отдельного единичного предмета, и понятия об этом предмете.

Аристотель как первооткрыватель динамизма и телеологии. В своих суждениях о материальных причинах Аристотель во многом повторял Фалеса, Анаксимена, Анаксимандра, Гераклита, учивших, что в основе всего находятся материальные субстанции. В учении о форме Аристотель существенно переработал концепцию идей Платона. Еще более оригинален был Аристотель в развитых им концепциях динамизма и цели.

Динамизм Аристотеля состоит в том, что он не забывает уделять первостепенное внимание динамике процессов, движению, изменению и тому, что за этим стоит, а именно переходу возможности в действительность. Динамизм Аристотеля знаменует собой появление нового образца понимания. Во всех случаях требуют уразумения механизмы происходящих изменений и причины, обусловившие эти изменения. Надо определить источник движения, его энергетическое начало, те силы, которые обеспечили движение.

Аристотель по праву гордился тем, что им была развита, причем содержательнейшим образом, проблема цели. Цель — по-гречески телеос. Исходя из этого учение о цели называют телеологией. Цель есть, по Аристотелю, наилучшее во всей природе. Главенствующая наука та, «которая познает цель, ради которой надлежит действовать в каждом отдельном случае…». Конечной инстанцией поступков людей оказываются их цели, целевые приоритеты. Телеология, развитая Аристотелем, оказывается мощным инструментарием в деле понимания человека, его деяний и общества.

Последняя реальность бог. Для Аристотеля форма в своей динамике выражает иерархичность бытия. Из меди можно изготовить много вещей, но медь остается медью. Намного более иерархично ведет себя форма. Сравним: форма неживых предметов — растительная форма — животная форма — форма (душа) человека. Это сравнение поднимает нас по лестнице форм, причем значение материи ослабевает, а формы — возрастает. А если сделать еще шаг и заявить, что есть чистая форма, освобожденная от материи? Аристотель твердо убежден, что этот шаг, предельный переход, вполне состоятелен и необходим. Почему? Потому что тем самым мы обнаружили перводвигатель всего, а значит, принципиально объяснили все многообразие фактов движения. Бог, как и все доброе и красивое, притягивает, влечет к себе, это не физическая, а целевая, финальная причина.

Бог Аристотеля — это перводвигатель. Это еще и ум. Почему ум? Аристотель рассуждает по аналогии: что главнее всего в душе человека? Ум. Бог же есть сплошное совершенство, потому он тоже есть ум, но более развитой, чем человеческий. Бог неподвижен. Как источник движения он не имеет причину движения, ибо нам пришлось бы за одной причиной движения открывать другую и так далее, без конца. Бог — конечная причина движения; само это утверждение имеет смысл, если считать бога неподвижным. Итак, бог умственно совершенен, он источник всякого движения, неподвижен, не имеет истории, значит, вечен. Бог Аристотеля бесстрастен, он не принимает участия в делах людей. Бог — великолепный ум. Если человек по-настоящему возжелает быть похожим на бога, то ему в первую очередь надлежит развивать свой ум.

Аристотель — основатель логики. В трудах Аристотеля высокой степени совершенства достигла логика. По сути, именно Аристотель впервые изложил логику систематично, в виде самостоятельной дисциплины. Логику обычно понимают как науку о законах мышления. Аристотель сумел выделить эти законы в четкой и ясной постановке.

1. Закон исключенного противоречия: невозможно, чтобы противоречащие утверждения были истинными по отношению к одному и тому же предмету. Так, по отношению к Сергею не могут быть одновременно истинными два следующих утверждения: «Сергей ниже Татьяны» и «Сергей выше Татьяны».

2. Закон исключенного третьего: отрицание и утверждение не могут быть оба ложными. В нашем примере одно из двух утверждений «Сергей и Татьяна одинакового роста» или «Сергей и Татьяна неодинакового роста» должно быть истинным. Если истинно второе утверждение, то можно на предмет истинности проверять новые два высказывания: «Сергей ниже Татьяны» и «Сергей выше Татьяны». Сравнение двух последних высказываний является бессмысленным, если Сергей и Татьяна одинаковы по росту.

3. Закон тождества: А есть А (Аристотель не приводил такую формулировку, но она соответствует его воззрениям). Так, в нашем случае речь идет об одном и том же Сергее и той же самой Татьяне, причем в одно и то же время.

Аристотель гордился своим учением о силлогизме (буквально: о сосчитывании высказываний). Силлогизм состоит из трех суждений: первое содержит общее правило, второе — особенное, третье — вывод. Силлогизмом является, например, такое рассуждение:

(1) Если все люди смертны.

(2) И все греки — люди,

(3) То все греки смертны.

Этика Аристотеля. Что такое счастье? Для Аристотеля этика в отличие от физики и математики есть практическая наука.

Последней целью и последним благом является счастье. Но что такое счастье? Счастье для Аристотеля — это не жизнь, растраченная на удовольствия, наслаждения и развлечения, это не почести и успех и не богатство, а совпадение добродетели человека с внешней ситуацией.

Добро связывается с обилием добродетелей, зло с их скудостью. Аристотель особенно высоко ценил следующие добродетели: разумная мудрость, практическая мудрость, рассудительность, мужество, умеренность, щедрость, правдивость, дружелюбие, любезность.

Превыше всего Аристотель ставил разумную мудрость, ибо это та добродетель, с помощью которой постигается любая реальность, благодаря ей постижим и бог. Гармоническим сочетанием всех добродетелей является справедливость.

Добродетелям можно и нужно научиться. Они всегда выступают серединой, компромиссом благоразумного человека: «ничего слишком…». Великодушие есть середина между тщеславием и малодушием, мужество — середина между безрассудной отвагой и трусостью, щедрость — середина между расточительностью и скупостью и т. д.

Политология Аристотеля. В своих политических воззрениях Аристотель во многом повторяет Платона. Формы государственного устройства Аристотель делит на правильные (достигается польза для всех) и неправильные (имеется в виду лишь польза для некоторых).

Аристотель критически относился к демократии, ибо считал, что ее принципами являются неоправданная свобода и нищета, в том числе духовная. Современному слову «демократия» больше соответствует античный термин «полития».

Аристотель — учитель Александра Македонского. Аристотель в течение пяти — шести лет был воспитателем Александра Македонского. Нам не слишком многое известно о их взаимоотношениях. Но имеющиеся свидетельства показывают, что отношения двух великих строились на искреннем чувстве привязанности и дружбы. Из своих походов Александр привозил Аристотелю в подарок диковинные растения и животных, письменные свидетельства, которые служили Аристотелю в его научной работе. Аристотель никогда не лебезил перед Александром и имел мужество говорить ему правду, не всегда приятную.

Для своего старшего сына Никомаха Аристотель написал специальную книгу «Никомахова этика», которой суждено было стать в веках книгой для многих миллионов.

1.3. Эллинистическая философия.

Александр Македонский открывает новую эпоху.

Древние греки называли себя эллинами, они защищали себя и свою культуру от соседних народов. Но завоевания Александра Македонского резко изменили ситуацию, возникла империя, происходило быстрое уравнивание греков с завоеванными племенами и расами. Греческие города-государства приходили в упадок. Эллинская философия переходила в эллинистическую. Новая философия решала сложнейшую задачу, она была призвана сориентировать эллина в мире все новых потрясений. Высокий интеллектуализм Платона и Аристотеля для этих целей не очень подходил. Отклонения от него привели к расцвету четырех школ: киников, эпикурейцев, скептиков и стоиков. Все эти школы реализовывали один и тот же идеал, они были призваны обеспечить каждому человеку душевный покой и счастье. Избавление от всех несчастий видели прежде всего в автаркии (самодостаточности человека), апатии (безразличии), атараксии (невозмутимости).

Кинизм (цинизм).

Основателем кинизма считается ученик Сократа Антисфен, а его ярким представителем — Диоген Синопский (сам он называл себя Диогеном-собакой). Антисфен вел свои беседы в гимнасии при храме Геракла. Гимнасий (слово гимнасий мужского рода) имел название Киносарг, что дословно означает «злые собаки» (собака — кине). Отсюда произошло название кинизма.

Киники считали своим учителем Сократа, но они не смогли по-настоящему продолжить его дело. За основу своей философии они взяли практическую мораль Сократа, присущие ему самообладание, спокойствие, неприхотливость в еде и одежде. Не подкрепленные должным интеллектуализмом, эти нормы практической жизни привели к идеалам самодостаточности человека, апатии и безразличия, дополненным требованиями аскезы, постоянной, иногда тяжкой, тренировки души и тела.

Диоген, согласно легенде, жил в глиняной бочке, обходился малым, вел себя вызывающе, не раз выставлял себя на посмешище. Легенда гласит, что когда Александр Македонский сказал ему: «Проси у меня, чего хочешь», Диоген ответил: «Не заслоняй мне солнца». Однажды он стоял голый под дождем, привлекая всеобщее внимание. Платон называл Диогена собакой, против чего никто не возражал. Греки воздвигли Диогену памятник в виде собаки в благодарность за то, что он «указал наипростейший путь к жизни».

Латиняне называли киников циниками. Постепенно слово «циник» приобрело негативное значение. Неприемлемым в цинизме обычно считают попрание общественных нравственных норм. В основе такого попрания всегда обнаруживается духовная нищета. В наши дни цинизм не имеет оправданий, это просто-напросто очень бедная, жалкая, вырожденная форма философствования.

Что касается эпикуреизма, стоицизма и скептицизма, то их философское содержание намного богаче кинизма. При анализе упомянутых философских школ следует иметь в виду, что их представители четко различали три составные части философии: физику, логику и этику.

Эпикуреизм: счастье — это умеренное наслаждение.

Основателем эпикуреизма является Эпикур.

Физика. Все состоит из атомов. Атомы могут самопроизвольно (случайно) отклоняться от прямолинейных траекторий.

Логика. Мир чувств не иллюзорен, он — главное содержание познания. Мир дан человеку в его очевидности. Подлинные познавательные реалии — не идеи Платона или формы Аристотеля, а чувства.

Этика. Человек состоит из атомов, что обеспечивает ему богатство чувств и удовлетворений. Человек существо свободное, это имеет свои основания в самопроизвольном отклонении атомов от прямолинейных траекторий, ибо такие отклонения не допускают наличия раз и навсегда установленных законов. Для счастливой жизни человеку необходимы три главные составляющие: отсутствие телесного страдания (апония), невозмутимость души (атараксия), дружба (как альтернатива политическим отношениям). Боги тоже состоят из атомов, но особых. Боги безразличны к человеческим делам, об этом свидетельствует наличие зла в мире.

Стоицизм: счастье — это жизнь в соответствии с космическим законом.

Основателем стоицизма является Зенон из Кития. Учеников Зенона называли стоиками. Дело в том, что Зенон Китийский философствовал в портике, который был выстроен на торговой площади. Портик (по-гречески — стоя) представлял собой архитектурное сооружение с открытым входом. Во времена тридцати тиранов там проходили судебные заседания. Позднее это место занималось Зеноном и его учениками для проведения жарких философских дискуссий. В нашем изложении стоик — это тот, кто является последователем стоицизма как философского учения. Стоиком часто называют также того, кто мужественно переносит жизненные испытания. В таком смысле стоиками были и киники, и эпикурейцы, и скептики, и собственно стоики.

Физика. Космос — это огненный организм, огненная всепроникающая пневма. Природа это бог, бог есть вся природа (пантеизм).

Логика. Посредством чувств человек постигает ощущения, посредством ума выводы, центр же познания находится в представлении, в согласии ощущений и выводов, а это — смысл слова и предложения.

Этика. Человек существует в рамках космических законов, он подвержен космической судьбе. Смысл мира познается особенно четко в представлении. Познанное представление приводит к атараксии, душевному спокойствию, невозмутимости. Счастья можно достигнуть не в вечной погоне за благом летучим, а в сознательном следовании космическим, или, что то же, божественным законам. Все люди ходят под одними и теми же божественно-космическими законами. Разница в том, что, как выразился Сенека, «хотящего судьба ведет, нехотящего — тащит».

Скептицизм: воздерживайтесь от догм и будьте безмятежными.

Основателями скептицизма являлись Пиррон Элидский и Секст Эмпирик. Греческое слово скепсис соединяет в себе как бы три смысла — это и рассмотрение, и сомнение, и воздержание (греческое эпохе') от суждений. Скептики всегда видели и поныне видят свою цель в опровержении догм всех философских школ.

Физика. Мир текуч, изменчив, относителен, непостоянен, иллюзорен.

Логика. Текучесть физического мира не позволяет считать истинными те или иные суждения, истина не существует, всякий анализ не имеет конца, а опора на чувства и разум человека несостоятельна, чувства лживы, разум противоречив. Скептик согласен с тем, что нельзя избежать многих житейских вопросов, когда речь идет о реалиях, не зависящих от человека, — голоде, жажде, боли. Но надо воздерживаться от догматических суждений. Такое воздержание, эпохе, предполагает не леность ума, а его осторожность, ибо познание имеет вероятностный характер.

Этика. Перед лицом постоянно изменяющегося мира скептик не может признать наличие ни добра, ни зла. Остается одно: сохранять внутренний покой, безмятежность, мудрое молчание.

Неоплатонизм.

Если киники, стоики и эпикурейцы основали свою философию на идеях Сократа, то в поздней античности возрождаются идеи Платона. Так возник новый платонизм, или — неоплатонизм.

Виднейшим из неоплатоников был Плотин (не путать с Платоном!), живший в третьем веке, т. е. значительно позднее известных событий, происшедших с Христом. Значительную часть своей жизни Плотин провел в Александрии — городе, который часто характеризуется как место встречи греческой философии с восточным, в частности индийским, мистицизмом. Переехав в Рим, Плотин учил философии, в которой платонизм дополнялся восточного происхождения мистикой.

Мир един, считал Плотин, но не таким образом, что везде, в каждой области вселенной присутствует одно и то же в равной степени. Душа прекраснее косной материи, совокупность идей, Мировой Ум прекраснее Мировой Души (т. е. всех душ), а Единое — Благо прекраснее Мирового Ума. Источником всего прекрасного как раз и является Единое — Благо.

«Все идущее от Блага, — с пафосом замечает Плотин, — прекрасно, само же оно — выше прекрасного, выше даже высочайшего — царственно содержит в себе весь умопостигаемый мир, являющийся областью умного Духа».

Основы философии

Итак, есть иерархия: Единое — Благо — Мировой Ум — Мировая Душа — Материя. Будучи переполненным самим собой, Единое — Благо, изливаясь, переходит последовательно в Ум, Душу, Материю. Этот процесс мнимого изливания Единого-Блага не является чем-то вещественным. Речь идет о сущностной связи; сущность находится везде, она реализуется посредством Ума, Души, Материи. Там, где нет сущности (Единого — Блага), нет добра.

Человек может избежать зла в той мере, в какой ему удастся подняться по лестнице, ведущей вверх, к Единому-Благу (Плотин иногда называл его богом). Это возможно посредством таинственного переживания и слияния с Единым-Благом. На греческом языке таинственное означает мистическое.

Неоплатонизм является последним всплеском античной философии. Плотин звал к Единому — Благу, к объединению благодаря мистическому единству. Античная философия заканчивалась на высокой ноте Единого — Блага. Но звучала эта нота не столь убедительно, как раздавшийся с христианских высот возглас Бога: «Я — сущий». Но этот возглас относится уже не к античной, а к средневековой философии.

О западном и восточном мистицизме.

Мистическое, по определению, это сверхразумное и сверхчувственное переживание человека, связывающее его с тем, что для него является более совершенным, чем он сам (чаще всего имеются в виду Бог и Вселенная). Похоже, что без мистики не обходится ни одна из религий. Но при этом существует довольно значительная разница между западной и восточной мистикой.

В западной мистике, а сюда относят обычно христианство, а порой также иудаизм и даже ислам, мистик утверждает, что он встретился с Богом; Бог стал существовать в его душе, но вместе с тем он существует над миром. В восточной мистике, к ней относят индуизм, буддизм и некоторые разновидности китайских религий, мистик утверждает свое полнейшее растворение в Боге или мире: Я есть Бог и Бог есть Я. Западный мистик оставляет между собой и Богом некоторую щель, которую восточный мистик напрочь отрицает. Западный человек более рационален, чем его восточный оппонент.

Более подробный анализ природы мистического не входит в нашу задачу. Отметим лишь, что в ведущих современных философских направлениях к мистическому относятся без особого энтузиазма. Современные философы чаще всего относят мистическое к компетенции религии.

Судьба античной философии.

Эллинистическая эпоха сменяется эпохой христианства. Вместе с рождением Христа наступает новая эра. Что касается рассмотренных нами философских школ, платонизма, аристотелизма, кинизма, эпикуреизма, стоицизма, неоплатонизма, то они в первые века новой эры во многом сохраняли свое значение, но давление со стороны христианства постоянно возрастало. Новые идеи теснили старые. В 529 г. н. э. император Юстиниан запретил сторонникам античной философии преподавать, иметь школы. Всем было предписано под страхом ссылки вернуться «в лоно нашей святой церкви». На продолжительное время античной философии было суждено уйти в тень, чтобы возродиться через века.

Основные черты античной философии.

1. Античная философия синкретична, это означает, что для нее характерны большая слитность, нерасчлененность проблем, чем для последующей философии. В современной философии проводится обстоятельное расчленение мира, например на мир природы и мир человека. Для каждого из этих миров характерны свои расчленения. Современный философ вряд ли назовет природу доброй, для него добрым может быть лишь человек. Античный философ, как правило, распространял этические категории на весь космос.

2. Античная философия космоцентрична: ее горизонты всегда охватывают весь Космос, в том числе и мир человека. Такой универсальный охват не всегда характерен для современной философии.

3. Античная философия многого достигла на понятийном уровне — концепция идей Платона, понятие формы Аристотеля, понятие смысла у стоиков. Однако она почти не знает законов науки.

4. Этика античности — это по преимуществу этика добродетелей, а не этика долга или ценностей.

5. Античная философия по-настоящему функциональна, это означает, что она призвана помочь людям в их жизни.

6. Античная философия, как мы убедимся многократно, не канула в далекую для нас историю, она сохраняет свое значение и поныне.

Основные выводы.

• Натурфилософы видели единое многообразие мира в его вещественной основе. Им не удалось объяснить социальные и духовные явления.

• Школа Сократа — Платона развила концепцию идей, на основе которой можно было объяснять не только природу, но и человека и общество.

• Аристотель развил учение о форме, что позволило лучше понять сущность отдельной вещи.

• Киники, стоики, эпикурейцы, скептики были заняты поисками удела, смысла жизни человека. Их общий призыв: будь мудрым.

Основные термины.

Античная натурфилософия.

Многое.

Единое.

Материальная субстанция.

Атом.

Высокий интеллектуализм Сократа, Платона, Аристотеля.

Идея.

Форма.

Демиург.

Перводвигатель.

Добродетель.

Философия эллинизма.

Кинизм.

Эпикуреизм.

Стоицизм.

Скептициз.

Мавтаркия.

Апатия.

Вопросы и задания.

Античная натурфилософия.

1. В чем состоит проблема многого и единого?

2. «Все состоит из материальных субстанций». Какие достоинства и какие недостатки вы видите в этом суждении?

3. Что можно и что нельзя объяснить числами? Рассмотрите соответствующие примеры.

4. Догонит ли быстроногий Ахилл черепаху? Пока Ахилл добежит до черепахи, она успеет отодвинуться от первоначального места и так бесконечное число раз.

5. Рассказывают такую легенду. Диоген объяснял своему ученику, почему элеаты не соглашались признать факт движения. Дело было на берегу моря, ученик сидел на песке, а учитель расхаживал перед ним. Вдруг ученик захлопал в ладоши. Он сказал Диогену, что видит его движение, что движение, в данном случае Диогена, очевидно, глаза не могут обмануть. Диоген побил ученика палкой. За что?

6. Атомизм принято считать концепцией физики. Объясните, почему атомизм является философской концепцией.

Высокий интеллектуализм Сократа, Платона, Аристотеля.

7. Почему Сократ не удовлетворился натурфилософией?

8. На какой вопрос трудно ответить в рамках этики Сократа?

9. Опишите три этапа диалектики Сократа.

10. Как объяснял Сократ свою приверженность философии ненасилия?

11. Как можно прийти к идее «студент»?

12. Что активно по Платону — идея, материя или демург?

13. Видите ли вы какие-либо изъяны в концепции любви Платона?

14. Почему по Аристотелю в единстве материи и формы именно форма играет ведущую роль?

15. Какие добродетели вы цените выше всего?

16. Александр Македонский учился у Аристотеля. Учеником какого философа античности хотели бы быть вы? Почему?

Философия раннего эллинизма.

17. За что греки были благодарны киникам?

18. Как вы относитесь к цинизму?

19. Какая связь существует между физикой и этикой эпикуреизма?

20. Какая связь существует между физикой и логикой стоиков?

21. Какая связь существует между логикой и этикой скептицизма?

22. Имея в виду кинизм, эпикуреизм, стоицизм и скептицизм, дайте характеристику своим знакомым и себе самому.

Неоплатонизм.

23. Что является, согласно Плотину, сущностью всего мироздания, в том числе человека и общества?

24. Как вы относитесь к мистике? Дайте обоснование своей точке зрения.

2. Средневековая философия.

Философия и религия.

Философские идеи в средние века чаще всего были облачены в религиозные одежды. Строго говоря, религия не является философией. Религия — это богопослушание, сверхъестественная связь человека с богом. Для религии характерны чудеса, безудержная вера в догматы. В философии то и другое ставится под сомнение. В то же время нельзя не видеть и определенное сходство религии и философии. Как мы видели на примере анализа воззрений Платона и Аристотеля, тема бога не является чуждой для философии. Поиски единого очень часто приводят к теме бога. В религиозных воззрениях, равно как и в любых других воззрениях, всегда содержатся философские идеи. Именно с этих позиций рассмотрим христианство. Нас интересуют новые философские принципы, развитые в средние века.

Средневековая философия выдвинула плеяду выдающихся философов: Августин, Ансельм, Абеляр, Фома Аквинский. Но даже на этом фоне выделяется величественная фигура Иисуса Христа. Многие считают его великим философом. Величие это видят в том, что он выдвинул философию не для избранных мудрецов, а для всех, образно говоря, даже для нищих духом, например для детей.

Основные библейские идеи философского значения.

Греческое слово «Библиа» означает «книги», они составляют Ветхий и Новый Заветы. Завет — это договор Бога с родом человеческим. В случае, если речь идет о божественной личности, слово бог пишется с большой буквы — Бог. Для удобства читателя мы пронумеруем основные библейские идеи философской значимости.

1. Монотеизм. Бог един и уникален (монос по-гречески означает одно, единое). Античному признанию существования многих богов, т. е. политеизму, приходит конец. Не только христианство, но и иудаизм и ислам настаивают на единобожии. Каков же философский смысл монотеизма? Надо полагать, отнюдь не случайно философия приобретает монотеистический вид. В чем состоят жизненные корни монотеизма? Прежде всего в усилении субъективного, человеческого начала. Платон и Аристотель называли божественными космос, звезды, т. е. неличностное. В библии божественным является только сам Бог. Монотеизм — это результат более глубокого, чем в античности, понимания субъективного.

2. Теоцентризм (центральное положение Бога, на греческий слово «бог» переводится как теос). В соответствии с принципами теоцентризма источником всякого бытия, блага и красоты являлся Бог. Античная философия была космоцентрична, а не теоцентрична. Теоцентризм по сравнению с космоцентризмом опять же усиливает личностное начало.

3. Креационизм (латинское созидание). Креационизм — учение о сотворении мира Богом из ничто. В философии не считают, что из ничто можно сделать нечто. В креационизме философы ценят развитие идеи творения, творчества. Демург Платона — мастеровой, но не творец. Бог Аристотеля также не творит, он лишь созерцает сам себя. Креационизм содержит в себе идею творчества. Этой философской идее всегда обеспечивается яркая жизнь.

4. Вера. Библия возвышает веру над интеллектом, в то время как в античности разум сводился к интеллекту, который считался враждебным вере. Вера — слово итальянских корней и буквально означает «то, что обеспечивает истину». Веры бывают разные, в том числе и несостоятельные. Для нас важны сейчас не различия в вере, а сам факт их наличия, необходимость их философского осмысления. Каждый человек верит, он что-то считает истинным. Вера — это личностное самоопределение человека, составная часть его внутреннего мира. Именно средневековая философия впервые разработала проблематику веры.

5. Добрая воля. Только тот человек соблюдает библейские заветы, который обладает доброй волей, кто способен за счет собственных усилий исполнить то, чего хочет Бог. Греки считали, вспомним Сократа, что добро совершается посредством интеллекта и только. Христианство открыло горизонт воли.

6. Этика долга, морального закона. Греки считали, что моральный закон — это закон самой природы, который и на стороне бога и человека выступает как добродетель. Христиане считают, что моральный закон дает Бог, человек ответственен перед Богом. Христианская этика — это по преимуществу этика долга перед Богом.

7. Совесть. Нравственность самого человека есть прежде всего совесть. Совесть — это познание, сопровождающее связь человека с Богом, это со-весть. В Ветхом Завете слово совесть не встречается, а в Новом Завете оно используется около 30 раз. Ветхий Завет создавался до нашей эры, а Новый Завет — после. Мы приводим этот факт, ибо он показывает, что совесть — это новое изобретение. Благодаря совести человек открывает свою греховность, а значит, и пути ее преодоления.

8. Любовь. Согласно библии, Бог есть любовь. Кто не любит, тот не познал Бога, тот, по словам апостола Павла, «медь звенящая». Апостол Павел высочайшим образом оценивал все три главные ценности христианства — веру, надежду и любовь, но любовь выделял особо. Это вполне соответствует библии, где символ любви, сердце упоминается около тысячи раз. У Платона любовь — это развитие до предела этического чувства, тяга к сверхъестественному. Христианская любовь — это дар Бога, реализация совести, она не знает исключений: «любите врагов ваших».

9. Надежда и провидение. Надежда — это всегда ожидание, упование на будущее, это переживание времени. В античности время считалось цикличным, повторяющимся. В Святой истории нет цикличности. Рождение, смерть и воскресение Христа не могут повториться. Средневековая концепция времени — это переход к линейному времени и связанному с ним понятию прогресса. Время не сводится к природным процессам, его воплощением выступают и надежда и провидение, понимание истории как осуществления заранее предусмотренного Богом плана спасения человека. Христианское мировоззрение намного историчнее, чем античное.

10. Духовность человека. Человек обладает не двумя измерениями, а именно телом и душой, как считали гении античности, а тремя. К первым двум добавляется дух, духовность — причастность к божественному посредством веры, надежды и любви.

11. Символизм. Символ — это намек на единство. Символизм — это умение находить скрытый смысл. Символизм пронизывает буквально каждую страницу библии, каждую притчу и аналогию. Но два ключевых символических эпизода — грехопадение Адама и Евы и распятие Христа. Библия учит, что грех Адама и Евы обусловил грешность всех их потомков. Грех Адама вменяется в вину всем людям. Адам в символическом виде представлял всех людей. Соответственно распятие Христа также имеет символическое значение, он заменил собой всех.

Символизм, конечно же, не был чужд и античности, достаточно вспомнить, как философы стремились разглядеть в материальных вещах идеи. Но только в средневековье символизм становится широко распространенным способом постижения действительности. Средневековый человек везде видел символы. Тем самым он учился распознавать отношения. Действительно, если А указывает на В, то это означает, что А и В находятся в определенном отношении.

Итак, в чем же состоит жизненность заключенной в христианстве философии? В развитии личностного начала. Она представила новый образ человека, который во многих отношениях превосходил античные представления.

Сущность Бога.

Приведенная ниже информация сообщается читателю не в качестве философских выводов, а для систематизации его представлений о библии, ее содержании.

1. Бог — это одна сущность, представленная в трех лицах: Бог-отец, Бог-сын, Бог-святой дух.

2. Бог — это дух (Бог нематериален, бестелесен).

3. Бог невидим (ибо дух нельзя увидеть).

4. Бог жив (он любит, видит, слышит).

5. Бог — это личность (а не природа).

6. Бог самодостаточен (он не нуждается для своего существования в чем-либо).

7. Бог необъятен (он не имеет пространственных границ). Бог вечен (он не имеет временных границ). Бог неизменен (ему некуда изменяться).

8. Бог всеведущ (он все знает).

9. Бог всемогущ (ему подвластно все).

10. Бог свят (он вне противоположности добра и зла).

11. Бог — истина (он никогда не заблуждается).

12. Бог справедлив и праведен (в том числе, когда наказывает).

13. Бог благ (он любит, благоволит, милосердствует).

Можно ли доказать существование бога?

Доказать существование Бога нельзя. Существование Бога принимается на веру, на основе божественного откровения, интуитивно, без доказательства, в силу авторитета библии. В курсах богословия считается, что в пользу существования Бога можно привести ряд заслуживающих внимания аргументов, суждений. Это не доказательства, а всего лишь аргументы «в пользу». Наиболее часто приводятся следующие из них.

1. Космологический аргумент: все, что существует, имеет причину, бесконечная серия причин немыслима, поэтому должна быть первопричина, это — Бог.

2. Богословский аргумент: Вселенная — неживое и живое — характеризуется системностью, она разумна. Бог и есть этот разум.

3. Онтологический аргумент: все люди обладают идеей Бога, этой идее по необходимости должно нечто соответствовать, это нечто и есть сам Бог.

4. Нравственный аргумент: каждый человек несет в себе представление об абсолютном нравственном законе, этот закон и есть Бог.

5. Аргумент согласованности: вера в Бога лучше всего объясняет все факты нашей жизни, поэтому необходимо признать реальность Бога.

В рассмотренных аргументах есть изъяны (предлагаем читателю составить на этот счет свое собственное мнение), именно поэтому они даже богословами, не говоря о философах, не считаются доказательствами.

Да или нет? Верующий или атеист?

Многовековая история развития религии и философии полна взаимных обвинений, грубых споров, неоправданных крайностей, нередко дело доходило до казней. Казнили и за религию, и за философию, от имени религии и от имени философии. Вспомните хотя бы бесславные так называемые крестовые походы. Исповедующие насилие никогда, берем на себя смелость утверждать это, не были по-настоящему сведущими в религии и философии. Они всегда были невеждами. Невежество рядится в различные одежды. Его излюбленным приемом является простое, упрощенное: «Да или нет? Отвечай! Третьего не дано».

Если нашими читателями являются, с одной стороны, верующие, а с другой — атеисты, то нам бы не хотелось их противостояния. Они вполне могут найти почву для единения, а именно — оценивая религиозное учение как яркое философское событие, значение которого сказывается по настоящий день.

Основные выводы.

В средневековой философии все интерпретируется исходя из одного принципа, принципа абсолютной личности, Бога.

Человек понимается как единство веры, надежды и любви.

Основные термины.

МОНОТЕИЗМ.

ТЕОЦЕНТРИЗМ.

КРЕАЦИОНИЗМ.

ВЕРА.

ДОБРАЯ ВОЛЯ.

НАДЕЖДА.

СОВЕСТЬ.

ЛЮБОВЬ.

Вопросы и задания.

1. Сопоставьте представления о боге Платона, Аристотеля и Иисуса Христа.

2. Немецкий философ К. Ясперс считал, что наряду с религиозной верой существует вера научная и вера философская. Приведите примеры научной и философской веры. Во что верят, например, математики?

3. Чем отличается этика долга от этики добродетелей?

4. Приведите примеры символического понимания из библии и из изучаемых вами учебных дисциплин.

5. Рассмотрите аргументы в пользу существования Бога. Считаете ли вы их доказательствами (обоснуйте свой ответ)?

6. Приведите примеры с соответствующим обоснованием против воинствующего теизма и атеизма.

3. Философия нового времени.

3.1. Философия эпохи Возрождения.

Два центра: Бог и человек.

Средние века заканчиваются XIV веком и начинается двухвековая эпоха Возрождения, за которой, в XVII веке, наступает Новое время. В средневековье господствовал теоцентризм, теперь наступает час антропоцентризма. В эпоху Нового времени в центре философских изысканий ставят человека (по-гречески человек называется антропосом). В философии же эпохи Возрождения два центра — Бог и человек. Это соответствует тому, что эпоха Возрождения является переходом от средних веков к Новому времени.

Основные идеи возрожденческой философии.

Сдвиг в сторону антропоцентризма. Внимание возрожденческих философов направлено по преимуществу на человека, именно он становится адресатом философского интереса. Мыслителей интересуют уже не столько заоблачные религиозные дали, сколько сам человек, его природа, его самостоятельность, его творчество, его самоутверждение, наконец, красота. Истоки такого философского интереса во многом определились переходом от феодально-сельского к буржуазно-городскому образу жизни и индустриальному хозяйству. Самим ходом истории выявлялась особая роль творчества человека, его активности.

Понимание человека как творческой личности. Сдвиг в сторону антропоцентризма означал понимание творчества как первостепенного достоинства человека. В средние века считалось, что творчество является прерогативой Бога. Теперь же считают по-другому. Человек, полагает Фичино, могущественен подобно Богу. Он в состоянии и должен реализовывать себя и в искусстве, и в политике, и в технике. Человек эпохи Возрождения стремится максимально расширить поле своих дерзаний. Леонардо да Винчи — живописец и изобретатель, Микеланджело — живописец и поэт, оба к тому же талантливые философы.

Эстетическое — доминирующий аспект философии Возрождения. В средние века была широко распространена моралистика, не знавшая разумного предела. Напротив, к телесно-природному, способному, как считалось, умалить достоинство божественного, относились подозрительно: если в церкви петь слишком благозвучно и приходить туда в нарядной одежде, то внимание от божественного будет отвлечено.

Возрожденческое мировоззрение выдвигает на первый план не мораль, она многим надоела, и не науку, она была развита слабо, а искусство и вместе с ним прекрасное. Главным объектом искусства становятся человеческое тело, безмерное любование его красотой. Отнюдь не случайно необычайного расцвета достигает живопись. Работы Леонардо да Винчи, Микеланджело (например, серия картин на потолке Сикстинской капеллы в Ватикане), Рафаэля Санти («Сикстинская мадонна» и др.), Альбрехта Дюрера («Портрет молодого человека» и др.) выше всяких похвал. Как внимательно относились художники к человеческому телу: Дюрер многие годы изучал его пропорции, а рост человека он делил на 1800 (!) частей.

Эстетическое, что в переводе с греческого означает относящееся к чувству, доминирует в возрожденческой философии.

Гуманизм (от латинского гуманос — человечный) — есть воззрение, основывающееся на самоценности человека как личности, его праве на свободу, счастье, благополучие. Гуманизм имел длительную предысторию в античности и средневековье, но как широкое общественное движение, имеющее важнейшие политические, социальные и нравственные приложения, он складывается впервые именно в эпоху Возрождения. Спор шел принципиальный — о новом мировоззренческом, нравственном и политическом идеале. Критике и осмыслению подвергалась схоластика, т. е. бесплодное, оторванное от жизни умствование. В стремлении достигнуть справедливого общественно-государственного устройства в Италии вводилось парламентское правление. Велся также поиск путей согласования интересов людей. Основу человеческих отношений, считали гуманисты, составляют любовь, дружба, взаимоуважение, что не противоречит защите частного интереса и индивидуализма. Гуманизм, в этой связи показательно творчество Данте, ставит вопрос об истинном благородстве человека.

О философском смысле термина «возрождение».

Термин «возрождение» дал название целой эпохе прежде всего в связи с тем, что ставилась задача возродить на новой, итальянской почве античное культурное наследие, особенно философию, в первую очередь творения Платона, Аристотеля и Эпикура. А для этого необходимо было детально изучить греческий язык. В эпоху Возрождения греческий язык изучали с не меньшим рвением, чем сейчас английский. В термине «возрождение» (по-французски ренессанс) отчетливо слышатся мотивы преемственности. Презрительное раннесредневековое отношение к античной философии изживает себя. Ему на смену приходит столь же несостоятельное понимание средневековья как исключительно мрачной и темной эпохи, европейской ночи. Лучшие же из гуманистов в полной мере сознавали, что предстоит синтезировать античные, средневековые и возрожденческие идеи.

Новые философские идеи не возникают на пустом месте, они сохраняют преемственность со своими историческими предшественниками. Старые идеи не канут в вечность, их жизнь продолжается. В истории развития философских идей всегда имеется то, что часто называют связью времен. Чтобы не быть голословными, приведем пример. Разве не античные мыслители подготовили основу для средневековых теоцентрических представлений? Это, в частности, выработка строгого стиля мышления, умения развивать единый логический принцип, понимание единого как блага. Без всего этого вряд ли мог появиться монотеизм. Далее. Возрожденческие идеи об активности человека, его творческой сущности явно определяются представлениями о творческой силе и всемогуществе Бога.

3.2. Философия от Декарта до Канта (XYII–XYIII ВВ.).

Рене Декарт — основатель философии Нового времени.

Выдающийся французский философ Рене Декарт считается основателем нововременной философии. Рассмотрим его философию.

Философское знание должно удовлетворять требованиям истинности, его следует обосновывать, причем настолько убедительно, чтобы оно было приемлемым для всякого критика и скептика. Раз так, то оно должно быть ясным, очевидным. Именно в этой связи Декарт приводит свое знаменитое: «Я мыслю, следовательно, существую». Две вещи очевидны, я существую и я мыслю. Исходная точка философии Нового времени — мыслящий субъект, человек разумный (Homo sapiens).

Само мышление, будучи процессом, имеет начало, середину (процессуальность) и конец. Все должно быть предельно ясным. Начало: им должны быть самые простые, очевидные идеи, присущие мышлению человека. С таких очевидных идей начинаются науки. Откуда берутся эти идеи? Из сознания, благодаря интуиции. Слово «интуиция» произошло от латинского глагола «всматриваться». По Декарту, ясные идеи человек обнаруживает, пристально всматриваясь в свое сознание, они изначально присущи сознанию.

Середина: исходя из ясных, простых идей следует по законам дедукции выводить более сложные идеи. Дедукция означает выведение частного знания из общего. Частное знание уже содержится в общем, человек в процессе дедукции лишь вычленяет его из общего. Дедукция ясна и очевидна, она не может обмануть. Если все А (т. е. а1, а2, …, ап) есть В, то каждое а есть В. Наш пример: все студенты хороши собой, следовательно, и студент С хорош собой. По правилам дедукции строятся многие доказательства в математике, в которой Декарт был очень силен.

Конец: полученное в результате дедукции знание надо сравнивать с чувственным опытом, с результатами эксперимента.

Итак, для истины необходим метод, т. е. определенный способ познания. При встрече с затруднениями надо разделить его «на столько частей, сколько это возможно для лучшего их преодоления»; сложное объясняйте простым; «предполагайте порядок даже и там, где объекты мышления вовсе не даны в их естественной связи».

Пользуясь своим методом, Декарт заложил основы аналитической геометрии, ввел понятие переменной величины и функции, обнаружил закон сохранения импульса, ввел представление о рефлексе (Декарт собственноручно оперировал животных), объяснил движение и образование небесных тел вихревым движением материальных частиц. А некоторые говорят, что философия бесплодна!

Спор об идеях. Джон Локк.

Против декартовой концепции врожденности ясных мыслей выступил англичанин Джон Локк. Он, как и Декарт, придерживался концепции разумного человека. По Локку, нужно четко и ясно показать, каким образом человек приходит к своим идеям. Декарт же не объясняет этого, а просто утверждает, что нам присущи очевидные в своей истинности идеи.

Локк рассуждает так: самое первое, что получает человек — это ощущения. Благодаря ощущениям у человека появляются простые идеи внешнего опыта, фиксируемые в суждениях типа: данный предмет такого-то цвета, такой-то длины. Но есть еще сложные идеи, а именно: 1) идеи объектов; 2) идеи отношений; 3) идеи-понятия (общие понятия).

Примером идеи объекта является, например, идея данного, конкретного человека. Такая идея получается в результате простого сложения первоначальных идей, непосредственно вызываемых ощущениями.

Примером идеи отношений является идея материнства, получаемая в результате сравнения, сопоставления идеи родителя и ребенка.

Примером общего понятия является понятие «человек». Чтобы получить понятие «человек», надо собрать все идеи об отдельных людях, неодинаковые простые идеи отбросить (это и означает, что мы от них абстрагируемся), тогда оставшиеся идеи и составят понятие «человек». В определении понятия «человек» указываются лишь идеи, присущие каждому человеку.

Локк — сенсуалист, т. е. он считает, что всякое знание можно за счет описанных выше операций вычленить из ощущений, чувств. Образно говоря, до обращения к ощущениям ум человека есть чистая доска, никаких отпечатков, никаких следов.

Спор об идеях тянется через всю историю развития философии, нам еще предстоит не раз к нему вернуться. Если сенсуалисты (Бэкон, Гоббс, Локк) выводят знание из чувств, то рационалисты (Декарт, Спиноза, Лейбниц) подчеркивают приоритеты мышления.

Галилей и Ньютон — гении механики.

Новое время — это эпоха, когда превыше всего ценятся рассудок и его творение, наука. В Новое время наука начинает развиваться столь стремительно, ее успехи столь велики, что даже ставится под сомнение наличие науки в античности и средневековье. В связи с обсуждением философских проблем теории познания для нас важнейшее значение приобретает философское содержание созданной Галилеем и Ньютоном теоретической механики. Они выявили одно удивительное обстоятельство.

Читатель, надо полагать, со школьной скамьи знает три знаменитых закона Ньютона. Для наших целей особенно важное значение имеет соотношение между двумя первыми, основополагающими законами. Второй закон Ньютона записывается очень просто F = та, где F — вектор силы, т — масса, а — ускорение. Но второй закон Ньютона выполняется не всегда, а только в тех системах отсчета, где тело, на которое силы либо вообще не действуют, либо уравновешивают друг друга, остается в покое или движется равномерно прямолинейно. Первый закон Ньютона определяет условия, при которых справедлив второй, равно как и третий, закон Ньютона. Тут и выясняется то удивительное обстоятельство, встречу с которым мы обещали выше.

Оказывается, что, строго говоря, первый закон Ньютона нельзя установить на эксперименте. Вопреки определению первого закона Ньютона силы, действующие на тело, никогда не уравновешиваются абсолютно точно; невозможно экспериментально и освободиться от сил. Все это значит, что Галилей, первооткрыватель первого закона Ньютона, пришел к нему в результате мысленного обобщения всего доступного ему эмпирического и теоретического материала.

Надо отметить, что эксперименты помогли Галилею сделать открытие. Он рассматривал мысленные опыты по скатыванию по наклонным плоскостям тяжелых металлических шаров. Чем меньше становился бы угол наклона плоскости, тем меньше была бы величина ускорения шаров. Галилей рассудил, что шар на горизонтальной поверхности будет находиться в покое или в состоянии равномерного прямолинейного движения бесконечно долго.

Итак, то, что сделал Галилей, называется идеализацией, она позволила превратить представление о механических явлениях в теорию, объяснить их огромное множество.

Укажем еще на строение механики Ньютона:

• законы, формируемые математически;

• дедукция, подведение под закон условий конкретных механических задач;

• сопоставление теории с результатами экспериментов.

Как получают идеализации?

Идеализации, вопреки мнению Декарта, не даются нам от рождения, а, как мы видели, являются научным изобретением. Идеализации, вопреки мнению Локка, невозможно вывести и из эксперимента, поставляющего чувственные данные. Если бы идеализации извлекались прямо из эксперимента, то экспериментаторы, не дожидаясь теоретиков, сами открывали бы теоретические законы, т. е. идеализации. Идеализация — это итог большого поиска, удачи в упорядочении экспериментального и теоретического материала, нахождения их гармонии друг с другом, часто методом проб и ошибок, выдвижения и опровержения гипотез. Удача приходит к тем, кто упорен, кто дерзает, кому повезет. Когда Альберта Эйнштейна спросили, как ему удалось открыть постулаты теории относительности (а эти постулаты также представляют собой идеализации), он скромно ответил: «Догадался». Почему другие не смогли догадаться?

Идеализация, не любая, а научно оправданная, есть постижение одинаковости изучаемых явлений. К ней не ведет прямая асфальтированная дорога, она не является результатом абстракции.

Выработка нового юридического мировоззрения.

Новый стиль философствования, где бы его не применяли — в политике, педагогике, морали, везде давал новые плоды. Новации шли рука об руку с ясными и разумными началами познания. Показательна в этом смысле выработка нововременного юридического мировоззрения. В отличие от своих античных и средневековых коллег правоведы Нового времени стремились защитить права каждой личности. Совершенно непонятная для юристов старых школ новая идея состояла в признании всех людей в юридическом отношении равноправными: «Перед законом все равны». Эту идею развивали, в частности, Томас Гоббс и Джон Локк.

На первый взгляд, идея юридического равноправия людей, отличающихся полом, происхождением, богатством, умственными и физическими возможностями, кажется чуть ли не абсурдной. Даже философам-новаторам было трудно ее обосновать, но они пытались это сделать. Говорили, что все равны по рождению. Но ведь и по рождению равенства нет, ибо один родится больным, другой здоровым и т. д. Утверждали, что люди равны по своим возможностям, но и это не подтверждается практикой. Тем не менее положение о юридическом равноправии было принято и имело в деле становления демократического и справедливого общества важнейшее значение. В чем состоит смысл этого положения? Каким образом оно было достигнуто?

Положение о равенстве людей является идеализацией, которую невозможно получить непосредственно из опыта, за счет чувственных представлений. Первоначально она возникла в качестве гипотезы. Использование ее оказалось благотворным, поэтому гипотеза стала восприниматься как закон общественной жизни (т. е. не просто как пустая выдумка), каковым она и является. Выходит, что юридическое равноправие выражает важнейшую сторону общественной жизни людей, демократического общества, забвение этого закона разрушает саму целостность общества.

Обратите внимание на то, как реализуется новый стиль философского мышления. Если физики Нового времени постулировали посредством физических законов одинаковость механических явлений при различных значениях физических переменных, то правоведы настаивали на подчинении всех людей одним и тем же юридическим законам при естественном несходстве разных индивидов.

Нечто аналогичное мы увидим и в теории морали. Обратимся в этой связи к философии Иммануила Канта, бесспорно выдающегося философа.

Новации И. Канта.

В центра внимания Канта — человек и вопрос: что я могу знать? Прежде чем рассуждать о других вопросах, считает Кант, надо разобраться с тем, как получается знание, почему вообще оно возможно, почему возможна наука. По Канту, наука, искусство, мораль возможны благодаря уникальным способностям души (сознания) человека. Схематически сам Кант изображал свою философскую систему в следующем виде (два последних столбца добавлены нами. — В.К.).

В первом столбце приведены три способности души, не существует у души других способностей. Совокупная познавательная способность состоит из трех познавательных способностей, которые указаны во втором столбце. Чувства удовольствия и неудовольствия всегда сопровождаются способностью суждения утверждать или отрицать наличие этих чувств. Способность желания сопровождается разумом, разум определяет, что человек желает никаким образом он будет добиваться желаемого. Разум — это высшая познавательная способность души.

Основы философии

В третьей колонке даны три фундаментальных принципа, благодаря которым человек является тем, чем он является, социальным существом. Эти принципы Кант называет априорными, что в переводе с латинского означает предшествующие опыту (а не следующие из опыта). Кант не объясняет, откуда появляются эти принципы, они даны до опыта, и баста. По сути же, речь идет все о тех же идеализациях. Мы уже объясняли, как человек приходит к ним.

Первый принцип — закономерность, благодаря этому принципу существуют наука (как система знаний о природе), теория и истина (смотрите первую строку).

Второй принцип — целесообразность; имеется в виду, что все существующее в мире интерпретируется человеком либо к его удовлетворению, либо неудовлетворению. Не обладал бы человек принципом целесообразности, не было бы искусства, эстетических суждений, идеала красоты (смотрите вторую строку).

Третий принцип — конечная цель, если бы не было ее, то отсутствовало бы представление о свободе, о смысле практических действий, а смысл этот — добро (смотрите всю третью строку).

Как надо критиковать?

В названиях главных книг, написанных Кантом, присутствует слово критика: «Критика чистого разума», «Критика способности суждения». Для Канта критика — это не ругань, не ссора с кем-то, а обнаружение некоторых границ. Рассудок хорош в науке, но человек живет не только наукой. Поэтому человек развивает способность суждения, которая хороша в искусстве, но недостаточна для практики, где приходится использовать разум, который один позволяет реализовать идеалы добра. Только теперь, после реализации всех способностей, образующих единство, становится полноценной практическая жизнь человека.

Свободным является лишь человек, способный действовать в соответствии с всеобщими целями. Разумная воля — это практический разум. Религия разума — это чистая вера в добро, в собственные моральные устои. Бог — это просто абсолютно нравственный закон. Практическому разуму открывается абсолютный, всеобщий и необходимый нравственный закон: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства». Скажем попроще, поступай так, как велит закон общества, закон, который каждому человеку дан априорно, до всякого опыта.

Когда можно лгать?

По Канту, лгать нельзя ни при каких обстоятельствах. Почему? Потому что это закон общества, в отсутствие которого общество разваливается. Над Кантом посмеивались и развивали другую точку зрения. Говорили, что правомерность лжи определяется ее последствиями. Если последствия лжи хороши, то это оправдывает ложь (пленного, например, или врача у постели больного); не каждый, мол, имеет право на правду (например, преступник). Кант же вновь объяснял: есть всеобщий закон, его нельзя нарушать. Постарайтесь понять Канта. Кстати, на чьей стороне ваши симпатии? На стороне Канта или же его оппонентов?

Не ждите от автора окончательных решений, в философии они не всегда уместны. Наша позиция будет изложена на страницах, посвященных теме ответственности.

3.3. Философия от Гегеля до Ницше (XIX в.) Гегель против Канта.

Философия Канта во многих отношениях считается образцовой, но и она не является окончательной истиной. На этом особенно резко настаивал Георг Гегель, еще один выдающийся немецкий философ.

Кант противопоставлял субъекту внешний мир, объект. Субъект в соответствии с априорными принципами сознания упорядочивает ощущения, которые он получает от своего окружения, и таким образом осваивает мир. Согласно Канту, субъект и объект настолько резко отличаются друг от друга, что о их какой-либо одинаковости не может быть и речи. Против этого как раз и выступает Гегель.

Гегель считает, что благодаря своему мышлению человек обнаруживает одинаковость (философы говорят тождественность) субъекта и объекта. Эту одинаковость, тождественность, общность Гегель называет старым словом идея (возрождается Платон!).

Еще одна мысль Гегеля состоит в том, что само обнаружение идей, уяснение человеком их достоинств (в мире нет ничего важнее, чем идеи) вынуждает начинать философствование не с субъекта, а с самих идей. Философия есть постижение мира в идеях.

По Гегелю, идеи существуют на трех уровнях:

Основы философии

Итак, согласно Канту, идеи существуют в сознании, а согласно Гегелю, — в мире.

Гегель: философия есть нанка, логика. Диалектика.

Гегель писал: «Я взял на себя труд способствовать возвышению философии до уровня науки». С этой целью Гегель строит систему идей, старается вывести из одной идеи следующую (смотрите список идей на рисунке). Все это означает, что философия оказывается наукой идей, самой универсальной логикой, логикой движения идей, диалектической логикой.

Со словом диалектика мы уже знакомы, в античной философии под диалектикой понималось искусство спора, обнаружения заблуждений и их последовательного преодоления. Сократ и Платон считали, что заблуждения мысли достойны порицания, критики, их надо избегать не менее, чем болезней. Аристотель формулирует даже закон о недопустимости противоречий. Гегель придерживается другого мнения. По большому счету, полагает Гегель, противоречия неискоренимы и присущи каждой идее. Не всякое противоречие есть заблуждение. Противоречие есть сущность, корень движения идей, то, что вынуждает человека восходить от одной идеи к другой, все более и более содержательной, богатой, не абстрактной, а конкретной.

Кто прав, Аристотель и миллионы его почитателей из числа формальных логиков и математиков (логические противоречия — это заблуждения) или Гегель и сторонники диалектической логики (логика есть переход от одних противоречий к другим)? На наш взгляд, более прав Аристотель, правильная логика должна избегать противоречий. Правоту Гегеля мы видим в другом: в жизни человека череда проблем не заканчивается окончательным решением.

Гегель: «вперед».

«Я считаю, — писал Гегель, — что мировой дух скомандовал времени "вперед". Этой команде противятся, но целое движется, неодолимо и неприметно для глаз, как бронированная и сомкнутая фаланга, как движется солнце, все преодолевая и сметая на своем пути». Мировой дух (выражение звучит довольно мистически) — это совокупность идей, их движение. Философия Гегеля выступает как яркое выражение процессуальности, историчности рассматриваемых явлений. В этом состоит одно из достоинств философии Гегеля.

В античности мировые процессы считали цикличными. Как учил, например, Гераклит, мировой огонь то вспыхивает, то угасает, периодически охватывая весь мир. В средние века ждали второго пришествия Христа, на Руси это ожидание было особенно томительным в 1491 году, когда по церковным, не оправдавшимся расчетам должен был появиться Бог-сын; полагали, что второе пришествие Христа установит вечное состояние, история человека будет остановлена.

В Новое время по целому ряду причин и прежде всего в силу и на фоне нарастающего индустриального развития все более детально разрабатывается идея прогресса. Гегелевская диалектика, его упомянутое «вперед» как раз и выражают идею прогресса.

Благодаря Гегелю разум стал, как любят выражаться философы, историчным, развивающимся. Идея развития становится одной из центральных.

Карл Маркс: новые проблемы.

Карл Маркс считал, что у Гегеля «…диалектика стоит на голове. Надо поставить ее на ноги…». Идеи надо пересадить в голову и считать, что человек приобретает их в процессе своей общественной практической жизни, это просто-напросто мысли, посредством которых мы преобразуем мир. Решающее человеческое дело состоит в преобразовании мира, детальнее, в развитии производительных сил, отношений собственности, наконец, в революциях, после буржуазной рано или поздно наступает черед социалистической революции. Для Маркса центральная проблема — это проблема общества, общественного. Тем самым Маркс выдвигает целый блок новых проблем.

Выше отмечалось, что центр философии Нового времени — субъект разумный. Гегель в центр философии ставит разум (мировой). Маркс сдвигает философию в сторону общества. Теперь субъект понимается как атом, в котором сосредоточен ансамбль существующих общественных отношений. Первично общество, а не субъект, он вторичен. Кант, Гегель, Маркс едины в высокой оценке разумного начала. Все трое — рационалисты. Философия Нового времени по преимуществу рационалистична.

Общественный труд — солнце человека. Итак, что такое общество? В чем состоит его тайна? Как случилось, что на протяжении многих тысяч лет человек не мог познать ее? На все эти вопросы Маркс предлагает вполне определенные ответы.

Разделение труда приводит к тому, что люди работают друг для друга, обмениваются результатами своего труда. Внешне труд отдельного человека кажется чем-то сугубо индивидуальным, но по своей сути он является представителем общественного труда, величина которого определяется товарно-денежным механизмом. Реальность общественного труда не бросается в глаза, уже по этой причине его трудно обнаружить. К тому же общественный труд становится по-настоящему значимым лишь при капитализме, ибо здесь совместная трудовая деятельность людей приобретает особую масштабность. Все, что происходит в человеческом обществе, вращается вокруг общественного труда. Поэтому Маркс называет общественный труд солнцем человека.

Маркс за справедливость — каждому по труду; он считает, что капиталисты часть труда рабочих присваивают безвозмездно, т. е. обманывают, эксплуатируют их. Значит, рабочим надо объединяться, иначе им не отстоять свои права. Что же касается социалистической революции, то будучи результатом заговора, она обречена на провал. Надо чтобы для нее созрели объективные, материальные условия, т. е. чтобы общественный труд был развит всемерно, когда олицетворение частной собственности, а именно таким олицетворением и являются капиталисты, станет излишним и основная масса людей не будет их терпеть. Такова концепция Маркса, практического подтверждения которой пока не достигнуто.

В новейших экономических теориях отказываются от понятия общественного труда. Вместо общественного труда рассматривается ценностное измерение порций индивидуального труда по степени их полезности.

Практика — критерии истины. Согласно Марксу, вопрос об истинности познания — это вопрос практики. На практике человек убеждается в ложности или истинности своих суждений. Из практики он узнает, что менее и что более важно. В теории более значимое ставится на первое место, логика научного рассмотрения реализуется в переходе от общего к частному, от фундаментального к менее фундаментальному. Практика вынуждает отказываться от заблуждений и ведет вперед к истине. Против этих утверждений Маркса трудно что-либо возразить.

Итак, основные достижения философии Маркса мы видим: 1) в талантливой критике недостатков капитализма; 2) в разработке проблемы практики; 3) в постановке проблемы природы общественного.

Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, неомарксисты. Профессиональные философы, а они, как правило, не разделяют расхожих мнений, относятся к Марксу с большим уважением. Маркс написал мало философских работ, тем не менее он был крупным мыслителем, влияние его идей сказывается по настоящее время. Друг Маркса Фридрих Энгельс уступал ему в философском таланте, но во многих отношениях был очень интересным человеком, смелым, скромным (прекрасный бизнесмен, полиглот, говорил и писал на 20 языках).

Ленин поставил философию на службу своим политическим устремлениям, не был профессиональным философом, считал невозможным делом создание принципиально новой философии, преодолевающей марксистские горизонты. Пропагандировал воинствующее отношение к инакомыслящим. В 1922 году выслал за границу целую плеяду отечественных философов, среди которых были Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, С.Л. Франк, И.О. Лосский.

Сталин в философском отношении уступал Ленину, придерживался упрощенных воззрений. Грубая политическая позиция Сталина стала причиной того, что многие талантливые философы закончили свою жизнь в лагерях. В годы правления Сталина от имени марксистско-ленинской философии громили специальную теорию относительности, генетику, языкознание, кибернетику. Ясно, что подлинная философия здесь ни при чем.

После XX съезда КПСС (1956) советские философы получили возможность более продуктивно заниматься своим профессиональным делом. Идеологические органы ЦК КПСС продолжали осуществлять философскую цензуру, но не столь предвзято, как прежде. Абсолютное большинство философов, воспитанных в основном на трудах классиков марксизма-ленинизма, стремились к дальнейшему развитию их наследия, имеющихся в нем потенций. Границы марксизма и ленинизма развивались и вообще преодолевались.

В 90-е годы, в результате известных событий, преобразивших нашу страну, возникли условия, способствующие усвоению всего спектра мировой философской мысли. В этом отношении делается очень многое, но о результатах этой работы судить пока рано. В более свободной, чем в России, атмосфере развивался западноевропейский марксизм. Под знамена марксизма встали выдающиеся мыслители: Д. Лукач, Ж.-П. Сартр, А. Грамши, Г. Маркузе, Л. Альтюссер, Ю. Хабермас и др. Многие затем отказались от марксизма. В итоге, однако, появлялись новые идеи. В наши дни неомарксизм сохраняет свою актуальность.

Ницше: последний всплеск философии Нового времени.

Фридрих Ницше замыкает своей философией XIX век. Его воззрения — яркая реакция на философию Нового времени, прежде всего на логоцентризм. Сущность вещей, считает Ницше, это не научная или моральная, а слепая воля к власти. Все слабое Ницше презирает, а все сильное воспевает. Симпатии Ницше на стороне сильных личностей, способных вести за собой слабовольные массы. Лозунг Ницше — живи опасно.

Ницше — прекрасный филолог и музыкальный импровизатор. Все это переплавляется у него в своеобразную философскую форму, где яркие литературные эссе, проповеди, афоризмы, декларации, написанные подчас в музыкальных ритмах, то и дело противоречат друг другу. Ницше разрушает нововременной логоцентризм. Старые ценности его не устраивают. Науку он ставит не слишком высоко. Довольно часто «воля к истине» есть лишь выражение бессилия «воли к творчеству». Само понятие истины Ницше ставит под сомнение. Откуда известно, что истина есть? Человек интерпретирует, но не ради истины, а реализуя свое стремление к власти. Ницше решительно выступает против «малокровных» идеалов христианства, морали, науки.

Кажется, что Ницше разрушил все ценности Нового времени. Но… «бог умер; и мы хотим — пусть живет сверхчеловек». На место Бога Ницше ставит человека, но это и есть главное положение философии Нового времени. Ницше не отказался от философии Нового времени и вместе с тем многое в ней разрушил. Он мечтал «о неслыханном синтезе», но осуществить его не сумел. Философия Ницше венчает собой философию Нового времени.

Ницше умер в 1900 г., на пороге Новейшего времени — XX века. Не стало альпиниста, но осталось его дело. Философское восхождение продолжалось, впереди, в серебристых облаках уже виднелись новые вершины.

Основные выводы.

Философия Нового времени внутренне неоднородна. Связь ее основных положений не повторяет строгость математических теорем. Но она четко указывает на своеобразие нововременной философии.

• Философия Нового времени ставит в центр своего внимания либо отдельного человека (Декарт, Локк, Кант, Ницше), либо «коллективного» человека (Маркс). Это означает, что философия Нового времени антропоцентрична.

• В философии Нового времени преобладает гносеологическая установка, т. е. считается, что доступ к пониманию мира открывает познание.

• Философия Нового времени очень логоцентрична, т. е. идеалом познания признается четкое, строго рациональное мышление (это находит свое проявление в особом интересе Декарта к ясным идеям сознания, Канта к познавательным способностям души, Гегеля к универсальным идеям, Маркса к науке).

• Для философии Нового времени очень характерен преобладающий интерес к методам, способам познания (сравните методы Локка, Канта, Гегеля, Маркса).

• Особый интерес к познанию приводит к наукоцентризму (науку ставят превыше всего, философию стремятся поставить на научные рельсы).

• Наукоцентризм приводит к желанию подчинить общественную жизнь законам — правовым (Локк), моральным (Кант), экономическим и политическим (Маркс).

• Возрастает ориентация на практику. Кант, Гегель, Маркс начинают подчеркивать приоритет практики по сравнению с теорией.

• Философия Нового времени знаменует собой третий, заключительный после античной и средневековой философии, этап так называемой классики философии, классической философии. Идеалы классической философии во многом отрицаются уже в философии Ницше.

• Философия XX века — это неклассическая философия.

Основные термины.

Философия эпохи Возрождения.

ВОЗРОЖДЕНИЕ.

ГУМАНИЗМ.

АНТРОПОЦЕНТРИЗМ.

Философия от Декарта до Канта.

ЯСНЫЕ ИДЕИ.

СЕНСУАЛИЗМ.

РАЦИОНАЛИЗМ.

ИДЕАЛИЗМ.

АПРИОРНЫЕ ПРИНЦИПЫ.

КАТЕГОРИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ.

Философия от Гегеля до Ницше.

ДИАЛЕКТИКА ИДЕЙ.

ПРОТИВОРЕЧИЕ.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРУД.

СВЕРХЧЕЛОВЕК.

Вопросы и задания.

Философия эпохи Возрождения.

1. Почему только в эпоху Возрождения гуманизм стал широким общественным движением?

2. Почему в эпоху Возрождения господствует эстетическое отношение к действительности?

3. Сравните философию эпохи Возрождения со средневековой философией.

Философия от Декарта до Канта.

4. Приведите примеры ясных идей. Почему вы считаете их ясными?

5. Как получают научные идеализации? Покажите на примере.

6. Можно ли получить математические понятия точки, прямой непосредственно из наблюдений реальных предметов?

7. Сопоставьте законы механики Ньютона и положение из юриспруденции «перед законом все равны». В каком отношении они похожи?

8. Благодаря чему возможна, по Канту, наука?

9. Благодаря чему возможно, по Канту, искусство?

10. Благодаря чему возможна, по Канту, практика?

11. Чем отличается этика долга Канта от этики добродетелей Аристотеля?

12. Считаете ли вы, что из человеколюбия лгать разрешается?

Философия от Гегеля до Ницше.

13. В чем состоит суть проблемы противоречий?

14. Был ли Маркс прав в критике капитализма? Ваша точка зрения.

15. В какой степени вы принимаете прославление Ницше сверхчеловека?

16. Почитайте афоризмы Ницше и выберите полюбившиеся вам.

4. Философия наших дней.

4.1. О состоянии современной философии.

Основные направления современной философии.

Современная философия представляет собой единое, но разнородное целое. Изучающему философию следует ориентироваться в этой разнородности. Недостаточно знать только одно философское направление, ибо в таком случае теряются достоинства других воззрений. Выше уже отмечалось, что одни философы удачнее реализуют научную, а другие эстетическую или морально-практическую сторону философии. Уже в этом отчетливо дана разнородность философии.

Еще отчетливее на разнородность современной философии указывает наличие четырех главных философских школ. Сейчас мы их только назовем, а обстоятельно они будут рассмотрены чуть ниже. В Англии, США, скандинавских странах доминирует аналитическая философия, в которой первостепенное значение придают анализу языка, логики, науки. В ФРГ — стране, где очень сильны философские традиции, доминируют феноменология и герменевтика. Во Франции и США больше чем в других странах сторонников постмодернизма. Итак, в наши дни можно выделить четыре главных направления философии интернационального содержания — это аналитическая философия, феноменология, герменевтика и постмодернизм.

О философской ситуации в России.

При оценке философской ситуации в России следует иметь в виду три обстоятельства.

• Многие философы, ученые и преподаватели, люди, прошедшие их школу, являются сторонниками, сознательными или бессознательными, диалектического материализма — той самой философии, которую развивали Маркс, Энгельс и Ленин.

• Значительная часть наших людей приобщается к упомянутым выше философским направлениям — аналитической философии, феноменологии, герменевтике и постмодернизму, приобретших статус признанных составляющих мировой философии.

• Третью, также большую по численности группу наших соотечественников составляют те, кто является сторонником особого, русского, российского пути в философии. При этом под русской понимается прежде всего та философия, которая существовала в России до 1917 г. и которая была продолжена вынужденными и добровольными эмигрантами. Речь идет о философии B.C. Соловьева, П.В. Флоренского (погиб в сталинских застенках), Н.А. Бердяева, А.Ф. Лосева и др.

О плюрализме в философии.

В переводе с латинского плюрализм означает признание правомерности не одного, а многих, в данном случае философских, воззрений. Плюралисты выступают против однопартийности в философии. Именно такая точка зрения проводится в этой книге, что, как мы полагаем, соответствует состоянию современной мировой философской мысли, не совместимой с изоляционизмом, где бы он не проводился — в Америке, Англии, ФРГ или России.

В наши дни открыто выступать против плюрализма отваживаются редко, никто не хочет прослыть ретроградом. Тем не менее антиплюрализм жив, часто его маскируют в красивые одежды. Предлагают, например, изучить главное в философии, а несущественное опустить. Глядь, а оказывается, культивируется только одна точка зрения, плюрализма-то и нет. В старых советских учебниках философии изучались воззрения многих философов, но интерпретация их проводилась односторонне, исключительно с диалектическо-материалистических позиций. Что не согласовывалось с этой позицией, отвергалось; этот не диалектик, тот не материалист и т. д. Такая позиция напрочь исключает плюрализм.

Особо следует сказать, что плюрализм пронизывает собой всю науку, принципиальные споры ведут между собой не только гуманитарии, но и математики, и физики, т. е. представители тех наук, в которых, казалось бы, сама их строгость исключает разброс мнений. Действительное положение дел свидетельствует в пользу реальности плюрализма во всех науках.

Увы, в преподавании многих наук плюрализм обычно даже не упоминается. Наученные таким образом студенты вузов и техникумов считают плюрализм чем-то экзотическим, уместным разве что в практической жизни. Плюрализм в философии тогда воспринимается чуть ли не как ее недостаток. Между тем плюрализм в образовании — это всегда противовес догматизму. По этой причине изучение различных философских систем очень благотворно, ибо здесь как раз и заключено основное противоядие от догматизма. В философии потенциал плюрализма очень велик, он выявлен давно, и, конечно же, его использование — благотворное дело.

4.2. Феноменология.

Какую проблему стремится решить феноменология?

Феномен — это в переводе с греческого то, что является. В нашем случае речь идет о том, что явилось в сознание человека в его чувственном опыте и далее в процессе его осмысления. Феномен — это и ощущение, и восприятие, и представление, и мысль. Феноменология — это учение о сознании, о феноменах и их смыслах. Основателем феноменологии в том виде, в котором она культивируется в конце XX века, считается Эдмунд Гуссерль. Сторонников феноменологии можно обнаружить в любой стране. Из российских философов прекрасными феноменологами были Г.Г. Шпет и А.Ф. Лосев. Обозначим ту проблему, которая занимает феноменологов. Ведь всякое философское направление жизненно лишь в том случае, если оно разрабатывает действительно важную проблему, которая беспокоит многих.

Феноменологи озабочены тем, что богатый жизненный мир человека, наполненный красками, запахами, разнообразными впечатлениями, пройдя через сознание и достигнув стадии науки, мыслей, понятий, идеализации, оказывается чрезвычайно обедненным, сухим, абстрактным, обезжизненным. Почему это происходит? Потому, утверждают феноменологи, что мы плохо понимаем само сознание. Забвение жизненного мира — это результат плохого философствования. Феноменология как раз и стремится восполнить этот недостаток. Феноменологи считают, что их коллеги, представители других философских направлений, не обращают должного внимания на работу сознания. А между тем современный мир, всемерно культивируя идеалы обезжизненного знания, не только не избегает кризисных явлений, а наоборот, плодит их (бесконечные войны, конфликты, экологические катастрофы, обезличивание жизни человека).

Итак, феноменологи стремятся помочь людям избегать забвения жизненного мира. С этой целью вырабатывается особый феноменологический метод.

Феноменологический метод.

Соотносительность субъекта и объекта. Гуссерль недоволен жестким (как, например, у Канта) противопоставлением субъекта объекту. При таком противопоставлении преувеличивают либо значение субъекта (что приводит к субъективизму), либо объекта (что приводит к натурализму). Субъективизм приводит к психологизму, полагают, что содержание науки берется исключительно из сознания. Натурализм понимает сознание как пассивное отражение реальности, а между тем оно активно. Правильная точка зрения состоит в том, что в явлениях сознания субъект и объект даны в их соотносительности.

Эпохе, феноменологическая редукция, интенция. Внешний для человека предмет дается ему в ощущениях, восприятиях, созерцаниях. Но этим познание не закончено, а только начинается. Теперь наступает черед специальной работы сознания. Не навсегда, а на время надо внешний мир «заключить в скобки», воздержаться от поспешных суждений о нем (такое воздержание со времен древних греков называется эпохе). На время анализа внешний мир «замкнут», сведен (редуцирован) к явлениям сознания. При этом нельзя забывать, что в стратегическом смысле сознание всегда ориентировано, направлено на предмет. Это и означает, что сознание интенционально, т. е. направлено на предмет.

Идентирование. Эйдос. Интуиция. Рассмотрим феноменологический метод на конкретном примере. Как воспринять и осмыслить, что такое яблоня? Человек рассматривает конкретную яблоню и синтезирует получаемые от нее восприятия. Человек имеет дело с восприятиями от одной и той же яблони, поэтому синтезирование выступает как идентирование, т. е. «схватывание» одинакового. Так субъект формирует представление «об этой яблоне».

Но как составить себе идею (по Гуссерлю, эйдос) о яблоне вообще? Кстати Гуссерль не случайно использует слово эйдос. Эйдос — это идея, не потерявшая своей конкретности, образности. На пути к эйдосу «яблоня» субъект воображает (фантазирует), представляет себе различные яблони, в том числе и такие ее свойства, которые присущи всякой яблоне. В результате достигается эйдетическое описание. Оно формируется в сознании, без какого-либо вмешательства предмета.

Акту переживания соответствует высказывание. Динамике переживаний соответствует динамика высказываний. Все дело в том, чтобы высказывание обладало подлинным значением. Есть слова и выражения, которые всего лишь указывают на нечто, это бедные знаки. И есть высказывания-подлинные, полновесные знаки, в которых человек выражает свое отношение к происходящему, делает себя ответственным за происходящее.

Феноменолог стремится сохранить и преумножить полноту бытия, которая реализуется в динамике созерцаний, переживаний, их смыслов (эйдосов), высказываний. Но благодаря чему удается совершить переход от созерцания отдельных предметов к их смыслу? Благодаря интуиции.

Существенное обстоятельство состоит в следующем: едва ли не во всяком высказывании содержится больше того, на что указывает содержание. Допустим, я, указывая пальцем на книгу, утверждаю: «На этом столе лежит книга». Я вижу два предмета — стол и книгу. Я никогда не увижу в словах «на», «этом», «лежит» тот смысл, который вкладываю в слово «книга». Человек образует смысл не на пустом месте, а благодаря исходным созерцаниям. Но в смыслах заключено больше, чем в созерцаниях.

Итак, феноменолог берет предмет созерцания «в скобки», затем он обогащает созерцание смыслами и только после этого полученный эйдос возвращается предмету, что и означает сохранить полноту жизненного мира. В этом смысле очень показательно, что Алексей Лосев, высоко оценивая гегелевскую диалектику идей, настаивал на замене идей эйдосами. Эйдосы по сравнению с идеями более конкретны, более жизненны, более смыслоемки.

Как вырабатываются ценности?

Ценность — это значимость предмета для человека. Так считает феноменолог. Ценность связывает субъект и объект. Применительно к этике это показал немец М. Шелер, а применительно к эстетике француз М.Дюфренн. Для них обоих ценность есть феноменологическая интерпретация. Интерпретация, которая направлена против всякого формализма, главенствует, как считал Гуссерль, в современных науках и соответственно в технике. Он мечтал о том, чтобы наука, техника, этика, право, другие области общественной жизни понимались феноменологически. Нужно отдать должное феноменологам, они детальнее других анализируют жизнь сознания.

Основные положения феноменологии.

Основные положения феноменологии достаточно детально рассмотрены в параграфе, посвященном феноменологическому методу. Сейчас мы представляем их в более компактном виде, в форме предписаний.

• Начиная философствование, на время анализа самого сознания абстрагируйтесь от внешнего мира, «заключите его в скобки».

• Обогатите материал созерцания своим воображением (представьте себе то, что вы анализируете так и эдак).

• Воображение приводит к эйдосу, который обозначьте высказыванием.

• На основе полученных эйдосов и высказываний интерпретируйте содержание предмета анализа.

• Избегайте всякого обеднения жизненного мира человека.

4.3. Герменевтика.

Происхождение термина «герменевтика».

По древнегреческому преданию бог Гермес — вестник Зевса, владыки богов и людей. Гермес должен был разъяснять людям послания Зевса, обеспечивать их понимание. Эта же легенда повторяется в древнеримской мифологии, где Юпитер — то же, что Зевс, а Меркурий — то же, что Гермес.

Средневековая евангелия в переводе с греческого есть тоже весть (благая весть). Вначале было слово, но его смысл надо разъяснить (в этом состоит первоочередная задача посланников Бога, апостолов). Христианские проповеди, а методика их проведения была разработана весьма детально еще в средние века, есть уяснение смысла божественного слова, но не столько рациональными, сколько иррациональными средствами.

Исходя их изложенного герменевтику часто определяют как способ философствования, центром которого является интерпретация, понимание текстов. Это соответствует тому обстоятельству, что в герменевтике языку уделяется огромное внимание. Тем не менее содержание герменевтики много шире приведенного определения. В связи с последним утверждением обратимся к истории становления герменевтики как философского направления.

Становление современной герменевтики.

Современная герменевтика — это прежде всего реакция на философию Нового времени с ее культом рациональности и человека-одиночки, противопоставляемого внешнему миру. Когда такой способ философствования себя исчерпал, то в появившихся новациях человек стал пониматься не столько как рациональное, сколько в качестве эстетически, этически, религиозно чувствующего существа. Новатором в этом отношении был датчанин Кьеркегор. Он писал об экзистенции (существовании) человека, о связанных с этим переживаниях.

В то же время новейшая философия не хотела что-либо противопоставлять человеку — ни природу, ни Бога. Отсюда происходит на первый взгляд парадоксальное суждение, что человеку предшествует принцип ничто, принцип свободы. Так считали наш Н.А. Бердяев и француз Ж.П. Сартр. Главная книга Сартра называется «Бытие и ничто». Человек свободен, а потому он сам ответственен за свои действия.

Мало-помалу философы стали отказываться от рамок «ничто — человек» и поставили в центр своих изысканий «бытие человека в мире», сокращенно «бытие-в-мире», где два дефиса призваны отобразить единство человека и мира. Эта позиция единства мира и субъекта разрабатывалась особенно тщательно Карлом Ясперсом и Мартином Хайдеггером.

Ясперс, бывший врач-психиатр, рассматривает существование человека в терминах переживаний (страсть, смерть, вина, сомнение, отчаяние). Человек подлинен в пограничных, опасных ситуациях, особенно перед страхом смерти. Ясперс — экзистенциалист, т. е. на первом месте у него интерес к переживаниям человеком своего существования в мире.

Хайдеггер уходит дальше Ясперса от психологического понимания бытия человека в мире. Он не желает быть экзистенциалистом, который преувеличивает значение переживаний. Он называет себя фундаментальным онтологом. Онтология — это учение о бытии. Так, Хайдеггер считает, что философия начинается с учения не о познании (как считали гении Нового времени, например Кант), а о бытии человека в мире. А домом этого бытия является язык. Хайдеггер по праву должен быть назван основателем современной герменевтики. Таковым часто считают Ганса Гадамера, ученика Хайдеггера, но благодарный и благородный ученик не устает ссылаться на своего учителя.

Крупнейшие представители герменевтики в Германии — Хайдеггер и Гадамер, во Франции — П. Рикер, в Италии — Э. Бетти, в России — С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский, А.Ф. Лосев. Булгаков подчеркивал, что в слове «звучит мир». Флоренский считал, что слово «сводит нас лицом к лицу с реальностью». Лосев — автор книги «Философия имени», которая насквозь пропитана герменевтической проблематикой.

Итак, мы получили материал для уточнения определения герменевтики. Герменевтика — это философия о бытии человека в мире и понимании этого мира посредством языка и переживаний.

Как мы понимаем?

Выше при определении герменевтики мы использовали центральный для нее термин «понимание». Что такое понимание? Как понимает человек, бытийствующий в мире? Когда человек может с полным основанием утверждать, что он понимает? Если человек задает вопросы, то это свидетельствует о том, что он недопонимает. Вопрошание запускает процесс понимания. Но как в нем добиться успеха? Как достичь истины — вот вопрос вопросов.

В науке понимание часто интерпретируют как подведение под понятие. Так делают, когда решают задачи по математике, физике, другим учебным дисциплинам. Герменевт считает, что здесь нет подлинного понимания, а присутствует всего лишь объяснение. Понимание должно быть по-настоящему жизненным, оно должно иметь дело с сущим, а наука от многого просто-напросто абстрагируется. В критике «бескровных» идеалов науки герменевт согласен с феноменологом. Однако по принципиальным вопросам они расходятся.

Феноменолог в основном ориентируется на созерцание, он стремится к миру посредством конструкции сознания. Но почему же не вступить в прямой контакт с внешним миром? Надо, считает убежденный герменевт, твердо держаться вещи, не убегать от нее в сознание, не довольствоваться всего лишь созерцанием и его обработкой в сознании.

Человек изначально находится в мире сущего, испытывает интерес к нему (на латинском «среди сущего» — интер-ессе, иначе говоря, быть среди сущего значит интересоваться им). Однако вещи закрыты от человека, у них есть свои границы. С другой стороны, свои границы есть и у каждого человека. Понимание будет достигнуто и истина откроется, если удастся добиться слияния границ вещи и человека. Несколько примеров пояснят нам ситуацию.

Допустим, у меня есть автомобиль. Как открыть его тайну? Дать ему возможность показать себя всесторонне, в совершенстве. А для это им надо пользоваться. Но не любым образом, иначе он просто придет в негодность.

Другой пример. На вопрос учителя сколько будет 5x4, ученик дает неправильный ответ «22». Герменевтически настроенный учитель не расценит такой ответ как торжество глупости, а увидит за ним потаенную сущность. Он постарается ее выяснить, ибо без этого он не в состоянии помочь ученику. Всякий предрассудок имеет свой, иногда глубокий, смысл.

Еще пример (самого Хайдеггера): «Картина Ван Гога есть раскрытие того, чем вещь, пара крестьянских ботинок, является в истине. Это сущее выступает в непотаенность своего бытия… В произведении искусства действенно про-из-ведена истина сущего». Перед картиной Ван Гога остановится тот, для которого изображение двух истоптанных башмаков есть подлинный зов сущего. Ему-то и открывается истина. Истина есть, по Хайдеггеру, открывшаяся потаенность вещи. Не случайно мы говорим «истинный друг», «истинная любовь» и т. п.

Вопрос Гадамера: как мы понимаем текст?

Согласно Хайдеггеру, человек заброшен в мир, он изначально находится среди сущего, он заинтересован им и вместе с тем озабочен, испытывает чувство неопределенности, страха перед неведомым, и прежде всего в силу своей конечности, смертности. Понимание предполагает практическое действие, но оно с той же необходимостью есть выражение субъекта, его выкладка, интерпретация. Но всякая интерпретация имеет языковую, текстуальную форму. В силу чего герменевтика и есть интерпретация текста.

Понять текст — это значит найти в нем ответы на ряд вопросов, определяемых границами вопрошаемого, его образованием, вкусом (эстетическим, например), талантом, традиционностью. Согласно Гадамеру, тщетны попытки видеть смысл текста в сознании его творца (ибо создатель текста сам есть часть мира, к тому же мы хотим познать непосредственно данное, точнее: за-данное для нахождения ответа), у текста нет собственного смысла вне его интерпретации, а в рамках этой интерпретации неуместен субъективный произвол, ибо сам текст не произволен. Итак, понимание достигается в обеспечении слияния горизонтов текста и человека. При этом надо иметь в виду так называемый герменевтический круг. Человек должен понять то, внутри чего он с самого начала находится, круговая зависимость связывает целое и его часть. Мы можем понять текст только как часть целого, о котором у нас есть некоторое пред-понимание до начала интерпретации текста. Наконец, следует учесть, что понимание исторично, преходяще, временно, а это означает изменчивость самих горизонтов понимания. Каждое новое поколение интерпретирует по-своему.

Герменевтика А.Ф. Лосева.

Для Лосева каждая вещь обладает сущностью. Сущность — это нуждающийся в разгадке икс, который проявляет себя с помощью своих энергем. Благодаря этим энергемам сущность является в имени. Имя есть символ сущности. В «имени — средоточие всяких физических, психических, феноменологических, логических, диалектических, онтологических сфер». Имя — мост между субъектом и объектом. Лосев выделял в имени 67 (!) моментов. Вот что значит видеть в имени (слове) полноту жизни! Любовь к слову приводит герменевтов к тому, что они опасно сближают философию с филологией (любовью к слову), философия начинает пониматься как нечто среднее между наукой и поэтикой. Герменевтика ориентирована эстетически.

Основные положения герменевтики.

Соберем воедино главное из предыдущего, перечислим основные положения герменевтики и ее термины:

• Бытие человека-в-мире.

• Соотносительность человека и мира (вещей).

• Заброшенность человека в мир, его забота, страх, временность.

• Потаенность вещи, ее сокрытость.

• Философия как вопрошание.

• Преодоление потаенности вещи и ее самораскрытие как истинность.

• Горизонты человека и вещи.

• Понимание как слияние границ человека и вещи.

• Герменевтический круг.

• Понимание как интерпретация на основе образования, вкуса, таланта, вовлеченности в традиции интерпретатора.

• Историчность интерпретации.

• Сближение герменевтики с поэтикой.

Кому и зачем нужна герменевтика?

Герменевтика имеет своих сторонников и противников. В науке она почти не используется, зато в искусстве к ней обращаются очень часто. Герменевты озабочены тем, что в нашем мире все меньше думают. Надо не бездумно прославлять или проклинать, например, технику, науку, повседневные реалии, а вопрошать, вести диалог друг с другом, добиваться согласия, консенсуса. Человек, считают многие герменевты, подвержен безумию своих произведений, ему кажется, что философия больше не нужна. В этой связи классики герменевтики, и наш Лосев, и немец Хайдеггер, трепетно относились к молодежи. Лосев написал для юношества специальную книгу «Дерзание духа». В предисловии к этой книге, обращаясь к юным, он писал: «Беритесь за ум, бросайтесь в живую мысль, в живую науку, в интимно-трепетные ощущения перехода от незнания к знанию и от бездействия к делу, в эту бесконечную золотистую даль вечной проблемности, трудной и глубокой, но простой, здоровой и усладительной. Певучими радостями овеяна живая мысль, бесконечной готовностью жить и работать, быть здоровым и крепким. Весельем и силой заряжен живой ум».

Хайдеггер также хотел бы способствовать молодым. «Самое важное сегодня — это молодежь, которая переживает новые проблемы, которая строит новый мир. Я ее очень люблю, и лишь она интересна». Слова Хайдеггера были сказаны в 1969 г., лосевское предисловие относится к 1988 г.

Герменевтика, равно как и любая хорошая философия, нужна тем, кто смел, кто дерзает духом, а это может быть и млад, и стар.

4.4. Аналитическая философия.

Почему возникла аналитическая философия?

Философия наших дней включает в себя не только те направления, которые с некоторым предубеждением относятся к научно ориентированной философии, например герменевтику. Грандиозные успехи науки, особенно логики, лингвистики (языковедения), математики и физики не могли не изменить содержание философствования. Более того, эти изменения оказались впечатляющими, к их рассмотрению мы как раз и переходим. Но прежде необходимо определиться с тем, что понимается под аналитической философией.

Аналитическая философия — это философствование посредством детального анализа используемой логики и языка. Логика и язык выдвигаются на самый передний план, но почему, в силу каких оснований? Таких оснований много, укажем два главных.

Во-первых, это трудности, с которыми имели дело математики в начале XX в. (равно как и в его конце). В науке образцом строгости всегда считалась математика. Но довольно неожиданно математики стали все чаще встречаться с различного рода парадоксами, противоречиями. Простыми средствами с этими затруднениями не удавалось справиться. В силу этого крепло убеждение, что корни затруднений скрыты в основаниях математики. Но что входит в основания математики? Логика и некоторый искусственный язык, а также философия. Глубокие специалисты в области математики и логики, такие как немец Готтлоб Фреге и англичанин Бертран Рассел, пришли к выводу (особенно резко высказывался на этот счет Рассел), что прежняя философия устарела, в ней не меньше путаницы, чем в математике.

Во-вторых, аналитизм возник как реакция на засилье идеализма в английских университетах начала XX века. Для английских философов, вспомните Локка, всегда был характерен эмпиризм и сенсуализм, конкретность, антисхоластичность. Можно даже сказать так: англичане меньшие идеалисты, чем немцы и французы. Лишь временно, в конце XIX в., в Англии возобладал идеализм. Реакция не заставила себя долго ждать. Было признано, что идеализм несостоятелен, он затуманивает ясное положение дел. В философии надо брать за основу не абстрактные впечатления и слова, которые необходимы для отображения всего этого. Итак, в очередной раз мы встречаемся со стремлением к ясной философии. Ясность философии связывалась прежде всего с языком, а не с тем, что творится в голове, что сугубо индивидуально и непроверяемо. В отличие от мыслей и чувств в истинности языковых описаний внешних для человека фактов может убедиться каждый. А это означает, что ясная философия должна сводиться к высказываниям о внешних для человека фактах. Сравните выражения: «У меня острая зубная боль» и «На улице идет дождь». Только второе выражение является общезначимым. Отметим также, что англичанин Джон Мур и австриец Людвиг Витгенштейн были теми, кто поставили в центр философского анализа не искусственные языки математики и логики, а естественный язык. Итак, аналитизм в философии возник не случайно, а в силу вполне определенных оснований.

Основатели движения: Фреге, Рассел, Мнр.

Укажем на основные идеи основателей аналитического движения в философии.

• Фреге и Рассел считали, что здравая философия является логикой, ибо она начинается с объяснения предложений, того, что может быть истинным или ложным, а это — задача логики.

• Логика занимается высказываниями, предложениями, состоящими из слов, т. е. она имеет языковой характер. Первые философские вопросы: что есть слово? что есть предложение?

• По Фреге, собственное имя обладает значением и смыслом. Два выражения могут иметь одно и то же значение, но разный смысл. Уже древние вавилонские астрономы знали, что «утренняя звезда» и «вечерняя звезда» — это планета Венера. Два рассматриваемых выражения имеют одинаковое значение (планета Венера), но разные смыслы, ибо они представляют различную информацию. Часть логической путаницы заключается в отождествлении значения имени и его смысла.

• Фреге ввел в логику понятие функции. Сравним выражения: «2+3» и «Сергей играет с Татьяной». В первом выражении 2 и 3 — это аргументы, а знак «+» есть функция. Если мы вместо 2 и 3 подставим переменные х, у, то мы получим эффективнейшее средство для описания множества математических выражений с одной и той же функцией +. В традиционной грамматике используется не представление об аргументе и функции, а представление о субъекте и предикате (подлежащем и сказуемом). Но ведь предложение «Сергей играет с Татьяной» тоже можно представить как связь аргументов («Сергей», «Татьяной») с функцией («играет с»). Раз так, то можно в логику, другими словами, в исчисление высказываний, ввести переменные. Изобретение Фреге буквально преобразило логику и аналитическую философию в целом.

• Редукция, сведение к предельным элементам реальности позволяет избежать, считает Рассел, ложных представлений. Предметное содержание следует сводить к изначальным сущностям, неопределимым в терминах еще чего-либо (это, по Расселу, есть его вариант «бритвы Оккама»; британский философ Оккам выступал против преумножения сущностей).

• Мур выступал в «защиту здравого смысла» в философии.

• Мур предлагал неясные, спорные суждения переформулировать в более ясные.

Ранний Витгенштейн: «Логико-философский трактат».

Ранний этап развития аналитической философии получил свое завершение в небольшой книжке Витгенштейна «Логико-философский трактат». Основные положения этой первой хрестоматии аналитической философии следующие.

• Язык есть граница мышления (язык и мышление совпадают; лучше вообще говорить не о мышлении, а просто о языке, мышление «за» языком — это химера).

• Есть только один мир — мир фактов, со-бытии (сосуществование фактов), которые описываются совокупностью естественных наук.

• Предложение — картина мира, оно имеет с последним одну и ту же логическую форму (если бы мир был нелогичным, то его нельзя было бы представить в форме предложений).

• Смысл предложения выражает со-бытие.

• Сложные предложения состоят из элементарных предложений, которые соотносятся непосредственно с фактами.

• Высшее невыразимо. (Имеется в виду, что предложения этики, эстетики, религии нельзя обосновать фактами. Сравним два предложения: «Сергей любит Лену» и «Сергей ненавидит Лену». В фактуальном мире мы обнаруживаем Сергея и Лену, но не их любовь и ненависть. «В мире, — пишет Витгенштейн, — все есть, как оно есть, а все происходит, как оно происходит; в нем нет ценности…». Высшее себя показывает, оно мистично, о нем нельзя говорить языком истины.).

• «То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно». Обо всем остальном, например мистическом, лучше молчать.

• Философия не может состоять из научных предложений, ибо философские предложения нельзя проверить на истинность и ложность, они бессмысленны.

• Цель философии — не особые философские предложения, а логическое прояснение языка. Потому философия — это не особое учение, а деятельность по прояснению языка.

• Перед нами философия, которая вплоть до середины XX века считалась образцом ясности. Казалось, на горизонте никогда не появятся облака — предвестники новых бурь.

Логический позитивизм.

Если местом становления аналитического направления в философии по праву можно считать Англию (Кембридж), где работали Мур, Рассел и Витгенштейн, то позднее центр движения переместился в Вену и Берлин (М. Шлик, Ф. Франк, О. Нейрат, Р. Карнап, К. Гедель, Г. Рейхенбах, К. Гемпель). Всех упомянутых философов объединял интерес к научному постижению мира, прежде всего на основе данных математики, логики и физики. Много внимания уделялось «Логико-философскому трактату» Витгенштейна. Вторая мировая война вынудила абсолютное большинство философов эмигрировать в США, где они продолжали работать весьма продуктивно. Эмиграция способствовала тому, что аналитическая философия стала популярной в США, а в Англии она доминировала и до упомянутой эмиграции. Аналитическая философия стала философией англоязычных стран. Потребовались годы для возвращения ее на европейский континент.

Рассмотрим основные идеи логического позитивизма, т. е. положительного учения, ясного, научного. Его еще называют неопозитивизмом (дело в том, что в XIX веке тоже был позитивизм, его представителями являлись О. Конт и Э. Мах).

Отрицание философии как учения о первых принципах. По мнению Карнапа, истинность философских предложений невозможно обосновать. От философии следует отказаться в пользу науки, лишь она представляет собой обоснованное знание.

Аналитические и синтетические предложения. Это различение имело важное значение в неопозитивистском понимании предложения, истинность которого определяется его собственным содержанием, чего нет в случае синтетического предложения. Примеры аналитических предложений: «В квадрате все углы прямые», «Тела протяженны». По определению в квадрате все углы прямые, а тела представляют собой нечто протяженное. Примеры синтетических предложений: «На столе лежит книга», «Студенты смеются чаще, чем их преподаватели». По определению стол не является чем-то таким, на чем непременно лежит книга. Истинность синтетических предложений устанавливается эмпирическим путем.

Неопозитивисты считали, что все предложения науки являются либо аналитическими, либо синтетическими. Аналитические предложения логически необходимы (если я утверждаю, что существуют тела, то я должен также утверждать, что эти тела обладают протяженностью), синтетические предложения — эмпиричны, они отражают экспериментальные данные. В соответствии с этим можно разделить все науки на экспериментальные (физика, химия, психология, история, социология) и неэкспериментальные (логика и математика). А предложения философии не аналитичны и не синтетичны, они бессмысленны. Это ясно уже из того, что философия толкует о реальных явлениях, но не имеет собственной экспериментальной базы.

Пройдут годы, прежде чем рассматриваемое воззрение будет подвергнуто аргументированной критике. Современный американский философ Уильям Куайн обвинит неопозитивистов в том, что они слишком жестко отделили друг от друга аналитические и синтетические предложения. Следует учитывать их взаимосвязь. А это означает, что в эксперименте проявляется теория в целом, в том числе и правомерность аналитических, равно как и философских предложений. Философские предложения не являются бессмысленными, они тоже научны.

Верификация (проверяемость). Согласно принципу верификации, достоверность синтетических предложений выявляется в эксперименте. Проще говоря: не доверяй, а проверяй; проверяй каждое суждение. С этой целью сложный текст надо разложить на элементарные предложения (их также называли протокольными предложениями, или предложениями наблюдения). Элементарное предложение проверяется фактами. Допустим, мне надо удостовериться в истинности утверждения: «Все студенты группы "Экономика" ростом выше 160 см». Это утверждение будет сведено к предложениям: «Рост студента X группы "Экономика" выше 160 см». Вместо X надо будет подставлять имена из списочного состава группы. Если в группе 22 человека, то мы получим 22 элементарных предложения, истинность которых легко установить в эксперименте, т. е. в нашем случае измеряя рост студентов.

Казалось, что найдена суть истины. Все просто, все ясно. Но вдруг гром среди ясного неба: самый главный призыв «Все проверяй фактами» нельзя проверить фактами. Что делать? Не отказываться же от главного принципа, ибо ему не видно замены. Выход один — согласиться с тем, что в основе научного понимания лежат философские принципы («Все проверяй фактами» — типичный философский принцип, ибо он обладает универсальным содержанием), которые невозможно проверить фактами непосредственно. Нельзя поставить эксперимент, который бы явился обоснованием философского принципа. Как уже не раз подчеркивалось, философские принципы являются обобщениями всего массива экспериментов.

История с принципом проверяемости показывает, что при всем желании от философии не избавиться. Стремление к ясности и простоте должно включать философские положения. Без философии так называемое простое и ясное объяснение сродни простоватости, научной поверхностности.

Физикализм. Физикализм — это убеждение, что в эмпирических науках все предложения должны в конечном счете сводиться к предложениям физики. В основе физикализма лежит все то же стремление к ясности. Что такое биологическое, жизнь, социальное, политическое? В конечном счете физическое, утверждали неопозитивисты.

На первый взгляд физикализм вполне состоятелен. Но последовательно проводить этот принцип за пределами физики, например в биологии или политологии, еще никому не удавалось. Почему? Потому что физическое — это не само биологическое и социальное, а лишь его фундамент. Известно, например, что демократия — это вполне реальное политическое состояние общества. Но в свойствах элементарных частиц политическую демократию не разглядеть. Либо потому, что само развитие материи включает необъяснимые переходы (например, от неживого к живому), либо в силу недостаточно высокого уровня современной науки. Пока у нас нет достаточных данных для выбора между двумя этими «либо».

Добро — это чувство, его нельзя обосновать фактами, считали неопозитивисты, особенно четко защищал эту позицию англичанин А. Айер. Моральные предложения, считал он, не могут быть истинными или ложными, они являются выражениями эмоций. Этика, как и все гуманитарные дисциплины, чужда идеалам науки.

Итак, неопозитивизм, или логический позитивизм, существенно прояснил содержание научного знания, вызвал к жизни многие новые проблемы, в том числе и философского порядка. Что касается философского знания, то оно было существенно реабилитировано уже в работах постпозитивистов (после неопозитивистов), являющихся, как и неопозитивисты, сторонниками научного построения знания.

Постпозитивизм.

Часть философов сохранили свою приверженность неопозитивизму по настоящее время. Тем не менее начиная с середины XX века все большее число философских экспертов стали отдавать предпочтение постпозитивизму. Виднейшие из постпозитивистов: англичане Поппер и Лакатос (приехал в Англию из Венгрии), американцы Фейерабенд и Кун.

Постпозитивисты согласны со своими предшественниками неопозитивистами прежде всего в стремлении четко уяснить себе и другим содержание научного знания. При этом нео- и постпозитивисты критически относятся к феноменологическим и герменевтическим установкам. Вместе с тем постпозитивисты достаточно резко отличаются от неопозитивистов.

Неопозитивисты считали, что человек способен на ясное, истинное на века знание. Постпозитивисты же придают принципиальное значение тому факту, что человек существо ошибающееся. Это означает, что ясное, вечное знание не может быть достигнуто: одна теория неминуемо сменяет другую. Надо обеспечить рост научного знания.

Неопозитивисты полагали, что достижение знания имеет определенный конечный пункт («все ясно, дальше идти некуда»). Постпозитивисты настаивают на развитии знания, причем посредством коренных преобразований, научных революций.

Неопозитивисты упорствовали в непризнании философии наукой, постпозитивисты ставят проблему по-другому: между наукой и философией нет жесткой границы, но философствовать надо научно.

А теперь более детально о постпозитивизме.

Теорию нельзя проверить на окончательную истинность, но ее можно опровергнуть, фальсифицировать, доказывал Карл Поппер. В этом состоит защищаемый им принцип фальсификации. По Попперу, мы не можем сказать, что теория верна, ибо, как свидетельствует история, признававшиеся истинными теории рано или поздно проявляли свою недостаточность. Почти триста лет механику Ньютона считали истинной во всех отношениях, а потом на смену ей пришли новые теории. Так обстоит дело с любой теорией, она появляется, достигает стадии расцвета, а затем опровергается. Поппер считал, что в мире теорий идет «борьба за существование», схожая с известными представлениями Дарвина о естественном отборе среди живых особей. Отсюда главные выводы Поппера: 1) в основании теории находятся гипотезы (т. е. предположения); научные гипотезы навсегда остаются гипотезами, ибо, как уже отмечалось, их истинность нельзя доказать; 2) из гипотез по законам дедукции выводят предложения, которые можно сопоставить с фактами; 3) сопоставление с фактами дает два результата: либо предложения не противоречат фактам, в таком случае теория продолжает жить, она признается работоспособной и правдоподобной, либо предложения теории опровергаются, фальсифицируются фактами, в таком случае теория считается ложной, она отвергается и интенсифицируется поиск новой теории. Итак, по Попперу, теория имеет гипотетико-дедуктивную структуру. Гипотезы выступают попытками разрешить проблемы, дедукция позволяет провести очную ставку содержания гипотез с экспериментальными фактами. Факты экзаменуют теорию на прочность (годится — не годится).

Научно-исследовательская программа имеет свое «твердое ядро». Имре Лакатос обратил внимание на то, что обычно ученый имеет дело не с одной, а с целым семейством теорий, образующих научно-исследовательскую программу. У теорий данной программы есть «твердое ядро» и «защитный пояс». Теории сопоставляют друг с другом. Рост научного знания совершается так: сначала разрушается защитный слой твердого ядра, а затем наступает черед и самого твердого ядра. Только тогда, когда будет разрушено твердое ядро программы, необходимым окажется переход от старой научно-исследовательской программы к новой.

Твердым ядром научно-исследовательской программы Ньютона являются три закона механики и закон тяготения. На этой базе было развито множество теорий, относящихся к астрономии, учению о свете, сопромату, технике. Все они имели свои особенности, противоречия, недостатки, часть из которых не удавалось устранить, а раз так, защитный слой начинал трещать. Понадобились годы и десятилетия, прежде чем разрушению подверглось твердое ядро. К тому же ньютоновская научная программа жива и по настоящее время ее изучают, ею пользуются.

В каждой науке есть свои научно-исследовательские программы: программа дарвинизма или генетики в биологии, марксизма и неоклассики в экономике, позитивизма в философии и т. д.

Научный образец (парадигму) создает и преобразует, особенно на стадии научных революций, научное сообщество. Так считает Томас Кун. Парадигма — это совокупность убеждений, ценностей, технических средств, принятых научным сообществом и обеспечивающих научную традицию. У Куна наука понимается столь широко, что впору утверждать о выходе за пределы всякого позитивизма. Позитивизм, по определению, борется за чистоту науки. Кун же фактически имеет в виду всю совокупность ценностей и убеждений научного сообщества.

Добро это принцип. В неопозитивизме добро считалось чувством, эмоцией, оно выводилось за пределы науки. Англичанин Ричард Хэар, философ наших дней, считает по-другому. Он обнаружил схожесть этики с признающимися образцовыми в научном смысле математикой и физикой. Этика начинается с предписаний («делай так, это добро», «не делай этого, ибо оно есть зло»). Когда предписания даны, в силу вступают законы логики: руководствуясь правилами логики, можно из одних предложений выводить другие. По последствиям действий судят о правомерности исходных положений.

Критикуй, а то проиграешь. В этом абзаце мы отдадим должное критической силе постпозитивизма. Рост знания, считал Поппер, достигается в процессе рациональной дискуссии, которая неизменно выступает критикой (спокойной, обстоятельной, научнооправданной, уважительной) существующего знания. В этой связи Поппер критиковал врагов открытого, демократического общества, которых он увидел в сторонниках марксизма, прежде всего в самом Марксе. Поппер считал, что Маркс справедливо критиковал капитализм, справедливо считал, что то или иное воззрение определяется историческими условиями, но напрасно абсолютизировал пролетарские науку и мораль. Он должен был их активнее критиковать, не устанавливать перспективы на вечные времена, больше творить. Только в этом случае можно избежать тоталитаризма. Ни одно учение, считает Поппер, нельзя признать всесильным и верным, тем более на необозримое будущее.

Философия естественного языка: поздний Витгенштейн.

В аналитической философии есть два интереса к языку. В одном случае речь идет об искусственных языках, т. е. в основном о науке, ибо именно в ней используются искусственные языки. Во втором случае речь идет о естественных языках, т. е. о жизни в целом. Ясно, что во втором случае значение и смысл не являются столь четко определенными, как считал Витгенштейн в своем «Логико-философском трактате».

В течение первого периода своего творчества Витгенштейн был настроен весьма позитивистски: все должно быть ясным, четким, понятным. Ему казалось, что он решил эту задачу применительно к естественному языку. На некоторое время он даже потерял интерес к философии в целом и к философии языка в частности. Когда в этот период его навещали выдающиеся философы, то он неохотно обсуждал философские темы (Карнапу он предложил почитать вместе с ним стихи индийского поэта Р. Тагора, чему великий логик немало удивился). Вскоре, однако, позиция Витгенштейна изменилась радикально. Теперь он недоволен своими прежними изысканиями и ищет новые подходы к пониманию языка.

Значение слова есть его употребление. Напомним, что ранний Витгенштейн считал, что слова и предложения обладают значением, этими значениями являются либо отдельные предметы («этот стол» обозначает стол, на который обращается внимание), либо их расположение, со-бытие («на столе лежит карандаш» обозначает, что взаиморасположение стола и карандаша именно такое, как сказано: карандаш лежит «на столе», а не где-то в другом месте). Витгенштейн пишет: «Когда мы говорим: "Каждое слово в языке что-то означает", — то этим еще совсем ничего не сказано…». Витгенштейн имеет в виду, что в прежних его работах слово и значение слова увязывались уж очень формально, по формуле «слово есть метка предмета». А между тем язык — это сама наша жизнь, в ней одно и то же слово может обладать многими сотнями значений. Приведем пример на этот счет.

«Кирпич!» — говорит строитель своему помощнику; тот приносит кирпич. «Написал кирпич?» — спрашивает Иванова Сидоров. «Да нет еще, — отвечает Иванов, — не было времени сесть за диплом». «Ты видел Кирпича?» (имеется в виду Алексей Кирпичников, которого друзья называют Кирпичом). Слово не имеет раз и навсегда данного значения. Значение слова есть его употребление в языке и действии. Язык есть деятельность, форма жизненной игры. Как во всякой игре, здесь есть много возможностей.

«Семейное сходство» слов. Язык состоит из многих слов, а у слов много значений, но это не означает, что язык — это сплошной хаос. При характеристике спорных, равно как и не спорных, вопросов имеет смысл использовать слова, обладающие «семейным сходством», похожие друг на друга. Одним словом суть дела не исчерпать. Значение слова во многом становится понятным в рамках группы слов. Рассмотрим, например, семейное сходство слов, поясняющих и проясняющих слово «любовь».

Любовь сродни благосклонности, преклонению, привязанности, сердечному чувству, симпатии, внутреннему влечению, страстности, потребности любви, эротике, сексуальности, сексу, половому влечению, верности, пламенности, сердечности, уважению, жертвенности, любовному огню, доказательству любви, душевности, нежности, восхищению, влюбленности, обожествлению, страданию, супружескому чувству, отцовскому чувству, материнскому чувству, заинтересованности и т. д.

Надеюсь, молодым людям из числа читателей этой книги стало яснее, почему их подруги жаждут не односложного («Ты любишь меня? — Угу. — И я угу»), а более пространного объяснения в любви: они интуитивно чувствуют достоинства концепции семейного сходства слов. Витгенштейн выразил концепцией семейного сходства слов одну из сторон нашей языковой практики.

Речевые акты. В аналитической философии, как правило, все богатство жизни хотят увидеть в языке. Возможно ли это? Ранний Витгенштейн видел в языке границу мышления. Поздний Витгенштейн переносит ударение на действия человека, его практическую жизнь. Можно ли считать язык, речь границей наших поступков, действий? На этот вопрос утвердительно ответил своими изысканиями англичанин Джон Остин.

Остин утверждал, что речь состоит из речевых актов, действий. Всякая речь — это не просто слова, а принятие решения и само действие, точнее, его смысл. На первый взгляд кажется, что некто обещает сделать нечто, назовем это нечто А, но делает В. Однако при более детальном рассмотрении, учете того, как, в каких условиях, в каком контексте было обещано сделать А, мы разгадываем подлинный смысл обещания, а именно исполнить В.

Итак, пожалуй, аналитики правы в том, что язык позволяет выразить все богатство нашей жизни. Но оно содержится в языке в форме высказываний, а не как таковое. Язык — это богатейший символ нашей жизни, а не сама жизнь как таковая во всем ее многообразии.

Что такое философия? Согласно как ранним, так и поздним аналитикам, философия есть способ избавления человечества от характерных для него недугов посредством анализа языка и содержащейся в ней логики. Витгенштейн выразил это образно: цель философии — показать способ, «каким муха вылетает из мухоловки». Без философии человек остается в западне своих кажущихся неразрешимыми проблем.

Аналитическая философия как интернациональное движение.

Нет сомнений в том, что аналитическая философия в наши дни стала интернациональным явлением. Исторически так случилось, что аналитическая философия на определенном этапе своего развития была характерной почти исключительно для англоязычного мира. В наши дни аналитическая философия развита в США и Англии больше, чем, например, в ФРГ и Франции. Тем не менее влияние аналитической философии в Европе, особенно в скандинавских странах, постоянно возрастает.

Как обстоят дела в России? Как и в Европе, влияние аналитической философии растет. Создаются общества по ее распространению, переводятся труды виднейших аналитиков (здесь еще непочатый край работы), все большее число философов открыто, не таясь, называют себя философами-аналитиками.

Аналитическая философия — это детище XX века. В России в это время господствовала философия диалектического и исторического материализма. Общественные условия были таковы, что никто не признавал себя аналитиком в философии. Между тем философы, которые занимались проблемами науки, логики, языка, были далеко не чужды аналитической философии, таким ее составным частям, как неопозитивизм и постпозитивизм. Можно с уверенностью сказать, что российская философия не останется в стороне от аналитической философии.

Основные положения аналитической философии.

• Язык — граница мышления и действия. Язык дает полнейшую информацию о мышлении и действии.

• Язык имеет логическую форму.

• Значение слова есть факт, который оно обозначает (ранний Витгенштейн).

• Значение слова есть его употребление в языковой игре и практической деятельности (поздний Витгенштейн).

• Истинность синтетических предложений проверяется их сопоставлением с фактами (тезис неопозитивизма).

• Истинность синтетических предложений нельзя подтвердить окончательно, но можно проверить неистинность синтетических предложений (принцип фальсификации).

• Теория имеет гипотетико-дедуктивную структуру.

• В процессе роста научного знания происходят научные революции.

• Добро — это эмоция (тезис неопозитивистов).

• Добро — это предложение, жизненность которого определяется последствиями его применения (тезис постпозитивистов).

• Философия не является наукой (тезис неопозитивистов). Философия научна (тезис постпозитивистов).

• Философия — это прояснение содержания языковой деятельности человека.

4.5. Постмодернизм.

Программа постмодернистов.

Наш обзор современной философии был бы весьма неполным, если мы прошли мимо постмодернизма. Постмодернизм считается многими экстравагантной философией. Но число его сторонников неуклонно возрастает. Крупнейшими постмодернистами являются французские философы Жак Деррида, Жан Лиотар, много сторонников постмодернизма также в США.

Слово «постмодерн» означает после модерна. Французское слово «модерн» означает современный. Постмодерн — это прежде всего философия, которая направлена против философии Нового времени. Постмодернисты считают, что феноменология, герменевтика, аналитическая философия по сути своей не отказались от идеалов нововременной философии. Постмодернисты готовы к самым резким выводам. Они стремятся расшатать все то, что сжимает человека в «объятиях тоталитаризма»: жесткие логические схематики, окончательные выводы, всяческий поиск устойчивого, преклонение перед авторитетами, властные структуры, в том числе науку и технику, поиск единообразия, насаждение необоснованных ценностей, стремление к непременному согласию между людьми, умаление эмоционального и чувственного, культивирование устаревших эстетических и моральных идеалов.

Призыв постмодернистов таков: больше хаоса, дискретности, плюрализма, чувственности, кризиса авторитетов, интуитивизма, поиска нестабильности, несогласия, нигилизма, отсутствия единообразия, иронии по отношению к признанным ценностям, калейдоскопичности, символичности, неустойчивости.

Деррида: метод деконструкции.

Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают постмодернисты, в определенном варианте лингвистической философии. Снова в центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст. Имеется в виду, что в речи человек уже определил свою позицию, от него теперь труднее дождаться желаемого плюрализма. Письмо же открыто для самых различных его интерпретаций. С этой целью Деррида как раз и настаивает на деконструкции.

Речь идет о том, чтобы разобрать, разложить на части структуры — философские, политические, культурные. Для каждого слова надо искать его заменители (с этим мы отчасти уже знакомы по семейному сходству слов). Нужно показать, что именно ты усмотрел в данном слове или высказывании, при этом широко используются метафоры, символы, описания слов в словарных статьях.

Суть философствования Деррида состоит в высказывании той же самой вещи, но и другой, в переписывании ее. Переписывать следует «в слове, которое оказалось бы и более красивым. Когда я говорю об этом написании другого, которое окажется более красивым, я, очевидно, понимаю перевод как риск и шанс поэмы». Другими словами, рискуй в поисках красоты. К этой точке зрения близок другой французский философ, Ролан Барт, который понимал текст как «никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности». Короче, текст должен доставлять удовлетворение, наслаждение.

Лиотар: этика и эстетика возвышенного.

Новейшие постмодернисты сближают этику с эстетикой. Их философия ориентирована эстетически. Лиотар, один из лидеров постмодернизма, развивает в этой связи своеобразно понятую эстетику возвышенного. Возвышенное понимается как единство удовольствия и боли, сотворение непредставимого. Эстетика возвышенного состоит, по Лиотару, в том, чтобы «зримыми представлениями намекнуть на непредставимое». Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышенное. Квадрат Малевича не является иллюстрацией к геометрии, он намекает на то неуловимое, которое как раз и вызывает чувство возвышенного.

Постмодернизм давно завоевал себе право на существование, особенно в мире искусства. Постепенно он проникает и в мир науки и техники, прежде всего туда, где имеют дело с многозначимостью (в этой связи мы предлагаем компьютерфэнам поразмыслить над тем, что представляет собой гипертекст, гиперсреда, гиперпространство и так называемая виртуальная реальность: все больше нелинейных связей, все больше мнимого).

Основные положения постмодернизма.

• Язык — главная среда человеческого существования.

• Письмо богаче речи, оно более многозначно.

• Слова, текст надо деконструировать (Деррида), рассеивать (Фуко).

• Назначение текста — доставлять удовольствие (Барт), чувство возвышенного (Лиотар).

• Меньше единообразия, власти, тоталитаризма, лицемерного согласия, больше чувственности, иронии, нестабильности.

4.6. Философия в России.

Основные положения диалектического и исторического материализма.

Своеобразие российской философии на нынешнем этапе ее развития во многом определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, сохранением идущей от Маркса, Энгельса и Ленина диалектико-материалистской традиции. Во-вторых, содержанием русской философии, восходящей к философии B.C. Соловьева, П.А. Флоренского, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева, А.Ф. Лосева, Н.О. Лосского. Так как философия марксизма рассматривалась выше (см. стр. {}64–66), ограничимся перечислением и кратким комментарием основных положений диалектического и исторического материализма.

Основной вопрос философии — это вопрос о соотношении материи и сознания. Материалисты считают первичной материю. Идеалисты считают первичными идеи, сознание. Материалисты правы: лет эдак 10 миллионов тому назад планета Земля была, а людей с их сознанием не было. Трудно найти среди современных философов кого-либо, кто бы отрицал этот факт. К сожалению, противопоставление материалистов и идеалистов мало что дает для решения действительно актуальных проблем. Важно понять природу сознания, его активность (благодаря которой, кстати, человек и узнал, что Земля существовала до человека). Но в указанном отношении простой рецепт — «материя первична» — не «работает».

Мир познаваем. Имеется в виду, что нет таких тайн, которые рано или поздно не будут раскрыты и изучены человеком. Многие философы вслед за постпозитивистом Карлом Поппером предпочитают рассуждать просто о «росте знания» (зачем, мол, ссылаться на некие тайны).

Сознание есть продукт высокоорганизованной материи. Опять же возникает вопрос о природе самого сознания.

Познание — это отражение действительности в процессе восхождения от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Практика — критерий истины. Многие из современных философов считают, что познание есть не отражение действительности, а конструирование ее моделей, образцов, в которых присутствует активность сознания (вспомните феноменологов, их внимание к процессу воображения).

Материя и сознание развиваются диалектически, от одного противоречия к другому; противоречия — это единство и борьба противоположностей. Тезис о противоречивости мира у многих вызывает возражение. Каждому известно, что логика, наука о мышлении, запрещает противоречия. Познание проблемно, но непротиворечиво. Закон единства и борьбы противоположностей, известный, между прочим, с античности, не пользуется уважением в современной науке. Дело в том, что содержание законов физики, биологии, социологии, других наук нельзя втиснуть в узкие рамки представлений о единстве и борьбе противоположностей. Представьте себе на основе закона противоположностей товарно-денежные отношения. Вам придется утверждать, что все едины (не могут обойтись друг без друга), но вместе с тем находятся в состоянии борьбы (каждый преследует свой интерес). Вроде бы мы даем правильную интерпретацию происходящему, но вряд ли ею удовлетворится экономист. Он объяснит, что для понимания товарно-денежных отношений надо использовать понятия спроса, предложения, денег и т. д.

Экономический базис, совокупность производительных сил и производственных отношений, определяет характер политических, социальных и духовных отношений в обществе (это основное положение исторического материализма). Многие философы считают, что далеко не всегда именно экономика играет в обществе решающую роль. В зависимости от обстоятельств на первый план могут выходить самые разнообразные, не обязательно экономические общественные отношения.

Развитие экономических отношений и деятельность пролетариата обеспечат победу социализму, который сменится коммунизмом. Эта гипотеза пока не нашла своего подтверждения.

Религия — опиум для народа. Мало кто согласится ныне с такой явно упрощенной трактовкой религии.

Влияние диалектического и исторического материализма в нашей стране ослабевает. Эта философия перестала быть официальной доктриной нашего государства. Трудно отделаться от мысли, что диалектический и исторический материализм попал в зону затяжного кризиса.

В чем скрыты истоки неудач диалектического и исторического материализма? Прежде всего в недостаточной философской проработке достижений наук, искусств и практик XX века.

Основные черты русской философии.

В нашей книге не ставится задача рассмотреть в деталях ту или иную национальную философию. Это соответствует тому, что в учебниках математики рассматривается не немецкая или французская математика, а математика как явление мировой культуры. Подобно математике, физике, кибернетике философия есть явление мировой культуры. Разумеется, это не отменяет тот факт, что всякая философия несет на себе печать национально-культурного своеобразия. Столь же неоспоримо, что для близкой нашему сердцу российской духовности если не во всех, то во многих отношениях смыслообразующую роль играет философия отечественных авторов: Чаадаева, Хомякова, Герцена, Чернышевского, Соловьева, Бердяева, Флоренского, Лосского, Лосева и многих других. Для философских воззрений этих авторов характерен большой разброс. Тем не менее ниже мы попытаемся представить традиционную российскую философию как нечто целостное. Затем проведем конкретизацию основных черт философии, ориентирующейся на российские традиции, на примере философии B.C. Соловьева, Н.А. Бердяева, А.Ф. Лосева. Соловьев чуть ли не единодушно признается самым выдающимся русским философом XIX века, но ныне его идеи энергично возрождаются. Бердяеву пожалуй, наиболее известный из всех российских философов XX века, проживавших вне России. Лосев — крупнейшая философская фигура XX века внутрироссийского масштаба. Итак, о характерных чертах традиционной российской философии.

Для абсолютного большинства русских философов характерен идеал цельности, рассмотрение в единстве всех духовных сил человека — чувственных, рациональных, эстетических, нравственных, религиозных. Идеал цельности противопоставляется фрагментарности, расчлененности культуры индустриального общества.

Но мир — это не просто целостность, а положительное единство (В. Соловьев). Чаще всего положительное единство понимается как приоритет религиозного опыта жизни. Философия сливается с религией, прежде всего с православием.

Положительное единство понимается также как нравственность, оправдание абсолютного добра.

Нравственность, понимаемая на уровне субъекта, приводит к этическому персонализму.

Нравственность в общественном контексте приводит к принципу соборности. Соборность означает единство людей на основе их любви к Богу и следование строгой нравственности.

Принцип соборности кладется в основу интерпретации политических и правовых воззрений.

Принцип цельности в российской философии применительно к проблемам теории познания конкретизируется в сочетании чувственного, рационального и возвышенно-мистического.

Часто основа познания понимается как интуиция, как постижение внешнего в его слиянии с внутренним, психическим.

В вопросе об истинности отечественные философы часто стремятся соединить теоретический и нравственно-религиозный опыт. Истина сближается с праведностью, высокой духовностью.

Космизм: идея мирового всеединства субъекта, человечества и физического космоса. По сути дела, концепция русского космизма является дальнейшей конкретизацией идеи всеединства, которая занимала умы и сердца Соловьева и Флоренского, Федорова и Циолковского, Вернадского и Чижевского. Русские космисты видят едва ли не основную задачу человека в «распространении совершенства» (Циолковский) по Вселенной. Эта идея поражает своей масштабностью, но для ее научного анализа все еще недостает данных.

Ныне часто говорят и пишут о необходимости возрождения отечественной философской традиции. Безусловно, такого рода идеи заслуживают всяческой поддержки. Но возрождать отечественную философию на новом этапе российской действительности целесообразно не иначе как с использованием достижений современной мировой философии в целом.

В.С. Соловьев: «Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте».

В философии Владимира Сергеевича Соловьева основные черты русской философии представлены особенно рельефно. Соловьев недоволен позитивизмом, отвлеченными началами рационалистов, односторонностью эмпириков. Его влекут философские начала цельного знания, он оправдывает добро, развивает идеалы Богочеловечества.

Но что же является абсолютно сущим, абсолютно единым? Для Соловьева очевидно, что на эту роль может претендовать только Бог. Сама полнота бытия требует, чтобы сущее было личностью — всеблагой, любящей, милостивой, волевой. Но это и есть Бог, который олицетворяет собой положительное всеединство. Философию Соловьева так и называют: философия положительного всеединства.

Всякое многообразие скреплено божественным единством, мудростью Бога, Софией. София — это душа мира. Смысл бытия человека — достраивание Софии до органической целостности с абсолютом, с Богом. Такое восстановление может иметь место в процессе эволюции человечества. В этом случае человечество становится Богочеловечеством.

В Боге и причастных к нему вещах заключены в единстве благо (как реализующаяся воля), истина (как реализующееся размышление) и красота (как реализующееся чувство). Отсюда следует формула Соловьева: «Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте». Три абсолютные ценности — благо, истина и красота — всегда образуют единство, смысл которого — любовь. Любовь — это та сила, которая подрывает корни всякого эгоизма, всякой отдельности. Благотворна уже физиологическая любовь, соединяющая разнополые существа. Но истинная любовь — это воссоединение в Боге. Это истинная духовность. Хотя любовь по преимуществу есть платоническое чувство, Соловьев угадывал в ней женское очарование. Блестящий поэт, он описывает одно из своих мистических видений следующим образом:

Все видел я, и все одно лишь было,—
Один лишь образ женской красоты…

Видимо, неслучайно философию Соловьева часто называют философией вечной женственности.

Для Соловьева гарантами спасения человечества являются любовь и нравственность. Истину добывает высоконравственный человек. Безнравственная наука служит силам разрушения, войны в том числе. То же относится и к искусству, если оно не наполнено нравственным смыслом.

Жизнь всякого человека есть творчество, свободное движение к добру. Жизнь — это подвиг одухотворения. Пигмалион сотворил статую, и она ожила; так истинный человек, подобно талантливому скульптору, одухотворяет свои деяния. Соответственно жертва Христа открыла путь к спасению человечества.

Все личные и общественные коллизии разрешаются при стремлении к совершенному добру. Нравственность имеет первенство над правом, политикой, экономикой. Разрушительные силы не всесильны, на пути к Богочеловечеству можно справиться с любыми задачами, в том числе и с войнами, и с разделением церквей, и с разделением людей по нациям.

Философия Н.А. Бердяева: человек — это откровение, свобода и творчество.

Центральной темой философии Николая Александровича Бердяева является человек, человек свободный, творческий, а таким он является лишь в свете божественного, точнее, божественного «ничто». Бог сотворил мир из ничто, следовательно, Богу предшествует первичный принцип, не предполагающий какой-либо дифференциации, какого-либо бытия. Это и есть ничто. Бог свободен. И человек свободен. Бог помогает человеку стать добрым, но он не в состоянии контролировать ничто, принцип свободы. В своей подлинной свободе человек божественен. Бог и человек есть дух. Будучи свободным, человек творит, оправдание человека в его свободе, его творчестве, его откровении. Для Бердяева главное — это оправдание человека, его философия ярко персоналистична, романтична, расцвечена тысячами красок человеческого бытия. Ясно, что философ с таким мировоззрением не мог не быть противником тоталитарных режимов, лжи, зла, насилия и террора. Всеобщее воскресение достигается не в технике, не в революциях, а в божественной духовной жизни. Бердяев считал, что в этом отношении многого можно ожидать от русской души и русской идеи.

Когда в России в 90-х годах этого столетия стали появляться одно за другим произведения Бердяева, а написал он больше, чем любой другой отечественный философ, то россияне открыли для себя новый, во многом неведомый мир, они стали иначе оценивать назначение человека, смысл истории, судьбу российского социализма, миссию России. Книги Бердяева являют его соотечественникам кладезь мудрости. Не в этом ли состоит назначение подлинного философа?

А.Ф. Лосев: «Мне надо с греческого переводить…».

Несколько лет тому назад один из студентов автора этих строк получил задание написать реферат о творчестве Плотина. С этой целью студенту было рекомендовано прочитать одну из толстых книг Алексея Федоровича Лосева. Вскоре выяснилось, что студент бросил учебу. Каково же было наше удивление, когда месяца через два студент принес прекрасный реферат. Его объяснение было простым: «Мне понравился Лосев».

Философия Лосева — это мир живости, мудрости, простоты, известной резкости, эстетического изящества и необычайной филологической учености. Его книги, научные-пренаучные, похожи на романы. Вместе с тем они столь детальны, в них столько ссылок на отечественных и иностранных авторов, что не верится порой в способность одного человека совершить такую гигантскую работу. За свою шеститомную «Историю античной эстетики» Лосев заслуженно получил Государственную премию.

Когда Лосев умер в 1988 году, не дожив всего 5 лет до своего столетнего юбилея, то поистине «ослабла связь времен». Лосев как никто иной связывал нашу культуру с античной. Он без устали переводил с греческого, ибо считал, что это один из радикальнейших путей развития отечественной философии.

Лосев соединил в своей философии четыре составляющие: филологию, феноменологию, диалектику и символизм. Лосева интересует в первую очередь пронизанное смыслами живое бытие предмета. Понятие не «схватывает» сущность живой конкретности, это под силу только эйдосу. Однако мир состоит не из неподвижных эйдосов и их выражений в слове. В соответствии с этим истинная философия приобретает диалектический, подвижный характер. Движение эйдосов и слов приводит к связи с иным, взаимосвязанные реалии свидетельствуют друг о друге, они в этом смысле являются символами. В качестве сфер бытования эйдосов, слов, символов Лосев рассматривает язык, миф, религию, искусство, философию. Ему удалось создать весьма своеобразную философскую систему, достоинства которой изучены пока недостаточно. Ее можно назвать философией жизненности эйдосов, слов и символов.

4.7. Восточная философия.

О философии Запада и Востока.

Под восточной философией обычно понимают философию Индии, Китая и Японии. Непредвзятый анализ показывает, что хотя различия между восточной и западной философией существуют, они не являются чрезмерными. Многие знатоки философии считают, что нет как таковой западной или восточной философии. Нет единого «духа» западной или восточной философии, который определялся бы характером соответствующих народов. Говорят, что западная философия рациональна, научна, натуралистична, ориентирована на прогресс и активную преобразующую деятельность, а восточная философия религиозна, мистична, интуитивна, нацелена на эстетико-этическую просвещенность. Но детальное сопоставление философских воззрений Запада и Востока всякий раз показывает, что введенные различия имеют не регионально ограниченный, а универсальный характер. Так, мистик — это универсальная фигура. В средневековой философии и ее современных модернизациях мистики сколько угодно; иначе говоря, мистика характерна не только для индийских философских систем. В то же время, индийские и китайские философы много занимались изучением логических вопросов, отнюдь не всегда проигрывая в этом своим коллегам с Запада.

В философском отношении Запад интересен Востоку, а Восток Западу. Былой обособленности нет больше места. В своем единстве они призваны сформулировать планетарное философское мышление будущего.

Индийская философия.

Для индуса характерен интерес как к человеку, так и к целостности мира. То и другое выливается в единство, которое лучше всего выражается формулой: «Атман есть Брахман».

Атман — это всепроникающее духовное начало, Я, душа. Брахман — безличный духовный абсолют, из которого происходит все остальное. Решающая мысль состоит в том, что Атман и Брахман совпадают. Атман — это самосознание Брахмана, они совпадают, всякой двойственности приходит конец. Многие индусы считают, что на Западе слишком резко противопоставляют Бога человеку и природе, в то время как весь мир одушевлен одним и тем же духом, одним и тем же Богом.

Совпадение Я-Атмана с безличным Брахманом открывает человеку путь к высшему блаженству. Для этого человеку следует преодолеть иллюзию эмпирического мира, земного, освободиться от него. Достижение человеком вечного Я есть мокша.

Представление об абсолютном бытии создается путем сведения всех вещей к единому целому. Эту задачу нельзя разрешить рациональным образом, ибо интеллект всегда пребывает в мире множества. Есть более могущественная сила в постижении абсолютного бытия, чем абстрактное мышление, — это интуиция, выступающая как погружение во всеобщее сознание и сопряжение со всем существующим. В результате человек совпадает с Богом, с абсолютным бытием.

Индийская мысль довольно мистична. С мистикой органично связана сосредоточенность индусов, которая также признается одним из необходимых достоинств человека. Индусы считают, что именно искусство мистики, духовных переживаний и медитаций (сосредоточенных размышлений) не раз позволяло им противостоять превратностям истории.

Медитация ведет к состоянию нирваны, к избавлению от земных желаний и привязанностей, боли, страданий и удовольствия. В этой связи очень показателен разработанный йогами специальный комплекс приемов и упражнений для достижения состояния нирваны.

Индийскую философию часто обвиняли в пессимизме, догматизме, излишнем традиционализме, переходящем в консерватизм, чуждости идее прогресса, абсолютизации психического, равнодушии к этике. Эти обвинения не многого стоят в свете того, что на протяжении двух с половиной тысячелетий индийская философия достойно выполняет свое назначение — направляет деятельность своих почитателей.

Индусы всегда относились к своим философам с почтением. Отнюдь не случайно одним из первых президентов независимой Индии стал философ С. Радхакришнан.

Китайская философия.

Главный интерес китайской философии — это отношения между обществом и человеком, правителем и его подчиненными. Не теория познания, не логика, не эстетика, а этика стоит на первом месте в размышлениях основных представителей китайской философии. Возраст китайской философии тот же, что у индийской — более 2,5 тысяч лет.

Китайские философы, равно как и их коллеги из других регионов, пристальное внимание уделяли единству мира. В этой связи вводилось представление тянь (небо) и дао (закон изменения вещей). В учении о тянь и дао существовало два подхода: в одном случае им придавалось надмировое значение (Лао-цзы), в другом — по преимуществу этическое (Конфуций). Тянь — безличная, сознательная, высшая сила. Дао — закон изменения вещей, вызываемого этой силой. В тянь и дао явственно слышны религиозные мотивы, тем не менее по сравнению с западной и индийской философией они приглушены.

Состояние всеобщего благоденствия требует подчинения дао, следования его универсальным правилам, подчинения ритмам природы. Человек должен избавиться от личных стремлений, почувствовать дао.

Соблюдать дао — это означает, по Конфуцию, быть не низменным человеком, пренебрегающим общими интересами во имя ложных, а совершенным мужем, для которого характерны пять добродетелей: жэнь — человечность, спокойно-уравновешенное уважение и любовь к другим: будь благопристойным, ненавязчивым; чжи — мудрость, интеллект; и — следование этике справедливости, долга, честности. Особенно это касается отношений в семье (отец — сын, муж — жена, старший брат — младший брат) и на службе (старший — младший; начальник — подчиненный); ли — послушание, деликатность, учтивость, уравновешенность; сяо — покорность воле родителей.

Конфуций видел осуществление своей программы в умело организованном процессе образования и воспитания молодых. Его влияние на китайскую историю часто сравнивают с влиянием Сократа на Западе.

Заключая наш краткий обзор философии Востока, отметим роль традиции в философии. Сколь бы причудливым образом не изменялись окрашенные в национальные тона философские системы, устоявшиеся философские традиции в той или иной форме дают о себе знать. Вот характерный пример. Конфуцианство как философское учение сложилась за пять веков до нашей эры. В XI–XII веках достигает расцвета неоконфуцианство. А в наши дни среди китайских философов много сторонников так называемого нового конфуцианства. Похоже, что философские традиции не умирают.

Основные выводы.

• Современная философия состоит из направлений, которые взаимно дополняют друг друга.

• Феноменология рассматривает специфику «работы» сознания человека.

• Герменевтика озабочена пониманием бытия человека в мире.

• Философы-аналитики интерпретируют мир на основе анализа языка.

• Постмодернисты деконструируют устойчивые структуры, тексты в том числе.

• Диалектический и исторический материализм считает базисными реалиями в универсальном смысле материю, а применительно к обществу совокупность производительных сил и производственных отношений.

• Традиционная русская философия понимает мир с позиций православно-религиозного единства любви, добра, истины и красоты.

• Главная формула индийской философии: Атман есть Брахман.

• Основной интерес китайской философии — этическое регулирование отношений между людьми в обществе.

Основные термины.

Феноменология.

ФЕНОМЕН.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕДУКЦИЯ.

ЭПОХЕ.

ЭЙДОС.

Герменевтика.

БЫТИЕ-В-МИРЕ.

ВОПРОШАНИЕ.

СУЩНОСТЬ ВЕЩИ.

ПОНИМАНИЕ.

Аналитическая философия.

ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА.

СМЫСЛ СЛОВА.

ВЕРИФИКАЦИЯ.

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ.

Постмодернизм.

ПИСЬМО.

ПРАКТИКА.

ВОЗВЫШЕННОЕ.

Диалектический и исторический материализм.

ПЕРВИЧНОСТЬ МАТЕРИИ.

ВТОРИЧНОСТЬ СОЗНАНИЯ.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

Русская философия.

ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ.

СОБОРНОСТЬ.

ВСЕЕДИНСТВО.

КОСМИЗМ.

Индийская философия.

АТМАН.

БРАХМАН.

МОКША.

Китайская философия.

ТЯНЬ.

ДАО.

ДОБРОДЕТЕЛИ «СОВЕРШЕННОГО МУЖА».

Вопросы и задания.

Феноменология.

1. Чем отличается понятие студента от эйдоса студента?

2. Как человек приходит к эйдосу «человек»?

3. Почему в науке и технике жизненный мир человека обедняется?

4. Сравните теорию познания по Локку, Канту и Гуссерлю. Какие различия вы подметили?

5. Что такое ценность?

Ценность автомобиля — что это такое: мысль человека, свойство автомобиля или интерпретация человеком свойств автомобиля?

Герменевтика.

6. В чем состоит главное отличие понимания от объяснения в науке?

7. Что значит понять пылесос? Феноменологически это значит воспринимать его на основе эйдосов. А герменевтически?

8. Что есть, согласно герменевтике, истина? Изложите свое представление об истинном друге.

9. Вы рассматриваете фотографию дорогого вам человека. В чем смысл слияния горизонтов фотокарточки и ваших собственных?

10. Что значит понять текст? Означает ли это проникновение в сознание творца текста или же понимание содержания текста не зависит от автора? А может, ни то и ни другое?

11. Возьмите слово «предрассудок». Сначала покритикуйте его: «Фу, предрассудок!», затем расхвалите: «О, перед рассудком!».

12. Рассмотрите, как происходит понимание в различных ситуациях, почему одни понимают лучше других? Вспомните, перед Бородинской битвой генералы предлагали много вариантов предстоящего сражения. Как поступил Кутузов? Кто понимал лучше суть происходящего?

Аналитическая философия.

13. Почему аналитики поставили в центр своего анализа проблему языка?

14. Что есть значение слова?

15. Покажите на примерах, что значение слова зависит от его употребления.

16. Проведите игру-соревнование на звание лучшего философа-аналитика. Возьмите слово, например «инженер», и подыщите к нему слова семейного сходства. Кто больше таких слов подберет, тот победитель. Готовясь к соревнованию, загляните в словарь синонимов.

17. Сопоставление теории с фактами необходимо. Что доказывается таким сравнением? Что теория верна на вечные времена или же что она пока не опровергнута?

18. Почему аналитики считали добро всего лишь эмоцией?

19. Согласны ли вы с тем, что речь есть действие?

Постмодернизм.

20. Против чего выступают постмодернисты?

21. Почему постмодернисты считают текст более богатым, чем речь?

22. Что значит деконструировать, рассеять текст?

23. Что вы считаете возвышенным? Совпадает ли ваше мнение с мнением постмодернистов?

24. Содержатся ли элементы постмодернистской философии в молодежных танцах, полных импровизаций и виртуозности? Если да, то какие?

25. Если вы компьютерфэн, то постарайтесь дать себе отчет, какую именно философию вы культивируете. Если вы не компьютерфэн, то попросите кого-нибудь рассказать вам о кибернетических играх и гиперпространстве и их эстетическом значении.

Диалектический и исторический материализм.

26. Как вы понимаете суждение «Практика — критерий истины»?

27. Что образует, на ваш взгляд, базис общества? Производительные силы, производственные отношения или духовные ценности?

28. Как, на ваш взгляд, можно избавиться от эксплуатации одних людей другими?

Русская философия.

29. Какой идеал вам ближе — цельности или расчлененности?

30. Каков ваш идеал положительного единства: Бог, этика, единство истины, красоты и добра?

31. Как бы вы охарактеризовали так называемую русскую душу? В чем состоит ее философское содержание?

32. Философия какого российского автора вам нравится больше всего? Почему?

33. Почему, как вы думаете, нас, россиян, все время тянет в космос? Уж не потому ли, что мы в философии космисты?

Индийская философия.

34. В чем состоит различие между Брахманом и христианским Богом?

35. Что тренирует йог в первую очередь — тело или дух? Кто такой йог — спортсмен или философ?

Китайская философия.

37. В чем вы видите специфику китайской философии? Видите ли вы связь между современными экономическими преобразованиями в Китае и принципами конфуцианства?

Раздел 2. Систематический курс философии.

Основы философии

Философия человека.

Философия общества.

Философия истории.

Философия как аксиология.

Философия познания и науки.

Философия языка.

Философия техники.

Философия природы.

Философия второго пола.

Философия образования.

5. Основания философствования.

Два способа анализа философских проблем. Меняем курс!

В современной философии широко используют два основных способа интерпретации философских проблем. При первом способе за основу берут определенный тип философствования и уже в его рамках рассматриваются различные проблемы. Этот способ философствования мы уже испробовали. В рамках каждого философского направления существует свой круг излюбленных проблем, которым дается определенная интерпретация. Феноменологи все рассматривают сквозь призму познания, герменевты как понимание, аналитики в рамках научно понятного языка, постмодернисты на основе рассеивания текста. Каждый действует по-своему, на свой страх и риск.

Второй способ интерпретации философских проблем состоит в том, что определенные вопросы рассматриваются комплексно, они атакуются со всех сторон — и со стороны феноменологии, и со стороны аналитической философии, и со стороны марксизма. Анализ становится более всесторонним, приходится синтезировать различные точки зрения. Например, если мы обратимся к вопросу, что такое человек, то целесообразно не ограничивать себя одной точкой зрения. Ясно, что второй способ интерпретации проблем основан на первом.

Итак, мы достигли такой точки философствования, когда назрело изменение курса. Что мы и делаем. Теперь будем рассматривать философские проблемы с различных точек зрения. И еще, в нашу задачу входит анализ определенной последовательности проблем. Нам предстоит совершить обход философских владений в определенном порядке. Вот почему вторая часть книги названа «Систематический курс философии».

Что изучает философия? Мир философии.

Что изучает философия, мы уже видели при рассмотрении различных философских направлений. Самый обстоятельный ответ на поставленный вопрос состоит в перечислении основных положений различных философских систем. В результате можно получить довольно большой список проблем. Разумеется, можно попытаться обобщить их. Займемся этим.

Уже на максимально простом уровне понимания ясно, что философия занимается миром человека (личность, общество) и миром природы. Несколько сложнее понять, что в некотором роде промежуточное положение между человеком и природой занимает мир символов. Речь идет о продуктах деятельности человека. Мы назвали их символами, поскольку символ по определению есть то, в чем дано иное; человек в результатах своей деятельности приумножает себя, существуя в этих результатах, конечно же, не буквально, физически зримо, а символически. Например, в продуктах труда узнаются их создатели.

Таким образом, мир философии — это три сферы бытия: мир человеческого, мир символического и мир природы. Ясно, что эти три сферы бытия связаны друг с другом. Так, нет человека без природы, а символов без человека. Мир философии можно представить виде схемы, где двусторонние стрелки выражают многообразие связей:

Мир человека ↔ Мир символов ↔ Мир природы.

Каждый из этих миров в свою очередь каким-то образом структурирован. Мир человека — это многообразие чувств, эмоций, мыслей, различного рода общественных отношений; мир символов — это труд, язык, культура; мир природы — физические, химические, биологические явления.

Новый философский идеал: бери посильную ношу.

В античности, средневековье, Новом времени считали, что философии все по силам, ее часто называли наукой наук. В наши дни большинство философов придерживаются новой установки: философия не везде всесильна, а лишь там, где она выполняет свою главную роль, где речь идет о коренных, фундаментальных проблемах человека и человечества. Но и при этом непременно следует иметь в виду символический характер философии. Едва ли найдется такое философское положение, которое бы не являлось сложным символом. Допустим, речь идет об идее; важно понимать, что в идее в сжатом, сконцентрированном, символьном виде дано все богатство идей из области наук (всех), искусств (всех), практик (тоже всех).

Может ли философия дать общую картину бытия?

Старые философы считали, что философия может дать исчерпывающую картину мира в целом. Точно так же, как физик дает исчерпывающую картину физических явлений, так философ исчерпывающим образом представляет картину «мира в целом». Современные философы более скромны в своих притязаниях. Во-первых, как уже отмечалось, они имеют в виду символьный характер философии, данные философии должны дополняться сведениями, например, из наук. Во-вторых, современные философы предлагают потребителям философии не окончательные картины, а методы — феноменологический, герменевтический, аналитический, диалектико-материалистический, постмодернистский и т. п. Философствование, говорят современные философы, — это процесс, для которого мы вырабатываем инструментарий. Вот инструментарий, берите его и дерзайте.

О философских терминах и категориях.

Выше мы каждую главу заключали списком основных терминов. В переводе с латинского термин означает границу, предел. С учетом этого мы задавали границы, особенности философских школ (Платона, например) и направлений (например, аналитической философии).

В философии очень часто ведут также разговор о категориях. Под этим греческим словом понимают наиболее общие философские понятия или, более широко, философские слова, обладающие, в том или ином значении, универсальным содержанием. В слове категория слышится отзвук далеких философских времен, когда думали, что философию можно построить точно так же, как всякую науку, на основе понятий, но только понятий универсальных. Последний из великих, кто пытался реализовать этот идеал знания, был Гегель.

Но при обращении с категориями надо быть очень осторожными, иначе можно попасть впросак, незаметно для себя реализуя устаревший способ философствования. Проиллюстрируем сказанное на примере анализа категории бытия, или, что то же самое, существования.

Что такое бытие?

Что значит быть, существовать? На первый взгляд кажется, что это совсем простой вопрос. Есть нечто существующее, и все тут. Но давайте вдумаемся в ситуацию. Если мы скажем, что «нечто существует независимо от нас», то остается непонятным, как мы можем судить о том, с чем никак не вступаем в контакт. Ее ли мы примем этот контакт во внимание, то вроде бы можно ска зать так: «Существует то, что воспринимаемо». Но тут же появляется феноменолог, который говорит, что судить о чем-либо, в том числе о существовании чего-то, на основе восприятия — это по меньшей мере наивно. Восприятие может обманывать (вспомните миражи в пустынях), надо подключить к проблеме феноменологический метод (и поехало!). Аналитик тоже заговорит о наивном понимании проблематики существования. Он станет объяснять, что о существовании можно нечто сказать не иначе, как анализируя наш язык. Кстати, Фреге, Рассел, Куайн — все трое бились над проблемой существования. Они рассуждали приблизительно так (мы несколько упрощаем логику их рассуждений).

Возьмем уравнение 5=х+2. Существует ли решение данного уравнения? Да, это х=3. Существовать, значит быть значением связанной (а не предоставленной самой себе) переменной, которая превращает уравнение в тождество. Усложним пример. Существует ли автор «Тихого Дона»? Аналитик запишет этот вопрос в форме высказывания «х — автор "Тихого Дона"». Он скажет, что предложение «Фадеев — автор "Тихого Дона"» ложно, а предложение «Шолохов — автор "Тихого Дона"» истинно. Функция истинности относится к описанию, где есть переменная. Существовать — значит быть связанной переменной. При обсуждении вопроса о существовании аналитик исходит из предложений, построенных по форме: «х есть А». Он говорит, что существуют те х, которые есть А. А вот утверждение «Шолохов существует» построено плохо, а именно, по формуле «х есть». Здесь не с чем сравнивать х.

Герменевт Хайдеггер всю жизнь занимался вопросом существования. Он отлично сознавал, что нет простого разрешения этого вопроса.

Вывод из нашего анализа такой. Надо оставить всякие надежды на бездумный простой универсализм. Следует анализировать проблемы обстоятельно, по тем методам, которые вам известны, в соответствии с теми терминами, которые известны из истории развития философской проблематики.

Выбор начала систематического философствования.

В тройке человек — его творения — природа главным звеном является человек. Наш выбор состоит в рассмотрении философии человека раньше философии природы. Характеристика человека, анализ, например, его сознания позволит понять, каким образом человек познает природу, как он обнаруживает ее законы.

Началом систематического философствования может быть и природа (так поступают многие натурфилософы), и мир символов, но избранный нами путь представляется предпочтительным хотя бы уже потому, что нас, людей, прежде всего интересует наша судьба, а затем уже природа как таковая. Поэтому лучше с самого начала иметь перед глазами философский образ человека, его прошлое, настоящее и будущее. (Глава 5 дана для ознакомления, поэтому мы не сопровождаем ее выводами, перечнем основных терминов, вопросами и заданиями.).

6. Философия человека, общества и истории.

6.1. Философия человека.

О термине «антропология».

В переводе с греческого антропология означает учение о человеке. Но это учение может быть не только философским, но и, например, биологическим. Во избежание недоразумений вводят термин «философская антропология». Наша ближайшая задача и состоит в том, чтобы рассмотреть философскую антропологию. Биологию оставим биологам.

Еще одно разъяснение. Исторически так случилось, что антропологию понимают как учение не об обществе, а о единице общества, человеке. Это во многом объясняется тем, что нововременные философы направляли свое основное внимание на отдельного человека. Такая ориентация называется антропоцентризмом. На современном философском понимании человека все еще лежит печать антропоцентризма. Но люди в их совместной жизни образуют общество. Там, где обсуждают человека, непременно следует говорить и об обществе. С учетом этого мы рассматриваем философию человека и общество в одной и той же главе.

Еще раз о философском методе.

Напомним, что мы знаем ряд философских методов, соответствующих философии античности, средневековья, Нового времени и философии наших дней (так называемой философии новейшей, философии XX века). Это означает, что Угри характеристике человека или общества нам следует их оценивать в свете известных нам методов. Поступая по-другому, мы непременно потеряли бы из виду саму философию. Основу любых воззрений на человека, общество, их историю, составляют определенные философские положения. Именно это является для нас самым интересным.

Обзор: философия о человеке.

Для удобства читателя пронумеруем основные воззрения на природу человека.

1. Философы античности, особенно натурфилософы, рассматривали человека как образ космоса, как «малый мир», микрокосмос. Эта точка зрения, конечно, на новой основе, воспроизводится и в наши дни. Человек ведь действительно часть космоса. Не случайно магнитные бури доставляют нам столько хлопот. Мы — люди Солнца, без Солнца нам плохо. Но оно не должно быть слишком близко к нам. Ученые предсказывают, что Солнце в своем развитии достигнет стадии «красного гиганта» и поглотит Землю. Что будет с родом человеческим?

2. Начиная с Сократа философы античности считали человека двойственным существом, состоящим из тела и души. Платон соотносил душу с идеей, Аристотель считал душу формой.

3. В средневековой философии главное размежевание проходит не столько между телом и душой человека, сколько между «плотским человеком» и «духовным человеком». Природа человека понимается как трехчастная: тело — душа — дух. Духовность человека состоит в его совести, со-вести с Богом, реализуется в высоких чувствах Веры, Надежды и Любвил.

Развитая в средневековой философии позиция находит свое продолжение в православной, католической и протестантской концепциях человека, т. е. в рамках основных вероисповеданий христианства. Как известно, господствующая христианская церковь раскололась в 1054 году на восточную (православную) и западную (католическую). В XVII веке из западной церкви выделилась протестантская. В нашу задачу не входит описание тех многочисленных отличий, которые характерны для различных христианских антропологий. Отметим лишь самое главное.

Философский стиль православия восходит к Платону и Плотину, в нем много интуитивно-чувственного, подчеркивания единства истины, красоты и добра, без установления в этом триединстве, равно как в триединстве Бога-отца, Бога-сына и Бога-Святого Духа, каких-либо приоритетов.

Философский стиль католицизма восходит к Аристотелю, Августину и Фоме Аквинскому. По сравнению с православием здесь больше рационального, человек понимается как субъект воли.

Философский стиль протестантизма основывается, по преимуществу, на нововременной философии с ее выделением личностного начала. С позиции православия Бог существует, ибо он существует, позиция протестантизма другая: Бог существует потому, что без него человеку плохо. «Во что веришь, то и имеешь», — говорил основатель протестантизма М. Лютер.

4. В Новое время специфика человека усматривается в разуме, в мышлении, рациональности. Ясное содержание души — это сознание. Такова позиция Декарта. Кант привносит в эту концепцию много нового, но и он ставит в конечном счете превыше других познавательные способности, каковых у него три — рассудок, способность суждения, разум.

5. В Новое же время наряду с только что рассмотренной концепцией «хомо сапиенс» (человек разумный) господствующие высоты завоевывает концепция «хомо фабер» (человек деятельный). Главное в человеке — это реализация способности к действию. Либо просто утверждается, что суть каждого отдельного человека состоит в его действиях, либо это действие, как у Маркса, понимается в общественном смысле. Главное в обществе — труд (деятельность), а отдельный человек есть «атом» общества, в котором «пересекаются» всеобщественные отношения.

6. Последнее изобретение философии Нового времени — это «сверхчеловек» Ницше. Теперь разум понимается как болезнь, заблуждение, омертвляющее человека. Во главу угла ставится страсть, лидерство, вино, курение, буйство фантазии и импровизации, протест против послушания и вообще всякой хилости.

7. Философия XX века продолжает поиск подлинности человека. Феноменолог Гуссерль провозглашает подлинной природой человека опыт его сознания — образование эйдосов, понимание в соответствии с ними мира предметов, жизни.

8. Герменевты считают, что истинность человека реализуется в его существовании в мире, понимании мира, преодолении потаенности вещи, слияния ее границ с границами человека, каковыми выступают его временность, забота, страх и реализуемая в этой связи активность.

9. Философы-аналитики видят в человеке существо, активно реализующее свои языковые способности. В сфере языка человек решает что, почему и как следует делать.

10. Согласно постмодернистам, человек — существо, бунтующее в поисках возвышенного и избавления от удушающих объятий однообразного, одномерного, скучного, коллективно го, тоталитарного. Человек может понять существующие общественные нормы лишь в том случае, если он постоянно от них отодвигается, иначе говоря, деконструирует их.

Человек — существо бессознательное.

Мы довели до сведения читателя десять интерпретаций природы человека. Если читатель недоволен краткостью приведенных сведений, то ему просто-напросто необходимо перечитать некоторые страницы из первой части книги под антропологическим углом зрения. Разумеется, полезно обратиться к дополнительной литературе. К уже рассмотренным интерпретациям природы человека добавим еще одну, которая привлекает внимание в течение всего XX века. Речь идет о философии бессознательного, развитой австрийским врачом-психиатром и философом Зигмундом Фрейдом.

О бессознательном в человеке говорили и писали многие философы, в том числе знакомые нам Кант, Гегель, Кьеркегор, Шопенгауэр, Ницше. Но лишь Фрейд сумел придать представлениям о бессознательном практическое значение, они позволяли ему лечить людей, избавлять их от психических недугов. Созданное им учение называют психоанализом.

Главная идея Фрейда была довольно простой: человек — существо эротическое. Глубинная сущность человека — сексуальное влечение — либидо (позднее Фрейд будет много рассуждать о двух главных инстинктах, инстинкте жизни — эросе и инстинкте смерти — танатосе). Это влечение приходит в конфликт с сознанием, вынужденным реагировать на окружающую социальную среду с ее многочисленными запретами. Сексуальные влечения вытесняются из сознания, они становятся бессознательными, проявляясь в сновидениях, в различного рода нерациональных действиях, в неврозах. Путь избавления от неврозов — это анализ психики, сначала обнаруживают бессознательное (это делает квалифицированный врач-психиатр), а затем, если пациент способен на это, то бессознательное переводится в сознание. Оно перестает существовать, исчезает источник болезненных неврозов. Однако никто и никогда не способен избавить человека от бессознательного полностью, ибо в своем фундаменте человек есть существо не сознательное, а бессознательное. Доминирует именно последнее. Так считают фрейдисты. Далеко не все согласны с ними.

В поисках целостного учения о человеке.

В философии не прекращаются попытки создания целостной концепции человека. Такое стремление похвально в том смысле, что, конечно же, необходимо объединять и обобщать все данные о человеке. Однако не следует полагать, что для этого нужна какая-то особая философия, принципиально отличная от тех философских систем, которые мы рассмотрели. Каждая из наших философских систем содержит в себе определенную философию человека. Вместе с тем просто-напросто не существует особой философии, которая была бы именно философией человека.

У читателя, наверно, возник вполне резонный вопрос: как же объединить 11 интерпретаций природы человека? Разве они образуют целое? Да, образуют, ибо между ними существуют определенные связи: стоит выбросить одну из интерпретаций, общая картина природы человека сразу потускнеет.

Автор старается изо всех сил: поставляет материал для осмысления, не скрывает своих симпатий, но и не доводит их до однозначных суждений, которые бы ограничили свободу читателя. Вам предстоит определить свое личное отношение к проблеме человека, подвергнуть представленный материал собственной интерпретации. Другого пути нет.

Выводы.

• Человек и уникален, и универсален. Человек — венец природы, которому нет равных, он обладает уникальными способностями. Но он и универсален, ничто ему не чуждо — ни космос, ни биологические, порой грубые инстинкты, ни утонченная, возвышенная деятельность.

• Человек — это соотношение внутреннего и внешнего. Духовный мир человека — это его внутренняя жизнь, но она символизируется в различных формах деятельности, в игре, труде, художественном творчестве. В итоге человек оказывается существом общественным.

• Человек един, но не однороден, не одномерен. Человек биологический, действующий, разумный, чувственный, рациональный, этический — все это объединено каждой конкретной личностью.

• Человек сам творит свой духовный мир, мир ценностей науки, искусства, морали.

• Человек — существо историческое, и в качестве такового он стремится органично внедриться в будущее, где его ожидают опасности, риск оказаться в кризисном, может быть, даже безвыходном положении.

• Человеку не избежать бремени ответственности перед собой лично и другими людьми. А раз так, то ему нужна хорошо развитая философская база.

• Множество людей озабочено судьбой и природой человека, они рассуждают, размышляют, создают программы, но часто даже не подозревают, что проходят мимо накопленного в философии богатства. Без философии воззрения о человеке оказываются довольно бедными, малодейственными. Такова реальность.

Отметим также, что нами не закончено рассмотрение природы человека, оно будет продолжено в последующих главах.

6.2. Философия общества.

Что такое общество? Индивид и общество.

Наука об обществе называется социологией (от латинского слова социетас — общество). Нас конкретно интересует не социология, а ее философские основания. С чего начинается социология?

Обычно размышления об обществе начинаются с рассмотрения взаимоотношения человек — общество. На этот счет существуют три основные интерпретации.

Основы философии

Согласно первой интерпретации, общество составлено из индивидов и образуется от сложения их способностей, поведения, действий. Такая интерпретация была вызвана к жизни философией Нового времени в тот период, когда основное внимание было направлено на отдельного человека. Индивид был поставлен в центр философии, соответственно общество стали понимать как сложенное из индивидов (так считали Гоббс, Локк, Кант и их многочисленные последователи).

Выяснилось, однако, что представление об обществе как сумме индивидов не во всех отношениях убедительно и удовлетворительно. Каждый человек находит общество как уже нечто данное. Если родился в России, то будешь разговаривать по-русски, придерживаться российских традиций. Здесь у индивида нет выбора, его жизнь определяется обществом. Именно поэтому уже в Новое время появилась другая концепция: общество первично, а индивид вторичен. Такую концепцию развили те философы, прежде всего Гегель и особенно Маркс, которые в соответствии с основным содержанием философии Нового времени, оставаясь рационалистами, во главу угла ставили не отдельного человека, а общество. Теперь человек стал пониматься как «узел» общественных отношений.

Но и вторая концепция оказалась с недостатками: она не учитывала своеобразие, свободу индивидов, их творчество. Поэтому в наши дни стремятся соединить достоинства индивидуалистической (первичен индивид) и коллективистской (первично общество) интерпретаций общества. Имеется в виду, что обе интерпретации должны постоянно дополнять друг друга: в постоянно возобновляющемся процессе общество производит индивидов, которые в свою очередь производят общество.

Социальные действия и их смысл.

Общество отличается от природы, это знает каждый. Но тогда возникает вопрос: чем именно общество отличается от природы? Если мы укажем на это отличие, то тем самым установим природу общества. Было найдено два главных отличия общества от природы.

• Общество в отличие от природных систем не существует независимо от идей, представлений, ценностей, интерпретаций людей.

• Смысл социальных действий людей определяется их ценностями. Природные неживые объекты взаимодействуют между собой, и все тут. Они не взаимодействуют во имя чего-то. Животные питаются, размножаются, реализуют свои инстинкты, сознательной деятельности у них либо вообще нет, либо она находится в зачаточном состоянии (у животных, разумеется, есть психика, ее изучает зоопсихология).

И снова напрашиваются вопросы: что такое идеи, ценности? Что такое деятельность? Чтобы ответить на эти вопросы, нужна… философия. Нам ничего не остается, как рассмотреть различные философские интерпретации природы общества.

Обзор: философские интерпретации своеобразия общества от античности до наших дней.

Философских интерпретаций общества мы насчитаем ровно столько, сколько философских систем вовлечем в наш анализ. Но в нашу задачу не входит непременное рассмотрение всех возможных точек зрения. На первом месте стоит уразумение простого факта: философское понимание общества состоит в интерпретации общества на основе философских (по возможности наилучших) воззрений.

В античности общество понимали, например, на основе концепций идей Платона или форм Аристотеля. Выше излагалось учение Платона об обществе. Он рассматривал общество как воплощение идеи справедливости. Так же поступал и Аристотель, и он исходил из необходимости построения справедливого общества. Разница между Платоном и Аристотелем состоит в том, что первый толкует об идее справедливости и считает ее, равно как и любую идею, космическим, а не сугубо человеческим началом. Аристотель же считает справедливость сочетанием добродетелей человека. У него справедливость присуща человеку, это не идеал, а форма.

Интересно, что античная интерпретация общества на основе справедливости как ценности не только дожила до наших дней, но и остается весьма актуальной. Несколько лет тому назад разгорелась острая дискуссия между двумя крупнейшими современными философами и социологами — американцем Джоном Роулзом и немцем Юргеном Хабермасом. Оба согласны с тем, что принцип справедливости остается в понимании общества центральным. Вопрос в том, что такое справедливость, как ее достичь. Роулз рассуждает так: вопрос о справедливости решают выбранные представители общества, которые должны быть честными, а это возможно лишь в том случае, если они абстрагируются от существующих общественных условий: «Мы, мол, не знаем, каким общество является сейчас и каким оно будет; мы хотим справедливости». Роулз полагает, что представители общества — рационалисты, они подумают и придут к согласию относительно двух принципов справедливости: 1) все люди равноправны, 2) надо помогать бедным. В позиции Роулза мы без особого труда обнаруживаем философию, непосредственные истоки которой находятся в Новом времени (рационализм, принцип «все равны»), а также прагматизм, что является сугубо американским изобретением. Хабермас еще энергичнее, чем Роулз, настаивает на необходимости рациональной дискуссии и достижения согласия людей (за счет дискуссий разрешаются многие конфликтные ситуации, значит надо обеспечить в обществе простор для обмена мнениями). Но в отличие от Роулза Хабермас полагает, что дискуссия приведет к открытию абсолютного морального закона (здесь он сторонник Канта).

Итак, вернемся к античности: в наилучших философских интерпретациях общества используют концепцию идей и концепцию форм, а также представления о добродетелях человека.

В средние века философское понимание общества основывается, как и следовало ожидать, на философии абсолютной личности, Бога. На этой основе Августин уже в IV веке дает философскую интерпретацию обществу. Он различает «град небесный» и «град земной». Все в граде земном, что противоречит граду небесному, Августин критиковал, а смысл истории видел в движении града земного к совершенству града небесного.

Разумеется, в ходе истории ее христианская интерпретация приобретала все большее многообразие. Современные православная, католическая, протестантская интерпретации общества во многих отношениях отличаются друг от друга. В православии настаивают на особо тесном единстве народа со Всевышним (соборность); в католицизме расстояние между обществом и Богом увеличивают («мы и Он»); в протестантизме во главу угла ставят личностное отношение к Богу («я и Ты»). Однако во всех трех случаях град земной интерпретируется как вторичный по отношению к граду небесному. Показательно в этой связи следующее утверждение В.С. Соловьева: «Сила, долженствующая дать человеческому развитию его безусловное содержание, может быть только откровением высшего общественного мира…».

Итак, мы в очередной раз видим, что многие однажды выработанные философские интерпретации не исчезают бесследно, а возобновляются, иногда почти буквально, в последующих веках, в том числе в наши дни.

В Новое время философия приводит к концепциям равноправия членов общества и общественного договора. В христианстве постулировался договор народа с Богом (завет и означает договор). Теперь договор понимается как необходимость, осмысленная в связи с задачей самосохранения человека, иначе люди перебьют друг друга (Т. Гоббс). В общественном договоре заключен суверенитет народа и его нельзя отчуждать в пользу кого бы то ни было, считал Ж.-Ж. Руссо. Общественный договор — это признак гражданского общества. Общественный договор, гражданское общество — это все творения человека разумного, а значит, и философии о нем. Разумный человек признает право на жизнь, свободу, собственность (Дж. Локк).

Другая нововременная концепция общества принадлежит К. Марксу. Люди в обществе «склеены» общественным трудом, развитие которого обеспечивает переход от капитализма к социализму.

У истоков новейших философских интерпретаций общества мы находим самого цитируемого социолога Макса Вебера. Согласно Веберу, в основе социологического знания лежит интерпретация социального действия. Социальное действие обладает смыслом, которым не обладает действие в природе. Для понимания этого смысла необходима соответствующая интерпретация. Здесь-то и необходима философия. Вебер четко выделяет свою главную мысль: всегда и везде, во все эпохи природу общества понимали как истолкование смысла социальных действий людей. Добавим к этому, что в наши дни для этих целей используют новейшие философские направления — феноменологию, герменевтику, постмодернизм, аналитическую философию.

Что такое общество, согласно феноменологам, герменевтам, постмодернистам, аналитикам? Жизненный мир, более или менее удачно построенный в соответствии с феноменологией сознания (Э. Гуссерль), понимающее бытие-в-мире (М. Хайдеггер), свободный практический и творческий выбор (М. Фуко), жизнь людей согласно их речевым актам (Дж. Остин).

Итак, в качестве обобщения всего предыдущего можно взять за основу следующее определение общества. Общество — это совокупность людей в рамках ими же производимой системы социальных действий и их смыслов.

6.3. Философия истории.

Что было, что будет?

Философия истории интересуется направленностью исторического процесса.

Древние греки воспринимали мир как завершенный Космос с его гармонией и цикличностью. Везде они видели круговорот, касалось ли это Космоса или жизни человека. Античную концепцию истории в лаконичнейшей поэтической форме выразил Софокл:

Нынче горе, завтра счастье —
Как медведицы небесной
Круговой извечный ход.
(«Трахинянки»)

Круговое движение — это геометрический образ вечности (кольцо не имеет ни начала, ни конца) и временности (человек всегда находится «где-то», в данном «теперь»). Согласно крупнейшим античным философам, во взаимоотношениях вечности и времени приоритет принадлежит вечности. Время, по Платону, есть образ вечности. Античная философия истории — это философия вечного становления, вечного возвращения, периодических мировых пожаров (Гераклит), душепереселения и душевоплощения (Платон).

Христианская философия истории преодолевает античную идею круговорота. Приход Христа, его казнь, ожидаемое второе пришествие — это узловые пункты истории, временности, мира, который до своего грехопадения находился в царстве вечности (никто не умирал) и который, пройдя сложный путь очищения от совершенных им грехов, способен вернуться в вечность. История имеет конечный пункт, но он достижим лишь тогда, когда человечество станет Богочеловечеством.

Философия Нового времени вырабатывает рациональные объяснения хода исторических процессов. Сам разум признается источником прогресса (Ф. Бэкон, Р. Декарт), поступательного, от менее совершенного к более совершенному, движения общества. Все чаще время и ход истории считаются линейными процессами.

Маркс считал, что последовательный прогресс общества от первобытного до рабовладельческого, феодального, капиталистического и коммунистического общества обеспечивается развитием производительных сил.

Рассмотренные концепции истории можно изобразить следующим образом.

{рисунок со стр. 129.

Критика концепции линейного развития общества.

В наши дни концепция линейного развития общества подвергается критике. Техника становится совершеннее, но становятся ли лучше люди? Спортивные рекорды растут, но часто за счет здоровья спортсменов. Все больше успехов в науке и искусстве, но разве они доступны миллионам? К тому же линейная концепция развития общества не учитывает случайности, различного рода «скачки в сторону». Часто не ясно, по каким критериям можно сравнивать прошлое и нынешнее состояние общества, а без этого невозможно в принципе представление о прогрессе. Современная история, равно как и прошедшая, воспринимается как результат творчества людей, где имеют место и прогресс и регресс, и рассветы и закаты, многочисленные расслоения и объединения, единство и многообразие. Короче, многие философы придерживаются нелинейной концепции истории общества. Изобразить нелинейную концепцию истории в виде геометрической линии (или линий) невозможно, никакие линии не могут выразить все богатство истории.

Единство и многообразие истории.

Вплоть до конца XIX века довольно популярной была концепция единства истории человечества. Многим казалось, что любое общество живет по тем же самым правилам и законам, что другое. Благодаря исследованиям Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби, П. Сорокина была развита концепция локальных обществ (иногда говорят о культурных организмах, цивилизациях). Среди этих локальных обществ чаще всего называют западную, русскую, исламскую, китайскую и индийскую цивилизации.

Анализ хода истории показывает, что он не противоречит формуле «и единство, и многообразие». Единство и многообразие не противоречат друг другу. При всем многообразии современных обществ контакты между ними становятся все более многосторонними. Благодаря этим контактам вызрела новая, всепланетная цивилизация.

Запад и Восток. Кто мы? Кем будем?

Часто подчеркивают, что судьба России — это путь с Запада на Восток и с Востока на Запад. Кто мы, россияне, — европейцы, азиаты, евразийцы?

Для дальнейшего определимся более точно с терминами «Запад» и «Восток». В данном случае термины «Запад» и «Восток» взяты не из географии, а из философии истории. Истоки Запада видят в античности, в выходе на мировую арену Рима, в усвоении частью народов Европы римского умонастроения. Для Запада характерны рационализм, христианская традиция (в основном протестантизм и католицизм), просветительство, представительная демократия, приоритет индивидуалистического начала перед коллективистским, развитая научно-техническая составляющая. Для Востока же характерны мистика, интуитивизм, буддистская и исламская религиозные традиции, приоритет коллективного перед индивидуалистическим, общинность.

Что же касается России, то в ней, как известно, есть все: здесь легко обнаружить как западные, так и восточные корни. А это означает, что Россия должна способствовать диалогу Запад — Восток и на этой основе вырабатывать свои собственные ценности, органично сочетающиеся с идеалами гуманизма, бережного отношения к природе, свободного, справедливого и безопасного мира, практичности.

Каковы те главные принципы, которые укажут дорогу россиянам? Окончательного ответа на этот вопрос нельзя дать. Здесь нет другого пути, кроме полноценного философствования. На наш взгляд, не Запад или Восток, а именно глубоко осмысленное социальное творчество должно быть ориентиром будущего россиян. Не плыть по воле волн, но и не попугайничать, а зорко вглядываясь в достижения западных, восточных, северных и южных соседей, осмысленно творить свою собственную историю.

Основные выводы.

• Человек — венец природы, обогащенный выработанными сообществом людей познавательными, эстетическими и этическими ценностями.

• Общество — это совокупность людей, их социальных действий и смыслов этих действий.

• Доступные нам данные позволяют считать, что общество будет изменяться нелинейно, единство человечества всегда будет сопровождаться многообразием цивилизаций.

• Творческий характер деятельности человека не позволяет прогнозировать ход эволюции человечества на большие (десятки лет) промежутки времени.

Основные термины.

Философия человека.

АНТРОПОЛОГИЯ.

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.

Философия общества.

ОБЩЕСТВО.

СОЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ.

СМЫСЛ СОЦИАЛЬНОГО.

ДЕЙСТВИЯ.

Философия истории.

ЛИНЕЙНАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА.

НЕЛИНЕЙНАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА.

ЕДИНСТВО ИСТОРИИ.

МНОГООБРАЗИЕ ИСТОРИИ.

Вопросы и задания.

Философия человека.

1. Каковы концепции человека у киников, эпикурейцев, стоиков и скептиков?

2. Какая философская концепция человека нравится вам больше других? Почему?

3. В чем состоит особенность средневековой концепции человека?

4. В чем состоит особенность нововременной концепции человека?

5. Как характеризуют природу человека философы XX века?

6. Читая роман или детектив, обратите внимание на то, какую именно концепцию человека развивает автор книги.

Философия общества.

7. Как соотносятся друг с другом человек и общество?

8. Как определить смысл социального действия?

9. Сравните средневековую и нововременную концепцию общества.

10. За что критиковали современное общество Маркс, Гуссерль и Хайдеггер!

Философия истории.

11. Как была выработана линейная концепция развития общества?

12. Каковы характерные особенности нелинейной концепции развития общества?

13. Покажите на примерах единство и многообразие истории.

14. Как вы считаете, западные или восточные черты характера доминируют в вашем характере?

7. Философия как аксиология.

7.1. Учение о ценности.

Что такое ценность?

В переводе с греческого «аксиос» означает «ценность». Соответственно аксиология — это учение о ценностях.

Человек самим своим существованием выделен из мира более резко, чем его «меньшие собратья», животные, и тем более неживые объекты. Это означает, что человек вынужден относиться к фактам своего бытия дифференцированно. Бодрствуя, человек почти всегда находится в состоянии напряженности, которое он пытается разрешить ответом на знаменитый вопрос Сократа «Что есть благо?».

Человека интересует не просто истина, которая бы представляла объект таким, каким он является сам по себе, а значение объекта для человека, для удовлетворения его потребностей. В этой связи человек оценивает факты своей жизни по их значимости, реализует ценностное отношение к миру. Специфика человека как раз и состоит в ценностном отношении к миру. Ценностью является для человека все, что имеет для него определенную значимость, личностный или общественный смысл. С ценностью мы имеем дело там, где речь идет о родном, святом, предпочтительном, дорогом, совершенном, когда мы хвалим и ругаем, восхищаемся и возмущаемся, признаем и отрицаем.

Общепризнанным фактом является различная оценка людьми, казалось бы, одних и тех же фактов и ситуаций. Одни считают Павлика Морозова героем, другие подлецом. Одни наслаждаются поп-музыкой, другие затыкают уши, не находят себе места. Все люди обладают ценностями, но не всегда одинаковыми. О возможности их согласования мы поговорим ниже.

Почему только в xx веке появилось учение о ценностях?

Слово «ценность» было хорошо известно уже древним грекам. Тем не менее только в XX веке философы сумели развить учение о ценностях. Почему? Разобравшись с этим вопросом, мы лучше поймем природу самой ценности. Все дело в том, что человек далеко не сразу осознал свое собственное, выделенное положение в мире. Как известно, это случилось лишь в Новое время, соответственно именно тогда появились первые претендующие на полновесность концепции ценности.

В античности отсутствовало четкое понимание своеобразия человека в мире. Это приводило к тому, что, например, платоновская идея понималась еще и как идеал. Современный философ сказал бы: «Давайте четко определимся, что есть идея как истина, как понятие, и что есть идея как ценность, как идеал». Но в античности философствовали по-другому, здесь истина и ценность не отделены друг от друга достаточно строго.

В философии средних веков считалось, что человек существует во имя Бога, а не Бог для человека. Можно сказать, что речь шла о ценностях Бога. Но нас интересуют ценности человека.

В Новое время философы выделили разум (точнее, мышление) как главную черту человека. Мышление имеет дело с истиной. Всепоглощающий интерес к истине затемнял проблему ценности. Решающий шаг к ней сделал Кант, он «развел» истину, красоту и благо. Истиной занимается рассудок, а ценностью, так посчитали последователи Канта, разум, точнее, разумная воля. К XX веку сложились все условия для развития учения о ценности.

Философские направления XX века выдвигают проблему ценностей на первый план. Феноменологи, герменевты, аналитики, постмодернисты спорят между собой прежде всего о ценностях. Читатель, надо полагать, уже хорошо знаком с методами современной философии, поэтому не будем вновь их описывать. Важно, что во всех современных философских направлениях ценность понимается одинаково по крайней мере в одном отношении.

Ценность — это интерпретационный конструкт, считает известный немецкий философ Ганс Ленк. Ценность — это интерпретация, в которой субъект выражает свои предпочтения. Отметим еще раз, характер самой интерпретации определяется той философией, которую использует субъект. Феноменолог использует феноменологическую интерпретацию, герменевт герменевтическую и т. д.

Поясним изложенное выше примерами. Ценности нет только там, где человек относится к чему-либо безразлично, не интересуется различиями между истиной и заблуждением, прекрасным и безобразным, добрым и злым. Допустим, некто увлекается собиранием почтовых марок, к каковому его друг абсолютно равнодушен; один видит в почтовых марках ценность, другой нет (оба, каждый по-своему, правы). Слушая юмориста, один от хохота сползает со стула, другой возмущается, третий спокойно засыпает (именно для последнего выступление юмориста лишено ценности). Американцы, как рассказывает М. Жванецкий, остались равнодушны к его юмореске о трех- и пятирублевых раках. Ценности у этих американцев другие, чем у большинства россиян.

Как измеряют ценности?

Несмотря на то, что не существует прибора, который измерял бы ценности, их измеряют и вполне успешно. Чем занимаются жюри на кинофестивалях, конкурсах красоты, различных просмотрах, как не измерением ценностей? Количественный характеристикой ценности является оценка. Ваши педагоги, глубокоуважаемый читатель, ставят оценки, они, следовательно, тоже имеют дело с ценностями. Каждый студент мысленно сам выставляет себе оценки, он тоже умеет измерять ценности. «Отлично», «хорошо», «удовлетворительно», «неудовлетворительно» — это оценки, которые даны в словах или в цифрах: «5», «4», «3», «2». Что делает преподаватель, выставляя эти оценки-цифры в зачетку? Он завершает интерпретацию знаний студента своим окончательным решением.

Приведем пример из эстетики, теории искусства. Введем шкалу эстетических ценностей.

Основы философии

Лингвистические переменные всегда можно сопоставить с числовой осью, состоящей из малых или больших единиц измерения. Так, в товарно-денежном хозяйстве цены детализируются вплоть до копейки. С другой стороны, часто обходятся всего двумя (меньше не бывает) оценками: зачтено — не зачтено, прекрасное — безобразное, плохое — хорошее, доброе — злое. Но самое главное в деле оценки ценностей — это сам процесс интерпретации. В переводе с латинского интерпретация означает посредничество; устанавливается соответствие между человеком и тем, на что направлено его понимание, будь то конкретный объект или идеал.

Как происходит интерпретация, выработка ценности и ее оценка? Часть ценностей человек приобретает по наследству от тех традиций, в которые он чудесным образом попал в результате своего рождения. Сознание позволяет человеку вырабатывать новые ценности. При выработке ценностей человек, во-первых, включает свое мышление, рассудок (я знаю то-то и то-то, между ними существует такая-то связь, если сделать так, будет следующее), свою чувственность (это вызывает у меня чувство удовлетворения, а это нет), свой разум (чего я хочу на самом деле? о, вот это). Интерпретация всегда есть переплавка старых ценностей в новые установки. В основе интерпретации лежит некоторый жизненный импульс, который Кант называл способностью разумного желания.

Выше мы отмечали, что безразличие человека фиксирует его отключенность от ценностного отношения к миру. Следует, однако, иметь в виду, что состояние безразличия является крайне неустойчивым, оно не может быть сколько-нибудь длительным. Человек вынужден действовать, а это значит, что он уже принял решение, определился в своих ценностях. Довольно забавно, что порой безразличие связывают с философским отношением к миру. Говорят: «Я отношусь к этому философски», т. е. спокойно вплоть до безразличия. Такая позиция, видимо, восходит к раннеэллинистическим воззрениям о невозмутимости мудреца, философа перед жизненными невзгодами. Позиция античного мудреца связана не с глобальным безразличием, а лишь с известным пренебрежением сущностью, «мелочами» жизни. В принципе античный философ максимально заинтересован в развитии человека, а потому его отношение ко всему окружающему всегда является обостренно-ценностным.

Итак, ценности вырабатываются и измеряются в процессе интерпретации, которая осуществляется в соответствии с философскими методами.

Чувства. Эмоции. Воля. Вера. Сомнение. Идеал и цель.

В человеке все едино, невозможно абсолютно развести чувства и мысли, волю и ценности. Поскольку человек существо целостное, постольку все присущие его духовной жизни компоненты имеют ценностный смысл. Более того, даже свое тело человек использует (вырабатывая особую походку, отращивая и сбривая волосы, развивая мышцы, пользуясь макияжем) для утверждения присущих ему ценностей.

Итак, все или почти все компоненты духовного мира человека являются знаками его, человека, ценностей. Это не противоречит тому, что некоторые ценности могут вытесняться в сферу бессознательного, продолжая существовать в скрытом, неявном виде.

Рассматривая возбуждение человека внутренними и внешними раздражителями, проводят различие между чувствами и эмоциями. Как правило, имеется в виду, что чувства ориентированы на сам раздражитель и не содержат ценностные компоненты, а эмоции, напротив, это те же чувства, но во всем их ценностном богатстве. Радость, любование, восхищение, преклонение — это все эмоции. Часто называют удовольствие, радость, восторг, любовь (и т. п.) положительными эмоциями, а боязнь, испуг, страх, ненависть, горе — отрицательными. На эмоции человека сложнейшее влияние оказывает весь опыт его жизни. Известны даже случаи, когда краткое сообщение вызывало смерть человека. Что касается понятия чувств, то это представление об эмоциях без их ценностного содержания. В чистом виде, напрочь лишенном эмоционального начала, чувства, думается, не существуют.

Среди разнообразных ценностных форм психики человека важнейшее значение имеет воля, саморегуляция субъектом своей деятельности, проявляющаяся как целеустремленность, решительность, самообладание. Согласно Шопенгауэру и Ницше, воля занимает среди всех ценностей первое место.

В мире ценностных ориентации человека непреходящее значение имеет вера, акт принятия чего-либо как ценностно положительного. Вере предшествует сомнение, которое переводится в веру в результате философского анализа. Религиозная вера часто рассматривается как результат откровения, она, мол, не нуждается в обосновании. Для философа Карла Ясперса философская вера — результат философствования. Вряд ли найдется философ, который не согласится с Ясперсом.

Великий Декарт также был вполне последовательным, когда рассматривал приверженность философов к сомнению как необходимую черту успешного философствования. Прежде чем повторить слова М. Лютера «Я здесь стою и не могу иначе», философу необходимо провести определенную работу, прийти к убеждению. Сначала сомнение в старой вере, затем преодоление сомнения и наконец убеждение, новая вера.

Вера как ценностный феномен имеет свои градации, в высшей ее отметке мы находим идеал. Человек в силу своего воображения создает образ желаемого будущего. Он осуществляет це-леполагание. Цель — это предвосхищение результата социального действия. Идеал — это высшая цель стремлений.

Идеал — это отнюдь не просто конкретный образ конечного будущего. Далеко не всегда идеал сводится к примату конечной цели. Примат конкретной конечной цели, особенно если она находится в туманном будущем, — путь к утопизму, о судьбе которого написаны и еще будут написаны тома. Мир утописта всегда беден философствованием, а потому наполнен забвением одних ценностей и необоснованным «выпячиванием» других. Одни утописты признают примат свободы, другие не видят ничего, кроме справедливости, третьи признают исключительно общественную собственность, четвертые, напротив, насаждают везде частную собственность.

Таким образом, идеалотворчество, если оно осуществляется недостаточно ответственно, приводит к утопиям, превращается в идолотворение. Вместе с тем идеалотворчество — непременное основание достижений человека. Интересно, где было бы сейчас человечество, если бы оно не занималось идеалотворчеством. Но для успешного идеалотворчества необходима развитая, современная философия.

Идеалов много, их по-разному классифицируют. Что касается современного гуманизма, то он ориентируется на такие ценности-идеалы, как свобода, справедливость, демократия, ответственность, непримиримость к насилию и ненасилие, экономически оправданная планетарная общность людей. Наряду с положительными ценностями есть, разумеется, и их антиподы: человеконенавистничество, стяжательство, культ силы, вседозволенность. Апостол Иоанн заканчивает одно из своих посланий Знаменательными словами:. «Дети! Храните себя от идолов».

Будьте терпимыми друг к другу!

До сих пор ценности понимались нами как нечто, присущее отдельным индивидам. Разумеется, в любом обществе в процессе совместной жизни складываются относительно устойчивые ценностные ориентации. Они приобретают характер общественных норм, ими руководствуются индивиды в своей деятельности. Но даже в этих условиях неодинаковость ценностей людей различных возрастов, полов, образования, происхождения постоянно дает о себе знать.

Можно ли согласовать ценности различных людей? До известной степени. Достигается это во взаимоуважительном обмене мнениями, дискуссии, налаживании диалога. Тем не менее полное согласие обычно не достигается. Как быть? Негодяям приходится противостоять резко и решительно. Но в огромном большинстве других ситуаций достаточно быть снисходительными по отношению друг к другу, ценностнотерпимыми. Одно это снимает многие конфликтные ситуации. Злость, непримиримость — не лучшие качества людей, живущих в мире разнообразных ценностей.

7.2. Философия искусства.

Цивилизация и культура.

Цивилизация и культура — слова латинского происхождения. Цивилизованный — принадлежащий к цивилизации. Культурный — воспитанный, образованный, развитой, почитаемый. Уже в происхождении слов «культура» и «цивилизация» видно определенное различие. Цивилизация — это человечество во всем его богатстве. Культура — это достижения цивилизации, самое совершенное в ней — триумф человеческого.

Шум оркестра — это еще не культура, хотя уже цивилизация. С культурой мы встречаемся тогда, когда слушаем Чайковского и Бетховена, читаем Пушкина, созерцаем иконы Рублева, наслаждаемся игрой лучших актеров мира, пользуемся первоклассной техникой. Культура — это мастерство, высочайшая квалификация, в ней показывает себя автор — мастер. Его творение предназначено другим. Культура требует общения, вне общения она умирает.

В общении реализуется общезначимость культуры. Но здесь есть свои неожиданности. Как наиболее совершенное достижение цивилизации культура не доступна всем в равной степени. Культура обладает общезначимостью лишь для круга людей, которые ее понимают, она не универсальна. Чем выше уровень культуры, тем меньше удельный вес членов общества, понимающих ее. Всякая цивилизация гордится своей культурой, но испытывает трудности в том, чтобы сделать своим фундаментом верхние этажи культуры, которые недоступны широким народным массам. Последним доступна массовая культура, культура нижних и средних этажей, обедненная по сравнению с высокой культурой, ценностными ориентирами.

Культура — это всегда творчество, деятельность, ценностное отношение к себе и другим по законам красоты, истины и добра. Эта великая троица ценностей заслуживает детального рассмотрения. Ближайшим предметом нашего интереса является красота как ценность. Воплощением красоты является искусство.

Что такое красота?

Мир человека включает красоту, интуитивно это ясно каждому. Всякий человек способен на любовь, а любят по большей части красивое, прекрасное (очень красивое), возвышенное (самое красивое). Соответственно мало кто приветствует некрасивое, безобразное (очень некрасивое), низменное (самое некрасивое). Однако наивно-интуитивного понимания мира красоты недостаточно, чтобы уверенно ориентироваться в нем. Здесь, как и обычно в проблемных ситуациях, ощущается потребность в хорошей философии.

Интересно, что вплоть до середины XVII века философы не придавали должного значения сфере красоты. Философы античности, средневековья, Возрождения считали самостоятельными разделами философии логику и этику, но не эстетику. Почему?

Греческое «эстетикос» означает «относящееся к чувству». Но чувство считали всего лишь моментом познавательной или же практической деятельности. Когда же выяснилось, что мир чувственно-эмоционального имеет не только подчиненное, но и самостоятельное значение, наступило время эстетики, в рамках которой обрели осмысление такие ценности, как красота (лишь для простоты изложения мы, как правило, ограничиваемся упоминанием красоты и не перечисляем всякий раз другие, достаточно многочисленные эстетические термины).

Но что такое «эстетическое», в том числе красота? Спор вокруг этого вопроса не умолкает и поныне. В зависимости от философской позиции по-разному понимается природа эстетического. Материалисты видят красоту в самих предметах, а значит, искусство как воплощение красоты должно быть реалистическим. Противоположная точка зрения состоит в том, что эстетическое интерпретируется всего лишь как чувство (сторонников такой точки зрения называют субъективными идеалистами).

Современные философы преодолели противопоставление субъекта объекту. Для них эстетическое есть чувство-ценность, направленное на возбудитель этого чувства, действительный или воображаемый. По сути, речь идет не о любом чувстве-ценности, а о тех из них, которые признаются экспертами достаточно совершенными. Итак, эстетическое — это чувство-ценность, направленное на возбудитель этого чувства и достигшее необходимой степени совершенства.

Человек признает эстетическим не безобразное и низменное, а красивое, прекрасное, возвышенное. Вот почему если артист выступает перед нами неудачно, то мы говорим: «Это не искусство». С другой стороны, наблюдая за умелыми действиями, мастера часто говорят: «Это уже искусство».

Красота, равно как и все эстетические ценности, органично связана не с мыслью и не с действием, а с чувством, эмоцией. Наиболее совершенные мысли мы называем истинными. Это не означает, что мысли не могут быть красивыми. Таковыми мысли признаются очень часто (какая красивая мысль, теория!), но лишь потому, что они вызывают к жизни определенные чувства (эмоции).

«О если б мог выразить в звуке всю силу страданий моих…».

Мы взяли строку из известного русского романса, в которой, на наш взгляд, дается нечто вроде поэтического подхода к определению искусства. Искусство есть умение выразить себя в каком-либо материале по признакам эстетических ценностей. Датский философ С. Кьеркегор дал образную характеристику поэту: его губы устроены так, что даже стон превращается в прекрасную музыку. Причастными к выражению красоты могут быть звук, свет, цвет, вещество, движение, ритм, тело человека, слово, мысль. Видов искусства, как известно, много: архитектура, скульптура, литература, театр, музыка, балет, кино, цирк, прикладное и декоративное искусство. Всякий раз носителем красоты является нечто материальное, например звуки, которые извлекаются из инструментов музыкантами. Но ценность искусства зависит не только от соответствующих материальных носителей, но прежде всего от философских воззрений деятеля искусства.

Ценности искусства имеют самое непосредственное отношение к технике. Для конструктора, инженера, техника весьма существенно видеть сходство и различие между произведением искусства и техническими изделиями. Греческое «технэ» означает искусство, мастерство. Как художник, так и техник являются искусными мастерами, но цели их работы и творчества не совпадают. Предназначение произведения искусства состоит в его функционировании в качестве символа красоты, прекрасного; предназначение технического изделия состоит в его полезности для человека. Нельзя исключить того, что в некоторых случаях техническое изделие является произведением искусства, но это имеет место далеко не всегда. Вместе с тем всякое техническое изделие не выпадает из мира эстетического. Более того, как выяснилось, полезность технического изделия не противостоит его эстетическим достоинствам, а образует с ним своеобразное, желательное для человека единство. Осознание этого факта привело к развитию дизайна, художественного конструирования, в том числе предметов техники. Для дизайнера техника — это не просто железки, а символ красоты, прекрасного. Он, надо полагать, глубоко понимает, что хотя выразительные возможности техники не всегда позволяют достичь совершенства произведений искусства, в эстетическом отношении именно они являются идеалом техники.

Философия открывает доступ к пониманию эстетических достоинств мира, техники в том числе.

Обзор: как искали красоту.

История эстетики представляет собой полный драматизма, восторгов и разочарований поиск эстетически совершенного, которое мы, следуя философской традиции, называем красотой (в этом случае красота не сопоставляется с прекрасным и возвышенным). Главный вывод из истории эстетики, который мы прокомментируем ниже, таков: понимание красоты определяется используемой философией, меняется философия, меняется и представление о красоте. Красота есть эстетическая интерпретация.

• Для эстетики античности характерен подчеркнутый космизм, но это — принцип всей античной философии. Воплощение красоты — космос, все остальное красиво настолько, насколько оно приближается к гармонии космоса. В искусстве надо подражать природе. Искусство не выделено из других видов деятельности, не случайно одним и тем же словом «технэ» обозначали и искусство и ремесло. Платон считал чувства затемняющими красоту идей. Для него красивыми поэтому являлись не чувства, а идеи. Философия, занимающаяся идеями, красивее искусства; искусство не очищает душу человека от вредных страстей. С ним не согласен Аристотель, опять же философски отнюдь не случайно. По Аристотелю, душа человека есть форма, искусство, например трагедия, возбуждает психику, слушатели получают удовольствие, что равносильно очищению души.

• Для эстетики средневековья характерен принцип абсолютной духовной личности. Теперь все земное, красивое есть символ, отблеск духовной красоты Бога. Меняется характер всех искусств. Красота зримая есть проявление красоты незримой. Цель искусства — приближение человека к Богу.

• В эстетике Нового времени внимание переносится на субъект. Сначала, в эпоху Возрождения, образцом красоты провозглашается сам человек, его тело. Позднее, вследствие развития чувственного и рационального познания эстетическое сводится либо к чувствам, либо к рассудку. Как прямая реакция на философию Декарта с ее идеалом ясности и рационализма достигает расцвета классицизм с его требованием гармонической ясности и благородства стиля, четкой логической организованности, простоты и строгости форм, верности природе. Классицизм проникнут пафосом политической свободы, национальной независимости, социальной справедливости, идеями социального и естественного равенства людей. Представителями классицизма в искусстве считаются Шиллер и Гёте, Гайдн, Моцарт и Бетховен, Фонвизин, Державин, Казаков (архитектор здания Московского университета). Выступившие против формализма и прямолинейно-рассудочного понимания искусства романтики (Гюго, Лермонтов, Вагнер и др.) стремились к раскрепощению многообразных способностей личности. В философском отношении они оставались в рамках философии Нового времени. Высшим достиением эстетики Нового времени стало искусство романа.

• В XX веке происходят новые «сдвиги» в философии и вместе с ней (иногда позже) в искусстве.

В герменевтике осуществляется сдвиг в сторону произведения искусства, оно выступает символом таинственной сущности, которую вскрывает полноценная герменевтическая интерпретация.

В феноменологии «сдвиг» осуществляется в сторону эстетического смысла, субъект наделяет произведение искусства смыслом, выработанным во многом им самим.

Аналитики «сдвигаются» в сторону языка, они анализируют так называемые эмотивные (эмоциональные) суждения и в них видят суть искусства.

В постмодернизме смысл искусства становится многозначным, что соответствует рассеиванию, деконструкции текста. При такой интерпретации реализм считается разновидностью устаревшего понимания искусства, развивается этика возвышенного, а оно само трудноопределимо.

Что касается России, то здесь в эстетике длительное время господствовал так называемый социалистический реализм — перевод на эстетический язык философии исторического материализма. Материализму ставится в соответствие реализм, а историческому материализму — социалистический реализм. В настоящее время в нашей стране ведется поиск новых эстетических ориентиров.

Итак, смысл различных эстетических направлений определяется их философией, многообразию философий соответствует многообразие эстетик.

Разумеется, мы не упомянули целый ряд эстетических концепций. Тем не менее взглядом охвачено обширное поле эстетики. Для философии это очень важно, ибо она по определению не должна замыкаться в узкие горизонты. Философию можно сравнить с телескопом, который позволяет видеть далеко. Для рассмотрения же деталей нужен микроскоп (эту функцию часто выполняют науки и искусства).

7.3. Философия практики.

Что такое практика?

Греческое слово «практикос» означает деятельный, активный. При этом имеется в виду деятельность, всегда направленная на достижение цели. Практика есть деятельность человека по достижению цели.

Практика обладает структурой, строением. Составляющими структурами являются: 1) субъект практики (один человек или группа людей, цели которых определяют смысл совершаемого); 2) сама цель как субъективный образ желаемого будущего; 3) целенаправленная деятельность; 4) средства практики; 5) объект практического действия; 6) результат практики.

Положим, Иван и Степан делают вместе табуретку. Здесь субъектами практики являются они оба, цель практики — заиметь табуретку, деятельность — пиление, строгание, средства практики — пила, рубанок, молоток, объект делания — древесный материал, результат действия — табуретка. Наш пример очень прост. Ясно, что могут быть куда более сложные практические ситуации, когда, например, субъектом практики являются огромные социальные общности людей, а средствами практики — сложные машинные комплексы. В то же время возможны весьма вырожденные случаи практики.

Допустим, студент на экзамене взял билет и готовится к ответу, но делает это несколько странным образом, ничего не пишет, думает. Это тоже практика, ибо у студента есть цель и он стремится ее достичь. Необычность рассматриваемой ситуации заключается в том, что здесь объектом практического действия является сам субъект практики, нет каких-либо материальных внесубъектных средств практики, а результатом ее является подготовленный на экзаменационный вопрос ответ.

В практике принимает участие и студент, и рабочий, и инженер, и деятель искусства, и ученый, короче, каждый человек. Непрактикой является не умственная или какая-либо другая интеллектуальная деятельность, а отсутствие деятельности в ее специфически человеческих чертах. Если природные процессы не вовлечены в среду деятельности человека, то они не относятся к сфере практики.

Что касается форм практики, то их в соответствии со структурой человеческой деятельности достаточно много. Есть практика экономической, политической, социальной, научной, культурной жизни. Философия ищет смыслы практики, причем наиболее фундаментальные.

Заметим, что философский термин «практика» не следует отождествлять с так называемой учебной практикой, которая понимается как непосредственное применение добытых знаний. С философской точки зрения приобретение знаний в учебной аудитории тоже есть практика.

Обзор: в чем состоит ценность, смысл практики?

Выше практика определена как целенаправленная деятельность. Кажется, что этим уже дан ответ на вопрос «Что такое практика?». Но это впечатление весьма обманчиво. Ведь мы еще не дали ценностной оценки практике. А без этого предыдущие разъяснения следует расценивать как всего лишь введение в тему практики. Но ценностное измерение достигается не иначе, как в процессе философской интерпретации. Поэтому нам предстоит отправиться в поход по дорогам философских интерпретаций. Философ — это неугомонный путник со времен зарождения философии, т. е. от античности и до наших дней.

• В античном обществе тяжесть физического труда была уделом прежде всего рабов. К физическому труду и даже иногда к искусству культивировалось пренебрежительное отношение. Наивысшей формой деятельности считалось созерцание мудрецом смысла космоса. Учение о практике (праксиология) выступает как этика. Этика — характерная черта как античной, так и древнекитайской и древнеиндийской философии. Через всю мировую философию проходит традиция этической интерпретации практики.

Древние греки считали, что все существа активны в соответствии со своим предназначением. Человек не является исключением, он также обладает активностью, которую греки называли добродетелью (делать добро, благо). Часто говорят поэтому, что античная этика — это этика добродетелей. Современный известный американский этик А. Маккинтайр определяет добродетель следующим образом: «Это качество, усвоенное личностью, обладание и пользование которым дает ей возможность достичь благ, внутренне ей необходимых, заложенных в ее практической деятельности. Поэтому отсутствие данного качества лишает личность возможности добиться хотя бы одного из этих благ». Возвратимся к античности.

Смысл добродетелей человека здесь видят не в них самих, а, как это делает Платон, в космической идее блага — благо превыше всего. Главная добродетель человека — мудрость, ибо она есть проявление идеи блага и, будучи задействованной, приближает к ней. В списке аристотелевских добродетелей на первом месте стоит опять же разумная мудрость. Человек счастлив, если ему удалось эффективно задействовать свои добродетели.

Итак, этика добродетелей соответствует философии идей Платона и философии форм Аристотеля. Ценность, смысл практики состоит в том, что она объединяет человека в гармоническое целое с космосом. Достигнув этого, человек счастлив.

• В средние века христианство первоначально рассматривало труд как проклятие, наложенное Богом на человека. Впоследствии труд в качестве благородной деятельности был отчасти реабилитирован. Тем не менее главной формой деятельности считается служение Богу, а это прежде всего молитва и все, что с ней связано. С этих позиций как раз и оценивается всякая практическая деятельность, а именно, выясняется ее богоугодность. Смысл практики — ее богоугодность.

На новой основе культивируется этика добродетелей. На одной стороне Господь, на другой — причастный к его царству индивидуум с соответствующими добродетелями, среди которых наиважнейшие — вера, надежда и любовь. Это этика божественного откровения. Счастье человека определяется его близостью к Богу.

• Этика Нового времени по преимуществу рационалистична. Она стремится избавить человека от потусторонних сил. На стороне человека признаются изначально данные природой две силы: разум и чувственность. Решение вопроса о смысле практической деятельности берет на себя разум. Смысл практики, деятельности человека состоит в ее разумности. Декарт, Спиноза, Гоббс недовольны хаосом страстей, который они мечтают упорядочить рациональным путем. По-другому рассуждают мыслители, которые склонны отдавать должное чувственности человека. Принципом морали (нравственности человека) провозглашается правильно понятый интерес (Мандевиль, Гельвеций). Но что значит правильно понять интерес человека? Это значит подключить к его оценке разум. По возможности надо все посчитать.

Гений Нового времени И. Кант считается основателем этики долга. Человек должен быть моральным, потому что существует абсолютный нравственный закон, неподчинение которому лишено каких бы то ни было оснований. Кант также много пишет о добродетелях, но они имеют у него по сравнению с абсолютным нравственным законом вторичный характер. Смысл действий человека состоит в их причастности к абсолютному нравственному закону.

Эпоха Нового времени заканчивается Марксом и Ницше. Маркс приходит к выводу, что «… всякой общественной форме собственности соответствует своя мораль…». Смысл практики он видит в ценностях экономических (общественный труд измеряется деньгами).

Ницше разгадывает основную тайну всякой этики и морали: они представляют собой интерпретации. Толково распорядиться этим открытием он не смог (может быть, помешала болезнь).

Подведем итоги. Ценность практики всегда выясняется в процессе некоторой философской интерпретации. Интерпретация эта состоит в том, что человек объявляется добродетельным, а сами эти добродетели оцениваются с позиций определенного, выработанного соответствующей философией идеала добра. Нетрудно составить таблицу идеалов добра и основных добродетелей.

Основы философии

В чем состоит ценность практики? Наши дни.

Мы продолжаем анализ ценности практики, вовлекая теперь в него новейшие философские направления.

Феноменология. Как известно, феноменологи первостепенное значение придают выработке феноменологических смыслов. Феноменологов часто обвиняют в том, что они непрактичны, зацикливаются, мол, на созерцаниях. Эти обвинения не вполне правомерны. Феноменолог не говорит, что не надо действовать, он утверждает, что смысл действий заключен не в их природных качествах, а в феноменологических смыслах.

Герменевтика. Герменевты действительно настроены более практично, чем феноменологи. Они считают, что смысл практики заключен в ней самой и может быть выявлен лишь в процессе осуществления практики. Здесь-то и раскрывается сущность вещей, с которыми человек контактирует, осуществляя свое бытие в мире. Ценность практики — в разрешении напряженности вопрошания, в реализующемся ответе на зов самих вещей. Практика соединяет человека с миром, в этом и состоит ее смысл.

Что касается аналитиков, то они все согласны в том, что смысл практики выясняется при анализе высказываний о практике. Но дальше появляются разногласия. Одни, их называют натуралистами, склонны приписывать моральные ценности фактуальному миру, а другие, ненатуралисты, полагают, что мораль есть чувство. Для наших целей достаточно сделать вывод, что для аналитиков смысл практики выясняется в процессе интерпретации высказываний о ней. Многие аналитики — сторонники этики последствий поступков. Они считают, что главное — оценить последствия поступков.

Постмодернисты, оценивая практику, также заняты интерпретацией текстов. Они стремятся устоявшиеся этические ценности окончательно предоставить истории. Но их собственные этические концепции не формируются сколько-нибудь ясным образом. Видимо, эстетика возвышенного должна одновременно служить заменой прежних как эстетических, так и этических воззрений.

В отличие от постмодернистов представители так называемой коммуникативной этики готовы говорить о практике и этике с утра до вечера, это их главный интерес. Свою философию они (Ю. Хабермас, К.-О. Апель) часто называют практической философией. Как приходят к этическим ценностям? В процессе дискуссий и выработки общего мнения (все это называется дискурсом). Кант не объяснил, откуда берутся нравственные законы, а они являются итогами дискурса. Маркс считал, что общество построено на общественном труде, в действительности же его фундаментом является достигнутое в дискуссии согласие, сам общественный труд нуждается в интерпретации.

Итак:

• Смысл практики во всех современных философских направ лениях видят в этических ценностях (все реже используются выражения «этика добродетелей», «этика долга», все чаще го ворят и пишут об «этике ценностей»).

• Этическая (моральная) ценность понимается как ин терпретация, выработанная посредством определенного фило софского метода.

Что такое добро? Как его измерить?

Предыдущий анализ позволяет ответить на вопрос о природе добра, признающийся остродискуссионным, довольно кратко. Добро — это положительная ценность поступка, действия. Как и в случае с красотой, можно построить шкалу моральных оценок, используя лингвистические или цифровые переменные.

Основы философии

Мы преднамеренно добавили к словам «доброе» и «злое» лингвистические переменные. Можно было использовать другие слова. Так, о добром говорят: отличное, первоклассное, достойное восхищения, бесподобное, неоценимое, лишенное недостатков, блестящее, великолепное, редкое, несравненное, совершенное, первостепенное и т. д. Соответственно и для злого (зла) нетрудно привести слова ряда семейного сходства, оценивая их затем только положительными или положительными и отрицательными числами.

Можно ли измерить добро? Разумеется, можно, но, как и в случае с эстетическими ценностями, не с помощью какого-либо прибора. Его должна заменить интерпретационная деятельность. Еще лучше, если это делается в процессе дискуссии. Один ум хорошо, а два лучше.

О том, что этические ценности можно подсчитывать, впервые высказались английские философы-утилитаристы А. Смит, И. Вентам, Дж. С. Миллъ. Латинский термин «утилитас» означает пользу, выгоду. В рамках утилитаризма важнейшим критерием добра оказывается достижение пользы. Вентам сформировал такое требование: «Наибольшее счастье для наибольшего числа людей». Саму полезность Вентам понимал как наслаждение при отсутствии страданий.

Утилитаристов очень много критиковали. Маркс назвал Бентама «оракулом пошлого буржуазного рассудка XIX века». Критики были недовольны тем, как утилитаристы трактовали полезность, часто сводя ее к сугубо эгоистическому интересу. Но каждый волен по-своему понимать добро. Если вы не согласны с Бентамом, дайте свою собственную интерпретацию добра.

Важно понимать, что представления о добре являются различными и могут быть различными. Но если вы их имеете, а каждый человек действительно их имеет, то добро можно измерить и, думается, во многих случаях это как раз и надо делать.

Возьмем простой пример: у вас есть 2 часа свободного времени и вы решаете, как их провести: то ли пойти в гости к приятелю, то ли выполнить полученное от кого-либо задание. Вы начинаете сопоставлять и приходите к решению: «сделаю это, ибо оно для меня важнее». Что, собственно, вы проделали? Сравнили два возможных поступка, подвели их под одну и ту же ценность, определили, как выражаются, вес этих поступков, отклонили тот поступок, у которого вес меньше. Если бы у вас были не две, а, например, десять возможностей, то вы могли бы поочередно сравнивать по два возможных поступка до тех пор, пока не остался бы один претендент на действительное осуществление.

Есть теории, которые позволяют математически осмыслить ситуацию выбора решений. Такова, например теория игр. Но ни одна математическая теория не может объяснить, какие именно ценности должны быть признаны в качестве приоритетных. Вот тут-то и заключена главная проблема. Какие ценности мы выбираем? Те, которые мы способны выработать, а это зависит от философского потенциала личности.

Всякие надежды на то, что можно раз и навсегда определить, что такое добро, неизменно посрамляют себя. Нравственность, как и все в этом мире, имеет историю, одни представления сменяют другие. Мы всегда знаем, что такое добро, но вместе с тем ищем его снова. Такова наша жизнь. Ниже, рассматривая этику ответственности, еще раз обратим внимание на историю проблемы добра.

Справедливость или свобода? Лучше ответственность!

Вся многовековая история развития этических ценностей развивалась под знаком противопоставления справедливости и свободы. Платон и Аристотель мечтали о справедливо устроенном государстве. Несправедливо, если правителями являются не самые мудрые, т. е. не философы. Маркс через всю свою жизнь, начиная с двенадцатилетнего возраста, пронес убеждение о несправедливости буржуазного общества, где тот, кто работает, либо вообще беден, либо далеко не самый богатый. Все, что Маркс считал несправедливым, современный либерал американец Роулз полагает, наоборот, справедливым. Он видит несправедливость в отказе богатых помогать бедным.

О свободе (независимости и самостоятельности) также мечтали с незапамятных времен. Многочисленные восстания в Древнем мире были направлены на приобретение независимости. Эпикурейцы, киники, стоики, скептики стремились обосновать самодостаточность человека, т. е. его свободу. Идея свободы не чужда и христианской философии. Бог не навязывает свою волю человеку: греши, грешник. Подлинный триумф этики свободы наступает в Новое время. Развитие капитализма вплоть до наших дней сопровождается требованием обеспечения для личности разнообразных «свобод». Свобода часто интерпретируется как основная этическая ценность буржуазного общества. Показательна в этом смысле позиция французского философа Ж.-П. Сартра: «Мы приговорены к свободе». Настоящим певцом свободы был наш соотечественник Н.А. Бердяев.

Против требования справедливости и свободы мало кто отваживается выступать — оно имеет многовековую традицию. Вместе с тем хорошо известно, что попытки последовательно осуществить идеал справедливости неожиданным образом приводят к всеобщей уравниловке. Но даже вне этих крайностей ясно, что идеалы справедливости и свободы трудно согласовать друг с другом.

Опять же, через всю историю этики тянется шлейф попыток органически согласовать требования свободы и справедливости. Своеобразный прорыв в этой области наступил после появления в 1979 г. книги немецко-американского философа Ганса Ионаса «Принцип ответственности. Попытка разработки этики для технической цивилизации». Как-то сразу многим стало понятно: а ведь этика ответственности — это и есть объединение этики справедливости с этикой свободы.

Ионас, безусловно, учел уроки герменевтики Хайдеггера: бытийствуя в мире, человек уже в силу самого факта своего существования вынужден вопрошать и не только находить ответы на вопросы, но и ответствовать. То есть быть ответственным перед миром. Ионас особенно энергично требовал ответственности людей перед живыми организмами.

Чтобы лучше понять проблематику ответственности, обратимся к проблемам техники. Физики, руководствуясь идеалами свободного творчества, открыли, что в ядрах атомов заключена большая энергия. Она находится там в связанном состоянии, но ее можно извлечь с помощью цепных ядерных реакций. Так возникла идея создания атомной бомбы. Политики, стремясь прекратить войну, приказали летчикам сбросить бомбу на Хиросиму и Нагасаки (заметим также, что уже простое испытание ядерного заряда в силу радиоактивного загрязнения среды несет смерть десяткам тысяч людей). Не правда ли, странная ситуация: все умны, все справедливы, все свободны, а в результате смерть и разрушение. В этой связи как раз и возникло представление о том, что на место этики справедливости и свободы следует поставить этику ответственности, а уже в ней учесть достоинства как этики справедливости, так и этики свободы. Добро — это ответственность.

Обзор: этика ответственности.

Философы установили, что период стремительного развития этики ответственности всецело относится к XX веку (последние 20 лет — это уже нечто вроде бума в области представлений об ответственности), но истоки этого процесса надо искать в древности. Весьма показательно, как проходили становление и развитие этики ответственности. Для дальнейшего важно понимать, что ответственность есть трехчастное отношение: 1) носитель ответственности; 2) адресат ответственности; 3) инстанция ответственности.

Платон еще допускал ответственность животных. Если, например, корова зашла на чужое поле и там натворила бед, то она достойна наказания (не так ли рассуждают многие воспитатели кошек и собак?). Аристотель считает человека ответственным только за его собственные действия, но не за стихийные силы. Древние римляне создают образцовое право и начинают решать проблемы ответственности преимущественно юридическим путем.

Это направление мысли было унаследовано от римлян католицизмом, а также протестантизмом. Адресат ответственности — Бог, ему противостоит человек. Бог всегда прав, виновным оказывается человек, обвиняемый. Насколько человек виновен, решается судом (святым или светским). В Новое время вину понимают светским образом в соответствии с юридическим мировоззрением.

Именно в Новое время складывается классическая концепция ответственности. Субъект действия, поступка несет ответственность перед обществом за его последствия. Субъект действия должен быть в состоянии предусмотреть последствия своих поступков, а это возможно лишь при его полной самостоятельности. Вся картина кажется ясной и простой.

Но там, где субъект выступает участником группы, где разделение функций крайне многозвенно, а такие ситуации встречаются в технической цивилизации на каждом шагу, классическая концепция ответственности теряет свою привлекательность, ибо вся требуемая ею ясность отсутствует. В этой связи получает развитие неклассическая концепция ответственности.

Неклассическая концепция ответственности рассматривает человека в мире, наполненном случайностями, риском, неопределенностями, мириадами взаимосвязей, участием в общих делах. Складывается сверхпроблематичная ситуация. В рискоемком мире отказ от ответственности был бы равносилен самоубийству, поэтому требование ответственности и осуждение безответственности звучат как никогда ранее громко. В то же время очень трудно выделить ответственность отдельного человека (кто виноват? все виноваты — никто не виноват). Налицо проблемная ситуация. Люди не могут пройти мимо нее, они вынуждены постоянно ею заниматься. Здесь опять ощущается острая потребность в эффективной философии.

Неклассическая концепция ответственности ставит вопрос так: сумейте выделить ответственность всякого отдельного человека и подсчитайте ее. По результатам подсчета станет ясно, следует ли и в какой степени вознаграждать или же наказывать человека. Методику измерения добра мы знаем. Что же касается природы ответственности, то она устанавливается в процессе философской интерпретации, другого пути нет. При этом всегда руководствуются некоторыми стандартами, но философски настроенные люди никогда не довольствуются ими, а подвергают их основательной критике. Так рождается смысл добра, который никому не дан раз и навсегда.

Сотворение добра (увы, порой и зла) — это повседневное занятие всех людей, всякой личности. В одних случаях природа добра достаточно очевидна (согрей замерзшего, помоги пострадавшему), в других — до его смысла надо добираться.

Итак, в наши дни в его самом глобальном, емком значении добро понимается как ответственность.

Ищите добро!

Не следует опасаться неудач в отыскании добра. Смело беритесь за анализ интересующей вас ситуации, поступка. Начинайте с философии, сверяйтесь с воззрениями великих философов, используйте представления об известных вам этических ценностях, советуйтесь со знакомыми. И успех обеспечен. Вам удастся открыть тайну добра (и зла). Человек не живет по ту сторону добра и зла, поэтому он должен уметь расшифровывать их содержание. Человек может сделать больше, чем он имеет право. Значит, надо умело ограничивать себя.

И последний вопрос: следует ли быть добрым? Широко распространенное мнение гласит: добр человек или зол, зависит от его воли. Человек с доброй волей добр, а человек со злой волей зол. Но в таком случае вновь возникает вопрос, почему один обладает доброй, а другой злой волей.

Приведем поясняющий пример. Неразумно представлять себе плохо играющим на скрипке Паганини, поющего фальцетом Лемешева, истязающую больных мать Терезу, не попадающего мячом в баскетбольное кольцо Майкла Джордана. Нечто аналогичное имеет место и в моральной жизни человека. Добрым становятся и остаются до тех пор, пока ведут интенсивную нравственную жизнь. Тот, кому не удается стать добрым, оказывается злым. Дорогу к добру осиливает идущий.

Основные выводы.

• Ценность — это то, что значимо для человека.

• Ценность — это интерпретация, в которой субъект выражает свои предпочтения.

• Ценность можно измерить.

• Эстетическое (художественное) — это чувство-ценность, направленное на возбудитель этого чувства и достигшее необходимой степени совершенства.

• Красота есть эстетическая интерпретация.

• Многообразию философий соответствует многообразие эстетик.

• Практика есть деятельность человека по достижению цели.

• Ценность практики определяется в процессе ее нравственной интерпретации.

• Добродетели человека понимаются в свете нравственных идеалов.

• Многообразию философий соответствует многообразие этик. Добро — это ценность поступка.

• Ответственность — это наиболее емкое современное понимание добра.

Основные термины.

Учение о ценности.

ЦЕННОСТЬ.

АКСИОЛОГИЯ.

ИЗМЕРЕНИЕ ЦЕННОСТИ.

ВОЛЯ.

ВЕРА.

ИДЕАЛ.

ЦЕЛЬ.

Философия искусства.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ.

КУЛЬТУРА.

ЭСТЕТИЧЕСКОЕ.

КРАСОТА.

Философия практики.

ПРАКТИКА.

ДОБРО.

СВОБОДА.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

Вопросы и задания.

Учение о ценности.

1. В чем вы видите ценность стула, математики, искусства?

2. Почему только в XX веке появилось развитое учение о ценности?

3. Кому принадлежит ценность — предмету или человеку?

4. Как вы понимаете утверждение: «Ценность есть интерпретация»?

5. Проведите для себя оценку в лингвистических и цифровых переменных ценности чая, кофе, молока.

6. Проиллюстрируйте на примерах ваше представление об эмоциях (какие вы знаете эмоции?), воле (дайте количественную оценку вашей воле), вере (приведите пример нерелигиозной веры), сомнении (в чем вы сомневаетесь?), идеале (какой идеал значит для вас более других?), цели (какие цели вы ставите перед собой на ближайший год?).

Философия искусства.

7. Что такое культура и чем она отличается от цивилизации?

8. Что вы считаете красивым? Почему?

9. Какое искусство нравится вам более других и почему?

10. Сравните два разных философских представления о смысле красоты.

Философия практики.

11. В чем состоит ценность практики?

12. Назовите свой вариант пяти основных добродетелей.

13. В чем видят ценность практики в наши дни?

14. Оцените по шкале доброты поступки ваших знакомых. В ответ на ваши сетования, что вам, видимо, не удастся справиться с контрольной работой по математике, друг Петр предложил сесть с ним рядом и воспользоваться его помощью, а друг Сергей — перед контрольной вместе позаниматься.

15. Справедливость, свобода, ответственность — что вам ближе, род-нее и почему?

16. Что является для вас высшей инстанцией ответственности: Бог, совесть, начальник, друзья, другие люди?

8. Философия познания и науки.

8.1. Философия познания.

Два термина.

«Философская теория познания» в переводе на греческий называется эпистемологией или, что почти то же самое, гносеологией. Термин «эпистемология» по сравнению с термином «гносеология» имеет более явно выраженный научный смысл, речь идет о научном знании. Оба термина широко используются в философской литературе.

Чувственное познание «на входе», «в середине» и «на выходе» психики.

И. Кант писал: «Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта…». Имеется в виду, что познание начинается с чувств. С этим трудно не согласиться; в наши дни абсолютное большинство философов придерживается именно такой точки зрения. Человек обладает органами чувств, зрением, осязанием, слухом, вкусом, обонянием. Благодаря им человек обретает чувства. Чувственное познание осуществляется в трех формах: ощущениях, восприятиях, представлениях. Ощущение — это наиболее элементарная форма чувств. Восприятие — это целостное чувство, содержащее в себе несколько ощущений («это яблоко круглое, желтое, кисло-сладкое, тяжелое»; яблоко дано как восприятие). Представление — это чувство, которое вспоминается или воображается (например, я представляю себе моего друга, въезжающего в аудиторию на голубом коне).

Итак, познание начинается с чувств. Но что я могу знать благодаря чувствам? Какова их роль в походе за знанием? (Познание — это поход за знанием). Каждому ясно, что чувства связывают нас не только с внешним миром, но и с воображаемыми явлениями. Рассмотрим для начала чувственную связь человека с внешним миром. Познание есть процесс, потому имеет смысл проанализировать чувства в различных стадиях этого процесса.

Чувства «на входе» психики. При оценке познавательного со держания чувств «на входе» психики высказывались различные мнения, из которых приведем три главных.

Самая простая точка зрения состоит в том, что внешний мир буквально впечатывается в нашу психику. Отсюда произошло русское «впечатление», которое переводится на основные языки мира без потери своего исходного значения. Чувство есть «след» предмета (сравните со следом ступни человека на мокром песке).

Более сложная точка зрения: чувства являются всего лишь приблизительными отражениями предметов, своеобразными «копиями». Допустим, некто пробует на вкус неизвестный ему продукт питания, который вызывает ощущение сладости. Можно предположить с высокой долей вероятности, что продукт содержит глюкозу.

Еще более сложная точка зрения: чувства — это знаки предметов, смысл которых предстоит расшифровать. Нельзя доверять, как выражаются, впечатлениям — чувства «обманывают». Самый простой на этот счет пример: преломленность прямой палки на границе воды и воздуха. А миражи? А сложные воображаемые и внушаемые чувства? Разумеется, они о чем-то свидетельствуют, но о чем? Воображаемые чувства особенно часто являются сложными знаками.

Необходимость расшифровки, выяснения смысла, чувств показывает, что нам следует сделать шаг «внутрь» психики. В исходных чувствах содержится не вся тайна познания. Часть этой тайны содержится в том, что «встречают» чувства «на входе» психики. Но что именно встречают чувства на входе психики? На этот новый вопрос мы имеем снова три наиболее распространенных ответа, причем все они нам хорошо известны из истории философских идей:

 Локк: чувства попадают во власть способности человека их комбинировать, соединять, сравнивать;

 Кант: чувства попадают под власть внечувственных априорных принципов;

 Гуссерль: чувства встречаются со способностью человека (благодаря воображению, воспоминанию и фантазии) строить цепи феноменов.

Теперь становится ясно, что происходит с чувствами «в середине» познания:

По Локку: чувства комбинируются (возникают сложные чувства), сравниваются (получаем знание об отношениях), в них выделяется благодаря абстракции общее (идея);

По Канту: чувства упорядочиваются на основе принципов;

По Гуссерлю, чувства вовлекаются в поток воображения, который ведет к эйдосу — намного более сложному чувству, чем его исходный материал.

«На выходе» из психики имеем:

По Локку: идеи;

По Канту: чувства, упорядоченные на основе априорных принципов;

По Гуссерлю: эйдос, т. е. идею с богатым чувственным содержанием.

Но не будем забывать, что чувственное познание начиналось с некоторых исходных чувств, которые являются знаками, реальных или воображаемых явлений. А это означает, что полученные «на выходе» чувства надо вернуть исходным источникам чувств, исходным предметам.

Благодаря процессу чувственного познания мы получили:

Согласно Локку, — то самое знание, которое содержалось в исходных чувствах, но не было прояснено. Чувства дают исчерпывающее знание о предметах (это — сенсуализм);

Согласно Канту, — новое знание, которое содержалось в исходных чувствах и получено во многом благодаря принципам психики (это знание нельзя прямо приписывать предметам, но оно позволяет нам успешно оперировать ими);

Согласно Гуссерлю, — новое знание, позволяющее интерпретировать исходные чувства и уже эти «проинтерпретированные» чувства соотносить с предметами (если меня спросят, показывая на конкретное яблоко: «Что это?», то я не отвечу просто указанием на исходные ощущения — это, мол, круглое, желтое, кисло-сладкое, а скажу: «Это яблоко (т. е. представитель класса всех яблок), обладающее такой-то формой (используется понятие формы), вызывающее такие-то ощущения (используется понятие ощущения))».

Кто прав: Локк, Кант или Гуссерль? Однозначного ответа на этот прямой вопрос не существует. Мы выскажем наше мнение. На наш взгляд, в одних случаях действуют по Локку (когда, например, выделяют общее сравнением идей), в других — по Канту (когда, например, принципы уже известны и их не надо выводить, доказывать), в третьих — по Гуссерлю (когда стремятся всесторонне обосновать богатое чувственное содержание психики, не оказаться в плену блеклых, лишенных чувственности рассуждений). В плане уразумения хода чувственного познания наиболее обстоятелен Гуссерль, а вместе с ним и его сторонники, феноменологи.

Чувственное познание и различные философии.

Мы не стали рассматривать чувственное познание в свете античной и средневековой философии по очень простой причине: оно представлено в этих философиях очень скудно. Нововременное понимание чувственного познания проанализировано нами в связи с воззрениями Локка и Канта.

Из новейших философских направлений рассмотрено феноменологическое понимание чувственного познания. А как же герменевты, аналитики, постмодернисты?

 Герменевты с самого начала выхода на философскую сцену не интересовались чувственным познанием. Основатель герменевтики Хайдеггер был учеником Гуссерля, основателя современной феноменологии. Казалось бы, Хайдеггер должен был продолжить дело Гуссерля. Но он резко отошел от феноменологии. Его влекли другие ориентиры.

 Аналитики также не проявляли какого-либо особого внимания к чувственному познанию, их преимущественно интересовали слова и факты, а не переработка чувств в психике человека.

 Постмодернисты также не дали какой-либо заслуживающей упоминания теории чувственного познания. Их привлекают в первую очередь тексты и борьба с тоталитаризмом.

Итак, благодаря чувственному познанию человек получает сведения обо всем том, что способно вызывать чувства. Человек обладает уникальнейшей способностью вчувствования в мир, благодаря этому возможно познание. Но вчувствование, как известно, сопряжено у человека с мышлением, объяснением. То и другое относится к рациональному познанию.

Рациональное познание.

Рациональное познание осуществляется в форме понятия, суждения и умозаключения.

Для дальнейшего весьма полезно провести различие между собственным и общим именем. Собственное имя означает один предмет — этот стол, та книга, Платон. Общее имя обозначает класс предметов — студенты группы А2, бюджетники, деревья. Предметы данного класса обладают общим признаком (свойством или отношением). Например, студенты группы А2 — это общее имя, ибо всем им присущ общий признак — они учатся в группе с условным названием А2. До сих пор, надо полагать, у читателя не возникало особых недоразумений по поводу собственного и общего имени, все понятно. Но теперь нам необходимо обратиться к центральной проблеме всего рационального познания. Что такое понятие?

Попробуем разобраться с этим труднейшим вопросом на примере анализа понятия «студент» (речь идет не о слове «студент», которое используется в русском языке, а о понятии, о том, что обозначается словами «понятие студент»). Давайте спросим, кто такой студент, пятилетнюю девочку, которая живет поблизости от техникума, разухабистого подростка 14 лет, служащую банка, опытного преподавателя. Девочка: «Студенты — это молодые веселые дяди и тети, они еще иногда говорят нехорошие слова». Подросток: «Студенты любят балдеть». Служащая банка: «Студент — это тот, кто учится в среднем или высшем учебном заведении». Преподаватель: «Студент — это тот, кто учась в техникуме или вузе, ответственно относится к своим занятиям». Мы видим, как неодинаково оценивают студента разные люди. Понятие есть особая мысль, не любая, а максимально действенная, которая позволит многое объяснить. Понятие есть главная мысль о чем-либо, обобщение, интерпретация. Преподаватель утверждает, что моральное лицо студента определяет его отношение к учебе, от этого зависит, сколько в студенте студенческого. Разумеется, студент не только учится. У него много дел, много забав, но этим он не отличается от других молодых людей.

Итак, понятие — это мысль-обобщение, позволяющее объяснить смысл данного класса вещей.

Подлинная природа понятий выясняется в науке, где как раз в предельно действенном виде даны понятия в их объясняющей силе. Суть всех явлений объясняется на основе понятий. Понятиями являются также идеализации.

После того как определено, что такое понятие, на очереди суждение. Суждение — это мысль, утверждающая либо отрицающая что-либо. Сравним два выражения: «Электропроводность всех металлов» и «Все металлы проводят электрический ток». В первом выражении нет ни утверждения, ни отрицания, оно не является суждением. Во втором выражении утверждается, что металлы проводят электрический ток. Это — суждение. Суждение выражается повествовательными предложениями.

Умозаключение есть вывод нового знания. Умозаключением будет, например, такое рассуждение:

Все металлы — проводники.

Медь — металл.

------------

Медь — проводник.

Умозаключение должно быть проведено «чисто», без ошибок. В этой связи используют доказательство, в процессе которого правомерность появления новой мысли обосновывается с помощью других мыслей.

Три формы рационального познания — понятие, суждение, умозаключение — составляют содержание рассудка, которым человек руководствуется при мышлении. Философская традиция после Канта состоит в различении рассудка и разума. Разум — высшая ступень логического мышления. Рассудок менее гибок, менее теоретичен, чем разум.

Обзор: как искали понятие.

Бесспорно, что рациональное познание особенно рельефно выражает природу человека. Именно в сфере рационального человек не знает себе равных. Ясно поэтому, что с самого начала возникновения философии рациональному познанию уделялось пристальное внимание. Но разгадать его тайну трудно, по настоящий день ведутся острейшие споры. Рассмотрение сути этих споров позволит нам лучше сориентироваться в сфере рационального познания. Заметим также, что наука о рациональном познании называется логикой.

• В философии античности важнейшее логическое значение имела концепция идей Платона. Выше мы подробно рассматривали, как, по Платону, человек познает идеи. По сути Платон представлял себе понятия как идеи. Он ошибочно полагал, что идеи существуют где-то сами по себе. Аристотель по праву считается создателем логики, он придал ей теоретическую форму. Он понял два важнейших обстоятельства: первое — в логических суждениях и умозаключениях не должно быть противоречий; и второе — важнейшей функцией суждений является истинность или ложность. Природа же понятий для него все еще оказывалась загадочной.

В философии средних веков разгорелся многовековой спор об универсалиях (фактически спор шел о понятиях). Так называемые реалисты продолжали линию Платона и считали, что универсалии — это самостоятельные духовные реальности, они присущи первично Богу, а вторично вещам и мыслям. Такова, например, позиция Фомы Аквинского. Номиналисты считали, что общее не существует, не следует считать имена (ноумены) какими-то невесть как придуманными универсалиями. Существуют единичные вещи, их люди обозначают именами, нет нужды придумывать какие-то другие сущности («бритва Оккама»). В «сотрясении воздуха» номиналистов обвиняли концептуалисты (например, Абеляр). Имелось в виду, причем справедливо, что номиналисты считают понятия всего лишь словами и тем самым не раскрывают их природы. Концептуалисты расценивали универсалии как концепты — доопытные мысленные образования, необходимые для понимания мира. Каким образом человек получает понятия (универсалии), концептуалисты объяснить не могли (в средних веках науки были развиты крайне слабо).

В философии Нового времени вместе со всемерным возрастанием интереса к науке усилилось внимание к рациональному познанию. Возникло настоятельное желание обосновать его, ясно и четко показать, каким образом человек приходит к понятиям. В 1620 г. вышла книга англичанина Фрэнсиса Бэкона «Новый Органон». В ней предлагалась новая теория познания, в основу которой были положены данные экспериментов и наблюдений, т. е. ощущения. Бэкон утверждал, что понятия выводятся из ощущений. Это утверждение намного последовательнее Бэкона проводил Локк. Его воззрения были рассмотрены выше.

Рационалисты (Декарт, Спиноза, Лейбниц) считали воззрение о выводе понятий (в ходу также слово «идея») из ощущений ложным. Они авторы концепции врожденных идей. Мысль рационалистов шла в интересном направлении. Они выводили из одних идей другие (дедукция) и лишь на заключительном этапе сравнивали полученные суждения с теми чувствами, с которых начинается познание.

Из четырех главных философских направлений — феноменологии, герменевтики, аналитической философии и постмодернизма — проблемами рационального познания занимаются наиболее продуктивно феноменологи и аналитики.

 Феноменологи стремятся вывести понятия из чувств, представить путь к понятиям как движение по реке чувств, которые (происходит скачок в мышлении) выводят на понятия и все логические составляющие нашей психики. Понятия выступают знаками чувств.

 Философы-аналитики действуют в манере, которая чужда феноменологам. Большинство аналитиков подозрительно относятся к рассуждениям о том, что происходит в голове человека, о комбинациях чувств или мыслей. Они считают голову человека чем-то вроде черного ящика, внутрь которого лучше не лезть. Достаточно ограничиться тем, что имеется «на входе» и «на выходе». Надо сопоставлять с фактами слова (а не мысли). Никакой мистики. Аналитики, как правило, являются прекрасными логиками. Для них философия сродни логике, которая в свою очередь близка к математике, — и в логике, и в математике используются формулы и всякого рода доказательства.

Введем такое определение: слово, которое обозначает понятие, есть термин. Для аналитиков первейший интерес представляют именно термины. Достаточно говорить о терминах, незачем за ними искать мысли. Сами термины понимаются как слова-гипотезы, которым в случае их истинности соответствуют по содержанию факты.

Итак, понятие — это мысль, мысль-обобщение, мысль-гипотеза, мысль-интерпретация, которая обозначается терминами и позволяет объяснить содержание фактов (и чувств, и предметов).

Единство чувственного и рационального познания.

Чувственное и рациональное взаимосвязаны друг с другом, с этим согласны многие философы. Без рационального чувственное предстанет многообразием, в котором нет единства. Рациональное без чувственного становится чем-то блеклым, лишенным жизни. Познание имеет чувственно-рациональный характер.

Допустим, нас интересует психический образ «этого яблока», желтого, круглого, сладкого. Налицо три понятия: понятие цвета, понятие геометрической формы и понятие вкуса. Понятие цвета охватывает различные цвета, из которых в данном случае имеется лишь желтый. Соответственно понятие вкуса представлено в данном случае чувством «сладкий». Психический образ яблока выступает как пересечение многочисленных понятий и их чувственных показателей.

Если понятия изобразить линиями, а чувственные формы точками, то психический образ любого объекта выступает как некий центр пересечения линий и точек.

Память и воображение.

Память — это способность человека сохранять и воспроизводить освоенные им чувственные и рациональные формы. Различают кратковременную и долговременную память. Слова и звуки обычно запоминаются на более короткие промежутки времени, чем ранее усвоенные понятия. Блоки данных ЭВМ служат замечательным подспорьем памяти человека, владелец компьютера всегда может свериться с той информацией, которая содержится в его базе данных. А если еще подключиться к сети Интернет, то открываются вообще удивительные возможности. Владельцы компьютеров, однако, должны иметь в виду два неприятных обстоятельства: во-первых, компьютер не всегда под рукой, во-вторых, и это самое главное, понимание компьютерных данных зависит от уровня чувственного и рационального развития самого человека. Существуют особые приемы развития памяти, базирующиеся, в частности, на повторении информации и ее обобщении.

Воображение — это способность психики человека вызывать к жизни чувства и мысли, которые либо были ему известны ранее, либо являются новыми. Воображение, как правило, всегда содержит элемент новизны. Если этой новизны достаточно много, то говорят о творческом воображении. Фантазия и мечта — это также формы воображения.

Интуиция.

Интуиция — это непосредственное неосознанно полученное знание. Интуитивное знание может быть как чувственным, так и рациональным.

Есть философские школы, которые причисляются к интуитивизму. По Лосскому, между человеком и миром всегда есть координация, это и есть интуиция. Бергсон возражал против отказа воспринимать явления как целое; разбиение его на части убивает «душу» целого. В наши дни интуицию чаще всего понимают как нерасчлененный акт познания и не видят ничего недостойного в том, чтобы этот акт подвергнуть тщательному анализу; анализ выделяет структуру целого. Интуиция поддается тренировке. Она весьма к месту там, где требуется принять быстрое решение.

Творчество. Таланты и гении.

«Творчество, — подчеркивал Н.А. Бердяев, — есть всегда прирост, прибавление, создание нового, не бывшего в мире». Каждый человек является существом творческим. Психика как деятельность по выработке нового всегда есть творчество.

Во всяком процессе творчества есть свои стадии. Часто выделяют четыре стадии творчества: подготовку, созревание, озарение и проверку. Творческие успехи не падают с неба. Это — упорный труд, различные пробы, неудачные попытки, разочарования, неожиданности, случайности, изнеможение и… о чудо! Человек упорный и трудолюбивый, доверяющий своему воображению, которое «забрасывает» его в новое, почти с железной необходимостью оказывается талантливым творцом. Хочешь быть творцом — твори. Не боги горшки обжигают.

Разумеется, не всем удается добиться успехов в творчестве в равной степени. Это дает основание ввести шкалу творчества. Гении — это те, кто добивается максимальных результатов. Таланты уступают гениям, но превосходят рядовых граждан. Разумеется, учиться лучше всего у гениев. Если же их нет поблизости, то у талантов, а если и они отсутствуют, то у способных людей, но никогда у ленивых и бездарей.

Строение психики: бессознательное, сознательное, надсознательное.

Животное обладает психикой, в этом оно сходно с человеком, но не обладает сознанием (разве что самыми элементарными его формами). Допустим, у вас есть верный друг — собака, она выполняет ваши команды, и многие называют ее умной собакой. Но даже умная собака вряд ли рассуждает следующим образом: «Я — собака. А они — люди. Собаки должны выполнять команды людей». Собака не осознает себя в качестве собаки, она плохо ориентируется в мире. По наблюдениям психологов маленькие дети только к трем годам начинают говорить о себе «я». Двухлетняя Леночка говорит: «Дайте Леночке конфету». Лишь позднее она скажет: «Дайте мне конфету». Теперь она усвоила, что она самостоятельный человек, имя которого Лена, что взрослые ее любят и вряд ли откажутся при наличии конфеты одарить ею свою любимицу. Сознание — это психика человека, достигшая стадии развития, при которой он отдает себе отчет о происходящих с ним и вокруг него процессах. Если этого нет, то психика не достигла стадии сознания, она существует в форме бессознательного (чем так интересуется фрейдизм). Итак, есть сознание и подсознание. К.С. Станиславский ввел представление о сверхсознании (надсознании), под которым он понимал высший этап творческого процесса, в котором наряду с осознанными моментами присутствует благородный довесок, связанный с вдохновением.

Часто говорят, что психика (сознание в том числе) является продуктом высокоорганизованной материи (мозга человека). Это утверждение нельзя понимать упрощенно. Головной мозг не вырабатывает такое вещество, которое можно было бы назвать психикой или сознанием. Речь о другом. По отношению ко всему существующему нейрофизиологические механизмы мозга оказываются или могут быть его знаком. Человеческий мозг, состоящий из множества нервных клеток и волокон, обладает уникальнейшими возможностями по знаковому воспроизведению богатства мира, своего собственного в том числе.

Что есть истина?

Согласно Евангелию от Иоанна, накануне казни Иисуса состоялся его разговор с римским наместником в Иудее Понтием Пилатом. Иисус: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушается гласа моего». Пилат: «Что есть истина?» В вопросе Пилата слышится и недоумение (в час смерти человек не просит, не лебезит, а говорит об истине) и известное презрение (какая еще истина, если она мне, властелину, неведома). А между тем речь идет об одной из самых значимых философских проблем.

Что такое истина? Можно ли достичь ее? А может быть, она и не нужна? В чем, собственно говоря, состоит «нерв» проблемы истины? Обратимся в этой связи к определению истины. Классическое ее понимание восходит к Платону: «…тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, — лжет…». Итак, истина — это соответствие наших слов, чувств и мыслей тому, знаками чего они являются.

В словах, чувствах и мыслях мы получаем мир непосредственно на нашей стороне, стороне человека. Теперь же возникает другой интерес, интерес к миру как таковому. Действительно ли планеты движутся по эллипсам, кит является млекопитающим, а фирмы максимизируют свою прибыль? Чтобы успешно ориентироваться в этом мире, человек должен уметь предвидеть ход процессов независимо от своей заинтересованности в них. Это и означает, что его влечет истина. Истина нужна человеку, поэтому она представляет для него ценность. Но в качестве ценности истина отличается от красоты и добра. Красота и добро — это кричащие ценности «для нас», это все, что угодно, непосредственно на стороне человека. Истина — это тоже ценность, но ее адресат не сам человек, а соответствие человеческого тому, что в нем представлено. Если красота — это ценность искусства, а добро — ценность практики, то истина — это ценность познания и науки.

Три концепции истины.

В современной философии особенно отчетливо выделяются три концепции истины: соответствия, когерентности и прагматичности. Рассмотрим их.

Согласно концепции соответствия, истинными являются высказывания (а вслед за ними также чувства, мысли, интерпретации), которые соответствуют действительности. Высказывание «снег бел» истинно, если снег действительно бел; высказывание «снег бел» ложно, если снег на самом деле не бел. При этом мы должны объяснить, что значит «снег бел». Объяснить надо таким образом, чтобы даже дальтоник мог проверить, например приборами, бел снег или нет.

Выходит, что установление истины или заблуждения требует интерпретации. Отдельные суждения приобретают смысл лишь в системе суждений. Там, где в ходу многозвенные логические конструкции, приходится учитывать последовательность, системность суждений. В этой связи говорят о когерентной концепции истины. Под когерентностью понимают сцепление и непротиворечивость высказываний. Концепция когерентности истины не отменяет, а обогащает концепцию соответствия.

Концепция, в которой критерием истинности выступает практика, называется прагматической концепцией истины (греческое слово прагма означает дело, действие). Смысл новой концепции истины очень прост: надо на деле, в действии проверять суждения на истинность и ложность, не ограничивать себя всего лишь теоретическими рассуждениями.

Представляется весьма верным утверждение американского философа Н. Решера, согласно которому три концепции истины не отменяют, а дополняют друг друга. Поэтому надо учитывать все три концепции истины. Но это, естественно, не означает их равнозначность во всех случаях жизни. Для математика на первом месте стоит когерентная концепция истины. Ему важно, чтобы его суждения гармонировали друг с другом. Для физика очень важно, чтобы его суждения вместе с их математической формулировкой соответствовали миру физических явлений. Значит, он особенно часто будет обращаться к концепции соответствия. Для техника большое значение имеет практика; надо полагать, что в центре его внимания будет постоянно прагматическая концепция истины.

Шкала истинности.

Все в мире имеет свои количественные градации. Не является исключением и истина. Наши знания, информация как совокупность сведений постоянно возрастают. По мере развития процесса познания становится известным ранее неведомое. Введем шкалу истинности — от крайне левой точки, соответствующей абсолютному заблуждению, до крайне правой точки, соответствующей абсолютной истине. Рост знания означает, что человечество перемещается по шкале истинности слева направо (противоположностью истины является заблуждение; ложь — это преднамеренное искажение истины).

Основы философии

Теории сменяют друг друга, именно на их основе мы интерпретируем понятие истины. Значит, приходится признать, что в очередной раз абсолютная истина оказалась недостижимой. А ведь в условиях господства прежней теории казалось, что абсолютная истина уже достигнута. Ни в малом, ни в большом дух наш не сталкивается с абсолютной границей, везде он находится в пути.

Обзор: как искали истин?

Чтобы раздвинуть горизонты нашего понимания проблемы истины, рассмотрим различные интерпретации этой проблемы.

В античности изобрели концепцию соответствия. Истину видели в том, что существующие вещи интерпретировались как проявления идеи (по Платону) или формы (по Аристотелю).

В средневековой христианской философии истину видели в Боге, в его откровении.

В Новое время в качестве истинного знания рассматривали сведения, содержащиеся в чувствах (Бэкон, Локк), а также в ясных идеях (Декарт, Лейбниц).

В XX веке аналитики (неопозитивисты) вначале придерживались концепции соответствия. А именно, выясняли соответствие суждений и умозаключений действительному положению дел, фактам. Затем стали много говорить о взаимосогласовании суждений (Карнап), т. е. концепция соответствия была дополнена когерентной концепцией истины. Наконец, часть аналитиков, сторонников определения значения слова как его употребления (по Витгенштейну) фактически развивают прагматическую концепцию истины. Из современных философов именно аналитики занимаются проблемой истины наиболее обстоятельно.

Феноменологи из исходных чувственных впечатлений конструируют эйдосы и понятия, а затем оценивают внешний мир на их основе. Прагматическую концепцию истины они почти не используют.

Герменевты считают истиной удачный контакт вещи с человеком, вещь открывается, и происходит слияние горизонтов вещи и человека. Аналитики приписывают признак истинности суждениям, герменевты самим вещам (сравните: истинный друг).

Постмодернисты относятся к проблеме истины без почтения. Любой текст имеет у них много смыслов, а смысл понимается как чувства, значение внешнего мира в качестве критерия истины фактически опровергается.

Вчувствование. Объяснение. Понимание.

Мир познаваем в силу его взаимосвязи с человеком и обладания человеком уникальными способностями. Человек оперирует чувствами, мыслями, совершает поступки, действует. Человек познает мир благодаря вчувствованию. объяснению, пониманию. Уже вчувствование дает человеку обширную информацию: о холодном, горячем, свежем, остром, тупом. Даже в общении с другим человеком полезно вчувствоваться в его ситуацию, представить себя на его месте.

Объяснение — это наращивание сведений о чем-либо на основе мыслей. Очень часто используется дедуктивное объяснение: факты оцениваются с позиций законов теории. Когда студент решает задачу по физике, электротехнике, химии, от него требуют чтобы он подвел переменные под закон. Это и есть объяснение.

Понимание относится не к чувствам и мыслям, а к практике.

Многомерность истины.

В поиске истины идеалом является всесторонность познавательного процесса. Знаменитый спор «физиков» с их ориентацией на объяснения и «лириков» с их ориентацией на вчувствование не может выявить победителя. То же самое относится и к спору так называемых теоретиков и практиков, каждый из которых силен в одной, но слаб в другой области.

Истина многомерна, и чувственна, и понятийна, и практична. «Нужно выучиться представлять себе предметы, — писал П.А. Флоренский, — сразу со всех сторон, как знает наше сознание». Насыщенная многими измерениями истина теряет односторонность, сухость, нежизненность.

Итак, в качестве вывода ко всей философии познания можно констатировать: истина — это разносторонняя интерпретация, которая поставляет нам сведения (знания) о мире.

8.2. Философия науки.

Что такое наука?

Наука — это деятельность человека по выработке, систематизации и проверке знаний. Научным является не всякое знание, а лишь хорошо проверенное и обоснованное.

Наука зародилась в древности, гении Аристотеля, Архимеда, Евклида тому свидетельство. Но длительное время научное знание находилось в зачаточном состоянии, к тому же даже в этом состоянии оно было доступно немногим. Ситуация изменилась в XVI–XVII вв. Именно в Новое время наука становится широко распространенным явлением, появляется много образованных людей. Становление и развитие индустриального общества без науки невозможно.

Научное знание не отменяет обыденное знание, нужны оба. Знание становится научным тогда, когда оно достигает некоторого, достаточно высокого уровня развития, порога научности.

В науке различают два уровня исследований — эмпирический и теоретический. Эмпирическое исследование направлено непосредственно на изучаемый объект и реализуется посредством наблюдения и эксперимента. Теоретическое исследование концентрируется вокруг универсальных законов и гипотез.

Эмпирический уровень научного познания.

Наука начинается с непосредственных наблюдений отдельных событий, фактов, которые фиксируются высказываниями. Эмпирическими высказываниями являются, например, следующие суждения: «Этот камень падает к земле», «Вода в этой кастрюле при нагревании закипела», «Наша кошка родила пятерых котят». А вот выражение «Все тела, выпущенные из рук, падают на землю» уже не является эмпирическим, поскольку невозможно проверить в эксперименте поведение всех тел.

Для ученого очень важно обнаружить некоторую регулярность, ибо обнаруженная регулярность позволяет объяснять и предсказывать явления. Например, врач-онколог обнаружил, что курящие чаще заболевают раком легких, чем некурящие. Отсюда он делает вывод: тот, кто курит, рискует заболеть раком легкого. Заядлому курильщику он посоветует меньше курить или вообще перестать курить. При анализе эмпирических фактов надо учитывать все обстоятельства. Древние греки, веря своим глазам, считали, что тяжелые тела падают на землю с большей скоростью, чем легкие. В XVII веке Галилей установил, что ускорение свободного падения тел на землю (g=9,8 м/c2) не зависит от их массы. Греки не знали, что воздушная среда искажает картину падения тел существеннейшим образом.

Знания о явлениях уточняются благодаря измерениям, различного рода подсчетам. Одно дело знать явление только качественно, другое — иметь количественные сведения. Без количественных данных невозможно построить, например, сколько-нибудь сложное техническое устройство.

Основа эмпирического исследования — эксперимент (от лат. экспериментум — проба, опыт). Эксперимент и есть испытание изучаемых явлений в контролируемых и управляемых условиях. Экспериментатор стремится выделить изучаемое явление в чистом виде, побочные обстоятельства должны быть устранены. Недопустимо, например, и ясно почему, проводить химические эксперименты в грязных халатах. Упомянутое выше падение тел сначала изучают в безвоздушной среде, положим в трубе, из которой выкачан воздух, а затем уже в воздушной среде, регулируя давление воздуха. При этом должно учитываться значение каждой составляющей эксперимента. В этой связи особое значение имеют приборы.

Длительное время считалось, что особенности приборов не влияют на изучаемые явления. Например, каким бы термометром не измеряли температуру атмосферы, водным или ртутным, получаем один и тот же результат. Однако эксперименты с элементарными частицами показали, что поведение последних зависит от типа прибора. В итоге это сказывается на результатах эксперимента. Тем более неодинаково реагируют на условия эксперимента участвующие в нем животные и люди. Все это означает, что приходится широко варьировать условия эксперимента, использовать различные приборные возможности.

Среди методов эмпирического познания часто называют наблюдение. Имеется в виду наблюдение не как этап любого эксперимента, а самостоятельный способ изучения явлений. Так, астроном наблюдает за звездами, у него отсутствует возможность затащить их в лабораторию. Соответственно наблюдение широко распространено в биологических и социальных науках. Интерпретация наблюдаемых состояний в принципе не отличается от понимания результатов экспериментов. Наблюдение можно считать своеобразным экспериментом.

Интересной возможностью развития, метода экспериментирования является так называемое модельное экспериментирование. В этом случае экспериментируют не с оригиналом, а с его моделью, образцом, похожим на оригинал. Оригинал ведет себя не так чисто, образцово, как модель. Модель может иметь физическую, математическую, биологическую или иную природу. Важно, чтобы манипуляции с нею давали возможность переносить получаемые сведения на оригинал. В наши дни широко используется компьютерное моделирование.

Модельное экспериментирование особенно уместно там, где изучаемый объект недоступен прямому эксперименту. Так, гидростроители не станут возводить плотину через бурную реку для того, чтобы с нею поэкспериментировать. Прежде чем возвести плотину, они произведут модельный эксперимент в родном институте (с «маленькой» плотиной и «маленькой» рекой).

Важнейшим экспериментальным методом является измерение, позволяющее получить количественные данные. Измерение А и В предполагает: 1) установление качественной одинаковости А и В; 2) введение единицы измерения (секунда, метр, килограмм, рубль, балл); 3) сопоставление А и В с показанием прибора, который обладает той же качественной характеристикой, что А и В; 4) считывание показаний прибора. В случае измерения физических, химических, технических характеристик приборы являются вполне конкретным устройством. В случае же измерения социальных процессов дело обстоит сложнее. Мы это видели на примере измерения ценностей. Показателен в этом отношении товарно-денежный механизм. Товарам приписывают цены в денежных единицах (рубль, доллар, франк), но нет прибора, который бы позволял измерить цену товара. Цена товара определяется на рынке, в процессе экономической интерпретации.

Без теории эксперимент слеп.

Теоретический уровень научного исследования.

Теория — это совокупность обобщенных положений. Обобщения фиксируются в терминах, суждениях и умозаключениях. Обобщения имеют дело со многими фактами, с учетом этого говорят о законах. Закон — это связь между фактами и их обобщениям ми. Главные законы называются принципами. В эмпирическом законе приводятся только факты. Например, «согласно опросам населения, каждый третий из опрошенных недоволен правительством. Было опрошено 1500 человек». Теоретический закон имеет дело только с обобщениями, понятиями. «Согласно закону Бойля — Мариотта, при неизменной температуре произведение давления газа на его объем является неизменяемой величиной, константой: PV=const; T=const». В указанном законе речь идет по крайней мере о пяти понятиях — газа, давления газа, объема газа, температуры газа, константы.

Строго говоря, эмпирические и теоретические законы не имеют смысла один без другого, они взаимонагружены. В нашем примере с опросом населения фактически тоже не обошлось без понятий, в частности использовалось понятие «быть недовольным правительством». Всякое рассмотрение фактов имеет научный смысл, ибо они интерпретируются, т. е. подводятся под понятия и теоретические законы. Факты вроде бы сами «лезут в глаза», а как достигается человеком теоретический уровень исследования?

В теории подмечается общее. В простейшем случае это выглядит так. Допустим, проводятся эксперименты с жидкостями. В процессе их устанавливается, что при нагревании жидкости расширяются. На основании этого ученый делает вывод: «Видимо, жидкости при нагревании расширяются». Слово «видимо», как выясняется, здесь весьма уместно, ибо вода при нормальном давлении при нагревании от 0 до 4 °C не расширяется, а сжимается («аномалия воды»). Чтобы объяснить аномалию воды, придется учесть строение молекулы воды, состоящей из одного атома кислорода и двух атомов водорода, написать не только формулу Н20, но и сложное математическое уравнение движения электронов атома воды и решить его. Прямо из эксперимента нельзя получить математические уравнения с дифференциалами и интегралами. Они являются обобщениями.

Формой выделения общего являются также идеализации. Так, понятие идеального газа фиксирует одинаковость газов. Во многих случаях тела можно считать материальными точками. Это значит, что все они одинаковы и именно поэтому используется идеализация материальной точки.

Итак, в целом ход научного исследования можно представить следующим образом: 1) факты фиксируются; 2) факты определенным образом интерпретируются; 3) интерпретация приводит к выработке понятий, законов, идеализации; 4) законы предполагаются гипотезами; 5) из гипотез с помощью правил дедукции, т. е. двигаясь от общего к частному, выводят следствия; 6) следствия сопоставляются с фактами; 7) если следствия теории согласуются с фактами, то признается действенность теории, в противном случае она ставится под сомнение.

Методы научного познания.

Метод научного познания — это те приемы и операции, которые используются в науке, а именно: наблюдение, эксперимент, измерение, моделирование, различного рода сравнения, классификации, рассуждения по аналогии, выдвижение гипотез, использование теорий, анализ (разложение на части) и синтез (воспроизведение целого), индукция (восхождение в мысли от частного к общему) и дедукция (движение мысли от общего к частному).

Рассмотрим более детально три основных теоретических метода. При аксиоматическом методе научная теория строится в виде аксиом и правил вывода, позволяющих путем дедукции получить теоремы данной теории. Аксиома — это положение, принимаемое без логического доказательства и не могущее быть опровергнуто на основе эмпирических фактов. В рамках евклидовой геометрии через две точки на плоскости можно провести одну и только одну прямую линию (действительно ли дело обстоит именно таким образом, проверить нельзя). Аксиомы не должны противоречить друг другу. Аксиоматический метод широко используется в логике и математике. Он напрочь исключает какие-либо противоречия. Но как показал К. Гёдель, непротиворечивость теории, построенной на аксиомах, нельзя доказать в этой теории. Значит принцип непротиворечивости рассуждений имеет более широкий, чем сугубо логико-математический, характер. Непротиворечивость — принцип всякого теоретического знания, и его правомерность определяется сопоставлением теории с практикой.

В науках, обладающих не только теоретическим, но и экспериментальным уровнем исследования, идеальным является гипотетико-дедуктивный метод. На место аксиом ставятся гипотезы. Гипотеза, по определению, есть знание, которое может быть опровергнуто сопоставлением с экспериментальными фактами. Гипотетико-дедуктивный метод используется широко в физике, электротехнике, радиотехнике, экономических науках. Как правило, гипотетико-дедуктивный метод требует хорошей математической подготовки.

Если гипотетико-дедуктивный метод оказывается неприемлемым, то приходится обращаться к другим методам, назовем их описательными. Описание изучаемых явлений может быть словесным, графическим, схематическим. Теперь мысль исследователя намного чаще, чем при гипотетико-дедуктивном методе, вынуждена обращаться непосредственно к данным эксперимента, ей реже удается обнаружить закономерные связи. Описательные методы широко используются в биологии, медицине, психологии, социологии. Если описательные методы доводятся до уровня гипотетико-дедуктивного метода, то это всегда триумф. Возможно, однако, что для некоторых особенно сложных явлений описательный метод является наиболее подходящим; сами явления таковы, что они не подчиняются жестким требованиям гипотетико-дедуктивного метода.

О поговорке «Это всего лишь теория».

Великому Гёте принадлежат следующие часто цитируемые строки: «Сера, мой друг, теория, но вечно зелено златое древо жизни». В другом месте, рассуждая о естественных науках, Гёте заявил: «Теории обычно являются продуктами торопливости беспокойного рассудка, который охотно бы отделался от явлений и потому подсовывает на их место картины, понятия, а порой всего лишь слова». В одном отношении поэт, безусловно, прав: буйство и краски жизни незаменимы, в том числе и теорией. Однако мы не видим никаких, абсолютно никаких оснований противопоставлять теории жизненным реалиям. Известная поговорка «Это всего лишь теория» способна ввести в заблуждение.

Чуть более 200 лет тому назад Кант посвятил большую статью поговорке «Может быть, это и верно в теории, но не годится для практики». Вывод его был такой: «то, что по соображениям разума имеет значение в теории, имеет значение также и на практике», а сама практика без теории уже и не практика. Кант относится к теории намного более строго, чем Гёте. Для Канта поспешные суждения, легкомысленные анализы, фантазии рассудка вообще не являются теориями. Теориями являются лишь такие творения разума человека, которые придают его жизни подлинный и возвышенный смысл. Без размышлений жизнь теряет свой смысл и превращается в сочетание бессмысленных актов поведения.

Сказанное не противоречит факту полноценной жизни людей, далеких, на первый взгляд, от науки. Они ведут вполне разумную жизнь, широко используют понятия и другие обобщения. Эти люди не являются профессиональными учеными, их рассуждения не облекаются в форму статей и монографий, равно как и математических формул.

Итак, теория и есть успешное размышление. Поговорка «Это всего лишь теория» часто имеет следующий смысл: «Это еще не теория. Подумай, а потом скажешь. Нам нужна настоящая теория».

Идеалы науки. Этика ученого.

Занятия наукой вырабатывают определенное ценностное отношение к миру. Превыше всего в науке ценится истина и все, что к ней ведет, различного рода эмпирические и теоретические методы. Истина — это главная ценность ученого, но далеко не единственная. В сообществе ученых высоко ценятся непротиворечивость суждений, теоретическое и экспериментальное обоснование достоверности знания, а также критическое отношение к догмам и всякого рода авторитетам, честность, порядочность, мужество в отстаивании своих воззрений.

Итак, наука как область человеческой деятельности глубоко насыщена ценностными измерениями. Она не является ценностно нейтральной.

Более спорным считается вопрос об этическом содержании науки. Все согласны с тем, что ученый не может быть выключен из этических отношений, в частности отношений со своими коллегами, учениками. В научном сообществе считается недопустимым «списывать» чужие результаты, выдавая их за свои (это называется плагиатом).

В то же время есть немало ученых, которые считают, что их дело исчерпывается добыванием истины. Мы, мол, ученые, а не этики. На это им возражают в том смысле, что ученые должны соизмерять свою активность с состоянием общества. Недопустимо, ссылаясь на свою научную специализацию, передавать в руки тех, в ком течет кровь холодного злодея, средства массового уничтожения, манипулирования сознанием людей, бесконтрольного вмешательства в их дела. В этой связи обычно указывают на ядерное, биологическое и химическое оружие, на данные по манипуляции с генами животных и людей, на внесение в банки данных компьютеров чуть ли не исчерпывающих сведений о каждом члене общества.

В последние годы вес большее число ученых склоняется к тому, что науку неправильно считать ведомством всего лишь по добыче истины, ее следует включать, подчеркивали Н. Бор и В. Гейзенберг, в широкие общественные взаимосвязи. А это означает, что ученые берут на себя ответственность, если не полностью, то по крайней мере в существенной степени, за свои творения. Они становятся этиками. Ибо ответственность — это этическая конструкция. Прежде чем создать что-либо, могущее угрожать безопасности людей, следует сто раз подумать, сверить свое мнение с другими. А приняв решение, не следует уходить от ответственности.

Подлинный ученый не стоит в стороне от этических, равно как и эстетических, ценностей. Он всецело принимает их достоинства. Для ученого истина — это знак добра (и красоты).

Обзор: философия и наука.

Взаимоотношения философии и науки имеют длительную историю. В античности и средневековье их почти не различали. Наука была развита по сравнению с теперешним ее состоянием весьма слабо. Еще только вырабатывались, в том числе и в философии, принципы всестороннего как теоретического, так и экспериментального обоснования знания.

В Новое время, главным образом благодаря работам Декарта и Гегеля, было введено представление об универсальной науке, каковой и считали философию; остальные науки выступали как части философии. Это спокойное согласие философии и науки продолжалось недолго. С одной стороны, в самой философской среде возникло движение против признания философии наукой, поскольку, как считали некоторые (Шопенгауэр, Ницше), она жизненней всякой науки, она есть искусство. С другой стороны, чувствовалось давление наук на философию. В рамках неопозитивизма (XX век) философия уже не считалась наукой, ибо у нее нет самостоятельной экспериментальной базы и она не занимается истиной.

В наши дни каждое из двух утверждений — «философия — это наука» и «философия не является наукой» — имеет своих сторонников. Однако, как нам представляется, противостояние сторонников и противников признания философии наукой в настоящее время отнюдь не обязательно. И вот почему.

Во-первых, выяснено, что в науке содержатся философские положения. Правомерность этих положений определяется среди прочего и экспериментами. Вместе, например, с математикой философские положения также подвергаются проверке. Так, физическими экспериментами подтверждается не только физика, но и математика, и философия, которая в ней содержится.

Во-вторых, философия только навредила бы себе, если бы она признала неприемлемыми требования обоснования достоверности философского знания. В философию нельзя допускать необоснованное знание — так считает большинство философов. Но это означает, что ценности науки — вместе с тем ценности философии.

В-третьих, надо признать, что научный характер философии ни в коей мере не противоречит ее богатому эстетическому и этическому потенциалу. В науке, например математике и физике, тоже присутствуют эстетические и этические ценности, но не в таком ярком виде, как в философии.

Философия имеет научное содержание, поэтому она является наукой. Но наряду с научным философия обладает также эстетическим и этическим содержанием.

Из четырех главных современных философских движений — аналитизма, феноменологии, герменевтики и постмодернизма — наиболее продуктивно философией науки занимается аналитизм. Феноменологи разрабатывают общую теорию познания, ее влияние на современную науку пока еще не очень значительно. Что касается герменевтики и постмодернизма, то их влияние сказывается сколько-нибудь существенно только в области гуманитарных наук. Будущее этого влияния остается пока неясным.

Религия и наука.

В «Фаусте» Гёте происходит разговор между ученым Фаустом и его подругой Гретхен. Гретхен: «А теперь скажи, как ты относишься к религии?». Фауст, не без смущения и вроде бы от чего-то защищаясь: «Не хочу никого лишать его чувства и его Церкви». Чистая и наивная Гретхен верит в Христа. Фауст же ведет себя уклончиво. Разговор между Гретхен и Фаустом — это своеобразная картина сложных взаимоотношений религии и науки. В данном случае мы говорим не о тех людях, которые просто-напросто не сведущи либо в религии, либо в науке. Для таких людей взаимоотношений религии и науки не существует, они признают что-то одно. Намного сложнее приходится тем, кто понимает достоинства как религии, так и науки. Можно ли их согласовать друг с другом, религию и науку — вот в чем вопрос.

В античности и средневековье на этот вопрос, как правило, отвечали утвердительно: «Конечно, можно и следует». Аристотель пришел к представлению о боге-первопричине. Средневековые мыслители везде видели проявление Божественного Разума, в чем их убеждала каждая новая открытая закономерность. Такой же позиции придерживались великие естествоиспытатели Нового времени — Кеплер, Ньютон, Лейбниц, Мопертюи. Постепенно, однако, ситуация стала меняться, все чаще ученые стали подчеркивать, что наука может обойтись без гипотезы Бога. В современном учебнике, например по физике, вы не встретите рассуждений о Боге. Основание — существование Бога нельзя подтвердить фактами.

В науке очень трепетно относятся к достоверности знания. Знание достоверно, если вы его хорошо обосновываете логическим путем и соответствующими экспериментами. Приведем на этот счет характерный пример. Современные физики считают, что элементарные частицы состоят из кварков, частиц, которые невозможно «оттащить» друг от друга, ибо силы их взаимного притяжения с увеличением расстояния между ними резко нарастают. Выходит, что кварк нельзя подобно электрону или позитрону «вытащить на белый свет» и провести над ним эксперименты. Тем не менее большинство физиков верят в существование кварков. Они рассуждают так: допустим, что кварки существуют, в таком случае в экспериментах должно быть это и это. Эксперименты дают как раз те результаты, которое были предсказаны. Значит, нет оснований отрицать существование кварков.

В случае же с религией экспериментальные методы бессильны в вопросе подтверждения или опровержения существования Бога. Бог, по определению, дан в его откровениях и чудесах. Экспериментально это нельзя не подтвердить, не опровергнуть. Поэтому неопозитивисты и аналитики не считают религию наукой. Но они и не собираются ее осмеивать, так как сознают, что религия — это культурный феномен, отказ от нее если не всегда, то, по крайней мере, в очень многих случаях равносилен забвению духовности. «Какими были бы наши чувства, если бы мы ничего не слышали о Христе?» — вопрошал Витгенштейн. Но что же в таком случае есть вера в Бога? В ответе на этот вопрос ученые, как правило, стремятся избежать всякой мистики. Вера в Бога — это чувство, считают многие аналитики, вера в Бога — это универсальная мысль о добре, полагают, между прочим вслед за Кантом, другие.

Итак, вера в Бога есть некоторая ценность, правомерность которой подтверждается не физическими экспериментами, а практикой жизни. Религия выступает некоторой устремленностью человеческого сознания, которое в отличие от искателей полезных ископаемых не вгрызается в толщу земли, а строит лестницу в небо. Нет никаких научных оснований препятствовать этому строительству. Отсюда родилась защищаемая многими учеными формула, согласно которой религия и наука не отрицают, а взаимодополняют друг друга. Нет необходимости противопоставлять науку религии или же возвышать одну над другой.

Положение о дополнительности религии и науки не каждому по нраву — часто отдают приоритет либо религии, либо науке. Если эта приоритетность выражается в резкой форме, то дело доходит до противостояния. Вопрос в том, насколько высоко ценят религию и науку. В этой связи показательны следующие стихотворные строчки Гёте (перевод наш):

Наукой, искусством владея, Религию скупо оценят. Науку, искусство не зная, Религию искренне любят.

Что касается современной, новейшей философии, то она чаще, чем когда бы то ни было ранее, отдает приоритет науке. Религиозное содержание философии уменьшается. Вместе в тем широко распространены варианты христианской философии. В России культивируется православная философия, на Западе неокатолическая и неопротестантская.

Основные выводы.

• сходный материал для познания обеспечивают чувства.

• Чувственное познание осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление.

• Рациональное познание осуществляется в таких формах, как понятие, суждение, умозаключение.

• Понятие — это мысль, обобщение. Главная ценность познания — истина.

• Истина — это такая интерпретация, которая поставляет нам знания (сведения) о мире.

• Три основные познавательные формы — это вчувствование, объяснение и понимание.

• Наука имеет дело с самым достоверным знанием.

• Научное исследование на экспериментальном уровне представляет собой экспериментирование, наблюдение и измерение.

• Научное исследование на теоретическом уровне имеет дело с теорией, а также с методами (аксиоматическим, гипотетико-дедуктивным, описательным).

• Научная деятельность не выключает исследования из сферы этики.

Основные термины.

Философия познания.

ЧУВСТВЕННОЕ ПОЗНАНИЕ.

РАЦИОНАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ.

ВООБРАЖЕНИЕ.

ПОНЯТИЕ.

ИНТУИЦИЯ.

ТВОРЧЕСТВО.

ИСТИНА.

Философия науки.

ЭКСПЕРИМЕНТ.

ИЗМЕРЕНИЯ.

МОДЕЛЬ.

ТЕОРИЯ.

ИДЕАЛИЗАЦИЯ.

АКСИОМАТИЧЕСКИЙ МЕТОД.

ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВЫНЫЙ МЕТОД.

ОПИСАТЕЛЬНЫЕ МЕТОД.

Вопросы и задания.

Философия познания.

1. Известно, что изображения тех предметов, которые видит человек, на сетчатке его глаза являются «перевернутыми». Кто восстанавливает изображение?

2. Вы пришли к зубному врачу на прием. «Ремонтируя» ваш зуб, он просит вас не закрывать глаза. Почему? Какие сведения он надеется почерпнуть в ваших глазах?

3. Чем отличаются чувства друг от друга «на входе», «на выходе» и «в середине» психики? Поясните на примерах.

4. Чувственное познание можно понимать по Локку, Канту, Гуссерлю. Какое понимание предпочитаете вы и почему?

5. Кого вы считаете настоящим спортсменом (или рок-музыкантом)? Дайте понятие, кто такой спортсмен (или рок-музыкант). Почему люди придерживаются на этот счет разных мнений, ведь видят и слышат все, вроде бы, одно и то же?

6. Потерпевший описывает грабителя: «Мужчина небольшого роста, в черной шляпе и синих джинсах». Сколько понятий использовано в этом высказывании?

7. Чем отличается гений от таланта, а талант от рядового человека? Приведите конкретные примеры на этот счет.

8. Что такое сознание? Обладает ли ваша кошка (собака, попугай) сознанием?

9. Дайте определение истины.

10. Истина предполагает соответствие сказанного факту. Если некто говорит: «Я лгу, что Солнце меньше Земли», то ясно, что говорящий действительно вводит кого-то в заблуждение. Если тот же человек говорит: «Я лгу, что Солнце больше Земли», то ему объяснят, что он не лжет, а выражает истину. Но если кто-то скажет просто «Я лгу», то возникает «парадокс лжеца». Если человек лжет, то сказанное им есть ложь, и, значит, он не лжет. Если же он не лжет, то сказанное есть истина, и, следовательно, он лжет. Выходит, что он лжет и не лжет одновременно. Объясните, почему выражение «Я лгу» несостоятельно. Считаете ли вы правомерными выражения типа: «Я — хороший!» «Он — добрый»? Чего недостает этим высказываниям? Можно ли считать их истинными или ложными?

11. Представьте себе, что вы сдаете экзамен. Должен ли ваш ответ быть в согласии только с одной страницей текста учебника или со всем текстом?

12. Наш знакомый заявил, что он нашел способ лечения рака (надо, мол, пить настойку чистотела). Он утверждает, что его способ лечения рака доказан практически, ибо помог ему. Прав ли наш знакомый? Что значит практически обосновать истину?

13. Приведите пример продвижения знаний по шкале истинности. Можете ли вы назвать теорию, которая дает абсолютное знание?

14. Приведите примеры вчувствования, объяснения и понимания.

Философия науки.

15. Какое знание является научным? Является ли астрология (предсказание по звездам) научным знанием?

16. Что значит поставить эксперимент «чисто»?

17. Требуется ли при проведении эксперимента теория?

18. Какие типы моделирования известны вам?

19. Какова структура измерения? Рассмотрите ее на конкретном примере измерения какой-либо ценности.

20. В каких науках широко используется аксиоматический метод?

21. В каких науках широко используется гипотетико-дедуктивный метод?

22. В каких науках используются описательные методы?

23. Как соотносятся теория и практика?

24. Однажды Гегель на замечание, что его теории не согласуются с фактами, ответил: «Тем хуже для фактов». Согласны ли вы с Гегелем?

25. Может ли наука полностью обойтись без философии? Как соотносятся, на ваш взгляд, религия и наука?

9. Философия языка.

Язык — символ нашей жизни.

В предыдущих текстах приходилось часто обращаться к философии языка. Настало время обобщить полученные сведения. Энциклопедии дают самые различные определения языка, их даже не сотни, а тысячи. Язык — это знаковая система, используемая для целей коммуникации и познания. Структурными единицами языка являются слова и предложения, составленные из них тексты. Каждое слово, каждое предложение, каждый текст всегда на что-то указывает, т. е. является знаком, причем чаще всего довольно сложным. Сложный знак — это символ. Язык — это символ всей нашей жизни, нет ничего в нашей жизни, что могло бы упрятаться от языка.

Жизненаполненность языка удивляет и даже поражает. Кажется, язык умеет все: греметь, тарахтеть, нежничать, ценить, посмеиваться, улыбаться и смеяться. Вот уж действительно, язык — символ нашей жизни, результат постоянно возобновляющегося творчества как народа в целом, так и каждого человека. Считается, что сейчас на земном шаре свыше 2000 различных естественных языков, т. е. языков, возникших в процессе общения наций, народов, социальных групп людей. А число искусственных языков (языков математики, логики, программирования) вообще трудно сосчитать.

Для современной философии язык — одна из важнейших тематик. В рамках аналитической философии язык является единственным достойным всяческого внимания предметом исследования. Для других философских направлений язык — очень важная тема.

Философия имени.

Философы античности и средневековья уделяли в языке основное внимание имени как слову, обозначающему отдельный предмет. Сократ и Платон считали, что имя установлено не произвольно, «не так, как нам заблагорассудится», а по природе. Но что значит «по природе»? Для Платона имя подражает прежде всего сущности. Первоначально даже по своему звучанию слова были похожи на предметы, т. е. на свои значения. Но затем от исходных слов было образовано столько новых слов, что теперь уже нельзя усмотреть внутреннюю связь между звуком и значением. Связь слова с предметом закрепляется общественной традицией. Демокрит считал язык формой общественного договора.

Для нас важно, что интерпретация языка в античности ведется согласно содержанию философии. Слова выражают сущность (сущность — это идея Платона или форма Аристотеля).

Переходя к средневековью, мы вправе ожидать, что слово будет связано с Богом. Так и есть. Евангелие от Иоанна начинается словами: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога». Язык оказывается символом божественного мироздания, смысл едва ли не любого слова надо искать в толковании Библии.

Когда же разгорелся спор между реалистами, номиналистами и концептуалистами, то слова стали пониматься как выражения идей (реализм), как обозначение предметов как таковых (номинализм), как обозначение составленных в уме понятий (концептуализм).

В рамках философии имени очень важно сопоставить имя и его значение, предмет. В этом отношении нам представляются заслуживающими особого внимания следующие суждения А.Ф. Лосева, который был ярким пропагандистом философии имени в XX веке: «Человек, для которого нет имени, для которого имя только простой звук, а не сами предметы в их смысловой явленности, этот человек глух и нем, и живет он в глухонемой действительности. Если слово не действенно и имя не реально, не есть фактор самой действительности, наконец, не есть сама социальная (в широчайшем смысле этого понятия) действительность, тогда существуют только тьма и безумие, и копошатся в этой тьме только такие же темные и безумные, глухонемые чудовища. Однако мир не таков. И вот рассмотреть его как имя я и дерзаю в этой книге («Философия имени» — название книги А.Ф. Лосева. — В.К.). Итак, согласно философии имени, мир рассматривается как имя; имя — символ мира. Философия имени весьма характерна для философии античности и средних веков, а также культивируется и в наши дни.

Философия предложения.

В Новое время в соответствии с философией разумного человека большое внимание стали уделять соотношению слов и понятий; слова считались обозначениями мыслей (а также чувств). Множились выступления за образование рациональных искусственных языков (Декарт, Лейбниц). Делались попытки изобрести единый язык логики для науки, а также единый язык общения для людей всех национальностей. Понадобились многие годы, прежде чем эти усилия дали ощутимый результат. В 1887 году варшавский врач Людвиг Заменгоф создал язык эсперанто (в переводе с латинского означает надеющийся), на котором способны общаться ныне несколько миллионов человек.

Развитые в Новое время воззрения, интерес к научному пониманию истины привели к выдвижению в центр анализа предложения, а не слова. Огромное значение в этой связи имели разработки аналитиков (Рассела, Фреге, Витгенштейна, Карнапа). Законченная мысль выражается не словом, а повествовательным предложением, высказыванием. К повествовательным предложениям в отличие от слова применимо представление об истинности/ложности.

В философии предложения предмет понимается как то, что обладает свойствами и участвует в отношениях. Свойства и отношения называются признаками. Философия предложения в систематическом виде впервые изложена Витгенштейном в его «Логико-философском трактате».

При рассмотрении любого предложения интерес представляют два момента: 1) что соответствует предложению в реальной действительности; 2) каким образом связаны слова в предложении. В первом случае мы интересуемся значением и смыслом предложения, а во втором — его грамматикой, составленностью, синтаксисом.

Рассмотрим четыре следующих предложения.

1. Стадион «Лужники» находится в Нью-Йорке.

2. «Лужники» в Нью-Йорке находится стадион.

3. Стадион «Лужники» находится в столице России.

4. Стадион «Лужники» находится в самом большом городе России.

Первое предложение ложно: стадион «Лужники» находится, как известно, не в Нью-Йорке, а в Москве. Так как первое предложение ложно, то оно не имеет значения. Второе предложение построено не по правилам грамматики, синтаксиса, следовательно, нет оснований ставить вопрос о его значении. Третье и четвертое предложения обладают одним и тем же значением, но разными смыслами. Это становится очевидным, если мы перепишем третье и четвертое предложения следующим образом.

3'. Стадион «Лужники» находится в Москве, Москва — столица России.

4'. Стадион «Лужники» находится в Москве, Москва — самый большой город России.

Левые части предложений 3' и 4' одинаковы, они обладают одним и тем же значением. Правые части предложений различны, они выражают два смысла: в одном случае речь идет о том, что Москва — столица России (так это или не так можно установить по Конституции России), в другом — утверждается, что Москва является самым большим городом России (истинность этого утверждения устанавливается сравнением Москвы с другими городами России, прежде всего с Санкт-Петербургом). Наука, изучающая значения и смыслы высказываний, называется семантикой. Главный вопрос семантики: что обозначает данное высказывание? Главный вопрос синтактики (она изучает синтаксис): построено ли высказывание правильно, по законам грамматики, непротиворечиво!

В рамках философии предложения совсем необязательно ограничивать свой анализ отдельными предложениями. Можно рассматривать и тексты, но как составленные из предложений, которые должны быть связаны друг с другом непротиворечивым образом.

Развитие философии предложения потребовало и требует в наши дни больших усилий от философов и логиков, равно как от представителей частных наук. Внимательнейшим образом изучается теория значения и смысла, законы синтаксиса применительно как к естественным, так и к техническим языкам.

Стратегической целью философии предложения является достижение максимальной ясности в понимании языка. Язык должен быть ясным, как условие математической задачи; нет такого математика, который бы не потребовал уточнения условия задачи при обнаружении в нем неточностей, двусмысленностей. Любимая поговорка философа-аналитика (а именно в аналитической философии стремятся к ясности высказываний) звучит так: «Давайте уточним значение и смысл сказанного (написанного)».

Если бы, например, россиянин пригласил аналитически настроенного англичанина на концерт звезд российской эстрады, то почти наверняка последовал бы вопрос: «Скажите, пожалуйста, кого в России называют звездой эстрады?» Может быть, звездой эстрады называют в России очень хорошего артиста, а возможно, всего лишь завсегдатая московских тусовок. Англичанин желает ясности. «Кот в мешке» его не устраивает. Кстати, попробуйте разъяснить аналитику значение и смысл выражения «кот в мешке».

Итак, философия предложения — это важнейший этап в развитии философии языка, для которого характерен обостренный интерес к семантике (теории значения и смысла) и синтаксису (сочетанию слов в предложении). Философия предложения дополняет философию имени.

Философия ценностных остановок.

Язык создается и используется людьми не произвольно, а в соответствии с их целенаправленной деятельностью, практикой. При этом человека интересует не просто истина (как в философии предложения), представляющая ему объект таким, каким он является безотносительно к целям человека, а значение объекта для человека. Человек вольно или невольно реализует ценностное отношение к миру. Это обстоятельство довлеет над ним постоянно и в итоге находит свое выражение в самом характере интерпретации. В этой связи за последние 3–4 десятка лет в философии языка резко возросло внимание к ценностным установкам личности, которые содержатся в высказываниях типа:

А знает верит помнит, что надеется хочет р

Лет десять тому назад едва ли не каждый ученик читал строки В. Маяковского: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стране советской есть». Но как понять выражение «я знаю» (анализу которого философы-аналитики посвятили тысячи страниц)? Что имел в виду поэт, утверждая «я знаю»? Вроде бы в его строках есть даже доказательство: в стране советской живут замечательные люди, следовательно, страна станет процветающей. И все-таки, как посчитает ученый, в стихах Маяковского отсутствует подлинное доказательство, ибо суждения поэта невозможно подтвердить и опровергнуть фактами. То, что Москва — самый большой город России, можно подтвердить фактами; знания Маяковского — это его личная ценностная установка, она принадлежит ему (согласно его суждениям), но не может быть обоснована четко, по-научному, доступными реальными фактами. «Я знаю» означает у Маяковского «Я верю, я полагаю, я думаю, я надеюсь, я хочу, чтобы страна советская процветала».

Итак, очень часто предложение является выражением ценностной установки личности, оно обладает особым прагматическим смыслом. Прагматика — это такая философия языка, которая изучает содержащиеся в высказываниях ценностные установки личности. Философию языка как ценностных установок можно назвать одним словом — прагматика.

С ценностными установками, своими и других людей, человек имеет дело на каждом шагу, всегда, когда в поле его действия попадают ценности. В этой связи в философии языка предстоит сделать очень многое. Философы выясняют, как можно сказать о ценностях, какая логика при этом используется, связаны ли между собой значение предложения и его прагматический, ценностный смысл, как на основе анализа предложений с прагматическим смыслом лучше понять сами эти смыслы и т. д.

Таким образом, в философии языка наиболее значимыми оказались три концепции: философия имени, философия предложения (или высказывания), философия языка как ценностных установок личности.

Обзор: современное философское понимание языка.

Рассмотрим по порядку, как понимается язык в рамках четырех ведущих современных философских направлений: феноменологии, аналитизма, герменевтики и постмодернизма.

• Феноменологи на первое место ставят анализ работы сознания. Язык оказывается знаковым выражением работы сознания. Важно, чтобы высказывания были полновесными знаками выработанных сознанием образцов, эйдосов.

• Аналитики понимают проблему иначе, чем феноменологи. Для них все богатство жизни содержится в языке. Неразумно поэтому ставить вопрос о том, что именно выражает язык и достаточно ли полно. Все богатство сознания и практики человека изначально дано в языке. Философия — это не что иное, как философия языка. Особенности современного аналитического языка отчетливо просматриваются в философии позднего Витгенштейна, который отлично понимал, что так как значение слова есть его употребление, то значений у одного и того же слова может быть много. Но тем не менее он полагал, что все эти значения надо довести до стадии ясного анализа. Аналитик в понимании языка всегда стремится к ясности, такое стремление является его идеалом.

• Герменевты также занимают своеобразную позицию. Подобно философам античности они сопоставляют сущность предметов и язык. Но если античные философы, например Платон, считали, что язык есть выражение сущности, то герменевты понимают язык как само бытие сущности. «Язык — это универсальная среда, в которой осуществляется само понимание», — подчеркивает Гадамер. Понимание есть истолкование в форме вопросов и ответов. Для герменевта крайне важно единство внутри следующей триады: сущность мира — язык — переживание. Аналитик же рассуждает в другой манере: язык — его анализ — мир фактов (никаких сущностей).

• Постмодернисты так же, как аналитики, ставят в центр философствования язык, прежде всего текст. Но если аналитики стараются препарировать текст научными способами, то постмодернисты отдают приоритет эстетике переживаний. Текст разлагается, но не произвольным образом, а так, чтобы вызывать красивые чувства — от удовольствия и наслаждения до боли и страданий, возвышенного. Для постмодерниста язык — это универсальная среда чувственности человека. Философия призвана освободить эту чувственность и возвысить ее.

Как видим, в современной философии языку придают самостоятельное значение. Язык есть символ нашей жизни и сама наша жизнь.

Метаязык и объектный язык. Единство и многообразие языков.

Метаязык — это язык, на основе которого исследуется другой язык, последний при этом называется объектным языком. С точки зрения человека, говорящего на русском языке и изучающего английский, первый является метаязыком, а второй выступает в качестве объектного. Соотношение между метаязыком и объектным языком реализуется в процессе перевода. Перевод представляет собой своеобразную интерпретацию. В переводе не может быть достигнута абсолютная точность. Трудному искусству перевода учатся годами, а по сути всю жизнь.

Языки мира как бы смотрятся в зеркало друг другу. У каждого языка свои достоинства, которые невозможно объединить в одном языке. Поэтому многообразие языков является благом, а не недостатком сообщества людей.

Что касается русского языка, то он, безусловно, наше великое достояние. Возможности его неисчерпаемы, и лучше всего это знаем мы — граждане России. На Западе порой сетуют на сложность русского языка, но не забывают подчеркнуть его глубину и красочность. У истоков современного русского языка стоит легендарная фигура гениального Александра Сергеевича Пушкина. Нынешние потомки Пушкина должны поставить перед собой благородную задачу: сначала овладеть достоинствами русского языка, а затем и приумножить их.

Формализованные и машинные языки.

Формализованные языки — это логические или математические исчисления. Как выяснилось, для логического воспроизведения мышления человека требуется много формализованных языков. В соревновании наций часто выигрывает та, у которой они лучше. Успешное использование формализованных языков показывает, что деятельность человека имеет намного более логико-математический характер, чем казалось ранее. Поэтому использование этих языков приносит человеку все новые выгоды.

Машинный язык — это язык записи программ алгоритмов и содержания информации, хранящейся в запоминающих устройствах вычислительных машин. Без машинных языков современная цивилизация немыслима.

Философия как язык.

Существует старое-престарое заблуждение, что специалистами в языке должны быть только преподаватели русского и иностранных языков. Этих преподавателей называют филологами, что буквально означает «любящие слова». Речь идет действительно о заблуждении. Это выясняется сразу, как только мы обращаем внимание на языковой характер всей нашей жизни, в том числе наук. Математика, физика, химия, философия — все это языки. Желающий добиться успеха в философии должен хорошо знать ее язык, уметь найти необходимую формулировку. Философу, равно как и физику, математику, инженеру, не обойтись без любви к языку точно так же, как филологу, поэту и писателю.

В языке философии содержится много греческих и латинских слов. Они вошли во все развитые языки мира, став их составной частью. Если бы мы отказались от этих слов, то наша философия сразу бы обеднела. Был бы существенно затруднен контакт с иностранцами — французами, немцами, англичанами, американцами, которые часто применяют греческие и латинские слова. Однако используя иностранное слово, надо знать его перевод на русский язык.

Практическое и коммуникативное назначение языка.

Язык необходим не только для познания, но и для действия. Мы привыкли считать, что практика человека придает подлинный смысл нашим словам, показывает, что в них истинного и ложного. Но ведь справедливо и обратное соотношение: практика «запускается» в ход принятым решением, а на нем всегда лежит печать языка. В современной философии часто излагается такая мысль: нельзя жестко разводить язык и практику, они насквозь пронизывают друг друга. Нам, например, доводилось читать о японцах буквально следующее: они много разговаривают, а потом делают и делают, как известно, хорошо. Практическая функция языка состоит в обеспечении успеха практики.

Одно из важнейших назначений языка — обеспечить успешную коммуникацию людей. Языковая коммуникация (связь) предполагает установление контакта между людьми, развитие способности взаимопонимания. Как известно, процесс языковой коммуникации весьма сложен. Известное стихотворение Ф.И. Тютчева знаменито не случайно — оно указывает на трудности языковой коммуникации:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?

Языковое понимание требует согласованности языка говорящего и языка слушающего. В одних случаях люди понимают друг друга с полуслова, в других — понимание наступает после диалога, дискуссии, взаимной «притирки».

В качестве вывода к материалу всей главы констатируем: современная философия насквозь пропитана вниманием и любовью к языку.

Основные выводы.

• Язык — символ всей нашей жизни.

• Философия языка содержит три наиважнейшие концепции: философию имени, философию предложения, философию ценностных установок.

• Согласно философии имени, слова являются выражениями сущности вещей или же простыми обозначениями.

• Согласно философии предложения, истинное повествовательное предложение обладает значением и смыслом и построено по правилам грамматики (синтаксиса).

• Согласно философии ценностных установок, предложение обладает ценностным (практическим) смыслом.

• Метаязык позволяет интерпретировать объектный язык.

• Язык обладает практическим и коммуникативным назначением.

Основные термины.

ЯЗЫК.

МЕТАЯЗЫК.

ИМЯ.

ОБЪЕКТНЫЙ ЯЗЫК.

ЗНАЧЕНИЕ.

СМЫСЛ.

ЦЕННОСТНАЯ УСТАНОВКА.

Вопросы и задания.

1. Приведите примеры согласованности смысла слов с их звучанием. Сравните: «Жук жужжит», «Гром гремит».

2. Приведите примеры, которые бы показывали условность названий вещей. Сравните русские и английские имена одних и тех же предметов.

3. Определите значение и смысл двух следующих предложений:

Автор романа «Евгений Онегин» был ранен на дуэли.

Автор «Сказки о рыбаке и рыбке» был ранен на дуэли.

4. Скажите, какое из двух приведенных ниже предложений построено не по правилам грамматики:

Дети любят мороженое с орехами.

Дети мороженое с любят орехами.

Сравните правила грамматики русского и английского языков.

5. Сравните два приведенных ниже предложения и скажите, какое из них обладает значением и какое ценностной установкой:

Арвидас Сабонис выше Майкла Джордана.

Арвидас Сабонис — лучший баскетболист НБА.

6. Какая философия языка понадобится для понимания смысла предложения: «Самый красивый город мира — Москва»?

7. Какой язык вы используете чаще всего в качестве метаязыка, т. е. для интерпретации услышанного вами?

8. Выше мы приводили три строки из стихотворения Ф.И. Тютчева «Молчание». Четвертая строка гласит:

Мысль изреченная есть ложь.

Почему, на ваш взгляд, поэт выразился так странно?

10. ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ.

О становлении философии техники.

Область философских интересов человека изменяется от одной эпохи к другой, с ростом значения той или иной области деятельности человека она становится все более самостоятельной, начиная привлекать к себе особое внимание. Человек не может обойтись без тщательного анализа того, что доминирует в его жизни. В качестве примера к сказанному выше можно указать на философию языка, рассмотренную в предыдущей главе. Уже в античности философы придавали языку важное значение, но не наиважнейшее. Лишь в XX веке философия языка начинает занимать в философии центральное место. Нечто аналогичное происходило и с техникой. Не сразу человеческая цивилизация стала технической, случилось это где-то к XX веку. Именно в это время появились первые работы по философии технике, принадлежали они немецкому философу Эрнсту Каппу и русскому инженеру Петру Климентьевичу Энгелъмейеру. Оба мыслителя отлично сознавали, что в новых условиях нельзя ограничиваться односторонним, узким пониманием техники. Как отмечал Энгелъмейер, необходимо «пытаться видеть в перспективе, каковы должны быть формы взаимодействия между техникой и обществом». Понимание техники в широкой перспективе невозможно без особой философии — философии техники, которая занимается осмыслением технической деятельности человека, ее значения и перспектив.

Что такое техника?

Как только мы обращаемся к философии техники, на нас сразу же обрушивается камнепад проблем. На первый взгляд, все обстоит просто. Но чем глубже мы вникаем в суть дела, тем больше проблем и неясностей.

На самом деле, разве не достаточно определить технику как совокупность технических устройств, орудий труда, машин, станков, сооружений? Вроде бы самодостаточны и другие определения техники, например такие: техника — это инструмент, который использует человек для удовлетворения своих потребностей; техника — это использование природы в интересах человека; техника — это практическое воплощение наук, особенно естественных; техника — это двигатель прогресса. Все правильно, но недостаточно.

Философы техники обращают внимание на отрицательные последствия развития техники: разрушается природа (экологический кризис), обедняется атмосфера ценностей человека, общество становится большой машиной, мегамашиной, в которой многим очень неуютно, техника становится вроде бы самостоятельной силой, которая тащит человека невесть куда. Эти философы задают правомерный вопрос: «А действительно ли человек понимает, что такое техника?» Логика этих философов безупречна: если бы человек понимал технику, то он сумел бы как воспользоваться ее достоинствами (их никто не отрицает), так и не допустить отрицательные последствия. Но этого нет, следовательно, мы плохо понимаем технику. Выход один — настойчиво развивать философию техники.

Итак, пока мы не готовы дать углубленное понимание, определение техники. Видимо, ограничимся предположением, что по аналогии с языком техника есть сложный знак, символ всей деятельности человека, его ценностей.

Техника как освоение вещества, энергии, информации.

Характеризуя специфику техники, как правило, подчеркивают, что в ней осваивается вещество, энергия и информация. Вещество (сырье, материалы) находятся в природе в «связанном» состоянии, поэтому его добывают, выделяют, производят в химико-технологических производствах.

Впрочем, часто человека интересует не вещество, а скрытая в нем энергия. Разработано много способов получения энергии, наиболее впечатляющими являются с этой точки зрения различного рода электростанции. Благодаря электророзеткам в наших квартирах мы имеем возможность подключаться к источникам электромагнитной энергии.

Наконец, еще одно достоинство техники — возможность хранения, обработки и передачи информации, т. е. различных сведений. Речь идет об электронно-вычислительной технике и реализуемых на ее основе информационных технологиях. Как отмечал Норберт Винер, стоявший у истоков современной кибернетики (науки об управлении сложными системами), «информация есть информация, а не материя и не энергия».

Замечание Винера интересно тем, что оно указывает на необычность использования современной техникой природного материала. Оказывается, манипулировать можно не только веществом и энергией, но и информацией. Что такое информация?

Из философии языка известно, что информация содержится в предложениях. Предложение можно высказать (звуками), записать буквами (на бумаге, камне и т. д.). Как выяснилось, его можно записать едва ли не на любом физическом носителе. Но особенно эффективной оказалась магнитная запись. Развитие этой технологии и привело к расцвету информационной техники, что особенно зримо выразилось в превращении персонального компьютера в предмет домашнего обихода. Как видим, информация немыслима вне языка. Но язык — это весь мир человеческого представления в знаковой форме. В той или иной степени это относится и к информационной технике. Информационная техника есть символ деятельности человека.

Обратите внимание, как хитро использует человек природный материал в информационной технике — он записывает на нем посредством определенного языка в виде сведений, информации свой человеческий мир. Так человек умудряется выразить себя в природном материале.

Обзор: интерпретации природы техники.

Рассмотрим теперь интерпретации техники профессиональными философами. Любое понимание техники есть своеобразная интерпретация, универсального понимания техники не существует.

• Начнем, как обычно, с античности. Когда на вопрос Херефонта жрица-прорицательница Пифия в храме Аполлона в Дельфах ответила: «Сократ превыше всех мудростью», и это было доведено до Сократа, то тот, как бы проверяя жрицу, пошел смотреть на работу ремесленников. Убедившись, что ремесленники превосходят его в конкретном знании, Сократ, однако, отметил свое преимущество в отвлеченном знании, т. е. в знании общего, идей. Аристотель придерживался также точки зрения Сократа', «наставники более мудры не благодаря умению действовать, а потому что они обладают отвлеченным знанием и знают причины». Для греков технэ (искусство, умение) ниже мудрости и ключом для понимания его, технэ, является знание общего.

• В средние века техника считается отблеском божественного творчества, с чем ее и сопоставляют. Техника по-прежнему сохраняет вторичное значение.

• В Новое время человек видит в технике преимущественно силу своего собственного разума и своих инженерных способностей. Техника выступает как прямое продолжение науки и желания человека господствовать над природой. Техника сама приобретает характер силы, господствующей над человеком. Маркс приходит к выводу, что самым изначальным базисом общества оказываются производительные силы, средства производства, а это — техника.

• Особый интерес представляет для нас интерпретация техники в XX веке, ведь только в то время философия техники стала самостоятельной философской дисциплиной.

Испанский философ Ортега-и-Гассет указывал в связи с анализом техники на двойственность человека — он отличен от природы и вместе с тем посредством техники он с ней сливается.

Вот здесь-то и скрыта одна из проблем: человеку надо опасаться того, что он «потеряется» в технике, забудет о себе. Эту важную мысль очень ясно формулировал Карл Ясперс: «…техника двойственна… Поскольку техника сама не ставит перед собой целей, она находится по ту сторону добра и зла или предшествует им. Она может служить во благо или во зло людям. Она сама по себе нейтральна и противостоит тому и другому. Именно поэтому ее следует направлять».

Итак, и Ортега-и-Гассет и Ясперс считают, что содержание технике придает сам человек. Вопрос в том, какое именно содержание человек придает технике, не готовит ли он сам себе катастрофу?

• Лидер феноменологов Гуссерль считал, что человек придает технике негативное содержание. Происходит это следующим образом: богатый жизненный мир человека переводится в научные понятия, затем на основе этих понятий создают технику. В итоге забывают о жизненном мире человека. Так развивается кризис человека и его науки, и его техники. Есть ли выход из этого затруднительного положения? Да, наверно, есть, но для этого и наука, и техника должны сотворяться как полноценные знаки жизненного мира человека. Техника — это обычно бедный знак нашей жизни, его следует наполнить этой жизнью. Для этого нужна хорошая, по Гуссерлю, феноменологическая философия.

• Лидер герменевтов Хайдеггер не меньше Гуссерля недоволен современным состоянием техники. Он считал, что человек, создав технику, поставив ее перед собой, не удосужился продумать вопрос о ее природе. Между тем «сущность техники вовсе не есть что-то техническое…». Хайдеггер предлагает вновь и вновь возвращаться к углубленному анализу природы техники. Его мечта состоит в том, чтобы техника была сродни искусству. Человек использует в искусстве природные материалы, но таким образом, что именно истинно человеческое определяет лицо искусства.

• Философы-аналитики обычно рассматривают технику не саму по себе, а в цепочке: наука — логика — язык — техника — техническая рациональность — информационная интерпретация. Это означает, что техника рассматривается как прямое продолжение той рациональности, которая заключена в науке, логике, языке. Сама эта рациональность понимается в русле информационных наук. Философы-аналитики смотрят на будущее техники намного более оптимистично, чем феноменологи и герменевты.

• Из русских философов конца XX века интересный подход к пониманию техники разработал Г.П.Щедровицкий. Суть развиваемой им философии он называл мыследеятельностью. Это означало, что сначала нужно выработать правильную мысль (что достигается в процессе проведения многодневных семинаров), а затем разработать, причем непременно, программу действий. Ще-дровицкий был единственным, кто прямо и без обиняков заявлял, что современная философия должна быть организована так же, как технические науки. В таком случае она действительно приобретает практический характер.

Итак, все философы техники едины в одном: техника есть знак самого человека, но далеко не всегда удачный знак. В философии все видят ключ к гармонии техники и человека. Человек не должен в технике забывать самого себя.

Можно ли заменить человека техническим устройством?

Выше неоднократно подчеркивалось, что значение техники в жизни человека постоянно возрастает. В связи с этим возникает вопрос о возможности замены человека техникой. Не случится ли так, что техника заменит самого человека, частично или — о, ужас! — даже полностью?

Данный вопрос обсуждался много-много раз. Наиболее распространенная точка зрения признает заменимость человека в том случае, когда он сам выступает как техническое устройство. Так, на производствах внедряют новую технику, а часть людей остается не у дел. Причина всегда одна и та же: замещаемый человек рядом с машиной выглядит как несовершенное устройство. Например, внедрение новой печатной техники оставляет без работы наборщиков, грузчики не выдерживают конкуренции с погрузочно-разгрузочной техникой, а счетоводы с персональными компьютерами.

В то же время техника не составляет человеку конкуренции там, где человек проявляет свои способности, а именно способность к выработке ценностей, целей действий в принципиально непредвиденных обстоятельствах. Машины не ставят цели, не добиваются исполнения намерений, они реализуют вложенные в них человеком программы, не более того.

Техника XX века поставила человека перед выбором: либо ты — личность с развитыми способностями, использующая технику для достижения целей и реализации ценностей, либо ты функционируешь подобно техническому устройству. В этом случае рано или поздно ты будешь замещен техникой. Будь человеком, и никакая техника тебе не страшна.

Техника и этика.

Из сказанного можно сделать вывод: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы техника лишила нас статуса человека. Как этого добиться? Что значит быть человеком в технической цивилизации? Самый интересный, с нашей точки зрения, ответ на эти вопросы заключается в требовании быть человеком моральным. В конце XX века требование быть моральным означает быть ответственным. Этика ответственности — это ключ к разрешению различного рода кризисов, связанных с бесконтрольным развитием техники. Человек может сделать больше, чем он имеет на то моральное право. В этой связи и возникает потребность в особой этике, ориентированной на содержание технической деятельности человека.

Напомним читателю, что этика ответственности требует тщательной моральной интерпретации решений и действий, предпринимаемых человеком. Это — изначальная ориентация на добро, на диалог с другими людьми, в котором каждому надлежит занять достойное место. Техника является средством для достижения добра. А природа добра определяется в процессе интерпретации. Строго говоря, здесь нет и не может быть окончательных решений, кроме одного: стремись к максимальной ответственности. Вместе с тем, как свидетельствуют многочисленные декларации, коммюнике конференций ученых и специалистов в области техники, собраний сообществ технических работников, многие ценности приобрели характер устойчивых моральных норм.

Обычно отмечается, что частные, локальные интересы не могут иметь преимущества перед всеобщими требованиями людей, их стремлением к справедливости, счастью, свободе, безопасности, экологическому совершенству и здоровью. Ни один из аспектов техники не является морально нейтральным. Недопустимо делать человека придатком машины. Каждая техническая новация должна пройти проверку на предмет того, действительно ли она способствует развитию человека как творческой ответственной личности.

Каков заслуживающий одобрения моральный облик техника, инженера? Он — рационалист, обладает набором технических навыков и умений, имеет склонность к изобретательской деятельности, настойчив, скрупулезен, трудолюбив, бдителен, предан своему делу, искренен, правдив.

Интересно, что в различного рода моральных кодексах инженеров и техников приоритет отдается базисным ценностям: честности, справедливости, счастью и свободе. На последующее место ставятся профессиональные добродетели: солидарность с коллегами, аккуратность и тщательность в работе. Порой утверждается, что достаточно, если мораль инженера базируется на Нагорной проповеди Христа.

Итак, техническая деятельность человека не является нейтральной в этическом отношении. Моральным идеалом технической деятельности человека является этика ответственности.

Техника — это символ этики человека, как ее чистоты, так и нечистоплотности.

О пользе моральных кодексов.

Два десятка лет тому назад в России невозможно было найти учебное заведение или учреждение, в котором бы на видном месте не красовался так называемый «Моральный кодекс строителя коммунизма». Кодекс предписывал любить свою социалистическую Родину, беречь социалистическую собственность, быть честным и т. д. Этот кодекс был принят далеко не всеми гражданами России, некоторые его осмеивали, шуткам и анекдотам не было конца. Возможно, во многом из-за этого кодекса в российском народе возникло известное предубеждение ко всяким моральным кодексам.

А между тем на Западе моральные кодексы распространены очень широко. Разумеется, нельзя исключить ситуации, когда моральные кодексы не отражают практические потребности и действительные устремления людей. Не в меньшей степени бесспорно также, что во многих случаях моральные кодексы не навязываются людям извне, а являются результатом работы, проведенной сотрудниками фирмы или членами научного, технического или какого-либо другого сообщества.

Нет абсолютно ничего зазорного в подписании морального кодекса, содержащего те ценности, искренним приверженцем которых является подписант. Думается, будущему медику клятва Гиппократа отнюдь не повредит.

Человек — существо моральное, этим следует гордиться.

Основные выводы.

• Техника как совокупность технических устройств есть знак всей деятельности человека, его ценностей.

• В технике человек часто вредит себе, он забывает себя.

• Человек как существо, вырабатывающее цели и ценности, не может быть замещен техникой. Техникой может быть замещен человек, выполняющий функцию технического устройства.

• Техническая деятельность человека не нейтральна в этическом отношении, она не может избежать кризиса в случае отказа от этики ответственности.

Основные термины.

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ.

ИНФОРМАЦИЯ.

ДВОЙСТВЕННОСТЬ ТЕХНИКИ.

КРИТИКА ТЕХНИКИ.

Вопросы и задания.

1. Почему философия техники как особая дисциплина сложилась только в XX веке?

2. Приведите примеры технических устройств, машин, производств, назначением которых является освоение: а) вещества, б) энергии, в) информации.

3. Согласны ли вы с критикой техники Гуссерлем и Хайдеггером?

4. Чем отличается от человека робот?

5. Как вы думаете, сумеет ли человек приноровиться к быстрому развитию техники? Обоснуйте ваше мнение.

11. Философия природы.

Что такое природа?

Запишем слово «природа» следующим образом: «при-рода». Природа — это то, что находится при роде человеческом, то, из чего рождается сам человек. Особенности, которые присущи исключительно человеку (и обществу), в природу не входят. Человек природен в силу своего физико-биологического содержания. Он надприроден постольку, поскольку вырабатывает сложные формы психической и социальной жизни. Во взаимоотношении с природой человек реализует две свои уникальные способности. Он изменяет природу и символизирует себя в ней, «записывает» себя в нее (магнитная плата компьютера содержит «записанную» на нее человеком информацию, скульптура свидетельствует об эстетических ценностях ее создателя).

Весьма близки по своему значению термины «природа» и «материя». Материя — это объективная реальность. Материя в отличие от природы не содержит психические явления мира животных, в остальном природа и материя совпадают.

Итак, природа — это совокупность естественных условий существования человека и общества.

Обзор: исторические формы отношения человека к природе.

• Античная философия космоцентрична, космос понимается как неразделенность природы и человека. Греческие философы не противопоставляют природу человеку. Благая жизнь мыслится не иначе, как в согласии и гармонии с природой.

• Средневековая христианская философия понимает природу как последнее звено лестницы, которая ведет вниз, от Бога к человеку и от человека к природе. Человек, развивая свои духовные силы, стремится к возвышению над природой. Иногда дело доходит до умерщвления плоти. В глобальном масштабе человек средневековья не меньше, чем человек античности, подчинен природным закономерностям и ритмам.

• В Новое время природа впервые становится объектом тщательного научного анализа и вместе с тем поприщем активной практической деятельности человека, масштабы которой в силу успехов капитализма постоянно нарастают. Природа понимается как объект приложения сил человека в соответствии с данными естественных наук, физики, химии, биологии.

• В XX веке (20-е годы) на фоне превращения деятельности человека в планетарную силу, которая не только созидает, но и разрушает, русским мыслителем В.И. Вернадским и французскими философами Т. де Шарденом и Е. Ле Руа вырабатывается концепция ноосферы. Ноосфера — это область господства разума. Имеется в виду, что к XX веку единство природы и человека достигло нового качественного уровня. Теперь человек должен руководить ходом природных процессов. И делать это следует на основе разума. Вера в силу разума объединяет философов ноосферы с философами Нового времени.

Из четырех ведущих философских направлений наших дней — феноменологии, герменевтики, аналитической философии и постмодернизма — тема природы занимает достойное место только в аналитической философии и герменевтике.

В аналитической философии стремятся реализовать научный, а также научно-технический подход к природе. Ее содержание интерпретируется на основе данных естественных наук. Природа — это то, что описывается совокупностью естественных наук. При этом надо иметь в виду, что в XX веке по сравнению с Новым временем в естественных науках достигнуты впечатляющие успехи.

Герменевты рассматривают природу как включенную в бы-тие-в-мире человека. Человек находится в мире, поэтому ему предстоит понять природу, что он делает посредством умеренной, а не хищнической практической деятельности. Надо, мол, понять зов самой природы.

Наш краткий исторический обзор показывает, что человек всегда находился и находится в некотором соотношении с природой, которое он определенным образом интерпретирует. Человек изначально находится в условиях, когда в силу самого факта своего существования он постоянно вынужден проверять природу на «человечность». С этой целью он использует все доступные ему средства, в том числе и философию.

О природе толкуется не только в так называемых естественных науках, к которым относят физику, химию, геологию, биологию, но и в философии.

Синергетика — наука о сложном.

В конце XX века все большее развитие получает синергетика — наука о сложном, о том, как в хаосе устанавливается определенный порядок, который, однако, рано или поздно разрушается. Интересно, что как в установлении, так и в разрушении порядка огромную роль играют маленькие воздействия (флуктуации). Благодаря этим воздействиям система в одних случаях приобретает упорядоченность, в других эта упорядоченность, исчерпав себя, разрушается, при этом система попадает в состояние неустойчивости. Смена режимов устойчивости и неустойчивости происходит в системах, где есть подвод вещества, энергии и информации. До развития синергетики наука рассматривала отдельно хаос и порядок, причем основное внимание уделялось именно порядку, ибо его можно описать относительно простыми математическими уравнениями. Синергетика выявляет пути зарождения в хаосе порядка, его поддержания и распада.

Представьте себе нагрев воды в кастрюле. За счет подвода энергии вода начинает нагреваться, появляются пузырьки воздуха в воде. А возникают они на случайных местах, в силу случайностей. Но если пузырек образовался, то в уже достаточно нагретой воде он увеличивается в размерах и поднимается к поверхности воды, где лопается. При нагревании воды хаотичность движения ее молекул возрастает, но именно в этом хаосе устанавливается порядок, развивается история капель, наполненных водяными парами.

Нечто аналогичное происходит в товарно-денежных отношениях. Здесь хаос — это рынок. Одни продают, другие покупают, при этом разброс чувств, мнений огромен. Но в хаосе рынка устанавливаются определенные закономерные отношения, которые изучает экономика как наука.

Сложной системой с хаосом и порядком является любой естественный язык. Филологи хорошо знают, что грамматические закономерности возникают случайным образом, одни случайности «вымирают», а другие, наоборот, приобретают все новых сторонников. Язык — это шум, хаос, в котором есть порядок.

Исходя из успехов синергетики ученые объясняют возникновение и развитие упорядоченных систем перестройкой хаоса. Все возникает из хаоса. Поскольку система «забывает» свои прошлые состояния, то неизвестно, что было до хаоса и в принципе это невозможно узнать.

Как все было? Был Большой взрыв.

Откуда все взялось — звезды, планеты, жизнь, сообщества людей? Современные ученые отвечают на этот вопрос следующим образом.

Где-то 15 млрд лет назад вакуум оказался в неустойчивом состоянии. Произошел Большой взрыв, вакуум разогрелся до 1019 градусов Кельвина. При такой гигантской температуре не могли существовать современные молекулы и элементарные частицы. Взорвавшийся вакуум стал расширяться и вследствие этого охлаждаться.

Уже в первую секунду произошло очень много явлений, в частности появилось вещество, началось образование химических элементов. Позднее возникли звезды и планеты. Биологическая эволюция началась на нашей планете около 4 млрд лет назад. Примитивный человек возник несколько миллионов лет тому назад. Лишь последние 100 тыс. лет наши предки стали способны к членораздельной речи, мышлению, широкому использованию орудий труда. Возраст цивилизации составляет всего около 20 тыс. лет.

Не Бог, а случайности, утверждает современная наука, привели к образованию тех упорядоченностей, от законов физики до наших ценностей, которые вызывают столь большое удивление своей закономерностью.

Интересно, что возникновение жизни могло бы не состояться, если бы мир оказался пусть даже в весьма незначительной степени другим. Крайне специфические условия обеспечили возможность появления жизни и ее последующую эволюцию.

Природа такова, что она обладала и обладает возможностью порождать живые организмы и человека.

Уровни организации природы.

Природа бывает неживой и живой. Уровни организации неживой природы: вакуум, элементарные частицы, атомы, молекулы, макротела, планеты, звезды, галактики, системы галактик, метагалактика (часть Вселенной, доступная современным астрономическим методам исследования). Уровни организации живой природы: доклеточный уровень (нуклеиновые кислоты, белки), клетки, многоклеточные организмы, популяции (особи одного вида), биоценозы (совокупность всего живого на данном участке суши или водоема).

Уровни организации природы, как правило, находятся в определенной соподчинительной связи друг с другом. Более простой уровень составляет фундамент более сложного уровня. Все макротела состоят из молекул, сложные организмы содержат клетки и т. д. Для всякого сложного уровня организации материи справедливы две вещи: 1) законы простого уровня организации материи не отменяются, они продолжают существовать', 2) на законы фундамента надстраиваются новые законы. Так, в организме человека атомы следуют законам физики и химии, клетки же и органы подвержены биологическим закономерностям.

Пространство и время.

В мире природы важнейшее значение имеют пространственные и временные характеристики объектов. Совокупность длин, площадей, объемов, соотношений типа «слева», «справа», «ниже», «выше», «под углом» называется пространством. Совокупность длительностей и соотношений типа «раньше», «одновременно», «позднее» называется временем. Пространство характеризует сосуществование явлений, а время — их сменяемость.

В современной физике не считают, что пустота существует. То, что раньше считали пустотой, в действительности оказалось определенной физической средой, вакуумом. Мы вспомнили о пустоте в связи с пространством, пространство не есть ни пустота (ибо она не существует), ни вакуум (вакуум — это среда, обладающая пространственными характеристиками).

В наши дни невозможно обосновать данными науки устаревшее представление, согласно которому пространство и время существуют сами по себе, вне объектов. После открытий в физике А. Эйнштейна стало особенно очевидным, что пространственные и временные характеристики зависят от тех процессов, проявлениями которых они являются. Например, длина предмета определяется тем, в какой системе она измеряется. Допустим, рост молодого человека 180 см. Для пассажира ракеты, проносящейся мимо Земли со скоростью, сравнимой со скоростью света, его рост в зависимости от скорости ракеты может оказаться равным и 150 и 25 см.

Другой пример. На Земле родились двое близнецов. До 20 лет они не разлучались и всегда вместе отмечали свой день рождения. На 21-м году жизни один из близнецов отправился в космическое путешествие на аппарате, который движется со скоростью, сравнимой со скоростью света. На Земле по календарю проходит 70 лет. Тот из близнецов, который остался на Земле, стал глубоким стариком, он отмечает свое 90-летие. На вопрос, что стало с его братом, старик отвечает: «Мы ждем его с минуты на минуту, корабль возвращается, моему брату всего-то 50 лет». Описанная ситуация фантастична в том смысле, что пока люди летают на ракетах, скорости которых «черепашьи» в сравнении со скоростью света в вакууме, равной 300 тыс. км в секунду. Но с точки зрения физика, работающего на ускорителе элементарных частиц, ситуация с близнецами крайне правдоподобна. Дело в том, что на элементарных частицах проверена правомерность тех формул, которые описывают «замедление» времени. Свойства физического пространства и времени изучаются в физике. Время одномерно (в формулах оно обозначается одной переменной t) и необратимо (его нельзя повернуть вспять). Пространство трехмерно (в формулах для его обозначения используются три переменные х, у, z). Описанные нами свойства физического пространства и времени характерны для макромира — мира объектов, обладающих масштабностью человеческого тела. В микромире пространство и время обладают другими характеристиками, например пространство может быть девятимерным.

Обратимся теперь к биологическим явлениям. Здесь физическое пространство и время приобретают дополнительно к физической биологическую значимость. Поясним ситуацию примером.

Представьте себе старика 80 лет, который вел здоровый образ жизни, но состарился в силу естественных причин. Молодой 20-летний парень, употребляющий алкоголь и наркотики, сумел довести свою печень точно до такого же состояния, как у старика. Физический возраст печени старика и парня различный — 80 и 20 лет соответственно, а их так называемый биологический возраст одинаков, он определяется теми изменениями, которые произошли в печени того и другого. Врач должен оценить эти изменения посредством количественных данных, они-то и зададут величину биологического возраста (в данном случае печени). Биологический возраст человека обычно задают степенью вероятности его смерти.

Ясно, что для нас, людей, пространственно-временная определенность мира имеет огромнейшее значение. Причем по достаточно простой причине наши пространственные и временные ресурсы ограничены. Особенно неприятно, что человек — существо смертное. В этих условиях человек стремится выиграть время и пространство, сделать максимально эффективным использование каждой единицы времени и пространства.

Выиграть время и пространство — значит добиться совершенства в жизни.

Природа и ответственность человека: экологическая, биологическая, медицинская этика.

Для современности характерно стремление вернуть единство человека и природы. Не опасаясь впасть в преувеличение, можно сказать, что философия XX века решительно покинула характерное для Нового времени противопоставление субъекта и объекта, человека и природы. Природа стала пониматься как дом, в котором живет человек. Экология в дословном переводе с греческого означает наука о доме.

Увы, развитие экологии происходит под постоянный аккомпанемент грозящих человеку экологических катастроф, связанных с загрязнением среды, дефицитом ресурсов, перенаселением, разрушением системы «человечество — природа».

Умудрившееся попасть в экологический кризис человечество не знает четких путей выхода из него. Несмотря на реализацию программ по развитию безотходных производств, усовершенствованию экологического законодательства экологический кризис продолжается. Становится все более очевидным, что главная экологическая проблема заключена не в природе, а в ценностно-этических представлениях человека и общества.

Казавшиеся столь незыблемыми принципы гуманизма должны соотноситься не только с человеком, но и с природой. В таком случае гуманизм теряет свое прежнее содержание и становится экогуманизмом. Любовь человека, эгоистически направленная только на него самого, привела в конечном счете к эко-кризису. Экогуманизм в отличие от традиционного гуманизма видит в природе бытие человека. Именно поэтому человек вынужден относиться к ней так же бережно, как к самому себе. Природа ценна для меня, тебя, нас, для нынешних и будущих социальных систем.

Нельзя забывать о том, что природа в соответствии с синергетическими представлениями может отреагировать взрывом на незначительное воздействие на нее человека. Маленький кровопийца-комар надоел всем, но его полное уничтожение обернулось бы для человека катастрофой, ибо в биосфере Земли он занимает предостойнейшее место.

Перед человеком стоит очень трудная задача — обеспечить совместную эволюцию общества и природы. Но для этого необходима, как отмечает академик Н.Н. Моисеев (на наш взгляд, это справедливо), обновленная нравственность. Эта новая нравственность представляет собой, по мнению многих, конкретизацию этики ответственности применительно к природе. Относясь ответственно к природе, человечество тем самым относится ответственно к самому себе.

У экологической этики обширнейшее поле проблем: от экспертизы строительства нефтепроводов и атомных электростанций до заботы об одиноком дереве, которое стремится срубить владелец престижного коттеджа. Столь же многогранны проблемы биоэтики, обсуждающей отношения человека с живой природой. В токийском зоопарке поставлен памятник умирающим в неволе животным. Но всегда ли человек сознает свою вину перед животными? Кстати, в США издана пятитомная (!) энциклопедия по биоэтике. Объем энциклопедии показывает, сколь внимательно относятся американские ученые к проблемам биоэтики.

Особое внимание привлекают вопросы медицинской этики, среди них отношение врача к пациентам, умирающим, дефективным новорожденным, дебилам, проблема эвтаназии (убийства из милосердия).

Имеет ли человек право на смерть, право на аборт? Однозначных ответов на эти вопросы не существует. Здесь требуется очень детальный, кропотливый анализ, равно как и в случаях с клонированием — размножением животных и людей бесполым образом (особь выращивается из биоклеточного материала донора, в итоге она вырастает в биологическом отношении идентичной своему донору). Если одни высказываются за клонирование, то другие против. Дискуссия, кажется, еще только начинается.

Отметим в качестве вывода главную мысль: этика ответственности предполагает тщательный философский анализ, сопоставление различных точек зрения, учет необходимых и случайных связей. Интересы человека должны быть защищены всесторонне. Человек существует не сам по себе, а посредством природы. Экогуманизм — это ответственность.

Основные выводы.

• Человек находится в определенных отношениях с природой, которые он понимает в соответствии со своей философией.

• Природные системы существуют в соответствии с законами синергетики, описывающими соотношение хаоса и порядка.

• Выиграть время и пространство, значит добиться совершенства в жизни.

• Экогуманизм — это ответственность.

Основные термины.

ПРИРОДА.

СИНЕРГЕТИКА.

ПРОСТРАНСТВО.

ВРЕМЯ.

ЭКОГУМАНИЗМ.

Вопросы и задания.

1. Как изменялись философские представления о природе?

2. Попытайтесь привести пример сложной системы, в которой есть хаос и порядок.

3. Что (кто), на ваш взгляд, сотворил наш мир?

4. Подчиняется ли человек законам физики?

5. Пустота и пространство — это одно и то же?

6. Аристотель считал, что время есть число движения. Дайте ваше определение времени.

7. В чем состоит отличие экогуманизма от гуманизма?

8. Считаете ли вы допустимым «убийство из милосердия»? Обоснуйте свою точку зрения.

9. Как вы понимаете право женщины на свободное и ответственное материнство?

10. Вы вегетарианец? Считаете ли вы допустимым употреблять в пищу мясо?

11. В чем вы видите основную причину экологических кризисов?

12. Второй пол и философия.

Симона де Бовяар: «Женщиной не рождаются, женщиной становятся».

В 1949 году увидела свет книга «Второй пол» французской писательницы Симоны де Бовуар, жены выдающегося философа Жан-Поля Сартра. В книге было показано, что, во-первых, понимание мужского и женского определяется культурными, в том числе и философскими, нормами; во-вторых, с незапамятных времен мужская культура признается положительной, а женская негативной. Писательница дала своей книге название не случайно. Имеется в виду, что первый пол — это биологические признаки, по которым биологи отличают мужчину от женщины. Самое главное биологическое отличие женщины от мужчины состоит в ее детородной способности. Но наряду с первым полом есть еще и второй, сотворение мужественности и женственности в социальной жизни человека, выработка и культивирование мужских и женских ценностей. Вот почему Симона де Бовуар утверждает, что «женщиной не рождаются, женщиной становятся».

Первые книги в защиту женщин появились еще в XV веке. Но вплоть до второй половины XX века женскую проблематику не удавалось поднять на философские высоты. В последние 30 лет это удалось. Теперь женский вопрос становится сквозным для всей культуры. Что значит быть мужчиной, что такое женщина? Эти, на первый взгляд, простые вопросы при детальном рассмотрении оказались наполненными философскими тонкостями, разветвленной проблематикой, о которой раньше и не подозревали. Из поля зрения философов выпало подлинное значение единства и различия мужественного и женственного. Исподволь, незаметно для себя традиционная философия не только не поставила под сомнение правомерность подчинения женщины мужчине, но и способствовала укреплению патриархата (власть отцов). Тем самым философия неправомерно сузила свои горизонты, абстрагировалась от множества проблем, имеющих важнейшее значение не только для женщин, но и для мужчин (материнство и отцовство, семья, общество, неравенство в семье, сексуальное насилие, проституция и т. д.).

Женщина и мужчина, женственность и мужественность.

О качествах женщин и мужчин написаны миллионы страниц. Очень часто приходят к следующим двум выводам:

• Сколько-нибудь уверенное проведение границ между мужчиной и женщиной возможно лишь на среднестатистическом уровне. На индивидуальном уровне признаваемые типично мужскими или же, наоборот, женскими качества мигрируют от мужчин к женщинам и в обратном направлении. Так, высокую рациональность и научную дерзость обычно приписывают мужчинам. Но как быть с полькой Марией Склодовской-Кюри, которая дважды удостаивалась Нобелевской премии — первый раз по физике, второй раз по химии (к тому же она была обаятельной женщиной)? Говорят, что женщины пасуют перед опасностями, но относится ли сие к летчицам и космонавткам? Опять же некоторые мужчины способны соперничать в изяществе с женщинами.

• Качества «среднестатистических» мужчины и женщины дополняют друг друга. Нельзя утверждать сколько-нибудь обоснованно, что качества мужчины непременно лучше качеств женщины.

Ниже мы приводим в сопоставлении качества (добродетели) среднестатистических мужчины и женщины. Речь идет о мужественности и женственности, о второй природе мужчин и женщин.

Основы философии

Фактически как в левом, так и в правом столбце указаны ценности. Сложите все мужские ценности (M1…, Мn) и вы получите то, что можно назвать мужской философией. Соответственно сумма Ж1…., Жn даст женскую философию.

Возьмите теперь какую-либо философскую систему, например рационализм. Он попадет под рубрику мужской философии. Если же мы изберем в качестве объекта ту или иную конкретную личность, то в ней наверняка обнаружатся как мужские, так и женские качества. Мы получим записи типа: Сидоров Алексей (M1, M4, Ж3, Ж7), Иванова Марина (М2, М5, Ж1, Ж3).

В качестве вывода отметим: так называемая женская философия составляет органическую часть современной философской картины мира.

Философия любви.

«Любовь, — отмечал писатель А.П. Платонов, — есть соединение любимого человека со своими основными и искреннейшими идеями — осуществления через него (любимого — любимую) своего смысла жизни». Любовь — это взаимное влечение мужчины и женщины, это биологические инстинкты, одухотворенные и нравственно, и эстетически. Нет такой ценности человека, которая бы не входила так или иначе в нежное таинство любви. Самое, пожалуй, короткое определение любви гласит: любовь — это одухотворенная плоть. Любовь — это, по В.Г. Белинскому, не просто каприз чувств или прихоть сердца, а уважение достоинств человека.

О любви много размышляли философы. Платон был первым, кто в систематически развитой философии возвысил духовную любовь над чувственной (отсюда выражение — «платоническая» любовь, т. е. духовная, а не физиологическая). В средние века любовь считалась главной добродетелью Бога. В Новое время любовь по преимуществу приписывалась человеку, но достаточно часто символ любви — сердце противопоставлялся символу разума — уму. В XX веке любовь то низводят до физиологических инстинктов (как у Фрейда), то приравнивают к ценностям эстетики или этики. «Любовь — это цветы нравственности…» (В.А. Сухомлинский).

Отметим одно весьма любопытное обстоятельство. Довольно часто на фоне поэтической лирики философские рассуждения блекнут, им недостает свежести, проникновенности. Чтобы не быть голословным, послушаем поэта. Вот что писал А.С. Пушкин о любви соответственно в 14, 25 и 36 лет:

Сердце страстное пленилось;
Признаюсь — и я влюблен!
♦ ♦ ♦
И сердце бьется в упоеньи,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.
♦ ♦ ♦
Я думал, сердце позабыло
Способность легкую страдать,
Я говорил: тому, что было,
Уж не бывать! уж не бывать!
Прошли восторги, и печали,
И легковерные мечты…
Но вот опять затрепетали
Пред мощной властью красоты.

Вряд ли возможно перевести строчки Пушкина в философский текст. Мы и не будем пытаться сделать это. Нам остается пожелать философии достичь поэтического совершенства (не обязательно в стихах, ведь поэтика в прозе тоже отнюдь не заказана).

Сформулируем теперь основные выводы.

• Любовь — философская тема постольку, поскольку она в жизни человека занимает наиважнейшее место.

• Любовь — это одухотворенная плоть, путь к совершенству посредством природно данных инстинктов. Любовь — критерий духовной красоты.

• Понимание любви зависит от духовного уровня эпохи и отдельного человека.

• В любви, как и в других делах, человек сам кузнец своего счастья: хочешь быть любимым — совершенствуй себя.

• В философии любви так называемой мужской философии недостаточно, ее необходимо дополнить женской философией.

• Обсуждение многочисленных дискуссионных вопросов философии любви (проблема первой любви, выбор объекта любви, трагедии любви, целомудрие, роль танца, музыки, искусства), рассмотрение которых выходит далеко за пределы этой книжки, требует должной философской подготовки.

Забавную телевизионную передачу довелось автору этих строк наблюдать в Германии. Там в престижном дамском клубе еженедельно разыгрывается звание «Мужчина недели», победителя прилично награждают. В конкурсе участвуют 10 молодых людей, судьи — девушки, неудачников под общий хохот сталкивают в бассейн. Каково же было наше удивление, когда однажды среди красавцев оказался довольно тщедушный паренек с лысиной и оттопыренными ушами. Он оказался студентом-философом. И — настоящее чудо! — философ выиграл приз! Дамы полюбили его за ум, юмор, умение превращать свои слабости в силу.

Хорошая философия — это всегда любовь, а подлинная любовь — это всегда философия, сложный слалом на пути к желаемым призам.

Легко ли быть молодым?

«Легко ли быть молодым?» — это название фильма, который был очень популярен в конце 80-х годов. Оказывается, быть молодым точно так же нелегко, как быть взрослым мужчиной или взрослой женщиной. Во всех случаях, молод ты или стар, дорожи человеческим достоинством. С ним не рождаются, оно не достается по наследству, его вырабатывают, лелеют, за него приходится бороться. Молодым не становятся в потоке времени, который, вроде бы, увлекает каждого от детства к юности. Молодым нужно уметь стать.

С философским осмыслением молодости дело обстоит приблизительно так же, как с философским осмыслением женственности. Подобно женщинам и молодежь является социальной группой. В обществе всякая биология нагружается социальностью. Это относится как к молодым, так и к пожилым, как к мужчинам, так и к женщинам.

Итак, молодежь — это особая социальная группа людей, выделяющаяся как своей биологией, так и ценностями. Эта вроде бы простая мысль, как ни странно, была выработана не где-то в глубине истории, а в конце 60-х — начале 70-х годов нашего столетия. Решающее значение имели три обстоятельства: 1) достигшее апогея в середине 60-х в США движение молодежи против войны во Вьетнаме; 2) молодежные волнения во Франции в мае 1968 года, когда недовольство молодых своим положением вылилось в массовые беспорядки; 3) создание особой молодежной культуры с ее акцентом на рок- и поп-музыке, рок-н-ролльном стиле танца, модной одежде с ее игрой в обнаженность, кожу и прозрачность, наконец, откровенной сексуальной революции. Во всех трех случаях налицо самостоятельность молодежи, невозможность втиснуть ее в старый стереотип: молодежь — это всего лишь люди, еще не ставшие взрослыми. Если пластинки Майкла Джексона и Элтона Джона расходятся 30-миллионными тиражами, то это очевидным образом указывает не только на своеобразие молодежной культуры, но и на ее размах, массовость. Об этом же свидетельствуют заполненные фэнами спорта и поп-музыки стадионы и огромные концертные залы.

Первоначально молодежную культуру считали исключительно формой протеста против тех или иных устоявшихся общественных порядков (отсюда название «контркультура»). Впоследствии стало ясно, что хотя молодежной культуре действительно присущ пафос протеста и бунтарства, она вместе с тем есть просто новая культура. Когда в начале 1998 года Борису Гребенщикову, лидеру российских рок-музыкантов, была присуждена престижная премия «Триумф», то тем самым отмечался его вклад в музыкальную культуру страны.

Итак, молодежь — это самостоятельный субъект социального творчества.

Ценности молодых.

Между ценностями молодых и пожилых нет резкой границы. Что же касается самих ценностей молодых, то там на каждом шагу встречаются неопределенности, все максимально подвижно, крайности то и дело сходятся. Это затрудняет характеристику ценностей молодых. Даже перечислить их непросто.

Итак, среди ценностей молодых, на наш взгляд, доминируют следующие:

• стремление к максимальной жизненной непосредственности, противостоящей чопорности и надменности;

• поддержка групповой, формальной или неформальной общности («мы — это мы, а они — это они»);

• непрактичность, переходящая порой в свою противоположность — прагматичность;

• изобретательность и новаторство, сменяющиеся непрактическим следованием стандартам;

• бунтарство и экстремизм, сменяющиеся социальной пассивностью;

• безудержное стремление к свободе и анархии, то и дело дополняемое иждивенчеством;

• опора на воображение, фантазию, конструирование виртуальной (ускользающей) реальности в противовес строгой логичности;

• игривость, противопоставляемая плановости;

• ирония, смех, карнавальность культуры;

• переплетение мужского и женского (парни похожи на девушек, а девушки на парней).

Молодежная философия перед новым вызовом.

Совокупность ценностей молодых образует основу того, что можно назвать философией молодых. Из всех философских систем философия молодых больше всего напоминает постмодернизм. Их роднит стремление наполнить новое сверхновым, протест против строгой логики, придания эстетическим и этическим ценностям характера обязательных норм. Естественно, при сопоставлении философии молодых и постмодернизма следует учитывать, что в первом случае речь идет об умонастроении, складывающемся не за письменным столом ученого-философа, а в общении молодых; во втором же случае мы имеем дело с глубоко профессиональной философией.

И, наконец, еще одно очень важное обстоятельство. В философской культуре молодых указанные выше ценности не обязательно доминируют, чаще всего они дополняются веером других философский ценностей, всех тех, которые обсуждаются с первых страниц этой книги. В конечном счете молодые задумываются над теми же проблемами, что и взрослые. Тем и другим нет резона отказываться от достижений философии как единого целого.

Наше время — вызов каждому, и молодому, и пожилому. Чтобы ответить на вызов достойным образом, нужна хорошая философия. С этой точки зрения сами по себе ни мужская, ни женская, ни молодежная философия не являются самодостаточными.

Итак:

• Молодежь изначально находится в философском поле, где она проявляет известное своеобразие.

• Сложность современной ситуации требует от молодежи включения в мировую философию (молодостью жизнь не заканчивается).

Леонардо да Винчи справедливо заметил: «Приобретай в юности то, что с годами возместит тебе ущерб, причиненный старостью».

Основные выводы.

• Быть женщиной, мужчиной, а также молодым (или пожилым) означает не только обладать некоторой биологией, но и соответствующими социально-ценностным содержанием;

• Традиционная философия недостаточно учитывает особенности философствования женщин и молодежи.

• Новации так называемых женской и молодежной философий вполне возможно обогатят современную мировую философию.

Основные термины.

МУЖЕСТВЕННОСТЬ.

ЖЕНСТВЕННОСТЬ.

ЛЮБОВЬ.

МОЛОДЕЖЬ.

ЖЕНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ.

МОЛОДЕЖНАЯ ФИЛОСОФИЯ.

Вопросы и задания.

1. Согласно греческой мифологии, по воле Зевса в наказание людям за похищение Прометеем огня у богов Гефест создал из воды и земли Пандору. Пандора пленила красотой брата Прометея Эпиметея и стала его женой. Увидев в доме у мужа ящик, любопытная Пандора открыла его. Ящик был наполнен бедствиями, которые распространялись по земле. Дайте философскую характеристику мифу о ящике Пандоры.

2. В христианстве есть Бог-отец и Бог-сын, но нет Бога-матери. Придумайте возможное объяснение этому факту.

3. Назовите по три главные черты мужественности и женственности.

4. Как вы понимаете смысл выражения: любовь — это одухотворенная плоть?

5. Почему, на ваш взгляд, влюбленные, поженившись и даже прожив счастливо несколько лет, вдруг расходятся?

6. Каковы особенности так называемой женской философии?

7. Что значит быть молодым?

8. Каковы особенности так называемой молодежной философии?

13. Философия образования.

Цель образования — человечность.

XX век часто называют веком образования. Ныне образование рассматривается как реализация неотъемлемого права человека. Человек не бывает от природы тем, кем он должен быть, поэтому он нуждается в образовании. Человек воспитывает, как часто выражаются, свою вторую натуру, вторую природу. Вопрос в том, какой он сделает эту вторую свою натуру. Поднимется ли он всего лишь чуть-чуть выше своих природных оснований? Или же овладеет специализированным знанием, усвоит ценности и науки, и культуры, и практики?

В наши дни мало кто сомневается в том, что действительное образование делает человека соучастником в знании целого. Образование включает человека в деяния человечества, а потому цель образования — человечность.

Единство истины, красоты и добра.

Но что такое человечность? Кажется, все согласны, что отличительными признаками истинно человеческого являются три главные ценности — истина, красота и добро, которые дополняют друг друга. Встаньте на почву истины, и путеводными звездами засияют красота и добро. Перемещаясь в сторону красоты, вы обнаружите, что она нацеливает на глубокую мысль и нравственную чистоту. Наконец, в стремлении к добру вам весьма кстати окажутся истина и красота. Истина не есть красота, а красота не сводится к добру, но тем не менее каждая из трех ценностей в определенном смысле указывает на другую. Человек достигает полноты жизни в единстве всех ценностей, добиваясь их гармонии, взаимоусиления, резонанса.

Разумеется, истина, красота и добро — это идеалы, рядом с которыми постоянно находятся их антиподы: заблуждение, безобразное и зло. К какому полюсу будет стремиться человек — это, естественно, дело его выбора, его свободы, его ответственности перед собой лично и перед другими.

Будущее — за творчеством.

В 1997 году в Сингапуре состоялась Всемирная конференция по проблемам мышления. Сингапур — страна маленькая, да к тому же почти напрочь лишенная природных ресурсов. Однако страна процветает, а объясняют это тем, что Сингапур по уровню общей образованности занимает первое место в мире. Тем не менее власти Сингапура обеспокоены будущим, стремятся определить новые горизонты образования. Видят же они их во всемерном внедрении в образование творческих методов.

Характерная черта современной мировой ситуации — это неопределенность, многообразие связей. Чтобы успешно ориентироваться в этих условиях, требуется нестандартность мышления, способность к дискуссиям, отказ от безумной зубрежки и заучивания. А это означает, что студенту приходится много самому работать, не удовлетворяться готовыми ответами, почерпнутыми из учебников.

Образование — это творчество.

Непрерывность образования, самообразование.

Образование все в большей степени становится непрерывным, оно берет свое начало в детстве и устремляется вслед за человеком в его старость. Теперь уже всем ясно, что невозможно раз и навсегда закончить свое образование. «Век живи — век учись» — гласит старинная пословица. В наши дни она приобретает, однако, новое звучание. Дело не просто в постоянной учебе, а в ее умелом налаживании. На каком-то этапе, чаще всего после окончания учебного заведения, человек становится учителем самого себя, он вынужден заниматься самообразованием («я буду учить себя так-то и так»).

Образованный человек из года в год наращивает свои усилия, расширяет свою библиотеку, приобретает и новые интересы. Сплошь и рядом результаты самообразования оказываются столь впечатляющими, что человек, прошедший школу самообразования, вспоминает свои институтские или техникумовские достижения с улыбкой.

Место философии в образовании.

На первый взгляд, достаточно полное усвоение данных разнообразных наук, искусств, практик — дело абсолютно безнадежное. Но выход из ситуации есть, и состоит он в своеобразном отказе от многознания (как часто говорят, многознание не есть знание). Человек в отличие от компьютера не просто накапливает знания, а «сворачивает» их, обобщает, выделяет принципы и способы оперирования с ними. Так поступает и математик, и физик, и психолог, и социолог, и вообще каждый человек. «Свертку» знания можно провести в любой науке, с любыми сведениями. Максимально же емкую «свертку» дает человеку философия. Именно в своей философии человек имеет все присущее ему ценностное богатство в максимально концентрированном виде. В быстро изменяющемся, насыщенном неопределенностями и риском мире ничто и никто не ориентирует человека более действенно, чем философия. Философия скрепляет знания человека в единое целое, без нее знание рассыпается.

Образование — это ответственность.

Кажется, нет такой страны, где были бы довольны состоянием образования. Везде ищут новые пути образования, новые ориентиры. В дискуссиях, похоже, главный из них более или менее точно определен. Речь идет о понимании образования как ответственности.

В Новое время цель образования видели в приобретении хороших, исчерпывающих знаний. Идеал правильного знания был затем переплавлен в идеал приобретения правильных практических навыков. В последние годы все чаще требуют соединения образования с этикой. «Только нравственность в наших поступках придает красоту и достоинство нашей жизни. Сделать ее живой силой, — подчеркивал великий физик А. Эйнштейн, — и помочь ясно осознать ее значение — главная задача образования». Но в наши дни наиболее развитая этика — этика ответственности. Поэтому образование выступает как ответственность.

Перед кем ответственен преподаватель? Перед студентом и своей совестью. Перед кем ответственен студент? Перед преподавателем и своей совестью в первую очередь.

Наша страна находится на переломе своей истории, ее будущее зависит от образованности каждого россиянина.

Основные выводы.

• Цель образования — максимально развить человеческие качества.

• Вершина человечности — единство истины, красоты и добра.

• Творчество — необходимая черта образования.

• Образование — это счастливый удел человека, на каком бы этапе своей сознательной жизни он не находился.

• Образование в его наиболее концентрированном виде есть философия.

• Образование — это реализация ответственности человека.

Основные термины.

ОБРАЗОВАНИЕ.

ТВОРЧЕСТВО В ОБРАЗОВАНИИ.

НЕПРЕРЫВНОСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ОБРАЗОВАНИИ.

Вопросы и задания.

1. Часто спорят, что лучше: иметь очень хорошую специализированную подготовку или же универсальное образование. А каково ваше мнение?

2. Французский писатель Г. Флобер утверждал: «Все, что прекрасно, — нравственно». Рассмотрите правомерность (неправомерность) этого суждения на примерах.

3. В чем вы видите смысл творчества в образовании?

4. Каким образом вы реализуете ценность самообразования?

5. Какое место занимает философия в вашем образовании? Изменилось ли ваше представление о значении философии в образовании за последний год?

6. Образование — это ответственность. Попытайтесь найти короткое, лаконичное определение образованию, которое было бы лучше приведенного.

7. Сопоставьте определение «образование — это ответственность» со следующими двумя определениями: «образование — это передача знаний», «образование — это подготовка к практике жизни». Какие достоинства и недостатки вы видите в каждом их трех определений философии?

Заключение. Философия в современном мире.

Человечество, однажды осознав роль и значение философии, всегда будет обращаться к ее идеям, стремиться выявить, постигнуть и развить глубинные смыслы своего собственного бытия.

Философия есть творчество в понимании человеком жизни и обеспечении ее достоинства. Философия направлена против краха, кризиса, упадка цивилизации, культуры и духовности человека. Философия есть творчество в обретении человеком свободы и ответственности. В современном мире с его многообразием знаний, гуманистических ценностей, жизненных ориентиров осуществление желаемого синтеза сопряжено с определенными трудностями. Но решать философские проблемы надо, ибо в противном случае человеку уготовлено безвольное барахтанье в оврагах технократизма и моральной неполноценности.

Много раз пытались найти философии равноценную замену, но все эти попытки заканчивались полнейшими неудачами. Не надо искать замену философии, она прославила себя в веках, намного целесообразнее направить усилия на усвоение ее достижений и дальнейшее развитие. Вся человеческая жизнь в целом становится в философском отношении все более насыщенной.

Чем больше в мире новаций, творчества, тем больше философия необходима человеку. Это в полной мере относится к молодым. Кто более других дерзает? Молодые. Где их дерзость находит максимальную поддержку? В философии. В философии не легкомысленной, не бездумной, а наполненной глубокими жизненными исканиями. Юный Ромео, влюбленный в Джульетту, назвал философию «несчастья сладким молоком». В беззаботной легкой жизни чудный голос философии заглушается выкриками необузданных страстей и грубых поступков. Но как только человек возвращается к самому сокровенному в себе, так сразу же в шумовом оркестре жизни философские мелодии начинают звучать и весомо, и привлекательно.

Философия не повинна в том, что некоторые воспринимают ее золотые башни, выложенные из истины, красоты и добра, за каменные стены. Высоты философии манят не всех, это так. Но кто к ним стремится, тот подобно смелому альпинисту, совершающему восхождение, открывает ранее неведомое. Дерзайте, кто смел!

Приложение 1. Курс философии в таблицах.

Таблица 1. Четыре эпохи в философии.

Основы философии

Таблица 2. Античная философия.

Основы философии

Таблица 3. Средневековая философия.

Основы философии

Таблица 4. Философия Нового времени.

Основы философии

Примечание. В таблице в соответствии с избранной крупномасштабной классификацией философии Нового времени не конкретизируется рубрика «Авторы основных философских концепций» применительно к эпохе Возрождения. Безусловно, такие возрожденческие философы, как Николай Ку-занский, Марсилио Фичино, Джордано Бруно, заслуживают самых лестных оценок. Вместе с тем следует признать, что даже лучшим философам эпохи Возрождения не удалось создать концепции, сравнимые по своей масштабности с творениями Декарта, Локка, Канта.

Таблица 5. Философия XX века.

Основы философии

Таблица 6. Философия о человеке.

Основы философии

Таблица 7. Философия об обществе.

Основы философии

Примечание. В философии XX в. общество чаще всего характеризуется в соответствии с избранными им ценностными ориентирами. Но надо иметь в виду, что путь к этим ценностям может быть различным, а именно: феноменологическим, герменевтическим, аналитическим, постмодернистским.

Таблица 8. Три главные ценности.

Основы философии

Примечание. Ценность — это интерпретация, в которой субъект или группа людей выражает свои предпочтения. Всякая интерпретация совершается посредством использования определенных философских методов.

Таблица 9. Философия о красоте.

Основы философии

Примечание. Под красотой в данном случае понимается главная ценность чувственно-эстетической жизни человека. Иначе говоря, красота не противопоставляется прекрасному или возвышенному.

Таблица 10. Философия о добре.

Основы философии

Таблица 11. Три концепции чувственного познания.

Основы философии

Таблица 12. Что такое рациональное познание?

Основы философии

Таблица 13. Три современные концепции истины.

Основы философии

Таблица 14. Что такое истина?

Основы философии

Таблица 15. Уровни научного исследования.

Основы философии

Таблица 16. Три теоретических метода.

Основы философии

Таблица 17. Философия языка.

Основы философии

Таблица 18. Философия техники.

Основы философии

Таблица 19. Философия природы.

Основы философии

Таблица 20. Второй (неприродный) пол.

Основы философии

Таблица 21. Две интерпретации образования.

Основы философии

Приложение 2. Советы студентам.

1. Относитесь к изучению философии максимально серьезно. Поставьте перед собой цель понять основные идеи великих философов. При должной целеустремленности эти идеи доступны каждому студенту.

2. Составьте себе представление о структуре учебника, внимательно ознакомьтесь с его оглавлением. Обратите особое внимание на названия глав. В кратком виде они дают представление о содержании курса философии. Научитесь пользоваться приложениями.

3. При подготовке к учебным занятиям сначала бегло ознакомьтесь с содержанием очередной главы, а затем приступайте к тщательной проработке материала.

4. Читайте учебник абзацами. Прочитайте абзац, задумайтесь, выделите его главное положение, выработайте свое личное отношение к нему (согласны ли вы с ним, нравится ли оно вам).

5. Стремитесь выразить главное положение кратко, одним предложением. Затем конкретизируйте его. Чем больше вы обнаружите проявлений главной идеи, тем лучше. Значит, эта идея приобретает в ваших представлениях должный вес.

6. Старайтесь разглядеть философское содержание везде — в излагаемых дисциплинах, в газетных статьях, романах и детективах, позициях политиков и ваших друзей, в своих собственных воззрениях.

7. Изучая философию, стремитесь к основательности, открытости, справедливости. Путь постижения философии требует и монолога (размышлений про себя) и диалога (общения с другими). С самим собой каждый может поговорить в любое удобное ему время. Намного сложнее обстоит дело с налаживанием диалога. Здесь нет другого пути, кроме как искать себе интересных собеседников. В первую очередь это великие философы, в философском отношении их никто не может заменить. Желательно поэтому не упускать всякую возможность ознакомления с воззрениями выдающихся философов. Чтение книг самих великих философов или же книг и статей о них — для читателя это также участие в диалоге. Разумеется, заочный диалог с профессиональными философами желательно дополнить живым разговором с друзьями, родителями, преподавателями.

8. Следуйте древнему призыву: «познай себя». Это предполагает внимательнейшее и критическое отношение к своему собственному уровню философствования. «Каковы мои главные ценности?» — вот главный вопрос к себе философски настроенного человека.

9. Учитесь философствовать, философствуйте каждый день, не довольствуйтесь соблазнами технической цивилизации. Благородное философствование не умаляет, а украшает человека.

Приложение 3. Федеральный компонент государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования.

Обязательный минимум содержания.

Предмет философии. Основные вехи мировой философской мысли. Природа человека и смысл его существования. Человек и бог. Человек и космос. Человек, общество, цивилизация, культура. Свобода и ответственность личности. Человеческое познание и деятельность. Наука и ее роль. Человечество перед лицом глобальных проблем.

Требования к знаниям и умениям.

Иметь представление о философских, научных и религиозных картинах мира, смысле жизни человека, формах человеческого знания и особенностях его проявления в современном обществе, о соотношении духовных и материальных ценностей, их роли в жизнедеятельности человека, общества, цивилизации.

Иметь представление о роли науки и научного познания, его структуре, формах и методах, социальных и этических проблемах, связанных с развитием и использованием достижений науки, техники и технологии.

Иметь представление о биологическом и социальном, телесном и духовном началах в человеке, о сущности сознания, сознательного и бессознательного в его поведении.

Иметь представление об условиях формирования личности, ее свободы и ответственности за сохранение жизни, культуры, окружающей природной среды.

Знать нравственные нормы регулирования отношений между людьми в обществе.

Приложение 4. Программа курса философии.

Тема 1. Что такое философия?

Тема 2. Античная философия.

Тема 3. Средневековая философия.

Тема 4. Нововременная философия.

Тема 5. Философия наших дней.

Тема 6. Философия человека, общества и истории.

Тема 7. Философия как аксиология.

Тема 8. Философия познания и науки.

Тема 9. Философия языка.

Тема 10. Философия техники.

Тема 11. Философия природы.

Тема 12. Второй пол и философия.

Тема 13. Философия образования.

Примечание. Содержание тем совпадает с содержанием одноименных глав учебника.

Тема 1. Что такое философия?

Смысл слова «философия». Философия как поиск и нахождение человеком ответов на главные вопросы своего бытия. Примеры философствования. Научная, чувственно-эстетическая и морально-практическая ориентации философии. Мировоззренческая, методологическая, гуманистическая и практическая функции философии. Назначение философии: возвышение человека, обеспечение его совершенствования.

Тема 2. Античная философия.

Античная натурфилософия. Возникновение философии как результат творчества древних греков. Проблема единого и многого. Единое как: материальные субстанции (милетцы), числа (Пифагор), монолитное целое (элеаты), атомы и пустота (Левкипп и Демокрит).

Высокий интеллектуализм Сократа, Платона и Аристотеля. Сократ о душе человека. Этика Сократа. Диалектика Сократа. Смерть Сократа: его следование принципу ненасилия.

Концепции идей Платона. Понимание идей как предела становления вещей и как порождающей модели класса вещей. Интерпретация на основе концепции идей природы космоса, человека и общества.

Учение о формах Аристотеля. Четыре типа причин. Логика, этика и учение об обществе Аристотеля.

Философия эллинизма. Киники, эпикурейцы, стоики и скептики о смысле жизни. Неоплатонизм. Принцип Единого — Блага. Характерные черты античной философии.

Тема 3. Средневековая философия.

Философия и религия. Основные библейские идеи философского значения; монотеизм, теоцентризм, креационизм, вера, добрая воля, этика морального долга, совесть, любовь, надежда, духовность человека, символизм. Можно ли доказать существование Бога?

Тема 4. Нововременная философия.

Философия эпохи Возрождения. Основные идеи: сдвиг в сторону антропоцентризма, понимание человека как творческой личности, эстетическое отношение к действительности, гуманизм.

Философия от Декарта до Канта (XVII–XVIII вв.). Философия Декарта: ясность идей — врожденное качество человека; дедукция; сравнение знания с фактами; человек разумный. Концепция чувственного познания Локка. Противостояние сенсуалистов и рационалистов. Галилей и Ньютон — создатели теоретической механики. Природа идеализации. Выработка нового юридического мировоззрения. Философия Канта: совокупные способности души, познавательные способности, априорные принципы, этика.

Философия от Гегеля до Ницше. Гегель: философия должна стать универсальной наукой, логикой идей. Философия Маркса: общественный труд как базис общества, критика капитализма, практика как критерий истины. Концепция сверхчеловека Ницше как последний всплеск и закат философии Нового времени.

Характерные черты нововременной философии: антропоцентризм, гносеологическая установка, выработка методов познания, стремление устроить жизнь человека на ясных и разумных началах.

Тема 5. Философия наших дней.

Феноменология. Философия Гуссерля. Интерес феноменологов к «работе», специфике сознания. Обогащение потока феноменов за счет воображения. Выработка эйдоса, его обозначение высказываниями. Оценка предмета созерцания на основе выработанного эйдоса. Критика обеднения жизненного мира в абстракциях науки и поверхностном понимании техники.

Герменевтика. Бытие человека в мире сущностей. Его вопрошание. Соотносительность человека и мира (вещей). Заброшенность человека в мире, его забота, страх, временность. Горизонты человека и вещи. Понимание как интерпретация на основе вовлеченности человека в традицию, его образования, вкуса, таланта.

Аналитическая философия. Анализ языка. «Логико-философский трактат» Витгенштейна и его основные идеи: язык как граница мышления, соответствие предложений фактам, отнесение эстетического, этического и религиозного к сфере мистики. Логический позитивизм: отрицание философии, аналитические и синтетические предложения, принцип проверяемости, физикализм. Постпозитивизм: гипотетико-дедуктивное построение теории, ее фальсификация, сменяемость теорий и научно-исследовательских программ, научные революции. Философия естественного языка позднего Витгенштейна: значение слова как его употребление, «семейное сходство» слов.

Постмодернизм. Протест против логоцентризма, единообразия, авторитетов, устоявшихся норм власти. Метод деконструкции Дерриды. Сближение философии с поэтикой. Эстетика возвышенного Лиотара.

Философия в России. Основные положения диалектического и исторического материализма (первичность материи, познаваемость мира, практика как критерий истины, законы диалектики, определяющая роль в обществе экономического базиса, социалистические идеалы). Основные черты русской философии: идеал цельности, положительного единства. Оправдание абсолютного добра, соборность, интуитивизм, сближение истины с праведностью, космизм. Философия B.C. Соловьева, Н.А. Бердяева, А.Ф. Лосева.

Восточная философия. Основные черты индийской философии. Формула: «Атман есть брахман». Основные черты китайской философии, ее этическая направленность. Соотношение западной и восточной философий.

Тема 6. Философия человека, общества и истории.

Выбор начала систематического философствования.

Философия человека. Человек как микрокосмос и единство души и тела. Средневековая философия: трехчастность человека — духовность, душа, тело. Человек разумный (Новое время). Человек как сосредоточие общественных отношений (Маркс). «Сверхчеловек» (Ницше). Бессознательное — базис человека (Фрейд). Человек с позиций герменевтики, феноменологии, аналитической философии и постмодернизма. Человек, его уникальность и универсальность, историчность и творчество.

Философия общества. Соотношение личности и общества. Социальные действия и их смысл. Понимание общества в античности (идея справедливости), средневековье (идея «града земного»), Новом времени (концепция общественного договора) и в наши дни (идея ценностных установок).

Философия истории. Различные концепции историчности общества: цикличность (античность), разрыв цикличности библейскими историями (средние века), линейность и прогрессивность (Новое время), нелинейность (современность). Единство и многообразие истории. Запад — Россия — Восток.

Тема 7. Философия как аксиология.

Учение о ценностях. Термин «аксиология». Характеристика природы ценности. Ценность как интерпретация, в которой субъект выражает свои предпочтения. Измерение ценностей. Чувства, эмоции, воля, сомнение, идеал и цель как ценности.

Философия искусства. Цивилизация и культура. Красота как эстетическая ценность. Характеристика красоты в различных философских направлениях и системах (от античности до современности).

Философия практики. Практика как деятельность человека по достижению цели. Структура практики: субъект, цель, целенаправленная деятельность, средства практики, объект практического действия, результат практики. Выяснение ценности практики в процессе философской интерпретации. Добро как основная ценность практики. Изменение представлений о добре (от античности до наших дней). Измерение добра. Справедливость, свобода и ответственность как идеалы практики. Этика ответственности: классическая и неклассическая концепции.

Тема 8. Философия познания и науки.

Философия познания. Чувственное познание по Локку, Канту и Гуссерлю. Ощущение, восприятие, представление. Рациональное познание: понятие, суждение, умозаключение. Природа понятия. Понятие как мысль-обобщение, позволяющее объяснить факты. Единство чувственного и рационального познания. Память и воображение, интуиция. Творчество. Строение психики: бессознательное, сознательное и надсознательное. Природа истины. Три концепции истины (концепция соответствия, когеренции, прагматизма). Шкала истинности. Вчувствование, объяснение, понимание. Многомерность истины.

Философия науки. Наука как деятельность человека по выработке, систематизации и проверке знаний. Эмпирический уровень научного познания: эксперимент, наблюдение, моделирование, измерение. Теоретический уровень научного познания. Эмпирические и теоретические законы. Методы научного познания: аксиоматический, гипотетико-дедуктивный. Соотношение теории и практики. Идеалы и этика ученого. Философия, религия и наука.

Тема 9. Философия языка.

Философия имени. Имя как выражение сущности вещи. Имя как знак. Имя как символ мира.

Философия предложения. Предложение и его функция истинности/ложности. Значение и смысл предложения. Семантика и синтаксис.

Философия ценностных установок. Выражение ценностных установок в языке. Прагматика. Язык как символ нашей жизни. Метаязык и объектный язык. Единство и многообразие языков. Формализованное и коммуникативное назначение языка.

Тема 10. Философия техники.

Становление философии техники. Техника как символ деятельности человека, его ценностей. Техника как освоение вещества, энергии, информации. Критика техницизма Гуссерлем и Хайдеггером. Г.П. Ще дровицкий о достоинствах технического подхода. Можно ли заменить человека техническим устройством? Техника и этика. Моральные кодексы.

Тема 11. Философия природы.

Характеристика термина «природа». Исторические формы отношения человека к природе (от античности до наших дней). Концепция ноосферы В.И. Вернадского. Синергетика — наука о сложном. Гипотеза Большого взрыва. Уровни организации природы. Пространство и время. Природа и ответственность человека. Экологическая, биологическая, медицинская этики.

Тема 12. Второй пол и философия.

Вторая, социальная природа мужчин и женщин. Господство мужчин над женщинами. Феминизм — борьба женщин за свои права. Характеристика ценностей, на основе которых формируются представления о мужественности и женственности. Философия любви.

Молодость как социальная черта молодых. Ценности молодых: жизненная непосредственность, поддержка групповой идентичности, протест против стандартов, игривость и пр. Молодежная философия как реакция на вызов современности.

Тема 13. Философия образования.

Цель образования — человечность. Соотношение подготовки и образования. Единство истины, красоты и добра в образовании. Будущее — за творчеством. Непрерывность образования, самообразование. Место философии в образовании. Образование — это ответственность.

Приложение 5. Примерное почасовое планирование кнрса философии (для вариантов I/II/ III.

Основы философии

Приложение 6. Методические заметки (для преподавателей).

Глубокоуважаемые коллеги! Позвольте в порядке заочного обмена опытом преподавания философии сформулировать ряд суждений и пожеланий.

• На наш взгляд, часто возобновляемый спор о необязательности и даже противопоказанности изучения философии в средних специальных учебных заведениях лишен серьезных оснований. Американец М. Липман разработал курс «Философия для детей». Согласно его рекомендации, уроки философии вводятся с первых классов школы. Накоплен уже солидный положительный опыт, о котором хорошо написала Н.С. Юдина (см.: Юдина Н.С. Философия для детей // Вопросы философии. 1993. № 9. С. 151–158). В свете этого никак нельзя приветствовать от лучение от философии юношей и девушек, получающих среднее специальное образование. Надо полагать, они способны превзойти детишек в понимании всего того, что можно назвать миром философии.

• Противники преподавания философии в средних специальных, или, как их теперь принято называть, профессиональных учебных заведениях, возможно, излишне благодушно относятся к тому мировоззренческому хаосу, в который ввергается каждый, кто получает современное образование, высшее или среднеспециальное, с его разветвленной дисциплинарной структурой. На студента чуть ли не ежедневно обрушивают поток разнообразных сведений, плохо согласующихся ценностных установок, противоположных по смыслу призывов и лозунгов. Преподавание философии вряд ли способно навести в этом потоке идеальный порядок, но по крайней мере снабдит студента инструментарием для его более или менее сознательного отношения к миру множащихся частностей, неопределенностей, разветвлений. С этой точки зрения преподаванию философии нет альтернативы. Соответственно нет альтернативы и работе преподавателя философии. Эту работу может выполнить только он, никто другой из числа преподавателей нефилософских дисциплин.

• Преподавать философию следует серьезно и основательно. Другого не дано. К сожалению, постоянно множатся попытки предложить студентам какие-то до смешного упрощенные курсы философии. Это приводит к тому, что от подлинной философии ничего не остается. Следует иметь в виду, что за последние два-три десятилетия произошла существенная интенсификация преподавания учебных дисциплин в средних специальных учебных заведениях. Это относится и к естественным, и к техническим дисциплинам. Студенты изучают интегральное и дифференциальное исчисление, теорию информации. Им, как показывает практика, вполне посильна нормальная философия. Философия, адаптированная к условиям среднего учебного заведения, но не перестающая быть полноценным курсом философии.

• Авторам учебников и учебных пособий по философии, преподавателям философии следует быть, на наш взгляд, крайне осторожными в адаптации курса философии. Особенно много негативных последствий несет с собой желание изобрести некоторую синтетическую философию, которая, якобы, содержит в себе разом достоинства всех философских систем. При ближайшем рассмотрении выясняется в таких случаях, что за мировую философию выдается недостаточно прорефлексированная точка зрения. Современная философия имеет плюралистический характер. Это — фундаментальный для преподавания философии факт, причем независимо от типа учебного заведения, где это преподавание осуществляется. Именно поэтому в нашем учебнике плюрализму современной философии уделяется первостепенное внимание.

• Преподавание философии в различных странах мира сейчас ведется по двум вариантам, которым дали название «немецкого» и «американского». «Немецкий» вариант преподавания философии заключается в историко-философской проблематизации курса философии. «Американский» вариант состоит в изложении курса аналитической философии, с позиций которой рассматриваются не столь уж частые вкрапления историко-философского материала.

• В нашем учебнике вполне сознательно используется «немецкий» вариант, который характерен для абсолютного большинства европейско-континентальных стран. Вместе с тем в учебнике должное внимание уделяется аналитической философии. Ее достижения, безусловно, пора включать в российские учебники философии. В то же время вряд ли целесообразно в России, являющейся крупнейшей европейской державой, слепо следовать по пути американского философского изоляционизма.

• Рискуя вызвать на себя огонь безжалостной критики, мы тем не менее считаем необходимым высказать свое мнение об использовании в преподавании философии ориентации на диалектический материализм (ради краткости изложения не упоминаем исторический материализм) и русскую философию.

Диалектический материализм сейчас находится в кризисе. Преподавателю философии истоки такого положения дел, очевидно, хорошо известны. Сложнее понять, что косметический ремонт использовавшихся в советское время курсов диалектического материализма, изобиловавших догматическими отсылками к произведениям классиков марксизма-ленинизма, мало что дает. Российским философам-профессиналам предстоит весьма объемная работа по осмыслению достижений и недостатков диалектического материализма советского периода. Насколько нам известно, пока такая работа далека от своего завершения, в создавшихся условиях преподавателю философии ничего не остается как на свой страх и риск вырабатывать собственное отношение к диалектическому материализму. На наш взгляд, диалектический материализм в современном его виде не является достойной альтернативой достигшей высокого уровня развития западной философии.

Немало методических затруднений связано с осмыслением педагогической ценности русской философии. Особенно неуместны две крайности. Во-первых, противопоставление России с философской точки зрения остальному, особенно западному, интеллектуальному миру. Во-вторых, отрицание за русской философией ее смыслообразующей функции в российском менталитете. Неуместны как слепое преклонение перед философией Запада, так и российский философский ура-патриотизм. В этой связи нам представляется разумным рассматривать русскую философию в контексте мировой философской мысли.

• О дефиците учебного времени. Абсолютное большинство преподавателей философии жалуются, причем вполне справедливо, на дефицит учебного времени. Часто слышится риторический вопрос: разве можно за 32 часа обучить философии. Действительно, отводимые на изучение философии 32–40 учебных часов лекционно-семинарских занятий ставят преподавателя философии в положение своеобразного цугцванга: не хочется как обеднять курс философии (с тем чтобы «уложиться» в отведенное на занятия учебное время), так и преподавать полноценный курс философии, который окажется изученным лишь частично. Положение трудное, но не катастрофическое.

Во-первых, успешное преподавание философии, рост авторитета преподавателя философии, безусловно, открывает путь к увеличению объема учебного времени, отводимого на изучение философии. Во-вторых, всякий дефицит учебного времени не закрывает пути педагогического творчества, поиска наилучших путей преподавания.

На наш взгляд, даже в условиях бесспорного дефицита учебного времени не следует отказываться от ориентации на изучение не исковерканного, а полноценного учебного материала. В этой связи часть материала должна быть предоставлена студенту для простого чтения. Студент должен ознакомиться с каждой главой учебника, но отнюдь не обязательно включать в вопросники к зачетам и экзаменам все содержание учебника. Многое может быть использовано в качестве материала для сообщений, докладов, рефератов, конференций. В связи с различным почасовым планированием курса философии мы привели три варианта указанного планирования. Разумеется, каждый преподаватель, руководствуясь федеральным компонентом Государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования, волен по-своему проводить почасовое планирование курса основ философии.

• Об относительно самостоятельных структурных компонентах учебника. Главы и темы учебника скомпонованы таким образом, что они образуют относительно самостоятельные структурные компоненты. Это, в частности, две части учебника: «Основные этапы философии» (темы 2–5) и «Систематический курс философии» (темы 6-13). Так как вторая часть является во многих отношениях продолжением первой, то ее неразумно изучать в качестве самостоятельного курса философии. В случае острейшего дефицита учебного времени мы рекомендуем считать основой учебника именно первую часть.

При трехчастном делении материала учебника выделяются три большие структурные единицы: темы 1–5, темы 1–8, темы 1-13 (весь учебник). Темы 1–8 дают достаточно исчерпывающие сведения о состоянии современной философии, ее основных «болевых» точках.

• Против безымянной философии. Преподавание многих учебных дисциплин является в значительной степени безымянным. Имя того или иного ученого упоминается разве что в случае, когда оно присвоено закону (например, законы Ньютона, Менделя и т. п.). Практика преподавания философии показывает, что безымянная философия скучна и лишена значимых ориентиров. Имена философов должны быть на слуху. Это справедливо по отношению к выдающимся философам, к тому же приводимые имена философов запоминаются, иногда бессознательно, студентами и позволяют им даже спустя годы иметь представление о структуре философии.

Мы доводим до сведения читателя достаточно много имен выдающихся философов. Имеется в виду, что для студента учебник является маленькой энциклопедией. Думается, преподаватель должен определиться: вклад каких именно философов в современную культуру должен знать студент. Наш минимальный список имен философов видится таким: Сократ, Платон, Аристотель (античность), Христос (начало новой эпохи), Декарт, Локк, Кант, Гегель, Маркс, Ницше (Новое время), Гуссерль, Хайдеггер, Витгенштейн, Деррида (XX в.), Соловьев, Бердяев, Лосев (русская философия).

• О языке философии. Язык философии достаточно специфичен, он содержит много слов греческого и латинского происхождения и уже по этой причине многим кажется трудным. Практика преподавания философии показывает, что совершенно неразумно стремиться во всех случаях греческие и латинские термины переиначивать на русскоязычный манер. Поступив таким образом, мы бы отлучили студентов от оригинальной философской литературы. И это вместо того чтобы, наоборот, предоставить им необходимый инструментарий для чтения философских книг и статей. Языку философии следует учить со всей тщательностью филологов, не оставляя без разъяснения ни один термин.

• Преподавание философии должно быть интересным. Это аксиома. Но когда именно преподавание философии является интересным? Хайдеггер как-то разъяснял, что философский интерес имеет место там, где человек встречается с сущим. Речь идет не об эмоциях, которые тут же сменяются равнодушием и безразличием, а об устойчивом интересе. Когда философский энтузиазм преподавателя находит не случайный, а вполне оправданный отклик в душе студента. Когда для обоих, преподавателя и студента, философия становится откровением, поднимающим на новые научные, эстетические и нравственные высоты.

Глубокоуважаемые коллеги! Из тех многочисленных инстанций, перед которыми мы ответственны, наиглавнейшей является студент. Дело наше относится к числу благороднейших.

Приложение 7. Годы жизни выдающихся философов(в хронологическом порядке).

Античность до н. э.

Фалес (624–546).

Парменид (540–470).

Гераклит (535–470).

Зенон(510–430).

Сократ (469–399).

Демокрит (460–371).

Платон (427–347).

Аристотель (384–322).

Эпикур (341–270).

Цицерон (106-43).

Сенека (4 до н. э.-65 н. э.).

Плотин (204–270).

Средневековье.

Августин А. (354–430).

Боэций А. (480–524).

Авиценна (980-1037).

Ансельм (1033–1109).

Абеляр П. (1079–1141).

Аверроэс (1126–1198).

Фома Аквинский (1221–1274).

Оккам У. (1280–1349).

Возрождение и Новое время.

Кузанский Н. (1401–1464).

Фичино М. (1433–1499).

Бруно Дж. (1548–1600).

Бэкон Ф. (1561–1626).

Гоббс Т. (1588–1679).

Декарт Р. (1596–1650).

Спиноза Б. (1632–1677).

Локк Дж. (1632–1704).

Лейбниц Г. (1646–1716).

Юм Д. (1711–1776).

Гольбах П. (1723–1789).

Кант И. (1724–1804).

Фихте И. (1762–1814).

Гегель Г. (1770–1831).

Шеллинг Ф. (1775–1854).

Шопенгауэр А. (1788–1860).

Фейербах Л. (1804–1872).

Маркс К. (1818–1883).

Пирс Ч. (1839–1914).

Джемс У. (1842–1910).

Ницше Ф. (1844–1900).

Соловьев B.C. (1853–1900).

Новейшее время.

Фрейд 3. (1856–1939).

Гуссерль Э. (1859–1938).

Бергсон А. (1859–1941).

Лосский И.О. (1870–1965).

Рассел Б. (1872–1970).

Бердяев Н.А. (1874–1948).

Флоренский П.А. (1882–1937).

Витгенштейн Л. (1889–1951).

Хайдеггер М. (1889–1976).

Карнап Р. (1891–1970).

Лосев А.Ф. (1893–1988).

Гадамер Г. (1900).

Поппер К. (1902–1994).

Сартр Ж.-П. (1905–1980).

Куайн У. (р. 1908).

Кун Т. (р. 1922).

Фуко М. (1926–1984).

Хабермас Ю. (р. 1929).

Деррида Ж. (р. 1930).

Ленк Г. (р. 1935).

Примечание. Разумеется, приведенный перечень содержит элементы произвола, ибо выдающихся философов было и есть намного больше, чем здесь указано. Перечисленные шесть десятков имен дают читателю легкообозримую хронику. Изучающему философию следует в ней ориентироваться.

Приложение 8. Великие философы (до XX века).

Сократ (469–399 до н. э.). Сократ на суде: «Я вам сказал: не шумите, афиняне!».

Казнен в Афинах, будучи обвиненным в растлении молодежи. Открыл сущность человека. Человек — это душа, по возможности благая и совершенная.

Платон (427–347 до н. э.). «В род богов никому не позволено попасть, если он не занимается философией».

Платон — это псевдоним Аристокла. Своему псевдониму Платон обязан мощным телом и широким лбом. Платон — ученик Сократа. Пытался внушить идею о правителе-философе тирану Сиракуз Дионисию I, но был продан им в рабство. По освобождении основал академию.

Разработал концепцию идей, без которой немыслима современная цивилизация.

Аристотель (384–322 до н. э.). «Искать истину — и легко и трудно, ибо очевидно, что никто не может ни целиком ее постигнуть, ни полностью ее не заметить, но каждый добавляет понемногу к нашему познанию природы, и из совокупности всех этих фактов складывается величественная картина».

Эти слова Аристотеля выгравированы на здании Национальной академии наук в Вашингтоне.

Учился в академии Платона 20 лет. Был наставником Александра Македонского. Обладал энциклопедическими познаниями.

Разработал концепцию формы как динамической сущности единичных вещей. Превратил в науку логику и этику.

Провел обобщение философских воззрений античных авторов.

Эпикур (341–270 до н. э.). «Пусть никто не откладывает философию в юности…».

Философией начал заниматься с 14 лет, приобщал к ней рабов. Основал школу своего имени. По преданию перед смертью лег в ванну с горячей водой, выпил вина, пожелал друзьям не забывать его учений и скончался.

На основе атомизма разработал этическую концепцию отсутствия страданий, покоя души.

Плотин (204–270). «Старайтесь воссоединиться с божественным, которое внутри вас, с божеством, которое есть универсум». Последние слова, сказанные Плотином перед смертью.

В Риме открыл философскую школу. Был добр и легкодоступен, в том числе подросткам. Мечтал создать для философов специальный город — Платонополис. Учил своих учеников преодолевать земные измерения жизни.

Разработал учение о Едином-Благе и достижении его в чувстве экстаза.

Августин Аврелий (Блаженный) (354–430). «Воля в нас всегда свободная, да не всегда добрая».

Будучи воспитанным своей матерью Моникой, истой христианкой, Августин вплоть до 30-летнего возраста не понимал Библию. Когда же она стала доступна пониманию Августина, то в его умонастроении произошли решающие изменения. Он реализует один из ярчайших вариантов философствования в христианской вере и делает это с такой страстью, которая стала предметом подражания в веках.

Фома Аквинский (1221–1274). «Божественная истина есть мера всякой истины…».

Обладал поразительной способностью к учению, усидчивостью и целеустремленностью. Умел соединять различные знания в едином подчинении философии и религии. «Разложив по полочкам» как учение Аристотеля, так и учение о религии, сумел объединить их. По настоящее время там, где речь идет о единстве религии, философии и науки, при ведущей роли религии, католическая мысль своим «полномочным представителем» считает именно Фому Аквинского. И это несмотря на то, что незадолго до своей смерти Фома назвал свои многотомные теоретические работы «сплошной соломой», «трухой».

Бруно Джордано (1548–1600). «Сжечь — не значит опровергнуть!». Возглас Бруно на костре его смерти.

Еще в студенческие годы Бруно зарекомендовал себя мятежником. В его воззрениях причудливым образом сочеталась непокорность устоявшимся христианским канонам, магия, поэзия и философия. Это обстоятельство затрудняет характеристику философии Бруно.

В нашей стране Бруно широко известен благодаря его концепции множественности миров и отсутствия у Вселенной какого-либо центра.

За отход от христианства Бруно был приговорен к сожжению на костре, что и было осуществлено на Поле цветов в Риме 17 февраля 1600 г.

Декарт Рене (1596–1650). «Все науки настолько связаны между собой, что легче изучать их все сразу, нежели какую-либо одну из них в отдельности от всех прочих».

Декарт обладал ясным умом и широчайшими интересами. За какую бы науку он не брался, везде находил на первый взгляд простые, а по сути новаторские решения. Это относится к философии, математике, физике, космологии, физиологии.

Главный вклад Декарта в философию — это развитый им метод научных размышлений.

Декарт чурался дрязг, политических разборок, грубых стоякнове* ний. По этой причине он покинул шумную Францию и прожил около 20 лет в более спокойной Голландии. Однако новаторские воззрения Декарта и здесь не остались без внимания. В Утрехтском университете против Декарта был предпринят настоящий крестовый поход. По этой причине Декарт принял приглашение шведской королевы Христины и переехал в Стокгольм. Здесь теплолюбивый француз, вынужденный беседовать с королевой в утренние, особенно холодные часы заболел воспалением легких, что и послужило причиной его смерти.

Локк Джон (1632–1704). «Девять десятых тех людей, с которыми мы встречаемся, являются тем, что они есть — добрыми или злыми, полезными или бесполезными, — благодаря воспитанию».

Локк принимал активное участие в общественно-политических событиях в Англии конца XVII в. Прекрасно ориентировался в философии, общественных науках, педагогике.

Автор широко известной концепции чувственного познания.

Спиноза Барух (1632–1677). «Не плакать, не смеяться, не ненавидеть, а понимать!».

Спиноза был исключен из иудейской общины. Шлифовка линз давала ему заработок и возможность заниматься любимой философией.

«Этика» Спинозы — это книга, в которой делается попытка изложить этику так же строго, как математическую науку. Многих из выдающихся философов программа Спинозы воодушевляет по сей день.

Лейбниц Готфрид Вильгельм (1646–1716). «Каждая субстанция с точностью выражает сущность всех остальных в силу существующих между ними связей».

Лейбниц — великий эрудит, во многом предвосхитивший развитие наук. Основатель кибернетики Норберт Винер писал: «Если бы мне пришлось выбирать в анналах истории наук святого — покровителя кибернетики, то я выбрал бы Лейбница». Лейбниц — философ, физик, математик, техник, языковед, логик. Лейбниц независимо от Ньютона открыл дифференциальное исчисление.

Основной вклад Лейбница в философию — это его учение о монадах, единичных сущностях, обладающих духовной и творческой энергией. Вынесенные в эпиграф слова Лейбница можно расценить как гимн символизму: в одном дан весь мир. Как-то Лейбниц выразился в том духе, что нельзя уничтожить одну пылинку, не уничтожив при этом весь мир.

Кант Иммануил (1724–1804). «…Обязанность говорить правду… это безусловная обязанность, которая имеет силу во всяких отношениях».

Кант всю свою жизнь прожил в Кенингсберге, в Восточной Пруссии, (ныне Калининград). Кант был равнодушен к богатству и славе, когда ему предлагали переехать в другой город, суля многократное повышение жалования, он отказывался. Но в научных вопросах и вопросах морали был максимально щепетилен. Кант знал себе цену: он не без основания утверждал, что совершил коперникианскую революцию в философии, имея в виду созданную им философию априорных принципов.

Гегель Георг Вильгельм Фридрих (1770–1831). «Философия есть современная ей эпоха, постигнутая в мышлении».

Гегель считается самым умелым системосозидателем в истории философии. В одиночку он сумел создать энциклопедию философских наук, главное содержание которой составляет диалектика идей.

Жизнь Гегеля оборвала эпидемия холеры. Говорят, что Гегель один из немногих философов, кто ушел из жизни, не познав горечи массированного критического наступления на свое учение.

Маркс Карл (1818–1883). «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы его изменить».

С юных лет решил посвятить свою жизнь делу установления справедливого общественного порядка. Жил страстно. Уже после помолвки семь лет ждал возможности создать семью со своей возлюбленной Жен-ни фон Вестфален. От этого брака родилось семеро детей, из которых взрослыми стали только три дочери. Маркс, не колеблясь, жертвовал свои личные сбережения на борьбу рабочего класса за свои права. Создал международную организацию рабочих и длительное время возглавлял ее.

Вклад Маркса в философию определяется проведенной им трансформацией гегелевской философии в диалектический и исторический материализм.

Ницше Фридрих (1844–1900).

«— Почему ты такой твердый? — сказал однажды уголь алмазу.

— Разве мы не близкие родственники?…

— О, братья мои, так спрашиваю я вас: разве вы — не братья мне?».

С молодых лет Ницше выделялся своей талантливостью. Любимцу студентов-филологов предложили место профессора еще тогда, когда он был студентом, в 24 года. А Лейпцигский университет присудил Ницше степень доктора без защиты диссертации, да и без самой диссертации. В талантливости Ницше его педагоги не сомневались. Но когда на свет одно за другим стали появляться произведения Ницше, наступило замешательство. Любезный и скромный человек пошел в настоящее наступление на все общепризнанные ценности, от науки до христианства.

В таланте Ницше причудливо соединились филологическая утонченность, философский скепсис и буйство музыкальной стихии, импровизации. Все это вылилось в пропаганду сверхчеловека.

Последние 11 лет жизни Ницше был сумасшедшим.

Нацисты использовали воззрения Ницше в своих целях. Этому способствовало знакомство его сестры Элизабет с Гитлером.

Современные философы находят у Ницше много оригинальных идей, разработка которых ведется по сей день.

Соловьев Владимир Сергеевич (1853–1900). «В тумане утреннем неверными шагами я шел к таинственным и чудным берегам».

Соловьев — самый видный русский философ XIX в. Его философия считается визитной карточкой всей русской философии. Соловьев оставил профессорскую должность после того, как призвал на публичной лекции не казнить убийц Александра II (1881). Для Соловьева на первом месте была не работа кабинетного ученого, а возможность отклика на животрепещущие вопросы русской общественно-политической и религиозной жизни.

Вклад Соловьева в философию определяется его философией положительного единства.

Приложение 9. Выдающиеся философы xx века.

Бердяев Николай Александрович (1874–1948). «Душа есть творческий процесс, активность. Человеческий дух всегда должен себя трансцендировать, подыматься к тому, что выше человека».

Бердяев в молодости участвовал в социалистическом движении. Позднее он отошел от него и занялся разработкой философско-экзистенциального миросозерцания. В 1922 г. был выслан из Советской России. С 1926 по 1939 г. был главным редактором религиозно-философского журнала «Путь». Скончался за рабочим столом.

В своих многочисленных трудах Бердяев отстаивал примат личности над обществом. Личность характеризуется в горизонтах свободы, духовности, творчества. Бердяев многократно давал свою трактовку судьбы России. Он считал, что России принадлежит мессианская роль.

Витгенштейн Людвиг (1889–1951). «Философская проблематика имеет форму: "Я попал в тупик"». «Какова твоя цель в философии? — показать мухе выход из мухоловки…».

Витгенштейн — одна из ключевых фигур всей философии XX в. Поведение Витгенштейна необычно, а некоторые поступки кажутся экстравагантными: он участвует в первой мировой войне, попадает в плен к итальянцам, носит в ранце написанный им философский шедевр, отказывается от огромного наследства, строит сестре по своему проекту дом, собирается уйти в монастырь, стать дирижером симфонического оркестра, посещает СССР с целью изучить северные народности, преподает детишкам в школе арифметику.

В философии Витгенштейн прославил свое имя анализом языка.

Гадамер Ханс Георг (род. 1900). «Кто хочет мыслить, должен спрашивать». «Ожидание ответа уже предполагает, что спрашивающий затронут преданием и слышит его зов».

Гадамер — ученик Хайдеггера. Работал в Лейпцигском университете, переехал из ГДР в ФРГ. В 1960 г. опубликовал книгу «Истина и метод», которая принесла ему славу.

Гадамер считается главой современной герменевтической школы.

Гуссерль Эдмунд (1859–1938). «Философия должна всегда выполнять в европейском человечестве свою функцию — архонта (высшего должностного лица. — В.К.) всего человечества».

Работал во Фрейбургском университете (Германия). После прихода к власти нацистов Гуссерль по причине своего еврейского происхождения был лишен возможности принимать участие в официальной философской жизни Европы. В уединении, покинутый всеми своими друзьями-философами, кроме двух молодых ассистентов, он продолжал интенсивно работать. Уже после смерти Гуссерля случайно посетивший его родственников вчерашний студент, 27-летний бельгиец ван Бреда, к своему огромному удивлению обнаружил рукописи объемом 47 000 страниц. Тайно, по каналам дипломатической почты архив Гуссерля был вывезен в бельгийский город Левен. По сей день этот архив служит документальной основой многотомной гуссерлианы.

Гуссерль — основатель феноменологии. Он мечтал сделать философию строгой наукой и тем самым выработать инструментарий для преодоления кризисов человечества.

Деррида Жак (род. 1930). «…Что же происходит сегодня в нашем мире и нашей «современности»… Все мои усилия — это усилия разобраться с этим необъятным вопросом».

Деррида — лидер современной французской философии. Он популярен во всем мире. В философии занял достойное место благодаря разработанному им методу деконструкции. Чтобы нечто понимать, надо различать; в настоящем есть и прошлое, и будущее.

Карнап Рудольф (1891–1970). «…Объяснения с помощью фактов в действительности являются замаскированными объяснениями с помощью законов».

Карнап — австрийский философ, участник знаменитого Венского кружка. В 1935 г. эмигрировал в США, где имел многочисленных учеников. Один из основателей логического позитивизма. Мечтал о создании такой логической системы, которая представляла бы если не все, то как можно больше эмпирических фактов.

Куайн Уиллард ван Орман (род. 1908). «Быть — значит быть значением связанной переменной».

Куайн — старейшина американских философов-аналитиков, прекрасный логик, ученик английского философа Рассела. Успешно популяризирует свои работы в США. Согласно Куайну, философия должна основываться на экспериментальных фактах, иметь ясную логическую форму. Что и как существует, человек может понять только на основе теории, ее законов, которые формируются в виде уравнений с переменными. Отсюда его знаменитое определение, приведенное нами в качестве эпиграфа.

Ленк Ганс (род. 1935). «Никогда ранее западно-западноевропейский человек не должен был быть столь ответственным, как сегодня».

Ленк — типичный западный философ конца XX в., причем философ новой формации. Став в 25 лет олимпийским чемпионом по гребле (в составе восьмерки гребцов), он затем всецело посвятил себя философии. Объездил весь мир, написал около сотни монографий, внес существенный вклад, может быть, больший, чем кто-либо другой, в дело объединения усилий философов различных континентов и стран. Он много сделал для взаимообогащения немецкой и американской философии. Очень доброжелателен по отношению ко многом российским философам.

Философию Ленка отличает ее практическая направленность, ориентация на самые злободневные вопросы науки, техники, социологии, обостренное, совестливое отношение к жизни.

Поппер Карл Раймунд (1902–1994). «…Свобода важнее равенства».

Поппер родился в Вене, спасаясь от нацизма переехал в Новую Зеландию, а знаменитым философом стал в Англии. В 17 лет переселился в ветхое студенческое общежитие, многие годы проработал в социальной службе, помогая нуждающимся детям. Стал учителем и лишь в 35-летнем возрасте занялся философией профессионально. Длительное время считал себя социалистом, но критически оценивая социализм в России, подвергал теорию Маркса критике.

Поппер считается основателем постпозитивизма. Он показал как, каким образом происходит рост научного знания.

Рассел Бертран (1872–1970). «Ты не должен следовать толпе в ее злых делах». Запись, которую сделала в подаренной Расселу библии его бабушка. Этой заповеди Рассел следовал всю свою жизнь.

Рассел — выдающийся британский философ, математик, политический деятель, лауреат Нобелевской премии (по литературе). Всю свою жизнь бунтовал против всякой неправды, не раз попадал в тюрьму. Уже будучи стариком, вместе с молодежью выступал против проявлений милитаризма.

Рассел — основатель аналитической философии.

Сартр Жан-Поль (1905–1980). «Вне зависимости от обстоятельств, времени и места человек свободен избрать себя предателем или героем, трусом или победителем».

Сартр для Франции — это то же самое, что Рассел для Англии, а именно, философская совесть нации. Сартр не только философ, но и писатель (в 1964 г. ему была присуждена Нобелевская премия по литературе, которую он отказался принять), политический деятель. Он был участником французского сопротивления фашизму, активно поддерживал в мае 1968 года бунт парижской молодежи.

В философии Сартр сторонник максимальной жизненной непосредственности. Рассказывают, что серьезная философская деятельность Сартра началась с эпизода в кафе, где он проводил вечер с женой, писательницей Симоной де Бовуар, и другом, социологом Ароном. Арон рассказывал о своей поездке в Германию, философии Гуссерля. Указав на стакан с коктейлем, Арон сказал Сартру: «Если ты феноменолог, то ты можешь судить об этом коктейле, а это настоящая философия». Сартр побледнел от волнения. Да, он хотел постичь философию не космических, а земных дел. Сартр стал усердно штудировать философию, посетил Германию, написал свои первые философские шедевры.

В философии Сартр известен как один из основателей экзистенциализма. Исключительное внимание он уделил теме свободы, о чем, кстати, свидетельствует и эпиграф к данной статье.

Хайдеггер Мартин (1889–1976). «Все же, возможно, что человек до сих пор веками слишком много действовал и слишком мало мыслил».

Хайдеггер — один из оригинальнейших философов XX века. Большую часть своей жизни провел во Фрейбурге (Германия). В нем видели философа, который сумеет противопоставить научно-техническому натиску глубокую мысль. Так и случилось.

В 1933 г. Хайдеггер был избран ученым советом Фрейбургского университета на пост ректора. Хайдеггер вступает в ряды нацистской партии, поставив при этом условие, что он не будет выполнять каких-либо партийных функций. Хайдеггеру, по его собственным подсчетам, понадобилось 10 месяцев, чтобы полностью разувериться в нацизме. Он не порвал своих связей с философами еврейского происхождения, несмотря на непрекращающиеся требования нацистов размежеваться с ними продолжал открыто использовать их труды, а когда министерство культуры стало настаивать на увольнении по политическим мотивам одного социал-демократически настроенного профессора, отказался от ректорского поста. Тем не менее немецкие демократы не простили Хайдеггеру его нацистское прошлое.

Философию Хайдеггер понимал как радикальное вопрошание, лекарство против легкомыслия, которое нельзя купить за деньги, а можно достичь лишь в результате глубоких раздумий. Хайдеггер — основатель герменевтики.

Хабермас Юрген (род. 1929). «Модерн — незавершенный проект». Хабермас на сегодняшний день — самый известный философ Германии. Известность Хабермаса объясняется не только содержанием многостраничных философских работ, но и его публицистической деятельностью, откликами на важнейшие события в стране и мире. Хабермас пользуется в ФРГ огромным уважением, с ним советуются самые известные политические деятели, он неоднократно награждался престижными премиями.

В философии Хабермас известен более всего благодаря разрабатываемой им теории коммуникативного общества. Он считает, что современность, модерн всегда требует работы по наращиванию открытости общества, налаживанию продуктивного рационального диалога, критике различного рода не оправдывающих свое назначение идеологий и бюрократий.

Литература[1]

К введению.

Введение в философию. М.: Политиздат, 1989. Ч. 1. С. 10–73.

Вольф Р.П. О философии. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 15–52.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях великих философов. М.: Мысль, 1986.Лосев А.Ф.

Дерзание духа. М.: Политиздат, 1988.

Мир философии. М.: Политиздат, 1991. Ч. 1. С. 10–129.

Сагатовский В.Н. Вселенная философа. М.: Мол. гвардия, 1972.

К главе 1.

Аристотель. Никомахова этика // Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1984. Т. 4.

Доиген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях великих философов. М.: Мысль, 1986.

Лосев А.Ф. История античной философии в конспективном изложении. М.: Мысль, 1989.

Лосев А.Ф. История античной эстетики. М.: 1963–1992. Т. I–VIII.

Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М.: Политиздат, 1991.

Новый Завет. Платон. Государство // Сочинения: В 3 т. М.: Мысль, 1971. Т. 3.

Плотин. О бессмертии души // Вопросы философии. 1994. № 3. С. 155–172.

Плотин. Эннеады. Киев: Уцим-Пресс, 1995.

Реале Дж„Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Античность. СПб.: Петрополис, 1994. Т. 1.

К главе 2.

Аврелий Августин. Исповедь блаженного Августина, епископа Гип-понского. М.: Ренессанс, 1991.

Блинников Л.В. Великие философы. Словарь-справочник. М.: Логос, 1997.

Введение в философию. М.: Политиздат, 1989. Ч. 1. С. 115–134.

Гвардини Р. Конец Нового времени // Вопросы философии. 1990. № 4. С. 127–135.

История философии: Запад — Россия — Восток. М.: Греко-латинский кабинет, 1995. Кн. 1.

Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М.: Прогресс, 1992. С. 302–337.

Мир философии. М.: Политиздат, 1991. Ч. 1. С. 14–15, 193–196, 483–485, 612–615.

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Средневековье. СПб.: Петрополис, 1994. Т.2.

К главе 3.

Вопросы философии. 1995. № 1. С. 118–158 (подборка статей о современном состоянии диалектики).

Гегель. Энциклопедия философских наук. М.: Мысль, 1974. Т. 1.

Декарт Р. Сочинения: В 2 т.'М.: Мысль, 1989. Т. 1.

История философии: Запад — Россия — Восток. М.: Греко-латинский кабинет, 1996. Кн. 2.

Кант И. Сочинения: В 4 т. М.: Издательская фирма АО «Ками», 1993. Т.1.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М.: Политиздат, 1978.

Маркс К. Предисловие. К критике политической экономии // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 13. С. 6–7.

Маркс К. Тезисы о Фейербахе // К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч. Т. 3. С. 1–4.Ницше Ф. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1990.

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Новое время. СПб.: Петрополис, 1996. Т. 3.

Соколов В.В. Европейская философия XV–XVIII веков. М.: Высшая школа, 1996.

К главе 4.

Аналитическая философия: избранные тексты. М.: Изд. МГУ, 1993.

Бердяев Н.А. Самопознание. Опыт философской автобиографии. М.: Книга, 1991.

Буров В.Г. Современная китайская философия. М.: Наука, 1980.

Взгляд на русскую философию (подборка статей) // Вопросы философии. 1994. № i.e. 54–72.

Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1. Ч. 2. М.: Гнозис, 1994.

Гадамер Х.Г. Актуальность прекрасного. М.: Искусство, 1991.

Гадамер Х.Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988.

Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // Вопросы философии. 1992. № 7. С. 136–176.

Гуссерль Э. Феноменология. М.: Логос, 1991. № 1.Замалеев А.Ф. Курс истории русской философии. М.: Логос, 1995.Западная философия XX века. М.: Интерпракс, 1994.

Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. М.: Интрада, 1998.

Лосев А.Ф. Философия имени. М.: Изд. МГУ, 1990.

Лосский И.О. История русской философии. М.: Высшая школа, 1991.

Людвиг Витгеншнейн: человек и мыслитель. М.: Изд. группа «Прогресс»; Культура, 1993.

Малявин В.В. Конфуций. М.: Мол. гвардия, 1992.

Открытие Индии. Философские и эстетические воззрения Индии XX века. М.: Художественная литература, 1987. С. 455–522.

Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. М.: Высшая школа, 1991.

Фуко М. Археология знания. Киев: Ника-Центр, 1996.

Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм // Сумерки богов. М.: Политиздат, 1989. С. 319–344.

Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. Изд. 3-е. М.: Наука, 1987.

Современная философия науки: знание, реальность, ценность в трудах мыслителей Запада: Хрестоматия / Сост. А.А. Печенкин. М.: Логос, 1996.

Соловьев B.C. Оправдание добра. М.: Республика, 1996.Соловьев B.C. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1, 2.

Философы России XIX–XX столетий: Биографии, идеи, труды. М.: Книга и бизнес, 1995.

Чаггерджи С, Датта Д. Индийская философия. М.: Селена, 1994.Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Политиздат, 1991.

К главе 5.

Мир философии. М.: Политиздат, 1991. Ч. 1. С. 10–129.

К главе 6.

Барулин B.C. Социально-философская антропология. М.: Онега, 1994.

В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. М.: Логос, 1997.

Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 602–643.

Кемеров В.Е. Введение в социальную философию. М.: Аспект Пресс, 1996.

Момджян К.Х. Социум. Общество. История. М.: Наука, 1994.Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988.

Россия и Запад: взаимодействие культур (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии, 1992. № 6. С. 3–49.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992.

Философия истории в России. Хрестоматия. М.: Логос, 1996.

Это человек. Антология. М.: Высш. школа, 1995.

К главе 7.

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат // Философские работы. Ч. 1. М.: Гнозис, 1994. С. 3–73.

Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М.: Интрада, 1996.

Лосев А.Ф. Философия имени. М.: Изд. МГУ, 1990.Налимов В.В. Вероятностная модель языка. М.: Наука, 1979.

Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. М.: Наука, 1985.

К главе 8.

Митчем К. Что такое философия техники? М.: Аспект Пресс, 1995.Новая технологическая волна на Западе. М.: Прогресс, 1986.

Степин B.C., Горохов ВТ., Розов М.А. Философия науки и техники. М.: Контакт-Альфа, 1995.

Философия техники // Вопросы философии, 1993. № 10. С. 24–151 (подборка статей).

Философия техники в ФРГ. М.: Прогресс, 1989.

К главе 9.

Банфи Н.А. Философия искусства. М.: Искусство, 1989.

Буткевич О. Красота. Природа. Сущность. Формы. Л.: Художник РСФСР, 1983.

Гулыга А.В. Принципы эстетики. М.: Политиздат, 1987.

Гуревич П.С. Философия культуры. М.: Аспект Пресс, 1994.

Гусейнов А.А. Великие моралисты. М.: Республика, 1995.

Гусейнов А.А., Ирлитц Г. Краткая история этики. М.: Мысль, 1987.

Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры. М.: Искусство, 1991.

Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина. М.: Республика, 1994.

Этика: словарь афоризмов и изречений. М.: Аспект Пресс, 1994.

К главе 10.

Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика как часть теории познания и научной методологии. М.: Наука, 1994. Кн. 1, 2.

Голдстейн М„Голдстейн И.Ф. Как мы познаем. М.: Знание, 1984.

Современная философия науки: знание, реальность, ценности в трудах мыслителей Запада: Хрестоматия / Сост. А.А. Печенкин. М.: Логос, 1996.

Традиции и революции в истории науки. М.: Наука, 1991.Философия и методология науки. М.: SvR-Apryc, 1994. Ч. 1. 4.2.

Фролов И.Т., Юдин Б.Г. Этика науки. Проблемы и дискуссии. М.: Политиздат, 1986.

Чудинов Э.М. Природа научной истины. М.: Политиздат, 1977.

К главе 11.

Биоэтика: проблемы, трудности, перспективы (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1992. № 10. С. 3–28.

Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988.

Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М.: Прогресс, 1990.

Концепция самоорганизации: становление нового образа научного мышления. М.: Наука, 1994.

Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М.: Мол. гвардия, 1990.

Молчанов Ю.Б. Проблемы времени в современной науке. М.: Наука, 1990.

Панченко А.И. Философия, физика, микромир. М.: Наука, 1988.

Философия природы: коэволюционная стратегия. М.: Интерпракс, 1995.

Хесле В. Философия и экология. М.: Изд. фирма «Ками», 1994.

К главе 12.

Василев К. Любовь. М.: Прогресс, 1982.

Милетт К. Теория сексуальной политики // Вопросы философии. 1994. № 9. С. 147–172.

Юлина Н.С. Женщина, семья и общество. Дискуссии в феминистской мысли США // Вопросы философии. 1994. № 9. С. 132–146.

К главе 13.

Долженко О.В. Очерки по философии образования. М.: Компания Кворум; Примо-Медиа, 1995.

Лосев А.Ф. О пользе философии // Студенческий меридиан. 1982. № 4.

Образование в конце XX века (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1992. № 9. С. 3–21.

К заключению.

Налимов В.В. Размышления о путях развития философии // Вопросы философии. 1989. № 9. С. 85–93.

Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. СПб.: Алетейя, 1994.

Словарь-указатель.

Словарь призван помочь читателю ориентироваться в материале учебника. В нем содержатся основные лексические сведения, в максимально краткой форме разъясняется смысл терминов, указываются страницы, на которых они используются. В случае если термин составлен из двух слов, прилагательного и существительного (например, античная философия), место термина в словаре-указателе определяется первой буквой прилагательного. В словаре используются следующие сокращения: гр. — греческое, лат. — латинское, фр. — французское.

Автаркия (гр. самодостаточность) 37.

Аксиология (гр. учение о ценностях) 133-139.

Аксиома (гр. исходное положение теории, принимаемое без экспериментального подтверждения) 177.

Аксиоматический метод 177, 237.

Аналитическое предложение 85, 86.

Аналитическая философия 70, 81–94, 120, 127, 144, 149, 161, 165, 171, 181, 189, 193, 202, 208.

Античная философия 19–46, 119, 128, 134, 143, 146, 147, 152, 154, 163, 164, 171, 188, 200, 201, 207, 218, 229, 231.

Антропология (гр. учение о человеке) 31, 118.

Антропоцентризм (гр.) 52, 68, 118.

Апатия (гр. безразличие) 37.

Апония (гр. отсутствие страданий) 39.

Апория (гр. дословно: нет выхода; противоречие в теории) 24.

Априорные принципы (лат. т. е. предшествующие опыту) 60, 61.

Аскеза (гр. образ жизни, при котором чувственные влечения подавляются в пользу нравственно-религиозной устремленности) 38.

Атараксия (гр. невозмутимость мудреца, душевный покой) 37, 39.

Атман 104.

Атом 25, 26, 38, 229.

Бессознательное 121, 137, 168.

Благо 31, 100, 101, 147.

Бог 31, 34, 39, 41, 42, 46–52, 61, 76, 99-102, 104, 120, 126, 127, 134,143, 147, 164, 171, 182, 183, 207, 218, 229, 237, 239.

Большой взрыв 22, 210.

Брахман 104.

Бритва Оккама 83.

Бытие 11, 116.

Бытие-в-мире 76, 77, 80.

Вера 47, 137.

Верификация 86.

Возвышенное 96, 149, 233.

Воля 27, 47, 61, 67, 137, 155.

Воображение 166.

Восточная философия 103–106.

Время 48, 128, 211, 212.

Вселенная 22, 42, 100.

Вчувствование 172.

Герменевтика 75–80, 120, 127, 144, 149, 161, 172, 181, 193, 202, 208.

Герменевтический круг 79, 80.

Гипотеза (гр. предложение, правомерность которого предстоит проверить) 59, 88, 178.

Гипотетикодедуктивный метод 178, 237.

Гносеология {гр. учение о знании) 68, 158.

Гуманизм (лат. учение о человечности) 14, 53, 138.

Дедукция (лат. выведение нового знания посредством умозаключения) 55, 57.

Деконструкция (лат.) 95, 96.

Демиург (гр. зодчий мира) 31, 47.

Диалектика (гр. искусство спора и рассуждений) 27, 28, 63, 103.

Диалектический материализм 96.

Дискурс (лат. процесс получения нового знания на основе последовательных и ясных рассуждений) 150.

Дискуссия 126, 139, 150.

Добро 11, 31, 43, 60, 61, 90, 94, 101, 148, 153, 155, 156, 234.

Добродетель 27, 31, 36, 43, 47, 146-148.

Догматизм 72, 251.

Доказательство 50, 55, 163.

Душа 27, 31, 49, 119.

Дух 48, 119.

Духовность 48, 119.

Единое и многое 20–26, 29, 46.

Единство истины, красоты и добра 13, 60, 99, 100, 140, 169, 180, 181,224, 228, 233.

Единство положительное 99, 100.

Женская философия 101, 216-218.

Женственность 101, 216–218, 239.

Жизненный мир (термин феноменологии) 72, 75, 201.

Заблуждение (противоположность истины) 88, 89, 170, 171.

Закон 57, 61, 68, 148, 176 Зло 11, 41, 150, 151, 155.

Знак 137, 159, 160, 168.

Значение (слова) 83, 91.

Идеал (гр. высшая цель устремлений человека) 134, 138, 224.

Идеализация научная 30, 57–60, 162, 176, 177.

Идеализм 82.

Идея (гр. сущность класса вещей) 6, 29–33, 56, 62, 74, 134, 163.

Иерархия (гр. расположение частей целого от высшего к низшему) 34,41.

Измерение 135, 136, 150, 151, 175.

Имя 29, 89, 162, 164, 187, 188, 237.

Индукция (лат. выведение общего правила) 56.

Интенция (лат. устремление на что-либо) 73.

Интуиция (лат.) 55, 74, 99, 104, 166, 167.

Интерпретация (лат.) 75, 76, 79, 95, 127,134,136, 143, 144,148, 150,156, 162, 175, 194, 208.

Искусство 139-144.

Истина 10, 11, 60, 65, 67, 78, 79, 86, 94, 99, 101, 168–173, 179, 236.

История 128-131.

Категории (гр.) 115.

Кинизм (гр.) 37.

Когерентность (лат. согласованность) 170.

Концептуализм (лат. учение о мысли) 164, 188.

Космизм 43, 100, 229.

Космология 31, 210.

Космоцентризм 43, 207.

Красота 10, 60, 95, 140–144, 156, 233.

Креационизм (лат. учение о созидании) 47.

Критика 61, 65, 66, 90.

Культура 139, 140.

Логика (гр. наука о мышлении) 35, 63, 83, 163.

Логический позитивизм (неопозитивизм) 84–87.

Логоцентризм 67, 68.

Любовь 31, 32, 48, 53, 101, 218-220.

Марксизм-ленинизм 96-98.

Материя 21, 22, 31, 33, 35, 97, 207.

Методология 14, 55, 68, 73, 115, 136, 150, 177.

Мировоззрение 14.

Мистика 41, 42, 84, 103, 104, 183.

Моделирование 175.

Модель 30, 175.

Мокша 104.

Молодежь и философия 9, 28, 80, 81, 220–222, 239.

Молчание (как философский прием) 40, 84.

Монотеизм (гр. единобожие) 46, 47.

Мораль (фр.) см. Этика.

Наблюдение 175.

Надежда 48.

Натурфилософия 21–26, 229.

Наука, наукоцентризм 10, 56, 57, 63, 67, 68, 72, 75, 78, 85, 88, 89,162, 173–184.

Неоплатонизм 40, 41, 229.

Неопозитивизм 85–88, 181.

Нигилизм 95.

Ничто 47, 76, 101, 102.

Нововременная философия 52–68, 120, 127, 128, 134,143, 147, 148, 152,154, 164, 171, 189–191, 201, 208, 218, 230, 231.

Номинализм 164, 188.

Ноосфера 208.

Нормы 139.

Образование 224–226, 240.

Общее 22, 64, 176, 235.

Общество 64, 65, 105, 106, 123–127, 232.

Объяснение 78, 172.

Онтология (гр. учение о бытии) 77.

Определение 8, 9.

Ответственность 7, 48, 74, 152–156, 180, 204, 214, 215, 226.

Оценка 135, 136.

Память 166.

Пантеизм (гр. Бог — это мир, мир — это Бог) 39.

Парадигма (гр. странное мнение) 30, 89.

Парадокс 24, 27, 185.

Письмо (текст) 95.

Плюрализм (лат. признание правомерности многих суждений об одном и том же явлении) 71, 72, 251.

Позитивизм (лат. учение о положительном, подлинном знании) 84-90.

Познание 97, 158–165, 234, 235.

Полнота жизни 13, 72, 74, 80, 224.

Понимание 76–79, 172.

Понятие 30, 33, 56, 115, 162-165.

Постмодернизм 94–96, 120, 127, 144, 149, 161, 162, 181, 192.

Постпозитивизм 87–90.

Прагматика 191, 192.

Практика 11, 15, 65, 68, 92, 145–149, 170, 195.

Предложение 84–86, 189–191, 237.

Прекрасное 140, 141, 233.

Принцип 60, 86, 176.

Природа 207–215, 239.

Проблема 155.

Прогресс 48, 64, 128, 129.

Пространство 211.

Противоречие 25, 63, 97, 164, 170, 190.

Разум 27, 47, 50, 56, 60, 61, 64, 120, 128, 134, 147, 163.

Рассудок 56, 60, 61, 120, 134, 148, 163.

Рационализм 56, 65, 126, 161, 162, 164.

Реализм 188.

Редукция (лат.) 72, 82, 83.

Религия (лат.) 46–51, 98, 99, 182-184.

Речевые акты 92.

Русская философия 98-103.

Свобода 53, 60, 101, 102, 152, 153.

Семантика 190.

«Семейное сходство» слов 91, 92.

Сенсуализм (лат.) 56, 160.

Силлогизм (гр.) 35.

Символ, символизм 48, 49, 80, 103, 114, 115, 187, 188.

Синергетика 209, 214, 239.

Синтактика 190.

Синтетическое предложение 85, 86.

Скептицизм 40.

Соборность 99, 126.

Совесть 48.

Сознание 72, 73, 167, 168.

Сомнение 137.

София 100.

Социальное действие 124, 125, 127.

Справедливость 32, 59, 65, 125, 152, 153.

Средневековая философия 46–51, 119, 126, 128, 134, 143, 147, 152, 154,164, 171, 188, 201, 207, 218, 230, 231.

Стоицизм 39, 43.

Субстанция (лат. первооснова, сущность) 21.

Суждение 162, 163.

Сущность 29, 79, 188.

Счастье 27, 31, 36, 38–40, 53, 147.

Творчество 19, 47, 52, 67, 101, 167, 225.

Текст 76, 79, 95.

Тело 31, 49, 53, 96, 119, 137, 143, 218.

Теория 88, 89, 94, 176, 178, 179, 236, 237.

Теоцентризм (гр.) 47, 52.

Термин 115, 165.

Техника, технэ (гр.) 75, 142, 143, 198–205, 238.

Умозаключение 163.

Универсалия 164.

Утилитаризм 151.

Утопизм 138.

Факт 84, 86, 87, 89, 177.

Феноменология 72–75, 102, 120, 127, 144, 149, 161, 165, 171, 181, 192,201, 202.

Физикализм 87.

Философия (общая характеристика) 6, 7, 9, 12–15, 70–72, 80, 92, 113,114, 228.

Форма 33, 35, 119.

Фрейдизм 121.

Хаос и порядок 94, 209.

Ценность 27, 31, 65, 67, 75, 125, 133–139, 145, 146, 150, 152, 156, 169,179, 183, 191, 192, 221, 222, 233.

Цель 34, 138, 145.

Цивилизация 130, 139, 140.

Человек 27, 49, 51, 52, 55–60, 64, 67, 76, 77, 80, 101, 102, 105, 106,117, 119–123, 231, 232.

Числа 22, 23, 229.

Чувства 11, 28, 137, 141, 159–161, 234.

Эйдос (гр. образ) 29, 74, 103, 160.

Экзистенция (лат. существование) 74, 76.

Эксперимент 57, 58, 173-177.

Экология 213, 214.

Экогуманизм 213.

Эмоции 87, 137.

Эпикуреизм 38, 39.

Эпистемология (наука о познании) 158.

Эпохе (гр. воздержание от необдуманных суждений) 40, 73.

Эстетика 95, 96, 135, 140, 143.

Эстетическое 10, 11, 53, 135, 141, 156.

Этика 11, 12, 27, 35, 36, 42, 87, 95, 101, 105, 146, 147, 149–156, 179,180, 204, 205, 214, 215, 226.

Язык 76, 77, 79, 81–84, 90–95, 144, 187–197, 209, 237.

Именной указатель.

Абеляр П. (1079–1141) 46, 164.

Августин (354–430) 46, 119, 126, 230.

Айер А. (1910–1989) 87.

Александр Македонский (356–323 до н. э.) 37, 38, 45.

Альтюссер Л. (1908–1990) 67.

Анаксимандр Милетский (611–546 до н. э.) 21, 33.

Ансельм Кентерберийский (1033–1109) 46.

Антисфен Афинский (450–360 дон. э.) 37.

Апель К.-О. (р. 1922) 149.

Аристотель (384–322 до н. э.) 5,14, 19, 33–38, 43–47, 54, 63,119, 125, 143, 147, 152, 154,163, 171, 173, 182, 201, 229, 231, 235–237, 256.

Архимед Сиракузский (287–212 до н. э.) 173.

Анаксимен (586–525 до н. э.) 21, 33.

Барт Р. (1915–1980) 95, 96.

Белинский В.Г. (1811–1848) 218.

Бентам И. (1748–1832) 151.

Бергсон А. (1859–1941) 167.

Бердяев Н.А. (1874–1948) 14, 66,71, 76, 96, 99, 101, 102, 152,162, 167.

Бетти Э. (1890–1980) 77.

Бетховен Л. ван (1770–1827) 139,143.

Бовуар С. де (1908–1986) 216.

Бор Н. (1885–1962) 180.

Бруно Дж. (1548–1600) 231.

Булгаков С.Н. (1871–1944) 66, 77,96.

Бэкон Фр. (1561–1626) 56, 128,164, 171.

Вагнер Р. (1813–1883) 144.

Ван Гог В. (1853–1890) 78.

Вебер М. (1864–1920) 127, 232.

Вернадский В.И. (1863–1945) 100,208, 239.

Винер Н. (1894–1964) 200.

Витгенштейн Л. (1889–1951) 82–85, 90–93, 171, 183, 189,193, 232.

Гадамер Г. (р. 1900) 77, 79, 193.

Гайдн Ф.Й. (1732–1809) 143.

Галилей Г. (1564–1642) 57, 174.

Гегель Г.В.Ф. (1770–1831) 9, 14,62–64, 68, 115, 121, 124, 180,186, 231, 235.

Гейзенберг В. (1901–1976) 180.

Гельвеций К.А. (1715–1771) 147.

Гемпель К.Г. (р. 1905) 85.

Гераклит Эфесский (535–470 дон. э.) 5, 33, 64, 128, 229.

Гермес (в греческой мифологии вестник олимпийских богов) 75, 76.

Геродот (V в. до н. э.) 5.

Герцен А.И. (1812–1870) 89.

Гёдель К. (1906–1978) 85, 177.

Гёте И.В. (1749–1832) 143, 178,179, 182, 183.

Гиппократ (460–370 до н. э.) 205.

Гоббс Т. (1588–1679) 15, 56, 58,124,127, 147.

Грамши А. (1891–1937) 67.

Гуссерль Э. (1859–1938) 14, 72–75,120, 159–161, 201, 202, 231,234, 238.

Гюго В.М. (1802–1885) 144.

Данилевский Н.Я. (1822–1885) 130.

Данте А. (1265–1321) 53.

Дарвин Ч.Р. (1809–1882) 88.

Декарт Р. (1596–1650) 14, 54–56, 58, 68, 120, 128, 138, 143, 147, 164, 171, 180, 188, 230, 231.

Демокрит Абдерский (460–371 до н. э.) 25, 188, 229.

Державин Г.Р. (1743–1816) 143.

Деррида Ж. (р. 1930) 95, 96, 232.

Диоген Синопский (400–325 до н. э.) 37, 38, 44.

Дюрер А. (1471–1528) 53.

Дюфренн М. (не изв.) 75.

Евклид Александрийский (III в. до н. э.) 173.

Заменгоф Л. (1859–1917) 189.

Зевс (в греческой мифологии верховный бог) 75, 76, 223.

Зенон Китийский (332–262 до н. э.) 39.

Зенон Элейский (510–430 до н. э.) 23, 24.

Ильин И.А. (1882–1954) 66.

Иисус Христос (5 до н. э.-30 н. э.) 40,42,46,48,49, 51,64, 101,128, 168, 204.

Иоанн Богослов (не изв.) 138, 168,188.

Йонас Г. (1900–1993) 153.

Казаков М.Ф. (1738–1812) 143.

Кант И. (1724–1804) 7, 14, 59–62, 64, 68, 73, 77, 120, 121, 124, 126, 134, 136, 147, 148, 150, 158–161, 163, 178, 179, 183, 230, 231, 234, 235.

Капп Э. (1808–1896) 198.

Карнап Р. (1891–1970) 85, 91, 171,189.

Кеплер И. (1571–1630) 182.

КонтО. (1798–1857)85.

Конфуций (551–479 до н. э.) 105, 106.

Куайн У. (р. 1908) 86, 116.

Кузанский Н. (1401–1464) 231.

Кун Т. (р. 1922) 88, 89.

Кутузов М.И. (1745–1813) 108.

КьеркегорС. (1813–1855) 76, 121, 142.

Лакатос И. (1922–1974) 88, 89.

Лао-цзы (579 до н. э.-499 до н. э.) 100.

Левкипп Абдерский (V в. до н. э.)25, 229.

Лейбниц Г. (1646–1716) 56, 164,171, 182, 188, 235.

Лемешев С.Я. (1902–1977) 156.

Ленин В.И. (1870–1924) 66, 70,96.

Ленк Г. (р. 1935) 134, 255, 263.

Леонардо да Винчи (1452–1519)53, 223.

Лермонтов М.Ю. (1814–1841) 144.

Ле-Руа Е. (р. 1911) 208.

Лиотар Ж.-Ф. (р. 1924) 94–96, 232.

Локк Дж. (1632–1704) 56, 58, 68,124, 127, 159–161, 164, 171,230–232, 234, 235.

Лосев А.Ф. (1893–1988) 8, 71, 72,77, 79–82, 96, 99, 102, 103,188, 237.

Лосский И.О. (1870–1965) 66, 96,99, 167.

Лукач Д. (1885–1972) 67.

Лютер М. (1483–1546) 120, 138.

Маккинтайр А. (не изв.) 146.

Малевич К.С. (1878–1935) 96.

Мандевиль Б. (1670–1733) 147.

Маркс К. (1818–1883) 14, 64–66,68, 70, 90, 96, 120, 124, 127,128, 148, 150–152, 201, 231,232, 234, 235, 238.

Маркузе Г. (1898–1979) 67.

Мах Э. (1838–1916) 85.

Маяковский В.В. (1893–1930) 191,192.

Менделеев Д.И. (1834–1907) 22.

Меркурий (в римской мифологии бог торговли) 76.

Микеланджело (1475–1564) 53.

Милль Дж. С. (1806–1873) 151.

Моисеев Н.Н. (р. 1917) 214.

Мопертюи П.Л. (1698–1759) 182.

Моцарт В.А. (1756–1791) 143.

Морозов П. (1918–1932) 133.

Мур Г.Э. (1873–1958) 82, 84.

Нейрат О. (1882–1945) 85.

Ницше Ф. (1844–1900) 14, 67, 68, 120,121,137,148,181, 231, 234 Ньютон И. (1643–1727) 57, 89, 182.

Оккам У. (1280–1349) 83, 164.

Ортега-и-Гассет X. (1883–1955) 201.

Остин Дж. (1911–1960) 92, 232.

Павел (апостол) (I в. н. э.) 48.

Паганини Н. (1782–1840) 155.

Парменид Элейский (540–470 дон. э.) 23, 24.

Парсонс Т. (1902–1979) 232.

Пиррон Элидский (360–270 до н. э.) 40.

Пирс Ч.С. (1839–1914) 14.

Пифагор (580–500 до н. э.) 5, 6,22, 23, 25, 229.

Платон (427–347 до н. э.) 5, 15,29–33, 36, 38, 40, 43, 44,46–48, 54, 62, 63, 119, 125,128, 143, 147, 152, 154, 164,169, 171, 187, 188, 193, 218,229, 231, 235–237.

Платонов А.П. (1899–1951) 218.

Плотин Ликопольский (204–270) 40,41, 45, 102, 119.

Понтий Пилат (I в. н. э.) 168.

Поппер К. (1902–1994) 88–90.

Пушкин А.С. (1799–1837) 139,194, 219.

Радхакришнан С. (1888–1975) 105.

Рассел Б. (1872–1970) 82, 83, 116,189.

Рейхенбах Г. (1891–1953) 85.

Решер Н. (р. 1928) 170.

Рикер П. (р. 1913) 77.

Роулз Дж. (р. 1921) 125, 126, 152.

Рублев А. (1360–1430) 139.

Руссо Ж.-Ж. (1712–1770) 127, 232,234.

Сартр Ж.-П. (1905–1980) 12, 67, 76, 152, 216.

Секст Эмпирик (200–250) 40.

Сенека Л. (4 до н. э.-65 н. э.) 39.

Склодовская-Кюри М. (1867–1934) 217.

СмитА. (1723–1790) 151.

Сократ (469–399 до н. э.) 15, 26–29,37, 38, 40, 44, 47, 63, 106, 119,133, 187, 200, 201, 229, 256.

Соловьев B.C. (1853–1900) 15, 71,96, 99-101, 126.

Сорокин П.А. (1889–1968) 130,232.

Софокл (496–406 до н. э.) 128.

Спиноза Б. (1632–1677) 56,147,164.

Сталин И.В. (1879–1953) 66.

Станиславский К.С. (1863–1938) 168.

Сухомлинский В.А. (1918–1970) 218.

Тагор Р. (1861–1941) 91.

Тейяр де Шарден П. (1881–1955)208, 239.

Тойнби А.Д. (1889–1975) 130.

Тютчев Ф.И. (1803–1873) 195.

Фалес Милетский (624–546 до н. э.) 21, 33, 229.

Федоров Н.Ф. (1828–1903) 100.

Фейерабенд П. (1924–1995) 88.

Фичино М. (1433–1499) 52, 231.

Флобер Г. (1821–1880) 227.

Флоренский П.А. (1882–1937) 71,77, 96, 99, 100, 172.

Фома Аквинский (1221–1274) 46,119, 164, 221.

Фонвизин Д.И. (1744–1792) 143.

Франк С.Л. (1877–1950) 66.

Франк Ф. (1884–1966) 85.

Фреге Г. (1848–1925) 82, 83,116,189.

Фрейд 3. (1856–1939) 121, 218,232.

Фуко М. (1926–1984) 96, 232.

Хабермас Ю. (р. 1929) 67, 125, 126, 149.

Хайдеггер М. (1889–1976) 14, 15, 77–79, 81, 116, 127, 153, 161, 202.

Херефонт (V в. до н. э.) 200.

Хомяков А.С. (1804–1860) 99.

Хэар Р. (р. 1919) 90.

Циолковский К.Э. (1857–1935) 100.

Чаадаев П.Я. (1794–1856) 99.

Чайковский П.И. (1840–1893) 139.

Чернышевский Н.Г. (1828–1889) 99.

Чижевский А.Л. (1897–1964) 100.

Шекспир У. (1564–1616) 7.

Шелер М. (1874–1928) 75.

Шеллинг Ф. (1775–1854) 14.

Шиллер И.О. (1759–1805) 143.

Шлик М. (1882–1931) 85.

Шопенгауэр А. (1788–1860) 10, 14, 121, 137, 181.

Шпенглер О. (1880–1936) 130.

Шпет Г.Г. (1879–1940) 72.

Шукшин В.М. (1929–1974) 7.

Щедровицкий Г.П. (1929–1994) 202.

Эйнштейн А. (1879–1955) 58, 211,226.

Эмпедокл Агригентский (490–430 до н. э.) 21.

Энгельмейер П.К. (г.р. не-ИЗВ.-1940) 198.

Энгельс Ф. (1820–1859) 66, 70.

Эпикур Самосский (341–270 дон. э.) 38, 54.

Юпитер (в римской мифологии верховный бог) 76.

Ясперс К. (1883–1969) 51, 77, 137, 138, 201.

Примечания.

1.

Указанная литература используется в соответствии с рекомендациями преподавателей философии. Она не является обязательной.

Оглавление.

Основы философии. Введение. Что такое философия? Смысл слова «философия». Два примера философствования. Еще раз о философских вопросах. Философские определения. За краткость, но против поверхностности. Философии все возрасты покорны. Научность философии. Эстетичность, чувственность философии. Практичность, или моральность философии. Философия как реализация полноты жизни человека. Функции (значимость) философии. Назначение философии. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. Раздел 1. Основные этапы философии. 1. Античная философия. 1.1 Античная натурфилософия. Где возникла философия и почему? Сколько этапов развития прошла философия за 2,5 тысячи лет. Первая головоломка античной философии: многое и единое. Единое — это материальная субстанция. Состоит ли любовь из материи? Единое — это числа. Пифагор. Многое не существует. Сюрпризы элеатов. Единое — это атомы и пустота. Подведение итогов. Натурфилософия. 1.2. Высокий интеллектуализм Сократа, Платона и Аристотеля. Философия Сократа. Философия Платона. Философия Аристотеля. 1.3. Эллинистическая философия. Александр Македонский открывает новую эпоху. Кинизм (цинизм). Эпикуреизм: счастье — это умеренное наслаждение. Стоицизм: счастье — это жизнь в соответствии с космическим законом. Скептицизм: воздерживайтесь от догм и будьте безмятежными. Неоплатонизм. О западном и восточном мистицизме. Судьба античной философии. Основные черты античной философии. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 2. Средневековая философия. Философия и религия. Основные библейские идеи философского значения. Сущность Бога. Можно ли доказать существование бога? Да или нет? Верующий или атеист? Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 3. Философия нового времени. 3.1. Философия эпохи Возрождения. Два центра: Бог и человек. Основные идеи возрожденческой философии. О философском смысле термина «возрождение». 3.2. Философия от Декарта до Канта (XYII–XYIII ВВ.). Рене Декарт — основатель философии Нового времени. Спор об идеях. Джон Локк. Галилей и Ньютон — гении механики. Как получают идеализации? Выработка нового юридического мировоззрения. Новации И. Канта. Как надо критиковать? Когда можно лгать? 3.3. Философия от Гегеля до Ницше (XIX в.) Гегель против Канта. Гегель: философия есть нанка, логика. Диалектика. Гегель: «вперед». Карл Маркс: новые проблемы. Ницше: последний всплеск философии Нового времени. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 4. Философия наших дней. 4.1. О состоянии современной философии. Основные направления современной философии. О философской ситуации в России. О плюрализме в философии. 4.2. Феноменология. Какую проблему стремится решить феноменология? Феноменологический метод. Как вырабатываются ценности? Основные положения феноменологии. 4.3. Герменевтика. Происхождение термина «герменевтика». Становление современной герменевтики. Как мы понимаем? Вопрос Гадамера: как мы понимаем текст? Герменевтика А.Ф. Лосева. Основные положения герменевтики. Кому и зачем нужна герменевтика? 4.4. Аналитическая философия. Почему возникла аналитическая философия? Основатели движения: Фреге, Рассел, Мнр. Ранний Витгенштейн: «Логико-философский трактат». Логический позитивизм. Постпозитивизм. Философия естественного языка: поздний Витгенштейн. Аналитическая философия как интернациональное движение. Основные положения аналитической философии. 4.5. Постмодернизм. Программа постмодернистов. Деррида: метод деконструкции. Лиотар: этика и эстетика возвышенного. Основные положения постмодернизма. 4.6. Философия в России. Основные положения диалектического и исторического материализма. Основные черты русской философии. В.С. Соловьев: «Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте». Философия Н.А. Бердяева: человек — это откровение, свобода и творчество. А.Ф. Лосев: «Мне надо с греческого переводить…». 4.7. Восточная философия. О философии Запада и Востока. Индийская философия. Китайская философия. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. Раздел 2. Систематический курс философии. 5. Основания философствования. Два способа анализа философских проблем. Меняем курс! Что изучает философия? Мир философии. Новый философский идеал: бери посильную ношу. Может ли философия дать общую картину бытия? О философских терминах и категориях. Что такое бытие? Выбор начала систематического философствования. 6. Философия человека, общества и истории. 6.1. Философия человека. О термине «антропология». Еще раз о философском методе. Обзор: философия о человеке. Человек — существо бессознательное. В поисках целостного учения о человеке. Выводы. 6.2. Философия общества. Что такое общество? Индивид и общество. Социальные действия и их смысл. Обзор: философские интерпретации своеобразия общества от античности до наших дней. 6.3. Философия истории. Что было, что будет? Критика концепции линейного развития общества. Единство и многообразие истории. Запад и Восток. Кто мы? Кем будем? Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 7. Философия как аксиология. 7.1. Учение о ценности. Что такое ценность? Почему только в xx веке появилось учение о ценностях? Как измеряют ценности? Чувства. Эмоции. Воля. Вера. Сомнение. Идеал и цель. Будьте терпимыми друг к другу! 7.2. Философия искусства. Цивилизация и культура. Что такое красота? «О если б мог выразить в звуке всю силу страданий моих…». Обзор: как искали красоту. 7.3. Философия практики. Что такое практика? Обзор: в чем состоит ценность, смысл практики? В чем состоит ценность практики? Наши дни. Что такое добро? Как его измерить? Справедливость или свобода? Лучше ответственность! Обзор: этика ответственности. Ищите добро! Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 8. Философия познания и науки. 8.1. Философия познания. Два термина. Чувственное познание «на входе», «в середине» и «на выходе» психики. Чувственное познание и различные философии. Рациональное познание. Обзор: как искали понятие. Единство чувственного и рационального познания. Память и воображение. Интуиция. Творчество. Таланты и гении. Строение психики: бессознательное, сознательное, надсознательное. Что есть истина? Три концепции истины. Шкала истинности. Обзор: как искали истин? Вчувствование. Объяснение. Понимание. Многомерность истины. 8.2. Философия науки. Что такое наука? Эмпирический уровень научного познания. Теоретический уровень научного исследования. Методы научного познания. О поговорке «Это всего лишь теория». Идеалы науки. Этика ученого. Обзор: философия и наука. Религия и наука. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 9. Философия языка. Язык — символ нашей жизни. Философия имени. Философия предложения. Философия ценностных остановок. Обзор: современное философское понимание языка. Метаязык и объектный язык. Единство и многообразие языков. Формализованные и машинные языки. Философия как язык. Практическое и коммуникативное назначение языка. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 10. ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ. О становлении философии техники. Что такое техника? Техника как освоение вещества, энергии, информации. Обзор: интерпретации природы техники. Можно ли заменить человека техническим устройством? Техника и этика. О пользе моральных кодексов. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 11. Философия природы. Что такое природа? Обзор: исторические формы отношения человека к природе. Синергетика — наука о сложном. Как все было? Был Большой взрыв. Уровни организации природы. Пространство и время. Природа и ответственность человека: экологическая, биологическая, медицинская этика. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 12. Второй пол и философия. Симона де Бовяар: «Женщиной не рождаются, женщиной становятся». Женщина и мужчина, женственность и мужественность. Философия любви. Легко ли быть молодым? Ценности молодых. Молодежная философия перед новым вызовом. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. 13. Философия образования. Цель образования — человечность. Единство истины, красоты и добра. Будущее — за творчеством. Непрерывность образования, самообразование. Место философии в образовании. Образование — это ответственность. Основные выводы. Основные термины. Вопросы и задания. Заключение. Философия в современном мире. Приложение 1. Курс философии в таблицах. Приложение 2. Советы студентам. Приложение 3. Федеральный компонент государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования. Обязательный минимум содержания. Требования к знаниям и умениям. Приложение 4. Программа курса философии. Тема 1. Что такое философия? Тема 2. Античная философия. Тема 3. Средневековая философия. Тема 4. Нововременная философия. Тема 5. Философия наших дней. Тема 6. Философия человека, общества и истории. Тема 7. Философия как аксиология. Тема 8. Философия познания и науки. Тема 9. Философия языка. Тема 10. Философия техники. Тема 11. Философия природы. Тема 12. Второй пол и философия. Тема 13. Философия образования. Приложение 5. Примерное почасовое планирование кнрса философии (для вариантов I/II/ III. Приложение 6. Методические заметки (для преподавателей). Приложение 7. Годы жизни выдающихся философов(в хронологическом порядке). Античность до н. э. Средневековье. Возрождение и Новое время. Новейшее время. Приложение 8. Великие философы (до XX века). Приложение 9. Выдающиеся философы xx века. Литература[1]. К введению. К главе 1. К главе 2. К главе 3. К главе 4. К главе 5. К главе 6. К главе 7. К главе 8. К главе 9. К главе 10. К главе 11. К главе 12. К главе 13. К заключению. Словарь-указатель. Именной указатель. Примечания. 1.