Особо опасны.

Посвящается Тому Валла.

На льду и вне его.

Я возвращаюсь в Калифорнию,

Где так чудесно все вокруг.

Я не покину Калифорнию,

Где вечен солнца желтый круг.

Джон Мэйол, «Калифорния».

1.

Да пошли вы!

2.

Именно таким в последнее время был настрой у Чона.

Офелия даже говорила, что у Чона не настрой, а отстой.

— Впрочем, тебе это даже идет, — добавляла она.

Зато у меня нет психованного папаши, который назвал свою дочурку в честь утопившейся идиотки, отвечал Чон. Своеобразная такая сублимация потаенных желаний, надо сказать.

— Это не папа, это мама меня так назвала, — возражала Офелия.

Когда она родилась, ее отец, Чак, болтался черт знает где, так что бремя выбора имени пало на ее мать Паку. Она и нарекла дочь Офелией. Мамаша О, Паку, вовсе не была индианкой, как можно было предположить. Паку — прозвище, которым наградила ее О.

— Это акроним, — объясняла Офелия.

П. А. К. У.

Пассивно-агрессивная Королева Универсума.

— Она что, тебя ненавидела, раз решила назвать Офелией? — спросил ее как-то Чон.

— Нет, меня она не ненавидела, — ответила О. — Она ненавидела то, что пришлось меня рожать, потому что из-за этого она подурнела и превратилась в жирную корову, то есть набрала два с половиной килограмма. Уже на обратном пути из больницы она заехала в магазин и купила беговую дорожку.

А все потому, что Паку была типичной БК из ЮОО — Богатой Красоткой из южного округа Орандж. Светлые волосы, голубые глаза, точеный носик и, разумеется, наилучшие сиськи, какие только можно получить за деньги (если вы живете в Орандже и не трясете фальшивой грудью, значит, вы из секты амишей). А бедра ее были удивительно гладкими. Вернувшись домой, в трехмиллионный особняк в Изумрудном заливе, Паку запихнула Офелию в модный рюкзачок и взобралась на беговую дорожку.

Чтобы пройти на ней две тысячи миль и никуда так толком и не прийти.

— Символичненько, а? — резюмировала О. — Видно, потому я так и люблю всякие механические штуковины. Тут не обошлось без проделок подсознания, правда ведь? Ну представь себе — я еще совсем крошка, а вокруг постоянно этот шум, такой убаюкивающий и ритмичный, да еще и огонечки мелькают, и все такое. Согласись, что-то в этом есть.

Как только Офелия выросла и узнала, что ее назвали в честь маниакально-депрессивной подружки Гамлета, она тут же решила, что отныне друзья будут звать ее просто «О». Все поддержали это решение. Но с таким прозвищем существовал определенный риск быть неправильно понятой, особенно если учесть, что о душераздирающих криках О во время оргазмов ходили легенды. Как-то на вечеринке О уединилась в спальне со своим дружком. Вскоре со второго этажа раздались ее восторженные стоны и крики, заглушавшие и разговоры, и музыку. Из динамиков грохотало техно, но кончающая О перекрывала шум музыки октав на пять, не меньше. Ее друзья катались по полу от смеха. Все они не раз ночевали у О дома и частенько становились свидетелями ее неуемного кроличьего темперамента.

— Это выступление вживую? Или, может, это «Меморекс»? — ехидно спросила, намекая на известную рекламу аудиокассет, ее подружка Эшли.

О все это ни капли не смущало. Она спустилась со второго этажа довольная и счастливая и, пожав плечами, заявила:

— Ну что тут сказать? Люблю кончать, вот и все!

Все знали ее как О, а подружки одарили ее еще и прозвищем Многократной О. Могло быть и хуже — например, ее могли прозвать Большой О. Впрочем, Офелия была для этого слишком изящной, с ее-то хрупкой фигуркой и ростом в сто шестьдесят сантиметров. Своей худобой она была обязана не анорексии с булимией, как большинство девиц из Лагуны, а прекрасному обмену веществ. Она сжигала калории со скоростью реактивного двигателя. О знала толк в еде, и ей совершенно не нравилось, когда ее рвало.

— Я эльф, — говорила она, — маленький шустрый эльф.

Так-то оно так, да не совсем.

Левая рука этого эльфа от шеи до плеча была покрыта разноцветными татуировками. На ее коже серебристые дельфины танцевали с золотыми нимфами, а вокруг бушевали синие волны, под которыми кружились ярко-зеленые нити водорослей. К когда-то чисто блондинистым локонам О недавно добавились еще и синие пряди. В правой ноздре сверкала серьга-гвоздик. Весь ее облик словно говорил:

— Да пошла ты, Паку.

3.

Прекрасный денек выдался в Лагуне.

Впрочем, в Лагуне все они прекрасны, думал Чон, любуясь в окно очередным солнечным деньком. Так и идут, один за другим, один за другим, один за другим…

Другие, подумал Чон и вспомнил о Сартре.[1] Дом, где живет Бен, стоит на утесе, нависающем над пляжем «Каменный стол». Красивее места и не придумаешь, что и не удивительно, учитывая, сколько бабок Бен отвалил за свою квартирку. Утес уходит в океан метров на пятьдесят, а то и больше — в зависимости от прилива, — и больше всего похож, что вполне логично, на стол. Не нужно быть членом клуба интеллектуалов «Менса», чтобы это понять.

В гостиной, где сидел Чон, от пола до потолка тонированные окна, из которых открывался чудесный вид на океан, остров Санта-Каталина и отвесные скалы. Но глаза Чона были прикованы к экрану ноутбука.

— Что, порнушку в интернете смотришь? — поинтересовалась О, заходя в комнату.

— У меня зависимость, — откликнулся Чон.

— Да у всех зависимость от порнухи, — сказала О. Включая и ее саму — О частенько заходила в Сеть, вводила в поисковике слово «сквирт»[2] и смотрела порноролики. — Но для мужика это жуткое клише. Выбери себе какой-нибудь другой наркотик, что ли.

— Например?

— Не знаю, — пожала плечами О. — Героин, например. Ретро всегда в моде.

— И подхватить ВИЧ?

— А ты пользуйся чистыми шприцами, — посоветовала О. Забавно было бы обзавестись любовником-нариком, подумала она. Когда надоест с ним трахаться, можно просто посадить его в уголок. А переживая за нарика, можно предаваться меланхолии — пока и она не наскучит. И потом уж вовсю приняться за его спасение — упрятать в лечебницу, навещать там по выходным, а после выписки ходить вместе на собрания анонимных наркоманов. Быть серьезной, одухотворенной и возвышенной, пока и это не надоест. И затем придумать себе еще какое-нибудь занятие.

Например, купить горный велосипед.

Как бы то ни было, наркоман из Чона вышел бы что надо — до того он тощий, высокий, угловатый и жилистый, словно его собрали из подобранных на свалке железяк. Весь состоит из острых углов. Эш, подружка О, как-то сказала, что, трахаясь с Чоном, можно здорово об него порезаться. А уж кому знать лучше, как не этой шлюшке!

— Я тебе там эсэмэску написала, — сказала О.

— Я телефон не проверял, — не отрываясь от экрана, ответил Чон.

Должно быть, клевая порнуха, подумала О.

— Так что ты там написала-то? — секунд через двадцать спросил Чон.

— Что скоро приду.

— А…

О толком и не помнила, когда Джон стал зваться Чоном — а ведь они были знакомы практически всю жизнь, чуть ли не с подготовительной школы. И даже тогда у Чона настрой был не настрой, а отстой. Учителя его ненавидели. Не-на-ви-де-ли. Чон бросил школу за два месяца до выпускного. Не то чтобы он был дураком — нет, наоборот, мозги у него что надо, — просто такой вот характер.

— Ничего, если я покурю? — спросила О, протягивая руку за кальяном, стоявшим на стеклянном журнальном столике.

— Только сразу много не скуривай, — предупредил ее Чон.

— Чего это вдруг?

— Впрочем, дело твое, — пожал плечами Чон.

Вытащив зажигалку, О разожгла кальян. Она неглубоко вдохнула, и дым, попав в легкие, теплом разлился сперва по животу, а затем заполнил голову. Чон не врал — травка и впрямь была мощная. А чего еще ожидать от Бена&Чонни? Лучше их гидропонки только… Да что уж там, нет в мире гидропонки круче их, и точка.

Трава сразу же дала О по шарам.

Девушка лежала лицом вверх на диване. Кайф волнами омывал ее тело. Изумительная трава, изумительное благоволение. По ее коже забегали приятные мурашки. О страшно захотелось секса. Ничего удивительного — ее и чистый воздух частенько заводил. Расстегнув джинсы, она запустила руку в трусики и принялась себя ласкать.

Как это похоже на Чона, думала она, я лежу тут рядом, укуренная вусмерть и с голой жопой, а он пялится на оцифрованный секс, вместо того чтобы отыметь вполне реальную женщину, которая в двух метрах от него трахает себя пальчиками.

— Трахни меня, — услышала О свой голос.

Медленно, словно нехотя, Чон поднялся со стула. Подойдя к дивану, он какое-то время наблюдал за О. Она хотела было схватить его и притянуть к себе, но руки у нее были заняты, да и ей вдруг показалось, что Чон стоит ужасно далеко. Но наконец Чон расстегнул ширинку и — ура-ура, подумала О, — он, слишком-крутой-чтобы-учиться-в-школе чувак, он, невозмутимый дзен-мастер, потрахивающий Эш, он очутился перед ней с твердым, как камень, торчащим членом.

Сперва его движения были неспешными и аккуратными, словно его член был кием и он тщательно выцеливал каждый удар. Но вскоре он принялся трахать О с остервенением, вдавливая ее худенькие плечи в подлокотник дивана.

Чон пытался вытрахать из себя войну, двигал бедрами, пытаясь вытряхнуть из своей головы воспоминания, надеясь, что вместе со спермой из памяти вытекут и жуткие картины, но все было бесполезно, бесполезно, бесполезно, хоть О и старалась изо всех сил ему помочь, выгибая спину, напрягая ноги — будто пыталась сбросить его с себя, вышвырнуть его вон из своей папоротниковой пещеры, вышвырнуть этого захватчика, вгрызающегося в ее дождевые леса, в ее влажные скользкие джунгли.

А потом О не сдержалась.

Ах, ах, ах!

Ох, ох, о-ох…

О-о-о!

О!

4.

Когда она проснулась — ну, более или менее, — Чон все так же сидел за обеденным столом, уставившись в ноутбук. Правда, теперь он еще и чистил разобранную пушку, части которой разложены на полотенце. Бен голову бы ему оторвал, если бы Чон испачкал смазкой стол или ковер. Бен крайне бережно относится к своим вещам. Чон говорит, этим он похож на типичную бабу, но Бен другого мнения. Просто каждый красивый и дорогой предмет в его доме олицетворяет собой риск, которому они подвергаются, выращивая и продавая гидропонную марихуану.

Бен хоть уже несколько месяцев и не появляется дома, Чон и О все равно стараются обращаться с его вещами как можно бережнее.

О надеялась, что Чон вытащил пушку не для того, чтобы отправиться «рок-н-роллить», как он сам это называет. После приезда из армии он уже дважды выполнял поручения всяких сомнительных частных охранных фирм, по завершении которых возвращался домой, как говорил Чон, с пустой душой и полным счетом в банке.

Собственно, именно потому он на них и работал — получал деньги за то, что умел делать лучше всего.

Сдав экзамены и получив-таки диплом о среднем образовании, Чон поступил во флот, откуда вскоре перевелся на подготовительную базу спецназовцев. Там, в Сильвер-Стренд, в шестидесяти милях к югу от Лагуны, наставники Чона всячески над ним издевались — например, заставляли лежать лицом вверх в январском океане, под ледяными волнами (а уж распространенная пытка, когда человек почти захлебывается водой, и вовсе входила в стандартную программу тренировок). Или водружали ему на плечи тяжеленные бревна, с которыми он должен был бегать по песчаным дюнам и преодолевать волны, доходящие ему до бедра. Кроме того, Чон нырял и сидел под водой, пока легкие чуть не разрывались в клочья. В общем, его наставники делали все, чтобы он сдался и бросил армию. Вот только они не учли, что Чону нравилось себя мучить. А когда же это до них наконец дошло, они принялись за него всерьез и обучили всем возможным трюкам, какие мог выполнить только совершенно сумасшедший и сильный маньяк вроде Чона.

А потом они послали его в очередной Тра-та-та-стан.

А именно в Афганистан.

Где полно песка, полно снега, а вот океана нет и в помине.

Талибы, знаете ли, серфингом не увлекаются.

Как и сам Чон. Он терпеть не мог этот псевдоклевый вид спорта и всегда гордился тем, что он — единственный не-гомик в Лагуне, не занимающийся серфингом. Забавно, что армейцы потратили прорву денег, пытаясь сделать из него Аквамена,[3] а потом сослали в страну, где и воды-то никакой нет.

Впрочем, чего тут обсуждать? Где гремит война, туда и едешь.

Чон отмотал в армии два срока. Затем демобилизовался и вернулся в Лагуну, где его ждало…

Ждало…

Э-э-эм…

В общем, ничего его там не ждало.

Чону там совершенно нечего было делать. Да ему ничего и не хотелось. Он, конечно, мог бы податься в спасатели, но его как-то не прельщала перспектива торчать целыми днями на вышке и смотреть, как туристы обзаводятся меланомами. Один капитан в отставке предложил ему работу — продавать яхты, но Чон ненавидел лодки, так что ничего из этого не вышло. Когда к нему обратился один из корпоративных рекрутеров, Чон как раз сидел без работы.

И он отправился «рок-н-роллить».

Какого только дерьма он не видывал в те до-ираковские времена — и похищения, и отрубленные головы, и террористические атаки, и черепа, лопающиеся, словно перезрелые дыни. Работа же Чона состояла в том, чтобы уберечь своих клиентов от подобных неприятностей, а если вспомнить, что нет защиты лучше, чем нападение…

В общем, что было, то было, отрицать не стоит.

Зато, если закинуться правильной смесью марихуаны, спидов, викодина и оксиконтина, жизнь вокруг превращается в прикольную компьютерную игрушку — что-то вроде «Халф-лайф», только про Ирак, в которой человек, не отличающийся особой щепетильностью по отношению к себе подобным, мог набрать тьму очков, уничтожив кучку шиитов/суннитов/выходцев из местного Ан-Киража.[4]

По мнению О, Чон страдал от ПСНС — Посттравматического синдрома нехватки стресса. Как утверждал сам Чон, его никогда не терзали ни кошмары, ни воспоминания, ни галлюцинации, ни даже чувство вины.

— Не было у меня никакого стресса, — настаивал он. — И травмы тоже не было.

— Видимо, все дело в травке, — предположила О.

Травка — чудесная штука, не стал спорить с ней Чон.

Вообще-то, строго говоря, травка — та еще дрянь, но в нашем дрянном мирке травка — отличная вещь. Вот такая вот забавная коллизия. Наркотики, по мнению Чона, не что иное, как «разумная реакция на всеобщее безумие». Его же хроническое пристрастие к ним — хроническая реакция на хроническое же безумие.

В конце концов даже достигаешь какого-то равновесия. В этом безумном мире лучше и самому быть немного шизанутым, а не то тебе быстро…

… наступит…

… крышка.

5.

О натянула джинсы, перегнулась через стол и уставилась на все еще разобранную пушку, которая лежала на полотенце. Металлические части оружия, аккуратные, идеально выверенные, очень ей понравились.

Как мы уже отмечали ранее, О обожает всякие механические штуки.

Но только не когда их по-профессиональному тщательно и сосредоточенно чистит Чон — пусть и не отрываясь от экрана компьютера.

О заглянула ему за плечо, пытаясь выведать, что же он там такое интересное смотрит.

Она ожидала увидеть обычную порнушку — кто-то берет в рот, кто-то дает, и процессы эти взаимосвязаны и невозможны друг без друга — нельзя взять в рот, если этого не хотят, и нельзя дать в рот, если не хотят брать.

Но не все так просто.

Вот что увидела на экране О: камера плавно облетала помещение какого-то склада, на полу которого выстроились в линию девять отрубленных голов. На лицах — все головы мужские, с растрепанными черными шевелюрами — выражение ужаса, шока, горя и даже смирения. Затем камера поднялась повыше, к стене, на которой с крючьев аккуратно свисали обезглавленные трупы — словно головы вышли на работу, а тела оставили в раздевалке.

На экране царила тишина — ни музыки, ни закадрового голоса, лишь тихое жужжание камеры да шорох шагов оператора.

И почему-то от этой тишины становилось жутко.

В животе у О что-то булькнуло, и она едва сдержала позыв к рвоте. Опять-таки, как мы уже говорили раньше, О не из тех, кто любит блевать. Придя в себя, она взглянула на оружие. Затем перевела взгляд на экран.

— Ты что, опять поедешь в Ирак? — спросила она.

Чон покачал головой.

Нет, ответил он, не в Ирак.

В Сан-Диего.

6.

Господитыбожемой.

А теперь, дамы и господа…

Порнуха с отрезанием голов?

Нет, даже круче — гейская порнуха с отрезанием голов?!

Конечно, О и раньше знала, что у Чона не все в порядке с головой, всерьез знала, но не настолько же, чтобы кончать, глядя, как другому мужику отрезают башку! Совсем как в том сериале про английского короля — он всем красивым бабам, которых трахал, в конце концов отрубал головы. (Отсюда мораль: если отлично берешь в рот, парень сочтет тебя шлюхой и бросит. Или даже так: секс = смерть.).

— Это кто тебе такое прислал? — спросила О.

Может, это очередной вирусный ролик из интернета? Видео дня с YouTube? Или с My Space, Facebook’a, Hulu? Вот что теперь все смотрят, да? Пересылают друзьям, обсуждают, делятся ссылочками?

— Кто тебе это прислал? — повторила она.

— Дикари, — ответил Чон.

7.

Чон вообще не из болтливых.

Те, кто его толком не знает, частенько думают, что у Чона проблемы со словарным запасом. Но это совсем не так — Чон неразговорчивый именно потому, что ему очень уж нравятся слова. Он их ценит и не любит ими разбрасываться, предпочитая держать их при себе.

— Вот некоторые обожают четвертаки, — объясняла как-то О. — Те, кто любит четвертаки, ненавидят их тратить. Поэтому у них всегда полно четвертаков, — говорила она.

Впрочем, в тот момент она была укурена в хлам.

Но доля истины в ее словах есть.

В голове у Чона всегда крутилась уйма слов, но говорил он что-либо крайне редко.

Возьмем, например, слово «дикарь».

Единственное число от слова «дикари».

Чона всегда интересовало противопоставление существительного «дикарь» и прилагательного «дикий». Что появилось раньше? Какова этимология этих слов, их происхождение? Эта головоломка (тоже занятное словечко) стала занимать его после того, как в Афганистане он услышал обрывок чьего-то разговора. Два его сослуживца обсуждали поступок исламистов-фундаменталистов, которые облили кислотой девочек за то, что те посмели пойти в школу.

Вот как все было:

База «морских котиков» ВМС США. День.

Группа «морских котиков» ВМС США, вымотанные после перестрелки, толпятся вокруг замызганного стола, на котором стоит кофейник.

Военврач (потрясенно). Как люди могли пойти на такую… такую дикость?

Командир подразделения (измученно). Легко. Они же дикари.

8.

Чон понял, что за видео ему прислали: запись видеоконференции.

На которой картель Баха ясно обозначил условия их сделки с Чоном.

1. Ты больше не будешь продавать свою травку.

2. Мы будем продавать твою травку.

3. Ты будешь продавать свою травку нам оптом, по оптовой же цене.

4. А иначе… См. запись.

В этом иллюстративном просветительском и педагогическом материале мы видим пятерых бывших наркоторговцев, в прошлом трудившихся в Тихуане и Сан-Диего, которые, несмотря на наши ранее высказанные требования, продолжили сбывать в розницу свой товар, и четверых бывших сотрудников мексиканской, а точнее тихуанской, полиции, которые обеспечивали безопасность данных торговцев (или не обеспечивали, это как посмотреть).

И все они были полнейшими кретинами.

Но мы-то знаем, что ты, Чон, гораздо их умнее.

Смотри запись и мотай на ус.

Не заставляй нас демонстрировать это тебе вживую.

9.

Все это Чон рассказал О.

Картель Баха, чья штаб-квартира располагается в Тихуане, переправляет в США по земле, воде и воздуху хренову кучу кокса, мета, травки и героина. Изначально картель занимался только нелегальной контрабандой, уступая сферу розничной торговли другим группировкам. Но в последнее время они стали усиленно осваивать всю цепочку, начиная от производства наркотиков и перевозки и заканчивая маркетингом и распространением.

В случае с кокаином и героином у картеля проблем не возникло. Занявшись же метамфетамином, они натолкнулись на сопротивление банд гангстеров-мотоциклистов, которые контролировали этот рынок.

Байкерам вскоре надоело закатывать шикарные похороны (пиво в последнее время страшно подорожало, знаете ли), и они согласились присоединиться к «группе сбыта» картеля. Этому особенно обрадовались врачи — производство мета по всей стране стало вестись по единым стандартам, и теперь, выезжая к пациентам с передозировкой, они точно знали, какой им ждать симптоматики.

Как бы то ни было, прибыли от продаж всех трех наркотиков вместе взятых постоянно падали. В случае с метамфетаминами в игру вступал фактор естественного отбора — у любителей мета так быстро спекается мозг, что вскоре они даже не могут понять, где же раздобыть новую порцию наркоты. (Если вы считаете, что хуже героинщиков людей на свете нет, то вы явно не встречали твикеров — любителей мета. По сравнению с твикерами героинщики — святоши вроде Джона Вудена, легенды баскетбола.) И хоть героин в последнее время и стал набирать былую популярность, картелю необходимо было возместить чем-то падающие доходы, чтобы не дай бог не расстроить своих акционеров.

Поэтому и было решено захватить рынок марихуаны, избавившись в том числе и от чисто «семейных» предприятий Южной Калифорнии, которые выращивают гидропонную травку.

— Как вы с Беном, — поняла О.

Чон кивнул.

Картель позволит им остаться в деле, только если они будут продавать товар исключительно картелю, который заберет значительную долю прибыли себе.

— Совсем как «Уолмарт»,[5] — заметила О. (Мы уже говорили, что она совсем не дура?).

Типичный «Уолмарт», согласился Чон. Кроме того, картель расширил линейку своей продукции — теперь они продают не только наркоту, но и людей — в качестве рабов, в том числе и сексуальных, а совсем недавно они освоили еще и крайне привлекательный рынок киднеппинга.

Впрочем, это совершенно не относится к делу — то есть к видеоклипу, который наглядно продемонстрировал, что у Бена и Чонни есть два пути:

1. Лишиться бизнеса.

2. Лишиться головы.

10.

— И вы согласитесь на их условия? — спросила О.

— Нет, — фыркнул Чон и, выключив ноутбук, принялся за сборку своей хорошенькой пушки.

11.

О поехала домой, где предавалась буйной активности Паку.

О с трудом могла уследить за всеми увлечениями своей мамаши. Но приблизительно все было так:

Йога.

Таблетки и выпивка.

Реабилитационные клиники.

Политики-республиканцы.

Иисус.

Политики-республиканцы и Иисус.

Фитнес.

Фитнес, политики-республиканцы и Иисус.

Пластическая хирургия.

Высокая кухня.

Гимнастика под джазовую музыку.

Буддизм.

Торговля недвижимостью.

Торговля недвижимостью, Иисус и политики-республиканцы.

Отменные вина.

Реабилитационные клиники.

Теннис.

Верховая езда.

Медитация.

Ну а теперь…

Метод прямых продаж.

— Мам, это же типичная пирамида, — сказала О, когда впервые увидела бесконечные ряды коробок с «натуральными» средствами по уходу за кожей, которые она, по мнению Паку, непременно должна была продать. Паку уже подписала на это мероприятие большинство своих подружек, и теперь они продавали друг другу это дерьмо, попав в замкнутый круг торгового безумия.

— Это не пирамида, — возразила Паку. — Я же не торгую всякими чистящими средствами.

— А это… — начала было говорить О.

— Не пирамида, — оборвала ее Паку.

— Ты вообще когда-нибудь пирамиду видела? — поинтересовалась у нее О. — Хотя б на картинке?

— Да.

— Ладно, — вздохнула О, сама не понимая, зачем ввязалась в этот разговор. — Ты продаешь вот эту туфту и отдаешь процент прибыли чуваку, который тебя в это дело втянул. И в свою очередь сама вербуешь других дураков, за что они отстегивают проценты уже тебе. Мам, это самая настоящая пирамида.

— Нет, не пирамида!

Когда О приехала домой тем вечером, Паку сидела в патио в окружении своих подружек по натурально-косметической секте и распивала мохито. Вся компашка была страшно возбуждена — вскоре им предстояло отправиться на трехдневный мотивационный семинар на корабле.

Таким макаром можно начать болеть за сомалийских пиратов, подумала О.

— Принести вам «кулэйда»?[6] — любезно предложила О.

— Спасибо, дорогая, но у нас тут уже есть что выпить, — рассеянно ответила Паку. — Ты не пропустишь с нами стаканчик?

Спасибо, не пропущу, подумала О.

— У меня дела, — заявила она и поспешила в относительно неприкосновенное пространство своей комнаты.

Отчим номер Шесть сидел в своем кабинете и делал вид, будто изучает рынок акций. На самом деле он внимательно следил за игрой «Ангелов». Когда в приоткрывшуюся дверь заглянула О, он быстро крутанулся на стуле и уставился в монитор компьютера.

— Не трясись, я тебя не сдам, — успокоила его О.

— Мартини хочешь?

— Не, спасибо, — отказалась она и пошла к себе в комнату. Там она рухнула на кровать и моментально отключилась.

12.

Lado (сокращенно от helado) по-испански значит «холодный, как камень».

Подходящее прозвище.

Мигель Арройо, он же Ладо, холоден, как камень.

(Кстати, Чон бы не одобрил такую метафору — он был в пустыне и прекрасно знал, какими горячими бывают эти херовы камни.).

Ну да неважно.

Даже в детстве у Ладо не было ни чувств, ни эмоций. Ну, или он тщательно их скрывал. Его обнимают — что нередко делала его мама — ноль эмоций. Порют ремнем — что постоянно делал его отец — ноль эмоций. Он лишь смотрел на них своими черными глазами, словно говоря — чего вы от меня хотите?

Теперь-то он уже совсем не ребенок. Ладо сорок шесть, и он сам давно уже отец. У него двое сыновей и дочь-подросток, которая делает его loco — сводит с ума. Впрочем, чего еще ожидать от девицы переходного возраста? Нет, Ладо уже взрослый. У него есть жена, неплохой бизнес — он занимается ландшафтным дизайном, неплохие доходы. Ремнем его больше никто не лупит.

Ладо вел свой «лексус» по городу Сан-Хуан-Капистрано, любуясь аккуратными футбольными полями. Вскоре он повернул налево, к жилому кварталу с одинаковыми домами, позади которых высилась каменная стена, выстроенная вдоль железнодорожных путей.

СМ.

Сплошные Мексиканцы.

Квартал за кварталом.

Если вдруг услышите тут английскую речь, то это наверняка почтальон, который разговаривает сам с собой.

Тут живут хорошие мексиканцы. Сюда порядочные, уважаемые, трудолюбивые мексиканцы приезжают после рабочего дня. Тут живут старые мексиканские кланы, которые были здесь еще до того, как все захватили белые, которые были здесь, когда все сперва захватили испанцы. Это они заложили первые камни миссии, куда возвращаются ласточки.[7]

Тут живут мексиканские американцы, которые отправляют детишек в приличную католическую школу, что на другой стороне улицы, где голубые священники учат их послушанию. Тут живут порядочные мексиканцы, которые наряжаются по воскресеньям и устраивают после мессы пикники в парках и скверах возле причала в Дана-Поинт. Воскресенье — законный выходной всех мексиканцев, время молиться Иисусу и передавать друг другу тортильи, будьте так любезны, por favor.

Ладо — совсем не из этих, хороших, мексиканцев.

Он один из страшных мексиканцев.

Когда-то он работал копом в Нижней Калифорнии. У него огромные ручищи с переломанными суставами, шрамы от ножей и пуль. Черные глаза, черные, как обсидиан. Ладо смотрел фильм Мела Гибсона про мексиканские племена во времена майя. Там мексиканцы выпускали врагам кишки, используя обсидиановые лезвия. Его viejo, его старички, сразу сказали, что у Ладо глаза, как эти лезвия.

Давным-давно Ладо был одним из «Лос Зетас», специальной оперативной группы по борьбе с наркотиками в Нижней Калифорнии. Он выжил во время нарковойн девяностых, своими глазами не раз видел, как убивают людей, своими руками убил немало людей и пересажал огромное количество наркоманов — затаскивал их в темные переулки и выбивал из них все их тайны.

Сообщения в новостях о «пытках» в Ираке и Афганистане вызывали у Ладо лишь улыбку. Сколько Ладо себя помнил, они в Мексике всегда «подтапливали» подозреваемых — правда, не в воде, а в кока-коле — пузырики придавали особую пикантность пытке и заставляли нариков энергичнее выдавать всяческую полезную информацию.

А теперь конгресс США собирается начать расследование.

И что, спрашивается, они будут расследовать?

Этот мир?

Жизнь?

Чисто мужские разборки?

Как еще заставить негодяя выложить тебе всю правду? Может, улыбнуться, предложить ему бутерброд и сигаретку, подружиться с ним? Он с радостью улыбнется тебе в ответ, выложит очередную ложь, а про себя подумает, какой же ты cabron, какое ничтожество.

Но все это было страшно давно. Еще до того, как он и остальные ребята из «Зетас» устали без конца сажать нариков за гроши, до того, как они устали надрываться на работе и умирать, глядя, как богатеют наркобароны, до того, как они решили сами разбогатеть.

Говорите, у Ладо глаза холодные, как камень?

Может, это от того, что эти глаза видели?

Они видели, как его же руки сжимают пилу;

Как она вгрызается в шею,

Как брызжет кровь.

У вас бы глаза тоже изменились.

У вас бы они тоже обернулись в камень.

Кто-то из той семерки молил о пощаде. Они рыдали, взывали к Господу, звали мамочку, кричали, что у них семьи, мочили штаны от страха. Другие ничего не говорили, лишь глядели с немым смирением — это выражение на их лицах казалось Ладо воплощением мексиканского духа. Рано или поздно наступят плохие времена. Это всего лишь вопрос времени. Эти фразы надо вышить на мексиканском флаге, решил Ладо.

Хорошо, что я северянин,[8] подумал он.

А теперь надо найти этого парнишку, Эстебана.

13.

Эстебан жил в многоквартирном доме и частенько задавался вопросами, большую часть которых адресовал белым американцам.

Вы, значит, хотите, чтобы я работал? Стриг вам газон? Чистил бассейны, жарил бургеры, готовил вам тако? Для этого, значит, мы сюда приехали? Для этого платили койотам,[9] перебирались через заборы, тащились по пустыне?

Вы, выходит, хотите, чтобы я стал хорошим мексиканцем, одним из этих трудолюбивых, верующих, уважающих семейные ценности мексиканцев, что наряжаются по воскресеньям и под ручку с моими кузинами направляются по широким, залитым солнцем бульварам к парку имени Чавеса, эдаким скромным, уважаемым мексиканцем, которого вы обзываете ниггером и тако, которого вы, разумеется, любите и уважаете и которому платите нищенскую зарплату?

Другими словами, таким, как мой papi?

Каждый день он еще до восхода садится в свой грузовик с торчащими из кузова граблями и отправляется наводить лоск на лужайки gueros,[10] а вечером возвращается таким chingado[11] уставшим, что не хочет говорить, не хочет ничего, только пожрать, выпить и завалиться спать. И так шесть дней в неделю, за исключением воскресенья, когда он становится скромным уважаемым ниггером и тако пред лицом Господа и отдает денежки, которые он заработал с таким трудом, этому самому боженьке и его педикам-священникам. Воскресенье — важный день для papi, день, когда он надевает чистую белую рубашку, чистые белые брюки без зеленых травяных пятен на коленках, достает ботинки, которые носит раз в неделю, протирает их тряпочкой и ведет свою семью в церковь. А после службы они встречаются с тетками, бабками, с tios и tias, с кузинами и кузенами, и все вместе идут в парк готовить carne и pollo[12] и улыбаться, глядя на своих хорошеньких дочурок в хорошеньких воскресных платьицах, и все это так chingada тоскливо, что Эстебан давно бы сошел с ума, если бы не умудрялся каждый раз после церкви тайком выкуривать по косячку, чтобы немного расслабиться.

Или, может, стать таким, как mi madre? Которая ишачит в отелях, убирает за gueros сортиры, оттирает их дерьмо и блевотину с унитазов? И которая всегда стоит на коленях, если не на кафеле в туалете, то на полу в церкви. Набожная, благочестивая женщина, насквозь пропахшая моющими средствами.

Однажды Эстебан получил работу в одном из ларьков Мачадо, готовил тако. Надрывался, как черт знает кто — стругал лук, мыл тарелки, выносил мусор, и все ради чего? Ради каких-то жалких грошей. Затем papi устроил его одним из садовников к мистеру Арройо. Тут платили побольше, но сама работа была тяжелой и нудной.

Но Эстебану очень нужны были деньги.

Потому что Лурдес от него залетела.

Как же так вышло?

Разумеется, Эстебан прекрасно знал, как это вышло. В одно из воскресений он увидел ее в хорошеньком белом платьице. Увидел ее черные глаза и длинные темные ресницы, увидел грудь под этим платьем. Подошел и заговорил с ней, улыбнулся, сходил к грилю и принес ей покушать. Был вежлив и обходителен с ней, с ее матерью, с ее отцом, с ее кузинами, с ее тетушками.

Лурдес была хорошей, порядочной девушкой. Девственницей. Может, этим она и привлекла Эстебана — тем, что не была похожа на типичных шлюшек из бандитских тусовок, готовых раздвинуть ноги перед первым встречным.

Три месяца Эстебан болтал с Лурдес по телефону, три месяца ждал, пока ее семейство позволит им оставаться наедине друг с другом. Затем три месяца мучительных и жарких вечеров, которые он проводил у Лурдес дома, пока ее родителей и братьев с сестрами не было дома. Иногда они отправлялись вдвоем в парк, иногда — на пляж. Прошло целых два месяца целомудренных поцелуев, прежде чем Лурдес позволила ему потискать свои titas, и еще уйма времени, прежде чем она разрешила ему запустить руку в ее трусики. Эстебану такие забавы пришлись по вкусу, а Лурдес — еще больше.

В то мгновение она прошептала его имя, и он окончательно потерял голову.

Эстебан уважал и любил Лурдес. Он даже сказал ей, что хочет жениться, и ни капли не покривил душой. Однажды вечером на парковке под деревом она погладила его — pobrecito,[13] — и он тут же кончил, прямо на ее горячее загорелое бедро. Ничего удивительного — с того самого момента, как она стянула джинсы, он знал, чем все кончится. Она была так близко! Эстебан не смог удержать себя в руках, как, впрочем, и Лурдес. На третьем месяце их посиделок в доме Лурдес она впустила его в свою комнату, на свою кровать и в саму себя. И тогда Эстебан тоже не сдержался и кончил в девушку.

И вот теперь им придется пожениться.

Это в общем-то неплохо. Он ее любит и ребенка от нее хочет. Хорошо бы это был мальчик — в конце концов, у настоящего мужика должен быть сын. Но пока Эстебану страшно нужны деньги.

Так что Ладо вовремя подвернулся.

Ладо — отцовский jefe.[14] Он владеет ландшафтной компанией, в которой работает отец Эстебана. Но это еще не все.

Далеко не все.

Ладо — сторож, привратник, представитель картеля Баха в Южной Калифорнии.

Человек, которого уважают и боятся.

Он уже не раз подкидывал Эстебану работенку. Не связанную с ландшафтным дизайном. Вначале пустяковые поручения — передать кое-кому записку, постоять на стреме, отвезти посылку, последить за углом. Пустяки пустяками, но Эстебан старательно выполнял все поручения Ладо.

И вот теперь, увидев Ладо, он оглянулся и забрался в машину.

14.

А вот как обстоит дело у наркокартелей с адвокатами.

Если вы работаете на картель и торгуете наркотой, а вас вдруг ловят копы, картель выделяет вам адвоката. И совсем не обязательно держать рот на замке. Можно вовсю сотрудничать с полицией, если вам за это скостят срок. Главное, не забудьте рассказать адвокату все то же, что выложили копам, — тогда картель успеет вовремя предпринять необходимые меры.

Затем начинается «игра в цифры».

Вне зависимости от результата нанятому адвокату выплачивается крупный гонорар. Конечно, скорее всего вас осудят — вопрос только в том, какой срок дадут. Для каждого преступления, связанного с наркоторговлей, есть минимальные и максимальные сроки заключения.

За каждый год, который выторгует у прокурора адвокат, вы выплачиваете ему бонус. Но даже если вам присудят-таки максимальный срок, он все равно получит свой гонорар. В конце концов, вы же взрослый человек, сами понимали, во что ввязывались. Адвокат же сделает все от себя зависящее, но после этого — никаких обид и обвинений.

Если только ваш адвокат вдруг не облажается.

Например, будет чересчур занят, безразличен или растерян, или настолько некомпетентен, что попросту проворонит какую-нибудь важную деталь в вашем деле, которая могла бы значительно повлиять на приговор.

Если из-за такого адвоката вы теряете несколько лет жизни, он, в свою очередь, тоже должен кое-что потерять — например, всю свою жизнь. А если вы при этом еще и на хорошем счету в картеле и зарабатываете для них приличные деньги, тогда на вас согласится поработать кто-нибудь вроде Ладо.

Так, например, все и произошло в случае Роберто Родригеза и Чада Мелдрана.

Чаду пятьдесят шесть лет, он адвокат защиты и обладатель прекрасного послужного списка, симпатичного дома в Дель-Мар, вереницы хорошеньких подружек на десять-пятнадцать лет моложе его…

— Ты ведь понимаешь, что они к тебе липнут только из-за твоих денег?

— Конечно! Хорошо, что у меня много денег!

… и пагубного и немного старомодного пристрастия к кокаину. Во время слушаний по делу Родригеза адвокат был постоянно под кайфом и профукал пару motion in limine,[15] которые могли бы свести все доказательства обвинения на нет.

РР мог бы гулять на свободе.

Но нет. Вместо этого его заковали в наручники и усадили в автобус до тюрьмы, и теперь от пятнадцати до тридцати лет он будет гулять только по тюремному дворику. РР предстоит целая прорва прогулок, которые он сможет провести в думах об адвокате, испоганившем ему всю жизнь за его же счет. РР думал долго и усердно — наверное, минут пять, — прежде чем позвонить Ладо.

И вот Ладо поехал вершить правосудие. Он решил, что пришла пора его подмастерью «намочить» лапки. Ладо, большой любитель телеканалов «Энимал плэнет» и «Дискавери», знает, что инстинкт охоты не относится к числу врожденных, и маленьких леопардов и гепардов охоте учат их мамы, позволяя малышам добивать жертв. На примере взрослых котята учатся убивать.

Такова уж природа.

Так и Эстебана надо обучить — или «замочить лапы», если выражаться профессиональным жаргоном.

Картелю нужны новые солдаты. Именно для этого Ладо и приехал в Америку восемь лет назад, как только получил гринкард.

Он стал рекрутером.

Набирал и муштровал солдат.

Готовил их ко дню, когда им самим придется поработать.

И вот теперь они с Эстебаном едут к дому адвоката.

Ладо велел мальчишке взять из-под сиденья коричневый бумажный пакет и открыть его. Тот послушно потянулся за пакетом и вытащил из него пистолет.

Ладо внимательно следил за парнем.

Тому пушка явно понравилась — и ее приятная тяжесть, и то, как удобно она лежит в руке.

Ладо это сразу заметил.

15.

Домик оказался весьма симпатичным. Перед ним зеленела аккуратная ухоженная лужайка, а к кухонной двери позади дома вела чистенькая мощеная дорожка.

По этой дорожке Ладо, а вслед за ним и Эстебан прошли к дому.

Несмотря на то что через окно было видно, как адвокат на кухне шинкует лук, Ладо все же позвонил в дверь. Положив нож на стол, адвокат пошел открывать.

— Да? — раздраженно спросил он. Наверное, решил, что они просто нищие mujados, мексикашки, ищущие подработку.

Водрузив тяжеленную руку адвокату на грудь, Ладо втолкнул его в дом.

Эстебан закрыл входную дверь.

Теперь адвокату стало страшно. Он бросил взгляд на нож на разделочной доске, но решил не рисковать.

— Вы кто? — спросил он у Ладо. — Чего вам от меня надо?

— Нас попросил к тебе заглянуть Роберто Родригез, — ответил Ладо.

Адвокат побелел от ужаса. Он весь затрясся от страха, и Эстебан впервые в своей жизни понял, что у него есть власть. Могущество. Что он твердо стоит на американской земле.

— Вам нужны деньги? — дрожащим голосом заблеял адвокат. — Я дам вам денег сколько хотите…

— Да Роберто тебя всего целиком может купить на мелочь из своих карманов, — хмыкнул Ладо. — Но зачем ему деньги, когда он торчит в тюряге?

— Мы можем подать жалобу… — начал было говорить адвокат.

Ладо молча прострелил ему обе ноги, и адвокат рухнул на пол. Сжавшись в комок, он застонал.

— Доставай пушку, — велел Ладо Эстебану.

Парнишка вытащил пистолет из кармана.

— Пристрели его.

Эстебан медлил.

— Никогда, — строго сказал Ладо, — никогда не вытаскивай пистолет, если не собираешься пускать его в дело. Давай прикончи его. Можешь башку продырявить, можешь грудь. Как хочешь.

Услышав эти слова, адвокат принялся молить о пощаде. Он попытался встать, но из-за простреленных ног не мог. Тогда он, опершись на локти, пополз к кухне. За ним тянулся кровавый след. Мама бы возмутилась, если бы ей пришлось оттирать такое пятно, подумал Эстебан.

— Стреляй же, — подгонял его Ладо.

Теперь Эстебан уже не чувствовал себя таким могущественным и всесильным.

Его мутило.

— Если не прикончишь его, станешь свидетелем, — добавил Ладо. — А я свидетелей не оставляю.

Эстебан нажал на курок.

Первая пуля попала адвокату в плечо, от чего он рухнул обратно на пол. Подойдя поближе, Эстебан, чтобы не промазать еще раз, дважды выстрелил ему в голову.

Когда они вышли из дома, его вывернуло прямо на вымощенную камнем дорожку.

Позже тем же вечером он лежал, прижавшись лицом к животу Лурдес, и горько плакал.

— Я сделал это ради тебя, m'ijo, — прошептал он. — Я сделал это ради тебя, сынок.

16.

Однажды на Рождество О обнаружила под елочкой подарок… Сиськи.

Она надеялась на велосипед.

Тогда у нее был один из Продуктивных Периодов (весьма редких, надо сказать), когда она обзавелась настоящей работой — в магазине «Квиксильвер» на Форест-авеню — и ей необходимо было какое-нибудь экологически безопасное средство передвижения, чтобы добираться до этой самой работы.

И вот, спустившись утром в гостиную (ну ладно, в половине двенадцатого, но все равно, это же чертовски рано), она, здоровая дылда девятнадцати лет, бросилась как малое дитя к елке, и что же? Вместо блестящего новенького велика там лежал блестящий новенький конверт. Паку, скрестив ноги, сидела на полу (это случилось во время ее «буддистской» фазы), а отчим номер три (Бен как-то сказал, что О, похоже, как раз проходит ранние ступени курса «двенадцати отчимов», по аналогии с «двенадцатью шагами» у анонимных алкоголиков) сидел, развалившись в кресле и лыбился, словно похотливый кретин, коим он и являлся, пребывая в блаженном неведении о том, что ему в затылок уже дышит отчим номер четыре.

Открыв конверт, О обнаружила подарочный сертификат в центр пластической хирургии на «одно бесплатное увеличение груди».

— Они ведь имели в виду два увеличения груди, верно? — уточнила она у Паку.

— Конечно, дорогая.

— Потому что иначе я буду выглядеть как-то так, — сказала она и опустила одно плечо, с ужасом отметив, что номер Третий с интересом оглядывает ее грудь.

— Счастливого тебе Рождества, моя милая девочка, — сказала сияющая и довольная собой Паку.

— Да мне в общем-то моя грудь и так нравится, — ответила О. Да и другие вроде пока не жаловались. Ну да, маленькая, зато весьма аппетитная. А уж после хорошей травки некоторые поклонники были готовы наслаждаться ее грудью буквально часами…

— Офелия, неужели ты не хочешь себе грудь, как… — запнулась Паку, подыскивая подходящее слово.

Как у меня, подумала О.

— Неужели не хочешь грудь, как у меня? Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи. Я ль на свете всех милее, всех грудастей и белее? Я, я, я, я! Когда я иду по торговому центру «Саут-Кост плаза», у всех проходящих мимо мужиков тут же встает. Ведь я все еще красива, все еще привлекательна, я вовсе не старею, не старею не старею нет-нет-нет. Разве ты не хочешь быть такой же красивой, как я?

Да ни за что на свете.

— А я ведь правда очень хотела велосипед, — сказала О.

Позже за рождественским ужином в «Солт-Крик инн» Паку, пропустив три яблочных мартини, спросила у дочери, не лесбиянка ли она. О с радостью согласилась с этим предположением:

— Конечно, я самая настоящая мужеподобная хардкорная лесби, — подтвердила она. — Обожаю вылизывать киски и баловаться со страпонами.

Подарок О отдала Эш в обмен на ярко-красный десятискоростной велосипед.

Впрочем, с работы она все равно через три недели уволилась.

17.

Когда Чону — тогда еще Джонни — было три года, его папа преподал ему важный урок, посвященный доверию.

Джон-старший был одним из основателей Ассоциации, легендарной группы молодых разгильдяев из Лагуны, которые сколотили миллионные состояния, торгуя травкой, за что и сидели потом за решеткой.

Подхватив малыша Джонни на руки, Джон-старший поставил его на каминную полку в гостиной, протянул вперед руки и велел сыну прыгнуть вниз.

— Не бойся, — сказал он, — я тебя поймаю.

Малыш восторженно улыбнулся и послушно шагнул с полки. В этот самый момент его папаша опустил руки, воскликнул «оле!», — и маленький Джонни упал лицом вниз. Лежа на полу, оглушенный, ошалевший от боли, с кровавой прокушенной губой, Чон прекрасно усвоил урок, который хотел преподать ему отец:

Никогда.

Никому.

Не доверяй.

18.

Чон редко виделся с отцом после того, как тот отмотал свои четырнадцать лет в федеральной тюрьме.

После отсидки Джон вернулся в Лагуну, но к этому времени его сын уже служил в армии, и их дороги как-то потихоньку разошлись. Иногда Чон встречал отца в «Старбаксе», ресторанчике «Морской уголок» или просто на улице. Тогда они здоровались и вежливо обменивались последними новостями — пару минут, больше Чон бы не выдержал.

Никакой враждебности в их отношениях не было, теплоты, впрочем, тоже.

Чона это ни капли не волновало.

Он в дружбе со своим отцом совершенно не нуждался.

Ну да, двадцать с лишним лет назад его папаша трахнул его мамашу, сперматозоиды мужественно пробились к цели, и что с того? Джон занимался своими делами и никогда не отличался любовью к задушевным беседам, совместным рыбалкам или игре в бейсбол. Ну, а что касается трахнутой, то есть мамаши… Ей вообще всю жизнь травка нравилась гораздо больше Чона, и Чон ее прекрасно понимал — ему тоже травка всегда нравилась гораздо больше мамаши.

Бен как-то заметил, что к Чону как нельзя лучше подходит фраза про «его вырастили волки», за тем исключением, что волки вообще-то теплокровные млекопитающие, которые прилежно заботятся о своем потомстве.

19.

Ну а теперь расскажем о Бене.

О пропащем Бене, о Бене-перекати-поле.

Начнем с его родословной.

Папа у Бена психотерапевт. Мама — тоже.

Не будет преувеличением сказать, что он вырос в доме, где каждое его слово тщательно исследовали, каждый поступок вдумчиво анализировали и где во всем искали двойной смысл.

Больше всего на свете Бен хотел, чтобы его оставили в покое.

Он всегда любил (да и сейчас любит) своих родителей — чудесных людей, добрых и заботливых, убежденных «левых» детей таких же «левых» родителей. Дедушки и бабушки Бена были евреями и жили в Нью-Йорке. Они были членами коммунистической партии и во всем поддерживали Сталина («Нет, ну а что ему оставалось делать?» — говорили они). Они отправили своих детей (родителей Бена) в социалистический летний лагерь в Грейт-Бэррингтоне, штат Массачусетс, где те и познакомились и быстро сошлись, образовав на основе секса и левых взглядов крепкий и надежный союз.

Родители Бена переехали из Оберлина в Беркли и пристрастились к марихуане и кислоте. Затем бросили наркотики, только чтобы вскоре вернуться к ним снова. В конце концов они осели в Лагуна-Бич и открыли весьма успешный кабинет психотерапии.

Кроме них в Лагуна-Бич евреев почти и не было.

(Как-то на Чона напала хандра, и он принялся ныть и жаловаться на свою судьбу — мол, в этом городе почти нет вояк (бывших), он один-одинешенек, и так далее тому подобное. Бен не сдержался.

— А ты знаешь, сколько евреев живет в Лагуна-Бич? — спросил он у друга.

— А твоя мама еврейка? — уточнил Чон.

— Да.

— Тогда трое.

— Вот именно!).

Все свое детство Бен провел под Пита Сигера, отца и сына Гатри, Джоан Баэз и Бобби Дилана,[16] окруженный журналами «Комментэри», «Тиккан», «Нэйшн», «Трайсикл» и «Мазер Джонс».[17] Когда Стэн и Диана (родители настаивали, чтобы Бен называл их по имени) узнали, что их четырнадцатилетний сын курит травку, они не расстроились, а всего лишь попросили его дымить у себя в комнате и, разумеется, засыпали его бесконечными вопросами: счастлив ли он? Или нет? Чувствует ли он себя чужим в этом мире или нет? Все ли хорошо у него в школе? Не сомневается ли он в своей сексуальной ориентации?

Бен же был счастлив, чувствовал себя в этом мире в доску своим, учился на одни пятерки и был абсолютно гетеросексуален, что подтверждалось чередой хорошеньких девиц из Лагуна-Бич.

Просто иногда ему хотелось раскурить косячок, только и всего.

И перестать анализировать все на свете.

Бен вырос в достатке, но не в роскоши.

Его семья жила в хорошем, но далеко не шикарном доме на холмах, что возвышались над пригородом Лагуна-Бич. Тут же, в доме, находились и кабинеты родителей Бена, так что он, возвращаясь из школы, заходил внутрь через черный ход, чтобы не тревожить их клиентов, сидящих в приемной.

Бен вырос в клевого парня, типичного жителя Лагуна-Бич.

Он валялся на пляже, курил травку, ходил повсюду босиком. Пропадал сначала на баскетбольной площадке, затем на волейбольной (тут он особенно блистал — именно там они с Чоном и познакомились, объединили свои усилия и не раз надирали задницы другим командам). Постоянно занимался каким-нибудь спортом.

Хорошо учился.

Особенно легко давалась ему ботаника.

И экономика.

Разумеется, продолжил свое обучение Бен уже в Беркли.

Где же еще?

Там он освоил две специальности — всю ту же ботанику и маркетинг, и никто не удивился такому выбору. Был членом «Фи-Бета-Каппа», написал превосходный диплом и окончил университет с отличием. Но все же Бен был родом из Южной, а не Северной Калифорнии (это все равно что две разные страны). Он выбрал солнце вместо туманов и свет вместо туч. Он вернулся домой, в Лагуну.

Там он тусовался с Чоном — когда тот появлялся в городе — и играл с ним в волейбол.

А затем они вместе занялись бизнесом.

20.

У каждого владельца процветающей компании найдется интересная история о создании и становлении своего детища. Вот как все было у Бена с Чоном.

Как-то раз они играли в волейбол на пляжной площадке рядом с отелем «Лагуна». Чон тогда приехал домой, отслужив свой срок, и вскоре намеревался опять вернуться в армию.

На волейбольном поле им не было равных. Высокие, стройные и мускулистые, они вдвоем составляли отличную команду. Бен — стратег, просчитывающий игру наперед, словно шахматный гроссмейстер, а Чон — нападающий, кровожадный и свирепый. Вдвоем друзья выиграли гораздо больше матчей, чем проиграли. Они прекрасно проводили время, играя в волейбол, и на них с интересом взирали загорелые красотки в бикини, блестящие от лосьона для загара.

Что еще нужно от жизни?

В один из таких прекрасных дней они валялись после игры на песочке и обсуждали планы на будущее. Бен вспомнил высказывание Конфуция, гласящее: «Выбери себе дело по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни».

Звучит неплохо, да?

Итак, задумался Чон, что же нам по душе?

Секс.

Волейбол.

Пиво.

Травка.

Сниматься и снимать порнуху не хочется, так что первый пункт вычеркиваем; богатых волейболистов в этом мире сколько? Два? Три? Варить пиво тоже дело малоприбыльное, так что остается травка.

Бен начал выращивать марихуану у себя в комнате.

Методом проб и ошибок он вскоре получил хорошую крепкую травку, которую они с Чоном и О с удовольствием выкурили.

Это дело пришлось им весьма по душе. Кроме того, у Бена было экономическое образование и научный подход ко всему делу, а у Чона правильный настрой — вернее, как и обычно, отстой, а не настрой. Ну и подходящая наследственность, если вспомнить его родословную.

— Ты ведь своими глазами видел, как развалился бизнес твоего папаши и его дружков-наркодилеров, — вспомнил как-то Бен. — Что им помешало?

— Жадность, — ответил Чон. — Жадность, беспечность и глупость.

(Как считал Бен, этими качествами отличались не только любители травки из пресловутой Ассоциации, но и человечество в целом — люди по своей природе жадные, глупые и беспечные.).

Поклявшись не идти на поводу у жадности, глупости и беспечности, Бен и Чон решили заняться марихуаной — ее выращиванием, а не продажей или контрабандой.

Своей задачей они видели производство самой лучшей травки во всем мире.

Семя этой идеи упало на благодатную почву, а как известно, все великие свершения начинаются именно с этого.

А лучшие семена каннабиса в мире начинаются в…

Афганистане.

Где нет ни волн, ни океана.

Зато есть умопомрачительная травка, самый потрясающий сорт которой носит звучное имя «Белая вдова».

Совпадение или судьба?

Решать вам.

21.

Все вина мира делятся на две категории: белые и красные. (Углубляться в классификацию вин мы не будем — эстетствующие ценители вина ничуть не лучше твикеров. Да и вообще, идеальное завершение любой дегустации вина — щепотка мышьяка в каждом бокале).

Основных видов конопли тоже два — индика и сатива.

Главное их отличие состоит в том, что в индике, как правило, содержится больше КБД, чем ТГД, а в сативе, соответственно, наоборот.

Вы ведь все поняли, да?

Только если вы сторчавшийся укурок. Для всех остальных поясним (только сразу предупреждаем: викторины в конце не будет! Викторины и укурки — вещи несовместимые): КБД — аббревиатура от слова «каннабидиол», вещества, содержащегося в конопле. ТГД — сокращение от «тетрагидроканнабинол», он же дельта-9-тетрагидроканнабинол.

Разбираться во всем этом дерьме совершенно не обязательно, если только вы не Чон или Бен. Но для лучшего понимания ситуации запомните, что марихуана, в которой КБД больше, чем ТГД, прекрасно успокаивает и расслабляет. Та же травка, в которой преобладает ТГД, отлично стимулирует работу мозгов и гениталий.

Можно сказать и по-другому.

Индика = упадок сил. Накурившись, вы рухнете на диван и заснете под телевизор, что бы по нему ни показывали — сил переключить канал у вас все равно не будет.

Сатива = прилив энергии. После косячка в голове у вас будут носиться тысячи мыслей, и вы примитесь перекрашивать стены в гостиной, одновременно изобретая вечный двигатель.

И совсем как ценители вина готовы бесконечно нудеть о всяких мерло с божоле, выращенных из такого и сякого гребаного винограда, так и укурки могут часами трещать о разных купажах марихуаны, обсуждая их вкус, аромат и, что самое главное, силу их воздействия на организм. Только настоящий мастер своего дела может вырастить травку из смесей индики и сативы, которая идеально подходила бы его клиенту.

Каждое хорошее вино начинается с винограда, а каждый хороший косяк — с семечка.

То есть с «Белой вдовы».

Во всем мире вы не сыщете конопли крепче. В каждой почке содержится около двадцати пяти процентов ТГД. Дельта-9 прямо-таки брызжет из этой травки.

«Белая вдова» — удовольствие не из дешевых. Ее нелегко достать и трудно вырастить, но она того стоит.

Из своей последней поездки в Афганистан Чон привез несколько вещей:

Тяжелейший случай ПСНС.

Паранджу для О.

Горсть семян «Белой вдовы».

22.

Дать Бену семена «Белой вдовы» — все равно что дать Микеланджело кисточки и чистый потолок и сказать: «Вперед, чувак!».

Бен умудрился вывести из «Белой вдовы» еще более крепкий сорт травки. Джордж Вашингтон Бен Карвер[18] породил травку-Франкенштейна, травку-мутанта, травку — генетического урода.

Никто бы не удивился, если бы косяк из этой травки встал на ноги, нашел бы спички и сам себя зажег. Такой косяк мог бы читать Людвига Виттгенштейна, обсуждать философские проблемы бытия, писать сценарии сериалов для канала НВО, уладить военный конфликт на Ближнем Востоке («Израильтяне и палестинцы могут сосуществовать в двух параллельных вселенных, разделяя друг с другом пространство, но не время»). Только сильные духом мужчины — или, как в случае О, женщины — могли выдержать больше одной затяжки «Самой белой вдовы».

Используя полученный сорт в качестве основы, Бен создал множество смесей с разным количеством индики и сативы. Вся его марихуана была необычайно крепкой. Каждый из его клиентов получал индивидуальную, соответствующую только его личным запросам травку. Вскоре по всему миру заработало «сарафанное радио», и покупателей у Бена стало еще больше. Какие бы эмоции вам ни хотелось испытать (или притупить), Бен с Чоном всегда могли предложить вам подходящую для этого марихуану.

Если вначале у друзей была всего одна теплица, то вскоре они заправляли уже тридцатью. И во всех росла преотборнейшая травка.

В среде наркоманов Бен с Чоном стали культовыми фигурами.

У них завелось столько преданных фанатов, поклоняющихся им с почти религиозной страстью, что они даже придумали себе название.

Церковь Святых укуренных дней.[19]

23.

Стоит Бену услышать о «Войне с наркотиками»,[20] как он тут же превращается в пацифиста. Он избрал для себя альтернативную службу и в этой войне участвовать отказывается.

— Для драки нужно двое человек, — говорит он. — А я драться не собираюсь.

Кроме того, он вообще не верит в существование какой бы то ни было войны против наркотиков.

— У нас борются только с наркотиками, которые производят и/или потребляют цветные, — считает он.

Если толкаете наркоту белых людей — алкоголь, табак, таблетки, то можете спать спокойно, хоть в спальне самого Линкольна в Белом доме. Но не дай вам бог заняться наркотой черных, желтых и коричневых — героином, крэком и травкой, — вот тогда-то вас мигом посадят.

Чон придерживается иного мнения. Он считает, что тут речь идет скорее не о расизме, а о фрейдизме, а именно о проблеме генитального и анального стыда.

— Все дело в полушариях, — заявил Чон одним прекрасным калифорнийским днем, стоя на террасе Бена и смоля косячок. — Попробуй взглянуть на глобус и сравнить его с человеческим организмом. Северное полушарие — это голова, мозг, центр интеллектуальной, философской активности, сосредоточие суперэго. Южное же полушарие находится возле паха, возле ануса, одним словом, там, где происходят самые неприличные, постыдные и приятные делишки. А где у нас производят большинство противозаконных — заметь, какое слово изящное, «противозаконные», — наркотиков? В Южном полушарии, как раз там, где у людей члены, влагалища и анусы.

— А вот где эти наркотики употребляют? — продолжал Бен. — На севере, в районе мозга, морали цивилизации, в районе человеческого суперэго.

— Вот именно, — откликнулся Чон. — Именно поэтому нам и нужны наркотики.

Бен надолго завиииииис, обдумывая эту фразу.

— Ты хочешь сказать, — наконец заговорил он, — что если мы все будем без конца трахаться и срать, то наркоманы у нас мигом выведутся?

— Угу. А еще никаких войн не будет, — добавил Чон.

— И мы оба останемся без работы.

— Верно, — кивнул Чон.

Друзья рассмеялись и еще долго не могли успокоиться.

24.

Стэн и Диана никогда не интересовались у сына, как же ему удалось так разбогатеть. Этот аспект его жизни они почему-то не анализировали. И не задавались вопросом, как парень двадцати пяти лет мог позволить себе квартиру в Тейбл-Роке стоимостью в четыре миллиона долларов.

Они гордились своим сыном.

Не из-за денег, конечно. А из-за того, какой он сознательный.

Социально сознательный.

И бессознательный.

Они гордились, что их сын — активист, работающий в странах третьего мира.

25.

Этим фактом и объяснялась пропажа Бена.

Чон точно не знал, где именно сейчас Бен, и учитывая отрезанные головы, гуляющие по всему интернету, его это немного беспокоило. Чон знал, что его друг всегда гораздо больше переживает за других людей, чем за самого себя.

Таких, как Бен, называют совестью нации. Он продвинутый и очень отзывчивый человек, и Чону это всегда нравилось. Вот только есть одно «но»: Бен регулярно пропадает на несколько месяцев, отправляясь спасать кого-нибудь от чего-нибудь. Он уже строил колодцы в Судане, предотвращая эпидемию холеры, возил сетки от комаров в Замбию, дабы спасти детишек от малярии, в составе группы международных наблюдателей ездил в Мьян-мьян-мьян-мар, чтобы не позволить армии разделаться с каренцами.

Бен с радостью делился своим богатством.

Называйте это как хотите — «фондом Бена», «институтом гидропоники», «курьерской службой доставки травки», «зеленой зеленью», неважно.

Чон пытался убедить друга, чтобы тот передоверил все зарубежные дела своим управляющим, но Бен никогда не чурался грязной работы. Одних только денег недостаточно, говорил он. Нужно вкладывать в дело сердце, душу и все свои силы. Умные люди всегда говорили: «Работай засучив рукава», и Бен строго придерживался этого правила. В результате каждые пару месяцев он объявлялся дома с дизентерией, малярией, а зачастую и с разбитым горем сердцем от увиденных ужасов третьего мира (об этом Чон и сам знал не понаслышке). Чон и О вели друга к лучшим специалистам в Исследовательском институте Скриппса, которые приводили его в порядок. Впрочем, вскоре Бен исчезал вновь, отправляясь спасать очередных детишек с крошечными ручками, бездонными глазами и распухшими от голода животиками.

Чон сообщил другу по имейлу, что, похоже, у них начались проблемы. Он присоединил к письму видеоролик — не для того, чтобы испугать или огорчить Бена (он ни за что на свете не огорчил бы Бена), но чтобы дать ему понять — теперь заварушка намечается здесь, в его родном городе.

Где людей превращают в дозаторы для конфеток «Пез».[21]

26.

Голова Бена плавала в эфире.

В эфире «Скайпа».

Камера сфокусирована на его лице, фон размазан.

Растрепанные каштановые волосы.

Карие глаза.

Губы Бена шевелились, не совпадая со словами — звук его голоса доносился с секундной задержкой:

— Я еду домой.

27.

О была счастлива.

Бен возвращается!

Бен, ее вторая вторая половина. Эти двое — Бен и Чон — много для нее значат. Собственно, они единственные, кто вообще для нее что-то значат.

28.

Бен — теплое дерево, Чон — ледяной металл.

Бен — заботливый, Чон — безразличный.

Бен занимается любовью, Чон — трахается.

И она любит их обоих.

Что же делать, что же делать?

29.

Проснувшись утром (ну ладно, днем), О выглянула в окно и увидела, как от их дома отъезжает «БМВ», за рулем которого сидит высокая женщина с короткими седыми волосами.

— Кто это был? — спросила О у матери, рыская по кухне в поисках «какао-подушечек», которые Паку наверняка выбросила в помойку. (О постоянно выкрадывала список покупок, который ее мать давала их служанке Марии, и дописывала в него «какао-подушечки», хлопья «Лаки чармс», кексы «Хозяюшка», согревающую интимную смазку и сэндвичи с колбасой от «Джимми Дина». Каждый раз, инспектируя кладовку, Паку выкидывала все покупки дочери, за исключением смазки, которую О изымала из сумок Марии, как только та возвращалась из магазина.).

— Это Элеанор, мой инструктор по персональному росту, — объяснила Паку. — Она просто чудо!

— Твой кто?

— Инструктор по личностному росту, — повторила Паку.

Ну, это уж чересчур хорошо, подумала О. Даже не верится. Ее мамины слова крайне обрадовали.

— И что же этот инструктор будет делать, а, мам? — спросила О, поеживаясь от предвкушения.

Разумеется, Паку выбросила все подушечки, так что О пришлось удовлетвориться пшеничными хлопьями в сахарной пудре. Она заглянула в холодильник в поисках нормального молока, а не той однопроцентной дряни, что ее мама закупала, когда не пребывала, как сейчас, в стадии «молоко — это белая смерть». В конце концов О насыпала пшеницу в миску и в отместку Паку стала есть ее руками, загребая хлопья горстями.

— Элеанор считает, что я тоже должна стать инструктором по личностному росту, — ответила Паку, водружая в высокую узкую вазу цветы. — И она поможет реализовать мой потенциал в этом деле.

Представив себе потенциальную реализацию такого потенциала, О чуть не упала со стула.

— Значит, твой инструктор по личностному росту будет инструктировать тебя, как быть инструктором по личностному росту? — уточнила О.

Чтобы потом ты сама могла инструктировать других людей, как быть инструкторами по личностному росту. О с трудом усидела на месте — ей не терпелось рассказать об этом паровозике идиотизма Бену (Бен возвращается!) и Чону.

Паку проигнорировала вопрос.

— Она чудесный человек, — заявила она.

— А как же твоя косметическая пирамида?

— Это слишком несерьезно, — ответила Паку и, поправив цветы, довольно улыбнулась. Вдруг ее озарило: — Дорогая! Да ведь и ты можешь стать инструктором тоже! И тогда из нас получится прекрасная команда! Мать-инструктор и дочь-инструктор, представляешь!

— Тогда тебе придется признать, что у тебя есть дочь старше десяти лет, — заметила О и запихнула в рот горсть хлопьев.

Паку бросила на дочь внимательный взгляд, полный, как показалось О, истинно инструкторской проницательности.

— Конечно, с прической надо будет что-то делать, — пробормотала Паку. — И с этим твоим пирсингом тоже.

— Может, из меня даже выйдет чирлидерша группы инструкторской поддержки, — добавила О.

Ура-ура.

30.

Чон, сидя в черном кожаном кресле, смотрел по телевизору инаугурацию нового президента Соединенных Штатов, который сделал шаг навстречу мусульманскому миру.

Чон его прекрасно понимал — он и сам немало километров отшагал по мусульманскому миру.

Хорошо, что Бен возвращается. Новый президент тоже так считал. Тысячи людей в зале и миллионы телезрителей внимательно слушали речь президента — мол, безумному обогащению и разгулу потребления пришел конец, третий мир гораздо ближе, чем мы думали, — во всех отношениях.

Рецессия.

Депрессия.

Репрессия.

Что так скажи, что эдак, а суть одна — пирог-то крохотный, и все участники трапезы держат свои ножи наготове (к слову о видео с отрезанными головами). Повсюду массовые увольнения и сокращения, стоимость компаний стремительно падает, фирмы банкротятся, закрывают свои подразделения и оптимизируют производство. А картель Баха от этого только выиграл (ой-ей!).

— И что нам ответить на это послание? — спросил Бен друга по скайпу.

— Думаю, надо пообщаться на эту тему с мексиканцами.

— Ты ведь знаешь, что совсем не всегда насилие — наилучшее решение? — поинтересовался Бен.

Но и не всегда — худшее, подумал Чон.

Такое уж у него было настроение — недружелюбное.

Чон смотрел, как бывший президент — более известный как Марионетка — машет рукой и забирается в вертолет.

Со времен разборок с байкерскими группировками на Чона и Бена никто не наезжал. Тогда байкеры напали на одного из их распространителей и забили его до смерти монтировкой. Таким образом они пытались донести до Бена и Чона простую мысль — не стоит им торговать травкой в Сан-Диего и его окрестностях.

Бена, естественно, не было — он опять где-то творил добро. Так что Чону пришлось разбираться с этой проблемой самому. И вот как он это сделал.

31.

Вернемся в прошлое.

Чон ехал в сторону Фан-Дога по Пятому шоссе в классическом «форде-мустанге» черного цвета.

Этимология названия:

Сан-Диего: San Diego — Sun Diego — Sun Dog — Fun Dog.[22]

На заднем сиденье под покрывалом притаился ремингтон «870-SPS Super Slug», гладкоствольное ружье двенадцатого калибра с установленным нарезным стволом с креплением под оптический прицел и резиновой рукояткой, благодаря которому «охота на отдаленные и малочисленные стада оленей станет простой, как никогда прежде».

Ну а пока ружье лежит и дожидается своего часа — важной встречи, которая предстоит Чону.

32.

Чон предпочитает не затягивать встречи и совещания. Это правило он усвоил, прочитав книгу «То, чему вас не научат в Гарвардской школе бизнеса».

Хорошая встреча — короткая встреча.

Доехав до Сан-Диего, Чон отыскал нужный ему дом в районе Голден-хиллс и припарковался. Он вытащил ружье («Просыпайся, мы уже приехали!»), пересек улицу и постучал в дверь.

Ему открыл Монтировка — огромный волосатый ублюдок в майке-алкоголичке. Даже на плечах у него кустилась шерсть.

Приставив ружье к горлу Монтировки, Чон нажал на курок.

Голова верзилы разлетелась на миллионы кусочков.

(Забавный у нас город!).

Есть еще одна тема, которую в Гарвардской школе бизнеса не проходят: «Кто такие дикари и как с ними бороться».

Как-как — дико и безжалостно.

33.

Продолжим экскурс в прошлое.

Чон отправился в Лагуну-шхуну.

Этимология прозвища такова (кстати, Чон обожает слово «этимология», этимология которого восходит к грекам. Слово это переводится как «в полном смысле». Хм…): эти два слова хорошо рифмуются.

В городе Чон залег на дно, строго-настрого запретив О приезжать к нему в гости, до тех пор, пока байкеры себя не проявят.

Впрочем, этого так и не произошло — вскоре до Чона дошли слухи, что байкеры решили выйти из марихуанового бизнеса и заняться метамфетамином.

Разумное решение.

Не стоит расширять бизнес горизонтально, пока не достиг потолка вертикально.

То есть: не стоит наезжать на человека, пока точно не знаешь, кто он такой.

А когда узнаешь — тем более не стоит.

34.

«Не надо вообще на кого-либо наезжать» — так звучит основной постулат жизненной и деловой философии Бена.

Сам Бен называл себя «пуддистом», т. е. «паршивым буддистом». Он иногда ест мясо, злится, редко медитирует и без конца употребляет изменяющие сознание вещества. Но основы буддизма, гласящей «Не навреди», Бен придерживается строго. Или, в его интерпретации, «Ни на кого не наезжай».

Вряд ли далай-лама стал сильно возражать против такой формулировки.

Эта философия была полезна не только для кармы, но и для бизнеса — благодаря такому отношению к жизни бизнес под брендом «Бен и Чонни» цвел пышным цветом.

Они и впрямь стали настоящим брендом.

Обращаясь за услугами «Бена и Чонни» как клиент или партнер, вы знаете, что вас ждет.

Клиент получит превосходную, идеальную, безопасную и экологически чистую травку по приемлемой цене.

Партнер — первосортный товар, не нуждающийся в рекламе; право на прибыли; прекрасные условия работы; детский сад для сотрудников; медицинскую страховку.

Вы не ослышались — Бен действительно предлагал своим сотрудникам медицинскую страховку, прописанную в контракте с его корпорацией, которая реализовывала через интернет поделки из стран третьего мира, сделанные руками местных жительниц.

Как видите, Бен во всем старался придерживаться буддистских правил и «жить праведно», что прекрасно сочеталось с его социалистическим воспитанием и рейгановским деловым чутьем.

Жесткие вертикальные бизнес-структуры вроде той, какой придерживался картель Баха, Бена не устраивали. В «Б&Ч» (и знак по мнению Бена, был крайне важен) все было наоборот: горизонтальная структура, отсутствие строгих правил, свободное течение средств («У нас деньги не просачиваются, у нас они текут рекой»[23]). Все это обеспечивало максимальную свободу действий и способствовало творческому подходу к ведению дел.

Логика Бена была простой: организовать дилеров марихуаны все равно невозможно (по вполне понятным причинам), так зачем пытаться сгонять котов в стадо, если самим по себе им гораздо лучше?

Хочешь толкать травку? Клево! Не хочешь? Клево. Хочешь продавать много травки? Клево. Хочешь продавать мало? Тоже клево. Декретный отпуск для мамы? Клево. Декретный отпуск для папы? Клево. Делай что хочешь — ставь себе свои собственные цели, сам планируй себе бюджет, сам назначай себе зарплату. Заказывай сколько хочешь травки и делай с ней что хочешь.

Эта нехитрая философия да забота, с которой Бен выращивал первосортную травку, сделали его очень богатым молодым человеком.

Королем травы.

Королем крутости.

35.

Кто-то скажет (и Бен в том числе), что Бен может быть самим собой только потому, что у него есть Чон.

Сам Бен прекрасно понимает, что он лицемер (или, если говорить по-гречески, гипокрит). Он вообще всегда с легкостью анализирует и препарирует свои чувства и мысли — сказываются корни.

Чон даже называл его «гидрокритом» — Бен пытался честно и миролюбиво вести дела в сфере, которая по своей сути жестока и бесчестна.

— Можно ведь устроить все по-другому, — убеждал его Бен.

— Нет, нельзя, — возражал Чон.

— Даже не можно, а нужно, — настаивал Бен.

— Ну о’кей, нужно. И что с того?

А то, что, хоть Бен и сделал свой бизнес честным и некровожадным на девяносто девять процентов, всегда есть один процент — которым занимается Чон.

Не стоит Бену знать то, что ему знать не стоит.

— Ты — американский народ, — говорит ему Чон.

И он знает, о чем говорит.

36.

В Ираке и Афганистане пачками мрут молодые ребята, а заголовки газет оккупировала Анна Николь Смит.[24] Кто-кто?

Вот именно.

37.

В аэропорту Бен смотрел новости CNN. Он возвращался домой из Бонго-Конго.

Этимология: река Конго протекает по стране, когда-то носившей название Бельгийского Конго, или сокращенно — Бонго-Конго. И это не страна, а сущий ад, также известный как Демократическая Республика Конго.

Что же там делал буддист Бен?

Запускал сеть психотерапевтических кабинетов для жертв сексуального насилия, несчастных женщин, которых постоянно насиловали — сначала повстанцы, затем солдаты, призванные защищать их от повстанцев. «Травяной фонд» Бена оплачивал бедняжкам медицинские осмотры, консультации психологов, тесты на беременность и ЗППП, а кроме того — вы не поверите! — услуги инструкторов, которые должны были рассказывать солдатам, что насиловать и унижать женщин нехорошо.

Поднявшись с пластикового стула, Бен в который уже раз направился в туалет — он провел в Конго больше времени, чем обычно, и очень надеялся, что не подхватил там дизентерию (снова).

Скрючившись в позе эмбриона на толчке, он вновь принялся пересматривать свои взгляды на мир. Почему? Потому что, будучи буддистом, он пытался перевоспитать ублюдков, насиловавших и избивавших женщин, но вместе с этим никак не мог отделаться от мысли, что гораздо эффективнее было бы перестрелять их всех к хренам собачьим.

Вечно рефлексирующий, Бен понимал, что дело не только в этом.

Он, конечно, паршиво себя чувствует и устал как собака, но что-то в последнее время вся жизнь вокруг стала на редкость паршивой и утомительной. Бена одолевала тоска. Депрессия. Безволие. И осознание бессмысленности своей жизни. Наверное, все потому, что:

Сколько ни рой колодцев в Судане, все равно придут джанджавиды и всех перестреляют;

Сколько ни покупай ребятишкам в дома москитные сетки, а они вырастут и станут насильниками;

Сколько ни развивай кустарное производство поделок для женщин Мьянмара, а все равно солдаты захватят этот «бизнес» и превратят женщин в рабынь.

Бен всерьез опасался, что вскоре он начнет полностью разделять мнение Чона о человечестве: «Люди — дерьмо».

38.

Кругом одни проблемы, думал Бен, вернувшись в зал отдыха для пассажиров первого класса и заказав чашечку травяного чая.

Теперь еще вот картель Баха рассылает жуткие видеозаписи, пытаясь воздействовать на мирную (доселе) марихуановую отрасль.

Мило, очень мило.

О том, что будет дальше, Бен не хотел даже и думать.

Но думать придется, сказал он себе. Потому что оставлять такие выходки без ответа нельзя. У Чона, конечно, есть на руках готовое решение (вернее, в руках), но надо признать, одолеть картель силой практически невозможно. Впрочем, будь это даже реально, Бен совсем не был уверен, что такой исход ему по душе.

Пока что он вообще ни в чем не уверен.

Вскоре объявили посадку на его самолет.

39.

Лишь под угрозой изъятия и/или уменьшения лимита своей платиновой кредитки О согласилась присоединиться к занятиям Паку и ее инструкторши.

Элеанор приехала прямо к ним домой.

— Ой, а у них правила, как у «Домино»? — спросила О. — Если не доставит тебе новую жизнь за двадцать минут, ей не придется ничего платить?

— Прекрати немедленно, — велела мать.

В общем, О пришлось усесться на диван рядом с Паку. Элеанор, чьи серебристые волосы выгодно сочетались с темно-фиалковой шелковой блузкой, раздала им брошюры.

— Число «три» — чрезвычайно важное число в нашей культуре и коллективном бессознательном, — заявила она. — Поэтому мы используем силу этого числа, дабы преумножить силу наших личностей.

— А нас как раз трое, — заметила О.

— Вы весьма сообразительны, Офелия, — провозгласила Элеанор.

О поежилась.

— План действий — вот что отличает мечту от цели, — продолжала Элеанор. — Я раздала вам анкеты. Напишите на них по три цели на сегодня. И придумайте по три реальных шага, которые вы можете сделать, чтобы осуществить каждую из своих целей.

Вот что написала Паку:

Стать сильнее (физически).

Продвинуться вперед на пути обучения профессии инструктора личностного роста.

Приготовить блюдо, которое будет полезно и телу, и духу.

Вот что написала О:

Испытать крышесносящий множественный оргазм.

— Я ведь велела написать три цели, — заметила Элеанор.

— Ну правильно. Множественный — это как раз три раза, — ответила О.

Впрочем, Элеанор не так-то просто пронять. Все-таки бесхребетная дама не смогла бы вытягивать по двести с половиной баксов за час с работы из пресыщенных калифорнийских женушек.

— И какие же три шага помогут вам достичь своей цели? — обратив ясный взор на О, спросила Элеанор.

Кивнув, О зачитала свой список:

Не забыть купить батарейки.

Выкроить часок, чтобы побыть в одиночестве.

Подумать о чистильщике бассейна.

40.

Они встретили Бена в аэропорту имени Джона Уэйна.

Как можно не восхищаться аэропортом, названным в честь не служившего в армии актера, звезды вестернов и военных фильмов, который сумел превратить свою гейскую косолапую походку в «фишку», принесшую ему миллионы долларов. В свое время он скупил чуть ли не половину юга округа Орандж и почти весь Ньюпорт-Бич. Ну и правильно, к чертям эти фильмы! Недвижимость — вот где настоящие бабки!

А-а-а-ргх!

Все эти лощеные коты — Уэйн, Хоуп, Кросби — скупили дома калифорнийского рая — в Ньюпорт-Бич, Палм-Спрингс, Дель-Мар — и заставили всех поверить в этот рай, как все верили в их целлулоидные кинофантазии. Солнце, лодки, гольф.

Много-много гольфа.

Мартини на зеленых лужайках, изящные шутки, понятные только избранным, дорогущие шлюхи в гольф-картах, пари, ставкой в которых служили минеты в исполнении спутниц, лунки, мячи и прочее меряние пиписьками богатых белых мальчиков — мой крошечный членик не такой крошечный, как твой, сраный ты кусок дерьма. А ну-ка, давай выйдем на лужайку, на лужайку, на зеленую-зеленую-зеленую лужайку.

А неудачники пусть торчат в «песчаных ловушках».[25]

В Ираке. В Афганистане.

Какой там клюшкой бьют, чтобы выбраться изо рва с песком? Клином? Эх, было бы неплохо, подумал Чон. Как застрянешь вот в каком-нибудь очередном Трататастане, так просто велишь своему кэдди принести себе старую добрую клиновую клюшку, делаешь хорошенький удар и — вуаля! — ты снова на зеленой лужайке.

Мартини всем желающим! И минеты тоже.

Они с Беном тоже как-то сыграли партию в гольф. Доехали до гольф-клуба «Торрей-Пайнс», закинулись спидами и, хренача по мячу словно казаки, отрубающие врагам головы, одолели все девять лунок чуть ли не за семь с половиной минут. Содранный в огромном количестве дерн они за собой не поправляли. Пробирались от лунки к лунке, словно под снайперским обстрелом. Бросались на землю, перекатывались, двигались короткими перебежками. Пока не приперся негодующий управляющий и не выставил их.

Прочь с прекрасных зеленых лужаек.

Прочь от прекрасной калифорнийской мечты.

Герцог, Бингл и Бобстер[26] больше не хотят с тобой дружить.

Бен надеялся, что Чон возмутится таким произволом — я ведь ветеран войны, я сражался, чтобы прекрасным калифорнийским утром вы могли пройти восемнадцать лунок, глядя на море на прекрасное море, я да ты, ты да я, вместе дружная семья. Я кровью истекал ради этих лунок. Да если бы не вояки вроде меня, твои шлюхи, мой дорогой друг, сейчас все ходили бы в паранджах.

Но Чон промолчал. Отказался пылать праведным гневом. Просто на самом-то деле он отправился в Афганистан вовсе не для того, чтобы оберегать покой загородных клубов. Он пошел воевать только потому, что уже служил в спецназе, когда эти хуесосы направили самолеты на башни-близнецы.

Управляющему он этого говорить не стал. Тот и так был на грани сердечного приступа. Так что Чон лишь пожелал ему и впредь поддерживать лужайки в безупречном состоянии и удалился.

А сейчас он торчал в аэропорту имени Джона Уэйна. Стоит только странствующему путнику прилететь в округ Орандж, как ему тут же указывают на место. И пусть вас не вводят в заблуждение жизнерадостные серферы — вы попали в край богатых республиканцев, так что ведите себя соответственно, а не то на вас мигом натравят Герцога.

Подумать только, ведь не так давно республиканцев боялись и ненавидели. А сейчас они способны вызвать разве что жалость. Барри Моррис Голдуотер им всем подложил славную свинью. (О-БАМ-а!). И вот теперь они, словно хорошие белые мальчики в негритянском квартале Бед-Стай, делают вид, будто им совсем-совсем не страшно, в то время как предательские струйки мочи уже текут по их слаксам к кордовским кожаным ботинкам. Обама так потряс всех этих додиков, что сейчас им только и остается, что поддерживать всяких толстых нариков-диджеев, невменяемых баб с далекого Севера и придурка из телека,[27] который, брызжа слюной у школьной доски, выдает речуги в стиле пятидесятых годов (к слову о маленьких белых члениках), словно ведущий оздоровительного тренинга в тюрьме для сексуальных преступников.

Чон представил себе приятную картину: этот клоун давится в ресторане куриной костью и валится на пол, пока официанты-негры и уборщики-испанцы мчатся со всех ног, чтобы набрать «511».

Разумеется, демократы каким-нибудь потрясающе нелепым способом умудрятся выпустить этот мяч из рук — как и обычно. («Как ты сказала тебя зовут, лапочка? Моника Л.?»). И все же Чон с нетерпением ждал — о, с каким нетерпением! — того неизбежного момента, когда один из таких клоунов прорвется-таки к микрофону и обзовет Обаму черножопым. В том, что рано или поздно это случится, Чон не сомневался. Это всего лишь вопрос времени. Забавно будет посмотреть на растерянную озадаченную рожу этого бледнолицего идиота, когда он поймет, что карьере его пришел окончательный конец. Как у Кеннеди.

Специалист по посмертной профориентации. Значит, вы считаете, ваша карьера окончена?

Придурок. Я обозвал Обаму черножопым.

Специалист по посмертной профориентации (помолчав, потрясенно). Ого.

Между тем «Великая старая партия» (неофициальное название республиканской партии) недавно освоила и другие шутовские приемы. Больше всего Чона порадовал губернатор Южной Каролины Губер, который утверждал, что уехал в поход по Аппалачам (на праздник «Голых покорителей гор», представьте себе), а на самом деле отправился к своей горячей chica в Южную Америку.

Затем он раскаялся, уливаясь слезами.

И это тоже примета времени — в последнее время республиканцы так часто исходят соплями на экранах наших телевизоров, словно они не взрослые мужики, а двенадцатилетние девочки, которых не пригласили на день рождения.

(«Ну не переживай, Эшли! Бриттани — настоящая вонючка, а тебя все любят!»).

Раньше республиканцы на людях не плакали.

Плакали демократы, а республиканцы за это над ними издевались.

Так и должно быть.

Спросите хоть Джона Уэйна.

Раньше Чон ненавидел демократов — бесхребетных двуличных яппи, каждый второй из которых был латентным геем, слишком трусливым для того, чтобы признаться в своей ориентации и выдержать критику с высоко поднятой головой. Он и сейчас их терпеть не мог, но со времен вторжения в Ирак, когда мистер Джозеф Уилсон спустил Буша-марионетку с поводка, настоящую, искреннюю ненависть Чон питал только к политикам республиканской партии. Не углубляясь в детали: Чон считал, что республиканцев надо отстреливать, словно бешеных собак, сваливать их трупы в одну яму и поливать лимонным соком их разлагающиеся тела, чтобы они не дай бог не превратились в зомбаков и не восстали в ночь Хеллоуина.

41.

Бена они нашли, когда он стоял у багажной ленты, дожидаясь, когда к нему приедет его зеленая спортивная сумка, более уместная у какого-нибудь студентика, только вернувшегося домой с экспедиции по Коста-Рике.

Как обычно, по возвращении домой Бен выглядел совершенно изможденным. Кожа у него выглядела типично для обитателя стран третьего мира — одновременно смуглая и бледная. Болезненная бледность, вызванная какой-то инфекцией, пробивалась сквозь загар. Что же он подхватил на этот раз? Анемию? Гепатит? Какого-нибудь паразита, который заполз ему под ноготь и проник в кровь?

Шистосомоз.

Увидев друзей, Бен улыбнулся, обнажив белоснежные ровные зубы.

Родись он в другое время, обязательно стал бы членом Корпуса мира. Черт, да он возглавил бы Корпус мира! Играл бы в футбол с Джеком и Бобби Кеннеди в их домах в Хайаниспорте, плавал бы с ними на яхте. Загорелый и улыбчивый. Жил бы на полную, выкладываясь и душевно, и физически.

Но он родился в наше время.

О бросилась к Бену и прыгнула к нему в объятия, крепко обхватив его руками и ногами. Его это ничуть не напрягло — она же совершенно невесомая.

— Беннннннннннннннннн! — раздался ее вопль, и к ним тут же повернулось несколько заинтересованных лиц.

Придерживая девушку одной рукой, Бен повернулся и пожал руку Чону.

— Привет.

— Здорово.

На ленту выехала сумка Бена. Чон подхватил ее, накинул ремень на плечо, и они пошли прочь из аэропорта.

Мимо статуи Герцога.

А, кстати!

Пошел он.

42.

Гриль-бар «Койот».

Юг Лагуна-Бич.

Чтобы попасть туда из квартиры Бена в Тейбл-Роке, нужно всего лишь подняться по внешней лестнице.

Друзья сидели за столом на балконе. Перед ними синим прямоугольником раскинулся океан. Вдоль темных пятен водорослей курсировали рыбацкие лодки, остров Каталина, большой, величественный и ленивый (избалованный домашний кот), возвышался на краю мира.

Просто чудесно.

Солнце ярко сияло, в воздухе витал аромат свежей сальсы.

Этот ресторанчик — любимое место Бена в родном городе. Его вторая берлога. Правда, он почти ничего не ел — так, гонял еду по тарелке да отщипывал крошечные кусочки от тортильи. Наверное, опять мучается животом, предположил Чон. В животе у Бена постоянно что-то урчало, и он то и дело бегал в сортир. Они уже закупили кучу журналов в туалет — в ближайшее время ему придется провести там немало времени.

Чон заказал себе гамбургер. Он терпеть не мог мексиканскую кухню — ему казалось, что мексиканцы всегда готовят одно и то же блюдо, просто подают его по-разному.

О ела так, что за ушами трещало.

Перед ней стояла огромная тарелка начос с курицей, тако с желтохвосткой, рисом и бобами. С тех пор как Бен вернулся домой, она, и прежде-то отличавшаяся хорошим аппетитом, стала есть еще больше. (Еще бы, оба ее мужчины наконец-то рядом!) В том, с какой жадностью она запихивала в себя еду, было даже что-то отталкивающее. Увидь ее Паку, у нее тут же от ужаса пошла бы ушами кровь.

От одной этой мысли О хотелось есть еще больше.

Бен хотел было взять себе чай со льдом, но Чон его переубедил — мол, в его состоянии лучше что-нибудь попроще. Когда мучает понос, спасти может только обильное питье. В конце концов Бен заказал лимонад и потихоньку разгрызал оттуда лед.

— Где ты был? — поинтересовалась О, не отрываясь от еды.

— Везде, — ответил Бен. — Сначала поехал в Мьянму.

— Мьян-что?

— Мьянма. Это бывшая Бирма. Из Таиланда сразу налево. Ну а в итоге очутился в Конго.

— Ну и как там в Конго? — спросил Чон.

Бен изобразил лицо с постера «Апокалипсис сегодня». Марлона Брандо перед коробкой эскимо.

Чистый неподдельный ужас.

43.

Дом, милый дом.

Бен прошел в просторную гостиную и сразу же начал оглядываться, пытаясь понять, какой урон нанесли дому Чон и его пристрастие к водке и спидам.

Но вроде бы с гостиной все было в порядке.

Даже чисто.

— Вы наняли уборщицу, — догадался Бен.

— Одну из шизичек Паку, — кивнула О.

— Очень уютно стало, — одобрил Бен. — Спасибо.

Все уборщицы, попадающие в дом к Паку, делятся на два типа: первые вскоре переживают нервный срыв и увольняются, прихватив на обратном пути какую-нибудь ценную вещичку, чтобы возместить моральный ущерб; и вторые — сумасшедшие с навязчивыми неврозами чистоты, которые приходят в восторг от недостижимых стандартов Паку. О вызвала для вылизывания гнездышка Бена как раз одну из таких невротичек.

Друзья сидели на диване и курили травку. Смотрели на океан. Смотрели на океан. Смотрели на океан…

Чон решил, что давно не тренировался, и пошел искупаться.

Тренировка в его понимании предполагала долгий, очень долгий заплыв — минимум на пару миль — и дорогу домой. Выйдя из комнаты, он вернулся уже одетый в плавки.

— До встречи, — махнул рукой он.

О с Беном смотрели, как он, прошагав по пляжу, забежал в воду.

Чон не любит медлить.

44.

Как и О.

— Давно у тебя не было секса? — спросила она у Бена.

— Несколько месяцев.

— Как долго, — ужаснулась О и опустилась на колени.

Расстегнув ширинку, она стала нежно ласкать языком его яйца.

— А как же Чон? — остановив ее, спросил Бен.

— Это не его язык и не его рот, — пожала плечами О и заглотила поглубже его член. Обхватив его губами, она двигалась все быстрее, чувствуя, как он набухает и твердеет. Ей нравилось ощущать власть над его телом, нравилось качать вверх-вниз головой, зная, как любят смотреть на это парни. Кажущаяся покорность всегда их возбуждает. Краем глаза О заметила, что Бен вцепился в диванную подушку.

— Хочешь кончить в рот или в меня? — спросила она.

— В тебя.

Взяв Бена за руку, О отвела его в спальню. Стянув через голову платье, она стащила трусики и ногой отшвырнула их подальше. Сняла с Бена его рубашку, джинсы и трусы и затащила его на себя.

— А ты хочешь?

Милый Бен, всегда такой заботливый. Не хочет причинять никому боль.

— Еще как. Посмотри! — сказала О и широко раздвинула ноги. Она вся намокла.

— О, боже, — простонал Бен.

— Хочешь меня трахнуть, а, Бен?

— О, да!

— Трахни меня! Трахни меня, милый Бен!

Милый, милый Бен, такой неторопливый такой нежный такой сильный и нежный, такой горячий такой чертовски чертовски горячий, и карие глаза смотрят на нее вопросительно — неужели это неземное наслаждение не сон, неужели так бывает на самом деле, и ответ в его улыбке, он улыбается, улыбается, и от его улыбки ее накрывает первая, еще не очень сильная волна.

Русалка на ее руке ласкает его спину, зеленые водоросли обнимают, прижимают его, сладкие, сладкие зеленые заросли, и дельфины скачут по спине, пока Бен впечатывает О в кровать. Их соленый пот смешивается, и они прилипают друг к другу, слепляются воедино, а крошечные белые пузырики крепко-накрепко соединяют их друг с другом.

О нравится чувствовать в себе твердый нежный член Бена, нравится обнимать его за плечи, когда он входит в нее снова и снова.

— Я скучала по тебе, — прошептала она ему на ухо.

— И я.

— Милый, милый, милый Бен, меня трахает мой милый Бен, — пробормотала О, и это «меня» вызвало у нее новую волну оргазма, — это меня, меня трахает этот красивый, чудесный, прекрасный, нежный мужчина, это меня он хочет, его добрые волшебные карие глаза смотрят прямо на меня, его руки на моей спине, его член во мне.

И как ни пыталась О сдержаться, она кончила снова. Она хотела продлить, растянуть удовольствие для Бена, но не смогла и приподняла бедра, прижалась клитором к его лобку и начала усиленно подмахивать, пытаясь загнать его еще глубже в себя.

— О, Бен… — стонала она. — О, о, о!

Ее пальцы беспорядочно дергались, словно выбравшийся на влажный песок краб, и, погладив его пониже спины, она запустила внутрь пальчик и услышала, как Бен захрипел, и почувствовала, как он излился внутри ее, как задрожал, дернулся раз, затем еще один и наконец повалился без сил.

Русалка улыбалась.

Дельфины спали.

Как Бен с О.

45.

Стараясь не потревожить девушку, Бен выбрался из ее влажных объятий.

Встав с кровати, он натянул джинсы и рубашку и прошел в гостиную. В окно он увидел Чона, который сидел на террасе. Наведавшись на кухню, Бен захватил две бутылки пива и вышел наружу.

— Хорошо поплавал? — спросил он, протянув другу пиво и облокотившись на белые металлические перила.

— Ага.

— Акул не встретил?

— Неа.

Ничего удивительного — акулы Чона боятся. Понимают, видно, что перед ними такой же хищник.

— Мы пойдем на их условия, — произнес Бен.

— Ну и зря.

— Тебя чего, волнует, что их член больше нашего?

— Нашего?

— Ну ладно, наших. Нашего собирательного члена. Коллективно-бессознательного, так сказать.

— Это уж чересчур, — поморщился Чон. — Давай-ка держать наши члены раздельно.

— Пускай они выиграли, — продолжал Бен, — ну и что? Что мы от этого потеряли? Ну да, нас вышвырнули из бизнеса, из которого мы и сами хотели уйти. Все равно мне это все уже страшно надоело. Пора двигаться вперед. Покорять новые вершины.

— Они подумают, что мы их испугались, — заметил Чон.

— Так оно и есть.

— Говори за себя. Я не испугался.

— Не все такие, как ты. Ты у нас вообще по пятнадцать террористов перед завтраком сжираешь, вместе с костями. А мне разборки ни к чему. Я этим бизнесом занялся не для того, чтобы с кем-то сражаться и убивать людей. И не хочу, чтобы из-за меня кому-нибудь отрезали голову. Начиналось все легко и приятно, но раз такая вот дикость становится нормой — я выхожу из игры. Я не хочу во всем этом участвовать. И ты говоришь, они подумают, что мы их испугались? Ну и что? Мы что, в пятом классе, что ли?

Нет, не в пятом, подумал Чон. И дело тут вовсе не в ущемленной гордости, оскорбленном эго или размере члена.

Бен просто не понимает, как устроено мышление у таких людей. Он, такой разумный и рациональный, даже не может представить, что в мире этих монстров разум — признак слабости. А завидев слабого человека, учуяв его страх, они тут же переходят в атаку.

Стремительную и беспощадную.

Но Бену этого никогда не понять.

— И нам никогда не одолеть картель, у нас просто не хватит людей, — добавил Бен.

Чон кивнул. Он, конечно, может позвать на подмогу хороших парней, знающих свое дело, но картель Баха выставит против них целую армию. Но даже если и так, что дальше-то? Что, прихватить анальную смазку и подставить им свой зад? Познать тюремную любовь?

— Это ведь просто способ заработка, — говорил Бен. — Душа у меня все равно к этому не особо лежит. И денег мы полно скопили. Можем позволить себе отдохнуть и пожить в свое удовольствие, хоть на островах Кука, хоть в Вануату. Может, пришло время направить свои усилия еще на какое-нибудь дело.

— Сейчас не самое подходящее время затевать новый бизнес, — заметил Чон.

Рынки рушатся, как карточные домики. Денежно-кредитные потоки в глубокой заднице. Уровень потребительского доверия низок как никогда. Капитализму пришел конец.

— Я подумываю заняться альтернативными источниками энергии, — сказал Бен.

— Что, солнечными батареями, ветряными генераторами и прочей херней? — удивился Чон.

— А почему нет? Знаешь, сейчас для детей в Африке делают ноутбуки за четырнадцать долларов. Представляешь, может, нам удастся разработать солнечную батарею за десять баксов? Это же изменит весь мир!

Бен так ничего и не понял, подумал Чон. Человек не в силах изменить мир. А вот мир его меняет. Да еще как.

Например:

46.

Спустя три дня после возвращения Чона из Ирака, когда они с О сидели в ресторанчике в Лагуне, официант уронил на пол поднос.

С грохотом.

Чон нырнул под стол.

Повалившись на ноги, он потянулся за пушкой, которой у него не было, и если бы Чона хоть немного заботило общественное мнение, он бы сгорел от стыда. Кроме того, довольно сложно сделать вид, будто ничего не произошло, и невозмутимо вылезти из-под стола, когда на тебя таращится полный зал людей, а адреналин все еще бьет по мозгам. Поэтому Чон решил посидеть под столом еще немного.

К нему присоединилась О.

Оглянулся, а она тут как тут, сидит и смотрит на него во все глаза.

— А мы нервные, да? — улыбнулась она.

— Чуть, — ответил Чон.

Хорошее слово — «чуть». Вообще короткие слова из одного слога, как правило, самые лучшие.

— Ну, раз уж я стою тут перед тобой на коленях, — протянула О.

— О, закон оберегает нравственный покой граждан.

— Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, — кивнула она и высунула голову из-под стола: — Можно нам еще кувшин воды, пожалуйста?

Официант поспешил выполнить ее заказ и принес кувшин им под стол.

— А мне тут нравится, — призналась О Чону. — Прямо как в крепости, какие я в детстве строила.

Протянув руку к официанту, она взяла меню и передала одно Чону.

— Я закажу салат «Цезарь» с курицей, — решила она.

Официант, молодой парнишка с внешностью типичного серфера — с идеальным загаром и идеальной белоснежной улыбкой, присел на корточки:

— Могу я предложить вам наше блюдо дня?

Ну и как после этого можно не любить Лагуну?

Или О.

47.

Бен страждет спокойствия.

Но Чон знает.

С дикарями перемирия не заключить.

48.

Проснувшись, О оделась и вышла на террасу.

Если ее и смущало присутствие обоих ее любовников, она этого не показывала. Скорее всего потому, что ее это вовсе не смущало. Этот аспект своей жизни она рассматривала в следующем ракурсе: чем больше любви, тем лучше. Она надеялась, что и они думают так же. Ну, а если нет… Что же.

Бен с Чоном решили съездить в Диквилль.

Этимология названия такова: в Сан-Клементе когда-то располагалась резиденция Ричарда Никсона, более известная как Западный Белый дом.

Ричард Никсон, он же Дик Никсон.

Он же Хитрюга Дик.

Диквилль.[28]

Уж извините.

О тут же захотела поехать с ними.

— Плохая мысль, — отозвался Бен. Они никогда не брали ее с собой на деловые встречи.

Чон согласился — эту границу он не хотел пересекать.

— Но я очень хочу поехать с вами! — взмолилась О.

Бесполезно.

— Я не хочу оставаться одна.

— Так побудь с Паку.

— Я не хочу оставаться одна, — подчеркнуто повторила О.

— Понял.

И они поехали в Диквилль.

49.

Чтобы встретиться с Деннисом.

Машину они оставили на парковке у пляжа, через который проходила железная дорога. Иногда Бен с О катались тут на поезде, просто так — чтобы посмотреть в окно на дельфинов и иногда даже китов.

Деннис уже ждал их на месте. Выбравшись из своей «тойоты-камри», он подошел к «мустангу» Бена. Деннис — высокий мужчина слегка за сорок, с светлыми, начинающими редеть волосами и лишними пятнадцатью килограммами, которые он набрал, потому что не пропускал ни одной забегаловки с окошками для автомобилистов на своем пути. Кстати, на той стороне Пятого шоссе есть ресторанчик «Джек-ин-зе-бокс». Ну да неважно. Короче говоря, он вполне привлекательный мужчина, если не обращать внимания на свисающий над ремнем живот.

Увидев Бена, Деннис немало удивился — обычно он встречался с Чоном с глазу на глаз.

После чего заезжал в «Джек-ин-зе-бокс».

Но еще больше он удивился, заметив рядом с ними какую-то незнакомую ему девицу.

— Это кто? — спросил он.

— Энн Хеч,[29] — ответила О.

— Неправда.

— Откуда вам знать?

— Это наша подруга, — вмешался в их беседу Бен.

— С каких это пор вы своих подружек на наши встречи водите? — недовольно спросил Деннис.

— Кого хочу, того и вожу, — ответил Бен.

— И я буду делать что хочу, — добавила О.

— Короче, залезай в машину.

Деннис уселся на переднем пассажирском сиденье, Чон с О разместились сзади.

— Мне рядом с вами опасно находиться вообще-то, — тут же заныл Деннис.

— Раньше ты что-то не возражал, — откликнулся Чон.

Они с Деннисом встречались раз в месяц. Чон приезжал с мешком, полным денег, и уезжал с пустыми руками. Деннис приезжал с пустыми руками и уезжал с мешком, полным денег.

После чего заезжал в «Джек-ин-зе-бокс».

— Ты бы предпочел, чтобы мы к тебе в офис приехали? — поинтересовался Бен.

Офис находился в пригороде Сан-Диего, в здании Управления по борьбе с наркотиками.

Где в подразделении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Деннис был важной шишкой.

— Господи, ты чего такой нервный, а? — удивился Деннис. Не часто ему доводилось видеть Бена в таком состоянии — конечно, они вообще редко встречались, но когда это все-таки случалось, Бен вел себя вполне пристойно. Ну а Чон… Чон по жизни немножко психованный.

— У тебя по картелю Баха есть какая-нибудь информация? — спросил Бен. — По Эрнандо Лотеру в частности?

— А то, я только ими и занимаюсь, — хохотнул Деннис.

Потому что прикрывать лавочку Бена и Чона ему нет никакого смысла — те регулярно подкидывают ему деньжат или просто «сдают» расположение уже пустой теплицы, чтобы он исправно продвигался по служебной лестнице.

— А зачем вам? — спросил он, раздумывая, не удастся ли тут ему чем-нибудь поживиться. — Они на вас наехали, что ли?

Он и так уже об этом догадался — все-таки не совсем идиот. Тревожные звоночки раздавались повсюду, не говоря уж о видеоклипе с участием семерых обезглавленных дилеров, который облетел весь интернет.

Вот что называется враждебным поглощением в экономике, подумал Деннис.

Вдруг его озарило.

— Погоди-ка, — встрепенулся он, — вы что, хотите отложить платеж под тем предлогом, что картель с вас требует денег? Ну уж нет! Ваши расходы это исключительно ваша забота, не моя.

Позади них загремел поезд «Метролинк», соединяющий соседний с Лагуна-Бич Оушнсайд с Лос-Анджелесом. Из-за грохота разговор прервался.

— Расскажи мне все, что знаешь про этого Эрнандо Лотера, — прервал тишину Бен.

— А тебе зачем? — осторожно поинтересовался Деннис, чувствуя, впрочем, облегчение от того, что они не хотят его надуть. Ему ведь еще по счетам платить.

— «Зачем» тебя совершенно не касается, — встрял Чон. — Твоя забота — «что».

Так что давай выкладывай все, что знаешь про этого Эрнандо.

Главу картеля Баха.

50.

Деннис приступил к рассказу.

История картеля берет свое начало не в штате Баха, как можно было бы подумать, а в Синалоа — горном регионе на западе Мексики. Определенная высота над уровнем моря, кислотность почвы и количество осадков делали эту местность идеальной для выращивания мака. На протяжении многих веков синалойские gomeros — опиумные фермеры — выращивали мак, перерабатывали его в опиум и сбывали на американском рынке, в основном китайским рабочим с железной дороги, тянущейся вдоль юго-западных районов Техаса, Нью-Мексико, Аризоны и Калифорнии.

Поначалу американские власти смотрели на эту торговлю сквозь пальцы. Однако вскоре объявили опиум вне закона и надавили на мексиканское правительство (безуспешно), пытаясь заставить их прижать gomeros к ногтю.

Во время Второй мировой войны американцы, отчаянно нуждавшиеся в опиуме, сырье для производства морфия, кардинально переменили свою точку зрения. К тому времени обычные поставки из Афганистана и «Золотого треугольника»[30] прекратились, и власти стали умолять Мексику производить уже не меньше, а больше опиума. Мало того, американцы даже построили для gomeros узкоколейную железную дорогу, чтобы тем удобнее было свозить с гор урожай. Все больше и больше полей gomeros стали отводить под маковые плантации. Таким образом, к концу сороковых годов экономика Синалоа стала зависеть от опиумной промышленности, a gomeros превратились в влиятельных и богатых землевладельцев.

После войны США столкнулись с проблемой все растущего количества героиновых наркоманов и вновь обратились к Мексике с требованием прекратить всякое производство мака. Мексиканцы, мягко говоря, удивились. И расстроились: синалоанцы — не только богатые gomeros, но и campesinos, простые фермеры, обрабатывающие землю, — финансово зависели от продажи мака.

Расслабьтесь, сказали им американские мафиози. Багси Сигел,[31] приехав в Синалоа, заверил gomeros, что мафия будет скупать весь произведенный ими опиум. Так было положено начало pista secreta — нелегальной наркоторговле. Соперничавшие за землю gomeros принялись уничтожать друг друга. Кулиакан, крупнейший город Синалоа, прозвали «Маленьким Чикаго».

Тут на сцену выходит Ричард Никсон.

В 1973 году Никсон основал Управление по борьбе с наркотиками. Сотрудникам Управления, по большей части бывшим агентам ЦРУ, он дал задание разобраться с gomeros в Синалоа. В 1975 году началась операция «Кондор», во время которой американцы вместе с мексиканской армией бомбили, поджигали и травили химией обширные плантации мака, в результате чего тысячи фермеров Синалоа оказались без средств к существованию, а экономика края впала в глубокий кризис.

А самое чудесное во всем это было то, что главный мексиканский коп, отвечавший за операцию со стороны Мексики — тот самый человек, что указывал, какие поля сжигать, а кого арестовывать, — этот самый человек владел вторым по величине производством опиума в Синалоа. Этот злой гений по имени Мигель Анхель Альварадо воспользовался «Кондором», чтобы уничтожить своих конкурентов.

Затем он под защитой армии и federales встретился с немногочисленными выжившими соперниками в ресторане в Гвадалахаре и, провозгласив основание el Federacion, Федерации, разделил Мексику на следующие plazas, то есть части: районы Залива, Баха, Сонора с главным «штабом» в Гвадалахаре.

Альварадо, прирожденный бизнесмен и новатор, расширил поле деятельности и пристроил своих бывших соперников ввозить колумбийский кокаин через мексиканский «черный ход».

Парадным входом служил город Майами, штат Флорида. Туда Управление и бросило основные свои силы. Те же несчастные, кто остался служить в Мексике, во весь голос кричали о кокаиновой контрабанде, которая совершалась под охраной полиции и армии, но Вашингтон настоятельно рекомендовал им заткнуться и не отсвечивать — в конце концов, власти уже объявили во всеуслышание, что одержали победу в борьбе с наркоторговцами Мексики.

Задание выполнено.

За восьмидесятые и девяностые годы Федерация, разделенная на три plazas, сколотила миллиардное состояние и фактически превратилась в «теневое» правительство. Люди Федерации проникли во все структуры, включая полицию, армию и даже канцелярию президента. К моменту, когда Вашингтон очухался и осознал, что произошло, было уже слишком поздно. Федерация стала могучей силой.

— И что произошло потом? — спросил Бен.

Федерация пожрала сама себя. Сработал закон кармы, и Альварадо подсел на крэк и угодил за решетку. За освободившееся место главаря тут же началась бешеная драка. То и дело объявляли вендетту. В этой гражданской войне plazas разделились на группировки, а тем временем потребление кокаина в США резко сократилось, и мафиози обнаружили, что борются далеко не за такой жирный пирог, как им казалось.

Картель Баха взяли под свой контроль племянники Альварадо — братья Лотер, отколовшиеся во время революции от своего предыдущего патрона. Они оказались весьма дальновидными бизнесменами. Будучи сами родом из Синалоа, они приехали в Тихуану и проникли в высший свет Бахи, где им удалось соблазнить перспективами наркоторговли группу местной молодежи — сыновей врачей, адвокатов и индийских вождей. Добравшись до Сан-Диего, Лотеры завербовали для своих нужд местные мексиканские банды.

И с середины до конца девяностых братья Лотеры и картель Баха олицетворяли собой всю мексиканскую наркоторговлю. Они были членами Администрации президента, контролировали полицию штата и местных federales, возможно, похитили кандидата в президенты мексиканского происхождения и совершенно точно убили католического кардинала, который открыто выступал против наркоторговли. И все это сошло им с рук.

Но гордыня не доводит до добра. Лотеры зашли слишком далеко. Вашингтон надавил на мексиканцев, и те приступили к зачистке картеля. Главарь картеля, Бенджамин, теперь сидит в федеральной тюрьме в Сан-Диего; его брата Рамона, главного головореза картеля, пристрелили в Пуэрто-Валларте мексиканские полицейские.

И воцарился хаос.

Если раньше было три plazas, то теперь за власть боролось уже семь группировок. Сам картель после всех разборок разделился на две враждующие фракции. Одна из них, «Эль Азул», под предводительством одноименного лидера, бывшего подручного Лотеров, при поддержке картеля Синалоа сейчас является наиболее влиятельным картелем. Сам Эль Азул, прозванный так за невероятной глубины голубые глаза, на редкость обаятельный мужчина, предпочитающий топить своих врагов в бочках с кислотой.

Выжившие члены семьи Лотеров объединились под властью Эрнандо и стали сотрудничать с группировкой «Лос Зетас», в которую входили бывшие бойцы элитных подразделений по борьбе с наркотиками, решившие перейти на сторону зла и поработать на картель Баха. Эти господа предпочитали отрезать врагам головы.

— Мы видели запись, — сказал Бен.

— Тогда понятно, чего вы приехали, — догадался Деннис. — Ну, что я могу вам сказать, ребятки. И девчатки, — добавил он. — Я, конечно, буду страшно по вам скучать, как и по вашим деньгам, но все же… Бегите.

Бегите быстро и далеко-далеко.

51.

Бен мечтал о мире и спокойствии.

Дайте миру шанс, представьте, будто нет на свете никаких стран и границ.[32] Ага, как же. А теперь представьте, будто на свете нет и никогда не было Марка Дэвида Чэпмена.[33] К чему бы это привело? Но дела есть дела, и Бен с друзьями, вытащив ноутбук, решили посмотреть, с какого адреса пришло им видео с «семью гномами».

Спустя восемнадцать электронных писем они договорились с картелем Баха о встрече — завтра в «Монтаже».

По этому поводу Бен забронировал в отеле номер за две тысячи баксов в сутки.

— А можно мы все втроем поедем? Приедем все такие из себя, а? — улыбнувшись, спросила О.

Парни сразу поняли, что она имеет в виду. «Все из себя» значило, что они проведут встречу с особым шиком — оденутся как надо, будут сорить деньгами, торчать в самых модных заведениях города, короче, оторвутся по полной.

Отличная мысль.

Почему бы нам не провести этот вечер так, как хочется нам, задумался Бен. Провернем все как надо. Отпразднуем закрытие дела, которое принесло нам много хорошего.

Пришло время перемен.

— Встреча завтра вечером, — сказал Бен. — Приоденьтесь, ладно?

— Значит, придется пробежаться по магазинам, — обрадовалась О.

52.

Вернувшись домой, О увидела, как с парковки перед их домом отъезжает автомобиль Элеанор.

Такое ощущение, что эта тетка только и делает, что катается по их парковке.

Когда О зашла внутрь дома, Паку затащила ее в гостиную и усадила перед собой на диван. Им предстоял Серьезный Разговор.

— Дорогая моя девочка, — начала Паку, — нам надо серьезно поговорить.

Ой-ей-ей.

— Ты что, хочешь меня бросить? — трагическим шепотом спросила О, восседая на диванной подушке — именно по ней Паку похлопала рукой, указывая, куда ей сесть.

Ирония вопроса до Паку, конечно, не дошла. Она наклонилась поближе к О и глубоко вздохнула.

— Дорогая, — сказала она, глядя на дочь глазами, полными слез. — Мы со Стивом решили расстаться.

— С кем?

— Но это не значит, что мы тебя не любим, — заверила Паку, сжимая ладонь О. — Мы очень тебя любим, очень! Ты тут совершенно ни при чем, и… и в нашем расставании нет твоей вины. Ты ведь понимаешь это, да?

— Боже, — ахнула О. — Ты про чистильщика бассейна говоришь?!

О нравился чистильщик бассейна.

— Стив не собирается уезжать из города, — продолжала вещать Паку, — так что вы с ним можете видеться в любое время. Наш разрыв никак не повлияет на твои с ним отношения.

— Ты что, номера Шестого имеешь в виду?

— Я говорю про Стивена, твоего отчима, — непонимающе уставилась на нее Паку.

— Как скажешь.

— Мы пытались все наладить. Но он так негативно отнесся к моим занятиям с Элеанор! А Элеанор говорит, что я не должна тратить свое время на мужчину, который не поддерживает меня во всех моих начинаниях.

— A-а, то есть Шестой не одобрил твоих занятий с инструктором, который проинструктировал тебя его бросить, — поняла О. — Каков негодяй!

— Он очень хороший человек, просто я…

— Ой, ты что, хочешь сказать, что ты розовенькая? Мне-то Элеанор сразу показалась немного… — замялась О.

Мужеподобной.

Не то чтобы О имела что-то против лесбиянок. Они с Эш и сами, заторчав от травы, экстази или самих себя, предавались псевдолесбийской любви. Но это было не всерьез, так, просто экстренная мера в отсутствии альтернатив. Все равно что наесться фруктового льда, когда хочется нормального мороженого, а магазин закрыт и в морозилке ничего кроме льда нет.

А может, все наоборот.

О попробовала было представить себе Паку с пристяжным членом или лежащей под мужеподобной Элеанор, но картина оказалась столь вырви-мои-глаза-чудовищной и психологически-невосполнимо-травмоопасной, что она оставила эти попытки.

— Так что Стив от нас съезжает, — завершила свою тираду Паку.

— А можно я займу его комнату?

53.

По дороге домой Ладо слушал радио. Ведущий какого-то ток-шоу долго распространялся по поводу «мудрых латиноамериканок». Ладо его рассуждения немало повеселили.

Он-то знал, кто такие эти «мудрые латиноамериканки»: те, у кого хватает ума заткнуться прежде, чем им влепят затрещину.

Его жена, например, весьма мудрая латиноамериканка.

Ладо с Делорес женаты уже почти двадцать пять лет, так что не надо говорить, будто такая модель брака бесперспективна. Делорес поддерживает порядок в их доме, вырастила трех красивых и почтительных детей и исправно исполняет супружеские обязанности, когда Ладо того хочется, но не чаще.

Их симпатичный дом стоит в конце тупика в Мишн-Вьехо. Типичный калифорнийский дом в типичном пригороде. Когда восемь лет назад они переехали сюда из Мексики, Делорес была в полном восторге.

Прекрасные школы, кругом парки, детские площадки, отличная бейсбольная команда, в которой два ее сына сразу же заняли ведущие позиции — Франциско стал питчером, а Джуниор аутфилдером, а старшая дочка Анджела в этом году даже вошла в группу чирлидеров.

Жизнь прекрасна.

Припарковавшись перед домом, Ладо выключил радио.

А еще медицинская страховка. Правда, кому она на хрен сдалась? Надо откладывать деньги, чтобы в случае болезни можно было о себе позаботиться. Для рабочих его ландшафтной фирмы Ладо пришлось купить медицинскую страховку, и его это немало разозлило.

Делорес стояла у плиты. Мудрая латиноамериканка.

— Где дети? — спросил Ладо, усевшись за кухонным столом.

— Анджела на тренировке, мальчики играют в бейсбол, — ответила его жена.

Делорес до сих пор guapa, тоненькая, как тростинка, даже после трех детей. Еще бы, подумал Ладо, учитывая, сколько времени она торчит в тренажерном зале. Надо было купить акции ее спортклуба, вернул бы хоть часть своих денег. Она же весь день там проводит! Ну или в спа-салоне, где ее приводят в порядок — ухаживают за ее волосами, кожей, ногтями, черт знает чем еще.

Сидит там и трепется с подружками.

Перемывают косточки мужьям.

Он совершенно не бывает дома, он совершенно забросил детей, он меня никуда не водит, он не помогает мне по дому…

Ну да. Потому что он занят — зарабатывает деньги, чтобы платить за дом, в котором он совершенно не бывает, платить за форму дочки для группы поддержки, за бейсбольные прибамбасы для сыновей, оплачивать репетиторов по английскому языку и чистильщиков бассейна, а еще машины, спортзалы, спа-салоны…

Жена вытерла перед ним стол.

— Что такое? — спросил он.

— Ничего.

— Дай мне пива, — велел Ладо.

Делорес открыла холодильник — новенький, за три тысячи долларов, — достала бутылку «Короны» и со стуком поставила ее перед ним на стол.

— Чего опять с тобой не так? — спросил Ладо.

— Ничего.

Раз в неделю его жена ходила к психотерапевту. Тратила очередную кучу тяжким трудом заработанных им денег, из-за которых она так на него обижалась.

Делорес считала, что у нее депрессия.

Поднявшись из-за стола, Ладо подошел и обнял жену за талию.

— Может, сделать тебе еще одного ребеночка?

— Si, только этого мне еще не хватало, — откликнулась Делорес и вывернулась из его объятий.

Она подошла к плите и вытащила из духовки форму с энчиладой.

— Как вкусно пахнет, — оценил Ладо.

— Рада, что тебе нравится.

— Дети придут домой на ужин?

— Только мальчики. Анджела гуляет с друзьями.

— Мне это не нравится.

— Да ради бога. Сам ей это и скажи.

— Мы должны ужинать вместе. Мы же семья, — настаивал Ладо.

Делорес с трудом сдержалась, чтобы не заорать.

Ужинать всей семьей! Когда ты удостаиваешь нас своим визитом, когда приезжаешь домой после своих непонятных делишек, когда не торчишь со своими muchachos, когда не трахаешь своих putanas — тогда конечно, мы должны ужинать вместе!

— Она в кафе с Хитер, Бриттани и Терезой, — процедила Делорес. — Dios mio, Мигель, ей уже пятнадцать!

— В Мексике она…

— Мы не в Мексике, — оборвала его жена. — Мы в Калифорнии. И наша дочь — американка. Мы ради этого сюда и приехали, помнишь?

— Мы должны чаще ездить домой, — сказал Ладо.

— Если хочешь, можем навестить твою мать на следующие выходные, — предложила Делорес.

— Посмотрим.

Делорес бросила взгляд на календарь, закрепленный на дверце холодильника магнитом.

— Нет, — покачала она головой, — не получится. У Франциско соревнования.

— В субботу или в воскресенье?

— Если выиграют, то и тогда и тогда, — ответила Делорес.

Я только и делаю, что развожу всех туда-сюда, как наемный шофер, подумала она. Бейсбольные матчи, футбольные матчи, гимнастика, походы к друзьям, магазины, занятия, химчистки, супермаркеты. Он обо всем этом даже не догадывается.

Скорее бы Анджела получила права. Смогла бы сама ездить, может, даже мальчиков иногда отвозить на занятия. Постоянно сидя за рулем, Делорес набрала три килограмма лишнего веса, которые тут же осели на бедрах.

Она, конечно, знала, что все еще привлекательна. Все-таки в отличие от других мексиканских жен ее возраста она себя не запустила. Все эти часы в спортзале — аэробика, беговая дорожка, гантели, выматывающие занятия с инструктором Троем. А еще диета — никакой газировки, никакого хлеба. И салон красоты — покраска волос, лакировка ногтей, уход за кожей… Выглядит она хорошо, но разве ему не все равно?

Всей семьей они выходят в свет где-то раз в месяц — в TGIF «Мари Каллендер» или, если Ладо расщедрится, в «Калифорнийскую пиццерию». Но чтобы сходить куда-нибудь парой, только вдвоем? В приличное место, с хорошим вином и изысканной едой? Делорес уж и не помнила, когда такое было в последний раз.

Или когда в последний раз у них был секс.

Все равно он ее совершенно не хочет.

Сколько уже прошло времени? Месяц? Два? Кажется, тогда он пришел домой в два часа ночи навеселе. Видно, не смог вечером найти себе шлюху, так что пришлось ей выступить в роле запасной, стать segundera.

В дом ввалились мальчики и тут же побежали к отцу. Они бросились рассказывать, сколько подач сделали, сколько очков набрали, и, пока Делорес на них не прикрикнула, даже не сняли бутсы. Наследили по всей кухне, опять Лупе, ленивая гватемальская puta, будет завтра ворчать, что на нее взвалили слишком много работы. Делорес любила сыновей больше жизни, но dios mio, господи боже, сколько же можно…

Внезапно ее словно громом поразило.

Она поняла, что хочет развестись.

54.

«Монтаж».

Высококлассный отель.

На месте которого раньше был трейлерный парк «Остров сокровищ».

Тысячу якорей мне в задницу, я знаю, где тут зарыты кучи денег!

Кучи денег лежат в кассе шикарного прибрежного отеля, в котором представители высшего света снимают номера по четыре тысячи за ночь. Неслабый контраст по сравнению с кучкой пенсионеров и нищих лузеров, живущих в трейлерном парке и трясущихся над каждой копейкой. Свои жалкие кучки денег они относят в местный винный магазин да владельцу закусочной, где подают тако. Примитивный бартер для примитивных созданий.

Сносите эту помойку и возводите на ее месте шикарный отель с околофранцузским названием. Затем выясните максимум, который готовы отдать за номер местные, и удвойте эту цифру — и народ к вам повалит.

Бен с Чоном забронировали номер только на полдня. Они решили обойтись без ночевки, поэтому им удалось сэкономить и потратить всего лишь две тысячи долларов. За эту сумму они получили отдельный коттедж с окном во всю стену, за которым открывался прекрасный вид на самое лучшее место для серфинга в Калифорнии. Они заказали обед в номер и тут же его съели — решили с едой не тянуть, чтобы не прерывать потом встречу. Представители картеля очень не любят шастающих туда-сюда официантов. Им все время кажется, что это переодетые копы, увешанные диктофонами и камерами.

Ну да пусть не переживают.

Бен привез своих собственных умельцев — Джеффа и Крэйга, двух торчков и компьютерных гениев по совместительству. У них даже есть офис на Брукс-стрит, в котором они, правда, никогда не появляются. Если вам срочно нужно их увидеть, отправляйтесь на пляж внизу Брукса. Там сядьте на скамейку напротив океана и помашите рукой — если парни вас узнают, то бросят заниматься серфингом и подплывут поближе. Они могут позволить себе такой образ жизни — когда-то они изобрели систему наведения для бомбардировщика «B-1», а теперь занимаются тем, что обеспечивают неприкосновенность всей важной для Бена информации.

Как же они заполучили эту работу? Однажды, заприметив Бена в кафе «Гейдельберг», которое располагалось внизу их «офиса», они, со стаканчиками кофе в руках, подсели к нему за столик. Достав ноутбук, они продемонстрировали Бену всю его переписку за последние три дня.

Чон немедленно захотел их убить. Бен же их нанял.

Расплачивался он с ними наличными и травкой.

Так что сегодня ребята приехали в «Монтаж» и убедились, что номер чист и их не подслушают какие-нибудь молодцы из «алфавитных агентств».[34] Затем они установили глушилки, чтобы шпионы, буде такие найдутся, услышали не участников встречи, а шорох, визг и стрекот, словно внутри играет подростковая рок-группа.

Чон тоже внимательно обошел территорию — смотрел, не притаились ли где снайперы, они же sicarios. Впрочем, он прекрасно понимал, что делает это скорее для очистки совести — никто в здравом уме не будет устраивать кровавые разборки в «Монтаже». Репутация пострадает. Капиталисты рьяно блюдут Первую заповедь: да не восшути с деньгами. Сложно себе представить бойню на Родео-драйв[35] — просто потому что их там не бывает. Ну, если только какой-нибудь почтальон не сойдет с ума и не начнет расстреливать сограждан. Если бы тут до сих пор стоял «Остров сокровищ», тогда осколки костей и обрывки кишок летали бы повсюду, словно в плохом ужастике, но теперь здесь «Монтаж». Монта-а-а-аж. Как это по-французски, как изысканно звучит!

Богатые не мешают друг другу зарабатывать и веселиться.

Или отдыхать.

Но Чон все равно решил все проверить — в конце концов, все бывает в первый раз. Всегда есть исключение, подтверждающее правило. Чувак, который вдруг скажет: «Пошли вы, меня ваши правила не касаются». Слишком гордый для этих правил. Псих, который в стиле ранних фильмов Джона Ву выскочит на идеальные лужайки с цветочными клумбами и откроет огонь, только чтобы продемонстрировать, насколько ему наплевать на традиции и правила.

Так-то оно так, но мы-то имеем дело с картелем Баха. А у них во владении множество отелей в Козумеле, Пуэрто-Валларте и Кабо, и они понимают, что свистящие по воздуху пули заставят touristas нервничать. Немцы перестанут заниматься парасейлингом, если сочтут, будто их леска может в любой момент разорваться от шальной пули, и они улетят далеко за озоновый слой. (Да уж, такого никому не пожелаешь, верно?).

Когда Чон вернулся с обхода, Бен не удержался и решил его поддеть:

— Ну как, много заметил мексиканцев в сомбреро? С висячими усами и патронташами?

— Да пошел ты, — отозвался Чон.

А ведь с этой фразы все и началось.

55.

Оба представителя картеля были в серых костюмах от «Армани».

Черные шелковые рубашки, расстегнутые на пару верхних пуговиц. Никаких золотых цепей.

Манжеты с запонками. Итальянские ботинки.

Совсем не в стиле Бена — тот сидел в выцветшей джинсовой рубашке, выцветших джинсах и кожаных сандалиях. Да и не в стиле Чона — черная футболка, черные джинсы, высокие «Мартенсы».

Мужчины обменялись рукопожатиями.

Представились.

Бен.

Чон.

Джейми.

Алекс.

Mucho gusto, очень приятно.

Джейми и Алекс — типичные представители высшего класса Бахи — уроженцы Сан-Диего с родителями из Тихуаны и двойным гражданством. До тринадцати лет учились в Тихуане, затем перебрались в Бишопс-скул, привилегированную школу в Ла-Хойе. Закончили университет в Гвадалахаре. Джейми был бухгалтером, Алекс — юристом.

А&Д не какие-нибудь курьеры и мальчики на побегушках.

Нет-нет, они высокооплачиваемые и уважаемые специалисты, менеджеры верхнего среднего звена в картеле. У них есть и фондовые опционы, и расширенная медицинская страховка со стоматологией, и система пенсионного обеспечения, и даже право пользоваться корпоративными шале в Кабо.

(Из картеля Баха редко кто уходит. Не потому, что клянутся на крови быть верными этому делу, и даже не потому, что боятся расправы. Просто потому, что… Ну вот вы сами неужели ушли бы с такого места?).

Бен подал обед.

Утка в соевом соусе с зеленым луком. Сэндвичи с панчеттой вместо бекона, с копченой индейкой и рукколой. Подносы с суши, тарелки с салатами. Свежие фрукты — манго, папайя, киви, ананасы. Кувшины с чаем со льдом, с холодной водой и газировкой «Арнольд Палмер». Тающее во рту печенье, шоколадное и овсяное с изюмом.

Кофе.

Все крайне вкусное и свежее.

Алекс начал переговоры.

— Прежде всего, — заговорил он, — я хотел бы вас поблагодарить за то, что вы организовали эту встречу.

— Не стоит, — откликнулся Бен.

— Мы очень ценим вашу готовность диалогировать, — продолжал Алекс.

Идиот, раздраженно подумал Чон. «Диалог» — это существительное, от которого нельзя образовать глагол! Как и от слова «декапитация». А вот глагол «обезглавливать» имеет право на существование.

— Правда, было бы очень здорово, если бы вы первыми высказали свое желание побеседовать, прежде чем предпринимать какие-либо действия, — заметил Бен.

— И что, вы бы тогда согласились на диалог?

— Разумеется.

— Неужели? Насколько мне известно, последний раз, когда кто-то захотел обсудить с вами проблемы общего рынка, вы решили эту проблему без лишних слов — при помощи оружия, — заявил Алекс и многозначительно посмотрел на Чона.

Чон уставился на него в ответ.

Да пошел ты.

— Могу вас заверить, — продолжил Алекс, — что мы не какая-нибудь банда байкеров.

— Мы прекрасно знаем, кто вы такие, — откликнулся Бен.

Алекс кивнул, и…

56.

Отель «Монтаж». День.

Алекс. Мы прекрасно понимаем, что продукцию бренда «Чон и Бен» отличает высочайшее качество, и вы занимаете престижнейшую нишу своего рынка. Нас это полностью устраивает. Очень хорошо, что у вас есть преданная и притом обширная клиентская база. Мы тут ничего менять не собираемся.

Джейми. Совершенно согласен.

Бен. Рад слышать.

Алекс. С другой стороны…

Чон. Ну вот. Началось.

Алекс. С другой стороны, — и я думаю, что вы, Бен, в глубине души и сами это понимаете, — структура ваших продаж совершенно неэффективна и малоприбыльна. Уровень зарплат в вашей компании неоправданно высок, размер прибыли должен быть гораздо выше, чем сейчас…

Бен. Это вы так считаете.

Алекс. Да-да, вы правы, это мы так считаем. И мы хотим реорганизовать ваш бизнес, сделать его еще лучше.

Джейми. Полностью реализовать его потенциал. Привести к «наилучшему способу использования».[36]

Бен встает, наливает себе еще чая со льдом и проходит в другой конец комнаты.

Бен. Вы ведь не дураки и понимаете, что наши покупатели из розницы — та самая богатая прослойка, которую вы так цените, — привыкли покупать товар у людей, у которых они его всегда покупали. У нас с ними не просто деловые отношения. И если вы попытаетесь заменить этих людей…

Чон. Мексиканскими работягами.

Бен. Или безликими менеджерами по продажам, у вас ничего не выйдет.

Алекс. Потому-то нам и нужны вы, Бен.

Бен. Что вы имеете в виду?

Алекс. Вы будете продавать свою первоклассную продукцию таким вот покупателям.

57.

— Мы не собираемся требовать, чтобы вы перестали выращивать марихуану. Мы хотим получать от вас товар по такой цене, чтобы мы могли реализовывать его с приемлемой прибылью, — сказал Алекс. — Но этот план не получится осуществить без вас. Вы будете производить марихуану и сохраните лояльных к вам клиентов.

Джейми согласно кивнул. Видимо, Алекс все правильно сказал.

— Короче говоря, вы хотите, чтобы мы на вас работали, — понял Бен.

— В общем, да.

— Я на это не пойду.

— Почему?

— Не хочу, — ответил Бен. — Я всю жизнь работал только на себя и на дядю работать не собираюсь. Ничего личного, вы уж не обижайтесь.

— Боюсь, наш клиент все-таки обидится, — откликнулся Алекс.

Бен пожал плечами. Типичная реакция для попсового буддиста — я в ответе только за себя, а действия других людей контролировать не в силах.

— Я вообще хочу выйти из дела, — попытался объяснить Бен. — Этот бизнес мне надоел, да и вообще превратился в обузу. Хочу заняться чем-нибудь другим.

— Например? — спросил Алекс.

— Например, экологически безопасными возобновляемыми источниками энергии.

Алекса такой ответ весьма озадачил.

— Это он про ветряные генераторы и прочую херню, — пояснил ему Джейми.

— О, — протянул все еще обескураженный Алекс.

— И про солнечную энергию, — добавил Бен.

— Он у нас гринписовец, — понял Джейми.

— Ну вот.

— А совместить оба этих занятия вы не можете? — спросил Алекс.

— Не хочу, — ответил Бен и вышел за дверь.

Чон проследовал за ним.

58.

Друзья смотрели вниз, на пляж Элисо-Крик. На темные холодные глубины синего океана.

— Ты ведь тоже не хочешь на них работать, верно? — спросил Бен у Чона.

— Неа, — помотал головой тот. — Даже так: охренеть как не хочу.

— Значит, работать на них не будем, — кивнул Бен. — В конце концов, не могут же они нас заставить выращивать травку.

Он оценил юмор ситуации — по сути, мексиканцы пытались превратить их с Чоном в чернорабочих-фермеров. Сеять, выращивать, собирать урожай. Забавный такой обратный колониализм. Но это не для Бена.

— Может, пришить их обоих на хрен? — предложил Чон, оглядываясь на бунгало. — Отличная бы заварушка началась.

— Будда бы этого не одобрил.

— Этот жирный япошка-то?

— Жирный индус, — поправил его Бен.

— А я думал, он японцем был, — удивился Чон. — Или китайцем. Каким-то узкоглазым, в общем.

— Индус он был, — повторил Бен.

Вдвоем они повернули обратно к бунгало.

59.

Бен не выдержал.

Чаша его терпения переполнилась.

Он весь кипел от возмущения. Довольно этого вашего бреда. Вы, ребятки, выкормыши организации, которая отрезала семи мужчинам головы, имеете наглость изображать из себя работников «Голдман Сакс»? Вы представляете монстров, которые убивают и мучают людей, и сидите тут и учите меня, как мне вести бизнес? Собираетесь увеличить свои прибыли, вынудив меня продавать товар по себестоимости — тоже мне, гениальный «бизнес-план»! Хотите, чтобы я жрал ваше дерьмо и причмокивал? Думаете, если головореза нарядить в дорогой костюм, он сразу станет бизнесменом? Он так и останется всего лишь разряженным бандюгой. Так что хватит выпендриваться и делать вид, будто вы приличные люди, а не вымогатели.

Тем не менее…

Хотите заполучить наш бизнес? Да ради бога.

В схватке с вами нам не победить. Да нам оно и не надо. Мы сдаемся.

Аста ла.

Вайа кон.

АГК.

(Адьос, гребаные козлы.).

60.

Алекс обернулся и уставился на Чона:

— А вы-то что хотите нам сказать?

Ой, да ладно!

Нет, ну правда.

Мы и так знаем, что хочет сказать Чон.

Мы это уже обсуждали.

61.

Его настрой. Который отстой. Прелестный отстой.

62.

О поехала в торговый центр «Саут-Кост Плаза».

В Мекку и Медину всех южнокалифорнийских паломников, священное место, где ждут жертвоприношений их божества:

Аберкромби и Фитч, Армани, обувь Альдо, Адриано Голдшмайд, Америкен Игл и Американ Экспресс, Анн Тейлор и Анн Фонтейн;

Баккара, Бэлли, Баленсиага, Бэнг и Олуфсен, Банк Америки, Банана Репаблик (нарочно не придумаешь), Блумингдейл, Бордерс, Брукс Бразерс, Брукстоун, Булгари;

Валентино, Ван Клиф, Версаче, Викториас Сикрет, Викториас Сикрет Бьюти, Вахус Фиш Тако (см. «серфинг»), Вильямс-Сонома, Вольфганг Пак;

Годива, Гуччи, Гесс;

Де Бирс, Дель Тако (а эти-то что тут забыли?), Дисней-стор, DKNY, Дольче и Габбана;

Зара;

Ив Сен Лоран;

Каше, Картье, Клоэ, Кристиан Диор, Клейм Джампер;

Ла Перла, Лакост, Лалик, Лимитед (вот ни капли иронии);

Мэйси, Макдоналдс (см. Тако, Дель), Миу Миу (это еще что за херня?), Монблан;

Нью Бэлэнс, Найк, Нордстром;

Ойлили, Оптика, Ориджинс, Оскар де ла Рента;

Пиаже, Пионер, Порш-дизайн, Прада, Пьюр Бьюти (Чистая Красота, как же);

Ральф Лорен, Рандони Фирензе, Ресторейшн Хардвейр, Ролекс, Рум энд Борд («Полный пансион». Они это серьезно);

Сакс, Сальваторе Феррагамо, Сассун, Сирс (Сирс?), Смит и Хокен, Сони, Сангласс Хат, Сюр ля Табль, Свотч;

Тэлботс, Тин Вог, Территори Эхеад, Тиффани, Тиндер Бокс («Пороховая бочка» — да неужели?);

Фасоннабль, Фенди, Фоссил, Фреш (честное слово!);

Хьюго Босс;

Эмилио Пуччи, Эрме, Эрменегильдо Зенья, Эскада;

И еще тьма менее значимых божеств и святых.

63.

О была истово верующей.

Будь у нее деньги, она бы посещала свои святыни хоть каждый день. Мы уже говорили, что она обожает ходить по магазинам? А говорили, что, вполне возможно, смысл всей ее жизни сводится к магазинам? Мы это не по злобе душевной говорим — О и сама это признает.

— Я хожу по магазинам, — призналась она как-то Бену, в очередной раз превысив лимит по своей кредитке, — потому что мне больше нечем заняться. Работы у меня нет, хобби тоже, цели в жизни тоже отсутствуют. Так что я покупаю вещи. Это я делать умею и люблю. Да и вообще, после шопинга я всегда себя отлично чувствую.

— Ты пытаешься заполнить внутреннюю пустоту поверхностными, неважными вещами, — ответил Бен.

(Буддист-лицемер.).

— Вот-вот. Я себя не уважаю, зато украшаю.

— Вещи не вернут тебе любовь бросившего вашу семью отца и не заставят твою буйную мамашу тебя уважать, — продолжил Бен, этот настырный плод любви двух психотерапевтов.

— Платные психотерапевты всегда мне это говорят, — ответила О. — Но я что-то никак не могу понять, какой из магазинов торгует и Любовью бросившего семью отца и Уважением безумной мамаши?

— Любой, — ответил Бен.

О меняла психотерапевтов чаще, чем некоторые люди перчатки. Даже чаще, чем она сама меняла перчатки. С их помощью она прекрасно объяснила себе всю свою жизнь — и то, что Паку чувствует себя виноватой в том, что не смогла обеспечить своей маленькой дочке нормальный дом, и потому пытается возместить это удушающей гиперопекой; и то, что Паку до чертиков боится старости и потому хочет, чтобы ее дочь всегда оставалась зависимой и беспомощной — ведь взрослые, самостоятельные дочки бывают только у старых теток.

— Это все Паку виновата, — заявила О.

— Виновата Паку, а отвечать тебе, — пожал плечами Бен.

(Проповедник-моралист.).

Бен уже все перепробовал. Он предлагал О завести какой-нибудь бизнес, но та отказалась — неинтересно. Он хотел оплатить ей любые занятия — живописью, музыкой, фотографией, чем угодно, но О на все это было наплевать. Он даже как-то позвал ее с собой за границу, работать в благотворительном обществе, но…

— Это твоя жизнь, Бен, — ответила О. — Не моя.

— Такая работа, особенно если не обращать внимания на отсутствие всяких благ цивилизации, приносит огромное удовлетворение.

— Не мне.

— Ты же не пробовала. Как знать, может, тебе понравится?

— Возможно. А как в Дарфуре с магазинами?

— Хреново.

— Видишь ли… — протянула О, изучая свое отражение в витрине, — …вообще-то говоря, человека вроде меня человек вроде тебя должен попросту ненавидеть. Но я такая милая, что ты меня любишь. А еще у меня отличное, хоть и немного странное, чувство юмора, я предана своим друзьям, как верный пес, у меня смазливая мордашка, но маленькие сиськи, зато в кровати я настоящий ураган. И вот из-за того, что ты, Бен, такой же верный пес, как и я, ты меня и любишь.

Бену нечего было на это возразить. О была права.

Однажды на О снизошло озарение, и она придумала, чем бы могла заняться в жизни. Кем работать.

— Здорово, — обрадовался Бен. — Ну и кем же?

Ему не терпелось узнать.

— Звездой своего собственного реалити-шоу, — объявила О.

— И о чем будет это твое шоу?

— Как о чем? Обо мне!

— Ну это ясно, но заниматься-то ты чем на нем будешь?

Типа, какими делами.

— За мной целый день будет ходить оператор, — объяснила О, — и снимать, как я живу. Получится что-то вроде «Реально реальной жизни в Лагуна-Бич». Девушка, которая изо всех сил пытается не превратится в реальную домохозяйку округа Орандж.

(О не раз уже предлагала сделать реалити-шоу, посвященное Паку с ее подружками, под названием «Реальные дырки домохозяек округа Орандж».).

— Нет, ну а заниматься-то ты чем будешь весь день? — настаивал Бен. Единственное, в чем он был уверен — что операторам, работая с О, рано вставать не придется.

— Какой же ты зануда, Бен.

Помимо всего прочего, кое-чем я буду заниматься и с тобой, между прочим.

— Ну ладно. А называться-то как это шоу будет?

Господи, ну что за вопрос!

О.

64.

Вытащив черную кредитку Паку, О нежно похлопала по ней, совсем как Мадонна, когда она отшлепала на концерте парня из подтанцовки. Затем девушка направилась в салон «Хосе Эбер» и, назвавшись маминым именем, записалась на стрижку, краску и укладку. После этого она посетила спа, где ей сделали маску для лица и заново наложили макияж.

65.

Бен же с Чоном отправились поиграть в волейбол на пляж Мейн-Бич у старого отеля «Лагуна».

Приятно покидать мячик, решили они. Выпустить пар, обдумать все хорошенько, решить, что же им делать дальше.

Типичный момент механизма fight-or-flight.[37] Угадайте, кто предпочел драться, а кто — бежать?

— Надо им послать тыквы Алекса и Джейми обратно по почте, в коробках из-под хлопьев, — сказал, как можно было бы догадаться, Чон.

Сет, атака, убойный мяч.

— А мне кажется, нам лучше уехать на какое-то время, — возразил Бен.

Удар с лету.

— Ну и где мы найдем место, где они нас не найдут?

Еще удар.

— Я полно таких дыр знаю.

Опять удар с лету.

Бен и впрямь мог назвать хоть дюжину крошечных деревень в удаленных странах третьего мира, где они могли отсидеться и прекрасно провести при этом время. Больше всего его привлекала мысль уехать в маленькую и очень симпатичную деревню Сумбава на одном из индонезийских островов.

(И там они будут сидеть тихо-тихо, как мышки.) В зеленых джунглях и на белоснежных пляжах.

Окруженные милыми, хорошими людьми.

— Начнешь бежать, так никогда и не остановишься, — заявил Чон.

Убойный мяч.

— Это всего лишь клише из поганых фильмов, — возразил Бен. — На самом деле бегать весело и полезно для сердечно-сосудистой системы. Останавливаться вообще никогда не надо.

Удар с лету.

— У меня есть пара старых знакомых, — не сдавался Чон, — еще из прошлой жизни. Их услуги, конечно, обойдутся в копеечку…

И еще раз удар с лету.

— В лучшем случае это лишь отсрочит неизбежное, — ответил Бен. — Если они не смогут нас найти, то не смогут и заставить делать то, что нам не по душе. Мы не навсегда уедем, на какое-то время. А уж к тому моменту, как нам осточертеют путешествия, они наверняка уже перебьют друг друга и с нами будут разговаривать уже совсем другие люди.

Убойный мяч.

Чон не стал поднимать с песка мяч.

Все-таки Бен так никогда и не поймет.

Он думает, что, ведя себя благодушно и дружелюбно, он оказывает своим врагам услугу. Когда на самом деле только делает им хуже. А почему? Потому что был один урок, который Чон хорошо усвоил в своих многочисленных странствиях по Тра-та-та-станам:

66.

Если дашь другим повод считать себя слабаком, рано или поздно тебе придется этих людей убить.

67.

Патрон картеля Баха тоже так думал.

Правда, с одной маленькой поправкой: патрон был вовсе не патроном, а матроной.

68.

Когда Елена Санчес Лотер взяла в свои руки руководство картелем Баха, многие мужчины лишь по факту ее пола сочли, что она — человек слабый.

Сейчас почти все эти мужчины мертвы.

Она не хотела их убивать. Ей пришлось. И в этих убийствах она винила себя. Потому что первого мужчину, выказавшего ей неуважение, она простила. И второго, и третьего. Вскоре все посыпалось — то и дело внутри картеля вспыхивали конфликты и кровавые разборки. Вражеские картели Синалоа и Залив стали пытаться отбить ее территории. Все проявления жестокости и насилия она списывала на их счет.

Глаза ей открыл не кто иной, как Мигель Арройо, он же Ладо — холодный, как камень.

— Ты позволила людям думать, что тебе можно возражать, — прямо сказал он ей. — Что им за это ничего не будет. И это ты виновата в том, что вокруг творится. Если бы ты сразу оторвала голову первому, кто тебя ослушался, тебя бы сейчас боялись и уважали.

Елена понимала, что он прав, и признала свою вину.

— Ну и что мне теперь делать? — спросила она.

— Воспользуйся моими услугами, — предложил Ладо.

Так она и сделала.

Как говорят, после этого Ладо поехал прямо в бар в Тихуане, которым владел narcotraficante по прозвищу Эль Гуапо — смельчак.

Усевшись за стол рядом со своим старым приятелем, Ладо заказал пиво.

— И что мы за мужики такие, — заговорил он, опустошив кружку наполовину, — раз позволяем бабе собой руководить?

— Ты, может, и позволяешь, — ответил Эль Гуапо и оглянулся на восьмерых своих телохранителей, — а мне на нее наплевать. Эта puta может у меня отсосать.

Ладо выстрелил ему в живот.

Прежде чем удивленные телохранители успели что-нибудь сделать, в бар ввалились десять вооруженных пулеметами громил. Охранники послушно бросили свои пушки на пол.

Вытащив из-за пояса нож, Ладо склонился над корчащимся Эль Гуапо и стащил с него окровавленные штаны.

— Этот хуй ей отсосать? A, cabron?

Легкий взмах лезвия, и Ладо повернулся к охране:

— Ну что, кому еще отсосать?

Желающих не нашлось.

Засунув отрезанный член Эль Гуапо в рот, Ладо заплатил за пиво и ушел.

Вот такая история.

Правдива она или нет — неважно. Главное, все верили, что так все и было. Неоспоримым является и тот факт, что в течение следующих двух недель в городе были обнаружены семь трупов. Изо рта у них торчали отрезанные гениталии.

А Елена заполучила новое прозвище.

La Reina, что в переводе с испанского значит «королева».

«Очень жаль, — думала она, — что так выходит — мужчины сами учат, как с ними надо обращаться».

69.

Самое противное, что она этого вовсе не хотела.

Елена даже и не собиралась возглавлять картель.

Но у нее, как у единственной оставшейся в живых представительницы клана Лотеров, не оставалось другого выхода.

Если вам вдруг захочется посмотреть на человека без единой свободной минутки, обратите свое внимание на Елену Санчес Лотер в День мертвых — ей приходится оставлять подарки на множестве могил. Муж, два брата, пять племянников, бесчисленное множество кузенов и кузин, десятки друзей — все они погибли во время разборок мексиканских наркобаронов.

Два других брата сидят в тюрьме — один в Мексико, второй за границей, но тоже рядом — в федеральной тюрьме Сан-Диего.

Единственным мужчиной в их клане был ее двадцатидвухлетний сын Эрнан, профессиональный инженер. Ему предстояло унаследовать от матери трон главы картеля, и он хотел, даже жаждал, заполучить его. Но Елена понимала, что это не для него — ее сын не отличался особой амбициозностью, был недостаточно беспощаден и, скажем прямо, недостаточно умен.

Все эти недостатки он унаследовал от своего отца, мужа Елены, за которого она вышла в девятнадцать лет из-за того, что он был красив и обаятелен, а ей жуть как хотелось сбежать из отчего дома и вырваться из-под контроля братьев. Какое-то время Елена жила в Сан-Диего, переживая все прелести запоздалого переходного возраста и наслаждаясь свободой, но вскоре родители отослали ее обратно в Тихуану, и единственным выходом для нее оказался брак.

Ну и не стоит сбрасывать со счетов то, что ей очень хотелось секса.

Вот уж в чем Филипо Санчес был настоящим профессионалом.

С ним она улетала в небеса.

Филипо быстренько ее обрюхатил, сделав ей трех детей — Эрнана, Клаудию и Магдалену, и вскоре благополучно погиб, по глупости и беспечности угодив в засаду. Теперь о нем слагают баллады, прекрасные прочувствованные narcocorridos, но Елена, глядя правде в лицо, понимает, что только рада его смерти.

Ей надоели его недальновидные решения в бизнесе, пристрастие к азартным играм и походы к бесконечным любовницам. Но больше всего Елену раздражала его бесхребетность. Ей, конечно, недоставало его в постели, но и только.

Эрнан же был истинным сыном своего отца.

Даже если бы ему удалось стать главой картеля, протянул бы он после этого недолго — его обязательно вскоре бы убили.

Поэтому Елена, стремясь спасти жизнь своего сына, взяла руководство на себя.

Случилось это уже больше десяти лет назад.

Теперь все подданные уважают ее и боятся.

Они больше не считают ее слабой женщиной, и до недавних пор ей почти не приходилось убивать.

70.

У Елены много домов.

Вот сейчас она живет в особняке в Рио-Колонии, что в Тихуане. В этом городе у нее есть еще три дома плюс finca в пригороде Текате, бунгало на юге Розарито и еще одно в Пуэрто-Валларте, ранчо площадью с тридцать тысяч акров на юге Бахи, четыре квартиры в Кабо. И это только мексиканская ее недвижимость. Помимо этого, Елена владеет еще одним ранчо в Коста-Рике, двумя домами по ту сторону Тихого океана, квартирами в Цюрихе и Сете (она вообще предпочитала Лангедок; Прованс — это так банально) и апартаментами в Лондоне, где она останавливалась ровно один раз.

Действуя через подставные компании, она приобретала недвижимость в Ла-Хойе, Дель-мар и Лагуна-Бич.

Ее же дом в Рио-Колонии все называли не иначе, как El Palacio, замок. Его окружали высокие стены с встроенными взрывоустойчивыми воротами. Территорию патрулировали отряды sicarios. Они же охраняли стены и, вооруженные, постоянно объезжали в бронированных автомобилях близлежащие улицы. За этими охранниками в целях предотвращения возможных диверсий постоянно следили другие головорезы. Окна в свинцовых рамах с защитными экранами.

Главная спальня по размеру превосходила большинство домов обычных мексиканских семей.

Мебель заказывали в Италии: массивную кровать, флорентийское антикварное зеркало эпохи Возрождения, телевизор-плазма, по которому Елена втайне от всех смотрела пошлые мыльные оперы. В ее ванной расположились душ с режимом тропического ливня, ванная с вибрацией и увеличивающие зеркала, в которых можно было рассмотреть любую новую морщинку и складочку на ее все еще привлекательном в пятьдесят пять лет лице.

В Америке Елена точно вошла бы в число «милф».[38] Она часами пропадала в своих тренажерных залах дома и в finca, поддерживая изящную стройную фигурку в идеальном состоянии. Мужики до сих пор тайком глазели на ее грудь; да и задница у нее была очень даже ничего. Но ради чего ей все это?

Елена была ужасно одинока в своем огромном доме.

Эрнан, скоропостижно и неудачно женившийся на шлюховатой дочке одной старой карги, жил теперь своим домом; Клаудиа собиралась выйти замуж за хорошего туповатого управляющего фабрикой; ну а Магдалена…

Магдалена, бесшабашная, неуправляемая дочь Елены.

Самый младший ее ребенок, нежданный и незапланированный.

Казалось, малышка еще в утробе поняла, что ее появление стало для родителей сюрпризом, и решила всю свою жизнь превратить в сплошной непредсказуемый сюрприз. Все ее поступки словно кричали: «Что, удивила я вас? Это еще ничего, я вам еще покажу!».

Сообразительная умненькая девочка шокировала свою маму отвратительными оценками, а затем, когда все уж махнули на нее рукой («Ради бога, Мария, найди ей хорошего терпеливого мужа!»), вдруг стала ученым. Талантливая танцовщица, она сочла, что гимнастика «больше ей подходит», только чтобы затем бросить ее и начать осваивать искусство верховой езды (есть и такое), и вернуться в конце концов к балету. («Мамочка, да я ведь всегда обожала балет!»).

Унаследовав внешность отца и фигуру матери, Магда разбила немало сердец. Она была бессердечной, жестокой, пофигистичной и бесстыжей соблазнительницей. Даже Елене иногда было жаль жертв своей дочери («Однажды ты перегнешь палку, Магда», — говорила она. «Да с кастрированными конями и то сложнее управляться», — отвечала ей Магда). Вскоре Магда распугала всех свободных мужчин Тихуаны.

Ну и плевать — дома ее ничто не держало.

Студенткой Магда постоянно моталась в Европу, летом жила у друзей в Аргентине и Бразилии, то и дело наведывалась в Лос-Анджелес — ради магазинов и модных клубов. Стоило только Елене смириться с мыслью, что ее дочь — банальная тусовщица, как Магда преподнесла ей сюрприз. Вернувшись из поездки по Перу, она заявила, что желает стать археологом. Естественно, мексиканские университеты ее не устраивали. Нет, она хотела учиться в Калифорнийском университете, в Беркли или Ирвайне, хоть Елена и не без оснований полагала, что ее дочь нажала на кое-какие кнопки, предпочтя попасть в Ирвайн, который был ближе к дому.

Но хоть и училась Магда неподалеку, дома она все равно практически не показывалась. Девушка с головой погрузилась в учебу. Во время разговоров по скайпу перед глазами Елены представала скромница в огромных очках, скрывающая фигуру под бесформенными свитерами, с волосами, забранными в аккуратный хвост. Словно сексапильная внешность как-то умаляет ее умственные способности. Может, и дома она потому не показывается, думала Елена. За исключением праздников Елена всегда была одна, со всеми своими домами, телохранителями, мыльными операми и могуществом.

Но этого ведь мало.

Не этого она хотела, но что есть, то есть. Жизнь давно научила ее быть реалисткой. Но Елена все равно мечтала, что у нее появится человек, с которым она делила бы постель, завтракала по утрам. Человек, который обнимал бы ее, целовал, занимался бы с ней любовью. Иногда ей хотелось распахнуть окно и крикнуть всему этому миру:

Я не монстр!

Я не сволочь!

(Она прекрасно знала, что за спиной ее называют мужиком со стальными яйцами, слышала и другие едкие шуточки: «Когда у Елены месячные, все тонут в крови».).

Но я…

Я не леди Макбет.

Не Лукреция Борджиа.

Не Екатерина Великая.

Я всего лишь женщина, которая делает то, что должна.

Женщина, какой вы меня сделали.

Елена на тропе войны.

71.

Офис Елены. День.

Елена. Мы должны вынудить их работать на нас и на наших условиях.

Алекс. И каким же это образом?

Елена (загадочно улыбаясь). Я сделаю им предложение, от которого они не смогут отказаться.

75[39]

Все-таки чертовски жаль, что у Елены аллергия на кошек. Отличный получился бы момент — она, как истинная кинозлодейка, поглаживает кошку, развалившуюся у нее на коленях. На самом деле она ни за что бы не испортила свое дорогущее платье, изваляв его в кошачьей шерсти.

Но что сказано, то сказано.

И тогда возникает вопрос — что же это за предложение?

76.

Елена прекрасно знала, что именно любовь придает человеку силы.

И любовь же их лишает.

Любовь делает нас ранимыми.

Так что если у тебя есть враг — отбери у него то, что он любит.

77.

В маленьком черном платье, которое наверняка стоило как средний взнос за ипотеку, О выглядела особенно потрясающе. Наряд дополняли прозрачные черные колготки и черные стриптизерские туфли. Волосы, окрашенные в ее «естественный» светлый тон, блестели и переливались.

— Ого, — сказал Бен.

Чод кивнул, соглашаясь с такой оценкой.

О, в восторге от их реакции, прошлась туда-сюда, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Ну ты и выпендрилась, — восхитился Бен.

— Ага, — не стала спорить О. — Ну так и повод есть: торжественный выход в свет с обоими моими любимыми мужчинами.

78.

До ресторана «Солт-Крик гриль» они ехали на лимузине.

Без предварительного заказа столик в таком заведении получить невозможно. Только если ты не Бен-Король-Травки, который при желании и на Тайной вечере урвал бы себе местечко. Да они самому Иисусу постарались бы десерт побыстрее впихнуть, только чтобы разместить Бена («Вот тот господин у конца стола уже позаботился о вашем счете, сэр. Да-да, наличными. Будем рады видеть вас снова».) Так что столик на троих в «Солт-Крике» никаких проблем у Бена не вызвал.

Ресторан с видом на живописное побережье освещали огни машин, мелькающих на Тихоокеанском шоссе.

Чудесное место, прекрасный вид.

Все, что человеку нужно для счастья.

На дворе стоял мягкий весенний вечер, в воздухе витал аромат цветов, а красивая как никогда О смеялась и была абсолютно счастлива. Еда тоже была отменной. Правда, Бен ограничился супом мисо, сдобрив его пачкой ломотила, лекарства, хорошо знакомого всем путешественникам, страдающим медвежьей болезнью.

Зато О, раскурившая перед ужином пару косячков, накинулась на еду, словно оголодавшая беременная лошадь. Уничтожив блюдо кальмаров, она перешла к луковому супу, за которым последовали запеченный на гриле тунец в перечной корочке с соусом айоли, картофельное пюре с чесноком, зеленые индийские бобы и, наконец, крем-брюле.

Вино лилось ручьем.

На счет они даже не посмотрели, а вот чаевые оставили более чем щедрые. Забравшись в лимузин, друзья выкурили еще по косяку и отправились колесить по самым дорогим и пафосным барам — в отели «Сент-Мориц», «Монтаж», «Ритц-Карлтон», «Серф&Сэнд». Бесчисленные яблочные мартини, бесчисленные похотливые мужики, пожирающие глазами О, красивую, сексапильную, да еще и в компании двух мужчин.

— Все совсем как в том фильме, — прошептала О, когда они стояли во внутреннем дворике «Ритца» и любовались игрой лунного света в волнах прибоя.

— Каком еще фильме? — поинтересовался Бен.

— В старом таком, с живым еще Полом Ньюманом и молодым Робертом Редфордом. Я на него наткнулась по телеку, когда валялась дома больная.

— «Бутч Кэссиди и Санденс Кид», — вспомнил название Чон. — Если я правильно понял О, ты у нас Бутч, а я Санденс.

— А кто играл Бутча? — спросил Бен.

— Ньюман, — ответил Чон. — Тебе подходит, ты же у нас тоже на благотворительности помешан. А я вот зато — сексуальный красавчик-стрелок.

— А я ваша подружка, — довольно заявила О.

— А их разве всех не поубивали в конце? — спросил Бен.

— Только не девицу, — ответила О.

79.

Ладо вымотался.

Ему уже надоело таскаться туда-сюда по Золотому берегу, следя за этими испорченными gueros.

Ишь, разъезжают тут себе на лимузинах.

Впрочем, полезно посмотреть на них живьем. Один двигается как профессиональный наемник. С ним надо поосторожнее. Это он послал куда подальше Елену (а мы уже знаем, как на такие слова реагирует Ладо).

Зато другой на вид — полнейшая мямля.

С ним проблем не будет.

А девчонка, эта puta?

Ладо все никак не мог взять в толк, чья она подружка. Кому из этой парочки она отсасывает? Каждый из парней ведет себя так, будто она его женщина — за плечико приобнимает, в губки целует. Но при этом ревности никакой нет и в помине.

Может, она с обоими трахается?

Интересно, а они сами-то в курсе?

И если да, неужели им наплевать?

Чертовы дикари.

80.

После забега по барам они решили прогуляться вдоль главного пляжа Лагуна-Бич.

Лагуна.

На севере пляж упирался в гостиницу, на юге — в старый отель «Лагуна». Кругом шумели высокие грациозные пальмы, цвели тропические растения, сияли в лунном свете волны. Рядом стояли баскетбольные, волейбольные, детские площадки.

Старая вышка спасателей.

Бен любил это место и во многом именно из-за него каждый раз все-таки возвращался домой.

Друзья, чуточку подвыпившие, гуляли по песку и обсуждали, что будут делать, когда бросят свой травяной бизнес. Чем займутся, кем станут. О пришла в полный восторг от идеи с энергоносителями и тут же поинтересовалась, не найдется ли и для нее там местечка. Разумеется, найдется. Это дело совсем не похоже на их старую работу — абсолютно законный бизнес, честный и безупречный, как воздух.

Осталось только отмыть грязные деньги, и — вуаля! — отличное предприятие, чистое, как и сама энергия.

Перспектива, приятная во всех отношениях.

Даже Чон, подумав немножко и порядочно надравшись, смирился с этой мыслью. Может, не такая бешеная жизнь это не так уж и плохо? Конечно, с непривычки поколбасит чуть-чуть, но это ничего. Обменяю пушки на турбины, лопасти и солнечные панели, решил он. Буду посылать людям электричество, а не пули.

Да будет свет.

На любимом пляже и в окружении любимых людей Бен был абсолютно счастлив.

Они шли, сплетя друг с другом руки, и дуга побережья принимала их в свои объятия.

81.

Елена, как всегда одна, лежала в огромной пустой кровати и смотрела сериал.

Наблюдала за страстями других людей.

Раздался звонок — Магда из университета.

Как поживаешь? Нормально. А у тебя чего нового? Ничего, все в порядке…

Елена понимала, что дочь звонит не для того, чтобы делиться новостями, а скорее, чтобы скрывать их. Но она была не в обиде. Хорошо, что девочка наконец начала жить собственной жизнью. Ну, насколько это вообще возможно, учитывая кучу телохранителей, вьющихся вокруг Магды. Елена приказала им не мешать дочке и держаться в тени — в конце концов, они же охранники, а не шпионы. Да и ей вовсе не хотелось слышать то, что для ее ушей не предназначено.

Свет от телевизора упал на заградительный экран снаружи от окна, и какое-то время Елена смотрела туда. Потом возлюбленные в сериале принялись орать друг на друга, и она вновь принялась следить за перипетиями сюжета. Спор благополучно разрешился объятиями и страстным поцелуем.

Вновь раздался звонок, на этот раз от Ладо.

Два gueros развлекались с девицей, после чего приехали и засели все вместе в одном доме, доложил он.

— Она что, шлюха? — спросила Елена.

— Во всяком случае, не профессионалка, — ответил Ладо. — Но вообще мне не показалось.

Выглядит она и ведет себя как дочка богатых родителей.

Услышав эти слова, Елена подумала о Магде. Интересно, а она тоже выглядит и ведет себя как дочка богатых родителей? Наверняка. Надо будет поговорить с ней, решила Елена, попросить ее немножко сбавить обороты.

— И чья она подружка? — продолжила Елена. — Мистера Пошли в жопу или мистера Мы-готовы-завязать?

— Честно говоря, я не понял, — ответил Ладо и объяснил Елене почему.

— А ты сейчас там?

— Да, на улице рядом с домом.

— И они все втроем внутри?

— Да.

— Интересно, — протянула Елена.

Ладо вот было совершенно неинтересно, напротив, смертельно скучно. С ним рядом сидели четыре наемника, mujados без документов, безжалостные убийцы, которых невозможно отследить и которые еще до восхода солнца могут спокойно вернуться к себе в Мексику. А эта троица напилась и обкурилась — возможно, такой прекрасной возможности завалить этого их верзилу с походкой убийцы им еще не представится…

— Я могу прямо сейчас все провернуть, — предложил он.

— Что, и девчонку тоже? — спросила Елена.

Молчание Ладо было ей ответом.

82.

Такая же неловкая тишина воцарилась и в доме Бена, куда друзья вернулись после гулянки.

О все никак не могла решить, чем же (и с кем же) ей заняться.

Взяв инициативу на себя, Бен вытащил секс-травку.

Вкусную, влажную, с землистым ароматом. Травку для потрахушек.

С одной затяжки твой цветочек покроется росой, а с двух ты и вовсе потечешь ручьем-рекой-океаном, набухнешь и вознесешься ввысь, будешь метаться и рыдать в голос. Заплачут твои глаза, заплачет твоя дырочка, даже соски и те бы заплакали, если бы могли, настолько тебе кайфово. Так эта травка действует на женщин. А мужчины…

Мужчина после нее превращается в один сплошной стержневой корень.

Этот в поисках света и солнца прошибет даже толстый слой асфальта. Стояк такой, что даже страшно, при этом совершенно нескончаемый. Ты все хочешь и хочешь, и каждая клеточка тела превращается в пульсирующий источник наслаждения, и когда она касается всего лишь твоего чертового колена, ты не в силах сдержать стон.

Знаменитая секс-травка от Бена и Чона, на совести которой было больше оргазмов, чем даже у Джонсона&Джонсона, производящих интимную смазку.

Неудивительно, что мексиканцы захотели наложить на нее лапу.

Эта травка всем нужна.

Дашь ее папе римскому, и через пять минут он начнет метать с балкона презервативы прямо в руки тысячам его благодарных обожателей, призывая не стесняться и брать побольше. Бог есть добро, идите трахайтесь. Бог есть любовь, получайте удовольствие.

О затянулась всего пару раз.

ОМГ.

О мой всемогущий охренительный Господь!

Кайф.

Чон тоже приложился к косячку. Он остановился на одной долгой затяжке, но ему и этого было достаточно. Они с О растянулись на кровати. Чон лежал позади О, которая затянулась еще раз и передала косяк Бену. Тот прикончил сигарету, и все поняли — рубеж пройден. Это не просто финальная затяжка, это принятое решение. Они молча согласились с тем, что готовы перейти границы.

Все трое почувствовали это.

О лежала между ними — центром и переходником их тройственной любви.

Торопиться им было некуда, и каждое медленное осторожное движение сводило с ума. Только на то, чтобы спустить с плеча О лямку платья, Чону понадобилось чуть ли не тридцать семь минут, а О уже готова была кончить. На ней был прозрачный черный бюстгальтер, и он добрых пять лет поглаживал ее по груди кончиками пальцев, наблюдая и чувствуя, как твердеет ее сосок, от возбуждения готовый прорвать ткань, словно росток, рвущийся к солнцу весной. Наклонившись, О расстегнула проклятый лифчик (Мистер Горбачев, снесите эту стену![40]) — если она не почувствует кожей его руку на своей груди, то просто взорвется, — и как только Чон к ней прикоснулся, на нее обрушился первый оргазм. Чон прижался губами к ее соску, и она кончила снова. Комната перед ее глазами закружилась и заиграла невероятными цветами.

Когда же он спустился пониже и, раскрыв ее цветок пальцами, проник в нее языком, мир вокруг окончательно сошел с ума. Такие ласки были совсем не в духе Чона. Обычно он сразу переходит к делу. Но сегодня он никуда не торопился и, поглаживая пальцем бугорок ее клитора, что-то тихонько и довольно напевал прямо в ее глубины (Маленькая мисс Эхо), а О в ответ стонала, плакала, вскрикивала, извивалась и кончала, кончала, кончала (О!). Перевернувшись, она стащила с Чона джинсы, схватила его член и вставила его в себя (где ему самое место).

Бен же поглаживал ее по спине. Медленно проводил пальцами вверх и вниз, оглаживая округлый зад, ласкал ее бедра, коленки, лодыжки и затем вновь поднимался вверх.

Изощренная, утонченная ласка.

— Я хочу вас обоих, — сказала О. — Хочу двух моих мужчин.

Протянув назад руку, она нащупала теплый и твердый член Бена. Твердый, как сосна, нет, как дуб, нет, как сандаловое дерево — сладкое, ароматное, священное сандаловое дерево, и О показала, где она его хочет. Обжигающая и вызывающая дрожь сталь Чона уже была в ней, но она все равно чувствовала пустоту. Тут сзади к ней прижался Бен и, преодолев секундное сопротивление, вошел в нее. Теперь оба ее мужчины были в ней (где им самое место).

Кто бы мог подумать, что они окажутся талантливыми музыкантами, слаженно ведущими мелодию этого танца, поддерживающие ритм и пульс своей любви? Кто бы мог подумать, что О в их руках окажется инструментом, способном на такие ноты? Медленная вначале музыка, мягкая и спокойная, ларго и пиано, ускорилась, на смену одним мелодиям пришли другие, взад вперед, туда-сюда, неослабевающий неистовый ритм. Руки Бена на ее груди, руки Чона на талии, она гладит Чона по лицу, дотрагивается до волос Бена. Двое ее мужчин едут на ней, оседлали ее, играют на ней, и она кричит, не стесняясь своего наслаждения, кричит без перерыва, без пауз, без передышек, и от удовольствия никуда не скрыться, не убежать, и О, эта тонкая перегородка между двумя мужчинами, сочась влагой, держит их в объятиях и стонет, выгибается и кричит, кричит долго и протяжно, когда они все втроем одновременно кончают.

ОООООООООООООООООООООО.

83.

Елене не спалось.

Она все никак не могла выкинуть у себя из головы эту девчонку.

84.

Чон давно понял разницу между рекламой и порнухой: реклама дает красивые названия уродливым явлениям. Порнуха, наоборот, — уродливые названия красивым явлениям.

85.

Строго говоря, поутру им вообще-то должны было быть неловко. (Что же мы вчера ночью наделали?!) Но не было.

Все путем.

Все счастливы и довольны.

Чон проснулся первым, выбрался на террасу и принялся отжиматься. Бен, сонный и вялый, все еще валялся в кровати. Поднявшись через пару минут, он услышал, как в душе под радио поет О, громко и фальшиво.

Все вместе они собрались за завтраком — грейпфруты, кусочки манго, черный кофе.

О сидела довольная и счастливая, улыбаясь во весь рот.

Парни ели молча, пока Бен не взглянул через стол на Чона и не сказал:

— Еще бы вот столечко, — он раздвинул указательный и большой палец на миллиметр, — и мы бы стали гомиками.

Они смеялись добрых полчаса.

Совместно-общественные, так сказать, члены.

86.

По радио все трещал и трещал какой-то говорливый ведущий, распинаясь про социалистическую сущность нового президента. Второй диджей изо всех сил «защищал» народного избранника.

Спор столь же реальный и несрежисированный, как поединки у рестлеров. Дамы и господа, в левом углу у нас либерал, в правом консерватор — выбирайте, кто из них злодей, а кто герой.

Бену новый президент нравился. Еще бы — этот котяра вовсю курил травку, нюхал крэк, потом написал об этом в книжке, и ему все сошло с рук.

Никто и слова ему не сказал.

Ни во время предварительных выборов, ни во время избирательной кампании.

А все почему?

Потому что он негр.

Ну и как тут его не полюбить?

Вы уж простите, доктор Кинг, думал про себя Бен, но в День инаугурации Ленни Брюс,[41] будь он жив, точно надорвал бы себе животик.

Когда выяснилось, что выборы выиграл Обама, Паку была в ужасе.

Куда катится этот мир? Что, следующим президентом станет какой-нибудь мексикашка?!

Да даже если и так, ничего страшного, успокоила ее О. Зато лужайка перед Белым домом всегда будет в прекрасном состоянии.

87.

— Я вот, наоборот, надеюсь, что он социалист, — заметил Бен. — Социализм вполне себя оправдал.

Для Бена и Чонни уж точно.

Правда, Чон в социализм не верил. Как, впрочем, и в коммунизм с капитализмом. Единственный «-изм», которому он поклонялся, — джизм.[42] О, этот священный сосуд его веры, расхохоталась.

— А как же гедонизм? — поддержал разговор Бен. Уж Чона-то гедонистом назвать никак нельзя. Он, конечно, знает толк в радостях жизни, но все равно остается дисциплинированным мазохистом. Каждый день он пробегает километры по пляжу, проплывает те же километры в океане, отжимается, подтягивается и приседает по тысяче раз и колотит голым кулаком по деревянному столбу, пока из него не начинает идти кровь (из кулака, не из столба).

— He-а, гедонизма нам не надо, — ответил Чон. — В моем понимании в этом мире есть только два изма — поступизм и непоступизм. Потому что все всегда сводится к одному — решишься ты на какой-нибудь поступок или нет.

О с ним согласилась.

Как хорошо, что оба ее мужчины не страдают непоступизмом.

— A-а, я тебя понял, — закивал Бен. — Ты у нас нигилист.

— Нигилизм? — протянул Чон. — Возможно, ты не так уж и не прав.

А вот это уже довольно забавно, подумала О.

88.

У Бена возникла идея.

— Надо нам немножко попутешествовать, — заявил он.

Вид у него с Чоном при этом был заговорщицкий. Наркодилеры из них еще те, подумала О, у них все мысли на лицах написаны. Надо было научить их в покер играть, обобрала бы до нитки.

— Нам? — спросила О. Какой состав-то у этих «мы»? Ты да я, или он да я, или ты да он? Или все втроем (прямо как волхвы с Востока)?

— Все втроем, — уточнил Бен. — Начнем все сначала, с чистого листа.

— Что, в Боливию нас потащишь? — поинтересовалась О.

— Я подумывал об Индонезии, — ответил Бен.

Там, на берегу океана, есть одна чудная крошечная деревенька. Люди там добрые, красивые и дружелюбные. Бен построил им больницу, школу и водоочистную станцию. Привез пару хирургов, чтобы помочь больным детям. Мужское население деревни — невысокие и стройные, они носили юбки вместо штанов, на поясе которых брякали длинные ножи с изогнутыми лезвиями, — обожали Бена.

— Индонезия? — переспросила О.

— Индонезия, — повторил Бен.

— Придется еще раз пройтись по магазинам.

— Ага. Ты только полегче, — попросил Бен.

— Ты что, хочешь сказать, что я слишком много тряпок покупаю?

— Да нет, я имею в виду одежду полегче. Солнце там припекает, — объяснил Бен. — У тебя паспорт не просрочен?

— Вроде нет.

Паку давно спрятала паспорт дочери в тумбочку, чтобы О его не потеряла.

И чтобы она им не воспользовалась и не укатила куда-нибудь.

— Отлично, езжай за паспортом, купи шмотья и возвращайся сюда к пяти часам. Будем тебя ждать.

— Отличненько! — отозвалась О.

89.

Когда О поинтересовалась у матери, как продвигаются ее занятия с Элеанор, Паку наградила ее ничего не понимающим взглядом.

— Ну, с Элеанор, твоей наставницей, — напомнила О.

— Мой единственный наставник — Иисус, — провозгласила Паку.

Опаньки.

Оказывается, намедни Паку стала прихожанкой огроменной церкви в Лейк-Форест. Разумеется, она выбрала самую большую церковь в стране. Это же Паку.

— Э-э-э, мам, а ты вообще про Иисуса-то хоть что-нибудь знаешь? — осторожно спросила О. — Ну там, биографию его читала или типа того?

— Да, дорогая. Библию.

— А ты до конца дочитала? Там ведь…

— Я провозгласила Иисуса Христа своим персональным спасителем, — прервала ее мать.

— …для него все не очень хорошо кончилось. Распятие там и все такое.

Три Поступка, Которые Я Сегодня Совершу, Чтобы Оказаться Прибитым к Кресту:

1. Разозлю менял.

2. Разозлю римлян.

3. Заявлю папаше, что не собираюсь действовать по его указке.

(Юный Иисус свисает с креста, на собственной шкуре познавая важный урок насчет доверия. «Да ты только подойди, я тебя сразу отделаю!»).

— Помолись со мной, Офелия, — попросила Паку.

— Э-э-э, нет. Но спасибо за предложение.

— Тогда я помолюсь за тебя.

— А где мой паспорт лежит?

— А что? — мгновенно насторожившись, осведомилась Паку.

— Мне он нужен.

— Ты куда-то собралась?

— Ага. Подумываю смотаться во Францию.

— И что там у тебя во Франции?

— Ну, не знаю. Всякие французские штуки. Французы.

— У тебя что, появился французский любовник, Офелия? — грозно спросила Паку. Кожа ее при этом натянулась как барабан.

О так и подмывало сказать, что вчерашней ночью ее пялили в обе дырки два стопроцентных американца — просто чтобы посмотреть, какую рожу скорчит мамаша. Но она сдержалась. Еще ей хотелось сказать, что она со своими мужчинами уезжает в Индонезию, где, может быть, ей удастся начать хоть какую-то жизнь, хотелось попрощаться. Она промолчала.

— Это же мой паспорт, — заныла она.

— В верхнем левом ящике моего стола, — ответила Паку. — Но нам надо серьезно все обсудить.

О, да. Нам о многом надо с тобой поговорить, мама, подумала О. Но не судьба. Добравшись до кабинета Паку, она нашла в ящике паспорт и вышла через заднюю дверь.

Пока-пока.

90.

У Бена с Чоном тоже забот хватало.

Для начала они засели за телефон и компьютер — сообщить розничным дилерам, что их сотрудничеству пришел конец. Бен всем им посоветовал уехать на какое-то время отдохнуть, залечь на дно. Возмущениям, вопросам и истерикам не было конца, но Бен стойко держал оборону.

Торговли больше не будет.

А мы так, решили предупредить вас заранее.

Ха.

Затем они с Чоном поехали в кафе «Гейдельберг» на пересечении Тихоокеанского шоссе и Брукс-стрит. Попивая кофе с булочками, они дожидались бухгалтера, который работал на Бена. По пути им попалось штуки три «Старбаксов», но Бен категорически отказался туда идти. Я, сказал он, покупаю кофе только у добросовестных производителей. Чону, правда, добросовестная торговля виделась немного в другом свете: ты даешь деньги, получаешь кофе. Вполне честно и справедливо. Впрочем, по большому счету ему было наплевать: «Гейдельберг» так «Гейдельберг».

Он даже позволил Бену сесть за руль, хотя водил тот просто ужасно. Но Чон не хотел выпускать из рук «глок». На полу под своим сиденьем он припрятал дробовик, а на пояс на всякий случай повесил нож модели «Ка-бар» — вдруг им на пути встретится особо агрессивный олень или просто какой-нибудь псих?

Бену арсенал своего друга показался, мягко говоря, избыточным.

— Мы же на переговоры едем. Деловые переговоры, — сказал он Чону.

— Ты видеоклип видел? — спросил в ответ Чон.

— Так то Мексика. А мы в Лагуна-Бич. У нас тут копы носят шорты и ездят на мотоциклах.

— В смысле, тут у нас рай и цивилизация, а в Мексике ужас и беззаконие?

— Типа того.

— Ну конечно. Зачем нам тогда бежать в Индонезию?

— Затем, что излишняя беспечность никого еще до добра не довела.

— Это точно.

Обнаружив свободное место на Брукс-стрит, Бен нафаршировал счетчик четвертаками. Почему-то у него в карманах всегда позвякивал порядочный запас четвертаков. Вот у Чона их никогда при себе не было.

Барабан уже ждал их за столиком под навесом.

Когда-то он работал инвестиционным банкиром в уважаемом банке Ньюпорт-бич. До тех пор, пока не попробовал травку Бена и не решил, что заработает гораздо больше, если начнет отмывать его доходы. Надо сказать, начальство Барабана не очень расстроилось, когда он уволился.

Теперь пару часов по утрам Барабан посвящает анализу состояния рынков Азии и стран Тихого океана, а весь оставшийся день гоняет на мотоцикле, торчит в спортзале и трахает почетных жен округа Орандж, которые получают от муженьков «мерседесы» и бриллианты, а от Барабана — качественный секс.

В общем и целом Барабан — счастливый человек.

В кафе он приехал на мотоцикле. Сегодня он нарядился в нелепый облегающий спортивный костюм, которые так любят итальянцы, а на голову водрузил кепочку такого же цвета.

Редкостный придурок, подумал Чон.

— Ну че? — заговорил Барабан. Он почему-то думал, что если будет говорить, как многократно битый по голове серфер, то никто не догадается, что ему сорок три года.

— Да ниче, — ответил Бен. — Хочу на какое-то время отойти от дел.

— Клево, че, — откликнулся Барабан и стер с верхней губы пенку от капучино.

— Ничего клевого, — отрезал Бен. — Но ничего уж не поделаешь. Короче. Мне нужно, чтобы ты совершенно конфиденциально открыл мне новый счет, вывел в наличность пятьсот кусков и отмыл все так, чтобы блестело. Запусти новый цикл своей стирки, пусть эти деньги на какое-то время вообще исчезнут из моих активов.

— Не беспокойся, все сделаю, как надо, — пообещал Барабан.

Каждый раз при фразе «не беспокойся» Чон начинал беспокоиться пуще прежнего.

— Деньги, чистенькие и беспроблемные, понадобятся мне в Джакарте, — продолжал инструктировать банкира Бен. — Половина в долларах, половина в местной валюте.

— Ты с собой целый огород капусты хочешь таскать? — удивился Барабан.

— Ага, — ответил Бен. — За меня не волнуйся. И вот что я еще тебе скажу — просто чтобы ты мог как-то спланировать свои действия. Мы сходим с нашей старой дорожки, с нашей pista secreta.

— Amigo! — воскликнул пораженный Барабан.

Как же это так — мир без травки Бена и Чонни?!

— Мы по этой дорожке долго бегали, — вставил Чон. — А ты благодаря нам заработал кучу денег.

Так-то это так, но есть одно «но»…

Какая бы ни была большая куча денег, человеку все мало.

91.

Начать забег по магазинам О решила с «Банана-репаблик», расположенной, естественно, в торговом центре «Саут-Кост плаза».

(Не бойтесь, больше мы перечислять список магазинов не будем.).

Ни по пути домой, ни по дороге в магазин она так и не заметила, что за ней следят. Припарковав машину, О зашла в центр.

Эстебан, один из трех ее преследователей, набрал номер Ладо.

92.

Ладо в это время как раз сидел у себя в офисе и пытался разгрести кучу дел, накопившихся в его ландшафтной фирме.

Всем почему-то требовались его услуги в одно и то же время, а именно немедленно и как можно дешевле.

Сейчас всем подобным конторам, которые еще не успели разориться, приходится идти на уступки. Уморительная картина — белорожие, безуспешно пытающиеся включить газонокосилку. Но Ладо кризис не сильно затронул. Он в основном сотрудничал с управляющими компаниями многоквартирных домов. Кроме того, воспользовавшись сложившейся ситуацией, он подсуетился и занял выгодную нишу — банки и агентства недвижимости вызывали его ребят, когда надо было привести дома в порядок перед продажей.

На экране телефона высветился номер, и Ладо вышел поговорить на улицу.

Выслушав Эстебана, он ответил ему слоганом компании «Найк» — «Просто сделай это».

Мальчики надежные, свою работу знают.

93.

Одежду для путешествия О решила купить в бутике «Кристин Скотт Томас». Скромно, но со вкусом.

Много белого, много хаки. Но вот шляпы ее мечты — большой, мягкой, немнущейся, но все же красивой — она не нашла. Поэтому О решила наведаться еще в один магазин — «Фэшн айленд» в Ньюпорт-Бич.

Забравшись в свою машину, она повернула ключ зажигания. У ее шеи вдруг возник острый нож.

— Давай езжай, chica, — услышала она голос.

О послушно вела машину, куда велел ей этот голос — через Бристоль в Коста-Месу, вниз по каким-то улицам, на задворки маленького занюханного крытого рынка, где к ним в машину подсел мексиканец в бейсболке. Устроившись на пассажирском сиденье справа от О, он воткнул ей в бедро шприц.

94.

Получив по имейлу письмо с прикрепленным видеофайлом, Чон тут же позвал Бена.

На экране показывали О.

Она сидела на стуле в безликой комнате с уродливыми желтыми стенами.

У ее ноги покачивалась бензопила.

95.

Затем автор клипа использовал премилый эффект — голова О сорвалась с плеч и принялась скакать по экрану, на котором всплыли цифры телефонного номера.

96.

Бен тут же набрал его.

— Чего вы хотите? — спросил он.

— Дай мне трубку, — потребовал Чон.

Бен его проигнорировал. Стоит Чону сказать похитителям что-нибудь вроде «Пошли вы в жопу», и голова О на самом деле полетит с плеч.

Реальная реальность против виртуальной реальности.

— Докажите, что она еще жива, — потребовал Бен.

Эту фразу он слышал в каком-то фильме.

Никаких проблем, ответили ему.

Скайп к вашим услугам.

97.

О выглядела испуганной.

Что вполне логично.

Испуганной и заторможенной. Ее чем-то обкололи.

— Привет.

— Привет.

— Они тебя мучили? — тут же спросил Чон.

Готовый разорвать их на куски.

— Нет, все в порядке, — ответила О.

— Мне ужасно жаль, что мы тебя в это втянули, — добавил Бен.

— Все в порядке, — повторила девушка и пропала с экрана.

Осталась только аудиосвязь.

98.

— Я хочу побеседовать с мистером «Я-не-хочу-проблем», — раздался измененный компьютером механический голос.

— Слушаю, — отозвался Бен.

— Вы ведь не хотите проблем, верно? Тогда в течение следующих пяти часов я жду от вас партию товара по названной мною цене. В противном случае вы получите письмо, содержимое которого вам очень не понравится.

— Никаких проблем.

— Вы серьезно? Мне кажется, еще день назад вы это предложение отвергли.

— А теперь вот согласился.

— Хорошо. Теперь позовите к телефону мистера «Пошли-вы-в-жопу».

— Я тут, — подошел Чон.

— Вы меня оскорбили, — напомнил ему голос.

— Извините.

— Обычных извинений недостаточно.

— А чего достаточно? — спросил Чон.

— Насколько мне известно, у вас есть пистолет. Достаньте его.

Чон вытащил свою пушку 38-го калибра.

— Ну, достал.

— Теперь встаньте перед веб-камерой, чтобы вас было видно.

Чон послушался.

— А теперь засуньте эту пушку в свой большой рот, — потребовал голос.

— Чон, не надо! — услышали они крик О, который тут же прервало жужжание бензопилы.

— Начну я с рук, — сообщил им голос.

— Хорошо-хорошо, я согласен! — крикнул Чон.

Бен был в ужасе. Все это какой-то сон, дурной, странный, страшный ночной кошмар.

Открыв рот, Чон направил внутрь дуло пистолета.

— Спускайте курок, — велел голос.

И Чон нажал на спусковой крючок.

99.

— Стойте!

— Господи Иисусе, — пробормотал Бен и повалился на пол, спрятав лицо в ладонях.

— Вытаскивайте свою пушку.

Чон медленно вынул пистолет изо рта. Почему медленно? Потому что сил торопиться у него не осталось и потому что он очень старался не налажать и не застрелиться, вытаскивая пистолет изо рта.

— Когда я попрошу вас о какой-либо услуге в следующий раз, я не желаю слышать, как меня посылают в задницу. Вы поняли?

Чон кивнул.

— Вот и славно. В Сан-Диего живет один человек, из-за которого у меня сплошные неприятности. Вы этим займетесь. Подробности я вам сообщу. Если в течение пяти часов до меня не дойдут сведения о его смерти, я убью вашу подругу. Buenos dias, — попрощался голос.

Связь прервалась.

Экран погас.

100.

Что же делать? Что же делать?

Бежать в ФБР?

В Управление по борьбе с наркотиками?

Хотя такой звонок грозил бы тюрьмой, Бен с радостью обратился бы к ним за помощью, спаси они О. Но федералы им не помогут. Скорее наоборот. Если бы в их силах было контролировать картели, наркобароны уже давным-давно сидели бы за решеткой.

Этот вариант не прокатит.

Значит, остается…

Nada. Ничего.

Им крышка.

И виноват в этом Бен. Не надо было воображать, будто можно одновременно жить в двух мирах — блистать в полусвете совершенно противозаконного наркобизнеса и наслаждаться преимуществами цивилизации и законности.

Теперь-то он знает, что это невозможно.

Он обеими ногами застрял в джунглях.

Чон вот никогда не питал таких иллюзий.

Он всегда знал, что есть два мира: мир дикарей и мир цивилизованных дикарей.

Первые уважают только силу. В их мире выживают единицы. Тут правят бал наркокартели, «эскадроны смерти» и могущественные диктаторы; тут без конца случаются массовые убийства и изнасилования, террористические атаки, семейные разборки и клановые войны.

Второй мир — мир цивилизованной власти, мир правительств и армий, многонациональных корпораций и банков, нефтяных компаний, страха и трепета, «смерти с небес», геноцида и массовых изнасилований экономики.

Чон прекрасно знает…

Это один и тот же мир.

— Что же нам делать? — спросил Бен.

— Как только поступит какая-нибудь информация, — ответил Чон, — я прыгну в машину и убью, кого мне прикажут. А ты поднимешь жопу с пола и отвезешь им травку.

— Ты что, ради него убьешь человека?!

— Ну, для Чейни и его марионетки я и не то делал, — пожал плечами Чон. — Какая разница?

Раздался звонок телефона.

Чон поднял трубку.

— Да. Да. Понял.

— Ну что, они дали тебе адрес? — спросил Бен.

— Типа того.

— В каком смысле «типа того»?

— Это лодка, — ответил Чон.

Проклятущая лодка.

Наконец-то Чону пригодятся то, чему его обучали в спецназе.

101.

Чон — очень храбрый мужчина, подумала Елена.

И, похоже, очень любит эту девушку.

При этой мысли Елене немножко взгрустнулось. Когда-то и ее любили.

Зато теперь она узнала то, что хотела.

Эти двое сделают ради девицы все. Все что угодно.

В этом их сила, и в этом их слабость.

102.

О взглянула в черные глаза Ладо.

Тот смотрел на часы.

И молчал.

Хорошо, что О не знала, о чем он думает. Не слышала его внутренний монолог: «Пять часов, segundera, и ты — моя. Шлюшка. Спишь с двумя мужиками разом. Может, и я тебя отпялю, прежде чем порежу. Ишь, мелкая какая. Вертлявая небось. Я тебя порву, милочка. Для этого двух мужиков не нужно. Всего один, зато настоящий мужчина.

Пять часов, putana. Надеюсь, они не справятся».

Да уж, О точно не слышала этот булькающий поток сознания.

И хорошо — даже несмотря на укол, она жутко боялась.

Ладо потянул руками пусковой трос воображаемой пилы.

— Р-р-рум, р-рум, ррруууммм, — зарычал он.

103.

Всех людей на свете Чон делил на две категории:

В первую входили он, Бен и О.

Во вторую — все остальные.

Ради Бена и О он сделает все что угодно.

Ради Бена и О он сделает все что угодно со Всеми Остальными.

Вот так вот просто.

104.

Чон прикрутил к пистолету глушитель.

Убрал его в непромокаемый мешок.

Туго затянул веревку.

Вдали у пристани огни Сан-Диего освещали горизонт, отражаясь на гладкой поверхности иссиня-черной бухты.

Словно кто-то провел кисточкой по водной глади.

Совсем как в «Фотошопе».

Жизнь, имитирующая искусство.

Чон затемнил лицо краской, привязал к запястью шнур от вещмешка и проверил, крепко ли «Ка-бар» привязан к правой ноге.

Затем опустился в воду.

Беззвучно.

Сказывалась военная подготовка.

Яхта была совсем недалеко, но большую часть пути он проделал под водой — чтобы его не заметили с других лодок, пришвартованных на пристани. Результаты долгих тренировок, которые устраивала ему армия и которыми он никогда не пользовался, наконец-то пригодились.

Он скользил под водой, не опускаясь глубоко, оставляя после себя лишь небольшую рябь.

Словно уж.

Словно выдра.

Дважды он выглядывал наружу, чтобы взглянуть на яркие огоньки яхты и проверить, правильно ли плывет.

Сквозь занавески каюты пробивался свет.

В двадцати метрах от лодки он взял левее и поплыл к корме. Подобравшись к лестнице, он схватился за ступеньку и, открыв мешок, вытащил пистолет.

Одна обойма. Девять патронов.

Должно хватить.

Чон вскарабкался на борт.

105.

Они дали О еще оксиконтина.

Уговаривать ее не пришлось. Девушка с радостью проглотила таблетки.

Потому что ей охренеть как страшно, вот почему.

Она уже не понимала, где она, не знала, что с ней будет. То и дело перед глазами в воздухе начинали плавно кружиться головы, отрезанные головы.

Когда сидишь черт знает сколько часов подряд на кровати в крошечной запертой на все замки конуре и постоянно представляешь, как к твоей шее подносят бензопилу, сразу хочется проглотить побольше седативных таблеток.

Хочется лечь и заснуть.

Когда О была маленькой, она частенько лежала в кровати, слушая, как орут друг на друга Паку и номер Первый. Как же она мечтала заснуть, только чтобы не слышать всех этих криков! Она прижимала к подбородку колени, просовывала между ног ладошки и крепко-крепко зажмуривалась.

И думала:

Может, я Спящая красавица?

Где же Принц(-ы), когда же меня спасут?

106.

Чон распахнул дверь в каюту.

Левой рукой — в правой он держал пушку.

Тип, причинивший столько проблем картелю, валялся в отключке.

Вместе с женщиной.

Очень, очень красивой. Золотистые волосы разметались по подушке, из-под простыни выглядывают обнаженные плечи, полные, жаждущие поцелуя губы чуть приоткрыты. Чон слышал, как она тихонько посапывает.

Девушка спала чутко. Что-то почуяв, она открыла глаза и, сев на кровати, непонимающе уставилась на Чона. Ей что, это снится? Кошмар? Нет, вроде не сон, но что это за человек? Грабитель? На яхте?

Она увидела пистолет и, зная, на какие деньги спящий рядом с ней мужчина купил эту яхту и ее золотистые волосы, пробормотала:

— Нет, прошу вас! Не надо!

Чон выстрелил дважды.

Оба раза в голову.

Вот и нет проблемы.

Подавив вопль, женщина спрыгнула с кровати, бросилась на нос яхты и торопливо заперла за собой дверь.

Чон знал, как следует поступить.

107.

И вновь он в воде.

Под водой.

Мощными толчками продвигается вперед.

Прорывается сквозь темноту.

Плывет мощно и быстро.

За своим О-лимпийским золотом.

В особо глубоком месте он выпустил из рук пистолет и позволил бездонной тьме поглотить его.

Пробираясь наверх сквозь разрисованную воду, он думал о том, что только что совершил ошибку — не убил ту девушку, но…

Я все-таки не дикарь.

108.

Я бы не смог.

Эту мантру вот уже в который раз твердил про себя Бен, торопясь в теплицу. Его словно заклинило.

Я бы не смог.

Я бы не смог сам убить, даже ради О.

Хотел бы.

Хотел бы попытаться, но…

Я бы не смог.

Его мучил стыд, и, как это ни удивительно для человека, воспитанного двумя психотерапевтами, он чувствовал себя неполноценным как мужчина.

Ты что, считаешь, что ты не мужик, потому что не вышиб себе мозги? Да еще по чьему-то приказу? Как будто бы мужество то же самое, что и мачизм. Бред какой-то. Безумие. Даже больше, чем безумие.

Вот только живем мы в совершенно безумном мире.

В Республике Безумия.

И Чон бы смог.

Даже не так — Чон так и поступил.

А что, если бы…

Если бы…

Если бы они приказали Чону застрелить не себя, а…

Меня.

Он бы и это сделал.

Прости, Бен. Пиф-паф.

И поступил бы совершенно правильно.

Бен завел машину в тупик в тихом респектабельном пригороде на востоке Мишн-Вьехо — «Старой миссии». (Позвольте представить вам новую миссию, ничем не отличающуюся от старой.) Нужный ему дом стоял в северной части района. Ухоженный дворик окружала стена, за которой возвышался поросший кустарником холм, кишмя кишащий кроликами и койотами.

Подъехав к гаражу, Бен заглушил мотор, вышел из машины и позвонил в дверь.

Прекрасно зная, что в эту секунду его внимательно изучают камеры наружного наблюдения.

(Уж лучше с ними, чем без них.).

Так что Эрик, открывая дверь, уже видел, кто к нему пришел.

Глядя на Эрика, никто бы не подумал, что он владелец плантаций марихуаны. Он выглядел как типичный работник страховой компании. Короткие каштановые волосы, очки в роговой оправе. Ему бы еще защитный футлярчик[43] в карман рубашки, и вышел бы абсолютнейший лох.

— Привет, — поздоровался Бен.

— Привет, — откликнулся Эрик и провел гостя через гостиную с угловым диваном, раскладным креслом и широченным телевизором, по которому показывали «Америка ищет таланты», и кухню с гранитными столешницами, дубовыми шкафами и раковиной из нержавеющей стали в бассейн под навесом из затемненного органического стекла.

Вы все правильно поняли — у него дома был бассейн.

Фитолампы и системы автоматической подачи удобрений.

Галоид металла — для фазы активного роста.

Натрий под высоким давлением — для фазы цветения.

Отличная плодородная теплица.

Бен взглянул на часы.

Проклятие.

Запястья, покрытые испариной, блестели.

— Все уже упаковано? — нервно спросил он.

— Все, что выросло.

— Давай грузить, — велел Бен.

Снаружи их поджидал автофургончик со сложенными задними сиденьями. Они с Эриком загрузили увесистые кусты, и Бен поспешно уселся за руль.

На то, чтобы добраться до Коста-Месы, у него оставалось ровно сорок три минуты.

109.

Он скользил сквозь Южную Калифорнию.

Прорезался сквозь калифорнийскую ночь.

Шоссе (номер 5), мягкое, теплое и дружелюбное, для всех, но не для Бена.

Зеленые указатели, словно ступеньки к эшафоту. Ступеньки к О.

Каждый из них отмеряет драгоценное время, говорит, сколько миль ему еще осталось.

Через сколько миль она уснет.

Алисо-Вьехо, Осо-Парквей, Эль Торо.

Лейк-Форест, Калвер, Макартур.

Слева сияет огнями аэропорт имени Джона Уэйна, тихий и спокойный ночью — его закрывают, чтобы рев двигателей не дай бог не помешал сну жителей округа Орандж.

Лагерь скаутов — там нынче проводится международный слет.

Бен гнал машину, полную травки, со скоростью восемьдесят миль в час. Ему вовсе не нравилось так гнать, но что поделать — время на исходе.

Показался торговый центр «Спектрум» города Ирвайна, с его необычным колесом обозрения.

Концертный комплекс «Ирвайн амфитеатр», в шатрах которого зародилось фанатское движение Джимми Баффетта — придите к нему, верные, с попугаями![44]

Краем глаза Бен заметил полицейскую машину, припаркованную на разделительной полосе. Сидит себе в засаде, поджидает тебя. Словно смерть.

(Рак, сердечные приступы, инсульты — все это ждет вас на наших разделительных полосах!).

Только бы копу не захотелось его остановить, взмолился про себя Бен. В голове у него тут же заиграла песня Брюса Спрингстина («Мистер патрульный, пожалуйста, не надо меня останавливать, пожалуйста, не надо, пожалуйста, не надо»). Не потому, что он боялся очутиться в тюрьме, а потому что случись малейшая задержка — и О умрет. Поглядывая в зеркало заднего вида, Бен ждал, поедет за ним коп или нет (пожалуйста, не останавливайте меня, пожалуйста, не надо). Коп остался на месте.

От волнения Бен не мог дышать.

Руки тонули на скользком от пота руле.

Наконец он доехал до Бристоль-стрит.

До «Саут-Кост плазы», охотничьих угодий О.

Бен свернул налево, в район Фейрвью.

Он беспрестанно крутил головой, пытаясь найти нужный адрес. Номер дома, который ему продиктовали похитители, принадлежал небольшому одноэтажному торговому центру.

Ну же, ну же, ну же.

Где же он, где же, где-где-где?

От волнения у Бена крутило живот. Болезненные спазмы сжимали его внутренности, и ему казалось, что вот еще чуть-чуть, и он обделается, когда вдруг он увидел нужный дом.

Деревянную табличку «33–38».

Винный магазин, пиццерия, химчистка, салон красоты.

Все закрыто.

Остановив фургон на парковке, размеченной диагональными линиями, он наконец посмотрел на часы.

Еще две минуты.

Бен замер в ожидании, зная, что они за ним наблюдают.

110.

Чон поднялся из воды, словно чудище из Черной лагуны.[45]

Добравшись до берега, он направился к своей машине.

Бросил взгляд на часы.

Четыре минуты.

Он бросился бежать к испанскому кварталу, где рядком стояли телефонные будки, словно памятники прошлым свершениям.

Запихнув четвертак в прорезь, он набрал номер, который ему велели записать.

— Все готово, — выпалил он.

111.

Зазвонил телефон Бена.

— Да.

Возвращайся в Фейрвью, велели ему.

Через два светофора поверни налево.

Еще через два квартала поверни направо.

Езжай. Мы перезвоним.

Бен завел машину. В его голове возникла новая мантра — два светофора налево, два квартала направо.

Перед вторым поворотом направо телефон зазвонил снова.

— Видишь рыбный магазин?

Бен огляделся.

Рыбный магазин? Какой еще…

Тут он увидел вывеску с мультяшной рыбой, пускающей пузыри изо рта; в этом магазине торговали тропическими рыбками для домашних аквариумов.

— Да, вижу.

— Поверни направо, затем еще раз направо — в переулок позади магазина.

Бен сделал все, что ему велели.

Заехал в переулок.

— Теперь припаркуйся и вылези из машины.

— Двигатель заглушить?

— Нет.

Он выбрался из автомобиля.

Дальше события развивались стремительно. Вдруг подкатила еще одна машина, из нее выскочили двое мужчин. Один из них схватил Бена, прижал его к задней двери магазина и приставил пистолет к его голове. Второй вытащил телефон у него из руки.

— Скажешь хоть слово или дернешься — тебе крышка. Ты умрешь быстро. Девка — медленно.

Бен старательно закивал — насколько это было возможно с рукой, держащей его за шею, и щекой, вплюснутой в металлическую дверь.

— Ты берешь нашу тачку, мы — твою. Если кого на хвосте увидим — копа, мотоциклиста, кого угодно — девчонке конец.

Бен кивнул еще раз.

— Через минуту уезжай домой. Мы еще позвоним.

Мужчина отпустил его, и спустя мгновение Бен услышал рев двигателя.

Он залез в чужую машину — «хонду-CRV». Ключи торчали в замке, на пассажирском сиденье валялся армейский вещмешок. Приоткрыв его, Бен увидел деньги.

Очень, очень много денег.

Они заплатили ему за травку.

Бен поехал обратно в Лагуну.

112.

Спустя час появился Чон.

Взглянув на Бена, он кивнул.

Бен кивнул в ответ.

Вместе они сели перед компьютером и принялись ждать.

113.

Зазвонил мобильник.

Ладо ответил, и О услышала, как он заговорил по-испански. Учитывая то, где она живет, можно было бы предположить, что она хоть чуть-чуть понимает испанский язык. Но кроме сленга и названия некоторых блюд в забегаловках, О из испанского ничего не знала. Уродливый мексиканец все кивал головой и говорил что-то, похожее на «Я понимаю. Понимаю, si. Ясно».

Закончив разговор, он положил трубку и поднял с пола бензопилу.

114.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, по ком зазвонил колокол — негромкий «бом» возвестил о новом полученном письме.

Открыв его, Бен кликнул на указанную внутри ссылку.

Ссылка привела его на подкаст — трансляцию видео в реальном времени.

О, целая и невредимая, сидела прикованной все к тому же деревянному стулу.

Она тихо всхлипывала, вздрагивая всем телом.

Позади нее с пилой в руках стоял здоровый мужик в темных очках и худи. Рукой он придерживал пусковой трос пилы.

— Мы же все сделали! — закричал Бен.

— Замолчи, — тихо шикнул на него Чон.

— Мы все сделали, что вы велели, отпустите ее!

— Теперь, когда вы усвоили урок, мы можем беседовать дальше, — послышался голос. — Наши требования не подлежат обсуждению и должны выполняться вами беспрекословно. С этого момента вы продолжите выращивать свою марихуану и будете продавать ее нам по цене, которую мы установим на период в три года. Кроме того, при необходимости вы будете оказывать нам определенные услуги. В конце вышеупомянутого периода все обязательства будут с вас сняты.

— Три года? — ляпнул, не подумав, Бен.

— Все кончено, — возвестил голос.

115.

Да ни хрена подобного.

Для Чона, например, все совсем не кончено.

Когда Чону было десять, партнеры его папаши похитили и удерживали его почти четыре месяца, прежде чем отец не приехал с чемоданом денег, которые он задолжал за крупную поставку марихуаны, и не выкупил сынишку.

Впрочем, все было не так уж и страшно. Похитители отвезли Чона на ранчо где-то у черта на рогах, и он целыми днями и ночами смотрел телек и играл в видеоигры. Ему позволяли питаться кока-колой и хлопьями и даже разрешали кататься по полям на вездеходе — пока он не решил изобразить из себя Стива Маккуина и в попытке побега чуть не снес изгородь из колючей проволоки.

За это его на целую неделю лишили «Пентхауса», чем сразу привели его в чувство.

Как бы то ни было, вскоре заявился Большой Джон с деньгами и выкупил Маленького Джонни.

— Видишь, как сильно я тебя люблю? — сказал он. — Целых четыреста кусков отвалил.

Всегда приятно знать, чего ты стоишь.

116.

Бен, будучи самим собой, тут же придумал другой вариант решения их проблем.

(Он вообще большой любитель компромиссов.).

— Подсчитайте, сколько прибыли вы ожидаете получить от нас за эти три года, назовите нам эту цифру, и мы выплатим вам всю сумму при условии немедленного освобождения девушки.

117.

— Интересное предложение, — протянула Елена.

— А он не дурак, — заметил Джейми.

— Мы вам перезвоним, — решила Елена.

118.

В конце концов, все упирается в деньги.

В числа и цифры.

Либо им это выгодно, либо нет.

Джейми приступил к расчетам. Опираясь на текущий уровень продаж и прогнозы по рынку, сделав поправку на инфляцию и разницу валют, он прикинул, какая нужна сумма.

Ну, кто хочет поиграть в «Угадай цену»?

Налетай!

Сколько стоят три года рабства и жизнь довольно безалаберной девушки из Лагуны? Без серьезных накруток получается…

119.

Двадцать миллионов долларов.

120.

— Договорились.

— Давайте-ка проговорим все еще раз, чтобы убедиться, что мы правильно друг друга поняли — у вас есть выбор: либо вы будете работать на меня в течение трех лет, а девушка все это время будет моей гостьей, либо вы выплатите мне двадцать миллионов долларов. Все верно?

— Да.

— Значит, по рукам?

— По рукам, — подтвердил Бен.

— А что по этому поводу думает мистер «Пошли в задницу»?

Чон кивнул.

— Нет уж, говорите вслух.

Слова уже готовы были сорваться с его губ, вертелись на кончике языка, и Чон попытался сдержаться, промолчать, но…

Он сказал:

121.

По рукам.

122.

Перед глазами О проигрывался новый клип. Он все повторялся и повторялся, и О ничего не могла с этим поделать, ни выключить его, ни изменить настройки.

И смотрела его снова и снова и снова.

В клипе показывали ее, привязанную к стулу.

С пилой, покачивающейся у ее шеи.

О охватил ужас. Всепоглощающий страх.

Она видела.

Как лезвие приближается к ее коже;

Она знала.

Скоро она умрет;

Она слышала.

Собственный предсмертный вопль.

И все начиналось заново.

Ей завязали глаза, и от этого было только хуже — так она могла видеть только порождения собственного разума. Выбирать ей не приходилось, и она была вынуждена смотреть один и тот же фильм снова и снова. Ее всегда считали немножко тронутой, но теперь О всерьез опасалась, что окончательно сойдет с ума.

Только одна мысль поддерживала ее в здравом уме.

Ее мужчины приедут и спасут ее.

Она точно знает.

123.

Хотя буйный нрав Чона и укротили, он, стоя на берегу океана, все равно сжимал в руке пистолет. Он смотрел на волны, но не видел их.

Вместо воды он видел себя. Убивающего разных людей. Например, Эрнана Лотера, и еще того ублюдка, что держал пилу, и еще раз Эрнана Лотера.

Чон с радостью начинал бы каждый свой день с убийства Эрнана Лотера. В каком-то смысле так оно и было — просыпаясь после нескольких часов сна, он тут же принимался думать о том, как его убьет. Задача осложнялась тем, что Чон никогда не встречал Эрнана, но он призывал на помощь воображение.

Иногда Лотер оказывался толстым, иногда худым. Молодым, старым, с отвисшим подбородком, с впалыми щеками, кожей самых разных оттенков — от белого до темно-коричневого; волосы были густыми, редкими, седыми, иссиня-черными, светлыми.

А вот способ убийства не менялся никогда.

В своих фантазиях Чон убивал Лотера, вставив тому пушку в рот и спустив курок. Разумеется.

Два выстрела — пиф-паф, и все. Затем наступал черед урода с пилой. Когда тот наклонялся, Чон отрывал ему голову и бросал ее к ногам О — галантный, как никогда.

Честно говоря, Чон не был уверен, почему так бесится — из-за того, что сделали с ним или с О. Он понимал, что по совести злится надо за то, что Лотер похитил О, но получалось не очень — в конце концов, чужую боль испытать на себе нельзя, только представить.

Но чувства О Чон представлял себе очень хорошо — Лотер им обоим дал попробовать, какова смерть на вкус.

И ярость Чона оставалась совершенно — он тщательно подобрал слово — импотентской.

Потому что он прекрасно понимал, что реализовать (еще одно идиотское словечко) ее не получится.

Не получится претворить эту ярость в жизнь.

Никакая виагра не позволит ему на самом деле не то что убить, а даже приблизиться на расстояние выстрела к Эрнану Лотеру. Чон бессилен тут что-либо сделать, и его злость, запертая внутри, как в чайнике, бушевала в нем, как шторм, кипела и бурлила, все сильнее и сильнее, заставляя его злиться еще больше.

124.

К пристани подошел Бен.

— Может, ты был и прав, — сказал он.

— Когда они только начали нам угрожать, — заговорил Чон, — надо было или сразу сматывать, или поубивать их. Несложное решение. Но мы его так и не приняли.

— Теперь уж поздно, — заметил Бен.

У них есть три варианта действий:

1. Подыграть картелю — выполнить их условия и надеяться, что О протянет у них три года.

2. Найти и спасти — выяснить, где они держат О, и вызволить ее.

3. Заплатить двадцать миллионов.

Первый вариант вообще не вариант — О ни за что на свете так долго не продержится, да и Паку рано или поздно захочет знать, куда делась ее дочурка, и устроит широкомасштабную поисковую операцию. Она наверняка привлечет полицию, ФБР и еще кого только можно, и О тут же пришьют.

Второй вариант тоже не ахти. Картель мог увезти О куда угодно, в любую точку мира. Если она в Мексике, что вполне вероятно, им ее точно не найти. Даже если они узнают, где она, шансов на удачную спасательную операцию у них нет. Живой им О не отдадут.

Все же они решили рискнуть. Будут действовать потихоньку — постараются выяснить, где она, и одновременно будут искать деньги, чтобы заплатить проклятущий выкуп.

Они бы с радостью, да вот только суммы такой у них нет, во всяком случае, на руках.

Свой товар они вынуждены продавать картелю по бросовым ценам. Бен мог бы продать свой дом, но кому в наши дни нужно жилье стоимостью в несколько десятков миллионов? Банки, как известно, деньги даром не дают, да и что им указать в качестве гарантии — травку, что ли? Вообще-то говоря, бизнес понадежнее многих в наше время, но вот в заявке на кредит про него не напишешь.

(Хочешь, чтобы тебе дали зеленый свет на любые кредиты? Чтобы ублюдки, жирующие на наших денежках, разжали бы потные ладошки и вдруг решили тебе их вернуть? Проще выдернуть президентов парочки банков во время перерыва футбольной трансляции и расстрелять их к чертям собачьим — вот тогда кредиты польются ручьем, словно виски на ирландском празднике.).

У Бена были счета и деньги на них — в Швейцарии, на Каймановых островах, на островах Кука. Часть вложений он даже мог снять в любой момент. Большинство — нет. Деньги есть деньги. Бен вообще по сути — благотворительная организация, где единственный член — он сам. Почти все свои деньги он вложил в дорогие его сердцу места — Дарфур, Конго, Мьянмар.

Если он опустошит все счета, какие только можно, у него на руках окажется пятнадцать миллионов долларов.

На пять миллионов меньше, чем нужно, чтобы спасти О.

— У кого из наших знакомых могут быть такие деньги? — задумчиво протянул Бен.

— У картеля Баха, — ответил Чон.

Картель Баха и впрямь не бедствовал.

125.

С чего же начать?

Бен, поклонник анализа и самокопания, предложил начать с обзора совершенных ошибок.

— Какая-то маоистская самокритика, — заметил Чон.

— Типа того, — кивнул Бен и признался в следующих грехах: самодовольстве, высокомерии, невежестве.

Где два, там и три.

Но самодовольными они быть перестали, как и высокомерными.

Осталось на их долю только невежество.

— Лотер о нас знает все, — заговорил Бен. — Мы о нем — почти ничего.

Вот с этого и начнем.

126.

Подошел поезд — скоростная электричка, идущая на юг, в Оушнсайд.

К машине Бена подошел Деннис.

— Два раза за неделю встречаемся, — заявил он. — Чем обязан такому удовольствию?

— Залезай, — велел Бен.

Деннис протиснулся на пассажирское сиденье.

— Мне нужна любая информация, которая у тебя есть по картелю Баха, — сообщил Бен.

— Я тебе уже все рассказал.

— Мне не выписки из твоего диплома нужны, а инсайдерская информация, действительно ценные сведения о картеле, — отрезал Бен.

— Не, на это я пойти не могу, — ухмыльнувшись, покачал головой Деннис.

Бен с силой ударил его по лицу.

— Бен, ты чего?! — вскрикнул Деннис.

И это мой друг Бен? Чон был приятно удивлен.

Наш добрый, милый Бен?

Миролюбивый пацифист Бен?

Красота.

— Нет, Деннис, на это ты пойти вполне можешь, — продолжал Бен. — Или я пойду да приду к тебе в офис, постучусь к твоему боссу и представлюсь — здравствуйте, вот он я — человек, который платит Деннису больше, чем вы.

Деннис рассмеялся. У них с Беном был заключен своеобразный пакт о ненападении — если один из них сдаст другого, оба окажутся в одной и той же тюрьме. Отсмеявшись, Деннис напомнил Бену об этом соглашении.

— А мне теперь на это наплевать, — ответил Бен. — Если что, пойду в тюрьму. А вот ты… Представь только, твою квартирку в Принсвилле пустят с молотка, жена сядет на пособие, а детки, вместо того чтобы учиться в университете, пойдут работать помощниками менеджеров в забегаловке.

Веселье Денисса немного поутихло. Впрочем, придумывать отговорки ему это не помешало.

— Так это ведь тысячи страниц придется перелопатить…

— Вот и отлично.

— И информаторов надо будет привлекать…

— Да, всех, кого только можно.

— Мы о таком не договаривались, — возмутился Деннис.

— Договариваемся сейчас, — встрял Чон.

Деннис разразился бурным монологом. Вы что, думаете, он может вот так взять и вынести из участка коробку с документами? Не выйдет! Сейчас за каждым его шагом следят, словно ястребы, повсюду камеры, прямо как у Оруэлла в «1984», да и компьютер просматривается — технологии-то на месте не стоят!

— Так воспользуйся компьютером, — прервал его Бен. — Мои компьютерщики тебе позвонят, расскажут, как скинуть информацию. Много времени это не займет, обещаю.

— Да только чтобы все сведения собрать, мне несколько недель понадобится!

— Послушай, ты, урод, во все дырки оттраханный, — сказал ему Бен. — Мы тебе каждый месяц исправно несем бабки. Хороший месяц, плохой, неважно — все равно ты получаешь свои деньги. Тебя не интересует, много мы заработали или мало. Это неважно. Год за годом мы оплачивали твои услуги, обеспечивали твоим детям образование, одевали их, кормили-поили. И вот теперь нам в кои-то веки понадобилась твоя помощь, и ты нам эту помощь окажешь. Ровно в десять часов сиди у своего компьютера, а иначе в пять минут одиннадцатого твоему боссу кое-кто позвонит, — сказал Бен и процитировал на память мобильный номер его начальника.

Деннис угрюмо уставился на пол машины.

— А я-то думал, вы приличные люди, — пожаловался он.

— Ты ошибался, — пожал плечами Чон.

— Можешь приступать прямо сейчас, — сказал Бен. — Мне пригодятся любые сведения по Эрнану Лотеру.

Деннис расхохотался.

Эрнан Лотер, говорите?

127.

Да Эрнан Лотер в картеле даже на сборе марихуаны работать не смог бы, сказал им Деннис. Вот спроектировать косилку для травы — это пожалуйста, он же, мать его, инженер! Но руководить картелем Баха, да еще в такое тяжелое время? Я вас умоляю.

— Так если не Эрнан, то… — заговорил Бен.

— Королева Елена, — довольно прервал его Деннис.

Бен непонимающе на него посмотрел.

— Мамаша, — пояснил Деннис. Как вытянулись морды у этих двух самовлюбленных придурков, любо-дорого смотреть. — Всем заправляет она. Елена Санчес Лотер, сестра никем не оплакиваемых почивших братьев Лотер. Она же королева Елена.

128.

— Баба заправляет картелем? В Мексике, где сплошные мачо? Да в жизни в это не поверю, — заявил Чон.

— Ага, — ответил Деннис. — Но я подозреваю, что просто ты, Чон, как истинный мачо, не в силах это себе представить. Воображения не хватает.

Возможно, он прав, признал про себя Чон.

Все его кровожадные фантазии моментально испарились — теперь он уже не мог представить себя в роли убийцы.

Хотя, возможно, раньше ему уже доводилось убивать женщин. Как-то в Афганистане он указал своим солдатам на дом, в котором скрывались террористы. Вполне возможно, что на момент взрыва там были и женщины.

Но своей рукой ударить женщину Чон бы не смог.

Да и мозги вышибить тоже, чего уж там.

Вот такая он шовинистическая свинья.

Бен никак не мог оправиться от шока.

Глава картеля Баха — женщина?

Прознай об этом Хиллари, вот бы она взбесилась!

129.

О от ужаса тоже не тряслась.

Она поняла, что голову ей отрывать собралась тетка — эдакий розовый «пауэр рейнджер».[46]

О слышала, как та по телефону отдавала приказания Мужику с Бензопилой.

Вот тебе и женская солидарность.

Опре все это бы очень не понравилось.

А уж попадись ее похитительница острым на язык бабам из ток-шоу «Взгляд», ей бы точно не поздоровилось.

130.

Выбравшись из машины, Деннис взглянул на парней еще раз.

— Если соберетесь наехать на царицу Елену, вы — мертвецы, — провозгласил он.

От одной этой мысли ему тут же стало лучше.

А еще от двойного чизбургера с беконом.

131.

Надо признать — в его словах была толика здравого смысла. Поняв это, Бен с Чоном поехали на стрельбище.

Чон тут — постоянный посетитель, и не потому, что готовится к наступлению революции и второй Реконкисты,[47] и даже не потому, что при одной мысли о защите своего дома и очага от грабителей и захватчиков у него встает. Забавно, кстати — взломов и захвата домов все ждали от мексиканцев, а занялись этим ипотечные банки.

На самом деле Чону просто нравилось стрелять.

Нравилось ощущать тяжесть металла в своих руках, чувствовать отдачу при выстреле. Точные химические расчеты, понимание физических законов и инженерии — все это в сочетании с хорошей координацией делали из него меткого стрелка. А еще пушка позволяет почувствовать себя всемогущим, дает возможность мгновенно осуществлять свои желания. Хочу выстрелить туда-то — и стреляю. Только подумал об этом, и — бац! — твоя мысль уже реальна. С презентациями в PowerPoint не сравнить.

Можно потратить пятьдесят тысяч лет на искусство медитации, а можно просто купить пистолет.

На стрельбище ты можешь сделать в бумажной мишени аккуратную крошечную дырочку — ровные края на входе, выходное отверстие чуть неряшливее — и это очень, очень приятно. Короче говоря, Чон любил огнестрельное оружие — орудие его труда.

(С точки зрения антропологии разница между «орудием» и «оружием» заключается в том, что орудия применяют к неодушевленным предметам, а оружие — к одушевленным, если вас не возмущает сама мысль о том, что у «предметов» может быть душа.).

Совсем другая история с Беном, которому с детства внушали ненависть к оружию и его владельцам.

В доме его либеральных родителей любителей огнестрела постоянно высмеивали — мол, пушки любить могут только недоразвитые неотесанные мужланы да психи-консерваторы. При виде наклейки на машине с надписью вроде «Ружье вы у меня отберете только через мой труп» они качали головой и печально хмыкали. Как это печально, говорили они, как грустно и как несовременно. Людей убивают не ружья, людей убивают люди. (Ружья еще как убивают, говорил Чон, для того их и придумали). Люди с ружьями, возразил бы ему на это отец Бена.

Как бы то ни было, Бен по своей натуре был человеком некровожадным и неагрессивным.

132.

— Глупости, — заявил во время одного спора ему Чон. — Люди агрессивны по своей природе. Мы приучили себя быть миролюбивыми.

— С другой стороны, проявлять агрессию нас вынуждает общество, — говорил Бен.

— Вот взять хотя бы шимпанзе.

— А они тут при чем?

— При том, что у нас с ними ДНК совпадает на девяносто семь процентов, — ответил Чон. — И они — злобные твари, которые только и делают, что убивают друг друга. Ты ведь не будешь утверждать, что и их к этому принудило общество?

— Ты хочешь сказать, что мы — шимпанзе?

— А что, нет?

Разумеется, мы шимпанзе.

Шимпанзе с пушками в лапах.

Чон вспомнил старую шутку о том, что если запереть в комнате с печатными машинками десяток-другой шимпанзе, рано или поздно они сочинят «Ромео и Джульетту». Интересно, а к оружию это тоже относится? Если запереть обезьянок в комнате с винтовками, они тоже друг друга перестреляют?

На самом деле достаточно всего лишь одной продвинутой мартышки. Этакого обезьяньего социопата, достаточно умного, любопытного и злобного, чтобы навести на собрата ружье и спустить курок. Вот тогда-то все и начнется. Обезьяны те еще повторюшки, так что пули и кровавые куски мартышек будут летать по комнате до тех пор, пока с ног не свалится последний из шимпанзе (правда, они на ногах и стоять-то ровно не умеют).

Интересно, а Бог (предположим, он и впрямь существует) когда-нибудь задумывался, что произойдет, если оставить на одной планете людей и атом? Осмелятся ли они? Разумеется, осмелимся, думал Чон, еще как осмелимся. Да мы во имя Бога на самолетах в дома врезаемся, о чем уж тут еще говорить. (Ну, не совсем во имя Бога, но все равно.).

Будь что будет, да свершится то, что должно.

133.

Чон привел Бена на стрельбище.

Как обычно, там было полно полицейских, военных и женщин — некоторые из них даже служили в полиции или армии.

Жительницы округа Орандж обожают стрелять. Может, Фрейд и впрямь был прав, но как бы то ни было, они приезжают на стрельбища с серьгами в ушах (но их они меняют на наушники), увешанные драгоценностями, благоухающие парфюмом и как начинают расстреливать воображаемых грабителей, налетчиков, насильников и вполне реальных (но все равно понарошку) мужей, бывших мужей, дружков, любовников, отцов, отчимов, начальников, подчиненных — в общем, всех, кто не дает им спокойно жить.

В старой шутке про то, что женщины в тирах целятся не в голову, а промеж ног, есть доля истины. Они и впрямь предпочитают голове головку, пока отчаявшиеся инструкторы не сдаются и не велят им целиться в колени — пуля все равно идет выше, и так больше шансов отстрелить любовнику/муженьку/папочке/бывшему любовнику/бывшему муженьку оба яйца подчистую.

Взять хотя бы О.

Как-то Чон просто ради прикола привез ее пострелять.

Она его приятно удивила, оказавшись прирожденным стрелком.

(Мы ведь говорили, что О обожает всякие механические штуки, да?).

Выдав шесть выстрелов — парами, как и учил ее Чон, — она все шесть раз поразила мишень в жизненно важные органы.

— Ой, кажется, я немножко кончила, — сказала она, опустив пистолет.

Теперь Чон протянул пистолет Бену.

— Прицелься и стреляй, — велел он ему. — Главное, не раздумывай.

Бен вообще слишком много думает. Чон вообще удивлялся, как его друг еще в сортир ходит. (Как же будет удобнее — взять член в правую руку или в левую? Не будет ли выбор левой руки означать подсознательную тягу ко злу, так как дьявол всегда сидит у человека на левом плече, а выбор правой — желания быть всегда правым? И почему у меня по ноге течет моча?).

И впрямь, Бен, уставившись на мишень, тут же принялся размышлять — интересно, а на африканских стрельбищах мишенью служит фигура белого человека на темном фоне, этакая фигура ку-клукс-клановца, бредущего в ночной тьме Миссисипи? Вряд ли, признал он. Во всяком случае, не в округе Орандж (где рьяно следят за выполнением Второй поправки, разрешающей владение оружием) — тут на мишень надо всего лишь нацепить сомбреро, да и дело с концом.

Получай, Панчо! И еще разок, и еще!

Бену все это было глубоко противно. В этой странной неофашистской песочнице с черной, хоть и старательно лишенной любых расовых отличий мишенью, тупо уставившейся на Бена, он чувствовал себя совсем не в своей тарелке.

— Прицелься и выстрели, сразу дважды, — услышал он голос Чона.

— Дважды?

— Врожденное чувство координации, присущее каждому человеку, автоматически сделает твой второй выстрел более точным, — объяснил Чон.

— И куда мне целиться?

— Куда-куда, в мишень, — ответил Чон. Учитывая расстояние, с которого им скорее всего предстоит стрелять, с особой точностью можно не целиться, да и вообще, всю работу за них выполнит гидростатический шок — пуля, попав в тело, создаст «стену» из крови, которая налетит на сердце, словно волна на берег во время цунами.

Бен прицелился и выстрелил.

Дважды.

Пиф-паф.

Промазал.

Дважды.

Вот тебе и врожденное чувство координации.

— Тебе придется научиться стрелять, — сказал Чон и припомнил старую присказку его инструкторов в спецназе: чем больше пота прольешь на учебном полигоне, тем меньше крови — на поле битвы.

134.

Ну, подумала О, вот я и заполучила свое собственное реалити-шоу.

Она взглянула на видеокамеру, прикрепленную к стене под потолком. Ее красный глаз следил за ней двадцать четыре часа в сутки.

Вот так серии ее шоу описали бы на сайте телеканала MTV:

У О было сразу двое!

О похитили!

О угрожали отрезать голову (Или «О знакомится с Джейсоном»[48]).

О в заключении.

О-заложница.

Вот вам и весь первый сезон.

А в конце сезона обязательный клиффхангер:[49] выживет ли О в заточении или ее исключат из шоу под названием «жизнь»?

135.

Эстебана эта девица очень заинтересовала.

Ну еще бы! Как же иначе?

Американка, guapa, guera,[50] да еще все руки в татуировках. Какие-то русалки и еще что-то непонятное. Да и глаза синие-пресиние.

Наверняка она ведьма, решил он. Bruja. Колдунья.

Не поймите его неправильно — Эстебан вовсе не влюбился в свою заложницу. Хотел бы он ее трахнуть? Разумеется — у его члена вообще своя голова на плечах. Но вот сердце Эстебана принадлежит Лурдес, и он будет хранить верность ей и ее припухшему животику.

Но с Лурдес ему видеться нельзя.

Можно было бы ей позвонить, но все равно Ладо велел ему оставаться на месте и заботиться об этой белой девке. Приносить ей еду, охранять, присматривать, следить, чтобы не сбежала. Ладо собирался отрезать девушке голову; Эстебан был очень рад, что это ему так и не удалось.

Даже не знаю, как бы я это пережил, думал он про себя. Его до сих пор трясло от воспоминаний о другой голове — того адвоката, что так громко плакал, стонал, молил о пощаде и ползал по полу. Эстебан как наяву видел собственную руку, нажимающую на курок, мозги и волосы адвоката, разлетающиеся в стороны. И каждый раз, когда он думал об этом — а это до сих пор случалось довольно часто, — ему хотелось плакать.

Так что он очень надеялся, что Ладо не заставит его убивать девчонку.

Она вроде ничего, милая.

Немного тронутая, но милая.

136.

Елену девушка тоже заинтриговала.

Время от времени она присаживалась за компьютер и, переключившись на изображение с камер, следила за ней.

У девочки очень странный, ни на что не похожий стиль — эдакая пацанка, храбрая и чудаковатая, да еще эти ее причудливые татуировки. Надо признать, Елене нравились независимость и смелость своей пленницы.

Елена очень надеялась, что ей не придется ее убивать.

137.

Вариант номер один — играть по их правилам и подчиняться, так что первую встречу со своими новыми работодателями Бен решил устроить в ресторанчике «Серф на песке», дорогом, но все же не таком пафосном, как «Монтаж».

Алекс и Джейми прибыли, окруженные ароматом победы, скромным и незаметным, как напалм. Бена от их вида замутило.

Вместе с ними приехал еще кое-кто: мексиканец средних лет, которого они представили как ИД (исполнительный директор) КБ (картеля Баха) в ОО (округе Орандж).

Жаль, что Чона рядом нет, подумал Бен. Он бы обоссался от смеха.

ИДКБОО сидел молча, только поглядывал иногда на Алекса и Джейми, которые объясняли Бену, что все, что они сейчас ему скажут, придумал ИДКБОО, обладатель невероятно ледяного взгляда. Такие холодные глаза Бен встречал лишь в одном фильме про захват заложников.

С О в главной роли.

Значит, они привели ему на встречу мистера Бензопилу.

Выслушав А&Д, Бен узнал, что:

Он обязан сдать картелю информацию о местонахождении его теплиц;

Через Алекса он будет сообщать картелю о том, когда и в какое время будет собран урожай;

Сбором урожая займутся люди картеля;

Они же привезут Бену оговоренную сумму за урожай;

Начиная с этого момента, Бен должен связаться со своими покупателями, уведомить их о произошедших изменениях в работе и удостовериться, что их устраивает новый порядок вещей;

По любым вопросам Бен должен обращаться к Алексу и Джейми, однако картель искренне надеется, что никаких проблем у него не возникнет.

Если же у картеля возникнут какие-либо проблемы в работе с ним, Беном, ему об этом сообщат Джейми или Алекс;

В случае, если Бен оперативно не решит возникшую проблему, ее решит мистер Бензопила — посредством убийства О.

Все ли Бену понятно?

Бену все понятно: в ближайшие три года его будут регулярно иметь в зад, если он не найдет двадцать миллионов долларов. Рассказав, где находятся его теплицы, Бен сообщил представителям картеля, что ближайший урожай марихуаны поспеет через два дня.

Благодаря этой отсрочке у него будет время, чтобы понять, как действовать дальше.

138.

Значит, три года тюрьмы, размышляла О.

Если только ее мальчики не заявятся с мешком Моне(т).

(О дважды проваливала экзамен по истории искусств — во-первых, потому что не могла отличить Моне от Мане, а во-вторых, потому что никогда не приходила на занятия.) Впрочем, монеты от Моне она отличала на раз. Во всяком случае, она прекрасно понимала, что двадцать миллионов — огромная сумма. Конечно, ее мужчины с радостью расстались бы ради нее с такой кучей денег, но О очень сильно сомневалась, что им это по карману.

Пока.

Так что какое-то время ей придется провести в заточении.

В юности О пережила короткий, но крайне интересный период увлечения Женскими Фильмами про Тюрьму. Они с Эш обожали смотреть всякое старье вроде «Страсть под замком», «Оковы любви», «Страсть и любовь под замком» и все в таком духе. Главная героиня этих шедевров, молодая и красивая, попадала за решетку к закоренелым лесбиянкам. Надзирателем в тюрьме всегда была какая-нибудь жадная сволочь. Обязательна была и фигура по-матерински доброй зечки, умудренной опытом и сединами. О и Эш торчали от мягкого лесбийского порно. Больше всего им нравилось отключать звук и самим придумывать за персонажей диалоги.

В общем, о тюремной жизни О кое-что знала.

Хорошо хоть повязку с глаз сняли, думала она. Да и в нормальное помещение перевели, с кроватью, стулом и ванной комнатой. Было в комнате и окно, но его предусмотрительно заклеили пленкой, чтобы у О не осталось ни малейшего шанса понять, куда ее привезли.

Единственную дверь запирали снаружи.

Три раза в день к ней заглядывал симпатичный и стеснительный парнишка-мексиканец. Он приносил ей еду. О как-то спросила, как его зовут, но он промолчал.

На завтрак было всегда одно и то же — булочка с маслом и клубничным вареньем. На обед — бутерброд с ореховым маслом и джемом. Ужин — какая-то разогретая в микроволновке готовая дрянь.

Долго она так не протянет.

Если уж на то пошло, три года — точно нет.

Во-первых, ее сводили с ума картины собственной смерти, снова и снова возникающие перед ее глазами.

А во-вторых, когда она не сходила с ума, то умирала от скуки.

Так что О ничего не оставалось, кроме как мысленно переноситься в другие места.

139.

Позднее тем же вечером Бен и Чон сидели в офисе на Брукс-стрит и смотрели, как Джефф и Крейг устраивают возле компьютера пляски с бубном.

Джефф, в пляжных шортах и футболке, развалился на стуле, пристроив на коленках ноутбук. Голые ноги он задрал на стол. Потягивая косячок, он таращился в экран, пока Крейг, напяливший наушники, инструктировал по телефону Денниса.

Ради такого важного случая Крейг и оделся соответственно — в джинсы, тенниски и рубашку с рукавами.

— А парниша-то нервничает, — улыбнулся он, прикрыв рукой микрофон.

— Сможете обойти защиту Управления по борьбе с наркотиками? — озабоченно спросил Бен.

Крейг закатил глаза.

— Мы лично знакомы с разработчиками, — ухмыльнувшись, сообщил Бену Джефф. — Хорошие ребята, но…

— Все, попался, — прервал его Крейг и отъехал на стуле в сторону, чтобы Бену был виден экран.

— Теперь самая фигня осталась, — сообщил Крейг в микрофон. — То, что видишь на мониторе ты, вижу и я.

Он принялся сыпать компьютерными терминами — называл какие-то цифры и буквы, велел нажать то «альт», то «энтер». То и дело принимался изображать индийский акцент — по мнению Крейга, это было умереть как смешно. («Просто пытаюсь разрядить обстановку».).

— Так, теперь нажми кнопку еще раз, и управление перейдет в мои руки, — велел он Деннису минут через двадцать.

Тот послушно нажал кнопку.

— Ну вот, теперь все просто, как на сайте Амазона, — сказал Джефф Бену. — Удачных покупок.

140.

О придумала себе новую личность.

Трагическую героиню.

Совсем не похожую на ее предыдущую фантазию — трагически героиновую девицу, спасающую Чона от несуществующей наркотической зависимости.

Приятно оказаться в центре внимания, признала О. Да и на эшафоте покрасоваться тоже здорово, особенно если понарошку. Ей уже надоела одна и та же роль всепонимающей боевой подруги. Таких и в телеке полным полно.

О решила преобразиться и стать Знаменитой Девушкой, Которой Отрезали Голову. Вернее, Девушкой, Знаменитой тем, что Ей Отрезали Голову. Таких бедняжек в мире было полно, но если бы не потрясающие финальные сцены жизни, их бы никто никогда не запомнил.

В поисках подтверждений ее теории О обратилась к истории.

Что само по себе нелегко — О ни одного учебника в своей жизни не прочла. Все ее познания в этой области она получила из фильмов и телепередач, которых она пересмотрела целую прорву.

Короче говоря, она составила список:

Возглавила его Мария-Антуанетта.

Разумеется.

Она отлично одевалась — вкус был что надо. Ее бы завезти в «Саут-Кост плазу» или «Фэшн вэлли», вот она бы там оторвалась!

В основном О была знакома с Марией (соратницы по несчастью, они решили обойтись без формальностей и называть друг друга по имени) благодаря фильму с Кирстен Данст в главной роли. Там еще клевый саундтрек был — «Нью Ордер», «Кьюр», «Банши» и «Сиуси». Марию-Антуанетту выдали замуж в четырнадцать лет, и она все никак не могла уложить мужа к себе в постель. Наконец она ему объяснила, как он должен вставить свой ключик в ее замочек, и это его привело в бешеный восторг. Но потом все стало плохо — у Марии начались проблемы из-за того, что она любила выпечку и закатывала вечеринки. О это было знакомо — Паку ненавидела и то, и другое. В фильме так и не показали, как Марии отрубили голову, но О еще со школы помнила, что для королевы все кончилось не очень хорошо. Она еще там сказала: «Пусть едят пирожные», — казалось бы, чего тут такого? Но эти французики такие странные, никогда не угадаешь, с чего они могут взбелениться.

Помимо Марии, была еще такая Анна Болейн, про которую О узнала из телесериала и фильма про ее сестру. Эта вообще была редкая шлюха, спала со всеми подряд, даже, кажется, с родным братом. Впрочем, О ее не осуждала — она сама с кем только не трахалась, а брата у нее никогда не было (одной беременности Паку хватило с головой, и после рождения О она перевязала себе трубы), в противном случае, как знать, что бы вышло?

Телка в сериале была просто умопомрачительная — стройная и гибкая, как кошечка, при этом развратная до жути. О с Эш влюбились в нее по уши, как и в актера, который играл Генриха Восьмого. Так что когда эти двое переспали, их восторгу не было конца. Но потом Восьмому надоела Анна, которая все никак не могла родить наследника, и он приговорил ее к смерти за то, что та трахалась с братом и еще с каким-то чуваком. Анна вышла из Тауэра вся такая печальная и несчастная, преклонила колени перед палачом и протянула вперед руки. А шейка у нее была красивая и изящная, — тут надо заметить, что по части шеи равных Натали Портман, игравшей Анну в фильме, просто нет — короче, Анна была знатная динамистка и горячая штучка. В этом было их кардинальное различие с О — та обожала члены и никогда не динамила мужиков просто из вредности.

Короче, в ее списке уже числились Мария-Антуанетта и Анна Болейн.

Еще была Екатерина какая-то, но про нее должны были снять четвертый сезон, а он еще не вышел, так что О толком ничего о ней и не знала.

Потом еще есть леди Джейн Грей, которую в древнем фильме играла баба из «Гарри Поттера». Она пробыла королевой всего девять дней, после чего ей за что-то отрубили голову, что, на взгляд О, очень обидно.

И еще Мария, королева шотландцев.

О была почти уверена, что той тоже отчекрыжили голову — что-то такое она читала в статье про Скарлетт Йоханссон, которая вроде собиралась играть эту Марию в фильме, пока у них все не сорвалось. Жаль, что так вышло, подумала О, — куча безгрудых девиц, включая ее саму, с радостью отдали бы десять баксов за то, чтобы посмотреть, как Скарлетт отрежут башку.

В конце концов О остановила свой выбор на Марии-Антуанетте.

Пусть едят пирожные.

141.

У умного человека всегда одна и та же проблема — не что делать, а как. И информации слишком много, а не наоборот. Каким-то образом надо попробовать и вычленить из всего этого потока то, что действительно важно. Теперь, когда у Бена с Чоном было полно самых разнообразных сведений по картелю Баха, уместившихся на пяти переносных жестких дисках, им предстояла утомительная работа по отделению зерен от плевел.

Тут-то им на помощь и пришли амфетамины.

Да-да, мы в курсе, что раньше все было по-другому: два бесстрашных репортера, сидящие всю ночь над материалами дела, заливались по уши кофе и выкуривали бессчетное множество сигарет, пытаясь определить личность «Глубокой глотки»,[51] а приятели-копы откапывали важную улику и шли по следу, пока их не отстранял от дела начальник, на которого давят сверху.

Хрень все это.

Парни не курили (во всяком случае, сигареты), Бена и так уже одолевала медвежья болезнь, и чашка отвратительного экологически чистого итальянского кофе окончательно его бы доконала, так что они решили ударить по амфетаминам.

Вставили, так сказать, химические спички в глаза.

Чпок-чпок, распахнулись веки.

Сидеть перед компьютером на спидах все равно что парковать машину, изо всех сил давя на газ.

Или фаршировать автомат с газировкой пачками сотенных банкнот.

Капитан, наша лошадка больше не выдержит!

Еще как выдержит, Джим, — если Бен прикормит ее травкой из смеси индики и сативы, после которой мысли твои быстры, а сердце спокойно.

Рассвет застал их…

Э-э-э. Рассвет никого и нигде не застает, ему вообще на все плевать. (Единственное, что примиряет Чона со Вселенной — ее полное безразличие ко всему на свете.).

Когда взошло солнце, они все еще сидели, перелопачивая тонны информации.

Бен, естественно, требовал ко всему контекст.

— Контент без контекста не имеет смысла, — заявил он. Этому его явно научили в Беркли.

Чон очень надеялся, что Бен не захочет «вскрыть противоречия» картеля Баха. Сам Чон рассчитывал вскрыть, только не картель, а его сотрудников. На контексты с контентами ему было плевать — у него руки чесались набить кому-нибудь морду.

Чон, когда не выспится, вообще очень злобный. Но он по своему опыту знал, что спать после дозы амфетаминов ни в коем случае нельзя.

Эту лошадку так просто не усмиришь. Можно только пустить ее носиться по кругу и терпеливо ждать, когда она свалится без сил. (Предупреждаем: сон после приема амфетаминов может вызвать транзиторный психоз. В случае его появления немедленно обратитесь к врачу. Вот еще одно предупреждение: если член у вас стоит больше четырех часов подряд, немедленно обратитесь ко врачу. И молитесь, чтобы он оказался сексапильным!).

Бена внутренние противоречия картеля не интересовали. А вот противоречивая информация — очень даже. Похоже, большую часть сведений Деннис получал от одного и того же источника — некоего CI 1459, личность которого не раскрывалась.

Судя по всему, эту информацию до них Деннис никому не передавал, даже своим коллегам. Что ж, такое не редкость — ценные активы всякому хочется приберечь на пожарный случай, а бюрократы вроде Денниса вообще особой щедростью не отличаются.

Если вдруг захотим, выясним, что это за информатор, подумал Бен.

— Ну и где твой гребаный контекст? — любезно осведомился Чон.

142.

В семье Лотеров было четыре брата и три сестры.

(Внимание, господин Чехов!).

Елена родилась посередке.

Он нашел ее фотографию — настоящая милфа.

Иссиня-черные волосы, высокие скулы, темно-карие глаза, стройная фигурка.

Королева Елена.

Ее братья погибали у нее на глазах, один за другим. Единственный оставшийся в живых мужчина в их семье — ее мальчик, ее Эрнан. Но он совсем из другого теста. Эрнан — умный юноша, отличный инженер, с задатками прекрасного бизнесмена, но ни к чему не относится всерьез — за исключением женщин.

Его мама это понимала, как понимала и то, что сыну не под силу управление их семейным предприятием. Иногда ей и вовсе хотелось бросить все к чертям собачьим и позволить Эль Азулу и Синалоа завладеть их бизнесом. Впрочем, в таком случае ее враги ни за что не оставили бы Эрнана в живых.

Она будет бороться — хотя бы ради того, чтобы сохранить жизнь сыну.

Елене совсем не хотелось однажды обнаружить его в бочке с кислотой.

Она — идеальный кандидат для такой работы. Умная, опытная, с правильной фамилией и ДНК, с твердым характером, железными яйцами и/или яичниками. У нее есть и люди, и достаточно хладнокровия, чтобы ими управлять.

И как выяснила сама Елена, ей нравится заправлять делами. Нравится власть.

Она чертовски сексуальная женщина — красивая, умная, компетентная. Все эти качества она использует, чтобы завоевать уважение и любовь соратников. А еще она безжалостная — либо ты ее любишь, либо остаешься без головы. Красная Королева.

Азула, бывшего лейтенанта картеля Баха, все это крайне раздражало. Он не желал, чтобы им помыкала какая-та баба, к тому же, по его мнению, бездарная. Скорее всего, он считал, что ей и руль-то доверять нельзя, не говоря уж о ведении бухгалтерии, потому и решил отколоться и основать собственный картель. За помощью Азул обратился к тупоголовым невеждам из Синалоа.

— Представляете, Лотерами теперь заправляет баба! Даже подумать страшно, что у них там творится, когда у нее течка, — говорил он им.

— А вот я тебе расскажу, что там творится, — продолжил свой рассказ Бен. — Когда у Елены месячные, головы вокруг слетают с плеч, а кровища течет рекой.

Но Елена — умная женщина. Она выросла в мире наркоторговли и чего только в своей жизни не видела. Взвесив все «за» и «против», она поняла, что войну против Эль Азула и Синалоа ей не выиграть.

Согласно недавнему расследованию, проведенному Деннисом, часть картеля, подвластная Елене и Эрнану, решила объединиться с группировкой «Лос Зетас».

— Это те парни из видео, — понял Чон.

Некоторое время назад «Лос Зетас» расширили сферу своего влияния и пришли в Калифорнию. Тут они основали небольшое подразделение под названием «Лос Трейнтес».

Информации по ним в полиции было очень мало, однако удалось выяснить, что возглавляет новую группировку бывший член «Зетас» Мигель Арройо Салазар, также известный как «Эль Хеладо» — «Холодный как камень».

Бен показал Чону старую фотографию из дела Салазара — раньше тот работал в полиции штата Баха. Запустив в очередной раз запись, сделанную похитителями О, они внимательно вгляделись в человека с бензопилой в руке.

— Он? — спросил Бен.

— Похоже на то.

— И с ним же я сегодня встречался, — сказал Бен. — Вот наш новый начальник — Мигель Арройо Салазар.

— Ему крышка, — сообщил Чон. Рано или поздно он убьет этого мужика.

Бен продолжил свой рассказ. Наняв «Зетас», Елена щедро оплатила их услуги, выделила им под контроль часть бизнеса и, образно выражаясь, велела «цвести и пахнуть». Идите на север, мои юные мужи, сказала она, и покоряйте Калифорнию (снова).

— Но зачем ей это? — задал риторический вопрос Бен.

— Затем, что в Калифорнии крутятся огромные деньги, — ответил ему Чон.

Или была еще какая-то причина?

Бен решил обдумать это как следует попозже.

Пока что у них есть дела поважнее — вызволить О, целой и невредимой.

Выкупить ее обратно.

— Я считаю, теперь можно двигаться дальше, — заявил Чон.

В жопу контекст. Пора переходить к контенту.

143.

Надо быть очень осторожными, думал Бен.

Даже больше, чем просто очень осторожными. Если КБ почуют, что мы хотим заплатить выкуп их собственными деньгами, они тут же убьют О.

Так что…

144.

Адрес они нашли в одном из файлов Денниса.

Дом стоял в новеньком квартале на востоке, у подножия гор.

Страна кугуаров, страна хищниц.

Не новых, а старых — здоровых злых кошек.[52]

Деннис уже несколько месяцев держал этот дом под наблюдением. Его арендовал некий Рон Кабраль, известный соратник картеля.

Теперь слежкой занялись Бен с Чоном.

К дому то и дело подъезжали машины, и поздно вечером, и рано утром. Чаще всего — перед рассветом. Вскоре Бен и Чон уже знали, когда приезжают курьеры, когда уезжают, сколько их всего.

Дом служил картелю тайником.

Здесь они хранили деньги перед тем, как упаковать их и переправить на юг.

Или не переправить. В зависимости от обстоятельств.

145.

Чон оставил машину в двух милях от дома и пробрался в густые заросли чапарели, покрывающие склоны холма.

Здорово снова выйти на охоту, подумал он.

Прижавшись к земле, он вытащил бинокль и оглядывал территорию, пока не увидел то, что искал — резкий поворот, который делала дорога вдали от всех построек. Мысленно поставив галочку, Чон запомнил это место.

Пора станцевать рок-н-ролл, в очередном Трататастане, штат Южная Калифорния.

Засада есть засада.

Засада.

146.

Они повторяли план уже раз двести, не меньше.

Во всяком случае, так считал Бен.

Чон же придерживался мнения, что и тысячи было бы недостаточно.

— Это тебе не игрушки, — говорил он Бену.

— Я не спорю, — отвечал тот. — Просто я уже все понял. И запомнил, правда.

Чон знал, что когда настает время непосредственно действовать, из головы все почему-то тут же выветривается. И тогда спасти может только мышечная память, для которой нужно повторение, повторение и еще раз повторение.

Так что они прошлись по плану еще раз.

147.

О блистала на самых разных ток-шоу.

Сперва у Опры.

Опра. …История храброй борьбы… Восхитительного достоинства и силы. Приветствуйте О.

Публика аплодирует. Несколько человек встают. О в скромном сером платье выходит на сцену, немного смущенная бурными аплодисментами, и присаживается в кресло.

Опра. Какой удивительный опыт вы пережили! Расскажите, что дал вам этот опыт? Чему он вас научил?

О. Знаете, Опра, когда так долго находишься наедине с самой собой, не остается ничего другого, кроме как честно взглянуть на себя и свою жизнь. Теперь я гораздо лучше знаю, что я за человек, на что я способна.

Опра (с улыбкой оглядывает женщин в аудитории). «Ну разве она не очаровательна?» — говорит ее взгляд. Она вновь поворачивается к О.

Опра (мягко). Скажите, что же вы о себе узнали?

О. Какая я на самом деле сильная, сильная женщина, с крепким внутренним стержнем, о котором я раньше даже не подозревала…

Аплодисменты.

Опра. А теперь поприветствуем нашу следующую гостью, проявившую необычайную силу духа в очень сложных обстоятельствах — мать О, Паку!

О переключилась на шоу Эллен Дедженерис.

Эллен. А ну-ка скажем привет нашей гостье О!

О, в веселенькой футболке без рукавов, не скрывающей ее татуировки, врывается на сцену. Исполнив несколько танцевальных па, она плюхается в кресло.

Эллен. Ну и крепко же тебе досталось, а?

О. Еще как. Но сперва я хотела бы у тебя спросить — удалось тебе перепихнуть с Порцией де Росси? А то я кое с кем поспорила.

Публика взрывается от хохота.

Станцевав еще разок с Эллен, О переключается на Доктора Фила.

Доктор Фил.…наилучшим образом предсказать поведение человека можно, обратившись к его прошлому. Я считаю, что мы сами виноваты в том, как относятся к нам другие люди. Если вы очутились в заложниках, значит, в глубине души вы этого хотели, но если вы не имеете к этому ни малейшего отношения, то и исправить ситуацию вы будете не в силах. Я ведь не с Луны свалился, я занимался проблемами похищения людей на протяжении последних тридцати пяти лет. На каждую крысу, которую вы видите, есть еще пятьдесят вне поля вашего зрения.

О. Какой же вы дебил!

Доктор Фил. Я готов оказать вам помощь на высочайшем уровне, но только если вы согласитесь ее принять. Но я тут не в бирюльки играю. Нам придется отправиться на самое дно, познать самые темные стороны души, и я, обычный деревенский парень…

О. И редкостный дебил.

Ну нет, вздохнула О, так дело не пойдет.

148.

Бен отвез Чона в «Старую гадость» — дом престарелых, который на самом деле назывался «Новая радость» — туда надо было приехать после полуночи, когда старики уже спят, но до четырех утра, пока они еще не проснулись.

Чон гулял возле дома престарелых, пока не нашел «линкольн» себе по вкусу. На взлом двери ему потребовалось восемнадцать секунд. Еще тридцать — чтобы замкнуть провода и завести машину («плоды даром растраченной юности»), на которой он и уехал. Оставив автомобиль на парковке маленького торгового центра в Сан-Хуан-Капистрано, он дождался Бена.

— Знаешь, что получится, если скрестить мексиканца с китайцем? — спросил он, забравшись к другу в машину.

— Что? — заинтересовался Бен.

— Угонщик, который не умеет водить.

149.

— Ты как? — поинтересовался Чон.

— Возбужден, — признался Бен.

— Ты только не перевозбудись, — предостерег его Чон. — Выкури косячок, расслабься.

— А можно?

— Вполне, — сказал Чон с уверенностью, которой не чувствовал. Ему и раньше приходилось совершать ночные вылазки, но не такие. Впрочем, разница, наверное, небольшая. Надо быть энергичным, но не чересчур.

Бен же просто нервничал, правда, сохраняя при этом вполне сосредоточенный вид.

Они раскурили косячок из хорошей смеси индики и сативы — чтобы успокоиться и взбодриться, но не потерять бдительность.

Пересев в украденный «линкольн», друзья отправились в путь, на восток по Семьдесят четвертому шоссе, известному также под названием «шоссе Ортега», которое, пересекая горы Санта-Анна, тянулось от Мишн-Вьехо до озера Элси-с-нор.

Этимология названия озера такова:

Озеро Элсинор расположено в городке, окруженном изрытыми кротами полями. Там много нор, вот и получается — Элси-с-нор.

Места, которое больше походило на деревню, чем район Ортега, вам в округе Орандж не найти. Тут строили прекрасные плодородные теплицы (они-то нам и нужны) и не менее чудесные лаборатории по производству метамфетаминов (они к делу не относятся). Вскоре они свернули на узкую дорогу, вившуюся между дубовых рощ, которая выгибалась в сторону от широкого шоссе, словно сломанное ребро.

Возле знака остановки у Т-образного перекрестка они съехали на обочину.

Привязав красный лоскуток ткани к двери машины, Чон открыл капот и вытащил кабель для зарядки аккумулятора. Бену он велел лечь на переднее сиденье и надеть маску. Накануне Бен съездил в магазин «Все для вечеринки» в Коста-Месе. Свой выбор он остановил на масках телеведущих ток-шоу. Так что теперь физиономии Лено и Леттермана лежали в машине, дожидаясь, когда им дадут слово.

Бен сидел, пристроив пистолет на коленях и крепко сжимая его рукоятку.

— В дело его пустишь, только если это будет необходимо, — предупредил его Чон.

— Да неужели, — саркастически усмехнулся Бен.

— В остальном тут все как в волейболе, — продолжал Чон. — Главное — концентрация и слаженная работа в команде.

Через несколько минут послышался шум подъезжающей машины.

— Готов? — спросил Чон.

У Бена от волнения перехватило горло.

Чон не почувствовал ровным счетом ничего.

У знака остановки грузовичок притормозил. Верзила на пассажирском сиденье заметил сломавшийся «линкольн», но не обратил на него внимания — пока машина неожиданно не рванула вперед и не перегородила грузовику дорогу.

С какой-то невероятной скоростью из «линкольна» выскочил Чон и направил пушку на водителя. Тот начал было сдавать назад, но быстро передумал, стоило Чону только потрясти пистолетом у его лица. Пассажир тоже потянулся за оружием, но его опередил Бен, возникший у его окна с пистолетом 22 калибра в руках.

— Бросай пушку, — сказал он фразу, которую так часто слышал по телеку, что едва удержался от смеха, произнеся ее вслух. Впрочем, мужчина его послушался и осторожно положил пистолет на пол машины.

Открыв дверь автомобиля, Чон вытащил водителя на улицу и швырнул его на землю. Бен жестами велел вылезти пассажиру.

— Вы не понимаете, на кого наехали, — сказал тот по-испански, выбравшись из машины. — Мы из «Ла Трейнте».

Бен направил пушку на землю — ложись, мол.

Мужчина фальшиво зевнул, демонстрируя, что ему совершенно не страшно, и осторожно улегся, стараясь не запачкать красноватой землей белую рубашку.

Пока Чон держал на мушке водителя, Бен забрался в кузов грузовика и принялся искать деньги. В куче денег был спрятан GPS — прибор для навигации и определения местоположения. Его Бен вышвырнул вон.

— Vamanos,[53] — сказал он.

Двумя выстрелами Чон продырявил передние и задние колеса у грузовика, после чего они с Беном забрались в «линкольн» и умчались.

150.

— Как же клево! — в совершеннейшем восторге кричал Бен.

Его переполнял адреналин — эндорфины бились в клетках с энтузиазмом шизофреника, швыряющего об стенку теннисные мячи. Такого взрыва эмоций Бен еще никогда не испытывал.

— Сосчитай, — велел Чон.

Семьсот шестьдесят пять тысяч пятьсот долларов.

Неплохо для начала.

151.

— Мы нашли «линкольн», — сообщил Гектор Ладо.

— Где? — передернулся Ладо.

— Стоял припаркованным у вокзала Сан-Хуана, — ответил Гектор. — Зарегистрирован на Флойда Хендриксона. Хмырю восемьдесят три года. Он заявил об угоне сегодня утром.

Гектор с Ладо решили поговорить с водителем и pendejo, который ехал с пушкой на пассажирском сиденье.

Они отвезли их на большую заброшенную ферму возле Индио и заперли в ангаре с тракторами и прочим дерьмом. После того как те оказались на грязном полу, возле стенки из гофрированного железа, парочку одолел словесный понос. Они трещали, не умолкая — налетчиков было двое, с двумя пистолетами и дробовиком, и сразу стало понятно, что это настоящие профессионалы.

Ладо и так понял, что налет совершили не любители — они ведь знали когда, где и что будут перевозить. И сразу же выбросили GPS.

— Их было двое? Вы уверены? — уточнил Ладо.

Да-да, закивали мужчины, они абсолютно уверены.

Двое высоких мужчин.

Очень интересно, подумал Ладо.

И на них были маски.

— Что еще за маски?

Ведущих американских шоу.

Джея Лено и этого…

— Леттермана, — вспомнил водитель.

Пассажиру удалось запомнить модель и номер автомобиля.

— Удивительно, что они вас не тронули, — заметил Ладо.

Да, им ужасно повезло, радовалась парочка.

Ну ничего. Недолго вам осталось радоваться, подумал Ладо.

152.

Вряд ли эти двое врут, признал Ладо. Да и сами глупые ленивые трусы тут ни при чем — ну, кроме того, что ничем не помешали налетчикам.

У cabrons[54] в Мексике семьи. Это необходимое условие для работающих в картеле по эту сторону границы — в случае провинности картель мог влиять на работников через их родных и близких.

Какие уж тут рекомендации! Хочешь гарантировать хорошую работу и верность подданных — держишь под рукой всех их родителей, братьев, сестер и даже кузенов. Обычно мужчины, с легкостью рискующие собственной жизнью, очень ценят жизнь своих родственников.

Ладо бросил на землю кнут.

Два высоких парня, говорите…

Нет, не может быть. Как два gueros узнали, где их тайник? Как узнали маршрут, которым пользовались курьеры?

Им это не по силам.

Нет, тут явно поработал кто-то из своих. Может, и не эти два идиота, но явно кто-то из картеля.

— Убери их, — бросил Ладо Гектору.

153.

Модная кафешка на пересечении Ритц-Карлтон-драйв с Тихоокеанским шоссе выходила на побережье.

Чон называл это место не иначе как «Рай для вуайериста». Не раз и не два он присаживался за столик на открытой веранде, заказывал капучино и наслаждался шеренгами молодых богатеньких мамаш, бегающих рядом со своими отпрысками на трехколесных велосипедах. Стройные фигурки, обтягивающие футболочки (или модные свитерки, если холодало) и спортивные штаны в облипочку.

— Это первая смена, — говорил он Бену.

Во второй смене состояли клиентки дорогущего детского сада с той же улицы. Мамочки чуть постарше девиц из первой смены отводили туда детишек и шли вереницами в кафе — побаловать себя латте, а после латте — приятным перепихом с Чоном.

— Им скучно жить, и они вечно дуются на мужей, — объяснял Чон, — идеальные кандидатуры для постели.

— Вот ведь ты прелюбодей.

— Так я же не женат.

— Эх, и что же стряслось в нашем мире с моралью? — вздохнул Бен.

— То же, что и с компакт-дисками, — пожал плечами Чон.

Им на смену пришли более современные, быстрые и простые технологии.

— Что бы сказала О, узнай она про твои грязные делишки, а? Об этом ты не думал? — поинтересовался Бен.

— Ты чего, смеешься? Да она сама мне телок отбирала.

— Да ладно, — не поверил Бен.

Но Чон говорил правду. Если случалось чудо и О просыпалась в такую рань, она присоединялась к Чону и с огромным удовольствием помогала ему «охотиться». Вот эта очень хороша, вот та явно похотливая сучка, вот об этой даже не мечтай, у нее и дома все с этим делом в порядке, а вот посмотри, какая задница, а вот эту я бы и сама отодрала…

— А она сама когда-нибудь?..

— Не-а.

Но этим утром Чон с Беном не думали ни про совершенно не скрытые лесбийские наклонности О, ни про сочных мамашек. Впрочем, про О они думали — как раз когда в кафе зашли Алекс с Джейми.

— Тоже мне, сиамские близнецы, — фыркнул Чон.

Мужчины остановились у стойки и заказали кофе с собой.

Бен и Чон вышли за ними на парковку и забрались на заднее сиденье «мерседеса» Алекса.

— Чего вам? — спросил Бен.

Алекс обернулся и внимательно посмотрел на него.

— Одну из наших машин вчера вечером ограбили, — сообщил он.

Бен и глазом не моргнул. Он, сын двух чрезвычайно любопытных психотерапевтов, прекрасно знал, как вести себя на допросе.

— И что?

Алекс в этом деле явно был новичок. На адвокатской морде были написаны все его мысли.

— Ну, может, вам об этом что-нибудь известно?

— Да, может, я и впрямь что-то знаю, — с радостью воспользовался предложенным словом Бен. — Вернее, знал бы, если бы имел к этому делу хоть малейшее отношение. Но так как это не так, сообщить мне вам нечего.

Играть со словами всегда очень приятно.

Алекс перевел свой испытующий взгляд на Чона.

Ну очень действенно.

С тем же успехом можно было играть в гляделки с ротвейлером.

— Ладно, — наконец сказал он.

Чон есть Чон, а Бен есть Бен.

— И не звоните мне больше без повода, поняли? — недовольно буркнул Бен. — Как там О?

— Кто?

— Кто? — не поверил своим ушам Чон. Он уже собирался дать парню по морде, когда вмешался Бен:

— Офелия. Но мы зовем ее О. Девушка, которую вы похитили. Как у нее дела? Мы хотим с ней поговорить.

— Возможно, это удастся устроить, — протянул Алекс.

Бен отметил его неуверенный тон.

Одно из двух — либо Алекс не хочет брать на себя ответственность за это решение, либо просто не имеет права его принимать.

Интересно.

— Выясните это, — велел Бен и открыл дверь машины. — Надеюсь, у вас все? А то нам пора: Чону — разрушать семьи, а мне — выращивать траву.

Друзья проследили, как «мерседес» выехал с парковки.

— А ты молодец, — похвалил его Чон. — Как думаешь, они и впрямь что-то заподозрили?

— Если бы они что-нибудь заподозрили, мы бы уже повстречались с мистером Бензопилой, — пожал плечами Бен.

Вдвоем они направились обратно к кофейне.

— Кстати говоря, — заговорил Чон, — мне кажется, я семьи не разрушаю, а укрепляю.

— Да неужели?

— Еще как.

154.

Существует ошибочное мнение, что проще всего воровать у наркобаронов — мол, жертвы никогда не обращаются в полицию.

Э-э-э, как вам сказать…

Они, может, и не будут писать официального заявления о грабеже, но это еще не значит, что они не обратятся в полицию.

Просто это должна быть правильная полиция.

Алекс был знаком с парочкой правильных полицейских — например, с Брайаном Берлингером, помощником шерифа по округу Орандж и по совместительству владельцем миленького коттеджа в курортном городке Биг-Беар-Лейк, где он отдыхал в праздники и выходные. Именно поэтому он и сидел сейчас за компьютером, пытаясь выяснить, в каких магазинах округа продаются маски Лено и Леттермана.

155.

Темой следующего нападения Бен избрал кинематограф.

— Знаешь, кажется, я потихоньку превращаюсь в гомика, — сообщил он Чону.

— Ну, я не удивлен, но с чего ты это взял?

— Мне до неприличия нравится эта идея с тематическими переодеваниями, — сказал Бен, попутно разглядывая в интернете каталог масок. — Если с травкой и грабежами у меня не выгорит, займусь, пожалуй, планированием вечеринок.

— И сосанием членов.

— Ну да, голубым без этого не станешь, — признал Бен, изучая ассортимент. — Кого предпочитаешь, Бреда Питта или Джорджа Клуни?

— Эти уж далеко за пределами голубизны. Тут и гей станет выглядеть стопроцентным натуралом.

— Выбирай давай, — поторопил друга Бен.

— Клуни, — решил Чон.

Бен нажал кнопку «купить».

Чон в это время сидел, уставившись в другой ноутбук, где загружалось приложение «Гугл-Земля». Место своего следующего преступления они рассмотрят с высоты птичьего полета.

156.

На этот раз их врасплох застать не удастся.

Они будут настороже, это уж точно.

Ладо всем сказал — заметите кого на обочине, не останавливайтесь, не притормаживайте — наоборот, давите на газ что есть сил.

Продолжайте ехать, несмотря ни на что.

157.

Раскидав по грязной дороге гвозди, Бен с Чоном аккуратно присыпали их землей.

Они тоже смотрели «Копов» («Плохие ребята, что же вы будете делать, когда за вами придут копы?»).

Затем они залезли в свою рабочую машину и поехали к плантации авокадо возле Фоллбрука.

— Ну что, по гуакамоле? — пошутил Бен.

Не очень смешно, прямо скажем.

Они уже начали нервничать — челюсти у Чона словно стянули гаечным ключом, а Бен постоянно дергал коленом, будто у него приступ падучей.

Ну да с этим он справится.

Все-таки не зря нападение с целью грабежа так называется, подумал он. Вот и на меня трясучка напала.

Тут до него донесся шум подъезжающей машины.

— Поехали, — скомандовал Чон.

Раздался легкий хлопок — колесо попало на гвоздь. Чон перегородил проезд автомобилем, и они принялись за работу. Схема такая же (отработанная многочисленными тренировками) — Чон взял на себя водителя, Бен — пассажира.

Все прошло благополучно, как и в первый раз.

158.

Восемьсот двадцать тысяч на двоих — гонорар, недостойный таких звезд, как Клуни и Питт. Они на такие копейки разве что пообедать могут. Впрочем, для халтурки в зарослях авокадо — очень даже неплохо.

159.

— Бред Питт и кто? — переспросил Ладо.

— И Джордж Клуни, — ответил водитель.

— Они в «Одиннадцати друзьях Оушена» вместе снимались, — сообщил пассажир.

— И в «Двенадцати» тоже, — добавил водитель.

— Заткнитесь оба, — велел им Ладо и набрал номер Алекса.

Не нашелся ли магазин, продавший эти чертовы маски?

160.

Их поиски свелись к пяти магазинам, и Берлингер уже проверял их.

Вот что сказал ему Алекс.

Выслушав его, Ладо отправился в Алисо-Бич.

— Что? — удивился при его виде Бен.

Разве я:

Не выращивал травку?

Не обрабатывал своих розничных продавцов?

Не обслуживал своих покупателей?

Разве я плохо себя вел?

— Где ты был вчера ночью? — Взглянул ему прямо в глаза Ладо.

Бен не моргая уставился на него в ответ.

Так они и стояли, вылупив друг на друга глаза. Черные глаза Ладо частенько высматривали ложь в чужих глазах, частенько видели, как ему врут — на улице, в помещении, где угодно. И они частенько видели, как обладатели лживых глаз висели потом на крючьях для мяса. В общем, не каждый смог бы взглянуть в его черные глаза и соврать.

Бен смог.

— Дома. А что?

— На одну из наших машин вчера напали.

Бен не сдался и не отвел глаз.

— Мы тут ни при чем.

— Да?

— Да, — повторил Бен. — Вы бы лучше на своих собственных людей внимание обратили.

Ладо хрюкнул. Что значило — мои люди таким не занимаются.

161.

Еще бы.

Три года назад двое его людей стали сбывать на сторону часть кокаина, который картель производил в Нэшнл-Сити.

Карлос и Фелипе думали, что они очень умные. Что им все сойдет с рук.

Как выяснилось, они ошибались.

Ладо отвез их на один склад в Чула-Виста. И на глазах у Карлоса засунул Фелипе в мешок, туго его затянул и подвесил к балке.

И принялся играть в пиньяту.[55]

Он бил мешок палкой до тех пор, пока брызги крови и осколки костей не полетели на пол, словно конфетки и монетки.

Карлос во всем признался.

162.

Бен слушал его со скучающим лицом.

Ему плевать.

Думал он только об одном — ты что, пытаешься испугать меня, рассказывая такие истории? Съездил бы лучше в Конго, козел чертов. Или в Дарфур. Увидел бы то, что видел я, и попробовал бы тогда запугать меня своими страшилками.

Ладо не собирался его запугивать:

— Если я выясню, что за нападениями стоишь ты, твоей шлюхе конец.

Бен знал, что, мелькни в его взгляде хотя бы намек на страх, Ладо сразу все поймет.

Так что он посмотрел прямо в его черные глаза и подумал:

А пошел ты.

163.

После встречи Чон установил за Ладо слежку.

Тот поехал в жилой квартал Дана-Поинт возле пристани, зашел в многоквартирный дом и провел там около часа.

Чон подумывал было найти его там и покончить со всем раз и навсегда.

Нет, так нельзя, с сожалением подумал он.

Из подъезда Ладо вышел одновременно с хорошенькой женщиной лет тридцати или около того. Ладо забрался в свою машину, она — в свою.

Чон запомнил ее номер и продолжил слежку.

Вслед за Ладо он направился в офис компании ландшафтного дизайна в Сан-Хуан-Капистрано.

Выходит, когда он не стрижет всем подряд головы — стрижет лужайки, понял Чон.

164.

— Надо бы нам что-нибудь предпринять, — заметил Бен. — Чтобы отвести от себя подозрения.

— Например?

— Ну, — протянул Бен. — Они нас грабят, правильно?

— Можно и так сказать, — кивнул Чон. — Забрали у нас все, что только можно (пардон за искаженную цитату, мистер Боб Дилан).

— Тогда давай сами себя ограбим, чтобы они поняли, что так просто им все с рук не сойдет, — предложил Бен.

(И вы, мистер Саль, тоже нас простите.).

165.

Гарри — садовод в одной из теплиц на востоке Мишн-Вьехо, очкастый фанат биологии двадцати с лишним лет, который понял, что, выращивая уникальные гибриды марихуаны для Бена, можно заработать гораздо больше, чем преподавая ботанику обалдуям-первокурсникам, которым эта ботаника и даром не нужна.

— Ну, все готово? — спросил у него Чон.

— Готово, — нахмурившись, кивнул Гарри. Его совсем не радовало, что любовно взращенные им растения придется продавать КБ — этим тупым корпоративным дикарям, неспособным оценить тонкие ноты его изысканной травки.

— Ты можешь ехать, — сообщил Чон, — мы и сами тут справимся.

— Серьезно? — обрадовался Гарри.

— Давай-давай, олух царя небесного, шевели булками, — велел ему Бен.

Гарри и его булки с радостью исполнили его приказание.

Через час приехали курьеры из картеля.

Произошел быстрый обмен.

Деньги в обмен на траву.

Курьеры уехали, и друзья подождали еще пару минут.

— Ну, — выдохнул Бен. — Руки вверх! О, да, это ограбление, — добавил он.

— Прекрати дурачиться, — оборвал его Чон.

Но Бен вошел в раж.

— Всем на пол, живо! Будете слушаться — не пострадаете. Только не корчите из себя героев, если хотите попасть к детишкам и женам домой живыми и здоровыми, — вдохновенно нес он.

— Да заткнись уже! — буркнул Чон.

Бен набрал номер телефона Алекса и сообщил, что у них возникла небольшая проблема.

166.

— Сначала вы меня обдираете как липку, а теперь вообще без штанов решили оставить? — возмущался Бен. — Знаешь, Алекс, жадность есть жадность, но всему должен быть предел! Я и так согласился на грабительские условия, а вы отбираете у меня те малые крохи, что я от вас получил? Это какая же скидка получается — процентов сто? Как-то чересчур, вам не кажется?

Они сидели за уличным столиком забегаловки «Тако Папы» в Саут-Лагуне. Если захотите попробовать на самом деле вкусные рыбные тако — приезжайте к «Папе». А не захотите — не приезжайте.

— Ты вообще о чем? — не понял Алекс.

— О том, черт тебя подери, что через пять минут после того, как ваши ребята забрали товар, приехали другие «ребята» и забрали всю нашу выручку! — прошипел Бен.

— Ты шутишь, да? — не поверил Алекс.

— А что, похоже, что я шучу?

— Ну, вообще-то за то, что происходит после непосредственно продажи товара, мы ответственности не несем, — вспомнив, что он адвокат, заюлил Алекс.

— Вот только на этот раз тут явно поработали свои, — возразил Бен.

Формально говоря, он даже не погрешил против истины.

— С чего это ты так решил? — Алекс побледнел.

— А кто еще был в курсе?

— Твои люди.

— Я в этом бизнесе уже восемь лет, и меня еще ни разу не грабили мои же люди.

— А как выглядели эти твои грабители?

— Так как они явно не идиоты, на дело они вышли в масках.

— Каких еще масках?

— Мадонны и Леди Гаги.

— Прекращай свои шуточки, — поморщился Алекс. — Не время сейчас.

— Согласен, — кивнул Бен. — Они по большей части молчали, но по некоторым их репликам я понял, что они скорее с южной стороны границы, чем отсюда.

Алекс на минуту задумался.

— Может, вам усилить свою охрану? — решил не сдавать позиций он.

— А может, вам обратить внимание на свою? — парировал Бен, подхватывая свой тако и поднимаясь со стула. — Ладно, держи меня в курсе. И хорошо бы такое больше не повторилось.

— А деньги на выкуп вы уже собрали? — Алекс решил оставить последнее слово за собой.

— Пока нет, — отрезал Бен.

167.

— Он из меня прямо душу вытряс, — жаловался Алекс Ладо.

Они стояли в кладовой «Тако у Мачадо» в Сан-Хуан-Капистрано. Алексу тут не нравилось — повсюду воняло сырой курятиной, а в сырой курятине, как известно, полным полно всяких опасных бактерий. Он старался ни до чего не дотрагиваться.

Ладо прекрасно видел, что его коллеге противно тут находиться, и наслаждался его мучениями.

Пусть этот белорожий маппи[56] не забывает, где его корни.

— Ну и? — поднял брось Ладо.

— Он во всем винит нас.

— И что?

— Он из меня всю душу вытряс, — вновь заныл Алекс.

— Ты это уже говорил.

В кладовку заглянул парнишка в поисках банки помидоров в собственном соку. Ладо на него так посмотрел, что тот, перепугавшись, быстренько ретировался.

— Тех курьеров ты же к ним послал, — продолжал Алекс. — Как считаешь, может кто-нибудь из них быть к этому причастен?

— Я узнаю.

— Потому что у нас из-за этого такие непри…

— Я же сказал — все узнаю.

Ладо пребывал в дурном настроении. Уже утром он проснулся злой на весь свет, да и вечер не обещал ему ничего хорошего. Стоило ему продрать глаза, как Делорес тут же принялась капать ему на мозги: у младшенького двойка по алгебре, трещала она, явно наслаждаясь звуком собственного голоса.

Ладо так и подмывало заорать ей: «Да заткнись ты! У меня тут настоящие проблемы!» Еще трое cabrons утром не заявились на работу, и ему пришлось срочно ехать к торговому центру и рыскать там в поисках нелегалов, согласных на любую работу. А теперь еще и новый геморрой ему на задницу — эти gueros разнылись, что их, видите ли, обчистили. Добро пожаловать в клуб, ребятки.

— Я все разузнаю, — повторил он и, выйдя из кладовки, заказал себе буррито с соком и вернулся за руль. На часах уже половина первого, а у Глории перерыв на обед всего час. Она работает в парикмахерской в Дана-Поинт. К счастью, квартира у нее прямо напротив этой забегаловки.

У Ладо был ключ от ее дома, и когда он поднялся по лестнице, она уже ждала его на кровати. Девушка лежала в одном лишь нижнем белье — темно-коричневом лифчике и трусиках — тех самых, что ей подарил Ладо. Белье подчеркивало ее аккуратную грудь и совершенно не скрывало пышный зад.

— Ты поздно, малыш, — заметила она.

— Перевернись, — велел Ладо.

Глория тут же встала раком.

Ладо разделся, залез на кровать позади нее и спустил ей трусики. Он очень гордился собой — еще бы, она до него даже не дотронулась, а у него уже стоит! Неплохо для мужчины в его возрасте.

Ладо пробежался пальцами по спине девушки и почувствовал, как та задрожала. Кожа у нее мягкая, как масло. Ладо раскрыл пальцами ее ложбинку и ласкал, пока она не застонала от удовольствия, а яйца у него не одеревенели. Тогда он притянул Глорию к себе и перевернул ее снова. Она с готовностью взяла в рот, а потом довершила дело рукой.

Презервативы Ладо терпеть не мог, но и детей больше не хотел.

Выйдя из ванной, Глория прилегла рядом с ним на кровать и запустила руку в его волосы.

— Какой ты обросший, — заметила она. — Надо тебе заглянуть ко мне на стрижку.

— Загляну, — пообещал Ладо.

— У меня клиентка на два часа, — поднявшись с кровати, принялась одеваться Глория.

— Наплюй на нее, а?

— Легко сказать — наплюй. Мне работать надо.

— Я тебе заплачу.

— Нет, она постоянная клиентка, ее динамить нельзя, — покачала головой Глория.

Черная блузка туго обтягивала ее грудь. Наверняка мужики ей кучи чаевых оставляют, подумал Ладо. Ему бы взревновать, но нет — такие мысли заводили Ладо еще больше, и Глория об этом знала. Иногда она даже рассказывала ему, как торчат члены ее клиентов, когда они прижимаются к ней бедрами.

— Спорим, своих женушек в эти дни они дерут, как в последний раз, — говорил Ладо.

— Наверняка, — соглашалась Глория.

Поцеловав Ладо на прощание, она ушла. Он же натянул штаны и побрел на кухню — прихватить пива из холодильника. Затем сел и принялся смотреть какое-то тупое ток-шоу по телеку.

Как же хорошо хоть ненадолго расслабиться.

Тут заорал мобильник. Звонила Делорес.

168.

Придя на работу, Глория натянула черный рабочий халат.

Тери, протягивая чашку кофе, игриво ей подмигнула.

— И зачем я это делаю? — вздохнула Глория. — Чувствую себя потом грязной опустившейся развратницей.

— Вот тебе и ответ, — ухмыльнулась Тери.

169.

Ладо сидел на открытой трибуне перед «домом»[57] и смотрел за игрой Франциско. Ноги он слишком близко ставит, заметил Ладо. Надо будет дома ему об этом сказать.

— Это ведь ты забирал товар у этих новеньких, да? — обратился он к Гектору.

Тот кивнул.

Франциско перешел к подаче и провел по объявленному страйку хорошую низкую подачу.

— А больше ты ничем не занимался, Гектор? — спросил Ладо.

— В каком смысле? — непонимающе уставился на него Гектор.

Франциско готовился к новой подаче. Ладо понял, что сын сейчас пошлет фастбол. На левой части поля стоял младшенький, чуть не засыпая от скуки. Знал, что в его сторону мяч не полетит. Прав, конечно, подумал Ладо, но нельзя же стоять на поле такой сонной мухой.

— Ты случаем за две команды разом не играешь?

— Нет! — возмутился Гектор.

Полетел фастбол, прямо из середины поля, но свинг[58] парня остался позади. Гектор ведь хороший мужик, давно на них работает, лет шесть уже, кажется. Никогда ни неприятностей с ним, ни проблем не было.

— Я не хочу, чтобы кто-нибудь возомнил, будто на этих gueros можно наехать только потому, что они у нас новенькие и вообще не особо крутые. Люди должны знать, что они находятся под моей защитой.

— Я все понял, Ладо.

Еще бы ты не понял, мексиканская ты жопа. Кто под зонтиком Ладо, того дождик не поливает, это известно.

— Хорошо, — кивнул Ладо. — И чтобы следующая твоя с ними встреча прошла без сучка без зазоринки.

— Так и будет, — пообещал Гектор.

Следующую подачу Франциско провалил, как Ладо и думал. Он у меня молодец, умный парень — специально послал противнику плохой удар, чтобы проверить, как он прореагирует. Умно, очень умно.

— Как поживает твой брат? — спросил Ладо. — Антонио, кажется. До сих пор торгует машинами?

Он услышал, как замерло сердце у Гектора.

— Да, Ладо. У него все в порядке. Антонио обрадуется, узнав, что ты о нем спрашивал.

— А как его семья? Две дочки, верно?

— Да. У них тоже все хорошо, dio gracio.

Франциско тем временем встал в винд-ап.[59] Позиция узкая, но у парня хороший длинный крученый удар, так что ему все сошло с рук. Посланный им мяч обрушился вниз, отбивающий попытался просвинговать, но промахнулся.

Двое противников из игры выбыли.

А Гектор теперь знает, что, вздумай он нагреть на поставках руки, его быстро пришлепнут — но сначала в Тихуане уберут его брата, невестку и племянниц.

— Делорес! Привет-привет! — воскликнул Гектор.

Обернувшись, Ладо увидел Делорес, которая спускалась к ним, обмениваясь приветствиями с другими мамашами. Вскоре она уселась рядом с мужчинами.

— Ого. Это что же, я пришел вовремя, а ты опоздала? — ухмыльнулся Ладо.

— Я ждала, когда придут рабочие по поводу крыши, — ответила его жена. — И разумеется, они опоздали.

— Я же сказал, что сам этим займусь.

— Ну да. И когда же? Зима обещает быть дождливой, а крыша вся в дырах. Младший уже отбивал?

— Еще нет. Скорее всего, в следующем иннинге будет.

Франциско послал лоу-бол — паршивенький, но отбивающий его баттер сумел им воспользоваться. Пока Франциско спешил на скамейку запасных, зажав перчатку под мышкой, Ладо стоя ему аплодировал.

— Давай отвезем ребят в «СРК» после игры? — предложил Ладо жене.

— Я не против, — ответила Делорес.

От него так и разило этой его шлюхой-парикмахершей.

Мог хотя бы душ принять, подумала она.

170.

Она чуяла его запах.

Запах его пота, его дыхания.

Он приближался.

О отвернулась в сторону, но Он стоял прямо над ней, дышал ей в лицо, смотрел на нее своими холодными черными глазами.

Она.

Плакала, она.

Задыхалась от ужаса, она.

Не могла его выключить, не могла, не могла.

Но так больше нельзя, сказала себе О.

Она сделала глубокий вдох. Все, милая, хватит изображать из себя девочку-ромашку. Пора показать зубки. Продемонстрировать свои железные яичники. Соскочив с кровати, О принялась колотить в дверь.

— Эй, вы! — заорала она. — Я требую доступа в интернет!

171.

Ей просто жизненно необходим этот чертов интернет.

Ей нужен интернет, нужен компьютер с доступом в интернет. Уж будем надеяться, у них тут в этой дыре (где бы она ни находилась) есть wi-fi, а не DSL или, прости господи, модем. Пусть обеспечат ей все это плюс телек — спутниковый, не меньше! Если я пропущу хотя бы еще одну серию «Холостячки», я потом ничего не пойму. Еще я хочу свой айпод и доступ к аккаунту в айтьюнс, и еще нормальных салатов на обед — если они продолжат кормить ее бутербродами, из комнаты ее придется вытаскивать погрузчиком — и из заточения она отправится прямо на ранчо для жирных в Ла-Косте, уж Паку-то описается от счастья, узнай она о таком, и к слову о мамаше…

— В ваших же интересах обеспечить мне интернет, — громко говорила двери О. — Когда у моей мамочки нет возможности говорить со мной каждые двадцать семь минут, она впадает в панику. Вот увидите, она скоро начнет звонить в ФБР, и если я не ошибаюсь, один из моих отчимов, — Четвертый, кажется — он ведь федерал! — На самом деле Четвертый работал в Федеральном бюро страхования банковских вкладов, но какая на фиг разница? — Так что связи у моей мамочки — ого-го! И да, еще мне надо поговорить с друзьями, сказать, что со мной все в порядке — ну или около того, — да и вообще, вам что, сложно мне хоть раз мартини принести?

В комнату вошел Эстебан.

И он знать не знал, что ответить этой сумасшедшей.

— Так, как тебя зовут? — бросила О.

— Эстебан.

— Миленько, — кивнула О. — Так, Эстебан, вот чего я хочу… — И О повторила все свои требования.

Эстебан согласился передать ее просьбы наверх.

172.

В буквальном смысле наверх — из подвала, где сидела О, парень поднялся сначала к Алексу, затем к Ладо и наконец к Елене.

Которой довод про Паку показался достаточно убедительным.

Телевизионная эпопея с поисками пропавшей девицы мне сейчас совершенно ни к чему, решила Елена и велела обеспечить О компьютер и ограниченный доступ к Сети. И обязательно читайте ее письма к матери, приказала она, чтобы девчонка не намекнула как-нибудь на то, где ее держат. И пусть общается со своими друзьями, ради бога. В конце концов, они же наши деловые партнеры.

У меня и так уже есть одна испорченная непослушная дочь, подумала Елена.

Вторая такая мне не нужна.

173.

Вот что О написала Паку:

Дорогая мамочка,

Привет тебе из Парижа, вернее — bonjour! Тут очень здорово — Эйфелева башня и все такое.

И pain au chocolat[60] очень вкусные, но ты не бойся, я их не очень много ем. А француженки, сучки такие, все ужасно худые. Скоро позвоню.

Твоя дочь Офелия.

Работники картеля не идиоты — они специально перенаправили это электронное письмо через парижский филиал, чтобы не вызывать подозрений.

А вот что О написала Бену и Чону:

Ребята, привет.

Вытащите меня из этой джопы.

143.

О.

174.

— Может, они сами это сочинили? — с сомнением произнес Чон.

— Нет, это она, — возразил Бен.

— Откуда ты знаешь?

— А кто бы еще написал «джопа»?

«Мы тебя обязательно вытащим», — ответили они О.

А потом сели думать, как же им это обещание выполнить.

175.

Проблема была в том, что картель поменял дислокацию всех своих тайников с деньгами.

Смех смехом, но это правильный шаг.

Предупреждение лучше лечения. Ладо с Еленой провели мозговой штурм и приняли решение — новые тайники и новые маршруты на какое-то время решат проблему налетов. А пока можно будет понять, откуда идет утечка.

Так что Бен с Чоном остались без работы. Раньше они узнавали адреса тайников из отчетов Денниса, но теперь все они стояли пустые и заброшенные.

Как говорится, сегодня тут, а завтра там.

Или, как говорил Чон, сегодня крут, а завтра в хлам.

Воруя у самих себя, они, конечно, отвели от себя подозрения, но вот денег совсем не заработали. Травка и деньги за нее вообще страхованию не подлежат, знаете ли. («Алло, „Стейт Фарм“? Скажите, пожалуйста, какую сумму составит страховой взнос для тонны сладких снов?[61] Алло? Алло?») Даже этот чертов геккон на это не пойдет, не говоря уж о других неандертальцах.

Да и вообще, хочется спутать им карты. Чон прекрасно знал, что такая гражданская война идет бесконечно. Ты решаешься на какой-нибудь ход, враг тут же корректирует свои действия. Ты что-то меняешь в ответ, противник делает то же самое. И так продолжается еще очень долго.

— Мы бы могли на них напасть, когда они приедут за травкой, — предложил Бен. Теперь он возомнил себя Бутчем Кэссиди. — Но деньги мы и так и так получим, так зачем дергаться?

— Незачем.

Но тогда они останутся с травкой, за которую только что получили деньги…

И это очень неплохо — потому что травка в каком-то смысле даже лучше денег, учитывая состояние экономики. Например, травка не зависит от колебаний курса евро.

Так что они придумали новый новый план: продать КБ травку, а затем ее у них украсть.

Потому что после этого отследить ее будет невозможно.

176.

Рейган и Форд.

Ограбление по-республикански.

Бен категорически отказался от маски Рейгана (несмотря на то, что Бен почти буддист, характер он показывать умеет), так что ее взял себе Чон. Бен натянул маску Форда и, влезая в машину, тут же стукнулся головой.

— Я знатный борец с пиратами,[62] — объяснил Бен.

Чон его веселья не разделил.

— Учти, на этот раз все может пройти не так гладко, — предупредил он.

— Ну да, у нас все хиханьки да хаханьки, пока кому-нибудь глаз не вышибут, — согласился Бен.

177.

Бен с Чоном сидели в украденном «вольво»-универсале, который они припарковали в округе Ортега в полумиле от теплицы.

Да-да, «вольво»-универсал.

— «Вольво»? — пораженно спросил Бен, когда Чон вернулся с угнанной машиной. — Ты что, серьезно?

— Да они непрошибаемые, как танки.

И еще неуправляемые. Зато красиво бьются.

В общем, друзья сидели в «вольво» и наблюдали, как грузовик картеля заехал в теплицу, забрал урожай и выехал обратно. К теплице вела только одна дорога, так что возвращаться он будет все равно мимо них — уже загруженный первоклассной травой сорта «ультра».

— Ремень пристегнул? — спросил Чон, услышав шум подъезжающего автомобиля.

— Столик закреплен, а спинка сиденья приведена в вертикальное положение, — отозвался Бен.

— Полный вперед! — выкрикнул Чон фразу из фильма «Зверинец» — он, как и Бен, был большим поклонником этого шедевра Джона Лэндиса.

Они врезались в грузовик под углом, ударив его в правый бок. Прежде чем машина успела затормозить, Чон выскочил из «вольво» и подбежал к водителю. Показав ему дробовик, он заставил его вылезти наружу. Бен занялся пассажиром. Водитель уже лежал на земле, а Чон лез внутрь грузовика, как вдруг…

В жизни всякая мерзость никогда не происходит как в фильмах — будто в замедленной съемке.

Наоборот, все случается очень быстро.

Ужасающе быстро.

Чон запрыгнул на водительское сиденье, и…

Прогремел выстрел.

Очень, очень громко.

Все остальное произошло в тишине — ну, не совсем в тишине — у Бена, например, почему-то зашумело в ушах.

Чон крутанулся и упал назад.

Бен закричал и принялся выпускать пули в багажник грузовика.

Дверь машины приоткрылась, и оттуда вывалился мужчина, весь в пулевых отверстиях.

Чон распрямился и начал стрелять из дробовика.

Мужчину отшвырнуло к грузовику, словно он был манекеном для краш-тестов.

Чон оттащил его тело и сел за руль.

К нему присоединился Бен, и они помчались вдоль по дороге.

178.

Бена всего трясло.

— Тихо-тихо, — успокаивал его Чон. — Расслабься.

— Я человека убил!

— И слава, блин, богу, — откликнулся Чон.

Первый выстрел чуть его не задел. Второй бы его убил, если бы Бен не открыл огонь. Чон взглянул на друга — лицо исказила гримаса боли, по щекам струятся слезы.

В первый раз всегда тяжко приходится.

В таком деле невинность терять чертовски неприятно.

Но переживать и терзаться угрызениями совести обычно некогда.

Помнится, вокруг все так и кишело бойцами «Аль-Каиды». Повсюду гремели выстрелы, товарищи Чона падали как подкошенные. Чон лежал, прижавшись к земле. Усилием воли он заставил себя поднять голову, найти противника и сделать выстрел.

Убил человека, дружок? Молодец. Убей еще парочку.

— Успокойся, — говорил теперь Чон другу.

— Не могу, — покачал головой Бен.

— Ты что, думал, мы тут в шашки с ними играть будем? А, Бен? — спросил он.

Разве ты не понимаешь, что дальше будет только хуже?

179.

Сконцентрируйся, приказал себе Бен.

Самое главное сейчас — спасти О.

Одного из людей картеля убили, и наверняка они сочтут, что с этим надо что-то делать. Вполне возможно, что это что-то сделают с О — если хотя бы на секунду заподозрят, что Бен с Чоном имели какое-то отношение к нападению на грузовик.

Значит, надо перевести стрелки на кого-то еще.

Жалко, конечно — травки в грузовике было на несколько сотен тысяч долларов, но ничего не поделать — придется от нее избавиться. Свалить и травку, и всю вину на Кого-то Еще.

Некрасиво. И нехорошо.

Они отвезли грузовик в Дана-Поинт.

Дана-Поинт — старый серферский городок, еще сохранивший атмосферу былого разудалого веселья. Когда-то серферы наградили его прозвищем «Смертоносная Дана» за огромную волну, образующуюся прямо у мыса Дана-Поинт. Но потом там построили пристань, и все волны сошли на нет. Все, что осталось от «Смертоносной Даны» — одноименный (отличное словечко, кстати) магазин серферских принадлежностей.

Еще в Дана-Поинт был маленький, но вполне сформировавшийся латиноамериканский район с маленькой, но набирающей обороты проблемой роста преступности. Бен задумал подкинуть этим растущим проблемным преступникам проблемку посерьезнее. Въехав в латинский квартал, Бен с Чоном нашли симпатичный тупичок и бросили там машину.

Домой они вернулись пешком.

180.

По дороге домой Бен устроил себе сеанс самоанализа в стиле Сократа.

Итак, ты лишил человека жизни.

Да, но это была самозащита.

Не совсем — ты на него сам напал, значит, защищался он, а не ты.

На самом деле он первым меня ограбил.

Получается, я не виноват?

Нет, конечно, виноват. Но вытащив пушку, он не оставил мне выбора.

Разумеется, выбор был. Разве поистине высокоморальный человек не позволил бы убить себя, вместо того чтобы лишить жизни другого?

Наверное. Но я действовал на автомате.

Вот именно. Ты не подумал.

Времени на размышления не было. Только на действия.

Но ты сам поставил себя в такие условия. Сам решил совершить налет, сам взял с собой оружие. Ты принял эти решения.

Он бы меня убил.

Ну вот, теперь ты повторяешься.

Он бы убил моих друзей.

Значит, ты спасал их, а не себя?

Да не знаю я, что я делал, ясно?! Я вообще больше себя не узнаю. Я уже не знаю, кто я такой.

У нас все хиханьки да хаханьки, пока кому-нибудь не выбьют мозги.

181.

Когда грузовик с травкой не вернулся, Гектор со своими подручными отправился по тому же маршруту. Вскоре они наткнулись на двух их людей, которые сидели рядом с трупом, валяющимся на дороге.

В руке мертвец так и сжимал пистолет.

Ладо осторожно завернул его в брезент и почтительно положил в фургон.

— Похороните его, как надо, — велел он. — Он умер, выполняя свой долг. И передайте его родным деньги.

Раздав приказания, он отправился на поиски убийц.

182.

Двое начинающих гангстеров из Дана-Поинт сразу заприметили странный грузовик. На то, чтобы его взломать, им понадобилось пятнадцать секунд.

Отогнав его к Доэни-Бич и открыв кузов, они никак не могли поверить своему счастью.

Сколько травы! Горы yerba.

— Как думаешь, сколько бабок за нее дадут? — вытаращив глаза, прошептал Сал.

— Кучу, — ответил ему Джампи.

Mucho dinero.

Ребята не удержались и попробовали травку — отщипнули себе кусочек от целого кирпича.

— Эй, hermano, это что тут, кровь?

— Mierdita, а это волосы?

Они затянулись.

Ну крутотень, cabron.

Им дало по шарам уже и с первой затяжки, но они каждый сделали по три. Через пять минут они уже укурились как незнамо кто.

— Мы богаты, — сказал Джампи.

— Где нам ее продать? — задумался Сал.

— Такую крепкую шнягу где угодно купят, — отозвался Джампи.

Пару минут они обдумывали эту приятную мысль. Затем вдруг Сала осенило.

— Ты только подумай, — сказал он другу, хоть размышления и не входили в его привычку, — мы ведь вытянули свой счастливый билет.

Они уже какое-то время пытались пробиться наверх. Может, им наконец повезло и Господь улыбнулся им, поставив этот воображаемый штампик на руку, с которым их впустят в любые, даже самые крутые клубы?

И даже в VIP-залы.

183.

Бен и Чон вернулись домой. Было бы подозрительно, если бы они этого не сделали.

— Если не поедем сейчас, можем никогда больше туда не попасть, — резонно заметил Бен. — Они сразу поймут, что это были мы.

Так что они приехали обратно в квартиру Бена и приготовились к возможному нападению. Они вытащили на свет божий весь арсенал Чона — дробовики, пистолеты, обрезы, пулеметы. Но даже мексиканцы не осмелятся нападать на элитное жилье средь бела дня в Лагуне.

Если захотят нас достать, им придется выждать, понимал Чон.

Как минимум до наступления темноты.

Но скорее всего они запасутся терпением всерьез. Подошлют к их дому хороших спецов, которые будут сидеть в засаде и поджидать подходящего момента.

Может, так, а может, и нет.

Нападения они так и не дождались. Зато им пришла эсэмэска.

В которой Бена пригласили в гости. Одного.

— Они тебя тоже захватят, — предрек Чон.

— Или прибьют на пути туда. Или обратно, — предположил Бен.

— Сомневаюсь. Наверняка сначала они захотят тебя помучить. Скорее всего, запишут твои пытки на пленку, чтобы другим неповадно было.

— Ну спасибо, — буркнул Бен.

Но в гости все-таки пошел.

184.

Как известно, лучшая защита — нападение.

Бен встретился с Ладо и Алексом в людном месте, возле пляжа Таун-Бич. Выслушав новости об очередном налете и намеки на то, что это его вина, он взорвался.

— Мать вашу, вы вообще что-нибудь с этим делать собираетесь?! — возмущался он. — Я восемь лет в этом бизнесе, и у меня еще никогда не было такого геморроя. Связался с вами на свою голову, и меня еще и ограбили, а теперь вот вы говорите, что у вас кого-то убили!

— Да успоко…

— Сам ты успокойся, — толкнул он Алекса в грудь. — Я думал, вы, блин, картель Баха, то-се, крутые ребята! Предложили мне крышу, такие все из себя. Знаете, может, девиц на улицах вы и умеете кадрить, но вот что касается…

— Хватит, — оборвал его Ладо.

Бен умолк, но закачал головой и быстрым шагом пошел вперед.

Денек был просто загляденье, особенно на пляже.

В воде барахтались пловцы.

Высокие, гибкие и стройные девушки играли в волейбол. Мышцы на их обнаженных животах были туго натянуты.

Парни заняли площадку для баскетбола. На них со скамеек смотрели средних лет геи.

И на всех них светило солнце.

Еще один день в раю.

— Ты утверждаешь, что вы к этому не имеете никакого отношения, — догнав Бена, заявил ему Алекс.

— Я утверждаю, — сказал Бен, — что если у вас дела будут идти в таком же духе, я отказываюсь иметь к вам хоть какое-то отношение. Уговор не уговор, а своих людей я подставлять не собираюсь. Хотите мою травку — гарантируйте безопасность меня и моих людей, а иначе я прикрою лавочку. Можете передать это вашей Королеве. А еще лучше дайте мне с ней поговорить самому.

— Не думаю, что тебе так уж хочется все бросать, Бен, — заметил Алекс. — Не забыл еще, кто у нас…

— Не забыл, не беспокойся, — ответил Бен и перевел взгляд на Ладо. — А что касается твоей гребаной клеветы и идиотских предположений, что во всем виноваты мы… Позволь тебе сказать: иди ты в жопу вместе со своей козой, на которой ты катаешься. Я больше такое терпеть не намерен.

— Ты будешь терпеть то, что мы тебе велим, — заявил Ладо.

— Вам бы со своими проблемами справиться, — ответил Бен. — Обо мне не беспокойтесь. Я-то своим бизнесом управлять умею, — заявил он и, развернувшись, пошел прочь.

Он пересек Тихоокеанское шоссе, оставив Ладо с Алексом у пляжа.

185.

Сал нашел Иисуса.

Да-да, шутка избитая, но чего вы хотите — так уж его звали.

Как и обычно, Иисуса они нашли на парковке перед винным магазином, тем, что рядом с автомойкой. Там он тусовался с другими парнями из банды «94», попивая пивко и покуривая травку.

В одиннадцать утра они уже были в говно.

Сал и Джампи уже три года подряд пытались войти в состав «94», но у них ничего не получалось. Иисус им говорил, что сейчас все уже не так, как десять лет назад, — раз живешь в этом квартале, то автоматически попадаешь в банду, нет, теперь надо свое место заслужить, внести, как говорит Иисус, вступительный взнос.

— Hola, Jesus.

Hola, hola, m’ijo, и все в таком же духе.

186.

Иисус уже давно не мальчик.

Ему двадцать три года, из которых восемь он провел за решеткой. И ему еще повезло, учитывая, каких дел он наворотил, будучи членом «94», когда они отвоевывали свою поляну у других мексиканских банд.

В общем, биография у него самая обычная, настоящее клише из фильмов — налеты, вооруженные нападения, око за око и прочее дерьмо. К двенадцати годам Иисус уже имел привод в полицию. Он до полусмерти избил одного мальчонку, и судья, взглянув в эти бесстыжие глаза (Раскаиваться? А что я такого сделал?), сослал его в колонию для несовершеннолетних в Висте, где старшие ребята заставляли Иисуса дрочить им и отсасывать, пока однажды он не переборол свой страх и не разозлился настолько, что схватил одного из обидчиков за волосы и принялся колошматить его о бетонную стену, пока голова у того не стала похожа на разбитый арбуз.

После тюрьмы он вошел в состав «94» (опять-таки все это вы уже не раз видели в фильмах). Тринадцати лет от роду он продавал травку, трахал в разных притонах на голых матрасах четырнадцатилетних шлюшек. Затем его замели с крэком на руках, и он, не сдав никого, вновь отправился в колонию. Но на этот раз уже он был одним из старших мальчиков (крупным, накачанным, с тяжелыми кулаками) и уже он заставлял малолеток ему дрочить и отсасывать — глядел на них своими мертвыми глазами, и они послушно делали все, что он им велел.

Он вышел на свободу, когда война между бандами была в самом разгаре. Они убивали друг друга из-за мести, из-за территорий, из-за всякой фигни. В Иисуса стреляли из проезжающей машины, когда он отдыхал на лужайке перед домом — курил yerba, потягивал cerveza и как раз собирался вставить свой piton в одну милашку, когда вдруг — бам! — и милашка закричала, но совсем не так, как ему нравилось, а по его бедру вдруг потекла кровь. Иисус допил свою бутылку пива, прежде чем отправиться в больницу.

Через две недели его выписали, и он, все еще с костылем, поехал со своими ребятами на машине в квартал Лос-Треинтес, где высунул из окна автомат Калашникова и принялся расстреливать все подряд. Убил нескольких из «Треинтес» — и четырехлетнюю девчушку. Но Иисусу на это было наплевать.

За это его копы не взяли. Но они объявили на него охоту — потому что он стал jefe, и его место было за решеткой. Впрочем, он и сам потом облажался — один lambioso слишком пристально посмотрел на его подружку, и Иисус взбесился. Он набил ему морду и на шесть лет попал в тюрягу.

Иисусу там даже нравилось — если не обращать внимания на паршивую еду и то, что там не было chuchas.

Он ходил в качалку, тусовался с теми же ребятами, с которыми отирал углы на свободе, воевал с «Зулусами» и «Арийцами», курил косяки, кололся, трахал малолеток и набивал татуировки. В тюрьме он убил еще двоих человек, но ему за это ничего не было. Никто не решился на него настучать. Он и остатками «94» умудрялся управлять из своей камеры. Потребовал, чтобы они убили на воле еще троих человек, и они выполнили его приказ.

Снова оказавшись на свободе, Иисус вернулся в свою банду и обнаружил, что людей у него осталось очень мало. Кто-то отправился на тот свет, кто-то — за решетку. Многие стали наркоманами, craquedos. Да и вообще, гангстерским бандам пришел конец. Finito.

Да и Иисус уже был совсем не мальчик.

Годы текут быстро, как песок сквозь пальцы.

А вот люди…

Люди изо всех сил цепляются за жизнь, и это заметно.

Как бы то ни было, он свой срок отмотал и вернулся домой. Говорят, банд теперь нет, что все их члены давно переубивали друг друга. В этом есть своя доля правды, но и ложь тоже есть. Банды возвращаются — как говорится, хороший вкус всегда в моде, — но они уже совсем другие.

Серьезные.

Деловые.

У таких каждый доллар на счету.

Психотерапевты в тюряге постоянно трещали про то, что «надо принимать правильные решения». Принимай правильные решения, и ты сюда не вернешься.

Правильные решения.

Можно решить убивать из гордости, за наркоту, за территорию и цвета своей банды. А можно решить убивать из-за денег.

Иисус выбрал второе.

Как там в пословице говорится? «Выбери себе дело по душе, и тебе не придется работать ни единого дня в своей жизни».

187.

— Чем могу помочь, мальчики? — осведомился Иисус.

Иисус — jefe в «94», он обеспечил им небольшую plaza в Дана-Поинт и намеревался вскорости перебраться в большой мексиканский квартал в SJC.

Но в Сан-Хуан-Капистрано всем заправляют «Лос Трейнте», так что Иисусу пригодилась бы любая поддержка и помощь. Ему удалось связаться с представителем самого Эль Азула, про которого все знали, что в конце концов он окажется самым главным. Иисус предпочитал быть с победителями. Ему надо произвести на Эль Азула впечатление, и когда тот одолеет всех своих противников, то отдаст SJC его банде.

— Чем мы можем помочь друг другу, — попытался изобразить из себя взрослого Сал.

— Bueno, m'ijo, — рассмеялся Иисус, — чем мы можем помочь друг другу?

Сал обернулся и помахал рукой Джампи. Тот подогнал грузовик.

— Я машинами не занимаюсь, — бросил Иисус.

Оно того не стоит. Слишком рискованно. Сопрешь машины, проедешь на ней до Мексико, а тебе там за нее дадут две копейки.

— Посмотри внутрь, — открыв пассажирскую дверь, подозвал его кивком Сал.

— Ninos, что там у вас? — ухмыльнулся Иисус. — Сперли пару теликов?

Не-е-е-т, у нас там не телики.

Взнос.

— Это где это вы такое взяли? — увидев наконец содержимое грузовика, присвистнул Иисус.

Сал обрадовался, услышав его. Не так-то легко произвести впечатление на Иисуса.

— Скажем так, кое-как взяли, — важно сказал Сал и сложил указательный и большой пальцы вместе, показывая pistola.

— Надеюсь, от жучков вы избавились? — поинтересовался Иисус.

Здорово — он разговаривал с ними как с равными.

— Поможешь нам продать это все? — спросил Джампи.

— Не за так, естественно, — быстро добавил Сал.

Конечно, ответил им Иисус. Он с радостью им поможет.

В этом грузовичке товара тысяч на двести, не меньше, подумал Иисус. Привезу Эль Азулу хотя бы часть этих денег — тот обратит на него внимание.

— Принесите моим братьям по пиву, — велел он своим подручным.

Сал был счастлив.

Стоял и пил пиво в VIP-зале.

188.

Иисус отправился к своему знакомому, который, он знал, с радостью купит его травку по хорошей цене.

Антонио Мачадо держал в южной части округа Орандж пять забегаловок, торгующих тако — отличный бизнес, где постоянно крутилось много наличности, — в основном потому, что Антонио чаще перевозил траву, а не ингредиенты для тако.

Иисус выбрал для разговора сеньора Мачадо, потому что тот хорошо знал Эль Азула. Когда Эль Азул получит от него деньги, Иисус замолвит словечко за Мачадо, тот окажет ему еще какую-нибудь услугу, и вместе они все заработают кучу денег. Мачадо даже готов был обдурить Сала и Джампи — объявить им заниженную стоимость травки, а настоящую сумму уплатить Иисусу. Этих денег Иисусу хватило бы и на подношение Мачадо, и Эль Азулу.

Прозорливый ход настоящего делового бизнесмена.

Был бы, если бы не одно «но» — Иисус кое-чего не знал.

Например, того, что сеньор Мачадо видел кое-какие видеозаписи. И имел разговор с Ладо, который ясно дал ему понять, на чьей стороне травка зеленее. А что касается Эль Азула… Не стоит он того, чтобы из-за него лишиться головы.

Королева-то, ребятки, жива и здорова.

Да здравствует королева!

А еще Мачадо только этим утром узнал о том, что с одной из партий марихуаны произошла пренеприятная история: проще говоря, дорогой наш Антонио, тот, кто спер эту yerba, долго по белу свету бегать не будет. Ну а если кто где увидит или даже просто услышит что-нибудь про эту партию yerba и нам не позвонит…

Мачадо позвонил.

Сбегал в офис в глубине одного из своих заведений, которое как раз оккупировала стайка школьников, и набрал номер.

— Ты надежный товарищ, — сказал ему Ладо. — Мы знали, что можем на тебя рассчитывать.

Договаривайся о продаже.

189.

В рыболовной сети, свисающей с крюка на потолке, дергался и извивался Иисус.

— Я тебя еще раз спрашиваю, — говорил Ладо, — откуда у тебя эта трава?

— От них, — показал Иисус в сторону Сала и Джампи, которые сидели возле стены.

— Этих двух perritos? — спросил Эрнан, указав подбородком на двух ребят, дрожавших в лужах собственной мочи. — Я так не думаю. Ответь-ка еще раз.

— Это правда! — заскулил Иисус.

Ладо покачал головой и замахнулся битой. Большой любитель баскетбола наш Ладо. В какой-то период даже подумывал стать профессиональным игроком. Может, добился бы там успеха. Теперь Ладо частенько смотрел игры «Падрес». Он всегда приходил на стадион пораньше, чтобы посмотреть на разминку.

Иисус закричал.

— Вот это был одинарный удар, — сообщил ему Ладо. — А вот сейчас будет двойной — отрикошетивший от левой стенки стадиона.

Он замахнулся второй раз.

Джампи, услышав треск ломающейся кости, разрыдался.

Снова.

— Хочешь попробовать тройной? — продолжал допрос Ладо. — Лучше скажи мне, как все было. Расскажешь достаточно и, быть может, не умрешь.

— Это я, — сломался Иисус. — Это я все сделал.

Немного утомившись, Ладо облокотился на биту.

— Но не один, конечно, — заметил он. — Кто тебе помогал?

— Девяносто четвертые.

— Это еще кто такие? Первый раз слышу.

— Это моя банда.

— Твоя банда? — саркастически хмыкнул Ладо. — Да твои жалкие дружки, больше похожие на кучки говнеца, никогда бы такое дело не смогли провернуть. На кого вы работаете?

— На картель Баха.

— Придурок, я и есть картель Баха.

— На другой!

— В смысле?

— На Эль Азула, — сказал Иисус.

Ладо кивнул.

— И кто из его людей рассказал вам, где и когда будет проезжать грузовик?

На этот вопрос у Иисуса не было ответа.

На самом деле не было.

И ответ не появился даже после тройного удара Ладо.

И после чемпионского по мощи удара тоже.

Иисус принялся бормотать какой-то бессвязный бред. К нему пришел какой-то мужик, он не знает его имени, и этот загадочный мужик сдал ему всю информацию, предложил совершить налет и прибыль поделить пополам…

— Ты знаешь Бена? — спросил его Ладо. — Это он к тебе пришел?

— Да, — с радостью согласился Иисус, — это был он. Это был Бен.

— И как же Бен выглядит?

Правильных ответов Ладо не услышал. Иисус не смог описать ни Бена, ни Чона.

Fregado — бесполезный кусок дерьма.

— А эти двое могли знать? — спросил Ладо, указывая на Сала и Джампи.

Могли, закивал Иисус, наверняка они были в курсе.

190.

Сал истерически всхлипывал.

Он чуял запах собственного страха, собственного дерьма и никак не мог унять дрожь в ногах. Слезы все катились и катились по его лицу, смешиваясь с соплями.

Иисус наконец перестал стонать и лежал, как куча грязного шмотья.

Ладо приставил пушку к лбу Джампи и спустил курок, забрызгав Сала мозгами друга. Затем он повернулся к Салу.

— Ты что, и впрямь думаешь, что я поверю, что вы вот так просто нашли грузовик, полный травки, припаркованным у вас в районе? Неужели ты рассчитываешь, что я на это куплюсь?

— Я не знаю, — ответил Сал.

Ладо направил на него пистолет.

191.

На мониторе Бена появилась фотография.

Три мертвых парня.

И подпись: «Я обо всем позаботился».

192.

О сидела на кровати и смотрела очередной эпизод реалити-шоу «Холостячка».

— Да говорю тебе, — горячился Эстебан, — она не того перца выбрала. Он типичный игрок, поматросит ее и бросит.

— А по-моему, он очень милый и такой трепетный, — не согласилась с ним О.

Эстебан точно не знал, что значит слово «трепетный», зато знал таких вот крутых парней и был уверен, что вот этот парень в джакузи — как раз из них.

Может, он и прав, подумала О.

Мужики такое мигом чуют.

У них с Эстебаном наладились отличные отношения. Он теперь ее новый лучший друг. Еще бы, у нее явно типичный стокгольмский синдром (О как-то видела по ящику документалку про Пэтти Херст). Он, конечно, не Эшли, но вполне симпатичный паренек. И так любит свою невесту — аж глаза горят. Он уже все О рассказал и про Лурдес, и про их ребенка, а она в ответ рассказывала ему, как нужно обращаться с девушкой.

— Очень важно дарить им драгоценности, — поучала она паренька, — драгоценности и лосьоны для тела. Вот шоколад лучше не покупай, а то она наверняка сейчас чувствует себя толстой и некрасивой.

— Точно, — вздохнул Эстебан.

— Ну да, не тебе же пузо растить, дружок, вот она и грустит, — заметила О. — А ты свои обязанности регулярно выполняешь?

— Чего?

— Ну, долбишь ее ямку? Супружеские обязанности выполняешь? — О сложила одной рукой латинскую «V» и принялась тыкать в нее указательным пальцем.

— Она же беременна! — в ужасе отшатнулся Эстебан.

— Ну не мертва же, — хмыкнула О. — Между прочим, во время второго триместра у женщин гормоны скачут, словно стадо бешеных кроликов. И секса ей хочется даже больше, чем монашкам. И придется тебе о ней позаботиться, а не то она решит, что больше тебе не нравится, а уж тогда — берегись!

— Она очень красивая, — снова вздохнул Эстебан.

По уши, по уши втрескался.

— Ну так докажи ей это.

О симпатизировала Эстебану еще и потому, что он не представлял для нее никакой сексуальной угрозы.

А это О нынче очень ценит.

Ее передергивало от одной мысли, что к ней кто-нибудь прикоснется, не говоря уж о проникновении, тем более насильственном. Вот раньше ее такие фантазии заводили. Но сейчас ее неутолимый сексуальный аппетит захирел и усох. Ее бутончик, раньше с радостью расцветавший от любого нового ощущения, свернулся калачиком и впал в зимнюю спячку.

Большое тебе за это спасибо, сестра-по-клитору Елена.

И тебе спасибо, Мужик с Пилой.

Зря она о них вспомнила — в голове тут же закрутился старый видеоклип. О с силой зажмурилась. Когда она открыла глаза, голова холостяка плавала в воде, но прежде чем она поняла, что он просто глубоко опустился в джакузи, на какую-то секунду ей показалось, будто холостячка играет в «достань яблоко».[63]

— Стебо, а у тебя травки не найдется?

— Я не должен… — замямлил Эстебан.

— Да ладно тебе выделываться.

Докажи, что ты мужик.

193.

— Это мы их убили, — сказал Бен, глядя на фотографии.

— Их убил Ладо, — ответил Чон.

— Из-за нас, — возразил Бен.

Чон разразился гневной тирадой:

— Если ты собираешься тут упиваться чувством собственной вины, не надо было вообще в это ввязываться! Ты вообще представляешь себе, что такое война?! Или ты думал, что на ней только солдаты гибнут?

— Но ты ведь знал, что произойдет, когда бросал грузовик в этом районе. Знал, что подстраиваешь кому-то ловушку. Не будь ты таким лицемером, попробуй хоть посочувствовать нашей наживке.

— И ты прекрасно знаешь, что это только начало. Люди Азула обязательно отомстят. И скоро умрет кто-нибудь еще. А потом настанет черед картеля мстить, и так будет продолжаться до тех пор, пока мы не окажемся в мире слепцов, как и говорил Ганди.[64]

Но разве мы не знали, на что шли?

Чон отлично представлял себе, что такое война.

И во что она превращает людей.

А Ладо не остановится. Он верит, что за утечку информации ответственен кто-то из своих, что среди них перебежчик, работающий на Азула, и он не остановится, пока не найдет предателя.

— Или пока мы не предложим ему подходящую кандидатуру, — произнес Бен.

194.

Ну наконец-то!

В магазинчике «Все для вечеринки» в городе Ирвайн помощник шерифа Берлингер наконец-то обнаружил заторможенного продавца, который продал маски Леттермана и Лено.

— Помните, кто их купил?

— Ну, типа того.

Типа того.

Чертов укурок.

— Опишите его, пожалуйста, — попросил коп.

Как ни удивительно, но парень смог дать какое-никакое описание.

Высокий белый мужик, карие глаза, каштановые волосы. Молчаливый такой.

Заплатил наличными.

Ну хоть что-то, подумал Берлингер.

Может, теперь Алекс уймется и перестанет трахать мне мозги.

195.

Что получится, если соединить Барабана (Отмывателя денег) с Джеффом и Крейгом (Компьютерными гениями)?

A. Три шестерки.

Б. Три тенора.

B. Три чувака, которые могут взломать любой банковский счет и перевести денежки куда-нибудь еще.

Если вы выбрали «В», поздравляем, вы угадали. Трое парнишек под руководством Бена отыскали американский счет Алекса Мартинеса, создали на его имя новый счет и перевели на него сначала тридцать, затем сорок пять и, наконец, тридцать три тысячи долларов. Перед этим деньги несколько раз успели облететь весь мир и вернуться дочиста отмытыми.

Затем они купили ему квартиру в Кабо.

Потом порезвились еще немножко, прогнав бабки через несколько холдинг-компаний и подставных компаний. Теперь проследить судьбу этих денег смог бы только очень квалифицированный бухгалтер-криминалист.

196.

Например, такой, как Джейми.

Они с Беном сидели в кабинке бара на Сент-Риджис.

— Чего тебе надо? — спросил Джейми.

— Что, нервничаешь? — улыбнулся Бен. — Да, вы ведь с Алексом всегда вместе на встречи приходите. Прямо как проповедники-мормоны, всегда ходите парой. Только рубашечек беленьких и галстуков-удавок не хватает.

— Так зачем ты захотел встретиться со мной без Алекса?

— Мои люди провели небольшое расследование, — ответил Бен и протянул Джейми папку.

Тот взглянул на нее так, словно перед ним лежала какая-нибудь заразная гадость с другой планеты.

— Не стесняйся, — сказал Бен.

Джейми раскрыл папку. Глянул мельком и уже не смог оторваться. Он переворачивал страницы все быстрее и быстрее, перечитывал отдельные куски, склоняясь все ниже и ниже к документам, водя пальцем по строчкам и абзацам.

Да такие бумажки для бухгалтера все равно что порнуха, понял Бен.

Ну, не совсем. Все-таки Джейми и Алекс оба мужики. Когда Джейми закончил читать и поднял глаза на Бена, лицо его стало совершенно серым.

Он был в шоке. Бен решил поддать жару и удивить его еще больше.

— Взгляни на даты перевода денег, — заговорил он, — и припомни, когда произошли те самые налеты. А потом попробуй убедить себя, что наш милый дружок Алекс не разбогател на моей траве.

— Откуда ты все это узнал?

— От верблюда, — ответил Бен. — Если не веришь, проверь сам. Можешь даже отметку мне поставить.

— Я все проверю, — пообещал ему Джейми. — У Алекса жена и трое детей. Старшая дочка — моя крестница.

— А свои дети у тебя есть?

— Два парня. Восемь лет и шесть.

— Ну, — протянул Бен, — учитывая то, что ты его бухгалтер и произошло все это на твоей, так сказать, вахте… А уж зная взрывной характер вашего клиента, расклад скорее всего будет такой — либо его детки останутся без папы, либо твои. Если только… — Бен вытаращил глаза. — Ох, Джей, а уж не заодно ли вы?

Оставив на столе двадцатку, Бен ушел.

197.

Алекса вызвал на встречу Ладо.

Что же ждет Алекса:

A. Премия.

Б. Повышение.

B. Серьезный разговор.

Г.

Если вы выбрали «Г»…

198.

Алекс не мог объяснить, с чего это он вдруг разбогател.

Откуда у него взялись деньги и квартира.

Эта встреча для него — все равно что очень неприятный разговор с аудиторами налогового управления, за одним-единственным исключением: Алекс не мог привести с собой работника из «Эйч-Эр Блок»[65] или какого-нибудь зануду из тех, что постоянно рекламируют свои услуги по радио.

Ему пришлось самому выступить в роли собственного адвоката — вот только права хранить молчание у него не было. Да и допрос шел не в здании полиции, а в складском помещении, затерянном среди многоквартирных комплексов Коста-Месы. Ну хотя бы к потолку его не подвесили. Ладо и так знал, что адвокат особой стойкостью духа не отличается, так что устраивать бои с пиньятами было бессмысленно. Поэтому он просто связал его по рукам и ногам и немножко побил. Вот и все.

А этот lambioso уже заливался слезами.

Чона с Беном тоже пригласили на эту встречу.

Это Елена придумала — захотела посмотреть на их реакцию.

Реакция Бена была проста — чистейший и неподдельный ужас.

199.

Складские помещения. Ночь.

Алекс сидит, привалившись к стене. Из его рта течет струйка крови. На рукавах серого костюма от Армани видны кровавые брызги.

Ладо, сидя перед ним на корточках, тихим голосом ведет допрос.

Ладо. Кто тебе заплатил?

Алекс. Никто мне не платил.

Ладо. Азул? Девяносто четвертые?

Алекс. Богом клянусь, мне никто не платил.

Ладо. Послушай, дружок. Ты ведь умрешь. Мы оба это знаем. Но ты мне нравишься, да и вообще, ты много лет честно на нас работал. Так что я предоставлю тебе выбор. Либо умрешь ты, либо умрут все твои родные.

Алекс плачет.

Ладо. Расскажешь, как все было на самом деле, и твоя жена и детки получат денежки по страховке после твоей смерти. Соврешь еще раз — и я поеду к ним домой и сообщу, что ты попал в аварию. А потом привезу их сюда и убью прямо у тебя на глазах.

200.

Бен еле дышал.

Мир вокруг вертелся как бешеный, и казалось, что еще чуть-чуть, и его вывернет наизнанку. Он чувствовал, как Чон изо всех сил посылает ему флюиды: «Не смей. Молчи. Только попробуй что сказать».

Алекс выпрямился, сглотнул и посмотрел Ладо прямо в глаза.

— Это Азул. Вместе с «94», — сказал он.

Ладо похлопал его по голове и встал.

Вытащив револьвер, он протянул его Бену.

— Убей его, — велел он.

201.

— Он и твои деньги ведь спер, — резонно заметил Ладо, — так что это ты должен его убить. Это, так сказать, мой тебе подарок.

— Я убью его, — вызвался Чон.

— Нет. Он, а не ты, — отрезал Ладо и, вложив пистолет в руку Бена, пристально на него посмотрел.

Давай же, мысленно взмолился Чон, стреляй.

Ты должен его убить. Ради О.

Бен дважды нажал на курок — оба выстрела попали Алексу в грудь.

202.

— Значит, это был Алекс, — заговорил Бен, когда они стояли на парковке. Руки у него тряслись, как у скелета из дома ужасов в парке аттракционов.

— Это был Алекс, — подтвердил Ладо.

— И мы вне подозрений.

Краткий кивок.

— Значит, теперь работаем как обычно?

Si, работаем, как договаривались.

— Я хочу поговорить с О по скайпу, — потребовал Бен.

Ладо задумался на секунду, а затем кивнул еще раз.

203.

Лицо О просветлело, когда она увидела их на экране своего монитора.

— Привет, ребята! — улыбнулась она во весь рот.

Привет.

Привет.

— Как ты? — спросил Бен, чувствуя себя последним идиотом.

— Знаешь, вообще-то неплохо, — ответила О. — У меня прямо мечта любой лентяйки воплотилась — меня под страхом смерти заставляют целый день валяться на диване и смотреть тупые шоу по телику.

— Ничего, это ненадолго.

— Правда?

— Да.

— А вы там как?

— Все хорошо, — ответил Чон.

— Бен, а ты?

— У меня все прекрасно, — ответил Бен.

На этом их разговор прервали.

204.

Да, у Бена все было прекрасно.

205.

— Заметил помещение, из которого велась передача? — спросил Бен. — Это какое-то новое место.

К этому моменту он просмотрел запись уже раз тридцать.

— И вот еще что, прислушайся, — прибавил он звук. — Слышишь, что там на фоне происходит?

— Голоса какие-то.

— Ага. И говорят они…

— По-английски.

206.

Дэнни Бенуа — дьякон Церкви Святых укуренных дней. И высокооплачиваемый звукотехник по совместительству, который раз в месяц садится в свой «шевроле-корвет» шестьдесят шестого года выпуска по прозвищу «Пиратский корабль» и едет из Лагуна-Каньона в студию звукозаписи аж в самом Лос-Анджелесе.

— Раз в месяц отправляю корабль в плавание до Лос-Анджелеса, заполняю его под завязку добычей и отсылаю обратно, прежде чем меня схватят.

Дэнни Би — человек-золото.

Или скорее платина.

Средненькие голоса он делает сильными, а сильные — божественными.

Все шишки звукозаписывающей индустрии мечтают заполучить себе Дэнни.

А ему на них насрать.

Его не интересуют громкие имена и важные знакомства.

Ему наплевать на знаменитостей и тусовки.

Ему просто хочется нормально работать, зарабатывать и спокойно жить у себя дома.

И одни из своих лучших работ он проделывал совместно с Беном и Чонни.

Они снабжали его травкой в зависимости от того, с кем он сейчас работает. Для хип-хопа отлично подходит сатива, для ритм-энд-блюза — индика. Стоит только Дэнни намекнуть, и Бен с Чоном тут же перекраивают работу своей службы распространения и мигом отправляют ему товар.

Бену ужасно нравилось слушать по радио песни, зная, что и он приложил к ним руку.

— По совести, ваши имена тоже должны печатать на дисках, — сказал им как-то Дэнни. На одном из награждений «Грэмми» он даже хотел было поблагодарить Бена с Чоном, но, к счастью, передумал.

Это было бы клево, но неклево.

Друзья решили привезти запись разговора по скайпу ему домой. Внешне Дэнни больше всего походил на обычного хиппи, который знает, что семидесятые давно кончились, но его это ни капельки не волнует. Футболка, джинсы, сандалии, волосы, убранные в хвост.

В гости без подарков ходить не принято, так что они захватили с собой пакетик «высадки на Луну». («Кто-то утверждает, что все так и было, кто-то говорит, что все подстроили, а нам вообще плевать».) Дэнни, как истинный укурок-джентльмен, сразу же предложил травку гостям.

— Можешь выделить оттуда речь? — спросил его Бен, когда с формальностями наконец было покончено.

— Может ли рыба плавать? — риторически ответил Дэнни.

Поставив диск, он покрутил какие-то ручечки, попереключал разные переключатели, и буквально через минуту им уже показалось, будто они сидят в одной комнате с О. Что касается разговоров по-английски на заднем плане…

— Радио, — объяснил Дэнни. — В fm-диапазоне.

— Американская станция?

У Дэнни превосходный слух. Он постоянно слушает чуть ли не все станции подряд, чтобы знать, кто дурит его на выплате роялти. (Дурят, разумеется, все — такой уж это бизнес. Наркотики, музыкальный и кино-бизнес — паровозик обманщиков и воров). Собственно говоря, Дэнни мог прислушаться к тишине и понять, что это за станция.

— Это KROC, — понял он. — Крутят типичную лос-анджелесскую мешанину модных поп-песенок и хитов девяностых.

— Это любимая станция О, — вспомнил Чон.

— А в Мексике она ловится?

— Да, но не так хорошо. Сигнал тут просто чудесный.

Да, и впрямь чудесный, подумал Бен.

207.

И вновь думать, опять искать.

Если О держат где-то в Южной Калифорнии, то где именно?

Им пришлось перерыть немало материалов Денниса, прежде чем им повезло.

Деннису внушала опасения некая компания под названием «Недвижимость Золотого побережья», расположенная в… погодите-ка…

В Лагуна-Бич.

— Золотое побережье, говорите? — протянул Бен. — Ничего не напоминает?

— Разве ты этот дом не у них купил?

— Вот именно.

— Стив Киприан, — пробормотал Чон.

Владелец «Золотого побережья». Один из основателей Церкви Святых укуренных дней.

Он же Отчим номер Шесть.

208.

Найти его несложно.

В любое время вы найдете Стива в одном из этих мест:

A. В баре отеля «Ритц-Карлтон».

Б. В баре отеля «Сент-Реджис».

B. На поле для гольфа.

Стив и не думает отрицать, что он — крайне успешный алкоголик высокого уровня. Пьет он исключительно мартини в барах и вино (очень дорогое) за ужином, везде ходит в шортах и гавайских рубашках, а короткие часы трезвости проводит, играя в гольф и теннис, изменяя актуальной на данный момент жене, потягивая косячки и зарабатывая бешеные миллионы на продаже эксклюзивного жилья на Золотом побережье — полоске земли, которая тянется вдоль Тихоокеанского шоссе от Дана-Поинт до Ньюпорт-Бич.

Маленькая поправка: столько Стив зарабатывал до кризиса. Теперь никто не хочет покупать дома, все хотят только продавать. Стив же пытался удержаться на плаву, проедая накопленные богатства, одновременно стараясь избежать неприятных телефонных звонков от кредиторов.

Одновременно надираясь до неприличия.

В общем, у Стива выдался непростой год.

Бизнес разваливался на глазах, а секретарша грозилась рассказать о их романе его жене.

Жена все равно его выгнала, так и не узнав об измене Стива — ее оскорбило, что он не поддерживает ее энтузиазма в обучении профессии «инструктора личностного роста», что бы эта херня ни значила.

Переезжать из старого дома ему совсем не хотелось, но пришлось. Впрочем, у Ким и так уже стремительно истекал срок годности, и, взглянув на вещи оптимистически, Стив радовался, что может хоть навсегда переехать в любой из дюжин домов, чьи владельцы лишились их из-за кризиса. Переезд на какое-то время займет секретаршу, ну а потом он вышвырнет ее вон.

Уж больно разговорчивая она, зараза. Правда, сиськи — хоть куда.

Бен и Чон обнаружили Стива в баре «Сент-Реджиса», когда тот как раз принялся за второй мартини.

Стив всегда был рад их видеть.

С Беном и Чонни у него было связано много хороших воспоминаний. Одно удовольствие смотреть, как они играют в волейбол — прямо поэзия в действии. А уж их травка способна вознести на небеса! Стив никак не мог вспомнить, кто из ребят трахает худющую, но все же аппетитную дочурку Ким.

Он бы и сам не отказался пришвартоваться в ее гавань, но девица ни разу не удостоила его даже взглядом.

А жаль.

Забавно было бы одновременно отодрать и мамашку, и дочь.

А еще девчонка придумала страшно смешное прозвище для Ким. Она упомянула его всего лишь раз, когда они вместе накурились, и Стиву даже показалось, что у них, может, что и выйдет.

Как же она ее назвала?

А, точно. Паку.

Пассивно-агрессивная Королева Универсума.

Детка точно уловила суть. А теперь эта самовлюбленная сука, оказывается, нашла Иисуса. Господи, будь так любезен и оплати ей очередную подтяжку лица.

Бен и Чон подсели к Стиву — один с одной стороны, другой с другой.

— Стив, — поздоровался Бен.

Просто Стив, без всякий церемоний.

— Бен, Чон, — откликнулся тот.

— Стив, — ответил Чон.

— Ну, имена вроде вспомнили, — улыбнулся Стив.

— У меня для тебя тоже одно имечко есть, — сообщил ему Бен.

Елена Санчес Лотер.

— Пошли вон.

Не в смысле «проваливайте», а «пойдемте вон отсюда».

209.

Они перенесли разговор в офис Стива.

Почему именно туда? Потому что так захотел Чон, и по нему было видно, что к обсуждениям он не расположен. Еще Чон захотел, чтобы секретарша Стива ушла с работы пораньше, так что она, подхватив свои пышные сиськи, с радостью ускакала домой.

— Ребят, вы, наверное, не понимаете, с кем имеете дело, — сказал им Стив.

— Ты покупал недвижимость для Елены Санчес и картеля Баха, — сообщил Бен. — Не под своим именем, разумеется.

— Ребят, да ладно вам!

— Мне нужен список домов.

— Тебе нужен список, — повторил Стив.

— Именно это я и сказал, — подтвердил Бен.

— Даже если я и впрямь делал все то, о чем ты говорил — заметь, я не сказал, что это так, — и даже если представить, что у меня есть список домов, хотя и этого я не утверждал, представляешь, что со мной станет, если я тебе его отдам?

Чон был не в том настроении, чтобы спорить.

— А ты можешь представить, что с тобой станет, если ты его нам не отдашь? — спросил он и, схватив Стива за горло, поднял его в воздух одной рукой.

— Это все ради твоей приемной дочки, старый ты кусок дерьма, — прошипел Чон. — Отдавай список, или я тебя прямо сейчас и убью.

Из бара они вышли со списком.

210.

Дома, квартиры, фермы.

Они проверили все.

Королева Елена давно и регулярно скупала недвижимость в Южной Калифорнии. Но не продавала ее. В какой уголок карты ни ткни, так у нее обязательно был дом. Лагуна, Лагуна-Нигел, Дана-Поинт, Мишн-Вьехо, Ирвайн, Дель-Мар.

— Вряд ли ее отвезли в пригород, — заметил Чон.

Скорее, куда-нибудь на ферму.

Большинство из которых располагались в округе Сан-Диего.

Ранчо Санта-Фе.

— Нет, там слишком людно.

Ранчо в Рамоне.

— Тут холмы, и сама ферма на отшибе. Не будем отметать этот вариант.

Анза-Боррего.

Плоская, вымершая пустыня.

Елена приобрела там три фермы, каждая по несколько сотен акров.

— На хрена? — удивился Чон. — Может, там тайники?

Бен пожал плечами.

Раздался звонок телефона — это был Джейми.

Их зовут на совещание.

211.

О получила свободный (ну, под присмотром Эстебана) доступ в интернет. Можно свободно серфить по Сети, смотреть фильмы и телек. В ее комнате даже отперли заднюю дверь, и теперь Эстебан ежедневно выводил ее на прогулку в огороженный стеной сад. О сумела разглядеть вокруг пустыню.

Ей даже разрешили посылать Эстебана за пиццей.

212.

Начался йи-и-и-хад (нечто среднее между джихадом и ковбойским криком «йи-ха»).

Полноценная война между «Треинте» и «94», суррогат борьбы Елены и Эль Азула далеко к югу от границы, глубоко в Мексике.

Это должно было случиться. Все эксперты сходились в том, что рано или поздно война начнется, и теперь немножко радовались, видя, как сбываются самые мрачные из их прогнозов. Напряжение, вызванное разборками наркокартелей в Мексике, должно было просочиться через границу. Полчища mujados уезжали из своей страны, и целое море крови, целый океан ядовитых отходов потихоньку сочились за ограждения.

Словно…

Словно свиной грипп.

(Только тут, чтобы заболеть, не обязательна «доклиническая стадия болезни», да и вакцины еще не придумали.).

Heche еп Mexico.

Война наркобаронов.

«Треинте» напали на «94», те нанесли ответный удар. В латинских кварталах Южной Калифорнии начали скапливаться бесчисленные трупы. И это лишь вопрос времени, предрекали мрачные дикторы, когда прольется кровь невинного (сиречь белого) человека.

— А меня это каким боком касается? — спросил Бен у Джейми на «совещании», которое проводилось на парковке около пляжа на Солт-Крик.

— С этого момента вы сами будете доставлять нам свой товар, — объявил ему Джейми.

— Да ни за что, — возмутился Бен. — Я не собираюсь рисковать своими людьми.

— Нет никакого риска, — заявил Джейми. — Мы устранили утечку.

Да Бен и сам прекрасно помнил об «устранении утечки». Сцена убийства Алекса и так постоянно крутилась у него в голове.

— Я даже не знаю, — протянул он.

— Это решение обсуждению не подлежит, — отрезал Джейми.

И заткни свой фонтан (воображаемый).

Ну, что же…

213.

Улица. Дом Бена. Терраса. День.

Бен и Чон стоят, облокотившись на перила, и смотрят на лазурь океана.

Чон. Зато узнаем, где у них тайники.

Бен. Узнаем, это точно.

Бен зажигает косячок и затягивается.

Чон. В тайниках куча денег.

Бен. Они потому так и называются.

Чон. Можно сразу перейти на уровень выше. Одним махом получить все нужные нам деньги.

Бен передает косяк Чону.

Бен. Можно.

214.

«Можно» еще не значит «нужно».

А что им нужно — так это понять, что до сих пор им чертовски везло — им удалось выйти сухими из воды после таких дел, после которых сухими из воды не выходит никто. Вот что им нужно сделать.

Но то, что им нужно так поступить, еще не значит, что так они и поступят.

215.

Это все отстойный настрой.

— Реки крови, горы трупов! — предупредил друга Чон.

Бену наплевать.

Одним махом получить все.

Одуряющая перспектива.

О похитили шесть недель назад, и теперь, чтобы спасти ее, остается сделать всего-навсего одно усилие. Одно усилие, и этот кошмар кончится. (Да, вот только кончатся ли при этом его кошмары? Бен не знал.) Одно усилие, и они вырвутся из этого ада и начнут новую жизнь.

Если все пройдет удачно и их не поймают — добро пожаловать в честную и свободную жизнь.

Раз уж кому суждено помереть, тот и помрет, думал Бен. А если они нападут на автомобиль, умрет гораздо меньше людей, чем если они устроят налет на дом, где держат О — при условии, что они еще смогут его вычислить. А что касается этих ублюдков… После того, что они сделали с теми тремя ребятами и Алексом… И О тоже. После того, в кого они меня превратили…

Пошли они в жопу.

Вот только надо быть честным с собой до конца — ты сам виноват в том, в кого превратился.

Ну ладно.

И меня тоже в жопу.

216.

Ага, значит, послать их в жопу.

Но как?

Гражданская война в картеле Баха, разгораясь все дальше, идет на север, превращая улицы в какой-то Дикий Запад.

Любые поставки — неважно, денег или травки, — теперь подчиняются новым правилам.

Правилам, которые придумал Ладо.

Теперь грузовую машину всегда сопровождают еще два автомобиля — один спереди, один сзади. Ощетинившиеся дикобразы, набитые оружием и людьми.

Как таких послать?

Когда-то такие разборки называли «партизанскими войнами». Теперь — «асимметричными конфликтами».

Ну как не любить людей, которые придумывают такие словечки?

Асимметричный конфликт, ну надо же.

Имя другое, суть та же.

Маленькие против больших.

217.

В твоих слабостях — твоя сила.

Чем усерднее стараешься что-нибудь защитить, тем больше брешей открывается в твоей защите.

Другими словами:

Ладо перенес тайники из пригородов в удаленные фермерские угодья, которые легче защищать.

Теперь перевозки совершаются реже, а охраны к ним приставлено больше.

Машины никогда не выезжают ночью, только днем.

И все это прекрасно, вот только есть одно «но».

Удаленные районы — значит, изолированные.

Редкие поездки? Больше денег за одну перевозку.

День вместо ночи? Чону не придется тратиться на прибор ночного видения.

А теперь, когда они знают, где находятся крупнейшие тайники, им осталось только чуть-чуть подождать, чтобы выяснить, когда и где проезжают машины с деньгами.

Но знать — это одно.

Делать — совсем другое.

— Нам понадобится больше оружия, — сказал Чон Бену после того, как в буквальном смысле высмотрел в пустыне дом-тайник.

— Да ради бога, — ответил ему Бен.

218.

Чон отправился в Калексико, чуть правее границы.

Этимология названия очевидна:

Калифорния.

Мексико.

Калексико.

Название целиком отражало суть — прогуливаясь по старому пригороду Калексико, сам не знаешь, в какой ты стране. На самом деле ответ прост: ни в той, ни в другой и в них обеих одновременно.

Чон поехал к своему знакомому — в армии множество крайне интересных личностей, особенно в элитных войсках. Мужики, которым до всего есть дело, иногда даже чересчур, и все по разным причинам. Большая часть этих мужиков скапливается у границы — опять-таки по очень разным причинам.

Некоторые мнят себя Дейви Крокеттами.

Только удержавшими Аламо.

При взгляде на Барни никто бы не подумал, что он служил в спецназе. Выглядел он как растолстевший гном в толстых очках, с запахом изо рта и, очевидно, раком легких.

Но Чона он видеть был рад.

— Чем могу тебе помочь?

— «Барреттой М90».

Да-да, «Барретта М90». Устрашающих размеров снайперская винтовка, с которой можно с мили аккуратненько попасть в цель патронами калибра .50BMG.

— Господи, и куда ты будешь стрелять такой дурищей? — ахнул Барни.

— По банкам, — ответил Чон.

— Господь всемогущий, — пробормотал Барни.

Да, вот такой у нас веселый мир.

Вместе с «барреттой» Чон купил оптический прицел «Леопольд» с десятикратным увеличением.

219.

О писала письмо Паку:

Дорогая мамочка,

Рим просто супер. Колисей — чумовой. Тут все гоняют на скутерах, а мужики — красавчики, как на подбор. И тетки тоже. И еда. Пока тут не побываешь, думаешь, что сто раз в жизни ела пасту, а на самом деле — ни фига. (Не переживай, я ее не слишком часто ем.).

Скучаю.

А ты как?

Офелия.

220.

Бен поехал по магазинам: «Город увлечений», «Все для дома» и «Все для радиолюбителей».

С собой он прихватил список покупок, который составил Чон.

Зачем?

221.

Затем, что Чон решил поиграть в суннитов.

СВУ.

Если у вас нет при себе ракет, реактивных снарядов и террористов-смертников, тогда обратите свое внимание на СВУ — самодельные взрывные устройства. Пристройте парочку таких штучек у края дороги, дождитесь нужной машины и нажмите на кнопочку на пульте.

На создание бомб Чону понадобилось три дня.

Три счастливых дня он провел, склонясь над старым обеденным столом.

— Ты ведь нас не подорвешь? — с опаской спросил Бен.

— Вроде не собирался, — ответил Чон. — С нами все будет в порядке, если только картель не пронюхает или еще чего непредвиденного не произойдет. Тогда-то да, нам крышка. Но вообще я бы на твоем месте какое-то время не трогал бы пульт от телека.

Просто на всякий пожарный случай.

— А чего мне делать, если вдруг услышу от тебя «ой»?

— На таком расстоянии? Да ничего не делать.

После «ой» сразу получишь ответы на все свои экзистенциальные вопросы.

И узнаешь, в чем смысл жизни.

222.

На вьющемся серпантине показалась вереница машин.

Горный перевал Кахон-Пасс, похожий на свернувшуюся клубком змею, притаился в глубине бескрайней пустыни вдали от любых признаков цивилизации.

По обе стороны от дороги тянулся лунный ландшафт.

Видно, Бог взбесился, создавая это местечко, и принялся расшвыривать по окрестным крутым холмам огромные голые валуны.

Которые в лучах восходящего солнца казались кроваво-красными.

Яркий свет мешал прицеливаться Чону, который устроился на противоположном склоне.

Только бы у Бена хватило духу нажать кнопку.

223.

Машина спереди, машина с деньгами, замыкающая машина.

«Эскалейд», «таурус», «субурбан».

«Эскалейд» ехал первым, где-то в пятидесяти ярдах от «тауруса», за которым хвост в хвост шел «субурбан».

Бен, скрючившись, прятался среди камней недалеко от дороги.

С пультами управления игрушечными самолетами в руке.

С двумя переключателями.

Они провели в пустыне всю ночь, устанавливая бомбы. На «Гугле» изучили расположение дороги, высмотрели удобный узкий поворот, рядом с которым виднелась груда камней — они усилят эффект от взрыва.

Асимметричный конфликт.

На этот раз никакой самозащиты не будет. Хладнокровное убийство.

Наверное, курьеры там, в автомобилях, не очень волнуются. Они ведь едут по плоской, как блин, пустыне, где другую машину на дороге замечаешь за многие мили. И дорога пуста.

Бен ждал.

Руки у него тряслись.

Он нервничал. Или сомневался?

224.

Караван из машин тянулся по извилистой узкой дороге.

Чон, глядя на них, видел перед собой совсем другую картину: талибы, наползающие на него, как скорпионы, а на фоне такой же пустыни горят его машины и истекают кровью его друзья.

Теперь я один из них.

Он вновь навел на них прицел.

Не время сейчас отказываться от ПТСНС.

Чон изо всех сил надеялся, что.

Милый, добрый Бен.

Миролюбивый Бен.

Тоже один из них.

Давай, Бен.

Отпусти на волю своего внутреннего талиба.

225.

Выглянув из-за укрывающего его камня, Бен увидел, что к нему приближаются три автомобиля.

Сами по себе машины были ничем не примечательные — обычные заводские порождения из пластика и стали, маленькие бунзеновские горелки, друзья глобального потепления. Следы углеродных динозавров на иссушенной земле. Обычные неодушевленные вещи, и уж по их поводу Бена угрызения совести мучить не будут («мы всего лишь духи в этом мире материи»). Он попытался было убедить себя, что это всего лишь вещи, но бесполезно — и так ясно, что внутри этих вещей сидят настоящие живые люди.

У которых есть родные, друзья, любимые, и у каждого из них есть свои надежды и свои страхи.

И они, в отличие от железяк, которые их перевозят, вполне могут страдать и испытывать боль.

Бен как раз собирался причинить им боль.

Указательный и большой пальцы притаились на переключателе.

Крошечное движение, одно-единственное мышечное сокращение, но после него.

Дороги назад не будет.

И Сtr1+Alt+Delete не нажмешь.

Бен вдруг подумал о террористах-смертниках.

Убийство — это ведь своеобразный суицид души.

Он убрал руку.

226.

Ну же, Бен, думал Чон.

Сейчас или никогда.

Решайся или вовсе не делай.

Еще две секунды — и все, момент будет упущен.

227.

Бен щелкнул выключателем.

Вырвался язык пламени и первая машина взлетела на воздух.

И разлетелась на множество кусочков.

Машина с деньгами прибавила скорости, пытаясь скрыться, но в этот момент Чон нажал на курок «барретты», и лицо водителя исчезло, затерявшись в красном (кроваво-красном) рассвете, затем.

Пассажир нагнулся, пытаясь перехватить руль, а Чон, передернув затвор, прицелился и сделал в груди потенциального героя огромную дыру. Машина наехала на груду камней, остановилась, и тут же вспыхнуло пламя.

Из второй машины сопровождения выбрались вооруженные винтовками мужчины, но Бен еще раз шелкнул выключателем, и кусочки «эскалейда» превратились в шрапнель, смертоносную и страшную. То, что не удалось шрапнели, доделал за нее Чон.

Выжившие после взрыва — истекающие кровью, оглушенные, ошарашенные, — растерянно оглядывались вокруг, словно пытаясь понять,

Откуда пришла смерть.

Откуда она пришла.

Чон, передернув затвор еще раз, спустил курок, и через несколько секунд.

Наступила тишина, которую прерывали лишь треск огня да хрипы раненых.

228.

Чон отшвырнул винтовку, и та с лязгом упала на камни.

Он сбежал со склона вниз, забрался в их машину и отогнал ее на заросшую кустарником обочину. Затем Чон поспешил к Бену, который стоял в отблесках пламени среди мертвых и умирающих людей.

— Забирай деньги, — велел ему Чон. Просунув руку под ноги мертвого водителя, он нажал на кнопку. Послышался глухой щелчок, и открылся багажник.

Холщовые мешки, битком набитые деньгами.

Подхватив их, друзья побежали к себе в машину. Они возвращались за второй партией, когда Бен услышал выстрел и увидел, как Чон, крутанувшись на месте, падает вниз.

Обернувшись, Бен убил стрелка — все равно тот был не жилец.

Подняв Чона с пыльной земли, Бен помог ему добраться до автомобиля и усадил на пассажирское сиденье. Он уже полез было за руль, когда Чон его остановил:

— Нет, Бен, иди забери оставшиеся деньги. И еще… ты знаешь, что надо сделать.

Забрав два оставшихся мешка с деньгами, Бен зашвырнул их в машину.

Затем вернулся к месту побоища.

Он и впрямь знал, что должен сделать.

Выжившие раненые могут их опознать.

И это убьет О.

Трое еще были живы.

Лежали, скрючившись от боли.

Каждому из них он послал по пуле в затылок.

229.

Да ну их в жопу.

Вот что ответил Чон Бену на его предложение поехать в больницу.

Оторвав кусок рубашки, Чон прижал ткань к ране.

— Где тут ближайшая больница? — спросил его Бен.

— Стоит показаться там с пулевым ранением, и они тут же вызовут копов, — спокойно объяснил Чон. — Езжай в Окотилло-Веллс.

— Ты совсем сбрендил? — вскинулся Бен. Его руки на руле заметно дрожали. В Окотилло-Веллс нет больницы. В эту пустынную жопу мира за лечением только маньяки на квадроциклах да внедорожниках рискуют соваться.

— Окотилло-Веллс, — твердо повторил Чон.

— Ладно, ладно.

— Ты отлично справился.

— Ты только не умирай, ладно? — попросил Бен. — Не покидай меня. Так ведь полагается говорить в таких ситуациях?

Чон расхохотался.

Он был спокоен как танк.

Для него это все не в новинку.

В очередном Тра-та-та-стане они сидели в засаде. Тоже ждали, когда на узкой горной дороге появится шеренга автомобилей. Когда вокруг летает черт знает что, а люди орут от боли, у тебя нет выбора — либо будешь спокоен, как танк, либо умрешь вместе со своими людьми.

Так что приходится держать себя в руках.

Чтобы в конце концов вытащить всех своих.

К слову…

230.

Они остановились возле трейлера «Эйрстрим», на разбитой пыльной дороге в совершенно безлюдном месте.

Повсюду виднелись шары перекати-поле, словно они попали на съемочную площадку какого-то вестерна. От телефонного столба к трейлеру тянулся кабель, подведенный каким-то рукастым умельцем. Под самодельной крышей, remada, сплетенной из ивовых прутьев, стояли «додж» и старенький грузовик.

— Подъезжай поближе, — инструктировал друга Чон, — потом пойди постучи в дверь, скажи Доку, что ты приехал со мной и что меня ранило.

Бен выбрался из машины на совершенно ватных ногах, трясясь и пошатываясь.

Забравшись на деревянное крыльцо перед трейлером, он постучал в дверь.

— Да мать вашу за ногу, голову оторву, если не по делу стучите! — раздался из дома крик.

Дверь открылась, и на Бена уставился мужчина примерно его лет, небритый, с красными глазами, в одних семейных трусах.

— Если ты от Свидетелей Иеговых или еще чего-нибудь такого, я тебе яйца оторву, — сообщил он Бену.

— Нет-нет. Это все Чон. Его подстрелили, — выпалил Бен.

— Тащи его сюда.

231.

Кен Лоренцен по прозвищу «Док», некогда работавший врачом в одном с Чоном отряде спецназа, был очень клевым перцем.

Не верится? Вы бы поглядели на него за работой в той чертовой засаде — свежего и бодрого в сорокаградусную жару, — как он ходит от одного раненого к другому, быстро, но без спешки, как будто над ним не свистят пули, как будто его собственная жизнь вовсе не в опасности. Это было бы смешно, если бы не было так серьезно — Док, кружащий вокруг больных, такой нелепый со своими короткими ножками и туловищем и длиннющими руками. За свою работу в тот день ему по совести должны были бы дать повышение, но Доку на это было плевать. Он просто работал.

И всех вытащил.

Теперь он жил в трейлере на пенсию и пособие по инвалидности, целыми днями глушил пиво, ел готовый чили и тушеную говядину производства «Хормел фудс», смотрел на маленьком телевизоре бейсбол и порнуху — когда не удавалось снять какую-нибудь цыпочку на инвалидном кресле, которую не смущал его задрипанный трейлер.

Нормальная скромная жизнь.

Док смахнул с «кухонного» стола на пол всевозможный мусор — смятые пивные банки, газеты, порножурналы, пачку «Читос». Запрыгнув на стол, Чон лег.

— А тут стерильно? — подозрительно спросил Бен.

— Не учи меня делать мою работу, — ответил Док. — Иди лучше воды вскипяти или еще чем займись.

— Вам нужна горячая вода?

— Нет, но если это хоть на пару минут тебя заткнет…

Откопав под смятым гидрокостюмом свой чемоданчик, Док разрезал на Чоне рубашку и пощупал ему плечо.

— У тебя тут рана прямо для кино, братишка, — заметил он. — В самую мясистую часть попали. Видно, пуля попала в твой пуленепробиваемый жилет и отрикошетила в руку.

— Чего, она еще внутри?

— Ага.

— А вытащить сможешь?

— Ага.

Тоже мне вопрос. Элементарная операция в чистом (ну, почти) трейлере с кондиционером, когда вокруг ничего не взрывается и тебя не пытаются поминутно пристрелить?

Патт на гимми.[66]

Легче не бывает.

Вытащив импровизированный тампон из рубашки, он простерилизовал область раны. Затем налил в стакан дезинфектант и искупал в нем инструменты.

Бен заметил среди них скальпель.

— А вы разве не дадите ему виски или чего-нибудь в таком роде? — ужаснулся он.

— Слушай, ты вообще откуда такой свалился? — поинтересовался Док, доставая пузырек с морфием. — Лучше расскажи, во что это такое вы вляпались, что не повезли моего мальчика в нормальную больницу?

— У тебя пива не осталось? — вместо ответа спросил его Чон.

— Не помню.

— Морфий и пиво? — вытаращил глаза Бен.

— На завтрак таким не побалуешься, — согласился Док.

Наполнив шприц, он отыскал на руке Чона хорошую вену.

232.

Бен выбрался на улицу и пересчитал их добычу.

Три с половиной миллиона долларов.

Сколько надо О.

Миссия выполнена.

233.

Даже в самой безлюдной пустыне Южной Калифорнии вам не удастся бросить шесть мертвых мексиканцев посреди дымящихся остатков трех машин и не привлечь при этом хоть чье-нибудь внимание.

В Южной Калифорнии к машинам относятся очень трепетно.

Ну а мексиканцы? Они в пустыне постоянно мрут.

Это, конечно, не рядовое событие, но и не какая-то особенная сенсация. В основном там в своих попытках пересечь границу гибнут mujados. Или они теряются где-то в жарких песках между Сан-Диего и Эль-Сентро, или их попросту бросают там контрабандисты, занимающиеся перевозкой живого товара. Тогда они умирают от солнечного удара или жажды. Все уже зашло настолько далеко, что пограничники даже начали оставлять на подставках баклажки с водой, украшенные красными флажками. Им вовсе не нравилось, что вечная игра в прятки вдруг стала смертельно опасной.

Ну а как же мексиканские наркодельцы?

Это уже совсем другая история.

Здесь, к югу от границы, никого таким дерьмом не удивишь — тут отрезанные головы и обезглавленные тела — дело обычное. Да и подорванные машины тоже. Новости из здешних мест всегда пестрят трупами, огромным количеством непонятных испанских имен и выраженьями типа «картель» и «войны наркобаронов». Обязателен также и комментарий кого-нибудь из Управления по борьбе с наркотиками.

Тут в этом всем нет ничего удивительного. Такие уж здесь люди.

Разумеется, эхо от разборок доходит и до латинских кварталов Сан-Диего, Лос-Анджелеса и даже некоторых частей округа Орандж (Но не всех! Санта-Ана или Анахейм — ради бога, а вот Ирвайн или Ньюпорт-Бич… Нет, amigos, тут уж, будьте добры, тихо почистите бассейн и валите к себе домой).

А вот полноценную битву по-мексикански — с бомбами и сожженными машинами — представить по эту сторону границы невозможно.

Это уж чересчур.

Это уже безумие какое-то!

Оживший кошмар — вот что это такое.

Такие события приводят в такое возбуждение радиоведущих, что они аж елозят пухлыми задами в своих креслах, рассказывая, что, похоже, пришло время.

La Reconquista.

Время Великого Мексиканского Вторжения.

То, О Чем Все Предупреждали Правительство Все Эти Годы, Но Они Так Никого и Не Послушали (Бушу требовались голоса мексиканцев, а Обама… Ну, Обама сам нелегальный иммигрант, верно? Нелегальный рабочий Белого дома. Жаль, что на Гавайях нет ни одной пустыни).

Достаточно сказать, что Этот инцидент никого не оставил равнодушным.

Даже Деннису пришлось зашевелиться — начальство велело ему поднять свою жирную задницу и поехать в Ист-Каунти выяснить, что там за хрень такая происходит, потому что все это чертовски похоже на…

Деннис уже был в курсе событий.

Он и так знал, что в картеле Баха разгорелась гражданская война.

Не так уж это и плохо, особенно если не заострять внимание на всяких неаппетитных деталях. Деннис вообще из тех, кто считает, будто Америке жилось куда лучше, пока Иран с Ираком самостоятельно пускали друг другу кровь. Но все же тела должны появляться к Югу от Границы или в Строго Определенных Районах Действия Банд, а не на огромном шоссе.

Калифорнийцы очень трепетно относятся к своим шоссе. Ведь по ним они ездят на своих проклятущих машинах.

Деннис уже слышал о новых правилах, которые ввел Ладо. Он сразу догадался, что в инциденте пострадали инкассаторы с машинами сопровождения, которым так и не удалось добраться до финишной черты.

Один из его коллег, недавно совершивший ознакомительную поездку по Афганистану, углядел на месте преступления следы двух самодельных бомб, что только подтвердило слух о том, что картель начал нанимать ушедших в запас военных.

Деннис горячо надеялся, что картели не начали заодно с военными брать на работу и вышедших в запас талибов — это вызвало бы капитальную истерику у профессиональных параноиков из министерства внутренней безопасности.

(Красный уровень угрозы!!!).

Немало приятных минут доставили судебным экспертам и ужасные зияющие раны от пуль калибра .50BMG. Захлебываясь от восторга, все специалисты сошлись на том, что их выпустили из какой-то сверхмощной пушки под названием «барретта 90», которую сложно достать и еще сложнее с ней управляться. Значит, здесь поработал профессионал.

Да что вы говорите! Едва увидев в вечерних новостях место преступления, Деннис криво усмехнулся. (Добрый Боженька, только бы это дело никто не раскрыл!) И впрямь работа профессионала? Когда на машины, битком набитые narcotraficantes, нападают с самодельными бомбами и крутейшей из винтовок, тут уж не подумаешь, что это дело рук местных подростков, которым просто нечем заняться и поэтому им надо построить очередной проклятущий стадион со столами для пинг-понга и рампой для скейтборда.

По пути к родному цивилизованному Сан-Диего Денниса никак не отпускало мерзкое тошнотворное чувство, что Все Идет Не Так.

234.

На ноутбуке Дока постоянно трещало радио.

Сигнал он получал со спутника.

По радио в основном слушал спортивную передачу Джима Рома.

И вот теперь, узнав из новостей о перестрелке и нападении неподалеку, Док, не будучи идиотом, сразу же взглянул на Чона.

С момента их знакомства Чон совершенно не изменился.

С того дня, когда он заявил, что АК (сокращенно от «Аль-Каида») на самом деле расшифровывается как «Адские Козлы», и надрал задницу целому стаду этих козлов, прятавшихся в лагере в Дохе. Это заняло у него целый день, но Чон был спокоен, методичен и терпелив. Вернувшись, уничтожил три стандартных обеда и, повалившись на койку, заснул сном младенца. Так что уж тут говорить о шести каких-то наркошах. Это для него фигня.

Чон и Бен наблюдали, как Док, прослушав новости, сложил два и два и повернулся к ним.

— Надо избавиться от вашей машины, — сказал ему Док. — Бери мой «додж».

— Спасибо, — поблагодарил его Чон.

— Nada.

Вдвоем Бен и Чон отогнали автомобиль к ущелью. Док ехал за ними на своем пикапе. Вытащив канистру бензина, он облил машину. Затем поджег целый коробок спичек и бросил его в пассажирское окно.

Жаль, что времени на барбекю и хот-доги у них не было.

Вместо этого Док отдал Чону несколько ампул с морфием и шприцов и пожелал ему.

Бежать как можно быстрее.

235.

На обратном пути Чон… Ну, чего еще от него ожидать — Чон был в отрубе.

(Не без помощи морфия.).

Для Мексики шесть трупов в день — это мало, а то, что их тела лежат по эту сторону границы, Чона совсем не волновало.

Границы существуют лишь в воображении людей, и Чон давно навострился игнорировать границы между государствами типа Афганистана и Пакистана. Для него обе эти страны — очередные Тра-та-та-станы, и, раз уж талибам на границу плевать, то и ему подавно. Или, к примеру, граница между Сирией и Ираком, которая некоторое время была в подвешенном состоянии (хорошее слово — подвешенный), пока кое-кого из сирийцев не отправили куда подальше.

Бен тоже знал, что границы — плод человеческого разума.

Но существует два типа границ — границы интеллектуальные и границы моральные. Если пересекаешь первые, можно вернуться, а вот если вторые — никогда. Билет действует лишь в один конец.

Спросите хотя бы Алекса.

— Не стоит, — сказал Чон.

— Что не стоит? — не понял Бен.

— Не трать свои силы на то, чтобы жалеть этих уродов, — объяснил Чон. — Алекса или кого еще.

Просто вспомни, что именно они.

Обезглавливали людей.

Пытали детей.

И похитили О.

— Думаешь, так им и надо?

— Ага.

Лучше не усложнять.

— Коллективное наказание, так сказать.

— Бен, не надо на все клеить ярлыки, — заметил Чон.

Мир — это не моральный супермаркет.

С распродажей в третьем отделе.

236.

Чон хорошо знал историю.

Когда-то римляне посылали свои легионы громить варваров в самые отдаленные уголки империи. Так продолжалось на протяжении нескольких сотен лет. А потом они вдруг перестали так делать. Почему? Потому что слишком часто отвлекались на пьянки, оргии и пиршества. Они так долго препирались, выясняя, кто из них круче, что и сами забыли, кто они такие, забыли свои корни, забыли, что должны защищать свою землю.

И тогда к ним пришли варвары.

И всему пришел конец.

— Давай заплатим им, — сказал Чон Бену, — заберем О и свалим наконец отсюда.

Все кончено.

237.

Елена оглохла. Она не слышала ничего, кроме громкого, не затихающего ни на миг стука своего сердца. Сначала она не поняла, что произошло, и, только выглянув из машины и увидев одного из своих людей, пытающегося схватить собственную оторванную руку, она сообразила, что произошел взрыв. Затем машина резко рванула вперед, продираясь сквозь улицы Рио-Колонии в Тихуане, не обращая внимания на светофоры и правила, и наконец они въехали в ворота, которые за ними сразу же закрылись. Один из ее sicarios открыл Елене дверь, помог ей выбраться и дойти до дома. Прошло несколько минут — довольно много, надо сказать — прежде чем она поняла, что кто-то пытался ее убить.

— Дети! — с ужасом крикнула она, как только зашла в дом.

— С ними все в порядке, — успокоил ее Белтран, новый начальник охраны. — Мы уже проверили, они под присмотром.

Слава богу, слава богу, слава богу, мысленно возликовала Елена.

— А Магда? — спросила она.

— Мы за ней следим, все хорошо.

Ее дочь сидела за ноутбуком в «Старбаксе» возле кампуса и, по всей видимости, писала курсовую. Ладо приставил к ней двух человек, которые сидели через дорогу от Магды и внимательно за ней следили.

— Я хочу с ней поговорить.

— Она даже не знает, что произо…

— Наберите ее номер.

— Привет, мам, — раздался вскоре в трубке немного недовольный голос Магды.

— Привет, солнышко. Я просто так звоню. Хотела услышать твой голос.

Магда помолчала, давая матери понять, что та ради каких-то сентиментальных глупостей отрывает дочь от важных дел.

— Ну, вот он, мой голос, — наконец сказала она.

— У тебя все хорошо?

— Я занята.

Значит, хорошо.

— Ладно, тогда не буду тебя больше отвлекать, — с облегчением в голосе произнесла Елена.

— Я тебе позвоню на выходных, — пообещала Магда.

— Буду ждать. — Елена решилась наконец сделать вдох. — Я спущусь через две минуты, — сообщила она своим людям.

Глупо, конечно, но ей захотелось принять ванну. Она позвонила Кармелите, чтобы та включила воду, но ее охрана запретила кому бы то ни было подниматься на второй этаж, так что порядком взбешенной Елене пришлось набирать себе ванну самой.

Горячая вода приятно грела, и Елена поняла, как была напряжена, только когда ее мышцы наконец расслабились. Потянувшись открыть кран с горячей водой, она вдруг поняла, что вновь нормально слышит, как шумит вода. Елена решила понежиться в ванной еще десять минут, прежде чем вылезать, одеваться и опять брать бразды правления в свои руки.

Королева Елена.

Вот, значит, во что превратилась моя жизнь.

Натянув джинсы и скромный черный свитер, она спустилась на первый этаж.

Люди ждали ее в столовой.

— Мы считаем, за этим стоит Эль Азул, — заявил Салазар, полковник полиции штата, скучный, лишенный воображения, зато верный — во всяком случае, пока ему платят.

— Разумеется, это был он, — хмыкнула Елена. — Вопрос в том, как ему удалось подобраться ко мне так близко?

— Сработали СВУ, — сообщил Белтран, вновь занявший место Ладо, которого ей остро не хватало. В период после первого «срока» Белтрана и до первого «срока» Ладо эту должность занимал Эль Азул.

— В смысле?

— Самодельные взрывные устройства, — расшифровал Белтран. — Кто-то узнал ваш маршрут и установил там бомбу, которую потом взорвал с пульта управления.

Елена покачала головой.

— Сколько людей погибло?

— Пятеро. Трое наших, двое гражданских.

— Разыщите их семьи, оплатите им все расходы на похороны, — велела Елена.

— Я считаю, что вам необходимо на какое-то время скрыться в finca, где мы смогли бы за вами присматривать.

— Вообще-то предполагалось, что вы должны присматривать за мной и здесь, — заметила Елена и вперила в Белтрана глаза, пока тот не отвел взгляд. — Ладно, хорошо. Поеду в finca, — вздохнув, добавила она.

Тут распахнулась дверь, и в дом ввалился Эрнан.

— Мама, я только что узнал. Слава богу, все обошлось! — выпалил он и, поцеловав мать в щеку, повернулся к Белтрану: — Какого хрена ты делаешь на этой работе?! Клянусь, если бы моя мама хоть как-то пострадала…

Полностью озвучивать угрозу Эрнан не стал. Вместо этого он продолжил говорить уже нормальным тоном:

— Мы не можем оставить это без ответа. Нельзя, чтобы они думали, будто им это сойдет с рук. Найдите того, кто это сделал и…

— Мы и так знаем, кто это сделал, — прервал его Белтран.

Елена удивленно на него взглянула.

— Азул нанимает себе в Штатах солдат, — объяснил Белтран. — Самых настоящих — мексиканцев, только-только ушедших в отставку из американской армии. Они знают, как делать СВУ. В Ираке научились.

— Поймайте их, — велел Эрнан.

— Скорее всего они уже пересекли границу.

— Пусть ими займется Ладо, — решила Елена.

238.

Больше всего О с Эстебаном любили как следует накуриться, заказать пиццу и сесть смотреть шоу «Кто похудеет больше всех».

Потреблять бешеное количество жирнючих углеводов, одновременно наблюдая за людьми, которые пытаются похудеть, — занятие как раз для чудиков вроде О. Ну и не стоит забывать о том, что О не дура была поесть.

Эстебану же просто нравилось курить траву, пялиться в телек и проводить время с О.

Ну и пиццу есть тоже. На сегодня они заказали экстрабольшую пепперони с зеленым перцем и сыром. Сам Эстебан терпеть не мог зеленый перец, но смирился с ним ради О.

О была в восторге от того, что она в восторге от шоу, в котором никакого действия ты толком и не видишь. Это, конечно, телевидение, но тебе не показывают, как внутри толстенных участников сгорает жир. Зато показывают, как они потеют, пыхтят и рыдают. Но О не только радостно обжиралась, глядя, как голодают участники, она еще умудрилась проникнуться к некоторым из них искренней симпатией.

Потому что они хоть что-то делали.

Пытались изменить свою жизнь к лучшему.

И это чудесно.

А я вот ничего не делаю, признала как-то ночью О.

— Взглянем правде в лицо, — заявила она Эстебану. — Я — бесполезная бессмысленная мандавошка.

Эстебан знал, что значит слово «бесполезная» — fregado по-испански, но никогда не слышал слова «мандавошка».

— Когда я отсюда выберусь, — продолжала О. — Если я отсюда выберусь…

— Конечно, выберешься.

— То обязательно изменю что-нибудь в своей жизни.

— Что, например?

В этом-то вся загвоздка, Эсте.

Понятия не имею.

239.

Ладо залез в кровать, намереваясь позабавиться немножко со своей женой.

Хороший твердый член — вот что ей нужно.

Он уткнулся членом в ее теплый зад и принялся водить им туда-сюда, дожидаясь, когда же она раздвинет ноги.

— Трахай свою шлюху, — заявила ему Делорес, вскакивая с кровати. — Я с тобой секса не хочу.

Ладо был не в настроении выслушивать всякий бред. У него и так проблем хватало — война, а тут еще и покушение на Елену и усилившаяся в связи с этим охрана ее мерзкой дочурки, которая почему-то считает, что ей никакая охрана не нужна. А теперь вот Делорес вздумалось выпендриваться.

— А ну тащи свою жопу сюда, — велел он жене.

— Нет уж, спасибо.

— Я сказал: тащи сюда свою жопу, — повторил Ладо.

— Попробуй заставь, — ответила она.

Не стоило этого говорить.

Через секунду Ладо уже вскочил с кровати. Делорес и забыла, какой он быстрый и сильный — затрещина отбросила ее к самой стене. Когда Ладо схватил ее, в ушах у нее зазвенело. Швырнув жену на кровать, Ладо пристроился сверху, схватил обе ее руки в свою огромную ручищу и пригвоздил к кровати, коленом раздвигая ее ноги.

— Что, сука, так тебе хочется, а?

— Мне этого вообще не хочется.

Может, и так, но ее мнение никого не волновало.

Ладо же оттянулся на полную.

Уже после, когда Делорес вышла из ванной, она решилась заговорить.

— Я подаю на развод, — сказала она.

— Чего-чего? — заржал Ладо.

— Развод.

— Хочешь развода, а получишь по морде, — заявил ей муж. — Если прямо сейчас не заткнешь свой поганый рот.

Делорес отошла к двери:

— Я уже поговорила с адвокатом. Он сказал, я получу половину дома, деньги и опеку над детьми.

Ладо кивнул.

Он, конечно, мог избить ее до полусмерти прямо здесь и сейчас, но у него возникла мысль получше. Он широко улыбнулся:

— Делорес, если не выбросишь эти глупости из головы, я увезу детей в Мексику, и ты их больше никогда не увидишь. Ты ведь знаешь, что я не вру — я и впрямь на это готов. Так что будь умницей, прекрати дурить и прыгай-ка обратно в кроватку.

На пару секунд Делорес застыла в дверях.

Она хорошо знала своего мужа.

Что он за человек.

На что он способен.

Делорес вернулась в постель.

240.

Елена собрала небольшой чемодан.

Небольшой — потому что все необходимое в каждом из ее многочисленных домов уже было. Каждый дом скучает, забитый вещами под завязку, и ждет не дождется, когда же приедет хозяйка, чтобы заполнить его пустоту.

В дверь постучали, нетерпеливо и громко, и Елена сразу поняла, что пришел Эрнан.

— Ну, ты уже готова ехать? — спросил он, войдя в комнату.

— Да, готова.

Вдвоем они спустились во двор и забрались в бронированную машину. Белтран носился вокруг и кудахтал, словно наседка. Наконец, увидев, что они уже в машине, Белтран уселся в мощный и прочный «субурбан», которому предстояло возглавить их шествие.

Через несколько кварталов Елена велела водителю повернуть налево.

— Мам, finca в другой стороне.

— Мы туда не поедем, — отрезала Елена.

Эрнан, кажется, растерялся.

Еще бы, бедный мой дурачок.

— План как раз и состоит в том, чтобы отправить нас в finca, где Белтран позволил бы киллерам нас прикончить. И он же установил бомбу — даже если бы я не погибла во время взрыва, то побежала бы отсиживаться на ранчо, прямо в его объятия, — сказала Елена и горько рассмеялась.

— Но как ты все узнала? — поразился Эрнан.

Почему ты ничего не знал, вот в чем вопрос, подумала Елена. И проблема. Нельзя оставлять его одного в Мексике, он там и пяти минут не протянет. Придется взять сына с собой и его женушку заодно прихватить.

Прежде чем Елена успела ответить на вопрос сына, «субурбан» Белтрана резко развернулся, пытаясь не потерять их машину из виду. Из переулка тут же выехали два автомобиля и успешно перегородили Белтрану путь. Обернувшись, Елена смотрела, как из автомобилей выпрыгивают мужчины с автоматами Калашникова в руках и открывают по «субурбану» огонь.

С пассажирского сиденья «субурбана» выскочил Белтран и открыл было ответный огонь, но поток встречных пуль быстро заставил его осесть на асфальт.

— Можете ехать, — сказала Елена водителю.

Машина тронулась.

— Почему ты мне ничего не сказала? — спросил Эрнан.

— А ты смог бы сделать вид, что ничего не знаешь? Улыбаться ему как ни в чем не бывало, пожимать руку?

— Нет.

— Вот именно, — вздохнула Елена и похлопала сына по руке. — Я устала от войны. Устала от убийств, от постоянных переживаний. Давно уже устала. Так что я кое-что придумала. Мы уедем в Америку. Ладо уже подготовил нам почву. Да и сестры твои уже туда переехали.

Что, Азула хочет заполучить себе штат Баха?

Да ради бога, решила Елена.

Удачного правления.

— В Америку? — переспросил ее Эрнан. — А как же полиция? И управление по борьбе с наркотиками?

Елена улыбнулась.

Ох, глупый ты мой малыш.

241.

Дорогая мамОчка,

Лондон просто очуметь. Тут все крутятся как бешеные маятники. Ты знала, что Биг-Бен часы, а не башня? Я нет. А Тауэрская башня очень клевая, там куче народу головы поотрубали. Вот ведь гадость, а? Хорошо хоть сейчас бошки почем зря не рубят, ну, за исключением всяких арабских стран вроде Аравии. Короче, тут здорово. Ладно, мне пора — сейчас поеду на Трафальгарскую площадь, а потом в Вест-Энд, смотреть спектакль. Может, даже на Шекспира схожу. Кто бы мог подумать, а?

Скучаю.

143,

О (сокращенно).

Когда О с Эстебаном не смотрели телек, они сидели в интернете — лазали по «Википедии» и «Гуглу», читая статьи про города, которые О якобы посещала во время своей поездки по Европе.

— Паку у меня просто больная до подробностей, — объяснила О Эстебану, — так что чем достовернее детали, тем лучше.

Странно только, что Паку ей ни разу не ответила.

Наверное, слишком занята там с Иисусом, решила О.

242.

Этим утром Барабан выглядел особенно ослепительно: его наряд составлял облегающий велосипедный костюм от Феррари и кепочка Чинзано.

Барабан — исключительный человек. Когда Бен заявился перед ним с двадцатью миллионами наликом и в ценных бумагах, он даже глазом не моргнул. Бен попросил его быстренько отмыть эти деньги и вернуть их все в виде банкнот, просто-таки излучающих чистоту и невинность.

Непростая задачка. Бену не помешало бы придумать, откуда он получил все эти деньги — не рассказывать же, что он их отнял у людей, которым и собирается их отдать. Барабану он объяснять ничего не стал — тому это было неинтересно.

Барабан уселся за свой ноутбук, и…

И продал дом Бена компании, принадлежащий Бену же, только чтобы затем перепродать его несуществующему гражданину республики Вануату, а затем…

Реализовал кучу акций Бена, чтобы вложить их в холдинговую компанию Бена, а затем…

Создал в Аргентине маленькое ранчо, купил на него скот, продал с него скот, и…

— Все, денежки чисты, как попка младенца, — сказал Барабан Бену и уселся на свой велосипед.

Бен же отправился к Джейми.

243.

— Откуда у тебя деньги? — удивился Джейми, разглядывая портфель, полный купюр.

— Какая тебе разница? — спросил Бен. Если не дать Джейми отпор, это может вызвать подозрения.

— У нас тут кое-какие деньги пропали.

— Ужасно сочувствую.

Бен объяснил, что ему пришлось вывести из бизнеса те жалкие гроши, что они платили ему за марихуану, и продать практически все, что у него было, большое вам за это спасибо.

— Нам нужны подтверждающие документы, — заявил Джейми.

Бен протянул ему пароли, открывающие ворота в его королевство.

— Чувствуйте себя как дома, — сказал он. — Мне скрывать нечего.

Только проверяй побыстрее.

Джейми медлить не стал.

Все сходилось.

— А чего ты раньше это не сделал? — полюбопытствовал он.

— А ты пробовал в нынешней ситуации дом продать? Я и так, считай, быстро управился. В общем, звони давай, Джейми.

Джейми набрал номер.

Елена лично дала свое согласие.

Она рада, правда, очень рада, что девушку можно отпустить.

244.

Эстебан вошел в комнату О, чуть не плача.

— Они собираются тебя отпустить, — сообщил он.

Чего-чего?!

— Твои дружки заплатили выкуп, — добавил Эстебан. — Они скоро тебя заберут.

О принялась плакать.

У Эстебана тоже в горле встал комок.

Набравшись храбрости, он все же решился попросить О зафрендить его в «Фейсбуке».

245.

Им прислали инструкцию: «Будьте готовы к двум часам. Место встречи сообщим следующим сообщением».

— И ты доверяешь этим ублюдкам? — спросил Чон.

Прыгай, сынок, я тебя поймаю.

— Нет. Но разве у нас есть выбор?

Нет.

246.

Дорогая породившая меня женщина,

Подо мной уже земля горит.

Европа очень крутая и все такое, но «дом есть дом», да? К тому же деньги у меня кончились, но об этом ты, наверное, уже догадалась.

Но, момзоид, когда я говорю «домой», я имею в виду не совсем тот дом, о котором ты подумала. Ну, на чуть-чуть и тот, но потом я все равно съеду. Давно пора, правда? Дело в том, что мне, кажется, уже пора заняться своей жизнью (без всяких инструкторов).

Я пока не очень знаю, что именно это значит, но что-то точно значит. Может, я даже уеду за границу (опять) и займусь благотворительностью. Буду всем помогать и все такое. Помнишь моего друга Бена? Я, наверное, поеду с ним и Чоном, еще одним нашим другом, в Индонезию, где мы займемся всякими полезными делами. Будем рыть колодцы и все в таком духе. Можешь себе такое представить? Твоя бессмысленная дочурка с лопатой в руках!

Люблю тебя.

О.

247.

Оружейник Барни — заядлый любитель радио, в особенности ток-шоу консервативного толка.

В общем, услышав в новостях о побоище близ шоссе, он только порадовался, что на свете стало на шесть мексиканцев меньше. А еще он узнал, что на месте преступления и вокруг трупов нашли гильзы калибра .50BMG, причем первые несколько выстрелов были сделаны с расстояния — кто бы сомневался, нормальные люди «Барретту 90» для ближнего боя не используют. В общем, во всем этом Барни усмотрел возможность немножко подзаработать.

Видите ли, Барни живет на границе.

Ну да, все мы в каком-то смысле живем на границе, но Барни делает это в буквальном смысле слова. А что это значит, в наши-то дни? То, что он настолько же гражданин Мексики, насколько гражданин Америки.

Ему самому это не нравится, его это даже бесит, но что поделать — факт остается фактом.

И неважно, что тут вякают пограничники, активисты и прочие гондоны из Вашингтона — этой страной на самом деле руководит картель Баха.

Такая вот особенность работы.

Которая Барни совершенно не напрягает. Еще бы, если картель — самый лучший его клиент.

Распространяться Барни об этом не любил, потому что на втором месте в списке его покупателей значились консерваторы, которые, как и сам Барни, мексиканцев ненавидели. Но Барни надо было оплачивать медстраховку и подмазывать Бюро по контролю за соблюдением законов об алкогольных напитках, табачных изделиях, огнестрельном оружии и взрывчатых веществах — иначе ему светило провести лучшие годы своей жизни среди любвеобильных нигеров федеральной тюрьмы. А теперь он стоял перед выбором.

Кому же ему позвонить?

Кому можно доверять?

Кто даст ему больше денег?

Он приглушил радио, чтобы спокойно поговорить по телефону.

Ладо был очень рад его звонку и заверил Барни, что, разумеется, он будет рад заключить сделку на взаимовыгодных условиях.

(Гринго, pendejo, белорожий.).

Когда же Ладо услышал, какой именно козырь припасен у Барни, он сразу перестал радоваться.

248.

Ладо перестал радоваться, а вот Елена впала в ярость.

Она была в бешенстве.

Потому что чувствовала себя последней идиоткой.

Позволила двум американцам облапошить себя. Неужели симпатия к этой их девице (можно даже сказать, очарованность ею) совсем затмила ей глаза?

Заселиться в ее новый американский дом оказалось легче легкого. Ну, не совсем дом, скорее крепость в далекой пустыне, где еще больше колючей проволоки, сигнализаций, датчиков, сенсоров и вооруженных амбалов, еще более бдительных после покушения, патрулирующих территорию на машинах и вездеходах. Елена завела новый гардероб, купила новое постельное белье, полотенца, туалетные принадлежности, кухонную утварь, которую никто никогда не будет использовать. Все стерильное, совсем как ее жизнь. Жена Ладо, идеальная домохозяйка, ее придворная дама, сама приехала и проверила, все ли в порядке. Даже окружающая дом пустыня казалась Елене чересчур чистой — отскобленной ветром, выбеленной солнцем. Местность прекрасно отражала ее опустевшую душу.

Иссушенную душу.

Теперь ее доля — быть беженкой.

Миллиардершей-mujado, грязной мексикашкой с кучей бабла.

В ожидании этого самого дня, когда картелю придется покинуть Мексико и возродиться в новой и дикой стране, Ладо готовил для нее почву (истощенную). Он все предусмотрел — набрал людей, подготовил рынок, разместил тайники и конспиративные квартиры. Управление по борьбе с наркотиками получило грандиозные взятки, и ее появление прошло должным образом незамеченным.

Она так надеялась оставить все эти кровавые разборки позади. И вот теперь такие новости.

Война сама пришла к ней.

Ее предали.

И поставили перед необходимостью совершить очередное зверство.

Елена позвонила Ладо.

— Привези мне Магду.

— Она не захочет.

— Я тебя разве спрашивала, чего она хочет? — взорвалась Елена.

На той стороне трубки — молчание. Елена привыкла к такой реакции, особенно у мужчин, — инертность в таких случаях — их маленький бунт. Видно, помогает им сохранить остатки мужского достоинства.

— А что с другой девкой делать? — сурово спросил Ладо.

— Особого выбора у нас нет. Придется довести дело до конца.

— Согласен.

Я разве спрашивала твоего согласия, подумала Елена, но все же промолчала. С него и без моей стервозности хватит. Довольно и того, что за дело я собираюсь ему поручить. Елена прекрасно понимала природу своих сомнений — ей попросту не хотелось убивать эту девчонку.

Присев перед компьютером, женщина включила монитор.

Девушка лежала в своей комнате — всего в паре миль от ее ранчо — и полировала ногти.

Собирается домой, поняла Елена.

А мне не хочется ее убивать. Потому что она напоминает мне о моей собственной буйной дочери, да и обо мне самой — в тот краткий миг, когда я была свободна, так давно, что теперь кажется, будто бы этого вовсе не было.

Ну, раз не хочешь ее убивать — не убивай.

Решать тебе. Ты не должна ни перед кем отчитываться.

Елена поняла, откуда у нее такие мысли — она тоже бунтовала. Бунтовала против своей жизни, бунтовала против той, кем стала.

Глупые жалкие надежды.

Если ты не убьешь эту девчонку, сказала она себе, если ты не выполнишь свою угрозу, подставишь под удар своих собственных детей. Потому что дикари увидят, что ты слаба, и придут за тобой и твоими детьми.

Ладо терпеливо ждал ее ответа.

— Делай все, как я сказала. И пусть все произойдет у них на глазах.

Я — Красная Королева.

Голову долой.

— А вы будете присутствовать? — поинтересовался Ладо.

— Нет, — ответила Елена.

Но я буду смотреть на вас по монитору, даже против собственного желания. Раз уж я отдала приказ, то должна найти в себе силы и увидеть, как его выполнят.

— Я хочу, чтобы ты все сделал до приезда Магды, — добавила она.

— Эта поездка у меня кучу времени отнимет, — заметил Ладо.

— Пожалуйста, поторопись, — попросила она. — И свяжись с этими гнидами. Расскажи им обо всем. Пусть знают.

Пусть мучаются.

249.

Бен и Чон сидели в ожидании у компьютера.

В два часа им пришли дальнейшие инструкции.

Можете посмотреть на ее смерть в шесть часов. Мы знаем, что вы сделали. Вы — следующие.

250.

У них осталось четыре часа.

И что делать?

Они знали, что О держат в одном из трех домов в пустыне, но и что с того? Выбрать один наудачу и надеяться, что им повезет? А даже если и повезет…

— Нам их не убить, — сказал Чон. — А они ее убьют сразу, стоит нам только сделать один выстрел.

— И что же нам делать? Сидеть и смотреть, как она умирает?

— Нет, — ответил Чон.

Сидеть и смотреть мы не будем.

251.

Информатор CI 1459 за все эти годы сообщил Деннису множество полезной информации.

Помог ему упрятать за решетку двух братьев Лотер — вставил пару прутиков в метлу, которой Деннис пытался вымести поток наркотиков, текущий в страну из картеля Баха.

В ответ Деннис обеспечил ему:

Грин-карту.

Убежище.

Новый паспорт.

И вот теперь Ладо позвонил ему и сообщил то, что Деннис и так знал — Елена Санчес Лотер переезжает в свой новый дом в пустыне.

Он сообщил Деннису точные координаты дома.

Неужели тупоголовая сука думала, что он и впрямь готовит тут все для нее? Ишачит без перерыва, убивает кого скажут, и все это для нее, а не для себя самого? Да, ваше величество. Si, королева Елена?

Управление арестует Елену, и никто не станет винить в этом Ладо. И уж точно никто не захочет, чтобы ее место занял сынок-слабак, так что никаких кандидатур кроме Ладо не останется. А уж он предложит Эль Азулу мир — если тот согласится поделить американский рынок пополам.

А он согласится.

Победа.

252.

Деннис залез в машину.

— У них девушка, — сообщил ему Бен.

— Кто?

— Она была с нами, когда мы встречались в последний раз, — объяснил Чон. — И они собираются ее убить.

— У Елены Санчес Лотер есть дочь Магдалена. Она учится в Ирвайне.

— Господи, Бен! — ужаснулся Деннис.

— Где ее можно найти?

— Ты совсем с катушек слетел? — спросил Деннис.

— Да, — кивнул Бен. — Скажи, где она.

Деннис опустил глаза и уставился на свой живот. Когда он вновь взглянул на Бена, глаза его были полны слез.

— Бен, я с ними по уши повязан. Это же деньги, огромные деньги.

— Твою мать, Деннис!

— Не буду спорить, — согласился Деннис.

— Так где дочь?

— Бен, они мне всю семью перебьют!

— Я тебе заплачу, — пообещал Бен. — И хоть сегодня беги со своей семьей куда подальше. Но сначала скажи мне, где Магдалена.

Деннис задумался на секунду, а затем выбрался из машины.

Из Оушнсайда в сторону севера как раз подъезжал поезд. Тот самый, из окон которого можно увидеть дельфинов и китов.

Деннис направился к путям.

Бен выпрыгнул из машины.

Слишком поздно.

Деннис шагнул на рельсы.

253.

— Она ведь где-то живет, — заметил Чон.

Это точно.

Они вновь прошерстили список домов, который им предоставил Стив.

И нашли квартиру в Ирвайне.

Вбили ее в навигатор.

Квартира находилась в трех кварталах от кампуса.

254.

Трюизм.

Клише.

Человек превращается в того, кого ненавидел.

— Ты ведь знаешь, что нам придется сделать, — сказал Бен.

Чон знал.

255.

Человек Ладо вылез из машины на парковке рядом с квартирой Магды.

Пиф-паф.

Выпустив ему в затылок две бесшумные пули, Чон засунул мужчину обратно в автомобиль.

Война пришла и в Ирвайн.

256.

Магда налила себе зеленого чая.

Ей хотелось взбодриться, но с кофе она завязала, да и вообще, чай полезней. Антиоксиданты и все такое прочее.

В дверь кто-то позвонил.

Магда понятия не имела, кто бы это мог быть, и совсем не обрадовалась непрошеным гостям. Ей больше всего на свете хотелось лечь, задрать ноги повыше, взять чашку чая и прочесть наконец сто страниц Инсолла, которого ей задали по истории архитектуры и религии.

Наверняка это Лесли приперлась, подумала Магда. Ленивая потаскуха небось опять хочет стащить мои конспекты. Если бы эта puta была в состоянии проснуться утром, чтобы пойти на занятия…

— Лесли, ну сколько можно! — заговорила Магда, открывая дверь.

Парень, стоящий за дверью, одной рукой заткнул ей рот, второй обхватив шею. Он толкнул ее на диван. Дверь со стуком захлопнулась и в квартиру вошел второй мужчина. В руке у него был пистолет, который он тут же направил Магде в голову.

Она затрясла головой — ради бога, берите все что угодно, делайте что хотите, только не убивайте. Слава богу, парень убрал пушку обратно. Но через секунду он достал из кармана шприц и, схватив ее за руку, закатал рукав черной шелковой блузки и всадил иглу в вену.

Магда потеряла сознание.

257.

Ладо оставил машину у дома и выбрался наружу.

Дверь ему открыл Эстебан. Похоже, этот mierdita недавно плакал.

Ладо прошел мимо сопляка прямо в комнату, где они держали блондинистую puta. Увидев его лицо, та сразу все поняла. Поняла и попыталась сбежать, но Ладо быстро заковал ее в наручники, схватил за руку и вывел в другую комнату. Толкнув девицу так, что она своей маленькой задницей плюхнулась на стул, он снял ремень и, заведя ей руки за спину, стянул их покрепче.

Девка изо всех сил лягалась и орала как оглашенная.

— Ты, pendejo, помоги мне! — крикнул Ладо. — Подержи ее за ляжки.

Эстебан, не прекращая плакать, выполнил его приказ. Схватив О за ноги, он удерживал девушку, пока Ладо доставал клейкую ленту и заклеивал ей рот. Затем он нагнулся и примотал лентой лодыжки О к ножкам стула.

— Не волнуйся, chucha, — сказал он. — Я тебе еще ножки раздвину, ты уж не сомневайся.

Ладо выпрямился, и в этот момент Эстебан навел на него пистолет.

258.

Очнувшись, Магда обнаружила, что руки и ноги ей обмотали липкой лентой.

Судя по всему, они привезли ее в дешевый мотель. Прямо перед ней виднелся журнальный столик со стоящим наверху ноутбуком. Огонек камеры на компьютере подрагивал красным цветом. Наверное, собираются изнасиловать меня в прямом эфире, подумала Магда. Что ж, если так — пусть приступают. Только бы не убили.

Но мужчины даже не думали раздеваться или хотя бы расстегивать штаны.

Один из них принялся печатать что-то на ноутбуке, а второй…

Второй вновь вытащил пистолет и загнал в него патрон.

259.

— И что ты с ним собираешься делать? — осведомился Ладо.

Эстебан, этот маленький кусок дерьма, трясся от страха. При взгляде на него Ладо тут же вспомнил старую машину, которая была у его отца. Стоило в ней завести мотор, как она тут же начинала дрожать и трястись, совсем как руки Эстебана.

— Отпусти ее, — потребовал Эстебан.

И Ладо тут же понял, что ему ничего не грозит — малыш так и не усвоил урок, который преподал ему Ладо — раз уж ты вытащил пистолет, так спускай курок. Не угрожай, не разговоры разговаривай, а стреляй.

260.

— Ну зайди ты в Сеть, — шептал Бен.

Зайди в Сеть, Ладо, мать твою за ногу.

261.

Он промахнулся.

Совсем чуть-чуть, но жизнь, как и баскетбол, — игра, в которой каждая мелочь важна.

После выстрела Ладо подошел к мальчику, вырвал пушку у него из рук, схватил его за голову и повернул.

Шея Эстебана затрещала, как разгоревшийся хворост.

Включив камеру, Ладо направил ее на девчонку. Затем включил компьютер и вбил в браузере адрес.

И поднял с пола бензопилу.

262.

Скайп.

Глазам Бена и Чона предстал Повтор.

О, вновь привязанная к стулу.

Ладо, вновь стоящий над ней с пилой в руках.

Глаза О широко распахнуты от страха.

Реплики, впрочем, отличались от старых.

— Может, мне ее оттрахать? Ну, прежде чем убить? — задумчиво заговорил Ладо. — А, шлюшка, как тебе эта идея? — повернулся он к О. — Палку на дорожку, так сказать?

263.

Елена усилием воли заставила себя включить компьютер.

Войдя в скайп, она увидела…

Магду.

И пистолет, приставленный к ее голове.

Проклятье.

265.

Любовь делает человека сильным.

Любовь делает человека слабым.

— Чего вы хотите? — спросила Елена.

266.

Комбинированная съемка. Мотель / убежище Елены / дом в пустыне.

Бен. Вы и так знаете, чего мы хотим.

Елена. Пожалуйста, не надо. Умоляю вас.

Бен. Мы хотим, чтобы вы вернули нашу подругу целой и невредимой.

Елена. Сделай, как они велят, Ладо.

Ладо. Разумеется. (Обращаясь к Бену.) Не надо так нервничать.

Бен. Мы убьем ее. Не сомневайтесь.

Елена. Я вам верю. Но мы все уладим. Давайте договоримся, когда и где мы обменяем заложников. Только прошу вас, не принимайте поспешных решений.

267.

Время и место встречи назначил Ладо.

268.

А почему бы и нет, подумал Ладо.

Почему бы и нет.

Ладо у нас из тех, кто хочет и на елку залезть, и попу не оцарапать. Ну да, может, ему и не доведется отрезать голову маленькой шлюшке. Ну и что. Тоже мне потеря. Он и так ее убьет, просто чуть позже. Как и всех остальных.

А что касается этой самодовольной суки, дочки Елены…

На нее ему насрать.

269.

— Ты ведь знаешь, что произойдет, — полувопросительно сказал Чон.

Бен кивнул.

Они обменяются заложниками — Бен ненавидел это слово, как ненавидел сам факт того, что у него кто-то в заложниках. И Елена заявится на этот обмен вместе со своей армией.

И их шансы выбраться оттуда живыми равны…

Интересно, как еще можно сказать, что шансов у них нет?

Их ноль.

Ни одного.

Их нет.

Нет надежды.

Нет веры.

Нет будущего.

Нет прошлого.

Ничего.

270.

Письмо пришло уже после того, как О увели из ее комнаты, так что она его не прочитала:

Дорогая доченька,

Прости, что раньше тебе не отвечала. Это не из-за того, что я тебя не люблю, моя любимая девочка, а из-за моей любви к Господу. Все это время я была в одном месте, где размышляла о своей грешной душе, и там нам запрещали поддерживать связь с внешним миром.

А мир, Офелия, полон зла. Плоть слаба.

И после нас останется лишь душа.

Офелия, здесь я встретила мужчину!

Знаю-знаю — ты уже не раз это от меня слышала — слишком много раз. Но теперь все серьезно. Джон тоже познал и возлюбил Господа, и мы, вернувшись из пристанища Господня, собираемся пожениться и открыть свое дело — продавать браслеты и ожерелья, прославляющие веру в нашего Спасителя. Думаю, нас ждет огромный успех — с моим-то чувством стиля и деловой хваткой Джона — он миллиардер, сколотил себе состояние на недвижимости. Я знаю, что Господь возрадуется, увидев, что его прихожане живут в достатке.

Я буду по тебе скучать, но Индиана все-таки совсем близко, да и вообще — не зря же Господь изобрел самолеты.

Твоя любящая, любящая мать по прозвищу Паку.

271.

На тонкой полоске земли между океаном и пустыней мы возвели свою недолговечную цивилизацию.

Вода стала нашей основной проблемой — с одной стороны ее было слишком много, с другой — слишком мало. Но нас это не остановило. Мы строили дома, шоссе, отели, торговые центры, жилые кварталы, парковки, школы и стадионы.

Превыше всего мы ценили свободу каждого гражданина и в подтверждение своих слов покупали и водили миллионы автомобилей, строили все больше дорог для своих автомобилей, чтобы у нас была возможность в любой момент отправиться куда угодно, а на самом деле — никуда. Мы поливали лужайки, мыли машины, поглощали литры воды, пытаясь спастись от обезвоживания в нашем иссушенном краю, строили аквапарки.

Отдавая дань своим фантазиям, мы возвели множество храмов — киностудии и парки аттракционов, хрустальные соборы и огромные церкви — и набивались в них целыми толпами.

Мы ходили на пляжи, катались на волнах и сливали в столь любимую нами воду свои отходы.

Мы никогда не стояли на месте — мы переделывали себя и свою культуру. Мы прятались за заборами охраняемых жилых поселков, мы ели полезную еду, бросали курить и делали бесконечные подтяжки, изо всех сил избегая солнца, мы терзали свою кожу пилингами, расправляли морщины и отсасывали из себя жир и нежеланных детей, мы игнорировали старость, отрицали смерть.

Мы превратились в богов. Богов здоровья и богатства.

Создали религию нарциссов.

В конечном счете мы стали поклоняться только самим себе.

В конечном счете этого оказалось недостаточно.

272.

Перекресток дорог в пустыне.

Почему бы и нет?

Тут и парковка рядом есть, чтобы оставить машины и совершить обмен.

И люди Елены успеют перебить всех до одного, прежде чем сюда доедут копы или пограничники.

Все это прекрасно понимали.

И Ладо тоже.

И его люди — в особенности.

И любой поклонник вестернов это понимает.

И Чон с Беном.

Но они все равно поехали.

Потому что должно свершиться то, что должно.

273.

Разумеется, они поехали на машине.

Загрузив в нее две винтовки, два пистолета и два AR-15.

Помирать, так с музыкой.

Магду они накачали наркотиками — только чтобы не дергалась и была послушной — и под ручку вывели из мотеля. Усадили на заднее сиденье машины, заклеили рот и связали руки.

И молча тронулись в путь. Им предстоит долгая дорога.

Что тут обсуждать? Да и музыку не включишь — трудно подобрать саундтрек к убийствам и похищениям.

Уж лучше молчать.

Все равно говорить не о чем.

274.

Впервые в своей жизни Елену охватил животный ужас.

То и дело подкатывала тошнота.

А время тянулось так медленно…

В дверь ее спальни постучали, и от неожиданности женщина подпрыгнула.

К ней пришла Делорес, жена Ладо.

Она едва сдерживала слезы, и Елену это неожиданно тронуло.

— Елена, — заговорила женщина, — я знаю, у вас и так полно проблем, но…

Голос ее задрожал, и она разрыдалась.

— Милая моя, что у вас стряслось? — ласково спросила Елена и, приобняв Делорес за плечи, провела ее в комнату и закрыла дверь.

Делорес рассказала Елене про своего мужа — про то, что он сделал, что он натворил.

275.

Для О поездка пролетела незаметно.

Большую часть времени она была в отключке — сказывалось действие эмбиена, препарата, которым пропитали клейкую ленту.

Проснулась она уже глубоко ночью, дрожа от холода.

— Уже скоро, — сообщил ей Ладо.

Скоро мне воздастся по заслугам, подумал он.

Его люди выехали на час раньше и уже заняли свои позиции у обочины.

276.

Делорес все рыдала и рыдала.

Елена разделяла ее горе, но быстро от нее утомилась.

Похлопав ее по ладони еще раз, она наконец усадила женщину.

— Вы правильно поступили, — сказала она ей. — Любая женщина на вашем месте сделала бы то же, только чтобы защитить своих детей.

Мужчины сами нас учат, как к ним относиться.

277.

Бен и Чон наконец нашли нужный перекресток.

Съехав на обочину, они дважды мигнули фарами.

Во тьме кто-то мигнул им в ответ. Через минуту показался черный джип, который остановился в десяти ярдах от них.

Чон нюхом чует ночные засады, и нос не подвел его и в этот раз. В прохладном ночном воздухе запах опасности примешивался к ароматам креозотовых кустов и цветущей лобелии.

— Они тут? — спросил Бен.

— Еще бы, — ответил Чон. — С обеих сторон засели.

Он не сомневался, что противник залег и в кустах за обочиной, и на другой стороне дороги.

— Как только схватишь О, ложись на землю и не дергайся, — велел Чон.

— Угу.

— Бен…

— А?

— Неплохо время провели, а?

— И не говори.

Засунув пистолет за пояс, Бен подхватил Магду и вытащил ее из машины.

Чон перегнулся назад и взял две штурмовых винтовки AR-15.

278.

Ладо засунул за пояс пушку и, обогнув машину, вытащил О с пассажирского сиденья.

Сучка все еще была не в себе.

Ноги у нее то и дело подгибались.

И неудивительно, подумал Ладо, учитывая, как я ее отметелил.

Он подошел к машине двух gueros.

279.

Елена открыла дверь своего «ленд-ровера».

Эрнан встал рядом с матерью.

Рядом с одним из ублюдков-похитителей она увидела Магду.

Слава богу, слава богу, слава богу.

Как только он отпустит Магду, ее люди откроют огонь.

— Отпусти ее! — заорал Ладо. — Пусть идет ко мне!

— И ты тоже! — заорал в ответ Бен.

Он подтолкнул Магду в сторону Ладо.

Тот проделал ту же процедуру с О.

Как только Магда отошла от Бена на несколько метров, Елена кивнула.

280.

Стало светло, как днем.

Вспыхивали красные вспышки двенадцати снайперских винтовок, направленных на Ладо.

— Dido! — крикнула ему Елена.

Стукач.

Ведь именно это поведала ей Делорес.

281.

Ладо принялся изображать из себя Злую Ведьму с Запада.

Таять прямо перед Дороти О.

Бен рванул вперед и, схватив О, рухнул с ней на землю. Вместе они наблюдали, как Ладо танцует джигу.

Он для своего веса очень подвижный, все так говорят. И вот теперь он, изящно приподнявшись, на цыпочках пятился к своей машине, как будто бы и впрямь думал, что ему еще удастся сесть за руль и уехать куда подальше. Но вот он споткнулся, упал лицом вперед прямо на капот и медленно осел, оставляя на блестящей черной поверхности кровавый след.

Из тьмы выскочил снайпер, схватил Ладо за волосы и откинул его голову назад, обнажая шею.

В лунном свете серебряной вспышкой сверкнул мачете.

282.

Наступила тишина, которую прерывали только глухие крики Магды с кляпом во рту. Она забилась в объятиях своей матери.

Которая сказала:

— Убейте их.

283.

И загрохотали выстрелы.

Бен еще сильнее прижал О к земле, но та умудрилась вывернуться и поползла по песку. Она схватила пистолет Ладо, валявшийся на земле, и открыла огонь, и тогда Бен тоже начал стрелять.

284.

Держа перед собой одну винтовку, Чон, закинув за спину второй нарез, подполз к Бену и О, ни на секунду не прекращая огонь.

Такое уже было.

Ночная засада в очередном Стане, но только теперь он знает, что сражается за Бена и О. Они — его родина, его страна.

285.

Вдруг стало тихо.

Чон осторожно приподнялся и увидел, что Елена сидит на земле, освещенная лунным светом, и прижимается к «ленд-роверу». А рядом с ней, словно два сторожевых пса, лежат двое мертвых sicarios, каждый с аккуратным отверстием во лбу.

— Магда! Магда! — кричала Елена.

Чон увидел девушку — та, спотыкаясь, пробиралась к густым зарослям у обочины, пытаясь улизнуть.

С ней мы потом разберемся, решил Чон и навел винтовку на Елену.

— Давай стреляй! — сказала она, глядя ему в глаза. — Ты и так уже убил моего сына.

О стояла плечом к плечу с Чоном.

По ее татуированной руке бурным потоком текла кровь, черная в серебристом сиянии луны. Кровавый поток брал свое начало во рту у русалки и разбегался ручейками, стекая к подводным водорослям.

Чон попытался было вскинуть ружье, но рана на плече не позволила ему этого сделать. От боли рука онемела, и он выронил винтовку.

— Я не могу, — сказал он.

Елена улыбнулась О.

— Видишь, m'ija? Видишь, чего стоят все эти мужики?

О подобрала с земли винтовку.

— Я тебе не доченька, — сказала она и спустила курок.

286.

Чон догнал Магду, в прострации бродившую по пустыне, и схватил ее за руку.

Он знал, на что ему придется пойти ради их свободы. Они все это понимали — если они оставят девчонку в живых, им придется сегодня же покинуть страну, чтобы уже никогда не вернуться домой.

Чон оглянулся на друзей.

О покачала головой.

Бен повторил ее жест.

Чон сорвал клейкую ленту со рта и запястий девушки и подтолкнул ее к «субурбану».

— Сваливай отсюда, — велел он ей. — Сваливай как можно скорее.

289.

О лежала, крепко обняв Бена.

Он прижался к ее теплому животу спиной.

— А тебе бы понравилось в Индонезии, — пробормотал он.

— Еще бы, — сказала О и погладила его по щеке.

Добрый, теплый Бен.

— Расскажи мне, — попросила она.

Словно во сне, Бен поведал ей о золотистых пляжах, окруженных изумрудными ожерельями джунглей. О воде такого невероятного зелено-синего цвета, какой мог создать только окончательно укуренный Бог. Рассказал ей о шустрых разноцветных птичках, в предвкушении рассвета выдающих такие рулады, какие и не снились самому Чарли Паркеру, о невысоких темнокожих мужчинах и их нежных подругах, с улыбками белоснежными и невинными, как сама зима, и с добрыми сердцами. О закатах у потрескивающего костра, теплого, но не обжигающего, о ночах, ласковых, как черный шелк, и освещаемых лишь сиянием звезд.

— Прямо рай, — сказала О и добавила: — Мне холодно.

Чон лег и прижался к ней поближе. Тепло его тела приятно согревало. Вытянув над ней ладонь, Чон взял Бена за руку.

Бен крепко сжал его пальцы.

Магда, пошатываясь, добрела до машины. Через несколько секунд автомобиль выехал с грязной обочины и помчался в сторону шоссе.

Чон подошел к Бену и О.

И тут Бен Упал.

287.

Чон опустился перед ним на колени. Он как можно осторожнее перевернул друга на спину, но Бен все равно закричал от боли.

Расстегнув его куртку, Чон сразу все понял.

Он достал из кармана морфий и шприц, нашел на руке Бена вену и воткнул иглу.

288.

— Он ведь все равно умрет, да? — спросила О.

— Да.

— Я не хочу быть без него.

— Да.

Чон разломил еще одну ампулу и вновь наполнил шприц. О протянула ему руку. Он нащупал вену и ввел ей морфий.

Затем проделал все то же с самим собой.

290.

О слушала звуки в своей голове.

Волны, мягко накатывающие на гальку.

Стук сердца, своего и ее мужчин.

Сильные удары делались с каждой секундой все тише и тише.

Теперь, в уютных объятиях ее любимых мужчин, ей стало тепло.

О.

Мы будем жить на пляже и жарить рыбу, которую сами поймаем. Будем собирать свежие фрукты и карабкаться на пальмы в поисках кокосов. Будем вместе спать на пальмовых листьях и заниматься любовью.

Как дикари.

Прекрасные, прекрасные дикари.

Благодарность.

Мне есть кого поблагодарить — моего агента Ричарда Пайна, которому я теперь должен ужин и даже больше; моего друга Шэйна Салерно, который велел мне бросить все и засесть за эту книгу; Дэвида Розенталя за то, что ему понравились черновики; моего редактора Сару Хокман, благодаря которой роман стал гораздо лучше; Мэттью Снайдера за то, что вскрыл язвы нашего общества; и в особенности Оливера Стоуна за то, что оценил мой замысел. И как всегда, я очень благодарен своей жене Джин за то, что у нее хватает терпения на меня и мои книги.

Примечания.

1.

Ж.-П. Сартр — французский философ-экзистенциалист. Именно ему принадлежит фраза «Ад — это другие».

2.

Сквирт — женская эякуляция, выбрасывание жидкости из влагалища во время или перед оргазмом.

3.

Аквамен — супергерой из одноименного комикса, который может дышать под водой, телепатически общаться и управлять всеми формами морской жизни, а также плавать на больших скоростях.

4.

Ан-Кираж — одно из подземелий в ролевой онлайн-игре World of Warcraft.

5.

«Уолмарт» — сеть однотипных супермаркетов с низкими ценами. Появляясь в маленьком городе, такой супермаркет, как правило, быстро уничтожает семейные предприятия и магазинчики.

6.

«Кулэйд» — марка растворимого порошка для приготовления фруктовых напитков.

7.

Имеется в виду миссия Сан-Хуан-Капистрано, с которой связывают «чудо ласточек Капистрано». Каждый год 19 марта, в день св. Иосифа в миссию прилетают ласточки, которые осенью улетают обратно в Аргентину.

8.

El Norte (исп. северянин, северный человек) — распространенное в Мексике и Центральной Америке название жителей и выходцев из США и Канады.

9.

Койот — человек, занимающийся переправкой нелегальных иммигрантов через границу.

10.

Белокурый (исп.).

11.

Охренительный, сумасшедший, отстойный (исп.).

12.

Carne — мясо; pollo — цыпленок (исп.).

13.

Бедняжка, малыш (исп.).

14.

Начальник (исп.).

15.

Motion in limine («на пороге» — лат.) — ходатайство одной стороны к суду, чтобы тот запретил бы другой стороне разглашать сведения, чье разглашение может принести урон стороне, подавшей это ходатайство.

16.

Пит Сигер, Вуди Гатри и его сын Арло Гатри, Джоан Баэз и Боб Дилан — американские певцы и композиторы, выступающие в жанрах фолк и фолк-рок.

17.

«Commentary», «Tikkun», «The Nation» и «Mother Jones» — журналы, освещающие события культурной и политической жизни страны, как правило, левого и либерального толка. «Tricycle magazine» — журнал, посвященный буддизму.

18.

Намек на Джорджа Вашингтона Карвера — известного американского ботаника, работавшего с соей, бататом и арахисом.

19.

Аллюзия на церковь мормонов, чье официальное название звучит так: «Church of Jesus Christ of Latter-day Saints» — Церковь Иисуса Христа Святых последних дней.

20.

«Война с наркотиками» — широкомасштабная программа администрации Р. Рейгана по борьбе с распространением наркотиков в США. Несмотря на размах, программа не принесла значительных результатов и к моменту ее завершения сбыт и употребление наркотиков только выросли.

21.

«Пез» — марка жевательных драже, которые продаются в дозаторах с наконечниками-головами. Нажимая на игрушечную голову какого-нибудь сказочного существа, вы получаете одну конфетку.

22.

Сан-Диего (Sun Diego) — «солнечный» Диего, Сан-Дог (Sun Dog) — «солнечный пес», Фан-Дог (Fun Dog) — «забавный пес».

23.

Отсылка к экономической теории «просачивающегося богатства» — популистской теории периода администрации Р. Рейгана. В ней утверждается, что доходы состоятельных слоев общества, как бы просачиваясь сверху вниз сквозь всю экономику страны, содействуют ее развитию и достаются в конечном счете всем американцам. Из этого делался вывод, что рядовые граждане должны быть заинтересованы в обогащении богатых.

24.

Анна Николь Смит (1967–2007) — американская супермодель, актриса, секс-символ 1990-х годов.

25.

«Песчаная ловушка» — препятствие на поле для игры в гольф, представляющее собой ров с песком.

26.

Герцог, Бингл и Бобстер — прозвища Джона Уэйна, Бинга Кросби и Боба Хоупа соответственно.

27.

Имеются в виду республиканские политики — Раш Лимбо, Сара Пэлин и Глен Бек.

28.

Намек на сленговое значение слова dick — член.

29.

Энн Хеч — американская актриса, обладательница Эмми.

30.

«Золотой треугольник» — опиумный регион на юго-востоке Азии, в который частично входят Мьянма, Лаос и Таиланд.

31.

Багси Сигел (настоящее имя — Бенджамин Сигельбаум) — известный в 1930-х и 1940-х годах американский гангстер, один из крупнейших представителей калифорнийской мафии.

32.

Строка из известной песни Imagine Джона Леннона.

33.

Марк Дэвид Чэпмен — убийца Джона Леннона.

34.

«Алфавитные агентства» — многочисленные федеральные ведомства, созданные в период «Нового курса» президента Ф. Д. Рузвельта. Стали широко известны по их сокращенным буквенным наименованиям.

35.

Родео-драйв — улица в Беверли-Хиллс, известная тем, что на ней расположены фешенебельные магазины известных торговых домов США и Европы.

36.

Наилучший способ использования (Highest and best use) — термин, означающий юридически и физически возможный способ использования, при котором на момент оценки наиболее вероятно получить высшую норму прибыли.

37.

Fight or flight (англ., дословно «бей или беги») — реакция нервной системы, впервые описанная ученым Уолтером Брэдфордом Кэнноном. Его теория гласит, что организм, сталкиваясь со стрессовой ситуацией, угрожающей здоровью или жизни, начинает вырабатывать адреналин, в результате чего тело человека готовит себя к бегству либо к борьбе.

38.

«Милфа» — жаргонное слово, ведущее свое происхождение от сленгового выражения «Мамочка, которую я бы трахнул». (MILF — Mom I'd like to fuck). Обычно относится к сексуально привлекательным женщинам зрелого возраста. Большую популярность фраза обрела после фильма «Американский пирог», где персонаж «Мама Стифлера», типичную милфу, сыграла Дженнифер Кулидж.

39.

Здесь и далее: нумерация соответствует печатному изданию. По сравнению с текстом оригинала на английском языке есть лакуны. — Прим. верстальщика.

40.

«Мистер Горбачев, снесите эту стену!» (Mr. Gorbachev, tear down this wall!) — знаменитая фраза, произнесенная Рональдом Рейганом в 1987 году во время выступления на площади перед Бранденбургскими воротами в Берлине.

41.

Ленни Брюс (1925–1966) — американский сатирик, отличавшийся смелостью суждений, жесткими нападками на политиков и любовью к неполиткорректным шуткам. В частности, он неоднократно делал темой своих выступлений «неприкасаемость» черных.

42.

Джизм (от англ. jism) — сленговое название спермы.

43.

Специальный футляр под размер стандартного нагрудного кармана рубашки, в котором хранят ручки, рулетки, отвертки и прочую мелочь. Благодаря плотному материалу футляра ручки не протекают, оставляя пятна на кармане, а рулетки и отвертки не рвут ткань. Аксессуар считается стереотипным для «ботанов», т. к. в основном им пользуются студенты и инженеры.

44.

Джимми Баффетт — американский певец и композитор, творчество которого пропагандирует всяческое расслабление и бегство от реальности. На одном из своих концертов призывал своих фанатов приходить на его выступления в гавайских рубашках, шортах и шляпах в виде попугаев. С тех пор всех поклонников Баффетта прозвали «попугаеголовыми».

45.

«Чудище из Черной лагуны» — фильм ужасов 1954 года, первая кинокартина из цикла про жаброчеловека — существа вроде ихтиандра.

46.

«Пауэр рейнджеры», или «Могучие рейнджеры» — знаменитый американский телесериал, созданный на основе японского оригинала. Сюжет строится вокруг рейнджеров — героев в костюмах из спандекса, которые сражаются со злодеями, пытающимися захватить или уничтожить мир.

47.

Реконкиста — длительный процесс отвоевания христианами земель на Пиренейском полуострове, занятых мавританскими королевствами.

48.

Имеется в виду Джейсон Вурхиз, персонаж фильмов серии «Пятница, 13-е» — маньяк-убийца, известный своими кровавыми способами расправ над жертвами.

49.

Клиффхангер — художественный прием в создании сюжетной линии, в ходе которой герой сталкивается со сложной дилеммой или последствиями своих или чужих поступков, но в этот момент повествование обрывается, оставляя развязку открытой до появления продолжения.

50.

Красивая, белокожая.

51.

«Глубокая глотка» — кличка информатора, использовавшегося журналистами Р. Вудвордом и К. Бернстайном в расследовании Уотергейтского дела.

52.

Намек на популярный американский сериал «Город хищниц» (Cougar town). Главные героини сериала — разведенные зрелые женщины, отчаянно пытающиеся обрести счастье в личной жизни.

53.

Сваливаем отсюда (исп.).

54.

Козлы, придурки (исп.).

55.

Национальная испанская забава — фигуру из папье-маше наполняют конфетами, затем одному из присутствующих завязывают глаза, и он палкой пытается расколотить фигуру, чтобы заполучить сладости.

56.

«Маппи» — городской житель средних лет свободной профессии (юрист, врач, преподаватель и т. д.). Название образовано по аналогии с «яппи», от выражения middle-aged urban professional.

57.

«Дом» — часть бейсбольного поля, представляющая собой пятиугольник из резины, две стороны которого образуют клин, указывающий на кетчера.

58.

Свинг — перенос подающим биты через линию дома.

59.

Винд-ап — одна из двух позиций питчера при выполнении подачи.

60.

Булочки с шоколадом.

61.

Сленговое название героина.

62.

Намек на так называемый «Индицент с кораблем „Маягуэс“». В 1975 году камбоджийские красные кхмеры захватили американский корабль «Маягуэс». Джеральд Форд предпочел решить конфликт вооруженным путем. В результате погиб 41 американский военнослужащий. Со стороны кхмеров потери составили 16 человек.

63.

Детская игра, во время которой игроки вылавливают яблоки из воды ртом.

64.

Имеется в виду известная цитата авторства Ганди: «Принцип „око за око“ сделает весь мир слепым».

65.

«Эйч-Эр Блок» — крупнейшая американская компания, предоставляющая услуги расчета налогов.

66.

Терминология из гольфа: гимми — удар (он же патт), который по совместному согласию игроков засчитывается сразу, без фактического отыгрыша. В основном это делается для экономии времени. Например, такое случается, когда становится очевидно, что для попадания в лунку игроку хватит и одного удара.

Оглавление.

Особо опасны. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 75[39]. 76. 77. 78. 79. 80. 81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. 93. 94. 95. 96. 97. 98. 99. 100. 101. 102. 103. 104. 105. 106. 107. 108. 109. 110. 111. 112. 113. 114. 115. 116. 117. 118. 119. 120. 121. 122. 123. 124. 125. 126. 127. 128. 129. 130. 131. 132. 133. 134. 135. 136. 137. 138. 139. 140. 141. 142. 143. 144. 145. 146. 147. 148. 149. 150. 151. 152. 153. 154. 155. 156. 157. 158. 159. 160. 161. 162. 163. 164. 165. 166. 167. 168. 169. 170. 171. 172. 173. 174. 175. 176. 177. 178. 179. 180. 181. 182. 183. 184. 185. 186. 187. 188. 189. 190. 191. 192. 193. 194. 195. 196. 197. 198. 199. 200. 201. 202. 203. 204. 205. 206. 207. 208. 209. 210. 211. 212. 213. 214. 215. 216. 217. 218. 219. 220. 221. 222. 223. 224. 225. 226. 227. 228. 229. 230. 231. 232. 233. 234. 235. 236. 237. 238. 239. 240. 241. 242. 243. 244. 245. 246. 247. 248. 249. 250. 251. 252. 253. 254. 255. 256. 257. 258. 259. 260. 261. 262. 263. 265. 266. 267. 268. 269. 270. 271. 272. 273. 274. 275. 276. 277. 278. 279. 280. 281. 282. 283. 284. 285. 286. 289. 287. 288. 290. Благодарность. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63. 64. 65. 66.