От медицины к медитации.

8. Вредные привычки.

Какова главная причина пагубной привычки, любой пагубной привычки?

Повсюду вокруг вас существуют люди, жизненный интерес которых заключается в том, чтобы вы не жили полной жизнью. Просто удивительно: почему столько людей заинтересованы в том, чтобы вы не жили полной жизнью? Потому, что вся затеянная ими эксплуатация человечества зависит от этого.

Человек, который живет полной жизнью, не будет пить алкоголь или принимать какой-либо другой вид наркотика. Естественно, люди, которые зарабатывают миллионы долларов на алкоголе и наркотиках, не могут позволить вам жить полной жизнью. Жить полной жизнью настолько радостно, что вы не захотите уничтожать радость алкоголем. Алкоголь нужен несчастным людям, людям, которые тревожатся, людям, которые хотят как-то забыть свои проблемы, свои тревоги, по крайней мере на несколько часов. Алкоголь не может ничего изменить, но отдых даже на несколько часов, по-видимому, абсолютно необходим миллионам людей.

Если бы человек жил полной жизнью, то каждый его миг был бы преисполнен таким удовлетворением, что вы бы не увидели очередей у кинотеатров — кто хочет смотреть на то, как любовью занимается кто-то другой? Если вы сами можете заниматься любовью, то зачем ходить в кинотеатр? Если ваша собственная жизнь является такой тайной и такой сложнейшей задачей, которую предстоит решить, то кто будет интересоваться третьеклассными историями, которые показывают в фильмах?

Человек, который живет полной жизнью, утрачивает амбиции. И потому, что он так счастлив прямо сейчас, он не может себе представить, что существует возможность большего счастья. Обыкновенное сумасшествие человеческого ума — стремление все к большему и к большему — возникает потому, что вы не живете полной жизнью. Всегда существует разрыв, всегда чего-нибудь не хватает. В результате этой неполной жизни возникают все амбиции и, таким образом, продолжается вся игра общества: люди хотят стать богатыми, люди хотят стать знаменитыми, люди хотят стать политиками, люди хотят стать президентами и премьер-министрами.

До настоящего времени человечество зависело от того, что не позволяло человеку жить полной жизнью, создавало множество препятствий, потому что целостный человек затронул бы столько чьих-то жизненных интересов. Ведь невозможно поработить человека, который наслаждается жизнью в ее полноте, целостности. Вы не можете заставить его пойти в армию, чтобы убивать и быть убитым. Вся структура общества рухнет.

С появлением целостного человека появилась бы совсем другая структура общества: неамбициозная и чрезвычайно радостная — без великих людей. Может быть, вы никогда не думали об этом: великие люди могут существовать только потому, что миллионы людей не великие, иначе кто бы помнил про Гаутаму Будду? Если бы существовали миллионы Гаутам Будд, миллионы Махавир, миллионы Иисусов Христов, то кто бы беспокоился об этих людях? Эти несколько людей стали великими, потому что миллионам людей не позволяют жить полной жизнью. Кто стал бы ходить в церкви, если бы люди не были несчастны... в храмы, синагоги, мечети? Кто пошел бы туда? Кто стал бы беспокоиться о Боге, рае и аде? Человек, который каждое мгновение переживает с такой интенсивностью, что сама жизнь стала раем, что сама жизнь стала божественной, не нуждается в поклонении мертвым статуям, мертвым писаниям, прогнившим идеологиям, глупым предрассудкам.

Целостный человек является величайшей опасностью в мире для существующей правящей элиты.

Необходимо ли мне понимать корни моего прежнего характера для того, чтобы я мог избавиться от него, или достаточно осознания?

Это разграничительная линия между западной психологией и восточным мистицизмом. Западная психология является попыткой понять корни вашего прежнего характера, но никому не помогает избавиться от них. Вы становитесь более трезвым, вы становитесь более нормальным, ваш ум уже не в таком беспорядке. Ситуация несколько изменилась к лучшему, но каждая проблема осталась такой же самой — она просто продолжает находиться в спячке. Вы можете понять свою ревность, вы можете понять свой гнев, свою жадность, свои амбиции, но все это понимание будет оставаться умозрительным. Таким образом, величайшие психологи Запада далеко отстали от восточных мистиков.

Человек, который основал западную психологию, Зигмунд Фрейд, настолько боялся смерти, что одного упоминания слова «смерть» было достаточно, чтобы привести его в коматозное состояние, он терял сознание, слишком велика была паранойя смерти. Это случалось с ним трижды. Он настолько боялся привидений, что обходил кладбища десятой дорогой. Итак, человек, подобный Зигмунду Фрейду, который обладает необычайной интеллектуальной проницательностью, которому известны все корни ума, которому известна каждая мельчайшая функция ума, все еще продолжает быть заключенным в уме.

Осознание выводит вас за пределы ума. Его не интересует понимание проблем ума, их корни, оно просто оставляет ум в стороне, просто выходит из него. Это является причиной того, что психология не развивалась на Востоке. Странно, что на протяжении по крайней мере десяти тысяч лет Восток настойчиво и сосредоточенно работал в области человеческого сознания, но он не разработал ни психологию, ни психоанализ, ни психосинтез. Чрезвычайно удивительно, что на протяжении десяти тысяч лет никто не касался этого предмета. Вместо того чтобы понимать ум, Восток разработал совершенно другой подход, и этот подход заключался в неотождествлении с умом: «Я — не ум». Когда осознание этого кристаллизуется в вас, то ум становится бессильным.

Вся сила ума исходит из того, что вы отождествляете себя с ним. И поэтому было признано бесцельным докапываться до корней, находить причины, стоящие за причинами, разгадывать сны, анализировать сны, интерпретировать сны. И каждый психолог находит другой корень, находит другую интерпретацию, находит другую причину. Психология пока еще не является наукой, она все еще фиктивна.

Если вы обратитесь к Зигмунду Фрейду, то ваш сон будет интерпретирован с точки зрения секса. Его ум одержим сексом. Придите с чем-нибудь — и он тут же даст сексуальную интерпретацию. Обратитесь к Альфреду Адлеру, — человеку, который основал другую школу психологии, аналитическую психологию, — он одержим другой идеей: жаждой власти. Так что, какой бы ни был у вас сон, он будет интерпретирован согласно этой идее — это жажда власти. Обратитесь к Карлу Густаву Юнгу, он интерпретирует каждый сон как далекое эхо ваших прошлых жизней. Его интерпретация является мифологической. Существует еще множество других школ.

Большая работа была проделана Ассаджиоли — психосинтез — попытка объединить все школы в одну, но его психосинтез абсолютно бесполезен. По крайней мере, в психоанализе есть какая-то истина, в аналитической психологии есть какая-то истина, но психосинтез — это просто мешанина. Он берет одну часть от одной школы, другую часть от другой и соединяет их вместе. Ассаджиоли — великий интеллектуал, он смог расставить на правильные места кусочки картинки-загадки. Но то, что было значительно у Зигмунда Фрейда, — было значительно в определенном контексте, но этого контекста уже нет. Он взял только то, что кажется значительным, но вне контекста оно теряет всякий смысл. И поэтому Ассаджиоли всю свою жизнь работал для определенного синтеза, но не смог создать что-либо значительное. И все эти школы тяжело трудились.

Но Восток просто обошел ум. Вместо того чтобы находить причины, корни и доводы, они обнаружили одну вещь: откуда ум черпает свои силы? Откуда поступает энергия, которая его питает? Энергия, которая питает ум, поступает от вашей идентификации: «Я есть это». Они сломали мост. Вот в чем заключается осознание — сознавать, что «Я не тело, я не ум. Я даже не сердце — я просто чистое сознание». Когда это сознание становится глубже, становится кристаллизованным, то ум постепенно начинает жить в тени. Его влияние на вас утрачивает всю свою силу. И когда сознание устанавливается на все сто процентов, то ум просто испаряется.

Западная психология все еще должна понять, почему она не добивается успеха. Тысячи людей проходят через психоанализ и другие терапевтические методы, но ни один из них, даже основатель этих школ, не может быть назван просветленным, о нем нельзя сказать, что у него нет проблем, что у него нет тревог, страданий, страха, паранойи. Все существует и в них, как это существует в вас.

Ученики Зигмунда Фрейда просили его много раз: «Вы проводите психоанализ со всеми нами, мы рассказываем о своих снах, и вы их интерпретируете. Будет просто великолепный эксперимент, если вы позволите нам проанализировать вас. Расскажите нам о своих снах, и мы попытаемся проанализировать и понять, что они означают, откуда она приходят и что они означают». Но Зигмунд Фрейд никогда на это не соглашался. Это указывает на огромную слабость всей структуры психоанализа. Он боялся, что в его снах они обнаружат те же вещи, которые он находил в их снах. Тогда его превосходство как основателя, как мастера было бы утрачено.

Он ничего не знал о таких людях, как Гаутама Будда, Махавира или Нагарджуна. Поскольку этим людям ничего не снится, то нечего и анализировать. Эти люди так далеко отошли от ума, что все связи были обрублены. Они живут сознанием, а не интеллектом. Они реагируют сознанием, а не умом или его воспоминаниями. И они ничего не подавляют, поэтому нет никакой нужды в снах.

Сны являются побочным продуктом подавления. Существуют племена аборигенов, в которых людям ничего не снится или снится очень редко. Они были бы удивлены, если бы узнали, что цивилизованным людям сны снятся на протяжении почти целой ночи. Из восьми часов сна шесть приходится на сны. А аборигены просто спят восемь часов в тишине без каких-либо помех. Зигмунд Фрейд знал только больных людей Запада, ему не были известны люди сознания, в противном случае вся история западной психологии была бы другой.

Я не предлагаю вам предпринимать усилия для понимания истоков вашего ума и его характера, это просто пустая трата времени. Одного сознания достаточно, более чем достаточно. Когда вы начинаете осознавать, то вы освобождаетесь от хватки ума и ум станет просто мертвой окаменелостью. Нет никакой необходимости искать, откуда берется жадность, настоящий вопрос заключается в том, как от нее избавиться. Вопрос не в том, откуда появляется эго, — это интеллектуальные вопросы, которые не являются значительными для искателя.

И затем будет много философских точек зрения: откуда берется жадность, откуда приходит эго, откуда ваша ревность, откуда ненависть, откуда появилась ваша жестокость — поиск начала всего этого, И ум является огромным комплексом, на самом деле, целой жизни будет мало, чтобы понять все проблемы ума и их причины. Причинами могут быть тысячи жизней. Постепенно западная психология подходит к этому ближе, например, «первичная терапия».

Янов понял, что пока мы не обнаружим истоки проблем — а для него как для христианина, верящего только в одну жизнь, это означает, что корни надо искать в детстве. И поэтому он начал работать над тем, чтобы напоминать вам о вашем детстве, но затем он наткнулся на новый факт —в глубоком гипнозе люди вспоминают не только детство, они вспоминают свое рождение. Они также помнят девять месяцев в лоне матери, а некоторые, самые чувствительные люди, помнят свою предыдущую жизнь.

И он сам начал бояться, что попал в тоннель, который, по-видимому, не имеет конца. Вы попадаете в прошлую жизнь, а он опять ведет вас по длинному коридору в другую жизнь. Ваш ум пережил уже много жизней, и поэтому вы не сможете обнаружить его корни в настоящем. Может быть, вам придется путешествовать в прошлое на тысячи жизней, а это не так-то просто. А затем, даже если вы поймете, откуда берется жадность, то это ничего не изменит. Вам потом придется узнать, как от нее избавиться. А проблем так много, что если вы будете избавляться от каждой из них по отдельности, то вам потребуются миллионы жизней, чтобы полностью покончить с умом. И пока вы будете вычислять одну эту проблему, то другие проблемы будут расти, накапливать больше энергии, больше силы, влияния. Это очень глупая игра.

На Востоке ни один человек за все прошлые времена — в Китае, Индии, Японии, Аравии — никогда не уделял этому внимания. Это борьба с тенью. Они работали в другом направлении и достигли невероятных успехов. Они просто вывели сознание из ума. Они стали вне ума, как свидетели, и они обнаружили, что произошло чудо: когда они стали свидетелями, то ум стал бессильным, утратил над ними всю свою власть. И не было необходимости что-либо понимать.

Чем сознание становится выше, тем ум становится ниже, в равных пропорциях. Если сознание составляет пятьдесят процентов, то ум уменьшается на пятьдесят процентов. Если сознание составляет семьдесят процентов, то остается только тридцать процентов ума. В тот день, когда сознание составит сто процентов, ума не останется вообще.

Следовательно, весь восточный подход заключается в том, чтобы найти состояние не-ума — эту тишину, чистоту, безмятежность. И ума с его проблемами, с их корнями, уже нет, он просто испарился так, как капли росы испаряются утром на солнце, не оставляя следов. И поэтому я скажу вам — осознания не просто достаточно, его более чем достаточно. Вам больше ничего не нужно.

В западной психологии до сих пор нет места для медитации, и поэтому она продолжает ходить по кругу, не находя решения. Есть люди, которых лечили психоанализом по пятнадцать лет. Они потратили на это целые состояния, потому что психоанализ — это очень дорогая отрасль медицины. Пятнадцать лет лечиться при помощи психоанализа — и это привело лишь к тому, что они пристрастились к психоанализу. Теперь они уже не могут без него обойтись. Вместо того чтобы решить какую-то проблему, появилась новая проблема. Теперь это уже почти напоминает наркоманию. И когда им надоест один психоаналитик, они переходят к другому. Если они перестают посещать сеансы психоанализа, то они чувствуют, что им чего-то не хватает.

Но психоанализ никому не помог. Даже они признают, что не существует на всем Западе ни одного человека, который был бы полностью проанализирован. Но такова слепота людей, что они не могут разглядеть тот простой факт, что не существует ни одного человека — и это при том, что тысячи психоаналитиков анализируют людей, — который был бы проанализирован полностью и поднялся бы над своим умом.

Анализ не может поднять вас над умом. Путь наверх — это осознание, путь к состоянию «над умом» — медитация. Это простой путь, и он привел к появлению на Востоке тысяч просветленных людей. И они ничего не делали с умом, они делали что-то другое: они просто становились осознанными, настороженными, сознающими. Они использовали ум только как объект. То, как вы видите дерево, то, как вы видите колонны, то, как вы видите других людей, — они старались видеть ум тоже как нечто отдельное, и им это удалось. И тот момент, когда им удалось увидеть ум как нечто отдельное, стал смертью ума. На его месте растет ясность, интеллект исчезает, быстрота понимания возрастает. Человек уже не реагирует, человек отвечает. Реакция всегда основана на вашем прошлом опыте, а ответ — это как зеркало: вы подходите к нему — и оно отвечает, оно показывает ваше лицо. У него нет памяти...

В тот момент, когда вы отходите, оно снова становится чистым, в нем нет отражений. Медитирующий человек в конце концов становится зеркалом. Любая ситуация отражается в нем — и он отвечает в данный момент, в соответствии с настоящим. Поэтому в его каждом ответе содержится новизна, свежесть, ясность, красота, изящество. Он не повторяет какую-то старую мысль. Тут нужно понимать, что не бывает ситуации полностью одинаковой с ситуацией, с которой вы сталкивались прежде. И поэтому если вы реагируете в соответствии с прошлым, то вы не способны разрешить ситуацию, вы отстали.

Вот в чем причина вашего провала. Вы не видите ситуацию, вас больше интересует ваш ответ — вы не принимаете ситуацию в расчет. Медитирующий человек просто открыт, его глаза в распоряжении ситуации, и он позволяет ситуации вызывать у себя ответ. У него не заготовлен ответ.

Прекрасный рассказ о Гаутаме Будде... Однажды утром человек спросил его: «Существует ли Бог?» Будда посмотрел на человека, посмотрел ему в глаза и сказал: «Нет, Бога нет».

В этот же день, после полудня, другой человек спросил: «Что вы думаете о Боге? Существует ли Бог?» Опять он посмотрел на человека и в его глаза и ответил: «Да, Бог есть».

Ананда, который был с ним, был очень озадачен, но он был всегда очень осторожный и ни во что не вмешивался. Он использовал время, когда все уходили на ночь и Будда собирался ложиться спать, — если он что-то спрашивал, то спрашивал в это время.

Но вечером, когда солнце стало уже заходить, пришел третий человек почти с таким же вопросом, только немного иначе сформулированным. Он сказал: «Есть люди, которые верят в бога, и есть люди, которые в бога не верят. Сам я не знаю, к кому я должен примкнуть. Помогите мне».

Ананда очень внимательно слушал, что скажет Будда. Сегодня на протяжении дня он дал два противоречащих друг другу ответа, и теперь возникла третья возможность — но не существует третьего ответа. Но Будда дал ему третий ответ. Он молчал, он закрыл глаза. Это был прекрасный вечер. Птицы уселись на деревьях — Будда остановился в манговой роще — солнце зашло, подул свежий ветер. Человек, глядя на Будду, сидящего с закрытыми глазами, подумал, что, возможно, это и есть его ответ, и он тоже сидел с закрытыми глазами.

Прошел час, человек открыл глаза, прикоснулся к ногам Будды и сказал: «Ваше сострадание безмерно. Вы дали мне ответ. Я навсегда останусь вам признателен».

Ананда не мог в это поверить, ведь Будда не проронил ни слова. И когда человек ушел, полностью удовлетворенный и довольный, Ананда спросил Будду: «Это уже чересчур! Ты должен был бы подумать обо мне — ты сведешь меня с ума. Я на грани нервного потрясения. Одному человеку ты сказал, что Бога нет, другому человеку ты сказал, что Бог есть, а третьему ты не дал ответа. И этот странный человек говорит, что он получил ответ, полностью удовлетворен, и обязан, и касается твоих ног. Что происходит?».

Будда сказал: «Ананда, первое, что ты должен запомнить, это то, что это были не твои вопросы, эти ответы были даны не тебе. Почему ты напрасно беспокоишься о проблемах других людей? Сначала разреши свои собственные проблемы».

Ананда сказал: «Это правда, это были не мои вопросы и ответы были даны не мне. Но что я могу поделать? У меня есть уши, и я слышу, я слышал, и я видел, и теперь все мое существо озадачено. Что правильно?».

Будда сказал: «Правильно? Правильно осознание. Первый человек был теистом. Ему была нужна моя поддержка, он уже верил в Бога. Он пришел ко мне уже с готовым ответом, просто для того, чтобы попросить моей поддержки, с тем, чтобы потом он мог ходить везде и говорить: «Я прав, даже Будда так думает». Ему я должен был сказать «нет», просто чтобы поколебать его веру, потому что вера не является знанием. Второй человек был атеистом. Он также пришел с уже готовым ответом, что не существует Бога, и ему была нужна моя поддержка для того, чтобы укрепить его неверие и чтобы он мог разглагольствовать повсюду о том, что я с ним согласен. Мне пришлось сказать ему: «Да, Бог есть». Но цель у меня была та же самая.

Если ты понимаешь мою цель, то тогда нет противоречия. Я нарушил сформулированную заранее веру первого человека, я нарушил сформулированное заранее неверие второго человека. Вера — это позитивно, неверие — это негативно, но оба являются одним и тем же. Никто из них не был тем, кто знает, и никто из них не был смиренным искателем истины, у них уже были предубеждения».

Третий человек был искателем истины. У него не было предубеждений, он открыл свое сердце. Он сказал мне: «Есть люди, которые верят в Бога, есть люди, которые не верят. Сам я не знаю, существует ли Бог или нет. Помоги мне». И единственная помощь, которую я мог ему оказать, это было дать ему урок молчаливого осознания, слова были бесполезны. И когда я закрыл глаза, он понял намек. Он был довольно сообразительный человек — открытый, чуткий. Он закрыл свои глаза.

Когда я углубился в безмолвие, когда он стал частью моего поля тишины и моего присутствия, он начал продвигаться к тишине, продвигаться к осознанию. Когда прошел один час, то казалось, что прошло всего несколько минут. Он не получил никакого ответа в словах, но он получил подлинный ответ в безмолвии: не беспокойся из-за Бога, не имеет значения, существует Бог или нет. Имеет значение лишь, существует ли тишина, существует или нет осознание. Если вы безмолвны и осознаете, то вы сами являетесь Богом. Бог —это не что-то, что находится далеко от вас: или вы ум, или вы бог. В молчании и осознанности ум плавится и исчезает и проявляет в вас вашу божественность. И хотя я ничего ему не сказал, он получил ответ, и получил его совершенно правильным образом».

Осознанность подводит вас к тому месту, с которого вы своими собственными глазами сможете видеть предельную реальность вас самих и Вселенной... И это чудесное переживание, что вы и Вселенная не отделены друг от друга, что вы являетесь частью целого. Для меня это единственное значение святости.

Вас обучали анализу, пониманию, интеллектуальной гимнастике. Эти вещи никому не помогают, они никому не помогли. Вот почему Западу не хватает одного самого главного измерения — измерения просветленности, пробуждения. Все богатства ничего не стоят по сравнению с богатством, которое происходит из просветленности, от достижения состояния «не-ума». Поэтому не запутывайтесь с умом, лучше станьте наблюдателем у края дороги и пусть ум пройдет по дороге. Скоро дорога будет пуста. Ум живет как паразит. Вы идентифицированы с ним, в этом его жизнь. Ваше осознание обрубает эту связь, и это становится его смертью.

Древние писания Востока утверждают, что Мастером является смерть, — очень странное изречение, обладающее глубочайшим смыслом. Мастером является смерть, потому что медитация — это смерть ума, медитация — это смерть эго. Медитация — это смерть вашей личности и рождение и воскресение вашей базовой сущности. А знать эту базовую сущность означает знать все.

Бекки Гольдберг позвонила управляющему гостиницей: «Я нахожусь в комнате пятьсот десять, — гневно закричала она, — и я хочу, чтобы вы знали, что напротив ходит абсолютно голый мужчина и жалюзи у него подняты».

«Я сейчас зайду», — сказал управляющий. Он вошел в комнату Бекки, внимательно посмотрел в окно и сказал: «Вы правы, мадам, мужчина, судя по всему, голый. Но подоконник прикрывает его снизу до талии, в какой бы части комнаты он ни находился».

«Ну да, — завопила Бекки. — Вы только станьте на постель, вы только станьте на постель!».

Ум — это странный парень. Там, где нет проблем, он создает проблемы. Почему вы должны стоять на постели? Только для того, чтобы обнаружить, что кто-то в своей комнате голый? Человек должен осознавать все эти глупости ума. Я не согласен с теорией эволюции Чарльза Дарвина, но к этой теории я испытываю определенное уважение, потому что в историческом плане это может быть не верно, что обезьяна стала человеком, но психологически это абсолютно точно, потому что человеческий ум очень напоминает обезьяну... Глупый во всех смыслах.

Нет никакого смысла копаться глубже в мусоре ума. Это не ваша сущность, это не вы, это просто пыль, которая собиралась вокруг вас на протяжении многих, многих жизней.

Молодая женщина пошла к врачу, опасаясь как бы из двух маленьких точек, находившихся по одному на каждом бедре, не развилась гангрена. Доктор внимательно ее осмотрел и затем сказал, что это не гангрена и что ей не о чем волноваться. «Кстати, — спросил он девушку, когда она уходила, — ваш приятель не цыган?».

«Да, — ответила девушка, — он и в самом деле цыган». «Ага, — сказал доктор, — скажите ему, что его серьги не золотые».

Это функции ума — он великий открыватель.

Старое определение философа говорит, что он — слепой темной ночью, в темном доме, в котором нет света, ищет черного кота, которого там нет. Но это еще не все: он находит его! И он пишет огромные трактаты, тезисы, придумывает системы, логически обосновывает существование черного кота.

Будьте осторожны с умом: он слеп. Он никогда ничего не знал, но он великий притворщик. Он притворяется, что ему все известно.

Сократ разделял человечество на две категории. Одну категорию он называет «знающие невежды»: люди, которые думают, что они знают, а они в основном невежды, — это работа ума. А вторую категорию он называет невежественные знатоки: люди, которые думают: «Мы не знаем». На них, смиренных и наивных, нисходит знание.

Таким образом, есть люди, которые притворяются, что знают, — это функция ума, и есть смиренные люди, которые говорят: «Мы не знаем». В их наивности имеется знание, и это работа медитации и сознания.

Я всегда испытывал потребность в маленьком вознаграждении в конце дня: несколько кружек пива, сигареты или наркотики. Ничто из этого мне больше не приносит удовлетворения, и все же стремление к какой-то форме получения удовлетворения остается. Что такое стремление и что его удовлетворит?

Ничто его не удовлетворит. Следует понять тонкий механизм желания. Желание действует следующим образом: желание ставит условия вашему счастью. «Я буду счастливым, если я получу эту машину, эту женщину, этот дом». Исполнение желаний снимает условия, препятствующие вашему счастью. Вы испытываете облегчение и отлично себя чувствуете. По сути дела, все, что вы сделали, —это устранили ненужные препятствия к своему счастью, но уже вскоре вы начнете думать: «Если я опять смогу создать такое препятствие, а затем снова его полностью устранить, и я снова испытаю такое же облегчение, которое испытал в прошлый раз, и снова буду себя прекрасно чувствовать». И, таким образом, желания, даже если мы их исполняем, приводят опять и опять к возникновению новых желаний.

Вы следите за мыслью? Сначала вы ставите условие. Вы говорите: «Пока я не получу эту женщину, я не буду счастливым. Я могу быть счастливым только с этой женщиной». И вы начинаете стремиться к этой женщине. И чем это труднее, тем больше ваш восторг, тем больше вы возбуждены.

Чем это труднее, тем в большей степени вы ощущаете вызов. Чем это труднее, тем в большей степени вы делаете ставкой все свое существо, вы готовы играть. И конечно, возникает больше надежд и больше желания обладать этой женщиной. Это так трудно, это так нелегко. Должно быть, это что-то великолепное, вот почему это так трудно, вот почему это так нелегко. Вы преследуете эту женщину, преследуете, преследуете и наконец получаете ее. В тот день, когда вы добьетесь этой женщины, будет снято условие: «Если я получу эту женщину, то буду счастлив» — сначала вы поставили это условие. Теперь вы получили женщину, вы чувствуете облегчение. Больше не нужно никого преследовать, вы достигли цели, результат у вас в руках, вы чувствуете себя хорошо — хорошо из-за облегчения.

Однажды я увидел, как мулла Насреддин идет, ругаясь и испытывая сильную боль. Я спросил его: «В чем дело? Болит ли твой живот, или у тебя головная боль, или что-нибудь еще? В чем дело? Ты выглядишь, как будто тебе очень больно».

Он ответил: «Ничего страшного. Туфли, которые я ношу, слишком малы».

«Но тогда почему ты их носишь?» Он ответил: «Это единственное облегчение, которое я испытываю в конце дня. Это моя единственная радость, поэтому я не могу выбросить эти туфли. Они на один размер меньше, и это настоящий ад, но вечером это дарит мне рай. Когда я прихожу домой, я снимаю туфли, падаю на софу и говорю, что пришел. Это так замечательно».

Вот что они делают. Вы создаете боль, вы создаете страдания, преследования, возбуждение, а затем в один прекрасный день вы приходите домой, снимаете туфли и говорите: «Великолепно, это великолепно. Я пришел!» Но сколько это может длиться? Облегчение длится только несколько мгновений. А затем у вас опять появится желание.

Теперь эта женщина совершенно бесполезна, потому что вы ее получили. Вы не можете опять поставить условие. Вы не можете опять сказать: «Если я получу эту женщину, то буду счастлив». Потому что вы уже с ней. Теперь вы начинаете присматривать женщину кого-то другого. «Если я получу эту женщину...» Теперь вы уже выучили этот трюк, сначала вы ставите условие, при котором вы будете счастливы, потом вы отчаянно добиваетесь исполнения условия, а затем приходит облегчение. Теперь это бесполезно.

Понимающий человек поймет, что нет никакой необходимости ставить условия. Вы можете быть счастливы без всяких условий. Зачем ходить в туфлях, которые вам малы, и страдать только для того, чтобы в конце испытывать облегчение? Почему не испытывать облегчение все время? Но потом вы не будете его чувствовать — проблема только в этом. Чтобы чувствовать, нужен контраст. Вы будете счастливы, но этого не почувствуете. И вот определение по-настоящему счастливого человека: по-настоящему счастливый человек — это тот человек, который ничего не знает о счастье, который никогда и не слыхивал о нем, который так счастлив, который так счастлив без всяких условий, как же он может знать, что он счастлив? Только несчастные люди говорят: «Я счастлив, все идет прекрасно». Это несчастные люди. Счастливый человек ничего не знает о счастье. Оно просто есть, оно есть всегда. Это как дыхание.

Вы не чувствуете себя очень счастливым, когда это касается дыхания. Тогда сделайте вот это: зажмите нос. Сделайте несколько йогических упражнений и задерживайте дыхание внутри, продолжайте и продолжайте задерживать. Потом вам становится больно. А вы продолжайте задерживать. Будьте настоящим учеником йоги — продолжайте задерживать. А затем оно вырвется, и вы почувствуете, и будет такая большая радость. Но это же глупо, однако это то, что все делают. Вот почему вечером вы ждете результата.

Счастье здесь и сейчас, ему не нужны никакие условия. Счастье естественно. Поймите это. Не ставьте условия своему счастью. Оставайтесь счастливыми вообще без всяких на то причин. Нет никаких причин искать причину, чтобы быть счастливым. Просто будьте счастливы.

Если вы не можете быть счастливы, то не ставьте себе невозможные условия, чтобы это не было трудно. Мулла прав — такая маленькая вещь. Я понимаю. Он намного умнее, чем вы думаете. Такая маленькая затея — носить туфли на размер меньше — такая маленькая затея, никто не может вам помешать это делать, и к вечеру вы счастливы. Просто небольшие затеи, придумывайте небольшие затеи и будьте такими счастливыми, как вам заблагорассудится.

И как вы понимаете, нет никакой необходимости ставить условия. Просто поймите, в чем тут дело — эти условия не создают счастья, они просто приносят облегчение. Но облегчение не может быть постоянным, никакое облегчение никогда не может быть постоянным. Оно длится только несколько мгновений.

Разве вы не замечали это много раз? Вы хотели купить новую машину, и вот она возле вашего крыльца, и вы стоите там очень, очень счастливый. Сколько это продлится? Завтра она уже станет старой машиной, ей будет один день. Через два дня ей будет два дня, и все соседи уже видели ее и оценили по достоинству, и, конечно, теперь уже никто о ней не говорит. Вот почему компании, которые производят машины, должны каждый год выпускать новые модели — для того, чтобы вы могли иметь новые условия.

Люди продолжают жаждать вещей просто для того, чтобы получить облегчение, и облегчение их ждет. Вы слышали рассказ?

Нищий сидел под деревом, а у богача поломалась машина.

Водитель принялся ее чинить, и богач вышел из нее. Нищий наслаждался отдыхом под деревом. Было ветрено, солнечно и красиво, и богач подошел и сел рядом с нищим и спросил:

«Почему ты не работаешь?».

Нищий ответил: «Для чего?».

Богач почувствовал некоторое раздражение и сказал: «Когда у тебя есть деньги, у тебя может быть большой счет в банке».

Но нищий снова спросил: «Для чего?».

Богач почувствовал еще большее раздражение. Он сказал: «Для чего? Тогда в старости ты сможешь отойти от дел и отдыхать».

«Но, — сказал нищий, — я отдыхаю сейчас! Зачем дожидаться старости? И заниматься всей этой чепухой — зарабатывать деньги, класть деньги в банк и в конце отдыхать. И разве ты не видишь? Я уже отдыхаю. Для чего же ждать?».

Зачем дожидаться вечера? И зачем дожидаться пива? Почему бы не напиться воды и не наслаждаться ею, пока ее пьешь?

Вы же слышали рассказ про то, как Иисус превратил воду в вино? Христиане этот рассказ не поняли. Они думают, что он на самом деле превратил ее в вино. Это не правда. Он, должно быть, научил своих учеников тому секрету, которому я учу вас. Он, должно быть, сказал им: «Пейте ее так радостно, чтобы вода становилась вином».

Мы можем пить воду так радостно, что она будет почти опьянять нас. Попытайтесь! Вы можете опьянеть от простой воды. Это зависит от вас. Это не зависит от пива пли вина. И если вы не погашаете этого, спросите гипнотизера — он знает. Если загипнотизированному человеку дать воды и сказать, что это вино, он опьянеет — от воды.

Теперь врачи знают о плацебо, и результаты иногда их весьма озадачивают. В одной больнице проводили эксперименты. Группе из двадцати пациентов, больных одной и той же болезнью, дали лекарство, а другой группе пациентов, больных той же болезнью, дали просто воду — просто чтобы посмотреть, как будет действовать вода. Ни врачи, ни пациенты не знали, где вода, а где лекарство, потому что если врач знает, то его поведение изменится. Давая воду, он не будет давать ее так уж серьезно, и это может вызвать у пациента подозрения. Так что ни доктор, ни пациент не знали. Информация хранилась под замком.

И чудо заключалось в том, что вода помогла тому же числу пациентов, что и лекарство. Из обеих групп на второй неделе выздоровели по семнадцать пациентов. Но самым чудесным было то, что те, кто принимали воду, оставались здоровыми дольше, чем те, кто принимали лекарство. Люди, которые принимали настоящее лекарство, уже через несколько недель начали возвращаться.

Что случилось? Почему так помогла вода? Суть в том, что помогает медицина, а не лекарство. И потому, что вода — это чистая вода, она не может повредить, лекарство может повредить. Вот почему люди, которым давали настоящее лекарство, начали возвращаться. Они начали придумывать какие-то новые желания, какие-то новые болезни, какие-то новые проблемы, потому что не бывает лекарств, которые тем или иным образом не воздействуют на ваш организм. И организм будет реагировать по-своему. Вода не вызовет никакой реакции, это чистый гипноз.

Вы можете пить воду с таким энтузиазмом, с такой молитвой, что она станет вином. Вы видите, как последователи дзэн-буддизма пьют чай с такими церемониями и ритуалом, с таким осознанием. Тогда даже чай становится чем-то феноменальным. Обыкновенный чай преображается. Обыкновенные поступки преображаются — утренняя прогулка может быть опьяняющей. И если утренняя прогулка не пьянит, то с вами что-то не в порядке. Рассматривание розы может быть опьяняющим. И если оно не может опьянить вас, тогда уже ничто не может вас опьянить. Глаза ребенка могут быть опьяняющими.

Учитесь, как переживать радостное мгновение. Не ждите результатов, их нет. Жизнь не идет куда-то, у нее нет целей. Жизнь не является средством для достижения какой-либо цели. Просто жизнь — это здесь и сейчас. Переживайте ее. Переживайте ее полностью, переживайте ее осознанно, и вы будете удовлетворены.

Удовлетворенность нельзя откладывать, иначе вы никогда не будете удовлетворены. Удовлетворенность должна быть достигнута теперь — теперь или никогда.

Может ли заядлый курильщик стать медитативным человеком? Я курю. Я курю двадцать пять лет и чувствую, что во время курения я прекращаю глубоко погружаться в медитацию. И все же я не могу бросить курить. Не могли бы вы рассказать что-нибудь об этом?

Тот, кто медитирует, тот не курит, по той простой причине, что он никогда не волнуется, не беспокоится, не испытывает напряженности.

Курение помогает — на несколько мгновений — забыть ваши тревоги, вашу напряженность, вашу нервозность. Другие средства могут принести точно такой же результат; жевательная резинка может принести точно такой же результат, но курение делает все возможное.

В глубине вашего подсознания курение связано с сосанием молока из груди матери. С развитием цивилизации ни одна женщина не хочет, чтобы ребенок кормился грудью, и это естественно — он испортит грудь. Грудь утратит свою округлость, свою красоту. У ребенка другие потребности. Ребенку не нужна круглая грудь, потому что при круглой груди ребенок умрет. Если грудь по-настоящему круглая, то при сосании он не сможет дышать, его нос будет зажат грудью. Он задохнется.

Потребности ребенка отличаются от потребностей художника, от потребностей поэта, от потребностей человека, обладающего эстетическим чувством. Ребенку нужна удлиненная грудь, чтобы нос его мог дышать и он бы мог делать оба дела: дышать и кормиться. И поэтому каждый ребенок постарается приспособить грудь под свои нужды. И ни одна женщина не хочет, чтобы грудь была испорчена, это часть ее красоты, ее тела, ее формы.

Итак, по мере развития цивилизации детей все раньше и раньше отлучают от материнской груди. Желание попить из материнской груди остается в их умах, и, когда люди находятся в нервном состоянии, в напряжении, в тревоге, сигарета помогает. Она помогает им стать снова ребенком, расслабиться на коленях матери. Сигарета очень символична. Она как материнский сосок, и дым, который из нее исходит, — теплый, как материнское молоко. Так что имеется определенная аналогия, и она вас увлекает, и на какой-то момент вы превращаетесь в ребенка, без тревог, без проблем, без обязанностей.

Вы сказали, что тридцать лет курите, тридцать лет вы заядлый курильщик, вы хотите бросить и не можете. Вы не можете, потому что нужно изменить причины, которые к этому привели.

Я успешно помог многим моим саньясинам. Сначала они смеялись, когда я предложил им... Они не могли поверить, что такое простое решение может им помочь. Я сказал им: «Не пытайтесь бросить курить, но просто возьмите бутылочку, которую используют для детского питания. И ночью, когда никто не видит, под одеялом, наслаждайтесь молоком, теплым молоком. По крайней мере, оно не причинит никакого вреда».

Они сказали: «Но как это поможет?».

Я сказал: «Вы забудьте об этом — как и почему — просто делайте так. Это даст вам хорошую еду перед сном, и в этом нет никакого вреда. И я чувствую, что на следующий день вам не так сильно будут нужны сигареты. Так что учтите это». И они были поражены... Постепенно сигареты стали исчезать, потому что их главная потребность, которая застряла на полдороги, была удовлетворена: они уже не дети, они взрослеют, и сигарета исчезает. Вы не можете бросить. Вам нужно делать что-то безвредное, что-то более здоровое в виде замены на некоторое время, чтобы вы могли вырасти, и тогда курение прекратится само собой.

Маленькие дети знают это — я узнал этот секрет от них. Если ребенок хнычет и плачет, а мать далеко, он положит большой палец в рот и начнет сосать. Он забудет все о голоде, плаче и хныканье — и заснет. Он нашел замену, и, хотя эта замена не даст ему еды, она по крайней мере даст ему такое чувство, что происходит нечто подобное. Она расслабит его. Я даже предложил некоторым моим саньясинам сосать большой палец. Если вы боитесь принести бутылочку и наполнить ее молоком и того, что ваша жена узнает об этом и ваши дети увидят, как вы это делаете, то тогда сосите большой палец, когда вы укладываетесь спать. Сосите его и наслаждайтесь им.

Они всегда смеялись, но потом они приходили и говорили: «Это помогает, и количество сигарет на следующий день было меньшим, и оно станет еще меньше». Возможно, на то, чтобы сигареты вообще исчезли, потребуется несколько недель. А когда они исчезли, и вы их не бросали... Когда вы бросаете курить, то это подавление, а все, что подавлено, попытается возвратиться с большей силой, с огромной силой.

Никогда ничего не бросайте. Установите главную причину явления и попытайтесь придумать какую-нибудь безвредную замену. Тогда главная причина исчезнет, курение — это только симптом. И поэтому первое — прекратите его прекращать. Второе, раздобудьте хорошую бутылочку и не смущайтесь. А если смущаетесь, то используйте большой палец. Ваш собственный большой палец не будет настолько же хорош, но он поможет. И я никогда не видел, чтобы кому-то не помогло то, о чем я говорю. Когда-нибудь он не сможет поверить, что напрасно разрушал свое здоровье и вместо того, чтобы дышать чистым воздухом, вдыхал грязный дым я разрушал свои легкие.

И это будет становиться все большей и большей проблемой, потому что с ростом движения за освобождение женщины детей вообще не будут кормить грудью. Я не говорю, что их нужно кормить грудью, но им нужно давать какую-то замену, чтобы их подсознание не хранило в себе травму, которая создаст им проблемы: жевательную резинку, сигареты и сигары... Это симптомы. В каждой стране они разные. В Индии люди продолжают жевать листья бетеля, а многие используют нюхательный табак. Это то же самое. Нюхательный табак кажется непохожим на это, но, на самом деле, он не так уж непохож. Люди, которые волнуются, напряжены, испытывают тревогу, берут порцию нюхательного табака. От него хорошо чихается, он прочищает ум, встряхивает все их существо, и это кажется приятным. Но тревоги возвратятся. Нюхательный табак не может их развеять. Вы должны уничтожить само основание того, что делает вас нервозным. Почему вы должны быть нервозными?

Многие журналисты говорили мне: «Одна из самых больших трудностей с вами заключается в том, что мы волнуемся». И они сказали: «Это странно, потому что мы берем интервью у политиков — они волнуются, мы заставляем их волноваться. Вы заставляете нас волноваться, и тут же возникает желание курить. А затем вы не позволяете нам курить: «Здесь нельзя курить». Вы аллергик.

У вас великолепная стратегия! Мы не можем курить, вы заставляете нас волноваться, а тут еще эта ваша аллергия, из-за которой мы не можем курить... У вас нет для нас выхода». Но почему они должны волноваться в моем присутствии? Те политики являются могущественными людьми, если бы она волновались в их присутствии, это можно было бы понять. Но действительность заключается в том, что те могущественные люди внутри просто полые, и власть они одолжили у других, и они боятся за свою респектабельность. Каждое слово, которое они произносят, они должны обдумать дважды. Они волнуются, потому что журналисты могут создать ситуацию, при которой их влияние на людей будет сведено к нулю. Их образ, который они создали, должен становиться все лучше и лучше. Вот почему они боятся. Из-за этого страха журналист, любой журналист, может заставить их волноваться.

А для меня это не проблема. У меня нет жажды респектабельности. Я достаточно известен, они не могут сделать меня более известным. Я уже сделал все, что могло заставить меня волноваться, я все это уже сделал. Что они могут мне сделать? У меня нет власти, которую можно было бы потерять, и я могу говорить все, что хочу, потому что я не боюсь быть противоречивым и непоследовательным. Напротив, мне нравится быть противоречивым и непоследовательным. Они начинают волноваться, и нервозность подает мысль заняться чем-нибудь, чтобы никто не понял, что они волнуются. Просто понаблюдайте; когда вам начинает хотеться курить, просто понаблюдайте, почему вам хочется. Существует нечто, что делает вас нервозным, и вы не хотите, чтобы это поняли другие. Это напоминает мне:

Однажды, когда епископ зашел в нью-йоркскую церковь, он увидел странного человека, настоящего хиппи. Но он заставил епископа волноваться, потому что этот человек посмотрел ему в глаза и сказал: «Вы знаете, кто я? Я Господь Иисус Христос».

Епископ позвонил в Рим. «Что я должен делать? — спросил он Папу Римского. — Человек, похожий на хиппи, — но он похож и на Иисуса Христа. Я здесь один, сейчас раннее утро, и он пришел сюда. Меня никогда не учили тому, что я должен делать, когда придет Иисус Христос, и поэтому мне нужна инструкция, четкая, чтобы я не совершил ошибку».

Папа Римский и сам разволновался. Он сказал: «Делайте вот что: старайтесь выглядеть так, как будто вы заняты! Что еще можно сделать? Тем временем позвоните в полицейский участок и старайтесь выглядеть занятым, чтобы этот человек не увидел, что вы нервничаете».

Сигареты помогают вам выглядеть занятым, они скрывают вашу нервозность. Поэтому не пытайтесь прекратить курить, в противном случае вы начнете волноваться и вернетесь к своей старой привычке. Желание существует, потому что осталось в вас незавершенным. Завершите его, и для этого существуют простые способы. Хватит простой бутылочки с детским молоком.

Из нее вы получите еду, она сделает вас здоровее и прогонит ваше желание выглядеть занятым!

Человек пришел ко мне. Он страдал оттого, что был заядлым курильщиком на протяжении тридцати лет. Он был болен, и врачи сказали: «Ты никогда не выздоровеешь, если не бросишь курить». Но он был хронический курильщик, и не мог ничего с этим поделать. Он пытался, не то чтобы он не пытался, и пытался изо всех сил, и страдал от своих попыток, но ему удавалось не курить только день или два, а затем возникало такое невероятное желание курить, что оно захлестывало его. И он снова возвращался к старой привычке. Из-за курения он утратил уверенность в себе: он знал, что не может сделать одну маленькую вещь, он не может бросить курить. В своих собственных глазах он стал ничтожеством, он думал, что является самым никчемным человеком в мире. Он перестал уважать себя. Он пришел ко мне. Он сказал: «Что мне делать? Как я могу бросить курить?».

Я сказал: «Никто не может бросить курить. Ты должен это понять. Курение — это сейчас не только вопрос твоего решения. Оно вошло в мир твоих привычек, оно пустило корни. Тридцать лет — это большой срок. Оно пустило корень в твоем теле, в твоей химии, оно распространилось повсюду. Вопрос не в том, решает твой ум или нет, твой ум ничего не может сделать. Ум бессилен, он может начинать что-то делать, но не может с легкостью это остановить. А если ты уже начал... А ты практиковал это так долго... Ты великий йог — ты практиковал курение тридцать лет! Оно стало автономным, тебе придется разавтоматизировать его».

Он сказал: «Что вы понимаете под разавтоматизированием?».

Это то, чем является медитация, — разавтоматизация.

Я сказал: «Сделай вот что: забудь о том, что надо бросать. Да и нужды в этом никакой нет. В течение тридцати лет ты курил и жил, разумеется, это было страданием, но ты, должно быть, привык к нему тоже. И какое имеет значение, если ты умрешь на несколько часов раньше, чем ты умер бы, если бы не курил? Что ты собираешься тут делать? Что ты уже сделал? И какая разница, умрешь ли ты в понедельник, во вторник, иди в воскресенье в этом году, в том году, какое это имеет значение?».

Он ответил: «Да, это правда, это не имеет значения».

Тогда я сказал: «Забудь об этом, мы вообще не будем пытаться его прекратить. Лучше мы попытаемся его понять. Поэтому в следующий раз, когда будешь курить, преврати курение в медитацию».

Он сказал: «Медитацию из курения?».

Я сказал: «Да. Если последователи дзэна могут превратить в медитацию чаепитие, и могут сделать его церемонией, то почему нет? Курение может быть такой же прекрасной медитацией».

Он обрадовался. Он сказал: «Что вы говорите?» Он ожил! Он сказал: «Медитация? Расскажите мне побыстрее, я не могу дождаться!».

Я дал ему медитацию. Я сказал: «Делай вот что. Когда ты вынимаешь пачку сигарет из кармана, двигайся очень медленно, получай от этого удовольствие, нет никакой спешки. Будь сознающим, алертным, осознанным, вынимай ее медленно с полным осознанием. Затем, с полным осознанием, вынь сигарету из пачки, медленно, не так, как ты это делал раньше — быстро, бессознательно, механически. Затем начни постукивать сигаретой по пачке — но очень внимательно. Вслушивайся в этот звук, так же поступают последователи дзэна, когда самовар начинает петь и чай кипеть... и аромат. Затем понюхай сигарету и ощути красоту этого запаха...».

Он сказал: «Что вы говорите? Красоту?».

«Да, он прекрасен. Табак так же божествен, как и все остальное... Нюхай его, это запах бога».

Он посмотрел на меня немного удивленный. Он сказал: «Что? Вы шутите?».

«Нет, я не шучу». —Даже когда я шучу, я не шучу. Я очень серьезный. — «Затем вложи ее себе в рот, с полным осознанием, закури ее с осознанием. Наслаждайся каждым действием, каждым маленьким действием, дели действия на максимальное количество маленьких действий, чтобы ты становился все более и более сознающим.

Затем выпусти первый клуб дыма: Бог в виде дыма. Индусы говорят: «Аннам Брахма» — «Еда это Бог». Почему же не дым?

Бог — все. Наполни свои легкие до глубины — это пранаяма. Я дарю тебе новую йогу для новой эры! Затем выпусти дым, расслабься, другой клуб дыма, и продолжай все делать очень медленно.

Если ты сможешь это делать, то будешь удивлен, вскоре ты поймешь всю глупость этого, не потому что другие сказали тебе, что это глупо, не потому что другие сказали тебе, что это вредно. Ты поймешь, и это понимание не будет только умозрительным, оно будет проистекать от твоего полного существа, это будет понимание твоей целостности. И затем, когда-нибудь, если оно прекратится, то прекратите». Если будет продолжаться, то будет продолжаться. Тебе не нужно об этом беспокоиться».

Через три месяца он пришел и сказал: «Но оно прекратилось».

«Теперь, — сказал я, — испробуй ее и на других вещах».

Вот в чем секрет: в разавтоматизации. Когда вы идете, идите медленно, наблюдайте. Когда смотрите, смотрите внимательно, и вы увидите, что деревья зеленее, чем они когда-либо были раньше, розы более розовые, чем они были прежде. Слушайте! Кто-то говорит, сплетничает: слушайте. Слушайте внимательно. Когда вы говорите, говорите внимательно. Пусть все, что вы делаете во время бодрствования, будет разавтоматизировано.

Я бы хотел, чтобы вы прокомментировали проблему наркотиков.

В ней нет ничего нового, она так же стара, как человек. Не бывало таких времен, когда бы человек не пытался уйти от действительности. Самой древней книгой в мире является Ригведа, и в ней много описаний употребления наркотика. Наркотик называется «сома». С тех древних времен все религии пытались заставить людей не использовать наркотики. Все правительства были против наркотиков. И все же наркотики оказались сильнее, чем правительства и религии, потому что никто не изучал психологию наркомана. Человек несчастен. Он живет в тревоге, в страданиях и с разочарованием. По-видимому, нет никакого выхода, кроме наркотиков. Единственный способ предотвратить.

Употребление наркотиков — сделать человека радостным, счастливым, блаженным.

Я тоже против наркотиков, по той простой причине, что употребление наркотиков помогает вам забыть о своих несчастьях только на время. Оно не готовит вас к борьбе с несчастьями и страданиями, скорее, делает вас более слабым.

Но причины, по которым правительства и религии выступают против наркотиков, и причины, по которым я выступаю против наркотиков, совершенно разные. Они хотят, чтобы человек продолжал оставаться несчастным и разочарованным, потому что страдающий человек не настроен революционно, он мучится в своем существе, он распадается на части. Он не может представить себе лучшее общество, лучшую культуру, лучшего человека. Из-за своих несчастий он становится легкой добычей для священников, потому что они утешают его, потому что они говорят ему: «Благословенны бедные, благословенны кроткие, благословенны те, кто страдают, потому что они унаследуют царство Божие».

Страдающее человечество находится также в руках политиканов, потому что страдающее человечество нуждается в какой-то мечте — мечте о бесклассовом обществе когда-нибудь в будущем и мечте об обществе, в котором не будет нищеты, голода, страданий. Вкратце, они справляются со своими страданиями и остаются терпеливыми, если видят утопию у горизонта. И отметьте себе значение слова утопия. Оно означает то, что никогда не происходит. Это как горизонт, он так близок, что вы думаете, что можете побежать и найти место, где небо встречается с землей. Но вы можете бежать всю свою жизнь и никогда не найдете это место, потому что такого места не существует. Это иллюзия.

Политикан кормится тем, что обещает, священник кормятся тем, что обещает. Но за последние десять тысяч лет никто не доставил товары. Причина, по которой они выступают против наркотиков, заключается в том, что наркотики полностью подрывают их промысел. Если люди начинают принимать опиум, гашиш, ЛСД, то они не интересуются коммунизмом, не интересуются тем, что произойдет завтра, не интересуются загробной жизнью, не интересуются Богом, раем. Они удовлетворены в данный момент.

У меня другие причины. Я тоже против наркотиков, но не потому, что они обрубят корни политиканам и религиям, а потому, что они уничтожат ваш внутренний рост к духовности. Они не позволят вам достичь земли обетованной. Вы будете и дальше оставаться среди галлюцинаций, в то время как вы способны достичь настоящего. Они дают вам Игрушку.

Но поскольку наркотики не исчезнут, я бы хотел, чтобы каждое правительство, каждая научная лаборатория очищали наркотики, делали их здоровее, без побочных действий, которые возможны сегодня. Мы можем создать наркотик, как тот, который Олдос Хаксли в память о Ригведе назвал сома, у которого не будет побочных действий, к которому нельзя будет пристраститься, который будет радостью, счастьем, танцем, песней. Если мы не можем дать возможность каждому человеку стать Гаутамой Буддой, то мы не вправе не позволять людям хотя бы мельком увидеть то эстетическое состояние, которое, должно быть, переживал Гаутама Будда. Может быть, эти маленькие переживания подтолкнут человека к дальнейшим исследованиям. Рано или поздно ему наскучат наркотики, потому что всякий раз они будут повторять одну и ту же картину. И какой бы красивой эта картина ни была, повторение сделает ее скучной.

Итак, сначала очистите наркотики от всех побочных действий. Во-вторых, позвольте людям, которые этого хотят, получать удовольствие. Им это наскучит. И затем у них останется одна-единственная дорога — искать какой-нибудь метод медитации, для того чтобы обрести высшее блаженство.

Ваш вопрос в основном касается людей Нового Века. Разрыв между поколениями — это самое новое явление, прежде оно не существовало. В прошлом дети уже в возрасте шести-семи лет начинали использовать свои руки, свои умы, работая вместе с отцами по традиционным специальностям. К четырнадцати годам они были уже ремесленниками, рабочими, вступали в брак, у них были обязанности. К тому времени, когда им исполнялось двадцать лет или двадцать четыре года, у них уже были собственные дети, так что разрыв между поколениями никогда не существовал. Каждое поколение жило одновременно со следующим поколением.

Впервые в истории человечества возник разрыв между поколениями. Он имеет огромное значение. Теперь, впервые до возраста в двадцать пять или двадцать шесть лет, до того, как вы не возвратитесь из университета, у вас нет никаких обязанностей, нет детей, нет волнений, перед вами находится целый мир, и вы можете мечтать, как сделать его лучше, как сделать его богаче, как создать расу суперменов. И это период времени между четырнадцатью и двадцатью четырьмя годами, когда человек является мечтателем, потому что созревает его сексуальность, и вместе с сексуальностью созревают его мечты. Его сексуальность подавляется в школах и колледжах, и поэтому вся его энергия может быть использована для мечтаний. Он становится коммунистом, он становится социалистом, он становится фабианцем, чем угодно. И это время, когда он начинает чувствовать разочарование, потому что при том, как устроен мир: бюрократия, правительства, политики, общество, религия, — ему вряд ли удастся воплотить свои мечты в реальность.

Он приезжает домой из университета, полный идей, и каждая его идея будет уничтожена обществом. Вскоре он забывает о новом человеке и новой эре. Он не может даже найти работу, он не может найти себя. Как он может думать о бесклассовом обществе, в котором не будет ни богатых, ни бедных? Это период, когда он рвется к наркотикам, они дают ему временное облегчение. Но все наркотики, такие, какими они являются сейчас, вызывают привыкание, и поэтому вам нужно увеличивать дозу. И они оказывают разрушительное влияние на тело, на мозг, вскоре вы уже совершенно беспомощны. Вы не можете жить без наркотиков, а с наркотиками у жизни для вас нет места. Но я не говорю, что ответственность за это несут молодые люди; наказывать их и сажать в тюрьму — это чистейшая глупость. Они не преступники, они жертвы... Люди, которые у власти, продолжают делать идиотские вещи — запреты, наказания. Они знают, что на протяжении десяти тысяч лет мы запрещали и не достигли успеха. Если вы запрещаете алкоголь, то больше людей становятся алкоголиками, и.

Становятся доступными опасные виды алкоголя. Тысячи людей умирают от отравления — и кто виноват? Теперь они наказывают молодых людей годами тюремного заключения, не понимая, что если человек принимал наркотики или у него возникло привыкание к наркотикам, то ему нужно лечение, а не наказание. Его нужно отправить в психиатрическую больницу, где о нем позаботятся, где его могут научить медитации и постепенно могут отвлечь от наркотиков к чему-нибудь лучшему.

Вместо этого они запирают их в тюрьмах — десять лет тюрьмы. Они совсем не ценят человеческую жизнь. Если вы дадите десять лет тюрьмы молодому двадцатилетнему человеку, то вы напрасно потратите его самые лучшие годы, и без каких-либо результатов, потому что в тюрьмах наркотики достать еще легче, чем где-либо еще. Заключенные являются опытными потребителями наркотиков, и они становятся учителями тех, кто пока еще дилетант. Через десять лет человек выйдет из тюрьмы прекрасно обученный. Тюрьмы учат только одному: ничто из того, что вы делаете, не является неправильным, пока вас не поймали, — просто не попадайтесь. И существуют наставники, которые учат вас, как не попасться опять.

Так что вся ситуация совершенно абсурдна. Я тоже против наркотиков, но совершенно по-другому. Я надеюсь, что вы меня поняли.

Можно ли использовать ЛСД как вспомогательное средство для медитации?

ЛСД можно использовать как вспомогательное средство, но средство это будет очень опасным. Это не так легко. Если вы используете мантру, то даже от нее становится трудно отказаться, но если вы использовали ЛСД, то отказаться от него еще намного труднее.

В тот момент, когда вы отправились в путешествие с ЛСД, вы уже ничего не контролируете. Руководит химия, и вы уже не господин. И если вы уже перестали быть господином, то получить обратно это положение уже не так-то просто. Химическое вещество не является рабом, теперь уже вы раб. Как управлять — это уже не ваш выбор. Если вы начали принимать ЛСД как вспомогательное средство, то вы делаете из раба хозяина и он воздействует на весь химический состав вашего тела. Ваше тело начнет жаждать ЛСД, и это желание не будет желанием ума, как в том случае, когда вы привязались к мантре. Когда вы используете ЛСД как вспомогательное средство, то желание становятся частью тела, ЛСД проникает в самые клетки тела. Оно изменяет их, ваша внутренняя химическая структура становится другой. И тогда все клетки тела начнут требовать ЛСД, и отказаться от наркотика будет трудно.

ЛСД может быть использовано для приближения вас к медитации, только если тело было подготовлено к этому. И поэтому, если вы спросите, может ли оно быть использовано на Западе, то я скажу, что оно совсем не подходит для Запада. Оно может быть использовано только на Востоке, если тело было подготовлено к этому. Йога использует его, тантра использует его, существуют школы тантры и йога, которые используют ЛСД как вспомогательное средство, но они сначала готовят ваше тело. Происходит длительный процесс очищения тела. Ваше тело становится таким чистым, а вы становитесь таким великим его повелителем, что даже химия не может теперь стать вашим господином. Таким образом, йога допускает его, но очень специфическим образом.

Вначале ваше тело должно быть очищено химически. Затем вы так владеете своим телом, что даже химический состав тела можно контролировать. Например, существуют определенные йогические упражнения... Если вы примете яд, то при помощи специального йогического упражнения вы можете приказать своей крови не смешиваться с ним и яд пройдет через тело и будет выведен вместе с мочой и вообще не смешается с кровью. Если вы можете это делать, если вы можете контролировать химический состав своего тела, то вы можете использовать что угодно, потому что вы остаетесь повелителем.

В тантре, особенно в тантре «левой руки», они используют алкоголь как вспомогательное средство для медитации. Искатель примет алкоголь в определенном количестве, а затем попытается быть бдительным. Сознание нельзя терять. Понемногу количество алкоголя увеличивают, но сознание должно оставаться настороже. Человек выпил алкоголь, он был усвоен телом, но ум остается выше него. Сознание не теряется. Затем количество алкоголя все увеличивают и увеличивают. При помощи этой тренировки наступает такой момент, когда любое количество алкоголя может быть дано, а ум остается настороже. Только после этого ЛСД может служить вспомогательным средством.

На Западе не существует упражнений для очищения тела или увеличения сознания при помощи изменения химического состава тела. ЛСД на Западе принимают без всякой подготовки. И оно не поможет. Скорее напротив, оно может полностью уничтожить ум.

Существует много проблем. Когда вы отправились в путешествие с ЛСД, то вы мельком увидели нечто такое, о чем вы раньше никогда не знали, чего никогда не чувствовали. Если вы начнете заниматься медитацией, то это длительный процесс, но ЛСД не является процессом. Вы принимаете его — и процесс закончен. Затем начинает работать тело. Медитация — это очень длительный процесс, вы должны заниматься ею годами, только тогда можно ожидать результатов, а когда вы испытали легкий и короткий путь, то вам будет трудно вступить на путь длительного процесса. Для медитации требуется больше жизнеспособности, больше веры, больше ожидания, и вам будет трудно, потому что теперь вы можете сравнивать.

Во-вторых, любой метод плох, если вы не контролируете себя все время. Когда вы медитируете, то можете остановиться в любой момент. Вы можете выйти из медитации. Вы не можете остановить путешествие с ЛСД, если вы уже приняли ЛСД, то должны совершить целый круг. Теперь вы уже не господин.

Все, что превращает вас в раба, совершенно не помогает духовно, потому что духовность в основном означает быть господином самому себе. Поэтому я не предлагаю короткие пути. Я не против ЛСД, иногда я могу быть за него, но тогда необходима длительная предварительная подготовка. Тогда вы будете господином.

Но ЛСД не является самым коротким путем. Оно займет намного больше времени, чем медитация. Хатха-йога готовит тело на протяжении долгих лет. Двадцать, двадцать пять лет — тогда тело готово. Тогда вы уже можете использовать любое химическое вещество как вспомогательное средство, и оно не будет оказывать разрушительное действие на ваше существо.

Но тогда процесс намного дольше. Тогда может быть использовано ЛСД. И тогда я за него. Если вы готовы двадцать лет готовить тело для того, чтобы принять ЛСД, то тогда оно не оказывает разрушительного воздействия, но этот же самый результат может быть достигнут за два года при помощи медитации. Поскольку тело более плотное, то достичь способности владеть телом более трудно. Ум более тонкий и владеть им легче. Тело находится дальше от сущности, поэтому разрыв больше, в случае ума разрыв меньше.

В Индии примитивным способом подготовки тела к медитации была хатха-йога. На подготовку тела уходило так много времени, что иногда хатха-йоге приходилось изобретать способы продления жизни, чтобы хатха-йогой могли продолжать заниматься. Это был такой длительный процесс, что иногда шестьдесят лет могло быть недостаточно, семьдесят лет могло быть недостаточно. И существует проблема: если мастерство не достигается на протяжении этой жизни, то в следующей жизни вам придется начинать все сначала, потому что у вас будет новое тело. Все усилия пропали зря. У вас не будет нового ума в следующей жизни, таким образом, все, что достигнуто при помощи ума, остается с вами, но все, что достигнуто при помощи тела, теряется во время смерти. И поэтому хатха-йоге пришлось изобрести методы продления жизни до двухсот, до трехсот лет, чтобы мастерство могло быть достигнуто.

Если мастерство касается ума, то тогда можно изменить тело, но подготовка тела принадлежит одному только телу. Хатха-йога изобрела много способов, чтобы процесс мог быть завершен, но затем были изобретены еще более замечательные методы, как непосредственно контролировать ум, — раджа-йога. При этих методах тело может быть полезным, но нет никакой необходимости заниматься им слишком много. Таким образом, адепты хатха-йоги говорят, что ЛСД может быть использовано, но раджа-йога не может сказать, что ЛСД может быть использовано. Потому что в раджа-йоге нет методики подготовки тела. Непосредственно используется медитация.

Иногда может случиться так, но только иногда, очень редко, что если вам удастся бросить быстрый взгляд при помощи ЛСД я вы не пристраститесь к нему, то этот взгляд может пробудить в вас жажду продолжить поиск дальше. Так что попробовать его один раз — это не плохо, но только будет трудно понять, где остановиться и как остановиться. Первое путешествие — это хорошо, и совершить его один раз — хорошо — вы осознаете другой мир и, благодаря путешествию, вы затем начнете стремиться к нему, начнете искать его, но затем трудно остановиться. В этом проблема. Если вы можете остановиться, то принять ЛСД один раз — хорошо. Но только это «если» очень большое.

Мулла Насреддин имел обыкновение говорить, что он никогда не пьет больше одного стакана вина. Многие друзья не были согласны с этим утверждением, потому что видели, как он пьет один стакан за другим. Он сказал: «Второй стакан выпивается первым стаканом. Я пью только один. Второй пьется первым, а третий — вторым. Тогда я уже не господин. Я господин только первого, поэтому как я могу говорить, что я пью больше одного стакана? Я пью только один, всегда только один!».

В случае первого вы господин, со вторым вы уже не господин. Первый попытается принять второй, а затем это будет продолжаться непрерывно. Тогда это уже не в ваших руках. Начать что-либо просто, потому что вы господин, но прекратить что-либо трудно, потому что вы уже не господин. Поэтому я не против ЛСД... и если я против, то это условно. И вот условие: если вы можете остаться господином, тогда порядок. Используйте все, что хотите, но оставайтесь господином. А если вы не можете остаться господином, тогда вообще не вступайте на опасную дорогу. Вообще не вступайте. Так будет лучше.