От медицины к медитации.

13. Телесные функции.

Кажется, человек пал так низко, что больше не может даже правильно дышать. Пожалуйста, расскажи о важности дыхания.

Дыхание заслуживает пристального внимания, потому что это один из самых важных факторов. Если вы не дышите полно, то не можете и полно жить. Тогда почти во всем — даже в любви — вы будете что-то сдерживать. Вы будете сдерживаться даже при разговоре. Вы не сможете полно общаться; что-то будет всегда неполным.

Когда дыхание совершенно, все становится на свои места. Дыхание — это жизнь. Но люди им пренебрегают, люди вообще не беспокоятся о нем, не обращают никакого внимания. А любая возможная перемена произойдет именно через изменение в вашем дыхании. Если многие годы вы дышали неправильным, мелким дыханием, мышцы застыли в определенном положении — и теперь это уже не зависит от вашего желания. Представь, что кто-то многие годы не двигался: ноги стали мертвыми, мышцы атрофировались, ток крови прекратился. Неожиданно этот человек хочет отправиться на длинную прогулку — ему нравится красивый закат. Но он не может двигаться; для этого недостаточно просто думать. Теперь потребуются большие усилия, чтобы снова вернуть к жизни эти мертвые ноги.

Дыхательные пути окружает определенная мускулатура, и если ты дышишь неправильно — а это делают почти все, — эта мускулатура застыла. Теперь, чтобы ее изменить своими силами, потребуются долгие годы, и это будет ненужной тратой времени. При помощи глубокого массажа, в особенности рольфинга, эти мышцы можно расслабить, и ты можешь начать заново. Но начав дышать правильно после рольфинга, не впадай снова в старую привычку.

Неправильно дышит каждый, потому что все общество основано на совершенно неправильных понятиях, условностях, подходах. Например, маленький ребенок плачет, а мать говорит ему, чтобы он не плакал. Что ребенку делать? — плач приходит, а мать велит не плакать. Он начнет сдерживать дыхание, потому что это единственный способ прекратить плач. Если ты сдерживаешь дыхание, прекращается все — плач, слезы, что угодно. Затем постепенно это становится постоянной нормой — не злись, не плачь, не делай это, не делай то.

Ребенок понимает, что, если он дышит мелко, он может держать себя в руках. Если он дышит полно и тотально, как дышит каждый ребенок от рождения, он становится необузданным. И вот он калечит себя. Каждый ребенок, мальчик или девочка, начинает играть с половыми органами, потому что это дает приятное ощущение. Ребенок понятия не имеет о социальных табу и прочей чепухе, но если мать или отец видят, что ты играешь с половыми органами, они немедленно это запрещают. У них в глазах такое осуждение, и для тебя это такой шок, что ты начинаешь бояться дышать глубоко, потому что глубокое дыхание массирует половые органы изнутри. Это создает проблемы, поэтому ты перестаешь глубоко дышать; ты дышишь мелко, и это отсекает тебя от половых органов.

Все общества, которые подавляют секс, обречены быть обществами людей с мелким дыханием. Совершенно лишь дыхание первобытных людей, которые не подходят к сексу с позиции подавления. Их дыхание — красивое, полное и целое. Они дышат как животные, они дышат как дети.

Дыхание постоянно меняется вместе с твоими эмоциями. Когда ты испытываешь гнев, дыхание неритмично, асимметрично. Когда ты в состоянии сексуальной похоти, дыхание становится сумасшедшим. Когда ты спокоен, тих и полон радости, в твоем дыхании есть музыкальное качество, оно становится песней. Когда ты в существовании как дома, когда у тебя нет желаний, когда ты чувствуешь удовлетворенность, внезапно дыхание почти прекращается. Когда ты в благоговении, изумлении, дыхание на мгновение замирает. И это величайшие мгновения в жизни, потому что только в такие мгновения, когда дыхание почти прекращается, ты сонастроен с существованием: ты в Боге, а Бог в тебе.

Опыт дыхания должен становиться все более и более глубоким; его нужно тщательно изучать, наблюдать, анализировать.

Наблюдай, как дыхание меняется вместе с эмоциями, и наоборот — как эмоции меняются с дыханием. Например, когда ты испуган, наблюдай, как меняется дыхание. И тогда однажды попытайся дышать таким же образом, как когда ты был испуган. И ты удивишься, когда обнаружишь, что, изменив тип дыхания на соответствующий состоянию страха, ты почувствуешь страх — тотчас же.

Наблюдай свое дыхание, когда ты влюблен; наблюдай дыхание, когда ты обнимаешь, держишь любимого человека за руку. И тогда однажды, просто сидя в молчании под деревом, снова наблюдай себя и дыши таким же образом. Восстанови этот тип, снова настройся на тот же гештальт [От нем. «gestalt»; приближенный смысл: образец, конфигурация; название течения в психологии, работающего с «фигурой» и «фоном». — Прим. перев.]. Дыши таким же образом, как тогда, когда ты обнимал любимого человека, и весь мир станет твоим любимым. В тебе снова возникнет великая любовь. Это взаимосвязано. Поэтому в йоге, тантре, даосизме — во всех великих системах и науках человеческого сознания и расширения человеческого сознания — дыхание является одним из ключевых явлений. Все они работали с дыханием.

Вся система медитации Будды основана на определенном качестве дыхания. Он говорит: «Просто наблюдай за дыханием, не меняя его. Ничего не меняя, просто наблюдай». Но тебя ждет неожиданность; в то мгновение, когда ты начинаешь наблюдать, оно меняется, потому что у наблюдения собственный ритм. Именно поэтому Будда говорит: «Не нужно ничего менять, просто наблюдай». Наблюдение создает дыхание особого рода — оно приходит само собой. И ты удивишься: постепенно, по мере того, как ты становишься более наблюдательным, ты дышишь все меньше и меньше. Дыхание становится дольше, глубже.

Например, если ты делал шестнадцать вдохов в минуту, теперь, возможно, ты будешь делать шесть, или четыре, или три. Чем более ты наблюдателен, тем глубже входит дыхание, тем оно становится дольше, и ты делаешь все меньше вдохов за тот же отрезок времени. Тогда можешь подойти с другой стороны. Дыши медленно, тихо, делай глубокие, долгие вдохи, и внезапно ты увидишь, что в тебе возникает наблюдение. Каждая эмоция словно имеет собственный полюс в твоей дыхательной системе: при помощи дыхания ее можно вызвать к жизни.

Но лучше всего наблюдать, когда ты влюблен, когда ты сидишь рядом с другом. Наблюдай дыхание, потому что этот любящий ритм дыхания важнее всего: он трансформирует все твое существо. Именно в любви ты особенно остро чувствуешь абсурдность, ложность своей позиции отдельного существа. И все же именно при помощи этого отделения, этой абсурдности ты можешь выразить то, что не смог бы выразить по-другому. Оставаясь «другим», ты можешь праздновать свою тождественность. Вот парадокс любви: вас двое, и все же вы чувствуете себя одним. Вы одно, и все же вы чувствуете, что вас двое. Единство в двойственности: вот парадокс любви. Это должно быть и парадоксом молитвы, и парадоксом медитации. В конце концов, тебе предстоит почувствовать себя настолько же единым с существованием, как и с любимым, с возлюбленной, с другом, с матерью, с ребенком в некоторые редкие, драгоценные мгновения. Именно оставаясь «другим», ты можешь праздновать свою тождественность.

Наблюдай мгновения любви больше и больше. Будь бдителен. Смотри, как меняется твое дыхание. Смотри, как вибрирует твое тело... просто обнимая свою женщину или своего мужчину, сделай это экспериментом, и ты будешь удивлен. Однажды, просто обнимая друг друга, сливаясь друг с другом, посидите по крайней мере час, и вы будете удивлены: для вас это будет одним из величайших психоделических опытов. В течение часа, ничего не делая, просто обнимайте друг друга, касайтесь друг друга, слейтесь, растворитесь друг в друге, и постепенно ваши дыхания станут одним. Вы будете дышать так, словно у вас два тела и одно сердце. Вы будете дышать вместе. А когда вы дышите вместе — без всяких усилий с вашей стороны, но просто потому, что вы чувствуете столько любви, и дыхание следует за нею, — это будут величайшие мгновения, самые драгоценные; не от этого мира, но от запредельного, непознаваемого. И в эти мгновения вы получите первый проблеск медитативной энергии...

Ты должен научиться дышать очень тихо, словно дыханию некуда спешить, словно тебе дыхание безразлично, и ты отстранен, отдален, отрешен. Если ты сможешь быть отстраненным, отдаленным, отрешенным, то сможешь достичь середины. В это мгновение ты не будешь чувствовать себя ни мужчиной, ни женщиной. Ты будешь и тем и другим, и ни одним из них; ты будешь трансцендентальным...

Когда тебя что-то отвлекает, наблюдай: твое дыхание тоже отвлечено. Когда тебя ничто не отвлекает, когда ты сидишь в молчании и тебя ничто не отвлекает, твое дыхание будет спокойным, тихим, ритмичным; в нем будет тонкое музыкальное качество. И это качество точно посредине, потому что ты ничего не делаешь и в то же время не спишь. Ты ни активен, ни пассивен; ты в равновесии. И в это мгновение равновесия ты ближе всего к Богу, к небесам.

Помни, каждый твой вздох — это не просто вздох, это еще и мысль, эмоция, фантазия. Но ты поймешь это, лишь наблюдая дыхание несколько дней. Занимаясь любовью, наблюдай дыхание. Ты удивишься: твое дыхание хаотично, потому что сексуальная энергия очень грубая, сырая. Сексуальные фантазии очень грубы, животны. В сексуальности нет ничего особенного; она есть у каждого животного. Когда ты сексуально возбужден, ты ведешь себя точно как любое другое животное. И я не говорю, что быть животным плохо, я просто говорю, что это факт. Я просто констатирую факт. Поэтому, когда ты в сексуальной любви, наблюдай свое дыхание: оно теряет равновесие.

Поэтому в тантре секс разрешается, только если ты научился заниматься любовью и при этом сохранять дыхание спокойным, ритмичным. Тогда секс приобретает совсем другое качество, он становится молитвенным, священным. Для постороннего наблюдателя не будет заметно никакой разницы, потому что он только увидит, что ты занимаешься любовью с женщиной или мужчиной, и не увидит ничего особенного. Но для участвующих, для тех, кто знает, различие будет огромным. В старых тантрических школах, в которых эти секреты разрабатывались путем наблюдения и изучения, это стало одним из главных направлений экспериментов: если человек может заниматься любовью и это никак не влияет на его дыхание, это уже не секс; тогда это священно. Тогда это приведет тебя к самым глубинам твоего существа, откроет все двери и тайны жизни.

Дыхание — это не просто дыхание, потому что в дыхании твоя жизнь, и оно содержит все, что содержит жизнь.

В западных странах возрастает потребность в транквилизаторах, потому что люди страдают от бессонницы. Может ли медитация помочь людям возвратить способность засыпать, и какова взаимосвязь между сном и медитацией?

Во сне мы попадаем туда же, куда и при медитации. Единственная разница заключается в том, что во сне мы ничего не осознаем, тогда как во время медитации мы находимся в полном сознании. Если бы кто-то стал полностью осознанным, даже во сне, то он испытал бы такое же переживание, как и при медитации.

Например, если мы подвергнем человека анестезии и, когда он будет в бессознательном состоянии, отнесем его на носилках в сад, где распустились цветы, где в воздухе ароматы, где светит солнце и поют птицы, то человек совершенно этого не осознает. После того как мы принесли бы его обратно и действие анестезии прекратилось, если бы мы спросили его о том, как ему понравился сад, то он не был бы в состоянии что-то нам сказать. Затем, если бы вы привели его в сад, когда он был в полном сознании, то он ощутил бы то же самое, что и тогда, когда его приносили в сад прежде. И в обоих случаях, хотя человека привели в то же самое место... он не сознавал красивый пейзаж в первом случае, в то время как во втором он полностью бы осознавал цветы, запах, птичьи песни, восход солнца. И хотя вы, без сомнения, достигнете того же места в бессознательном состоянии, посещать это место в бессознательном состоянии — все равно что не посещать его вообще.

Во сне мы достигаем того же рая, что и при медитации, но мы его не осознаем. Каждую ночь мы путешествуем в этот рай и затем возвращаемся — не сознавая. И хотя свежий ветер и приятное благоухание прикасаются к нам и птичьи песни звенят в наших ушах, мы никогда этого не осознаем. И все же, несмотря на возвращение из рая при полном неосознании этого, человек может сказать: «Я себя прекрасно чувствую сегодня утром, ночью я прекрасно спал».

Почему вы так прекрасно себя чувствуете? Вы хорошо спали, что же произошло хорошего? Это не может быть только потому, что вы спали, наверняка вы где-то побывали, что-то с вами произошло. Но утром вам ничего об этом неизвестно, кроме расплывчатой идеи о том, что вы хорошо себя чувствуете. Но тот, кто крепко спит ночью, утром поднимается полным сил. Это показывает, что человек достиг ночью источника омоложения, но в бессознательном состоянии. Тот, кто не смог ночью хорошо поспать, утром чувствует себя более усталым, чем тогда, когда он лег спать. И если человек не спит хорошо в течение нескольких дней, то ему становится трудно выжить, потому что связь с источником жизни нарушается. Он не может добраться до того места, добраться до которого ему очень важно...

В Нью-Йорке как минимум тридцать процентов людей не могут спать без транквилизаторов. Психологи полагают, что если такое положение будет превалировать следующие сто лет, то ни единый человек не сможет заснуть без лекарства. Если утративший способность спать человек спросит вас, как вы укладываетесь спать, и ваш ответ будет: «Я просто кладу голову на подушку и засыпаю», то он не поверит вам. Он подумает, что это невозможно, и заподозрит, что, вероятно, существует какая-то ему неизвестная уловка, потому что он тоже кладет голову на подушку, но ничего не происходит.

Не приведи Господь, но могут наступить времена — через тысячу или две тысячи лет, — когда все потеряют естественный сон и люди откажутся верить, что за тысячу или две тысячи лет до них люди просто клали головы на подушку и засыпали. Они сочтут это вымыслом, мифическим рассказом из «Пуран». Они не поверят, что это правда. Они скажут: «Это невозможно, потому что если это неправда по отношению к нам, то как это может быть правдой по отношению к кому-либо другому?».

Я обращаю на это ваше внимание, потому что три или четыре тысячи лет назад люди закрывали глаза и погружались в медитацию так же легко, как вы засыпаете сегодня. Через две тысячи лет в Нью-Йорке будет трудно заснуть, это трудно даже сегодня. В Бомбее становится трудно спать, это просто дело времени. Сегодня трудно поверить в то, что бывали времена, когда человек мог закрыть глаза и погрузиться в медитацию, потому что в наши дни, когда вы с закрытыми глазами, вы никуда не попадаете; внутри мысли продолжают мелькать вокруг вас, и вы остаетесь там же, где и были.

В прошлом медитация была так же легка для тех, кто были близки к природе, как сон для тех, кто живет рядом с природой. Вначале исчезла медитация, теперь собирается уйти и сон. Вначале теряются сознательные вещи, после этого — вещи, которые являются подсознательными. С исчезновением медитации мир стал почти нерелигиозным, а когда исчезнет сон, то мир станет полностью нерелигиозным. В бессонном мире у религии нет никакой надежды.

Вы не можете себе представить, как тесно, как сильно мы соединены со сном. Как человек проживет свою жизнь, полностью зависит от того, как он спит. Если он не спит хорошо, то вся его жизнь превратится в хаос; все его связи будут запутаны, все будет отравлено, наполнено яростью. Если, наоборот, человек крепко спит, то в жизни его появится... мир и радость будут постоянно приходить в его жизнь. Его связи, его любовь — все будет покоиться на фундаменте безмятежности. Но если он утратит сон, то все его связи придут в беспорядок. У него испортятся отношения с его семьей, его женой, его сыном. С матерью, с отцом, с учителем, со студентами — со всеми. Сон приводит нас к такому месту в нашем подсознательном состоянии, в котором мы погружаемся в Бога, хотя и ненадолго. Даже самый здоровый человек погружается на самый глубокий уровень только на десять минут за восемь часов сна. В течение этих десяти минут он настолько потерян, настолько погружен в сон, что даже сон не существует.

Сон не является полным, пока человеку что-то снится — человек продолжает движение между состоянием сна и бодрствования. Сон со сновидениями — это состояние, в котором человек наполовину спит и наполовину бодрствует. Быть в состоянии сна со сновидениями означает, что даже если ваши глаза закрыты, то вы не спите; на вас продолжают оказывать воздействие влияния извне. Вы продолжаете в своих снах находиться с теми людьми, с которыми вы встретились днем. Сны занимают серединное положение между сном и бодрствованием. И к нашему предмету не относится то, что утром вы не помните то, что вам снилось ночью. В Америке проводятся многочисленные исследования в области сна. Приблизительно десять лабораторий проводили эксперименты на тысячах людей в течение восьми-десяти лет.

Американцы проявляют интерес к медитации, потому что они утратили сон. Они думают, что медитация может возвратить им сон, может принести немного мира в их жизни. Вот почему они смотрят на медитацию только как на транквилизатор. Когда Вивекананда впервые ознакомил Америку с медитацией, один врач подошел к нему и сказал: «Мне невероятно понравилась медитация. Это транквилизатор, в котором вообще нет препаратов. Она не является лекарством и помогает человеку засыпать — просто великолепно». Подлинной причиной роста влияния йогов в Америке являются не они сами, а недостаток сна. Сон у людей нарушен, и, как следствие, жизнь в Америке наполнена подавленностью, депрессией, напряженностью. И поэтому в Америке мы видим растущую потребность в транквилизаторах, чтобы хоть как-то помогать людям засыпать.

Каждый год в Америке расходуются на транквилизаторы миллионы долларов. Десять больших компаний проводят исследования на тысячах людей, которым платят за то, что ночной сон у них неудобный и болезненный. Всевозможные электроды и тысячи разных проводов подключены к телам людей, и их обследуют со всех сторон, чтобы понять, что происходит у них внутри. В результате этих экспериментов было совершено невероятное открытие, которое заключается в том, что человек видит сны на протяжении почти всей ночи. Проснувшись, некоторые люди говорили, что не видели снов, в то время как другие утверждали, что видели. Но на самом деле все они видели сны. Единственное различие было в том, что люди с лучшей памятью помнили свои сны, а те, у кого память была хуже, не могли вспомнить то, что им снилось. Но было обнаружено, что совершенно здоровый человек способен находиться в состоянии глубокого сна, сна без сновидений, на протяжении десяти минут.

Сны можно сканировать при помощи машин. Пока нам снится сон, нервы мозга сохраняют свою активность, но когда сон заканчивается, нервы также прекращают быть активными, и машина показывает, что наступил интервал. Этот интервал указывает на то, что в то время человек не думал и что ему не снились сны — он где-то потерялся.

Примечательно, что машины непрерывно записывают изменения, происходящие внутри человека, когда человек находится в состоянии сна со сновидениями, но как только он погружается в сон без сновидений, машина показывает интервал. Они не знают, куда в этом интервале исчезает человек. Таким образом, состояние сна без сновидений означает, что человек достиг такого места, которое находится вне пределов досягаемости машины. В этом интервале человек входит в божественное. Машина не способна определить это место в промежуточном состоянии, в интервале. Машина записывает внутреннюю активность, пока человек находится в состоянии сна со сновидениями, затем наступает интервал, и человек куда-то исчезает. А затем, через десять минут, машина снова начинает записывать. Трудно сказать, где находился человек на протяжении десятиминутного интервала. Американские психологи весьма заинтригованы этим интервалом, и поэтому они считают сон величайшей тайной.

Вы спите каждый день, и все же вы не имеете ни малейшего представления о том, что такое сон. Человек спит на протяжении всей свой жизни, и все же ничего не меняется — он ничего не знает о сне. Причина, по которой вы ничего не знаете о сне, заключается в том, что когда вы спите, то вас нет. Помните, что вы существуете, только пока вы не спите, и что вам известно столько же, сколько машине. Так же как, оказавшись перед интервалом, машина останавливается и не может добраться до того места, куда был унесен человек, так и вы не можете туда добраться, потому что вы также являетесь не чем иным, как машиной.

И поскольку вы тоже не находите этот интервал, то сон остается загадкой, он остается вне пределов вашей досягаемости.

Это так, потому что человек погружается в крепкий сон, только когда он прекращает существовать в состоянии «я есть». И, следовательно, с ростом эго сон уменьшается. Эгоистичный человек утрачивает способность спать, потому что его эго, «я» непрерывно утверждает себя на протяжении двадцати четырех часов в день. Это «я», которое просыпается, это же «я» ходит по улице. «Я» настолько непрерывно присутствует все двадцать четыре часа, что, когда приходит момент засыпать, когда приходит время отбросить «я», человек не способен от него избавиться. Разумеется, заснуть становится трудно. Пока существует «я», сон невозможен. Пока существует «я», невозможно слиться со всем миром.

Засыпание и слияние со всем миром является одним и тем же, единственная разница заключается в том, что при помощи сна человек сливается с миром в бессознательном состоянии, в то время как при медитации человек сливается с миром в сознательном состоянии. Но это очень большая разница. Вы можете сливаться с миром во сне на протяжении тысяч жизней — и вы так никогда и не познаете мир. Но если, даже на мгновение, вы погрузитесь в медитацию, то вы достигнете того же места, которое вы достигали в глубоком сне на протяжении тысяч и миллионов жизней, хотя и в подсознательном состоянии, — и это полностью преобразит вашу жизнь.

Интересно, что когда человек погружается в медитацию, погружается в пустоту, куда приводит его глубокий сон, то он никогда уже не останется бессознательным, даже когда он спит.

Ананда провел с Буддой много лет, на протяжении многих лет он спал рядом с Буддой. Однажды утром он спросил Будду: «На протяжении многих лет я наблюдал, как ты спишь. Ты ни разу не перевернулся с одного бока на другой, ты спишь всю ночь в одной позе. Твои конечности остаются в таком же положении, которое ты принял вечером, ты вообще не шевелишься. Много раз я вставал ночью, чтобы проверить, сдвинулся ты с места или нет. Я проводил целые ночи, наблюдая за тобой, — но твои руки, твои ноги остаются в той же позе, ты никогда не переворачиваешься с одного бока на другой. Ты ведешь что-то вроде записи своего сна всю ночь?

«Я не веду никаких записей, — ответил Будда. — Я сплю в осознанном состоянии, поэтому у меня нет необходимости переворачиваться с боку на бок. Я могу, если захочу. Такие движения во сне не являются потребностью сна, это потребность беспокойного ума».

Беспокойный ум не может даже остаться на одном месте на протяжении одной-единственной ночи, не говоря уже о дне. Даже во время ночного сна тело непрерывно указывает на его беспокойство.

Если вы будете наблюдать за человеком, который спит ночью, то вы увидите, что он все время проявляет беспокойство. Вы увидите, что он двигает руками так же, как он это делает днем, когда бодрствует. Ночью, во сне, вы увидите его бегущим и задыхающимся так же, как это происходит с кем-то днем, — он запыхивается, устает ночью, в снах, он борется так же, как он боролся на протяжении дня. Днем он наполнен страстью, и ночью точно так же. Для того человека не существует существенной разницы между днем и ночью, за исключением того, что ночью он лежит изнуренный, бессознательный, а все остальное продолжает функционировать, как всегда. Итак, Будда сказал: «Я могу перевернуться с боку на бок, если я захочу, но в этом нет необходимости».

Но мы не осознаем... Человек, сидящий в кресле, непрерывно двигает ногой. Спросите его: «Почему ваши ноги непрерывно двигаются? Понятно, что они двигаются, когда вы ходите, но почему они двигаются, когда вы сидите в кресле?» Как только вы это скажете, человек сразу прекратит. Он потом вообще не пошевельнется, но он не сможет объяснить, почему он это делал. Это показывает на то, что внутреннее беспокойство вызывает волнение всего тела. Внутри находится беспокойный ум, он не может быть неподвижным, находиться в одном положении даже мгновение. Он будет заставлять все тело ерзать: ноги будут двигаться, голова будет трястись, даже сидящее тело будет крутиться из одной стороны в другую.

Вот почему вам нелегко даже десять минут усидеть неподвижно в медитации. И в тысяче различных мест тело подталкивает вас к тому, чтобы вы дергались и крутились. Мы не замечаем этого, пока не сидим с осознанностью в медитации. Мы начинаем понимать, что это тело не может остаться в одной позе даже секунду. Смятение, напряженность, возбуждение ума заставляют двигаться все тело.

На десять минут все исчезает в крепком сне, хотя эти десять минут доступны только для тех, кто полностью здоров и спокоен, а не для каждого. Другие люди спят таким сном только от одной до пяти минут, большинство людей спят глубоким сном только одну или две минуты. Того небольшого запаса энергии, который мы получаем за эту одну минуту подключения к источнику жизни, нам хватает для работы на протяжении следующих двадцати четырех часов. И весь тот маленький запас масла, который получает светильник за этот короткий период, мы используем для того, чтобы прожить следующие двадцать четыре часа. Светильник человеческой жизни сжигает столько масла, сколько он получит. Вот почему светильник горит так тускло, полученного масла не хватает, чтобы светильник жизни горел ярко, чтобы он стал полыхающим факелом.

Медитация постепенно приводит вас к источнику жизни. И тогда вы не берете из него пищу горстями, вы просто находитесь в самом источнике жизни, И тогда вам не нужно снова наполнять маслом светильник — тогда вам доступен целый океан масла. И вы начинаете жить в этом самом океане. При такой жизни сон исчезает, не в том смысле, что человек перестает спать, а в том смысле, что, когда человек спит, кто-то внутри него продолжает быть осознанным все время. Тогда сны перестают существовать. Йог остается пробужденным, он спит, но никогда не видит сны —его сны полностью исчезли. А когда исчезают сны, то исчезают и мысли. То, что нам известно как мысли в состоянии бодрствования, называется снами, когда мы спим. Существует лишь небольшое различие между мыслями и снами: мысли являются немного более цивилизованными снами, в то время как сны являются несколько примитивными по своей природе мыслями. Сон из них двух является более первоначальной мыслью.

На самом деле, дети или племена аборигенов могут думать только картинами, а не словами. Первые мысли человека всегда выражены в картинах. Например, когда ребенок голоден, он не думает словами: «Я голоден». Ребенок может представить себе материнскую грудь, он может представить себе, как он сосет материнскую грудь. Он может желать, чтобы его покормили грудью, но он не может составить для этого слова. Составление слов начнется намного позже, сначала будут картины...

Язык слов удобен на протяжении дня, но ночью он бесполезен. Ночью мы снова становимся примитивными. Во сне мы исчезаем такими, каковы мы есть днем. Мы теряем наши ученые степени. Университетское образование, все. Нас переносят к тому месту, где когда-то стоял первый человек. Вот почему ночью, во время сна, приходят образы, а слова появляются днем. Если мы хотим выразить любовь на протяжении дня, то мы думаем словами, но ночью нет другого способа выразить любовь, как только при помощи образов.

Мысли не кажутся такими живыми, как сны. Во снах целый образ появляется перед вами. Вот почему нам нравится смотреть кинофильм, в основу которого положен роман, а не читать сам роман. Единственная причина этого заключена в том, что роман написан на языке слов, а кинофильм является языком образов. Точно так же вам доставляет большую радость быть здесь и непосредственно слушать меня. Вы не ощущали бы такую же радость, если бы слушали запись беседы на магнитофоне, потому что здесь присутствует образ, а на магнитофоне только слова. Нам ближе язык образов, он более естественный. Ночью слова превращаются в картину, вот в чем различие.

В тот день, когда исчезнут сны, мысли исчезнут тоже; в тот день, когда мысли исчезнут, сны исчезнут тоже. Если день будет без мыслей, то ночь будет без снов. И запомните, сны не позволяют вам спать, и мысли не позволяют вам спать, и мысли не позволяют вам проснуться. Если сны исчезнут, то сон будет полным, если мысли исчезнут, то пробуждение будет полным. Если пробуждение является полным и сон является полным, то тогда не существует большого различия между обоими. Единственная разница заключается в том, держать ли глаза закрытыми или открытыми, и отдыхать ли телу, или работать. Тот, кто полностью пробужден, спит полным сном, но в обоих состояниях его сознание остается совершенно одинаковым. Сознание одно, неизменяемое, только тело меняется. Пробудитесь, тело работает; засните, тело отдыхает.

Друг спросил, почему Бог не достижим во время сна. Мой ответ таков: к нему можно прийти, если вы остаетесь бдительным даже во время сна. И поэтому мой метод медитации является методом сна — спать с осознанием, засыпать с осознанием. Вот почему я прошу вас расслаблять свое тело, расслаблять свое дыхание, успокаивать свои мысли. Все это является подготовкой для сна. И поэтому часто случается, что некоторые друзья засыпают во время медитации — это очевидно, это подготовка к сну. И, когда они готовятся к нему, они не замечают, когда засыпают. Вот почему я повторяю мое третье предложение: внутри будьте настороже, внутри будьте осознанны, пусть тело будет полностью расслаблено, пусть дыхание будет полностью расслаблено, более расслаблено, чем обычно во время сна. Но внутри будьте настороже. Пусть внутри ваше сознание горит, как светильник, чтобы вы не заснули.

Первоначальные условия медитации и сна являются одинаковыми, но имеется отличие в последнем условии. Первое условие заключается в том, что тело должно быть расслаблено. Если вы страдаете от бессонницы, то первое, чему научит вас врач, это расслаблению. Он просит вас сделать то же самое, о чем вас прошу я: расслабьте свое тело, не позволяйте какому-либо напряжению остаться в теле, пусть ваше тело будет совершенно свободным, как пух. Замечали ли вы когда-нибудь, как спит собака или кот? Они как будто и не спят. Замечали ли вы, как спит младенец? Напряженности нет нигде — ноги и руки невероятно расслаблены. Посмотрите на юношу и старика — вы увидите, что в них все напряжено. Поэтому доктор попросит их расслабиться.

То же условие применяется и ко сну: дыхание должно быть расслабленным, глубоким и медленным. Вы, должно быть, замечали, что при беге трусцой дыхание становится быстрее. Аналогичным образом, когда тело напрягается при работе, то дыхание становится быстрее и усиливается циркуляция крови. При засыпании циркуляция крови должна замедлиться, ситуация будет противоположной той, что возникает при беге трусцой, и тогда дыхание расслабится. Поэтому второе условие: расслабьте ваше дыхание...

Таким образом, условия для медитации в основном такие же, которые применимы и ко сну: расслабьте свое тело, расслабьте свое дыхание, прекратите думать. Так что для сна, как и для медитации, первоначальные условия в равной степени верны. Различие заключается в последнем условии. В первом — вы находитесь в состоянии глубокого сна, при медитации вы остаетесь полностью бодрствующими — вот и все.

И поэтому ты прав, что задал этот вопрос. Существует глубокая взаимосвязь между сном и медитацией. Однако между ними имеется одно существенное различие: это различие между сознанием и подсознанием. Сон является неосознанностью, медитация является пробуждением.

Что ты можешь предложить человеку, страдающему бессонницей?

Вечером, когда ты засыпаешь, когда ты уже готов заснуть, пройди в обратном порядке воспоминания всего дня — в обратном порядке. Не начинай с утра. Начни с того места, где ты сейчас, прямо с постели — последнего пункта, и двигайся назад. Потом постепенно, шаг за шагом, дойди до самого первого утреннего опыта, когда ты только что проснулся. Возвращаясь назад, постоянно помни о том, чтобы не вовлекаться.

Например, днем тебя кто-то обидел. Увидь себя, свою форму, которую кто-то оскорбляет, — но оставайся наблюдателем. Если ты снова почувствуешь гнев, ты отождествился. Тогда ты упустил суть медитации. Не чувствуй гнев. Он оскорбляет не тебя, он оскорбляет форму, которая существовала днем. Сейчас этой формы больше нет.

Ты подобен текущей реке: формы текучи. В детстве у тебя была одна форма, теперь этой формы у тебя нет. Эта форма исчезла. Подобно реке, ты постоянно меняешься. Поэтому вечером, когда ты медитируешь на события дня в обратном порядке, просто помни, что ты свидетель: не вовлекайся в гнев. Кто-то тебя похвалил: не прыгай до потолка. Просматривай все это безразлично, как фильм. И обратный порядок очень помогает — особенно тем, у кого трудности со сном.

Если твой сон нарушен, если у тебя бессонница, если тебе трудно заснуть, это очень поможет. Почему? Потому что это расправляет ум. Двигаясь в обратном порядке, ты разворачиваешь, расправляешь ум. Утром ты начинаешь его скручивать, и он запутывается во многих вещах и местах. Незавершенные и незаконченные, эти вещи остаются в уме, потому что в тот момент, когда они происходят, у тебя нет времени дать им успокоиться.

Поэтому вечером вернись назад. Это процесс развертывания. И когда ты вернешься к утру, когда ты был еще в своей постели, к первому мгновению пробуждения, твой ум снова станет таким же свежим, как и утром. И тогда ты заснешь, как маленький ребенок...

Так, если многие люди страдают определенной болезнью, и ничто физиологическое, медицинское не помогает, и болезнь продолжается, — кажется, эта болезнь психическая. Что с ней делать? Если кому-то сказать, что его болезнь психическая, это совершенно не поможет. Скорее, это может причинить вред, потому что никто не любит, когда ему говорят, что его болезнь психическая. Что ему тогда сделать? Он чувствует себя беспомощным.

Движение в обратную сторону — замечательный метод. Если ты движешься назад, постепенно расправляя ум, и доходишь до самого первого момента возникновения болезни, — если постепенно ты вернешься к тому моменту, когда впервые пришла болезнь, если ты сможешь вернуться к тому моменту, — ты поймешь, что эта болезнь является целым комплексом определенных причин, определенных психологических причин. По мере возвращения эти причины начнут всплывать.

Если снова переживешь момент, когда тебя впервые охватила эта болезнь, внезапно ты осознаешь психологические факторы, которые ей способствовали. Делать ничего не нужно: тебе просто нужно осознавать эти психологические факторы и продолжать идти назад. Многие болезни просто исчезают, потому что комплекс нарушен. Если ты осознал этот комплекс, он больше не нужен. Ты вычистил... вывел его.

Это полный катарсис. И если ты сможешь делать его каждый день, то почувствуешь, что к тебе приходит новое здоровье, новая свежесть. Если ты сможешь приучить детей делать это каждый день, они никогда не будут обременены прошлым... Им некогда не будет нужно идти в прошлое. Они всегда будут здесь и сейчас. Не будет никаких пережитков; ничто не будет тянуться за ними из прошлого.

Пожалуйста, расскажи о той роли, которую два полушария мозга играют в личности.

Современные исследования открыли один весьма значительный факт, один из самых значительных в нашем столетии: у тебя не один ум, а два ума. Твой мозг разделен на два полушария: правое полушарие и левое полушарие. Правое полушарие соединено с левой рукой, а левое полушарие соединено с правой рукой — крест-накрест. Правое полушарие интуитивно, нелогично, иррационально, поэтично, способно к воображению, романтично, мифично, религиозно в духе Платона, а левое полушарие логично, рационально, математично, научно, расчетливо в духе Аристотеля. Эти два полушария непрерывно конфликтуют — главная политика мира у тебя внутри, величайшая политика мира у тебя внутри. Ты можешь этого не осознавать; но как только ты это осознаешь, ясно, что реальность где-то между этими двумя умами. Левая рука связана с правым полушарием — с интуицией, воображением, мифом, поэзией, религией, и левую руку очень осуждают. Общество состоит из «правшей» — правая рука означает левое полушарие. Десять процентов детей рождаются левшами, но их принуждают пользоваться правой рукой. Дети, которые рождаются левшами, в основном иррациональны, интуитивны; они не математики, не последователи Евклида. Они опасны для общества, и поэтому общество всеми способами принуждает их пользоваться правой рукой. Дело не в руках, дело во внутренней политике: ребенок-левша действует из правого полушария. Общество не может этого допустить, он опасен, и его нужно остановить, пока он не зашел слишком далеко.

Подозревают, что, наверное, поначалу пропорция была равной — рождалось пятьдесят процентов левшей и пятьдесят процентов правшей, но партия правшей правила так долго, что постепенно пропорция изменилась до десяти к девяноста. Даже среди вас здесь многие могли бы быть левшами, но вы этого не осознаете. Вы можете писать и выполнять работу правой рукой, но, возможно, в детстве вас заставили... Это уловка, потому что когда ты начинаешь пользоваться правой рукой, начинает функционировать левое полушарие...

Меньшинство левшей угнетали больше всех других меньшинств в мире — даже больше негров, больше бедных. Если ты поймешь это разделение, ты поймешь многое. Если взять буржуазию и пролетариат, пролетариат всегда действует через правое полушарие мозга: бедные обладают интуицией. Пойди к первобытным людям, они более интуитивны. Чем человек беднее, тем менее он интеллектуален, и, может быть, именно в этом причина его бедности. Поскольку он менее интеллектуален, он не может конкурировать в мире логики. Он не так ясен в том, что касается языка, логики, расчета, — он почти дурак. И именно это может быть причиной его бедности. Богатый человек действует из левого полушария; он расчетливее, он умеет обращаться с арифметикой, он хитер, умен, логичен — и он планирует. Может быть, именно в этом причина его богатства...

Это же применимо к мужчинам и женщинам. У женщин доминирует правое полушарие, у мужчин — левое. Мужчины веками правили женщинами. Теперь некоторые женщины против этого восстали, но вот удивительный факт: это женщины того же типа. На самом деле, они точно как мужчины — рациональные, убедительные, похожие на Аристотеля. Возможно, когда-нибудь в будущем, подобно тому, как коммунистическая революция победила в России и Китае, где-то, может быть в Америке, женщины победят и свергнут власть мужчин. Но к тому времени, как женщины победят, они уже не будут женщинами, левое полушарие возьмет верх.

Меняются только поверхностные вещи, в глубине остается все тот же конфликт. Этот конфликт в человеке. И пока он не разрешен внутри, его нельзя разрешить ни в каком другом месте. Политика у тебя внутри — между двумя частями ума. Между ними очень хрупкий мост. Если этот мост разрушен в результате какого-то несчастного случая, какого-то физиологического дефекта или чего-нибудь еще, человек разделяется, человек становится двумя людьми и возникает явление шизофрении, или раздвоения личности. Если мост разрушен, — а он очень хрупок, —ты становишься двумя людьми, ты ведешь себя как два разных человека. Утром ты очень любящий и милый; вечером ты очень злой, абсолютно другой. Ты не помнишь, каким был утром, — как ты можешь помнить? Действовал другой ум — и человек становится двумя людьми. Если мост становится таким крепким, что два ума исчезают как два и становятся одним, происходит интеграция, кристаллизация. То, что Георгий Гурджиев называл кристаллизацией существа, — не что иное, как превращение этих двух умов в один, внутренняя встреча мужского и женского, Инь и Ян, правого и левого, логичного и нелогичного, Платона и Аристотеля. Если ты сможешь понять это главное раздвоение своего дерева жизни, ты сможешь понять и весь тот конфликт, который происходит вокруг тебя и внутри тебя...

Женский ум изящен, мужской ум эффективен, и конечно, если долго длится постоянная борьба, изящный ум обречен на поражение — победит эффективный ум, потому что мир понимает язык математики, не любви. Но в то мгновение, когда эффективность победит твое изящество, ты утратишь нечто необычайно важное, ты потеряешь контакт с собственным существом. Ты можешь стать очень эффективным, но больше не будешь настоящим человеком. Ты станешь машиной, вещью, подобием робота.

По этой причине между мужчиной и женщиной происходит постоянный конфликт... Они не могут оставаться разлученными, им приходится снова и снова вступать в отношения — но не могут они и оставаться вместе. Борьба не снаружи, борьба у вас внутри. И в моем понимании: пока вы не урегулируете внутренний свор между правым и левым полушарием мозга, вы никогда не сможете любить мирно — никогда, потому что внутренняя борьба отразится снаружи. Если внутри у тебя происходит борьба, ты отождествлен с левым полушарием, полушарием логики, и постоянно пытаешься победить правое, ты будешь пытаться победить женщину, в которую влюблен. Если женщина постоянно внутри себя борется с логикой, она будет постоянно бороться с мужчиной, которого любит.

Все отношения, почти все — исключения незначительны и их можно не принимать в расчет — уродливы. Поначалу они красива, поначалу вы не показываете реальность, поначалу вы притворяетесь. Когда отношения стабилизируются и вы расслабляетесь, ваш внутренний конфликт всплывает и отражается в отношениях. Тогда возникает борьба, вы начинаете придираться друг к другу и разрушать друг друга. Поэтому для некоторых привлекателен гомосексуализм. Если в обществе мужчины и женщины слишком разделены, тут же бурно развивается гомосексуализм, потому что, если мужчина любит мужчину, по крайней мере, конфликт не так значителен. Может быть, их любовная связь не приносит большой удовлетворенности, не приводит к невероятному блаженству и моментам оргазма, но, по крайней мере, она не так уродлива, как отношения мужчины и женщины. Женщины становятся лесбиянками, когда устают от конфликта, потому что, во всяком случае, любовные отношения между двумя женщинами не так конфликтны. Подобное встречается с подобным; они могут понять друг друга.

Да, понимание возможно, но теряется влечение, потому что теряется полярность. А это слишком большая цена. Понимание возможно, но теряется вся напряженность, весь вызов. Если ты выбираешь вызов, возникает конфликт, потому что настоящая проблема где-то у тебя внутри. Пока ты ее не разрешил, пока ты не пришел к полной гармонии между мужским и женским умом, ты не можешь любить.

Люди приходят ко мне и спрашивают, как им сделать отношения более глубокими. Я говорю: «Сначала глубоко идите в медитацию. Если внутренний конфликт не разрешен, отношения создадут вам еще больше проблем. Войдя в отношения, вы многократно умножите свои проблемы. Просто наблюдайте: любовь — это величайшее и прекраснейшее в мире явление, но можно ли найти что-либо более уродливое, создающее худший ад?».

Мулла Насреддин однажды сказал мне:

— Много месяцев я откладывал этот страшный день, но на этот раз придется идти.

— К врачу или стоматологу? — поинтересовался я.

— Ни к тому, ни к другому, — сказал он. — Я женюсь.

Если ты наблюдаешь снаружи, это может показаться оазисом в пустыне, но, если подойти ближе, оазис высыхает и исчезает. Как только ты туда попадаешь, мышеловка захлопывается. Но помни, мышеловка не в другом, она в самом тебе.

Если в тебе доминирует левое полушарие, ты проживешь очень успешную жизнь, такую успешную, что к сорока годам у тебя будет язва, а к сорока пяти перенесешь один или два сердечных приступа; к пятидесяти ты будешь почти мертв — успешно мертв. Ты можешь стать великим ученым, но никогда не станешь великим существом. Ты можешь накопить большое богатство, но потеряешь все то, что ценно. Ты можешь завоевать весь мир, как Александр, но твоя собственная внутренняя территория останется незавоеванной.

Велик соблазн последовать левому полушарию мозга — это мирской мозг. Он больше интересуется вещами, машинами, деньгами, домами, властью, престижем.

Правое полушарие — это ориентация санньясина, человека, который больше интересуется своим внутренним существом, своим внутренним покоем, блаженством и меньше — вещами. Если они приходят легко — хорошо, если они не приходят — тоже хорошо. Его более интересует настоящий момент, чем будущее, его более интересует поэзия жизни, чем ее математика.

Я слышал анекдот.

Финкельштейн сорвал огромный куш на скачках, и Мускович, вполне понятно, позавидовал.

— Как тебе это удалось, Финкельштейн? — спросил он.

— Очень просто, — ответил Финкельштейн. — Мне приснился сон.

— Сон?

— Да. Я решил поставить на трех лошадей, но не был уверен, какая будет третьей. Накануне ночью мне приснился ангел, который стоял у изголовья моей постели и говорил: «Благословение тебе, Финкелыптейн, семь раз по семь благословений». Проснувшись, я сообразил, что семью семь будет сорок восемь, и лошадь под сорок восьмым номером звали Райский Сон. Я поставил на то, что Райский Сон придет третьим, и просто сорвал банк, сорвал подчистую!

— Но Финкельштейн, семью семь будет сорок девять! — сказал Мускович.

— Ну так и будь математиком, — ответил тот.

Можно жить, руководствуясь математикой, и можно жить, руководствуясь сном — снами и видениями. Эти два образа жизни совершенно разные.

На днях кто-то спросил меня: «Бывают ли привидения, феи и тому подобное?» Да, бывают, если жить из правого полушария, они есть. Если жить из левого полушария, их нет. Все дети живут из правого полушария — они все время видят вокруг фей и привидения, но вы постоянно ставите их на место и говорите: «Чепуха! Ты что, дурачок? Где фея? Там ничего нет, это просто тень». Со временем вы убедите ребенка, беззащитного ребенка... постепенно вы его убедите, и он изменит свою ориентацию с правого полушария на левое — ему придется. Он должен жить в вашем мире: он должен забыть свои мечты, он должен забыть все мифы, он должен забыть всю поэзию, он должен учить математику. Разумеется, он становится отличным математиком — почти искалеченным и парализованным в жизни. Существование уходит все дальше и дальше, а он превращается просто в товар на рынке, и вся его жизнь становится просто чепухой... хотя, конечно, имеющей ценность в глазах людей.

Санньясин — это тот, кто живет воображением, кто живет в мечтательном качестве ума, кто живет поэзией, кто поэтизирует окружающую жизнь, кто смотрит свои видения. Тогда деревья зеленее, чем они вам кажутся, тогда птицы красивее, и все приобретает качество сияния. Обычные камешки становятся бриллиантами, обычные камни больше не обычны — ничто не обычно. Если ты смотришь из правого полушария, все становится божественным, священным. Религия принадлежит правому полушарию.

Пожалуйста, расскажи об органах чувств.

Ни мгновения не думай, что твои чувства такие, какими они должны были быть, — они не такие. Они были тренированы. Ты что-то видишь, если общество разрешает тебе это видеть. Ты что-то слышишь, если общество позволяет это слышать. Ты что-то чувствуешь, если общество позволяет тебе это чувствовать.

Человек утратил многие из своих чувств, например, обоняние. Человек почти потерял обоняние. Посмотри на собаку с нюхом — как чувствителен ее нос! Человек кажется очень бедным. Что случилось с носом человека? Почему он не может чувствовать запахи, как лошадь или собака? Лошадь чувствует запах за километры. Собака обладает огромной памятью на запахи. У человека нет памяти. Что-то блокирует его нос.

Те, кто глубоко занимался этим предметом, говорят, что обоняние теряется из-за подавления сексуальности. Изначально человек так же чувствителен, как и любое животное, но по психологическим причинам его нос разрушен. Запах — одна из самых сексуальных дверей в твое тело. Именно по запаху животные узнают, возникла ли гармония между самцом и самкой. Запах — это тонкий намек. Когда самка готова заниматься любовью с самцом, она испускает определенный запах. Только по этому запаху самец понимает, что не будет отвергнут. Если половые органы самки не испускают этот запах, самец уходит — он ей не подходит.

Человек уничтожил нюх, потому что было бы трудно создать так называемое культурное общество, если бы обоняние оставалось естественным. Ты идешь по улице, и какая-то женщина начинает издавать запах и намекает, что ты приемлем. Она чья-то жена, с ней ее муж. И вот тебе дается сигнал, что ты приемлем. Что тебе делать? Ситуация будет ужасно неудобной, неловкой!..

Люди не смотрят друг на друга пристально, а если и смотрят, то лишь несколько секунд. Ты не видишь людей по-настоящему, ты продолжаешь их избегать. А если посмотришь, это сочтут оскорблением. Просто вспомни, действительно ли ты видишь людей? Или избегаешь смотреть им в глаза? Потому что, если не избегать, то можно увидеть такие вещи, которые человек не хочет показывать. Пытаться увидеть то, что человек не хочет показывать, — не в правилах хорошего тона, поэтому этого лучше избегать. Мы слушаем слова, но не видим лицо, потому что часто лицо и слова противоречат друг другу. Человек говорит одно, а показывает другое. Постепенно мы полностью утратили способность видеть лицо, глаза, жестикуляцию. Мы слушаем только слова. Просто наблюдай это, и ты будешь удивлен тем, как люди говорят одно, а показывают другое. И никто этого не замечает, потому что всех приучили не смотреть прямо в лицо. Или, даже если ты смотришь, взгляд этот не осознанный, не внимательный. Смотреть пустым взглядом — почти то же самое, что вообще не смотреть.

Звуки мы слышим избирательно. Мы не слышим все звуки — мы выбираем. Мы слышим только то, что полезно. И для разных обществ и разных стран ценны разные вещи. У человека, который живет в нецивилизованном мире, в лесу, в джунглях, другой вид восприимчивости к звукам. Он должен быть постоянно бдительным, постоянно помнить о зверях. Его жизнь в опасности. Тебе не нужно быть бдительным. Ты живешь в культурном мире, где больше нет зверей, и ты не боишься. Твое выживание не поставлено на карту. Твои уши не работают на полную мощность, потому что в этом нет необходимости...

Люди не прикасаются друг к другу, не держатся за руки, не обнимают друг друга. А когда ты держишь кого-то за руку, ой смущен, ты смущен. Если ты кого-то обнимаешь, это воспринимается как что-то плохое. И ты спешишь отодвинуться от тела другого человека, потому что тело другого может тебя раскрыть. Даже детям не разрешают обнимать своих родителей. Есть огромный страх, и весь этот страх глубоко внутри коренится в страхе перед сексуальностью. Секс — это табу. Мать не может обнять сына, потому что сын может сексуально возбудиться. Отец не может обнять свою дочь — он боится, что может сексуально возбудиться. Передается тепло. Нет ничего плохого в физическом возбуждении или в сексуальном возбуждении. Это просто признак того, что человек жив, что человек предельно жив. Но страх, сексуальное табу, говорит: держись на расстоянии, держи дистанцию...

В этом все усилия йоги: сделать тело живым, чувствительным, снова молодым, дать чувствам возможность функционировать на максимуме. Тогда человек живет без всяких табу; случается ясность, изящество, поток красоты. Опять возникает тепло, открытость — и происходит рост. Человек постоянно нов, молод и приключениям нет конца. Тело становится оргаистичным. Тебя окружает радость. В радости исчезает табу чувств, и поэтому я так настаиваю на радости, праздновании, наслаждении жизнью, принятии тела. Нужно не только принимать его, но и быть благодарным, что Бог дал тебе такое прекрасное тело, такое чувствительное тело со столькими дверьми для связи с реальностью: зрение и слух, обоняние и осязание. Открой все эти окна и впусти ветры жизни, впусти солнце жизни. Учись быть более чувствительным. Используй каждую возможность быть чувствительным, чтобы первый фильтр был отброшен...

Если ты сидишь на траве, закрой глаза, стань травой — травянистым. Чувствуй, что ты трава, чувствуй зелень травы, чувствуй влажность травы. Чувствуй тонкий запах, который постоянно испускает трава. Чувствуй капли росы на траве — чувствуй, что они на тебе. Чувствуй, как солнечные лучи играют в траве. На мгновение потеряйся в этом, и у тебя появится новое ощущение своего тела. Делай это во всевозможных ситуациях: в воде, в бассейне, лежа на пляже под лучами солнца, глядя ночью на луну, лежа на песке с закрытыми глазами, ощущая песок. Есть миллионы возможностей снова сделать тело живым. И только ты можешь это сделать. Общество выполнило свою работу по разрушению; тебе придется это исправить. И когда ты начнешь слышать, видеть, осязать, обонять с радостью, тогда ты услышишь реальность, тогда ты увидишь реальность, тогда ты почувствуешь запах реальности.

Я переживал периоды негативных состояний. Что с нами происходит, когда мы приходим в такое состояние?

В жизни человека есть три цикла. Первый цикл — физический. Он длится двадцать три дня и влияет на широкий диапазон физических факторов, включая сопротивляемость болезни, силу, координацию и другие основные функции тела, а также ощущение здоровья.

Второй цикл — эмоциональный. Он длится те же двадцать восемь дней, которые требуются для возникновения менструации в женском теле. Недавно и наука осознала тот факт, что у каждого человека есть месячный цикл менструации, которая происходит каждые двадцать восемь дней. Женский менструальный цикл — видимый и физический. Мужской менструальный цикл — невидимый и нефизический, он более психологический, более эмоциональный, но он происходит. Эмоциональный цикл управляет творчеством, чувствительностью, психическим здоровьем, настроением, ощущением мира и самих себя.

Когда у женщины менструация, три, четыре или пять дней она чувствует себя несчастной, грустной, подавленной, мертвой, нервной, потрясенной. Но женщины к этому привыкают, потому что это так очевидно. Постепенно они понимают, что так и должно быть, и не чувствуют себя такими несчастными. Это происходит каждый месяц, это так очевидно, что все становится на свои места. Но проблема мужчины сложнее. Есть менструация — мужская менструация, — но она невидима, и ты не знаешь, откуда она берется и куда девается... У тела двадцативосьмидневный цикл; оно следует за луной. Поэтому, когда луна есть, ты счастливее, а когда луны нет, ты чувствуешь себя хуже.

И, наконец, третий цикл — интеллектуальный. Он продолжается тридцать три дня. Он регулирует память, бдительность, восприимчивость к знаниям, логические и аналитические функции. Первая половина каждого периода положительна, вторая — отрицательна. Иногда один из твоих циклов приходит в отрицательную фазу, а остальные —в положительную. Когда все три цикла в положительной фазе, происходят пики радости и экстаза. Когда все три в негативной фазе, человек живет в аду. Рай происходит, когда все три в положительной фазе, а ад — когда все три в отрицательной. Быть свободным от того и другого — это нирвана, мокша, абсолютная свобода...

Ты должен понять свои фазы, ты должен быть немного более наблюдательным. Начни вести дневник негативных фаз. Через три или четыре месяца ты сможешь составить график, а потом — предскавывать, что, например, в следующий понедельник у тебя будет плохое настроение...

В древности йоги составляли такие графики. Наука о биоритмах была известна и практиковалась в йогических и суфийских школах. И эти графики были очень полезны, ведь если ты знаешь, что в первую неделю каждого месяца ты приходишь в очень негативное состояние, некоторых вещей можно избежать. В первую неделю месяца не делай того, о чем можешь потом пожалеть; избегай ссор и гнева. Люди, которые по-настоящему придерживаются этих графиков, не выйдут из своей комнаты. Они ничего не будут делать эти три или семь дней, потому что, что бы они ни сделали, все будет неправильно.

Тогда ты знаешь, когда придет хорошее настроение. Это хорошее время, чтобы общаться, ходить в гости, встречаться с людьми, и ничего плохого не случится. Твое общее состояние совершенно изменится. Через шесть или восемь месяцев такого наблюдения ты сможешь стать свидетелем, и ничто не будет тебя беспокоить. Тогда ты будешь знать, что это просто часть природы и не имеет с тобой ничего общего. Видя это, ты начинаешь выходить за пределы.

Почему я всегда склонна к разрушению, когда у меня месячные?

Для многих женщин дни менструации несколько разрушительны, и причина — совершенно биологическая. Ты должна это понять и быть более бдительной и осознанной, чтобы подняться немного выше своей биологии; в противном случае ты останешься в ее тисках.

Если ты беременна, менструация прекращается, потому что та же самая энергия, которая ранее высвобождалась в менструации, теперь становится созидательной. Когда ты не беременна, каждый месяц энергия накапливается, и если она не может быть созидательной, то становится разрушительной. И поэтому, когда у женщины менструация, четыре или пять дней она склонна к разрушению, потому что она не знает, что делать с этой энергией. Энергия вибрирует, сотрясает самый центр твоего существа, и ты не можешь направить ее ни в какое творчество.

Любая творческая энергия может стать разрушительной, любая разрушительная энергия может стать творческой. Например, Гитлер: сначала он хотел стать художником, но ему не дали. Он не смог сдать экзамены и поступить в художественную школу. Человек, который хотел стать художником, стал одним из самых разрушительных людей мира. С помощью той же самой энергии он мог бы стать Пикассо. И одно определенно — у него была энергия. Та же самая энергия могла бы быть бесконечно творческой.

Обычно женщины не разрушительны. В прошлом они никогда не были разрушительными, потому что они были постоянно беременны. Рождался ребенок, и они беременели снова. Так они использовали свою энергию всю жизнь. Сейчас впервые в истории человечества возникает новая опасность: разрушительность женщин, потому что теперь им не нужно быть вечно беременными, — на самом деле, беременность почти отжила свое, — но энергия сохранилась.

Я вижу глубокую связь между методами контроля рождаемости и Движением Освобождения Женщин. Женщины становятся разрушительными и уничтожают свою семейную жизнь, отношения... Они могут пытаться это рационализировать, но на самом деле они пытаются освободиться от рабства. Фактически, это разрушительная фаза. У них есть энергия, и они не знают, что с ней делать. Методы контроля рождаемости отсекли творческий выход этой энергии. Теперь, если для них не откроются другие пути приложения энергии, они станут очень разрушительными.

На Западе семейная жизнь почти исчезла: это постоянный конфликт, постоянная борьба, ссоры и взаимное разрушение. А причина — никто не понимает, в чем причина, — в этой биологической проблеме.

Поэтому каждый раз, когда ты чувствуешь, что приближаются месячные, будь бдительной; прежде чем они начнутся, танцуй дикие танцы. Ты можешь подняться над природой, потому что у тебя есть и высшая природа. Человек может — и должен! — выйти за пределы биологии, иначе он останется рабом гормонов! Поэтому каждый раз, когда ты чувствуешь, что разрушительна, начинай танцевать. Я хочу сказать, что этот танец впитает твою энергию. Ты же делаешь прямо противоположное. Ты говоришь, что в эти дни хочешь отдыхать и ничего не делать; но сделай что-нибудь — что угодно, например, подойдет долгая прогулка пешком, — потому что энергии нужен выход. Как только ты уловишь суть, как только поймешь, что танец позволяет тебе полностью расслабиться, эти четыре дня месячных станут самыми замечательными, потому что у тебя никогда не будет столько энергии, как в эти дни.

Выносить саму себя и мои месячные — это еще полбеды. Теперь же мне приходится оставаться центрированной и во время месячных моего мужа!

Полезно знать, в какие дни ты страдаешь от менструации, — мужчина ты или женщина, — потому что, когда у кого-то менструация, к нему нужно проявлять больше любви и сострадания. Он не такой, как всегда... Но нужно помнить одно: если у вас у обоих менструальный кризис в один и тот же день, один из вас должен отправиться в свадебное путешествие — только один. Каждый месяц вы можете меняться —в следующий раз в свадебное путешествие может поехать кто-то другой. Но не оставайтесь вместе, потому что ситуация будет очень взрывоопасной...

Пока ты не станешь наблюдателем, пока ты не станешь свидетелем своих психических состояний... именно это я называю медитацией. Это дает огромные возможности: если тебе грустно, просто наблюдай это. Это химия, ты — сознание. Не путай себя с химией, не отождествляйся с химией. Это физиология, это химия, это биология, а ты — сознание, наблюдатель.

Постепенно, даже если вся твоя химия .придет в расстройство, ты будешь оставаться центрированной, уравновешенной, незатронутой — это правда и о мужчине, и о женщине.

Я слышал, ты упомянул, что в жизни человеческого существа есть семилетние циклы. Каково значение этих циклов?

На самом деле, в каждой жизни есть семилетний цикл. Мы меняемся каждые семь лет — один цикл завершен... Все большие изменения происходят между завершением одного цикла и началом следующего.

Когда ребенку исполняется семь лет, ребенок уже больше не ребенок; начинается совсем другой мир. До сих пор он был невинным. Теперь он начинает учиться житейскому коварству, хитрости, всевозможным уловкам, играм; он начинает учиться быть фальшивым, он начинает носить маски. Вокруг него формируется первый слой фальши.

В возрасте четырнадцати лет секс, который никогда до сих пор не был проблемой, неожиданно возникает в его существе... и его мир меняется, меняется до неузнаваемости! Впервые он начинает интересоваться противоположным полом... Возникает совершенно другое видение жизни, и он начинает мечтать и фантазировать. Это продолжается...

В двадцать один год — новая перемена: теперь это путешествие власти, путешествие эго, амбиции — теперь он готов добиваться власти, денег, пытаться прославиться, и так далее и тому подобное. Ему двадцать один год; цикл завершен.

В двадцать восемь лет — новый цикл: он становится приземленным, начинает думать о безопасности, комфорте, банковском счете. Поэтому хиппи правы, когда говорят: «Не доверяй никому, кому за тридцать». На самом деле, они должны были бы говорить о двадцати восьми годах, потому что именно в этом возрасте человек становится «правильным».

К тридцати пяти годам происходит новое изменение, потому что тридцать пять лет — это почти вершина жизни. Если человек умирает в семьдесят — это норма, — то тридцать пять лет — это вершина. Большой цикл дошел до середины, и человек начинает думать о смерти, начинает испытывать страх. Страх нарастает. Именно в этом возрасте, между тридцатью пятью и сорока двумя годами, возникают проблемы с язвой, давлением, сердечными приступами и всевозможными болезнями, которые возникают из страха. Страх вызывает все эти болезни — рак, туберкулез... Человек становится уязвимым ко всяким несчастным случаям, потому что в его существо проник страх. Теперь смерть, кажется, подходит все ближе: он сделал к ней первый шаг в тот день, когда ему исполнилось тридцать пять.

В сорок два года человек становится религиозным. Теперь смерть перестает быть чем-то абстрактным, он становится к ней все бдительнее, и хочет что-то сделать, действительно сделать, потому что, если он подождет еще немного, будет слишком поздно... В сорок два года религия нужна человеку настолько же, как в четырнадцать ему нужны были отношения с женщиной, а женщине — с мужчиной. Нужны были сексуальные отношения; точно то же самое происходит в сорок два года — теперь нужны религиозные отношения. Человеку нужен Бог, Мастер, ему нужно кому-то сдаться, освободиться от бремени.

В возрасте сорока девяти лет человек утверждается в религии. Поиск закончен, он определился.

В пятьдесят шесть лет, если все идет естественно и человек следует своему ритму, он достигает первых проблесков Божественного.

В шестьдесят три года, если все идет естественно, он переживет первое сатори. И, если в шестьдесят три года он переживет первое сатори, в семьдесят он умрет красивой смертью. Эта смерть не будет смертью — она будет дверью в Божественное, она будет встречей с возлюбленным.

Пожалуйста, расскажи о сексе и здоровье.

Все осуждаемое религиями как плохое можно использовать с огромной пользой.

Например, они осудили секс как зло и дело рук дьявола, но если секс осуждать, его энергию нельзя трансформировать...

А это просто энергия. Она может двигаться в любом направлении — вниз, вверх. Если ты ее принимаешь, в самом этом приятии она начинает двигаться вверх, потому что ты относишься к ней по-дружески. В то мгновение, когда ты ее отвергаешь, тем самым ты создаешь в себе враждебность, раздвоенность.

Это разделение между Богом и Дьяволом — не только в святых книгах. Оно проникло в тебя и сделало тебя шизофреником. Одна часть думает: «Это я — хорошая часть, а другая часть, должно быть, принадлежит Дьяволу». Ты раздвоен. Как ты собираешься изменить ту часть, которую отторг из своего существа как чуждую? Она по-прежнему есть, и ее власть огромна. Твое неприятие делает ее еще сильнее, потому что ты не используешь ее, а продолжаешь накапливать, подавлять.

Девяносто процентов психических болезней в мире — это не что иное, как подавленная сексуальность; пятьдесят процентов болезней тела — это подавленная сексуальность. Если бы мы могли принимать сексуальность естественно, девяносто процентов болезней просто исчезли бы бесследно. И впервые человеческие существа вошли бы в абсолютно новую эру здоровья, хорошего самочувствия, целостности.

Для меня святость в целостности, потому что тогда шизофрении больше нет; когда ты един, неделимо един — и достаточно храбр, чтобы принимать все: «Это я. Что бы то ни было, это я, и я использую это наилучшим образом, насколько это в моих силах».

Пожалуйста, расскажи о сексуальной энергии.

Сексуальная энергия — это одно из названий жизненной силы. Слово «секс» заклеймено религиями; на самом деле в нем нет ничего плохого. Это сама твоя жизнь. Сексуальная энергия — это естественная энергия: из нее ты рождаешься. Это твоя творческая энергия. Когда художник создает картину, или поэт пишет стихотворение, или музыкант играет, или танцор танцует, — все это выражения твоей жизненной силы.

Не только дети рождаются из твоей сексуальной энергии; из нее произошло все, что человек создал на Земле. Сексуальная энергия может иметь много метаморфоз: в самой нижней точке — это биология, в самой высшей — духовность. Нужно понять, что все творческие люди высоко сексуальны. Ты видишь поэтов, ты видишь художников, ты видишь танцоров: все творческие люди высоко сексуальны, и это же верно и в отношении людей, которых я называю мистиками. Может быть, они самые сексуальные люди на Земле, потому что они так наполнены жизненной энергией, обильной, переполняющей...

В сексуальной энергии заключается потенциал твоего духовного роста. Ты можешь стать просветленным только благодаря твоей сексуальной энергии.

Тридцать лет я исследовал самые разные книги, старинные писания Тибета, Ладакха, Китая и Японии — больше всего писаний в Индии, — и я искал только одно: был ли когда-нибудь просветленный импотент? Такое событие нигде не отмечено. Ни один импотент никогда не становился великим поэтом, или великим певцом, или великим скульптором, или великим ученым. В чем проблема импотента? У него нет жизненной энергии, он — полый. Он ничего не может создать — а чтобы создать себя как просветленное существо, требуется огромная энергия...

Секс стал товаром на рынке. С одной стороны, религии подавляли сексуальную энергию и создавали извращения, которые достигли кульминации в опасной болезни СПИД, от которой нет лекарства. Это произошло исключительно благодаря религиям, и если бы у священников было хоть немного чувства гуманизма, все церкви, монастыри и сам Ватикан должны были бы превратиться в больницы для больных СПИДом, потому что СПИД создали именно они. Именно они в ответе за это. Они принуждали мужчин жить отдельно от женщин, они настаивали на том, что безбрачие является основой религиозной жизни. Но безбрачие неестественно, а ничто неестественное не может быть основой религиозной жизни.

Поскольку безбрачие неестественно, а религии разделили мужчин и женщин на отдельные монастыри, тем самым они создали предпосылки для возникновения гомосексуализма. Они — пионеры гомосексуализма, а гомосексуализм привел к возникновению СПИДа, который не может быть назван просто болезнью, потому что он не подпадает под категорию болезни. Это сама смерть. Итак, с одной стороны, религии приводили к извращениям, с другой — они настаивали на моногамии, что на самом деле означает монотонность. И это привело к возникновению профессии проститутки. Священник в ответе за проститутку. Мы превратили столько красивых женщин в предмет эксплуатации, вещь, товар — это так уродливо и нездорово.

Даже сегодня не до конца понятно, что такое секс. Его не нужно подавлять, потому что это сама ваша энергия. Разумеется, ее нужно трансформировать, ее нужно возвести до ее высочайшей чистоты. И когда ты начинаешь двигаться вверх, — по лестнице, называемой медитация, — секс становится любовью, секс становится состраданием и в конце концов приводит к взрыву твоего внутреннего существа, озарению, пробуждению, просветлению. Но это сексуальная энергия: она может гнить, она может превращаться в извращения. Если же ее понять как нечто естественное и помочь ей при помощи медитации двигаться вверх, к молчаливым пространствам, помочь ей пройти через сердце и достичь седьмого центра в высшей точке тела, ты почувствуешь благодарность к этой энергии. Прямо сейчас ты чувствуешь только стыд.

Стыд и чувство вины создаются религиозными организациями, основателями религии. Естественно, возникает вопрос: «Почему они облили секс грязью?» И, облив секс грязью, облили грязью и всех людей, и их разум, и их рост. Почему? Потому что это был самый простой способ держать человечество в рабстве. Это был самый простой способ заставить людей всегда испытывать чувство вины, ведь человек, который чувствует себя виноватым, никогда не восстанет. И поэтому все стороны круговой поруки хотели, чтобы человек утратил свое достоинство, самоуважение, почувствовал вину, стыд. Они непрерывно, постоянно осуждали секс, и их осуждение привело весь мир в жалкое, психологически ненормальное состояние...

Все эти преступления увековечены вашими так называемыми добродетельными вождями, религиозными святыми. Они наносили этот вред на протяжении тысяч лет. Вместо того чтобы помочь человеку сублимировать свои энергии, сделать их творческими, они смогли только принудить его подавлять свои энергии. И подавленные энергии стали раковой опухолью, подавленные энергии привели к самым разным извращениям.

На уроке рисования учитель попросил детей нарисовать на доске свои впечатления о самом волнующем событии, которое они только могут себе представить.

Маленький Хими встал и нарисовал длинную зазубренную линию.

— Что это? — спросил учитель.

— Молния, — ответил Хими. — Всякий раз, когда я вижу молнию, я так волнуюсь, что вскрикиваю.

— Очень хорошо, — сказал учитель.

Маленькая Салли нарисовала длинную волнистую линию. Она объяснила, что это море, которое всегда волнует ее. Учитель подумал, что это тоже отлично.

Затем маленький Эрни подошел к доске, поставил одну маленькую точку и сел.

— Что это? — спросил озадаченный учитель.

— Это менструация, — ответил Эрни.

—Ладно, — сказал учитель, — но что такого волнующего в менструации?

— Я не знаю, — ответил Эрни учителю, — но моя сестра потеряла две штуки, и вся моя семья очень волнуется.

Это волнение превратило весь мир в сумасшедший дом, и оно продолжает нарастать с такой скоростью, что неизменно опровергает все научные расчеты.

Всего сорок лет назад, когда Индия стала свободной, в ней было четыреста миллионов человек. Сегодня, спустя всего сорок лет, в ней насчитывается девятьсот миллионов человек. Пятьсот миллионов людей было произведено за сорок лет, и к концу этого столетия, по подсчетам ученых, она впервые станет самой большой нацией в мире — до настоящего времени самой большой нацией был Китай, — в ней будет свыше одного миллиарда людей. А Джайендра Сарасвати говорит, что не нужен контроль рождаемости, не нужно планирование семьи...

Даже когда в Эфиопии в день умирала тысяча людей, Папа Римский постоянно выступал против контроля рождаемости. Мать Тереза выступала против контроля рождаемости... Вы должны понять скрытый смысл: Матери Терезе нужны сироты; без сирот она не отвечает требованиям, необходимым для получения Нобелевской премии. Но где взять сирот, если применять методы контроля рождаемости? И довольно странно, что они осуждают методы регулирования рождаемости, потому что это не творение Божье, но при этом не осуждают медицину, которая тоже отнюдь не творение Божье. Во всяком случае, она нигде не упоминается в описаниях тех шести дней, за которые был создан мир.

Медицина дала человеку более длинную жизнь. В Советском Союзе есть люди, которым исполнилось сто восемьдесят лет, и они все еще молоды, и есть все предпосылки для того, чтобы они достигли возраста двухсот лет. Есть тысячи людей, которым за сто пятьдесят лет, и ни один религиозный лидер не осуждает это и не говорит, что медицина должна прекратить давать людям здоровье и долголетие. Ни один религиозный лидер не говорит, что болезни нужно позволить, потому что это творение Божье.

Медицину можно использовать, людей можно сделать более здоровыми... и естественно, что чем более они здоровы, тем они сильнее сексуально. Но методы контроля рождаемости использовать нельзя, потому что они уменьшат число прихожан. Это соревнование численности. Католиков шестьсот миллионов. Это величайшая религия мира, но только по числу верующих, — иначе это самая третьесортная религия в мире, и в ней мало что можно назвать религиозным. Но это самая большая религия, величайшая религия, — только по численности. Она не может допустить, чтобы эта численность сократилась, даже если эта численность погубит все человечество.

Я полностью поддерживаю методы контроля рождаемости по двум причинам: во-первых, методы контроля рождаемости дадут миру больше здоровья и питания; во-вторых, когда используются методы контроля рождаемости, секс лишается своего греховного — или священного — ореола. Он становится просто удовольствием, он становится просто радостным обменом энергиями. В моем понимании, контроль рождаемости — это величайшее из всех человеческих изобретений. Это величайшая революция, потому что она сделала мужчину и женщину равными, освобожденными. Без него женщина постоянно беременна, и из-за своей беременности не может быть материально независимой, не может быть образованной, не может быть независимой от господства мужчины.

Когда она будет свободна от вынужденной беременности, у нее будет достаточно времени и энергии для творчества. До сих пор половина человечества продолжает оставаться нетворческой: ни великих поэтов, ни великих святых, ни великих музыкантов, ни великих художников. У женщин не было времени. Я был удивлен, когда узнал, что даже книги по кулинарии пишут мужчины, а не женщины. И лучшие повара мужчины, а не женщины: вы обнаружите, что во всех знаменитых пятизвездочных отелях знаменитые повара всегда мужчины. Странно... это всегда было полем деятельности женщины, но у нее не осталось энергии. Из-за этих религиозных людей она никогда не будет освобождена. '

Сексуальную энергию нужно приветствовать и при помощи алхимии медитации трансформировать в высшие состояния существа, в творчество в различных измерениях, а не только использовать, чтобы создавать больше и больше детей. Жизнь должна быть спланированной — она не должна быть случайной.

Я очень стеснена страхом перед близостью с мужчиной и боюсь полностью потерять над собой контроль. Внутри заперта такая неистовая женщина! Когда она изредка вырывается, мужчины, как правило, взбрыкивают; и вот она снова прячется в скорлупу, впадает в спячку — и совершенно разочарована. Не расскажешь ли ты об этом страхе перед близостью?

Человечество, особенно женская его часть, страдает от многих болезней. До настоящего времени все так называемые цивилизации и культуры были психологически больны. Они никогда не осмеливались даже признать свои болезни, а ведь первый шаг в лечении — признать, что ты болен. Особенно неестественны были отношения мужчины и женщины.

Нужно помнить несколько фактов. Во-первых, мужчина способен достичь только одного оргазма; женщина способна к многократным оргазмам. Это привело к огромной проблеме. Этой проблемы не было бы, если бы мужчина и женщина не были принуждены к браку и моногамии; кажется, природа задумала по-другому. Мужчина боится женщин по той простой причине, что если он вызовет в женщине хоть один оргазм, то она будет готова по крайней мере еще к шести и он не сможет ее удовлетворить. И мужчина нашел выход: не давать женщине ни одного оргазма, отнять у нее саму идею о том, что у нее может быть оргазм.

Во-вторых, мужской секс — локальный, генитальный. Но у женщины все по-другому. Ее сексуальность, ее чувственность распространяется на все тело. У нее уходит больше времени на то, чтобы разогреться, и прежде чем она успеет разогреться, мужчина уже закончил. Он поворачивается к ней спиной и начинает храпеть. Тысячи лет миллионы женщин во всем мире жили и умирали, так и не познав свой величайший естественный дар — радость оргазма. Это было защитой для эго мужчины. Если женщине нужна более длительная прелюдия, чтобы все ее тело загорелось чувственностью, тогда возникает опасность — что делать с ее способностью к многократным оргазмам?

Если посмотреть на это научно, нужно либо относиться к сексу не так серьезно и пригласить друзей, чтобы твоя женщина испытала весь диапазон оргазмов, либо применить какой-нибудь научный вибратор. Но и с тем, и с другим возникают проблемы. Если ты используешь научный вибратор, он может дать женщине столько оргазмов, на сколько она способна; но как только женщина узнает... мужской орган покажется таким убогим, что она может предпочесть любовнику научный инструмент, вибратор. А если ты позволишь присоединиться к вам нескольким друзьям, это станет общественным скандалом — ты устраиваешь оргии. И поэтому мужчина нашел самый простой выход: когда он занимается с ней любовью, женщина не должна даже шевелиться, она должна быть почти как труп. Семяизвержение у мужчины происходит быстро — две, три минуты в лучшем случае; за это время женщина даже не успевает осознать, что она теряет.

Что касается биологического размножения, оргазм не является необходимостью. Но что касается духовного роста, оргазм необходим. В моем понимании, именно оргаистическое переживание блаженства подало человечеству в далекие времена идею о медитации, идею поиска чего-то лучшего, более интенсивного, более жизненного. Оргазм — это указание природы на то, что в тебе содержится огромное количество блаженства. Он просто дает тебе возможность ощутить его вкус — тогда ты можешь отправиться на поиски.

Состояние оргазма — даже само его признание — это очень новое явление. Только в этом веке психологи поняли, с какими проблемами сталкиваются женщины. При помощи психоанализа и других психологических школ ученые пришли к одному и тому же выводу: женщине мешают духовно развиваться; она остается просто домашней служанкой.

Что же касается биологического воспроизводства, мужского семяизвержения достаточно — таким образом у биологии проблем нет, но у психологии есть. Женщины более раздражительны, придирчивы, стервозны — и причина в том, что они лишены чего-то, что им принадлежит по праву рождения; они даже не знают, что это такое. Только в западных обществах молодое поколение осознало оргазм. И не случайно именно молодое поколение отправилось на поиски истины, экстаза — потому что оргазм длится лишь мгновение, но дает проблеск запредельного.

В оргазме происходят две вещи: во-первых, ум прекращает свою постоянную болтовню — на мгновение он становится не-умом; и во-вторых, время останавливается... Это единственное мгновение радости оргазма так огромно и приносит такую удовлетворенность, что становится равным вечности. В давние времена человек осознал, что именно эти две вещи дают величайшее из удовольствий — что касается природы. И было просто и логично заключить, что, если ты сможешь остановить свой болтающий ум и стать таким молчаливым, что все — включая время — останавливается, ты освобождаешься от сексуальности. Тебе не нужно зависеть от другого, мужчины или женщины; ты можешь достичь медитации в одиночестве. Оргазм может быть только мгновенным, а медитация может продолжаться двадцать четыре часа в сутки. Такой человек, как Гаутама Будда, каждое мгновение своей жизни живет в оргаистической радости — которая не имеет ничего общего с сексом.

Меня снова и снова спрашивают, почему так мало женщин стало просветленными. Помимо других причин, вот самая важная: они никогда не знали вкуса оргазма. Окно в безбрежное небо никогда не раскрывалось. Они жили, они производили детей, они умирали. Они использовались биологией и мужчиной просто как фабрики, производящие детей. На Востоке даже сейчас очень трудно найти женщину, которая знает, что такое оргазм. Я спрашивал интеллигентных, образованных, культурных женщин — они понятия не имели об оргазме. На самом деле, в восточных языках нет даже слова, чтобы перевести слово «оргазм». Оно было не нужно; этой темы даже не касались.

И мужчина научил женщину, что только проститутки наслаждаются сексом: они стонут, вздыхают, кричат, они почти сходят с ума. Если ты хочешь быть респектабельной дамой, ты не должна делать таких вещей. И поэтому женщина остается напряженной и глубоко внутри чувствует себя униженной, чувствует, что ее используют. Многие женщины мне говорили, что, когда после секса их мужья начинали храпеть, они рыдали. Женщина — это почти музыкальный инструмент, ее тело обладает безграничной чувствительностью, и эта чувствительность должна быть пробуждена. Поэтому необходима прелюдия. И после секса мужчина не должен засыпать; это уродливо, нецивилизованно, некультурно. Женщине, которая доставила тебе такую радость, нужно и послесловие — хотя бы из благодарности.

Твой вопрос очень важен, и в будущем он станет еще важнее. Эта проблема должна быть решена, но этому препятствует брак, этому препятствует религия, этому препятствуют ваши прогнившие старые идеи. Они не дают половине человечества испытывать радость, и вся энергия этой половины, которая должна была бы расцветать цветами радости, становится горькой, ядовитой, придирчивой, стервозной. Иначе вся эта придирчивость и стервозность исчезли бы.

Мужчинам и женщинам не нужна такая сделка, как брак. Им нужно любить друг друга — но сохранять свою свободу. Они ничего не должны друг другу. Жизнь должна быть более подвижной. Женщина, входящая в контакт со многими друзьями, мужчина, входящий в контакт со многими женщинами, должны быть просто правилом. Но это возможно, только если секс воспринимается как игривость, как удовольствие. Это не грех, это удовольствие. И с появлением контрацепции, с появлением методов контроля рождаемости исчез страх перед беременностью.

В моем понимании контроль рождаемости — это величайшая революция во всей человеческой истории. Весь ее смысл еще не дошел до человека. В прошлом все было сложно, потому что секс означал появление все новых и новых детей. Это уничтожало женщину, она была вечно беременна, а оставаться вечно беременной и рожать двенадцать или двадцать детей — это мучительный опыт. Женщин использовали как скот. Но будущее может быть совершенно иным, и перемены произойдут не благодаря мужчине. Подобно тому как Маркс сказал о пролетариате: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь, вам нечего терять...» А получить можно все... Он разделил общество на два класса, на бедных и богатых. Я вижу общество разделенным на два класса: мужчин и женщин.

Веками мужчина был господином, а женщина — рабом. Ее продавали с молотка, сжигали заживо. Все бесчеловечное, что только можно сделать, было сделано с женщинами — а они составляют половину человечества.

Будущее может быть абсолютно другим. Все женщины мира должны объединиться, чтобы бороться за отдельную систему голосования, чтобы женщина могла голосовать только за женщину, а мужчина голосовал бы только за мужчину. Тогда в каждом парламенте будет половина женщин и половина мужчин. Мужчины разделены на небольшие партии. Женщины должны извлечь урок и не дробить усилий, но договориться о главном — потому что это вопрос тысяч лет рабства: вы не можете позволить себе партии. Должна существовать только одна международная партия женщин, и она может взять верх над всеми правительствами мира.

По-видимому, это единственный способ изменить положение женщины: дать науке полную свободу трансформировать отношения мужчины и женщины, отбросить идею брака, который уродлив, потому что это просто вид частной собственности. Людьми нельзя владеть, это не собственность. И любовь должна быть просто радостной игрой. А если у тебя есть дети, дети должны принадлежать обществу, и тогда на женщину не будут клеить этикетку матери, жены или проститутки. Эти этикетки нужно удалить.

Ты спрашиваешь: «Я очень стеснена страхом перед близостью с мужчиной и боюсь полностью потерять над собой контроль». Каждая женщина боится, потому что, если с мужчиной полностью потерять контроль, он этого не вынесет. Ему с этим не справиться; его сексуальность слишком мала. Поскольку он донор, во время секса он теряет энергию. Женщина в сексе не теряет энергии; напротив, она чувствует, что получает питание. Эти факты нужно принять во внимание. Мужчина веками заставлял женщину себя контролировать и держал ее на расстоянии, никогда не подпуская к себе слишком близко. Все эти разговоры о любви — просто чепуха.

Ты говоришь: «Внутри заперта такая неистовая женщина! Когда она изредка вырывается, мужчины, как правило, взбрыкивают; и вот она снова прячется в скорлупу, впадает в спячку — и совершенно разочарована». Это не только твоя история, это история всех женщин. Они живут с глубоким разочарованием. Не находя никакого выхода, не подозревая о том, чего их лишили, они находят только одну отдушину: их можно встретить в церквах, в храмах, в синагогах, молящихся Богу. Но Бог —тоже мужской шовинист. В христианской троице нет места женщине.

Только мужчины: Отец, Сын и Святой Дух. Клуб гомосексуалистов.

Это напоминает мне историю, что, когда Бог только создал мир, он сотворил мужчину и женщину из грязи и вдохнул в них жизнь. Он создал их равными. Но стоит только посмотреть на мир, и станет ясно — кто бы его ни создал, наверное, он был глуповат. Он создал для мужчины и женщины маленькую постель, чтобы они в ней спали, но постель была такая маленькая, что в ней мог уместиться только один человек. Они были равны, но женщина настояла, что в постели будет она — а мужчина должен спать на полу. Мужчина тоже настаивал — он тоже не хотел спать на полу. Ты удивишься, узнав, что самая первая ночь в мире положила начало дракам на подушках.

Они пошли к Богу. Решение было так просто — сделать постель побольше; это мог бы сделать любой плотник. Но Бог — мужчина, и у него, как у любого мужчины, свои предрассудки: он уничтожил женщину. Потом он создал Еву, но женщина уже не была равна мужчине — она была создана из ребра Адама, чтобы она служила мужчине, заботилась о мужчине, а он пользовался ею.

Христиане не расскажут тебе всю историю целиком. Они начинают рассказ от Адама и Евы, когда Ева уже низведена до положения рабыни. И с того дня женщина находилась в рабстве, и ее угнетали тысячами способов. Ей не давали быть материально независимой. Ей не давали получать образование наравне с мужчиной, потому что тогда бы она смогла быть материально независимой. В религии ей не разрешалось читать священные книги или слушать, как их читает кто-то другой.

Крылья женщины были обрублены многими способами. Но самый большой вред, который ей причинили, — это брак, потому что ни мужчины, ни женщины не моногамны, психологически они полигамны. Все их существо было обращено против самих себя. И поскольку женщина зависела от мужчины, ей приходилось терпеть всевозможные оскорбления — потому что мужчина был господином, владельцем, он распоряжался всеми деньгами.

Чтобы удовлетворить свою полигамную природу, мужчина создал проституток. Проститутки — это побочное следствие брака. И этот отвратительный институт проституции не исчезнет из нашего мира, пока не исчезнет брак. Он является его тенью, потому что мужчина не хочет быть связанным моногамными отношениями, и у него есть свобода действий, у него есть деньги, у него есть образование, у него есть власть. Он изобрел проституток; а уничтожить женщину, превратив ее в проститутку, — самое отвратительное из всех возможных убийств. Странный факт, что все религии выступают против проституции, в то время как сами являются ее причиной. Они всецело за брак, но не могут увидеть тот простой факт, что проституция возникла вместе с браком.

Теперь Движение Освобождения Женщин пытается скопировать все те глупости, которые мужчины делали с женщинами. В Лондоне, Нью-Йорке, Сан-Франциско можно найти проституток-мужчин. Это новое явление. Но это не революционный шаг, это реакционный шаг.

Проблема в том, что, не потеряв контроль в сексе, ты не получишь оргазмического опыта. Поэтому хотя бы мои люди должны проявлять больше понимания: женщина будет стонать, вздыхать и кричать, потому что вовлечено все ее тело — вовлечено тотально. Этого не нужно бояться. Это обладает огромной целительной силой: с тобой она не будет такой стервой, она не будет тебя пилить, потому что вся энергия, которая превращается в стервозность, трансформирована в великую радость. И не бойся соседей — это их проблема, и если их беспокоят ваши стоны и вздохи, это не ваша проблема. Никто не мешает им самим...

Превратите вашу любовь в настоящий праздник, и не занимайтесь любовью наспех. Танцуйте, пойте, играйте музыку — и не позволяйте, чтобы секс шел от мозга. Умственный секс — не подданный, секс должен быть спонтанным. Создайте ситуацию. Ваша спальня должна быть таким же священным местом, как храм. В спальне не занимайтесь больше ничем, пойте, танцуйте и играйте, и если секс случится сам собой, спонтанно, то вы будете удивлены, — биология даст вам проблеск медитации. Пусть тебя не беспокоит женщина, которая сходит с ума. Она должна сходить с ума, все ее тело — это совершенно другое пространство. Она не может себя контролировать, а если и сможет, то станет похожа на труп. Миллионы людей занимаются любовью с трупами.

Я слышал историю о Клеопатре, самой красивой женщине. Когда она умерла, согласно египетским ритуалам, ее тело не хоронили три дня. За эти три дня ее мертвое тело было изнасиловано... Когда я узнал об этом, я удивился: что же за мужчина ее изнасиловал? Но потом я подумал, что, может быть, это не так уж странно. Все мужчины низводили женщин до трупов, по крайне мере во время секса.

Самый древний трактат о любви и сексе — «Кама сутра» Ватсьяяны, афоризмы о сексе. Он описывает восемьдесят четыре позы любви. И когда на Востоке появились христианские миссионеры, они, к своему удивлению, поняли, что им была известна только одна поза: мужчина наверху — потому что тогда у мужчины больше свободы действий, а женщина лежит под ним, как труп.

Предложение Ватсьяяны очень точно — вверху должна быть женщина. Мужчина сверху —это очень некультурно —женщина более хрупкая. Но мужчины предпочитали быть сверху, потому что так они могли контролировать женщину. Раздавленная под животным, красота была обречена находиться в подчинении. Женщина даже не должна была открывать глаза, потому что это делают только проститутки. Она должна вести себя как леди. Эта поза — мужчина сверху — известна на Востоке как «поза миссионера».

Отношениям мужчины и женщины предстоит пройти великую революцию. В передовых странах мира развиваются институты, в которых учат любить. К несчастью, даже животные знают, как любить, а человека нужно учить. И главное, чему они учат, — это прелюдии и «постлюдии». Тогда любовь становится таким священным опытом.

Ты должна отбросить страх перед близостью с мужчиной и полностью потерять контроль. Пусть этот идиот боится; если он хочет бояться, это его дело. Будь подлинной и верной себе. Ты лжешь себе, обманываешь себя, уничтожаешь себя. Если мужчина взбрыкивает и голый выбегает из комнаты, что здесь плохого?

Закрой за ним дверь! Пусть все соседи узнают, что этот мужчина сумасшедший. Но ты не должна контролировать возможность оргазмического опыта. Оргазмический опыт — это переживание таяния и слияния, отсутствия эго, отсутствия ума, отсутствия времени. Это может подтолкнуть тебя к поиску: как без мужчины, без всякого партнера отбросить ум, отбросить время и наедине с собой испытать оргазмическую радость. Я называю это подлинной медитаций.

Поэтому ты должна перестать прятаться в скорлупу, впадать в спячку, и вся твоя разочарованность исчезнет. Почему ты должна беспокоиться о мужчине? Пусть он задает вопрос: «Что мне делать? Эта женщина сходит с ума, прыгает на меня сверху, царапает мне лицо!..» Но здесь у меня, среди моих людей, он не сможет поднять из-за этого шума. Ему придется принять это как естественное явление. Или пусть просто медитирует — кто его заставляет заниматься любовью с женщиной? Медитацию открыли не женщины. Возможно, медитацию открыли именно эти «взбрыкивающие» — чтобы избегать женщин и всех вытекающих проблем, просто сидеть в молчании, ничего не делать — и приходит весна, и трава растет сама по себе. Он может это делать.

Я слышал:

Идя по улице, толстый американец увидел вывеску: «Потрясающий способ похудеть! Двадцатичетырехчасовое лечение — тысяча долларов. Шестичасовое лечение — пять тысяч долларов».

Из любопытства он зашел внутрь и спросил секретаря о двадцатичетырехчасовом лечении. Его провели в большую комнату, там стояла прекрасная обнаженная девушка с табличкой на шее: «Поймаешь меня — будем заниматься любовью; но сначала ты должен меня поймать».

Вот это лечебный процесс! На него это произвело большое впечатление, и он подумал: «Если это лечение стоит тысячу долларов, то лечение за пять тысяч должно быть в пять раз лучше». И он тут же записался на шестичасовое лечение за пять тысяч.

Его раздели, провели в другую большую комнату и заперли за ним дверь. Оглядевшись, он увидел огромную гориллу с табличкой на шее: «Поймаю тебя — будем заниматься любовью».

Не волнуйся, наслаждайся всей этой игрой, будь игривой. Если мужчина взбрыкивает... Мужчин миллионы: когда-нибудь ты найдешь сумасшедшего парня, которому это понравится. В любом случае, беситься и бегать вокруг кровати ему будет полезно для похудения — и к тому же совершенно бесплатно!

На какой стадии ум человека становится извращенным?

Человеческий ум становится извращенным, когда он начинает слушать священников и политиков, а не свою собственную природу. Извращение возникает в тот момент, когда ты идешь против собственной природы. Ты не можешь выбросить свою природу из окна; она у тебя внутри. Но если ты идешь против нее, ее естественное выражение будет закрыто, а когда естественное выражение закрыто, то неестественная энергия начинает искать какой-то другой путь, другой выход.

Например, безбрачие приводит к тому, что миллионы людей становятся извращенными. Их извращения укоренены в их идее безбрачия; тогда люди становятся гомосексуалистами, лесбиянками, возникает порнография. И теперь все эти извращения привели к возникновению новой болезни — СПИД, — от которой нет лекарства. И все же ни один высокопоставленный человек не говорит, что это болезнь безбрачия, — потому что это значило бы лезть на рожон и раздражать все религии.

Я никогда не думал, что человечество настолько убого, что в нем не найдется и дюжины людей, которые скажут правду, — я думал, что, когда придет время, они без колебаний рискнут своей респектабельностью. Но я совершенно разочарован в интеллигенции всего мира: никто не говорит, что безбрачие должно быть объявлено преступлением. Напротив, правительства создают законы, которые называют преступлением гомосексуализм. Вы делаете преступлением симптом, и никто даже не задается вопросом, почему люди становятся гомосексуалистами.

И, прежде всего, кто те люди, которые становятся гомосексуалистами? — монахи, солдаты, заключенные, мальчики, которые живут отдельно в общежитиях колледжей. В четырнадцать лет они достигают половой зрелости, и им нужно ждать еще по крайней мере десять лет, пока они вступят в брак. А биологи обнаружили, что мужская сексуальность находится в зените, когда мужчине около восемнадцати лет. Ко времени вступления в брак они уже находятся на нисходящей. А когда они в зените своей энергии, вы не даете им встречаться с девушками, и девушки в таком же положении. Вы не устраиваете смешанных общежитий — иначе не было бы гомосексуализма. Вы не позволяете монахам и монахиням жить в одном монастыре, иначе не было бы потребности в гомосексуализме. Уничтожьте основание извращения, — и оно исчезнет.

Пастухи, живущие в отдаленных горах или лесах наедине со своими овцами, начинают заниматься любовью с овцами. Это содомия; они даже не могут найти мужчину, так они одиноки, — и их сексуальная энергия ищет какой-то выход.

Извращение окружает человека с тех пор, как им стали повелевать религии. Они начали дисциплинировать людей, не понимая человеческой природы, ничего не зная о человеческой психологии. И они по-прежнему продолжают это делать, они вынуждают правительства объявлять гомосексуализм преступлением, караемым по крайней мере пятилетним заключением. И вот что самое странное: в тюрьмах гомосексуализм особенно широко распространен. Таким образом, отправляя гомосексуалистов в тюрьмы, вы даете им новые пастбища, новые возможности. Никто им не говорит, что причиной является безбрачие, потому что безбрачие проповедуют все религии.

Возможно, я единственный, кто говорит, что безбрачие должно быте полностью запрещено и что нужно заставить всех монахов и монахинь жить вместе. Такую противоестественность нужно предотвращать.

Извращения возникают потому, что религии идут против природы. И Бог — важнейшая причина всех извращений. Те, кто хочет, чтобы извращения исчезли, должны объявить Бога умершим, потому что только со смертью Бога исчезнут все эти религии, предоставив человеку свободу жить согласно своей собственной природе.

Корова Элси была с одной стороны ограды, Бык Фердинанд — с другой. Элси подмигнула Фердинанду, и тот перескочил к ней через ограду.

— Ты случайно не Бык Фердинанд? — спросила она.

— Называй меня просто Фердинанд, — ответил он, — ограда была выше, чем я думал.

Вот как возникают извращения.

Религия оказалась величайшим из человеческих бедствий, катастрофой, попыткой самоубийства человечества. Она создала неестественные институции: с одной стороны — безбрачие, с другой стороны — брак. Религии восхваляли брак, как только могли. Браки, говорят они, заключаются на небесах. Но спросите состоящих в браке людей — они живут в аду. Странно: браки заключаются на небесах, а состоящие в браке люди живут в аду. Но если высказаться против брака, то это вызовет раздражение даже тех, кто живет в аду, и они не поднимут руки в поддержку.

Я слышал историю о Льве Толстом, Чехове и Горьком — трех знаменитых русских писателях:

Дело было до революции. Они сидели и беседовали в саду у Льва Толстого, и вот речь зашла о женщинах. Чехов что-то сказал, Горький что-то сказал, но Толстой упорно молчал. Они повернулись к нему и спросили:

— Почему ты ничего не говоришь?

—Я выскажусь только тогда, — ответил он, — когда одной ногой буду уже в могиле. Я все скажу и спрыгну вниз, потому что если моя жена услышит... Я уже живу в аду, зачем делать жизнь еще хуже? Я лучше промолчу.

Джимми Гольдберг постучал в дверь психиатрической больницы. Санитарка открыла дверь, и он спросил, не убегал ли недавно кто-то из их пациентов.

— А зачем вам это? — спросила санитарка.

— Видите ли, — ответил Гольдберг, — кто-то сбежал с моей женой.

Какой способ рождения ребенка, по твоему мнению, наиболее благотворен?

У ребенка в материнской утробе нет страха, для страха нет причин. Но когда он выходит из материнского лона, всем его существом овладевает огромный страх. Его вынули... это все равно что выкопать дерево из земли, выкорчевать с корнем. Все дерево дрожит от страха: ты лишил его корней. Ты лишил его самого основания. Оно больше никак не умеет получать питание, оно не знает другого способа существовать. О нем заботилась земля, а ты его выкорчевываешь...

Когда ребенок выходит из материнского лона, он переживает самый большой шок в своей жизни. Даже смерть не будет таким большим шоком, потому что смерть придет без предупреждения. Скорее всего, смерть будет бессознательной. Но когда ребенок выходит из материнского лона, он в сознании. Фактически, впервые в жизни он в сознании. Долгий сон в девять месяцев длиной, безмятежный сон нарушен — и ты перерезаешь нить, которая связывала его с матерью.

В то мгновение, когда перерезана нить, связывающая его с матерью, создается испуганная индивидуальность. Это неправильный способ; но именно это делали до сих пор. Сами того не зная, вы помогали священникам и так называемым религиям эксплуатировать человека.

Ребенка нужно принимать у матери более медленно, постепенно. Не должно быть такого шока — и это можно устроить. Можно решить проблему шока при помощи науки. В комнате не должно быть ослепительных ламп, потому что ребенок прожил девять месяцев в полной темноте, и у него очень нежные глаза, которые никогда не видели света. А во всех ваших больницах горят ослепительные лампы дневного света, и ребенок неожиданно видит свет. Из-за этого у многих людей впоследствии возникают болезни глаз, и им приходится носить очки. Ни одному животному не нужны очки. Ты когда-нибудь видел, чтобы животное в очках читало газету? Их глаза остаются совершенно здоровыми всю жизнь, до самой смерти. Только человек... и начало в самом начале. Нет, ребенок должен рождаться в темноте или в очень мягком свете, может быть, при свете свечей. Темнота была бы лучше всего, но если нужен свет, то достаточно свечей.

А что до сих пор делали врачи? Они совершенно не дают ребенку времени ознакомиться с новой реальностью. То, как они приветствуют ребенка, отвратительно. Они держат ребенка в воздухе за ноги и шлепают его по попке. Идея этого идиотского ритуала в том, что это поможет ребенку дышать, — в утробе матери он не дышал самостоятельно, мать дышала за него, ела за него, делала за него все. Если при твоем появлении на свет в виде приветствия тебя подвешивают вниз головой и шлепают по заднице, это не слишком хорошее начало. Но врач спешит; иначе ребенок начнет дышать сам.

Его нужно оставить на животе у матери, положить на живот сверху; прежде чем перерезать пуповину, ему нужно дать полежать на животе у матери. Он был внутри живота, внизу, теперь он наверху. Разница невелика. Мать рядом, он ее касается, он ее чувствует. Он знает эту вибрацию. Он прекрасно сознает, что это его дом. Он вышел из него, но это его дом. Пусть он побудет с матерью немного подольше, чтобы он ознакомился с ней снаружи — изнутри он ее знает. И не перерезайте пуповину, пока он не начнет дышать сам. А что делают сейчас? Мы перерезаем пуповину и шлепаем ребенка, чтобы он начал дышать. Но это принуждение, это насилие, это абсолютно ненаучно и неестественно.

Позвольте ему начать дышать самому. На это уйдет несколько минут. Не торопитесь. Это вопрос всей жизни человека. Вы сможете немного дольше курить свою сигарету или нашептывать глупости своей подружке. Это никому не повредит. Куда спешить? Почему нельзя дать ему три минуты? Больше ему не нужно. Просто оставьте его в покое, через три минуты он начнет дышать. Когда он начнет дышать, в нем появится уверенность в том, что он сможет жить самостоятельно. Тогда можно перерезать пуповину. Теперь она бесполезна, и это не будет шоком для ребенка.

Самое главное, не заворачивайте его в одеяла и не кладите в постель. Нет, на протяжении девяти месяцев он был голый, без одеял, без подушек, без простыней, без постели — не меняйте все это так быстро. Ему нужна ванночка с водой того же состава, какая была в материнской утробе, — точно как вода в океане; такое же содержание соли, такое же содержание химических веществ, все то же самое. Это еще одно доказательство того, что жизнь зародилась в океане. Она по-прежнему зарождается в океанской воде.

Именно поэтому, когда женщина беременна, она начинает есть соленое: ее матка потребляет соль — ребенку нужна такая же соленая вода, как в океане. Поэтому приготовьте такую же соленую воду в ванночке и позвольте ребенку в ней полежать, и он почувствует, что его встретили наилучшим образом. Это та ситуация, к которой он привык.

В Японии один дзэнский монах провел потрясающий эксперимент, который доказал, что трехмесячный ребенок может плавать. Постепенно он брал детей все меньшего возраста. Он начал с девятимесячных, затем перешел на шестимесячных; теперь он работает с трехмесячными. А я говорю ему, что ему еще предстоит проделать большой путь. Даже только что появившийся на свет младенец умеет плавать, потому что он плавал в материнской утробе.

Поэтому создай ребенку условия, напоминающие условия материнского лона. Он будет более уверенным в себе; и никакой священник не сможет так легко его эксплуатировать, рассказывая об адском огне и прочей ерунде.