От медицины к медитации.

2. Эта-патия и Та-патия.

Насколько я понимаю, наука Йоги считает, что у человека не одно тело, а несколько типов тел. Не следует ли из этого, что для разных индивидуумов одни виды медицины могут быть более эффективными, чем другие, в зависимости от причины возникновения болезни?

Наука о человеке еще не существует. Ближе всех приблизиться к ней смогла только Йога Патанджали. Он делит тело на пять слоев, или пять тел. У вас не одно тело, у вас пять тел, а за пятью телами — ваша Сущность. То же, что произошло в психологии, произошло и в медицине. Аллопатия верит только в физическое тело, плотное тело. Она параллельна бихевиоризму. Аллопатия является «самым плотным» видом медицины. Вот почему она стала научной, потому что научный инструментарий способен иметь дело только с плотными вещами. Смотрите глубже.

Акупунктура, китайская медицина, проникает на следующий уровень. Она работает с витальным телом, пранамайя-кошей. Если что-то нарушается в физическом теле, то акупунктура вообще не касается его. Она старается работать с витальным телом. Она старается работать с биоэнергией, с биоплазмой. Она отрегулирует там что-то, и плотное тело тотчас начинает функционировать лучше. Если что-то нарушается в витальном теле, то аллопатия действует на тело, на плотное тело. Разумеется, для аллопатии это трудная задача. Для акупунктуры — легкая. Она легче, потому что витальное тело находится на уровень выше, чем физическое тело. Если правильно настроить витальное тело, то физическое тело просто следует за ним, потому что план болезни находится в витальном теле. Физическое тело является просто реализацией витального.

Акупунктура сегодня постепенно завоевывает признание, потому что в Советской России на необычайно важных фотографиях, которые удалось сделать Кирлиану, видны семьсот жизненно важных точек в человеческом теле, как это и было предсказано акупунктуристами почти пять тысяч лет тому назад. У них не было инструментов для определения мест расположения точек, но постепенно, методом проб и ошибок, на протяжении столетий, они обнаружили семьсот точек. А теперь Кирлиан открыл эти же самые семьсот точек при помощи научных инструментов. И фотографии Кирлиана подтвердили тот факт, что абсурдно менять витальное при помощи физического. Это все равно что пытаться заменить хозяина при помощи замены слуги. Это почти невозможно, потому что хозяин не будет слушать слугу. Если вы хотите поменять слугу, поменяйте хозяина. Чем менять каждого солдата в отдельности, лучше заменить генерала. В теле имеются миллионы солдат — клеток, просто функционирующих согласно какому-то уставу, какому-то приказу. Поменяйте командира — и структура всего тела изменится.

Гомеопатия идет еще немного глубже. Она работает с маномайя-кошей, ментальным телом. Основатель гомеопатии, Ганеман, совершил одно из самых выдающихся открытий, когда-либо сделанных человеком. Открытие заключалось вот в чем: чем меньше количество лекарства, тем глубже оно действует. Он назвал способ изготовления гомеопатических лекарств «потенцированием». Они продолжают уменьшать количество лекарства. Он работал следующим образом: брал определенное количество лекарства и смешивал его с десятью частями молока с сахаром или воды. Одна часть лекарства, девять частей воды. Он их смешивал. Затем он опять брал одну часть из нового раствора и смешивал с девятью частями воды или молока с сахаром. И так он и продолжал. Из нового раствора он брал одну часть и смешивал с девятью частями воды. Так он поступал, и сила лекарства возрастала.

Постепенно лекарство достигает уровня атома. Оно становится настолько едва заметным, что вы не можете поверить в то, что оно помогает, оно почти исчезло. Это то, что пишется на гомеопатических таблетках. Потенцирование десять, потенцирование двадцать, потенцирование сто, потенцирование тысяча. Чем сильнее потенцирование, тем меньше количество. При потенцировании десять тысяч остается миллионная часть от первоначального количества лекарства, оно почти исчезает. Оно почти исчезло, но при этом проникает в самую сердцевину маномайи. Оно проникает в ваше ментальное тело. Оно проникает глубже, чем акупунктура. Это как вы бы достигли атомного уровня или даже до атомного уровня. Тогда оно не затрагивает ваше тело. Тогда оно не затрагивает ваше витальное тело, оно просто приникает. Оно такое едва различимое и такое маленькое, что его не могут остановить препятствия. Оно может просто проскользнуть в маномайя-кошу, в ментальное тело, и начать действовать оттуда. Вы нашли власть даже большую, чем пранамайя.

Аюрведа, индийская медицина, является синтезом всех трех. Она является самым синтетическим видом медицины.

Гипнотерапия идет еще глубже. Она затрагивает виджняна-майя-кошу, четвертое тело, тело сознания. Она не пользуется лекарствами. Она не пользуется ничем. Она просто использует внушение, и это все. Она просто вводит в ваш ум внушение, называйте это животным магнетизмом, месмеризмом, гипнозом, чем хотите, но она работает при помощи силы вашей мысли, а не при помощи силы материи. Даже гомеопатия является все еще силой материи в едва заметном количестве. Гипнотерапия вообще избавляется от материи, потому что хоть и едва видимая, но все же материя... Потенцирование десять тысяч, но все же это еще действие материи. Гипнотерапия просто добирается до энергии мысли, виджняна-майя-коши, тела сознания. Если ваше сознание просто примет определенную идею, оно начинает функционировать.

У гипнотерапии большое будущее. Она станет медициной будущего, потому что если при помощи простого изменения направленности вашей мысли можно изменить ваш ум, а через ум — витальное тело, а через витальное тело — ваше плотное тело, то для чего травить себя ядами, для чего утруждать себя теми видами медицины, которые занимаются плотным телом? Почему бы не работать при помощи энергии мысли? Наблюдали ли вы когда-нибудь за гипнотизером, который работает с медиумом? Если не наблюдали, то стоит понаблюдать. Это даст вам возможность понять некоторые вещи более глубоко.

Возможно, вы слышали или, может быть, видели — это иногда случается в Индии — людей, которые ходят по огню. Это самая настоящая гипнотерапия. Этими людьми овладела идея, что они одержимы определенным богом или богиней и никакой огонь не может их обжечь — одной идеи достаточно. Эта идея контролирует и преображает обычное функционирование их тел. Они подготовлены: они постились двадцать четыре часа. Когда вы поститесь, и все ваше тело чистое, и в нем нет выделений, то мост между вами и всем плотным падает. Двадцать четыре часа они живут в храме или в мечети, поют, танцуют, настраиваются созвучно с Богом. А затем наступает момент, когда они ходят по огню. Одержимые, они идут, пританцовывая. Они идут, преисполненные веры в то, что огонь их не обожжет, и это все, и больше ничего. Вопрос в том, как добиться такой веры. Они танцуют на огне, и огонь их не обжигает.

Много раз случалось так, что кто-то, кто был просто зрителем, становился таким же одержимым. Двадцать человек, ходивших по огню, не обожглись, и кто-то сразу становился уверенным в себе: «Если эти люди ходят, то почему я не могу?» И он прыгал в огонь, и пламя не обжигало его. В этот неожиданный миг проснулась вера. Иногда же происходит так, что люди, которые были подготовлены, обжигались. Иногда неподготовленный зритель проходил по огню и не обжигался. Что произошло? Людей, которые были подготовлены, одолевали сомнения. Должно быть, они постоянно думали, произойдет это или нет. Небольшое сомнение могло остаться в виджнянамайя-коше, в их сознании. Это была не абсолютная вера. И они пришли, но с сомнением. Из-за этого сомнения их тело не могло получить послание от высшей души. Сомнение вклинилось между ними, тело продолжало функционировать как обычно и было обожжено. Вот почему все религии настаивают на необходимости веры.

Вера является гипнотерапией. Без веры вы не можете проникнуть в тонкие части своего существа, потому что при малейшем сомнении вы попадаете обратно в плотное тело. Наука работает с сомнением. Сомнение является научным методом, потому что наука работает с плотными веществами. Аллопата не волнует, сомневаетесь вы или нет. Он не просит вас верить в его лекарство, он просто дает вам лекарство. Но гомеопат спросит, верите ли вы, потому что без вашей веры гомеопату будет труднее лечить вас. А гипнотерапевт попросит вас полностью подчиниться, иначе у него ничего не получится.

Религия —это подчинение. Религия —это гипнотерапия. Но существует еще одно тело. Это анандамайя-коша, тело блаженства. Гипнотерапия доходит до четвертого тела. Медитация —до пятого. Медитация — очень красивое слово, потому что у него тот же корень, что у слова «медицина». Оба происходят от одного и того же корня, медицина и медитация являются побегами от одного слова: то, что вас лечит, то, что делает вас здоровым и целым, — это медицина, а на более глубоком уровне — это медитация.

Медитация ничего вам даже не внушает, потому что внушения делаются снаружи. Кто-то другой должен внушать вам. Внушение означает, что вы зависите от кого-то. Оно не может сделать вас полностью осознающим, потому что нужна ещё чья-то воля и тень будет брошена на ваше существо. Медитация делает вас абсолютно осознающим, без какой-либо тени, чистый свет без темноты. Теперь даже внушение воспринимается как что-то плотное. Кто-то внушает, а это означает, что что-то попадает снаружи, и в конечном счете то, что приходит снаружи, является материальным. Даже мысль является тонким видом материи. Даже гипнотерапия является материалистичной.

Медитация отбрасывает все подпорки я опоры. Вот почему самая трудная в мире задача — понять медитацию, потому что ничего не остается, только чистое понимание, свидетельствование.

Не мог бы ты рассказать еще об акупунктуре?

Акупунктура является чисто восточным явлением. И когда вы подходите к восточной науке с западным образом мысли, то многого не замечаете. Ваш подход абсолютно другой: он методологичный, логичный, аналитический. А эти восточные науки, на самом деле, не науки, а искусства. Все зависит от того, сможете ли вы сместить свою энергию от интеллекта к интуиции, сможете ли вы сменить мужское начало на женское, Ян на Инь, отказаться от активного, агрессивного подхода. Можете ли вы стать пассивным, восприимчивым? Только тогда все становится на свои места, иначе вы можете выучить все про акупунктуру, но это отнюдь не будет акупунктурой. Вы будете знать все о ней, но не ее. И иногда случается, что человек не знает многого о ней, но владеет ею профессионально — он интуитивно понимает ее внутреннюю суть.

И так случается со многими восточными явлениями: запад заинтересовывается — они мудры. Запад интересуется восточным явлением, и для его понимания использует свой склад ума. Но в тот момент, когда появляется западный ум, само основание восточного явления уничтожается. Остаются отдельные осколки, и эти осколки никогда не заработают. И дело не в том, что акупунктура не работает, акупунктура может работать, но она может работать только при восточном подходе.

И поэтому, если вы на самом деле хотите изучить акупунктуру, знать ее хорошо, помните, что это не самое главное. Изучите всю имеющуюся информацию, а затем забудьте ее и начните брести на ощупь в темноте. Начните слушать ваше собственное бессознательное, начните ощущать связь с пациентом. Это другое...

Когда пациент приходит к западному медицинскому работнику, то западный медицинский работник начинает рассуждать, диагностировать, анализировать, искать, где находится болезнь, что это за болезнь и чем можно ее вылечить. Он использует только одну часть ума, рациональную часть. Он нападает на болезнь, он начинает завоевывать ее, начинается схватка между врачом и болезнью. Пациент вне игры — доктор не обращает внимания на пациента. Он начинает сражаться с болезнью, пациент полностью заброшен.

Когда вы приходите к иглотерапевту, то болезнь не важна, важен пациент, потому что это пациент создал болезнь, причина кроется в пациенте, болезнь только симптом. Вы можете изменить симптом — и появится другой симптом. Вы можете победить эту болезнь при помощи химических препаратов, вы можете прекратить ее проявление, но затем болезнь закрепится в каком-то Другом месте и будет еще более опасной, сильной, мстительной. Справиться со следующей болезнью будет труднее, чем с первой. Вы можете снова лечить ее лекарствами, тогда третья болезнь будет еще более трудной.

Вот как аллопатия создала рак. Вы продолжаете выталкивать болезнь с одной стороны, она закрепляется с другой, тогда вы действуете силой на этой стороне — болезнь становится очень, очень злой. И вы не меняете пациента, пациент остается тем же, но поскольку существует причина, то причина продолжает создавать следствие.

Акупунктура имеет дело с причиной. Никогда не занимайтесь следствием, всегда занимайтесь причиной. А как вы можете добраться до причины? При помощи ума не добраться до причины — причина слишком велика для ума — ум может только заниматься следствием. Только медитация может дойти до причины. Итак, иглотерапевт почувствует пациента. Он забудет обо всех своих знаниях, он просто попытается настроиться созвучно с пациентом. Он ощутит связь, он начнет ощущать мост, который связывает его с пациентом. Он начнет ощущать болезнь пациента в своем собственном теле, в своей собственной энергетической системе. Для него это единственный способ узнать при помощи интуиции, в чем кроется причина, потому что причина спрятана. Он станет зеркалом, и отражение он найдет в себе.

Вот и весь этот процесс, но ему не учат, потому что ему нельзя научить. Но заниматься этим стоит, и я полагаю, что первые два года нужно учиться на Западе, а затем, по крайней мере на шесть месяцев, следует отправиться в какую-нибудь дальневосточную страну и просто побыть рядом с иглотерапевтом. Просто побудьте рядом с ним, пусть он работает, а вы наблюдайте. Просто впитывайте его энергию, и впоследствии вы сможете чего-нибудь добиться, в противном случае вам придется нелегко.

И если вы постепенно начнете ощущать свою собственную энергию или работу энергии в своем собственном теле, то акупунктура не останется только техническим приемом, она станет инструментом. И она является интуитивным озарением — вы можете изучить методику и из этого ничего не получится -в ней больше интуиции, чем искусства. Это одна из самых больших трудностей, с которыми сталкиваешься при изучении древних методик — они ненаучны, и если подходить к ним с научными.

Мерками, то вы получите о них лишь слабое представление, но большую, часть вы не поймете. Вам не удастся научиться многому, и это вызовет разочарование.

Весь древний подход был абсолютно другим: он совершенно не был основан на логике, он был более женственный, более интуитивный, более алогичный. Человек не мыслил при помощи силлогизмов, как думает научный ум, нет, он, скорее, глубоко участвовал в жизни, как бы во сне, как бы мечтая и позволяя природе открывать свои секреты и тайны. Это не была агрессия против природы, в крайнем случае — убеждение. И подход был изнутри.

Человек должен подходить к своему телу из его сокровенной сердцевины. Эти семьсот точек не были найдены объективно, их познали во время глубокой медитации. Когда человек уходит глубоко внутрь и смотрит изнутри — это потрясающее ощущение, — он может видеть все эти акупунктурные точки вокруг себя, это как звездная ночь. И когда вы увидите эти энергетические точки, только тогда вы будете готовы. Тогда у вас уже будет внутреннее понимание, и, прикасаясь к телу другого человека, вы сможете почувствовать, в каких местах телу недостает энергии, а где ее вообще нет, где она движется, где она не движется, где она холодная, где она теплая, где она живая и где она умерла. Есть точки, на которые она реагирует, и есть точки, на которые она вообще не реагирует.

Вы сможете познать акупунктуру только в той степени, в какой вы стали способны познать себя, и когда и то, и другое совпадет, появится яркий свет. И в этом свете вы сможете все увидеть — не только вокруг себя, но и вокруг тел других. С открытием третьего глаза возникает новый вид зрения.

Акупунктура —это не наука, а искусство, и каждое искусство требует от вас полного подчинения. Это не какой-то вид техники, которым может манипулировать механик. Ему нужно все ваше сердце. Вы должны забыть себя, как забывает художник, когда пишет картину, или поэт, когда сочиняет, или музыкант, когда играет. Вот что это такое. Специалист может заниматься акупунктурой, но он никогда не станет тем, чем надо. Никогда он не станет этим. Возможно, ему удастся помочь нескольким людям, но это великое искусство, великое мастерство. Его нужно впитать. Секрет в сдаче. Если вы целиком и полностью сдадитесь ему, если оно станет посвящением, призванием — а оно может ими стать, — занимайтесь им, занимайтесь чистосердечно, с радостью.

Начинайте наедине с собой. Вы должны обнаружить свое собственное профессиональное умение. Акупунктура является профессиональным умением и искусством, и нет никакой необходимости следовать за кем-либо согласно правилам. Их нет. Правила не существуют, существуют только внутренние озарения. Так что начинайте работать сами... Вначале вы будете чувствовать себя несколько неуверенно, и вы часто будете волноваться из-за того, поступаете вы правильно или нет. Но именно так следует начинать. Это что-то наподобие ходьбы на ощупь. Рано или поздно вы найдете дверь. А когда вы уже нашли дверь, то вам все меньше и меньше придется ходить на ощупь. Теперь вам известна дверь. Начинайте работать!

Когда вы прикасаетесь к чьему-то телу или работаете с иглами, то вы оказываете влияние на Бога. Вы должны быть очень почтительны, очень стеснительны. Вы должны работать не согласно знаниям, а по любви. Знания не всегда адекватны, не всегда достаточны. Поэтому ощущайте другого человека. И всегда чувствуйте себя не отвечающим требованиям, потому что знания ограничены, а другой человек — это целый мир, почти безграничный... Люди прикасаются к вам, но они никогда не прикасаются к вам. Они прикасаются только к периферии, а вы находитесь глубоко в центре, куда может войти только любовь. Человек — это тайна, и тайной он останется навсегда. И тайной он является не случайно. Тайна — это само его существо.

Не расскажете ли вы о превращении гипноза в медитацию? Я заметил, что граница между терапией, и медитацией исчезает.

Были времена, когда гипноз считался дверью в медитацию, но христианство в средние века осудило гипноз вместе с колдовством. И это осуждение все еще продолжается даже в умах тех, кто не является христианами, но на кого оказало влияние знакомство с христианскими идеями. Почему христианство было против гипноза? Вы будете удивлены, когда узнаете, что оно было против гипноза, потому что он непосредственно приводит к медитации, а тогда ни священник не нужен, ни церковь не нужна, ни даже Бог не нужен. В этом-то и заключалась проблема.

Если медитация добьется успеха, то в этом мире уже не будет религий по той простой причине, что вы будете в непосредственном контакте с жизнью и самим собой. Зачем же вам нужно обращаться к посредникам и разнообразным маклерам, которые не знают ничего, кроме того, что они напичканы знаниями, кроме того, что их годами учили, «как оказывать влияние на людей и завоевывать друзей»? То, что они делают, совсем не религиозно. То, что они делают, является политикой цифр: им нужно собрать как можно больше паствы, она даст им и силу, и власть.

Гипноз представлял собой угрозу для духовенства, а христианство с самого начала основывалось на духовенстве. Ни Иисус никогда не заявлял, что является просветленным, ни какой-либо другой христианин после него не заявлял, что является просветленным. Он заявляет нечто нелепое — что он единственный рожденный Божий Сын. Бог является гипотезой, а гипотезы — это не индийцы, которые продолжают производить детей. Гипотезы бесплодны, они ничего не производят...

Христианство никогда не хотело, чтобы вы были непосредственно связаны с жизнью. Вы должны были действовать через священника, Папу Римского, Сына, а затем только достигали Бога. И на пути посредников было немало. И никому неизвестно, кто лжет... А вы, разумеется, не можете это обнаружить, потому что у вас нет прямой телефонной связи с Богом. У священника есть прямая телефонная связь с Папой Римским, у Папы Римского есть прямая телефонная связь с Иисусом, у Иисуса есть прямая телефонная связь с Богом, а номера не указаны в телефонных справочниках.

Гипноз был дверью, он всегда был дверью к медитации. Когда человек вступает в мир медитации, то приобретает такую ясность сознания, такую силу и столько жизни возникает в нем, что ему уже не нужен отец на небесах. Ему уже не нужно, чтобы священник молился за него. Он сам становится молитвой — не молитвой Богу, но просто молитвенностью, благодарностью всему.

Христианству было совершенно необходимо осудить гипноз, и осудить его как нечто, созданное дьяволом. По этой же причине было самым жестоким образом искоренено колдовство, миллионы женщин были сожжены заживо, потому что они занимались одним и тем же. Они старались установить контакт с запредельным сами, а не через подобающий канал — через церковь.

Сам гипноз может представлять опасность, если только он не используется в целях медитации. Я объясню вам, что именно имеется в виду под гипнозом и как он может быть неправильно использован, если он не используется исключительно в целях медитации.

Гипноз буквально означает преднамеренно созданный сон. Известно, что тридцать три процента, то есть одна треть человечества, способна погружаться в самые глубокие слои гипноза. Это странное число, тридцать три процента, потому что только тридцать три процента людей обладают эстетическим чувством, только тридцать три процента людей дружелюбны, только тридцать три процента людей являются творческими личностями. И я полагаю, что это одни и те же люди, которые входят в тридцать три процента, потому что творчество и восприимчивость являются медитацией, являются дружелюбием. По сути дела, всем нужно только одно: глубокая вера в себя, в жизнь, восприимчивость и открытость сердца.

Гипноз может быть создан двумя путями. Из-за первого из них на людей произвела впечатление христианская пропаганда о том, что он опасен. Это гетерогипноз: кто-то другой гипнотизирует вас, вас гипнотизирует гипнотизер. На эту тему существует множество неправильных идей, и самая главная из них заключается в том, что гипнотизер обладает властью вас гипнотизировать. Это абсолютно неверно. Гипнотизер обладает методикой, но не властью.

Никто не может загипнотизировать вас, если вы того не хотите. Пока вы не готовы окунуться в неведомую, необследованную темноту, никакой гипнотизер не сможет вас загипнотизировать. Но, на самом деле, гипнотизеры не отрицают, что обладают властью, наоборот, они утверждают, что обладают властью гипнотизировать людей. Никто не обладает властью кого-либо гипнотизировать — власть ваша. Но когда вас гипнотизирует кто-то другой, то она может быть неправильно употреблена.

Процесс, методика очень простые. Гипнотизер подвешивает кристалл на цепочке на уровне ваших глаз и говорит вам: «Не закрывайте глаза до тех пор, пока вы можете держать их открытыми. Боритесь до последнего, не закрывайте глаза». Перед вашими глазами сверкает кристалл. Естественно, глаза должны постоянно моргать, чтобы не пересохнуть. Они являются самой нежной частью вашего тела. Вы моргаете глазами, потому что веки выполняют роль «дворников» на ветровом стекле: они снабжают глаза влагой и они же очищают глаза от любой пыли или любых посторонних предметов. Благодаря им ваши глаза всегда свежие и орошенные влагой.

Гипнотизер говорит: «Прекратите мигать, просто смотрите на что-то сверкающее!» Сверкающее, потому что все, что сверкает, скоро утомит ваши глаза. Если вам предложат смотреть на достаточно яркую электрическую лампочку, висящую у вас над головой, то естественно, что ваши глаза очень сильно устанут. И вам говорят, чтобы вы не закрывали их до тех пор, пока они не закроются сами.

Это одна сторона. А вторая заключается в том, что гипнотизер постоянно говорит вам, что ваши глаза стали очень тяжелыми, ваши веки так сильно устали... Находясь рядом с вами, он постоянно повторяет эти слова о том, что ваши глаза устают, что веки хотят закрыться, а ведь вам он сказал прямо противоположное, что вы должны бороться до последнего. Но как долго вы можете бороться? Не больше трех минут, потому что идет двойной процесс. Вы пристально смотрите на свет, который.

Утомляет ваши глаза, а гипнотизер продолжает сонным голосом повторять, как попугай, что вы засыпаете. Вы не можете сопротивляться, держать глаза открытыми уже невозможно.

Эти внушения... А человек борется, он знает, что его глаза начинают уставать и его веки становятся тяжелыми, усталыми. И не позднее чем через три минуты, не больше, наступает момент, когда он уже не может подавить соблазн закрыть их. В тот момент, когда он закрывает глаза, гипнотизер начинает повторять: «Вы крепко спите, вы слышите только мой голос и ничего больше. Сохранять контакт ты будешь только со мной».

Под непрерывное внушение человек засыпает все крепче и крепче. И вот наступает момент, когда он уже ничего не слышит, кроме сонного голоса гипнотизера, который говорит: «Вы засыпаете все крепче, крепче, крепче». А затем он проверяет, заснули вы крепко или нет. Он уколет вашу руку английской булавкой, но вы спите так крепко, что ничего об этом не знаете, вы ничего не почувствуете.

На самом деле, в Советском Союзе начали использовать гетерогипноз для операций, потому что тогда не нужна анестезия. Человек может так крепко заснуть, если созданы надлежащие условия: очень сонная атмосфера, тусклый свет, не слишком яркий, не слишком темный, сверкающий, сильно сверкающий свет, сфокусированный на ваших глазах, чуть слышная музыка в комнате, приятный запах... Все это поможет ему так крепко заснуть, что операции можно проводить, они уже проводились, а человек ничего не ощущал.

Гипнотизер пробует несколько вещей: он поднимает вашу руку, а затем отпускает ее — и рука падает, потому что вы не можете держать ее, вы крепко спите, во сне вы не можете поднимать ее высоко. Он поднимает ваши веки, он заглядывает в ваши глаза — видны только белки глаз, зрачки переместились вверх.

Чем сильнее гипноз, тем выше ваши зрачки перемещаются наверх. Так происходит каждый день во время глубокого сна, и так происходит, когда кто-то умирает. Вот почему люди по всему миру сразу же закрывают глаза умершего, по той простой причине, что очень страшно видеть кого-то с полностью белыми глазами. В Индии люди уже много столетий тому назад знали, что, когда человек готовится умереть, его глаза постепенно смещаются кверху, и признаком этого служило то, что он не мог видеть кончик собственного носа. Запомните, с того дня, когда вы не сможете увидеть кончик носа, потому что зрачки глаз смещаются кверху, вам осталось самое большее шесть месяцев...

Итак, гипнотизер открывает веко и смотрит, не находится ли под ним белок и не переместилось ли то, что там обычно находилось — зрачок, — кверху. Затем он уже уверен, что вы не можете никого слышать, что вы уже не способны не повиноваться ему: что бы он вам ни сказал, вы сделаете. И в этом опасность. Он может сказать вам: «Возьмите свои деньги и отдайте мне!» И вы сразу возьмете все свои деньги и отдадите ему. Он может забрать ваши украшения или может приказать вам подписать документ, который может доставить вам хлопоты, например подписать документ о том, что вы продали или подарили дом.

Нужно понять еще одно обстоятельство, которое весьма опасно: он может сделать постгипнотическое внушение. Постгипнотическое внушение означает, что он может сказать вам: «Через десять дней приходите ко мне, вы должны будете прийти ко мне и принести все ваши деньги, все украшения, все ценное, что у вас есть. Оставите у меня на столе и уйдете». Можно сделать постгипнотическое внушение о том, чтобы через двадцать четыре часа вы кого-то застрелили. Все эти приказы будут выполнены, потому что человек о них не знает... Поскольку это касается его сознания, человек не имеет ни малейшего представления о том, что произошло во время глубокого гипноза. Глубокий гипноз проникает в подсознание.

Были опасности, которые христианство преувеличивало, утверждая, что это против религии, против морали. Женщину изнасилуют — и она ничего не узнает, или женщине можно сказать: «Ты полюбила меня». И с того момента, когда она проснется, начнется великая любовь. Она будет немного сомневаться, потому что сознательная часть ее ума не поймет, что произошло, но не существует связи между сознательным умом и подсознанием. Подсознание очень сильно, в девять раз сильнее, и когда что-либо делает подсознание, то сознание может начать протестовать, но это будет напрасно.

Все эти факты были широко распространены, причем люди очень сильно преувеличивали. Но целью церкви было не спасти их от этих опасностей, цель заключалась в том, чтобы гипноз был осужден, чтобы никто не мог попасть в дверь, ведущую в высшее царство медитации.

Христианство держало людей в полном невежестве относительно другого вида гипноза, то есть самогипноза, а не гетерогипноза. Злоупотребить можно только гетерогипнозом, злоупотребить самогипнозом невозможно. Никого нет: вы одни. Вы можете сами сделать все то же самое. Вы можете поставить будильник, а затем три раза повторить, что в течение пятнадцати минут после того, как сработает будильник, вы возвратитесь из своего глубокого гипнотического сна. А затем — та же процедура.

Вы смотрите на свет и делаете то, что делал гипнотизер. Смотрите на свет и повторяете про себя: «Мои веки становятся тяжелыми, тяжелыми... тяжелее, тяжелее. Я засыпаю. Я не могу больше не закрывать глаза. Я стараюсь изо всех сил, но это невозможно». Это займет ровно три минуты. Это максимум. Это может произойти и за две минуты, и за одну, но чем дольше вы боретесь, тем глубже будет гипноз.

Я слышал о человеке, о старике, который изводил свою семью. Каждый день он строил предположения насчет того, сколько у него болезней. Врачи устали, они говорили, что он ничем не болен. Он смотрел медицинские программы по телевизору и выучивал название новых болезней. А затем он начинал мучить семью: «Я болен этим, я болен тем, никто обо мне не заботится». Это был просто способ, при помощи которого старик привлекал к себе внимание. Никто не обращает внимания на стариков, поэтому они находят свои собственные способы. Они становятся более раздражительными, более злыми, более суетливыми, у них есть своя собственная методика привлечения внимания. Вся их жизнь держалась на том, что им оказывали внимание, но никто не смотрит на них, никого даже не интересует, живут они еще или умерли.

Один индийский певец, который меня любит, Джагит Сингх, рассказывает прекрасный анекдот. Приехал один из его друзей, который живет в Лондоне, и он спрашивает его: «Как ты поживаешь?».

Тот ответил: «Хорошо».

Джагит Сингх сказал: «А как твоя жена?».

Тот ответил: «И она хорошо».

— А как твои дети?

— И они хорошо.

Джагит Сингх наконец спросил: «А как твой отец?».

И приятель ответил: «Папочка? С ним уже четыре года все хорошо».

Четыре года назад он умер, так что приятель говорит, что с ним все хорошо, очень хорошо, вот уже четыре года, как навсегда хорошо!

У пожилых людей есть эти способы для привлечения внимания — они страдают от мигрени, у них болит желудок. Чем больше у них медицинский лексикон, тем больше они умудрятся придумать.

Наконец врачи начнут говорить, отказываясь его принимать: «Он сумасшедший. Он ничем не болен, мы осматривали его столько раз».

Но сын говорил: «Что мы можем поделать? Мы должны привести к нему врача!».

Тогда врачи наконец предположили, что может помочь гипнотизер: «Приведи гипнотизера, пусть он загипнотизирует его и скажет ему, что с ним все в полном порядке. Это единственное лекарство, которое ему нужно. Если его бессознательное усвоит ту мысль, что с ним все в порядке, тогда не будет никаких проблем».

Сыновья были очень довольны и привели гипнотизера. Он выглядел как врач со своим чемоданчиком и инструментами, с маленькой фрейдовской бородкой, с моноклем на глазу — человек должен одеваться так, как это приличествует его профессии, — и он спросил старика: «В чем ваша проблема?».

Старик назвал множество проблем. Гипнотизер сказал: «Ладно, вы просто ложитесь. Я буду держать этот маятник, который сверкает, потому что в нем есть батарейка. Смотрите на него до тех пор, пока сможете держать свои глаза открытыми».

Пожилые люди становятся очень хитрыми и смышлеными, усвоив большой жизненный опыт.

Старик подумал: «По тому, как он одет, этот человек, по-видимому, жулик. И как он собирается меня лечить?» Он подумал: «Давайте посмотрим». Он не стал ждать три минуты, он сразу закрыл глаза, и когда гипнотизер взял его руку, он ее уронил. Он знал все трюки. Он был старым и много всего повидал.

Гипнотизер сказал: «Он совершенно спокоен и спит. Теперь я внушу ему, что с ним все в порядке, что у него больше нет болезней, и он не будет мучить своих детей несуществующими болезнями!» А старик молчал.

Его сыновья были довольны: «И почему мы раньше не подумали про гипнотизера? Мы столько денег тратили зря на врачей, а они говорили нам: «Вы досаждаете нам. И хотя вы платите деньги, все равно вы надоедаете нам. Человек этот вообще не болен. С ним полный порядок!».

Старик лежал совершенно неподвижно. Внушение закончилось, гипнотизер получил свою плату. Один из сыновей пошел проводить его до машины, но еще до того, как он вернулся, старик открыл один глаз и спросил: «Этот сумасшедший ушел или нет?».

Если вы сразу закроете свои глаза, то ничего не произойдет, потому что вы будете оставаться в сознании. Что бы гипнотизер ни говорил, он будет выглядеть, как чудак, и что за чепуху он говорит? -«Ваши веки становятся тяжелыми» — они не станут тяжелыми. «Вы крепко засыпаете» — вы не заснете, вы настороже. И он обманывает, он говорит, что у вас нет болезней!

Но если вы устраиваете сеанс самогипноза, то никакой опасности не существует. Вы полностью совершаете процедуру, смотрите на что-то яркое, что утомляет ваши глаза, — это его единственное предназначение —и продолжаете повторять то, что говорил гипнотизер, но только про себя. Наконец вы почувствуете, что у вас закрываются глаза, они просто закрываются. Вы утратили над ними контроль. И ощущение того, что вы утратили контроль над веками, сразу же позволит вам почувствовать, что вы, наверное, крепко засыпаете. Пока вы еще не спите, вы продолжаете повторять: «Я засыпаю все крепче. Крепче!» — и наступит момент, когда вы достигнете самых глубин своего подсознания. Через десять минут сработает будильник, и вы возвратитесь из подсознания в сознание. Вы будете удивлены тем, как вы отдохнули, каким молодым вы себя чувствуете, каким чистым — словно вы погуляли по саду, наполненному цветами, в котором дул свежий ветер.

Вы также можете делать себе постгипнотическое внушение. Это нужно делать в последний миг, когда вы чувствуете, что погружаетесь в глубину. Перед тем как вы соскользнете еще глубже, вы должны говорить: «С завтрашнего дня мое здоровье улучшится». Выберите что-то одно, не жадничайте! И через пятнадцать дневных сеансов то, что вы говорите... Может быть, ваша медитация станет более глубокой с завтрашнего дня. И вы обнаружите, что медитация становится глубже и что вы можете создать очень красивую связь.

Когда медитация становится более глубокой, вы можете внушить себе: «Завтра мой гипноз станет еще глубже». Вы можете использовать и то, и другое, чтобы погрузиться на самую глубину вашего бессознательного состояния.

Когда вы прикоснулись к глубинам вашего бессознательного, вы можете начать второе внушение: «И хотя я буду в темном бессознательном состоянии, частица моего сознания останется, так что я смогу видеть, что происходит». А затем продолжайте повторять: «Мое осознание, которое было таким малым, становится больше, и больше, и больше...» И когда-нибудь вы почувствуете, что все ваше бессознательное состояние освещено вашей осознанностью — это как раз то, чем является медитация.

Гипноз можно использовать, нужно использовать без всякого страха. Или вдвоем, люди, которые доверяют друг другу и любят ДРУГ Друга, так что не может быть опасений, что они воспользуются... Вы со своими очень близкими друзьями, вы знаете, что они не могут причинить вред, вы можете открыться, вы можете быть уязвимы. Или наедине с собой. Это займет немного больше времени, потому что вам придется одному выполнять работу двоих. В этом есть небольшое неудобство.

Но теперь, когда имеются магнитофоны, вы можете полностью обойтись без второго человека и предоставить магнитофону делать внушение. И магнитофон, разумеется, не может злоупотребить этим, он не может приказать вам убить жену, разве что вы сами запишете это на магнитофон. Тогда я уже не могу вам помочь, все, что вы запишите на магнитофон, он повторит! Вы можете записать всю процедуру на магнитофон, все предложения заснуть, про тяжесть в веках, о том, чтобы уйти в глубину. И затем, когда вы находитесь в самой глубине, — а это период времени четыре, пять минут, на которые вы обосновываетесь на глубине, — из магнитофона слышится голос, сообщающий, что медитация с сегодняшнего дня станет глубже, что вам не придется бороться со своими мыслями. В тот момент, когда вы закроете глаза, мысли начнут исчезать.

Магнитофон может быть очень полезен, потому что не возникает вопроса о доверии кому-либо. Вы можете совершенно спокойно доверять магнитофону. И вы можете запереть дверь на замок, чтобы никто не включал ваш магнитофон, ведь с вами могут сыграть шутку!

Самогипноз должен быть на службе у медитации — это лучшее из его возможных применений.

Но он может способствовать здоровью, способствовать долголетию, способствовать любви, способствовать дружелюбию, способствовать мужеству. Он может помочь вам во всем, что хотите. Он может рассеять страх перед неведомым, он может рассеять страх смерти, он может подготовить вас к одиночеству, тишине, покою. Он может помочь вам обрести способность продолжать внутренний поток медитации на протяжении двадцати четырех часов.

Вы даже можете внушить себе следующее: «Пока я буду спать, мой маленький огонек осознания будет гореть всю ночь и не потревожит мой сон».

Вы можете предположить: «Я заметил, что граница между психотерапией и гипнозом исчезает».

Это было моим желанием на протяжении долгого времени: психотерапия должна раствориться в гипнозе, а гипноз — в медитации. Тогда мы создадим одно из самых сильных средств для медитации, какого никогда не существовало в прошлом.

Психотерапия никогда не использовалась. Терапия очистит вас от мусора, она заберет все вбитые в голову с детства традиции, поможет очистить все, что там есть, и все, что вы подавляете внутри себя. Терапия вышвырнет это все прочь. Терапия — это прекрасный очистительный процесс, и очищенный ум легче уступает гипнозу, уступает без борьбы. Возможно, даже те, кто не готовы еще для гипноза или самогипноза, люди, которые не относятся к тридцати трем процентам, при использовании психотерапии войдут в категорию людей, готовых к гипнозу. Терапия может превратить сто процентов людей в настоящих кандидатов для гипноза. Итак, терапия должна использоваться таким образом, что она постепенно растворится в гипнозе, гипноз затем должен использоваться таким образом, что он станет ступеньками, ведущими к медитации.

Эти три вещи вместе я предлагаю считать моей троицей. Что касается Бога, Святого Духа и Иисуса Христа... забудьте об этом. Это не троица. Но что-нибудь научное, что-нибудь, что вы можете делать для себя, что-нибудь, что можно применять, за исключением только этого — ведь религия настолько заполнена мусором, и люди стали интересоваться мусором и забыли о главном. На самом деле, главное стало таким маленьким по сравнению с кучей мусора размером с Гималаи, которая выросла на главном за прошедшие столетия, что теперь найти его очень трудно.

Я предлагаю одну очень простую вещь: вам не нужен священник, вам не нужна никакая церковь, вам не нужно никакое святое писание. Все, что вам нужно, — это немного понимания и немного мужества. Полностью очищайтесь при помощи терапии. Вы ведь не знаете, сколько чепухи накопилось внутри вас. Когда вы начнете очищаться, тогда вы узнаете: «О Боже, я ли это или кто-то другой? Что я делаю? Что я говорю?» Иногда то, что вы говорите, совершенно не имеет смысла. Но оно было там, иначе оно не могло бы прийти к вам. Оно было помехой медитации и будет помехой вашему погружению в гипноз. Оно станет преградой где-нибудь между ними.

Итак, терапия должна быть первой. А вторым — гипноз, а третьим, что произрастет из этого, — медитация.

Предельной медитацией является просветление.

Когда медитация приближается к своему завершению, тогда все ваше существо наполняется светом, блаженством, экстазом.