Ожог.

КНИГА ПЕРВАЯ. МУЖСКОЙ КЛУБ. Потом пошел дождь. Песня петроградского сакса образца осени пятьдесят шестого. Рассказ о юности С. А.Саблера, записанный московским писателем П.А.Пантелеем по телефону. Переоценка ценностей. АВСDЕ. ABCDE. ABCDE. ABCDE. ABCDE. Хирург-педиатр-ревматолог-кардиолог-фтизиатр Геннадий Аполлинариевич Малькольмов рассказывает о своей молодости неизвестно кому неизвестно когда по телефону в неопределенном направлении. Плач мадемуазель Мариан Кулаго. Донесение внештатного сотрудника Городского управления культуры «Силиката» из валютного бара гостиницы «Националь» (Донесение перемежается внутренним монологом «Силиката»). Сон в летнюю ночь после четырех бутылок «Экстры», привезенных старшиной Иваном Мигаевым с Казанского вокзала в студию скульптора Радия Аполлинариевича Хвастищева. Сон о недостатках. ПРОДАЙ, ГЕНАЦВАЛЕ, СВОИ ВЕЛЬВЕТЫ! Пантелей Аполлипариевич Пантелей рассказывает в третьем лице о том, как однажды кончилась его молодость. Глава неожиданно для всех улыбнулся. «Мужской клуб». ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ!!! НЕУЖЕЛИ ТОВАРИЩИ МУШЧИНЫ У ВАС ДОМА НЕТУ ЧТОП ЗАКУСЫВАТЬ НЕ ПАВЕРЮ. От Веселого-Куплета к Акробатке. Сон в лётную ночь. Встречи ГЖ с Пантелеем Аполлипариевичем Пантелеем. Бессонница, Гомер, тугие паруса. Районный финал детской игры «Зарница». ЦВЕТАМИ!!! РОЗА!!! Друзья встретились вновь. Первые минуты рабства. За работу, товарищи! «Южный салют». Сон без сознания. КНИГА ВТОРАЯ. ПЯТЕРО В ОДИНОЧКЕ. Навигация в бухте Нагаево. ЗАГРАНИЧНЫЕ ВЕЩИ КРАСИВЫЕ, НО НЕПРОЧНЫЕ! В один из дней 197… года. В тот же день. В тот же день. В тот же день. В тот же день. В тот же день. В тот же день. В тот же день. Однажды в Риме. Третья модель. Юноша фон Штейнбок. В переулке синем и полуслепом от солнца. В переулке синем и полуслепом от солнца. Куда же мы плывем? И-ду-у! Четыре медных пуговицы. Два фон Штейнбока на веранде. Какие у нас перспективы. Содержание пьесы «Три сестры» таково. В туалете было чисто. Все забыто. Все забыто. Все забыто. Все забыто. О если бы можно было протянуть руку любимой. Что творилось с Пантелеем. Оно было отвлечено явлением европеянки. Терпеть все это не было уже сил. Геннадий Аполлинариевич Малькольмов. Эволюция типа открытого Зощенко. Чепцов стариком себя вовсе не считал. Он рассказал ей о секрете. Аварийная ситуация. Окно разрисовано морозом. Третьего в капеллу. В желтом сумраке тупика. Путешествие будет опасным. Люблю мчаться по ночной Москве. Что, Саня, бьют? Скатились к мракобесию, Штейнбок? Гурченко, лежащий на полу. Прибыл Кун. Теперь уже три пары глаз смотрели на Толю фон Штейнбока. Ты убьешь его? Здесь было братство. Множество болезней. Флегрейские болота. После освобождения мамы. Не так уж и далеко отсюда. Зильберанский явился в госпиталь святого Николая. Три пальца в Кларку. Ну давайте же в самом деле чай пить. Мне тоже ни рубля не накопили строчки. Самсик вначале не понял. Куча разноцветных котят на зеленой мокрой траве. КНИГА ТРЕТЬЯ ППП, ИЛИ ПОСЛЕДНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПОСТРАДАВШЕГО. Плач леди Брудпейстер, урождениой Мариан Кулаго. Как ou переплывал Берингов пролив очень теплым летом 1951 года. Песня протеста советской молодежи, исполненная машинисточкой-пантомимисточкой Ниночкой Лыгер-Чепцовой.