Падение Камелота.

От незнакомого старики Мордред узнал, что он не родной сын Лота. Отцом Мордреда был Верховный король, и Мордред был той змеей, которой суждено было отнять жизнь у его отца. Мордред убил старика. Ланселот видел, как он сделал это.

Казалось, что любезность королевы положила конец всем сплетням. Однако в середине обеда рыцарь по имени Патрис Ирландский зашатался и стоял, качаясь и не произнося ни слова. В горле у него что-то булькало, в то время как его лицо вздулось и почернело, а глаза выкатились из орбит. Затем он грохнулся на стол, ударившись о блюда с едой и кувшины с вином. Его рука сначала сжалась в предсмертной агонии, потом разжалась, и из нее на скатерть выкатилось наполовину съеденное яблоко.

Раздался взрыв безумного хохота. «Отличную еду подаешь ты своим гостям, леди». — сказал Мордред. Гавейн заставил его замолчать, но лицо его было печальным и усталым. От имени всех присутствующих Гавейн заявил королеве, чтобы она побереглась. Она дала отравленные яблоки тем людям, которые сомневались в ней, и человек умер от этого. Месть настигнет ее. Так сказал Гавейн. Затем все присутствовавшие во главе с ним вышли из комнаты.

Месть действительно не заставила себя ждать. Двоюродный брат Патриса Мадор де ла Порт обвинил королеву перед Артуром и потребовал, чтобы ее вина была установлена обычным путем: он сразится с любым, кто захочет защищать честь королевы. Артур выслушал его. Сам он не мог вступить в поединок ради королевы, потому что он был Верховным королем и потому что королева была его женой. Он знал, что она невиновна. Гиневра не была убийцей. Но поскольку Артур был справедливым человеком, он дал согласие на поединок и призвал рыцарей выступить на защиту королевы.

Ни один из них не вызвался. Ланселот уехал, и его нигде не могли найти. Казалось, что ни один человек не был уверен в невиновности королевы, чтобы рискнуть своей жизнью и выступить против Мадора. Возможно, именно тогда, когда его жена, которую он уважал, была обесчещена, Артур почувствовал, что его затягивают сети судьбы. Он послал за Борсом, кузеном Ланселота, и сам просил Борса выступить на стороне королевы. Борс ответил, что он не сможет, потому что он присутствовал на этом обеде, и его друзья могут заподозрить его в соучастии.

В конце концов, сама королева, вынужденная умолять о помощи, на коленях просила Борса стать ее защитником. Ее рыцарь Ланселот уехал, и она не знает куда. Она сказала, что, если у Борса есть хоть какие-нибудь сомнения в ее виновности, он должен встать на ее защиту.

Борс поднял ее с колен в ужасе от ее унижения. «Мадам, — сказал он, — вы позорите меня». Но все же он уступил. Он согласился быть ее защитником, пока не появится более достойный претендент.

И когда его товарищи начали протестовать и называть королеву убийцей. Борс твердо отвечал, что убийство было совершено, но не королева совершила его. «Насколько мне известно, — говорил Борс, — она всегда помогала рыцарям. Она была великодушной и щедрой по отношению ко всем добрым рыцарям, и ее щедрость и великодушие превышали все, что я когда-либо видел и слышал, и я докажу это своей кровью».

В назначенный день придворные собрались на турнирном поле в Винчестере. Мадор де ла Порт со щитом на плече и копьем в руке подъехал к королю Артуру и закричал: «Прикажи своему защитнику начинать, если он посмеет!» Борс медленно выехал на край поля.

Падение Камелота