Письма от Друнвало.

Дорогие мои,

В течение нескольких последних месяцев сотрудники «Духа Маат» говорили с вами, нашими читателями, чтобы выяснить, каких изменений вы от нас ждёте. Результаты опроса не оставляют сомнений в том, что большинство читателей хочет лично от меня большего вклада по вопросам, которых мы обычно не касаемся на страницах нашего журнала.

Но прежде чем мы с вами начнём это путешествие, я бы хотел изложить вам свою позицию относительно «истинности» того, о чём я собираюсь говорить.

Часто, будучи «на сцене», я выпускаю в мир идею, которая находится на пределе человеческого понимания. Я это делаю для того, чтобы исследовать эту идею, а потом меня считают ответственным за то, чтобы она была безошибочной. Однако, представление о том, что то, во что я верю в данный конкретный момент должно быть истинным, не является моей позицией и я не стремлюсь к этому. Я предпочёл бы изложить вам концепцию, которая, как мне кажется, только рождается на свет, чтобы мы имели возможность все вместе искать факты, выяснять истину, и то, как человеческое сознание может открыть пользу этой новой информации для мира, в котором мы живём. Иногда мы попадаем в точку, иногда нет. Если нет, то мы идём дальше, ну а если да, тогда мы ищем пути использования этой информации для высшего блага.

Письма от Друнвало

Итак, в этих письмах вам, мои слова будут звучать лишь как возможность, а не как абсолютная истина. Другими словами, я дам вам лучшую информацию, которой я в данный момент обладаю, но она не всегда может быть безупречной. Это моё мнение и то, во что я верю в настоящий момент. Не имеет значения, что я говорю, не воспринимайте это как факт до тех пор, пока вы не дадите себе труд выяснить для себя, так ли это. Вы должны быть ответственным перед самими собой, и не только в случае со мной, но и всегда в Жизни. Если вы принимаете это, тогда мы понимаем друг друга.

Вы будете получать эти письма от меня по электронной почте, в рамках подписки на журнал «Дух Маат». Я хотел бы, чтобы в этом проекте у нас с вами был диалог. Сообщайте мне о возникающих у вас вопросах, о ваших чувствах, о ваших идеях, о том, что вами сделано (вы можете писать на английском языке по адресу: newsletter@spiritofmaat.com). Совершенно очевидно, что я не смогу ответить на все вопросы или откликнуться на всё, что вас волнует. Мы уже получаем сотни писем каждый день. Но читая ваши сообщения, я пойму, что для вас важно, и в своих письмах отвечу всем, кому смогу.

Да станет наш взаимный обмен благословением в вашей жизни.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Древние. Часть 1.

Письма от Друнвало

Чаще других задаётся вопрос о Паломничестве на юго-запад США, которое мы в составе большой группы предприняли в августе 2002 года. Поэтому, я не ограничусь просто кратким сообщением об этом событии, и хочу, чтобы вы знали, что в своих первых трёх обстоятельных письмах вам я опишу то самое путешествие. Я объясню, почему мы предприняли это паломничество, и расскажу о наиболее ярких и сильных сторонах путешествия. Я не могу написать обо всём, потому что это была бы целая книга. Во время этого путешествия происходило много событий. Даже сейчас приходится давать его описание в трёх частях. Итак…

Люди.

Прежде чем начать скажу вам, что это путешествие не закончилось. Конечно, проблема — основная причина нашей поездки — существует и в других районах, а не только в Соединённых Штатах. (Моё следующее путешествие будет на Юкатан в Мексику, начнётся оно в марте 2003 года). Но кроме того, у людей, отправившихся вместе в это путешествие, включая меня самого, похоже, у всех нас было чувство, что для них, в их жизни и в их духовном осмыслении это путешествие всё ещё продолжается и что оно нас изменяет.

Было ясно, что это путешествие было предопределено. Люди собрались вместе со всего света, и они должны были быть там, они должны были делать это. Все это чувствовали. Пока мы путешествовали, каждый человек в группе прошёл через глубокое исцеление в качестве подготовки к работе, в которой нам всем предстояло участвовать, и это происходило непрерывно. Я полагаю, что никто из нас никогда не сможет быть прежним.

Одна участница путешествия так описала своё впечатление от самой группы: «Это как истории, которые люди рассказывают о том, как они были на войне, когда у них складывались такие отношения с солдатами-однополчанами, каких у них никогда раньше ни с кем не было и никогда больше не будет».

Как я сказал, исцеление и духовный труд всё ещё продолжаются. Возможно, это никогда не прекратится. Может быть, это будет продолжаться всегда.

История.

В 2002 году на юго-западе была одна из самых сильных засух в этом веке, лесные пожары пылали на всей территории Четырёх Углов в США. Когда я спросил, что можно сделать, Мать Земля попросила меня ничего не предпринимать в тот момент, поэтому я ждал и наблюдал, как пожары медленно приближались к моему дому. Они приблизились на расстояние не более двадцати пяти километров. Пожар мог бы добраться до моего дома за пару часов, если бы ветер подул в этом направлении.

Письма от Друнвало

Предками на территории Четырёх Углов была группа людей, которые давным-давно исчезли, народ, который мы называем анасази — Древние. Мать Земля сказала, что очень давно анасази шли по своему жизненному пути до самого конца их культуры, когда другая страшная засуха обрушилась на район Четырёх Углов. Помимо этой засухи на анасази в то время нападали испанцы и другие враги. И, в конце концов, настал день, когда продолжать жить для них стало просто невозможно.

Было принято групповое решение. Анасази решили вернуться в «Третий Мир», откуда они пришли в «Четвёртый Мир», в котором мы сейчас находимся.

Третий Мир находится внутри Земли (на самом деле, это обертон Третьего Измерения). Поэтому Древние вошли в свои кива (подземные молитвенные помещения), где всегда находился символический «сипапу». Сипапу — это был оставленный ими на поверхности проход, по которому Древние выходили из Земли из Третьего Мира. Поэтому анасази, используя своё особое знание, ушли назад в Землю, в Третий Мир где, по их мнению, они были бы в безопасности.

Однако, как нам предстояло узнать в этом путешествии, всё не так просто. Их дух был теперь соединён с внешней поверхностью Четвёртого Мира. Они обнаружили, что их жизнь в Третьем Мире быстро превращается в ад. Постепенно они начали понимать, что совершили ошибку, пойдя назад в своём развитии, — но они ничего не могли с этим поделать до тех пор, пока… Но об этом позже.

Несколько лет назад, когда я делал медитацию Мер-Ка-Ба с группой, мы оказались с анасази в промежуточном мире, в смутном, призрачном месте. Древние сначала отказались признать нас: они просто не могли поверить, что люди Земли, которых они знали и от которых они ушли, смогли пробраться к тому месту, где они теперь обитают. В конце концов, они приняли нас.

Теперь о том, что касается прошлого лета. Незримые отношения между Древними внутри Земли и Современными людьми на поверхности достигли болевой точки для обоих народов. Необходимо было обратить на это внимание. Влияние на погоду было только началом. Всё начало умирать, и пылали пожары. Хаос входил в жизнь обоих народов.

И поэтому Мать Земля пожелала, чтобы я отправился во все четыре штата Четырёх Углов — в Аризону, Нью-Мексико, Колорадо и в Юту — и провёл церемонию, чтобы исцелить отношения между Древними и Современными людьми. Тем самым внешний и внутренний миры могли прийти в равновесие.

В это время пожары совершенно вышли из-под контроля: были уничтожены огромные участки леса, и, в конце концов, Мать Земля дала мне разрешение на создание колеса исцеления (medicine wheel), чтобы призвать дождь в этот район. Поэтому мы с семьёй быстро соорудили небольшое колесо исцеления рядом с домом и стали молиться о дожде.

На следующий день небо наполнилось влагой. В газетных заголовках это называли «День Чуда», поскольку моросящий дождь выпал прямо на пожары. В результате дым из чёрного стал белым, и пожарные смогли взять под контроль пять процентов площади, на которой бушевал пожар. Это было началом конца этого пожара.

На следующий день даже пошёл небольшой дождь, но только над моим районом, а не над всей территорией Четырёх Углов. Мало-помалу с каждым днём дождей было всё больше и больше, пока район не напитался водой, и пожары не прекратились.

Итак, поле колеса исцеления работало, но к сожалению только здесь, около моего дома. В других местах Пожары продолжались. Проблема не была решена.

И когда мы отправились в наше путешествие, мне стало интересно: «Когда-то я навестил анасази в их мире. Может быть, на этот раз они навестят нас в нашем мире?».

Путешествие начинается.

Пятьдесят шесть человек со всего света решили отправиться в путешествие, которое, как вы увидите, было намного больше, чем просто «турпоездка».

В Седоне, штат Аризона, мы начали своё сакральное путешествие со Суэт Лоджа (Sweat Lodge),[1] а также Мистерии Огня, которые проводил Джейд Уэху (Jade Wah'oo). Это было необходимо сделать, поскольку всё путешествие должно было быть как паломничеством так и непрерывным ритуалом исцеления. Нам необходимо было очиститься перед началом — перед тем как принять на себя ответственность за исцеление этих отношений между древними и современными людьми.

Было ясно, что на пути нашего следования будут определённые места, где должны будут совершаться церемонии, и первым таким местом стала земля навахо (Navajo land) в Каньоне де Шей (Canyon de Chelly). Поэтому сюда мы и направились из Седоны.

Наши проводники навахо.

Индейцы из племени навахо никогда не были особенно дружелюбны по отношению к белым, и я не виню их в этом. В наших отношениях с ними мы не были честны и справедливы, так почему они должны нам доверять? И я видел это недоверие в их глазах. Но когда мы прибыли в Каньон де Шей, я столкнулся с прямо противоположным. Люди племени навахо в этом каньоне отнеслись к нам сердечно, и провели нас к таким местам своей священной земли, которые обычно белым не показывают.

Письма от Друнвало

Так же, как они это делают с другими туристами, наши проводники показали нам путь в каньоны своей родины и мы увидели пиктограммы, сделанные анасази, Древними, которые жили там до навахо. Но в нашем случае они показали нам также места, которые их белые посетители никогда не видели, и рассказали истории об их священной земле, которых белые никогда не слышали.

Большая часть нашей группы не знала об этом. Люди думали, что навахо всегда такие дружелюбные. Но многие понимали, что это не так. Наш проводник сказал, что он водил в каньон многие группы, но наша группа другая. Он показывал нам то, чего другие не видели, и учил нас тому, чему не учили других.

На второй день в Каньоне де Шей, на скальном утёсе, возвышающемся над скрытым сердцем каньона, наш проводник навахо присоединился к нам во время нашей церемонии. Все вместе мы вошли в «пространство сердца» и молились за исцеление этой земли. Это было волнующее и удивительное переживание.

Накануне ночью, в нашу первую ночь в Каньоне де Шей многие в группе пережили первое маленькое чудо. Я при этом не присутствовал, я медитировал и готовился к тому, что нам предстояло. Поэтому я передам вам историю словами одного из тех, кто там был.

«Человек из нашей группы по имени Джон Дюма (John Dumas) решил «поучаствовать» в игре на флейте вместе с навахо, который с двумя помощниками, игравшими на барабанах, развлекал гостей в ресторане, где мы ужинали. Джон играет на флейте и диджериду (didgeridoo). И музыка, которую он создавал так искусно и с таким чувством, стала истинным слиянием нашей группы с навахо — удивительной импровизацией, которая продолжалась до поздней ночи.

Хотя те, кто там был, очень сильно устали от перехода, который длился весь день, мы не могли заставить себя уйти. Это было нечто необыкновенное. Сама музыка была удивительной. И сердечное общение не только между музыкантами, но и между навахо и нашей группой было самым изумительным проживанием того, что есть любовь, которое только пришлось испытать каждому из нас. Впервые, по крайней мере в этой небольшой комнате, навахо и белый человек стали Одним. Джон играл с сияющими глазами, и отражение радости, которая от него исходила, можно было видеть на лицах наших друзей навахо.

В конце, как раз когда мы собирались уходить, очень, очень старый человек вышел к микрофону. Он был, как он сказал, Толмачём навахо (Navajo Code Talker) во время Второй Мировой войны, и он был в группе, которая водрузила флаг на Айво Джима (Iwo Jima). На Айво с ним было ещё три навахо. Теперь все они уже умерли, кроме него. Тихо, просто, он назвал их имена и рассказал нам как они умерли.

Он сказал, что написал священную песню, посвящённую тому дню, Айво Джима и сражению, в котором они участвовали. А потом, в комнате, где воцарилось полное молчание, без аккомпанемента он почтил нас по древнему обычаю, спев нам свою песню.

Уходя из комнаты, он остановился и обнял каждого из нас».

Первое Колесо Исцеления.

Из Каньона де Шей мы пошли в Каньон Чако (Chaco Canyon) в Нью-Мексико — главный центр анасази. Мы возлагали надежду на то, что нам удастся сотворить Колесо Исцеления в Чако. Но когда мы пришли туда, то узнали, что власти устранили все возможности проведения такой церемонии в этом месте. Мы разговаривали с местным руководством, но нам объяснили, что туда нельзя брать с собой даже барабаны.

Тогда мы все пошли к основным древним руинам, и обнаружили там одно из заброшенных кива (подземное молитвенное помещение), где чувствовалась очень мощная энергия. Оно было вскрыто, потому что жители каньона Чако, уходя, безжалостно уничтожили свою цивилизацию, и крыш у этих кива не существовало. Не было никакой возможности войти в них. Поэтому мы встали в круг вокруг этого кива и приступили к церемонии, имея в своём распоряжении только свои тела и свой дух.

Когда мы почувствовали, что церемония завершена, мы решили обойти эту огромную территорию вокруг, чтобы каждый сам соединился с этой землёй и с Древними.

Сначала мы с несколькими членами группы пошли вверх по склону утёса и поднялись на вершину, откуда можно было обозревать весь каньон. Я немного поиграл на своей флейте, сердцем настраиваясь на эту землю. А потом мой внутренний голос сказал, чтобы я один продолжал подниматься вверх к выступу, скрытому от группы (и от властей!).

Было видно, что в Каньоне Чако стояла засуха, и он был иссушен отсутствием дождя, и хоть какой-то влаги. Жизнь здесь висела на волоске. Мне было сказано соорудить в этом укромном месте небольшое Колесо Исцеления, и энергетически соединить его с тем, которое было около моего дома в Аризоне, за сотни миль отсюда.

Письма от Друнвало

Я нашёл небольшие камни, содержащие железо, и на большом скалистом плато выложил из этих камней колесо. Я молился Матери Земле так, как если бы это колесо исцеления было обычных размеров, и просил её соединить это колесо с колесом около моего дома, как мне было сказано сделать.

Часа через полтора я почувствовал, что всё завершено, и вернулся к группе, снова став туристом.

Теперь вам нужно понять, что в это время в Аризоне уже почти две недели шли дожди, и всё вокруг зазеленело и стало прекрасным. Но когда колесо исцеления в Чако соединилось с тем, которое было в Аризоне, то энергия, сотворённая этим колесом исцеления, была перекачана в колесо Каньона Чако. На следующий день как сообщила мне моя семья, погода в районе моего дома стала такой же сухой, как была до того, как мы соорудили маленькое семейное колесо.

На самом деле я почувствовал эту перемену в тот самый момент когда она произошла. Было такое чувство словно у меня забрали жизненную силу. Будто это происходит со мной лично.

Я объяснил эти события всем остальным, и сказал, что нам нужно идти дальше, чтобы найти подходящее место и создать там групповое колесо исцеления. Я знал, что это должно произойти очень скоро.

Церемония в кива.

В течение следующего дня нашего путешествия мы искали место для проведения церемонии с колесом исцеления. Мы были в двух местах на древних развалинах анасази от культуры Чака. Они огорожены и очень бережно охраняются официальными смотрителями.

На Руинах Самон (Salmon Ruins) нам удалось пройти внутрь священных сооружений и домов, в которых действительно жили Древние. Мы знали, что анасази были ниже нас ростом, но размеры их дверей дали нам ощутить это на себе.

Письма от Друнвало

На Руинах Ацтеков (Aztec Ruins) в первый и единственный раз за всё время путешествия мы оказались внутри подземного кива, покрытого крышей. Мы ощущали его энергию и таинственность. Наша группа расселась по краю круглого, похожего на пещеру кива на специально поставленные для посетителей скамейки. Я немного рассказал об истории Творения анасази, как они появились из Третьего Мира и о том, что кива символизируют тот мир с символическим «сипапу» (проходом) наверху, через который Древние пробрались в Землю. Потом все мы вошли в пространство сердца, что мы вместе так много раз делали во время этого путешествия и провели церемонию исцеления.

Я не помню, что я говорил, но помню энергию. Я помню, что к нам подошла семья посетителей, и стояли благоговейно, присоединившись к нашей церемонии. И я чувствовал, что нас со всех сторон окружали Древние. И соединялись с нами.

Всё, что было до сих пор было лишь подготовкой к тому, что должно было произойти в дальнейшем.

На следующий день мы направились в Колорадо.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Древние. Часть 2.

Письма от Друнвало

Лев-Огонь и Судьба.

Возможно, наш блестящий современный автобус, следуя на север от Нью-Мексико, выглядел бы для Древних анасази словно космический корабль, пролетающий над их землёй.

Когда мы приблизились к открытым пространствам Ховенвип (Hovenweep) — к дому, где жили Дэвид «Лев-Огонь» Леонард и его жена Мэри, я почувствовал мощь этого уединённого места. Из этого особенно удобного места, были хорошо видны во всех направлениях пики священных гор, а также рельеф земли анасази и современных коренных народов Америки. Сотни тысяч анасази жили когда-то на земле, на которую мы сейчас ступили. Воздух был напоён запахом шалфея. Осколки древних гончарных изделий валялись на земле, будто специально брошенные там, чтобы вести нас к нашей Судьбе.

Лев-Огонь — это шаман, изучавший Древних большую часть своей жизни и знающий об их жизни больше, чем кто бы то ни было. Он официальный хранитель департамента парков в Ховенвипе, под его опёкой находятся самые северные руины анасази.

Сам Ховенвип находится на той же самой долготе, что и Каньон Чако (Chaco Canyon), непосредственно на «сакральной линии» — Великой Северной Дороге, ведущей точно на север от Чако. Сегодня никто не знает, куда должна была вести эта дорога и почему она была столь важна. Но Ховенвип находится на этой трассе и когда-то был местом великой силы.

Одъезжая туда, я знал, что мы попали, куда нужно. Все в группе чувствовали то же самое. В Ховенвипе мы были «дома», и немедленно почувствовали, что именно здесь мы наконец-то соорудим наше Колесо Исцеления.

На земле Льва-Огня в нескольких местах находятся руины анасази. Мы начали с обхода комплекса их древних обителей. Кое-где нам удалось зайти внутрь и ещё раз отметить, какого маленького роста, должно быть, были Древние.

Письма от Друнвало

Мы получили разрешение сотворить Колесо Исцеления, это должно было произойти очень скоро, и место для этого было идеальное. Колесо, когда оно будет создано, будет находиться под защитой верных хранителей этой земли. И как нам сказали, Лев-Огонь и Мэри, много лет назад они получили предсказание о том, что мы придём и проведём такую церемонию.

Ещё до нашего приезда и даже ещё не зная, зачем мы едим в Ховенвип (помните, что первоначально мы собирались соорудить Колесо Исцеления в Каньоне Чако), Мэри написала стихотворение, посвящённое нашему путешествию. Она говорит, что оно пришло к ней сразу полностью, и она его просто записала. Когда мы собрались все вместе в гигантском кива (подземном молитвенном помещении) — без крыши, но настолько глубоком, что нам пришлось спускаться туда по лестнице, она прочитала нам это стихотворение:

Тканый Узор.

Мы стоим здесь, в кругу гор священных,

У сипапу, где наш мир начался.

Мы пришли из четырёх углов земли этой,

Шли в любви, наше знанье неся —

Знанье многих культур и наречий,

К пониманью стремясь, к переменам и росту.

Для себя, наших наций и нашего мира.

Таково намеренье наше!

Здесь, в это время, мы творим новый мир,

Ткём реальность мы новую!

Мы о помощи молим, призываем в свидетели.

Энергии священные нашего мира:

ВОЗДУХА — четырёх направлений ветра, ветры, что звёздами движут.

ВОДЫ — Дождя, рек, родников.

ОГНЯ — Солнца нашего, молний, на небе танцующих.

ЗЕМЛИ — Нашей Матери, её песка, утёсов и гор.

БРАТЬЕВ НАШИХ — Четвероногих, крылатых, всех тех, кто плывёт и ползёт.

СЁСТЁР НАШИХ — Всех стоящих, от древа могучего до наименьших цветов.

НАС САМИХ, ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ РАСЫ — от наших предков, что впервые на землю ступили,

До седьмого от нас поколенья — детей наших детей.

Но всех больше мы призываем.

НАС САМИХ, быть свидетелями, воплотить устремленья здесь и сейчас.

Мы ткём здесь реальности новый узор.

Красота ткани любой создаётся её основой, плетением и Узором самим.

Мы кладём в основание, нитью основы,

Энергию человека, опыт разных культур.

Силу, достоинство наших сообществ и наших семей,

Историю, стремления наши найти свой собственный путь.

Сплетя всё это в нить основную, мы её на станок натянули —

Вот основа того, что соткём мы.

И сплетём мы на ней узор жизни,

Наш путь, что идём день за днём,

Пряжа, нить красоты, за мгновеньем мгновенье,

В чистоте каждый шаг, и деяния наши вплетают в историю время.

А Узор?

Тот Узор, что призовёт всех людей остальных к пониманию и переменам?

Тот узор сформирован намереньем нашим и нашими Учителями.

Мы намереньем нашем стремимся.

Воплотить мир, где дух каждый,

Человек, зверь, растение и минерал.

Существуют в гармонии и равновесии,

В здоровье и радости живут.

Учителей наших мы просим повести нас к делам, что вольются в намеренье это.

Проявления сути божественной ищем внутри нашего я, что создаст реальность новую эту.

Время наше настало.

Призваны мы.

Мы все вместе соткём новый мир!

Стихотворение Мэри изумило нас. В ней сказано то, о чём мы все думали и говорили. И ещё более удивительным оно было потому, что в нём упоминались «четыре угла земли» и «многие культуры и наречия». Вы понимаете, что Мэри никак не могла знать о том, о чём я ещё не говорил: менее половины людей среди нас были американцы. Члены нашей группы принадлежали самым, самым разным нациям. Двое даже не говорили по-английски, а слушали нас сердцем.

После церемонии в кива в Ховенвипе пришло время найти место для сооружения Колеса Исцеления.

Колесо Исцеления.

Ховенвип занимает обширную территорию. Я ездил взад и вперёд по всей земле, стараясь найти и почувствовать подходящее место для проведения этой наиболее важной церемонии. Наконец, когда я проходил через определённое место, все горы и древний каньон анасази неподалёку, казалось, выстроились в некоторую структуру. Всего в нескольких футах на юг находились руины анасази, которые кода-то давно имели здесь первостепенное значение, поскольку были расположены на самой высокой точке.

Сердцем я знал, что это подходящее место.

Когда я осматривался вокруг, большой камень «сказал мне», что будет центральным камнем, и я поместил его на земле в то место, которое должно стать самым центром Колеса Исцеления. Ещё четыре камня отметили четыре направления.

Все люди ещё находились в автобусе с кондиционером, не на жаре — ожидая, когда я закончу свою работу. К тому моменту я был почти в километре от них, поэтому был послан гонец, чтобы привести группу.

Все они высыпали из автобуса, горя желанием начать то, что, как мы все знали, поможет исцелить не только Древних и Современных Людей, но также и родовое древо каждого, уходящее на тысячелетия в прошлое. Для духовного здоровья всех наших предков, и для исцеления земли Четырёх Углов, мы начали как Дети Земли и как единая Семья Людей.

Сначала все разошлись в разных направлениях «поговорить» с духами камней, спрашивая у них разрешения использовать их для нашего Колеса. Один за другим люди возвращались, прижимая к своим сердцам живые камни, собирая их и готовясь к моменту, когда мы начнём создавать Колесо.

Письма от Друнвало

Два мужчины и две женщины были выбраны, чтобы представлять четыре направления. Каждый из них занял своё место позади камней четырёх направлений.

Я начал молитвы, ещё раз спросив разрешение, потом установил цель и намерение Колеса Исцеления. После этого выбранные Хранители Четырёх Направлений вознесли свои молитвы, чтобы защитить свои направления и пространство внутри колеса, чтобы оно было святым и священным.

Теперь под аккомпанемент барабанов и песнопений люди вносили свои камни один за другим в это священное пространство, входя во «Врата» на Востоке, посвящая свои камни Хранителям Четырёх Направлений, а затем размещая их в Колесе. Сначала был создан круг из камней, где все камни плотно прилегали друг к другу. Потом крест из камней в центре обозначил четыре направления. (Запомните этот крест!).

Поскольку это Колесо было диаметром метров десять, потребовалось более двух часов чтобы его сотворить. Энергия продолжала нарастать, пока мы не «увидели» анасази, которые танцевали вместе с нами ведущими нас к завершению. Каждый член группы клал один камень, потом присоединялся к другим, которые танцевали, молились, пели или били в барабаны за пределами Колеса, и ждал, чтобы положить другой камень.

Так, в ритме сердца, было сооружено Колесо Исцеления.

Мы все сели и после минуты, проведённой в молчании, начались индивидуальные молитвы. Каждый человек, держа в руках «палочку говорящего», обращал в Колесо прекрасную и священную молитву об исцелении этой Земли и её жизненных форм… о том, чтобы снова шёл дождь и текли реки… о том, чтобы процветали здоровье, любовь и красота… о том, чтобы взаимоотношения человечества расцветали в гармонии… о том, чтобы исцелился конфликт между белым человеком и индейцем.

Сердца людей были открыты, энергия и мощь пространства продолжали нарастать, пока последний не закончил говорить. Ощущение мощной энергией и чистоты сопровождало нашу церемонию.

Письма от Друнвало

В заключение я провёл особый ритуал, в основу которого положены церемонии Таос Пуэбло (Taos Pueblo). Этот ритуал вдохнул ещё больше жизни в круг, установив пирамиду, покрывающую многие мили этой земли, уходящую высоко в небо и глубоко в Землю, соединив Землю и Небеса с центром Колеса Исцеления. Пирамида была призвана вызвать дождь и принести духовное равновесие всем существам в районе Четырёх Углов.

В конце церемонии Колеса Исцеления мне было сказано, что дождь будет через пять дней, и я объявил об этом группе. Это послание исходило не от меня, а от Матери Земли. Поскольку стояла самая сильная за всю историю засуха, это послание давало искру надежды тем, кто жил в этом регионе.

Нашим намерением было, чтобы этот дождь послужил началом восстановления юго-запада, принеся воду земле, а также любовь и исцеление отношениям между белым человеком и коренными американцами.

Мы все чувствовали любовь и мир. Мы чувствовали, что анасази окружают нас со всех сторон. Это было здорово.

Встреча со звёздами.

Когда стемнело, и на небе начали появляться звёзды, мы все собрались на главных руинах, в самой высшей точке этой земли. Даниэль Джамарио (Daniel Giamario) астролог-шаман, путешествовавший с нами и обучавший нас своей мудрости, пригласил нас ещё раз, как он уже делал это по другим поводам, посмотреть вместе с ним на звёздное небо.

Даниэль обладает поистине выдающимся знаниями и возможностями постижения древней мудрости. Во время всего путешествия Даниэль был звездой, приходящей на помощь другим. В эту исключительно важную ночь он вёл нас к пониманию небес таким способом, который был известен лишь немногим. Вместе мы пристально смотрели на центр галактики, как он учил нас, и обращали в космос наши собственные молитвы.

Потом в темноте мы все медленно возвращались в автобус, ведомые лишь светом звёзд, точно так же, как анасази, ходили по этой земле много столетий назад. Обнимая друг друга, мы пытались увековечить чувство, возникшее в наших сердцах.

Я чувствовал, что три Колеса соединились: одно в Пэйсоне (Payson), маленькое — в Каньоне Чако и то колесо, что мы сотворили сегодня. Я знал, что дожди будут.

Древние скальные жилища.

На следующий день мы хотели посетить скальные жилища в Меса Вердэ (Mesa Verde), где около Ховенвипа обитали анасази. Меса Вердэ было одним из красивейших мест, где жили анасази, — это высокое плато, окружённое скалистыми горами.

Но там бушевал лесной пожар, и парк в Меса Вердэ был закрыт для посещения. Поэтому индейцы племени Ютэ (Ute), хранители Меса Вердэ, разрешили нам частным образом посетить часть заповедника, которая принадлежала только им, а не Национальной службе леса. Лишь немногие белые видели это место или даже слышали о нём.

Чтобы попасть туда, наш огромный автобус с сидениями, как в самолёте, и кондиционером должен был пробираться по множеству малюсеньких грязных дорог, которые петляли через кедровые леса. Водитель нашего автобуса тихо терял самообладание, опасаясь, что мы никогда не выберемся из этого дикого места. Но всё шло хорошо.

Ютэ отнеслись к нам с большим почтением. Пока мы обедали, наш проводник рассказывал нам историю племени Ютэ. Потом он повёл нас в место, где три деревянные лестницы спускались вниз с утёсов, которые обрывались в крутом ущелье.

Место казалось живым, настолько оно было заполнено духами анасази. Я был настолько переполнен чувством благодарности за честь находиться здесь, что едва мог говорить. Голоса прошлого окружали меня со всех сторон, рассказывая о своей жизни и о величии того, кем они были. Я мог прямо-таки входить в их дома, касаться камней, ощущать пальцами гончарные изделия, которые они сделали так много веков назад.

Письма от Друнвало

Некоторым людям в нашей группе пришлось столкнуться с врождённым страхом высоты, чтобы спуститься по отвесным лестницам к выступам внизу, где находились скальные пещеры. Но мы не отступали перед страхами. Одна женщина смогла спуститься только с помощью людей, которые страховали её сверху, снизу и по бокам — но она спустилась, и снова поднялась вверх. Люди заботились друг о друге. Наша группа воистину стала Одним целым.

В ночь после Меса Вердэ мне приснился сон.

Исчезнувшие дети.

Этот сон был очень ясный. Такая ясность всегда служит для меня знаком того, что сон «особый». Обычно я запоминаю такие сны, поскольку они важны для моего духовного роста.

В этом сне я с семьёй жил в районе около Меса Вердэ, в доме, который я никогда до этого не видел.

Я пошёл в гараж за машиной — в этом сне гараж был огромный — и тут я увидел, что там живут какие-то индейцы. Я подошёл к ним узнать, всё ли в порядке, но они убежали. Никогда до этого ничего подобного со мной не случалось. Помню, я подумал: «Как странно!».

Потом, когда я направился к своей машине, я увидел трёх индейских детишек, убегавших вглубь гаража, чтобы спрятаться от меня. Я пошёл посмотреть, где они спрятались и поговорить с ними, и увидел, что они забились в яму в земле диаметром около метра. Я знал, что никогда раньше не видел этой ямы.

Я заглянул в яму и увидел, что она уходит глубоко в Землю, поэтому я спустился в неё, посмотреть, что там.

Подземное пространство переходило в очень большой тоннель, примерно 3,5 метра высотой и шириной, этот тоннель постепенно уходил по наклоном вглубь. Никого не было видно, поэтому я просто пошёл вперёд, чтобы исследовать это место.

Я уверен, что не прошёл и четырёхсот метров, когда осознал, что люди, множество людей преграждало мне путь всего в нескольких метрах впереди. По большей части были видны только их глаза.

Сначала я не мог сказать, кто это был, но потом, когда мои глаза освоились, я увидел, что всё это были дети, примерно от десяти до восемнадцати или девятнадцати лет. Ни один из них не сказал ни слова. Они просто смотрели на меня. Но пройти они мне не давали.

Потом трое мужчин, которым по виду было сильно за тридцать, осторожно пробрались вперёд, подошли ко мне и посмотрели мне в глаза. Они были исцарапаны, в синяках и сплошь покрыты язвами от укусов паразитов. Они были грязные, и было похоже, что им действительно нужна помощь.

Самый старший — ему, наверно, даже было лет сорок или около того — начал говорить. Он сказал, что он вождь анасази, как мы их называем, и что он хочет знать, зачем я здесь. Я сказал, что хочу только помочь.

Он обернулся к детям и жестом показал мне взглянуть на них. Я взглянул и увидел, что дети выглядели так же, как и мужчина. Это было душераздирающее зрелище, видеть так много детей, покрытых язвами и в таких страданиях. Единственное, о чём я мог думать, это как им помочь.

Старший увидел мою реакцию и сказал: «Благодарю тебя за то, что ты здесь. Но теперь ты должен идти». Поэтому я повернулся и вылез оттуда обратно в свой гараж. Теперь вокруг моего дома было больше детей, но я позволил им быть там. Я не знал, что делать. На этом сон закончился.

Во время церемонии Колеса Исцеления я всё время чувствовал присутствие анасази, как и многие члены группы. Но на этот раз я не сообразил что к чему — я не связал этот сон с ощущением присутствия анасази во время путешествия.

Чудодейственный ритуал.

На следующее утро, когда мы подъезжали к национальному памятнику навахо, известному как Долина Монумента (Monument Valley), небо, как обычно, было ясным.

В то время, когда мы все вместе ехали по ровной дороге, приближаясь ко входу в это священное место, у меня возникло видение. Впереди нас я увидел толпу анасази, стоящих по обе стороны дороги лицом к нам. Их были, наверное, сотни тысяч.

Было впечатление, что один мужчина, казалось, двигался в направлении нашего приближающегося автобуса, пока не оказался в центре моего видения, всего в нескольких метров от меня. Это был старший анасази из моего сна, только сейчас он был царственный и величественный, украшенный перьями и в многоцветном одеянии. Он заговорил.

Он сказал, что церемония Колеса Исцеления, которую мы провели, была предсказана их старейшинами и должна была привести к их соединению с этим миром. Он сказал, что благодаря этому колесу и нашему собственному намерению, его люди могут быть избавлены от ужасных страданий и боли, в которой они находились. Он сердечно много раз благодарил нас за наши усилия.

Но он также сказал мне, что как группа, мы не выстроили должным образом свои энергии. Он «показал» мне меня самого в футболке с кругом и с изображением Х в центре. Он сказал, что нам нужно повернуть Х нашей энергии таким образом, чтобы он выглядел как крест. Он сказал, чтобы сделать это, нам всем нужно встать вплотную друг к другу.

Он сказал, что и он, и другие застряли «между мирами», и мы оказались там, чтобы освободить их всех. Для каждого из нас в этом автобусе эта была миссия, возложенная на нас в этой жизни. И вся та работа и те трудности, с которыми мы сталкивались и в своей собственной жизни, и сейчас, идя под знойным августовским солнцем на юго-западе, были нужны только для той задачи, которую нам необходимо было выполнить.

Воспользовавшись автобусным микрофоном впереди, я рассказал группе о своём сне и о видении. Ещё у одного участника группы было видение, которое сочеталось с моим. Описывая эти события группе, я едва мог говорить, потому что меня переполняло чувство горя от страданий детей анасази, которые мне довелось увидеть: их избитые и измождённые тела, покрытые сочащимися язвами.

В этот эмоциональный момент, когда я опять сел, все в автобусе спонтанно взялись за руки, войдя в глубокую сердечную связь. И опять спонтанно, с текущими из глаз слезами мы все, как один, запели гимн "Удивительная Милость" ("Amazing Grace"). Мы «видели» детей повсюду вокруг, ощущая их радость: «Я был когда-то потерян, но теперь я нашёлся».

И как раз в этот момент, когда мы запели, водитель съехал с дороги трассы «666» на скоростное шоссе «160». Нас доставили на место собраний индейцев штатов Юта, Колорадо, Нью-Мексико и Аризона — место, где Четыре Угла сходятся в одной точке.

Тогда старший анасази из видения вновь появился передо мной и сказал: «Смотри». И тогда изображение круга, и Х, которое он мне показывал до этого, превратилось в образ нашего Колеса Исцеления с четырьмя центральными камнями в кресте.

Он сказал: «Сейчас ты должен провести церемонию. Ты должен быть на Матери Земле».

Нам нужно было быстро найти ближайшее подходящее место, к которому мы могли бы подъехать и провести церемонию на земле, и этим «ближайшим подходящим местом», по воле случая, оказалась точка, в которой сходятся Четыре Угла. Диана Купер, наша «леди по всем вопросам» направила наш автобус к монументу, который находился в ведении навахо.

Исходя из прошлого опыта, мы беспокоились, разрешат ли нам провести церемонию в этом общественном месте. Я посмотрел в глаза индейской женщины, продававшей билеты, и попросил у неё разрешения. Без колебаний она ответила: «Вы можете здесь молиться, вы можете проводить здесь свою церемонию. Мы дадим вам такую возможность». Она указала на конкретное место. «Располагайтесь где-нибудь здесь».

Как единая группа, мы прошли туда, куда указала женщина, и узнали, что теперь мы находимся в Юте — единственном штате, где мы ещё не были. Это было то, что надо, поскольку мне было «сказано» провести церемонию в каждом штате Четырёх Углов.

Мы собрались в тесный круг и построили малюсенькое Колесо Исцеления в центре этого круга с помощью множества маленьких камушков. Мы попытались использовать компас, чтобы сориентировать камни по сторонам света, но ни один компас здесь не действовал! Каждый раз, когда мы клали очередной компас на землю, он показывал «север» в разных направлениях. Поэтому мы сориентировались по информационным знакам для туристов.

Мы зажгли шалфей и можжевельник и принесли в жертву табак. Налив воды, мы вдохнули в круг жизнь.

Все наши сердца сразу открылись, красота и Сила переполняли нас. В воздухе ощущались любовь и чистота. Я заплакал, ибо знал, что наша Мать любила и заботилась о нас. Это было действительно здорово.

Ещё раз мы спели "Удивительную Милость", воодушевлявшую нас. Одна женщина в группе знала все слова, и её чистый милый голос довёл нас до самого конца: «Бог, кто призвал меня сойти сюда, навеки будь со мной».

Так свершилось, что дети анасази были отпущены на свободу после сотен лет заточения.

(Примечание: У многих участников группы на теле были необъяснимые язвы. После церемонии в Четырёх Углах, буквально за ночь, они исчезли).

В тот день нас повели в волшебный, природный собор, известный как Каньон Антилопы (Antelope Canyon). Там нам было предначертано странным образом подвергнуться испытанию удивительного шамана навахо, молодого человека колоссальной силы, который незаметно стал главной фигурой нашей заключительной церемонии.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Древние. Часть 3.

Письма от Друнвало

Шаман Каньона Антилопы.

Мы снова были в пути, и нам предстояла долгая чарующая дорога в Пэйдж (Page) в штате Аризона, который находится в верхней части Большого Каньона. Но сначала нам предстояло провести день и начало вечера в уникальном природном соборе, известном как Каньон Антилопы, где мы встретим Дарвина — шамана, чья неистовость в защите своих людей, подвергнет нас последнему испытанию на веру и любовь.

Каньон Антилопы столь священен для навахо, что посетители допускаются туда только в сопровождении проводников племени. Эти проводники — Дарвин и две его тёти, Кэрол и Лиза, встретили наш автобус, и мы все погрузились в их пикапы, чтобы проехать около 25 км и оказаться в полной глуши.

Через почти скрытый проход мы двинулись из обжигающей жары августовского дня в Аризоне в тихую прохладу этого каньона, напоминающего пещеру. Песчаная почва под ногами была приятной и гладкой. Свет с множеством разных оттенков проникал вниз из случайных отверстий наверху, образуя завихрения энергических воронок вокруг нас.

Каньон Антилопы — это длинный извилистый узкий коридор, не более 6 метров в ширину в самой широкой своей части. Он ведёт из одной части пустыни в другую, его стены из красного камня выглядят так, словно были созданы Божественным Скульптором. Пространство течёт и кружится, подобно воде, которая его сформировала. Ничего похожего на это место я до сих пор не видел. Тот, кому посчастливилось сюда войти, навсегда запомнит красоту этого места.

Письма от Друнвало

Дарвин в молчании вёл нас через каньон, и когда мы вышли с другой стороны, он сел на камень, обнажившийся из-под земли, и стал рассказывать нам истории.

Говорил он очень медленно, в размеренном ритме, и так тихо, что мы все должны были очень тесно встать вокруг него, чтобы слышать. Он рассказал, о почти смертельном несчастном случае, которой произошёл с ним в молодости, и каким образом это стало поворотным моментом в его жизни и привело его на путь шамана. Пока он длительное время находился в коме он «совершил путешествие» на тот свет. Вернувшись, он стал совсем другим.

Он рассказал нам о своём Пути с Пейотом. Рассказывая, он смотрел нам глубоко в глаза, словно стремясь понять, кто мы есть на самом деле.

Поговорив с нами некоторое время, Дарвин повёл нас обратно внутрь каньона — в свой Храм Пейота. Я осознавал, что он не был в нас уверен, у него не было окончательной уверенности относительно того, как мы собираемся проводить церемонию в этом священном месте, не был полностью убеждён, что мы имели право сооружать своё Колесо Исцеления. Многие в нашей группе чувствовали его безмолвные вопросы.

Наконец, мы прибыли к своего рода круглому пятачку в глубине каньона, там мы вновь собрались вокруг Дарвина. Вина — член нашей группы частично индейского происхождения — вручила ему шаманскую трещотку, которую принесла с собой. Он потряс ею несколько раз, внимательно глядя на неё, слушая в задумчивости. Потом, используя эту трещотку, он спел для нас две свои пейотные песни, магические песни своего пути. (Позже Вина рассказала, что он вернул ей трещотку и сказал, что это хорошая трещотка: «Она помогла мне хорошо петь»).

Прослушав песни Дарвина, мы в ответ на его дар запели то, что стало Нашей Песней — «Удивительная Милость». Он кивнул.

Письма от Друнвало

Наш вебмастер Сюзан Барбер сидела с двумя тётушками Дарвина и разговаривала со старшей из них, с красивой женщиной, которую звали Кэрол. Она хотела знать о впечатлении Кэрол о нашей церемонии.

Кэрол сказала: «Много, много групп приходит сюда и проводят ритуалы, которые никогда не казались мне ни настоящими, ни истинными. На этот раз Свет был такой же, как и в наших ритуалах с Пейотом. Сейчас впервые в церемонии с белыми людьми у меня были такие же ощущения, как во время наших церемоний». А потом, улыбаясь, с сияющим лицом, она сказала: «Я 'видела' наступление дождей».

Дарвин говорил ещё раз, и от того, что он сказал, у тех, кто стоял достаточно близко и слышал его, мурашки побежали по телу. Ибо он стал объяснять, что в Колесе Исцеления (и в этот момент он нарисовал на своей футболке указательным пальцем воображаемый круг — в точности как в одном из моих недавних видений) существует крест (он нарисовал крест север-юг и восток-запад). И проблема в том, что некоторые люди делают всё «почти правильно», но энергия у них имеет форму Х вместо формы креста. Он указал на воображаемое Х в воображаемом Колесе Исцеления, и сказал: «Х ведёт на тёмную сторону».

Это был в точности тот образ (вплоть до футболки), который был дан мне в видении в автобусе перед тем, как мы пели детям Анасази на их пути к свободе! И, как я уже объяснял, позднее мне показали, что наше неправильное построение было исправлено. И вот теперь это учение пришло в «реальной жизни», в подтверждение моих видений.

Но Дарвин всё ещё не был убеждён!

Не все люди со сверхспособностями дети.

Когда мы выбрались наружу и готовились ехать назад к нашему автобусу, Дарвин указал на змееподобный силуэт на стене при входе в Каньон Антилопы, и стал рассказывать нам о нём. Каждую деталь того, о чём он говорил, он иллюстрировал, указывая на силуэт змеи, перемещая палец по 12 метровой структуре. В то время как он это делал, его тётя Кэрол обернулась ко мне и тихо сказала: «Вы знаете, он ведь абсолютно слепой».

Вот так я узнал, что Дарвин, который привёз некоторых из нас сюда на одном из пикапов (и повезёт нас назад в темноте!), который безошибочно провёл нас по каньону, смотрел нам в глаза, когда говорил, а сейчас указывал особенности «змеи», охранявшей его Храм Пейота, ослеп на оба глаза в результате того давнего несчастного случая, о котором он нам рассказал.

По словам Кэрол, посетителям каньона никогда не говорили о слепоте Дарвина. На самом деле, даже его дети не знали об этом.

И снова нам был дан дар тайного знания, обычно скрываемого от белых посетителей Земель Заповедника.

Сплав по Колорадо.

В тот вечер мы прибыли на озеро Пауэлл (Lake Powell) в Пэйдже, штат Аризона. Это курортный посёлок в самой северной части пространства Большого Каньона. Здесь у Дианы был для нас подарок: сплав по реке Колорадо через Каньон Глен (Glen Canyon) 25 километровая прогулка по одному из красивейших мест Земли.

Письма от Друнвало

В одном месте мы сошли на берег с наших надувных плотов, чтобы пройти вглубь, и посмотреть наскальные изображения, оставленные индейцами, жившими в этих каньонах много веков назад. Мы строили предположения относительно того, что могут означать эти изображения. Одно, похоже, говорило: «Здесь можно охотиться». Или, может быть: «Иди сюда и найдёшь хороших уток».

На следующее утро мы отправились к своему последнему месту назначения — национальному парку «Большой Каньон». Я знал, что именно здесь, возле края одного из Семи Чудес Мира Природы мы проведём нашу заключительную церемонию.

Подношение Даров — Наша заключительная церемония.

Избранная Церемония Подношения Даров (Giveaway Ceremony) использовалась Древними и даже используется Коренными американскими народами в наше время. Она состоит в определении объекта, к которому мы привязаны и который мы очень хотим сохранить, и в отдавании его в качестве Дара. Поступая таким образом, мы исцеляем и мир, и себя.

Письма от Друнвало

Втроём мы — Я и ещё двое мужчин из группы — долго искали в окрестных лесах Большого Каньона, и наконец, остановились на одном месте среди деревьев, незаметным с основной территории Парка. Мы отметили это место особым камнем и соорудили небольшое Колесо Исцеления в красном грунте. Потом те двое мужчин оставили меня там одного и пошли за остальными.

Когда они ушли, два лося — мама с дочкой — подошли к этому месту, и решили, расположившись там, посмотреть, что тут будет происходить. Мы посмотрели друг на друга. В тот момент я понял, что всё идёт прекрасно.

Я приготовил всё для церемонии, а закончив, сел на землю помолиться. Когда я молился, мне очень явственно явился Дарвин. Он сказал: «Я хочу, чтобы ты доказал, что ты и вся ваша группа действительно соединены с Матерью Землёй и Великим Духом. Если вы это сделаете, то я соединюсь с вами в своём сердце и во всём помогу вам. Но, если ты не сможешь доказать, то ты станешь моим врагом».

Письма от Друнвало

Я сказал ему, что ожидаю подтверждение, что мы действительно выполнили задачу нашего священного путешествия, и сказал, что это будет за подтверждение.

Из-за деревьев стали появляться члены нашей группы, сначала один, потом многие, и вставали вокруг небольшого круга камней. Когда мы все устроились, я попросил самую старшую женщину выйти вперёд и быть Бабушкой. Она будет получать дары, слушать слова тех, кто их подносит, а в конце ей нужно будет выбрать, какой дар взамен получит каждый в круге. Сюзан Барбер (Susan Barber), или Лунный Ястреб (Moonhawk, её магическое имя) стала нашей Бабушкой.

Когда Бабушка расположилась в круге с одной стороны небольшого колеса исцеления, мы все ощутили, что погода изменилась. Это происходило почти на закате, и вместо неподвижного горячего воздуха, к которому мы привыкли за эти почти две недели, становилось всё прохладнее. Порывы ветра сгибали высокие сосны вокруг нас. Облака, похожие на грозовые, стремительно неслись по темнеющему небу. Было жутковатое ощущение сверхъестественного.

Я вознёс открывающую молитву о том, чтобы всё совершилось наилучшим образом. Потом Бабушка попросила первого человека подойти со своим даром.

Это был Осирис Монтенегро (Osiris Montenegro). Он выступил вперёд со слезами на глазах: в качестве подношения для этой Церемонии он подготовил дар, который для него очень много значил, — он преклонил колена, держа в обеих руках свой дар.

Как раз в этот момент разряд молнии пересёк всё небо, сопровождаемый оглушительным, гигантской силы ударом грома. Некоторые сидевшие в круге буквально подскочили, так они были поражены.

Я же не был поражён, я был счастлив и начал смеяться.

Потому что именно об этом доказательстве я просил: чтобы в момент начала нашей церемонии рядом с нашим кругом ударила молния.

А Дарвин наблюдал. Теперь я знал, что он станет для нас хорошим другом. (В качестве заключительного замечания скажу, что после Церемонии Вина, которая дала Дарвину свою трещотку для Пейотных песен и ничего не знала о том, что с тех пор произошло между нами, ощутила зов — подарить мне эту трещотку. Я знал, что этот жест был от него и что это был дар всем нам.).

Эта церемония Подношения Даров длилась около трёх часов. Всё это время ветер не прекращался. Хлестали и трещали ветки деревьев над нами. Многие думали, что надвигается сильнейшая буря.

Но в тот момент, когда церемония закончилась, все эти проявления погоды как по волшебству прекратились. Ветер утих, облака ушли, деревья стояли неподвижно. А над нашим кругом в ночном небе сверкали мириады звёзд.

А потом пошли дожди.

На следующий день утром мы отправились домой. Это был пятый день после сотворения Колеса Исцеления в Ховенвипе. Когда мы въехали в город Флэгстэф (Flagstaff), капли дождя забарабанили по корпусу нашего автобуса.

Именно так мне было сказано после церемонии Колеса Исцеления. Это было ровно пять дней спустя после Ховенвипа.

Когда позднее в этот же день я садился в свою машину, небо было тёмным от туч. Я ехал к себе домой под проливным дождём.

Теперь Колёса стали Одним целым.

Люди, встретившиеся в Пространстве Сердца в этом путешествии, также разъехались кто куда — по своим домам к своим любимым. И хотя нас сейчас разделяет расстояние, сердцами мы всегда будем Одним Целым.

Письма от Друнвало

Я знаю, теперь Анасази наши братья и сёстры, и наступит время, когда их присутствие в наших сердцах сможет внести решающий вклад в наше Великое Вознесение.

Да благословит Великий Дух нас, вернувшихся в повседневный мир к тем, с кем соприкасаются наши жизни.

В любви и служении.

Друнвало.

Тропа войны и мечта о Единении.

Письма от Друнвало

В прошлом месяце мы совершили ещё одно паломничество, на этот раз к чакровым храмам племени майя, посетив места, где я более десяти лет назад оставил кристаллы во время своего путешествия с Кеном Пэйджем. Путешествие на этот раз оказалось ещё более невероятным, если это только возможно, чем то, которое мы предприняли на юго-восток. И опять паломники в нашей группе собрались со всего мира. Когда мы ступили на землю майя, война в Ираке только что началась, и исцеление, о котором мы мечтали, исходило из самой глубины наших сердец. В следующем месяце я начну рассказывать вам об этом путешествии.

Мне снова и снова задают вопрос, который связан с тем, что в этом году я собираюсь провести не так много семинаров. Вскоре будет два однодневных семинара, где я буду обучать медитации Жизни в Сердце. Но чувствуя насущную потребность предпринять столь длительное паломничество для исцеления Матери Земли, я вынужден был ограничить любую другую деятельность.

Тропа войны и Мечта о Единении.

Более всего меня просят написать о войне с Ираком. И поскольку внимание всего мира сейчас сосредоточено на этой войне, просьба вполне резонная.

Прежде чем изложить мою точку зрения, я должен обратить ваше внимание на то, что всё мною сказанное представляет только то, во что я верю. Я всего лишь один человек. На войну можно смотреть с других точек зрения, и особенно на эту войну с Ираком. Я прошу вас читать, сообразуясь с этим.

Я думаю об этой войне в трёх аспектах, так я и буду излагать. Во-первых, у меня есть личная точка зрения на эту войну как на политическое событие.

Во-вторых, я осознаю историческую перспективу, представленную также в первом томе книги «Древняя Тайна Цветка Жизни», которая возвращает нас к давним событиям в Атлантиде.

И наконец, поскольку человеческое сердце обладает огромной силой, а также благодаря прогрессу нашего сознания за последнее время, существует место, которое я называю «Соборная Мечта», где можно найти великую надежду и вдохновение даже во тьме войны.

Часть 1 — Моя собственная политическая точка зрения.

Большинство американцев и большая часть мира согласны с тем, что Саддам Хусейн — жестокий тиран, не ставящий ни во что человеческую жизнь, за исключением своей собственной жизни или жизни своих друзей, и что он должен быть лишён власти. Я принадлежу к числу тех людей, которые являются сторонниками его отставки, и желают, чтобы его заменил человек, которому не безразличны люди Ирака и мира.

Но под отставкой Хусейна лежат более глубокие проблемы, которых мы, американцы, едва касаемся. И если с ними не разобраться, то в будущем появится только больше Саддамов (в Сирии, например), и больше войн. Если мы не поймём основную проблему, смещение арабских лидеров создаст только больше арабских лидеров, которые продолжат противостоять нам.

Прежде всего, мы должны себя спросить, почему Саддаму и другим, таким как Осама Бин Ладен, вообще была дана такая большая власть. Не потому ли, что почти весь арабский мир считает западный технологический мир (во главе с Америкой и её правой рукой Израилем) воплощением Сатаны?

Помню, когда Буш выступал на телевидении вскоре после 9-11 (11 сентября 2001 года — дня трагедии в Нью-Йорке), он выглядел настолько шокированным, открыв для себя тот факт, что арабский мир ненавидит Америку, американские идеалы и американский народ настолько, что готов угрожать нам и лишать нас жизни. Он смотрел в камеру и с ноткой детской наивности в голосе вопрошал: «Почему они нас ненавидят? Мы им ничего не сделали». Но действительно ли мы ничего не сделали арабам?

Если бы не наш материализм и жадность; наша сексуальная неразборчивость и международная порнография; жестокость в нашей музыке, фильмах и на наших улицах; не уничтожай мы преднамеренно окружающую среду в ущерб самой планете, — если бы не все эти и другие типичные черты западного мира, был бы у арабского мира повод верить, что мы действуем из центра Тьмы?

Я полагаю, что это действительно так, что наши действия и наш образ жизни медленно изо дня в день убивает арабскую культуру — по крайней мере так видят они.

Например, арабский мир верит в свою священную книгу Коран. А Коран предписывает женщинам быть благопристойными. Закрывать свои тела. Однако наши женщины, отправляясь в арабские страны, одеваются так же, как они это делают в Америке, чрезмерно обнажая свои тела. Такое поведение непостижимо и оскорбительно для арабов. А когда их женщины начинают подражать американским женщинам, — блузки с глубоким вырезом, короткие юбки, губная помада — они воспринимают это как начало конца своей культуры. Арабский мужчина готов умереть за скромность женщины, как то заповедано в Священной Книге.

И это только одна проблема, только один из традиционных взглядов, когда наш отказ почитать арабские обычаи даже в их собственных странах, вызывает ненависть к Америке, которую мы ощущаем на себе во всём мире.

Ответом Буша на недовольство арабов поведением американцев стало нападение на самих арабов, подавление, — попытка переделать их на свой манер!

Впервые в американской истории мы напали на страну, на нас не нападавшую. Поступая таким образом, мы сделали реальным величайший кошмар арабов: что Америка попытается силой изменить культуру и религию мусульманского мира.

Помните фотографии иракских солдат, сдавшихся несколько дней назад (где-то около 13 апреля)? Они не только сдали своё оружие, но сняли своё военное обмундирование и возвращались в «цивилизацию» в западной одежде. Тем, что они надели нашу одежду, они отказались не только от войны, но и от своей культуры. Что за образ! Это то, чего больше всего боялись мусульмане, и это сейчас происходит.

Напав на Афганистан и Ирак, мы угрожаем теперь войной Сирии. Если это произойдёт, арабский мир может наконец занять единую позицию, а потом может начаться настоящий Священный Джихад — объединение всех арабов в священной войне, в данном случае против Америки и всего, что она олицетворяет. И мы реально находимся на грани этого.

К несчастью, Джихад был мечтой Саддама. Мне даже пришло в голову, что Саддам мог не без умысла позволить опустошить свою страну чудовищной американской военной машине в ожидании, что такой самоубийственный акт вызовет достаточно возмущения (и жалости) в мусульманском мире, и тогда мусульмане откликнуться на его призыв о Джихаде.

Я полагаю, что вторая «упреждающая» война против ещё одной арабской страны после Ирака стала бы актом безумия. Мы могли бы точно также сказать: «Ну давайте, объединитесь все вместе. Пусть случится мировая война». И я боюсь, что Буш в своей самонадеянности, действительно верит, что мы можем выиграть такую войну.

Часть 2 — Атлантида и текущие события.

То, что я собираюсь сказать, возможно, потребует раздвинуть границы вашей веры. Вам нужно будет самим составить мнение относительно истинности или ложности взгляда на мировую историю, о котором я собираюсь вам рассказать. С таким предисловием я приступаю к изложению «истории».

Существует скрытая и тайная подоплёка всех событий, которые происходят в мире. Чтобы это понять, мы должны вернуться на многие тысячелетия назад к погибшему континенту Атлантида. Зная эзотерическую историю, которая начиналась в те времена, сегодняшние события начинают выглядеть совершенно в ином свете, и обретает смысл то, что ранее казалось лишённым логики.

В книге «Древняя Тайна Цветка Жизни» я говорил со слов Тота о ситуации, сложившейся в мире, когда примерно 60–70 000 лет назад новый континент поднялся из Атлантического океана, протянувшись от побережья сегодняшней Америки и до Врат Гибралтара. Этот континент назывался Атлантидой.

Тот рассказывал о том, как Древо Жизни было наложено на этот континент, и в Древо вдохнули Жизнь, так что возникло десять вихрей (воронок), вращавшихся точно в центре кругов Древа Жизни — десяти районах проживания на новом континенте.

В это время лемурийцы — те, кто выжил после погружения под воду Лемурии и кто жил большей частью в регионе от Северной Калифорнии до Южного Перу, — начали устремляться в Атлантиду. И когда лемурийцы прибыли на эти земли, то они были притянуты теми вихрями, ибо вихри являлись гармоничными для конкретного уровня развития лемурийцев. Когда это произошло, то оказалось, что они использовали только восемь вихрей, оставив два вихря совершенно незанятыми.

Именно в тот исторический «момент» на Земле произошло нечто абсолютно новое. Из какого-то времени в будущем с разрешения Галактического Командования на Земле появились евреи и поселились в одном из незанятых вихрей.

В то время евреи были продвинутой расой, вернувшейся на Землю в связи с тем, что в процессе своей эволюции они совершили какую-то ошибку. Тот сказал, что они были подобны ученикам, которые что-то не поняли и должны были «вернуться» и пройти этот класс ещё раз.

В связи с этим евреи примкнули к нашей эволюции, принеся с собой чрезвычайно продвинутое знание Вселенной. Они знали о живой Мер-Ка-Ба, например. Вот так они сюда и попали (они тайно сохраняли знание о Мер-Ка-Ба и Звезде Давида в своих Священных Писаниях). Иудеи, пришедшие в Алантиду, знали также о 72 орденах ангелов. У них было ещё много особых знаний, ставших в последствии частью традиций наших мистериальных школ.

Если бы колонизация Атлантиды на этом закончилась, то войны в Ираке сейчас бы не было. Но в те дни произошло ещё кое-что, и сейчас мы видим последствия этого.

В очень-очень отдалённые времена нашего прошлого, почти миллион лет назад, марсиане тоже использовали науку о Мер-Ка-Ба. Но они не знали о живом поле Мер-Ка-Ба. Поэтому они создали физическую Мер-Ка-Ба на Марсе — строение высотой около 16 км, — чтобы использовать её как средство для перемещения в пространстве — времени — измерениях. На этом аппарате, не имея на то Галактического разрешения, они пришли на Землю, и добрались до десятого вихря в Атлантиде. В результате чего они также примкнули к нашей эволюции здесь на Земле.

Пришедшие марсиане немедленно попытались взять Землю под контроль. Обе расы — и марсианская, и еврейская были расами продвинутых существ, и любая из них, если бы между ними не было противостояния, в конце концов могла получить контроль. Но желали этого только марсиане. Иудеи же намного более были заинтересованы в усвоении урока, который они каким-то образом пропустили в своей предыдущей модели эволюции.

Поэтому марсиане попытались устранить евреев, зная, что убрав их они смогут контролировать всех и вся. Однако, поскольку евреи были столь сильны, поскольку они понимали скрытые намерения марсиан и наладили отношения с лемурийцами, марсиане никак не могли от них избавиться. Значительно уступая в численности и не имея возможности захватить в те времена власть в свои руки, марсиане, тем не менее, не сдавались. Они выжидали.

Время шло. Прошли тысячелетия.

Пятьсот лет назад (перескакивая через многие исторические детали) мир вошёл во тьму. Это событие было запечатлено японцами в их истории об Аматерасу, богине света, которая ушла в Землю, а также индейцами майя, чей календарь показывает, что мир вошёл в духовную тьму в определённый день чуть больше 500 лет назад.

В те времена родилась новая «научная» культура, которая стала рассматривать человеческое существо как безбожную машину. И эта культура в конце концов пришла к управлению в Америке и в большей части Европы. В это же время (не случайно) возникла организация иллюминатов, или Тайное Правительство, как его сейчас часто называют, которое ещё раз попробовало захватить контроль над Землёй в свои руки.

В Тайное Правительство входят те несколько человек, в чьих руках находится большая часть денег мира. Они не связаны ни с какой конкретной страной. Они работают через международные корпорации. Своей колоссальной финансовой и политической властью эти люди направляют ход мировых событий, так что последние служат их интересам.

Ядро их группы, в котором триста человек, и некоторая часть внешней группы, в которую входит десять тысяч человек, являются прямыми потомками по крови первых марсиан. В существе своём они практически не обладают эмоциональными или моральными качествами. Они действуют, исходя лишь из интеллекта и чистой логики. Потеря жизни для них ничего не значит — если только это не их собственная жизнь.

И в погоне за полным контролем над Землёй, этот внутренний круг Тайного Правительства, составленный из потомков первых марсиан, всё ещё пытается стереть евреев с лица Земли.

Именно поэтому эта война, с моей точки зрения, продолжается уже десятки тысяч лет.

Тайное правительство очень умно. Хотя для него было бы естественным принять сторону арабов (обе эти цивилизации из пустыни), в наше время их представители проникли во все нации мира.

И опять-таки: их главная цель — мировое господство. Но чтобы его достичь, они избрали стратегию уничтожения евреев. Используя арабские страны, они осуществляют давление на евреев, пытаясь «заставить их уйти в море», так чтобы больше не было еврейского государства — и никакого еврейского противостояния их целям.

Во время последних американских выборов был совершён государственный переворот. Буш был навязан в качестве президента. Теперь Тайное Правительство не только контролирует Америку, но имеет контроль над её военной мощью. Сейчас осуществляется грандиозный план.

Как мы можем это изменить?

Часть 3 — Мечта о Единении.

Война здесь на Земле остановлена ростом духовного могущества непомерной силы, который переживает наша планета. Финальный исход судьбы человека в ближайшем будущем будет, я думаю, определяться людьми нашего мира, а не правящими кругами или официальной религией. Не Тайным Правительством.

Быстрые изменения, происходящие в человеческом сознании, в конце концов истощат идею войны как средства достижения Мира. Истинный Мир может быть достигнут только изнутри, и эта истина вскоре станет частью мировоззрения миллиардов людей, живущих на планете. Но чтобы изменить наше сознание, не требуется, чтобы сначала это поняли все миллиарды населения Земли. Необходимо лишь немногие. Вы знаете, кто вы есть. Вы, те, кто читает это.

По мере нашего перехода на новый, более высокий уровень, это станет очевидным даже для тех, кто пока не видит, что война никогда не ведёт к миру, а лишь к продолжению войны. Если подойти к врагу и ударить его по лицу, он ответит лишь тем же. Израиль пытается остановить самоубийственные бомбардировки, отвечая на них ещё большей жестокостью, но конечно же, это не действует. И никогда не действовало. Это только ухудшает ситуацию.

Вскоре мы все сможем увидеть, что между людьми существует тесная связь такого рода, что в настоящее время известно лишь немногим. Когда все узнают о ней, и будут её ощущать, война больше никогда не будет считаться выходом.

Я верю, что всего через несколько лет осознание этой истины станет всеобщим. Мы — вы и я — переносим человеческое сознание на новый гармонический уровень, где сострадание и прощение станут Способом Жизни на Земле. Мы совсем близко.

Это новое осознание проявляется уже сейчас по всему миру во многих людях, которые говорят, что война безнравственна и должна быть запрещена законом, что война не должна использоваться никогда, за исключением крайних обстоятельств. Если война в Ираке и принесла что-то хорошее, так это осознание, что наше отношение к войне действительно изменялось. Никогда раньше в истории осознания безнравственности войны не было так широко распространено.

И не смотря на то, что многие американцы, по всей видимости, думают, что у нас были основания для этой упреждающей войны с Ираком, многие люди во всём мире начинают понимать, что упреждающая война — одна из самых худших. (Лично я думаю, что война в Ираке со временем докажет, что она была величайшей ошибкой Америки за всю историю, и нам ещё предстоит увидеть её долгосрочное влияние на политическую ситуацию в арабском мире.).

В заключение.

Перед тем, как придти на Землю, вы знали, что это будет нелегко. Вы знали, что будущее должно быть изменено. Вы знали, что вы должны изменить лики войны и боли на лики любви и сострадания. Именно это мы и делаем.

Вы также знали, что произошедшее здесь скажется на всём Творении.

Не время сдаваться. Не время предаваться слабости, темноте и страху. В эти последние времена мы можем видеть, как все возможные тёмные силы добиваются нашего внимания, пытаясь заставить нас сосредоточиться на страхе. Пытаясь вовлечь нас в страх. Безусловно, мы станем свидетелями не только войны, но и ужасных болезней, и изменений на Земле.

Пора стать сильнее, чем когда-либо. Пора установить непосредственную связь с Матерью Землёй и с нашим Творцом. Пора стать воинами иного рода, воинами, сражающимися за сердца человечества, за то, что правильно. За детей и за наше будущее.

А как нам это сделать?

Просто войдя в своё сердце и используя необыкновенную силу, которая там пребывает. Мы думаем: «Я слаб, я всего лишь один человек». Но мы слабы только тогда, когда так думаем. Мы «всего лишь один человек» только если мы чувствуем и думаем так, как того хотят те, кто стремится к войне. Если мы соединимся сердцами, всё будет возможно.

Сила человеческого намерения и воображения, исходящих из сердца, а не только от ума, является силой, создающей мир на Земле. Когда мы создаём образы мира в своих сердцах, мы меняем вибрации всех сердец. Ибо все сердца соединены. Мы создаём мечту о Единении, которая достигнет, в конце концов, коллективного бессознательного, что позволит людям снова вступить во владение этим миром.

Мечта о Единении будет рождена в Едином Сердце человечества. Эта мечта о Единении обладает большим могуществом, чем любая диктаторская власть. Эта мечта, которая остановит волну тирании и изменит внешний мир, и никто никогда не будет угрожать оружием.

Эта сила есть внутри вас, в вашем сердце. В нём есть Священное Пространство, которое обладает способностью совершенно изменить внешний мир. Для этого нужно только, чтобы вы стали бесстрашными и вошли в своё собственное сердце с надеждой и заботой. Наши величайшие желания обитают в сердце, там же находятся способы и средства, чтобы проявить их в нашем мире. Эта сила находилась в вашем сердце ещё до Сотворения нашей Вселенной.

Чтобы творить из сердца не нужен большой опыт медитации или какие-либо особые знания. Нужно только любить Бога и желать, чтобы на Земле был новый путь. В этом Священном Пространстве, с Богом, дитя может сдвинуть горы. В этом Священном Пространстве, с Богом, даже младенец в своей колыбели мог бы изменить ход истории.

Поэтому моё послание вам такого: Не дайте мрачным новостям, и страхам, которые они несут с собой, одолеть вас. Нам нужно знать о Тёмной Стороне ровно столько, чтобы осознать, насколько мы необходимы. Ровно столько, чтобы мы осознали, что нам необходимо уделить время и создать наши собственные мечты о Свете.

Верьте в себя. Познайте свою сокровенную связь с Богом. Вы сын или дочь Бога, того самого сознания, что сотворило всю Вселенную. Вы понимаете? Ваши Отец-Мать-Бог вселил в ваше сердце всё, что вам понадобится для того, чтобы справиться с любыми обстоятельствами. СО ВСЕМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ. Вы с Богом, живущим в вашем сердце, являетесь основной силой Жизни.

В течение следующих десяти лет жизнь на Земле может измениться так, что сейчас нам это трудно себе представить. Но когда происходит какое-то событие, неважно негативное или позитивное, просто знайте, что вы и Бог — Одно, что мечта о Единении всего человечества рождается в этот момент, и что эта мечта существует благодаря вам.

Это мой ответ всем тем, кто спрашивал меня о том, что они могут сделать в эти времена. Можно сделать только одно. Наша единственная задача — войти в Священное Пространство сердца, соединиться со всеми, кто уже сделал это, и мечтать новую мечту.

Тогда новая мечта станет реальностью на Земле. Благодарю вас за то, что вы так заботитесь о жизни. Без вас тираны мира взяли бы верх. Но благодаря вам Земле предначертано быть свободной, и Вселенная будет аплодировать вам, когда вы будете входить в новые миры Жизни, осуществив свою священную цель на Земле.

Благодарю вас, Дорогие, за то, что вы живёте на Земле. Я люблю и почитаю вас.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало Конца Времён. Часть 1.

Письма от Друнвало

Путешествие по спирали.

Даже сейчас, когда прошло уже почти два месяца с тех пор, как я вернулся с Земли майя, и я готов начать писать, вибрации этого сакрального путешествия всё ещё звучат в моём сердце. Паломничество на юго-запад было захватывающим, ибо мы стали участниками той нелёгкой ситуации, которая сложилась между древними анасази, Матерью Землёй и нашей крошечной группой бесстрашных душ, живших как Единый Дух. Путешествие к Чакровым Храмам майя было ещё более захватывающим благодаря переживаниям, которые не забудутся никогда.

Письма от Друнвало

В путешествие по Земле майя отправились и другие люди, которые были вместе с нами на юго-западе.

Выбор времени для путешествия и его цель.

Наше путешествие на Юкатан совпало по времени с приглашением майянского шамана Хунбац Мэна (Hunbatz Men) для участия в церемонии равноденствия в Чичен Ице (Chichen Itza) 20 марта 2003 года. Хунбац, майянский Совет Старейшин и около 250 старейшин коренных народов с Северной, Южной и Центральной Америки должны были провести церемонию во имя Мира, объединив свои духовные силы для исцеления мира. Предполагалось, что наша группа внесёт свой вклад, проведя церемонию во внешнем круге вокруг внутреннего ядра шаманов и старейшин.

Зная об отношении многих участников группы к духовным воззрениям коренных народов, я чувствовал, что группа захочет участвовать во встрече старейшин. В Чичен Ице к нам должна была примкнуть группа из Европы под руководством Каролины Хехенкамп (Carolina Hehenkamp) (она также была с нами во время паломничества на юго-запад).

После церемоний в Чичен Ице мы должны были продолжить своё путешествие по спирали, дабы исполнить истинную цель собственной поездки группы на Землю майя. Наша цель здесь была очень похожа на ту, которая стояла перед нами во время паломничества на юго-запад: помочь древним майя, находившимся тогда во Внутренней Земле, обрести равновесие.

Исцеление Внутренних и Внешних Миров майя.

Точно так же, как это было в районе Четырёх Углов, исцеление Земли майя означало бы восстановление естественного равновесия между Внутренними и Внешними Мирами. В этом случае Внутренние Миры могли бы начать развиваться в гармонии вместе с нами, или, что ещё лучше, мы бы стали развиваться в гармонии с ними.

А в этом имеется насущная потребность. Ибо, если вы верите в современную теорию, то календарь майя заканчивается через чуть боле чем девять коротких лет (учёные, изучавшие факты истории и счёт времени, полагают, что это может произойти даже раньше). В майянской традиции тот период, в котором мы живём сейчас, предшествует историческому моменту, который называется «Концом Времён», — окончанию продолжительного цикла и началу нового.

Поэтому нашей задачей было открыть каналы, чтобы майя во Внутренней Земле соединились с майя на поверхности, готовясь к завершающему Вознесению.

Кроме того, Юкатан и прилегающие территории, точно так же, как и район Четырёх Углов прошлым летом, страдали от страшной засухи. Поэтому в нашу задачу также входило совершение церемоний, которые вызвали бы дождь — физический символ равновесия, к которому мы стремились.

Почему же эта древняя культура захотела, чтобы группа людей из разных стран оказала им такую помощь? Что, они забыли, как? Что, они по какой-то причине растеряли свою духовную силу и не могут сделать этого самостоятельно? На самом деле, я не знаю. Это напомнило мне, как индейцы Таос Пуэбло в Нью-Мексико попросили меня хоронить их умерших. Они считали, что для них будет лучше, если это будет делать человек из другой культуры. И всё же странно, что такое личное задание они поручают человеку другой расы.

Возможно, майя нуждаются в силе извне, чтобы открыть энергетические каналы. А может быть, как это происходит со всеми нами, на них просто обрушились обстоятельства и они нуждаются в помощи.

Какова бы ни была причина, майя, как ныне живущие, так и древние, пригласили нас в Мексику, чтобы мы провели эти церемонии с ними и для них. Мы не могли отказать.

Встречаемся в Мериде.

Первоначально мы планировали отправиться в Мериду, нашу первую остановку на Юкатане, 18 марта. Но поскольку президент Буш дал ООН срок как раз до 18 марта, после чего он собирался объявить о войне в одностороннем порядке, я решил, что наша группа не должна рисковать, потому что может быть объявлено особое положение и перекрыты границы. Поэтому мы поменяли билеты, чтобы выехать 17-го, за день до запланированного срока начала поездки.

Оказалось, что это не имело значения, ибо война началась позже. Но сейчас время великих перемен, поэтому мы отправились в путь подготовленными.

Едва ступив на мексиканскую землю, я почувствовал, как забилось моё сердце. Было сильное ощущение, что оба путешествия — это и в район Четырёх Углов — связаны между собой. Энергия была такая, словно всё это уже однажды было во сне. Я чувствовал, что наше новое путешествие к Чакровым Храмам майя будет даже более впечатляющим, но не знал чем. Кто, кроме Бога, и возможно, Древних, знал, что произойдёт? Я отправлялся в Неведомое.

По прибытии в город Мериду, мы помчались в гостиницу "Лос Алушас", что означает "Маленький Народ" ("the Little People"), где обнаружили уже прибывших Льва-Огня и Каролину. В последующие 24 часа наша группа из 60 скитальцев медленно собиралась со всего мира.

Майянское приветствие.

Для нашей первой общей встречи 18 марта Лев-Огонь организовал специальный вечер со своими майянскими друзьями.

Мы встретились в небольшой комнате гостиницы, где старейшина майя — прекрасная бабушка — встала перед нами и на языке майя дала нам своё разрешение на участие в церемониях и на посещение мест, которые в прошлом предназначались для жрецов майя. Мы чувствовали, что её слова были большой честью для нас. Многие плакали.

Потом группа майянских музыкантов, называемая Уэйяк (Wayak), играла для нас легко запоминающуюся музыку, с горловыми звуками и народными инструментами, звучавшими, подобно голосам из древнего прошлого. Ничего подобного мы до этого не слышали. Очарование того вечера было прекрасным началом для нашего паломничества с церемониями, которые, как мы надеялись, вернут здоровье и равновесие майянскому народу и его земле, подготовив их для церемоний огромной значимости в будущем — церемоний, от которых однажды будет зависеть весь мир.

Если праздник Равноденствия определил время нашего путешествия, целью которого было создание равновесия, то сама его форма, спираль, была заложена в 1985 году. А теперь, чтобы разъяснить нынешнее путешествие, мне придётся на время отклониться в сторону и начать с рассказа о своём первом путешествии в мир майя.

Моё путешествие на Землю майя в 1985 году.

Приведение в равновесие Сети Сознания Единства.

Информация о расположенных по спирали храмах, которые мы должны были посетить в марте этого года, была дана мне Тотом в 1984 году. И церемонии в этих местах должны были стать завершением тех, которые проводились во время предыдущего путешествия.

В 1984 году Тот попросил меня отправиться в восемь конкретных священных мест в Мексике и Гватемале и заложить в них восемь определённых запрограммированных кристаллов. Он сказал, что это было необходимо для того, чтобы сбалансировать энергии Женской части Сети Сознания Единства вокруг Земли — Сети, внутри которой весь мир однажды станет Единым.

Тот сказал, что в Женской части Сети Сознания Единства было нарушено равновесие, и что его необходимо восстановить. Он сообщил мне, что Мужская часть Сети находилась в Египте, Детская часть — в Тибете, и что Женская часть, находившаяся на Земле майя, испытывала больше всего боли от тех проблем, которые создавал наш мир. Если не восстановить равновесие, то сердце Женской части может стать таким подавленным, что она предпочтёт умереть, чем остаться здесь на Земле. Это нарушит Триединство. А если будет утрачено Триединство, то будет утрачено всё.

Тот сказал, что очень давно он прибыл в Перу из Египта на своём Серебряном Корабле, чтобы начать церемонию зарождения новой расы инков. Это для нас они древние, а для Тота они всё равно, что его дети, энергия жизненной силы и знание этих детей, инков, доходит до Юкатана. Майя и инки являются частями ещё большего целого.

Потом Тот рассказал мне о майя и их изначальной связи с Атлантидой, о том, что они овладели особым знанием, которое в Конце Времён окажется для нас жизненно важным. Те, кто не синхронизирован во времени и не знает как жить в этот особый исторический момент, говорил Тот, потеряется в «возможностях». Было необходимо привести в равновесие Женскую часть, чтобы её сила стала Светом для Мужчины и для Ребёнка.

Другая первостепенная цель этого путешествия заключалась в том, чтобы помочь майя вспомнить и укрепить связь со своими предками.

Тот был моим учителем, одним из старейших Вознесённых Мастеров. Я доверял ему. И я знал, что это путешествие в майянские джунгли не только окажет влияние на Сеть, но станет уроком для меня самого. Я ожидал его с величайшим волнением.

Подготовка к путешествию 1985 года.

Руководя мной в алхимии, Тот попросил купить определённые особые кристаллы. Каждый кристалл должен был быть длиной около 5 см и очень высокого качества.

Приобретя эти кристаллы и показав их ему, я вообще-то ожидал, что Тот объяснит мне в какой конкретно храм должен быть заложен каждый кристалл. Вместо этого Тот велел мне пойти к моей знакомой Катрине Рафаэль, которая должна была точно сказать, какой из кристаллов относится к тому или иному храму. Тот сказал, что когда я получу эту информацию от Катрины, он точно укажет мне, куда должны быть помещены эти кристаллы. (Почему он поступил именно так, я не знаю.).

В тот день, когда я пришёл домой к Катрине, она заканчивала свою первую рукопись для книги под названием «Просветление Кристаллами» (Crystal Enlightenment) (в последствии эта книга стала бестселлером в США). Так случилось, что в тот вечер заканчивался срок сдачи рукописи издателю. Катрина выбивалась из графика. Но Тот указал мне тот же самый предельный срок.

Катрина была настолько занята, что как только она увидела меня в дверях, сказала: «Уходи. Завтра. В любое время, только не сейчас».

Но мне нужно было знать «сейчас», поэтому я настаивал, и в конце концов, с чрезвычайной неохотой она согласилась уделить мне несколько минут.

Я изложил суть дела, объяснив, что от неё требуется сказать мне какой кристалл должен быть заложен в какой храм, дал ей восемь кристаллов и список храмов. Поспешно, на скорую руку и, казалось, не думая, она соотнесла каждый кристалл с соответствующим ему храмом, сказала, что должна идти, и ушла, вернувшись к своей рукописи!

Я тщательно записал, в какой конкретно храм должен быть заложен каждый кристалл, и вернулся домой к Тоту. После этого Тот рассказал мне, в каких местах четырёх первых храмов нужно было разместить эти кристаллы. А в последних четырёх храмах, сказал он, я должен был найти нужное место для кристаллов, используя собственные способности.

Вот те храмы, которые Тот попросил меня посетить в 1985 году, по порядку и в соответствии с чакрами, или энергетическими центрами.

Ушмаль (Uxmal) — Корневая чакра.

Лабна (Labna) — Сексуальная чакра.

Каба (Kabah) — Центр Эго.

Чичен Ица (Chichen Itza) — Сердечная чакра.

Тулум (Tulum) — Горловая чакра.

Кахунлич (Kahonlich) — Третий Глаз (Гипофиз).

Паленке (Palenque) — Шишковидная Железа.

Тикаль (Tikal) — Коронная чакра.

Список, кристаллов, связанных с этими храмами, оказался большей частью забытым. Для нашей истории это неважно, но то, что я помню, я буду вам называть. А ещё в путешествие в 2003 году добавились многие другие храмы и места, которые я буду упоминать по мере развития истории. Однако именно в тех особых храмах проводились наши особые церемонии, как в 1985, так и в 2003 годах. Нынешние церемонии являлись завершением моего предыдущего задания.

Итак, в 1985 году я запланировал поездку и начал духовно готовиться к этому первому путешествию на Землю майя, будучи убеждённым, что оно будет исключительным и, надо надеяться, послужит исцелению всего мира через Сеть Сознания Единства.

Мой спутник в путешествии.

В это время мне позвонил мой племянник Кен Пэйдж (Ken Page), который тоже хотел отправиться в это путешествие.

Кен — это ещё одна длинная история, тогда он только-только начал пробуждаться к Свету. Каким-то образом, узнав об этом путешествии, он остро почувствовал, что обязан быть там. Я спросил Тота, и он ответил, что именно так всё и должно произойти. Поэтому я перезвонил Кену и сказал ему готовиться.

В то время Кен практически ничего не знал о духовности и психической энергии. До того как определённые переживания пробудили его, он был преимущественно сконцентрирован на зарабатывании денег, что у него получалось великолепно. Но он поехал вместе со мной, и я должен признать, что было забавно наблюдать, как он постоянно сталкивался с тем, что ставило его в тупик. Наша поездка продолжалась около месяца, и это время изменило жизнь Кена навсегда.

Вы увидите, что Кен тоже внёс немаловажный вклад, помогая мне найти места, где должны были быть помещены кристаллы. Как я говорил, Тот сказал нам куда закладывать кристаллы в первых четырёх храмах, а в последних четырёх храмах, нам нужно было справляться с этим самостоятельно. Как я уже говорил, я не знаю, почему всё обстояло именно таким образом, но я предполагал, что помимо первоочередных задач — помочь майя и сбалансировать Сеть — у путешествия была второстепенная задача: содействовать процессу просветления как Кена, так и меня.

По мере посещения нами храмов в нынешнем путешествии, я буду продолжать повествование о моём первом путешествии. А пока, давайте вернёмся в 2003 год на Юкатан.

Первые три храма.

Ушмаль, Лабна и Каба расположены на западе от Мериды. Они находятся очень близко друг от друга, поскольку приходятся на начало спирали, поэтому мы посетили их все в один день. Так было в обоих путешествиях.

И также в обоих путешествиях порядок следования был изменён в последний момент. Вместо того, чтобы посетить эти храмы последовательно (1-2-3), начиная из центра спирали, в первом путешествии мы поехали из Ушмаля в Кабу и Лабну (1-3-2), а во втором путешествии мы отправились из Лабны в Кабу и в Ушмаль (2-3-1). Я не знал почему, но всё складывалось именно таким образом.

В первом путешествии изменить порядок мне велел Тот, и я просто сделал, как он сказал, хотя так и не понял, причину. Во втором путешествии всё организовал Лев-Огонь, и опять же, было просто похоже, что это правильно. Но я так и не понимаю, почему.

Итак, хотя в первом путешествии последовательность была другой, я буду рассказывать о каждом месте в том порядке, в котором мы посещали их в 2003 году.

Лабна.

Мы прибыли в Лабну на нашу первую церемонию. Все только-только начали знакомиться друг с другом, и потому эта церемония в равной мере служила соединению наших энергий и исполнению нашего долга перед майя.

Письма от Друнвало

Лабна, 1985 год: Здесь нас с Кеном приветствовала прекрасная молодая пара, которая, похоже, была очень счастлива нас видеть, предоставив нам для исследования всю территорию целиком. Для этого храма был предназначен сердолик, и когда я поместил его на землю, то он, словно исчез. Камень по цвету в точности соответствовал красной почве этого места. Мы уже знали, в какое примерно место поместить этот кристалл, и легко нашли для него точное местоположение, завершив на этом первый день нашей миссии (как я говорил, мы уже побывали в Кабе и в Ушмале). Вернувшись в Мериду, мы с Кеном решили, что всё складывается легко. Мы уже закончили с тремя местами, осталось всего пять. Нам предстояло многому научиться!

Рассказав историю предыдущего путешествия нынешней группе, я выбрал поросшую травой лужайку рядом с одним из храмов, и мы образовали круг, взявшись за руки.

И тогда, прямо в течение первых пятнадцати минут нашей церемонии, мне стало очевидно, как необычайно мощна была наша группа. Это ощущалось по энергии в руках. Некоторые майя, с которыми я беседовал, были убеждены, что люди в этот особенный круг были избраны очень давно, и что наши сердца знали об этом с самого начала.

Были определены четыре направления, а пока Диана Купер (Diane Cooper) двигалась по внешнему кругу со своим барабаном, я начал молиться Матери Земле, совершая во всех направлениях подношения табака и кукурузной муки. Другой человек в это время возжёг шалфей и можжевельник для очищения.

Лабна — это сексуальный центр, и я нахожу интересным, что мы начали именно с него, а вскоре мы осознали, что это было задумано именно так. Во время этой церемонии между нами начала рождаться физическая связь, но мы также обнаружили, что одной женщине в нашей группе необходимо помочь освободится от одной или нескольких сущностей, находившихся в ней, которые пытались внести в наш круг тёмную сторону сексуальной энергии. В своё время этому нужно будет уделить внимание ради нас самих и ради цели нашего путешествия. В тот момент, однако, мы просто отметили это и удерживали энергию.

Наши молитвы обретали собственную жизнь, когда мы говорили об исцелении Внутренних и Внешних Миров майя.

Каба.

Письма от Друнвало

Каба, 1985 год: Шёл дождь, когда мы приехали в Кабу, где нас встретили два сердитых старика, выглядевших так, словно они только что поспорили. Мы быстро нашли место с помощью моего обычного маятника, закопали кристалл и ушли. Поскольку это был центр эго, ощущения здесь были не такими уж хорошими.

В Кабе мы провели церемонию круга и квадрата. Мы буквально стояли в кругу вокруг приподнятой квадратной платформы, сделанной из камня. Эта «квадратура круга» является началом Жизни в сакральной геометрии. Указания поступали ко мне изнутри, из места, которое вначале казалось отдалённым. Мало-помалу этот внутренний источник информации становился всё яснее и яснее. Процесс церемониальной работы начал набирать силу.

Ушмаль.

Наконец, мы оказались в Ушмале — в очень впечатляющем месте, где нам надлежало совершить последнюю церемонию у гигантской пирамиды, почти спрятанной в глубине территории. Она называется Великой Пирамидой.

Ушмаль, 1985 год: Прямо перед нашим путешествием Кен приобрёл огромный кусок чёрного обсидиана, не меньше 20 см длиной. Он был убеждён, что этот кристалл должен использоваться в качестве маятника, и только в Ушмале, в храме, находящемся в начальной точке спирали. Тот сказал нам, что место, где мы должны заложить кристалл, «величиной с атом», и велел нам быть очень точными при его определении: точно в самом начале спирали.

Как оказалось, именно обсидиан был тем кристаллом, который Катрина выбрала для Великой Пирамиды в Ушмале. И точно так же, как сердолик по цвету подошёл к земле Кабы, строительный раствор, скреплявший камни Великой Пирамиды, похоже, был смешан с обсидианом. Фактически, в каждом посещаемом нами храме, цвет кристалла в точности подходил цвету и энергии места.

Мы с Кеном знали, что кристалл должен быть заложен с северной стороны Великой Пирамиды в Ушмале, но теперь нам предстояло найти для него точное место. Поэтому Кен вытащил свой кристалл обсидиана и привязал тонкую метровую верёвку к одному концу, сделав такой огромный маятник, какого я ещё никогда в жизни не видел. Большинство из нас используют или видели маятники с короткой цепочкой или шнуром, привязанным к одному концу, этот же маятник был огромный.

Перед северной стороной храма была ровная территория, заросшая травой. Кен начал ходить по ней взад и вперёд, размахивая своим маятником и ожидая какого-либо знака. Прежде он никогда не пользовался маятником. Минут через пятнадцать, двадцать, он остановился и спросил меня: «Друнвало, а как я узнаю, что нашёл это место?».

Я понятия не имел! Обычно, наблюдая за вращением маятника, по направлению и вращению можно сказать, где находится энергетическое место. Но этот маятник был слишком велик. Поэтому я предложил ему ждать чего-нибудь необычного, и он продолжал просто ходить взад и вперёд.

Потом произошло нечто поразительное. Маятник, который раскачивался сантиметров на 80, внезапно буквально замер над какой-то точкой в траве. Кен пытался тянуть его вверх, и чем сильнее он старался, тем сильнее камень тянул его к земле до тех пор, пока верёвка не оборвалась с эффектным резким звуком, и маятник не врылся в траву и грязь с такой силой, что вошёл в землю почти на 6 см!

Кен смотрел на меня, словно ребёнок, только что сломавший игрушку. «Я сделал что-нибудь не так?»".

Пытаясь не рассмеяться, я сказал: «Нет, Кен, я думаю, что ты только что нашёл это место».

Мы вытащили маятник из земли и обнаружили углубление в форме конуса, по размеру в точности подходившее, чтобы заложить кристалл обсидиана, что мы и сделали. Я видел, что это место геометрически привязано к храму и окружающим сооружениям. Помимо того, что оно было расположено прямо по центру фасада Великой Пирамиды, оно также находилось под углом девяносто градусов к зданию слева, образуя крест. Я понял, что благодаря этому, в будущем будет легко отыскать это место.

Десять лет спустя, в 1995 году, я снова приехал туда вместе с Хунбац Мэном, чтобы провести ещё одну церемонию в Ушмале, и был поражён, когда увидел, что точно над тем местом, где мы закопали кристалл, выросло дерево. Было так, словно Мать Земля решила опечатать это место, чтобы никто не смог найти и убрать кристалл оттуда. Это наполнило моё сердце счастьем.

Письма от Друнвало

Мы совершили крутой подъём на вершину Великой Пирамиды на высоту, которая для некоторых членов нашей группы оказалась головокружительной, поскольку раньше они ничего подобного не делали. С вершины можно было видеть всё необъятное пространство Ушмаля, его пирамиды и храмы, протянувшиеся в джунгли на километры. Когда-то это место было крупным центром народа майя.

Наша церемония здесь приняла необычную форму — форму Весика Писцис (Vessica Piscis). Можете представить себе картину, когда группа из шестидесяти человек на вершине пирамиды пытается встать таким образом, чтобы составить фигуру из двух пересекающихся кругов! Но, в конце концов, нам это удалось, и финальная церемония дня развернулась.

К концу церемонии я осознал, что мы начали соединяться с Древними. Я чувствовал, что они наблюдают за нами, испытывая нас. И в ответ сердца людей в группе стали открываться всё шире — именно это и было необходимо, чтобы майя на поверхности и майя во Внутренних Мирах приняли нас.

Уезжали мы усталые, но в приподнятом настроении, сопровождаемые величественной картиной. Повсюду на Юкатане майя подожгли свои поля, готовясь к весеннему севу, и из-за лёгкой дымки в воздухе Солнце садилось в необычном ярком сиянии славы.

И когда мы все откликнулись на красоту этого места и того, что мы пережили, я понял, что Великий Дух свёл вместе для этой работы подходящих людей. Если бы мы планировали это, у нас не получилось бы лучше…

Мерида.

Мы все легли спать рано, потому что нам нужно было встать в 4 часа утра! Это было необходимо для того, чтобы в момент восхода Солнца мы уже были в древнем месте — Джибилчалтуне (Dzibilchaltun), где восходящее Солнце каждый год в день Равноденствия появляется в замочной скважине храма цивилизации 500-х годов до н. э., возможно древнейшего храма из тех, которые нам предстояло посетить на Юкатане.

Потом мы должны были вернуться к себе в гостиницу в Мериде, упаковать вещи, посетить волшебные пещеры Баланканча (Balancanche), которые изменяют жизнь, и после этого отправиться в Чичен Ицу на завтрашнюю церемонию Равноденствия.

Встреча с Хунбац Мэном.

Прежде чем я расскажу о Джибилчалтуне, куда мы отправились для участия в древней церемонии Весеннего Равноденствия, мне нужно рассказать вам о разговоре с Хунбац Мэном за завтраком за день до этого.

Пока Хунбац пил кофе, а я неспеша пил чай, мы сверили планы, чтобы синхронизировать наши действия во время предстоящих событий. Поскольку мы собирались вместе проводить церемонию в Чичен Ице, Сердечном центре, нам нужно было точно определить, как расположить наши энергии по отношению к старейшинам инков, майя и других коренных народов, которые приезжали для участия в церемонии со всей Америки. Кроме того, группа Каролины Хехенкамп должна была поехать с Хунбацем, когда мы разделимся в Чичен Ице, и мы оба хотели знать кто где будет находиться в последующие дни.

После этого обсуждения Хунбац поменял тему. Он хотел рассказать мне о будущем и, в особенности, о важности кристаллических голов для будущих церемоний. Он говорил о том, что эти головы были живыми и что все они вскоре соберутся вместе в наших церемониях, когда мы подойдём к Концу Времён.

Интересно, что Совет Американских Коренных Народов недавно послал мне домой в Аризону кристаллическую голову для хранения в течение неопределённого времени. Но в моём представлении об этом путешествии на Юкатан совершенно не было места кристаллическим головам. Поэтому, слушая Хунбаца, я думал, что тема голов относилась к другому времени.

Как же мало я знал.

Джибилчалтун.

Я видел церемонию Равноденствия с Хунбацем в 1995 году, и был счастлив пережить это снова с нашей замечательной группой.

Мы прибыли на место, бывшее главным Центром Посвящения для Школ Мистерий мира, минут за двадцать до восхода Солнца. Многие приехали праздновать Равноденствие таким образом, в большинстве своём майя.

Храм восходящего Солнца — это величественное каменное сооружение с отверстием, в котором солнце появляется каждый год на Равноденствие. К храму ведёт длинный каменистый коридор, почти как взлётно-посадочная полоса, с низкорослым кустарником по бокам. Сам храм находится в самом конце коридора.

Лев-Огонь, также уже бывавший здесь, помогал нашей группе встать на определённом расстоянии от храма, таким образом, чтобы можно было видеть Солнце, появляющееся в этом отверстии.

Минуты за две до восхода Солнца со мной произошло то, чего я никогда не забуду. Это было мгновение, которое что-то во мне изменило.

Знакомая мне мексиканская пара преклонного возраста подошла ко мне и сказала: «Друнвало, это ты?».

Я обернулся к ним поговорить, зная, что у меня совсем немного времени до восхода Солнца.

Женщина по имени Мария держала в руках довольно большой предмет, завёрнутый в белую материю. Она развернула ткань, чтобы показать мне, что находилось внутри. В её руках уютно расположилась фантастически прекрасная, прозрачно белая древняя майянская кристаллическая голова. Мария посмотрела на меня и сказала: «Пожалуйста, прижми её к своему сердцу».

Письма от Друнвало

В то мгновение, в вспышке озарения, я знал наверняка, что майя делали с этими головами.

В торжественной церемонии они сознательно умирали и в момент смерти входили в кристаллическую голову. Потом они жили там, храня знание и опыт древнего народа майя, чтобы в нынешнее время — в Конце Времён — это знание вспомнили. В это мгновение исполнялась их цель. Головы собирались вместе, поскольку это и было изначально их целью.

Когда это осознание наполнило меня до краёв, я увидел старую праматерь, спокойно сидящую позади внутри кристаллической головы. Тогда я узнал, что именно она устроила это вечное супружество двух возлюбленных. Что она спланировала всё, что этой кристаллической голове предназначалось сделать для её народа. И что именно древние праматери изобрели такой метод передачи информации сквозь тысячелетия, и что они всё ещё охраняют эти головы.

Знание и опыт, хранимые майянскими влюблёнными, шли из времён, когда майянская культура переживала свой первый расцвет. Из тех времён, когда любовь и сострадание стояли у майя во главе всего. И это были выдающиеся любовь, сострадание и знание, которые по плану должны были вновь разгореться в сердцах современных майя.

Впечатление от восходящего Солнца, проникающего сквозь храм, кристаллической головы и её духовных возлюбленных открыли моё сердце до такой степени, что я бы в это никогда не поверил, если бы этого не произошло. Древние майя взволнованно начали говорить со мной о том, что было важно для них.

Я слушал и молился. Я знал тогда, что это путешествие станет ещё одним путешествием сердца, которое изменит меня навсегда.

Но я понятия не имел, что всего через несколько часов меня ожидало другое, не мене сильное переживание. Место, столь мощное, столь углублённое в сердце, что даже просто побывав там, ни один человек из всей нашей группы никогда не будет прежним.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало конца времён. Часть 2.

Письма от Друнвало

Сенот в Цибильчальтуне.

Сеноты (cenotes) — это священные бассейны, иногда даже озёра приличного размера, питаемые подземными источниками. Для майя все сакральные места должны располагаться поблизости от подобного сенота, ибо эти источники рассматриваются ими как проходы в Иной Мир. Воды сенота обладают сильными целительными свойствами, и сенот в Цибильчальтуне (Dzibilchaltun) входит в число наиболее примечательных.

Итак, после того как мы наблюдали восход Солнца в день Весеннего Равноденствия через каменный храм в Цибильчальтуне, мы отправились к его сеноту — прекрасному пруду на границе джунглей. Там, среди каменных развалин около сенота, у нас состоялась импровизированная церемония, на которую мы собрались, медитируя все вместе о майя, о нашем путешествии и окончания войны в Ираке, которая началась как раз накануне нашего путешествия.

Письма от Друнвало

Именно в это время мы столкнулись с самым сильным и ужасающим проявлением тёмной энергии, которая пыталась войти в наш круг. Эта сила овладела телом женщины, в котором она находилась, и попыталась через эту женщину разрушить Голову!

Мы продолжали внимательно наблюдать, чтобы защитить группу от этой сущности. Огонь-Лев (LionFire) тщательно охранял эту Голову, однако потребовалась вся его сила и сила ещё двух мужчин, чтобы спасти этот бесценный священный объект от повреждений.

Теперь мы знали, насколько сильной и решительной была эта энергия. Несомненно, необходимо было освободить тело этой женщины от сущности до нашего участия в церемонии в Чичен Ице (Chichen Itza) на следующий день.

Но, как заметили многие в группе, энергия тёмной стороны присутствует среди нас не без причины. В большой степени это являлось частью проблемы, которую мы стремились помочь решить в мире. Мы знали, что должны справиться с этой энергией «по-хорошему»: с любовью, состраданием и даже с благодарностью — особенно по отношению к человеку из группы, согласившемуся на каком-то из высших планов её существа, играть такую трудную роль.

На завтрак в Лос-Алушес (Los Aluxes) мы вернулись оживлённые, встревоженные, но всё же отрезвлённые, а после него отправились в следующее приключение нашего путешествия в несравненных пещерах Баланканча (Caves of Balancanche). (Я говорю «пещеры», потому что эта одна пещера имеет много рукавов, расходящихся в разных направлениях).

Наш проводник Умберто.

Письма от Друнвало

Это мужчина лет семидесяти с небольшим, но выглядит он лет на шестьдесят. Он невысокий, очень стройный, с аристократическим выражением лица и носит бороду в традициях испанских идальго его народа.

Первые два дня он молчал. Вежливый, очаровательный, во всём готовый помочь, но тихий и скромный.

На пути к Баланканчу, однако, Умберто не мог больше хранить молчание. Я уже говорил вам, что Умберто имел учёную степень по археологии. А теперь я узнал также, что он был не только чрезвычайно эрудированным человеком с обширными археологическими знаниями о своей родине, но фактически именно он, Умберто Гомес, открыл в молодости Пещеры Баланканча!

Пока мы припарковывались на стоянке в Баланканче, я наконец-то осознал, что Умберто знал об этом месте более чем кто либо.

Хотя в тот день с тех пор как мы проснулись прошло уже несколько часов, когда мы прибыли в музей Баланканча, было всё ещё рано. Пещеры ещё не открылись. Поэтому пока мы ожидали, я предложил Умберто рассказать нам о своём открытии.

Мы собрались вокруг, с волнением ожидая, что он нам расскажет. И сначала смущенно, а вскоре живо и красочно Умберто живописал нам то, что произошло с ним в далёком прошлом.

Это была первая из многих историй, которыми Умберто щедро потчевал нас на спирали нашего путешествия по Юкатану (Yukatan). Каким же поразительным рассказчиком он был!

История Умберто.

Умберто был студентом археологии, и ему было лет двадцать с небольшим, когда однажды неподалёку от дома он случайно наткнулся на небольшую пещеру с грязными стенами. Не сказав об этом никому ни слова, он сделал эту пещеру своим убежищем. Он ходил туда медитировать или просто побыть в уединении.

Для Умберто эта пещера стала волшебным местом, но вообще-то в ней не было ничего особенного, сказал он нам — определённо ничего, что говорило бы о древних майянских корнях. Это была просто пещера. Но это была его пещера, и много лет он туда приходил.

И вот однажды, в 1959 году, что-то подтолкнуло Умберто начать обстукивать определённую часть стены в пещере. Простукивание давало глуховатый звук.

По стене стекали те же природные химические вещества, которые сочились там из земли миллионы лет. Она выглядела так же, как и любая другая часть пещеры. Но когда Умберто рыл тоннель сквозь землистую стену пещеры, он нашёл спрятанные за ней знакомые остатки камня и раствора, скреплявшего когда-то древнюю майянскую стену!

Представьте его возбуждение, когда он осторожно убрал несколько камней из этой стены, чтобы можно было пройти сквозь отверстие в более обширную, неизвестную в прошлом подземную каверну (пустоту), которая была плохо видна на другой стороне.

В одиночку Умберто проделал весь путь через казавшиеся бесконечными коридоры и проходы в скале. И там он нашёл нечто неслыханное и не имеющее аналогов на майянской земле. Ибо повсюду во всех пещерах были алтари, сделанные в естественных колоннах сталагмитов и сталактитов. А вокруг этих алтарей были подношения, сделанные, возможно, тысячу лет назад, к которым не прикасались всё это время. Сотни глиняных горшков, утварь, фигурки и ручные мельницы, которые предлагались когда-то богу дождя Чаку (Chac), покоились точно там, где они были положены руками древних майя во время давней церемонии. Все эти годы, с тех пор, как эта пещера была надёжно сокрыта от человеческого взора, никто ничего этого не видел и ни к чему не прикасался.

Умберто немедленно разыскал официальных представителей и рассказал им о своём археологическом открытии, чтобы обеспечить защиту всего, то там находилось от разрушения и вандализма.

Обычно, когда в Мексике обнаруживалось подобное место, правительство забирало всё, что могло найти, и увозило в музей. На этот раз произошло нечто из ряда вон выходящее: учёные и официальные лица, первыми вошедшие в пещеру, осознали важность сохранения того, что обнаружил Умберто. Они немедленно закрыли вход и поставили там охрану.

И до сегодняшнего дня всё там оставалось нетронутым. Ничто не было изменено, разве только были проложены небольшие дорожки, по которым посетители могут передвигаться по комплексу, чтобы можно было увидеть пещеру такой, какой она была обнаружена.

После того как там побывали официальные представители, слухи распространились повсюду и на следующий день туда пришла группа майянских старейшин и шаманов и объявила, что собирается провести внутри пещеры церемонию. Умберто говорил нам об этом с довольной улыбкой. Майя, подчеркнул он, не спрашивали, можно ли им зайти в пещеру и провести там церемонию. Они сказали: «Мы сделаем это».

На что официальные представители ответили: «Но вам не разрешается!».

Некоторое время шли дебаты, до тех пор пока официальная сторона не согласилась, и не разрешила старейшинам майя провести свою церемонию, но только если официальным лицам будет разрешено присутствовать на ней и фотографировать!

Снова последовали споры и обсуждения, и наконец майя согласились уступить, если будут выполнены два условия: все, кто войдёт в пещеру, должны были поклясться хранить тайну; и никто не должен был уходить до окончания церемонии, что означало двадцать четыре часа без пищи и воды. Майя предупреждали, что если кто-то уйдёт до окончания, то они не могут нести ответственность за ужасные последствия, которые это повлечёт за собой.

Так соглашение было достигнуто. Майя и мексиканцы спустились во тьму земли, чтобы провести ритуал, и вышли оттуда двадцать четыре часа спустя, попав под проливной дождь с грозой. Это было знаком, которого майя ожидали. Теперь они знали, что Чак, бог дождя, принял их молитвы.

Умберто был участником этого ритуала, посвящённого Чаку, и никогда не забывал о его могуществе.

После Баланканча Умберто превратился в кладезь занимательных, чудесных историй и информации о местах, которые мы посещали, и об истории Юкатана. И я спросил его, наступит ли когда-нибудь время, когда он сможет рассказать мне о церемонии в Баланканче. Но он сказал, нет. Он дал обещание. Это был единственный случай, когда он отказался ответить на вопрос.

В пещерах Баланканча.

Никогда прежде я не бывал в пещерах Баланканча, поэтому я предвкушал предстоящее удовольствие. Но ни я, ни кто-либо другой в нашей группе не мог ни ожидать, ни даже представить то, что с нами произошло.

Прежде всего, мы ожидали пробыть в пещерах большую часть дня. Это связано с тем, что охрана пропускала внутрь только 10 человек за один раз, чтобы предохранить пещеру. Только за таким количеством людей они могли внимательно следить, чтобы никто ничего не брал и ни к чему не прикасался.

Но Умберто участвовал в наших первых церемониях и видел то почтение, с каким мы относились к сакральным местам майянского народа. Он знал, что Древние разрешили нам там присутствовать. И поскольку именно он открыл это место, в его власти было сделать для нас исключение. Нам сказали, что нам разрешают входить внутрь группами по 20 человек.

Одно это было большим уважением и доверием. Но когда мы начали распределяться на три группы, Умберто убедил охранников сделать для нас ещё большее послабление. Нам было разрешено, как он сказал, войти двумя группами по 30 человек!

Я был замыкающим в первой группе. С огромным почтением мы пробирались по дебрям проходов к полости пещеры. Все птицы и цветы, казалось, склоняли головы. Волосы у меня сзади на шее стояли дыбом.

Мы вошли в пещеру, и ощущение было такое, словно входишь в утробу Матери. Тотчас же моё сердце стало открываться. Это была совершенно непроизвольная реакция на энергии, которые там были.

Мы продолжали путь вглубь Земли, всё глубже и глубже в темноту. Я знал, что это одно из самых священных мест, в которых я когда-либо бывал. Моё сердце открывалось всё больше и больше. Я чувствовал, что то же самое происходит и со всеми остальными, идущими впереди меня.

Я обнаружил, что тихонечко напеваю.

Потом я услышал звук позади себя. Обернувшись, чтобы посмотреть, кто это был, я увидел быстро приближающуюся нашу вторую группу. Я не мог понять, что они здесь делают. Они ошиблись? Они нарушили распоряжение?

Женщина, которая шла первой в этой группе, подошла ко мне, улыбаясь от ощущения святости. «Что вы здесь делаете?» — спросил я.

“Умберто решил дать нам возможность пойти всей группой”, - ответила она.

Я сказал себе: “Конечно”. Было чувство, что так и надо, нам нужно быть там всем вместе. Сердце моё уже было переполнено святостью и красотой этого места, а это неожиданное изменение тотчас наполнило меня почти до краёв.

Так мы и пошли дальше группой в 60 человек, там, куда обычно пускают только по 10 человек, объединённые чувством любви и духовного благоговения, не похожих ни на что, пережитое нами ранее.

Потом мы вошли в основную часть пещеры, где миллионы лет назад грандиозный сталагмит соединился в одно с не менее грандиозным сталактитом, образовав гигантскую колонну. Вокруг этой колонны находились подношения, оставленные там древними майя. На земле вокруг этой центральной колонны были расставлены молитвенные керамические изделия и сосуды, простоявшие так сотни и тысячи лет.

Чувство святости переполняло нас. Моё сердце не могло удержаться от слёз. Я начал плакать. Со слезами, затуманившими мой взор, я огляделся вокруг, и увидел, что все, кто был рядом, тоже плакали.

Мы пришли на землю майя, чтобы ощутить священное пространство сердца. И мы были в нём, в реальном физическом пространстве, оживлённом живыми вибрациями сердца, и существо каждого из нас было в гармонии с этим пространством. Всё моё существо вибрировало!

Когда мы продолжили петлять через каверны, там оказалось ещё два сталактитово-сталагмитовых алтаря с древними подношениями, но чуть поменьше. Чувство святости продолжало нарастать.

Сенот Баланканча.

Точно так же как Тайный Чертог человеческого Сердца всегда ассоциируется с водой, я наконец пришёл в ещё один чертог в той пещере, который притянул меня бассейном с водой. Вода была так чиста, что было едва видно, как она появлялась из соседней пещеры. Эта вода была живая. Действительно живая.

Глядя в этот сенот, ты будто смотришь в другой мир.

Там стояли три человека, из нашей группы и плакали, а когда я приблизился к ним, то мы все устремились в объятия друг к другу.

В то мгновение я знал, что нахожусь с моим племенем. Все в слезах, с открытыми сердцами, мы молились за себя, за майянский народ, за Мать Землю.

Я знал это место. Я чувствовал его прежде в своём собственном сердце. Можете ли вы себе представить, каково это было: присутствовать в этом пространстве физически вместе с другими физическими существами, переживающими то же, что переживаешь ты? Ничего подобного со мной никогда раньше не случалось.

Наконец наши охранники дали нам знак. Наше время истекло.

Развернувшись, чтобы уходить, я не мог говорить. Я едва помнил, как мы выходили из пещеры. Это было похоже на сон.

Следующее, что я помню: я был вне пещеры и шёл к музею. Я сел в одиночестве и закрыл глаза. Вибрации в моём сердце всё ещё продолжались. Потребовалось по меньшей мере полчаса, прежде чем переживание того, что только что происходило, достаточно улеглось, и я смог встать и пойти обратно к автобусу.

Я никогда не забуду этого переживания, и майя, чьи молитвы всё ещё звучат в этом священном пространстве, и замечательных людей, вместе со мной вошедших в Мать. Сидя под деревом, ожидая когда подойдёт вся группа, я вспоминал молитву моего самого сокровенного учителя Цветка Колыбели (Cradle-Flower) из племени таос пуэбло:

Красота передо мной Красота позади меня Красота слева от меня Красота справа от меня Красота надо мной Красота подо мной Красота есть любовь Любовь есть Бог

Дальше, в Чичен Ицу.

Изящный отель земли майя уютно расположился в джунглях Юкатана на границе того места в Чичен Ице, где находится храм. Из Баланканча мы отправились прямо туда, прибыв намного раньше, чем рассчитывали, из-за того, что наше посещение Пещер значительно упростилось.

Письма от Друнвало

Благодаря нашим сильнейшим переживаниям в тот день, даже те, кто никогда прежде не делал этой медитации сердца, смогли очень легко понять, что это такое: почему необходимо переместить сознание из мозга в физическое сердце и как это сделать.

После ужина при звёздах в этом прекрасном месте с пирамидой Сердечной чакры в Чичен Ице мы все вместе вошли в Пространство Сердца.

И наконец Тёмная Сторона.

Теперь, когда все ушли отдыхать, чтобы можно было подняться рано для празднования Равноденствия, для меня наступило время разобраться с проблемой сущности, присутствие которой мы осознали ещё во время первой церемонии в Лабне (Labna) и этим утром в Джибильчальтуне во время церемонии с Кристаллической Головой. Об этом следовало позаботиться заранее, чтобы мы могли спокойно участвовать в церемонии в Чичен Ице на следующий день. В противном случае эта энергия могла воспрепятствовать тому, чего мы все стремились достичь. Игнорировать это было нельзя.

Как я понимал, происходило следующее: внутри этой женщины, участницы нашей группы в этом путешествии находился дух или духи, чьей целью было любым возможным способом сорвать то, что мы делаем.

Поэтому лидеры группы и я встретились и договорились, что необходимо исправить эту ситуацию, прежде чем мы ляжем спать этой ночью, поскольку завтрашний день у нас начинался очень рано.

Но мы не могли решить, где проводить исцеление. По опыту я знал, что женщина будет кричать, когда сущность будет выходить из тела, но нельзя чтобы она кричала в отеле. Кто-нибудь мог вызвать полицию! Что делать?

Мы спросили Умберто, куда можно пойти. Похоже, он понял в чём дело, и предложил нам место возле стоянки автомобилей у гостиницы. Это место было не слишком укромным, но мы решили, что можем поставить туда наш микроавтобус, и проводить исцеление внутри него. Если она закричит, звук будет приглушённый.

В конце концов, всё устроилось. Женщина легла поперёк среднего сиденья в фургоне. Двое людей из нашей группы остались снаружи на случай, если кто-то приблизится. А двое находилось внутри, на тот случай, если понадобится помощь.

Тень древнего жертвоприношения.

Когда я начал входить в контакт с сущностями внутри этой женщины, я понял, что их было несколько, но две из них на самом деле были одной сущностью. И именно эта двойная сущность была чрезвычайно сильной. Она была связана с миром майя и с древними церемониями жертвоприношений. Фактически, эта двойная сущность и её желание творить хаос и были той силой, которая стояла за майянской практикой человеческих жертвоприношений!

Эта двойная сущность жила не только в этой женщине, но ещё примерно в шестидесяти других людях на майянской земле. Она была вплетена и соединена с самой землёй. Она знала, зачем мы приехали, и находилась там для того, чтобы не дать нам освободить майянский народ, обитавший во Внутренней Земле. Её намерение было не дать нам создать равновесие.

Я призвал Архангела Михаила и соорудил золотую октаэдрическую (восьмигранную) пирамиду вокруг тела женщины, которая служила бы вместилищем для выходящих сущностей и была пространственным окном для их возвращения в те миры, для которых Бог изначально сотворил этих сущностей.

Для меня выведение сущности из тела не связано с применением силы. Это связанно с состраданием и общением. По моему опыту, как только духи осознают, что мы отправляем их домой в их мир, где они могут выполнить свою священную цель, они начинают сотрудничать. И конечно, они не сражаются. Вообще-то, они обычно кажутся мне скорее похожими на потерявшихся детей, чем на бесов, жаждущих разрушения.

Мне предстояло усвоить урок.

Меньшие духи были действительно благодарны за возможность отправиться домой, и они ушли без проблем. Но вот последние два, двойная сущность, отказались уходить. Всё тело женщины перекашивалось и вздувалось от их сопротивления.

Хотя они и знали, что я делаю для них, но их участие в древних майянских церемониях жертвоприношений было слишком сильным и непреодолимым. Они не могли от него отказаться. Их привязанность к этой земле и к майянскому народу была всепоглощающей. Веками они побуждали майянский народ делать то, что, как знали сами майянцы в своих сердцах, было неправильно.

В конце концов, у меня не было выбора, кроме как применить большую силу. Эта была роль, которую я прежде никогда не брал на себя.

Используя мою Мер-Ка-Ба, а также мощь и силу Архангела Михаила, мы вместе запустили несколько энергетических волн, которые собирали энергии этой двойной сущности в межпространственное окно, которое перенесло бы их из этого мира в их собственный мир, являющийся их домом.

Хотя они и сопротивлялись, если бы нам удалось это сделать, для них бы это было, всё равно, что попасть на Небеса!

Сначала более слабая часть из них двоих была засосана в воронку с ужасными затруднениями. Она оставила другую, более сильную часть этого духа, которую ещё предстояло удалить.

Но в конце концов, когда мы приложили ещё больше мощи и силы, этот дух, всё ещё сопротивляясь, наконец появился из живота женщины и медленно вошёл в межпространственное окно.

И в тот самый момент, когда сущность покинула тело женщины, по причине мощи этого духа и его связи с землёй Внешний Мир отозвался.

Метрах в тридцати по обеим сторонам от нас, одновременно произошло два явления. Деревья справа от женщины на небольшой территории метров в шесть стали сильно раскачиваться. Огромная ветка сломалась и ударилась о землю!

И симметрично с левой стороны, на том же расстоянии, другая группа деревьев около четверти метра в диаметре, также начала сильно трястись. Словно бульдозер, подкапывал основания деревьев, пытаясь выдернуть их из земли. Хоть это и невозможно (ветра не было), большинство из них сломалось у основания и упали на крышу старого «Фольксвагена», совершенно смяв крышу и кузов автомобиля.

В то мгновение, когда дух покинул женщину, я «видел», что другие люди, которые были связаны с этими духами, и сама земля майя на сотни миль вокруг вдруг очистилась. Это было, словно колоссальной силы ураган мгновенно исчез.

Всё завершилось. Стало тихо.

Теперь земля майя была свободна. И эта женщина была теперь совсем одна в своём теле.

Теперь наша группа действительно была готова к завтрашней церемонии Сердца в Чичен Ице — церемонии, давно предсказанной майянским народом и его календарём: группа старейшин и люди из четырёх углов Земли, молящиеся вместе о том, чтобы коренные народы и весь мир пришли к Миру.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало Конца Времён. Часть 3.

Письма от Друнвало

Исполнение древнего Пророчества.

Пение тропических птиц проникало сквозь деревянные ставни и пробудило меня из одного прекрасного сна в другой, который в тот момент казался таким далёким. Но, наконец, я вспомнил. Это был день, которого я ждал более двух с половиной лет. Хунбац Мен давным-давно прислал мне приглашение на церемонию, предсказанную майянским календарём. Теперь этот день наступил.

Я выскочил из кровати, оделся и поспешил вниз, зная, что у нас плотный график и что важно не делать ошибок. Слишком много людей ожидало этого момента и предвкушало его наступление. Если наша группа опоздает, подумал я, то им придётся начать без нас.

В фойе собралось шестьдесят человек, одетых во всё белое, как просил Хунбац. Их улыбки и бьющая ключом энергия говорили сами за себя. Мы были готовы ко всему, что пошлёт нам жизнь, мы были готовы отдаться этому всем сердцем и вознести наши молитвы. После Пещеры Баланканче сердца наши были широко распахнуты, и наша группа стала единым целым. Жизнь готова была открыть ещё одну главу своей тайны. Кто знает, что нам уготовано? Уж никак не я.

Письма от Друнвало

Прибытие старейшин ожидалось около 10 часов утра. Поэтому, разбившись на небольшие группы на площадках пирамиды, мы просто ждали, беседуя между собой.

Мы ждали и ждали. С нами была группа из Европы, и некоторые стали разучивать национальные песни разных народов. Какое-то время слышалось пение, а потом всё смолкло.

Мы продолжали ожидать. Где же старейшины? Никто не знал.

Ближе к полудню, ко мне подошли и представились женщина и мужчина — жрецы храма в Ушмале. Они были в полном церемониальном облачении, красивые и полные энергии. Они спокойно улыбались и держались размеренно, что свидетельствовало о великом внутреннем духовном Свете. Они хотели поблагодарить нас за то, что мы приехали и принимаем участие в этих церемониях. От имени группы я выразил им нашу любовь и уважение.

Вскоре ещё один человек — жрец инков из Перу, также полностью облачённый в церемониальные одежды, — подошёл к тем, кто стоял под огромным деревом, и стал с ними разговаривать. У него была мощная энергия. Казалось, он находился там, чтобы вдохновить людей на великую церемонию, которая вот-вот должна была начаться.

Но где же был Хунбац? Его не было видно.

Уже был почти полдень, Солнце было высоко в небе. Наконец, до нас дошло известие, что Хунбац со старейшинами задерживается. Полиция перекрыла дороги в полутора милях от храма, и старейшинам пришлось идти пешком.

Мы ещё немного подождали, а потом всплыла ещё одна проблема. Похоже, место церемонии перенесли за Ступенчатую Пирамиду, дальше в глубь леса. И несмотря на отсутствие Хунбац Мена и старейшин церемония была готова начаться.

Я не знал, что случилось с Хунбацем, но мой внутренний голос отчётливо велел мне идти с новой церемонией.

Наш объединённый круг.

Наша группа прошла небольшое расстояние и вышла на большую поляну в джунглях, энергия которой, по ощущениям, была идеальной для того, что мы собирались делать. С нами теперь была группа Каролины Хехенкамп, и все вместе мы образовали большой круг.

Письма от Друнвало

К моему удивлению жрица, которая, по всем признакам, вела церемонию, предложила мне войти во внутренний круг. Она хотела также знать, был ли у нас в группе кто-либо ещё, кому надлежало войти во внутренний круг, и тогда я сказал о Льве-Огне. Честно говоря, этот майянский мир был скорее его, чем мой.

Ещё человек пятнадцать старейшин и представителей коренных народов были приглашены во внутренний круг. Там были и мексиканцы, и американцы. Большинство приглашённых, в числе которых был жрец инков, принадлежало к культурам аборигенных народов. Особенно я запомнил группу из трёх инков из Южной Америки, которые были прекрасны: я ощущал чистоту Матери Земли, исходящую из их сердец.

Письма от Друнвало

В небольшом старинном майянском котле жрица зажгла церемониальные травы и благовония, наполнившие воздух пряным ароматом. Потом она воздела руки, открывая церемонию молитвами к четырём направлениям.

Сохраняя таинство церемонии, жрицы и жрец молились на майянском языке. Их молитвы возносились, сплетаясь с дымком благовоний из котла. Потом говорили и молились люди из внутреннего круга, прося из сердца того, чего жаждали наши сердца — исцеления Земли и её народа.

В том, что мы делали, была красота, сила и точность. Было чувство, словно церемония была запланирована эоны лет назад. Казалось, всё шло так, точно было тщательно отрепетировано.

Но было нечто ещё — аспект, которого я тогда не осознавал, поскольку был глубоко погружён в происходящее. И это было связано с людьми, стоявшими во внешнем круге.

Ввиду того, что каждый из нас, кто проводил церемонию, говорил на родном языке, произнося слова, которые мы хотели направить Духу, наши послания переводились на несколько языков. Одна за другой церемониальные молитвы и чувства разносились над этой огромной поляной на майянском, испанском, английском, немецком, русском, французском языках, доносимые ветром до этой удивительной группы людей, приехавших сюда со всего мира, чтобы помочь миру стать Одним Целым.

Письма от Друнвало

Возможно, тем, что мы объединились с майя и участвовали в этой древней церемонии, мы символически положили конец разногласиям между странами, культурами, расами.

Когда последний дымок из котла проплыл над толпой, и церемония завершилась, мы все устремились друг к другу, словно старинные друзья из давно утерянных племён, обнимаясь, мы давали друг другу не только любовь, но и обменивались телефонами, адресами — всем, что могло помочь нам общаться, дабы вместе хранить ту энергию, которую мы все чувствовали. Мы были Единым Духом.

Хунбац Мен и Старейшины.

Когда я уводил группу назад к пирамиде, подоспел гонец, рассказавший, что произошло с Хунбац Меном и старейшинами. Это походило на кошмар.

Все они в конце концов дошли до Чичен Ицы и были готовы к церемонии. Её предполагалось провести в центре круга, о котором я вам только что рассказал, но по какой-то причине она была организована где-то в другом месте.

Как бы то ни было, на землю был установлен небольшой котёл с травами и благовониями. И когда все старейшины были готовы, они начали церемонию возжжением благовоний в котле.

В этот момент примчалась полиция с огнетушителем и погасила огонь.

Старейшины были разгневаны и начали спорить с полицией, хотя Хунбац хранил молчание, поскольку ожидал, что так и будет, и даже предупреждал об этом.

В заключение полиция прервала церемонию и даже арестовала примерно восемь южно-американских старейшин. Поэтому церемония закончилась, даже не начавшись.

Тогда Хунбац, как он рассказал мне позднее, пошёл искать нашу группу. Но мы были уже погружены в глубокую молитву в нашей собственной церемонии, и он не мог по своим убеждениям присоединиться к нам в этот момент. Поэтому он два раза обошёл вокруг нашего круга и благословил нас.

Он сказал, что если бы мы не приехали туда из разных стран и не провели собственную церемонию, пророчество календаря майя не было бы исполнено.

Мы смотрели в глаза друг другу и были благодарны, зная, что Великий Дух действует не всегда постижимым для нас образом.

Явление Змея.

После завершения церемонии наша маленькая международная группа близких душ присоединилась к огромной толпе людей, собравшихся посмотреть, как «змей» будет спускаться по Ступенчатой Пирамиде.

Это зрелище связано с огромной каменной головой змея у основания северной грани пирамиды. Только в дни солнцестояния тень, принимающая очертания «тела», скользит вниз по ступеням пирамиды, пока не соединится с головой.

В прошлом огромные толпы майя собирались на это зрелище, но позднее о нём почти забыли. Однако, в последние двадцать лет люди снова стали собираться в Чичен Ице в дни солнцестояния. Я сам был там в 1985 году, и как я уже говорил, там присутствовало менее сотни людей, в основном европейцы.

В 1995 году, десять лет спустя, когда я вновь приехал посмотреть, как змей спускается по пирамиде, там уже собралось 42.000 людей, пришедших увидеть это древнее явление. Рост числа желающих увидеть эту церемонию был для меня свидетельством роста духовности на Земле.

Теперь же, 21 марта 2003 года, на церемонии присутствовало тысяч 80 людей — так много, что невозможно было пройти по огромному, поросшему травой полю перед ступенями, по которым змей должен был совершить свой удивительный спуск.

Но увы, утреннее Солнце скрылось за облаками. Днём небо было серым. Не было Солнца, которое дало бы тень.

Восемьдесят тысяч людей со всей Мексики, из Южной Америки и со всего мира расположились на поляне целыми семьями, стоя и сидя со своими завтраками, в ожидании тени, которая могла и вовсе не появиться!

И вот, уже далеко за полдень, облака вдруг расступились и солнце, пробившись сквозь них, сиянием славы осветило пирамиду, бросая тень на её ступени. Собравшаяся толпа в едином порыве волнения издала крик восторга. А потом люди затихли, наблюдая мистическое движение тени «змея».

Письма от Друнвало

Два Сенота.

Покидая финальную сцену с тенью, я вспомнил часть разговора с Хунбац Меном, когда он неожиданно стал рассказывать мне о двух сенотах (бассейнах, наполняемых подземными источниками) в Чичен Ице, и как они соединены друг с другом. Он сказал, что подземная река соединила эти два сенота (cenote) и что Ступенчатая Пирамида была специально построена непосредственно на этой реке. Именно поток подземных вод заряжал пирамиду своей энергией.

Эта информация была важной для путешествия, которое я совершил в 1985 году, когда Тот послал меня в Чичен Ицу. Вот история тех дней, которая поможет вам понять то, что происходит в нынешней поездке.

Чичен Ица 1985 год: Направляясь к пирамиде, мы с Кеном думали, что знаем, где надлежит поместить кристалл. Но когда до пирамиды оставалось около 50 км, мне явился Тот, и внёс радикальные изменения в наши планы.

Я вошёл в изменённое состояние сознания (машину вёл Кен), и Тот сказал мне: «Я знаю, что велел вам поместить кристалл близ северной стороны Ступенчатой Пирамиды. Но теперь я собираюсь изменить местоположение. Я сейчас покажу тебе видение. Ты готов?».

Я ответил «Да», и мгновенно передо мной появилась точка света и стала расти, пока не достигла размера мяча для софтбола. Затем свет раскрылся и стал превращаться в кольцо с отверстием. В конце концов, я видел очень ярко светящийся овал золотого света размером около метра с отверстием наподобие окошка в середине. Было такое впечатление, будто обычная повседневная реальность просто очистилась, обнажив другую такую же, абсолютно обычную реальность.

Внутри кольца я увидел бассейн с водой, окружённый высокими стенами белёсого известняка. Виноградные лозы свешивались в бассейн, а повсюду вокруг были джунгли. Вода была непрозрачная, нефритово-зелёного цвета.

Тот сказал мне: «Ты видишь?» Я ответил, что вижу, но он опять спросил: «Ты уверен? Что ты видишь?» Я рассказал ему о бассейне с водой.

Он сказал: «Тебе нужно поместить кристалл в этот бассейн с водой. Ты понял?».

Я ответил «да», и он исчез.

Я рассказал Кену об этом опыте и через несколько минут мы въехали на огороженную территорию. Пока мы припарковывались, Кен сказал: «Друнвало, в первых трёх местах у нас не было проводника, и нам было нелегко, поскольку мы не знали окрестностей. Давай возьмём проводника на этот раз, ладно?».

Я сказал: «Конечно».

Мы припарковались и уже были готовы выйти, когда Кену в окошко постучали.

Около машины стоял очень старый индеец майя и неотрывно смотрел на нас. Кен открыл окошко и спросил, чего он хочет. «Вам нужен проводник?» — спросил старик.

Конечно, мы тут же наняли его.

Старик майя знал Чичен Ицу сердцем и разумом. Он пять часов водил нас по всем древним постройкам, рассказывая не только их историю, но и фольклор своего народа.

В заключение он сказал: «Теперь я отведу вас к бассейну с водой, благодаря которому Чичен Ица расположена именно в этом месте».

Он провёл нас сквозь джунгли метров восемьсот. После чего мы вышли к бассейну с водой — и моему взору открылась в точности та картина, которую несколькими часами раньше показал мне в видении Тот. От этого у меня возникло странное ощущение — дежа вю в высшей степени!

Старик майя сказал, что это самое священное место в этом районе. Оно считается входом в подземный мир. Многие древние майя отдали здесь жизни, принеся их в жертву.

Потом он сказал нам, что в пятидесятые годы сюда приезжали люди из журнала «Нэшнл Джиографик» и исследовали дно этого священного бассейна. Они нашли там кости примерно трёхсот древних майя. Были также обнаружены тысячи кристаллов, которые его предки разместили в этом бассейне. Он сказал, что представители журнала приезжали во второй раз и ещё раз исследовали дно бассейна, просто чтобы удостовериться, что они извлекли все кристаллы до единого.

Старик посмотрел нам обоим в глаза, подержал нас мгновение за руки и ушёл.

Мы с Кеном точно знали, что нам делать. Мы заложили в кристалл молитвы, как нас просил Тот, а потом бросили его в глубину нефритово-зелёных священных вод бассейна. В тот момент мы знали, что в этом месте наша работа завершена.

Я вспоминал обо всём этом, когда Хунбац Мен рассказывал мне, что другой сенот также нуждается в «подзарядке» кристаллом. Он сказал, что это объединит энергию обоих бассейнов.

И поэтому, уйдя с церемонии со «змеем», спускающимся по пирамиде, я направился к другому сеноту, чтобы исполнить пожелание Хунбаца.

Кристалл ведёт к завершению.

Письма от Друнвало

За несколько минут я нашёл второй сенот и заметил, что нас было ровно четырнадцать человек, считая меня самого.

Я объяснил им то, о чём только что рассказал вам, и было такое ощущение, что все они прошли специальную подготовку. Казалось, что они точно знают, что нужно делать.

Мы взялись за руки, и пустили кристалл по кругу, так чтобы каждый мог вложить в него молитву. Молитвы были о том, чтобы народ майя и Мать Земля опять стали здоровыми. А потом последний бросил кристалл в глубину таинственных вод.

Я чувствовал, как устанавливается связь. Я чувствовал, как появилась энергия, и видел своим внутренним зрением, как два сенота соединились, и как Ступенчатая Пирамида вспыхнула новой и, в тоже время, старой энергией, которой она раньше была наполнена. Я понимал в тот момент важность того, что Тот и Хунбац Мен пытались передать мне. Впервые я почувствовал завершённость.

Зов к Солнцу.

Вернувшись в отель, я нашёл записку, оставленную мне Хунбац Меном, в которой он писал, что хотел бы побеседовать с нашей группой. Он обещал быть с нами, но этого не произошло — пока не произошло. Хотя он был сейчас чрезвычайно занят, он должен был сдержать обещание.

Собравшись у плавательного бассейна в отеле, мы образовали полукруг, и ожидали Хунбаца. К тому времени стемнело. Звёзд не было и мягкий свет из отеля создавал для нас особую атмосферу.

Хунбац прибыл и рассказал, что произошло в этот день. Он извинился перед нами и поблагодарил за проведённую церемонию. Ибо без нашего участия, сказал он, Работа не была бы завершена.

Он говорил нам о том, что все мы являемся учителями нового мира, и о нашей ответственности в этом качестве.

А потом он научил нас священному песнопению, обращённому к богу солнца майя, Кину (Kin). И поскольку многие в нашей группе уже «вспомнили» майянское наследие своего прошлого, исполнение этого песнопения пробудило в нас удивительное чувство того, что мы находимся одновременно в двух местах сразу: в древнем, древнем прошлом и в сегодняшнем дне.

Так завершался наш день в Чичен Ице: мы сидели все вместе под звёздами, распевая и «вспоминая» наши древние связи.

Мы были настолько наполнены эмоциями и ощущением тайны, что, казалось, вместить больше мы уже не могли бы.

Если бы мы знали, как много ещё нас ожидает впереди, нам было бы трудно в это поверить. Воистину, мы едва лишь начали.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Конец Времён 2003.

Дорогие,

На сей раз это не продолжение моей истории на Юкатане, изложение которой я прервал, чтобы поделиться с вами некоторыми своими чувствами и переживаниями. А к Сакральному Путешествию мы ещё вернёмся.

Как вы прочитаете, моя жизнь большей частью превратилась в непрестанную молитву «из сердца». Я надеюсь встретиться там с вами.

Не конец ли это Времён.

В этом месяце мне посоветовали поделиться с вами тем, как я воспринимаю время, в котором мы живём сейчас. Историю о нашем сакральном путешествии к Чакровым Храмам майя на Юкатане я продолжу и завершу. Но сейчас сами майя, а также хопи говорят, что необходимо взглянуть на то, что происходит в текущей реальности. Мои ангелы, похоже, согласны с этим, но предлагают сделать упор на реальности внутренней, а не внешней.

Как многие из вас знают, майя предсказывали, что начиная с 16 августа 2003 года, в поток мировых событий начнёт вливаться новая энергия — энергия, которая быстро приведёт к хаосу и разрушению в повседневной жизни. В результате этого, природные катаклизмы, по словам майянских старейшин, будут происходить по всему миру до декабря включительно (см. статью Митча Баттроса в «Духе Маат за август 2003 г. «Майянские старейшины предсказывают предстоящие изменения на Земле»).

Хопи также подготовились к колоссальным изменениям, предстоящим в то же самое время. Как говорят праотцы хопи: «Вот оно, наступило время, которого мы ждали». Они «задраили все люки» на земле хопи, приготовившись к обычно происходящему крушению обычной жизни и утрате прелестей «цивилизации».

Предстоящий период, о котором говорил в прошлом месяце Митч со слов майянских старейшин, уже ясно дал о себе знать самым крупным отключением электричества в истории.

Действительно ли Конец Времён начался? Было столько разных предсказаний подобного толка, которые не осуществились. Не случится ли так, что и настоящее предсказание окажется ложным?

Насколько известно мне, майя никогда ранее не выпускали в свет конкретных предсказаний такого рода — не воздействуя таким образом на текущие события — но означает ли это, что мы можем доверять тому, что они говорят сейчас?

Я не знаю ответа на эти вопросы. Единственное в чём я уверен, так это в том, что мы это скоро узнаем.

Я могу, однако, поделиться с вами тем, что мне приходит и что я переживаю. Могу лишь вам рассказать, что со всем этим делаю я. И если мои слова отзовутся в вас, то возможно вам будет легче найти свой собственный путь через то, что может оказаться тяжёлым временем.

Изменение Внутренней Реальности.

В январе этого года — задолго до того, как были обнародованы последние заявления хопи и майя, ангелы сказали мне, что лично моя жизнь изменится в августе и сентябре этого года, и мне нужно быть готовым к этому. Они сказали, что изменения будут продолжаться до декабря включительно.

Мне сообщили не о широкомасштабных разрушениях на физическом плане, а том что произойдут колоссальные изменения во мне самом. Ангелы говорят, что одним из проявлений этих перемен, станет полное изменение моего подхода к обучению.

Я думал об этом сотни раз. Что это означает? Я не знаю этого до сих пор, но я знаю, что всё в моей жизни, как во внешней, так и во внутренней, сейчас изменяется.

Сейчас мои водители призывают меня всё время оставаться в сердце, и это является всепоглощающей основой моей реальности, я медитирую все дни напролёт, осознавая каждое своё дыхание. По рекомендации моих Водителей, моё дыхание стало “двойным”: сначала я вдыхаю воздух. На следующем дыхании я вдыхаю воду. Потом всё повторяется: воздух, воду; воздух, воду.

Я не знаю полного значения этих образов, которые для меня столь реальны. Может быть это «ум, сердце; ум, сердце»? Безусловно, таковы значения воздуха и воды в древней алхимической традиции.

Я знаю, что из этого пространства чередующегося дыхания в сердце, мне необходимо выполнить три поставленных передо мной задачи (одна завершена, другая началась), и что мне необходимо непрерывно молиться за этот мир.

Поэтому сейчас, независимо от того, насколько я занят во «внешнем мире», я стремлюсь совершать это уравновешивающее действие и исполнять все многочисленные «задачи» в физической реальности, оставаясь при этом в сердце и осознавая каждое своё дыхание.

Это очень трудно. Я чувствую, что я не выполняю свои «задания» по-настоящему хорошо. Но я очень стараюсь. Это единственное, что каждый из нас может делать.

Чтобы быть готовым.

Те из вас, кто меня знает, понимают, что от меня никак нельзя ожидать советов, как вам себя чувствовать, что делать или что думать. Но если ваше внутреннее чувство подсказывает вам как реагировать на наступающую реальность, возможно, имеет смысл просто к ней подготовиться.

Мне известно, что люди вокруг меня очень хорошо чувствуют эти энергии, и они накапливают силу и спокойствие, делясь ими друг с другом. Один из моих знакомых обнаружил, что ему нужно медитировать в группе, медитации в одиночку сейчас для него не эффективны. Другие замечают, что «на их кнопочки» нажимают тем или иным образом, требуя от них учиться сохранять сердечное спокойствие посреди того, что выглядит как разрушение.

Совсем непросто помнить, что мы творцы, когда что-либо ввергает нас в «двойственность» и привычные реакции. Но именно об этом нас просят.

Быть готовым для меня совершенно определённо включает также и физические приготовления. После отключения электричества 15 августа, например, ни в одном магазине на северном побережье не осталось ни одной свечи и ни одной бутылки с водой, а это означает, что многие, пытавшиеся купить свечи и воду, не смогли этого сделать. Я бы не хотел оказаться одним из тех, кто нуждался в воде и свете. По моему, разумно иметь под рукой достаточный запас свечей, воды, и пищи, чтобы семья могла пережить период, когда эти товары будет не так легко приобрести.

Другая сторона подготовки духовная. И за последние три года ответ на вопрос о духовной готовности был предметом обсуждения на страницах нашего журнала. Мы пытались осветить эту тему со всех возможных сторон.

«Дух» действует таким способом, что возможно, лучший для вас ответ вы найдёте, просто попросив помощи, и дождавшись, когда она будет оказана. Возможно, вы обретёте понимание, если, последовав импульсу, просто просмотрите разные выпуски «Духа Маат» или любую другую духовную литературу или публикации, которые вам по душе.

Наш следующий выпуск «Духа Маат» также может оказаться полезным. Во всяком случае, таково наше намерение. В нём будет всё об ангелах, и о нашем партнёрстве с ангельскими сферами.

Для большинства из нас подготовка проходила в течение многих лет. Пришло время переходить от слов к делу и помочь привести этот мир в равновесие.

Как уже говорилось ранее мной и многими другими, мы рождаем новую реальность — но из-за сопротивления, свойственного природе самой физической реальности, процесс рождения редко бывает лёгким и безболезненным.

Но чудо, рождающееся в этом удивительном процессе творения, стоит того.

Я люблю вас, ребята,

Друнвало.

Начало Конца Времён. Часть 4.

Письма от Друнвало

Майянские и другие пророчества о значительных переменах на Земле до конца этого (2003) года пока ещё не исполнились. Но мы чувствуем необходимость внимательно следить за событиями следующих трёх месяцев. Будем держать вас в курсе происходящего.

А сегодня мы продолжим историю приключений небольшой группы друзей со всего света, следующих инструкциям майя, как живущих на поверхности в наши дни, так и обитающих внутри Земли в другом измерении.

Путешествуя на юг.

На следующий день после праздника Солнцестояния в Чичен Ице, когда церемонии и молитвы всё ещё звучали в наших сердцах, мы покинули гостиницу «МайяЛэнд» (земля майя), и обратились лицом к Квинтана Ру (Quintana Roo). В этот день мы должны были проследовать в Тулум (Tulum) — место расположения пятой майянской чакры (также как человек выражает свою истину через пятую чакру в теле, так и Тулум является майянским центром звука, а также вибрации и гармонии музыки). На пути к гостинице на мексиканском курорте Карибского моря мы должны были заехать в Кобу (Соьа) — пожалуй, самый крупный древний город на Юкатане, хотя его большую часть ещё только предстоит раскопать. Ближе к вечеру мы должны были пойти к находящемуся в частном владении сеноту (senote), спрятанному в глубине тулумских джунглей, одному из сотен в Квинтана Ру.

Во время нашего долгого переезд в Кобу, мы после такого множества сюрпризов отказались от всяческих ожиданий. Подобно детям мы захватили с собой теперь лишь открытые сердца и шире раскрыли глаза. Мы просто ждали, когда Бог укажет что нам дальше делать.

Исследуя древний город.

В Кобе мы нашли огороженную площадку со множеством небольших местечек где можно было перекусить на открытом воздухе под навесом из пальмовых листьев, где мы и пообедали. Одной из особенностей местной кухни было свежее кокосовое молоко, которое мы потягивали через соломинку прямо из ореха. После обеда мы прошли в храмовую часть Кобы.

Коба впечатляет. Когда-то здесь на территории площадью около 130 квадратных километров жило около сорока тысяч майя. Огромный древний город, первоначально окружавший Кобу, был настолько велик, что если бы мы могли видеть его таким, каким он был тысячу с лишним лет назад, мы бы, наверное, изменили своё представление о том, кем были майя. С вершины Великой Пирамиды в Кобе, Нооч Муль (Nohoch Mul), видны все свидетельства чрезвычайно развитой цивилизации.

Письма от Друнвало

Существование этих дорог, заметил Умберто, озадачивает, потому что у майя не было ни транспорта на колёсах, ни даже лошадей. Возможно, дороги использовались для религиозных процессий. Наверняка, их система дорог была связана с майянским календарём. Похоже, они являются частями колоссальной астрономической «машины времени».

Одно из очарований Кобы — это машины-велосипеды. Посетители, которым не хочется совершать длинный путь от ворот Кобы до Великой Пирамиды, могут прокатиться на такой машине. Приводимые в движение усилием человека, они очень похожи на четырёхколёсных рикш, только водитель едет на велосипеде, а не тянет повозку за собой. Мы не видели такого больше нигде на Юкатане.

В Кобе я шёл к Великой Пирамиде, Нооч Муль, и мне было интересно, увижу ли я то, что уже видел в свой прошлый приезд несколько лет назад.

В 1985 году Великая Пирамида представляла собой не более чем небольшой каменный дом на вершине большого холма. Сейчас я увидел, что она полностью расчищена, и теперь это самая высокая пирамида на Юкатане. В это было трудно поверить!

С тех пор как я был здесь последний раз, были раскопаны ещё многие пирамиды, храмы и другие постройки, общее число которых, по оценкам, составляет 6.500. Сейчас Великая Пирамида, не смотря на свои размеры, выглядит почти незначительной среди столь многих других в этом обширном комплексе. Было удивительно видеть раскопанные памятники и обозначенные планы построек, которые раньше были сокрыты.

Энергия этого места была фантастическая.

У нас не было запланировано церемонии в Кобе, а лишь получение впечатлений и сокровенное общение. Поэтому у всех в группе была возможность исследовать всё самим и, подобно испаряющейся воде, они быстро исчезали среди деревьев, осматривая все части этого древнего города. А далее, подобно туману, когда все капельки собираются вместе мы находили друг друга, медитирующими в удивительных местах. Мне было там так здорово. Ощущения были замечательные.

ОгоньЛев (LionFire) ещё раньше говорил нам, что существует целое таинство спуска с майянских пирамид в танце. Этот танец сам по себе является церемониальным действом, настраивающим человека на звуки сотворения пирамид. С тех пор, как мы услышали об этом, Коба была для нас первой такой возможностью — спуститься в танце с пирамиды. Было наслаждением наблюдать как один особенно степенный член группы весело и легко сбегает вприпрыжку по каменным ступеням Нооч Муль под ритм затерянной майянской флейты.

Слишком скоро, однако, мы все должны были оставить наши веселья и игры в Кобе, чтобы познакомиться с сенотом — следующим местом нашего маршрута, и вовремя прибыть в "Авентура Спа Палас", курортный отель на «Мексиканской Ривьере».

Посещение Сенота.

Письма от Друнвало

Берега этого сенота были очень крутые, они почти отвесно уходили вниз, поэтому мы даже не пытались впитать его исцеляющие воды, поплавав в них. Мы сели на камни на краю сенота и общались с духами этого места.

Здесь была только наша группа. Было очень тихо. С нависавших деревьев в прозрачные воды спускались плети вьющихся растений. Поверхность сенота отражала всю зелень джунглей и голубизну неба. Было ощущение, что это место очень священно. Мы все как один надолго погрузились в молчаливую медитацию, наполняясь красотой и покоем.

"Всё включено".

У Дианы Купер, нашего организатора и драгоценного друга, на тот вечер и на следующий было запланировано для нас нечто совершенно особенное. Ибо "Авентура Спа Палас", где мы остановились, был курортным отелем около Тулума, прямо на Карибском море, в стоимость которого были включены все услуги.

Авентура — это действительно прекрасное и роскошное место, и даже более того. Ибо «всё включено» в обслуживание означает, что гости могут есть и пить абсолютно всё, что есть в отеле, без какой бы то ни было дополнительной платы.

Мне сказали, что в тот вечер было порядочное количество роскошных вечеринок.

На следующее утро после обильного «бесплатного» завтрака в огромной столовой мы отправились в Тулум.

Тулум, 1985 год: Когда мы с Кеном впервые приехали в Тулум в 1985 году, наши чувства были взбудоражены великолепной игрой красок: зелёные деревья джунглей перемежались более светлой травой и уравновешивались удивительно неподвижным бирюзовым океаном и серо-белыми камнями храмов.

Запах океанского воздуха манил сесть и впитать всё это в себя.

Наконец, мы вспомнили, зачем сюда пришли, и вынули наш маятник. Мы находились в горловой чакре, и впервые, следуя указаниям Тота, нам предстояло самим найти подходящее место для размещения кристалла, который мы с собой привезли.

После Чичен Ицы мы были столь самонадеянны, что чувствовали себя так, словно шли по дороге из жёлтого кирпича, и ничто не могло нас остановить.

Но это чувство быстро прошло. Через два, а может, три часа работы с маятником стало очевидно, что мы не знаем, как найти нужное место. Просто вибрации здесь были слишком сильные. Словно мы пытались одну из сотни скрипок, игравших одновременно одну и ту же мелодию!

Помню, я посмотрел на Кена, я сказал ему: «Не думаю, что я смогу это сделать».

Но выбора у нас не было. Нужно было продолжать.

Наконец, через пять часов я начал ощущать разницу в энергии. Мне удавалось каким-то образом чувствовать уникальность каждого места, и я «знал», куда нужно идти.

Письма от Друнвало

У нашего кристалла были такие же вибрации, как и у храма. И во мне появилась уверенность, что это то самое место, когда я увидел, что кристалл того же цвета, что и роспись в этом храме.

Мы заложили кристалл неподалёку от храма, потом постояли снаружи, глядя на океан. Дело было сделано.

Хотя наша небольшая группа Единства никогда прежде не видела этого места, для меня сейчас всё было таким знакомым.

Чудо в небе.

Восемнадцать лет прошло с тех пор, как я был на земле Тулума. Правительство застроило район таким образом, чтобы было легче контролировать туристов, а в эти дни их было много, поскольку были выходные.

Но ничто не мешало мне: ни толпы народа, ни перемены. У меня было ощущение, что всё что здесь должно произойти, будет прекрасно и важно для приведения в равновесие энергий майя.

Сначала мы все разошлись в разных направлениях, осматриваясь. В это время я пытался вспомнить, куда мы поместили тот самый кристалл. Это было так давно! Но минут через двадцать я нашёл его. Как только я взглянул на фрески внутри собора, я тут же вспомнил, что это то самое место.

Стоя возле храма, я внимательно осматривал район Тулума, подыскивая место, где можно провести церемонию. Через несколько мгновений я увидел на всём поросшем травой пространстве вокруг храмов Тулума, одну область, которая, казалось, светилась сильнее других. Я пошёл прямо туда. К этому моменту вся группа была в сборе, и поэтому все последовали за мной.

Место было идеальное. Что это было или почему, я не знал, но оно было идеальным.

Я выбрал точку, которая стала центром нашего круга, положил на землю ткань, чтобы выложить Алтарь, и отметил четыре направления. Кто-то из группы дал мне большой кристалл, и я поместил его в центре Алтаря. Потом остальные члены группы положили туда свои предметы и кристаллы.

Вскоре всё было готово для церемонии.

Из тех, кто вызвался, я выбрал четверых, двух женщин и двух мужчин, чтобы они удерживали четыре направления. Эти четверо стояли в тех направлениях, которые они представляли, лицом к центру круга. Все они по очереди произнесли молитву, и каждый из них «стал» соответствующим направлением, обеспечивая защиту внутреннему кругу.

Я стал на колени в центре круга, представляя направления вверх и вниз, и вознёс молитвы, чтобы опечатать внутреннее пространство для начала церемонии.

А теперь я расскажу вам о том, что произошло во время этой очень мощной церемонии на «внутренних планах».

В те минуты, когда происходило открытие церемонии, некоторые майя, живущие во внутренней Земле вступили в контакт со мной. Эти существа вошли в церемонию вместе с нами, и многие ещё должны были присоединиться.

Чтобы помочь тем, кто не мог «видеть», я начал говорить и описывать то, что происходило вокруг нас в четвёртом измерении.

Сначала трое старейшин майя вошли в наш круг с севера и встали перед Алтарём. Было очевидно, что старший из трёх, который стоял в центре, был среди них главным. Он стал говорить по-майянски, приглашая остальных членов своего племени выйти на поверхность.

Теперь четверо индейцев майя — два мужчины и две женщины — пришли и встали за каждым из наших людей на всех четырёх направлениях, своим знанием и пониманием ещё сильнее опечатывая внутренне пространство. Затем ещё человек тридцать индейцев майя распределились вокруг нашего круга.

Как только это произошло, началось взаимодействие с ними нашей группы. Основной интерес майя заключался в обретении контроля над окружающей средой, особенно над дождём, чтобы привести в равновесие как внешний, так и внутренний мир, которые вышли из равновесия. Дело в том, на полуострове Юкатан стояла жестокая засуха. Уже много месяцев там не было дождя.

Сначала майя «построили» огромную энергетическую пирамиду в четырёх направлениях, каждая из сторон которой протянулась более чем на 3 км. Эта пирамида стала центральной «горой» для вызова дождя. Они могли контролировать высоту горы и тем самым регулировать количество осадков, выпадающих в этом районе полуострова.

Чтобы расширить сферу воздействия пирамиды, майя создали другие пирамиды, которые вместе составляли нечто вроде горной цепи, протянувшейся на многие километры на север.

Когда всё это было завершено, главный старейшина майя объявил, что дождь пройдёт до завтрашнего дня, и засуха закончиться.

В заключение церемонии майянские старейшины попросили нас обратиться к Солнцу, пропевая его имя «Кин». Все, и майя, и наша группа, пропели имя Солнца несколько раз. На последней ноте мы воздели руки к небу и открыли глаза.

Круг распался, и мы, делясь друг с другом впечатлениями, стали расходиться, когда все услышали радостный возглас: «Смотрите! Смотрите на Солнце!» Это был Лев-Огонь, он указывал на небо.

И тогда мы все стали свидетелями того, что доводится видеть лишь немногим. Ибо вокруг Солнца в этот ясный и безоблачный день была идеальная, сверкающая, круглая радуга, настолько яркая, что выделялся каждый её цвет.

В это мгновение мы все осознали, что мы только что сделали и что мы делаем во время этого путешествия. Благословение Великого Духа было столь глубоким, что не было слов его выразить. Моё сердце открылось так широко, казалось, я могу слиться с Землёй вместе с народом майя, который теперь возвращался в свой внутренний мир. Это было так прекрасно!

Интересно, что о нас думали сотни туристов и их дети, видя как все обнимаются, кричат и широко, до ушей улыбаются, говоря друг с другом на четырёх или пяти языках.

Хотя в тот момент я даже не осознавал, что в Тулуме был кто-то ещё, кроме нас.

В этот момент большинство из нас побежали к океану и прыгнули в чудесные бирюзовые волны, которые подбрасывали нас, как поплавки на леске. Те, кто не захватил с собой купальников, прыгали прямо в одежде, и все мы плескались, смеялись и забавлялись. Это было здорово! Жизнь была великолепна!

А в небе над нами волшебная радуга по-прежнему окружала яркое Солнце. Это продолжалось долго, очень долго.

Ещё одна Кристаллическая Голова.

Письма от Друнвало

Когда я соединился с этим кристаллом, я был представлен единственному мужчине, жившему внутри, который ещё раз показал мне, как древние майя использовали эти кристаллы.

Он утверждал, что избирался человек, который должен был умереть. Затем дух этого человека входил в кристалл и пребывал в нём до свершения предназначения кристалла. В молочно-белом кристалле в Джбилчалтуне обитателями головы была пара — мужчина и женщина — и праматерь. Но если в этом кристалле и была праматерь, то я её не видел. Возможно, она там была, но не позволила себя увидеть.

Похоже, что все предназначения кристаллов связаны с вмещением и сохранением знания и памяти древних майя до Конца Времён — того времени, в котором мы сейчас живём.

Я не знал, почему в энергии нашей небольшой группы входило так много кристаллических голов. Но Хунбац Мэн предсказывал, что это произойдёт.

Той ночью, вскоре после нашего возвращения в фантастический отель, небо раскрылось, и полил дождь — настоящий ливень. Когда это случилось, я взглянул на небеса, закрыл глаза, и поблагодарил Бога за это благословение и второе признание наших молитв и церемонии. Я ничего не мог поделать — я вновь ощутил, как это уже было однажды, что это была «подходящая» группа для того, что мы делали.

Перед возвращением в Ушмаль и назад в Мериду нам предстояло провести ещё две церемонии. Но сначала должны были пройти два процесса, дабы подготовить нас всех, а возможно и мир. Нам было необходимо освободиться от негативных мужских и женских энергий прошлых тысячелетий.

Для многих ощущения, вызванные этими двумя процессами, которые прошли на двух пирамидах, символизировавших Тёмную Сторону мужской и женской сексуальной энергии, были самыми глубокими из всего, что произошло с ними во время путешествия.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало Конца Времён. Часть 5.

Письма от Друнвало

Энергия в Тулуме так возросла, что все мы знали, что наше путешествие и дальше будет разворачиваться чудесным образом независимо от нас. Лишь Мать Земля и древние майя знали, что должно произойти и куда это всё ведёт.

Именно об этом современные майя сказали потом всем нам. В августе 2003 года, они иносказательно поведали нам, что к 15 декабря 2003 года мы войдём в новый мир. И что в этом промежутке времени повсюду вокруг нас возможно будет хаос.

Я сознаю, что наше путешествие на Землю майя продемонстрировало какого рода изменения ожидают всех нас. Ибо воистину наш мир является сном, и его природа становится всё более очевидной.

Фактически, Сновидящий вот-вот проснётся! И, что ещё более важно, — сам сон теперь может быть изменён.

После 8 ноября 2003 года, когда произойдёт полное лунное затмение, и будет иметь место Большой Секстиль планет — астрологическое событие, названное Гармоническим Согласием, мы все вскоре осознаем, что сон на самом деле является «лишь светом и намерением». Это моё убеждение. Портал в Четвёртое Измерение начнёт широко открываться.

Что это означает? Это означает, что мы находимся вне времени. Теперь мы реально должны взять ответственность за свои мысли, чувства и эмоции. Ибо каждый из нас Сновидящий. И то, что мы сновидим, станет реальностью в этом мире.

Внутренние Миры и Внешние Миры начнут сливаться Воедино. В это верят не только майя, но и многие другие группы, а также предсказатели. И создавая это Единство, мы должны сначала сжечь остатки двойственности, негативность, с которой мы так долго жили.

И соответственно, следующая фаза нашего Священного Путешествия по Земле майя является, очевидно, примером подготовки, которую все мы сейчас проходим. За два дня путешествия из Тулума в Паленке мы все прошли через ряд связанных между собой переживаний и церемоний, которые, видимо, предназначались для того, чтобы перенести нас всех на следующий уровень бытия.

Как мы поняли, главный аспект полярного сознания в нашей эволюции был представлен двойственностью мужского и женского начала. И поэтому естественно, что, исцеляя этот аспект, наша группа стала одним целым.

Как и все церемонии посвящения, наша церемония началась с очищения. А закончилась она освобождением от негативной стороны женской энергии, которая во все века была столь очевидной.

Когда мы вышли из заключительной церемонии объединения в Чиканне, ставшей для многих кульминацией нашего путешествия, мы воистину были готовы взять на себя ответственность за помощь миру в интеграции всех аспектов двойственности и войти в Единство.

Лагуна Бакалар.

Покинув Тулум, мы отправились в Паленке, на несколько сотен миль к юго-востоку от нашего исключительно гостеприимного отеля. За два дня пути нам предстояло посетить несколько значительных мест. В одном из них, под названием Кохунлич (Kohunlich), в продолжение моего предыдущего путешествия с Кеном Пэйджем нам нужно было заложить кристалл. В других, не менее значимых местах, нам нужно было провести мощные церемонии, чтобы вывести себя из двойственности мужского и женского аспектов прошлых тысячелетий и подготовиться к работе более высокого уровня, которая нам ещё предстояла в Паленке.

Подготовка очищением для этих церемоний началась для нас на следующий день после Тулума у большого прекрасного сенота под названием Лагуна Бакалар. Благодаря своим переменчивым краскам, он известен как «Семицветная Лагуна». Выехали мы туда рано утром, а добрались сразу после полудня.

Лагуна Бакалар известна своими очистительными, уравновешивающими и заземляющими свойствами, а это как раз то, что нам было необходимо, чтобы подготовиться к предстоящему.

То, что произошло в этом сеноте, по-видимому, произвело на разных людей совершенно разные впечатления. На берегу лагуны был ресторан, где подавались омары и другие замечательные морские деликатесы, которыми мы все насладились. Но после еды, люди разбрелись в совсем разных направлениях.

Письма от Друнвало

Самому мне не удалось окунуться. Вместо этого, пока мы были в лагуне, меня пригласили провести освобождение от сущности — исцеление, подобное тому, которое мы произвели с женщиной в Чичен Ице. Этот случай был не таким напряжённым, но я понял, что негативная энергия, с которой мы имели дело в этом путешествии, всё ещё нуждается в нашем внимании, прежде чем мы как группа сможем войти в Свет.

В этой Голубой Лагуне мы столкнулись также с трагедией, хотя слава Богу, не нашей. Ибо как раз, когда мы ели, плавали, исцелялись и играли, один мужчина, проводник другой группы, по-видимому избрал Лагуну Бакалар местом для прыжка в Высшие Сферы. Его друзья видели, как он плавал на середине этого огромного прекрасного озера. А когда они посмотрели туда в следующий раз, его не было. К моменту нашего отъезда прошло более часа с тех пор, как он исчез.

Мы не могли остаться, поэтому не знали, чем всё кончилось. Хорошо поевшие, счастливые, но слегка задумчивые из-за случившегося, мы сели в автобус и поехали в отель в Четумале (Chetumal), столице Квинтана Ру, всего в нескольких милях к северу от границы с государством Белиз.

Кохунлич — Третий Глаз.

На следующее утро мы поехали в Кохунлич — место чакры Третьего Глаза, где нам предстояло завершить церемонию с кристаллом, которую я с Кеном начал много лет назад.

Кохунлич, 1985 год: Когда восемнадцать лет назад мы с Кеном впервые попытались добраться до Кохунлича в Квинтана Ру, мы столкнулись с «природой Сна», о которой я говорил во введении к этому письму.

Точно так же, как наша группа этой весной, мы с Кеном провела ночь в Четумале. Затем рано утром следующего дня, нетерпеливо запрыгнув во взятую напрокат машину, возбужденные, словно малые дети, мы приготовились ещё раз следовать указаниям Тота.

Жители Четумала дали нам карту, на которой чётко показано, как добираться до Кохунлича. Они сказали нам, что это место было только что открыто, и пока была раскопана только одна главная пирамида.

В считанные минуты мы «отправились к волшебнику».

Отчаянные поиски Кохунлича.

Сама карта и указания выглядели довольно простыми, поэтому мы не очень-то над ними размышляли. Но когда мы прибыли на место, где согласно карте должен быть Кохунлич, его там не оказалось. В том месте не было ничего, даже отдалённо напоминавшего Кохунлич.

Не зная что делать, мы отправились назад в город, предполагая, что те, кто выпустил карту, могли ошибиться, и пытаясь понять, кто бы мог знать, где находится Кохунлич.

При въезде в Четумал, мы увидели шедшего по улице человека, похожего на официального представителя власти. Мы подъехали к тротуару поговорить с ним и показали ему карту. «Нет, нет, — сказал он, — Кохунлич не там. Здесь ошибка. Я возил туда раньше своих детей, и точно знаю, где он находится». Он показал нам место его нахождения на карте, и рассказал, как туда добраться.

Мы поблагодарили этого человека и немедленно отправились туда, чувствуя себя слегка разочарованными, что потеряли так много времени. В пути мы подшучивали над составителями карты, поскольку место, куда нам теперь следовало ехать согласно указаниям, не находилось даже рядом с отмеченным на карте.

Но когда мы прибыли на место, куда нам было сказано ехать, Кохунлич там тоже не оказалось.

Теперь мы на самом деле немного расстроились. Дважды мы потратили более чем по часу в поисках этого места, но всё понапрасну.

На обратном пути в Четумал мы решили, что больше не допустим ничего подобного. Мы очень тщательно продумали, кто может знать местоположение Кохунлича, и решили найти водителя такси. Водителям такси, рассуждали мы, приходилось возить людей до этого места, поэтому они наверняка знают, где оно находится. Поэтому, когда мы въехали в город, то нашли такси и попросили водителя рассказать нам, как добраться до Кохунлича.

Этот парень сказал: «Ах да, я знаю, где это. Я вожу туда людей всё время. Дайте-ка мне вашу карту, я вам покажу». Он посмотрел на карту, рассмеялся, увидев те два места, куда мы уже съездили. «Боже, так ошибиться. Здесь! Вот где это расположено. В этом я уверен». Он даже прямо на карте нарисовал нам маршрут, как туда добраться.

Мы поблагодарили его, дали на чай, и уехали, уверенные, что наконец-то мы доберёмся до Кохунлича.

Но де жа вю (ощущение, что подобное уже происходило с вами в прошлом — прим. ред.) настигло нас снова. Уже в третий раз. До сих пор каждая наша попытка оканчивалась неудачей, Кохунлич избегал встречи с нами. Я по-настоящему задавался вопросом, а существует ли Кохунлич вообще.

И поэтому, чувствуя, что снова потерпели поражение, мы съехали на обочину, заглушили мотор, откинулись и просто стали смотреть на джунгли. Что ещё делать, мы не знали.

Через некоторое время Кен прервал мрачную тишину. «Друнвало, — сказал он, — этот храм соответствует Третьему Глазу, правильно?».

«Да».

Он смотрел прямо на меня. «Может, только так его и можно найти».

«Ч… что ты имеешь в виду», — сказал я, заикаясь.

«Может, нам нужно использовать свой Третий Глаз и психические способности, чтобы найти это место? Может, Тот испытывает нас таким образом? Наверное, нам нужно использовать свои способности видеть и чувствовать на расстоянии».

В этом путешествии я ещё не думал в таком направлении, и никогда ещё в своей жизни я не слышал, чтобы Кен так говорил. Но, безусловно, в этом был смысл, и я чувствовал, что он прав. «Хорошо, давай так и сделаем. Что ты предлагаешь?».

Он ответил: «Используй свои психические способности, чтобы найти Кохунлич. А я поведу машину».

«Вот здорово, благодарю тебя, Кен».

Ну вот, я закрыл глаза и обратился внутрь, задавшись вопросом, где находится Кохунлич, а через несколько мгновений я снова открыл глаза. По моему мнению, то, что произошло дальше, больше чем какое либо другое отдельное событие повлияло на то, что Кен открылся тонким мирам и высшим возможностям.

Я велел Кену развернуться и ехать назад другим путём. Проехав несколько миль, я почувствовал энергию Кохунлича в другом направлении, и указал на дорогу, куда, как я думал, следовало повернуть. К тому времени мы оба понятия не имели, где мы находились. Но Кен повиновался без возражений.

Таким образом мы проехали около 140 км, наверное, часа за полтора. Хотя мы совсем заблудились, но каждый раз, когда мы подъезжали к выглядевшему подходящим перекрёстку, я обращался внутрь и принимал решение.

И тогда это произошло. Мы двигались сквозь заросли джунглей по небольшой грязной дороге в полной глуши, когда появился крошечный дорожный указатель «Кохунлич». И на нём была маленькая стрелка, указывающая направление.

Кен так разволновался, я думал с ним сейчас случится сердечный приступ. В тот момент он точно видел, что человеческий дух действительно способен познавать, черпая из неизвестного. Этот наглядный опыт не оставил места сомнениям. Что касается меня, то я оценил ту мудрость, направлявшую события этого дня. Для Кена же это перевернуло всю его жизнь. Этот момент изменил его навсегда.

Греческие Руины в джунглях Юкатана?

Письма от Друнвало

Я говорил, что это место, по словам Тота, соответствовало шестой чакре, Третьему Глазу. Но до сих пор ни что не говорило о том, что это было известно древним или современным майя. И всё же на фронтоне этой раскопанной пирамиды мы нашли барельеф, изображавший великое множество лиц. Высотою более 180 см, они походили на древних правителей майя, по крайней мере, так я тогда думал. А в центре лба каждого из этих лиц, точно на месте Третьего Глаза, находилась круглая выпуклая точка — совсем как изображают Третий Глаз в современной Индии.

Когда Кен такое увидел, это послужило толчком для его дальнейшей трансформации, которая стала очевидной во время последующих событий в этот странный день.

Взволнованные, мы достали свой маятник и стали искать «подходящее» место, где следовало поместить кристалл. Мы были в приподнятом настроении, но оказалось, что энергия этого места была ещё выше, интенсивнее, чем даже та, с которой мы встретились в Тулуме.

После нескольких часов поисков мы сели на ступени небольшого храма и попросту сдались. Мы понятия не имели, что делать дальше.

Но несколько мгновений спустя Кен, только что обретший веру и доверие, сказал: «Послушай, Друнвало, мы нашли это место, используя свои психические способности, может, нам не следует использовать здесь внешний маятник. Может, нам следует обратиться внутрь себя и найти ответ там».

Я знал, что он был прав, и ожидал, что он скажет, что это должен сделать я. Но случилось иначе. Вместо этого он сам обратился внутрь себя, чтобы найти ответ. И, должен признаться, я в этот момент самую малость ощутил отцовскую гордость (хотя на самом деле я прихожусь Кену дядей).

Минут, наверное, через двадцать Кен вышел из медитации и сказал: «Я точно знаю, что мы ищем». Он нарисовал треугольную яму в земле, круг и дерево. «Дерево находится в вершине этой большой треугольной ямы. А эта маленькая ямка находится точно между большой ямой и деревом. И в эту маленькую ямку мы должны поместить кристалл».

Это была очень конкретная информация, и я воспринял её всерьёз. Потом, конечно, он посмотрел на меня и сказал: «Хорошо, теперь ты ищи её».

Я не возражал.

Я опять закрыл глаза, почувствовал, где находится эта яма, и указал на джунгли: «Там».

Вы должны понимать, что в этом районе Мексики находятся настоящие джунгли. По крайней мере, в то время в этом месте небо было едва видно, и не было никаких тропинок. Поэтому мы просто пошли в том направлении, которое мне показалось правильным, ступая по всему, что было на нашем пути.

Мы прошли километра полтора, когда вдруг я почувствовал что-то справа от себя. Я остановился и закрыл глаза, чтобы почувствовать, что это было. Я ощутил, что меня тянет в направлении узкой лощины, ограниченной двумя небольшими холмами, покрытыми деревьями и низким кустарником.

Мы направились в эту лощину. И на полпути между холмами столкнулись с чем-то настолько странным, что и сейчас, когда я вспоминаю, это кажется невозможным. Там на холме справа от нас была полированная мраморная лестница! Она была вырезана прямо в холме. Около сотни ступеней, уходящих к самой вершине. И они выглядели абсолютно новыми. Кроме того, лестница была не похожа на майянскую. Может, греческая? Она была гладкой. Мрамор был бронзово-кремового цвета. В довершении ко всему, там были ещё и перила до самого верха! Откуда здесь, посреди джунглей, могла взяться эта лестница?

Это был настолько «сюрреалистично», что мы с Кеном совершенно забыли о той особой яме в земле, которую мы искали. Единственное, что мы были в состоянии сделать, это подняться по ступеням, чтобы посмотреть, куда они ведут.

А там, на вершине этой лестницы посреди джунглей, мы нашли платформу, с которой было видно всё до самого горизонта. Эта платформа была сделана из того же прекрасного мрамора, и на ней по кругу были расположены греческие скамьи. Даже на сантиметр дальше за этой лестницей и платформой нигде не было видно больше ничего, кроме густых зарослей джунглей.

Мы не проронили ни слова. Это было так сверхъестественно.

Но тут мы вдруг вспомнили о яме, которую искали и почувствовали поблизости её энергию.

Я взглянул на Кена и указал вдаль за вершину холма. «Это там!».

Итак, мы вернулись к нашим поискам, будто не было никакого «миража» лестницы и побрели в джунгли в указанном мной направлении. Сердца наши учащённо бились.

И мы нашли. Это была большая яма, точно такая, какую Кен видел внутренним взором. И пока мы оба стояли на краю, глядя вниз, я знал, что Кен достиг совершеннолетия. Он нашёл её. Не я. Это было здорово. В точности так, как он видел, там было небольшое дерево. А подойдя к этому дереву, я увидел в земле маленькую ямку, прямо как он сказал. Вне всякого сомнения, кристалл надо было положить в эту маленькую ямку.

Мы произнесли над кристаллом молитвы. Мы молились о людях народа майя, о древних и живущих сегодня, чтобы они вспомнили, кто они есть. Мы молились также об приведении в равновесие женского начала в Сети Единства над Землёй. Потом я бросил кристалл в ямку. Я слышал, как он отскочил один раз, а потом почувствовал, как кристалл очень долго падал в Землю. Я знал, наши молитвы сбудутся.

Почувствовав, что в этом месте наша миссия завершена, мы с Кеном сели, скрестив ноги, на широком краю треугольной ямы и стали вместе медитировать. Примерно через полчаса я вышел из медитации и встал. Кен всё ещё был в медитации. Я отошёл к краю холма и впервые увидел «где» же мы оказались. С этого удобного для обзора места, было ясно, что холм где я стою, в действительности является древней пирамидой. Она была покрыта землёй, на которой выросли джунгли.

В этот момент всё стало ясным.

Снова 2003 год.

Когда наша группа прибыла в Кохунлич, ожили мои воспоминания о нашем с Кеном путешествии. Вопросы проносились у меня в голове. Будет ли всё так же, как тогда? Там ли всё ещё лестница и треугольная яма? Я ещё не рассказывал группе о событиях того путешествия.

Письма от Друнвало

Но Кохунлич изменился, и по некоторым причинам помещать новый кристалл в то же самое место, что и в прошлый раз, не предполагалось. Там теперь повсюду были тропы и самые разнообразные карты. Мы какое-то время шли в одном направлении, потом возвращались и пробовали другое.

Наконец мы вышли к древней широкой, каменной лестнице, построенной на довольно крутом холме. Но эти ступени ни в какое сравнение не шли с мраморными, которые я нашёл раньше, — а может, они и в самом деле были сном? — но это место звало меня. Мы все чувствовали, как нас тянет к чему-то, что находится на верху лестницы. Поэтому я знал, что нашу церемонию мы проведём там.

Когда мы поднялись наверх, я увидел, что это была не пирамида и не священное здание — скорее, этот район был местом, где жили древние майя. Там повсюду были крохотные комнатки, очень красиво расположенные с широко открытыми внутренними дворами, где люди могли собираться. Это место выглядело идеальным для того, зачем мы сюда пришли.

Поэтому я отказался от идеи с пирамидой и треугольной ямой, и нашёл идеальное для нас место под деревьями, которые давали тень, защищая нас от палящего солнца. Мы расстелили на земле «Полотно Солнца», выбрали центральную точку, и наш алтарь начал формироваться по мере того, как люди выкладывали на него кристаллы и священные для них предметы. Это было то же самое полотно, которое мы использовали в Тулуме.

Группа образовала круг вокруг алтаря, и опять были выбраны четверо — двое мужчин и двое женщин, — чтобы обозначить четыре направления.

Как и в Тулуме, из земли прямо передо мной появился главный майянский жрец, воздев руки к небу, он поместил четверых своих людей за нашими хранителями четырёх направлений. И тогда множество индейцев майя стали выходить из-под земли, образуя круг немного шире нашего. Сначала появились только их головы, поднимаясь спиралью вокруг нашего круга. Потом из Матери Земли начали медленно появляться их тела и они продолжали двигаться по кругу. Наконец они полностью вышли на свет.

На них были яркие разноцветные широкие одежды, их лица были раскрашены геометрическими фигурами, в волосах — перья. Их энергия была электрической. Я чувствовал, что эта церемония предсказана ими давным-давно и была для них очень важной. Они выглядели очень серьёзными.

Разворачивалась церемония тоже совсем иначе, чем в Тулуме. Там было создано много энергетических пирамид на большом расстоянии друг от друга, чтобы восстановить равновесие земли и вызвать дождь. На этот раз была сотворена только одна огромная пирамида. Я понял, что её назначение было связано с психическим пробуждением майянского народа.

На самом деле я не понимаю всего, что происходило с древними майя во время этой церемонии. Я знаю только, что сердцу моему становилось всё легче и легче. Лев-Огонь говорил, что, уходя, майя забрали с собой всю негативную энергию, с которой мы сталкивались в нашей группе до этого момента, и похоронили её глубоко-глубоко в Матери Земле. Что бы ни произошло, это сделало всех нас очень счастливыми. Помню, сразу после церемонии я взглянул вверх и увидел вокруг себя одни улыбающиеся лица членов нашей группы.

То что произошло далее, явилось отражением случившегося раньше, поэтому, возможно, Лев-Огонь прав насчёт очищающего эффекта. Люди стали обниматься друг с другом и играть. Каждый из нас испытывал потрясающее ощущение благости. Наблюдая, я осознал, насколько идеально было провести церемонию в жилищах древних майя.

На следующий день с вновь обретённой лёгкостью мы были готовы опять погрузиться в трудную внутреннюю работу. Нам нужно было посетить места, представляющие тёмную сторону мужской и женской энергий. И там нам нужно было провести две потрясающие церемонии, чтобы навсегда освободить наше бытие от полярности мужского и женского начал и стать свободными, обретя всю полноту нашей божественной силы.

Но на сегодня наша работа была выполнена. Радостные, мы отправились к автобусу.

Да, я всё ещё оглядывался вокруг в поисках той пирамиды с мраморной лестницей и треугольной ямой. Но почему-то я знал, что не найду её.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало Конца Времён. Часть 6.

Письма от Друнвало

Следующий день нашего путешествия на Юкатан разительно отличался от всего, что было до этого и что последовало потом. На этот раз мы посетили совсем не те места, куда в прошлый раз Тот направлял нас с Кеном.

Все храмы, куда нам следовало отправиться на этот раз, должны были иметь отношение к интеграции Тёмной Стороны мужской и женской энергий. Цель наших посещений имела самое непосредственное отношение к тому, что происходит Сейчас: к Концу Времён и к корректировке, которой требовало наше двойственное сознание, чтобы мы могли продолжать свой путь.

Мы говорили об этом в последнем письме, где я упоминал, что эта фаза нашего Сакрального Путешествия на Землю Майя…

… является, очевидно, примером подготовки, которую все мы сейчас проходим. За два дня путешествия из Тулума в Паленке мы все прошли через ряд связанных между собой переживаний и церемоний, которые, видимо, предназначались для того, чтобы перенести нас всех на следующий уровень бытия.

Как мы поняли, главный аспект полярного сознания в нашей эволюции был представлен двойственностью мужского и женского начала. И поэтому естественно, что, исцеляя этот аспект, наша группа стала одним целым.

Как и все церемонии посвящения, наша церемония началась с очищения. А закончилась она освобождением от негативной стороны женской энергии, которая во все века была столь очевидной.

Когда мы вышли из заключительной церемонии объединения в Чиканне, ставшей для многих кульминацией нашего путешествия, мы воистину были готовы взять на себя ответственность за помощь миру в интеграции всех аспектов двойственности и войти в Единство.

Подготовка: начинаем в Бекане.

Когда мы покидали отель в то утро, ни один человек из всей группы, за исключением может быть ЛьваОгня, не знал насколько всецело этот день перевернёт жизнь многих из нас. Именно ЛевОгонь выбрал эти три храма и, похоже, лишь у него одного было предчувствие того, что должно было произойти.

ЛевОгонь теснейшим образом был связан с происходившими внутри группы исключительными энергетическими событиями, касавшимися Тёмной Стороны мужских и женских энергий. В своей шаманской сути он является носителем проявления этих двойственных энергий, своего рода качина (kachina),[2] который с одной стороны абсолютная тьма, а с другой — абсолютный свет. Частью его путешествия в этой жизни является гармонизация и уравновешение этих двух сторон, и его присутствие помогало собрать энергию группы туда, откуда негативные аспекты могли быть высвобождены.

Мы говорили ранее о женщине, которая была порабощена энергией Тёмной Стороны. Так случилось, что ЛевОгонь «случайно» стоял рядом с этой женщиной, когда та сущность предприняла свою первую (неудавшуюся) попытку разорвать наш круг. Он также был рядом со мной во время освобождения этой сущности в ночь перед празднованием Великого Солнцестояния в Чичен Ице, о котором я рассказывал.

И здесь, наверное, уместно рассказать о том, о чём мы ещё не говорили. Это произошло в Джибилчалтуне, где мы наблюдали, как Солнце появлялось в небольшом, размером с замочную скважину, отверстии храма солнцестояния, и где нам была показана белая Кристаллическая Голова.

В то время, когда мы, собравшись вокруг этого удивительного артефакта, касались этой Головы и общались с ней, сущность в той женщине вдруг овладела её телом и попыталась разбить вдребезги белую Кристаллическую Голову. Помните, что это была та самая голова, где находились Вечные Возлюбленные и Праматерь, охранявшая их эоны лет. ЛевОгонь увидел, что происходит, и чтобы предотвратить трагедию потребовался он и ещё двое очень сильных мужчин.

Были ещё и другие, менее разрушительные попытки энергии Тёмной Стороны помешать тому, что мы делали. Я говорю о них сейчас только для того, чтобы вы имели некоторое представление о том, что тогда происходило, и насколько очевидно было для нас всех, что нечто особенное всё ещё нуждается в освобождении.

Во всём, что с нами происходило с начала в Бекане (Becan), присутствовал дух веселья и игры. Это была идеальная подготовка к церемониям, которые нам предстояли.

Сам Бекан являлся региональной столицей древней империи майя, и был впервые построен около 600 года до н. э., однако наибольшая активность в нём пришлась на период с 600-го по 1000-ый года н. э. Ныне Бекан является наиболее важным архитектурным памятником в Кампече.

Этот древний город окружён рвом, что в регионе майя само по себе уникально. Само майянское слово бекан (becán) означает «овраг, образованный водой». Некоторые полагают, что этот овраг служил защитой на случай войны. Другие считают, что он обозначал разделение общества на классы: элита строила свои монументальные сооружения внутри территории, окружённой оврагом, а низшие классы жили за оврагом.

Письма от Друнвало

Для нас Бекан был храмовым местом интеграции Мужского и Женского начал, местом уравновешивания. Вот как об этом говорит ЛевОгонь:

Пока значительная часть группы беседовала с Друнвало об алтаре Соединения Мужского и Женского начал, остальная часть разбрелась, чтобы поиграть и потанцевать с пирамидами.

Во время пребывания в Кобе я говорил о том, что каждая пирамида подобна музыкальному инструменту, и они предназначены для того, чтобы «играть» на них различными способами, в зависимости от того как вы их «танцуете». Когда мы ушли с алтаря и бродили по дворам, большая часть группы, к моему изумлению, танцевала, двигаясь вверх, вниз, вокруг пирамид и на их вершинах.

Сколько радости! Это было как раз то, что необходимо: веселье, детство. Это была подготовка. Группа прошла через страх. С вершины акрополя в Бекане можно было ясно видеть храмы Шпухиля (Xpuhil) и Чиканны (Chicanna), где нам предстояло провести церемонии почитания слияния в себе Мужской и Женской энергий.

Интересно, что в Бекане мне показали эликсиры Амазонки, все они связаны с уравновешением мужских и женских гормонов и пробуждению естественной сексуальности. Один из этих эликсиров оказался почти чудодейственным травяным экстрактом для уравновешивания женских гормонов. Среди моих знакомых есть женщины, жизнь которых совершенно изменилась, когда они стали использовать этот экстракт.

Шпухиль и церемония Мужской Интеграции.

Шпухиль означает «Место, где растёт поникающий тростник» ("place of cattail reeds"). Потрясающие башни этого места изображают Итцамну (Itzamna) — Бога Творца и Первого Шамана — как небесного змея. Основное здание в Шпухиле имеет три громадные башни с двенадцатью комнатами и платформами. В центре находится выемка, обрамлённая головой змея. Этот комплекс соединяет низшие, средние и высшие мужские энергии, сосредотачивая их на Космическом Слиянии и Любви.

Письма от Друнвало

Мне никогда ещё не доводилось проводить ни церемонию интеграции Мужской энергии, которая нам предстояла сейчас, ни церемонию Интеграции Женской энергии, которую я собирался проводить позднее. Я не знал, как я буду работать и что произойдёт. Я просто позволил себе почувствовать, что необходимо делать и говорить, не имея никаких заранее подготовленных идей.

Сначала я нашёл место на траве перед храмом Шпухиля, и попросил всех мужчин собраться в группу и сесть на траву, а женщины в это время встали в круг вокруг них. Женщины взялись за руки, выстраивая энергию группы.

Потом я почувствовал импульс, что вокруг мужчин необходимо выстроить формы Сакральной Геометрии, уходящие своими окончаниями ввысь, в небо и вниз, к Матери Земле. Я сказал мужчинам, что им предстоит освободиться от всей негативной стороны их мужской энергии. Я попросил визуализировать, как эта энергия уходит через вершины геометрических форм. Ментальные энергии пойдут вверх через верхушку и уйти в небо. Более плотные физические энергии пойдут глубоко в Землю.

А потом я просто погрузился в безмолвие и позволил процессу начаться.

В Шпухиле в этот день было жарко, и мы стояли на Солнце. До начала церемонии мы очень сильно ощущали жару, и после церемонии жара вернулась, чтобы атаковать нас своим почти материальным присутствием. Но во время церемонии, я думаю, что ни один человек из группы не воспринимал ничего, кроме движения и изменения духовных энергий.

Все мы чувствовали, что происходило, когда мужчины отпускали накопившиеся за всю нашу историю негативные аспекты мужской энергии, которые были в их собственных телах и энергетических полях в это время и в этом месте. Сначала всё шло медленно. Потом, когда мужчины вошли в поток происходящего, процесс пошёл легче и быстрее.

В какой-то момент произошёл сдвиг. Можно было почти услышать что-то вроде общего «вздоха», исходившего от всей группы в целом. И вскоре после этого процесс был завершён.

Должен сказать, что это была самая сильная группа мужчин из всех, с которыми мне довелось работать. Отношение числа мужчин к числу женщин в этой группе было больше обычного, да и сами мужчины были чрезвычайно мощные, многие из них сами по себе являлись шаманами и целителями высокого уровня.

В то же самое время, благодаря их духовному уровню, эти удивительные мужчины были абсолютно открытыми. Они не только понимали, что я просил их сделать, но и были способны исполнить то, о чём я просил. Когда я сказал «Всё завершено», то большинство мужчин, сидевших в центре женского круга, плакали.

Я попросил женщин обнять их, и объятия продолжались ещё очень долго. Мужчины со слезами на глазах подходили к одной женщине за другой, обнимали их, молчаливо благодаря Женщину за любовь, которую она всё ещё питает к мужчинам не смотря на бездну, разделявшую наши полы много тысячелетий. Молчаливо прося прощения. Позволяя себе быть беззащитными. Позволяя питать себя. Давая возможность уйти тому, что лежало в основе жёсткости и одиночества, что веками мучило мужчин.

Мы все говорили об ощущении, что это освобождение свершилось не только для нас, но и для всей Земли. Что в какой-то мере мы проложили дорогу другим, и что этот процесс будет ещё продолжаться и шириться дни, месяцы, годы — пока интеграция не будет полностью завершена для всего человечества.

К автобусу мы возвращались в состоянии тишины и покоя. Никто не мог предвидеть мощь и силу этой церемонии интеграции. И похоже, все знали, что придти к такому переживанию было одной из наших главных миссий в этой жизни. Все до единого были частью этого. Каждый был уникален, и драгоценен, и необходим для целого.

В такой атмосфере безмолвного Единства мы поехали к храмам в Чиканне, даже отдалённо не представляя того взрыва, который нас ожидал.

Чиканна и церемония Женской Интеграции.

Точно придерживаясь всё ещё плотного графика — ибо нам нужно было добраться этим вечером до Паленке — и всё ещё с чувством, оставшимся от пережитого во время церемонии в Шпухиле, мы шли скалистыми, усыпанными листьями тропинками в Чиканну в поисках места проведения нашей следующей церемонии. К этому моменту стало даже ещё жарче, и поэтому мы хотели найти место в тени.

ЛевОгонь сказал нам, что Чиканна разительно отличается от других сакральных мест майя сложным стилем архитектуры наподобие барокко. Как мы увидели, здания были небольшими, с изображением рта Итцамны у входа, на этот раз в форме Земного чудовища, чья широко разинутая пасть представляла вход в Шибальба (Xibalba) — подземный мир майя.

Говорят, что у проходящих посвящение здесь часто возникает ощущение будто они попали в другое измерение и идут среди звёзд. Это место активной Чёрной Женской магии. Чиканна уравновешивает и объединяет Женскую и Мужскую Энергии в женщинах. Именно здесь мы собирались провести церемонию Женской Интеграции.

Мы все подошли к небольшой пирамиде, перед которой был дворик и низкая, образующая полусферу, каменная стена прямо у кромки леса и потому в тени деревьев.

Я попросил женщин собраться у этой стены и удобно рассаживаться перед ней. Потом я попросил мужчин выстроиться перед женщинами в прямую линию вдоль стены от одного края до другого. Таким образом, мы выстроили форму длинной неглубокой чаши с закрытой крышкой, при этом женщины находились внутри чаши а мужчины образовывали крышку.

Мужчины взялись за руки, и мы опечатали энергию пространства. Я мысленно построил вокруг женщин формы Сакральной Геометрии, так чтобы они могли отпускать энергии вверх, в небо, и вниз, в Землю.

А потом я начал говорить. Я не знал, что скажу. Сначала мои указания женщинам были довольно похожи на те, которые я давал мужчинам. А потом у меня возникла мысль попросить женщин использовать эту возможность, чтобы отпустить все ужасы, которые совершались по отношению к женщинам на протяжении многих столетий существования нашей цивилизации. Отпустить и простить.

Когда я произнёс эти слова, многие женщины вздохнули. Что-то изменилось в нашем энергетическом поле, словно в этой сформированной нами человеческой чаше появилось что-то вроде трещины.

Потом я замолчал, и процесс начался.

Он был не похожим на то, что происходило с мужчинами. Женщины пытались позволить себе войти в контакт с той болью и тем ужасом, на которые им никогда до этого не удавалось взглянуть и не удавалось их почувствовать. Одна за другой они входили в реальность жизни, на которую веками были обречены женщины, когда с ними обращались как с рабами и даже хуже. Намного хуже.

Церемония ещё не закончилась, но женщины нуждались в помощи. Поэтому я вмешался, обратившись с просьбой к мужчинам, чтобы они пошли к женщинам, ласково прикоснулись к их лицам, заглянули в глаза и подарили им нежность, любовь, понимание, в которых женщины в этот момент так нуждались. Я пошёл вместе с мужчинами, мы переходили от одной женщины к другой, утешая их, помогая им пройти сквозь приступы жесточайшей эмоциональной боли и горя, которые они сейчас переживали, пытаясь отпустить, освободиться.

Это продолжалось в течение долгого времени. Женщины кричали, задыхаясь от рыданий, от глубокого, раздирающего душу горя, на которое они никогда прежде не могли взглянуть. А мужчины держали их в объятиях, утешали и любили. Несколько женщин свернулись калачиком, в позу эмбриона — их поддерживали и утешали с невообразимой нежностью словно маленьких детей.

Одна женщина говорила мне после церемонии, что первые десять минут она была готова всё бросить и убежать. Как она сказала, с ней такого раньше никогда не случалось. Она никогда не понимала, почему люди в книгах говорили о чувстве отвращения при виде надругательства над человеческим телом, но теперь она осознала, что её непонимание было связано с тем, что до этого она никогда не была способна погрузиться в это. В тот день благодаря потрясающей поддержке всех остальных (женщин, которым хватило мужества пойти на первый контакт со своими истинными чувствами, и мужчин, которые только что вошли в собственную силу), она наконец позволила себе открыться и прожить чувства, от которых пряталась жизнь за жизнью. Когда, в конце концов, состоялся полный эмоциональный контакт, она, потрясённая, согнулась от этого вдвое. А потом, когда мужчины стали утешать её, горе рассеялось, и она ощутила себя целостной — впервые в жизни.

В заключение.

А потом мы загрузились в автобус и поехали на юго-запад, в Паленке, где нашей группе предстояло провести завершающую церемонию, на спирали сакральных мест, указанных мне Тотом.

Но я думаю, что интеграция, которую мы осуществили в тот день, всё ещё продолжается. Я думаю, что мы и сейчас позволяем себе ощущать мужскую и женскую энергию во всей полноте, что освобождение от гнева, страха и ненависти всё ещё продолжается. Я действительно верю, что в тот день в Кампече мы создали проход для других — проход, который в конце концов приведёт мужчин и женщин к новому бытию на Матушке Земле.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Начало конца времён. Часть 7.

Письма от Друнвало

Период с 16 августа по 15 декабря — возможно являющийся Концом Времён, о котором говорит пророчество, — только что закончился.

И история нашего путешествия к Сакральным Чакровым Храмам Юкатана — «Начало Конца Времён» — теперь также завершается.

Всё, что было до этого, предвещает захватывающую концовку!

Путешествие в Чьяпас.

После двух церемоний, объединивших в нас Божественное Мужское Начало и Божественное Женское Начало, мы отправились на автобусе в долгое путешествие в Паленке (Palenque). Мы собирались провести там три ночи. Но на следующий день нам предстояла заключительная церемония с кристаллом у пирамиды в Паленке, хотя оставались ещё и другие места, где нам нужно было побывать.

В дороге кое-кто в группе выражал беспокойство по поводу расположения следующей гостиницы, потому что она находилась на окраине города, и чтобы попасть туда, нам нужно было пройти через военный контрольно-пропускной пункт. Мы узнали, что на это могло уйти несколько часов! Но Божественный Дух, вне всякого сомнения, был с нами, ибо нас не остановили и мы прибыли в гостиницу вовремя.

Это было замечательное место для отдыха с невысокими зданиями вокруг поросшей травой территорией, на которой дорожки обрамлялись пальмами и цветущими кустами. В гостинице нас приветствовали праздничными фруктовыми напитками и цветами, как это уже неоднократно происходило во время нашего пребывания в Мексике.

На следующее утро после роскошного завтрака в большом обеденном зале мы отправились в Паленке.

Храм в Паленке.

ЛевОгонь написал в плане маршрута, что это место было не только столицей Коронной чакры, но что …

Именно в Паленке пересекаются оживлённые магистрали и линии Крылатого Змея.

Самый изысканный город Паленке стоит на краю джунглей Петэн (Peten Jungle) в штате Чьяпас (Chiapas) — огромной территории на юго-западе Юкатана.

В Паленке находится Зал Хроник Плеядианцев, Школа Мистерий Сакральной Геометрии, главный архео-астрономический центр — и в глубине на западе Вихревая Воронка Посвящения.

Паленке интегрирует энергию кундалини во всех чакровых центрах и Духовных телах Посвящаемого.

Я считаю, что в числе майянских храмов Паленке обладает особой тайной. Паленке исключительно гармонично фокусирует энергии шишковидной железы, — как не одно другое священное место Земли. Мне посчастливилось вернуться в этот прекрасный древний мир столь глубинного духовного знания.

Как только нас впустили, вся группа разошлась осматривать эту колоссальную территорию со множеством пирамид и каменных платформ, я же пытался найти то место, где мы с Кеном заложили первый кристалл. Только узнав, где был заложен тот кристалл, я мог определить подходящее место для нашей церемонии.

Но найти это место было нелегко, поскольку многое из того, что я видел сейчас, во время первого посещения покоилось под дёрном. Я помнил, что восемнадцать лет назад мы с Кеном разместили кристалл между пирамидой и небольшим холмом. Но «небольшой холм», как я вскоре понял, был раскопан, и теперь там была небольшая пирамида! Как только стало понятно, что именно там мы заложили кристалл, я пошёл в том направлении.

Дойдя до небольшой пирамиды, я увидел, что на её вершине сидел человек из нашей группы, поэтому я стал взибараться туда, чтобы поговорить с ним. Но пока я туда карабкался, он вошёл в медитацию. Поэтому я оставил его в покое, я тоже стал медитировать.

В медитации я увидел, что выходящая из пирамиды чрезвычайно мощная энергия двигалась вовне спиралью, которая тянулась на мили. Теперь стало понятно, почему мы заложили кристалл именно в этом месте; раньше я этого не понимал. Ясно, что кристалл был запрограммирован на использование этого места в качестве антенны для трансляции своего послания миру, в особенности майянскому миру.

Я открыл глаза одновременно со своим другом. «Ты чувствуешь спиралевидную энергию, выходящую из этой небольшой пирамиды?» — спросил он меня. — «Не могу поверить, насколько колоссальна эта энергия, а ведь просто глядя на пирамиду, никто бы этого не сказал».

Странная приезжая.

Для церемонии я выбрал место, которое находилось на линии, соединявшей ту небольшую пирамиду и другую, чуть большую пирамиду неподалёку от неё.

Письма от Друнвало

Вернувшись, я сел под дерево в ожидании, когда все соберутся.

Когда я размышлял о находившемся поблизости Храме Надписей (Temple of Inscriptions), где в изображении на большом внутреннем погребальном камне многие узнают майянского астронавта, ко мне подошла старая женщина.

Она рассказала, что специально приехала сюда из Южной Америки, чтобы побывать на церемонии. Она не знала, кто я такой, но полагала, что я могу знать, где будет проходить эта церемония.

Изумлённый, я указал ей в сторону алтаря. А когда она повернулась, чтобы уйти, я остановил её и спросил, зачем она проделала весь этот путь.

«Я шаманка», — ответила она мне, — «я знаю, что эта церемония очень важна. Об этой церемонии знают по всей Центральной и Южной Америке. Многие люди молятся о том, чтобы она свершилась».

Когда я объяснил ей, кто я такой, она подошла ко мне, и мы долго стояли, обнявшись. Она попросила разрешения участвовать в нашей церемонии, и безусловно такая возможность была ей предоставлена.

Я и не думал, что кто-нибудь кроме Бога, нашей группы и нескольких майянских старейшин знал о том, что мы делаем. Но я мог бы догадаться об этом, ибо слово, будто кондор в свободном полёте, летит от джунглей к джунглям.

Церемония Света.

Эта церемония началась так же, как и все остальные. Но едва мы начали, древний майянский старейшина появился из Матери Земли и поднял руки. Как только он это сделал, сильная энергия стала подниматься от земли.

Энергия продолжала нарастать, и в конце концов я ощущал лишь её. Она была вокруг меня и во мне. Я видел один только Белый Свет.

Я знаю, что-то обязательно должно было происходить в нашем трёхмерном мире, но не могу описать с этой точки зрения то, что происходило в оставшееся время церемонии. Я даже не знаю, как долго она продолжалась. Я не ведал ни о чём, кроме этой замечательной энергии. Я не могу вам даже сказать, какова была конечная цель церемонии!

Возможно, видеть более широкую картину мне мешала моя неопытность на тех уровнях. После церемонии у меня осталось чувство, что это событие было запланировано более тысячи лет назад, и что жизнь майя и всего мира теперь, после того как это свершилось, теперь станет лучше.

Не смотря на то, что я понял очень мало из происходившего, с земли я поднялся с сердцем, переполненным счастьем.

В глазах Всех Людей была Любовь.

Я знал: что бы ни происходило, всё было «как надо». Я также знал, что прежде чем это путешествие окончится, нашей небольшой группе будет показано, насколько Мать Земля и майя глубоко признательны за нашу любовь и поддержку.

Как это случится, оставалось тайной, но я знал, что это произойдёт. Я уходил с церемонии в Паленке в глубокой медитации, рука моя лежала на сердце.

Спуск в Гробницу Пакаля.

Между тем, часть нашей группы удостоилась чести, обычно предоставляемой только коренным индейцам майя, осмотреть древнюю гробницу правителя VIII века Пакаля.

Было важно, чтобы члены нашей группы воспользовались этой возможностью, ибо вскоре после того как мы уехали из Паленке, гробницу должны были закрыть насовсем.

Письма от Друнвало

Пакаль был последним из великих правителей народа майя, и его считают богом. Майя верят, что после смерти, когда он был положен в саркофаг, который он сам себе спроектировал, и на него был наложен нефрит, Пакаль вознёсся и стал богом, превзойдя смерть и возродившись в майянском пантеоне.

Поскольку в гробницу было разрешено войти лишь небольшому числу людей, я туда не пошёл. Вот как описывает гробницу Пакаля один из тех, кто там был:

Проходом в гробницу Пакаля служила каменная лестница, которая спускалась в глубь под Храм Надписей. Чтобы попасть на эту лестницу, нам пришлось сначала забраться на вершину пирамиды.

Официальный представитель очень тщательно проверил наше разрешение, и также тщательно пересчитал нас, чтобы убедиться, что только указанное число человек вошло в гробницу.

При входе на центральную лестницу нас встретил старик майя, который, как мы узнали от ЛьваОгня, был хранителем этой гробницы задолго до того, как в Мексике начали охранять майянские памятники. Правительство, конечно, считает, что этот человек находится у них на службе, но, на самом деле, он стоит здесь на страже большую часть своей жизни, и служит он только богам.

Письма от Друнвало

Сам саркофаг, защищённый железной решёткой, находился в небольшой каменной комнате. Мы сидели на лестнице и по несколько человек, поскольку пространство было крошечным, по очереди общались с великим правителем с почтением и в молитве. Святость гробницы Пакаля была осязаема.

После этого, чувствуя благодарность и великий покой, мы с трудом поднимались вверх по крутым ступеням из тёмного колодца к свету дня.

Танцуя во сне.

Прежде, чем рассказать вам о том, что с нами произошло дальше, и казалось чудом, необходимо сказать о майянском месте, известном как Тикаль (Tikal).

Тикаль соответствует восьмой чакре, той самой, которая находится над коронной чакрой. Она поддерживает нашу мистическую связь со Всем Сущим. Мы с Кеном заложили там кристалл, и по моим ощущениям энергия Тикаля интенсивнее, чем в любом другом месте на земле майя, где я был, даже Паленке.

Но Тикаль находится в Гватемале, а наша группа поехать туда не могла. Вместо этого Дух послал нам двух чудесных существ из Гватемалы — Надю и Адама, которые, подобно женщине из Южной Америки, услышали зов и присоединились к нашему Сакральному Путешествию. Хотя Адам и Надя заранее не записывались на поездку, они были частью нашей группы. И как только я обратился к ним с просьбой, они тотчас же поняли, что им предстоит заложить последний кристалл в Тикале.

Как ни странно, последние два дня мы не видели Адама и Надю. Позже, на церемонии в Паленке, они появились, и тогда мы узнали, почему их не было. Оказывается, они проделали путь прямо до родной Гватемалы, чтобы привезти нам группу музыкантов, чья игра была в равной степени священным ритуалом и развлечением. Группа называлась Кан Нал (Kan Nal), и тем вечером они играли под звёздами.

После обеда мы все собрались на улице, в том местечке, которое нам было выделено. И когда зажглись фонари, музыка заиграла медленно, мягко. Один какой-то простенький инструмент зазвучал как зов, к нему присоединились другие: дробь деревянного барабана, западающая в память трель флейты, изредка повторяющиеся пронзительные крики птиц в джунглях.

Когда громкость и сложность музыки возросла, жрица раздала каждому из нас банановые листья, а потом положила на них зёрнышки кукурузы, кристаллы и другие живые предметы, священные для индейцев майя. Каждый, почувствовав, что пришло его время, жертвовал свой дар огню.

И вот музыка вошла в гипнотический ритм и участник нашей группы — один из многих бывших с нами одарённых шаманов — схватил несколько зажжённых факелов и повёл танец огня, двигаясь под музыку, и вращая факелами, словно жезлами.

Потом мы все стали двигаться по посыпанной гравием «танцплощадке», раскачиваясь в трансе под врезающиеся в память органичные звуки Кан Наля.

Танцы продолжались до глубокой ночи. Мне сказали, что я целый час танцевал босиком на гравии. Наверное, так и было, но точно так же я мог танцевать и на облаках!

Нам нужен был этот праздник. И он был нам дан. Всё в своё время.

Мы все в одной лодке.

На следующий день мы поехали на юго-восток к границе с Гватемалой. В тот же вечер мы должны были вернуться в нашу гостиницу в Паленке.

Письма от Друнвало

Но нашим главным местом назначения были храмы ягуара в Яшчилане (Yaxchilan). Мы отправились туда, зная о планах строительства дамбы на реке, где они находились, и очень скоро это прекрасное место вместе со всеми остальными, которые находились по берегам реки, должно было навсегда исчезнуть под водой.

Поскольку в этот день мы были просто туристами, и не проводили никакой церемонии, я расскажу только об одном странном происшествии.

Чтобы попасть в храмы ягуара в Яшчилане, надо было пройти большое расстояние по реке Усумакинта (Usumacinta), для чего понадобилась небольшая флотилия крытых лодок, подобных гондолам, поэтому наша группа разделилась.

В лодке, где находился я, мы огляделись и поняли, что все, кто плыл в нашей лодке, до единого были участниками Паломничества на юго-запад.

Если и такого совпадения недостаточно, то все до единого также находились в одной лодке во время прошлого Паломничества, когда мы сплавлялись на север по реке Большого Каньона!

Наконец, поскольку подобные совпадения всегда приходят троицами, в этой лодке находились все те, кто участвовал как в Паломничестве на юго-запад, так и в путешествии по земле майя. Другими словами, все те, кто намеревался совершить оба путешествия, оба раза каким-то образом попали в одну лодку.

Что это означает? Я не могу сказать ничего в отношении конкретной группы людей в двух конкретных сакральных путешествиях. И я думаю, что такое соединение людей в одну группу необязательно должно иметь какое-то значение.

И всё-таки, случайных совпадений не бывает. Здесь несомненно заключено некое послание. И если нет иного значения, то оно говорит, что есть построения, о которых мы не знаем, мистическое плетение паутины жизни, которое мы можем только с удивлением и восхищением наблюдать. Оно говорит нам о необходимости быть скромным и смиренным перед лицом вечного Таинства.

Чудесное «оживлённое» завершение.

В последний день майянского путешествия нам предстояло ещё раз посетить Ушмаль, и приехать туда нужно было к определённому времени, чтобы посмотреть световое шоу, которое происходит там каждый вечер. На этой ноте мы бы и закончили, а почему нет? Представление должно было быть замечательным, а Ушмаль находился на нашем обратном пути в Мериду.

Но в группе по этому поводу ворчали. За последние две недели с нами произошло столько чудес. И с чего это мы — спрашивали люди — летим сломя голову только для того, чтобы завершить наше путешествие каким-то надуманным, рассчитанным на туристов, технологическим показом? В чём же дело?

Письма от Друнвало

В Ушмале есть рестораны и магазины. Посещать пирамиды непосредственно перед началом светового шоу, никому не разрешается. Мы приехали рано, поэтому некоторые в ожидании решили перекусить, а другие использовали последние минуты, чтобы сделать покупки. И все по-прежнему слегка недоумевали, отчего нам нужно было завершить это удивительное путешествие на жалком, ничего не значащем световом шоу в Ушмале.

Начал моросить дождь. Снова ворчание. «О Боже, и это теперь, когда мы уже на месте». «Показывать световое шоу во время дождя невозможно». «О нет, представление отменят». «Да какая разница? Я всё равно не хотел смотреть это глупое световое шоу».

Тут-то всё и началось. Дождь превращается в ливень, а потом в потоп. И, наконец, точно в то время, когда должно было начаться световое шоу в Ушмале …

Помните, мы приехали на Юкатан в разгар продолжительной засухи. Мы уже видели дождь… короткую грозу на Карибском море после Тулума … лёгкий дождик по пути на юг…

Но нигде не было ничего подобного этому! Это совсем другое. Это и есть шоу Света!

Мы никогда не видели таких молний, и никогда не слышали такого грома, как здесь.

Словно все боги смеялись, пели и издавали торжествующие возгласы в Единстве со всеми нами. Словно вся Вселенная обращалась к нам, говоря: «Да! Да, вы сделали то, зачем приехали. Да, древние учения возвращаются на Землю. Да. Да!».

Я и сейчас вижу нас, промокших до нитки под хлещущим дождём, льющимся на нас прямо под крышу, знающих теперь, зачем мы здесь, смеющихся, танцующих, обнимающих друг друга, со слезами радости на лицах, смотрящих и слушающих это шоу Света, организованное специально для нас Матерью Землёй и Отцом Небом.

И это снова знак, о котором я просил. Я знаю: наше Сакральное Путешествие состоялось.

И это здорово.

В Любви и Служении.

Друнвало.

Примечания.

1.

Дословно — вигвам-парилка. Ритуал очищения, который происходит в специально построенном вигваме. Подобие "бани по чёрному" где жар идёт от раскалённых камней, которые вносятся прямо из костра с определёнными церемониями.

2.

У индейцев культ качина основан на двойственности массы и энергии. Качины — это духовная суть любого проявления в реальном мире. Они представляют собой как объекты, так и силы (прим. ред.).

Оглавление.

Письма от Друнвало. Древние. Часть 1. Люди. История. Путешествие начинается. Наши проводники навахо. Первое Колесо Исцеления. Церемония в кива. Древние. Часть 2. Лев-Огонь и Судьба. Тканый Узор. Колесо Исцеления. Встреча со звёздами. Древние скальные жилища. Исчезнувшие дети. Чудодейственный ритуал. Древние. Часть 3. Шаман Каньона Антилопы. Не все люди со сверхспособностями дети. Сплав по Колорадо. Подношение Даров — Наша заключительная церемония. А потом пошли дожди. Тропа войны и мечта о Единении. Тропа войны и Мечта о Единении. Часть 1 — Моя собственная политическая точка зрения. Часть 2 — Атлантида и текущие события. Часть 3 — Мечта о Единении. В заключение. Начало Конца Времён. Часть 1. Путешествие по спирали. Выбор времени для путешествия и его цель. Исцеление Внутренних и Внешних Миров майя. Встречаемся в Мериде. Майянское приветствие. Моё путешествие на Землю майя в 1985 году. Приведение в равновесие Сети Сознания Единства. Подготовка к путешествию 1985 года. Мой спутник в путешествии. Первые три храма. Лабна. Каба. Ушмаль. Мерида. Встреча с Хунбац Мэном. Джибилчалтун. Начало конца времён. Часть 2. Сенот в Цибильчальтуне. Наш проводник Умберто. История Умберто. В пещерах Баланканча. Сенот Баланканча. Дальше, в Чичен Ицу. И наконец Тёмная Сторона. Тень древнего жертвоприношения. Начало Конца Времён. Часть 3. Исполнение древнего Пророчества. Наш объединённый круг. Хунбац Мен и Старейшины. Явление Змея. Два Сенота. Кристалл ведёт к завершению. Зов к Солнцу. Конец Времён 2003. Не конец ли это Времён. Изменение Внутренней Реальности. Чтобы быть готовым. Начало Конца Времён. Часть 4. Путешествуя на юг. Исследуя древний город. Посещение Сенота. "Всё включено". Чудо в небе. Ещё одна Кристаллическая Голова. Начало Конца Времён. Часть 5. Лагуна Бакалар. Кохунлич — Третий Глаз. Отчаянные поиски Кохунлича. Греческие Руины в джунглях Юкатана? Снова 2003 год. Начало Конца Времён. Часть 6. Подготовка: начинаем в Бекане. Шпухиль и церемония Мужской Интеграции. Чиканна и церемония Женской Интеграции. В заключение. Начало конца времён. Часть 7. Путешествие в Чьяпас. Храм в Паленке. Странная приезжая. Церемония Света. Спуск в Гробницу Пакаля. Танцуя во сне. Мы все в одной лодке. Чудесное «оживлённое» завершение. Примечания. 1. 2.