По незнакомой Микронезии.

ОСТРОВА ТРУК.

После Нан-Мадола с его мифическими платиновыми саркофагами я отправился на острова Трук. Это третий административный округ подопечной территории Тихоокеанские острова, географический центр Микронезии. Трук находится примерно на одинаковом расстоянии (в двух тысячах километров) от самых восточных атоллов Маршалловых островов и от самого западного из островов Палау.

Чтобы перебраться с Понапе на Моэн (главный из островов Трука), я воспользовался самолетом микронезийских авиалиний. Мы пролетели над горами, которых, к сожалению, не было видно. Трасса авиалинии идет вдоль подводного хребта. В нескольких местах – на Понапе, на Кусаие, а также и здесь, на Труке, его высокие вершины выступают прямо из морских глубин.

После длительного перелета наконец показались острова Трук. Крупномасштабную карту Трука я держал у себя на коленях. Так как видимость была прекрасной, то очертания отдельных гор угадывались легко. На юге Моэн венчает гора Тонахав. Ее высота – триста семьдесят шесть метров. Далее виднеется ступенчатая, пирамидальная гора Толомап. За ней – самая высокая вершина острова Дублон высотой около трехсот пятидесяти четырех метров. Над островом Фефан возвышается пик Чукучап, над сложным, по конфигурации островом Тол – гора Винипот. Острова Уман и Удот холмисты. Собирательное название островам Трук дало слово «джук» или «друк», что означает «гора».

Вид с самолета на архипелаг, на воды лагуны, которые его омывают, и на горы поразителен. Я четыре раза был в Океании, но впервые видел группу так называемых «высоких» островов вулканического происхождения. Горы возвышаются здесь посреди обширной лагуны, окаймленной десятками звеньев кораллового барьера, то есть островов «низких», созданных океаном. Эти «низкие» и «высокие» острова и составляют Трук.

Время и способ образования этой удивительной группы островов ученым установить пока не удалось. Но сейчас меня не интересуют события, происшедшие миллионы лет назад. Из окна самолета я увидел странную картину: в совершенно прозрачной воде лагуны недалеко от побережья острова Дублон лежало какое-то огромное тело. Что это такое? Может быть, микронезийское чудовище? Сосед объяснил мне:

– Это Симеказе-мару.

Что мару – это корабль, я усвоил еще в Японии. Следовательно, в водах лагуны лежал потопленный японский корабль. Мой попутчик уточнил, что не просто корабль, а Симеказе-мару, то есть тяжелый крейсер.

Вскоре я увидел еще один такой же зарывшийся в дно лагуны корабль, затем третий, четвертый, пятый... Пассажиры самолета, жители Трука, смотрели вниз с таким же нескрываемым интересом, как и я, но называли корабли по именам, как бы здороваясь со своими старыми знакомыми. Один за другим «проплывали» под нами мару. Администрация Микронезии знает более чем о сорока военных кораблях, затонувших в водах лагуны Трука. На двадцати из них можно побывать, если, конечно, у вас есть акваланг. Мое же водолазное снаряжение более чем скромное, поэтому останется лишь любоваться на «Симеказе» и остальные крейсеры, подводные лодки, эсминцы и миноносцы, торпедные катера и сторожевики сквозь прозрачные воды моря.

Итак, здесь покоятся стальные гробы, более реальные, чем платиновые саркофаги Понапе. В них – белые скелеты. «Империи» Нан-Мадол, возможно, никогда и не существовало, а вот бесплодные мечты о Японской империи в Тихом океане ржавеют в водах Микронезии, хотя именно острова Трук должны были стать мощнейшим тихоокеанским бастионом Японской империи.

Наш самолет приземлился на острове Моэн, и я сразу же оказался в полной контрастов современной Микронезии. Реактивный лайнер обслуживал полунагой пожилой островитянин, а здание аэропорта – это обыкновенная хижина, возведенная из подручных материалов. На ней, правда, красовалась гордая надпись: «Международный аэропорт Трук».

Из здания «международного аэропорта», крытого пальмовыми листьями, на вездеходе я отправился в двенадцатилетнюю школу – единственное настоящее среднее учебное заведение на всей подопечной территории Тихоокеанские острова, где, как мне объяснили, я буду жить. Мой путь пролегал по северной стороне острова, минуя деревни Тунук и Сапук.

Дорога петляла вдоль берега лагуны. На островах Трук деревни уютно расположёны в прибрежных долинах. На болотах островитяне собирают крупный местный сорт таро. Большой популярностью пользуются здесь плоды хлебного дерева. Жители прибрежных деревень выходят на рыбную ловлю в море. Лодками часто управляют не мужчины, а женщины.

Мы поднимаемся по крутому склону, идиллические деревушки остаются позади. Недалеко от вершины нашему взору открывается огромных размеров бетонный бункер, настоящая громадина. Трук должен был стать центром Японской империи, если не в Тихом, океане, то по крайней мере в Микронезии. Бункеру же предстояло быть мозгом этого центра, его нервным узлом, коммуникационным штабом, откуда подавались бы радиокоманды, направляющие операции всех военно-морских сил Японии в Микронезии, так называемого Четвертого императорского флота.

Командование флотом находилось на островах Трук, а его коммуникационный центр – в бункере, внутри размещались радиоприборы, действующие до сих пор. Снаружи, на вершине холма, видны три высокие передающие радиомачты, рядом – японский маяк, с вершины которого открывается прекрасный вид на лагуну и далекие острова архипелага Трук.

Американцы во время войны на Тихом океане забросали бункер сотнями авиабомб. Однако он выстоял, Не удалось разрушить коммуникационный центр и После капитуляции Японии. Генералы просто не знали, что с ним делать. И тут кто-то вспомнил, что территория, на которой стоят бетонная громадина и радиомачты с маяком, когда-то принадлежала испанским капуцинам. Тогда Пентагон предложил продать весь этот бетонный комплекс высшему начальству всех капуцинов – папе римскому. Тому однако, микронезийский бункер и даром был не нужен. Зато нашлось другое заинтересованное учреждение – Орден иезуитов, который на островах Трук решил открыть семинар для микронезийских адептов папства.

Иезуиты действительно выкупили у Пентагона бункер со всем его хозяйством. Я поинтересовался, во сколько это им обошлось. Оказалось, в тысячу долларов. Тысячу долларов за бетонную крепость?! Не знаю, много это или мало, но убежден, что иезуиты практически выбросили свои деньги на ветер. Они приобрели бункер, организовали семинар, однако не нашли желающих заниматься теологией. Через несколько лет бывшая крепость, а затем богословский факультет превратились в среднюю школу, первую во всей Микронезии, школу, где обучение ведется преподавателями из нью-йоркского отделения Общества Иисуса.

Доктор Фрэнсис Хезел, этнограф и этноисторик, собрал при школе, носящей имя святого Хавиера, пожалуй, самую полную библиотеку, посвященную Микронезии.

Здесь же; в стенах крепости, он поселил и меня. Я подолгу беседовал со школьниками. Они рассказали много интересного о тех островах и атоллах, на которых мне так и не удалось побывать.

В распоряжении школы было несколько катеров. Однажды я попросил катер и в сопровождении школьников отправился с Моэна, современного центра архипелага Трук, на Дублон, главный остров времен господства здесь японцев. В те уже далекие годы японцы без всякого на то основания возвели тогдашнего вождя Дублона де ранга властителя всех островов Трук. Затем уже американцы, тоже не имея на то веских причин, объявили легендарного вождя Моэна Петруса верховным вождем всего архипелага.

По традиции на Труке каждый большой «самостоятельный», «высокий» остров имел своего верховного вождя, Если на Понапе единый остров был разделен на несколько «царств», то на архипелаге Трук верховные вожди часто управляли несколькими островами.

К землям, на которых властвовал верховный вождь Моэна, относились еще два острова: северный – Фало и южный – Этелемокемок. Цель моей завтрашней поездки – остров Дублон, еще одно «царство» Трука. В решающие, поворотные моменты современной истории этой части планеты, в годы войны на Тихом океане, Дублон стал главной «квартирой» командования Четвертого императорского флота Японии, который тогда бесконтрольно распоряжался Микронезией, а теперь погребен на дне прозрачной, сверкающей на солнце лагуны в стальных грабах.