Поиск потерянного смысла.

Когда мои дедушка и бабушка женились, у них не было никакого выбора. Их отцы работали вместе на железной дороге, и они договорились о свадьбе. Марийка и Вилли, разница в возрасте — пять лет, подходили друг к другу. Это "подходящее супружество" продлилось более 50 лет, хотя они идеально и гармонично друг с другом никогда и не жили. Дедушка и бабушка эту судьбу себе не выбирали, они вообще ничего себе не выбирали: ни свою любовь, ни свою профессию, ни места жительства, ни своего врача, ни своей Веры, ни стиля жизни, ни провайдера телефона, ни своих знакомых, ни групп по интересам и никаких терапевтов. Они были всегда скромные, а их претензии и амбиции были более чем скромные. Каждые два года ставили галочку в графе "Желаемое", за исключением лет между 1933 и 1949 годами. Дедушка и бабушка знали только Германию и Австрию, и самая дальняя поездка моего деда была война. Хотел ли он тогда в Польшу? Его никто не спрашивал. Он даже не протестовал. У него просто не было другого выбора.

Когда женились мои родители, то они могли уже выбирать. Они уже знали, так называемую, жизнь, хотя только немного. Они поженились рано, моей матери было 22 года. Это был 1960 год. Моему отцу не надо было идти в армию, так как ее в тот исключительный момент не было. Вместо этого он мог учиться в институте и стал дизайнером, до этого такой профессии в Германии и не было. Страна становилась все богаче и богаче. Наступили 60-е года, Освальд Колле[1] "просветил" республику. Из "обязательной программы" Секс стала "произвольная программа" и свобода выбора. Мои родители изъездили всю Европу вплоть до Марокко, летали в Южную Корею и Вьетнам. Они пытались найти другую, альтернативную жизнь и распрощались с ценностями их родителей. Они вышли из Церкви, купили дом на берегу моря, пережили кризис среднего возраста, приобрели антенну для дополнительного третьего телеканала и пульт дистанционного управления. Они радовались тому, что в своей жизни могут выбирать, но все же разочаровались и потерпели фиаско из-за того, что этого оказалось недостаточно.

Когда я учился в абитуре, в Германии появились первые видеомагнитофоны. Это был 1984 год. Телефоны были со шнурами и телефонная связь принадлежала государственной почте. Страна продолжала становиться благосостоятельнее. Было изобилие молодых специалистов из проф. училищ, а для студентов ВУЗов профессиональные перспективы были не радужные. Я был свободен в выборе ВУЗа и одного из десяти телеканалов. Я мог мог совершать поездки, куда хотел, а после 1990 года даже в Восточную Германию. Мне пришлось учиться обращаться с компьютером. И я мог свободно выбирать свою любовь, свою профессию, своего врача, свою Веру, стиль жизни, провайдера телефона, своих знакомых, группу по интересам и, если бы захотел, своих терапевтов. Я был свободен, и у меня появились первые седые волосы. Защитный фактор солнечного крема удесятирился, климатическая катастрофа определилась как что-то реальное. В газетах, журналах и книгах можно прочитать, что экологический крах уже неизбежен. Телевидение вещает о перенаселении, миграциях и войнах за природные ресурсы, но в уютном мире перед "голубым экраном" мы ничего этого не замечаем. Люди жаждут все больше и больше: максимум любви и секса, счастья и здоровья. Они желают быть знаменитыми, стройными и всегда молодыми. Среднестатистический немец думает по времени дольше о мелодиях своего мобильного телефона чем об изменении климата.

Свобода выбора сделала нас инерционными, ленивыми, банальными и слепыми. Мы озабоченны не выбором идеи, а выбором операционной системы. Мы научились игнорировать знания о том, что мир движется навстречу колапсу, лично каждого из нас это не касается. Мы смиряемся с тем, когда апостолы морали проповедают нам о потерях ценностей как консервативных, так и политически левых. Мы успокаиваем себя тем, что сейчас все же лучше, чем в нашей молодости. У нас есть порядок и дисциплина, по меньше мере — иногда. И мы охвачены чувством ответственности за мир и справедливость во всем мире, по меньше мере — теоретически.

Что с нами стало? Мы не хотим назад во времена наших дедов, и вперед, в мрачное будущее то же не хотим. Мы мечтали о бесконечном настоящем. Мы мечтали о том, что наши акции будут все время расти, а время стоять на месте. Но теперь мы должны выучить и понять определенный урок. То, что наши акции не будут постоянно расти, и что время бежит быстрее и быстрее. Мы учимся тому, что нашу жизнь невозможно положить в банк, который будет всегда выплачивать высокие проценты.

В этой ситуации многие немцы открывают для себя философию. Для моего деда Кант был тем, с кем он связывал прусские добротетели: мораль, порядочность, обязанность, помощь страдающим вместо удовлетворения страстей и желаний. Хотя Канта он никогда не читал. Мои родители читали Маркса и Адорно. Они мечтали о мире, который был бы свободен от принудительных капиталистических купли-продажных отношений. Они больше не верили в то, что увеличение возможности потребления делает счастливее. А когда мой отец слышал слово "свобода" или "свободный мир", то думал всегда о преступлениях американцев во Вьетнаме. Мои родители и мои дедушка и бабушка знали, какие человеческие ценности верные, а какие — нет. На политической сцене имелись однозначно хорошие и плохие, добрые и злые силы. В их собственной жизни было также.

А СЕГОДНЯ? Можно ли назвать нас хорошими людьми? Был бы мир лучше, если бы все жили как мы? Было бы меньше насилия и пыток, было бы положение женщин в мусульманском мире лучше? Представление о том, что в Китае полмиллиарда людей могли бы ездить на машинах, заставляет нас боязливо задуматься. Вести военные интервенции и региональные войны, исчерпывать природные ресурсы, расходывать до предела энергетические запасы, загрязнять и заражать окружающую среду — все это разрешено только нам. Категорический Императив Иммануила Канта, что поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой, применимо только в Западном мире, но не применим для других. (от ред.: Прехт приводит, но не цитирует, распространенную, но не совсем верную формулировку; точнее у Канта: "поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству").

Современный мир со своей глобальной информационной технологией, предел скорости которой — это скорость нажатия компьютерной мышки, сильно приблизил людей друг к другу. Это изменило нашу самооценку. Несмотря на степень нашей моральной инерционности, мы знаем и узнаем достаточно много, чтобы считать себя добродушными и безобидными. Мы знаем, что наш образ жизни превращает нашу планету в руины. Впервые в истории мы вынуждены над нашим стремлением "все больше и больше" поставить жирный знак вопроса. Имеется ли что-то другое, более важное?

Но все же, кто дает нам советы во времена, когда отсутствуют ориентиры? Церковь? Йоги, Ошо или Гуру, советчики с формулами быстрого счастья? Из года в год издаются в Германии книги-советчики, возможно, на трехзначную сумму в миллионах. Мы хотим стать красивее, желаннее, богаче, здоровее, счастливее. Но в редких случаях удавшаяся любовь рождается как результат различных трюков. С помощью тысячей абсолютно верных подсказок, советов никто еще не стал шефом фирмы. Бесчисленные пособия "Как стать миллионером" не увеличили насколько-нибудь заметно число миллионеров в Германии. И то, что посредством изучения мудрых книг "Как стать стройнее", можно действительно достичь этого, — подлежит сомнению. И спрятано ли счастье в моей жизни в одном из скрытых Я. Что изменю я в своей жизни, если прислушаюсь к священнику Анзелм Грюн, который утверждает, что заполнять себя надо из собственных "чистых источников", а не из "мутных"?

Наша беспрецедентная свобода не сделала нас счастливыми. Каждый день она показывает нам именно то, что мы не имеем. Она вынуждает нас делать выбор, сравнивать, ревновать, завидовать и разочаровываться. Если жизнь наших дедушек и бабушек не удалась, то причина тому были внешние обстоятельства. Если наша жизнь не есть то, что мы себе желаем, то причина тому кроется в нас. Мрачный прогноз.

Эмансипация сделала женщин счастливыми. Только счастливыми? Не принесла ли она им заодно неразрешимые проблемы? Как совместить профессию и детей? Можно ли одновременно быть хорошей матерью, сексуальной и успешной в карьере? Сексуальная революция освободила нас от стыда, робости и скованности. Но не сделала ли она нас ненасытно выборочными? Не подняла ли она наши требования и ожидания слишком высоко? В Германии каждый третий брак заканчивается разводом, а в крупных городах — каждый второй. И достаточно большая часть совместных пар не попадает в эту статистику, так как они не регистрируются официально. Современный профессиональный мир позволяет нам почти безограниченно осваивать и менять профессии. Но наряду с этим больше нет уверенности и надежности в этом мире, он заставляет нас искать и принимать мелкие дополнительные работы за низкую плату. Телевидение трех каналов объединяло раньше фамилию и весь народ. Телевидение трехсот каналов отделяет родителей от детей, разделяет друзей и соседей.

Идейные вдохновители этой свободы ничего не подозревали об этом. Для английских, французских и немецких философов эпохи просвещения свобода была лучезарным идеалом. Она была ключевым словом в борьбе против привилегий знати. Буржуазия 18 века связывала экономическую свободу с политической. Британские философы Джон Локк и Адам Смит, французы Дидро, Вольтер и Монтескьё придумали следущее: где господствует экономическая свобода, там не может отсутствовать политическая. От свободы рыночной к свободе политической — один небольшой шаг. И наконец философ из Кёнигсберга Иммануил Кант создал строгое, четкое объединение духовной и государственной конституции: Внутренняя свобода человека делает его способным быть рассудительным. Рассудительность делает его способным для формирования морали. Мораль объявляется в Праве. А Право гарантирует всем гражданам внешнюю свободу. Этот ход мыслей был таким подкупающим, что он и на сегодня остается основой разработки конститиций всех европейских стран.

ИСТОРИЯ гражданской (в русской терминологии: буржуазной) свободы выглядела долгое время успешной моделью. Самое позднее, после окончания Холодной Войны, Западные демократии считали себя лучшими формами экономических и государственных систем всех времен. Американский политолог Фрэнсис Фукуяма в 1990 году прошелся, так сказать, через правительственный квартал в Вашингтоне и во весь голос объявил: "Конец Истории", подразумевая историю развития государственных форм. Идею для этого поступка предоставил ему немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель. История для Гегеля была конечный процесс. Он мечтал о наступлении "божественных времен Христианства" на Земле, и таким образом объявил об окончании Истории по достижению оптимальной государственности. Для Гегеля воплощением "мирового духа", "идеальной империей" была идеализированная форма прусского чиновничьего государства начала 19 века. Для Фукуямы — это было победное торжество основопологающих прав и свобод, Правового Государства и свободной рыночной экономики в Западном мире.

Двадцать лет спустя после распада государственного социализма эта самоуверенность Запада улетучилась. А с ней и убеждения, что наша демократия является успешной моделью будущего. Самые большие экспортеры-страны продают по всему миру в огромном количестве всевозможные товары, технологии и т. д., но государственная форма не входит в это множество. В настоящее время им приходится познавать и признать, что и без демократии можно обойтись. Например, в государствах Персидского залива, в России и в Китае. И со "святым союзом" Основопологающих Прав, Правового Государства и Свободной Рыночной Экономики там особо не считаются. Как бы Запад угрожающе не возмущался о нарушениях прав человека в Китае, в самом китайском народе остается эта тема не первостепенной. Кто борется с загрязнением окружающей среды, проблемами жилья и перенаселения, у того в первую очередь другие заботы. И люди, которым государство предоставляет вполне благосостоятельное положение, редко склонны к протестам. У "Мирового Духа" по Гегелю переменчивое настроение, то он парит в одном направлении, то — в другом.

На протяжении 60-ти лет федеративная немецкая демократия была образцом успеха, 150 лет существовал прообраз демократии в древних Афинах. Древнегреческая демократия выросла в условиях объединения всех общественных сил против внешнего врага: Персии. Холодные и настоящие войны длились десятки лет. Для Афин была Персия ничем иным как грозным призраком Восточного Блока прошлого столетия. Центральная власть вместо Федерализма, бедность вместо благосостояния, рабство вместо свободы. Афинский морской союз был НАТО Древнегреческого Мира. И вот, после победного противостояния Востоку, — происходит катастрофа! Морской Союз распадается, одиночки, эгоисты командуют на сцене. Сверхдержава Афины потонула в долгах из-за безсмысленных военных походов и экспансий. Война на далекой Сицилии закончилась провалом, опустошив государственную казну. Новая Сверхдержава вышла на передний план, не демократичная, жестокая, быстро разбогатевшая: Спарта. Противопоставить ей Афины ничего не могли. Под конец пришли Македонцы с севера и окончательно затушили ослабевший очаг демократии.

СВИДЕТЕЛИ ЭТОГО РАСПАДА были поэты и философы. Эсхил и Софокл, Еврипид и Аристофан, Платон и Аристотель, Зенон и Эпикур. Они могли бы сказать, что непосредственно наблюдали происходящее. Никогда до этого не знал Западный мир такого рассвета искусства, такого штурма новаторских идей, как во времена упадка Афин. Опыт кризиса, политической неопределенности города-государства остался бесполезным, но идеи тех времен актуальны и до сих пор. Исторические параллели нельзя не заметить. Усиление конкуренции, перенапряжение США в военной области, сверхзадолжности. Западные финансовые институты в больших сомнениях, что касается грядущего дня. Где же опора, которая поддерживает наши ценности, где же мораль, которая нас объединяет? "Магазин сладостей и ароматных приправ" нашей недавней жизни, основанный по принципу самообслуживания — бери сколько сможешь, стал необозримым и неуправляемым. Развлекательная видео, аудио и другая техника веселит нас до полного отупения. И плата за это — тающий полярный лед, отравленные моря, разграбленные ресурсы и изменение климата во всем мире.

Философия расцветает во времена кризиса. Наше нынешнее положение в мире напоминает часы заката древних Афин и времена эпохи Просвещения. Трудности, неопределенность и коренные перевороты окрыляли философское мышление. Последующие общественные преобразования разрушили демократию и позволили подняться и укрепиться тоталитарной идеологии на долгое время: Христианство Средневековья. Итогом следующих основопологающих преобразований было разделение власти, Правовое Государство и Парламенство. К чему приведут изменения сегодняшних дней?

Наша жизнь стала такой сложной как никогда в истории человечества. И наши мозги Каменного Века блуждают в поиске ориентира. В тоже время, именно сейчас мы начинаем глубоко изучать и познавать наш мозг. Когда родился мой дед, то все перепроверенные знания о человеческом мозге можно было уместить на одной странице АЧ-формата. Во времена абитуры моего отца проводились первые исследования основопологающих мозговых электрохимические процессов. На сегодняшний день тысячи ученых и исследователей работают над расшифровкой мозга и его деятельности. Главный проект — это поиск механизма, создающий человеческую душу, наряду с изучением наших чувств. С помощью магнитно-резонансной томографии выявляются религиозные центры у монахов, обнаруживаются отдельные центры мужского и женского сексуального желания, открываются нервные клетки, отвечающие за сочувствие и сопереживание к другим людям.

Какую определенность, какое направление в понимании человека могут нам дать нейробиологи? Что узнаем мы от них в познании себя? Ответ таков, который нас неприятно поражает на первый взляд. Гомосапиенс, по результатам последних исследований нейробиологии, не является ни мудрым, ни рассудительным. Большая часть его реакций происходит автоматически и управляема инстинктами. "Двигатель" человека есть безсознательное в промежуточном мозге, а не сознательное из области большого мозга. Если нейробиологи правы, то наш рассудок не является центром управления наших действий. Более того, он подобен рекламной фирме для наших поступков, и после их свершения обосновывает, объясняет их. На автомобиле, выхлопные газы которого содержат большое количество диоксида углерода, мы едим к любовнице, с которой имеем секс без презерватива, и после этого закуриваем сигарету. Собственно говоря, мы ничего из перечисленного не считаем положительным. Мы против загрязнения окружающей среды, против супружеской измены, против неосторожного, безответственного отношения к опасности заражения СПИДом, и о том, что табак вреден, знаем отлично. Но после того, когда деяния уже совершены, мы рассматриваем их спокойнее и не так критично. Как никак, необязательно стремится быть самым положительным и образцовым человеком. Да и курить можно бросить всегда, в любой момент, когда захочется.

Естественно, нейробиологи преувеличивают немного, когда говорят, что человек вообще никакой Свободой Воли не обладает, так как эту самую Свободу они не могут ни показать, ни объяснить с помощью средств, которые используются ими. И непомерно преувеличивают они в выборе названий популистических книг о том, что якобы загадка и тайна сознания, мышления и разума к сегодняшнему дню раскрыты. Происходящий из нейробиологии импульс к переосмыслению очень значителен, но на факультетах философии в немецких университетах он все же остается еще недостаточно оцененым. Может быть поэтому, распродажа подобных книг имеет успех. Более 100 тысяч экземпляров продается в Германии из года в год.

Возможно, что нейробиология — это философия нашего времени. Возможно. Она предоставляет факты о том, о чем традиционная философия строит только предположения. Но может ли она нам ответить на вопрос, как надо жить? Кто подскажет нам, как выглядит будущее? Что понимает она, нейробиология, о глобализации, бедноте и богатстве, войнах, изменении климата, миграции и демократии?

Нужно быть осторожным в смелых предположениях. Но, увы, биологические теории с легким взглядом на возможное построение нашего мозга имеют спрос. Гены, нейроны и законы эволюции — материал, на котором строятся модели, теории, объясняющие мир. Так называемая, эволюционная психология переживает в наше время настоящий бум популярности. Для нее любая задача, любой вопрос — легко решаемы. Она объясняет нам, почему нет Бога, почему Соединенные Штаты находятся на пути ослабления и кризиса, или почему женщины не могут парковаться. В основе всего этого лежит древняя мечта, найти законы природы, которые могут логически объяснить неразумные действия людей. Для психологов-эволюционеров человек по своей природе, с момента рождения полностью определен на основе его генов, инстинктов, построения мозга и эволюционной стратегии.

СИТУАЦИЯ СЕГОДНЯ парадоксальнее просто некуда. В то время, когда наша внешняя Свобода разрывает все границы, биологи ограничивают нашу внутреннюю свободу до минимума. Для философов эпохи Просвещения человек был внутренне свободен, только внешние обстоятельства ограничивали его. Еще Жан-Поль Сартр, один из самых великих сподвижников человеческой Свободы 20-го века, объявил, что человек сам отвечает за свои поступки. Человек, по Сатре, создает себя сам, как художник создает сам свое произведение. Все зависит от наших поступков. Все достижимо, невозможного нет — yes, we can! Для биофилософов настоящего ситуация выглядит наоборот — человек есть раб своей биологической природы. Их прогнозы мрачны — no, we cannot!

Каким объяснениям, теориям можно верить? Какой образ человека более или менее надежный? Какое общество как модель можно себе представить, а какое — нет? Сотни тысяч немцев присматриваются и прислушиваются к науке ориентации, которая полностью соответствует своему названию. Количество людей, которых впечатляют элементарные биологические факты, открытия или теории эзотерики, неуклонно уменьшается. Восточноазиатские жизненные мудрости о гармонии души теряют свою популярность. А определение, что благосостояние есть счастье в жизни, применялось поколением "игроков в гольф", но после финансового кризиса перестало быть актуальным. Высказывание, что деньги делают счастливым, остается верным, но до тех пор, пока основные потребности не удовлетворены. С того момента, когда это произойдет, чувство счастья не растет больше пропорционально доходам. Люди подобные Акерманну[2] явно не самые счастливые.

Ориентация, а не ценности, есть новое магическое слово. Ценности имеются в изобилии. Большинство людей в Германии желает свободу и безопасность, демократию и сильных правителей, рост экономики и сохранение экологии, дешевую нефть и чистый воздух, безграничный интернет и охрану детей, блестящие упаковки и уменьшение мусорных отходов. Ценностей у нас немало, но они конфликтуют друг с другом.

В кладовой философии хранится многое, о чем нам в настоящее время стоит задуматься. Самоский философ Эпикур собирал афинских учеников в своем саду и учил их развивать тело и душу в гармонии, здоровое состояние обоих не отделимо друг от друга. Он советовал им искать ценности, не связанные с богатством и властью. Затем Барух Спиноза определил психо-физическую взаимосвязь между телом и духом, хотя многие нейробиологи предписывают это открытие себе. А небезызвестный Карл Маркс раскрыл в трех солидных томах сущность капитализма и его саморазрушающую силу. Еще до пролетарской революции должен был бы "фиктивный капитал" интернационального финансового рынка повлиять разлагающе на национальные экономики и обрушить здание капиталистической системы. Открытый рынок капитала и его враги — в третьем томе "Капитала" можно найти пророчество.

Когда демократия в древней Греции потерпела крушение, тогдашние философы были в качестве зрителей. Они обсуждали и спорили на Агоре, на рыночной площади, на холмах перед Акрополем. Миллионы людей в Германии находятся сегодня в поиске ориентации. Они задумываются о своем будущем и о будущем своих детей. Вопрос о том, потопят ли современные изменения наше общество или приведут в гавань лучших времен, отстается не решенным. И мы — не зрители происходящего, а непосредственные участники.

Примечания.

1.

Oswalt Kolle (2 октября 1928 года в Киле) — немецкий журналист и кинопродюсер, стал достаточно известен в немецкоговорящих странах после выхода его фильмов о сексуальном образовании.

2.

Йозеф Акерманн, top-менеджер, находился под подозрением в выплате сверх-премий (одна из форм легальных взяток) менеджерам других фирм во время фузионирования этих фирм. На сегодняшний день один из самовысокооплачиваемых менеджеров Германии. Судебные разбирательства подпортили его имидж, вынужден уйти в отставку с высоких постов.