Поколение Китеж. Ваш приемный ребенок.

ПРАКТИКУМ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ. ДЕТИ КИТЕЖА. ОЛЯ.

Сказки она начала писать с десяти лет. Так она убегала в миры, созданные собственным воображением, от ЗЛОГО и ОПАСНОГО МИРА. В ее мирах-сказках добро побеждало зло. Так она научилась закрывать тяжелые воспоминания детства яркими фантазиями. Это помогло ей выжить и сохранить способность улыбаться.

Беда была в том, что она не могла в десять лет научиться отделять в собственном сознании сказку от вымысла. Среди возможных моделей поведения она не могла выбрать, какие подходят для нашей реальности, а какие действуют только в сказочном мире. Образы в своем сознании она делила только на приятные и неприятные. Неприятные старательно забывала, то есть прятала от самой себя в те глубины, которые у нас принято называть подсознанием.

ИЗ ЛИЧНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КАРТЫ.

Октябрь 2004 года.

Сеанс арт-терапии.

Задание: нарисовать радость и горе, а потом придумать сказку о путешествии из мира горя в мир радости.

Олина сказка называлась «Светлый мир». Она рассказала о старце, который жил в темном замке и не любил, когда плачут люди. Он мечтал о солнечном городе, где жила его семья. Когда он пришел в город, все перестали плакать и стали радоваться окружающему миру.

Задание: нарисовать символ радости.

Оля нарисовала пятиконечную звезду.

23 ноября 2004 года.

Оля, по отзывам наставников, надежный представитель Малого Совета. Является на первый зов, если нужно посидеть с детьми в детском саду, помогает на кухне. Но излишне эмоциональна – кричит на подруг.

1 декабря 2004 года.

Курила со Светой. Склонна зацикливаться в обиде, может до бесконечности слушать одну и ту же музыку.

9 декабря 2004 года.

Писала всю ночь сказку, для того чтобы поставить ее с начальной школой.

2 марта 2005 года.

Пили с Машей С. вино в каптерке.

5 апреля 2005 года.

По словам приемных родителей, Оля последний месяц пребывает в сознательном состоянии. Помогает по дому. Стала гораздо спокойнее, чем раньше теперь уже не бьется в истерике, но может кричать и громко рыдать под музыку.

Досуг: слушает музыку, читает книжки, в больших сомнениях по поводу своего будущего. Хочет в Москву.

7 апреля 2005 года.

Оля пытается одновременно быть маленькой (позволять себе плохое настроение, корчить рожи, капризничать) и взрослой, принимаемой всеми.

Оля рассказала, что очень любила бабушку, которая умерла, что она ей часто снилась. Девушка до сих пор боится спать без света и оставаться одна.

С приемной мамой пытается разговаривать, как с подругой, о самых главных вещах. Любит рассказывать о своих мыслях и переживаниях, особенно, когда в очередной раз влюбляется. Выслушивает советы, но это не означает, что стремится их выполнять. Самоутверждается – пытается «жить своим умом».

Несмотря на взрослую фигуру и уровень притязаний, она и в семнадцать лет сохранила суждения четырнадцатилетней девочки. Мечтает вырваться в Москву, которая ассоциируется у нее со свободой курить и ходить по барам. «Я в Москве буду свободна, никто больше не скажет мне, что делать, куда идти, в меня влюбится кто-то богатый и красивый...».

Мы обнаружили, что у первых выпускников Китежа в голове не благодарность и желание помочь нам в нашей благородной деятельности, а стремление быстрее вырваться от нас на свободу – во взрослую вольную жизнь. (Правда, неприятно это признавать?) Мы все, воспитанные в рамках нравственных договоров, «по праву» ожидаем высоких помыслов и безупречных поступков от тех, кого спасаем. А они об этом не подозревают, потому что их жизнь проходит в другом мире, в иных координатах.

Фильмы и легенды товарищей по детдому уложили в Образ мира Оли мифологический слой, где поездка в Москву как-то связывалась с надеждой заработать много денег. Но и это был только путь к следующему мифу – неземной любви.

Внешне Оля смирилась с нашим взрослым миром, но мечта о счастье, как фантастическое полотно, продолжает пополняться новыми деталями, не позволяя ей заняться реальной картиной мира. Девочка отказывается взрослеть, избегает общаться с теми, кто умнее и сильнее. Она поняла, что улыбка и смиренно опущенные глаза позволяют ей избегать общения.

Мы научили ее математике и орфографии, а также работать на компьютере, готовить и шить, играть в спектаклях и даже говорить по-английски. Мы дали ей почувствовать себя личностью, вырастили в ней культуру, которая не дает ей возвратиться в жуткую среду, погубившую ее мать. Но и этого оказалось недостаточно.

Оля оказалась для нас крепким орешком. Пока она беззаботно жила в защищенном мире Китежа, ее знания о способах выживания в жестком мире, хранились, как меч, в ножнах. А потом, когда ей становилось больно, казалось, что ее обидели, недооценили, меч оказывался в руке, и она начинала сражаться.

Из записки отверженной подруге.

«Ты, стерва, оттяни свои руки от моего пацана. Запомни, мы тебя не хотим видеть в нашей семье. С тобой не хотят дружить ни Верка, ни.

Катя, ни Ванька. А будешь к нему лезть, я тебе волосы вырву».

Перед нами вроде бы та же девочка, что писала сказки, но теперь ею руководит программа, призванная из недр памяти. Способ реакции и лексикон взяты из глубокого прошлого, когда она постигала мир через взаимоотношения с бомжами.

Тяжело взрослеть! Усложненный мир, возможность агрессии со стороны окружающих, уплотнение договоров – все превращает милую девочку с ангельским личиком в бойца ниндзя. Она вспоминает все, что знала с первых лет об искусстве войны и управления окружающими. И тут мы ей не помощники, ведь войну-то она, по сути, готовится вести против нас – ее родителей. Это очень болезненный период в общении родителей и подрастающих детей: и девочек, и мальчиков.

Теперь, по прошествии стольких лет, наделав много собственных ошибок и сделав выводы, я думаю не о том, как заставить детей увидеть правду, а как прежде всего сохранить канал любви и доверия. Я показываю, что я на их стороне, даже когда они говорят или делают откровенные глупости, даже когда они не могут выучить урок и получают двойки.

Прежде всего сохранить канал доверия! А потом по этому каналу можно пускать информацию. Да, да, я знаю, в школе есть планы, классы, часы, отчеты успеваемости...

Но ради чего ребенку делать усилие? Ради института? Да он и вообразить не может, что это такое. Он может учиться ради любви. Чтобы обрадовать кого-то, кто для него очень важен, кто устанавливает законы в его мире.

Ну, не нравится слово любовь, назовите это безопасной привязанностью.

Растущая личность, если ее очень сильно попросить, может сама себя настроить на усилия, необходимые для достижения цели. Она и не очень представляет себе тот путь, по которому ее ведут, но, опираясь на любовь и доверие к родителям, продолжает делать необходимые усилия в школе.

При этом решающей оказывается устремленность самих родителей на развитие. Они создают восходящий поток, который поднимает их самих, а заодно и детей, находящихся в сфере их сознания.

Для того, чтобы дети выросли любознательными, умными, творческими, у них должны быть любознательные, творческие родители и учителя, которых они любят.

Многие дети получают информацию о мыслях и чувствах даже приемных родителей как бы «напрямую». Что и как передает информацию, мы пока не знаем. Можно назвать это «потоками энергии определенной частоты». Но нам и не нужны научные термины для того, чтобы в семье все было нормально! Нам нужны практические выводы, как добиться любви и согласия со своими детьми!

Так вот, приходится принять, что дети «не понимая» ощущают, причем в широком, доступном только им, диапазоне. Им постоянно требуется подтверждение нашей любви, но не словами, а состояниями! Они чувствуют сильнее и тоньше, чем взрослые, так как от контакта с матерью в первые годы буквально зависит их жизнь. Они знают мир внутренних переживаний матери, как рыба знает воду. И также как рыба знает подводные течения, дети знают ток любви – гарантию, что их не бросят, защитят, накормят.

Правда, это не означает, что о любви не надо говорить. Ребенок нуждается в интерпретации всего, что видит вокруг. Что бы мы ни рассказывали детям об опасностях, необходимости соблюдать ритуалы общественной жизни, не открывать свои чувства первым встречным и т. д., они будут не в состоянии понять это на уровне собственных внутренних реакций и, тем более, занести в свой ОБРАЗ МИРА. Их реальность должна включать элементы тех вызовов, которые заставляют человека по мере взросления формировать в себе волю, умение держать удары, различать ложь, хранить верность. И еще уметь радоваться красоте мира и нашей любви.

Как правило, после попадания в безопасную среду, позволяющую ребенку или подростку ощутить себя любимым и значимым, начинается его ускоренное развитие в эмоциональной, физической и интеллектуальной сферах. Во многих случаях эта метаморфоза сразу отражается и внешне: гордо поднимается голова и разворачиваются плечи. Иногда создается впечатление, что, сняв груз с сознания, мы позволяем ему наполнить тело новой физической силой. Здоровый дух формирует для себя здоровое тело. А вслед за этим появляется и отвага, для того чтобы думать, анализировать, осознавать. Мы в Китеже отмечаем достижение этого этапа по готовности растущей личности заглядывать в свое прошлое и будущее.

Это всегда означает, что накоплен достаточно большой запас внутренней силы, необходимой, чтобы вновь встретиться с болью и страхом. В то же время, такой путь в прошлое сам по себе является лучшим видом терапии. Просто в одиночку ребенок не может проделать его. Рядом нужен взрослый, способный спокойно выслушать, оценить усилия и оправдать, обязательно оправдать любую ошибку, которая отягощает сознание маленькой личности.

Постепенно расширяя и углубляя воспоминания, можно помочь подопечному переоценить свою жизнь, поверить в ее значимость и неслучайность.