Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий.

П.

ПАЛАТА № 6.

Хотя о существовавшей в Питере во второй половине 70-х группе ПАЛАТА № 6 сегодня вспоминают прежде всего по той причине, что в ней начиналась музыкальная биография Виктора Цоя, на самом деле ее основным действующим лицом и движущей силой был одаренный певец, музыкант и автор песен, а еще позже театральный актер Максим Пашков.

Максим родился 8 августа 1962 года в Питере. Его родители, военный инженер и переводчица, не имели прямого отношения к миру искусства, но увлекались современной музыкой и собирали ее записи. По воспоминаниям Пашкова, его первым увлечением стал джаз – он с удовольствием слушал Дюка Эллингтона и других звезд мэйнстрима, – и только подростком переключился на Элвиса, Джонни Холлидея и, конечно, THE BEATLES, музыка которых повлияла на него сильнее, чем что-либо другое. В 1969-м Максим поступил в 232-ю английскую спецшколу, а в пятом классе родители определили его еще и в детскую художественную школу на канале Грибоедова. К тому времени он – с помощью отца, который неплохо играл на семиструнке, – освоил гитару, а потом ф-но и другие инструменты.

Чуть ли не все ученики художественной школы бредили рок-музыкой, однако Пашков оказался единственным из них, кто умел ее играть. В первый же год обучения он познакомился с Цоем, который владел старенькой гитарой и знал пару простых аккордов. Некоторое время они вдвоем бесцельно бренчали на гитарах – благо у Пашкова-старшего их было несколько, – после чего Максим решил сколотить из одногруппников трио, которое ему пришлось учить играть на своих инструментах: так Виктор Цой стал бас-гитаристом («у баса всего четыре струны, да и партии попроще»), а Виталий Соколов – барабанщиком. Экипировка группы потребовала больших финансовых вливаний: Цою в конце концов вскладчину купили в комиссионке бас-гитару, а Виталику пришлось довольствоваться пионерским барабаном и какими-то железяками.

Еще никак не называвшаяся группа проводила много времени у магнитофона, на слух снимая партии инструментов, играла все подряд, правда, отдавая предпочтение BLACK SABBATH («у них был тот же набор инструментов, ясные мелодии и, что нам импонировало, мрачные тексты») и изредка выступала на школьных вечерах. Так прошло четыре года. К концу этого времени Пашков окончательно потерял интерес к рисованию, решив посвятить себя музыке, а Цой еще надеялся стать художником, поэтому после восьмого класса ушел из общеобразовательной школы и поступил в училище им. Серова.

Тем не менее группа, которая к этому времени получила многозначительное имя ПАЛАТА № 6 (мол, понимаем, в какой стране живем), не развалилась, а переехала в Серовку, где был кое-какой аппарат и уже существовала группа ГОЛУБЫЕ МОНСТРЫ. Виталий Соколов пропал из виду, но в училище отыскался новый барабанщик, Анатолий Смирнов – разносторонне одаренный художник и музыкант, который уже тогда поглядывал в сторону профессиональной сцены.

ПАЛАТА № 6 исполняла материал BLACK SABBATH, DEEP PURPLE (с непременной «Smoke on the Water») и песни самого Макса, которые можно было определить как мелодичный хард с нарочито чернушными текстами. Группа регулярно и с успехом выступала у себя в Серовке, а также гастролировала по соседним школам. Цой, который все первые годы посвятил борьбе с бас-гитарой, мало-помалу освоился на сцене, а также начал проявлять себя как интересный аранжировщик. Помимо того он славился умением точно снимать партии любых инструментов, а на записях играл отдельные гитарные партии и пел вторым голосом (делать это на сцене он покуда не решался).

К началу 1980-го Смирнов начал пропускать репетиции и концерты, поскольку в поисках приработка постоянно где-то халтурил. В этих случаях его подменял Владимир Дорохин из группы с эксцентричным названием ЭЛЕКТРОФРИКЦИОННЫЕ КОЛЕБАНИЯ КАК ФАКТОР ИЗНОСА ТРАМВАЙНЫХ РЕЛЬС. Дорохин также отметился в как минимум двух номерах альбома «Слонолуние», который ПАЛАТА № 6 в то время записывала дома у Пашкова в Мучном переулке, используя два бытовых магнитофона.

В июне 1980-го ПАЛАТА № 6 выступила на выпускном школьном вечере вместе с чуть более известным ПИЛИГРИМОМ, в котором играли Дюша Михайлов, Алексей Рыбин, Олег Валинский и Борис Ободовский. Тем же летом Пашков поступил в Театральный институт на курс В. В. Петрова, и активность ПАЛАТЫ № 6 начала сходить на нет. К тому же и сам Цой был принят в реставрационное училище на пр. Стойкости, где той же осенью стал гитаристом группы РАКУРС.

Правда, в начале 1981 года ПАЛАТА № 6 выступила на сэйшене в общежитии на ул. Здоровцева в компании с ПЕПЛОМ, где к ним присоединился флейтист Борис Ободовский из только что распавшегося ПИЛИГРИМА, но той же весной ПАЛАТА № 6 окончательно ушла в прошлое.

Цой, который продолжал играть в РАКУРСЕ, в то время сошелся с панковской компанией Свиньи и пару раз исполнял роль бас-гитариста в АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯХ. Летом 1981-го они с Лешей Рыбиным объединились под именем ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ, из чего к началу следующего года родилось КИНО. Смирнов ушел на эстраду. Ободовский позднее играл с группами ШТОРМГЛАС и ПЕПЕЛ. Что же до самого Пашкова, то он с 1980-го по 1984-й осваивал актерское мастерство, на последнем курсе ЛГИТМиК сделал еще одну попытку записать свой материал, в чем ему помогал новый гитарист КИНО Юрий Каспарян, а по окончании института на два года ушел в армию.

Отслужив, Максим вернулся домой и обнаружил, что в Питере начался новый бум русского рока, а его бывший бас-гитарист стал одной из его звезд. Сам он к тому времени переключил внимание с тяжелого рока на новую волну, а также начал сочинять романтичные песни в бардовском ключе. Он хотел было реорганизовать ПАЛАТУ № 6, вернее, собрать группу для исполнения своего нового материала, для чего снова привлек Дорохина (который после ПАЛАТЫ № 6 играл в ХАМЕЛЕОНЧИКЕ ЗА и ПЕПЛЕ) и ряд других знакомых музыкантов, но время уже было упущено – вскоре Пашков стал актером Театра им. Ленинского комсомола и год отыграл на его сцене.

В ноябре 1987-го Дюша Михайлов пригласил Максима в группу НЕВЕСТА, которая возникла за полгода до этого на обломках КСК. Они много репетировали, но выступили всего несколько раз, поскольку сам Дюша много гастролировал с ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК, а их клавишник Павел Кондратенко был крайне загружен в АЛИСЕ. Весной 1988-го Пашков ушел из НЕВЕСТЫ и на некоторое время покинул музыку.

Он устроился в театр «Народный дом», возникший на базе Мюзик-холла (его возглавил Лев Рахлин-младший), где была поставлена пьеса «Играем короля», которую Максим сочинил в соавторстве с Борисом Бирманом. В спектакле звучало несколько песен, специально написанных для него Пашковым. Театр представлял «Короля» на питерской сцене, а также вывозил в Европу. В 1989 году «Народный дом» поставил еще одну пьесу Максима «Если кошку ободрать, она точь-в-точь кролик». Пьеса вызвала острое недовольство у чиновников, зато пользовалась успехом у публики во Франции, Дании, Югославии и т. д.

Все это время Пашков продолжал поддерживать творческие контакты с бывшим бас-гитаристом НЕВЕСТЫ Михаилом Дубовым, который высоко ценил его песни, поэтому в середине 1990 года, после того как неугомонный Дубов, кочевавший из группы в группу, расстался с ДУХАМИ, они собрали ПИТЕРСКИЙ БЛЮЗ, получивший свое название от одного из главных хитов в репертуаре Максима. В состав группы вошел барабанщик Игорь Артеменко (экс-ОПАСНЫЕ СОСЕДИ) и его жена, бывшая саксофонистка ЭКС-МИССИИ Жанна Озгибцева. Они периодически выступали (в т. ч. в клубе «Nord», где Дубов одно время был кем-то вроде арт-директора), но к 1992 году группа незаметно распалась, а Максим окончательно ушел в мир театра.

Большую часть 90-х и начало следующего десятилетия Пашков провел, гастролируя в Европе с различными театральными проектами, сотрудничал с «Парамон-театром» ныне живущего в Германии режиссера Григория Коффа (его питерский «Театр на Перекупном» осенью 1996-го дал жизнь клубу «Молоко»), руководил детскими театральными кружками, а иногда выступал как музыкант; в частности, в 2004 году в Кельне он дал импровизированный концерт с Дубовым и его немецкими музыкантами.

Дискография:

Слонолуние (1979).

PARA BELLUM.

Пионеры и главные популяризаторы нео-готики на клубной сцене Питера 90-х, группа PARA BELLUM прошла долгий и весьма причудливый путь, прежде чем обрела собственный стиль и сформулировала мелодический язык, позволивший ей привлечь внимание широкой публики. Достаточно отметить, что один лишь инкубационный период – от первой репетиции до дебюта на сцене – затянулся у PARA BELLUM на пять долгих лет!

Как идея PARA BELLUM был задуман весной 1992-го, когда студент факультета журналистики Петербургского университета Леонид Новиков, в то время уже начинавший сотрудничать с появившейся в Питере годом раньше музыкальной газетой «Rock Fuzz» (где он публиковался как Леонид Фомин), и гитарист Алексей Писарев, которых познакомил барабанщик популярных в те годы THE NOIZES Александр «Бист» Якимов, решили реализовать на практике свои взгляды на современную музыку. Новиков сочинял тексты и пел (для чего ему даже пришлось брать уроки вокала), музыку и аранжировки компаньоны придумывали вместе. Их музыкальные пристрастия лежали преимущественно в области тяжелых жанров: гранджа, хард-рока, арт-кора, которые тогда находились на пике популярности, однако делившая время между учебой и газетой группа (одно время она даже репетировала прямо в редакции) долго не могла стабилизировать состав.

За следующие три года «Rock Fuzz» из нерегулярной газетки превратился в ежемесячный журнал, а Леня Фомин стал одним из его руководителей. Между тем и в судьбе группе наметился прогресс: в октябре 1995-го она обрела свое нынешнее название (от латинской пословицы «para pax – para bellum» – «хочешь мира – готовься к войне» или одноименной марки огнестрельного оружия) и первый регулярный состав, в который вошли Глеб Тарабутин, бас, и Александр Сагайтис (экс-ДУКАКИС-PARTY, METAMORPHOSES), барабаны. Глеб, к слову, вскоре тоже стал активным автором журнала. С этого момента PARA BELLUM превратился в реальную группу.

Свой первый концерт PARA BELLUM дал в ноябре 1997 года в клубе «Лесопилка», в рамках небольшого фестиваля при участии групп из Питера, Новосибирска и Бреста. Второй – две недели спустя все в той же «Лесопилке», когда клуб предложил им разогревать публику для культовой гранджевой группы ДЖАН КУ.

В первой половине 1998-го PARA BELLUM дал серию концертов в клубе «Молоко» и в бывшем помещении Ленинградского Рок-клуба на Рубинштейна, 13, как правило, вместе с другими клубными группами, включая ЗАБАВЫ ПРОСТОЛЮДИНА, НЭП, ПЕППИ и т. д.

В начале лета место отправившегося открывать Америку Тарабутина занял опытный музыкант, журналист, знаток и пропагандист гаражного рока и бита Алексей Ершов, в разное время участник групп ЛАВСАН, THE NOIZES, SS-XX, YELLOW PILLOW, UNDERGROUND SUNBURN и т. д. В августе 1998-го группу покинул и Сагайтис, а новым барабанщиком стал Андрей Андрюшко (экс-РЕЗЕРВАЦИЯ). В конце осени Тарабутин вернулся из Штатов на свой пост в PARA BELLUM, а Ершов продолжил популяризацию корневой рок-культуры с YELLOW PILLOW.

К началу 1999-го PARA BELLUM дорос до статуса хэдлайнера концертов в том же «Молоке», а также участвовал в мини-фестивалях на сцене клубов «Полигон» и «Лайза». 24 ноября 1999 года группа презентовала в «Молоке» свой первый междисциплинарный проект: совместную акцию с питерскими художниками Галиной Самариной и Николаем Скрылем, названную ими «Аудиовизуализация Фундаментальных Параметров Сознания». Помимо них участие в акции приняли художники Александр Кляйн (Мюнхен, Германия) и Максимилиан Рецц (Рим, Италия), а также группы MINA и CONTRIVA (Германия).

В декабре 1999-го в рядах PARA BELLUM появился клавишник Степан Славин, параллельно игравший со своей экспериментальной группой VIDNA NEBO. Этот состав в начале января дебютировал в студии «Добролет», впервые записав две своих песни (звукорежиссер Александр Мартисов). Неделей позже группа приняла участие в фестивале «FuzzFest», проходившем под эгидой журнала «Fuzz» на сцене «Юбилейного», где она – помимо собственного материала – исполнила кавер хита Игги Попа «Passenger».

14 апреля 2000 года группа выступила на одной из сцен международного фестиваля Сергея Курехина «S.K.I.F.-4», проходившем в питерском театре «Балтийский дом»; 20 мая отметилась на фестивале «Rocket to Russia» в клубе «Спартак» при участии москвичей Н.А.И.В. и американцев Marky RAMONE & THE INTRUDERS (в рядах последних играл бывший барабанщик THE RAMONES, один из альбомов которых и стал названием всей акции).

В мартовском номере журнала «Fuzz» (2000) был опубликован первый большой материал о PARA BELLUM, а в изданный в том же мае сборник «FuzzBox Vol. 10» была включена их песня «Пять минут любви». Стиль группы в это время все больше смещался в направлении готики, что и послужило причиной первых серьезных разногласий в ее рядах. В июле с PARA BELLUM расстался один из отцов-основателей Алексей Писарев, а его место занял общий приятель, тату-мастер и экс-гитарист группы DEAD MAN (или МЕРТВЕЦ) Тарас Лужецкий. Это, однако, не спасло ситуацию, и в конце сентября PARA BELLUM распался.

Славин и примкнувший к нему Тарабутин продолжали работать как VIDNA NEBO; Андрюшко стал участником группы ТАНКИ, а Новиков начал подыскивать новых музыкантов. Почти сразу на его пути встретился профессиональный гитарист Алексей «Алекс» Шпынев, который во второй половине 80-х прошел через ряды НОКАУТА, СЕЙФА и ЛЕГИОНА, в 90-х был участником СТИЛЯ Сергея Наветного, а также возглавлял группы ОРДЕН и SHRM SOUND. В конце десятилетия он на время покинул музыку, но осенью 1999-го организовал студийную (а позднее и концертную) группу НАМБА ВОН вместе с известным музыкантом, издателем и диджеем радиостанции «Модерн» Геннадием Бачинским (экс-ДЕПУТАТ БАЛТИКИ, ХИМЕРА, «Абдыла Рекордз»).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

PARA BELLUM.

Фото: архив группы.

Изначально Шпынев был приглашен в PARA BELLUM как саунд-продюсер, однако сразу же начал генерировать конструктивные аранжировочные идеи, логично заняв место лидер-гитариста. По его рекомендации за барабаны был призван тогдашний участник НАМБА ВОН Михаил Харченко, а бас-гитару взял в руки Дмитрий Турьев, ранее игравший кавера с RED FOX, JACK DANIELS и SHUTTLE TRAIN. В течение двух октябрьских недель радикально обновленная группа заново аранжировала материал будущего альбома. В том же октябре на студии «Acoustic Line» звукорежиссер Вадим Рокицкий при участии Олега Дегтярева записал и свел одноименный дебютный альбом PARA BELLUM. Партии клавишных в студии исполнила Настя Бартенева, менеджер различных групп (МИНОРНОЕ ПОЛЕ, ЛЕНИЧ-БЭНД и т. д.), а также организатор множества клубных концертов и фестивалей.

17 ноября 2000 года альбом «Para Bellum» был презентован в клубе «Молоко», где дебютировала новая клавишница группы Елена Сорокина. Альбом был издан на кассетах и компакт-дисках под специально созданным для этого лэйблом «Fuzz Records» и распространялся среди подписчиков с очередным номером журнала. Альбом стал свидетельством того, что группа PARA BELLUM наконец-то нашла свой стиль, который можно было классифицировать как готик-металл, а песни разных лет, до этого звучавшие достаточно эклектично, приобрели единое аранжировочное оформление. Помимо песен группы диск включал неожиданный кавер пикниковского «Телефона», сделанный в жесткой готической манере, а также два ремикса от VIDNA NEBO и электронщиков BAD TRIP.

Однако Шпынев еще в 80-х не зря заработал репутацию «разрушителя групп»: после первых же выступлений PARA BELLUM Mark II он начал методично и целенаправленно навязывать группе свои музыкальные идеи, чем вызвал в ее рядах раскол. Как следствие, в феврале 2001-го и вторая версия PARA BELLUM прекратила существование: Шпынев и Харченко вернулись в НАМБА ВОН, Турьев позднее стал участником СОЛНЕЧНОГО УДАРА, Сорокина репетировала с КС, а весной 2002 года присоединилась к ВРАГАМ.

Тем не менее в августе 2001-го старый приятель и коллега Новикова Алексей Ершов предложил ему реанимировать PARA BELLUM. В строй вернулся еще один ветеран группы Алексей Писарев, и той же осенью она, сменив начертание своего названия на PARA BELLVM, возобновила репетиции. В октябре 2001-го за барабанами появился Валерий Класович из групп ОЧИСТНЫЕ СООРУЖЕНИЯ, THE SODS и МОЕ ЗЕЛЕНОЕ СОЛНЦЕ.

Несмотря на то что большую часть 2001 года PARA BELLVM фактически провел в состоянии анабиоза, по итогам голосования на сайте spbclub.cool.ru он был признан самой интересной группой года. Тогда же музыканты начали готовить новую концертную программу и свой второй альбом.

11 января 2002 года PARA BELLVM разогревал арену «Юбилейного» для очередных гостей с Запада, группы TO/DIE/FOR. На протяжении года они регулярно выступали в питерских клубах, в сентябре 2002-го опять сменили барабанщика: место Класовича, который воссоединился со своими коллегами по ОЧИСТНЫМ СООРУЖЕНИЯМ в новой группе КЕНГУРРУ, занял Дмитрий Никулин из ИНКОГНИТО, а чуть раньше опять стали квинтетом, вернув в свои ряды Тараса Лужецкого.

21 декабря того же года PARA BELLVM – вместе с группой энтузиастов с «Radio Inferno Projekt» – устроили первый в Питере фестиваль готической музыки. Он состоялся в клубе «Red Club» и собрал на своей сцене целый букет звезд и интересных дебютантов – от легендарных архангелогородцев из MOON FAR AWAY и молодых москвичей CHILDREN OF THE GUN до питерских ЛУНОФОБИИ, VIDNA NEBO и THEODOR BASTARD.

В 2003 году группа завершила-таки работу над своим вторым студийным альбомом «Вечный лед» (он был издан «KDK Records»), 5 декабря провела II фестиваль в рамках программы «Radio Inferno», а в состав PARA BELLVM влился гитарист и клавишник Владимир Авдеев (экс-БАОБАБЫ, SALTO MORALE), который принял деятельное участие в сочинении музыки и аранжировках. Весь следующий год они посвятили своей реорганизации и работе над новой программой; единственными крупными акциями стали появление группы в качестве гостей на третьем фестивале «Radio Inferno» (декабрь 2004-го) и выступление на разогреве у LAKE OF TEARS в следующем марте – к тому же в конце 2004-го Новиков наконец покинул «Fuzz», взявшись за создание российской версии легендарного журнала «Rolling Stone», первый номер которого увидел свет в середине 2005 года.

К этому времени PARA BELLVM покинул деятельный Ершов, которого пригласила молодая группа гаражного рока THE KING KONGS. На посту бас-гитариста его – довольно неожиданно для многих – осенью 2005-го сменила жена Леонида, Елена Станкевич, в недавнем прошлом участница фолк-панк группы ИВА НОВА. Этот год оказался продуктивен и в отношении звукозаписи: в 2005-м PARA BELLVM записал сингл «Завтра», а также принял участие в проекте «Новая звуковая дорожка», в рамках которой сочинил новый саундтрек к классической немой киноленте Евгения Бауэра «Жизнь за жизнь» (1916).

Год 2005-й завершили совместное выступление PARA BELLVM с группой THE 69 EYES (сентябрь) и поездка на фестиваль «Schwarzes Dresden VI» в Германии (ноябрь). В последний на сегодня состав группы – помимо четы Новиковых и Лужецкого – вошли гитарист Александр Молчанов и барабанщик Сергей «Томас» Егоров (экс-ANIMAL ДЖАZ).

Дискография:

Para Bellum (2000); Вечный лед (2003); Завтра (EP, 2005); Жизнь за жизнь (2005).

ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА.

В годы своего расцвета группа ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА была классическим образцом хард-рока в питерском понимании этого жанра, сохранив его лучшие черты и во многом продолжив художественную линию легендарных РОССИЯН.

Она появилась на свет в октябре 1977 года в Ленинградском электротехническом институте. Основатель и неизменный лидер ВЫСТАВКИ Юрий Рулев родился 20 ноября 1959 года в Ленинграде и дебютировал в начале 1973-го в школьной группе, которую организовал бывший клавишник популярной в Политехе в начале 70-х группы МЕДНЫЙ ВСАДНИК Станислав Тюканов. Они исполняли репертуар МЕДНОГО ВСАДНИКА, советскую эстраду и свои песни, но весной 1975-го развалились, и лишь через два с половиной года, уже поступив в ЛЭТИ, Рулев решил собрать собственную группу. В ее первый состав вошли: он сам (бас-гитара и вокал), Николай Коваль (гитара и вокал) и студент-грек Андрэ Врионакис (барабаны).

Следующей весной, когда состав ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ усилил клавишник Владимир Амлинский, они дебютировали на ежегодном студенческом фестивале «Весна в ЛЭТИ», впервые услышав аплодисменты публики в свой адрес. Месяц спустя Врионакис ушел, а за барабаны села Ирина Грицай. Этим составом группа начала выступать на редких студенческих праздниках, совершенствуя мастерство и формируя собственный репертуар – главным образом состоящий из хард-рока и баллад Рулева.

После дальнейших перестановок и экспериментов с составом к декабрю 1980 года ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА выглядела следующим образом: Рулев, Коваль, Олег Кузнецов, гитара и вокал; его однофамилец Владимир Кузнецов, клавишные, тенор-саксофон, и Вадим Петухов (р. 23.05.60 в Петрокрепости Ленинградской области), барабаны. К этому времени известность группы вышла за пределы родного ЛЭТИ, и они начали выступать на сэйшенах, как правило, разогревая публику перед выходом звезд. Некоторое время их менеджировала Татьяна Иванова, влиятельная фигура на питерской рок-сцене второй половины 70-х, сыгравшая важную роль в создании Ленинградского Рок-клуба.

В Рок-клуб ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА вступила одной из первых, однако до определенного времени постоянная работа на пригородных танцплощадках – единственный способ выживания групп в 70-х и начале 80-х – удерживала их в стороне от клубного мэйнстрима. В мае 1981-го из ВЫСТАВКИ ушли Коваль и Володя Кузнецов. Проведя лето втроем, к сентябрю ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА восстановила status quo. Новым клавишником стал Алексей «Билл» Беляев.

Весной 1982 года они (вместе с ЯБЛОКОМ) впервые выбрались за пределы Питера, выступив на рок-фестивале в Архангельске, откуда привезли ценный приз и звание лауреатов. В тот же период с ВЫСТАВКОЙ недолго сотрудничал второй гитарист Сергей Шепель (экс-КАРДИНАЛ), но не прижился и ушел в ПИКНИК, а потом и вовсе из музыки.

К середине 80-х ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, наряду с РОССИЯНАМИ и ПИКНИКОМ, составляла ядро традиционалистского крыла в стилевом спектре Рок-клуба, а с распадом первых и уходом на профессиональную сцену вторых осталась едва ли не единственной группой Рок-клуба, сохранявшей верность харду и арт-року.

Практически единоличным автором ее репертуара всегда бы Юрий Рулев. Его поэтическое кредо – поиск взаимопонимания, рефлексивные переживания собственных побед и неудач, преодоление отчуждения и одиночества (в чем явно ощущалось влияние Роджера Уотерса из PINK FLOYD) – всегда оставалось неизменным, а в своих лучших номерах Рулев нашел оптимальное сочетание смысловой насыщенности текста с энергетически мощными хард-роковыми формулами и узнаваемым мелодическим почерком.

В сентябре 1983-го, после не слишком удачного выступления на I фестивале Рок-клуба, Беляева сменил Николай Цывинский (клавишные, вокал) из группы КАРДИНАЛ. II фестиваль (май 1984 года) добавил им слушателей, но не наград. В следующем сезоне (1984/85) в ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКЕ промелькнул Петр Самойлов (экс-ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ, МАГИЯ), гитара, вокал, но после нескольких репетиций бесследно пропал, а позднее добился признания как бас-гитарист АЛИСЫ.

Только в марте 1985-го, когда на место Самойлова пришел знаменитый гитарист и певец, основатель МИФОВ Сергей Данилов, группа сумела консолидировать силы и представила на суд зрителей III рок-фестиваля действительно неординарную работу, концептуальную программу «Новое платье короля». Ее успех подвиг группу на новые поиски, и через год – Данилова в июне 1985 года сменил Николай Забегалов (р. 18.12.61 в Ленинграде) из группы МИКРОКЛИМАТ – ВЫСТАВКА буквально взорвала зал IV фестиваля (май 1986) своей интересно задуманной, эффектно аранжированной и безупречно исполненной (а к тому же остросоциальной по содержанию), программой «Видеотека Эпидемия».

К следующему фестивалю (1987) ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА подготовила новую рок-сюиту, «Помойка-перестройка», однако буквально накануне выступления решила не исполнять ее, заменив программой из лучших песен за прошедшие годы (хотя позднее фрагменты «Помойки» звучали на различных концертах).

30 сентября 1987 года во Дворце Молодежи группа с большой помпой, при участии ряда гостей (включая группы ГЕОМЕТРИЯ и ДЕТИ), отметила свое десятилетие. Помимо того, начиная с 1987 года, Рулев и его коллеги по группе участвовали в мемориалах Ордановского – ежегодных концертах, посвященных памяти группы РОССИЯНЕ, распавшейся в январе 1984-го после того как без вести пропал ее лидер Георгий «Жора» Ордановский. Эти концерты проходили в январях 1987-го и 1988-го, а также в мае 1990 года.

Во второй половине 80-х ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА много гастролировала по стране и побывала с концертами в Польше, а также делала попытки записать собственный материал.

В сентябре 1989 года на Одесской киностудии закончились съемки телевизионного художественного фильма «Навеки девятнадцатилетние» (режиссер Михаил Кац) по мотивам одноименной повести Григория Бакланова. Главную роль в фильме исполнил Юра Рулев.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА.

Фото: архив группы.

В мае 1990 года ВЫСТАВКУ неожиданно покинул Цывинский, который присоединился к молодой группе ПРАВИЛО ЛЕВОЙ РУКИ. В нечастых концертах этого периода его место занимал Олег Скиба из МАНУФАКТУРЫ. В последний раз на большой сцене ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА сыграла в августе 1991-го в рамках акции «Рок против танков» на Дворцовой площади Петербурга – после печальной памяти ГКЧП и коммунистического путча, – в ноябре выступила с МИФАМИ в клубе «АнТроп», а потом надолго погрузилась в молчание. Правда, в том же году группа, по предложению автора этих строк, начала записывать свою «Эпидемию» на студии питерской «Мелодии» (звукорежиссеры Игорь Булаховский и Михаил Дынников). Для этого в группу временно вернулся Коля Цывинский, ряд гитарных партий записал известный виртуоз гитары Александр Симагин (экс-ФОРВАРД, МАРАФОН, МАСТЕРА), а на саксофоне сыграл Сергей Веренцов из группы БРИЛЛИАНТЫ ОТ НЕККЕРМАНА. Работа была закончена лишь через два года, в 1995 году издана на компакт-диске, а в конце 90-х – более массовым тиражом – на кассетах (под лэйблом «Караван Рекордз»).

30 января 1993 года ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА еще раз собралась вместе, чтобы выступить на десятилетии РОК-ШТАТА в клубе «Рокси». Роль клавишника на этот раз исполнял Игорь Рудик (ДЕТИ, позднее KRAKATAU SURFERS и ЗЕЛЕНАЯ КОМНАТА Федора Чистякова).

Формально ВЫСТАВКА распалась в апреле 1994 года, когда Петухов (параллельно игравший блюз-рок с UNDERGROUND SUNBURN) ушел в ТАМБУРИН, хотя к тому времени группа уже давно не выступала. Забегалов расстался с музыкой. Цывинский в конце 1995-го эмигрировал в США, осел в Сан-Франциско и вернулся к профессии программиста (одно время работал в престижной компьютерной компании «Genesis Labs»), пел в православном и госпел-хорах; в свободное от работы время он играет в местных барах с американскими группами, а также записывает свою музыку, которую можно найти на его сайте в Интернете (http://home.earthlink.net/~nupage/mhp) вместе с иной информацией о его жизни в Америке.

Юрий Рулев занялся видео; в 90-х он продолжал работу по сохранению музыкального наследия РОССИЯН, в частности, в феврале 1996-го организовал съемки клипа на их песню «На заре», участие в которых принимали около сорока человек, в т. ч. ряд бывших РОССИЯН.

Помимо того Рулев и бывший бас-гитарист РОССИЯН Андрей «Вася» Васильев пару лет репетировали под вывеской ПЕЧЬ, однако проект в конце концов вылился в реорганизацию РОССИЯН с их каноническим репертуаром, а Рулев предпочел остаться за кулисами, сосредоточив все внимание на деятельности студии «Сигнал», совладельцем и директором которой он стал в то же время. Помимо того он сотрудничал с «Театром DDT» и принимал участие в реализации разнообразных концертных проектов, в частности, питерских рок-фестивалей (1996–1997) и тридцатилетия РОССИЯН в сентябре 1999 года.

Весной 2001 года Рулев работал над новыми аранжировками песен из репертуара ВЫСТАВКИ (хотя они так и не увидели свет), а 1 июля вместе с Забегаловым (и при участии музыкантов из групп ДВЕ САШИ и АМИНАЗИН) вышел на сцену фестиваля «Окна Открой!», чтобы исполнить «Историю болезни» – центральный и, пожалуй, наиболее известный номер «Эпидемии».

Дискография:

Эпидемия (1993).

ПАУТИНА.

На рубеже 90-х, когда клубный Питер активно осваивал мировой музыкальный фронтир, на практике испытывая новые художественные тенденции и приемы, наверное, одни лишь неисправимые идеалисты сохраняли верность традициям 70-х и главному символу этой эпохи, старому доброму хард-року. Одними из немногих, кому это вполне удалось, была группа ПАУТИНА.

ПАУТИНА образовалась в июле 1988 года на обломках ТЕХ. ПОМОЩИ, которая, в свою очередь, выросла из ЛАБИРИНТА, организованного студентами ЛЭТИ летом 1975 года. У колыбели всех трех групп стояла семейная ритм-секция братьев-близнецов Шамаевых (р. 2.02.57 в Ленинграде): Вячеслав играл на бас-гитаре (и иногда на клавишных), а Сергей на барабанах. Помимо упомянутых выше групп в конце 70-х Шамаевы работали с легендарными Q 69, а в середине 80-х, когда ТЕХ. ПОМОЩЬ некоторое время не выступала, сотрудничали с БУРАТИНО; Сергей, кроме того, полгода играл в ОБЪЕКТЕ НАСМЕШЕК.

Летом 1988-го Шамаевы распустили ТЕХ. ПОМОЩЬ и начали набирать новый состав, надеясь выйти с ним на большую сцену – благо время было такое, что едва ли не любая питерская группа, а уж тем более умеющая прилично играть, могла смело рассчитывать на самое пристальное внимание публики. В состав ПАУТИНЫ вошли также Вадим Блейзизен (р. 20.09.58 в Ленинграде), гитара, и Андрей Иванов, гитара, вокал. Первый был известен как поклонник гитарной пиротехники Стива Хоу из YES и успел проявить себя в рядах ТАМБУРИНА, а второй начинал в менее известном ПУТНИКЕ. Значительную роль в создании и продвижении группы с первых дней ее существования играл ее звукооператор и директор Александр «Паутиныч» Ляпунов.

В марте 1989-го на студии питерской «Мелодии» в Капелле ПАУТИНА записала свой первый альбом «Крах». Его звукорежиссером стал матерый Юрий Морозов, а большинство песен принадлежало перу Славы Шамаева (при определенном участии Блейзизена). Если во времена ТЕХ. ПОМОЩИ музыка Шамаевых тяготела к блюз-року в традициях LED ZEPPELIN, то «Крах» демонстрировал заметный крен в арт-рок с более сложными размерами и гармоническими формами. Дебют ПАУТИНЫ стал их единственной работой, которая распространялась по каналам магнитоиздата: все остальные записи группы были изданы профессионально.

Вскоре после выхода альбома Иванов ушел; его сменил Александр Петров из ФРОНТА, но тоже не задержался, и в июле 1989 года новым вокалистом ПАУТИНЫ стал Николай Кудрявцев (р. 7.05.53 в Ленинграде), который начинал карьеру в знаменитом ОРНАМЕНТЕ, а позднее пел в ТЕХ. ПОМОЩИ и ряде других групп.

В начале сентября ПАУТИНА в компании со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ, ФРОНТОМ и СОБАКОЙ ЦЕЦЕ побывала на фестивале «Рок-форум-89» в белорусском Гродно. В конце того же месяца они приняли участие в рок-фестивале журнала «Аврора», где играли в один день с Гребенщиковым, Морозовым, КРЕМАТОРИЕМ, АУКЦЫОНОМ и т. д. После этого концерты пошли один за другими.

С лета 1990-го по январь 1991-го группа записала (на той же студии, но теперь уже с Ляпуновым за пультом) свой второй альбом «Все нормально». На нем, в частности, проявился интерес музыкантов к творчеству канадской группы RUSH. При поддержке тогдашнего директора «Мелодии» Андрея Тропилло, который в какой-то мере покровительствовал ПАУТИНЕ, альбом был оперативно отпечатан в виниле под лэйблом самой «Мелодии». В марте ПАУТИНА сыграла в Рок-клубе на фестивале в честь его десятилетия, а ее песня «Сон свиньи» вошла в посвященный этому событию сборник «Однажды в Рок-клубе».

Весь следующий год ПАУТИНА провела, играя концерты и пытаясь собирать материал для третьего альбома, но этот процесс неожиданно закончился острым конфликтом и глобальным расколом: в январе 1992-го Шамаевы покинули группу, полагая, что тем самым положили ПАУТИНЕ конец (по крайней мере, в ее тогдашней форме), однако поддержанные Ляпуновым Блейзизен и Кудрявцев моментально собрали новый состав.

Вакансии в ПАУТИНЕ второго созыва заняли бас-гитарист Николай Шандорчук, приехавший в Питер из Калининграда и до этого игравший с рядом клубных групп, в т. ч. ФРУКТЫ И ОВОЩИ, а также блуждающий барабанщик Сергей Агапов (экс-БУРАТИНО, Юрий Морозов, ВЫХОД, UNDERGROUND SUNBURN и т. п.). В ноябре 1992 года свет увидел третий альбом ПАУТИНЫ «Замкнутый круг». Вышел он под лэйблом новой компании «Cobweb Records», которую открыл Саша Ляпунов, чтобы поддерживать творчество жанрово (или чисто человечески) близких ПАУТИНЕ музыкантов – на протяжении следующих двух лет логотип «Cobweb» появился на пластинках Юрия Морозова, Вадима Курылева, групп КОРПУС 2, НЭП и т. д.

Первое время братья пытались протестовать против того, что придуманным ими названием владеют фактически совершенно другие люди, но услышаны не были и после ряда неудачных попыток собрать новую группу покинули музыку вообще. Сергей Шамаев, правда, в 1992–1993 годах барабанил в OPERTRACK, spin-проекте музыкантов СКОРОЙ ПОМОЩИ.

В июне 1992 года ПАУТИНА вместе с АВТОМАТИЧЕСКИМИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМИ выступила на фестивале «Рандеву-92» в Выборге, где кроме них блеснули БЕЛЫЙ АНГЕЛ и местные хардовики с удивительным названием ГОРА, НА КОТОРОЙ РАСТУТ БОБЫ. В августе ушедшего в ОАЗИС Ю Агапова сменил виртуоз барабанных палочек Евгений Павлов (экс-СКОРАЯ ПОМОЩЬ, НОКАУТ, РОССИЯНЕ, БАРОККО и т. д.), но задержался ненадолго – в следующем феврале его (по рекомендации самого Морозова) сменил барабанщик ПОП-МЕХАНИКИ Юрий Николаев. За месяц до этого уволился и Кудрявцев, который позднее в том же году собрал блюз-рок трио MOBY DICK. Его место занял певец Валерий Ярмош из АУДИТОРИИ Б, которая неплохо проявила себя на первом фестивале журнала «Аврора».

2 июля 1993 года на сцене Дворца Молодежи ПАУТИНА презентовала свой третий и последний виниловый диск «Зомби». В марте 1994-го они сыграли на фестивале в пригородных Горбунках, где дебютировал новый вокалист Евгений Дятлов (р. 2.03.63 в Хабаровске) – до этого он отметился на альбоме АУКЦЫОНА «Так я стал предателем», а потом пел в ПРИСУТСТВИИ. Кстати, там же дебютировал и MOBY DICK Кудрявцева.

Потом в биографии группы случилась долгая – полтора года – пауза. Играть в это время было негде, винил окончательно вышел из употребления, тогда как компакт-диски пока оставались экзотической диковинкой, поэтому группа все это время репетировала, но не светилась в людных местах.

В июле – августе 1996 года на студии радиостанции «Европа Плюс» ПАУТИНА записала свой пятый альбом «Я – живой!». В работе над ним участвовали Блейзизен, Дятлов и новый барабанщик Юрий Сонин, которым ассистировали два музыканта из колпинской группы DRINK UP! – Геннадий Фрейтаг (гитара) и Сергей Опара (бас), – а также знаменитый гитарист Александр Скрябин (экс-PUSHKING, а до этого старые ЗЕМЛЯНЕ, АВГУСТ и мн. др.). В музыкальном отношении в новом альбоме группа далеко ушла как от своих цеппелиновских корней, так и от сложносочиненного арт-рока первой половины 90-х: это была скорее горючая смесь мелодичного гранджа, харда и панк-рока. За неимением других носителей «Cobweb» издала альбом на кассетах.

Следующей весной ПАУТИНА была реформирована: бас-гитаристом стал Опара, а решившего покинуть музыку Блейзизена вскоре сменил Фрейтаг. 30 мая 1997 года в клубе «Ватрушка» состоялось последнее выступление группы под ее прежним названием: в августе 1997-го, сразу после фестиваля «Театра DDT» в «Юбилейном», в составе десанта питерских групп она высадилась в Выборге, где проходил рок-фестиваль при участии местных, питерских и финских групп. Уже перед самым выходом на сцену ПАУТИНА, в которой не оставалось никого из первого состава группы, бросила жребий и была объявлена как АТЫ-БАТЫ.

Покинув сцену, Вадим Блейзизен работал на таможне; Слава Шамаев занимался книжной (а потом музыкальной) торговлей и написал книгу о кубике Рубика; Шандорчук выступал с VERMICELLI ORCHESTRA и PEP-SEE, а Кудрявцев и Павлов вернулись к любимой музыке в группе с говорящим названием THAT ZEPPELIN. АТЫ-БАТЫ много выступали, записали два альбома, но в настоящее время уже не играют вместе.

Дискография:

Крах (1989); Все нормально (1990); Замкнутый круг (1992); Зомби (1993); Я – живой! (1996).

ПЕПЕЛ.

Уже в самом названии этой знаменитой питерской группы «зашифрована» ее последовательная и бескомпромиссная приверженность хард-року в его, если можно так выразиться, канонической форме 70-х; к своей чести (и невзирая на любые упреки в свой адрес – а их всегда было немало), ПЕПЕЛ никогда не изменял своей любимой музыке с другими жанрами.

Основатель ПЕПЛА гитарист и певец Евгений Иванов родился 14 декабря 1960 года в Питере, на Васильевском острове, и в детстве к музыке был равнодушен. По его воспоминаниям, толчком к новому увлечению послужили барабанные палочки, случайно увиденные на витрине музыкального магазина, – несколько месяцев спустя (дело было весной 1976-го) он уже играл в компании приятелей на вечерах в родной 372-й школе. Репертуар не отличался оригинальностью и состоял в основном из импортного хард-рока с собственными словами на русском языке – таким способом группа исполняла, например, «July Morning» URIAH HEEP и «Child in Time» DEEP PURPLE.

Первая группа Жени просуществовала недолго и распалась после двух-трех выступлений, после чего он, уже сменив барабаны на бас, перешел в более профессиональную (в школьных масштабах) группу РЕКВИЕМ, которая играла в соседней 508-й школе Московского района.

РЕКВИЕМ (не путать с более известными героями битловских дней рождений и пригородных танцплощадок) последовательно развивал тему русского рока и пел преимущественно хиты МАШИНЫ ВРЕМЕНИ и Юрия Морозова, хотя позднее в репертуаре группы начали появляться и собственные песни, авторами которых были ее основатель Павел Крусанов (тексты) и Женя Иванов (музыка). Потом они поменялись инструментами: Паше досталась бас-гитара, а Женя перешел на соло, поскольку заметно прогрессировал в этом направлении.

По окончании школы Иванов поступил в Институт ЦБП (более известный как «Промокашка»), а Крусанов в Педагогический, в клубе которого РЕКВИЕМ без особого воодушевления репетировал до конца года, после чего развалился, а Женя и клавишник РЕКВИЕМА Валерий Бровин начали набирать новый состав. В конце концов Бровин сменил клавишные на бас, а за барабаны был призван чей-то приятель Владимир «Фауст» Устименко.

За весну 1979-го они подготовили новую программу, летом обкатали ее, поехав в институтский стройотряд, осенью по той же схеме совмещали тяжелый рок и ударный труд на сельхозработах в пригородном совхозе, а в конце осени, выступая на очередном институтском вечере, рискнули исполнить свою песню «Я хотел родиться Иисусом». Разразился немедленный скандал, последовали оргвыводы и выговоры, а название РЕКВИЕМ попало под запрет.

Группе пришлось на какое-то время затаиться, не выступать в Промокашке и придумать себе новое имя. Первым выбором была БРОНЗОВАЯ ПТИЦА (вероятно, в честь популярной повести Анатолия Рыбакова), однако ко времени первого после запрета появления на сэйшене в клубе «Горизонт» в январе 1980 года (где также выступали АРГОНАВТЫ, ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ и SPARTAK) они решили назваться БЕРМУДСКИМ ТРЕУГОЛЬНИКОМ.

Как ТРЕУГОЛЬНИК они просуществовали до октября 1980-го, дав еще несколько концертов, после чего Устименко пропал, а Иванов и Бровин той же осенью предприняли попытку воссоединиться с Пашей Крусановым и обломками его распавшейся незадолго до этого группы ХАМЕЛЕОНЧИК ЗА – проект должен был носить название ПЕПЕЛ ХАМЕЛЕОНЧИКА. Увы, за прошедшую пару лет вкусы бывших коллег разошлись настолько, что всего после пары репетиций проект развалился, а в наследство от него Жене Иванову достался экс-барабанщик ХАМЕЛЕОНЧИКА ЗА Владимир Дорохин. Так на свет и родилась группа ПЕПЕЛ – нет ни малейших сомнений, что на окончательный выбор названия повлияло фонетическое сходство этого слова с DEEP PURPLE.

Весной 1981 года ПЕПЕЛ пару раз играл в общежитии на ул. Здоровцева, куда их пристроила мать Дорохина: на первом концерте его разогревала ПАЛАТА № 6 (на басу у них играл Виктор Цой), а на втором – только что собравшиеся и неизвестные покуда АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ. Потом Павел Ермолаев (концертный администратор, а позднее детский композитор) пристроил ПЕПЕЛ в Тосненский ДК, где они отыграли на танцах конец весны и все лето.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПЕПЕЛ: Евгений Иванов.

Фото: В. Шестериков.

В начале осени ПЕПЕЛ вступил в Ленинградский Рок-клуб, 9 октября сыграл на открытии его II сезона в компании с ЗАРОКОМ и ЗООПАРКОМ, после чего устроился играть в клубе поселка Юкки. По воспоминаниям очевидцев, едва ли не каждое выступление группы в Юкках становилось событием: из города на ПЕПЕЛ всякий раз приезжало множество поклонников, концерты нередко заканчивались шумными джемами, в которых участвовали звезды питерского рока. Некоторое время с ПЕПЛОМ играл вездесущий флейтист Михаил Малин (экс-СТАЯ, ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР, позднее НЧ/ВЧ). Двухмесячный праздник жизни закончился тем, что в середине декабря клуб ограбили, вынеся почти всю аппаратуру группы, и ей на время пришлось опять лечь на дно.

Следующей весной Бровина забрали в армию, и новым бас-гитаристом стал Юрий Еременко. Приехав в Питер из Волгограда, он поступил в музучилище и работал с Игорем Голубевым, на танцах, в ресторанах, а также в джазовых клубах. Он с ходу рьяно взялся за дело и для начала уволил Дорохина, на место которого по его рекомендации был взят еще один студент музучилища Валерий Кирилов (экс-ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ, СТРАННЫЕ ИГРЫ).

В марте 1983-го ПЕПЕЛ и совсем еще молодой СЕКРЕТ по приглашению московского рок-журналиста Ильи Смирнова посетили столицу и крайне удачно для себя отыграли нелегальный концерт в институте МИЭМ. Чтобы закрепить успех, был тут же организован повторный визит, теперь на пару со СТРАННЫМИ ИГРАМИ и на роскошной аппаратуре Муслима Магомаева, но на этот раз стражи порядка оказались расторопнее, и сэйшен был прерван после выступления ИГР – ПЕПЛА публика не дождалась.

Администрация Рок-клуба (которая в то время оказалась в весьма щекотливом положении, ибо, пытаясь сохранить видимость независимости в условиях едва ли не самого жесткого идеологического прессинга андроповского режима, она сама неизбежно превращалась в душителя свободы) моментально отреагировала, и проштрафившийся ПЕПЕЛ в конце марта был официально исключен из рядов клуба, хотя de facto группа потеряла разве что право играть на и без того крайне редких клубных концертах в ЛМДСТ.

Вынужденная пауза пошла ПЕПЛУ только на пользу. Группе наконец удалось утрясти состав: в Москву с ней ездил Дорохин (Кирилов к тому времени ушел в Ленконцерт), но позднее в том же году место за барабанами занял Валерий Бирюков из Пушкина, который до этого играл с тамошним гитаристом Игорем Пономаревым. Регулярно репетируя в ДК пос. Коммунар под Павловском, куда они перебрались осенью 1982-го, музыканты существенно повысили уровень своей исполнительской техники, а когда в начале 1983-го запрет был снят, стали с удвоенной силой выступать везде, где только удавалось – от Рок-клуба до ЛДМ и домов культуры на городских окраинах, у которых стремление сделать кассу перевешивало страх перед репрессиями агонизирующей системы. Лучшие песни ПЕПЛА – «Рок-н-ролльный доктор», «Пирамида», «Сказка о маленьком гномике» и т. д. – быстро становились популярными.

В мае 1984-го Еременко пригласили в Москву (где он, по слухам, отметился в барыкинском КАРНАВАЛЕ), но из армии как раз вернулся Бровин. Ему оказалось не с руки играть с Бирюковым, поэтому тот ушел и вскоре собрал в Пушкине известную арт-рок группу СТРЕТТО. За барабаны логично взялся Дорохин. Группа продолжала много играть, а переехав той же осенью в клуб завода «Лентрублит» на Охте, начала устраивать полуофициальные концерты с джемами: к ним, например, приезжал со своим аппаратом опальный ФОРВАРД (в то время вынужденно сменивший имя на СТАРТ), а также ГЕНЕРАТОР БЕЛОГО ШУМА и т. д.

Популярность ПЕПЛА переживала свой второй расцвет, поэтому в начале 1985 года оргкомитет III фестиваля Рок-клуба без особых дискуссий включил группу в число его участников. 16 марта ПЕПЕЛ выступил на фестивальных подмостках в одной обойме с матерым АКВАРИУМОМ и новобранцами из ГРАНД-ЦИРКА. К основному составу ПЕПЛА добавился флейтист Борис Ободовский, который в начале 80-х играл в ПАЛАТЕ № 6, а потом был участником группы ШТОРМГЛАС.

После фестиваля Дорохин вторично расстался с ПЕПЛОМ и ушел поднимать из руин ПАЛАТУ № 6, однако год спустя окончательно завязал с музыкой. Его место в ПЕПЛЕ занял способный музыкант Сергей Сандовский: школьником он играл в группе СТРАННИКИ, а в то время был участником ГЕНЕРАТОРА БЕЛОГО ШУМА. Следом за ним из ГБШ пришел и поющий клавишник Петр Малаховский, который сменил Ободовского.

В сезоне 1985/86 ПЕПЕЛ играл чуть ли не еженедельно: в Рок-клубе, домах культуры и клубах, в Военмехе, ДК им. Крупской и т. д. К лету они перебрались в ДК «Красный Октябрь» и там начали устраивать совместные концерты с различными группами – от молодой ФОРМУЛЫ А до уже известного (но пока еще не шибко зазвездившего) КИНО. Концерт с КИНО, кстати, стал последним в этой серии – после него ПЕПЕЛ, нацелившись на участие в очередном фестивале Рок-клуба, взялся готовить новую программу, музыка в которой стала заметно сложнее и включала элементы арт-рока. Однако совет клуба, видимо, забыл об их существовании, и деморализованная группа в одночасье оказалась на грани развала.

Не любивший сидеть без дела Малаховский ушел и в ноябре 1987 года организовал свой МУЗЕЙ 30 МОНЕТ; Сандовскому, у которого незадолго до этого родилась дочь, пришлось временно покинуть музыку, и на его должность в ПЕПЕЛ был рекрутирован Владимир Шумахер из МИСС АРМИТАДЖ, которая, в свою очередь, родилась на обломках ГРАНД-ЦИРКА. Возвращение ПЕПЛА на сцену – после полуторагодичной паузы – состоялось в Архангельске, куда его пригласили в январе 1988-го вместе с ЛЕГИОНОМ и ИЗОЛЯТОРОМ.

На последние годы 80-х выпал расцвет короткой эпохи рок-туризма, и ПЕПЕЛ, не отставая от прочих питерских групп, провел их, периодически выезжая на гастроли, однако почти не выступал дома, где бал правила молодая шпана всех стилей и направлений.

В сентябре 1989 года Шумахер ушел играть рок-н-роллы со СПОКОЙНЫМИ НОЧАМИ, а новым барабанщиком ПЕПЛА по предложению Михаила Дубова (экс-600, НЕВЕСТА, НАТЕ!) стал Валерий Петров, в прошлом участник БУРАТИНО, ГРАНД-ЦИРКА, КСК, ФАУНЫ и т. п. В том же месяце группа выступила в ЦПКиО на масштабном, хотя и не особо хорошо организованном рок-фестивале журнала «Аврора» на Елагином острове. Вскоре после этого Бровин загрустил и перестал ходить на репетиции, и бас-гитару взял в руки Борис Бедрин, который был при ПЕПЛЕ не то фаном, не то грузчиком, не то концертным звукооператором.

Поскольку ПЕПЕЛ всегда располагал собственным аппаратом, с зарождением в Питере клубной сцены группа начала подыскивать стационарную площадку, на которой можно было бы устраивать регулярные концерты. С осени 1990-го до весны 1991-го они базировались в кафе «Nord West» на Комендантском и каждое воскресенье устраивали сэйшены с группами СОБАКА ЦЕ ЦЕ, КРЕМАТОР, ФРОНТ, ИЗОЛЯТОР, БЕЛОМОРКАНАЛ, АУ, ЮГО-ЗАПАД и т. д. Тогда же Бедрина сменил на басу Сергей Блинков из группы AMEN.

Потом появился клуб «Азимут» на Петроградской; в 1991 году ПЕПЕЛ провел там первый фестиваль памяти Майка Науменко (в декабре). Осенью 1992-го там же состоялся еще один фестиваль, звездами которого стали АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ, а среди дебютантов был ЭДИПОВ КОМПЛЕКС. Как-то раз туда был приглашен КАЛИНОВ МОСТ, но, пообещав, он так и не приехал в клуб, и ПЕПЛУ пришлось героически отыграть концерт в двух отделениях. В январе 1993 года в «Азимуте» прошел фестиваль «Черный Термит» под странным девизом «В защиту насекомых» – играли GREAT SORROW, КОМА и московская ВАЛЬКИРИЯ. Музыканты ПЕПЛА наблюдали за ними из зала, так как незадолго до этого Иванов сломал ногу. Потом группа распалась, и полтора года не происходило вообще ничего.

Году в 1994-м Павел Ермолаев, который когда-то уже принял участие в судьбе ПЕПЛА, познакомил Женю Иванова с молодым бас-гитаристом: Дмитрий Горшков приехал в Питер из Ангарска и хотел сделать модную группу, чтобы играть death/doom металл. В результате продолжительных репетиций был подобран новый состав: Иванов и Горшков играли в две гитары (последний еще и пел), бас-гитаристом стал некто Вазелин из Мариуполя, которого им присоветовал Дорохин, а барабанщиком – Максим Перекрест, сын знаменитого барабанного мастера Сергея Тихоновича и бывший участник НЧ/ВЧ и ИЗОЛЯТОРА. Какое-то время с ними репетировала интересная скрипачка, но в итоге места для нее в аранжировках не нашлось.

Поскольку музыка, которую они играли, существенно отличалась от того, что обычно делал ПЕПЕЛ, было решено назвать новую группу ДИСКОМФОРТ, однако ко времени, когда она отважилась выйти на сцену, из сугубо стратегических соображений это было подано как «группа ПЕПЕЛ с программой „Дискомфорт“». Дав всего пригоршню концертов, группа развалилась, а Горшков уехал к себе в Восточную Сибирь.

Тем не менее к этому времени Иванов, Перекрест и присоединившиеся к ним Бровин с Малаховским решили возродить ПЕПЕЛ. Они восстановили все старые программы группы и начали готовить следующую. В этот период ПЕПЕЛ побывал на рок-фестивале в Новгороде, а с сентября 1997-го по осень 1998-го базировался в «Лесопилке» – клубе при Лесотехнической академии, который все это время функционировал на их аппаратуре. Когда дирекция Академии решила прикрыть «Лесопилку», они переселились в неработающий клуб «Мануфактура» близ станции метро «Нарвская».

Несмотря на то что к этому времени группа провела на сцене без малого двадцать лет, в ее активе не было ни одной профессиональной записи. Чтобы ликвидировать этот пробел, в феврале-марте 1999 года ПЕПЕЛ записал на студии Андрея Тропилло материал дебютного альбома «Агасфер», который был выпущен на компакт-дисках в октябре 2000-го. Партии баса записывал Бедрин, а ручки на записи крутил Сергей Богаев (гитарист легендарного ОБЛАЧНОГО КРАЯ).

25 марта 2000 года ПЕПЕЛ (из которого за месяц до этого ушел в ПОЛЕ ЧУДЕС Макс Перекрест, а за барабаны вернулся Валера Петров) вышел на сцену МДСТ в рамках смотра-конкурса самодеятельных ВИА, сыграв три своих классических номера: «Самоубийца», «Толпа (Малиновый звон)» и «Рок-н-ролльный доктор», и заслужил бурные овации не столько даже публики, сколько за столиками жюри.

В начале 2001-го, выступая в Павловске, Женя Иванов серьезно повредил руку ударом тока и надолго потерял возможность держать в руках гитару. ПЕПЕЛ не распался, но музыканты снова расползлись кто куда, и только через год ПЕПЕЛ начал, простите за каламбур, возрождаться из пепла. Основой для его камбэка стала студия Максима Перекреста на ул. Чайковского, где в разное время репетировали многие группы, включая КОРОЛЬ И ШУТ. За следующую пару лет сложился новый состав ПЕПЛА, в который вошли Женя Иванов, гитара, вокал; Александр «Шура» Иванов (вместе с Максимом совладелец этой студии, носящей говорящее название «ШураМакс»), гитара, бас; Андрей Иванов, бас, и Макс Перекрест, барабаны. В настоящее время группа уже не выступает на сцене и занята главным образом студийной работой. В начале 2005 года ПЕПЕЛ приступил к записи своего второго – за четверть века – альбома.

Что касается многочисленных музыкантов, прошедших за эти годы через ряды ПЕПЛА, то Павел Крусанов стал известным писателем, а Сергей Сандовский – одним из лучших в стране гитарных мастеров; Валера Кирилов добился успеха в ЗООПАРКЕ; Малаховский кроме ПЕПЛА успел отметиться в группах МУЗЕЙ 30 МОНЕТ, НЕЧТО ИНОЕ, ДВОЮРОДНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ, УЛЬМЕ, КОВШ М и т. д.; Бирюков по уходе из ПЕПЛА играл с десятком групп, в т. ч. SMIRNOFF, БИТЛИ и БЛИЗНЕЦЫ, а в 2000 году эмигрировал в Германию. Борис Бедрин переехал в Израиль, а Юра Еременко (который также играл в ПИЛИГРИМЕ и РОК-ШТАТЕ) в Финляндию, где был принят в Академию музыки им. Яна Сибелиуса, но, к сожалению, умер от рака в начале 90-х. Остальные участники ПЕПЛА музыку, по всей видимости, покинули.

Дискография:

Агасфер (2000).

PEP-SEE.

Пройдя по тонкой грани между откровенным гедонизмом поп-музыки, циничной самоиронией рок-н-ролла и мелодической всеядностью новой волны, питерская группа PEP-SEE стала одной из главных сенсаций отечественной поп-сцены в середине 90-х, завоевала симпатии слушателей серией свежих и моментально запоминавшихся хитов («Парни, музыка, наркотики», «Три звезды», «Лови мои поцелуи», «Вовочка» и т. п.), которые нередко сопровождали изобретательные клипы, и продолжает вызывать интерес многие годы спустя, сохранив свой характерный стиль, сугубо индивидуальную подачу и творческий нейтралитет, примиряющий в ее лице миры рока и поп-музыки.

Вообще говоря, PEP-SEE (еще не столько группа, сколько идея) появилась на свет в 1992 году, после того как предыдущей осенью барабанщик группы НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ Денис «Ринго» Сладкевич (до этого он закончил музыкальное училище и отметился в группах МЛАДШИЕ БРАТЬЯ и SOLUS REX) столкнулся на рок-фестивале во Дворце Молодежи с первым в Питере техно-проектом ЛЮКИ, в котором пели и устраивали перформанс две девушки. «В женской клоунаде как таковой есть какая-то патология, – признавался он позже, – но в ЛЮКАХ все это было не противно, а ужасно смешно».

Немного раньше на горизонте Ринго появился талантливый автор песен Кирилл «Кеша» Спечинский (экс-ДОМАШНЯЯ ЛАБОРАТОРИЯ, ЗАМОК ЗО). В то время его знаменитая группа ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ переживала затяжной творческий кризис, и, чтобы не терять времени даром, Ринго предложил Кеше организовать девичье вокальное трио и попытаться продвинуть его на полупустом поп-рынке страны: это был период, когда советская эстрада уже уходила в прошлое, а MTV еще не было и в помине.

В новую группу были приглашены две вокалистки из ЛЮКОВ, Анна Цатурова и Инесса Михайлова. Немного позже к ним присоединилась имевшая чуть больший опыт сцены Мария Волокова. Сам Сладкевич стал клавишником, аранжировщиком и барабанщиком, а Спечинский взялся обеспечить группу репертуаром. Взяв название PEPSI, они надеялись получить спонсорскую поддержку от известной транснациональной компании, но ее рекламный отдел, видимо, не поверил в их кредитоспособность и не только не поддержал проект, но и запретил ему использовать свой торговый знак (любопытно, что в начале 60-х аналогичная история произошла с популярной британской группой GERRY & THE PACEMAKERS, которая, пытаясь раскрутить на спонсорство кондитерскую фирму «Mars», взяла имя MARS BARS, но тоже получила от ворот поворот), в результате чего его написание было изменено на PEP-SEE, а вокальное трио взяло сценический псевдоним «Сестры Кипятковы».

Продвижение PEP-SEE было долгим и тяжелым. Первую реальную помощь группе оказал Сергей Курехин. Прослушав записанную буквально на кухне демо-ленту с тремя песнями («Три звезды на небе», «Парни, музыка, наркотики» и «На берег моря»), он вызвался стать их продюсером, помог записать на студии «Ленфильма» номер «Тихий шелест шин», а также пробиться на телеэкран в передаче Сергея Шолохова «Тихий Дом» (в рубрике «Звездный дождь»). Увы, в то время Курехин занимался всем сразу, поэтому уделять PEP-SEE должное внимание не мог. Тем не менее с его легкой руки процесс пошел.

В 1993 году Спечинский решил возродить ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ, поэтому Ринго пришлось самому браться за сочинение материала. Вскоре из под его пера вышли песни «Город ночной», «Я люблю тебя» и «Волшебный сон». Еще один хитовый номер, «Лови мои поцелуи», Ринго сочинил на Кешины стихи. В работе над первыми записями PEP-SEE участвовали известный джазовый гитарист Ильдар Казаханов (позже у Павла Кашина, в СТАРОМ КАРФАГЕНЕ и соло), бывший коллега Ринго по МЛАДШИМ БРАТЬЯМ и SOLUS REX бас-гитарист Виктор Иванов (позже SPITFIRE) и ряд других музыкантов.

Дебют группы состоялся в марте 1993-го в кинотеатре «Родина», который в то время регулярно открывал свои двери для всевозможных танцевальных party, а также Академии дураков Вячеслава Полунина, под эгидой которой все они и проходили. PEP-SEE играли там дважды: на вечеринке, посвященной пятому дню рождения КОЛИБРИ, и на первой «Bamboola Party» ДВУХ САМОЛЕТОВ. Кроме того, они отметились на московском фестивале «Поколение-93».

Следующие пару лет о PEP-SEE не было слышно почти ничего: приходили и уходили музыканты, окончательно откололся, оставив, правда, свои песни, Спечинский; весной 1994-го группа выступила в Москве как специальный гость фестиваля «Поколение-94» и приобщала к своему творчеству в основном московскую клубную богему.

Новый этап в биографии группы начался только в 1996 году, когда она выпустила дебютный альбом «Три звезды на небе» под лэйблом фирмы «Pride Records». В его записи участвовала новая бэк-группа в составе: Сергей Смородинский, соло-гитара; Павел Асафьев (экс-МЫШИ), бас, и Павел Чистяков (экс-CC–XX), клавишные. За барабаны вернулся Ринго. Песни из альбома с ходу проникли в эфир ряда FM-радиостанций, а в телепрограммах начали появляться клипы на их песни «Вовочка» и «Лови мои поцелуи» (последний из них, кстати, снял оператор многих фильмов Тарковского А. Рерберг).

Стремительный взлет PEP-SEE, однако, был омрачен неожиданной трагедией: в ноябре 1996-го Павел Асафьев, имевший привычку передвигаться по городу на велосипеде, был сбит машиной и умер в больнице.

Его место в январе 1997 года занял Николай Шандорчук, бывший басист ПАУТИНЫ и других тяжелых групп. В 1997-м PEP-SEE много выступали (чаще в Москве, чем дома), примелькались в mass media и растеряли всех остальных музыкантов: к осени с ними остались лишь Сладкевич и Шандорчук, а оставшиеся вакансии заняли гитарист Виталий Лапин (НОМ, МЫШИ) и барабанщик Игорь «Скафандров» Розанов (ПРЕПИНАКИ, КАЧЕЛИ).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

PEPSEE: М. Волкова, А. Цатурова, И. Михайлова.

Фото: архив группы.

В том же 1997-м видеоклип «Вовочка» получил Гран-при фестиваля «Поколение», а пресса назвала его событием года. Среди крупных событий года следует отметить выступление PEP-SEE на «Невском десанте» в Питере, фестивалях женской музыки в Туле, русской музыки на Мальте, радиостанции «Европа Плюс» в Таллинне, «МК-фестивале» в Москве и т. п. Режиссер Дмитрий Месхиев снял девушек в роли мужской (!) группы АПАЧИ в своем фильме «Американка».

Весь 1998-й PEP-SEE интенсивно гастролировали и презентовали клип на песню «Лыжник», которая стала прологом к их второму альбому, «Уступите лыжню», вышедшему в декабре следующего года. Он был записан на студии «Добролет» и включал материал Спечинского («Турбобой» и т. д.), бас-гитариста группы S.P.O.R.T. Сергея Хомякова («Весь мир»), гитариста ЗДОРОВЬЯ Виталия Кудрявцева («Диско»), Алексея Бухарова («Быть дотемна») и т. п. В работе над «Лыжней» участвовали духовики Роман Фокин и Василий Савин из группы ЛЕНИНГРАД.

Сладкевич к этому времени незаметно отошел от дел PEP-SEE, сосредоточив внимание на ВОЛКОВТРИО и группе S.P.O.R.T. (к которой он присоединился в апреле 1997-го). Шандорчук вскоре покинул музыку, и их новым бас-гитаристом стал Никита Попов (экс-МУЗЫКА Т, ИНДИГО, ТАНКИ).

Летом 2000-го PEP-SEE представляли Питер на музыкальной конференции «Forte Riga», а чуть позже выступили в столице Латвии на фестивале «Рок против наркотиков» вместе с DDT, TEQUILAJAZZZ и другими российскими, латышскими и украинскими музыкантами. В декабре группа подписала контракт с одной из крупнейших в России компаний звукозаписи «Gala Records», силами которой ее популярность вышла на новый виток.

Всю первую половину следующего десятилетия PEP-SEE провели в гастролях по стране, выпустили свой третий альбом «The Танцы» (декабрь 2001 года) и снялись в еще нескольких клипах: «Ветер любви», «Маня» (оба 2001-й), «Моя любовь» и «Роза-мимоза» (оба 2002-й). В январе 2003 года они представляли Санкт-Петербург в культурной программе «Грац – культурная столица Европы» в Австрии, тем же летом отметились на чемпионате по экстремальным видам спорта в Пскове и на ежегодном байк-шоу под Питером, после чего приступили к работе над своим следующим альбомом.

Стабильный на протяжении нескольких лет состав в начале 2005-го изменился – бас-гитару взял в руки Дмитрий Кунин из группы МОРЕ И КОРАБЛИ (а до этого участник КАБРИОЛЕТА ЛЕСНИЧЕГО, КАТЮШИ и АНТИ).

В апреле 2005-го PEP-SEE (в компании с НЭП и SCARY B.O.O.M.) как лауреаты фестиваля видеоклипов «Кинорок» отметились на презентации его очередного ежегодного этапа; в июне они закрыли сезон сольным концертом на сцене клуба «Red С1иь», после чего взяли годичный тайм-аут, чтобы вплотную заняться новым альбомом и решением других внутренних проблем.

Дискография:

Три звезды на небе (1996); Лыжник (1999); The Танцы (2001).

Ольга ПЕРШИНА.

Обладательница сильного фолкового голоса и кинематографической внешности, певица, автор песен, продюсер, а позднее и литератор, Ольга Першина – по ее собственным словам – посвятила музыке большую часть жизни, и это, вне всяких сомнений, чистая правда. Некогда провозглашенная «питерской Джоан Баэз», в 70-х она выступала соло или в сопровождении ведущих музыкантов тех лет, потом записывалась на студии Андрея Тропилло, позднее перенесла свою музыкальную активность с берегов Невы на набережные Темзы, однако в начале 90-х вернулась в Питер, где за истекшие с тех пор годы записала огромное число разных по жанру и характеру музыки работ.

Она родилась 2 мая 1955 года близ пос. Ягодное Магаданской области, ребенком оказалась в Питере, музыкой увлеклась в конце 60-х, а выступать начала сразу после окончания школы. В начале 70-х Ольга играла дуэтом со своим мужем Николаем Першиным, исполняя песни THE BEATLES и фолк-баллады Джоан Баэз, Джони Митчелл (в частности, ее «Woodstock») и Боба Дилана.

Летом 1974-го Ольга познакомилась с музыкантами ведущей на тот момент группы Питера БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, которые предложили ей выступать вместе. На пару с лидером группы Николаем Корзининым Першина исполняла несколько его номеров, а музыканты КОЛОКОЛА, в свою очередь, аккомпанировали певице в ее сольном блоке кавер-версий. Они несколько раз выступили на сэйшенах в городе, осень и зиму отработали на танцах в Левашове, а в марте 1975-го в компании с МИФАМИ побывали на Днях молодежной музыки в Таллине. Першина представила там свою сольную программу, а по возвращении в Питер начала выступать самостоятельно.

В начале 1976-го Ольга Першина вместе с Колей Васиным и музыкантами АКВАРИУМА выдвинула инициативу отмечать дни рождения всех музыкантов THE BEATLES специальными концертами – если до этого подобные праздники проходили от случая к случаю, то начиная с февральского дня рождения Джорджа Харрисона они стали регулярными, привлекая лучшие силы питерского рока. Нет нужды пояснять, что сама Першина непременно выступала на них либо соло, либо в сопровождении музыкантов АКВАРИУМА, СОЮЗА ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК или под фортепьянный аккомпанемент пианиста МИФОВ Юрия Степанова.

Весной 1976 года Першина, Степанов, АКВАРИУМ и ряд других питерских музыкантов побывали на рок-фестивале в Тарту, где певица познакомилась с московской МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ. На протяжении 1976-го Першина еще несколько раз выходила на сцену с музыкантами АКВАРИУМА, однако с течением времени их творческие контакты становились все более редкими. Лето 1976-го она отработала на Юге с группой КАЖДОМУ СВОЕ.

В августе 1981 года, заглянув на студию Андрея Тропилло в Доме юного техника, Першина обнаружила, что АКВАРИУМ записывает там совершенно невозможный по меркам тех лет альбом, впоследствии известный как «Треугольник». Ольга с удовольствием приняла участие в этом акте спонтанного самовыражения, спев а капелла номер «Крюкообразность» и сочинив мелодию будущей аквариумской классики «Два тракториста», в которой (как и еще в нескольких номерах) она сама сыграла на ф-но.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

Ольга ПЕРШИНА.

Фото: А. Усов.

На следующий год Ольга (с помощью звукорежиссера и музыканта из Пушкина Андрея Барановского) записала альбом «Страсти по Иннокентию» на стихи из поэтического цикла Гребенщикова «Иннокентий и Полтораки» (он был затеян как подарок к очередному дню рождения БГ), а в декабре 1983 года вышла замуж за британского подданного Лена Перри и вскоре эмигрировала в Британию, где продолжала заниматься музыкой.

В 1990-м певица впервые после долгого перерыва посетила Питер. Тогда же в студии АКВАРИУМА в ДК связи был записан англоязычный акустический альбом Першиной «Not So Long Ago».

В 1991 году в Лондоне она записала первый британский сингл с песнями «Tonight» и «It's Been So Long» с замечательными музыкантами, в числе которых был Дион Эстас, тогдашний бас-гитарист Джорджа Майкла, известный по работе с BRAINSTORM, WHAM! Элтоном Джоном и др. В том же году были записаны еще две песни – звучавшие в стиле кантри «Dead Line» и «Queen of Hearts» с английскими музыкантами из группы CAT'S EYE.

В 1992-м Ольга работала переводчицей балетной труппы Большого театра, которая гастролировала по Англии. Прямо в дороге она сочинила цикл песен на английском языке «Мечта балерины» («Ballerina's Dream»), который в том же году был записан в Питере звездным составом: Рашид Фанин, эл. гитара; Александр Титов, бас; Сева Гаккель, виолончель; Николай Рубанов (АУКЦЫОН), саксофон; Павел Литвинов (АУКЦЫОН), перкуссия; Олег Шавкунов (трио Z), барабаны. Пять лет спустя «Мечту балерины» выпустила в Британии под своим лэйблом «White Horse Records» бывший питерский фотограф Наташа «Попс-фото» Васильева.

В тот же период Першина сочинила и исполнила рок-оперу на сюжет ранней поэтической работы Гребенщикова, хиппистской пьесы «В объятиях джинсни», в работе над которой принимали участие многие питерские рок-музыканты. Вместе с записанным десятью годами раньше «Иннокентием» рок-опера была издана на компакт-диске «Отделением Выход».

Помимо того Ольга периодически выступала в «Арт-клубе» со своей группой, участие в которой принимали гитаристы Александр Гнатюк и Наиль Кадыров (экс-ОАЗИС Ю, ТРИЛИСТНИК), бас-гитарист Михаил Файнштейн (экс-АКВАРИУМ), барабанщики Александр Кондрашкин (экс-АВИА) и Юрий Николаев (ПОП-МЕХАНИКА и т. д.). Ее репертуар в этот период составляли собственные песни и каверы западных и отечественных хитов, включая отличную версию знаменитой песни ЗООПАРКА «Ты дрянь».

В 1994 году в студии Андрея Тропилло Ольга записала демонстрационный вариант своего первого христианского альбома «Чудеса Иисуса», который открыл еще одну страницу в ее биографии. Участие в записи принимали Гнатюк, Рубанов, Кондрашкин, Шавкунов и Николай Фомин (экс-ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ), баян. С этого времени главные темы в творчестве Першиной определили ее православное мировоззрение и интерес к судьбе царской семьи.

С 1995 года Ольга пишет и выпускает для радиостанций Санкт-Петербурга синглы с рождественскими песнями (обычно включающие по два-три номера). Поначалу они звучали на английском, но начиная с 1998-го Першина перешла на русский язык. Как и прежде, в работе над синглами участвовали многие известные в Питере музыканты: Юрий Шевчук, Андрей «Дюша» Романов, Наталья Пивоварова, Марина Капуро, Олег Гаркуша, Дмитрий Шагин (песня «О Рождестве»), а также Никита Зайцев, Михаил «Дядя Миша» Чернов, Всеволод Гаккель, Герман Заикин, Юрий Николаев, Дмитрий Ивашин, Наиль Кадыров, Дмитрий Гусаков, Петр Струков, Сергей Стаценко и многие другие.

Другим важным аспектом в творчестве Ольги стал большой музыкальный цикл, посвященный поэзии Анны Ахматовой. Он включает более пятидесяти романсов и песен на стихи великой поэтессы, посвященных 110-й годовщине со дня рождения Ахматовой и составивших альбомы «Булонский лес» (романсы), «Не тайны и не печали» (песни) и «Северные элегии» (литературно-музыкальная композиция) – все 1999 год, а также появившиеся двумя годами позже «Selected» (в ее переводах на английский) и «Избранное».

В записи участвовали: Ольга Першина, вокал, клавишные, ак. гитара; Наиль Кадыров – ак. гитара; Петр Струков (экс-ДЕТИ), балалайка; Дмитрий «Монстр» Гусаков (экс-НОЛЬ), бас; Сергей Стаценко, баян, а среди гостей были Дюша Романов, флейта; Александр Старостенко, эл. гитара; Сергей Иванов, ак. гитара; Михаил Чернов, сопрано-сакс; Юрий Николаев, барабаны. Оформление ко всем альбомам сделали Наталья Кучеренко (рисунки) и Максим Васильев (компьютерная графика).

В июне 2001 года Першина завершила работу над циклами духовных песен «Пошли нам, Господи, терпенье» на стихи Сергея Бехтеева и Владимира Палея, и «Напоминаю вам» – на духовные стихотворения из поэтической тетради старца отца Николая (Гурьянова) с острова Залит. В июле 2002-го был закончен еще один альбом духовных песен Ольги «Светлая дорога», куда вошли несколько ее авторских работ и песни на стихи Сергея Бехтеева. В 2003-м, к 85-летию гибели царской семьи, Ольга Першина записала альбомы «Белой лилии цвет» и «Голгофа Великой России».

В июне 2003-го судьба сделала давней поклоннице музыки THE BEATLES поистине бесценный подарок: Ольге Першиной выпала честь быть личной переводчицей сэра Пола Маккартни во время его первого визита в Санкт-Петербург. В декабре 2004-го в Москве была опубликована книга рождественских рассказов Ольги «Чудо, чудо Рождество» и сборник рождественских рассказов и песен на компакт-диске. В ближайшие планы певицы входит продолжение работы над ахматовским циклом вместе с известным британским поэтом и переводчиком Ричардом Маккейном, проведение благотворительных акций «Серебряные струны Рождества» и многое другое.

Дискография:

Страсти по Иннокентию (1982); Not So Long Ago (1990); Мечта балерины (1992); В объятиях джинсни (1994); Чудеса Иисуса (1994); В объятиях джинсни/Страсти по Иннокентию (1998); Булонский лес (1999); Не тайны и не печали (1999); Северные элегии (1999); Selected (2001); Избранное (2001); Пошли нам, Господи, терпенье (2001); Напоминаю вам (2001); Светлая дорога (2002); Белой лилии цвет (2003); Голгофа Великой России (2003).

ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА.

Питерская группа, которая стала одним из проводников нового музыкального мышления и эстетики минимализма на клубной сцене 90-х, ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА появилась на свет в декабре 1987 года, хотя трое ее основателей – Эдуард «Эд» Нестеренко (р. 25.09.63 в Ленинграде), гитара, вокал; Игорь «Гога» Копылов (р. 20.07.62 в Ленинграде), бас, и Александр «Семен» Сенин (р. 24.03.64 в Ленинграде), барабаны, – впервые встретились двумя годами раньше в составе КОФЕ, одной из первых и лучших нововолновых групп города, два альбома которой, «Балет» (1984) и «Баланс» (1986), записанные Алексеем Вишней, произвели легкий фурор в музыкальных кругах Северной столицы. Копылов помимо того был одним из основателей ТЕЛЕВИЗОРА, участвовал в записи его первого альбома, а на II фестивале Рок-клуба был назван в числе лучших инструменталистов.

Реорганизация группы и смена названия были продиктованы резким изменением музыкального курса – от наивно-мелодичной неоромантики к современному гитарному минимализму в манере U2, THE SMITHS или THE CURE. В начале 1988 года ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА была принята в Рок-клуб, выступила на двух турах его VI фестиваля, собрав урожай обнадеживающих рецензий и восторженных откликов от знатоков и ценителей новой музыки, в августе неделю подряд (!) играла в Театре эстрады, а зимой 1988–1989 годов записала на студии Вишни свой первый альбом «Кто здесь?», в работе над которым приняли участие жанрово близкие ПЕТЛЕ гитаристы Юрий Каспарян (КИНО) и Андрей Нуждин (ИГРЫ).

Альбом тиражировался кустарным способом, хотя был в небольшом количестве отпечатан на кассетах в Германии (а в 1997 году выпущен «Manchester Files» под вполне уместным названием «Ностальгия»). Музыка группы в этот период представляла собой короткие и энергичные номера с минималистской вязью гитарных риффов, опирающейся на жесткую и механистичную ритм-секцию, и романтическими интровертными текстами. Автором всех песен был Нестеренко, который помимо своей группы в конце 80-х периодически концертировал с МЛАДШИМИ БРАТЬЯМИ, ДУРНЫМ ВЛИЯНИЕМ, а также участвовал в ПОП-МЕХАНИКЕ.

В сентябре 1989 года ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА выступила на представительном фестивале «Рок-богема» в Днепродзержинске, в октябре совершила небольшое турне по Германии, дав концерты в Берлине и Гамбурге, которые ждал достаточно позитивный прием, а завершила год выступлением на московском «Сырке».

В декабре 1989 года Копылов был приглашен в новую версию NAUTILUS POMPILIUS, но весь следующий год совмещал работу в обеих группах – они, в частности, выступали на пятилетии Свердловского рок-клуба (март), в мае разогревали зал СКК на последних питерских концертах КИНО, месяцем позже участвовали в волжском турне движения «Рок Чистой Воды», а в августе вторично посетили Гамбург, где их застала весть о гибели Цоя.

Осенью 1990 года Сенин надолго уехал в Германию, а Копылов окончательно ушел к Бутусову, поскольку NAUTILUS POMPILIUS начал гастролировать по стране. На несколько месяцев ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА замолчала. Только в начале 1991-го, когда к Нестеренко и Сенину присоединился бас-гитарист Максим Веркеев из KAMIKAZE, они вернулись на сцену, выступив на десятилетии Ленинградского Рок-клуба (в посвященный событию четверной альбом вошла их «Элегия»), а в апреле 1991-го посетили Минск в рамках очередной акции «Рока Чистой Воды».

Весь следующий год группа собиралась лишь от случая к случаю: Нестеренко был занят семьей, а Сенин в конце 1991-го решил бросить музыку. На следующий год он, правда, съездил в пару туров, аккомпанируя Леше Вишне, но после этого окончательно изменил рок-н-роллу с радиожурналистикой и работал на радиостанциях «Балтика», «Катюша», а еще позже на «Радио России».

Новым барабанщиком ПЕТЛИ осенью 1992 года стал Сергей Наветный (ранее НАТЕ! а в то время КОШКИН ДОМ, СТИЛЬ и KAMIKAZE). В этом составе группа выступала в клубах, работала над новым материалом, но не записывалась. В июне 1993-го ПЕТЛЯ вместе с КОШКИНЫМ ДОМОМ и другими питерскими группами отправилась на фестиваль памяти Игоря Ганькевича (БАСТИОН) в Одессу. Оттуда музыканты все так же вместе поехали на фестиваль в Новую Каховку. Веркеев по дороге отстал, и его заменил Алексей Романюк из СТИЛЯ. По возвращении в Питер Максим решил бросить музыку (хотя позже играл в ПРЕПИНАКАХ), и его место на весь сезон занял Романюк.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА: А. Сенин, И. Копылов, Э. Нестеренко.

Фото: О. Зотов.

В следующем феврале ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА вместе со SCARY B.O.O.M. и УЛИЦАМИ выступила на открытии нового клуба «Ten» (или «Десятки»), с которым была связана на протяжении следующих трех лет и, по воле случая, участвовала в последнем концерте на его сцене (в апреле 1997-го).

В июле 1994 года Романюк стал участником новой группы ЧИЖ & C°, а Наветного в декабре позвали в КОЛЫБЕЛЬ, в силу чего этот год был для ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА не самым продуктивным, тем более что и сам Нестеренко с апреля играл в группе HAPPY BIRTHDAY, которая объединила его с бывшим певцом распавшихся незадолго до этого НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ Виталием Шмерлингом. Осенью они даже съездили на гастроли в Германию.

После вынужденной паузы Эд Нестеренко возродил ПЕТЛЮ НЕСТЕРОВА в начале 1995 года: в ее новую версию вошли уже известные музыканты, бас-гитарист Вадим Снегирев, который играл в группах БЕГЛЕЦ, НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, 17 ПИЛОТОВ В ОГНЕ и т. д., и барабанщик Виталий Сокульский, параллельно работавший с ЮГЕНДШТИЛЕМ и POSTCOLOR. В январе они выступили на сцене «Десятки», после чего начали осваивать другие клубы. Сокульский вскоре ушел, и его сменил Александр Рунев из группы ГОЛЫЕ.

В этом составе ПЕТЛЯ выступала в клубах «TaMtAm», «Wild Side», «Ten» и т. д., а весной съездила в Москву на фестиваль, хэдлайнерами которого были знаменитые EINSTURZENDE NEUBAUTEN. Правда, в 1996-м Рунев начал работать в звукозаписывающей компании «Kurizza Brothers» (где трудился и его коллега по ГОЛЫМ Андрей Алякринский), поэтому был вынужден завязать с барабанами.

С весны 1996 года в ПЕТЛЕ НЕСТЕРОВА барабанил Сергей Питалев из близкой к ней по стилю группы СНЫ, но осенью их покинул Снегирев, и группа распалась во второй раз. Тогда же Нестеренко объединился с участниками ПОРТОВ КАТРИН под предложенным им названием ЗДОРОВЬЕ. Группа исполняла песни гитариста и певца Виталия Кудрявцева (экс-НОВЫЕ ПЛОХИЕ, S.P.O.R.T.), пользовалась успехом в клубах, но, так и не сумев подняться на следующую ступеньку по лестнице шоу-бизнеса, распалась в мае 1998 года, а Нестеренко в очередной раз собрал ПЕТЛЮ НЕСТЕРОВА.

В нее вошли бас-гитарист Евгений Аракчеев (из ПОРТОВ КАТРИН и финального состава ЗДОРОВЬЯ) и его знакомый барабанщик Дмитрий Веселов (он играл в различных джазовых комбо и латино-группе EL COYOTAS). Эта версия группы показала себя вполне дееспособной, но в октябре 1998-го БГ позвал Веселова в АКВАРИУМ, и ПЕТЛЕ пришлось опять искать барабанщика. Некоторое время с ней отыграл сильный и разноплановый Александр Корбуков (MAD LORI; ранее МЛАДШИЕ БРАТЬЯ, ЗАРОК, СИЛЬВЕР), но его манера оказалась слишком жесткой для ПЕТЛИ, поэтому той же зимой пост барабанщика занял Сергей Русанов, в послужном списке которого значились УЛИЦЫ, СТИЛЬ, ДВОЮРОДНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ, HAPPY BIRTHDAY, ПОРТЫ КАТРИН и ЗДОРОВЬЕ.

Тогда же Нестеренко начал собирать материал для второго альбома ПЕТЛИ, но чехарда с музыкантами и экономическая нестабильность в стране долго мешали ему добраться до студии.

В мае 1999-го Русанов ушел в ТЕЛЕВИЗОР, но по мере сил работал и с ПЕТЛЕЙ. Пару раз (в т. ч. на гастролях в Москве) его подменяла Екатерина «Кэт» Козлова (экс-WINE), однако в конце года, когда у Нестеренко наконец появилась возможность нормально записаться на студии «Добролет», ПЕТЛЯ снова оказалась без барабанщика, и барабаны на альбоме «Salto Mortale» записал Игорь Федоров (ЧИЖ & C°). Ручки на записи крутил Евгений Левин (АЛИСА). В 2001 году альбом был издан компанией «CD Land».

В начале 2000-го новым барабанщиком ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА стал Евгений Кулаков. Он начинал в середине 90-х в клубе «Лесопилка» и одновременно играл едва ли не в десятке стилистически очень разных групп (WINE, ПОЙМАННЫЕ МУРАВЬЕДЫ, KITCH, 1,5 КГ ОТЛИЧНОГО ПЮРЕ и т. д.). Потом Аракчеев собрался возрождать ЗДОРОВЬЕ. Его место занял Артем Крамарев. Он не был музыкантом в обычном смысле слова и до ПЕТЛИ был известен как DJ Muta, исполняя на вечеринках электронную музыку в стиле IDM. С его приходом звучание группы заметно изменилось благодаря новым краскам, которые ему придало использование компьютера.

В июне 2001-го в группу пришел бас-гитарист Филипп Брусовани (экс-ПОЛЮСА). Осенью Кулаков стал участником новой группы Славы Бутусова Ю-ПИТЕР; его барабаны заменила электроника Крамарева. Через год ушел Брусовани. Пару раз ПЕТЛЯ выступала вдвоем, но осенью 2002 года бас взял в руки Константин «Кот» Кудобаев (ВРАГИ). 26 декабря концертом в «Fish Fabrique» группа отметила свое пятнадцатилетие, хотя особых торжеств по этому поводу так и не случилось.

Следующие два года ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА изредка выступала в клубах без особых происшествий. В 2004-м группа на время замолчала, и лишь в конце 2005-го дала пару клубных концертов, на которых к Нестеренко и Крамареву присоединился бас-гитарист Никита Мыско (ВЕРЕСК): в середине 90-х он стартовал в клубе «Ten» с УЖОСЛОНАСНЫМИ БАРБУЛЯТОРАМИ И ГАСТУРБАЛАМИ, а позднее играл там с другими завсегдатаями местной сцены.

Многие из двадцати с лишним человек, прошедших через ПЕТЛЮ НЕСТЕРОВА, до сих пор остаются в музыке. Что же касается участников ее «золотого» (как он назван на официальном сайте группы) состава, то Игорь Копылов после распада NAUTILUS POMPILIUS играл в АКВАРИУМЕ и НОЧНЫХ СНАЙПЕРАХ, однако летом 2002-го бросил музыку, а Александр Сенин попрежнему служит на ниве радио.

Дискография:

Кто здесь? (1989); Ностальгия (1997); Salto Mortale (2000).

ПИКНИК.

Хотя газетный эпитет «удивительная судьба» уже давно стал общим местом и едва ли способен отразить реальное положение дел, судьба ПИКНИКА, одной из самых популярных групп, рожденных музыкальной сценой Питера, и верно исключительно своеобразна и неповторима: с одной стороны, плоть от плоти местной рок-культуры, он прошел всеми типичными для нее путями и испытал на себе все присущие музыкантам его поколения влияния, с другой – всегда и во всем шел своей дорогой.

История ПИКНИКА, как и история большинства групп, стартовавших в 70-е и благополучно переживших это десятилетие, запутана и полна противоречий. Если какой-нибудь исследователь питерского рок-н-ролла в один прекрасный день отважится изобразить на бумаге корни и ветви его генеалогического древа, он, без сомнений, придет в отчаяние, обнаружив, как они длинны и тесно переплетены. Достаточно заметить, что существующий сегодня ПИКНИК на сто процентов отличается от группы, впервые взявшей это имя в марте 1979 года.

Впрочем, история группы началась гораздо раньше. Лидер, певец, гитарист и автор всего нынешнего репертуара ПИКНИКА Эдмунд Шклярский (р. 26.09.55 в Ленинграде) вырос в семье с крепкими музыкальными традициями (один из его двоюродных братьев, Ярослав, кстати, был соло-гитаристом хорошо известной в начале 70-х группы 2001), увлекся музыкой в школьные годы, легко освоив гитару и фортепьяно, музицировал в семейном квартете, однако знакомство с рок-музыкой отвратило его от академической карьеры. Весной 1973-го Ярослав познакомил Эдика со второкурсником ЛГУ Борисом Гребенщиковым и его другом Анатолием Гуницким (их АКВАРИУМ в ту пору существовал скорее как идея и репетировал на точке 2001), но после нескольких репетиций он предпочел идти своим путем.

Тем же летом Шклярский поступил в Политех (где испокон веку были сильны традиции студенческой самодеятельности и буйным цветом расцветала местная рок-сцена), и в конце 1974 года организовал там свою первую группу УДИВЛЕНИЕ.

Следующей весной УДИВЛЕНИЕ приняло участие в III фестивале политеховских групп «Весенние ритмы», получив специальный приз жюри за песню Шклярского «Дилижанс» – вопреки господствовавшей моде, которая ценила приближенное к оригиналу исполнение западных хитов выше, чем собственное творчество, он с самого начала хотел петь по-русски и только свои песни.

А немногим раньше, весной 1972-го, в одной из школ Петроградской стороны на свет появилась группа ОРИОН, которую организовал восьмиклассник Евгений Волощук (р. 26.05.57 в Ленинграде). Два года спустя к ней присоединился сильный певец Алексей Добычин (р. 5.12.54 в Ленинграде), который сочинял собственные (причем вполне зрелые) песни и тоже был студентом Политеха. Под влиянием его пропаганды по окончании школы двое участников ОРИОНА последовали его примеру.

В середине семидесятых группы из Политехнического института славились на весь город. Из его стен вышли ВОЗРОЖДЕНИЕ, МЕДНЫЙ ВСАДНИК, ЛЕЛЬ, ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ, ХХХ ВЕК, КАЛЕЙДОСКОП, ВОСХОЖДЕНИЕ и по меньшей мере еще два десятка команд, названия которых сегодня принадлежат лишь истории. Раньше или позже, музыканты ОРИОНА и УДИВЛЕНИЯ неизбежно должны были пересечься и познакомиться, а в январе 1977-го, после того как участники последних в преддверии диплома забросили гитары и барабаны, Шклярский стал пианистом ОРИОНА, с которым добился лауреатства на пятых «Весенних ритмах». Увы, заслуженного приза в виде поездки в одну из стран народной демократии (ГДР или Польшу) им так и не дали, что заметно охладило эмоции, поэтому с началом каникул альянс распался.

В следующем сезоне Шклярский попытался собрать новую группу, в которой должны были играть бывший барабанщик ОРИОНА Али Бахтияров (р. 7.10.54 в Ленинграде) и бас-гитарист еще одной группы из Политеха НИЖНИЙ БЬЕФ (к слову, будущий основатель СТРАННЫХ ИГР) Виктор Сологуб, однако этот в принципе любопытный триумвират так и не пошел дальше репетиций.

Между тем ОРИОН продолжал колесить по городу и области, медленно, но верно набираясь опыта и профессионализма, однако в середине 1978-го, после закончившейся для группы плачевно поездки в Новгород (местные чиновники прислали в институт жалобу на «идеологически вредную» группу, как тогда говорили, «накатали телегу», что повлекло за собой официальный запрет на само название ОРИОН), были принуждены расстаться.

Руку помощи им протянул студенческий театр Политеха, который в те годы поставил несколько интересных и достаточно смелых спектаклей (включая сценический вариант повести тогда еще начинающего Александра Житинского «Глагол инженер»). Осенью 1978 года театр начал работу над одним из своих наиболее честолюбивых проектов – музыкальным спектаклем по мотивам «Слова о полку Игореве», – для чего ему срочно понадобилась полноценная группа. В ее первоначальный состав вошли трое бывших участников ОРИОНА: Алексей Добычин, вокал; Евгений «Жак» Волощук, бас, и Сергей Омельниченко (р. 31.10.56 в Ленинграде), гитара, а также саксофонист-флейтист Николай Михайлов (р. 28.03.53 в Ленинграде) и опытный барабанщик Александр Мацков (р. 24.07.54 в Ленинграде) – экс-МАНИЯ, РАДУГА и т. д.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПИКНИК (1981): М. Панаев, Е. Волощук, Н. Михайлов.

Фото: архив автора.

В декабре 1978 года группа вместе с театром побывала на конкурсе студенческой самодеятельности в Москве. Незадолго до этого Мацкова за барабанами сменил Александр Кондрашкин (р. 26.11.56 в Ленинграде), до этого имевший только скромный опыт игры на пригородных танцплощадках (в т. ч. с группой ЗА), но исключительно эрудированный и готовый к любым экспериментам музыкант.

Как и следовало ожидать, театральные рамки оказались для группы узки, и, когда в преддверии «Весенних ритмов-79» встал вопрос о новом названии, кто-то вспомнил недавно читанную повесть братьев Стругацких «Пикник на обочине». Предложение было принято, но окончание фразы сразу отвалилось. Так в марте 1979 года на свет появился ПИКНИК.

10 апреля 1979 года ПИКНИК, состав которого усилил однокашник Михайлова по музыкальному училищу и флейтист группы ВТОРНИК Юрий Данилов (р. 19.05.56 в Ленинграде), вместе с ЗЕРКАЛОМ и КАКАДУ сыграл в ДК «Энергетик», а 13 мая официально дебютировал в родном Политехе как ПИКНИК. Встретив там крайне теплый прием, он вскоре расстался с театральными подмостками и на протяжении следующих двух лет был одним из самых активных участников рок-андерграунда, регулярно играя на сэйшенах, в пригородных клубах (Рахья, Мурино, Горелово) и т. п.

Репертуар ПИКНИКА в эти годы опирался главным образом на песни Добычина и Омельниченко – энергичные рок-н-роллы, блюзы или бит с симпатичными мелодиями и рефлексивными текстами в традициях популярной МАШИНЫ ВРЕМЕНИ (несколько номеров этого периода сохранилось в записи на дебютном альбоме ПИКНИКА «Дым»).

К началу восьмидесятых ПИКНИК из клуба в поселке Горелово (где вызревал его творческий метод) переместился в город, по пути сменив еще несколько танцплощадок и продолжая собирать подходящих музыкантов: в сентябре 1979-го ушедшего в МИРАЖ (не тот!) Кондрашкина сменил Александр Евсеев, а его в канун Нового 1980 года – знаменитый Николай Корзинин (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, РИСК.О!), а затем Петр Трощенков (р. 6.11.61 в Ленинграде); весной 1980-го в ПИКНИКЕ промелькнул будущий основатель АЛИСЫ, клавишник Павел Кондратенко (р. 29.07.60 в Гомеле), которого вскоре сменил уже взрослый преподаватель музыкальной школы Алексей Мальков; наконец по осени 1980 года в группу пришел ветеран сэйшенов 70-х, бывший участник как минимум десятка групп (МИРЯНЕ, РАССВЕТ, РАДУГА, МАНИЯ и пр.), вокалист Михаил Панаев (р. 29.12.50 в Ленинграде), а место Трощенкова еще месяца на четыре, прежде чем снова уйти – на этот раз в АКВАРИУМ, – вторично занял Кондрашкин. Звукооператором группы в эти годы был Михаил Шепелев, тоже бывший участник ОРИОНА.

В начале 1981 года музыканты ПИКНИКА приняли деятельное участие в организации Ленинградского Рок-клуба. Именно они 7 марта 1981 года открывали первый концерт клуба на сцене ЛМДСТ; 5 мая – вместе с другими звездами Рок-клуба первого созыва (АРГОНАВТЫ, МИФЫ, АКВАРИУМ и ДИЛИЖАНС) – удачно выступили на мини-фестивале в ДК «Невский»; однако три месяца спустя группа по сути дела распалась, когда ее один за другим покинули шесть из девяти тогдашних участников.

Собственно, на этом заканчивается история оригинального ПИКНИКА и начинается история ПИКНИКА современного. Что же до ветеранов его первого состава, то Коля Михайлов вошел в совет Рок-клуба, а с 1982 по 1988 год был его бессменным президентом; Данилов в декабре 1981-го стал сооснователем ТАМБУРИНА, где играл до лета 2005-го; Омельниченко ушел в ОРНАМЕНТ, а позднее занялся менеджментом; Трощенков и Кондрашкин в разное время прошли через АКВАРИУМ – Петр впоследствии играл в ЗАПОВЕДНИКЕ, ТРИЛИСТНИКЕ и со своим проектом ТРОП, а Саша в эпоху Рок-клуба был, пожалуй, самым интересным и активным барабанщиком города, оставив следы в ТАМБУРИНЕ, СТРАННЫХ ИГРАХ, ОБЪЕКТЕ НАСМЕШЕК, ДЖУНГЛЯХ, СТАНДАРТЕ, АВИА, КЛУБЕ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, ЧИЖЕ & C° и пр. К сожалению, в 1994 году, получив во время гастролей в Германии серьезные травмы, он оставил музыку, а в июле 1999-го умер от инсульта, вызванного последствиями этих травм.

Шклярский тоже стал членом Рок-клуба с первых дней его существования, но как участник группы ЛАБИРИНТ, которую в 1976-м собрал гитарист Александр «Сава» Савельев (р. 14.06.53 в Полярном Мурманской обл.). Как и ПИКНИК, ЛАБИРИНТ без устали колесил по клубам и танцплощадкам области, исполнял собственный материал и распался летом 1981-го.

В конце того же августа Шклярский и Савельев объединились под названием ПИКНИК с Волощуком и Добычиным. Трощенков поначалу остался в составе, но в ноябре сменил в АКВАРИУМЕ Кондрашкина. Обновленный ПИКНИК дебютировал на сцене 28 ноября 1981 года в концерте с РОССИЯНАМИ (за барабанами был Шариф Абдула из СТРАННЫХ ИГР).

В марте 1982-го ПИКНИК выступил на годовщине Рок-клуба (на этот раз у них барабанил Виктор Морозов из МИФОВ), а в мае на открытой площадке в парке «Екатерингоф» (в то время «30-летия комсомола») при участии Бахтиярова. Именно на этих концертах группа впервые продемонстрировала публике свою программу «Опиумный Дым», которая открыла Эдмунда Шклярского как одного из наиболее сильных и неординарно мысливших авторов тогдашней рок-сцены. «Опиумный Дым» не мог не привлечь внимания Андрея Тропилло, на студии которого в Доме юных техников на Охте магнитофонная пленка детально фиксировала все то лучшее, что появлялось в питерском рок-н-ролле. Альбом «Дым» (первое слово было снято из соображений безопасности) увидел свет осенью 1982-го и в один момент разлетелся по стране, тут же сделав ПИКНИК знаменитым.

Методично меняя барабанщиков – девятым в их списке, в октябре 1982 года, стал Леонид Кирнос (р. 28.08.57 в Ленинграде) – и неуклонно улучшая аппаратуру (в ту пору ее наличие считалось непременным атрибутом крутой группы) ПИКНИК медленно, но верно поднимался в рок-клубовской табели о рангах. Савельев к началу 1983-го оставил гитару и пересел за пульт, а в марте, на фестивале Корабелки «Весна на Лоцманской», с ПИКНИКОМ в последний раз спел Добычин, который решил возобновить свою научную карьеру.

К этому времени стало ясно, что новый ПИКНИК – прежде всего полигон для реализации музыкальных идей Шклярского. В составе: Шклярский, Волощук, Кирнос, Савельев (за пультом) плюс новобранцы Вадим Лебанидзе (в прошлом клавишник политеховской группы БРИГ) и гитарист Сергей Шепель (до этого играл в КАРДИНАЛЕ и репетировал с ВЫСТАВКОЙ) ПИКНИК разделил третье место (с РОССИЯНАМИ, ТАМБУРИНОМ и СТРАННЫМИ ИГРАМИ) на I фестивале Рок-клуба в мае 1983 года. Тем не менее и этот этап в истории группы подходил к концу.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПИКНИК (2005).

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

Весной 1984-го, в период лихорадочной подготовки ко II фестивалю, в рядах ПИКНИКА произошел раскол, и группа фактически прекратила существование: Шклярский и Савельев, прихватив с собой громкое название, ушли, а Волощук вывел на фестивальную сцену в спешке собранную группу, не без намека назвав ее ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ; увы, от ее выступления в памяти очевидцев остался разве что едкий, как слезоточивый газ, дым, который пустили его пиротехники, в считанные минуты выгнав из зала все первые ряды.

Шклярский и Савельев между тем подлили масла в огонь, устроившись на работу в Ленконцерт, официальную концертную организацию города, что по тем временам рассматривалось в рок-кругах как немыслимое святотатство. К счастью, ортодоксами и догматиками были не все, а Тропилло в том же году помог ПИКНИКУ записать свой второй и – по мнению ряда экспертов – лучший альбом «Танец Волка», в котором барочная хрупкость мелодий сочеталась с изощренностью арт-роковых аранжировок и жестким хардовым ритмом, а тексты вызывали в памяти готические рассказы Натаниэля Готорна и Эдгара По. В записи альбома участвовали сессионные музыканты – Виктор Сергеев и Сергей Воронин, клавишные; Владимир «Вавила» Сизов (р. 26.07.57 в Ленинграде; играл в Q 69), бас, и Александр Федоров, барабаны.

Следующие два года стали для ПИКНИКА смутным временем: бесконечные турне по стране в составе полуанонимных филармонических ансамблей, в программу которых от случая к случаю удавалось вставить одну-две собственных песни, откровенная травля в комсомольской прессе – особенно в этом преуспели московская «Комсомолка» и питерская «Смена», – скептическое отношение бывших соратников по подполью. Но ПИКНИК шел своим, возможно, и не самым прямым, но безусловно верным путем – и выжил.

В феврале 1985-го ПИКНИК объединился с ПРОДОЛЖЕНИЕМ СЛЕДУЕТ (Волощук, бас; Кирнос, барабаны; Виктор Евсеев (р. 26.08.60 в Ленинграде), гитара, бас, вокал, и Кирилл «Кирон» Широков, клавишные), но их энтузиазма хватило лишь на одно эффектно театрализованное выступление во Дворце Молодежи, после чего ПРОДОЛЖЕНИЕ кануло в Лету, оставив в наследство ПИКНИКУ Евсеева на должности бас-гитариста.

Формирование рабочего состава закончилось лишь после того, как в октябре 1985-го в ПИКНИК пришел переехавший в Питер из Мурманска выпускник тамошнего музучилища Юрий «Дональд» Ключанцев (р. 27.04.64 в Череповце), саксофон, клавишные, перкуссия, а в начале следующего года вторым клавишником стал уже знакомый по «Танцу Волка» Сергей Воронин (р. 6.05.56 в Ленинграде) – бывший участник PRO ET CONTRA и ЗЕРКАЛА, еще одних рок-клубовских звезд первого призыва.

Опять-таки вопреки канонам жанра (хотя, признаться, не от хорошей жизни) ПИКНИК в этот период обходился без барабанов (подходящего ударника было не найти, а случайных людей брать не хотелось), играя под ритм-компьютер, которым манипулировал Вадим Пономарев. Этот состав в 1986-м записал третий альбом группы «Иероглиф», который составили песни, написанные в период с 1984 по 1986 год. Два года спустя, когда идеологические бастионы наконец рухнули, этот альбом лег в основу первой пластинки ПИКНИКА, выпущенной московской «Мелодией». Весной 1987 года группа нашла-таки своего барабанщика: с третьего захода им стал Леонид Кирнос.

В сентябре 1988-го ПИКНИК – впервые с рок-клубовских времен – выступил с большими сольными концертами и подтвердил свой статус одной из наиболее популярных отечественных групп. Начались интенсивные гастроли по стране, ПИКНИК несколько раз побывал за рубежом, однако, в отличие от многих героев рока 80-х, никогда не стремился спекульнуть на «красной волне», справедливо полагая, что его слушатель живет скорее в Купчине, нежели в Бронксе. В 1989-м свет увидел четвертый альбом ПИКНИКА «Родом ниоткуда», который стал зна´ком изменения музыкальной ориентации группы – к менее тяжелому, но более динамичному и живому поп-року (хотя в моду, напротив, входил хэви-метал: многие группы спешно отращивали волосы и рядились в проклепанную со всех сторон кожу).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПИКНИК.

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

В январе 1989 года ПИКНИК чуть было не развалился: вызванный популярностью приступ персональных амбиции повлек уход Евсеева и Ключанцева, которые собрали группу ЗАМОК ЗО с покинувшими при аналогичных обстоятельствах АЛИСУ Андреем Шаталиным и Павлом Кондратенко. Бас-гитару снова взял в руки ветеран Сизов. В этом составе в сентябре 1989-го группа выступила на рок-фестивале журнала «Аврора», организованном Александром Житинским и Андреем Тропилло, показав там фрагменты своей новой программы. В начале 1990-го, записав альбом и сделав пару поездок, ЗАМОК ЗО распался, а ПИКНИК вернулся к составу образца 1988-го.

В мае 1990-го ПИКНИК принял участие в грандиозном концерте в СКК в память о легендарной питерской группе РОССИЯНЕ, которая распалась в 1984-м, при драматических обстоятельствах потеряв своего лидера Жору Ордановского. Тогда же был записан (хотя вышел два года спустя) альбом «Харакири», в котором Шклярский смешал готические образы «Танца Волка» с восточными образами и сюжетами.

Савельев к этому времени стал директором группы. Позже он передал свой пост другому бывшему музыканту ПИКНИКА, Али Бахтиярову (вот любопытная закономерность!), а чтобы заполнить вакуум в сценических аранжировках, в ПИКНИК был приглашен гитарист Андрей Мерчанский (из ПРОДОЛЖЕНИЯ СЛЕДУЕТ и текущей версии САНКТ-ПЕТЕРБУРГА). Он отыграл в ПИКНИКЕ до весны 1994-го, а потом покинул музыку и эмигрировал в США. Единственной изданной в этот период работой группы стал выпущенный на пластинке и компакт-диске «Коллекционный альбом», представлявший лучшие номера из ее репертуара за 1982–1990 годы.

Казалось, ПИКНИК обречен на судьбу многих групп, пик расцвета которых пришелся на времена магнитоиздата и последовавшей за ними эйфории конца 80-х, однако он и тут удивил всех, найдя способ изменить устойчивый стереотип восприятия своей музыки как повода для ностальгии по временам рок-н-ролльного братства, подпольных сэйшенов и дешевого портвейна.

Изданный после длительной паузы фирмой «Aura» альбом «Немного огня» (1995) уверенно подтвердил, что мелодический дар Шклярского с годами не скудеет, а его способность вписывать свои песни в актуальный музыкальный контекст, не меняя в них ни единой ноты и не предавая свой узнаваемый стиль, достойна доброй зависти и восхищения.

Не обошлось и без потерь. Осенью 1994-го в автокатастрофе погиб барабанщик, а затем директор группы Али Бахтияров. В августе 1996-го ПИКНИК вторично оставили Евсеев и Ключанцев. Первый из них занялся студийной работой и преподаванием вокала, а второй стал участником группы РУССКИЙ МУЗЕЙ. На этот раз их место занял неизвестный до этого в рок-сообществе Александр Рокин (р. 5.04.63 в Ленинграде). В том же году вышел очередной (восьмой или девятый – если считать коллективный сборник «Вампирские песни», в котором композиции ПИКНИКА занимают центральное место) альбом «Жень-шень». Параллельно компания «Aura» начала переиздание музыкального архива группы (символично, что альбомы ПИКНИКА с песнями Шклярского-автора оформлены, как правило, иллюстрациями Шклярского-художника).

Во второй половине 90-х ПИКНИК продолжал успешно выступать и записывать новые альбомы, а их ежегодные соло-концерты 7 марта, в годовщину открытия Рок-клуба, стали доброй традицией. В 1997 году «Aura» выпустила альбом «Стекло». Через год за ним последовала экспериментальная электронная работа «Пить электричество» (вышла под вывеской ПИКНИК & СЕКТА МО), а в 1999-м итоги двадцатилетней истории группы резюмировал сборник «The Best».

Между тем 30 января 1998 года в бывшем помещении Рок-клуба на Рубинштейна, 13 (где в ту пору изредка происходили различные музыкальные акции), состоялся ностальгический концерт «старого» ПИКНИКА (Добычин, Омельниченко, Волощук и Михаил Соловейчик, еще один ветеран ОРИОНА 70-х). Практически тот же состав участвовал и в ретро-программе «Старый рок под Новый год», которая была показана в декабре 1999 года в ДК Дзержинского.

В 1999-м Рокина, который занялся звукорежиссурой, сменил новый бас-гитарист Святослав Образцов (р. 25.11.53 в Ленинграде), в 70-х игравший с группами ПРАЙД, ЛАБИРИНТ и СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

А. Бурлака и Э. Шклярский на презентации программы «Мракобесие и джаз» (2007).

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

В начале 2001 года Шклярский решился на еще один любопытный эксперимент, объединив на сцене ПИКНИК с украинским струнным оркестром из Запорожья. 4 марта в Запорожье состоялась премьера этой программы, причем несколько песен (в т. ч. «Настоящие дни», «Романс», «Глаза очерчены углем», «Ночь», «Там, на самом на краю земли», «Мы как трепетные птицы» и «Великан») были записаны для предполагавшегося концертного альбома. 15 марта программа была презентована в Петербурге.

26 марта 2001 года компания «Grand» (сменившая в качестве издателей ПИКНИКА «Aura Records») выпустила новый альбом группы «Египтянин», в основу которого лег материал, накопленный за три предыдущих года, – в число его лучших песен помимо заглавной вошли «Миллион в мешке», «Ни твое, ни мое», а также «Фиолетово-черный». Последняя, кстати, дала идею названия сборнику, почти одновременно изданному «Real Records». То же название носила и программа, показанная ПИКНИКОМ 12 октября 2001-го в питерском ДК им. Ленсовета. Для песни «Египтянин» был изобретен специальный «ново-египетский» инструмент, а для песни «Фиолетово-черный» – фирменный пиротехнический знак. Осенью свет увидел еще один сборник: на этот раз «Grand», признавая значение группы, включив подборку ее песен в свою «Энциклопедию русского рока».

Год 2002-й был отмечен появлением ПИКНИКА в телешоу «Последний герой» (с песней «Говорит и показывает»), выходом альбома «Чужой» (его составили пять новых и пять ранее не издававшихся песен разных лет), первым визитом в Израиль и представлением программы «Дикие игры» на рок-фестивале в Раменском. В сентябре ПИКНИК отметил двадцать лет со дня выхода альбома «Дым», дав концерты в Москве («Меридиан») и Питере («Юбилейный») – для участия в них были привлечены экс-саксофонист NAUTILUS РОМРI1IUS Алексей Могилевский, известный ситарист Сергей Гасанов и театр «Wasil Brothers», а поклонники преподнесли группе подарок в виде названной ее именем звезды.

Следующей зимой ПИКНИК нанес визит в Германию; вскоре после этого вышел альбом «Говорит и показывает», презентованный на легендарной сцене МХАТа. На песне «Серебра!» был опробован еще один экзотический инструмент – на этот раз световой. К сожалению, работа группы оказалась прервана тяжелой болезнью Славы Образцова, который умер от рака 7 августа 2003 года.

Жизнь, однако, на этом не остановилась, и той же осенью в ПИКНИК пришел бас-гитарист Марат Корчемный (р. 23.10.67 в Липецке); до этого он играл в нескольких липецких группах, включая НАПОЛЕОН БОНАПАРТ. Новый состав был опробован на альбоме «Тень Вампира», записанном ПИКНИКОМ при участии их старого почитателя Вадима Самойлова из АГАТЫ КРИСТИ – его имя даже было вынесено на обложку. Тексты двух песен альбома принадлежали перу дочери Шклярского Алине – она же, кстати, стала соавтором биографии ПИКНИКА, в 2003-м опубликованной издательством «Нота-Р» (составитель Алексей Рыбин).

Культовый статус группы был подтвержден изданием трибьют-альбома (2003), который подготовила «Мистерия Звука»: песни ПИКНИКА на нем исполнили разные по возрасту, стилю и географии ТОРБА-НА-КРУЧЕ, ЗАМША, Павел Кашин, НАСТЯ, Ольга Арефьева, Юлия Теуникова, CABERNET DENEUVE и т. д.

На песню из «Тени» «Не кончается пытка» студия «Муха» сняла интересный клип, а Шклярский как истинный изобретатель и рационализатор придумал еще один новый инструмент, этакое подобие арфы, надеваемой на голову танцовщицы. Примерно в то же время с ПИКНИКОМ начала выступать скрипачка из Липецка Ирина Лаврина, что привнесло в сценические аранжировки песен группы новые краски.

К концу 2004-го ПИКНИК закончил работу над своим следующим альбомом, одна из песен которого, «Королевство Кривых», дала заглавие детективному телесериалу (режиссер Александр Якимчук), показ которого на канале НТВ начался 3 мая 2005-го. На подходе – выпуск DVD (концерт 22.09.02), опыт акустической программы (в московском ЦДХ), а также персональная выставка живописи Шклярского (там же). История продолжается.

Дискография:

Дым (1982); Танец Волка (1984); Иероглиф (1988); Родом ниоткуда (1989); Харакири (1992); Коллекционный альбом 1983–1993 (1994); Немного огня (1995); Вампирские песни (1995); Жень-шень (1996); Коллекция (6CD, 1997); Стекло (1997); The Best (1999); Египтянин (2001); Фиолетово-черный (Главные песни) (2001); Энциклопедия русского рока (2001); Чужой (2002); Говорит и показывает (2003); Тень Вампира (2004); Королевство Кривых (2005).

ПИКНИК & СЕКТА МО:

Пить электричество (1998).

ПИЛИГРИМ.

Не столько опередив свое время, сколько сумев отыскать в нем собственный звук, ПИЛИГРИМ, питерская группа второй половины 70-х, играла жесткий, но мелодичный ритм-энд-блюз и нео-бит, в чем-то перекликавшиеся с музыкой его британских современников-модов THE JAM и SECRET AFFAIR. Хотя время не донесло до нас записей группы, отголоски ее звучания и поныне слышны в творчестве сегодняшних поклонников британского рока 60-х.

Основатель группы, Андрей «Дюша» Михайлов, родился 8 апреля 1962 года в Питере в довольно музыкальной семье: его бабушка была дирижером-хоровиком; такое же образование получили обе ее дочери, а отец Дюши, Владимир Михайлов, начинал как джазмен (кстати, на контрабасе в их комбо играл будущий герой русского шансона Вилли Токарев), а позднее работал дирижером в оркестре Ленинградского цирка. В музыкальную школу Дюша не пошел и занимался ф-но под присмотром бабушки. В то время его увлекала музыка романтиков: Грига, Шопена, Шумана.

Параллельно Дюша освоил гитару и весь спектр тогдашней поп– и рок-музыки, а осенью 1976-го собрал у себя в 543-й школе группу, на барабанах в которой играл его одноклассник Олег «Базис» Валинский, а бас-гитаристом стал еще один школьный знакомый Роман Глоба. Почти сразу же к ним присоединился учившийся на два класса старше флейтист Борис Ободовский. Они исполняли глэм, мелодичный хард и вообще любую интересную музыку, которая была им по силам: GRAND FUNK RAILROAD, SLADE, LED ZEPPELIN, конечно, непременных DEEP PURPLE и т. п., а выступали либо на школьных вечерах, либо по красным дням календаря в подростковых клубах, которых в городе были десятки.

Спустя пару лет группа получила-таки название ПИЛИГРИМ, а в ее репертуаре начали появляться Дюшины песни, разумеется, сделанные с оглядкой на западных кумиров. Репетировала группа тогда в подростковом клубе «Рубин» на Витебском проспекте.

По окончании восьмого класса Михайлов, желая избежать армии, поступил в оркестр военно-топографического училища, где и закончил десятилетку. К тому времени в числе его знакомых появились Алексей «Рыба» Рыбин, который был годом старше, и Михаил «Дубов» Виноградов, учившийся двумя классами младше. В 1979-м группу покинул Глоба, и на должность бас-гитариста в ПИЛИГРИМЕ был принят Рыбин. К этому времени они полностью отказались от исполнения каверов и перешли на свой материал: тексты, как правило, отталкивались от хиппистской идеологии, а музыка от хард-рока сместилась в направлении ритм-энд-блюза, иногда с элементами джаза, импровизациями и протяженными соло. Среди песен ПИЛИГРИМА можно отметить их антиядерный манифест «Чтобы ты мог забыть», «О, счастливчик!» (естественно, на музыку Алана Прайса из одноименного фильма), появившегося чуть позже «Печального ангела» (1981) и т. д.

Году в 1980-м участники ПИЛИГРИМА познакомились со Свиньей и всей компанией АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ. Неплохо разбиравшийся в музыке Свин с ходу признал в них модов, которые были заодно с панками (тогда как хиппи считались «идейно чуждыми»), и принял в свой круг. Примерно тогда же на их горизонте появилась ПАЛАТА № 6, которая тоже балансировала между хиппи и панками, обозначая тем самым наступление эры новой волны. Музыканты двух групп быстро подружились и пару раз выступали вместе. Один из таких концертов состоялся на вечере в какой-то школе. Первой отыграла ПАЛАТА № 6, за ней на сцену вышел ПИЛИГРИМ, который с ходу загрузил подростков своими мрачными психоделическими соло. Тогда, чтобы разрядить обстановку и дать молодежи возможность потанцевать, бас-гитарист ПАЛАТЫ Виктор Цой предложил своей группе сыграть на коду несколько рок-н-роллов.

В начале 1981-го ПИЛИГРИМ принял участие в знаменитой поездке АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ в Москву, куда их пригласил начинающий журналист Артем Троицкий, а вскоре после этого группа развалилась. «Со временем ПИЛИГРИМ изжил себя, – объяснял позднее этот факт Дюша Михайлов. – Мы играли получасовые импровизации с упором на инструментал, а все это вело группу в джаз, что было лишено для нас какой бы то ни было перспективы – в мире джаза давно были свои правила».

Ободовский ушел в ПАЛАТУ № 6, с которой играл до конца весны; Рыбин стал участником акустической группы АБЗАЦ, организованной музыкантом и поэтом Павлом Крусановым, а Валинский и Глоба – первокурсниками Железнодорожного института. Тем же летом Рыба и Цой создали дуэт ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ, к которому по осени присоединился Валинский. К тому времени они придумали группе новое название КИНО.

Что касается Дюши, то он на несколько месяцев ушел из музыки, поскольку увлекся трудами по социологии и философии постиндустриального общества, теориями Герберта Маркузе и других экстремистов от социальных наук, что подвигло его на сочинение цикла новых песен, одна из которых, «Климакс скандального кризиса», стала названием его новой группы, организованной в конце 1981-го и позднее известной под аббревиатурой КСК.

В середине 80-х Михайлов стал гитаристом популярного ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК, а когда группа перешла на исполнение исключительно песен их певца Рикошета, реализовал собственные музыкальные идеи в реформированной версии КСК, а потом в группах НЕВЕСТА и ФАУ-2. На рубеже 90-х он записал альбом своих неоромантических музыкальных зарисовок под именем ХОЛОДНЫЙ ДОЖДЬ, потом надолго ушел со сцены, а в конце десятилетия вернулся в музыку с группой МИККИМЫШЬ, лидером которой был его кузен, саксофонист и аранжировщик Дмитрий Федоров.

Как было сказано выше, записи ПИЛИГРИМА до наших дней не дошли, но одна из песен группы, «Печальный ангел», в 1986 году появилась на дебютном альбоме ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК.

ПИЛИГРИМ.

Эта группа ПИЛИГРИМ состояла в Ленинградском Рок-клубе на заре его истории и запомнилась прежде всего своим выступлением на его первом фестивале, где она представила не лишенную интереса авторскую программу, в которой были заметны интонации поп-фолка, кантри, блюза и арт-рока. Основателем, лидером и главной движущей силой группы был питерский музыкант Александр Царовцев.

Он родился в 1956 году в Ленинграде и музыкой интересовался с детства, однако его первой любовью стала авторская песня: с четырнадцати лет Саша выступал на сцене с песнями бардов и даже сделал целую программу из песен Булата Окуджавы. Параллельно он занимался по классу скрипки в музыкальной школе на Петроградской, где его соучениками были будущие звезды Александр Ляпин (АКВАРИУМ, ТЕЛЕ У), Дюша Романов (АКВАРИУМ, ТРИЛИСТНИК) и Александр Машарский (ДВЕ РАДУГИ, ансамбль Давида Голощекина).

Году в 1973-м Саша Царовцев открыл для себя мир черной музыки – спиричуэлс, соул, ритм-энд-блюз – и начал включать в свои программы номера в этих стилях. По окончании школы он поступил в музыкальное училище, где его преподавателем стал известный гитарист Анатолий Быстров. В 1974-м Быстров и другой его ученик, Юрий Берендюков, организовали фолк-группу АКВАРЕЛЬ, в которой пытались соединить англо-американскую фолк-традицию и русский мелос. Сама идея была хороша, но группа страдала от постоянных смен состава.

В феврале 1976 года, незадолго до того, как АКВАРЕЛЬ выступила на I Всесоюзном смотре-конкурсе самодеятельного творчества, Царовцев логично занял место в ее рядах. К этому времени он неплохо играл и на классической, и на кантровой скрипке-фиддле, считался одним из лучших в Питере акустических гитаристов и сочинял песни – либо на стихи классиков, либо на собственные тексты. Приглашенный как скрипач, он вскоре начал петь, а его песни вошли в репертуар АКВАРЕЛИ. Однако к концу 1978 года, так и не обретя устойчивого состава, группа развалилась, а Берендюков и Царовцев начали искать новых единомышленников. Так на свет появилась группа ЯБЛОКО.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПИЛИГРИМ: А. Царовцев.

Фото: архив автора.

Царовцев отыграл с ЯБЛОКОМ ровно год, в течение которого группа сделала первые шаги к популярности у себя дома, побывала в Латвии на фестивале «Liepaias Dzintars», а также участвовала в открытии ЭКЛПМ – своего рода предтечи Рок-клуба, однако в ноябре 1979-го ушел, поскольку хотел работать над своим материалом. Правда, следующей весной он вернулся в группу на время записи знаменитого квадрофонического диска ЯБЛОКА (на его обложке Царовцев – по не вполне ясным причинам – был обозначен как Александр Ольгин).

Весь следующий год Царовцев отработал в Ленконцерте, но не прижился там и вернулся в любители. В декабре 1981 года он вступил в Рок-клуб, а в январе дебютировал на его сцене с акустической программой в неожиданной компании с такими тяжеловесами, как ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР и МАРАФОН. После этого Игорь Голубев пригласил его в ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН, но поначалу этот альянс не состоялся.

Еще через год (25 января 1983 года) Царовцев выступил в Рок-клубе с «американской» программой в составе электро-акустического трио – он сам (вокал, гитара, гармоника), Сергей Петров (экс-ЗЕМЛЯНЕ; ак. гитара) и Константин Петров (экс-ЯБЛОКО; бас). Публика приняла их довольно тепло, чем явно ускорила процесс рождения группы.

В апреле 1983-го на свет появились название ПИЛИГРИМ и первый состав группы: к Царовцеву и двум Петровым присоединились клавишник Андрей Хазунов из ДЖОНАТАНА ЛИВИНГСТОНА и барабанщик Виктор Васильев, игравший в группах РУБИНОВЫЙ ДОЖДЬ, SPARTAK и эмбриональном составе СТРАННЫХ ИГР. Они с ходу прошли прослушивание и были приглашены на I фестиваль Рок-клуба в том же мае. Буквально накануне концерта выяснилось, что Костя Петров не сможет играть, и его заменил временно безработный бас-гитарист АВГУСТА Александр Титов. Хотя в целом ПИЛИГРИМ выступил ниже своих возможностей и не занял призовых мест, многие отметили их номер «Не дай мне Бог сойти с ума» (на стихи Пушкина).

Лето 1983-го ПИЛИГРИМ провел на танцплощадке в Зеленогорске. На должность бас-гитариста был приглашен студент музыкального училища Алексей Писарев (который до приезда в Питер играл лишь в вологодской группе ВОЗРОЖДЕНИЕ), а место Хазунова занял Александр Никонов. Игры на танцах нередко заканчивались шумными джемами, в которых участвовали специально приезжавшие из Питера отдохнуть и повеселиться Ляпин, Титов, бас-гитарист Сергей Березовой и т. д. С окончанием сезона Царовцев распустил ПИЛИГРИМ (Петров, Писарев и Васильев вскоре вернулись на ту же сцену, но с группой ТЕЧЕНИЕ) и весь следующий год (до сентября 1984-го) играл с ДЖОНАТАНОМ ЛИВИНГСТОНОМ.

Возродить ПИЛИГРИМ для участия во II фестивале Рок-клуба ему не удалось, но в преддверии следующего рок-клубовского смотра в январе 1985-го Царовцев собрал новую версию группы в составе: Сергей «Сэм» Семенов (МОТОР-БЛЮЗ, экс-РОССИЯНЕ), бас; Андрей «Мурз» Муратов (ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ, МОТОР-БЛЮЗ), клавишные, и Алексей Пономарев (экс-СИНТЕЗ), барабаны. Увы, на этот раз оргкомитет фестиваля не был впечатлен, и ПИЛИГРИМ остался за его сценой.

Последнюю в 80-х попытку реорганизовать свою группу Царовцев предпринял в декабре 1985 года. На этот раз в ПИЛИГРИМЕ собрались Петров, Пономарев и бас-гитарист Юрий Еременко, в разное время игравший с ДЖОНАТАНОМ, ПЕПЛОМ и ДЖАЗ-КОМФОРТОМ, но к марту группа распалась, так и не дожив до своего первого концерта.

Следующие два года Царовцев изредка выступал соло и джемовал с заезжими музыкантами самых разных стилей – от блюза и кантри до фолк-барокко. 4 апреля 1987 года он в компании с питерской супергруппой БЛЮЗ-МОТОР (не путать с МОТОР-БЛЮЗ) блеснул на I Всесоюзном фестивале блюза в Риге, а неделю спустя эмигрировал в Штаты и поселился в Нью-Йорке.

За океаном Царовцев занимался самыми разными вещами, но музыку не бросил. Он выступал в клубах на Манхэттене, пел песни на русском, английском и иврите, записал три альбома, один из которых был издан фирмой «Intermusic», а в 1999 году неожиданно вернулся в Питер, где снял клип на свою песню «Я иду по листопаду». Более того, в августе 2000-го он возродил ПИЛИГРИМ, в который пригласил молодых питерских музыкантов. Пару лет группа играла по клубам, однако к 2002 году она снова пропала из виду, хотя Царовцев время от времени навещает родной город и грозится вернуться на сцену.

ПИЛИГРИМЫ.

Как и большинство питерских (да и не питерских тоже) групп середины 60-х, ПИЛИГРИМЫ выросли из нескольких дворовых компаний и были вызваны к жизни фактом знакомства будущих участников группы с творчеством THE BEATLES.

Их история началась около 1965 года, когда в подростковом клубе «Современник» на улице Мясникова (этот район издавна зовется Коломной) начала собираться молодежь, чтобы послушать поп-музыку – в клубе был приличный магнитофон «Тембр» с четырьмя колонками. Публика была довольно пестрой: от местных хулиганов до завзятых отличников, однако увлечение THE BEATLES не знало никаких социальных различий.

Немногим позже из случайной компании меломанов образовался круг тех, кто решил попробовать играть сам. В клубе нашелся один усилитель и какие-то барабаны, а бас заменила самостоятельно перестроенная гитара-семиструнка. В состав группы входили: Виктор Никитин (соло-гитара), Вячеслав Писаренко (бас), Борис Батис (барабаны) и ритм-гитарист, имени которого в истории не сохранилось. Около года они репетировали в «Современнике», после чего развалились, а Никитин с Писаренко нашли новую базу в ДК им. Первой пятилетки и продолжали репетировать там.

Спустя несколько месяцев в том же дворце нашелся неплохой барабанщик, учащийся техникума и меломан со стажем Валентин Шнейдерман. Писаренко из этой компании фактически сразу исчез, а участниками группы, которая и получила название ПИЛИГРИМЫ, стали соседи Никитина: Лев Лемберский (бас) и Владимир «Бемоль» Соколов (ритм-гитара) – все трое жили по соседству, в переулке Макаренко, и учились в 243-й школе.

Вскоре после этого ПИЛИГРИМЫ перебрались в ДК пищевиков на улице Правды и продолжали играть там. Между тем летом 1966-го, отдыхая на даче в Ушково близ Зеленогорска, Лемберский познакомился с соседом-подростком, который каждый день отплывал на лодке подальше от берега залива и пел юношеским дискантом песни THE BEATLES, безуспешно пытаясь подобрать их мелодии на семиструнной гитаре. Молодого человека звали Валерий Вдовин; он учился в музыкальной школе, но по классу ф-но. Лева показал ему правильный строй, после чего они быстро сдружились. Став участником ПИЛИГРИМОВ, Лемберский привел за собой в группу младшего товарища.

Помимо ДК пищевиков группа играла на школьных вечерах, в подростковых клубах и на праздниках в разных НИИ. Аппаратура ПИЛИГРИМОВ представляла собой в основном жуткий самопал (правда, году в 1967-м им удалось достать фирменную чехословацкую гитару, а позже администрация Дворца культуры купила электроорган «Юность», на котором играл Вдовин). По воспоминаниям Шнейдермана, процентов восемьдесят репертуара ПИЛИГРИМОВ составляли песни THE BEATLES; остальные двадцать приходились на долю THE ROLLING STONES, THE ANIMALS и других звезд Британского Вторжения.

Осенью 1968 года Шнейдермана и Соколова забрали в армию, и группа распалась. Вдовин, а за ним и Лемберский, ушли в ВЕСТНИКИ ПОП-МУЗЫКИ Альберта Вилкса, который уже тогда пытался петь по-русски, а Никитин пропал из виду. Год спустя в армию отправился и Лемберский.

Однако история ПИЛИГРИМОВ на этом не закончилась. В мае 1969-го Шнейдерман, отслужив около полугода, вернулся в Питер. Следом демобилизовался Володя Соколов, и они начали собирать группу заново. На этот раз их базой стал клуб «Дружба» на ул. Римского-Корсакова. Они экспериментировали с составом и звучанием, музыканты приходили и уходили, но затея не кончилась ничем. Соколов в 1970-м бросил музыку, а Шнейдерман предпринял еще одну попытку, теперь с музыкантами группы КАРАВЕЛЛА (которая, возможно, репетировала в Корабелке или в Лесотехнической академии).

Этот период продолжался до весны 1971 года, когда в «Дружбу» заглянул бывший клавишник ПИЛИГРИМОВ Валера Вдовин, разделявший увлечение Шнейдермана барокко-роком PROCOL HARUM с такими хитами как «A Whiter Shade of Pale», «Homburg», «Conquistador» и т. д. Оставшиеся музыканты один за другим отпали, а дуэт Шнейдермана и Вдовина взял название ГЕНЕРАЛ-БАС.

ГЕНЕРАЛ-БАС просуществовал около четырех лет, после чего Шнейдерман стал одним из основателей знаменитого ОРНАМЕНТА. Лемберский, вернувшись из армии, работал в ресторане «Приморский», где с ним трудился и Вдовин, а их барабанщика Виктора Домбровского позднее сменил Боря Батис (из первой группы Никитина), позже эмигрировавший в США. Лемберский в 1983 году вернулся на рок-сцену с группой АВГУСТ, а в 90-х играл в трио Александра Ляпина. Соколов, окончив институт, работал инженером. Вдовин вместе с обломками UP & DOWN в 1973–1974 годах аккомпанировал композитору Валерию Арзуманову, в 80-х записывался со студийной группой МОСТ, однако в начале 90-х умер от сердечного приступа.

ПИЛОТ.

Последняя на сегодня, но самая яркая и успешная в череде групп, которые последовательно собирал, формулируя свой творческий метод и собственное видение мира, музыкант, поэт и автор песен Илья «Черт» Кнабенгоф, ПИЛОТ в начале третьего тысячелетия стал, вероятно, таким же властителем дум современной молодежи, каким для предыдущих поколений была великая АЛИСА. Двигаясь от трэша к панк-року и от индастриала к гранджу, Черт в конце концов вывел собственную формулу нового русского рока.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПИЛОТ.

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

Илья Кнабенгоф родился 2 августа 1972 года в Ленинграде, до восьмого класса учился в 254-й школе Кировского района, в 1989-м поступил в кинотехникум на ул. Правды, а позднее, по собственным воспоминаниям, работал грузчиком, санитаром, озеленителем и даже конюхом в зоопарке. Именно в кинотехникуме Кнабенгоф с приятелями собрал свою первую группу ЭКСГУМАТОР, которая, в соответствии с духом времени, играла не слишком убедительный, но весьма и весьма брутальный трэш, выступала в компании с другими такими же молодыми и злыми музыкантами, съездила с концертами на Украину и развалилась года полтора спустя, дав жизнь группе AWESOME.

Илья, правда, в нее не пошел, а отправился на поиски себя и в период с 1991-го по 1994-й параллельно-последовательно играл в группах AGRESSOR (еще более тяжелый металл в стиле VOIVOD), НЕГОДНИКИ (панк-рок), TOXIC WASTE (индастриал с ритм-боксом а ля MINISTRY) и, наконец, AL.EX – последние начинали с пауэр-металла, а в начале 1993-го переключились на фанк и рэпкор, не без оглядки на популярных RED HOT CHILI PEPPERS. AL.EX был группой по всем статьям модной, звучал исключительно по-английски и имел твердое намерение пробиться на Запад.

Когда этого не случилось, в составе AL.EX начались брожения, и в один прекрасный день Черт рискнул откликнуться на объявление, прозвучавшее на волнах «Радио-1 Петроград», и попробоваться вокалистом в созданную всего за пару месяцев до этого группу SURFING STONE. Последняя, в свою очередь, выросла из группы ONEIROS, которая существовала в первой половине 90-х, исполняя немилосердный death metal. Именно в ONEIROS впервые встретились Роман «Маршал» Чуйков (р. 23.05.74 в Ленинграде), лидер-гитара, и Виталий «Вета» Белозеров (р. 16.08.73 в Ленинграде), бас.

Взяв курс на более актуальный в тот момент грандж, Чуйков и Белозеров распустили ONEIROS и начали собирать новых музыкантов, первым из которых стал барабанщик Виктор Кузьмичев (р. 26.01.72 в Ленинграде), переигравший до SURFING STONE едва ли не все формы металла в BESTIAL DEFORM, AWESOME и GREAT SORROW. С отвечавшим их требованиям вокалистом было посложнее, и из полутора десятка претендентов в группу не вписался никто. Среди тех, кого прослушивали SURFING STONE, был и Илья Кнабенгоф, вместе с которым приходил гитарист AL.EX Алексей Алфеев (р. 25.10.71 в Ленинграде). Они пообщались, сыграли джем и вроде понравились друг другу, но до времени остались каждый при своем.

Только в декабре 1994-го Алфеев и Черт решили объединиться с SURFING STONE, в результате чего на свет появилась MILITARY JANE. Они играли грандж и пели по-английски, а так как никто из музыкантов не владел в должной мере языком Шекспира и Кобейна, тексты им сочинял начинающий журналист Роман «Михалыч» Данцис (впоследствии один из наиболее активных авторов журнала «Fuzz»). За следующие полтора года MILITARY JANE превратилась из новичка в завсегдатая, а затем и в кумира публики клуба «Полигон», являясь – наряду с ДЖАН КУ и SUNNY CHILD – передовым отрядом питерской грандж-сцены. Группа побывала на рок-фестивалях в Костомукше и Твери, снялась в нескольких телепрограммах, а также записала студийный и концертный альбомы.

Алфеев на каком-то этапе почувствовал себя лишним и ушел, а немного позже с группой расстался и не особо настроенный на музыку Белозеров: вскоре он уехал на Запад и в конечном счете обосновался в Ирландии. Замену ему MILITARY JANE искали недолго: Станислав «Стасики» Марков (р. 12.03.73 в Ленинграде) уже успел закончить Военмех, поиграл с несколькими в той или иной степени интересными группами, включая ФОКСЫ и SHRM SOUND, в то время работал в «Полигоне» техником и несколько раз с успехом подменял имевшего привычку пропускать концерты Белозерова.

С подачи администратора «Полигона» Павла Клинова (экс-ФОКСЫ) этот состав весной 1996 года подал заявку на участие в фестивале «Наполним небо добротой», который проводил на стадионе «Петровский» «Театр DDT», но оказалось, что одним из главных критериев отбора групп является исполнение ими песен на родном языке. MILITARY JANE пели на английском (да и тексты у них были не свои), поэтому на военном совете перед прослушиванием музыканты решили спеть несколько песен, которые Илья давно сочинял в стол, поскольку они не особо отвечали тогдашнему профилю группы.

MILITARY JANE все же прошли прослушивание, получили высочайшее одобрение Юрия Шевчука и сыграли на «Петровском» пять своих песен, представленные аудитории вместе с ДЖАН КУ Рикошетом, который, распустив ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, занялся продюсированием молодых групп. Фактически на этом и закончилась биография MILITARY JANE, плавно превратившейся в ПИЛОТА, хотя свое новое имя группа обрела только в январе 1997 года.

О его происхождении биография ПИЛОТА умалчивает, хотя в свое время имели место быть версии, что на выбор названия повлияло либо посещение очень известного в тот период одноименного московского клуба, либо сама аэрокосмическая тематика, популярная у питерских рок-музыкантов. Как бы то ни было, на «нулевом» дне рождения ПИЛОТА в неизбежном «Полигоне» с ними выступили дружественные группы ДЖАН КУ, СПЛИН и КОРОЛЬ И ШУТ, после чего концерты пошли один за другим. Часть из них записывалась на предмет домашнего разбора полетов, однако впоследствии оказалась издана. Тогда же состав группы усилила и украсила скрипачка Мария Нефедова (р. 1.09.79 в Ленинграде) из фолк-рок группы БАШНЯ ROWAN. Следом у ПИЛОТА появился свой директор, Валерий Карпенков, выполнявший в «Полигоне» разнообразные административные функции.

В то же время Черт, еще не ощущая направления, в котором пойдет группа, затеял запись акустического соло-альбома, для чего привлек как коллег по группе, так и других музыкантов, в числе которых были Дмитрий «Пятачок» Храмцов (ДОБРАНОЧЬ), гармоника; Евгений Мясников (ЗЕМЛЯНЕ), клавишные; Анатолий Смирнов (ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ), барабаны; Анастасия Иванова, скрипка, и т. д., а также барабанщик Денис Можин и гитарист Павел Ботов из AWESOME, на студии которых (ныне «Нева») и был записан весь материал. Ботов и второй гитарист AWESOME Виталий «Кирк» Мурсалимов выступили также в роли звукорежиссеров.

Работа над альбомом, который получил название «Война», была закончена в аккурат ко второму фестивалю «Театра DDT» «Песни конца XX века», где ПИЛОТ тоже принимал участие. Поначалу альбом распространяли через музыкальные магазины, копируя его собственными силами, но когда количество проданных копий превысило тысячу, к процессу подключились сначала «Караван Рекордз», а потом «Manchester Files», год спустя издавшая «Войну» на компакт-дисках.

Под лэйблом «Manchester» через несколько месяцев вышел и концертный альбом ПИЛОТА «Жывой концерррт» (1999), составленный из записей 1997–1998 годов летом 1998-го.

Между тем состав группы постепенно менялся. В июне 1998-го ее покинул Кузьмичев (через год он вернулся на сцену с группой КАТЮША, но некоторое время спустя окончательно ушел из музыки). Вакансию временно занял Денис «Дэнс» Можин, который барабанил с ними на части номеров «Войны», хотя он был изрядно загружен работой на студии «Нева». В 1998-м ПИЛОТ выступил на фестивалях «Рок против наркотиков», «Балтийский берег», «Невский десант-2» и т. д.

В феврале 1999 года Маша Нефедова окончательно ушла в КОРОЛЬ И ШУТ, с которым начала сотрудничать еще предыдущей осенью. Ее сменил Максим «Йорик» Юрак (р. 14.07.80 в Ленинграде), скрипка, клавишные, игравший до ПИЛОТА с ЮЙ-ЧИ, MOSQUITO и т. д. На «MTV-Россия» появился клип на песню «Трамвайная», а популярность самого ПИЛОТА начала зашкаливать за клубный уровень, чему способствовало и расположение звезд: в апреле они разогревали «Полигон» для ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, а в мае – «Юбилейный» для АЛИСЫ. Следующей важной вехой в истории группы стал фестиваль «Maxidrom» в СКК «Олимпийский» в Москве. В июле на фестивале «Кумиры XXI века» в клубе «Candyman» она поделила I место с группой ТИРЕ-БОНС. Тем же летом «Война» была выпущена на компакт-дисках, а в Интернете появился официальный сайт ПИЛОТА.

23 октября при полном аншлаге ПИЛОТ сыграл в клубе «Спартак» – концерт был отснят и записан, а позже издан во всех форматах. Той же осенью ПИЛОТ сыграл на фестивале «Прощай, оружие», презентовал компакт-диск с «Жывым концеррртом» и видеокнижку «Пилот. Часть первая, официальная», а канал MTV показал его клип «Транзит». В декабре ПИЛОТ съездил на международный фестиваль «Nord Session» в Костомукше, второй раз разогревал АЛИСУ в «Юбилейном» и приступил к записи альбома «Сказка о Прыгуне и Скользящем», представлявшего своеобразную концепцию реальности или, по словам Черта, «неоконченную систему тренировок, которые может использовать любой человек, подготовленный к восприятию подобных знаний». Помимо музыкантов ПИЛОТА в записи участвовали Юрий Шевчук (DDT), Маша Нефедова и Роман Фарафонтов (GREAT SORROW, позднее FACE X), клавишные.

К тому времени активизировалась гастрольная практика: весь 2000 год группа колесила по стране, посетив Калининград, Рязань, Петрозаводск, Тольятти, Минск, Тверь, Самару, Москву и т. п. Лишь в мае 2001-го работа над «Сказкой» была закончена (диск вышел под лэйблом «Extraphone») и ПИЛОТ сразу же приступил к подготовке нового альбома.

Поскольку Дэнс окончательно ушел в студийную работу, его временно сменил Виктор Алешкин из КАРТЕЛЯ, игравший с ПИЛОТОМ до начала 2001-го и работавший над «Сказкой», однако стабильность пришла лишь после того, как в ПИЛОТЕ появился барабанщик Николай Лысов (р. 26.12.71 в Кирове) – он стартовал в вятской группе ПОПС-БЮРО, а в 1992 году перебрался в Питер и играл с группами JEFF, СПЛИН, ПРЕПИНАКИ и WINE.

В июне 2001-го Йорика забрали в армию и на августовском «Нашествии» в Москве с ПИЛОТОМ играла клавишница ТАНКОВ Лиза Андреева, а в январе 2002 года с группой начал сотрудничать многостаночник Павел Ключарев (КС, ВЫХОД, МП-3 и т. д.). Юрак, впрочем, вскоре вернулся. Осенью 2001 группа дала первый большой сольный концерт во Дворце Молодежи.

Следующий альбом под названием «Наше небо» ПИЛОТ начал в марте, закончил в августе, а вышел он в феврале 2002-го. Помимо песен Черта он включал сделанный группой ДЖАН КУ ремикс песни «Небо», а в работе над ним принимали участие Роман Фарафонтов, тогдашний директор КОРОЛЯ И ШУТА Александр Гордеев (губная гармоника), трубач Андрей Коган (2ВА САМОЛЕТА) и гитарист Вадим Сергеев из СПЛИНА.

Материал следующего альбома «Джоконда», премьера которого состоялась в октябре 2002-го, как оказалось, был записан еще до «Нашего неба». Отсрочка его издания была вызвана тем, что музыканты решили не выпускать подряд две «серьезных» работы: «Альбом „Джоконда“ сложнее по музыке, текстам и по восприятию, – рассказывал в интервью Черт, – на нем много песен, которые на простой гитаре на кухне не сыграть, требовалась помощь профессионалов. Приглашая их, я прежде всего руководствовался определенным почерком исполнения». В записи приняли участие певцы Андрей Машнин (МАШНИНБЭНД) и Анна Кипяткова (PEP-SEE), гитаристы Игорь Скалдин (экс-АУКЦЫОН) и Игорь Логинов (ТРЕТИЙ РИМ), клавишник Роман Фарафонтов и хор музыкальной школы «Тутти». Месяцем раньше как приложение к журналу «Fuzz» вышел макси-сингл «Времена года». Через год он был расширен, дополнен и переиздан в новым художественном оформлении.

Весь 2003 год ПИЛОТ интенсивно концертировал, собирая большие аудитории по всей стране, а в апреле 2004-го выпустил новый альбом «Рыба, Крот и Свинья», появлению которого предшествовал сингл «Проводник», распространявшийся с одноименной книгой Ильи. Помимо этого труда в библиографию ПИЛОТА входят изданный Алексеем Рыбиным в серии «Рок-поток» сборник материалов о группе (2002), книга «ПилОт и До» Романа Егорова (2004) и несколько сборников текстов, а также вышедшая в издательстве «Амфора» в серии «Все это рок-н-ролл!» книга «Пилот». Весной 2004 года журнал «Fuzz» сделал еще один подарок всем поклонникам группы, выпустив сборник «Best of 1997–2004».

Помимо собственных работ начиная с 2003 года музыканты ПИЛОТА организуют сбор и выпуск песен молодых музыкантов со всей страны под общим названием «Рок из подворотен» – к настоящему времени вышло два диска. В том же 2003-м Илья Черт издал-таки соло-альбом «Детство», а на следующий год сольную работу «Piterra.Net» представил и Макс Йорик.

К середине 2005 года в группе вновь назрел кадровый вопрос, вызванный болезнью Романа Чуйкова; на записях альбомов «Джоконда», «Рыба, Крот и Свинья» и «Детство» Романа частично подменял сессионный гитарист Андрей Иванов. На протяжении лета-осени с ПИЛОТОМ работал Сергей Смородинский (экс-PEP-SEE), который появился на фестивалях в Юрмале, «Крыльях» (Москва) и на отдельных гастролях.

Для презентации программы «Сансара нашего двора: Квартирник-2» (1 октября 2005 года, ДС «Юбилейный») был вновь привлечен Андрей Иванов, однако проблема постоянного гитариста была разрешена лишь в конце ноября, когда в ПИЛОТЕ появился Виктор Бастраков (ранее ОГНЕННАЯ МУХА, КУКРЫНИКСЫ и КАЧЕЛИ).

Дискография:

Война (1997); Жывой концерррт (1998); Концерт в Санкт-Петербурге зпт (2000); Сказка о Прыгуне и Скользящем (2001); Времена года (2002); Наше небо (2002); Джоконда (2003); Времена года (2003); Best of 1997–2004 (2004); Рыба, Крот и Свинья (2004); Ч/б (2006).

Илья Черт:

Детство (2003).

Макс Йорик:

Piterra.Net (2004).

ПЛЮС.

Несмотря на то что группа ПЛЮС просуществовала всего несколько месяцев в первой половине 1983 года, за это время она успела вступить в Ленинградский Рок-клуб, пройти прослушивание и выступить на его первом фестивале! ПЛЮС появился на свет в апреле 1983-го на обломках группы ПОЛИГОН (лидер которой, Александр Смирнов, в то время служил в армии вместе с Вадимом Курылевым, пока что не помышлявшим о DDT).

В состав группы вошли Андрей Иванов (лидер-гитара), Андрей Балясников (гитара), Игорь Григорьев (бас) и Валерий Морозов (барабаны). Морозов на тот момент был старше, опытнее и известнее остальных: он дебютировал в 1969-м в школьной бит-группе MIRACLE WINDS, после чего сменил множество занятий, пару лет работал на профсцене, сочинял неплохие песни, играл в РЕМОНТЕ и ЧТО ДЕЛАТЬ?.

ПЛЮС исполнил на прослушивании программу из собственного, весьма интересного материала, в котором смешивал мелодичный хард и арт-рок, и произвел на совет Рок-клуба настолько благоприятное впечатление, что сразу же получил путевку на фестиваль. Они выступили на его последнем концерте, 15 мая, в один вечер с ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКОЙ и ТАМБУРИНОМ, получили свою порцию аплодисментов, но не заняли призовых мест, а в июле 1983 года распались.

В том же месяце Морозов присоединился к РОССИЯНАМ, а позже продолжал все так же кочевать из группы в группы (его послужной список включает участие в КСК, АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯХ, ЛУНЕ и т. д.). Иванов и Балясников возродили ПОЛИГОН – кроме того, первый недолго играл в ПУТНИКЕ, а второй занимался студийной работой. Григорьев в конце 80-х и начале 90-х играл металл в группах СКОРАЯ ПОМОЩЬ и OPERTRACK. Записей ПЛЮСА не сохранилось.

ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ.

Несмотря на свое романтичное название, питерская группа ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ, которая возникла на рубеже 70-х и несколько лет выступала в клубах и на танцплощадках в окрестностях Питера, пользовалась популярностью у своих слушателей благодаря тому, что исполняла главным образом блюз-рок и тяжелые рок-н-роллы. В ее истории имеется несколько белых пятен, однако кое-какую информацию о группе собрать удалось.

Скорее всего, ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ появились на свет весной 1969 года. Основатель и главный идеолог группы, Юрий Фрадкин, вырос в семье типичной питерской интеллигенции: оба его родителя были учителями, а тетка состояла в Союзе композиторов и, имея доступ к образцам современной западной музыки, время от времени знакомила с ними племянника и его друзей (благодаря чему они в 1970-м чуть ли не первыми в городе смогли услышать рок-оперу «Jesus Christ Superstar»).

По окончании школы Фрадкин поступил на физфак университета, делил время между физикой и рок-н-роллом, а потом организовал группу, в которой пел и играл на гармонике. Кроме него в состав группы вошли Сергей Левицкий (соло-гитара), Дмитрий Завьялов (ритм-гитара, вокал) и еще два музыканта, имена которых утеряны. Левицкий тоже был любопытной личностью: учился на «отлично», увлекался то философией, то фотографией – всякий раз очень досконально – и сам делал колонки и усилители, на которых играла группа. Колонки согласно тогдашней моде были затянуты портьерной тканью в легкомысленный цветочек, что и подсказало группе идею назваться ПОЛЕВЫМИ ЦВЕТАМИ.

Они начали выступать весной 1970-го, проверили себя на студенческих вечерах, а уже летом преподаватель гитары и гитарист ПРИШЕЛЬЦЕВ Анатолий Быстров устроил их играть на танцах в Песочном. К этому времени в составе группы появились бас-гитарист и скрипач Владимир Петров и барабанщик Дмитрий Мельников. Их репертуар в значительной мере составляли песни THE ROLLING STONES, хотя играли они Джими Хендрикса («Hey Joe»), лирику битлов («Let It Be») и BEE GEES, а также рок-н-роллы CREEDENCE. Быстров вспоминал, что у них, как у ребят модных, часто возникали конфликты с местной шпаной.

Осенью Левицкий и Завьялов ушли, и Фрадкин собрал второй состав ПОЛЕВЫХ ЦВЕТОВ. В него вошли еще один студент физфака, гитарист Евгений Мочулов, и его сосед и приятель Владимир Архишин (бас, вокал). Оба до этого играли на танцах неподалеку от Сиверской, а Архишин в конце 60-х возглавлял группу КУДЕСНИКИ. Петров полностью переключился на скрипку.

Этим составом ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ два сезона играли на танцах в Кипени, Ропше и других близлежащих поселках. Под конец их существования Мельникова, у которого возникли серьезные проблемы с наркотиками и алкоголем, пришлось уволить, а его место занял случайный знакомый, некто Саша по прозвищу Дубль.

Распались они весной года 1972 в связи с окончанием университета, хотя Фрадкин бросил учебу еще на четвертом курсе. Позднее ему каким-то образом удалось эмигрировать сначала в Италию, а потом в Новую Зеландию, где он жил как минимум до конца 90-х. Левицкий благодаря своим фотоработам, которые заинтересовали одного британского журналиста, эмигрировал в Англию. Позднее на берегах туманного Альбиона оказался и Завьялов.

Мочулов присоединился к группе РИФЫ, а Архишин играл с кем придется, пока не попал в группу Михаила Резчикова, которая после ряда изменений в составе и прихода Мочулова осенью 1973-го превратилась в ЧТО ДЕЛАТЬ? Через год Архишин музыку покинул, хотя потом вернулся на сцену и до начала 80-х играл в группе ГОЛУБОЙ ВЗРЫВ; Мочулов после ЧТО ДЕЛАТЬ? был замечен в РЕМОНТЕ, ЗАРОКЕ, РОССИЯНАХ и DDT, где окончательно переквалифицировался в звукорежиссеры. Мельников в 80-х работал с исполнителем романсов Николаем Копыловым. Что же касается зарубежной фракции ПОЛЕВЫХ ЦВЕТОВ, то Фрадкин в середине 90-х наведывался в Россию, тогда как тамошняя судьба остальных музыкантов покрыта мраком неизвестности.

ПОЛЕ ЧУДЕС.

Группа ПОЛЕ ЧУДЕС играла рок-н-роллы, блюз и бит собственного сочинения, активно участвовала в музыкальной жизни Питера второй половины 80-х, была популярна у самой разной публики, потом распалась, спустя несколько лет возродилась из пепла и записывала свои песни (хотя пока издан лишь один ее альбом), а в последние годы ведет сугубо виртуальное существование.

Основатель группы, музыкант и звукорежиссер Дмитрий Самусенко, родился и вырос в Питере, на Петроградской стороне, с детства был близок в музыке, поскольку его старшая сестра играла на танцах, а сам он с шести лет музицировал на мандолине и фортепьяно. Школьником он, как положено, увлекся тяжелым роком, а весной 1977-го из учеников разных классов собрал свою первую группу ЧЕТВЕРО С КРЫШИ. Странное название объяснялось тем, что они репетировали на чердаке, протянув туда силовой кабель и поставив колонки.

В июне 1984 года Самусенко вернулся из армии и сразу же начал собирать более серьезный состав, который сложился к следующей весне, просуществовал год, но распался, так и не создав ничего стоящего. Тем не менее Самусенко и его одноклассник Дмитрий Алешин (он играл на барабанах в другой школьной группе), который стал кем-то вроде менеджера, продолжали искать достойную компанию и в середине 1986-го организовали новую группу, получившую название ПОЛЕ ЧУДЕС.

В ее состав вошли студент Политеха Илья Гецов (клавишные) и Юрий Миронов (бас). Самусенко играл на барабанах и пел, а гитары поначалу не было вовсе. Потенциальных гитаристов искали в училище на Салтыкова-Щедрина, и в один прекрасный день Гецов нашел сразу двоих. Первый, некто Антон, продержался ровно неделю, после чего испарился, а второй, Валерий Файнштейн, пришелся ко двору. Они репетировали в Авиационном институте, выступали в школах и на студенческих вечерах, исполняя ироничные рок-н-роллы Самусенко. Как-то раз Файнштейн принес на репетицию пару своих текстов. Они настолько всем понравились, что вскоре ПОЛЕ ЧУДЕС полностью перешло на материал Валерия в совместных аранжировках.

Через полгода Миронов ушел. Его сменил Михаил Цирков (бас, акустическая гитара, вокал). По его настоянию группа отказалась от клавишных и какое-то время выступала как трио. В 1988-м в ПОЛЕ ЧУДЕС появился Всеволод Крюков (гитара, вокал), который прилично пел, копируя манеру Брайана Джонсона из AC/DC. В том же году группа вступила в Рок-коллегию, что расширило ареал ее выступлений, правда, в основном за счет «красных уголков» и клубов при ЖЭКах. Самой значительной ее аудиторией стали две тысячи человек в Клубе моряков в Ломоносове. Концерт закончился конфликтом с администрацией, но укрепил репутацию группы.

В 1989 году в ПОЛЕ ЧУДЕС пришел второй гитарист и певец Александр «Гай» Трусов. По словам Самусенко, голосом он обладал неплохим, но петь категорически не умел, поэтому продержался недолго. Иногда к ним на репетиции заходил гитарист Стас Веденин из ЛЕТНЕГО САДА. Они даже думали объединиться, но, увы, этого не случилось. К середине 1990 года Самусенко, Файнштейн и Цирков остались втроем. Файнштейн уже в то время подумывал эмигрировать в Германию, поэтому осенью группа предприняла попытку записаться на частной студии (где работал Самусенко), чтобы сохранить свои песни для истории. Записав четыре номера, они забросили это дело и к весне 1991-го разошлись в разные стороны.

Цирков пошел работать в автосервис. Файнштейн тоже трудился вне музыки, а в 1994 году уехал-таки из страны, оставив символические права на свои песни Самусенко, который еще в 1991-м стал барабанщиком (а потом бас-гитаристом) группы ЖИВАЯ РЫБА, которую собрал его приятель Михаил Ямпольский. ЖИВАЯ РЫБА играла во всех питерских клубах и на фестивалях, но в августе 1996 года Самусенко расстался с Ямпольским и компанией, решив возродить ПОЛЕ ЧУДЕС.

В новой версии группы Дмитрий играл на электрогитаре, а Цирков на акустической гитаре и пел. Две другие вакансии заняли Павел Головешкин (бас) и Максим Перекрест (барабаны). Макс был сыном известного барабанного мастера Сергея Тихоновича, дебютировал на сцене в 1982-м и в разное время играл в НЧ/ВЧ, ИЗОЛЯТОРЕ и ПЕПЛЕ. Они репетировали в клубе «Гараж», иногда в подвале у Перекреста (где начали строить собственную студию), а в 1997-м переехали в Лесотехническую академию, где открыли клуб «Лесопилка».

ПОЛЕ ЧУДЕС второго созыва тоже много выступало: они играли на фестивале «Невский десант» на Петропавловке и на всех пивных фестивалях, ездили в Новгород, участвовали в каких-то сборных концертах в «Юбилейном». В эти годы Самусенко и Цирков как техники сотрудничали с компанией Александра «Боцмана» Лапина, что помогало группе вписываться в любые концерты, но отнимало много времени.

После финансового кризиса в августе 1998-го концертов стало меньше, поэтому у Самусенко с Головешкиным появилась возможность параллельно выступать с новой группой Ямпольского ЗИГЗАГ. Тогда же ПОЛЕ ЧУДЕС начало записывать свой материал: частью на базе Боцмана в «Юбилейном», частью дома, частью на их студии на ул. Чайковского, получившей имя «Field of Magic». Барабаны записывал частью Перекрест, частью Андрей Вдовиченко (КОРЧАГИН И СЫНОВЬЯ, ЛУНОФОБИЯ, НЭП). К 2000 году альбом «Государство Зимы» был закончен и издан на кассетах. На песню «Спутник Анул» Сергей Самойлов снял единственный клип группы. Кроме того, студия «Field of Magic» служила репетиционной площадкой для КОРОЛЯ И ШУТА.

Летом 2000 года ПОЛЕ ЧУДЕС вместе с КАФЕ выступило на открытии клуба «Пятый элемент». В феврале 2001-го они отметились на первом рок-фестивале третьего тысячелетия «Прорыв» в том же «Юбилейном», однако весной по сути дела распались: Перекрест и Головешкин собрали группу ДАНИЛА MASTER, тот же Головешкин и Самусенко принимали участие в возрождении ЗИГЗАГА, а Цирков ушел из музыки. Вдовиченко в декабре 2003-го стал барабанщиком АЛИСЫ.

Хотя с тех ПОЛЕ ЧУДЕС не собиралось вместе, Самусенко продолжает работать над новым материалом и собирает альбом, которому загодя придумал название «Рыжий» (а своей новой группе – имя ХИТ.РЫ). В 2004 году он открыл собственную студию «Самурай Рекордз». В апреле того же года Владимир Рекшан пригласил Самусенко в САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, где тот отработал следующие два года, после чего занялся звуком в обновленном АВГУСТЕ. Первый директор группы Дима Алешин в 80-х менеджировал ПРИСУТСТВИЕ и НОЛЬ, потом ушел из музыки, лет десять прожил в Южной Африке, хотя позднее вернулся в Россию.

Дискография:

Государство Зимы (2000).

ПОЛКОВНИК И ОДНОПОЛЧАНЕ.

И по месту проживания, и по источникам вдохновения своих песен основная творческая единица и движущая сила группы ПОЛКОВНИК И ОДНОПОЛЧАНЕ, автор и исполнитель Алексей «Полковник» Хрынов, принадлежит к рок-сцене Нижнего Новгорода, однако сама группа родилась и сделала первые шаги именно в городе на Неве.

Алексей Хрынов родился 6 апреля 1965 года в промышленном Дзержинске, в раннем детстве переехал в Горький (ныне Нижний Новгород), школьником, как и все вокруг, увлекался рок-музыкой, но поначалу больше меломанил, чем пытался играть сам, тем более что его отец был «писателем», т. е. владел большой коллекцией разнообразной музыки, которую охотно переписывал всем знакомым и желающим. Алексей вспоминал, что в лучшие годы у них дома одновременно стояло до семи пар лучших по тем временам магнитофонов «Тембр» и «Днепр»! Диапазон коллекции был обширным – от Владимира Высоцкого до THE BEATLES, что в значительной мере и определило вкусы будущего автора.

Когда Хрынов учился в восьмом классе, его пригласили в группу, которую у них в школе собрала компания десятиклассников; позднее он пел с группой БИТОЕ СТЕКЛО, в духе времени исполнявшей собственные песни с оглядкой на популярную МАШИНУ ВРЕМЕНИ. По окончании школы Алексей поступил в местный Политех и, взяв на себя руководство сбором картошки во время неизбежных осенних сельхозработ для первокурсников, получил от соучеников приставшее к нему навсегда прозвище Полковник.

В студенческие годы Полковник активно участвовал в работе театра Политеха и даже получил диплом режиссера. В 1983-м он впервые услышал АКВАРИУМ, а в 1985 году с компанией друзей-студентов впервые посетил Питер, где окунулся в бурлящую жизнь тамошней рок-сцены и завел первые музыкальные знакомства. Вскоре после этого Леша Хрынов сочинил свою первую песню, «Горькие люди (из Горького города)», в которой его авторский талант – смешивать в музыке фольклорные мотивы и рок, а в текстах перемежать острую социальную сатиру с добрым юмором и точными бытовыми зарисовками с натуры – уже проявился в полной мере.

Следующей осенью в Нижнем Новгороде прошел первый рок-фестиваль «Рок-86», но Полковник в нем участвовал лишь как зритель – его сценический дебют состоялся в конце августа 1987-го на концерте вятской группы ЧП, музыканты которой уговорили его выйти на сцену и спеть несколько песен, которые с ходу стали хитами местного значения. Следующим триумфом стало выступление Полковника на III Горьковском рок-фестивале – лишь яростное сопротивление местных комсомольцев не позволило жюри присудить ему одно из первых мест, хотя для публики он стал звездой и без официального благословения.

В конце того же года Полковник объединился с обломками дзержинской группы ГПД под забавной вывеской ПОЛ-ГПД: Алексей Хрынов (гитара, вокал), Сергей «Чиж» Чиграков (гитара, вокал), Михаил «Майк» Староверов (бас) и Евгений «Мощный» Баринов (барабаны, перкуссия, аккордеон). Они много играли дома и ездили на гастроли, летом 1989 года блеснули на третьем и последнем фестивале Горьковского рок-клуба, после чего Чиж уехал в Харьков, где с музыкантами тамошнего ГПД собрал новую группу РАЗНЫЕ ЛЮДИ, а ПОЛ-ГПД распались.

В январе 1990-го Полковник выступил на знаменитой «Рок-акустике» в Череповце, по дороге откуда заскочил в Питер и записал на студии «Мелодия» несколько своих песен (звук: Александр Докшин). Планировалось издание его альбома, но экономические проблемы начала 90-х воспрепятствовали этому, да и сам Алексей не смотрел на музыку как на дело жизни – тем более что она в тот период едва ли могла прокормить. Следующие пять лет Полковник почти не занимался музыкой (если не считать редких квартирников, эпизодического сотрудничества с движением «Рок Чистой Воды» и участия в чужих концертах). В 1995-м ЧИЖ & C° включили в альбом «…О любви» кавер-версию песни Хрынова «Серп и молот».

Хотя большую часть 90-х Полковник впрямую не занимался музыкой, все это время он старался держаться неподалеку: вел программы на радио, управлял делами клуба «Эмка» при автозаводе и т. д.

Его возвращение в рок-н-ролл было инспирировано опять-таки из Питера. В конце 1995 года известный звукорежиссер и коллекционер Сергей Фирсов предложил знакомым музыкантам объединиться для записи электрических вариантов песен Полковника. Идею поддержали лидер АУКЦЫОНА Леонид Федоров, ритм-гитарист DDT Андрей Васильев и старый коллега Полковника Сергей Чиграков. Вложить в запись деньги Фирсов убедил компанию «Бомба-Питер».

Работа шла с января по июль 1996 года на Петербургской студии грамзаписи. Ручки на записи опять крутил Докшин, но на этот раз песни Полковника звучали в исполнении звездной группы, в которую вошли Федоров, Васильев и Чиграков. Из Нижнего вместе с Полковником прибыли автор-исполнитель Дмитрий «Лысый» Некрасов, песни которого в разное время входили в репертуар и Полковника, и Чижа, а также Евгений «Мощный» Баринов (барабаны, перкуссия, аккордеон), с того времени получивший постоянную прописку в КОМПАНИИ Чижа. Помимо них в записи участвовал Михаил Коловский (АУКЦЫОН), туба.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

Алексей «Полковник» Хрынов.

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

Милитаристское прозвище Хрынова подтолкнуло группу взять имя ПОЛКОВНИК И ОДНОПОЛЧАНЕ, под которым она и стала известна. Альбом соответственно получил название «Первый призыв». Его выходу предшествовал выпущенный в конце 1996 года сингл, включавший неальбомный номер «Индийское кино», а сам альбом появился весной следующего года. В него вошли как песни Половника разных лет («Горькие люди», «Волга да Ока», «Душегуб», «Лесник» и т. д.), так и пара номеров Некрасова, а еще одну песню они сочинили вместе. В августе 1996 года Полковник выступил соло на нижегородском фестивале реального авангарда «Полоса».

Почти одновременно с выходом альбома, в марте 1997-го, Саша Докшин записал на «Мелодии» несколько песен для второго альбома ПОЛКОВНИКА И ОДНОПОЛЧАН. За это время группа успела дать пару концертов в Питере, посетила Москву, отметилась на фестивале журнала «Rock Fuzz» в «Юбилейном», где в ее ряды органично влился скрипач DDT Никита Зайцев, а также на фестивале самих DDT «Песни конца ХХ века» (июль 1997 года). К сожалению, звездный состав группы существенно ограничил ее мобильность: собрать ее вместе представлялось не особо реальным даже для записи, уже не говоря о концертах и гастролях.

Тем не менее в январе 1998 года ПОЛКОВНИК И ОДНОПОЛЧАНЕ в своем оригинальном составе, который усилил барабанщик DDT Игорь Доценко, вновь собрались на «Мелодии», чтобы записать несколько песен, дополнивших их второй альбом «Война и любовь». По сложившейся практике он включал семь номеров самого Полковника, по одной Некрасова, Чижа и еще одного нижегородского автора, Николая «Дремы» Дремучева («Разберемся»), а авторство одной песни Хрынов и Некрасов поделили.

«Война и любовь» увидела свет в мае 1999-го, но к этому времени группа по сути дела уже прекратила существование. В том же мае Полковник выступил на рок-фестивале «Вудстокер» в Нижнем Новгороде; в сентябре 1999-го принял участие в праздновании пятилетия группы PUSHKING в ДК им. Ленсовета, а с начала следующего года стал завсегдатаем разнообразных байкерских акций по всей стране (Екатеринбург, Киров, Ирбит, Нижний Новгород и т. д.).

1 июля 2001 года ПОЛКОВНИК с очередным призывом ОДНОПОЛЧАН принял участие в новом питерском фестивале «Окна Открой!». Там же, кстати, выступил и Дима Некрасов со своей группой ДНК, которая некоторое время после этого была на плаву, записывалась и часто звучала по радио.

Следующее появление Полковника в Питере состоялось в июле 2003-го на сцене клуба «Старый Дом», где он представил новый состав своих ОДНОПОЛЧАН: на этот раз он привлек к сотрудничеству нижегородскую группу МОПР в полном составе: Максим Поведский (гитара, скрипка), Сергей Жаринов (бас), Дмитрий Горлянский (клавишные), Алексей «Командор» Розинов (вокал, перкуссия) и Игорь Томашенко (он сменил на барабанах трагически погибшего в феврале 2002-го Валерия Малахина). С этими же музыкантами Полковник записал новую студийную работу «Зато как погуляли…» (она увидела свет только в 2006-м) и концертный альбом «Волга да Ока» и продолжал изредка выступать на сцене.

Дискография:

Полковник и Однополчане (EP, 1996); Первый призыв (1997); Война и любовь (1999); Зато как погуляли… (2002); Волга да Ока (2003).

ПОЛЮСА.

Группа, которая решительно провозгласила: «Люди хотят поэзии» – в то время, когда все массмедиа убеждают страну в том, что люди хотят исключительно бездумных развлечений, заслуживает внимания уже хотя бы по этой причине. К счастью, «Поэзия» – не единственная удачная песня в репертуаре ПОЛЮСОВ, да и поэзия как таковая занимает в их творчестве немаловажное место.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПОЛЮСА: акустика на канале MTV; Д. Дулицкий, И. Разин.

Фото: Д. Булганин.

Основатель группы, певец, гитарист и автор песен Илья Разин (р. 25.02.73 в Ленинграде) подростком посещал музыкальную школу на Салтыкова-Щедрина и уже тогда начал сочинять песни, отталкиваясь от бардовских традиций, что предполагало повышенное внимание к поэтическому слову. Получив аттестат, он сменил несколько институтов и училищ, но в итоге пришел к филологии, а в 1990 году собрал свою акустическую группу 36.6, на перкуссии в которой играл опытный музыкант Михаил Прошкин (Ё, позднее ВЫШЕ КРЫШИ и джазовые комбо), а гитаристом был Владислав Поздняков.

36.6 записывали свою музыку, изредка играли в клубах первой половины 90-х и экспериментировали со стилями. Одновременно Илья посещал школу ритма Игоря Голубева (где Прошкин преподавал гармонию) и сдружился со многими молодыми музыкантами, в т. ч. с группой ВРАЩЕНИЕ ИЗ (позже превратилась в КС), вместе с которой 36.6 летом 1994-го дали свой первый серьезный концерт на сцене клуба «Засада».

Вскоре после этого Разин решил электрифицировать звучание группы и начал искать подходящую ритм-секцию, базируясь в клубе ЛЭТИ на Аптекарском острове. В один прекрасный день на горизонте 36.6 появилась барабанщица Катя Федорова – к тому времени она уже успела набраться кое-какого опыта, играя фолк-панк в группах EGYPT GOLDEN LIONS и NORD FOLKS, однако искала новые точки приложения сил. Найти подходящего бас-гитариста не удалось, поэтому бас пришлось осваивать самому Илье.

Поздняков к тому времени пропал, Прошкин начал заниматься латино, поэтому Илья и Катя, оставшись вдвоем, день за днем репетировали у себя на точке.

В декабре 1996-го саксофонист АУКЦЫОНА Коля Рубанов пригласил Федорову в свою группу С.К.А., а полгода спустя, когда она лишилась бас-гитариста, на его место был приглашен Илья Разин.

За следующие полтора года Разин отыграл со С.К.А. массу концертов и даже побывал на фестивале джаза и блюза в Швеции, но осенью этот состав начал разваливаться (Катя Федорова параллельно играла со СКАЗАМИ ЛЕСА, ЧУФЕЛЛОЙ МАРЗУФЕЛЛОЙ и своей группой БАБСЛЭЙ), и в декабре 1998-го Илья ушел, чтобы собрать собственную группу, которая и получила название ПОЛЮСА.

Ему почти сразу удалось найти единомышленников: гитарист Денис Дулицкий (р. 17.08.78 в Ленинграде) до этого играл в ВАКУУМЕ и НОЧНЫХ СНАЙПЕРАХ, а взявший в руки бас Владимир Васючков (р. 19.06.70 в Ленинграде) начинал в группе ШАР. Дело было только за барабанщиком. Первым пробовался Владимир Исаев (экс-СИНИЙ ВЕЛОСИПЕДИСТ, BEGEMOT), потом Владимир Титов (экс-ПОСТ № 2, Ё, БРАZИЛИЯ), но оба не вписались в формат. Наконец в начале весны 1999-го, когда у ПОЛЮСОВ уже были намечены первые выступления, в ряды группы влился Даниил Ленц (ранее АВСТРАЛИЯ и BACK UP).

Они дебютировали в «Молоке», однако первое выступление, где на группу обратили внимание, состоялось в апреле 1999-го на III акустическом фестивале «Лестница». Уже тогда в музыке ПОЛЮСОВ присутствовали все ее характерные черты: сочетание прозрачной акустики с жесткими арт-роковыми фрагментами; необычный сплав европейского фолк-рока, ориентальных мотивов и фанковых риффов, смены ритма и специфическая вокальная манера, чем-то напоминающая Леню Федорова (АУКЦЫОН). Плюс неизменно интересные и поэтически цельные тексты.

Летом Ленц, которого больше привлекала музыка ска, ушел играть ее к FROG LEGS. Примерно тогда же развалилась группа МОЕ МЕТРО, и их барабанщик, Игорь Беленко (р. 7.07.75 в Ленинграде), в свое время игравший scarybilly со SCARY B.O.O.M., сразу занял вакантный стул. Через несколько месяцев с ПОЛЮСАМИ расстался и Васючков; его сменил Филипп Брусовани (р. 23.02.76), сын известного художника-трансреалиста и бас-гитарист сыгравшей всего один концерт группы ПОМИДОРЫ (там барабанил тот же Беленко).

В начале 2000 года Дулицкий ушел в каверовый БАРМАЛЕЙ-БЭНД, и ПОЛЮСА остались втроем, однако продолжали так же регулярно играть в «Молоке», «Зоопарке», «Манхэттене» и «Грибоедове». В декабре 2000-го в магазине «Живой Звук» они записали первую версию своего будущего хита «Поэзия». Он попал в сборники «Fuzzbox Vol. 12» (2001) и «Грибоедов Music» (2001), однако на этом дело застопорилось, хотя концерты продолжались.

В июне 2001 года Брусовани решил заняться бизнесом и покинул группу, хотя в итоге оказался не на фондовой бирже, а в рядах ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА. Илья начал искать нового бас-гитариста, а заодно и клавишника. Одну вакансию занял Дмитрий Бабич – годом раньше он приехал в Питер из городка Красный Луч на Украине и играл в группе БРАТЬЯ ДОБРЫЕ. На другую, клавишника, в ПОЛЮСА вернулся Денис Дулицкий.

Всю осень группа репетировала новую программу, которую впервые исполнила осенью в клубе «Пятница» на концерте с ТЕЛЕВИЗОРОМ (причем после маститых коллег). В апреле 2002 года ПОЛЮСА сыграли на фестивале S.K.I.F.-6 во Дворце Молодежи, в мае выступили в I туре фестиваля «Окна Открой!», в июле были участниками акустического фестиваля клуба «Орландина» (они в то время вообще часто играли акустику) и впервые посетили Москву, выступив в «Китайском летчике Джа Дао». Тем же летом Разин, Дулицкий и флейтист Егор Мажуга (ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ, экс-ВАКУУМ) записали акустическую программу, оставшуюся в архивах группы.

Осенью группа начала записывать дебютный альбом, параллельно снимая клип на «Поэзию» в студии «Добролет» (реж. Ян Кравцов, худ. Ирина Симеониди), однако работа над ним затянулась почти на год.

В марте 2003 года Дима Бабич ушел из ПОЛЮСОВ в кавер-бэнд MR FIX. Последовали новые поиски замены, и в конце месяца в группу вернулся Филипп Брусовани. В новом составе ПОЛЮСА выступили на «Первоапрельской оргии», устроенной в клубе «Red» псковско-питерской девичьей группой БАОБАБЫ, а Илья даже спел одну песню дуэтом с вокалисткой БАОБАБОВ Настей Постниковой. В мае ПОЛЮСА опять прослушивались на «Окна» и опять не прошли дальше первого тура.

Между тем экземпляр дебютного альбома ПОЛЮСОВ попал в руки питерскому журналисту и диджею Геннадию Бачинскому (СВОЛОЧИ, экс-NAMBA WON), который в то время вещал на волнах радиостанции «Максимум» в Москве. Неизвестно, как и чем аргументировал свои действия Бачинский, однако с середины мая «Поэзия» начала активно крутиться на волнах «Максимума», сразу же сделав группу известной на всю страну.

ПОЛЮСА начали выбираться с концертами в столицу и другие города, сыграли на московских фестивалях «Максидром» и «Мегахаус», а сам Илья пару раз мелькнул в программах музыкальных телеканалов, выделяясь своей питерской интеллигентностью и обаянием на фоне обычной массовки музыкальных ток-шоу. Одновременно с этим был записан новый альбом (первый официальный, третий вообще) «Поэзия», в одной песне которого на саксофоне сыграл Николай Рубанов (С.К.А.). 30 октября 2003 альбом был презентован в клубе «Red» в компании с теми же БАОБАБАМИ.

В альтернативной новогодней программе «Мешанина, или Неголубой огонек» на канале РенТВ, участие в которой принимали представители и андеграунда, и медийные знаменитости, ПОЛЮСА поразили всех, спев вместе со скандальным дуэтом t.a.t.u. Песня в их исполнении появилась на одноименном сборнике, но дальше этого общение ПОЛЮСОВ с миром поп не пошло.

На протяжении 2004 года ПОЛЮСА выступали на церемонии вручения MTV Russia Music Awards, на очередном фестивале журнала «Fuzz» и «Miller Fender Fest». Тем же летом с ПОЛЮСАМИ познакомился молодой звукорежиссер Виктор Домбровский, который в то время сотрудничал с ПИКНИКОМ, а раньше играл на бас-гитаре в группах CHESS, БРАZИЛИЯ и БАРМАЛЕЙ-БЭНД. С его подачи за лето и зиму 2004-го ПОЛЮСА записали почти полностью акустический альбом «Само собой».

В марте 2005 года ПОЛЮСА уже по традиции сменили бас-гитариста: на этот раз в их компанию влился Дмитрий Кунин, перебравшийся в Питер из Севастополя с группой КАБРИОЛЕТ ЛЕСНИЧЕГО, а позднее работавший с группами КАТЮША, МОРЕ И КОРАБЛИ и PEP-SEE. 2 декабря того же года в клубе «Платформа» ПОЛЮСА дали концерт, который был записан и отснят для возможного издания концертного альбома и DVD.

Все эти годы Илья Разин работает фотографом: его снимки иногда появляются в музыкальных изданиях, а также в буклетах альбомов знакомых музыкантов.

Дискография:

Полюса (2002); Поэзия (2003); Само собой (2005).

ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ.

Питерская поп-рок группа ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ активно выступала на сценах города и страны во второй половине 80-х. Она выросла из существовавшего в стенах Рок-клуба эфемерного АТТРАКЦИОНА – собственно, даже не группы, а, как бы сказали сейчас, проекта, поскольку он, так и не сумев собрать полноценный состав, но пару раз выступив на сцене клуба при прохладном отношении зала, распался осенью 1984-го, а основатель АТТРАКЦИОНА, гитарист и певец Павел Пауков, организовал неплохую по идее, но тоже оказавшуюся нестабильной группу ОСА, в которой играли Сергей Тимофеев (экс-БУРАТИНО), гитара; Борис Казаков (экс-ПОЛИГОН), бас; Владимир Сорокин, клавишные, и Андрей Вепров (экс-МАРАФОН), барабаны. Они записали дома альбом, так и не получивший широкого распространения, и распались в ноябре 1985 года.

Следующие девять месяцев Пауков посвятил поиску подходящих музыкантов и лишь в августе 1986 года собрал стабильную группу, получившую имя ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ. В ее состав помимо самого Паукова вошли два бывших музыканта ОСЫ, клавишник Владимир Сорокин и барабанщик Андрей Вепров, между делом успевший отметиться в БУРАТИНО и записаться на двух альбомах ВЫХОДА. Две другие вакансии в ПОСЛЕДНИХ ИЗВЕСТИЯХ заняли покинувшие в том же августе ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ Дмитрий Анашкин (гитара) и Геннадий Анастасов (бас).

Группа добилась ангажемента во Дворце Молодежи и начиная с 1 сентября 1986 года регулярно играла там на танцевальных вечерах. 29 сентября 1986-го она прослушалась – и была принята – в Рок-клуб. В следующем сезоне ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ выступали на разных площадках и, хотя и не пользовались большим успехом (конкуренция была слишком высока), песня Паукова «Хочу в Париж» на каком-то отрезке времени стала настоящим хитом.

В ноябре 1986 года Анастасов ушел в ЗАРОК. Его место последовательно занимали Евгений Николаев (ноябрь-декабрь) и Валерий Судаков (после Нового года). Одновременно Вепрова позвали в ГЕОМЕТРИЮ, и за барабанами в том же ноябре появился Александр Варганов. Новая версия ПОСЛЕДНИХ ИЗВЕСТИЙ отработала до лета.

В июне 1987 года все музыканты покинули Паукова и реорганизовались под именем НОВЫЙ РЕАЛИЗМ, поэтому весь следующий сезон он выступал в сопровождении музыкантов арт-рок группы СТРЕТТО (Игорь Пономарев, гитара; Алексей Киселев, бас; Дмитрий Уханев, клавишные; Вадим Швырев, саксофон; Валерий Бирюков, барабаны). Они несколько раз выезжали на гастроли по стране под эгидой Фрунзенского молодежного центра.

В августе 1988-го Павел Пауков предпринял попытку возродить свое детище. На этот раз под флаги ПОСЛЕДНИХ ИЗВЕСТИЙ ему удалось призвать Николаева и Сорокина. Осенью к ним добавился работавший во Дворце Молодежи гитарист Александр Симагин (экс-ФОРВАРД, МАРАФОН, МАСТЕРА), но два месяца спустя он ушел, и гитару взял в руки Валентин Андросенков. Впрочем, это были финальные дни ПОСЛЕДНИХ ИЗВЕСТИЙ: в состоянии тихого полураспада группа просуществовала примерно до весны 1989-го, после чего незаметно исчезла.

Пауков покинул музыку, а в 90-х занялся бизнесом. Анашкин позднее играл в ОРКЕСТРЕ А; Анастасов в СЕКРЕТЕ и РЫБАКОСЯКАМИ; Судаков в PUSHKING, Вепров в ТАЙНОМ ГОЛОСОВАНИИ, ВЫХОДЕ, МИФАХ, ОПАСНЫХ СОСЕДЯХ и т. д. Хотя в те годы группа записывалась, информация о дискографии ПОСЛЕДНИХ ИЗВЕСТИЙ у автора этих строк отсутствует.

ПОСТ.

«Мы назвались так потому, что занялись музыкой, когда, как нам казалось, все главное в ней уже было сказано, поэтому на нашу долю досталось только сочинить постскриптум», – объяснял историю названия легендарной питерской группы ПОСТ один из ее основателей, гитарист Сергей Калашников. ПОСТ был одним из самых ярких представителей рок-сцены Питера первой половины 70-х и играл главным образом импортный хард – ярко, экспрессивно, виртуозно и зрелищно.

Группа была организована в начале лета 1968 года – после того как ее будущие участники познакомились на конкурсе школьных ВИА Василеостровского района в Доме пионеров и школьников на углу Большого проспекта и 17-й линии, где все они осваивали музыкальную грамоту под руководством Владимира Ашкенази и Дмитрия Карповича. Сергей Калашников (р. в 1952 году в Ленинграде), гитара, вокал, заинтересовался поп-музыкой еще в 1963-м, а три года спустя собрал свою первую группу КОМАНЧИ, с которой и участвовал в конкурсе. Кроме него в состав группы, получившей имя ПОСТСКРИПТУМ (позднее оно сократилось до более лаконичного ПОСТ) вошли Михаил Кондратьев (р. 10.11.52 в Ленинграде), гитара, вокал; Хосе Молинеро Санчес Альберто, бас, вокал; Яков Кохновер (р. 19.06.52 в Ленинграде), клавишные, и Юрий Культин, барабаны. Альберто был сыном испанского коммуниста, который переехал в Советский Союз после прихода к власти в Испании генерала Франко.

Ко времени создания группы все пятеро окончили восьмой класс. Следующие два года (до окончания школы) ПОСТ интенсивно репетировал, а выступал разве что в стенах своего ДПШ. Поначалу они играли все подряд – от песен THE BEATLES до советской эстрады, – но со временем репертуар группы начал радикально тяжелеть: в нем появлялись номера GRAND FUNK RAILROAD, ATOMIC ROOSTER, LED ZEPPELIN, кое-что из альбома YES «Fragile» и т. д.

В ноябре 1970 года Кондратьева на полгода забрали в армию, но ПОСТ продолжал играть вчетвером. В следующем мае Михаил вернулся, однако уже в августе оригинальный состав ПОСТА распался, когда его разом покинули Альберто и Культин: первый поступил в институт, а второй пошел работать в ресторан.

Осенью 1971-го с подачи Ашкенази Калашников и Кохновер устроились играть на танцах в клубе на станции Александровская близ Пушкина. Вакансии в группе заняли пушкинские музыканты: барабанщик Алексей Зверев, его брат-гитарист Владимир, а также некий Валера по прозвищу Фернандель, который играл на басу. В начале следующего года на должность гитариста вернулся Кондратьев. Пару месяцев спустя уволился и второй из братьев, после чего барабанщиком стал Александр «Князь» Петров. Наконец в апреле ушел Фернандель, место которого занял сильный музыкант Николай Кущий (р. 3.03.53 в Ленинграде), бас, аккордеон, барабаны, вокал; до ПОСТА он играл в ШЕСТОМ ЧУВСТВЕ, где сменил Никиту Лызлова (позже САНКТ-ПЕТЕРБУРГ). Поскольку танцы занимали всего пару вечеров в неделю, ПОСТ начал выбираться на сэйшена в Питере, в частности, регулярно играл в Текстильном институте.

Закончив сезон в Александровской, ПОСТ на все лето 1972 года устроился играть в Приозерске – тамошний Дом культуры занимал здание бывшей финской кирхи на острове в дельте Вуоксы. По каким-то тайным соображениям музыканты не захотели афишировать себя, скрывшись за псевдонимом ЧЕТЫРЕ КОПЕЙКИ (это же название когда-то уже использовала первая группа Калашникова КОМАНЧИ).

В июне Кущий неожиданно для себя получил повестку и отправился в армию, поэтому Кохновер временно сменил клавишные на бас-гитару «Hohner». До конца лета они опять играли вчетвером, а в августе состав группы пополнил виртуозный пианист, аранжировщик и знаток рок-музыки и джаза, студент второго курса Института культуры Сергей Курехин (р. 16.06.54 в Мурманске), появление которого существенно обогатило и звуковую палитру, и репертуар группы.

Следующий сезон ПОСТ опять провел в Александровской, куда на их концерты съезжалось множество поклонников из Питера и даже иностранные туристы. В августе 1972-го Кондратьев поступил в институт и решил на время расстаться с музыкой, хотя уже в ноябре был приглашен в ряды СТАРАТЕЛЕЙ, которые чуть позже сменили имя на ВЕРЕТЕНО.

Новым гитаристом стал еще один музыкант из Пушкина, гитарист Павел Азаров (р. 30.05.54 в Луге) – до этого он вместе со старшим братом Сергеем играл в знаменитых PHANTOMS. Иногда Азаров подменял на басу Кохновера, который вместе с Курехиным играл на клавишных. В этот период они исполняли много песен GRAND FUNK RAILROAD и PROCOL HARUM, номер «Changes» с альбома Джими Хендрикса «Band of Gypsies» и даже 2-й концерт Йозефа Гайдна! Кроме того, в репертуаре ПОСТА значилось шесть собственных песен. Весной 1973 года ПОСТ выступил на студенческом рок-фестивале в Институте авиационного приборостроения.

Клуб в Александровской мог похвастаться весьма приличной по тем временам аппаратурой «Beag», но в один прекрасный день (вернее, ночью) ее украли и перепродали кому-то местные цыгане. Тем не менее спустя какое-то время клуб обзавелся еще более солидным комплектом «Tesla». На лето 1973-го ПОСТ опять отправился в Приозерск. Друзья и поклонники ПОСТА Саша Гурин и Толя Лутошин собрали для них самопальный, но мощный и надежный аппарат.

Петрова, который явно не справлялся с усложнившейся музыкой, уволили, и около месяца за барабанами провел Евгений «Джонни» Подкопаев, однако тем же летом его сменил более сильный барабанщик Игорь Комиссаров (р. 27.04.51 в Ленинграде) из КАРАВЕЛЛЫ. Азаров половину лета отсутствовал: сначала он с компанией хиппи ездил отдыхать и зарабатывать на юг, а в августе сдавал экзамены в Институт им. Бонч-Бруевича. Осенью ПОСТ намеревался вернуться в Александровскую, но на этот раз что-то у них не заладилось, и музыканты почти сразу переехали в кафе «Сонеты», где сменили группу Володи Гладцына (экс-ГАЛАКТИКА); в Александровской место ПОСТА, в свою очередь, на пару сезонов заняли САВОЯРЫ.

На протяжении осени в составе группы произошли новые изменения: в октябре Азарова, который оказался вовлечен в ограбление аптечного ларька, на три года посадили в тюрьму, а в конце года Коля Корзинин (экс-САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) пригласил Курехина в свою новую группу БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ – на место Сергея был взят бывший клавишник игравшего в Песочной МЕТРОНОМА Константин Плешак. Иногда в «Сонетах» с ними выступала талантливая певица Валентина Дегтярева.

В конце января 1974 года ПОСТ принял участие в подпольном рок-фестивале в ДК им. Орджоникидзе, где кроме них отметились БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ (с Курехиным), МИФЫ, АРГОНАВТЫ, ЗЕМЛЯНЕ и UP & DOWN. До лета ПОСТ несколько раз выступил на сэйшенах, которые им устраивал менеджер Евгений Котляр. Весной Дегтярева ушла в ОРИЕНТАЛЬ, а Плешака в июне забрали в армию, но в ПОСТУ появился известный клавишник и аранжировщик Анатолий Миончинский (экс-СТАРАТЕЛИ, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР). Месяц спустя группу покинул Яков Кохновер, которого заменил уже отслуживший в Вооруженных силах Коля Кущий.

Летом ПОСТ собирался поехать в санаторий «Спутник» в Сочи, но по каким-то причинам сделать это не удалось, и группа провела июль и август на танцах в Левашове, после чего уступила площадку БОЛЬШОМУ ЖЕЛЕЗНОМУ КОЛОКОЛУ и на пару месяцев вернулась в «Сонеты». В ноябре Миончинский расстался с ними и собрал свой джаз-рок оркестр ОБЕРТОН.

Весной 1975-го, когда в рядах ПОСТА появился Евгений Лешко (экс-СТАРАТЕЛИ, ОРИЕНТАЛЬ, ОБЕРТОН), тенор-саксофон, бас, вокал, группа приняла участие в официальном фестивале самодеятельности «Весенний ключ» в ДК им. Газа. Летом Лешко ушел в кафе «Белые ночи», но в группу вернулся Миончинский, по рекомендации которого ПОСТ перебрался в ДК завода им. Свердлова (где до них базировался ОБЕРТОН).

В этот период музыка группы все больше склонялась в сторону джаз-рока, что повлекло за собой появление новых музыкантов: в ряды ПОСТА влились сверхсрочники Альберт Рачкин, саксофон, и Юрий «Ганс» Ганцев, труба. Оба до этого играли в ОБЕРТОНЕ. В августе из ШЕСТОГО ЧУВСТВА пришел вокалист Дмитрий Солодухин. В декабре группу покинул Комиссаров, и за барабанами появился Виктор Никулин из Института культуры, но в ее рядах уже начался разброд, и в феврале 1976-го ПОСТ распался.

Калашников на пару месяцев присоединился к АПРЕЛЮ (где опять встретился с Костей Плешаком), с которым играл на вечерах в Макаровке. В 1977-м он ушел на профсцену – в ВИА, где уже работали Марк Богданов (экс-РОМАНТИКИ) и Валерий Живетьев (экс-ЗЕМЛЯНЕ). Позднее Сергей играл в ресторане «Турку», гостиницах «Прибалтийская», «Пулковская» и т. д.

Духовиков ангажировали МИФЫ. Солодухин стал участником МАНИИ. Миончинский вскоре уехал в Москву, где играл в джаз-оркестре Анатолия Кролла. Из тех, кто прошел через ряды ПОСТА за предыдущие годы, в музыке долго оставались многие. Кондратьев отметился в ОБЕРТОНЕ, трудился в кафе «Белые ночи», позднее ушел в Филармонию и лет пять катался по стране, а в 1980-м вернулся в Питер и тоже устроился в ресторан. Кохновер играл в ЛОТОСЕ, ВОСКРЕСЕНИИ Юрия Ильченко и ЛЕСНОМ ПРОСПЕКТЕ. Хосе Молинеро Санчес Альберто в 1978-м вернулся-таки на родину предков в Испанию. Комиссаров добился признания в ДИЛИЖАНСЕ. Плешак работал в оркестре Иосифа Вайнштейна, филармонических ЗЕМЛЯНАХ, различных ресторанах, а потом в ДИЛИЖАНСЕ и ТЕЛЕ У. Информация об остальных участниках группы и наличии у нее записей отсутствует.

ПОЧТА.

Хотя питерская группа ПОЧТА просуществовала сравнительно недолго и дала считанное количество публичных концертов, их музыка, в которой смешались ритм-энд-блюз и фолк, авторская песня и арт-рок, по-прежнему не теряет своего очарования и мелодической свежести.

Основатели группы, Сергей Васильев (р. 24.04.61 в Ленинграде) и Наиль Кадыров (р. 26.08.61 в Ленинграде), познакомились в самом начале 70-х в пионерском лагере, в который их каждое лето отправляли родители. Сергей первым начал осваивать гитару. Глядя на него, занялся музыкой и Наиль. Когда осенью 1981-го Кадыров вернулся из армии, Васильев уже вовсю сочинял собственные песни. Они начали играть их в две гитары и через какое-то время обнаружили, что их творчество вызывает живой интерес у знакомых и друзей. Поначалу репертуар безымянной группы составляли исключительно песни Сергея, однако со временем начал сочинять и Наиль.

Осенью 1984-го они решили прослушаться в Ленинградский Рок-клуб. На взятой с работы старой папке, в которой Сергей принес в 5-ю комнату ЛМДСТ свои тексты, было написано «Почта». Так это слово явочным порядком и стало названием новой группы. ПОЧТА была принята в Рок-клуб как акустический дуэт, хотя поначалу участвовала в его деятельности не особо активно.

Примерно тогда же через Владика Шабашова, в то время общего знакомого и собирателя питерской музыки, а ныне известного писателя, Сергей и Наиль познакомились с Майком Науменко. Знакомство, кстати, состоялось на одном из выступлений АКВАРИУМА. Майк, который как раз пытался собрать новую версию ЗООПАРКА, трижды приглашал Наиля стать его бас-гитаристом, но этот план всякий раз срывался. По печальному стечению обстоятельств, Наиль все же попал в ЗООПАРК на финальном отрезке истории группы и принял участие в ее единственных гастролях.

На этом этапе своей биографии ПОЧТА регулярно участвовала в квартирниках, многие из которых проходили дома у их приятеля Павла Краева. В недавнем прошлом москвич, Краев перебрался в Питер по семейным обстоятельствам и с начала 80-х устроил и записал множество уникальных концертов, на которых играли Майк Науменко, ПОЧТА, московский гитарист и певец Сергей Быков (КВАДРАТУРА) и многие другие.

В феврале 1987 года ПОЧТА решила электрифицироваться. Для этого в ее состав был приглашен старинный знакомый Васильева, Алексей Ионов (бас, вокал), а чуть позже за барабанами появился Мурман Данелия, который в двадцать лет, отслужив в армии, переехал в Питер из Грузии.

Еще в 1982-м Наиль был впечатлен случайно услышанной записью альбома Юрия Морозова «Свадьба кретинов» и с тех пор не оставлял надежды познакомиться с его автором. Случай представился весной 1987-го, когда через бас-гитариста и певца Михаила Кудрявцева, который в середине 70-х играл с Морозовым в легендарной питерской арт-рок-группе НУ, ПОГОДИ! участникам ПОЧТЫ удалось выйти на знаменитого музыканта и звукорежиссера.

После достаточно длительных уговоров Морозов согласился записать ПОЧТУ, и той же весной в Ленинградской капелле, где в то время находилась главная студия питерской «Мелодии», в условиях полной секретности на свет родился альбом «Город». Морозов не только отлично записал его, но и сыграл на ф-но в песне «Мои друзья». Помимо него в записи участвовал бас-гитарист АКВАРИУМА Михаил «Фан» Файнштейн – правда, в качестве перкуссиониста.

В том же мае ПОЧТА – в порядке любезности – аккомпанировала Юрию Морозову на организованном Андреем Тропилло видеофестивале «Рок-нива'87», который в течение четырех дней проходил во Дворце культуры пригородного совхоза «Шушары». Они вышли на сцену сразу после восторженно принятых DDT и слегка потерялись на фоне последних, но для ПОЧТЫ это был первый опыт большой сцены. Тем же летом группа совершила гастрольную поездку по Москве и Московской области, после чего обзавелась в столице множеством друзей и поклонников. В конце 80-х ПОЧТА редко выступала дома, зато регулярно бывала в Первопрестольной, где, как правило, давала квартирные концерты.

В середине 1989-го ПОЧТА – уже вполне легально – записала свой второй альбом с длинным названием «Коктейль „Дорога назад“, или Пивной день мастера Краева», причем он стал фактически первой работой, сделанной на только что открывшейся новой студии «Мелодии» в бывшем костеле Св. Екатерины на Васильевском острове (где Данелия доблестно трудился пожарным). Помимо песен Васильева альбом включал отличные номера Ионова «Белое безмолвие», «Пастух золотого руна», «Пивной день» и т. п. Ручки на этот раз крутил главный инженер «Мелодии» Игорь Дельгадо, а в числе гостей на альбоме фигурировали Фан и Сергей Быков – в то время уже флейтист фолк-рок группы БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ. (БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ, своего рода московско-питерская супергруппа, в которой помимо Быкова играли Кадыров и популярный скрипач, певец и автор песен Сергей Рыженко (экс-DDT, ФУТБОЛ, МАШИНА ВРЕМЕНИ) за свою недолгую историю дала с десяток концертов, успешно выступила на фестивале «Рок-акустика» и распалась в начале 1990 года.).

К сожалению, взлет ПОЧТЫ прервала внезапная трагедия: вечером 23 сентября 1990 года Сергей Васильев скоропостижно умер от остановки сердца. По странному стечению обстоятельств, это случилось на сороковой день после гибели Виктора Цоя (КИНО), когда в питерском СКК шел концерт его памяти. Потеря оказала на группу тяжелое воздействие: какое-то время они пытались играть втроем, потом на место Васильева был приглашен Сергей Быков, приезжавший по такому случаю из Москвы, но постепенно выступления ПОЧТЫ сошли на нет, хотя официально группа не прекращала существование. Впрочем, и играть в ту пору было особенно негде.

Все это время Кадыров параллельно играл в ЗООПАРКЕ, хотя в ту пору группа выступала лишь от случая к случаю. После смерти Майка Науменко в августе 1991-го он на время покинул музыку, однако в начале 1993 года объединился с сооснователем КИНО Алексеем «Рыбой» Рыбиным под вывеской ОАЗИС Ю. В их дебютном альбоме, записанном тем же летом, принял участие и басист ПОЧТЫ Алексей Ионов, который в 1995-м женился и уехал в Москву, где прожил почти пять лет, играя в новой группе Сергея Быкова ЗАПОВЕДНИК. Мурман Данелия занялся бизнесом.

Примерно тогда же Кадыров начал сотрудничать и с ТРИЛИСТНИКОМ, который в 1993–1996 годах давал лишь случайные концерты; однако с возвращением группы в активную фазу Наиль был сразу приглашен Дюшей Романовым стать ее полноправным участником и играл в ТРИЛИСТНИКЕ, а позже в DUSHA GROUP вплоть до трагической смерти флейтиста АКВАРИУМА в июне 2000 года.

Помимо того, с осени 1995-го Наиль Кадыров стоял у истоков группы, позднее получившей название VERMICELLI ORCHESTRA. Он сыграл существенную роль в формировании ее художественного языка, однако покинул ее весной 1999 года по причине творческих разногласий с аккордеонистом Сергеем Щураковым. Кроме того, во второй половине 90-х он играл и записывался с Юрием Морозовым, новой группой Леши Рыбина АЙСБЕРГ, ДОЧЕРЬЮ МОНРО И КЕННЕДИ, Женей ГЛЮКК и ее ГРУППОЙ ПРИКРЫТИЯ, а также РАЗНЫМИ ЛЮДЬМИ. В декабре 2000-го Андрей Тропилло издал его первый соло-альбом детских песен «Коноплянка».

В 1997 году оба альбома ПОЧТЫ были ремастированы и изданы на кассете фирмой «Manchester Files», а летом 2001-го вышли на одном компакт-диске под лэйблом компании «АнТроп».

Так и не прижившись в Москве, Ионов в 1999 году ушел из ЗАПОВЕДНИКА (сама группа распалась в июле 2001-го) и со всей семьей вернулся в Питер, после чего трое бывших участников ПОЧТЫ заговорили о возрождении группы. Увы, этим планам так и не суждено было сбыться: 20 июля 2002 года, отдыхая с сыном на берегу реки в жаркий день, Алексей Ионов умер от внезапного сердечного приступа.

Наиль Кадыров продолжает играть в РАЗНЫХ ЛЮДЯХ и вместе с женой Наташей Реутовой издает альбомы под маркой «Коноплянки». Сергей Быков возродил свой ЗАПОВЕДНИК. Мурман Данелия в декабре 2005 года открыл рядом с «Мелодией» свой «S Club».

Дискография:

Город (1987); Коктейль «Дорога назад», или Пивной день мастера Краева (1989); Почта (1997).

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ.

Первая в истории отечественной популярной музыки профессиональная группа, которая сумела удачно соединить лучшие достижения отечественной эстрады с приемами рок-н-ролла и эстетикой бита 60-х, ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ дали имя всему жанру ВИА и послужили образцом для множества последователей и эпигонов – как талантливых, так и абсолютно конъюнктурных. История ПОЮЩИХ богата на всевозможные события, затронула десятки музыкантов и миллионы слушателей, началась в середине 60-х и продолжается по сей день.

Группу организовал в мае 1966 года гитарист Анатолий Васильев. Он родился 20 октября 1935 года в Ленинграде, начал заниматься музыкой в самодеятельности, с юных лет играл на баяне и других народных инструментах, однако любимой музыкой для него всегда оставался джаз. В 1953-м, еще студентом техникума, он встретился с такими же молодыми, как и он сам, Станиславом Пожлаковым и Геннадием Гольштейном в джазовом комбо, известном как оркестр Носика. Они на слух снимали с радио джазовые стандарты и модные мелодии, исполняя их на студенческих вечерах и танцплощадках.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ: А. Васильев.

Фото: архив автора.

По окончании техникума Васильев устроился на работу в артель «Музрадио», где ремонтировал музыкальные инструменты и собрал свой первый джаз-бэнд, в котором играл на тенор-саксофоне и привлек внимание Иосифа Вайнштейна, руководителя ведущего джазового оркестра Питера. Отработав с Вайнштейном два года, в 1957-м Анатолий Васильев перешел в профессионалы и поступил в «Ленэстраду», где начал осваивать экзотическую тогда еще для отечественной музыки электрическую гитару.

Вскоре ему удалось применить новые познания на практике. Из созданного в период Фестиваля молодежи и студентов ансамбля ДРУЖБА домой, на родину, уехал гитарист-иностранец, и руководитель ДРУЖБЫ Александр Броневицкий пригласил на его место Васильева. С первых гастролей в ГДР он привез себе настоящую электрогитару и играл в ансамбле до весны 1966 года (с перерывом на год в сезоне 1963/64, который Васильев отработал в оркестрах Анатолия Бадхена и Радиокомитета, успев при этом отметиться на записи музыки к культовой киноленте «Я шагаю по Москве» – это был первый опыт записи электрогитары в отечественном кино). Позднее он закончил дирижерско-хоровое отделение Ленинградской консерватории.

Весной 1966-го, стремясь реализовать свой интерес к поп-музыке и приблизить советскую эстраду к современным мировым стандартам, Васильев расстался с ДРУЖБОЙ и начал собирать свою группу, подыскивая потенциальных участников как среди выпускников музыкальных училищ, так и из числа самодеятельных музыкантов.

После неудачной попытки залучить в свою компанию популярного эстрадного крунера Анатолия Королева (тоже из ДРУЖБЫ) и – после недолгих колебаний – вообще отказавшись от практики использования певцов-солистов, Васильев разделил вокальные обязанности между инструменталистами, вывез в то время все еще безымянную группу на черноморскую турбазу и опробовал новую музыкальную формулу на отдыхающих, что убедило его в правильности избранного курса.

Вернувшись домой, они сдали программу Ленконцерту и получили имя ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ. В их состав на этом этапе входили: Анатолий Васильев, гитара, вокал; Владимир Калинин, гитара, вокал; Евгений Броневицкий (р. 30.06.45 в Ленинграде), бас, вокал; Лев Вильдавский (р. 21.11.46 в Ленинграде), ф-но; Галина Баранова, вокал, и Сергей Лавровский (р. 11.02.1934 в Ленинграде), барабаны. Лавровский к тому времени был достаточно известным джазменом, Вильдавский с Броневицким играли в АВАНГАРДЕ-66, а Баранова обладала впечатляющим меццо-сопрано и была известна как исполнительница романсов.

Хотя первое выступление ПОЮЩИХ ГИТАР, 5 ноября 1966 года на одной из наиболее популярных площадок города, в Розовом зале Военно-механического института, было омрачено техническими проблемами, музыканты не сдались и продолжали работать над стилем, репертуаром и имиджем, постепенно набираясь опыта и неуклонно обретая уверенность в собственных силах. Способствовала этому и возможность гастролировать по стране, чего были лишены все самодеятельные группы.

Программа ПОЮЩИХ ГИТАР на этом этапе состояла из инструментальных номеров и гитарных обработок популярных песен («Полюшко-поле», «Тачанка») самого Васильева, хитов THE BEATLES и других звезд бита, номеров Андрея Петрова, Аркадия Островского, Арно Бабаджаняна, Микаэла Таривердиева и ряда других композиторов. Их сильными сторонами были эффектное вокальное многоголосие и остроумная театрализация многих песен. Время от времени театрализованные номера ПОЮЩИХ пробивались на телевидение, став по сути дела предтечей современных видеоклипов.

Следующие полтора года шло интенсивное формирование репертуара и состава группы: Баранову в самом конце 1966-го сменила Татьяна Калинина, а ту через полгода Елена Федорова. В феврале 1967-го их состав усилил второй клавишник Олег Мошкович, а в мае появился трубач Эдгар Бернштейн, который вместе с Лавровским и Севой Левенштейном начинал в знаменитом октете ЛИТМО. Пару лет с ПОЮЩИМИ вставным номером выступал исполнявший романсы Юрий Чванов, которого в 1968-м на несколько месяцев сменил Владимир Рубин.

Еще одним «проходным», но заметным участником ПОЮЩИХ ГИТАР в этот период был Штефан Петраке (клавишные, вокал). Он обладал сильным, выразительным голосом и блистательно исполнял душещипательную лирику а ля Том Джонс (а позже мелькал в различных ВИА, в т. ч. СИБИРЬЮ РОЖДЕННЫЕ).

В январе 1968-го из легендарных ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ в ряды ПОЮЩИХ ГИТАР перешел певец Александр Федоров (р. 28.02.48 года в Ленинграде), который составил отличный вокальный дуэт с Женей Броневицким. Место Вильдавского (он ушел в ДРУЖБУ) тем же летом занял выпускник Консерватории, сильный пианист и аранжировщик Альгис Паулавичус.

В 1968 году московская «Мелодия» выпустила их первую пластинку – фактически, первый артефакт отечественной бит-музыки. На пластинке ГИТАРЫ предстали не столько как «поющие», сколько как «играющие»: ее основу составили инструменталы Васильева в манере THE SHADOWS и THE VENTURES и несколько вокальных номеров, в т. ч. «Песенка велосипедистов» (в оригинале – хит THE TREMELOES «Suddenly I Love You»). Вскоре после этого в ряды ПОЮЩИХ ГИТАР вошел еще один культовый для ее биографии персонаж, певец Валерий Ступаченко (р. 16.06.43 в Энгельсе), который исполнил многие их хиты.

Летом 1969-го место Мошковича (он перебрался в ВИА ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА, где пел несостоявшийся вокалист ПОЮЩИХ Анатолий Королев) занял клавишник и певец Юрий Антонов, песни которого («Для меня нет тебя прекрасней», «О добрых молодцах и красных девицах», «Если ты любишь», «Стой, не стреляй солдат» и др.) помогли ПОЮЩИМ ГИТАРАМ радикально обновить свой репертуар. Осенью их вокальную группу пополнил Богдан Вивчаровский из ДРУЖБЫ.

Изменение политического, а как следствие, и культурного климата в СССР на рубеже 70-х отразилось и на ПОЮЩИХ ГИТАРАХ. Группе все реже удавалось записывать свои песни и выступать в столицах, вследствие чего она была принуждена месяцами колесить по провинции. Это повлекло уход из ПОЮЩИХ ряда ключевых музыкантов: в конце 1969-го их покинул Паулавичус, через три месяца Юрий Антонов (он переехал в Москву, где присоединился к ДОБРЫМ МОЛОДЦАМ), а следующим летом Лавровский (который организовал откровенно конформистский ВИА КАЛИНКА).

Впрочем, Паулавичуса сменил еще один сильный музыкант Григорий Клеймиц (р. 17.08.45 в Ленинграде) – сын профессора Ленинградской консерватории, пианист и аранжировщик, он с шестнадцати лет профессионально работал на сцене, аккомпанируя знаменитому Жану Татляну, а на протяжении 60-х был участником еще нескольких эстрадных составов. Броневицкий сменил бас на гитару, а новую ритм-секцию составили пришедшие из расформированного ВИА РОВЕСНИКИ Юрий Иваненко, бас, и Юрий «Помидор» Соколов (р. 21.10.43 в Ленинграде), барабаны. В конце 1970-го к ним присоединился и бывший худрук РОВЕСНИКОВ, клавишник Эдуард Кузинер (р. 1.12.39 в Краснодаре), который в промежутке успел отметиться в ВЕСЕЛЫХ ГОЛОСАХ, откуда по его рекомендации был рекрутирован крепкий гитарист и скрипач Василий Борисов (р. 27.07.45 в Цхинвали, Южная Осетия). Последний сменил в группе Володю Калинина.

Этот состав был едва ли не самым сильным в истории ПОЮЩИХ ГИТАР, однако смутное время для них еще не закончилось. Они много гастролировали, но по-прежнему отсутствовали на телеэкране и полках пластиночных магазинов. В 1970 году список их хитов пополнили «Синий иней» (в оригинале – «One Way Ticket» Нила Седаки) и лирическая баллада «Сумерки». В 1971-м ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ записали «Проводы» Колкера и Рыжова и молдавскую народную песню «Мы расстались»; в 1972-м вышла еще одна быстро ставшая популярной перепевка: «Толстый Карлсон» (в оригинале – «Yellow River» CHRISTIE).

В 1973-м им удалось пробиться на «Мелодию» и выпустить два миньона: на них были записаны чилийская песня «Соловей», литовская «Тихо течет Неман» (в обработке Паулавичуса), «Прекрасное воскресенье» (кавер хита британского певца Дэниэла Буна «Beautiful Sunday») и баллада «Саласпилс», которую Кузинер и его постоянный соавтор, поэт Яков Голяков, сочинили «по мотивам» одноименного номера АРГОНАВТОВ. Нет нужды говорить, что две последних песни тоже вошли в классику ПОЮЩИХ ГИТАР.

В целом же в этот период ПОЮЩИЕ все дальше отходили от первоначальной концепции: исполнять собственную, либо оригинально обработанную музыку. Разумеется, группа всегда старалась держать творческую планку достаточно высоко и избегала ура-патриотической тематики, чем пробивали себе путь наверх многие, особенно московские, ВИА (САМОЦВЕТЫ, ПЛАМЯ и т. п.), но и у них появилось много проходных номеров производства серийных советских композиторов.

В сущности, именно ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ дали пример того, как элементы рока и поп-музыки могут быть органично использованы в аранжировках традиционного эстрадного материала, и создали универсальную формулу успеха для сотен ВИА, появившихся в конце 60-х и первой половине 70-х. Сохраняя – чисто формально – внешние признаки рок-группы (инструментарий, состав, усиление звука, коллективный вокал, некоторые аранжировочные приемы), что делало их привлекательными в глазах молодого слушателя, большинство ВИА едва ли представляло серьезный интерес с художественной точки зрения. Даже если они начинали с собственных песен, содержавших какое-то творческое послание, с течением времени их репертуар заполняли конъюнктурные и безликие поделки ремесленников от эстрады, стремившихся заработать на интересе молодежи к новому жанру.

Что же до самих ПОЮЩИХ ГИТАР, то к середине 70-х они, оказавшись зажатыми в прокрустово ложе советского шоу-бизнеса и стремясь уйти как от общей рутины, так и собственных штампов, обратились к крупным формам, поставив летом 1975-го первую в отечественной истории зонг-оперу «Орфей и Эвридика» (музыка Александра Журбина, либретто Юрия Димитрина).

Подготовка к этой постановке началась весной 1974-го и повлекла за собой ряд радикальных перемен в составе: хотя почти все ГИТАРЫ пели, для спектакля требовалось несколько свободных вокалистов. Если на роль Эвридики сразу была утверждена Ирина Понаровская (р. 12.03.53 в Ленинграде) – она выросла в семье известного питерского джазмена Виталия Понаровского, в школьные годы пела в группе СОЛНЕЧНЫЕ ЗАЙЧИКИ и, поступив в Консерваторию в 1970-м, начала регулярно сотрудничать с ПОЮЩИМИ, – то Орфея постановщикам пришлось поискать.

Первым выбором был певец Виктор Кривонос (экс-UP & DOWN), но, отработав с ПОЮЩИМИ ГИТАРАМИ три месяца весной 1974-го, он предпочел им Мюзик-холл. Тем же летом в группу пришел обладавший замечательным голосом и артистичностью Альберт Асадуллин (р. 1.09.48 в Казани) – он окончил Академию художеств, добился известности в самодеятельных ПРИЗРАКАХ, а позднее отработал год с ВЕСЕЛЫМИ ГОЛОСАМИ.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ.

Фото: архив автора.

Кроме того, на протяжении 1974-го в состав ансамбля влились участники UP & DOWN Семен Шнейдер и Валерий Бровко, гитары, и Владимир «Царь» Васильев, бас, вокал, а также барабанщик из ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА Аркадий Герштейн (р. 20.05.48 в Ленинграде) и его бывший коллега Юрий Иванов, гитара, флейта, вокал. Еще одним новобранцем оказался Валентин Бадьяров (ранее в ПЕСНЯРАХ), гитара, скрипка, вокал, а в самом конце года из КАЛИНКИ была приглашена Ольга Левицкая (р. 16.02.51 в Нижнем Тагиле): в опере она пела партию Фортуны, а в песенной программе – несколько сольных номеров.

За следующие два года ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ побывали в ГДР (где получили первый приз на фестиваль «Dresden-75»), Польше (там в 1976-м Понаровской вручили Гран-при фестиваля в Сопоте) и Чехословакии; кроме того, они ездили в Японию, на Кубу и в другие страны. По итогам 1975 года зонг-опера «Орфей и Эвридика» получила европейский диплом как лучший спектакль года.

Успех «Орфея и Эвридики» был триумфальным и ошеломительным, но оказался для группы своего рода пирровой победой: эксплуатируя популярную тему, Филармония вынуждала ПОЮЩИХ давать по тридцать концертов в месяц, непрерывно перемещаясь по стране. Это вынудило Анатолия Васильева искать каждому вокалисту дублера, в результате чего состав ПОЮЩИХ с семи человек быстро разросся до сорока. Поначалу группа пыталась, как и прежде, параллельно выступать с песенной программой, но вскоре от этой практики пришлось отказаться.

К тому же театрализация труппы отодвинула музыкантов на задний план – в буквальном смысле слова за занавес, что сделало для большинства из них бессмысленным пребывание в составе ПОЮЩИХ ГИТАР. На протяжении 1974–1976 годов из группы один за другим ушли как ее ветераны, так и музыканты последнего призыва: Федорова, Броневицкий (в ДРУЖБУ), Иваненко и Соколов (к ВЕСЕЛЫМ ГОЛОСАМ), Иванов (к САВОЯРАМ), Бадьяров (вскоре собрал СЯБРОВ), Борисов (в ресторан «Невский»), Бровко, Шнейдер и Герштейн (вскоре все трое опять встретились в студийной группе СОЛНЦЕ).

По полгода-году на гитарах играли Юрий Каганович, Валерий Цакадзе (позже АПРЕЛЬ) и Геннадий Латышев (экс-ВЕРЕТЕНО). В конце 1976-го из ПОЮЩИХ ГИТАР ушли Понаровская с Клеймицем, которые затеяли свою группу ТЫ И Я (она так и не вышла на сцену, после чего пара рассталась – Ирина сделала успешную соло-карьеру, а Григорий долго руководил ансамблем Эдиты Пьехи).

В 1977-м на питерской «Мелодии» звукорежиссер Виктор Динов записал полную версию «Орфея и Эвридики», хотя только три года спустя она была выпущена двойным альбомом.

К тому времени, когда весной 1978-го ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ начали репетировать свою вторую оперу «Фламандская легенда» на музыку Ромуальда Гринблата и либретто Юрия Димитрина и Юрия Михайлова (Кима) по мотивам «Тиля Уленшпигеля», в составе группы числились Борис Зуев (экс-МЕЛОМАНЫ) и Анатолий Лобачев, гитары; Васильев, бас; Виктор Кареткин и Леонид Мальцев, клавишные; Роман Дубинников (экс-ЛЕЛЬ), синтезатор; Виктор Ловецкий, ксилофон, вибрафон, и Роман Кадейкин (экс-АВРОРА), барабаны. Духовую секцию составляли Борис Кудрявцев, труба; Сергей Валин, тромбон, и Лев Либин, саксофон, флейта. Вокальные партии исполняли Федоров, Асадуллин, Вивчаровский, Левицкая, а также Валерий Псарев, Василий Лазаренко, Петр Пчелинцев и др.

Хотя «Фламандская легенда» была весьма интересна и по музыке, и тексту, для массового зрителя она оказалась слишком сложной и после трех сезонов ушла с подмостков. К этому времени ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ потеряли Асадуллина (в августе 1979 года они со Шнейдером собрали группу ПУЛЬС), Васильева, Федорова и Левицкую (ушли в ЦВЕТЫ Стаса Намина), а также Дубинникова (с осени 1978-го он играл в группе на барабанах) и его коллегу Виталия Иванова (он сменил на басу Васильева), которые организовали свой ВАРИАНТ.

К началу 80-х популярность ПОЮЩИХ ГИТАР значительно упала: их третий и последний театральный опыт, мюзикл «Скачки» (1981), оказался неудачным, продержавшись на сцене всего три месяца, уход ведущих исполнителей и хроническая текучесть состава пагубно сказались на художественном уровне спектаклей, попытка вернуться на сцену с песенной программой (1982), в которой был задействован отыгравший в группе год Александр Розенбаум (экс-АРГОНАВТЫ, ПУЛЬС), тоже не добавила группе слушателей. В 1985-м свое любимое детище покинул и сам Анатолий Васильев, который стал музыкальным руководителем Молодежного театра на Фонтанке.

В 1986-м ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – уже с новым художественным руководителем Анатолием Федченко (экс-СОЛНЦЕ) – поставили свою версию рок-оперы Алексея Рыбникова и Андрея Вознесенского «„Юнона“ и „Авось“». В 1988-м на базе ПОЮЩИХ ГИТАР был создан театр «Рок-опера», нацеленный на крупные формы (рок-оперы, мюзиклы и т. п.): его первой успешной работой стала русскоязычная постановка самой известной в мире рок-оперы Тима Райса и Эндрю Ллойд-Уэббера «Jesus Christ Superstar» (1989).

Многие участники ПОЮЩИХ ГИТАР добились индивидуального успеха как певцы, композиторы, аранжировщики и дирижеры. В их числе Юрий Антонов, Альберт Асадуллин, Ирина Понаровская, Альгис Паулавичус, Григорий Клеймиц, Валерий Бровко и ряд других. В 1994 году на питерском телевидении был показан фильм «Поющие гитары. 20 лет спустя».

Весной 1997-го ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ неожиданно для многих воссоединились, чтобы отметить свое тридцатилетие. В сводный состав вошли ветераны группы 70-х: Евгений Броневицкий, гитара; Василий Борисов, гитара, скрипка; Владимир «Царь» Васильев, клавишные; Григорий Клеймиц, клавишные; Юрий Соколов, барабаны; Александр Федоров, Валерий Ступаченко и Ольга Левицкая, вокал. Их новым участником стал соло-гитарист Дмитрий Кижаев, который во второй половине 60-х играл в близкой к ПОЮЩИМ по духу группе САДКО.

Получив благословение Анатолия Васильева, они дали принятый слушателями с восторгом концерт в «Гигант-холле», исполняя свои песни тридцатилетней давности, после чего приняли решение объединиться на постоянной основе. По приглашению Клеймица директором группы стал бывший барабанщик ДРУЖБЫ и СОЮЗА Сергей Дронов. В конце 90-х ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ записывали новые варианты своих старых хитов на студии «Calypso».

Хотя выступления возрожденных ГИТАР встречали неизменный интерес публики, новый виток их биографии тоже не был усыпан розами. 20 сентября 1998-го во время очередного концерта Григорий Клеймиц прямо на сцене умер от острого сердечного приступа. Его функции в ПОЮЩИХ поделили Васильев и Кижаев. В сентябре 1999-го ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ совершили турне по Соединенным Штатам, дав за это время пять концертов.

Весной 2002-го Саша Федоров с семьей эмигрировал в Канаду. 30 декабря ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ дали концерт в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца. На следующий год «Manchester Files» переиздала ремастированный вариант «Орфея и Эвридики». В ноябре 2003-го с ПОЮЩИМИ расстался Кижаев, а его место занял Валерий Кочегуро (р. 16.12.68 в Твери), ранее в группах PUSHKING, СТИНГЕР и на эстраде. 17 мая 2004-го группа понесла еще одну утрату: после тяжелой болезни из жизни ушла Оля Левицкая. Некоторое время с ПОЮЩИМИ – вставным номером – выступала Инна Бедных.

20 октября 2005-го основатель ПОЮЩИХ ГИТАР, гитарист и аранжировщик Анатолий Васильев отметил свое семидесятилетие. Хотя он уже не выступает на сцене, мэтр по-прежнему не покидает музыку и работает на своей домашней студии.

Бывших участников группы разбросало по свету: помимо Федорова из России уехали Иваненко и Бернштейн (в Израиль), Мошкович и Шнейдер (в США), а из жизни, к сожалению, ушли Григорий Клеймиц, Владимир Калинин, Геннадий Латышев, Елена Федорова и Ольга Левицкая.

Часть оригинальных записей ПОЮЩИХ ГИТАР переиздана на компакт-дисках, но покуда слушателям доступно далеко не все творческое наследие легендарной группы.

Дискография:

Поющие гитары (1968); Орфей и Эвридика (2LP, 1980); «Поющим гитарам» 30 лет: архивные записи (1996); Поющие гитары (1996); Синий иней (2002); Люди встречаются (2002); Орфей и Эвридика (2CD, 2003).

ПРЕЗИДИУМ.

В истории отечественного рока не слишком редка ситуация, когда, начав с собственного творчества, та или иная группа заканчивала свою биографию в ресторане; примеры обратного свойства встречаются куда как реже. Судьба питерской группы ПРЕЗИДИУМ – один из них.

ПРЕЗИДИУМ организовал в сентябре 1988 года клавишник, певец и автор песен Владимир Савенок (р. 4.11.55 в Ленинграде). Он дебютировал на сцене двадцатью годами раньше, исполняя песни THE BEATLES со школьной группой, потом собрал при ЖЭКе свою группу, которая исполняла его песни, позже поступил в Радиополитехникум, продолжая совершенствовать свой стиль там. Летом 1973-го Владимир стал участником популярной в те годы группы РАССВЕТ, а за следующие два года отметился в ОКЕАНЕ, НЕБЕ, ЗВЕЗДАХ, джаз-роковых СТАРАТЕЛЯХ, ВЕРЕТЕНЕ, ОРИЕНТАЛИ и ОБЕРТОНЕ. Тогда же Савенок познакомился с гитаристом Володей Сафроновым и время от времени играл с его группой вплоть до середины 80-х. За это время он также успел отслужить в армии и почти пять лет отработал в БЕЛЫХ СТРЕЛАХ.

Году в 1985-м вокруг него сложилась компания музыкантов, которая, называя себя ГРУППОЙ РИСКА, иногда играла на танцах в области и занималась ритмом под руководством известного барабанщика Виктора Гукова (который в ту пору переключился на бас-гитару). Когда Гуков ушел в МАРАФОН, его место занял Сергей Михеев (экс-ГОЛЬФСТРИМ, АРЕНА), а потом Александр «Сэр» Афанасьев (ранее ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ, ЧТО ДЕЛАТЬ?), бас. Остальные вакансии занимали Владимир Сафронов (гитара), его бывший вокалист Сергей Суслин и ресторанный барабанщик Дмитрий Мурашов. Этим составом ГРУППА РИСКА осенью 1988 года устроилась на работу в только что открытый ресторан «Ахтамар» на Будапештской ул.

Между тем в Питере вовсю разгорался рок-н-ролльный бум: молодые группы с более чем сомнительным уровнем профессионализма и пригоршней собственных песен выступали на стадионах и гастролировали по всей стране. Видимо, их пример и подтолкнул Савенка, который никогда не прекращал сочинять песни, к мысли превратить ресторанную группу в полноценную творческую единицу. Он придумал ей имя ПРЕЗИДИУМ и начал репетировать свой материал, который был стилистически близок к соул и поп-року.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРЕЗИДИУМ (1991): О. Ковылина, В. Савенок.

Фото: архив автора.

Правда, в конце 1988-го их покинул Сафронов, которого пригласили на работу в Центр Стаса Намина в Москве. Следом за ним ушел и Суслин. Тем не менее в январе следующего года Савенок собрал новый ПРЕЗИДИУМ в составе: он сам (клавишные, вокал), Афанасьев (бас), Мурашов (барабаны), Владимир Агафонов (гитара), плюс большая вокальная группа: Дмитрий Антонов, Виктор Родионов, Ольга Ковылина и сестры Наталья и Лариса Дружинины. Антонов до этого пел в одной из групп гитариста Александра Симагина (МАРАФОН); остальные были студентами музыкальных училищ. Аппаратурой группе помогал старый приятель Савенка Алексей Кожевников (экс-МАНИЯ).

В апреле ПРЕЗИДИУМ получил приглашение на гастроли по Узбекистану. Плотно занятый на основной работе Афанасьев поехать не смог, и его сменил ничем пока не прославившийся Дмитрий Лазарев. Поскольку, как выяснилось, условия для полноценных концертов большого состава были далеко не везде, Савенок пошел на рискованный шаг: вокалисты пели вживую, он играл на клавишных, а партии гитары, баса и барабанов были заранее прописаны в компьютер. Опыт оказался удачным, и следующие два года ПРЕЗИДИУМ провел в разъездах по стране, дав множество концертов в европейской части России, Сибири (они добрались до Омска и Сургута) и Средней Азии.

Состав за это время претерпел ряд изменений: летом 1989 года ушел Антонов; его место занял брат Виктора Леонид Родионов. Осенью уволились и братья Родионовы, и сестры Дружинины; новым певцом стал Сергей Кобзев. По мере того как в начале 90-х интерес к року начал угасать, число гастролей становилось все меньше и меньше, поэтому к 1991 году ПРЕЗИДИУМ распался. Савенок устроился в ресторан, хотя три года спустя вернулся в рок-н-ролл с группой BEATHOVEN, а в 1998-м собрал популярный кавер-бэнд SWEET LITTLE 60s.

Что же касается остальных участников группы, то Сафронов позднее занялся менеджментом, а Афанасьев наукой. Антонов работал на телевидении и в 1999 году выпустил свой соло-альбом «Он твой». Следы других участников группы после 1991-го теряются. ПРЕЗИДИУМ записывал свою музыку, но его записи никогда не издавались.

ПРЕПИНАКИ.

Одни из первых героев клубной сцены Питера 90-х, ПРЕПИНАКИ играли своего рода гитарный рэйв, замешанный на позитивной советской эстраде 60-х: бойкие, мелодичные и легкомысленные песенки, темы которых, как правило, вращались вокруг простых радостей жизни, мира вечных каникул, праздников и вечеринок. «Иногда кажется, – отмечала рецензия на один из альбомов группы, – что у них в календаре напрочь отсутствуют месяцы с октября по апрель включительно, а в остальное время погода гарантирует прямо-таки пятизвездочный комфорт!» В конце 90-х, удивив всех, ПРЕПИНАКИ выудили из реки забвения кумира эстрады 60-х, Эдуарда Хиля, и записали с ним вполне современный альбом «Ходит песенка по кругу».

ПРЕПИНАКИ выросли из существовавшей в конце 80-х группы ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ, которая, в свою очередь, отпочковалась от МЛАДШИХ БРАТЬЕВ, игравших собственного сочинения новую волну: электропоп, рэггей, неоромантику и т. п. Находясь в перманентном творческом поиске, братья Виктор (клавишные, музыка) и Александр (вокал) Лушины в какой-то момент ощутили, что теряют контроль за музыкальным прогрессом БРАТЬЕВ, и ушли, чтобы тут же начать все сначала.

За следующий год они записали альбом интравертного синти-попа, а осенью собрали концертный состав, который дебютировал на рок-фестивале журнала «Аврора» в сентябре 1989 года. На следующей работе группы, альбоме «Радуйся!» (1990), ее название было указано как ЗНАКИ-ПРЕПИНАКИ, а музыкальный лексикон обогатили новые выражения. Наконец, к альбому «Друг мой верный, самолет» (1991) они сменили имя на ПРЕПИНАКИ, а основным автором песен стал пришедший в группу за год до этого гитарист Андрей Нуждин (экс-ИГРЫ, НЕМНОГО СОЛНЦА В ХОЛОДНОЙ ВОДЕ). Самым ударным номером альбома оказалось современное прочтение песни А. Зацепина и Л. Дербенева «Январская вьюга» из киноленты 70-х «Иван Васильевич меняет профессию».

В первоначальный состав ПРЕПИНАКОВ входили Андрей Нуждин, гитара, вокал; Александр Лушин, вокал; Виктор Лушин, клавишные; Андрей Муратов (DDT), клавишные; Денис Медведев (экс-ИГРЫ, МЛАДШИЕ БРАТЬЯ), тенор-саксофон, клавишные, и Игорь Черидник (экс-ИГРЫ, АУКЦЫОН), барабаны. Этот состав, впрочем, продержался недолго. В апреле 1991-го с ПРЕПИНАКАМИ расстался занятый в DDT Муратов, потом ушел Виктор Лушин, который вскоре эмигрировал в Штаты. В ряды группы влились Денис «Ринго» Сладкевич (экс-МЛАДШИЕ БРАТЬЯ, SOLUS REX), клавишные, перкуссия, а затем Вячеслав «Силвер» Кошелев, бас.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРЕПИНАКИ: В. Кошелев, А. Лушин, А. Нуждин.

Фото: В. Конрадт.

В 1992-м ПРЕПИНАКИ записали два альбома, «Ямайский ром» (отпечатанный в виниле компанией «АнТроп»), и «Фигаро здесь» (не издан). Тем же летом Денис Медведев, который совмещал работу в ПРЕПИНАКАХ и ДВУХ САМОЛЕТАХ, решил остаться с последними. На какое-то время новым клавишником стал джазовый музыкант Алексей Никонов (ЗАПОВЕДНИК, FLIP FANTASIA). В апреле 1993-го в кинотеатре «Родина» ПРЕПИНАКИ запустили серию танцевальных вечеринок под различными названиями (типа «Гагарин Party», «Дип Папл Party»).

Середина 90-х стала для ПРЕПИНАКОВ периодом максимального расцвета: они выступали в клубах, выбирались в Москву (где особым успехом пользовалась гагаринская тема и вообще мода на 60-е), продолжали записываться: в 1994 году на компакт-дисках вышли сразу два их альбома, оба с характерными названиями: «Ча-Ча-Ча» («General Records») и «Е-е-е» («Контра-С») – последний был компиляцией из трех предыдущих работ.

Среди множества проектов группы можно отметить «Реал-Мадрид» с DJ Лавски (1995), выступавший на вечеринках в «Родине», и «Дети капитана Гранта» – запись одноименных радиопостановок.

Кошелева, который позднее делал аранжировки для КОЛИБРИ, сменил Максим Веркеев (экс-ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА, KAMIKAZE), а того, в свою очередь, Роман Невелев (BEGEMOT и т. д.). Место Никонова занял клавишник Дмитрий «Ослик» Пшишляк (экс-WINE, НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ), а за барабанами в течение этих лет друг друга сменяли Борис «Ураган» Стрела (ЭЛИЗАБЕТ, ТАНКИ), Денис Етоев (экс-SMIRNOFF), Петр Трощенков (экс-ПИКНИК, АКВАРИУМ, ЗАПОВЕДНИК) и Игорь «Скафандров» Розанов (КАЧЕЛИ). На перкуссии после ухода в PEP-SEE Ринго стал играть Михаил Николаев (экс-СПОКОЙНОЙ НОЧИ, АДДИС-АБЕБА и т. д.).

Следующие записи группы, «В шесть утра на Черной речке» (1995) и «Дядя из Иркутска» (1996), тоже не издавались официально, но появившиеся следом за ними «Куртки из клеенки» (1998) вышли на кассетах под лэйблом молодой питерской компании «Zvezda Records».

Непреходящий интерес ПРЕПИНАКОВ к отечественной эстраде 60-х и 70-х (они нередко участвовали в разнообразных ретро-вечеринках, а порой устраивали их сами) дал жизнь одному из наиболее неожиданных проектов сегодняшней поп-сцены ХИЛЬ И СЫНОВЬЯ – молодым музыкантам и их тогдашнему директору Аркадию Волку удалось убедить подзабытого кумира нынешних бабушек тряхнуть стариной. Они неоднократно выступали вместе, а в 1997 году свет увидел их совместный альбом «Ходит песенка по кругу», а также серия видеоклипов.

Вскоре после того как летом 1998-го Розанов ушел, начав гастролировать с PEP-SEE, в группе произошла очередная рокировка: отыграв с ПРЕПИНАКАМИ всего пару месяцев, новый барабанщик Сергей Наветный (экс-КОЛЫБЕЛЬ, КОШКИН ДОМ, НАТЕ!) получил приглашение в СПЛИН, а его пост в ПРЕПИНАКАХ занял уволенный из СПЛИНА Николай Лысов.

В первой половине 1999 года возник проект «ПРЕПИНАКИ и Наталья Пивоварова» (в то время Наташа, которая стала женой Саши Лушина, только что ушла из КОЛИБРИ и находилась в свободном полете). Они исполняли в основном все то же советское ретро, ряд песен КОЛИБРИ, а также несколько новых вещей, специально написанных для проекта Андреем Нуждиным, в т. ч. знаменитую «Вазу». 16 сентября в клубе «Сайгон» состоялась презентация книги стихов Саши Лушина «География судеб».

К концу десятилетия ПРЕПИНАКИ начали выдыхаться: Нуждин время от времени выступал со своим более жестким по музыке СОЛНЕЧНЫМ УДАРОМ, в котором на первых порах играли почти все участники ПРЕПИНАКОВ; Лушин иногда работал с Пивоваровой как дуэт САША И НАТАША, однако работа на телевидении (а он вел программу «Сегоднячко» на 5-м канале, «Концерт по заявкам» на СТС и т. д.) не оставляла ему особых возможностей для маневра. Наташа Пивоварова собрала свое объединение СОУС, в котором играли Невелев и Лысов. В 1999 году «Караван Рекордз» издал на кассетах «трилогию» ПРЕПИНАКОВ «Утро», «День» и «Вечер» (песни разных лет).

Последний концерт ПРЕПИНАКОВ состоялся в сентябре 2000-го, после чего Нуждин сосредоточился на СОЛНЕЧНОМ УДАРЕ, а Лушин на телеэкране. Дима Пшишляк в июле 1999-го стал участником АЛИСЫ; сменивший его Илья Рогачевский играет в SPITFIRE и ЛЕНИНГРАДЕ; Рома Невелев помимо СОУСА засветился в кавер-бэнде BACK UP, а в 2001 году был приглашен в PUSHKING; Коля Лысов стал барабанщиком ПИЛОТА. Весной 2005-го Саша Лушин и известный джазовый пианист Юрий Соболев (Гомберг) сделали еще одну ретро-программу «Оркестр шпионской музыки».

И тем не менее в июне 2005 года после почти пятилетнего перерыва ПРЕПИНАКИ собрались в своем, можно сказать, классическом составе: Лушин, Нуждин, Невелев, Рогачевский, Розанов, Николаев, и сыграли один концерт в клубе «Платформа».

Дискография:

Друг мой верный, самолет (1991); Ямайский ром (1992); Фигаро здесь (1992); Ча-Ча-Ча (1994); Е-е-е (1994); В шесть утра на Черной речке (1995); Дядя из Иркутска (1996); Куртки из клеенки (1999); Утро (1999); День (1999); Вечер (1999).

ПРИЗРАКИ.

Как и полагается истинной легенде рока, чья яркая творческая биография ограничена временными рамками восхитительных 60-х, ПРИЗРАКИ – в полном соответствии со своим названием – не оставили для истории материальных подтверждений своего существования, разве что обрывочные свидетельства еще сохранивших память очевидцев да отчасти подтверждающие их черно-белые фотографии, однако ее косвенным продолжением стало творчество главных ПРИЗРАКОВ, семейного союза братьев Лемеховых.

Старший из них, Владимир Лемехов (p.17.10.46 в Ленинграде), вспоминал, что современная музыка началась для него с принесенной отцом пластинки, на которой была записана популярная тогда «Истамбул-Константинополь» – она произвела на подростка неизгладимое впечатление и заставила искать нечто подобное. У соседей по коммуналке – семья Лемеховых впятером (!) занимала в ней одну комнату – нашлись записи «на костях» каких-то безымянных рок-н-роллов и буги-вуги.

Потом появились магнитола «Харьков» и документальный фильм про Америку (дело было во времена визита в Штаты Никиты Хрущева), в котором звучала чарующая мелодия «Rhapsody in Blue» Гершвина, а в 1963-м началась эпоха радио. «Голос Америки» рок-н-ролл поначалу брезгливо игнорировал, но по Би-би-си уже передавали «She Loves You» еще не перелетевших через Атлантику битлов. Чуть позже с того же Би-би-си Володе удалось записать целую передачу с песнями THE BEATLES – от «Love Me Do» до «Twist & Shout».

Ближайшим другом Володи был одноклассник Гена Кашихин: они регулярно менялись записями и вскоре перешли с THE BEATLES на THE ROLLING STONES, которые привлекли их своей грубой и сырой энергетикой. На этом этапе к Володе уже присоединились его младшие братья-близнецы, Сергей и Леонид Лемеховы (p. 29.02.49 в Ленинграде).

Естественно, что вскоре у них появилось непреодолимое желание исполнять эти песни самим. Правда, в ладах с музыкальной грамотой был только Гена Кашихин, который учился в музыкальной школе по классу аккордеона и умел на слух снимать партии разных инструментов. Для начала приятели купили две детские гитары и начали подбирать знакомые песни STONES – ударными им служила обыкновенная металлическая линейка, которой в ритм колотили по табуретке. Пел, как правило, Леня – разумеется, абсолютно не зная слов.

Весной 1964 года Володин знакомый Олег Ивченко познакомил начинающую группу с индонезийцем Буде, который играл в группе какого-то землячества в одном из питерских вузов. Буде привел их в восторг, показав правильные аккорды битловской «Boys».

Важную роль в тогдашнем культурном самообразовании играли редкие западные журналы или чуть более доступная пресса соцлагеря. Компания покупала все, что было доступно в киосках «Союзпечати», – каждая новая найденная заметка или фото воспринимались как праздник. Особенно порадовала их июльская обложка французского молодежного журнала «Filles et Garcons» за июль 1964-го, на которой была изображена четверка THE BEATLES в матросских костюмах из только что вышедшего фильма «A Hard Day's Night»!

Через какое-то время у них появилась первая настоящая гитара, а позднее Лемеховы самостоятельно сделали бас со звукоснимателем и рогами – как на фотографиях. Мама Гены, которая работала в администрации района, помогла им достать простенькую, но настоящую барабанную установку. Таким образом, группа была экипирована. Геннадий Кашихин играл на соло-гитаре (обычно он подбирал аккорды и показывал их остальным); Сергей Лемехов взял в руки бас, Леонид пел, а Владимир играл на барабанах – иногда двое последних менялись: Леня садился за барабаны, а Володя дул в губную гармонику. К августу 1965-го, когда Володя поступил в Академию художеств, у них собрался и кое-какой собственный аппарат.

С осени 1965 года группа начала выступать в общежитии Академии на 3-й линии: в небольшой зал набивалось по пятьдесят-сто человек, которые частью слушали музыку, частью танцевали. «Вообще, середина 60-х – это был расцвет живых выступлений во всех институтах, – вспоминал позднее Володя Лемехов, – при этом между сценой и залом было почти полное единение: и там, и тут царила эйфория; из публики на сцену мог подняться неизвестный человек и отлично спеть ту или иную песню».

Время было и в самом деле позитивное: между Западом и Востоком началось редкое потепление, разрядка. Идеологическое мракобесие 50-х отступило в тень – и даже наоборот, тема молодежной культуры бурно дискутировалась в прессе, причем в ее защиту выступали такие мэтры советской культуры, как Игорь Моисеев. Все это было в новинку и нередко вызывало головокружение от происходящего.

В конце 1965-го к ним присоединился одноклассник Сергея Виктор Марков – он тоже поступил в академию и стал играть на ритм-гитаре. Уже набив руку на танцах в общежитии, весной группа, получившая название SPECTRES («Мы были и не были одновременно – как призраки»), отважилась выступить в актовом зале самой академии, но потерпела фиаско: играть пришлось при включенном свете (в общежитии действовал боевой лозунг «темнота – друг молодежи»), к тому же посредине концерта перегорел усилитель, и SPECTRES пришлось бесславно ретироваться.

Тем не менее жизнь продолжалась. SPECTRES играли по всему городу и даже начали получать за это деньги. На горизонте появились новые имена: ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ, САДКО, АРГОНАВТЫ и т. д. Пример последних убедил группу, что им нужна ударная установка с бочкой (до этого они обходились только рабочим барабаном и тарелками). К этому времени SPECTRES нашли репетиционную базу в ДК железнодорожников на Тамбовской.

Единственной серьезной проблемой в группе оставался вокал: Леня неплохо пел «Hippy Hippy Shake» и еще несколько рок-н-роллов; еще один соученик Володи по академии, Владислав «Вадик» Жуков (р. 7.07.46 в Тамбове), гитара, вокал, принес в репертуар убедительную версию «House of the Rising Sun» и пару-другую блюзовых баллад, но SPECTRES был нужен, как сказали бы теперь, фронтмен.

В сентябре 1967 года студентов академии отправили собирать совхозную картошку в деревню Бородулино под Любанью. На второй день SPECTRES познакомились со студентом-первокурсником, который тоже приехал на картошку с гитарой. Звали его Альберт Асадуллин (р. 1.09.48 в Казани): он обладал изумительным по красоте голосом, позволявшим петь буквально все – от народных песен до рок-н-ролла, – и знал многие номера THE BEATLES, хотя до этого не рисковал исполнять их на публике. Не сходя с места Алик был завербован и в октябре стал действительным членом группы, получившей имя ПРИЗРАКИ (собственно, те же SPECTRES, но в переводе на русский).

Состав группы наконец стабилизировался: Володя и Сергей Лемеховы, Гена Кашихин, Алик Асадуллин и еще один одноклассник Сергея и Лени, гитарист Николай Комаров (р. 21.04.49 в Ленинграде), сменивший на ритм-гитаре Витю Маркова. На какое-то время группа перебралась в ДК «Энергетик», где их официальным руководителем числился гитарист ПРИШЕЛЬЦЕВ Анатолий Быстров, и очень много играла: как правило, в учебных заведениях или на фабриках и заводах. В конце декабря ПРИЗРАКИ приняли участие в конкурсе студенческих ансамблей где-то близ Смольного. На Новый год они играли в туберкулезном диспансере в Репино; потом были концерты на кондитерской фабрике (где музыкантам – кроме обычной платы – вручили мешок конфет), на парфюмерном комбинате «Северное сияние» и т. д.

Если поначалу репертуар ПРИЗРАКОВ опирался в основном на ритм-энд-блюз (THE ROLLING STONES, THE ANIMALS, SWINGING BLUE JEANS и т. п.), то к 1968 году его начали разбавлять и другие жанры: арт-рок, психоделия, хард. Кашихин подбирал на аккордеоне органные партии PROCOL HARUM; потом они сделали утяжеленные версии популярной песни «Эх, дороги» и инструментала Петера Янды «Чай пана Пиквика» с пластинки чешской группы OLYMPIC, с которыми выступали на различных конкурсах самодеятельных групп.

Наиболее значительный из таковых, «Весна в ЛЭТИ», состоялся в мае 1968 года – все ПРИЗРАКИ к этому времени изрядно обросли, а Сергей Лемехов нашел в отцовском гардеробе старый военно-морской китель с шевронами. В кителе и белых лосинах он выглядел, как один из битлов на обложке «Сержанта», да и вся группа смотрелась весьма живописно.

В то время жизнь рок-н-ролльного Питера переживала расцвет: множество групп чуть ли не ежедневно играли в школах, институтах, домах культуры и «красных уголках» при ЖЭКах. Появились у ПРИЗРАКОВ соперники и в родных стенах: группа THE VICTOR, в которой играл их приятель Володя Гинкевич, и квартет, участниками которого были гитаристы Геннадий «Паша» Павлов и Рашид Доминов, а также барабанщик Толя Топков. Впрочем, ПРИЗРАКИ на тот момент были вне конкуренции.

Тем не менее в том же году группа ПРИЗРАКИ распалась. У Володи Лемехова украли барабаны, и он с горя решил бросить музыку. Асадуллина зазвали в группу THE VICTOR, которая тогда базировались в кафе «Современник», откуда он в начале 1969 года ушел в ряды ФЛАМИНГО. Какое-то время группа еще выступала со случайными музыкантами, но в 1969-м ее покинул Сергей Лемехов, после чего все быстро закончилось.

Гена Кашихин организовал группу НЕВСКАЯ ВОЛНА, в которой после ФЛАМИНГО пел Асадуллин. Коля Комаров и Витя Марков собрали популярную в первой половине 70-х АВРОРУ (с ней Алик тоже пел летом 1972-го). Лемеховы на год с лишним совсем отошли от музыки.

Их возвращение в рок-н-ролл состоялось осенью 1970 года, когда сначала Сергей, а потом и Володя стали участниками легендарного САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. Сергей уже играл с ним в нескольких номерах, когда 17 октября Володя с друзьями посетил их концерт на психфаке университета, чтобы отметить день своего рождения. В разгар вечера он попросился сыграть на барабанах – и остался в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ на следующие два года.

После ухода из САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Лемеховы некоторое время играли с Сашей Тараненко из СЛОВЯН под вывеской РОК; помимо того начиная с 1974-го они периодически воссоединялись с основателем ПЕТЕРБУРГА Владимиром Рекшаном для отдельных концертов, а также с удовольствием джемовали на сэйшенах. В остальном же их жизнь оказалась связана с профессией: Сергей Лемехов стал известным книжным графиком (с его иллюстрациями, в частности, вышла полубиографическая повесть Рекшана «Кайф»); Владимир и Леонид занимаются архитектурой, причем Леня стал главным архитектором Перми.

Архитектуре остался верен и Вадим Жуков; его сын, Влад Жуков, ныне весьма известный звукорежиссер и специалист в области электронной музыки. Алик Асадуллин по-прежнему поет. Коля Комаров переехал в Пушкин, где работает водителем. Володя Марков занимался живописью, но трагически погиб в 1988-м, упав с балкона собственной квартиры. Гена Кашихин умер от рака в 1993 году. Записей группы не сохранилось.

Любопытно, что в 1970–1971 годах на танцах в Ленинградской области играли еще одни ПРИЗРАКИ, лидером которых был барабанщик Вадим Быков, однако, судя по всему, никакой взаимосвязи между двумя группами не было.

ПРИИСК.

Начав с довольно прямолинейного хард-рока (на что намекало ее название, отсылающее к добыче драгоценного металла) с рефлексивными и не лишенными поэтического нерва текстами, за десять лет своего существования группа ПРИИСК сумела сформулировать сугубо индивидуальный музыкальный лексикон, в котором элементы арт-рока соседствовали с новой волной, а идиомы харда – с традициями авторской песни.

ПРИИСК появился в Ленинградском Рок-клубе в феврале 1985-го, показав свежую и мощную программу, выгодно отличавшуюся от морализаторского и угрюмого хард-энд-хэви старой закваски. Впрочем, к тому времени за плечами группы был не особо богатый, но поучительный опыт.

Группа была организована осенью 1980 года в городке Отрадное, на берегу Невы, в тридцати километрах от Питера, в составе: Андрей Лебедев (клавишные, вокал), Игорь Ларионов (гитара), Сергей Отцов (бас) и Павел Гуков (барабаны). Вскоре они устроились в ДК «Восход» при заводе ЭМО, где время от времени выступали с собственными номерами (автором почти всего репертуара группы был Лебедев) на вечерах отдыха, «огоньках» и официальных мероприятиях.

В марте 1984-го в ПРИИСК пришел новый гитарист, Игорь Ильин. В этом составе группа приняла участие в районном смотре ВИА и даже стала его лауреатом (май 1984-го), но дальше этого дело не пошло: как выяснилось, металл и тем паче собственный взгляд на мир – понятия, с эстетикой ВИА несовместные, после чего старателям из Отрадного осталась одна дорога, на Рубинштейна, 13, куда они и явились в феврале 1985 года.

ПРИИСК попал в программу III фестиваля Рок-клуба, и хотя их выступление 17 марта 1985 года не произвело фурора (учитывая, что после них играло КИНО), многие отметили очевидные достоинства группы: сильный и узнаваемый вокал Андрея Лебедева, нешаблонные музыкальные решения отдельных песен и почти всегда крепкие тексты («Жребий брошен», «Дефицит», «Добрый призрак» и их явный хит «Ты просто устал»).

Музыкальные пристрастия участников в то время простирались от THE BEATLES до KING CRIMSON и LED ZEPPELIN (с некоторым уклоном в сторону последних), но по большому счету уже тогда песни ПРИИСКА не напоминали ни первых, ни вторых, ни третьих.

Летом 1985-го ПРИИСК опять остался без лидер-гитариста, поэтому, выступая на открытии сезона в октябре, они обратились к залу с песней-объявлением «Нам нужен лидер». Призыв был услышан: через месяц в группу пришел новый гитарист Александр Аверьянов, кстати, тоже из Отрадного. Этот состав был представлен на предновогодних концертах в ДК «Невский», где ПРИИСК (они разогревали зал перед ЗООПАРКОМ) показал новую программу, уже начинавшую уходить от тяжелого рока, а после этого надолго пропал.

В начале 1986 года из ПРИИСКА ушел Сергей Отцов. Новым бас-гитаристом стал их же бывший гитарист Игорь Ларионов, но позднее в том же году от них ушел и Аверьянов. Почти год группа репетировала втроем, и только после того как в июле 1987-го Ларионова на басу сменил многоопытный Василий Соколов (экс-ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ, ГЕНЕРАТОР БЕЛОГО ШУМА и пр.), здоровье ПРИИСКА пошло на поправку. Два месяца спустя гитаристом группы стал легионер Андрей Мерчанский, сыгравший по одному-два концерта с десятком групп (от КРАСОК до ПРОДОЛЖЕНИЯ СЛЕДУЕТ). Наконец в декабре набор новобранцев завершил клавишник Антон Антонов.

ПРИИСК вернулся на сцену, 1 марта 1988 года заново прослушался в Рок-клуб и, поскольку в то время страну охватила гастрольная лихорадка, начал активно выбираться в люди. Мерчанский, правда, вскоре ушел в САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, но к тому времени песням Лебедева, все ощутимее тяготевшим к жесткой новой волне, хардовая гитара была совершенно ни к чему. В мае ПРИИСК выступил в Ростове-на-Дону, 11 августа стал лауреатом фестиваля «Liepajas Dzintars» (Лиепая), позднее в том же году побывал в Нальчике, Бобруйске, Ярославле, Гродно и т. д.

Эволюция музыки требовала новых звуков, поэтому в апреле 1989-го в ПРИИСК был приглашен студент Музучилища им. Мусоргского саксофонист Алексей Попов. В мае они выступили на гала-концерте в московских «Лужниках», на протяжении лета дали еще десяток концертов, в конце сентября появились в программе девятидневного фестиваля журнала «Аврора» в ЦПКиО, однако после этого прекратили концертировать и занялись записью своей музыки. Антонов заскучал и в ноябре ушел в ресторан.

Единственный альбом ПРИИСКА «Кепка Мономаха», главным номером которого стала иронично-горькая баллада «Здравствуй, дедушка Ленин», достоверный срез тогдашних умонастроений и радикальный отказ от перестроечных надежд и иллюзий, увидел свет в декабре 1989 года и стал кодой в биографии группы. Записал его на своей домашней студии бывший коллега Соколова по ГЕНЕРАТОРУ БЕЛОГО ШУМА Алексей Вовк.

Лебедев вскоре женился и, как и Гуков, оставил музыку. Соколов и Антонов записывались с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ, а Соколов играл с ним на сцене вплоть до 1995 года, а также сотрудничал с ХРАМОМ МИРА. Антонов помимо того учился в Музучилище им. Мусоргского (на композиции) и в Консерватории (вокал). Попов ушел в армию, после которой с головой окунулся в мир джаза. В мае 1999-го Соколов и Антонов снова встретились в группе ЛИВЕНЬ. Записи ПРИИСКА не издавались.

Дискография:

Кепка Мономаха (1989).

ПРИСУТСТВИЕ.

Экспрессивные и запоминающиеся мелодии, драматический вокал, лаконичные и хлесткие тексты песен с говорящими названиями, выразительный контрапункт гитар и мощный драйв – в середине 80-х питерское ПРИСУТСТВИЕ внесло свежую струю в заметно пересохшее к тому времени русло хард-рока и имело все шансы занять место в высшей лиге рок-н-ролла, если бы судьба распорядилась чуточку иначе.

Основатель группы, Максим Кузнецов (р. 26.05.64 в Ленинграде), с восьмого класса начал осваивать гитару в вечерней джазовой школе на Сенной. Там же учился и Михаил «Киса» Киселев (р. 25.12.63 в Ленинграде) – родители обоих много лет дружили, поэтому не удивительно, что и сыновья в скором времени обнаружили сходство вкусов и массу общих интересов.

В конце десятого класса Максима пригласили на место гитариста в школьной группе, бас-гитаристом которой был его одноклассник Александр Проскунов (р. 17.02.64 в Ленинграде). Она не представляла собой ничего особенного и репетировала при жилконторе. Спустя пару месяцев Максим пригласил Мишу Киселева на пост второго гитариста.

Летом 1981 года Кузнецов и Проскунов поступили в Институт им. Бонч-Бруевича, а Киселев – в Институт холодильной промышленности. На втором курсе место школьного барабанщика в пока еще безымянной группе занял приехавший из Тамбова студент Игорь Ирков – с его появлением все встало на свои места, и они начали в темпе осваивать репертуар, состоявший из инструментальных версий песен THE BEATLES, THE ROLLING STONES, CREEDENCE и рок-н-роллов Билла Хэйли и Чака Берри, а также конструировать попурри из гитарных соло и классических риффов LED ZEPPELIN и DEEP PURPLE.

Как-то раз году в 1982-м старший брат Проскунова привел к ним на репетицию двух героев рок-сцены 70-х, бас-гитариста РОССИЯН Сашу Кроля и их барабанщика Жору Блинова. Мэтры немного поджемовали с молодежью, чем заставили их поверить в собственные силы. Мало-помалу Кузнецов – с помощью остальных музыкантов – начал сочинять музыкальные фразы и фрагменты, из которых постепенно складывались оригинальные мелодии.

Немного позже старый друг Максима, Алексей Образцов, учившийся в ЛГУ, познакомил музыкантов со своим университетским знакомым. Кирилл Комаров (р. 8.09.64 в Ленинграде) не играл ни на каких инструментах, однако писал отличные стихи, которые удачно легли на мелодическую основу Кузнецова, и вскоре стал неиграющим участником группы, получившей временное название ДОМИНО. Игорь Ирков в 1984-м покинул группу. Его место занял Юрий Щербаков (р. 20.06.64 в Ленинграде), который тоже учился в Бонче, но курсом младше, занимался в джазовой школе и быстро прогрессировал, чем сразу расположил группу к себе.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРИСУТСТВИЕ.

Фото: В. Конрадт.

К началу 1985 года у ДОМИНО сложилась целая программа с такими будущими хитами, как «Формула А» («Лучше быть мертвым, чем вторым»), «Осенний блюз» и т. п. Подначиваемые Кролем и Блиновым, они подали заявление в Рок-клуб и в том же феврале были приняты. На прослушивании пел сам Кузнецов, однако его видение своих песен предполагало другой вокал.

За советом они обратились к недавно переехавшему из Новосибирска в Питер блюзовому гитаристу Юрию Наумову, который настоятельно рекомендовал им певца из Ломоносова Игоря Семенова: после распада своего РОК-ШТАТА Игорь собрал и распустил оказавшиеся нежизнеспособными группы ПОДАРОК и КАНАЛ СИ и как раз находился в поисках новой точки приложения сил. Придирчиво отслушав материал ДОМИНО, Семенов (р. 15.10.59 в Ломоносове) забраковал часть песен, но в целом общий язык был найден, и осенью 1985-го они начали репетировать вместе.

Сразу после вступления в Рок-клуб группа решила сменить имя ДОМИНО на нечто более адекватное их блюз-роковой направленности. Тогда-то на свет и появилось ПРИСУТСТВИЕ – как прямой перевод названия седьмого альбома LED ZEPPELIN «Presence» (1976). «Мы собрались, потому что хотели доказать: хард-рок жив», – сказал по этому поводу Миша Киселев в первом интервью ПРИСУТСТВИЯ журналу «РИО».

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРИСУТСТВИЕ: А. Крылов, М. Кузнецов, М. Киселев.

Фото: В. Конрадт.

Новый состав группы (которая к тому времени перебралась из ЖЭКа в актовый зал НИИ «Гипробум») дебютировал на сцене Рок-клуба 23 ноября 1985 года вместе с ЭЛЕКТРОСТАНДАРТОМ и АУКЦИОНОМ, потом съездил на свои первые гастроли в Петрокрепость, на протяжение весны дал еще десяток концертов (на одном из них, в ЛДМ, отсутствовавшего Щербакова подменил Леша Рацен из ТЕЛЕВИЗОРА) и без труда пробился на IV фестиваль Рок-клуба в ДК «Невский».

К тому времени группу покинул Проскунов, на место которого в апреле 1986 года по рекомендации Андрея Нуждина из ИГР был приглашен техничный (хотя и не имевший сценического опыта) Александр Крылов.

Выступление ПРИСУТСТВИЯ на фестивале стало безусловным триумфом и одним из его центральных событий. Превосходный репертуар, голос и пластика Семенова, ансамблевое звучание – публика оценила это по достоинству, но жюри, которое было едва ли не самым реакционным за все годы существования клуба, принципиально игнорировало их: ПРИСУТСТВИЕ даже не рассматривалось в числе претендентов на лауреатство, хотя в фестивальный Топ-3 вошел их «Осенний блюз». Все это привело к всплеску возмущения и возникновению т. н. инициативной группы, которая безуспешно пыталась вывести Рок-клуб из состояния застоя. Одним из лидеров этой группы стал Игорь Семенов. Тем же летом ПРИСУТСТВИЕ приняло участие в съемках нашумевшего художественного фильма В. Огородникова «Взломщик», а позже появилось в его кадрах.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРИСУТСТВИЕ: М. Кузнецов.

Фото: В. Конрадт.

На протяжении следующего года ПРИСУТСТВИЕ регулярно выступало в Питере и гастролировало в Таллине (дважды), Куйбышеве, Львове, Киеве, Новосибирске и Калининграде. Весной 1987-го на студии Ленинградского Дворца Молодежи был записан их дебютный альбом «Сезон холодного неба», однако сами музыканты сочли его качество неподходящим и отказались от его распространения (хотя позднее пиратские копии альбома встречались в музыкальных магазинах).

В мае 1987-го ПРИСУТСТВИЕ приняло участие в организованном Андреем Тропилло видеофестивале «Рок-нива» в поселке Шушары, а месяцем позже отлично выступило на V фестивале Рок-клуба, где Игорь Семенов официально объявил со сцены, что покидает группу, чтобы возродить РОК-ШТАТ, и в заключение концерта спел соло что-то лирическое под ф-но.

На целый год ПРИСУТСТВИЕ замолчало. В конце 1987 года из группы ушел и Кирилл Комаров, который решил освоить гитару, а позднее выступал соло и со своей группой ЧЕСТНОЕ СЛОВО. Впрочем, все его тексты остались с ПРИСУТСТВИЕМ.

Только летом 1988-го новый голос был обретен: в ПРИСУТСТВИЕ пришел скрипач и певец Евгений Дятлов (р. 2.03.63 в Хабаровске), студент Театрального института и бывший участник АУКЦЫОНА (он записывался на их альбоме «Как я стал предателем»). Группа снова вернулась к активной жизни: она давала концерты в ДК им. Газа, ДК им. Ленсовета, выезжала на гастроли в Гродно, Брест, Великие Луки и т. п. Тогда же они начали записывать второй альбом, но по разным причинам работа над ним тоже была заброшена.

22 сентября 1989 года ПРИСУТСТВИЕ сыграло на фестивале журнала «Аврора» (что символично, в один день с РОК-ШТАТОМ) – как оказалось, этот концерт стал для них последним. В том же сентябре Щербаков занял место за барабанами в РОК-ШТАТЕ, а в ноябре Кузнецов начал играть в ТЕЛЕВИЗОРЕ – формально как гость, но по сути дела это означало конец ПРИСУТСТВИЯ, тем более что в 1990-м Миша Киселев эмигрировал в США и поселился в Нью-Йорке.

После ТЕЛЕВИЗОРА Макс Кузнецов был приглашен в ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ, но выйти с ним на сцену не успел – группа распалась; позднее он репетировал вместе с Раценом, Дятловым и бас-гитаристом Александром Титовым (АКВАРИУМ, КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ), воссоединился с Семеновым и Щербаковым под знаменами РОК-ШТАТА, в 1994–1995 годах играл в группе ЧЕСТНОЕ СЛОВО, записывался с Александром Видякиным (экс-КАТАРСИС, МИФЫ, ВАРИАНТ), Кириллом Комаровым и соло-проектом Леши Рацена МАНДРАГОРА. В конце 1995 года он эмигрировал в США и ныне живет в Индианаполисе, где продолжает заниматься музыкой.

Женя Дятлов на время покинул музыку и добился успеха только в конце 90-х: он пел в группе АТЫ-БАТЫ, потом исполнял романсы, а сейчас служит в Театре комедии и снимается в кино и рекламе. Щербаков, забросив барабаны, стал главным специалистом по мастерингу – сегодня его имя можно встретить чуть ли не на каждом втором из записанных в Питере альбомов. Проскунов играл в ресторанах. Крылов – в ЛИСТЬЯХ ТРАВЫ и других клубных группах.

Хотя первый альбом ПРИСУТСТВИЯ так и не вышел, а работа над вторым тоже не была завершена, на протяжении 90-х музыканты несколько раз собирались в студии («Мелодия», «Calypso»), результатом чего является около десятка законченных песен; помимо того в 2001–2002 годах Кузнецов, Щербаков, Семенов и Дятлов, работая в Индианаполисе и Питере соответственно, записали еще три номера своего классического репертуара. Пока они доступны только на сайте группы, но, вполне возможно, когда-нибудь будут изданы.

Дискография:

Сезон холодного неба (1987).

ПРИШЕЛЬЦЫ.

В конце 60-х ПРИШЕЛЬЦЫ, вне всяких сомнений, принадлежали к числу самых сильных в профессиональном отношении групп Питера, что в общем-то и не удивительно, ибо их руководителем был опытный джазовый музыкант и один из самых известных в городе преподавателей гитары Анатолий Быстров.

Быстров родился 26 января 1935 года в Ленинграде, во время блокады жил в эвакуации, в 1950-м поступил в школу юнг, а после ее окончания служил на флоте. Его служба проходила в Риге. В 50-х столица Латвии задавала тон в популярной музыке Советского Союза – память о временах буржуазной демократии была там еще совсем свежа, – и Быстров ходил слушать джазовый секстет Раймонда Паулса (которому в то время едва сравнялось двадцать лет), невероятно популярный у модной рижской молодежи. Как результат, он с головой ушел в джаз. Там же, в Риге, Быстров окончил музыкальное училище, а еще позже учился в Рижской консерватории.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРИШЕЛЬЦЫ.

Фото: архив автора.

В 1957-м он демобилизовался и вернулся в Питер, где познакомился с местным джазовым сообществом, устроился на работу в Ленконцерт и следующие пять лет выступал на сцене как солист или аккомпаниатор. Параллельно он начал преподавать гитару: сначала в качестве факультатива в одной из питерских школ, а с 1963 года в вечерней музыкальной школе Нисмана на Салтыкова-Щедрина (позднее известной как Салтыковка). Именно в школе на улице Плеханова он в 1966 году и набрал класс, из которого год спустя вышли ПРИШЕЛЬЦЫ.

Костяк группы составили сводные братья Женя Черкасов и Олег Маяков. До этого у них уже был свой квартет, который пытался исполнять на школьных вечерах песни THE BEATLES. Они-то и уговорили (заметим, не без труда) своего тридцатилетнего преподавателя переключиться с джаза на биг-бит. В первый состав ПРИШЕЛЬЦЕВ вошли: Анатолий Быстров (соло-гитара), Юрий Никандров (ритм-гитара, вокал), Олег Маяков (вокал, иногда ритм-гитара), Вячеслав Кузьмин (вокал), Евгений Черкасов (бас) и Владимир Пинцель (барабаны). (Последний до этого играл с братьями в их школьной группе.).

Осваивая музыку THE BEATLES не с заезженных пластинок на костях, а под руководством Быстрова по фирменным нотным сборникам, ПРИШЕЛЬЦЫ быстро подготовили обширный репертуар; при этом все участники группы неплохо пели, а Кузьмин и вообще оказался сильным лирическим тенором. Осенью 1967-го ПРИШЕЛЬЦЫ начали репетировать в ДК «Энергетик» на Новгородской, а набрав форму, стали играть там на танцах. Не слишком техничный Пинцель к концу того же года ушел – его место занял довольно известный в Питере барабанщик Виктор Домбровский, который до этого долго играл на танцах в Макаровке (ЛВИМУ им. Макарова) с группой АЛЬБАТРОС.

Очень скоро выступления ПРИШЕЛЬЦЕВ стали привлекать повышенное внимание: зальчик, в котором они играли, был на сто мест, и те, кому не удавалось попасть внутрь, несколько раз ломали двери, что, естественно, вызывало у администрации Дворца серьезное неудовольствие. Помимо «Энергетика» они время от времени выступали и в других залах. Одним из особо удачных для ПРИШЕЛЬЦЕВ стал, в частности, новогодний концерт в кафе «Лакомка», когда их уровень высоко оценил тогдашний джазовый мэтр Юрий Акулов.

Летом 1968-го ПРИШЕЛЬЦЫ отправились в Сочи, где местный ОМА определил группу играть на танцплощадке прямо на берегу Черного моря. Свободное время они не без пользы проводили в других близлежащих санаториях и домах отдыха. По возвращении домой группу покинул Домбровский; он вернулся в АЛЬБАТРОС, а потом играл в АЭЛИТЕ и МЕДНОМ ВСАДНИКЕ. Когда ПРИШЕЛЬЦЫ вернулись на сцену «Энергетика», их состав усилили ветеран (уже в то время) питерской поп-сцены, клавишник и певец Александр Златкин (экс-ИСКАТЕЛИ, АВАНГАРД-66, АЛЬБАТРОС и т. д.) и способный барабанщик Александр Бикчурин из ГАЛАКТИКИ. Златкин значительно расширил репертуар группы, эффектно исполняя свежие хиты PROCOL HARUM и Артура Брауна. По окончании второго сезона ПРИШЕЛЬЦЫ распались: их покинули Маяков, Кузьмин и Черкасов, которые организовали собственную группу ЧУДОТВОРЦЫ и начиная с лета играли с ней на танцах в Вырице.

И все-таки осенью 1969 года Быстров собрал новый состав, в который вернулись Никандров и Бикчурин, а Черкасова сменил Алексей Фадеев (бас, вокал) из группы ПЯТЬ ПЯТЕН, игравшей на танцах в Павлово-на-Неве. ПРИШЕЛЬЦЫ, как и раньше, работали в ДК «Энергетик», а их репертуар по-прежнему составлял материал THE BEATLES и других групп Британского Вторжения. Время от времени с ними выступал и Златкин – человек в высшей степени непостоянный и находившийся в непрерывном поиске лучшего места. Параллельно с ними он играл в ФАВОРИТАХ и питерской СИНЕЙ ПТИЦЕ. Когда у Бикчурина начались проблемы со здоровьем, его подменяли то Домбровский, то приятель Фадеева, барабанщик ПЯТИ ПЯТЕН Юрий Булин.

В мае Фадеева призвали в армию, Булин пропал вслед за ним, и ПРИШЕЛЬЦЫ, в очередной раз реорганизовавшись (за барабаны вернулся Саша Бикчурин, к микрофону Слава Кузьмин, а на басу переиграло несколько человек, в т. ч. Александр Габисов из группы ВИКТОР, выступавшей в Академии художеств и в кафе «Современник»), переехали на танцверанду в поселок Вырица, а позднее играли в клубе при местном ДОЗ. Так продолжалось примерно до сентября, а осенью группа начала неудержимо разваливаться, музыканты менялись чуть ли не ежедневно, и Быстров распустил ПРИШЕЛЬЦЕВ. Слава Кузьмин позже пел в UP & DOWN и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ОРКЕСТРЕ при ДК «Мир», Никандров работал в ресторанах, а сам Анатолий покинул сцену.

К тому времени он занялся менеджментом, т. е. пристраивал знакомые группы по клубам и танцплощадкам, главным образом в той же Вырице, Песочном и Всеволожске. Как сам Быстров вспоминал позднее, ему постоянно приходилось лавировать между трех огней: ЛДХС (который официально отвечал за все самодеятельные группы), домами культуры (которые старались сэкономить на музыкантах) и музыкантами (которые имели прямо противоположную цель). В числе групп, с которыми он работал, было, например, сильное пауэр-трио КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ, весьма близко к оригиналу исполнявшее репертуар CREAM на танцах в Песочном, а также ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ. Во Всеволожске играли Q 69, МИФЫ и многие другие.

В мае 1972 года, вернувшись из армии, Леша Фадеев предпринял попытку возродить ПРИШЕЛЬЦЕВ, снова собрав Быстрова, Никандрова и Домбровского, но времена (да и сами музыканты) уже изменились, и после пары репетиций стало ясно, что из этого ничего не выйдет. Фадеев ушел играть на танцах в ДК «Мир» с ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ОРКЕСТРОМ, а Домбровский в UP & DOWN, а оттуда в МИФЫ.

Быстров все эти годы продолжал преподавать гитару в училище; среди его учеников были Жора Ордановский (РОССИЯНЕ), Юрий Берендюков (НУ, ПОГОДИ!), Андрей Смаль (ДВЕ РАДУГИ, ОРНАМЕНТ), Сергей Белолипецкий (ГОЛЬФСТРИМ) и многие другие.

Весной 1974-го Быстров и Берендюков, который только что ушел из НУ, ПОГОДИ! под впечатлением от успехов популярного АРИЭЛЯ организовали свою фолк-рок группу АКВАРЕЛЬ, надеясь выйти с ней на профессиональные рельсы, но по разным причинам им это так и не удалось. Быстров время от времени играл с АКВАРЕЛЬЮ до осени 1976-го, после чего окончательно оставил сцену. Он все так же работал в Салтыковке, выпустив десятки способных гитаристов, а в 1990-м открыл первый в России частный музыкальный колледж.

Из остальных ПРИШЕЛЬЦЕВ первого созыва в музыке долгое время оставался Кузьмин, который с середины 70-х обосновался в ресторане «Приморский» (где, кстати, играли Габисов, Домбровский и Лев Лемберский из ВЕСТНИКОВ). Никандров играл в ресторанах и сочинял неплохие песни, которые исполнял, в частности, ВИА ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА. Маяков тоже пытался сочинять, имел неприятности с законом, а с музыкой в конце концов расстался. Черкасов работал сапожником, но пал жертвой зеленого змия и умер в 2004 году. Фадеев после долгих странствий по различным ВИА в 1980 году создал первую в стране профессиональную хард-рок-группу ФОРВАРД, с которой и прославился, а в конце 90-х эмигрировал во Францию.

ПРОВИНЦИЯ.

С тех пор как в Питере открылся Рок-клуб, и особенно после того как там начали проходить ежегодные рок-фестивали, он неизменно притягивал к себе внимание молодых музыкантов всего тогдашнего Союза. Многие бросали дом и работу, чтобы просто жить рядом, а если повезет, то и вступить в легендарный клуб. Некоторые из них органично влились в процесс и давно стали частью питерского рок-н-ролла, другие не солоно хлебавши вернулись домой, для третьих Питер стал всего лишь отправной точкой в их личном magical mystery tour. Случай с группой ПРОВИНЦИЯ лежит где-то посредине.

Основы ПРОВИНЦИИ были заложены в 1982 году в столице Молдавии Кишиневе, когда молодые музыканты Владимир Капша (гитара, вокал), Владимир Непоту (бас), Павел Пироган (клавишные, перкуссия) и Юрий Бердя (барабаны) объединились под именем СТУПЕНИ. В соответствии с духом времени и местными традициями, они начинали с архитектурно-строгого и рассудочного арт-рока в манере GENESIS, сочиняя композиционно сложные, но неожиданно мелодичные пьесы, в ткань которых весьма естественно вплетали философскую лирику Арсения Тарковского (кроме них это удавалось разве что николаевскому ДИАЛОГУ).

Мало-помалу СТУПЕНИ добились дома определенного признания, но арт-рок в чистом виде им быстро наскучил, и группа начала искать собственный стиль и звук. В СТУПЕНЯХ появилась альтистка и певица Тамара Симонова, а сами они начали вылазки в области психоделии, блюза и фолк-рока (чем лет на пятнадцать опередили события, предвосхитив бум молдавского фолк-рока в середине 90-х).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПРОВИНЦИЯ.

Фото: архив автора.

Пироган сменил клавишные на гитару, а потом вообще переквалифицировался из музыкантов в менеджеры: именно он первым отправился на берега Невы, куда доставил демо-кассету СТУПЕНЕЙ и заручился потенциальной поддержкой нескольких питерских доброжелателей.

Второй партией в Питер осенью 1985-го отправились Капша и Непоту. На первых порах их поддержал директор хэви-метал-группы НОКАУТ Олег Ахмеров. С его подачи в новую группу пришел барабанщик НОКАУТА Евгений Павлов, уже давно скучавший по интересной музыке (он начинал в джаз-роковом БАРОККО), да и НОКАУТ выступал редко. В декабре на концерте ЗООПАРКА в ДК «Невский» было объявлено, что некая анонимная группа ищет вокалиста, и уже вскоре к ним обратилась молодая певица Анна Добровлянская, которая чуть раньше вступила в Рок-клуб с группой НЕЙЛОН.

Они не без иронии назвались ПРОВИНЦИЕЙ – мол, сами мы не местные и ваших правил не знаем, – в начале 1986-го составом: Капша, Непоту, Добровлянская и Павлов вступили в Рок-клуб и без особого труда пробились на IV фестиваль Рок-клуба в ДК «Невский». Следует отметить, что музыканты ПРОВИНЦИИ были, пожалуй, первыми рок-иммигрантами: Шевчук и Башлачев, не говоря уже обо всех других приезжих, вступили в Рок-клуб гораздо позже.

Незадолго до фестиваля в Питер переехал и барабанщик Юрий Бердя; Павлов вернулся в НОКАУТ. Фестивальное выступление ПРОВИНЦИИ показало, что они не зря рвались в Рок-клуб: их музыка разительно отличалась от всего, что звучало на сцене «Невского». «Это смесь арт-роковой инструментальной пиротехники и длительных джаз-роковых импровизаций. В ней есть напор без агрессии и тяжесть без забоя. Она жестко структурирована, но удивительно прозрачна», – описывал музыку ПРОВИНЦИИ ежемесячник «РИО». По поводу же текстов там было сказано следующее: «Их отличает профессионализм (хотя порой они слишком „академичны“ для рока)».

По итогам фестиваля ПРОВИНЦИЯ удостоилась «Приза надежды», хотя никаких особых льгот и привилегий это ей не дало. За следующий сезон группа дала пару концертов, не особо привлекших внимание, а в преддверии следующего фестиваля радикально поменяла состав: от ПРОВИНЦИИ образца 1986 года остались только Капша и Бердя, а ее новыми участниками стали Сергей Букур, бас; Тамара Симонова (Капша), альт, виола, вокал, и Элиза Яворская, клавишные. Музыка группы тоже изменилась – от интеллигентного heavy к арт-року с элементами поп-фолка.

V фестиваль Рок-клуба состоялся в июне 1987 года в ЛДМ, но концерт ПРОВИНЦИИ прошел почти незамеченным: если негласным девизом трех дней в «Невском» было «Выйти из под контроля» Михаила Борзыкина, то недельное шоу в ЛДМ стало выражением формулы «дозволено все», и эпатаж заслонил музыку. Неудача привела к тому, что ПРОВИНЦИЯ распалась.

Лишь осенью 1988 года Владимир Капша реорганизовал ее под странным названием ПРОКАПША. От прежнего состава в ней остались Бердя и Тамара Капша, а на вакантные места были приглашены земляки Сергей Деменский (бас) и Юлиан Гогу (флейта). В роли директора, звукорежиссера, а при необходимости и гитариста, вернулся Пироган. На этом этапе они начали дрейф в сторону новой волны, неоромантики и минимализма. В январе 1989-го группа сменила имя ПРОКАПША на более звучное МОДЕСТ.

В апреле того же года Пироган, оставаясь этаким землепроходцем, проторил дорогу в Западную Германию и обосновался в Гамбурге. При его поддержке в апреле 1989-го МОДЕСТ был приглашен на фестиваль советского рока в Гамбург и, удачно выступив там, окончательно нацелился на Запад. Помимо того в 1989 году МОДЕСТ записал в Питере свой дебютный альбом «Бабочки из алебастра», полный красивых меланхоличных мелодий и рефлексивной лирики.

В начале 90-х МОДЕСТ окончательно эмигрировал в Германию, где выпустил как минимум один альбом, «Effzet Live» (1996), записанный с концерта в Гамбурге 9 декабря 1995 года. От кишиневско-питерского состава группы к этому времени оставалась только чета Капша; участниками записи были Петер Такен (гитара), Оли Потрац (бас), Пеза Бутнару (барабаны) и Рене Мейер (перкуссия). Что касается остальных участников ПРОВИНЦИИ и МОДЕСТА, то из них в музыке остался Юрий Бердя, который, вернувшись в Кишинев, играл в местных группах РЕАЛ, О ЧАД, а в марте 2002-го стал участником CUIBUL; Аня Добровлянская в начале 90-х пела в интересной питерской группе SOLUS REX, однако в 1991-м эмигрировала в Канаду.

Дискография:

Концерт на IV рок-фестивале (1985).

СТУПЕНИ:

Ступени (1984).

МОДЕСТ:

Бабочки из алебастра (1989); Effzet Live (1996).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Как явствует из самого ее названия, питерская группа ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ была создана для логического развития музыкальных идей другого коллектива, а именно ПИКНИКА первой половины 80-х, и по сути дела стала попыткой основателей группы вернуться к своим рок-н-ролльным и блюзовым корням.

Отсчет в недолгой истории ПРОДОЛЖЕНИЯ СЛЕДУЕТ начинается с 7 марта 1984 года, когда стремительно набиравший очки популярности ПИКНИК неожиданно для всех раскололся на две неравные части: по одну сторону барьера оказались пришедший в ПИКНИК за два с половиной года до этого гитарист, певец и – на тот момент – автор львиной доли репертуара ПИКНИКА Эдмунд Шклярский и его коллега со времен их предыдущей группы ЛАБИРИНТ, гитарист Александр Савельев, а по другую – основатель ПИКНИКА, бас-гитарист Евгений «Жак» Волощук и двое других музыкантов группы, Сергей Шепель (гитара, ф-но, вокал) и Леонид Кирнос (барабаны). Шепель дебютировал в группе КАРДИНАЛ и до ПИКНИКА мелькнул в ВЫСТАВКЕ; Кирнос закончил Холодильный институт, где играл в студенческой самодеятельности, а в ПИКНИК пришел за полтора года до этого.

Поначалу вопрос, за кем остается название, повис в воздухе, поскольку ни та, ни другая фракция не решались предъявить на него свои права. Между тем эти события происходили буквально накануне II фестиваля Рок-клуба, где ПИКНИК уже был заявлен и ожидался публикой с нескрываемым интересом. Поскольку Шклярский с Савельевым явно не собирались играть там, трое других решили воспользоваться шансом, представив на фестиваль программу как из новых песен, так и пикниковских хитов начала 80-х.

В группу, получившую название ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ, был приглашен еще один основатель ПИКНИКА Сергей Омельниченко, который после ухода из него играл в ОРНАМЕНТЕ и ТЕХ. ПОМОЩИ, а также поющий гитарист Виктор Евсеев (он играл с Кирносом в ресторане «Застолье») и Александр Егоров (синтезатор, стрингз). Они отрепетировали программу из песен Омельниченко и Евсеева и выступили с ней на фестивале между МАНУФАКТУРОЙ и ТЕЛЕ У. К сожалению, хорошую идею омрачила слабая подготовка: выпущенный на сцене для антуража дым оказался настолько едким, что половина партера моментально вылетела со своих мест и оказалась в вестибюле или буфете, так что ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ услышали лишь считанные единицы.

Еще перед фестивалем Омельниченко устроился в КАЛИНКУ; месяцем позже ушел и Егоров, а в июне новым гитаристом стал Андрей Мерчанский, успевший до этого сыграть один концерт с группой КРАСКИ. Все лето они репетировали в клубе Кораблестроительного института, где Жак в ту пору работал техником.

В сентябре к компании ПРОДОЛЖЕНИЯ СЛЕДУЕТ прибился интересный клавишник и аранжировщик Кирилл «Кирон» Широков, который играл на том же фестивале со своей группой КАЛЕНДАРЬ. Сразу после фестиваля КАЛЕНДАРЬ распался, и Широков временно сидел без дела.

К тому времени ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ обладало приличной материальной базой и высоким профессиональным уровнем, но ощущало дефицит свежих музыкальных идей, поэтому в феврале 1985-го возник логичный альянс с так и не собравшим концертного состава ПИКНИКОМ. Правда, после единственного выступления во Дворце Молодежи, запомнившегося прежде всего эффектной театрализацией шоу (к чему всегда тяготел Шклярский), ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ плавно отошло в сторону, оставив ПИКНИКУ на память гитариста Евсеева (там он, правда, сменил гитару на бас).

Следующими, кто нуждался в крепком музыкальном сопровождении, оказались лидеры легендарного САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Владимир Рекшан и Николай Корзинин, в то время пытавшиеся возродить если не сам ПЕТЕРБУРГ, то его alter ego, выступавшую в начале 80-х группу ГОРОД. 21 мая 1985 года Рекшан в первый раз выступил на сцене Рок-клуба с ПРОДОЛЖЕНИЕМ СЛЕДУЕТ (вместе с ними играли возродившийся из руин КАЛЕНДАРЬ и АКВАРИУМ при участии гитарного гения Андрея Отряскина).

Последний раз, урезанным составом Волощук, Евсеев и Широков, к которым присоединился блуждающий барабанщик Валерий Морозов (ПАРК, ПЛЮС, КРОМЕ, РОССИЯНЕ, КСК и т. д.), ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ выступило в июне 1985-го, после чего это имя было положено на полку. Жак стал непременным участником ГОРОДА, а потом и САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. Евсеев в два захода играл в ПИКНИКЕ до середины 90-х (а потом занялся постановкой вокала), а Кирнос играет там до сих пор. Беспокойный Мерчанский год отыграл с ПРИИСКОМ, отметился и в ПЕТЕРБУРГЕ, и в ПИКНИКЕ, но в начале 90-х эмигрировал в США. Широков после ГОРОДА собрал и распустил несколько версий КАЛЕНДАРЯ, в составе СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ аккомпанировал Максиму Леонидову, но в 90-х тоже перебрался на жительство за океан.

PROTOZOA.

Если не самая скандальная (на это звание есть и другие претенденты), то, безусловно, наиболее эксцентричная группа на рок-сцене Питера 90-х и первой половины следующего десятилетия, PROTOZOA эффективно соединили мелодический минимализм и лапидарность выразительных средств панк-рока с энергетикой фанка и агрессией хардкора, усилив этот гремучий коктейль неподражаемо-вызывающим имиджем и практикой поэтической провокации.

История группы началась осенью 1991 года в 258-й школе Колпина, где учились ее основатели Андрей Агеев-Алешин и Александр «Крошка Шульц» Картинин. Первый одновременно занимался в музыкальной школе по классу фортепьяно, а второй самостоятельно осваивал гитару. По субботам оба репетировали со школьным вокально-инструментальным ансамблем, которым руководил учитель труда Геннадий Борисович. Ансамбль исполнял советскую эстраду, песни Джо Дассена, Стиви Уандера и других популярных зарубежных авторов, однако к одиннадцатому классу молодые люди, слушавшие дома совсем другую музыку, начали задумываться о том, чтобы попробовать себя в ином жанре.

К этому времени Агеев-Алешин решил тоже освоить гитару, поэтому в группу были приглашены его соученик по музыкальной школе, некий клавишник Костя, и сосед-гитарист Александр Михайлов. Они начали исполнять песни METALLICA, SODOM, SLAYER, SEPULTURA, а потом и свой материал, сочиненный с оглядкой на кумиров. Репетиции мало-помалу превратились в шумные концерты для знакомых, о чем быстро прознала администрация школы, поэтому вскоре все пришлось прекратить.

Впрочем, школа уже была окончена, участники группы поступили в институты, однако продолжали репетировать где придется. Здесь следует отметить, что Колпино, хотя и расположено в получасе езды от Питера, всегда было отдельным городом, выросшим вокруг Ижорского машиностроительного завода. С 60-х там существовала своя музыкальная сцена – не слишком обширная, но достаточная, чтобы озвучить местные клубы и танцплощадки. В начале 90-х на эту сцену пришла новая генерация групп, тяготевших, главным образом, к тяжелой части рок-н-ролльного спектра.

В поисках места для репетиций молодые музыканты облюбовали опустевшие в пост-перестроечный период заводские цеха – благо, там можно было греметь, сколько душе угодно. Рассказывает Саша Шульц: «Представьте себе коридоры непрошибаемого бетонного здания, где почти за каждой дверью репетирует какая-нибудь группа. Стены – в граффити, от растаманских до сатанинских, и ты находишься внутри плотной звуковой каши – от поп-рока до грайндкора. Ощущение незабываемое…».

Главной колпинской группой в те годы были INSIDE гитариста Игоря Анохина. Кроме них заметную роль играли ATARAXIA, ГЛАВНЫЙ КАЛИБР, КОТИУС БРУС, THE FIGHTERS, СИМУЛЯЦИЯ БЕРЕМЕННОСТИ ХОББИТОВ, DRINK UP! С 1993-го каждый год в Колпине проходили местные рок-фестивали.

К 1994 году группа потеряла клавишника и отказалась от клавишных, Шульц нашел у себя в институте барабанщика, и они все вместе придумали имя PROTOZOA (от лат. «простейшие» – так называют наиболее распространенный в природе тип одноклеточных животных). Состав группы стал выглядеть следующим образом: Андрей Агеев-Алешин (гитара, вокал), Александр Михайлов (гитара), Александр «Крошка Шульц» Картинин (бас, бэк-вокал) и Виталий Рудиков (барабаны).

В музыкальном отношении группа быстро эволюционировала, пытаясь впитать и освоить все, что появлялось у нее на горизонтах: фанк а ля RED HOT CHILI PEPPERS, трэш, панк-металл, глэм-рок, хип-хоп и т. д. Песни удлинялись и усложнялись. «Наша программа подразумевала под собой колоссальную отдачу, потому что песни стали очень сложными, – вспоминает Агеев-Алешин. – Была, например, одна вещь, которая длилась двадцать пять минут и включала около пятидесяти гитарных риффов». Как-то раз PROTOZOA выступили в клубе «10», сыграв за свои сорок минут три песни.

Целый сезон, с осени 1995-го до следующего лета, они репетировали на веранде дачи барабанщика INSIDE Алексея Тенцова, летом отыграли десяток концертов в питерских клубах «10», «Гора» и «Джем», а 13 сентября дебютировали на IV Колпинском рок-фестивале. К тому времени у них была готова неординарная программа из трех песен, одну из которых, «Тень среди теней», музыканты записали для фестивального сборника, позже изданного на кассетах. Публика отнеслась к ним благосклонно, и PROTOZOA, переехав с чужой дачи на тот же Ижорский завод, начали играть в клубах все чаще.

Чувствуя, что ему трудно совмещать игру на гитаре с пением, Агеев-Алешин решил найти для группы вокалиста. За следующий сезон они прослушали два десятка соискателей, ни один из которых не отвечал требованиям PROTOZOA. В 1997-м они сделали еще один заход в студию, записав в клубе «Арт-Клиника» песню «Не заморочен», очередной эксперимент в области смешения стилей, в данном случае хардкора и джаз-рока.

Весной 1997-го поиски голоса наконец-то закончились тем, что к ним пришел Игорь Мамонов. В то время он жил в городке Дно (где отрекся от престола Николай II), хотя до этого колесил по всей стране, а объявление PROTOZOA случайно увидел на стене Пушкинской, 10, и рискнул откликнуться: «Группу, как и все, что происходило тогда в Питере, я до этого совсем не знал, но на первой же репетиции понял, что цели у парней серьезные, а сами они не раздолбаи и не наркоманы. Вот и по сей день вместе».

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

PROTOZOA.

Фото: В. Боричевский.

К этому времени на смену многочастным композициям начали приходить более короткие и ударные номера, на которые точно легли голос и тексты Игоря. Группа начала готовиться к новому рывку, но в августе 1997-го окончившего Институт им. Бонч-Бруевича Андрея Агеева-Алешина забрали в армию. Оставив группе демозапись своих гитарных партий, Андрей на два года расстался с коллегами. В его отсутствие PROTOZOA много репетировали, экспериментируя с урезанным составом и модным альтернативным звучанием.

Зимой 1998 года Агеев-Алешин получил отпуск, ввиду чего была устроена запись на студии «Нева» Михаила Кольчугина. Ее итогом стал дебютный мини-альбом из пяти песен, получивший вызывающее название «Дефлорация». Он был издан крохотным тиражом в сотню копий и быстро разлетелся по городу. Появление Мамонова повлияло не только на поэтический язык группы, но и на ее имидж: PROTOZOA начали активно использовать на сцене маски, агрессивный макияж, костюмы и всевозможную бутафорию, тяготея при этом не столько к глэму, сколько к нарочито брутальному гиньолю.

Отслужив два года, Андрей вернулся в ряды повзрослевшей группы. «Когда я вернулся, у ребят было много материала, больше, чем когда я приезжал в отпуск. У меня тоже была масса идей, но кое-что изменилось: у группы появился собственный имидж и манера игры, я уже не мог быть лидером, как раньше, – теперь мне предстояло вписаться в новых PROTOZOA!» В сентябре 1999 года они выступили на фестивале «Поющий Невский» и легко заняли первое место в номинации «Рок-группа».

В начале 2000-го на студии «Сигнал» PROTOZOA записали свой второй, на этот раз полнометражный альбом «Компромат» (звук: Алексей Рацен), в который вошло восемь песен; одна из них, «В горах», была написана на стихи Иосифа Бродского. К работе над альбомом были привлечены и другие музыканты: Таня Яценко и Настя Загорская (бэк-вокал), а также Даниил Прокопьев (перкуссия) из ACKEE WARRIORS; DJ Даня Гагарин добавил кое-где модного скрэтча.

Вскоре послужной список группы начали быстро заполнять новые записи. В марте 2000 года PROTOZOA удачно выступили в МДСТ на фестивале в честь 55-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне; в апреле были приглашены на четвертый S.K.I.F.; в мае взяли приз зрительских симпатий на фестивале «Балтийский берег» в Сосновом Бору. Кроме того, они выступали в Выборге, Новгороде и Киришах (фестиваль «Jump!»). В это время группу менеджировала журналистка Елена Вишня.

Материал альбома «Компромат» стал основой саундтрека к документальной ленте «В горах с тобой», который сняла жена Игоря Мамонова Сарра Ансон на Петербургской студии документальных фильмов. Мамонов: «Мы там не играли, мы были самими собой».

Приобщению к творчеству PROTOZOA широких народных масс способствовали их выступления на масштабных open air фестивалях: питерских «Окна Открой!» (июнь) и московском «Нашествии» (август) летом 2001-го. Новые песни и новый имидж удачно дополнили друг друга и помогли группе остаться в памяти даже тех, кто никогда не слышал их до этого. В октябре группа сыграла большой сольный концерт в клубе «Молоко» и на время ушла в тень, чтобы разрешить накопившиеся за эти годы внутренние проблемы.

Это, впрочем, не помешало PROTOZOA следующей весной сыграть на разогреве у матерых RAMMSTEIN на заполненном до отказа стадионе «Петровский». Тем не менее персональный вопрос пока не был снят и до конца года о группе не было слышно почти ничего. За это время на своей точке в Колпине они построили домашнюю студию и, снова пригласив за пульт Рацена, попытались самостоятельно записать новый материал. К сожалению, результат записи не удовлетворил ни музыкантов, ни звукорежиссера, и этот процесс пришлось прекратить.

Пока группа находилась в законсервированном состоянии, деятельный Мамонов принял приглашение стать певцом известной альтернативной группы SCANG, у которой тоже возникли кадровые проблемы. Он принял активное участие в работе над альбомом SCANG «Шум в голове» (2003) и отметился на множестве фестивалей, в т. ч. вторых «Окнах Открой!». Помимо того Игорь записывался с DUBSINTHE, дочерним электронно-акустическим проектом SCANG.

Осенью 2002 года внутренний конфликт в группе завершился уходом из PROTOZOA барабанщика Виталия Рудикова, который с тех пор иногда мелькал на клубной сцене с другими исполнителями. На его место в PROTOZOA был приглашен не слишком известный, но достаточно техничный Андрей Андрианов из колпинской поп-рок-группы МИДЖИ. Он дебютировал в новой роли во время кинофестиваля «Чистые грезы» (ноябрь 2003-го) в ЛДМ.

11 января 2004 года в клубе «Орландина» на концерте со СКАФАНДРОМ участники PROTOZOA представили целиком новую программу и абсолютно новый имидж. В апреле на своей репетиционной базе они за сорок часов непрерывной работы сделали демозапись свежего материала, которую сами издали ограниченным тиражом под названием «Protozoa» для информационных целей.

За время вынужденного затворничества группа не растеряла свою аудиторию, поэтому вскоре концерты PROTOZOA снова стали собирать залы, а сами они были приглашены на оба этапа очередного рок-фестиваля «Окна Открой!» на стадионе им. Кирова. В сентябре 2004-го компания «Кап-Кан» переиздала на компакт-дисках альбомы «Дефлорация» и «Компромат». В то же время с ними начал плотно сотрудничать звукорежиссер студии «АнТроп» Дмитрий Атаулин.

Активизация PROTOZOA повлекла за собой новые события. После очередного «Scang Fest» (декабрь 2004-го), где Мамонов пел с двумя группами, он решил расстаться со SCANG, которые в марте 2005 года уже представили публике нового вокалиста. Летом PROTOZOA опять играли на «Окнах» и продолжала работать над новым студийным материалом. Он был издан «Кап-Кан Рекордз» 1 октября 2005-го под названием «Ты не можешь говорить?» и вызвал горячий интерес у ценителей современной тяжелой музыки. Альбом был записан в Питере, однако его сведением и мастерингом занимался финский звукорежиссер Микко Херранен, известный по работе с такими звездами северного рока, как APOCALYPTICA и WALTARI.

Дискография:

Дефлорация (1998); Компромат (2000); Protozoa (2004); Ты не можешь говорить? (2005).

ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК.

Хотя сегодня о них вспоминают главным образом как о группе, которая в том или ином смысле послужила отправной точкой для создания легендарного ЗООПАРКА, на самом деле ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК заслуживал внимания и сам по себе.

Группа появилась на свет в октябре 1978-го в ЦБП, Институте целлюлозно-бумажной промышленности, где ее будущие участники учились на инженеров. Инициативу по созданию группы проявил Александр Храбунов (р. 30.09.59 в Ленинграде), гитара и вокал, еще до института игравший на танцах и свадьбах со своей школьной группой. Вторым стал Николай Алексеев (бас, вокал), и, наконец, классическое пауэр-трио дополнил приехавший из Петрозаводска барабанщик Андрей Данилов. Идею названия им подал вышедший чуть раньше в том же году в издательстве «Художественная литература» томик американского писателя Курта Воннегута «Бойня номер пять», в который среди прочих вошел роман «Завтрак для чемпионов», продолжение названия которого, «Прощай, черный понедельник» и стало именем новой группы.

Начинал ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК с прямолинейного и жесткого хард-рока, слегка напоминая появившихся почти одновременно и еще никому не известных в Советском Союзе MOTORHEAD, а вскоре, как и Ленни со товарищи, открыв для себя чистую энергию и выразительный лаконизм панк-рока, решил примерить на себя новую музыкальную формулу. Они играли как собственный материал, так и несколько кавер-версий, как правило, радикально переделанных ими в соответствии с избранным стилем (так, битловская «Help» стала звучать как если бы ее исполнили SEX PISTOLS, а «Поворот» МАШИНЫ ВРЕМЕНИ неожиданно был сыгран в рэггей).

Группа давала нечастые концерты, главным образом на институтских вечерах и т. п., записала демоленту со своим материалом, а осенью 1980-го на нее, через Михаила «Фана» Васильева, который в 1976-м служил в армии вместе с Даниловым, вышел Майк Науменко, который искал музыкантов для своей группы ЗООПАРК. Хотя ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК играл не особо близкую к идеалам Майка музыку, его дилановские блюзы в соединении с их нарочито грязным и тяжелым звуком дали превосходный результат – фактически это был гаражный ритм-энд-блюз 60-х в чистом виде. Оказалось, что Алексеев, который в то время уже распределился в Гатчину, принимать активное участие в новой группе не может, и тогда его место в ЗООПАРКЕ занял Илья Куликов из еще одной студенческой группы МАКИ.

Недолго поработав на пригородной танцплощадке, чтобы сыграться (причем в то время в репертуаре группы были как песни Майка, так и ПОНЕДЕЛЬНИКА), ЗООПАРК в числе первых вступил в Рок-клуб и начал свой извилистый путь к славе. Между тем ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК тоже продолжал репетировать свои песни, а в 1982 году даже вступил в Рок-клуб (хотя, кажется, так ни разу и не сыграл на его сцене). Окончательно группа распалась лишь в феврале 1984 года – после того как Данилов вернулся в родной Петрозаводск.

Храбунов был участником ЗООПАРКА с первого до последнего дня его существования, в 90-х играл рок-н-роллы с кавер-бэндами THE HOOKS и KRAKATAU SURFERS, а также принимал участие в серии ностальгических выступлений под знаменем ЗООПАРКА весной 1998 года. Алексеев и Данилов покинули музыку.

Дискография:

Прощай, черный понедельник (1980).

ПРЯМАЯ РЕЧЬ.

Хард-рок-группа ПРЯМАЯ РЕЧЬ была организована в Питере в июне 1987 года, хотя все ее участники не были новичками на сцене, в той или иной форме были вовлечены в рок-н-ролл с середины 70-х и начинали играть в самодеятельных группах, работавших на танцах в Гатчине и ее окрестностях.

Основателем группы стал певец и автор песен Павел Эльстер, а в ее состав вошли его жена Каринэ Эльстер (вокал), Анатолий Артюх (гитара), Константин Матвейчук (бас), Андрей Логинов (клавишные) и Эдуард Комлев (барабаны). Артюх и Логинов встретились полугодом раньше в рядах ДИЛИЖАНСА, а спустя три месяца барабанщиком той же группы стал Комлев, но в то время ДИЛИЖАНС необратимо катился под откос, меняя музыкантов и филармонии как перчатки, поэтому все трое без особых колебаний приняли приглашение Эльстера заняться ПРЯМОЙ РЕЧЬЮ.

Они подготовили программу в стиле популярного в те годы хард-энд-хэви, сдали ее худсовету Ленконцерта (кстати, в один день с ПИКНИКОМ) и начали гастролировать либо соло, либо в сборных программах, каких тогда ездило по стране великое множество. Особых успехов, впрочем, им достичь так и не удалось, и в июне 1988 года Артюх, сильный музыкант и честолюбивый автор песен, прихватив с собой Логинова, ушел, организовав дуэт МОМЕНТ ИСТИНЫ, с которым продолжал интенсивно гастролировать.

Их места заняли еще два заслуженных музыканта: гитарист Вячеслав «Вяча» Черных дебютировал в начале 70-х, долго играл с гитаристом Владимиром Сафроновым, потом был замечен в БЕЛЫХ СТРЕЛАХ и группе РИСК.О! пять лет отработал в театре «Буфф» и отметился на соло-альбоме Николая Корзинина (экс-БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ); клавишник Святослав Образцов играл в группах ПРАЙД, ЛАБИРИНТ и СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Вторая версия ПРЯМОЙ РЕЧИ тоже просуществовала около года и распалась в сентябре 1989-го. Комлев воссоединился с Артюхом в его новой хардовой группе ЮЖНЫЙ КРЕСТ; Черных нашел работу в театре «Рок-опера»; Образцов на время бросил музыку, а в конце 90-х стал бас-гитаристом и директором ПИКНИКА; сам Павел Эльстер переквалифицировался в звукорежиссеры и долго трудился в Доме музыки на Нарвской (где записывал группу СП БАБАЙ и десятки других исполнителей). В начале 2005 года он умер в результате сердечного приступа. Записи группы существуют, но не издавались.

ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ.

Внушавшая невольное уважение уже одним только своим названием и не особо типичным для начала 70-х репертуаром, группа ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ была одним из наиболее любопытных феноменов питерского рока этой эпохи. Хотя она сыграла не так много концертов (а большую часть своей истории провела на пригородных танцплощадках) и не оставила после себя профессиональных записей, влияние группы на тогдашнюю рок-сцену нельзя недооценить, а ряд ее бывших участников оставил заметный след в истории питерского рока.

Истоки биографии ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ следует искать в новостройках Московского района, куда в середине 60-х переехало много семей из разных частей Питера, и в подростковом клубе на ул. Гагарина, 25, который стал для местных школьников главным центром притяжения, источником информации и полигоном для пробы сил, в том числе, и на ниве современной музыки. В 1967 году там появилась группа БРАМИНЫ, в которой собрались ученики разных классов 540-й школы: Владимир Сафронов, Владимир Лабутин, Александр «Сэр» Афанасьев и Василий Громов.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ.

Фото: архив автора.

С получением аттестатов БРАМИНЫ продолжали играть вместе, а в школе им на смену пришла безымянная группа из школьников, учившиеся классом-двумя младше: Владимир «Вирус» Русаков, Борис Никифоров, Геннадий Латышев и т. д. Все свободное время они проводили на репетициях старших товарищей, брали у них уроки игры и старательно перенимали репертуар. Пожалуй, самой яркой личностью в этой компании был Володя Русаков. Он прыгал в высоту и два сезона подряд был чемпионом страны среди юниоров, но, как и множество подростков тех лет, мечтал о гитаре.

Два года спустя, когда Лабутин ушел в армию, БРАМИНЫ трансформировались в группу НАУТИЛУС, куда один за другим пришли Русаков (все это время он усердно занимался гитарой под руководством Сафронова и – как и в спорте – достиг заметных результатов), Никифоров и Латышев.

В конце 1970-го Сафронов тоже отправился на службу, а НАУТИЛУС развалился на две фракции: Латышев и Никифоров собрали группу РУССКИЕ МОЛОДЦЫ, с которой устроились играть на танцах в ДК «Мир», а Вирус и Сэр репетировали вдвоем и искали новую формулу звучания, исполняя рок-н-роллы, песни THE BEATLES, британский бит и т. п.

«Как раз тогда мы впервые услышали CREAM, – вспоминал Афанасьев. – Они играли втроем, почти без клавишных, и нам это очень понравилось – мы как будто вдохнули свободы!» Пока еще безымянная группа начинала репетировать в составе: Владимир «Вирус» Русаков (гитара), Александр «Сэр» Афанасьев (бас, вокал) и Василий Громов (барабаны). Параллельно Сэр, который, окончив школу, поступил в Политехнический институт, репетировал и записывал песни с интересной студенческой группой МОКОКО.

Весной 1971 года с подачи Вируса в группе появился Юрий Маспанов. Он вернулся в Питер из Восточной Германии (его отец служил там в группе советских войск), обладал впечатляющей музыкальной эрудицией, неплохой коллекцией дисков и записей, а также бас-гитарой «Musima» (на которой, правда, пока сам не играл).

Вскоре после этого Васю Громова, который после восьмого класса учился в техникуме холодильной промышленности, призвали в армию и послали служить на границу. Новым барабанщиком стал Андрей Товстоший. К этому времени у группы был готов обширный репертуар, включавший помимо упомянутых выше THE BEATLES и CREAM несколько номеров Джими Хендрикса (Вирусу особенно удавалась «Crosstown Traffic»), PROCOL HARUM, первый альбом CREEDENCE CLEARWATER REVIVAL, много песен THE DOORS и т. д. Тогда же возник вопрос, как назвать группу.

Товстоший согласно тогдашней моде на вычурные и загадочные названия предлагал имя АЛЮМИНИЕВАЯ ПОДОПЛЕКА, но в конце концов победил вариант ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ РОССИЙСКОЙ РОК-МУЗЫКИ, который в процессе его обкатки сократился до первых двух слов. Знакомый музыкантов, художник и портной Ян, даже сделал им всем фирменные майки с надписью «PSD Fraction». Они начали выступать в подростковых клубах и школах, иногда халтурили на свадьбах, зарабатывая деньги на аппарат, и разучивали новые песни. Из «красного уголка» при ближайшем ЖЭКе группа перебралась в главное здание Политеха и играла на вечерах в его общежитии № 7.

Маспанов периодически уезжал из Питера, поэтому в рядах ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ появлялись новые музыканты. В период работы в общежитии Политеха к ним присоединился однокашник Сэра, бас-гитарист Евгений Белов (сам Сэр переключился на клавишные); кроме того, в группе появился звукооператор, который жил в этом общежитии и делал очень приличные по качеству пленочные ревербераторы на базе магнитофонной приставки «Нота». (Его главным конкурентом в масштабах города был будущий герой русского шансона, а тогда контрабасист из гостиницы «Советская» Вилли Токарев.).

Потом Маспанов вернулся, но с группой на время расстался ушедший в академический отпуск Сэр. По приглашению Русакова к ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ присоединился его сосед Михаил «Фан» Файнштейн, который до этого играл на гитаре со своей школьной группой THE BLUE BEES. Когда Маспанов опять пропал, Михаил начал осваивать бас-гитару, что пригодилось ему в начале 1973-го, когда Борис Гребенщиков пригласил его в АКВАРИУМ.

Все это время ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ играла у себя в Политехе, а также в других учебных заведениях (Финэк) и НИИ (Институт геологоразведки на ул. Гоголя и т. п.). На сэйшенах группа пересекалась с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ, РОССИЯНАМИ и другими героями тогдашнего андерграунда. В ее репертуаре появилось несколько номеров Фрэнка Заппы и THE MOTHERS OF INVENTION, которые они исполнили, пожалуй, первыми в Питере. Еще один институтский знакомый, Геннадий Копкин, одно время играл с ними на клавишных и даже сочинял свои песни на английском языке.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ.

Фото: архив автора.

В соответствии с любимой пословицей того же Заппы «необходимость – мать изобретения», ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ решила самостоятельно изготовить отвечающий чаяниям музыкантов комплект аппаратуры. Афанасьев взялся за справочники по акустике, а Русаков проявил себя как знаток электротехники. Сэр рассчитывал, как добиться оптимального звучания низких частот, они много экспериментировали с демпфированием, научилась делать дисторшн. Отец их бывшего барабанщика Васи Громова паял усилители на транзисторах. Работа кипела.

Чтобы на практике применить свои достижения и заработать денег на новые опыты, в 1972–1974 годах ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ регулярно играла на танцах в области, в частности, в Семрино и Кирилловском. Как-то раз в Кирилловское к ним приехали Фан и БГ; последний посоветовал им послушать MAHAVISHNU ORCHESTRA, с чего началось увлечение группы джаз-роком.

В той или иной форме ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ просуществовала до середины 1974 года. К этому времени между участниками группы начали назревать серьезные разногласия по поводу будущего и группы, и их самих. Репетиции проходили все реже и реже, а потом прекратились совсем.

Афанасьев ушел в КАЖДОМУ СВОЕ, потом играл в ЧТО ДЕЛАТЬ? и ПРЕЗИДИУМЕ, а в начале 90-х оставил музыку и сосредоточил свои силы на науке. Товстоший в середине 70-х эмигрировал в США, а Копкин поселился в Финляндии. Русаков много лет работал в ресторанах, потом переквалифицировался в метрдотели, но не сумел найти себя в новой роли, бросил работу, а в начале 90-х умер. Дольше всех на сцене оставался Файнштейн, который помимо АКВАРИУМА играл с ЗООПАРКОМ, ТРИЛИСТНИКОМ, ОАЗИСОМ Ю, ПОЧТОЙ и т. д.

П.Т.В.П.

В творчестве яркой и независимой выборгско-питерской панк-группы П.Т.В.П. (известной также как ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ, хотя существуют и другие варианты расшифровки этой аббревиатуры) удивительным образом уживаются музыкальный примитивизм и поэтическая изысканность, философская глубина и звуковая агрессия, бескомпромиссный социально-политический радикализм и тонкая лирика.

Основатель группы, талантливый поэт и певец Алексей «Никон» Никонов (р. в 1972 году), рос в Выборге, неподалеку от российско-финской границы, подростком регулярно посещал знаменитый питерский клуб «TaMtAm» и принимал участие в одном из существовавших на его сцене экспериментальных проектов, носившем звучное, но загадочное имя EGAZEBA. Все, собственно, началось с того, что на одном из концертов лидер ХИМЕРЫ Эдуард «Рэдт» Старков, который был для Никонова первым проводником по миру питерского андерграунда, вытащил Алексея на сцену, сунул в руки микрофон и заставил читать свои стихи.

В 1996-м и сам Алексей начал ставить опыты по созданию звуковых коллажей из разнообразных гитарных и радийных шумов и своих поэтических текстов. На раннем этапе существования группы в ее состав входили сам Никонов (вокал), Николай «Колян» Бенихаев (гитара) и Григорий Ухов (бас). Эдик Старков – по старой дружбе – играл у них на барабанах. Своим названием ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ были обязаны кинофильму Бернардо Бертолуччи «Последнее танго в Париже» и распространенным в 70-е в Западной Европе слухам, что советским танкам потребуется всего двое суток, чтобы достичь Парижа.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

П.Т.В.П.: А. Никонов (в центре).

Фото: И. Павлова.

Первая демозапись четырех песен, названная финской фразой «Olkaa Hyva» («Добрый день» или «Все в порядке»), была сделала в весьма экстремальных условиях, в силу чего вполне отвечала изначально заявленному определению нойз-панка. Тем не менее в нее уже входил будущий хит П.Т.В.П. «Глаза ментов», который определил вектор дальнейшего развития группы.

Увы, вскоре после записи, в феврале 1997 года, из жизни трагически ушел Эдуард Старков, который параллельно играл в своей ХИМЕРЕ и фолковых СКАЗАХ ЛЕСА. Без него П.Т.В.П. на время вынужденно замолчали. Только спустя несколько месяцев, когда к оставшимся музыкантам присоединился Сергей «Вельмита» Вельмискин (барабаны, компьютер), группа снова начала выступать на сцене.

Ко времени записи полнометражной демоленты «Девственность» (1998) в ряды ПОСЛЕДНИХ ТАНКОВ влился бас-гитарист Егор Недвига. Ухов отсутствовал, а у Бенихаева возникли серьезные проблемы с наркотиками, поэтому на гитаре пришлось играть самому Никонову. В музыкальном отношении альбом был шагом в другом направлении: на смену нойзу пришли короткие и мелодичные номера с хлесткими и прямолинейными текстами. Помимо песен Никонова (включая ту же «Глаза ментов», «Пулю буржую», «Собаки в глазах» и т. п.) в него входили две кавер-версии ХИМЕРЫ («Графин» и «Зимний синдром») и один («Юнкера») АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ. Хотя качество этой записи тоже оставляло желать лучшего, многие поклонники группы считают «Девственность» вершиной ее творчества.

Несмотря на отсутствие стабильного состава, П.Т.В.П. регулярно выступали в Выборге, став там настоящими звездами, а с 1998-го начали выезжать в Питер и концертировать в тамошних клубах. Тем же летом на сквоте в Кировском районе Питера был записан акустический альбом «Ласковый Муй» (варианты названия: «Кировский» или «Дачный»). Бенихаев и Недвига пели и играли на гитарах, Ухов взял в руки трубу и баян, а Вельмискин барабанил.

На следующий год П.Т.В.П. записали в Питере новый альбом «Порномания». В записи участвовали Никонов, Недвига, Вельмискин и Бенихаев (вскоре после этого он окончательно покинул группу, а через несколько лет после этого умер от передозировки). Ухов ушел из рок-н-ролла, а позже стал звонарем в выборгском православном храме.

«Порномания» была издана независимым лэйблом «NotLG Tapes» на сплит-кассете с группой из Волгограда НАПРАСНАЯ ЮНОСТЬ и попала в руки легендарного продюсера Андрея Тропилло, который взял П.Т.В.П. под свое покровительство и помог сделать первые полноценные записи.

Весной 2000-го П.Т.В.П. отметились на фестивале Сергея Курехина S.K.I.F.-4, где в их составе дебютировал новый гитарист Максим Киселев (из выборгской группы МАГУБА ПИХТО). Он же участвовал в работе над альбомом «Гекс@ген», записанном на студии Андрея Тропилло. «Гекс@ген» представил П.Т.В.П. на пике формы: их моторный панк не поражал виртуозностью исполнения, однако служил отличной декорацией для поэтических монологов Никонова, который то пропевал, то проговаривал, а иногда просто декламировал на фоне звучащей музыки свои стихотворные послания, смешивающие бытовые зарисовки и лирику с социальным памфлетом, антибуржуазным пафосом и ядовитой иронией.

К этому времени ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ приобрели определенный вес на клубной сцене Питера, благодаря чему были приглашены на конкурс молодых талантов, который устроила в клубе «Голливудские ночи» шведская компания звукозаписи «Polarvox». Участие в нем приняло полтора десятка самых разных артистов – от ВРАГОВ и ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ до Павла Кашина и каких-то совсем уж эстрадных исполнителей. Непредсказуемый, как всегда, Никонов выразил свое недовольство происходящим тем, что во время выступления П.Т.В.П. полоснул себя бритвой по руке.

В мае 2001-го, незадолго до выхода альбома «Гекс@ген», с П.Т.В.П. расстался Сергей Вельмискин, который занялся электронной музыкой (еще в 2000-м он сделал альбом ремиксов П.Т.В.П. «Вранье»). На его место был рекрутирован барабанщик Денис «Дэнцл» Кривцов из еще одной выборгской группы СВИНЬИ В КОСМОСЕ (до этого он был вторым вокалистом в песне «Ирреализм» на ряде концертов П.Т.В.П.). «Гекс@ген» был выпущен как на кассетах («Ipecacuanha Records»), так и на компакт-дисках («АнТроп»).

Альбом произвел в музыкальных кругах обеих столиц несомненный фурор, что упрочило статус ТАНКОВ и стало для них пропуском на учрежденный в том же году питерской рок-фестиваль «Окна Открой!». П.Т.В.П. успешно отыграли на обоих его этапах: в клубе «Полигон» и на стадионе им. Кирова 1 июля 2001 года.

За следующие два года ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ сыграли десятки концертов как в Питере, так и в других городах России от Самары до Петрозаводска, а также побывали в Вильнюсе (Литва) и Берлине, где, в частности, выступили в зале «Kulturbrauerei».

Кроме того, группа пополнила свою хаотичную дискографию кучей концертных записей. Первым, в феврале 2002-го в питерском клубе «Фронт», был записан концерт, посвященный пятой годовщине со дня смерти Рэдта Старкова. Он был выпущен «Ipecacuanha Records» как «ДеВствительность». Выступления группы в «Молоке» 10 июня 2002-го и в «Орландине» (8 января 2003-го) были опубликованы под лэйблом «Караван Рекордз», соответственно, как «Может быть хуже…» и «Кровь и сперма». Наконец, летом 2004-го десятитысячным тиражом был издан макси-сингл «Евростандарт».

Кроме того, в 2003 году в издательстве «Карма мира» вышел первый поэтический сборник Алексея Никонова «Нехардкор».

Начиная с 2001-го П.Т.В.П. ежегодно выступали на фестивалях «Окна Открой!» (пожалуй, из всех участников только они не пропустили ни одного года). Макса Киселева в начале 2003-го сменил гитарист Дмитрий Чирков (АРТТЕСТЕР, УРОКИ ПОЦЕЛУЕВ), однако не задержался и к концу года, когда на студии «АнТроп» группа приступила к записи следующего студийного альбома под рабочим названием «Буря в стакане травы», тоже ушел.

ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ оказались фактически первой группой, которая опробовала новую студию, построенную Андреем Тропилло на Цветочной улице, поэтому работа над альбомом растянулась почти на полгода. В его записи участвовал ряд приглашенных музыкантов: гитарист Иван Людевиг (КИРПИЧИ, PRAVDA), пианист Александр Улаев (SAMOSAD BEND, TRIBAL MASSIVE ORCHESTRA), виолончелист Павел Лабутин (ХИМЕРА), перкуссионист Евгений Лагонда (МАРРАДЕРЫ, ПОРТ 812) и т. д. Руководил записью племянник Андрея, Ясин Тропилло.

В конце концов альбом получил название «2084», увидел свет под лэйблом «АнТроп» 11 ноября 2004 года и был тогда же презентован в «Red club». В него вошло пятнадцать песен Никонова и кавер песни ХИМЕРЫ «Графин», которую П.Т.В.П. уже записывали на альбоме «Девственность». На следующий год во время церемонии вручения премий музыкального журнала «Fuzz» «2084» был назван альбомом года.

К этому времени ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ проторили дорогу в Москву, где их можно было слышать в «Клубе им. Джерри Рубина», «Третьем пути», «Проекте ОГИ», «Точке» и т. п.

Продолжая сочинять новый материал, в январе 2005 года П.Т.В.П. своими силами ограниченным тиражом выпустили концертный альбом «2085», записанный парой месяцев раньше в клубе «Red». Он включал ни много ни мало тридцать три песни! Летом они еще больше расширили географию своих выступлений, дав несколько концертов в Париже. Позднее «Кап-Кан Рекордз» издал их первый DVD «Права человека».

Еще в 2004-м по рекомендации Тропилло ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ записали для альбома-посвящения БГ «Небо. Земля» песню АКВАРИУМА «Время Луны». В 2005 году список их кавер-версий пополнила песня ЗООПАРКА «Гопники» (альбом «Уездный город N. 20 лет спустя», посвященный памяти Майка Науменко), а в сборник «Живой Маяковский» был включен номер группы, написанный на стихотворение Маяковского «Вам».

Дискография:

Olkaa Hyva (1996); Девственность (1998); Ласковый Муй (акустика) (1998); Порномания (1999); П.Т.В.П. на фестивале S.K.I.F.-4 (2000); Вранье (миксы) (2001); Гекс@ген (2001); ДеВствительность (2002); Может быть хуже… (2002); Кровь и сперма (2003); Евростандарт (ЕР) (2004); 2084 (2004); 2085 (2005); Права человека (DVD, 2006).

Алексей НИКОНОВ:

Техника быстрой записи (2006); Орландина 31.01.2005 (2006).

ПУЛЬС.

В первой половине 80-х в Питере было предпринято несколько в той или иной степени серьезных попыток преодолеть достаточно условное по своей сути разделение рок-музыкантов на профессиональных и самодеятельных, и группа ПУЛЬС, объединившая популярного певца Альберта Асадуллина и одаренного гитариста и аранжировщика Семена Шнейдера, оказалась одним из интересных примеров в этом ряду.

Альберт Асадуллин (р. 1.09.48 в Казани) приехал в Питер летом 1967 года, чтобы поступить в Академию художеств, а уже став ее студентом, познакомился с компанией будущих архитекторов и художников, центром которой были братья Лемеховы, собравшие в стенах академии группу SPECTRES. С приходом Алика, проявившего способности не только к изобразительным искусствам, но и к рок-н-ролльному вокалу, группа сменила имя на русскоязычное ПРИЗРАКИ. В конце 60-х ПРИЗРАКИ гремели по всему городу, однако в конце концов распались, а Асадуллин позднее пел с THE VICTOR, ФЛАМИНГО, НЕВСКОЙ ВОЛНОЙ и ВЕСЕЛЫМИ ГОЛОСАМИ. Весной 1974-го он защитил диплом и уже был готов к работе в одной из проектных мастерских, когда его пригласили на роль Орфея в рок-опере «Орфей и Эвридика», поставленной силами ПОЮЩИХ ГИТАР.

Роли Орфея и Тиля Уленшпигеля, а также начавшая развиваться параллельно соло-карьера (в 1978–1979 годах Асадуллин стал победителем Всесоюзного конкурса артистов эстрады и лауреатом поп-фестиваля «Золотой Орфей» в Болгарии) стимулировали решение певца уйти из ПОЮЩИХ ГИТАР и пуститься в свободное плавание. В июле 1979 года он окончательно расстался с ансамблем. В каком-то смысле это было чистой воды авантюрой: у Асадуллина на тот момент не было ни ясного плана действий, ни готового репертуара, ни своих музыкантов. Тем не менее к концу лета он собрал-таки группу, основной музыкальной силой которой и стал Шнейдер.

В детстве Семен Шнейдер (р. 2.04.53 в Ленинграде) занимался скрипкой во Дворце пионеров, однако услышанные году в 1966-м по западному радио песни THE BEATLES заставили его взяться за гитару. Поначалу он осваивал ее сам, потом поступил в музыкальное училище им. Римского-Корсакова и собрал из приятелей-студентов свою первую группу, с которой работал на танцевальных вечерах и свадьбах. Кроме того, на рубеже 70-х Шнейдер играл на показах моделей в Доме мод с инструментальной группой, куда входили бас-гитарист Валерий Черкасов (ГИМНАЗИЯ, ZA) и пианист Валерий Вдовин (экс-ПИЛИГРИМЫ, ВЕСТНИКИ, позже ГЕНЕРАЛ-БАС).

Осенью 1970-го судьба занесла Шнейдера в популярный тогда «Молоток» (он же ДК «Мир»), где после ухода в армию группы ЛИРА собрался ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР, руководителем которого был трубач и композитор-самоучка Виктор Мосенков. ОРКЕСТР играл на танцах текущую западную рок– и поп-музыку, но много занимался аранжировками, что стало неплохой школой для входивших в него музыкантов. Потом были армия (откуда гитарист по-прежнему приезжал на танцы в «Молоток»), джемы с певцом Володей Гладцыным и гитаристом Сергеем Дорошенко в кафе «Сонеты», работа в группе при Союзе композиторов (родившейся из альянса композитора Валерия Арзуманова и музыкантов UP & DOWN), два года в ПОЮЩИХ ГИТАРАХ периода рок-опер (1974–1976), недолгий союз с ЛЮДЬМИ ЛЕВЕНШТЕЙНА на танцах в Пушкине, студийная группа СОЛНЦЕ и т. д.

Помимо Асадуллина и Шнейдера в первую версию группы вошли Юрий Иванов (из студенческой группы ВТОРНИК из ЛЭТИ), бас, и Аца Макоев, клавишные, а за барабаны после пары проб был приглашен 19-летний Александр Гольеж. Состав дополнил звукооператор Федор Курузбавер (экс-МЕЛЬНИКИ). Группу назвали БЧБ (от песни «Будь что будет», входившей в ранний репертуар Асадуллина). Опробовав силы в коротком турне по Украине, она начала выбираться на гастроли.

Первый год существования БЧБ шла работа над программой и стилем, а также поиск оптимального состава. К октябрю 1980 года все эти элементы были в сборе. Новым бас-гитаристом стал Сергей Дорошенко, известный прежде всего по участию в АРГОНАВТАХ; за клавишные был приглашен сначала старый знакомый Шнейдера Валерий Вдовин, но он задержался ненадолго, поэтому вакансию занял Сергей Шмелев – выпускник Консерватории и бывший участник МЛЕЧНОГО ПУТИ и группы Александра Соколова (экс-МАНИЯ).

В роли автора песен возник еще один бывший музыкант АРГОНАВТОВ, певец и гитарист Александр Розенбаум, который с ходу предложил группе три своих номера, в т. ч. «Музыкальный фургон». Что-то сочинял и Шнейдер, хотя он по большей части занимался аранжировками.

Той же осенью БЧБ устроились в Ленконцерт и взяли новое название ПУЛЬС. Времена были странные, что называется, расцвет застоя, и в Ленконцерте им порекомендовали обзавестись «сценическими именами»: так Шнейдер стал Семеном Добровым, а Розенбаум – Александром Аяровым.

Следующие три года ПУЛЬС активно концертировал – но большей частью по провинции: в Питере их почти не было слышно. «Мы играли, гастролировали и вроде даже зарабатывали, – вспоминал об этом отрезке своей биографии Шнейдер, – но настоящего уровня так и не достигли, чего-то группе все время не хватало». На одном из редких питерских концертов в «Октябрьском» Алик Асадуллин неожиданно потерял голос, и весь концерт за него пел Розенбаум.

Репертуар ПУЛЬСА был довольно эклектичным: от откровенной эстрады, без которой в провинции делать было нечего, до серьезных песен с элементами арт-рока или фьюжн, которые музыканты играли скорее для собственного удовольствия. Несомненную изюминку аранжировкам придал Михаил Лазарев (банджо, гитара), который в 1981 году пришел в ПУЛЬС из ИНТЕГРАЛА.

Тем не менее вскоре все начало разваливаться. Весной 1982 года Шмелев ушел в ИНТЕГРАЛ. Его сменил клавишник из Волгограда Геннадий Локтионов, который был обладателем фирменного электропиано «Wurlitzer». В октябре того же года Розенбаума, который ушел в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ (однако не задержался там и, обратившись к авторской песне, быстро прославился со своим «одесским циклом»), сменил гитарист Юрий Каганович, когда-то тоже игравший в ПОЮЩИХ ГИТАРАХ. Дорошенко пригласили в ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ, и бас-гитаристом – по предложению Кагановича – стал его знакомый Сергей Шайкин.

В конце концов в 1983-м ПУЛЬС покинул и сам Асадуллин, а Шнейдер остался единственным лидером группы. К микрофону был приглашен Михаил Волченков (экс-ЭДЕЛЬВЕЙС, ГРАММОФОН, РОМАНТИКИ, КАЛИНКА), а его коллега по КАЛИНКЕ Александр Лопаткин занял должность второго клавишника.

Последним пристанищем ПУЛЬСА стал созданный в середине 1983 года выпускниками Театрального института (курс И. Р. Штокбанта) театр «Буфф», в котором в то время играла жена Шнейдера Инна Бедных; ПУЛЬС аранжировал для них музыку и озвучивал спектакли, которые поначалу шли в Театре эстрады. Какое-то время с группой работал и музыкальный руководитель «Буффа», пианист Юрий Быстров. Музыканты ПУЛЬСА между тем постепенно разбегались, и к середине 1984 года группа фактически прекратила существование.

Семен Шнейдер долгое время играл в ресторане «Астория», а в 1990-м уехал в США, живет в Нью-Йорке и преподает гитару. Гольеж играл джаз в оркестре ДИАПАЗОН, поп-музыку с Михаилом Боярским, латино в LOS SABROSOS и блюз в THE WAY. Шмелев после десяти лет хард-рока (ФЕНИКС, ФОРВАРД, КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА) стал аранжировщиком у Бари Алибасова. Лопаткин играл в поп-группе МОДЕЛЬ. Розенбаум поет и депутатствует. Вдовин умер в начале 90-х, а Дорошенко погиб летом 2004-го. Театр «Буфф» успешно существует по сей день. Информация о записях ПУЛЬСА отсутствует.

ПУЛЬС.

Питерская хард-рок-группа ПУЛЬС появилась на свет в июне 1981 года – после того как известный в окрестностях Ломоносова гитарист Александр Семенов вернулся из армии и случайно услышал группу ЮЖНЫЙ КРЕСТ, которая играла на танцах в поселке Пеники; пел в ней начинающий вокалист, прирожденный фронтмен и к тому же однофамилец Александра Игорь Семенов.

Они быстро нашли общий язык и уже через пару недель организовали группу, назвав ее ПУЛЬС (не имея ни малейшего понятия о том, что в Ленконцерте в то же самое время числился другой ПУЛЬС, в котором пел знаменитый Альберт Асадуллин). В состав новой группы вошли: Игорь Семенов (вокал), Александр Семенов (гитара), Михаил Титов (бас) и коллега Игоря по ЮЖНОМУ КРЕСТУ Борис «Боб» Шавейников (барабаны). Репертуар группы был составлен из песен обоих Семеновых и некоторого количества стандартов хард-рока.

Все лето они репетировали, но Титов явно не отвечал их представлениям о ритм-секции и в августе был уволен. В течение осени ПУЛЬС перепробовал с десяток кандидатов, но только в ноябре вакансию занял Валерий Мишагин, ради этого сменивший соло-гитару на бас. В этом составе весной 1982 года они прослушались и были приняты в Рок-клуб, однако дальше этого дело не пошло: группа записала пленку собственных песен, много репетировала, но редко выступала, да и то в основном на танцплощадках.

Их первый и единственный концерт в статусе группы Рок-клуба состоялся 14 ноября 1982 года в клубе Нового Петергофа вместе с уже популярным МАРАФОНОМ. Концерт стал для ПУЛЬСА роковым: под самый Новый год Саша Семенов решил уйти в более известный и сильный МАРАФОН, в результате чего 30 декабря ПУЛЬС распался. Мишагин с тех пор пропал из виду, а Семенов и Шавейников начали искать новую компанию.

Какое-то время Семенов репетировал с еще одной молодой группой ФОРМУЛА А, но у них был свой барабанщик, и Игорь ушел. Между тем еще во времена ПУЛЬСА Саша Семенов приводил к ним на репетицию гитариста университетской группы Ф-РЕАКТОР Николая Фомина. В начале 1983-го Ф-РЕАКТОР тоже распался, и Игорь позвал Фомина в новую группу. Фомин, в свою очередь, привел бас-гитариста Митю Благовещенского, и группа, которая взяла имя РОК-ШТАТ, была готова к действию.

Тем не менее два Семенова встретились еще раз: после того как распался и оригинальный состав РОК-ШТАТА, и МАРАФОН, в январе 1984 года Игорь пригласил Сашу в несостоявшуюся группу ПОДАРОК, которая распалась три месяца спустя, так и не сыграв ни одного концерта. Во второй половине 80-х Игорь Семенов добился впечатляющего успеха во главе обновленного и вечно менявшего свой облик РОК-ШТАТА, а Шавейников, сменив несколько групп, стал барабанщиком АУКЦЫОНА; с конца 90-х он параллельно играет в питерской версии в прошлом харьковской группы РАЗНЫЕ ЛЮДИ.

Дискография:

Пульс (1982).

ПУПСЫ.

Одни из первых героев клуба «TaMtAm» и пионеры хардкора на клубной сцене Питера, ПУПСЫ просуществовали не слишком долго и сыграли считанное число концертов, однако их роль в развитии музыкальной культуры 90-х трудно переоценить: ПУПСЫ предвосхитили всплеск популярности радикального панка и оказали влияние на такие столь несхожие между собой группы, как TEQUILAJAZZZ, ПЯТЬ УГЛОВ и DЕАDУШКИ.

Группу собрал в середине 1990 года певец и автор песен Андрей «Нос» Кузьмин. Компанию ему составили Игорь «Гарри» Тюрин (вокал, перкуссия), Александр Николюшкин (гитара), Евгений Истомин (бас) и Игорь «Рибсен» Рябиницкий (перкуссия, вокал). Николюшкин до этого недолго играл в музыкальной фракции панковской арт-группы TOTAL JAZZ BAND, а Истомин в КОМИССАРАХ АВСТРАЛИИ и в поп-панк-группе ЗРЯ ПРИШЛИ. Именно с его подачи свое внимание на ПУПСОВ обратили участники известной панк-группы ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК (а до этого КОМИССАРОВ АВСТРАЛИИ), гитарист Константин Федоров и барабанщик Александр «Дусер» Воронов, которые вскоре влились в ряды ПУПСОВ. Со временем к ним присоединился и третий музыкант ОБЪЕКТА Евгений «Айяйяй» Федоров, ставший звукооператором группы.

Некоторое время ПУПСЫ репетировали в подростковом клубе «Юность» и даже сыграли там с ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК и какими-то группами из Германии, но их время пришло только летом 1991-го, когда на 16-й линии Васильевского острова открылся клуб «TaMtAm». Впервые ПУПСЫ выступили на его сцене 19 августа, поразив и слегка испугав основателя клуба Севу Гаккеля своей агрессивной музыкой и соответствующим поведением. Тем не менее они прижились и с тех пор выступали в клубе чуть ли не ежемесячно: с берлинскими HORDY TORDY, жанрово близкими БИРОЦЕФАЛАМИ, НОЖОМ ДЛЯ FRAU MULLER, THE ОБА и т. п. Помимо того в сентябре 1991-го ПУПСЫ – вместе с другой «молодой шпаной» – приняли участие в фестивале новой музыки на сцене Дворца Молодежи. Одно время с ними пела приезжавшая в Питер из Лондона княжна Катя Голицына (из знаменитой российской фамилии).

Отыграв год с небольшим и съездив летом 1992 года в Германию по приглашению тамошних музыкантов, ПУПСЫ начали разваливаться. Одной из причин этого стал рок-н-ролльный образ жизни, оказавший пагубное влияние на некоторых участников группы и их пристрастие к различным стимуляторам психики, а другой – сугубо музыкальные разногласия.

К осени 1992 года ПУПСЫ растворились в бурной тамтамовской среде. Кузьмин пел в THE DOORBELLS OF LOUD NOISE (позже ЗВОНКИ), среди участников которых был Виктор Сологуб (ИГРЫ). Рябиницкий, Истомин и Воронов собрали ЖЕРТВУ МЕДОВУЮ (она же HONEY SACRIFICE), к которой вскоре присоединился и Женя Федоров. Он же вместе с однофамильцем Костей, Вороновым и Истоминым репетировал под вывеской TEQILAJAZZZ. Потом Федорова и Истомина в ЖЕРТВЕ сменили Илья Орлов и Виктор Сологуб, а сама она взяла имя THE DOLPHINS. Обе группы дебютировали в клубе «TaMtAm» 4 сентября 1993 года.

Кузьмин в 1997-м промелькнул в рядах ТИРЕ-БОНС. Тюрин и Николюшкин пропали из виду, причем последний имел конфликты с законом из-за злоупотребления наркотиками. THE DOLPHINS распались в 1995 году, после чего Рябиницкий собрал ПЯТЬ УГЛОВ, а Сологуб стал участником дуэта DЕАDУШКИ. TEQILAJAZZZ успешно шагнули в двадцать первый век и второе десятилетие своей истории. Записи ПУПСОВ никогда не издавались.

PUSHKING.

Неоспоримый тезис «нет пророка в своем отечестве» издавна подталкивал музыкантов к тому, чтобы искать признания своего творчества где угодно, но только не дома (даже THE BEATLES в начале 60-х афиши рекламировали как «лучшую группу из Гамбурга», уже не говоря о массе примеров куда более близких). С этой точки зрения история изначально российско-германской, а ныне сугубо российской группы PUSHKING – прямое подтверждение того, что признание порой приходит только вдали от дома.

Генератором идеи PUSHKING стал певец и автор песен Константин Шустарев, известный также как «Коха». Он родился 9 сентября 1965 года в Баку и вместе с отцом-мостостроителем кочевал по всей стране, пока в конце лета 1985-го не перебрался из Днепродзержинска в Ленинград. В ноябре того же года Костя присоединился к питерской группе НОКАУТ, которая в ту пору, фактически первой на местной рок-сцене, начала играть собственного сочинения металл.

Голос Шустарева точно лег на мелодии лидера группы Алексея Ильина, сразу же став фирменным знаком звучания НОКАУТА. Весной 1986 года Игорь Доценко (в то время участник СИНЕЙ ПТИЦЫ, а позднее барабанщик DDT) спродюсировал дебютный альбом НОКАУТА «Металлическая атака». К сожалению, в мае 1987-го резкое ухудшение здоровья вынудило Ильина распустить группу. Коха ушел в жанрово близкий СЕЙФ, однако не задержался там и месяц спустя оказался в рядах ЗАРОКА.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

PUSHKING: К. Шустарев.

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

С октября 1987-го до начала 1988-го Шустарев параллельно пел арт-рок в группе КОЛЛОКВИУМ (у них барабанил еще один бывший музыкант НОКАУТА Александр Рагазанов). Осенью 1988-го он сменил Павла Колесника у микрофонной стойки в АВГУСТЕ, а следующей осенью вместе с остальными участниками тогдашнего состава группы ушел и организовал МАРШАЛ, с которым в начале 1990 года нашел работу в Центре Владимира Киселева (экс-ЗЕМЛЯНЕ), придумавшего МАРШАЛУ новое название ТОВАРИЩИ.

Как и большинство проектов Киселева, ТОВАРИЩИ не произвели на свет ничего достойного и распались в 1991-м, а Шустарев отправился набираться знаний и опыта за пределы России. Следующие несколько лет Костя провел в Европе, а затем в Соединенных Штатах, где знакомился с механизмами работы западного шоу-бизнеса и сочинял собственный материал.

В июле 1994 года Шустарев вернулся в Питер, а в сентябре собрал группу LOST & FOUND, в состав которой вошли Александр Скрябин (р. 25.07.56 в Пскове), гитара; Николай Егерев (р. 25.02.63 в Ленинграде), гитара; Валерий Судаков (р. 8.04.60 в Ленинграде), бас, бэк-вокал; Виктор Дробыш (р. 27.07.55 в Ленинграде), клавишные, и Алексей «Тулин» Телевич (р. 14.01.61), барабаны. Скрябин, известный питерский музыкант, начинал в середине 70-х в ЗЕМЛЯНАХ Евгения Мясникова, после чего сменил ряд любительских и профессиональных групп, последней из которых на тот момент была КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА, и уже собирался покинуть сцену, чтобы заняться карьерой дочери, одаренной академической скрипачки. Егерев был участником НЕКТАРА, ВЕРСИИ N и КУРАЖА. Судаков переиграл с множеством разных по жанру исполнителей, в том числе ПОСЛЕДНИМИ ИЗВЕСТИЯМИ, НОВЫМ РЕАЛИЗМОМ и РАДИО-РОКОМ. Дробыш добился известности в СОЮЗЕ Игоря Романова.

Группа записала демоленту из восьми песен, внимание на которую обратил калифорнийский музыкант, экс-гитарист STONE FURY Брюс Гоуди. В то время он работал продюсером в Западной Германии – где, в частности, записывал Гленна Хьюза (экс-DEEP PURPLE). Гоуди пригласил группу записаться на своей студии во Франкфурте-на-Майне и предложил LOST & FOUND более эффектное, на его взгляд, название PUSHKING.

Тулин практически сразу ушел (а позднее собрал весьма интересную группу РЫБАКОСЯКАМИ), и место за барабанами занял старый приятель Кохи, Андрей «Дрюня» Круглов (р. 04.12.59 во Пскове), с которым они играли вместе еще в АВГУСТЕ и МАРШАЛЕ.

Записанный в Германии при участии ряда западных музыкантов альбом «Very Important Pushking» (1996) включал песни Кохи на англоязычные тексты американки Мэри Эпплгейт и питерского поэта Валерия Комиссарова. Он вышел под лэйблом «Eastway» и получил неплохую прессу на Западе. Через год PUSHKING впервые дал концерт у себя дома, в питерском БКЗ «Октябрьский». Егерев незадолго до этого тоже ушел (позднее в DX), и его место занял гитарист Валерий Кочегуро (р. 16.12.68 в Ленинграде), который до этого работал с поп-певцом Валерием Косинским. Позднее в том же году PUSHKING покинул и Дробыш: он перебрался в Москву, где вскоре стал одним из самых влиятельных поп-продюсеров.

После серии успешных выступлений в России в начале 1997 года PUSHKING снова лег на дно, а в середине того же года отправился в Германию работать над своим вторым альбомом «To All the Losers». Он был записан, однако по неизвестным соображениям компания «Eastway» решила положить его на полку.

В мае 1997-го PUSHKING предпринял очередной кавалерийский налет на Питер, сделав единичное выступление в КЗ «Аврора» (его организовала компания «Эс Пи Концерт»), а в ноябре повторил попытку в ДК им. Горького. Публика проявляла к этим акциям определенный интерес, однако в целом внимание широкой аудитории занимали либо рок-кумиры прошлых лет, либо телевизионные однодневки (которые штамповал тот же Дробыш), и у PUSHKING неизбежно возникла проблема адекватного маркетинга.

Директором группы стал Владимир Сафронов, ветеран питерского рока, а в 70-х – гитарист БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА, прекрасно знакомый с кухней московского шоу-бизнеса. Скрябин, все сильнее занятый своими европейскими проектами, окончательно покинул PUSHKING, а на его место из ЗАРОКА пришел гитарист Дмитрий Лосев (р. 12.09.68 в Ленинграде). Скрябин в 2000–2001 годах играл с молодой питерской группой АТЫ-БАТЫ, а позднее обосновался во французском Эльзасе, где поет с фольклорным дуэтом ONCLE VANIA.

Примерно в то же время Коха начал задумываться о русскоязычной программе, которую ему удалось реализовать только в 1999 году. Тогда свое внимание на PUSHKING обратила компания «Бомба-питер», под издательской маркой которой «Manchester Files» вышли два сборника лучшего (и неизданного на тот момент) материала группы. В августе был записан альбом «10-й круг» (на русские тексты Василия Кириченко). В работе над ним участвовали тенор-саксофонист Михаил Жидких и клавишники Владимир Савенок (SWEET LITTLE 60s) и Дмитрий Уханев (экс-СТРЕТТО).

Презентация альбома была приурочена к тридцатипятилетию самого Шустарева и пятилетию PUSHKING, которые были с размахом отмечены в ДК им. Ленсовета 10 сентября 1999 года. Среди гостей на сцене присутствовали Алексей «Полковник» Хрынов (ПОЛКОВНИК И ОДНОПОЛЧАНЕ), Александр Ляпин и экс-гитарист PUSHKING Саша Скрябин. Кстати, накануне концерта PUSHKING приватно отметил юбилей в клубе «Улей» – его видеозапись на следующий год была издана все тем же «Manchester Files».

Продолжая заполнять белые пятна в истории группы, в июле 2000 года «Manchester» наконец выпустил альбом «To All the Losers». В то же время сам Коха уже был захвачен новыми идеями: с июля по сентябрь 2000 года на студии «Добролет» была записана его эпическая рок-сюита «Keeper of the Nature's Art», для работы над которой были вновь привлечены Жидких (теперь как полноправный участник группы), Савенок и знаменитый рок-скрипач Никита Зайцев (DDT). Заглавный номер альбома был посвящен памяти умершего незадолго до начала записи Андрея «Дюши» Романова – по печальной прихоти судьбы, для Зайцева эта работа фактически тоже стала последней: он ушел из жизни в августе 2000-го.

В 2000–2001 годах Шустарев создал еще один opus magnum, рок-оперу «Freddie» по мотивам биографии вокалиста QUEEN Фредди Меркьюри – ее демо-версия была закончена в марте 2001 года.

В 1999–2001 годах концерты PUSHKING стали вещью штучной и довольно редкой: они выступали на байкерских праздниках, крупных рекламных акциях (типа «Ночи пожирателей рекламы»), время от времени гастролировали, однако в целом их активность заметно снизилась. Следствием этого стало то, что в августе 2001 года группу одновременно покинули три музыканта – Судаков, Кочегуро и Жидких, которые составили костяк новой группы Сергея Боярского СТИНГЕР. На их места Шустарев тут же пригласил двух своих старых приятелей: Олег Бондалетов (клавишные) параллельно играл в группе ЗАРОК, а бас-гитарист Константин Кокорин (р. 25.04.70 в Ленинграде) возглавлял фанк-рок-группу JET.

Новый состав группы дебютировал на традиционном байк-шоу близ питерского мотеля «Ольгино», а 1 сентября PUSHKING и JET дали совместный концерт в Удельном парке. В том же месяце один из московских почитателей PUSHKING предложил Шустареву со всеми музыкантами перебраться в столицу, поскольку там было больше возможностей для продвижения группы на мировой рынок.

Связанный семьей и обязательствами перед своими музыкантами Кокорин ехать отказался, и его место занял Роман Невелев (ранее BEGEMOT, HUMPTY DUMPTY, SOMNAMBULA, ПРЕПИНАКИ). Сафронов, который скептически оценивал московские перспективы, тоже расстался с группой, вскоре создал компанию «Mill House Production» и успешно проводит гастроли по России самых разных рок-групп и исполнителей.

Году в 2002-м, когда в Россию в очередной раз приезжала легендарная группа NAZARETH, ее певец Дэн Маккафферти записал вместе с Шустаревым его песню «I Love You» из альбома «Very Important Pushking». Запись состоялась в день рождения Маккафферти при участии музыкантов PUSHKING. Запись живого выступления вошла в клип, снятый для телефильма «Приз: полет в космос».

Московская эпопея растянулась на несколько лет. Все это время группа работала над новыми англоязычными и русскими песнями, а также студийной версией «Freddie», изредка выезжала на гастроли по стране, но особенных перемен в ее судьбе не случилось, поэтому к 2005 году все участники PUSHKING, включая Шустарева, оказались в Питере. Невелев, который вернулся домой еще раньше, параллельно играл латино-рок в ПОЙМАННЫХ МУРАВЬЕДАХ и фанк в своем TERMINATOR TRIO, а весной 2006-го покинул PUSHKING окончательно. Его место занял Андрей Самойлов (экс-JACK DANIELS, ЧИРВОНЦЫ и т. д.).

Первый продюсер PUSHKING, Брюс Гоуди, позднее играл арт-рок с группой WORLD TRADE, которая записывалась для знаменитой компании «Magna Carta».

Дискография:

Very Important Pushking (1995); To All the Losers (1998); 10-й круг (1999); Pushking Vol.I (1999); Pushking Vol.II (1999); Keeper of the Nature's Art (2001).

ПЧЕЛЫ.

Как и подавляющее большинство бит-групп 60-х, ПЧЕЛЫ увлеклись музыкой в школьные годы под впечатлением от песен THE BEATLES и их современников по Британскому Вторжению, услышанных по радио. Группа появилась на свет в 1965 году в одной из школ Московского района в составе: Владимир Вершинин (соло-гитара, вокал), Федор Столяров (бас-гитара, вокал), Константин Бутин (барабаны) и ритм-гитарист, имени которого история не сохранила. Всем им было по четырнадцать-пятнадцать лет. Базой для группы стал подростковый клуб «Нева» на знаменитой улице Бассейной.

На следующий год второго гитариста сменил чей-то приятель Наум Магазинер, который не только играл на гитаре и пел, но и сам сочинял неплохие песни на русском языке. Они придумали название ПЧЕЛЫ (возможно, не без оглядки на BEE GEES) и дебютировали на школьном вечере в поселке Любань, а потом начали регулярно играть по соседним школам.

К концу 1966-го в ПЧЕЛАХ произошла перегруппировка: Столярову как наиболее техничному досталась соло-гитара, Вершинин стал свободным вокалистом, а бас-гитару взял в руки новобранец Юрий Орлов. Согласно легенде именно тогда в репертуаре ПЧЕЛ появился заводной рок-н-ролл с немудрящим зачином «У бегемота нету талии» и мелодией, слегка напоминавшей «Good Golly Miss Molly» Литтл Ричарда. Молва приписывает его авторство Столярову, но с изрядной степенью вероятности можно найти истоки песни (по крайней мере, ее текста) в студенческом фольклоре 50-х.

За год выступлений ПЧЕЛЫ добились некоторой известности в городе и были приглашены участвовать в конкурсе самодеятельных поп-групп при ЛДХС в сезоне 1967/68, но не смогли тягаться с такими безусловными лидерами питерской поп-сцены, как ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ или ФАВОРИТЫ, и до гала-концерта не дошли.

Весной 1969 года, когда известный питерский джазмен Орест Кандат возглавил жюри очередного – и оказавшегося самым масштабным вплоть до наступления в середине 80-х перестройки – фестиваля популярной музыки, ПЧЕЛЫ тоже приняли в нем участие. Они успешно прошли первый тур, попали в финальный концерт, который проходил в Метеорологическом институте на правом берегу Невы, и имели шансы на успех, поскольку в отличие от многих конкурентов и конкурсантов пели собственные песни (что было камнем преткновения для большинства адептов фирмы), однако группу подвела аппаратура: во время ее выступления загорелся один из усилителей, и впечатление от программы ПЧЕЛ оказалось смазанным.

Месяц спустя Бутина и Орлова забрали в армию. Оставшиеся трое все лето искали им замену, но в начале осени самого Вершинина пригласили петь в ФАВОРИТЫ и ПЧЕЛЫ распались окончательно.

Вершинин после ФАВОРИТОВ пел в ВИА МЕЧТАТЕЛИ, а в конце 70-х эмигрировал в Европу и жил в Финляндии. Столяров на время ушел из музыки и вернулся в рок-н-ролл осенью 1971-го, заменив гитариста в репетировавшей по соседству с его домом группе ФЕНИКС, а в августе 1973-го Столяров, Магазинер, Орлов и Бутин встретились вновь в группе ИДЕЯ. В 1979 году Столяров собрал популярный ДИЛИЖАНС, в репертуар которого неизменно входила та самая песенка про толстого бегемота.

ПЯТЬ ПЯТЕН.

Питерская бит-группа конца 60-х ПЯТЬ ПЯТЕН появилась на свет не позднее весны 1968 года и выросла из компании школьных приятелей, уже давно увлеченных поп-музыкой и мечтавших сказать в ней свое веское слово. В состав группы вошли: Юрий Корнеев, Александр Лукьянов и Сергей Голубков (гитары), Алексей Фадеев (бас, вокал) и Юрий Булин (барабаны). Они сразу же начали сочинять собственные песни. Подготовив целую программу, в которую для страховки включили несколько номеров АРГОНАВТОВ и ГАЛАКТИКИ, ПЯТЬ ПЯТЕН стартовали концертами на школьных вечерах и в молодежных кафе. Значительную часть своей недолгой биографии ПЯТЬ ПЯТЕН провели, играя на танцах в поселке Павлово-на-Неве, где неизменно пользовались успехом у публики.

Весной 1969 года ПЯТЬ ПЯТЕН подали заявку на участие в III фестивале питерских групп, в апреле прошли прослушивание в общежитии ЛИИЖТа около мечети на «Горьковской», однако высоких мест в конкурсе не достигли и тем же летом распались.

Фадеев осенью 1969-го объявился в ПРИШЕЛЬЦАХ Анатолия Быстрова, где позднее играл и Булин. После службы в армии Фадеев пытался возродить ПРИШЕЛЬЦЕВ, потом играл в ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ОРКЕСТРЕ Виктора Мосенкова и биг-бэнде Владимира Сегала, а в 1973-м ушел в профессионалы, став участником ВИА ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА (где его коллегой на короткое время вновь стал Корнеев), откуда перебрался в КАЛИНКУ. В начале 80-х он собрал популярный ФОРВАРД, но после того как девять лет спустя группа прекратила существование, на время покинул музыку, а в конце 90-х организовал фольклорный дуэт ONCLE VANIA, с которым вскоре перебрался на жительство во французский Эльзас. Остальные участники ПЯТИ ПЯТЕН с музыкой расстались. Записей группы не сохранилось.

Р.

РАДИО-РОК.

Первая группа, в которой достаточно полно реализовал себя как автор песен уже известный питерский музыкант, гитарист, певец и аранжировщик Владимир Густов, РАДИО-РОК появился на свет в декабре 1989-го и активно участвовал в музыкальной жизни города и страны в первой половине 90-х.

Музыкой Владимир Густов начал заниматься с пяти лет, в одиннадцать собрал свою первую школьную группу, примерно тогда же начал сочинять песни, а в 1975 году организовал CASCADE STUDIO, с которой выступал на всевозможных конкурсах самодеятельности, школьных вечерах и даже пробовал записываться. Потом Густов поступил в Музыкальное училище им. Мусоргского, окончив которое остался в его стенах преподавать джазовую гитару. В первой половине 80-х он играл джаз с комбо Михаила Костюшкина, начал записываться в Доме радио и на «Мелодии», чуть было не перебрался в Москву, куда его зазывала Алла Пугачева (в 1983-м он недолго играл в ее РЕЦИТАЛЕ), вместо этого объединил силы со своим учеником, гитаристом АКВАРИУМА Александром Ляпиным и весной 1984 года организовал группу ТЕЛЕ У, которая просуществовала два года, дважды удостоилась лауреатства на престижных фестивалях рок-клуба и периодически выступала с концертами на других площадках.

В марте 1986-го Густов расстался с ТЕЛЕ У, а в августе того же года принял приглашение режиссера Александра Ревзина стать музыкальным руководителем его проекта РАНДЕВУ, который на протяжении следующих двух лет разъезжал по стране с эклектичной программой из кавер-версий западных хитов, песен самого Густова и чисто эстрадных номеров в сопровождении балетной труппы. Параллельно Густов в 1985–1988 годах записал три песенных и один инструментальный альбомы собственного материала.

Собственно РАДИО-РОК начался с того, что летом 1988-го Густов, работая в Доме радио, помог начинающему певцу Владимиру Харитонову, который приехал в Питер из Запорожья и некоторое время работал с РАНДЕВУ, записать свою песню «Новый день». Опыт оказался вполне успешен, и они решили продолжить сотрудничество. К ноябрю идея группы оформилась окончательно, а в декабре был сформирован состав и появилось название (очевидно, от предположения, что их музыка станет, что называется, вполне форматной, хотя FM-диапазона в России не было и в помине). В состав группы вошли сам Густов, гитара, вокал; Владимир Харитонов, вокал; Валерий Судаков (экс-ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ, НОВЫЙ РЕАЛИЗМ и т. д.), бас, вокал; Евгений Олешев (экс-ТЕЛЕ У), клавишные, вокодер; Владимир Кушнир, клавишные, и Сергей Дойков (экс-РАНДЕВУ), барабаны.

Летом 1989 года РАДИО-РОК попытался снискать расположение жюри телеконкурса «Юрмала-89», а Харитонов стал-таки его дипломантом. Тем же летом в студии Дома радио звукорежиссер Владимир Лукичев (который работал с Густовым над его сольными работами) записал дебютный альбом группы «Religion», который составили девять песен Густова на английском и русском языках (тексты первых он, как правило, сочинял сам, поскольку занимался английским лет с семи, а к работе над вторыми привлек своих соавторов по сольным альбомам А. Костерева и Э. Ширяева).

До конца осени РАДИО-РОК совершил масштабное турне по городам России и Украины, а также дал серию удачных концертов в питерском СКК в компании с английскими группами PASSION и GYPSY QUEEN, которые снимало телевидение Ирландии.

В октябре 1989 года Кушнир ушел из группы, а позже появился в аккомпанирующем составе СЕКРЕТА. Его место осталось вакантным. В январе следующего года Валера Судаков устроился на работу в Центр Киселева и бас-гитаристом РАДИО-РОКА стал Вадим Рябов – по иронии случая, он и освободил вакансию для Судакова. В конце 1990-го РАДИО-РОК побывал на рок-фестивале в Париже, а в канун Нового, 1991, года Харитонов объявил об уходе из группы и уехал на заработки в Норвегию. Группе пришлось в срочном порядке подыскивать нового вокалиста. После недолгих прослушиваний им стал Вячеслав Шкутов, бывший экскаваторщик и певец-любитель из Соснового Бора.

В обновленном составе летом 1991 года на студии Дворца Молодежи (звукорежиссер Сергей Елистратов) группа записала свой второй – и целиком англоязычный – альбом «The Russian Eagle». Единственным исключением стала рок-обработка «Гимна великому городу» Рейнгольда Глиэра.

22 августа 1991 года РАДИО-РОК открыл знаменитый концерт «Рок против танков» на Дворцовой площади, а в конце года принял участие в совершенно иных по жанру «Рождественских встречах» Аллы Пугачевой, которая спела с Густовым одну из его песен.

Следующую пару лет о РАДИО-РОКЕ почти не было слышно: Густов в 1991–1992 годах занимался реализацией российско-американского музыкального проекта SUS, который затеяли американский певец и автор песен Дэн Меррилл и питерский композитор-песенник Виктор Резников, однако внезапная гибель последнего в автокатастрофе зимой 1992-го поставила на этой перспективной идее крест, и Володя вернулся к сессионной работе в студии.

Только в 1994-м, после того как компания «JSP-Russian Music» выпустила на компакт-дисках альбом «The Russian Eagle», Густов, Олешев и Рябов решили возродить РАДИО-РОК. Поскольку Дойков и Шкутов уже были заняты в других проектах, новым барабанщиком стал Тигран Пантелеев, а к микрофону был приглашен одаренный певец и композитор Игорь Балакирев (в 90-х он пел в англоязычных клубных группах SMIRNOFF, HUMPTY DUMPTY, DRINK UP! и т. п.).

Третий и последний альбом РАДИО-РОК «The Crime and the Punishment» был записан в тон-ателье студии «Ленфильм» самим Густовым при участии Михаила Шемарова. Помимо свежих работ Густова (и новой версии заглавного номера первого альбома «Religion») он включал песню Дэна Меррилла «Revolution», которая планировалась еще в репертуар SUS. Увы, на этом история РАДИО-РОК закончилась: к этому времени музыканты наглядно убедились, что продвинуть на Западе отечественную музыку практически невозможно, а дома интерес к фирменно звучащим песням сменился увлечением всевозможными суррогатами искусства, поэтому к началу 1996 года группа без видимых причин распалась.

Балакирев и Рябов присоединились к знаменитому ансамблю вокального джаза ДАЙДЖЕСТ, а Густов записал на своей студии «Фаворит» инструментальный альбом «Cool Fire», после чего организовал одноименное комбо, которое, в известном смысле, вернуло его к музыкальной эстетике ТЕЛЕ У. Во второй половине 90-х Густов иногда выступал с COOL FIRE в сборных концертах. На ранних этапах участие в этой группе принимал и Тигран Пантелеев, позднее эмигрировавший в США.

Чуть позже Густов возобновил сотрудничество с Балакиревым – под новой вывеской BE GOOD, но с прежней установкой: сочинять и исполнять песни на английском. Они уже записали два довольно приличных по качеству альбома своего материала. Более существенной для Густова стала начавшаяся весной того же 1996-го работа в качестве гитариста, саунд-продюсера и музыкального руководителя бэк-группы певца Максима Леонидова, которая продолжается до сих пор. С Леонидовым ныне играет и Евгений Олешев.

Первый бас-гитарист РАДИО-РОК Валерий Судаков был долго связан с группой PUSHKING, а потом работал со СТИНГЕРОМ Боярского-младшего; Сергей Дойков в 2002-м стал участником возрожденного АВГУСТА; Харитонов в середине 90-х пел со старыми ЗЕМЛЯНАМИ, а потом в ресторанах.

Дискография:

Religion (1989); The Russian Eagle (1991); The Crime and the Punishment (1995).

РАЗНЫЕ ЛЮДИ.

В полном соответствии с названием, за время своего существования группа РАЗНЫЕ ЛЮДИ не единожды меняла состав, как настоящая звезда, затягивая в орбиту своего влияния интересных людей и талантливых музыкантов, но в ее непростой и удивительной судьбе есть одна абсолютная константа: яркие и искренние, веселые и горькие, отчаянные и страшные, но неизменно честные и поэтичные песни, автором которых, как правило, является лидер группы, один из РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ Саша Чернецкий.

Александр Чернецкий родился 10 января 1966 года в Харькове и в детстве особого интереса к музыке не выказывал: его страстью был футбол. Лишь после того как о футболе – по медицинским показаниям – пришлось забыть, а друг отца, завзятый турист и знаток авторской песни, исполнил у них дома несколько песен Высоцкого, Саша внезапно поддался новому увлечению. Сначала он просто собирал записи Высоцкого, потом и сам начал сочинять стихи, а году в 1982-м написал первую песню.

Год спустя Чернецкий с двоюродным братом (который за пару лет до этого безрезультатно пытался приобщить его к музыке THE BEATLES и DEEP PURPLE) организовали школьную группу КАРБОНАРИИ. Просуществовала она недолго: по окончании школы одни поступили в институт, других забрали в армию, а Саша учился в техникуме, сочинял песни и знакомился с жизнью рок-н-ролльного Харькова. Вскоре он снова пел в группе, которую собрал из обломков двух других: поначалу она называлась РОК-ФАНАТ, но потом сменила его на более вызывающее РОК-ФРОНТ и в том же 1985 году вступила в Харьковский рок-клуб.

В июле 1987-го бас-гитарист ГРУППЫ ПРОДЛЕННОГО ДНЯ Павел Михайленко позвал Чернецкого в Ригу, где в то время скрывался от военкомата их приятель Костя Костенко (позднее лидер харьковской группы КУ-КУ). В Риге как раз шел масштабный рок-фестиваль и, чтобы раздобыть денег на обратные билеты, троица, назвавшись РАЗНЫМИ ЛЮДЬМИ, устроила импровизированный концерт на Домской площади. Совершенно случайно их услышал организатор фестиваля и президент местного рок-клуба Андрей Яхимович (ЦЕМЕНТ), который сразу же пригласил группу на фестивальную сцену.

Аккомпанируя себе на гитаре, гармонике и пластиковом ведре для мусора, РАЗНЫЕ ЛЮДИ настолько потрясли рижскую публику и жюри, что легко заняли II место (уступив только ЧАЙФУ), завоевали приз зрительских симпатий и были приглашены на гала-концерт.

По возвращении в Харьков Чернецкий оставил РОК-ФРОНТ на попечение Сергея «Сэра» Щелканцева (позже КПП) и стал вокалистом ГПД, а его яростные, злые и бескомпромиссные песни-памфлеты составили основу нового репертуара группы. ГПД много гастролировала по стране, с огромным успехом выступила на III фестивале Горьковского рок-клуба в марте 1988 года (где встретилась на одной сцене с ГПД из Дзержинска) и на VI Ленинградском рок-фестивале, где была названа одним из самых главных открытий. Магнитоиздат стихийно разносил по стране множество «альбомов» ГПД – кустарные записи едва ли не каждого их концерта.

В этот период на гастроли с ними частенько ездил гармошечник, выпускник геофака местного университета Александр Гордеев (р. 18.04.65 в Тимирязево Северо-Казахстанской обл.), который выполнял функции администратора или звукорежиссера.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РАЗНЫЕ ЛЮДИ: А. Чернецкий.

Фото: В. Конрадт.

В то же время внутри группы, имевшей два творческих ядра – арт-роковый костяк «старого» ГПД и новый тандем Михайленко – Чернецкого, – зрели семена конфликта. Все кончилось тем, что в декабре 1988-го ГПД раскололась пополам: двое ее основателей следующей весной вывели на дорогу очень любопытную, но так и не реализовавшую свой потенциал группу ТРОЙКА, СЕМЕРКА, ТУЗ (или 37Т), а Чернецкий (вокал), Павел Михайленко (бас, вокал) и Олег Клименко (соло-гитара), к которым присоединился барабанщик Алексей Сечкин, вернули к жизни идею РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ.

Еще в сентябре 1988-го, когда Чернецкий провел полтора месяца на лечении в Военно-медицинской академии в Питере, он сыграл квартирный концерт, на который его тайно вывезла известная журналистка Нина Барановская. Концерт был записан и, под названием «Боль», стал первым соло-альбомом музыканта. В мае 1989 года в стенах Харьковского авиационного института была записана еще одна программа, получившая название «Вера».

Формирование нового состава РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ завершилось только в июле 1989 года, когда в Харьков из Горького переехал универсальный музыкант Сергей «Чиж» Чиграков (p. 6.02.61 в Дзержинске), клавишные, гитара, вокал. По стечению обстоятельств, он тоже играл в ГПД, но тамошней, а потом, с ее осколками и автором песен Алексеем «Полковником» Хрыновым, в группе ПОЛ-ГПД.

Дебютировав в сентябре 1989-го на питерском фестивале журнала «Аврора», куда группу – в обойме других харьковчан (ШОК, ПЛОЩАДЬ, ОТДЕЛ КАДРОВ) – привез ее тогдашний директор Юрий Сакаев, РАЗНЫЕ ЛЮДИ с первых же нот произвели сенсацию: Чернецкий и Чиж как будто соревновались в сочинении новых хитов, группа играла слаженно и мощно, публика с восторгом внимала каждому слову, звучавшему со сцены.

К сожалению, прогресс РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ значительно затормозил тяжелый недуг, болезнь Бехтерева, которой Чернецкий страдал еще с юности, – следующие два с половиной года он был прикован к постели и перенес несколько операций в одной из питерских клиник. В мае 1991 года в Харькове звезды русского рока провели благотворительные концерты по сбору средств на лечение музыканта. Группа в этот период продолжала выступать с репертуаром Чигракова.

Тем не менее работа не останавливалась. В 1989 году на телецентре в Останкино под эгидой телепрограммы «Чертово колесо» (реж. Н. Грешищева) был записан первый альбом РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ «Дезертиры любви». Год спустя, когда Чернецкий уже не мог передвигаться самостоятельно, мобильная студия ЦТ, специально для этого пригнанная в Харьков командой «Чертова колеса», зафиксировала на пленке альбом «Мазохизм»: техники забросили кабель на 10-й этаж, прямо в окно квартиры, где Чернецкий лежа пел свои песни, а остальные музыканты аккомпанировали ему. В записи участвовали Чиграков, Михайленко, Сечкин и Евгений «Кошмар» Варва (губная гармоника) из КУ-КУ.

В сентябре 1991-го, когда Чернецкий опять лежал в питерской больнице, при поддержке Юрия Шевчука и Вячеслава Бутусова на студии «Фонтанка, 39» был записан альбом «Бит» (звук: Вадим Ракитский). На барабанах играл ветеран питерской рок-сцены 70-х Николай Корзинин. В том же году на одной из студий в Киеве РАЗНЫЕ ЛЮДИ записали одиннадцать свежих песен Чигракова, составивших альбом «Буги-Харьков».

Сложная экономическая ситуация начала 90-х, охлаждение широкой публики к рок-н-роллу и возникновение новых географических границ разделили РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ и значительную часть их аудитории. В этот период группа выступала крайне редко, безуспешно искала издателей для своих записей, а попытка записаться в Питере со знаменитым звукорежиссером Юрием Морозовым так и не завершилась адекватным результатом. Альбом «1992», примерно поровну состоявший из песен Чернецкого и Чижа, стал последней студийной работой этого состава.

В мае 1992 года Чернецкий вернулся на сцену, и на какое-то время РАЗНЫЕ ЛЮДИ воссоединились в прежней форме, но баланс сил уже был нарушен: в музыке Чигракова традиционный блюз соседствовал с поп-балладами, а у Чернецкого преобладали хард и психоделия (в отношении текстов расхождения были еще более радикальными). Остальные участники группы зарабатывали на жизнь вне музыки.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РАЗНЫЕ ЛЮДИ: А. Чернецкий, А. Васильев, А. Гордеев, Б. Шавейников, Н. Кадыров.

Фото: И. Павлова.

В этой ситуации Чиграков, который уже давно тяготился неясностью своего положения, отправился в Питер, где записал соло-альбом «Чиж», после чего окончательно расстался с РАЗНЫМИ ЛЮДЬМИ и в мае 1994 года переехал в Северную столицу, где собрал группу ЧИЖ И КОМПАНИЯ, став к середине 90-х одним из наиболее успешных в коммерческом отношении поп-рок-артистов. Следом за Чижом группу покинул Сечкин. Но РАЗНЫЕ ЛЮДИ выстояли.

В 1994-м они за одну ночь записали альбом «Насрать!», в котором участвовал новый барабанщик Лев Худошин; в этот период РАЗНЫЕ ЛЮДИ изредка выступали дома и гастролировали в Питере, Москве и Одессе – на ежегодном фестивале памяти местной рок-звезды, гитариста и певца Игоря Ганькевича (БАСТИОН).

До середины 90-х в активе группы был только виниловый диск «1992». Зато в 1996 году вышли сразу три компакт-диска: «Буги-Харьков», «1992» и «Насрать!». В том же году в ряды РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ вернулся Леша Сечкин, а следующей зимой по приглашению группы DDT они вновь приехали в Питер и записали материал следующего альбома «Не было» (вышел в марте 1998 года).

В это время в компании РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ снова появился Саша Гордеев. Он ушел из группы в период московских гастролей, успел отметиться в харьковских группах УТРО и ДОЖДЬ, а также открыл там собственный клуб. С его подачи в 1997-м РАЗНЫЕ ЛЮДИ снялись для программы «Живая коллекция» на Центральном телевидении (одноименный диск вышел год спустя), а в июле 1997 года съездили на рок-фестиваль в Лидс (Великобритания) и выступили на BBC в программе Севы Новгородцева, но вскоре после этого Гордеев стал директором КОРОЛЯ И ШУТА и переехал в Питер.

Осенью 1999 года снова отправился в Северную столицу и Чернецкий. На пробу он дал десяток клубных концертов (в «Зоопарке», «Молоке» и т. п.), на которых ему аккомпанировали гитаристы Игорь Скалдин (экс-АУКЦЫОН, САН) или Чиж, барабанщики Владимир Исаев (BEGEMOT) или Владимир Шумахер (МАШНИНБЭНД). После этого Саша перевез из Харькова семью и решил остаться в Питере насовсем. В феврале следующего года харьковский состав РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ дал концерт в рамках фестиваля «Бомбы-Питер» в ДК им. Ленсовета, однако жизнь на два города оказалась для группы слишком сложной, и Чернецкий в очередной раз начал собирать новых ЛЮДЕЙ.

Уже на следующей крупной акции, Дне рождения Майка Науменко в том же зале 27 апреля 2000 года, РАЗНЫЕ ЛЮДИ предстали в составе: Чернецкий; Чиж; Андрей «Худой» Васильев (экс-DDT, А.В.О.С.Ь.), гитара; Петр Белецкий, бас, вокал, и Борис Шавейников (АУКЦЫОН), барабаны. Тот же состав (плюс Гордеев) был задействован и в альбоме «Comeback», записанном весной Юрием Морозовым на питерской «Мелодии». Он вышел на «Nox Music» (где тогда трудился Гордеев) под шапкой ЧЕРНЕЦКИЙ & ЧИЖ. В том же году «Караван Рекордз» переиздал часть архивов ГПД и РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ (всего пять альбомов).

Окончательно питерский состав РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ сложился к июню 2000-го, когда пост бас-гитариста занял Наиль Кадыров (экс-ПОЧТА, ТРИЛИСТНИК, VERMICELLI ORCHESTRA и т. д.), и группа вернулась к регулярным концертам. В декабре у нее появился свой сайт в Интернете. В конце зимы 2001-го РАЗНЫЕ совершили первый бросок за океан и дали серию концертов в США, по мотивам которых в том же году был выпущен альбом «Comeback in America».

Начиная с 2001 года РАЗНЫЕ ЛЮДИ участвовали в ежегодном летнем рок-фестивале «Окна Открой!» на стадионе им. Кирова, гастролировали по стране, ближнему зарубежью, выезжали в США и Израиль. Костяк группы оставался неизменным: Чернецкий, Васильев, Кадыров, Шавейников, к которым по мере возможностей присоединялись Чиграков и Гордеев. В случаях, когда концерты РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ и АУКЦЫОНА совпадали, Шавейникова за барабанами пару раз подменял Володя Нестриженко (RED POPPIES, С.О.К., позже…И ДРУГ МОЙ ГРУЗОВИК).

В 2002 году «Мистерия Звука» выпустила «Flashback», сборник записей РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ харьковского периода, а в декабре свет увидел альбом «Sиреrбизоны»: он был записан текущим составом группы за год с лишним до этого. В июне 2003-го деятельный Гордеев открыл клуб «Старый Дом», который на следующие два года стал одной из самых популярных в Питере концертных площадок. Именно там в декабре прошла презентация очередного студийного альбома группы «911» (он был записан в июне – июле непременным Юрой Морозовым и издан «АиБ Рекордз»), а месяцем раньше был представлен трибьют Борису Гребенщикову «Небо/Земля», на котором РАЗНЫЕ ЛЮДИ исполнили свою версию «Немого кино».

Помимо выступлений с группой Чернецкий, который единственный не зависел от чужих концертных графиков, много выступал соло, участвовал в различных благотворительных акциях и мемориальных концертах. В 2004-м свет увидел его третий соло-альбом, подходяще названный «Акустика». 5 ноября того же года в «Старом Доме» РАЗНЫЕ ЛЮДИ отметили свое пятнадцатилетие.

Весной 2005-го от них опять ушел Гордеев, который уволился из КОРОЛЯ И ШУТА, закрыл клуб и перенес (возможно, на время) свою активность в Москву. В том же году РАЗНЫЕ ЛЮДИ при участии ЧИЖА & C° записали новый альбом «44», а в январе 2006 года, устав согласовывать свои концертные графики с АУКЦЫОНОМ, сменили барабанщика: место Шавейникова занял Юрий Николаев, одновременно игравший с Кадыровым в блюз-бэнде SWEET LITTLE 60s.

Дискография:

Дезертиры любви (1989); Мазохизм (1990); Бит (1991); Буги-Харьков (1991); 1992 (1992); Насрать! (1994); Не было (1997); Живая коллекция (1998); Comeback in America (2001); Flashback (2002); Sиреrбизоны (2001); 911 (2003); 44 (2005).

Александр ЧЕРНЕЦКИЙ:

Боль (1988); Вера (1989); Акустика (2004).

ЧЕРНЕЦКИЙ & ЧИЖ:

Comeback (2000).

РАЙСКИЕ ПТЕНЧИКИ.

За время своего недолгого существования питерская группа с таинственным названием РАЙСКИЕ ПТЕНЧИКИ не снискала особых лавров, хотя уже тогда, в начале 80-х, исполняла вполне самоценные песни собственного сочинения, а ее участники позднее добились успеха в самых разных жанрах – от металла до фолк-рока, рок-н-ролла и блюза.

Группа родилась спонтанно, летом 1980 года, когда в очереди на прослушивание перед поступлением в музыкальное училище на Салтыкова-Щедрина случайно встретились Михаил Башаков и Костя Макаров. Они учились в одной школе и жили в одном дворе, поэтому, естественно, были знакомы, однако до этого никаких совместных планов не строили: Костя думал поступать на гитару, а Миша на барабаны (хотя в начальных классах три года занимался фортепьяно, а подростком освоил гитару). Затянувшийся разговор в очереди кончился тем, что оба поступили в класс гитары и сразу же начали обдумывать планы собственного творчества, благо Башаков еще в школе начал сочинять песни. Они вдвоем репетировали дома, записывая свое творчество на магнитофон.

Некоторое время все так и шло, но как-то раз, осенью 1981-го, возвращаясь на электричке домой в Купчино, они разговорились со случайным попутчиком, который выходил на той же платформе и с ходу зазвал их на репетицию своей группы ТЯЖЕЛЫЕ БОМБАРДИРОВЩИКИ – она играла в подростковом клубе «Искорка» на Алтайской, 37. Попутчика звали Александр «Кочегар» Давыдов, а идейным лидером БОМБАРДИРОВЩИКОВ был гитарист, певец и автор песен Олег «Котелок» Котельников.

ТЯЖЕЛЫЕ БОМБАРДИРОВЩИКИ искали гитариста. Ни Костя, ни Михаил не подошли, но прижились в клубе и вскоре собрали там полноценную группу, в которую вошли бас-гитарист Сергей «Мирон» Миронов (до этого он играл на гитаре в школьной панк-группе МЯСОРУБКА с бас-гитаристом БОМБАРДИРОВЩИКОВ Михаилом Дубовым) и пришедший ниоткуда пятнадцатилетний барабанщик Евгений «Бен» Бобров. Башаков придумал название РАЙСКИЕ ПТЕНЧИКИ, и все закрутилось.

ПТЕНЧИКИ исполняли в основном песни Башакова, хотя другие участники группы тоже пытались сочинять. Их стиль балансировал между панк-роком и хардом. Обычно они выступали у себя в клубе, реже в соседних (Башаков позже вспоминал как особо удачный концерт в подростковом клубе где-то на углу Витебского и Типанова), а как-то раз сыграли за пиво в популярном пивбаре «Аквариум» (от которого, кстати, и получила свое имя одноименная группа).

Иногда к ним заходил еще один знакомый Дубова, Борис «Скромный» Вильчик, который осваивал барабаны там же, где учились Башаков с Макаровым, но на курс старше. В ту пору Боря нигде толком не играл, но очень стремился к этому.

РАЙСКИЕ ПТЕНЧИКИ просуществовали до весны 1983 года, когда Миронова забрали в армию. Следом на службу отправился и Бобров. До Башакова военкомат так и не добрался, но он к тому времени резко сменил сферу увлечений, уйдя из рок-н-ролла в мир любительского кино: Михаил поступил в народную студию при ДК им. Кирова, где монтировал фонограммы и сочинял сценарии, а позже увлекся живописью и философией, что оказало влияние на его последующее творчество. В 1987-м он собрал ТРИКСТЕР, в котором с ним играл Дубов, а весной 1989-го они вместе организовали группу ДУХИ.

Миронова после армии пригласили в 7Б, куда он тут же позвал Борю Вильчика (к этому времени Борис успел побарабанить в панк-группе НЧ/ВЧ с теми же Котельниковым и Дубовым из ТЯЖЕЛЫХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ). Вскоре они сменили имя на ИЗОЛЯТОР.

Бобров, вернувшись в Питер с острова Кунашир на Курилах, где он провел два армейских года, серьезно занялся музыкальным образованием и вернулся на сцену только зимой 1992 года как барабанщик первой питерской кантри-группы FINESTREET. Позднее он играл в группах ТАНКИ, AD LIBITUM, PLANTATION, HOODOO VOODOO, BIG BLUES REVIVAL, O.S.A., СПОКОЙНОЙ НОЧИ, BILLY'S BAND и т. д.

Единственным РАЙСКИМ ПТЕНЧИКОМ, не пошедшим в дальнейшем по музыкальной части, оказался Костя Макаров: в середине 80-х он увлекся эзотерикой и пропал из поля зрения своих бывших коллег.

РАССВЕТ.

Одна из многих групп, которые колесили по танцплощадкам и домам культуры питерских пригородов в первой половине 70-х, исполняя все – от образцов импортного харда до неизбежно пользовавшихся успехом на танцах эстрадных шлягеров и дворовых баллад, РАССВЕТ был одним из лучших в своем роде, а в его составе в разное время отметилось несколько хорошо известных позже музыкантов.

Информации о группе не слишком много. Организовал ее, ориентировочно не позднее осени 1970 года, бас-гитарист и певец Игорь Антонов, а в оригинальный состав вошли гитаристы Юрий Селиверстов и Юрий «Репа» Репетун. Все трое жили в одном дворе и были близко знакомы со школьных времен. Музыкального образования ни у кого не было, но Антонов был весьма музыкален и один к одному снимал фирменные номера.

Барабанщиков – по крайней мере, какое-то время – было двое, играли они попеременно и носили одно и то же имя Борис. Узнать фамилии обоих не удалось, но все вспоминают их как Борю Большого и Борю Маленького (хотя по возрасту, сколько можно судить, они были ровесниками).

Подготовив репертуар из пары десятков блюз-роковых номеров (плюс текущая эстрада на потребу самой невзыскательной части публики) и взяв название РАССВЕТ, они начали искать точку приложения сил и спустя некоторое время оказались в клубе поселка Горелово близ Красного Села, где еженедельно играли на танцах свои тяжелые блюзы.

Вокальных данных Антонова не всегда хватало для той музыки, которую они пытались исполнять, поэтому параллельно РАССВЕТ искал подходящего певца. В августе 1971-го вакантное место занял Михаил Панаев. «В то время я играл в ДК „Мир“ с МИРЯНАМИ, – вспоминал он историю знакомства с РАССВЕТОМ уже в 80-х. – Одновременно мы всей группой входили в состав ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА композитора Мосенкова, но перспективы там не было. Как-то раз на перроне Варшавского вокзала ко мне подошла компания ребят с гитарами. Они сказали, что слышали, как я пою, и хотят пригласить в свою группу». Так Панаев стал вокалистом РАССВЕТА, а на его место в ОРКЕСТРЕ Мосенков взял Валентина Безруких из БУНТАРЕЙ.

В то время РАССВЕТ играл в основном фирму (с упором на TEN YEARS AFTER, LED ZEPPELIN и FREE), несколько собственных песен и что-то из советской эстрады, но в оригинальных аранжировках. Продолжая работать в Горелове, они все свободное время отдавали репетициям, повышая свое мастерство и осваивая новый материал: «Нередко мы оставались ночевать прямо в клубе». Это возымело результат: к весне у РАССВЕТА появился обширный репертуар, включавший достаточно сложные вещи, как, например, «Immigrant Song» LED ZEPPELIN, с десяток номеров стремительно входивших в моду DEEP PURPLE (в т. ч. хит сезона «Smoke on the Water»), кое-что из URIAH HEEP и все тех же TEN YEARS AFTER.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РАССВЕТ: В. Савенок (1972).

Фото: архив автора.

Весной обоих Борисов призвали в армию, а новым барабанщиком стал гораздо более опытный Валерий «Пес» Иванов – Антонов уже давно пытался пригласить его в РАССВЕТ, но тот работал с какими-то другими музыкантами.

Звездным часом РАССВЕТА стал один из ночных балов в начале лета. «Народ и так принимал нас отлично, – рассказывал потом Панаев, – но когда я взял гитару и мы с Игорем и Валерой сыграли „All Right Now“ FREE, все просто встали на уши!».

Сыгравшись в своем Горелове и почувствовав себя увереннее, группа начала выбираться с концертами в Питер. Пару раз РАССВЕТ разогревал знаменитый САНКТ-ПЕТЕРБУРГ на сэйшенах в Академии художеств, где познакомился с его певцом Володей Рекшаном. Панаев, который целенаправленно занимался своим вокалом, к этому времени освоил пение микстом (в таких, например, вещах, как «Immigrant Song»).

Летом, однако, начались проблемы: возникли трудности с аппаратом, к тому же барабанщик Валера оказался сильно пьющим, из-за чего группу постоянно лихорадило. В августе он был уволен, а на его место пришел Виктор Гуков – школьником он дебютировал в группе ЭДЕЛЬВЕЙС, отслужил в армии, а потом играл на танцах в Тайцах и Суйде с бывшим гитаристом ЭДЕЛЬВЕЙСА Михаилом Волченковым. Уже тогда Гуков считался сильным барабанщиком и был солидно экипирован: после армии мать купила ему фирменную установку за восемьсот рублей!

Пару раз сыграв с Гуковым в Горелове, РАССВЕТ по его предложению переехал в Суйду, где провел следующие два месяца, однако с наступлением холодов (танцевальный зал дирекция клуба в целях экономии не отапливала) работать стало невозможно. Группа без особого энтузиазма вернулась в Горелово, где ее покинул основатель, Игорь Антонов. Новым бас-гитаристом стал Владимир Тимофеев – он работал в Академии художеств и играл в одной из тамошних групп; но творческий посыл быстро иссякал, зимой Панаев ушел из РАССВЕТА в РАДУГУ, игравшую на танцах в Красном Селе, а в апреле 1973 года и остальные музыканты разбежались кто куда. Селиверстова весной забрали в армию.

Между тем в том же дворе, где начинал РАССВЕТ, жил Владимир Савенок. Он окончил музыкальную школу по классу ф-но, в 1968-м, услышав THE BEATLES, увлекся поп-музыкой и сразу же начал сочинять песни, а свою первую группу собрал в соседнем ЖЭКе. Все это время он с пиететом относился к РАССВЕТУ, который репетировал неподалеку и иногда позволял молодежи поиграть на своем аппарате.

Весной 1973 года Савенок (у которого уже был немецкий орган «Weltmeister») и его знакомый, бас-гитарист Владислав Дуплий, решили собрать группу для работы на танцах в поселке Романовка около Гатчины. К ним присоединился гитарист и певец Георгий «Жора» Ордановский: после того как основатель и идейный вдохновитель РОССИЯН Саша Кроль угодил в армию, группа распалась, и Жора был в свободном полете – играл с недолговечным ДИКИМ МЕДОМ, работал на танцах с ВОЗРОЖДЕНИЕМ и т. д. Вторым гитаристом стал Сергей Захватов, клавишником – некто Балин, а имени барабанщика история не сохранила – тем более что он быстро пропал и его место занял Гуков. Это резко повысило реноме группы и ее профессиональный уровень.

Месяц спустя Захватов ушел в LOOK AT YOURSELF. Его сменил Юра Репетун. Следом в неизвестном направлении исчез и клавишник. На его место хотели было взять Алика Азарова из НОВОГО САДКО, однако у того не было своего инструмента, поэтому клавишником стал сам Савенок (до этого он только пел). Поначалу они собирались назваться REVIVAL, однако наличие в рядах группы двух участников РАССВЕТА перевесило другие мнения.

До осени второй РАССВЕТ играл на танцах в Романовке, в сентябре переехал в Солнечное, а в октябре-ноябре работал по отделению с ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ОРКЕСТРОМ Мосенкова в том же «Молотке» (ДК «Мир»). Несколько раз РАССВЕТ, у которого в этот период уже набралось около пятнадцати собственных песен (что-то сочинял Савенок, а у Жоры была масса материала со времен РОССИЯН: «Кто-то тихо-тихо плачет», «Кочевники»; что-то они даже сочинили вместе), участвовал в сэйшенах, в т. ч. в Песочном.

Несколько раз они озвучивали вечера в военном училище им. Дзержинского (где знакомый выставлял Савенку хороший орган) и сотрудничали с джазовым оркестром Владимира Сегала. Импортную часть репертуара группы пополнило несколько песен CREEDENCE CLEARWATER REVIVAL.

Последний концерт РАССВЕТА состоялся 7 ноября 1973 года в старом деревянном клубе в Сестрорецке, после чего группа распалась окончательно. Ордановский ушел возрождать РОССИЯН с вернувшимся из армии Кролем; Гукова пригласили МИФЫ, которые тогда переехали на Водокачку; Савенок иногда пел в Карташевской с группой ОКЕАН, НЕБО, ЗВЕЗДЫ, а потом влился в ряды СТАРАТЕЛЕЙ, чуть позже сменивших имя на ВЕРЕТЕНО; Дуплий ушел в ресторан, а оттуда в такси.

За исключением Панаева, который закончил вокальную карьеру в начале 80-х в составе ПИКНИКА, участники первого РАССВЕТА музыку давно покинули. Что касается музыкантов второго созыва, то Ордановский возглавлял РОССИЯН до своего трагического исчезновения в 1984-м; Гуков занимался музыкой до конца 80-х и переиграл с половиной города, а Володя Савенок остается в музыке по сей день, возглавляя свой ривайвл-бэнд SWEET LITTLE 60s.

РЕГГИСТАН.

Вероятно, первая в истории питерского рока группа, в музыке которой доминирует рэггей – причем как музыкальная формула, а не как идеология растафарианизма, – РЕГГИСТАН вырос из другой, не менее интересной группы STREET BOYS COMPANY, которая многие годы несла эстетику рэггей в массы, выступая на улицах и в подземных переходах Северной Пальмиры.

Группа родилась в середине 1989 года из пестрой компании молодых музыкантов и меломанов, которые посещали существовавшую при Ленинградском Рок-клубе студию ритма, возглавляемую ветераном-барабанщиком Игорем Голубевым. Еще в середине 70-х он начал популяризовать идеи свинга, сочиняя собственные школы барабанной техники, а потом отрабатывая их в рядах созданной им группы ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН. К концу 80-х группа исчерпала свой потенциал и распалась, но Игорь продолжал с энтузиазмом проповедовать постулаты своей ритмической культуры и способы ее реализации.

Основателями STREET BOYS COMPANY стали учившийся в ЛИТМО Павел Зеленин (аккордеон) и студент Политеха Дмитрий Жуков (клавишные). Постепенно к ним присоединились студент того же ЛИТМО Константин Естренский (гитара), Филипп Хазанович (бас), соученик Жукова Кирилл Погоничев (барабаны, перкуссия) и Сергей Черепанов (тенор-сакс, вокал). Периодически с ними сотрудничали и другие музыканты. Некоторое время безымянная группа мыкалась в поисках репетиционной площадки – верное решение пришло, когда музыканты рискнули выйти на улицу, чтобы совместить репетиции с живыми выступлениями. Это и определило выбор названия – так на свет появилась STREET BOYS COMPANY.

К осени 1990-го в составе STREET BOYS COMPANY сложилась вокальная группа, основу которой составляли Андрей Иванов, Инна Павлова, а немного позже Елена Клемешова (появление в составе группы нескольких «girls» никак не повлияло на ее сугубо мужское название).

В 1991 году Хазанович и Погоничев (которые дружили еще со школы), прихватив Жукова, ушли и собрали собственную группу ВРАЩЕНИЕ ИЗ; поначалу она вела такой же уличный образ жизни, однако с появлением в Питере клубной сцены («TaMtAm», «Стерх», «Засада») перебралась под крышу. Бас-гитару взяла в руки одна из новых вокалисток Катя Любинская, а барабанщиком стал сын Игоря Роман Голубев. Репертуар группы в этот период состоял исключительно из песен Боба Марли, Питера Тоша, Альфы Блонди, STEEL PULSE и других звезд рэггей, а точкой базирования стал угол Невского проспекта и Думской улицы, где они играли либо под открытым небом, либо в подземном переходе, известном как Теплая Труба.

Уличный период продолжался в биографии группы до 1995 года. Между тем в 1992-м к STREET BOYS COMPANY прибился гражданин Бурунди, гитарист и певец Рене. Тогда же администратор находившегося по соседству ресторана «Садко» начал приглашать их выступить на тех или иных мероприятиях – несколько раз группа играла на каких-то презентациях и т. п., а когда на канале Грибоедова открылся «Арт-клуб», они стали завсегдатаями его сцены. Зеленов сменил свой аккордеон на клавишные, а вместо Сергея Черепанова, который попал в сети Свидетелей Иеговы, играть на саксофоне начал Игорь Горнаев (параллельно он был участником ВРАЩЕНИЯ ИЗ). Иногда его подменяла саксофонистка Света. Примерно тогда же в их репертуаре начали появляться собственные песни на русском.

Дела у группы шли относительно неплохо, и музыканты начали подумывать о большой сцене. У них появился менеджер Петя Расин, однако он считал, что состав из десятка человек не имеет перспектив, в результате чего девушки (Лена с Инной) и Рене ушли в поп-группу КАПУЧЧИНО певца Армена Оганесяна (экс-АДВОКАТ, КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ). Костя Естренский решил бросить музыку, и группа оказалась у разбитого корыта. Собственно, на этом период STREET BOYS COMPANY пришел к логическому завершению, и начался РЕГГИСТАН, хотя само это название родилось чуть позже.

Новым гитаристом стал конголезец Анж Комбо. Группа продолжала выступать везде, куда ее приглашали, а их состав медленно менялся. Катя Любинская отправилась искать счастья в Европу, у Ромы Голубева возникли серьезные проблемы с наркотиками, и новую ритм-секцию к весне 1996-го составили Андрей Косогоров (он тоже занимался у Игоря Голубева), бас, и Игорь Кравченко, барабаны. Оба до этого вместе играли в группе MANCHESTER. ВРАЩЕНИЕ ИЗ к тому времени тоже распалось, дав жизнь группе КС (куда ушел Погоничев), Хазанович занялся администрированием в клубах, а Жуков воссоединился со старыми товарищами в рядах РЕГГИСТАНА.

Зимой 1995-го музыканты РЕГГИСТАНА познакомились с питерской рэп-группой С.Т.Д.К. Некоторая общность взглядов на современную музыку привела их к идее сделать совместную программу. Ее премьера состоялась на Пасху 1996 года в клубе «Перевал», а позже была показана на различных сценах еще несколько раз. С РЕГГИСТАНОМ начал выступать певец с Ямайки Эманио: он «читал» на их музыку свои тексты в стиле рагамаффин.

Еще выступая в «Садко» как STREET BOYS COMPANY, группа познакомилась с нефтяным магнатом Алексеем Небольсиным, который стал горячим почитателем ее творчества, пригласил выступить на своем дне рождения и финансировал запись альбома на студии «ПетроМикс», однако эта запись так никуда и не пошла по причине распада оригинального состава группы и того, что часть песен вошла в репертуар КАПУЧЧИНО.

Несмотря на затянувшиеся трудности переходного периода, РЕГГИСТАН много выступал: в том же «Перевале», в «Трибунал-баре», «Корсаре», на «Adidas Party», которая проходила на Дворцовой площади; также группа снималась в телепрограмме «Ржавые провода» (реж. Н. Крусанова) на питерском телевидении и т. д. Они снова решили записаться – тем более что у группы уже накопился обширный собственный материал. Однако их меценат помочь уже не смог, поэтому РЕГГИСТАН начал записываться на «Форум-Юнистудии» за свой счет – по подсчетам музыкантов, процесс растянулся почти на пять лет! В конце концов альбом «Регги, Регги, Реггей», в который вошли записи с 1993-го по 1999-й, сделанные на «ПетроМиксе», в «Форум-Юнистудии», на домашних студиях Армена Оганисяна и Саши Шиха, был выпущен при поддержке «Manchester Files» лишь в 1999 году.

В конце 90-х и начале следующего десятилетия активность группы несколько снизилась. Тем не менее 30 июня 2001 года РЕГГИСТАН принял участие в большом рэггей-концерте на сцене клуба «Спартак», в котором участвовали известный ямайский певец Боб Рид, группа ACKEE WA-WA и т. д. Гитарист-конголезец к этому времени пропал, и в РЕГГИСТАН вернулся Костя Естренский. Следующие несколько лет группа регулярно играла в клубах – прежде всего в «City», где Андрей Иванов долгое время работал администратором. Помимо того он записал рэггей-вокал на одном из альбомов НОВЫХ КОМПОЗИТОРОВ. Осенью 2002-го РЕГГИСТАН принял участие в рэггей-этапе фестиваля «Наводнение» в клубе «Порт».

После этого ушел занятый в разных кавер-бэндах (TWO TICKETS, 5TH AVENUE BAND) Косогоров, и все басовые партии пришлось играть Жукову. Кравченко по-прежнему в строю, хотя тоже занят в нескольких группах (WINE, НАСТЯ, ДАЙ ПИСТОЛЕТ!). Из других участников группы в музыке остается разве что Кирилл Погоничев (КС, ВЫХОД, «RP-studio»). Рома Голубев позднее играл в ACKEE WA-WA, Катя Любинская выступает соло. В настоящее время РЕГГИСТАН работает над своим вторым альбомом.

Дискография:

Регги, Регги, Реггей (1999).

РЕКВИЕМ.

Словно в противовес своему нарочито мрачному названию питерская группа РЕКВИЕМ исполняла энергичные, мелодически разнообразные и симпатичные песни с неплохими текстами, опираясь на творчество своих первых кумиров, THE BEATLES, неоднократно блистала на битловских концертах Коли Васина, славилась своим умением с пол-оборота завести любой зал, записывала свою музыку, провела на сцене десять лет и ушла с нее только в середине 80-х, когда дискотеки повсюду заменили «живую» музыку.

Группу организовал в мае 1973 года одаренный музыкант и певец Валентин Оборин (р. 2.01.52 в Ленинграде). Он вырос в самых что ни на есть хулиганских переулках Лиговки, и если бы не рок-н-ролл, который Валя открыл для себя в середине 60-х с песнями THE BEATLES, его судьба могла сложиться иначе. В армии он служил с Сашей Бухрыстиковым, который окончил музыкальную школу по классу баяна и мечтал собрать свою группу. Они демобилизовались в ноябре 1972-го и приступили к реализации плана, поджидая из армии лучшего друга Оборина, Валеру Карпова, которому оставалось служить еще полгода.

Первой проблемой были инструменты и аппаратура. В поисках оных на их пути встретился 17-летний Николай Сазонов (р. 31.01.55 в Ленинграде), который дружил с паяльником, неплохо разбирался в электротехнике и согласился помочь будущей группе. В ее первый состав вошли: Валентин Оборин (гитара, вокал), Валерий Карпов (бас), Александр Бухрыстиков (ритм-гитара), Владимир Андреев, тоже житель Лиговки (барабаны), а Сазонов стал их инженером и звукооператором.

Они взяли имя РЕКВИЕМ (никакого специального смысла в него не вкладывая), нашли репетиционную площадку на Водокачке, в клубе Главной водопроводной станции, и начали готовить первую программу. Вскоре по соседству с ними поселился САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, аппаратура которого сильно пострадала во время пожара, и Сазонов помогал соседям с ремонтом.

За лето РЕКВИЕМ сыгрался и успел несколько раз выступить на свадьбах и выпускных вечерах в школах, исполняя главным образом песни THE BEATLES и какие-то эстрадные номера. К осени состав поменялся: Оборин взялся за бас, Карпов за гитару, Бухрыстиков переключился на клавишные, неритмичный барабанщик ушел, а на его место был приглашен более опытный Виктор Чиженков (р. 14.02.51 в Ленинграде).

Правда, первый заметный выход группы на люди – их пригласили сыграть на открытой площадке в Колпине – закончился полным фиаско: новый барабанщик еще не был в курсе и до места не доехал, а остальные музыканты долго не могли совладать со звуком. Тем не менее провал не отвратил их от выбранного пути. Бухрыстиков, который занимал в РЕКВИЕМЕ должность администратора, получил в ЛДХС официальное разрешение выступать и нашел симпатичный клуб в Жихареве. Хотя местечко это было далекое – два с лишним часа в сторону Ладоги, директор клуба оказался бывшим джазменом и деловым человеком, обеспечив группе комфортное существование на весь уикенд: она приезжала в Жихарево в пятницу вечером и возвращалась домой в понедельник.

РЕКВИЕМ отработал в Жихарево два года, постепенно набираясь сил и шлифуя репертуар. На этот раз их единственной проблемой была нехватка соло-гитариста (Карпов на этот пост не претендовал), поэтому зимой 1974-го в группу был приглашен Вячеслав Петрушин (р. 9.09.51 в Ленинграде), гитара, который знал Оборина и Карпова с детских лет. Ближе к весне его сменил Геннадий Пономарев. В мае 1974 года Колю Сазонова забрали в армию. Осенью Чижевский ушел и их новым барабанщиком стал Виктор Бородулин (р. 13.04.49 в Ленинграде). Отыграв с РЕКВИЕМОМ год, Пономарев тоже пропал, и новым соло-гитаристом пригласили Виктора Кудрявцева по прозвищу Дикий. Примерно с того же времени несколько песен в программе РЕКВИЕМА начала исполнять жена Валентина Елена Оборина.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РЕКВИЕМ (1977).

Фото: архив группы.

Когда в Жихареве поменялась власть, РЕКВИЕМ оттуда съехал и в дальнейшем постоянно играл на пригородных танцплощадках, стараясь держаться поближе к городу. В 1976-м, например, они работали в Красном Селе, где уже пытались записывать свои песни. В роли автора обычно выступал Валя Оборин, который сочинял песни либо на свои тексты, либо на стихи поэта Юрия Дементьева. В тот же период РЕКВИЕМ все чаще начали приглашать на сэйшены, а также на битловские дни рождения, которые с весны 1976-го из посиделок у Коли Васина превратились в шумные публичные акции.

Между тем, отслужив в армии, Сазонов в РЕКВИЕМ не вернулся, хотя с весны 1976-го вместе с Обориным и Бухрыстиковым работал в Инженерном замке. Новую точку приложения сил он нашел в только что возрожденном СОЮЗЕ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК Володи Козлова, с которым он тоже выступал на битловских днях рождения и работал на танцах. В феврале 1977-го Николай и гитарист СОЮЗА Слава Хрусталев собрали собственную группу ОСЕНЬ, с которой точно так же окучивали клубы и кафе питерских пригородов.

9 октября 1976 года в кафе «Кристалл» РЕКВИЕМ – вместе с АКВАРИУМОМ, СОЮЗОМ, ДО СЕМИ, Ольгой Першиной, Юрием Степановым, Андреем Макаревичем (который там впервые исполнил свой знаменитый ныне «День рождения») – отпраздновал день рождения Джона Леннона. На гитаре у них в этот период иногда играл опытный джазовый музыкант Виктор Прокопенко из ГАММА-ДЖАЗА (хотя там он числился как банджист и флейтист). В том же году группа была приглашена на организованный Ленинградским телевидением конкурс «Студия молодых», хотя со своими некомсомольскими песнями особых лавров там не снискала.

После этого, однако, в группе разразился кризис: большая часть музыкантов решила устроиться в кабак, где заработки были неизмеримо выше, нежели в отдаленных клубах или на сомнительных сэйшенах, а удобств гораздо больше. В итоге осенью 1977 года РЕКВИЕМ покинули Бухрыстиков, Кудрявцев и Бородулин. Взяв нового вокалиста и бас-гитариста, они устроились работать в какой-то ресторан в Ломоносове.

Оставшись вдвоем, Оборин и Карпов весной 1978-го начали возрождать РЕКВИЕМ. На пост гитариста был снова призван Слава Петрушин, а новым барабанщиком стал дотоле неизвестный Николай Батерук (р. 8.09.53 в Ленинграде). Таким составом группа мало-помалу восстановила свой репертуар и форму, а их аппаратом в этот период занялся Виктор Кравецкий.

С середины 1978-го РЕКВИЕМ снова начал выступать: на протяжении следующих трех лет они играли в училище им. Макарова, в Суйде, Понтонной, снова в Жихареве, на птицефабрике близ Русско-Высоцкого и на различных платных мероприятиях (свадьбы, юбилеи, заводские вечера). Батерука осенью сменил Анатолий «Хэнк» Веревченков (р. 29.09.54 в Ленинграде), который помимо барабанов умел играть на трубе.

В сентябре 1978 года в компании с РОССИЯНАМИ РЕКВИЕМ неплохо выступил в кафе «Заря» на ул. Седова; 3 ноября 1978-го они с легким опозданием (времена для рок-н-ролла были суровые) отметили день рождения Джона Леннона сэйшеном в Красном Селе; в апреле 1979 года Игорь Монахов устроил битловский праздник в кафе на Серебристом бульваре; в октябре он же организовал очередной день рождения Леннона при участии АКВАРИУМА, РЕКВИЕМА и ЗАРОКА.

Хотя состав РЕКВИЕМА в этот период был стабильным, проблема гитаристов не сходила с повестки дня: когда в 1979-м их снова покинул Слава Петрушин, его место занял гитарист и певец Михаил Ананьев (р. 14.01.59 в Ленинграде). Он был намного младше остальных и до этого играл только в школьных группах. Официальной базой группы в это время стал Всеволожский дом культуры.

В 1981-м Николай Сазонов и его приятель Сергей Муравьев сделали достаточно профессиональную запись РЕКВИЕМА на своей студии в Парголове. В феврале 1982 года группа вступила в Рок-клуб, а три недели спустя дебютировала на его сцене, когда 6 марта совет клуба поставил их единственными хэдлайнерами в концерте молодых групп. К слову, этими молодыми группами были еще пока никому не известные КИНО, СТРАННЫЕ ИГРЫ и ВЫХОД.

В течение года-полутора РЕКВИЕМ активно участвовал в жизни Рок-клуба, но потом от него отошел: клуб мог поддержать молодых, но был недееспособен, когда речь шла о проблемах по сути дела профессиональных музыкантов. В 1982-м за пульт в РЕКВИЕМ вернулся Коля Сазонов. Из Всеволожска они переехали в Юкки, где играли года до 1983-го, хотя время от времени случались и концерты в городе. Поскольку все участники группы были людьми взрослыми и семейными, время от времени кто-то из них оказывался занят, поэтому в их компании появились новые музыканты: на концерте в ДК «Красный Октябрь» и в Юкках с РЕКВИЕМОМ несколько раз играл только что пришедший из армии гитарист Андрей Ксенофонтов, а пока Оборин уезжал на армейские сборы, его место занимал Андрей Барановский. Веревченков ушел, и за барабаны снова был приглашен Витя Бородулин.

Последней рабочей площадкой РЕКВИЕМА стала шашлычная на пр. Народного Ополчения, 115, прямо напротив платформы Дачное, где они обосновались в 1983 году. К этому времени состав группы усилил клавишник Сергей Шаров. На этом этапе речи о творчестве уже не шло, и спустя какое-то время группа фактически распалась: Оборин и Шаров ушли в объединение «Невские зори», а остальные покинули музыку.

Тем не менее время от времени ветераны собирались, чтобы снова сыграть песни THE BEATLES на традиционных праздниках Коли Васина. Так, в ноябре 1986-го, с Веревченковым за барабанами, они дали жару на ленноновском дне в ДК железнодорожников, исполнив великолепные версии «A Hard Day's Night» и «Eight Days a Week»; в феврале 1987-го отметили день рождения Харрисона в ведомственном клубе на Московском проспекте и т. д., хотя к началу 90-х выпали из музыкального обихода.

Большинство участников классического состава группы музыку покинуло – за исключением разве что Коли Сазонова, который занимался звукорежиссурой в Александринском театре и на собственной студии «Левиафан». Свои студии есть у Андреев Барановского («Охтинский Мост») и Ксенофонтова («Xenophon Records») – последний с конца 80-х также играл в группах Ё и ДВОЮРОДНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ. Веревченков в настоящее время работает бухгалтером в одном из питерских казино.

Сергей Шаров в 90-х играл в группе ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН и погиб с другими ее участниками в автокатастрофе в 1999-м. Две недели спустя от болезни почек умер Валерий Карпов. Михаил Ананьев погиб во время пожара на катерной стоянке в 2003 году. Основатель РЕКВИЕМА, Валентин Оборин, ушел из жизни 25 октября 2004 года после долгой и тяжелой болезни. Последний раз он побывал на рок-концерте в предыдущем феврале, когда в ДК работников связи отмечали день рождения Джорджа Харрисона, но сам уже не выступал. Зато семейную традицию в музыке продолжает его сын, Павел Оборин, который известен как звукорежиссер. Архивные записи РЕКВИЕМА хранятся в коллекции Николая Сазонова.

РЕМОНТ.

Группа РЕМОНТ появилась на свет в мае 1976 года и по сути дела стала первой версией популярного позднее ЗАРОКА, а вся ее активность была связана по большей части с битловскими днями рождений, которые в те годы уже начал проводить главный питерский битл-фан Коля Васин.

Два участника группы, Владимир Ермолин (гитара, вокал) и Игорь Григорьев (бас, вокал), начинали вместе в школьной группе THE MIRACLE WINDS, потом на пару лет разошлись, но не теряли контакта, и когда весной 1976-го Ермолин ушел из АРГОНАВТОВ, где в ту пору играл, они решили объединиться снова. К ним присоединился экс-гитарист групп ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ и ЧТО ДЕЛАТЬ? Евгений Мочулов, а за барабаны был приглашен еще один участник THE MIRACLE WINDS Валерий Морозов.

Дебют РЕМОНТА состоялся 18 июня 1976 года на празднике в честь дня рождения Пола Маккартни в кафе «Сонеты». По словам Ермолина, он уже тогда хотел назвать группу ЗАРОКОМ, но Васин, выступивший в роли этакого крестного отца, придумал им имя РЕМОНТ, поскольку они собирались «ремонтировать», т. е. подновлять, освежать или перелицовывать классические образцы, что Ермолин и компания всегда делали с истинным артистизмом и фантазией.

С приходом осени РЕМОНТ плавно превратился в новую версию ЧТО ДЕЛАТЬ? и играл на танцах в Лаголове, однако собирался для исполнения битловского репертуара на всех концертах, проводимых неутомимым Васиным. В мае 1977 года Ермолин ушел в армию, на чем, собственно, история РЕМОНТА и закончилась: по возвращении он недолго играл в группе JET, после чего возродил-таки РЕМОНТ, но уже под названием ЗАРОК.

РИКОШЕТ.

Добившийся признания как основатель, лидер и основной автор популярного во второй половине 80-х ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК – по сути дела первой панк-рок группы, которая сумела прорваться на сцену фестиваля Рок-клуба, а оттуда в нескончаемые гастроли по всей стране, Александр «Рикошет» Аксенов родился 3 сентября 1964 в Ленинграде в семье театрального режиссера Юрия Аксенова и дебютировал на сцене осенью 1980-го в составе школьной группы РЕЗИНОВЫЙ РИКОШЕТ, откуда и пошло его прозвище, впоследствии ставшее сценическим именем.

По возвращении из армии Рикошет присоединился к НАРОДНОМУ ОПОЛЧЕНИЮ (он был их бас-гитаристом в период записи панк-оперы «Новогодие» 1985 года) и пытался репетировать с АВТОМАТИЧЕСКИМИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМИ, но уже тогда начал сочинять собственный материал. Решив записать его, Рикошет привлек к участию в проекте трех участников находившейся в состоянии полураспада группы КСК. Хотя соло-альбом так и не был закончен, между участниками записи завязались дружеские отношения, что и привело к созданию ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

Александр «Рикошет» Аксенов.

Фото: В. Конрадт.

За следующие шесть лет группа записала четыре альбома, гастролировала по всей стране, участвовала в многочисленных рок-фестивалях, однако в 1992-м распалась как по причине музыкальных разногласий, так и в связи с общим кризисом рок-движения в постперестроечной России.

Некоторое время Рикошет подумывал о том, чтобы возродить группу с другими музыкантами, но из этого ничего не вышло, и он вернулся в музыку только в 1995-м, выпустив на «Moroz Records» свой дебютный альбом «Блюз для негодяя». В его записи участвовали музыканты клубных групп MILITARY JANE и ДЖАН КУ, с которыми Рикошет в то время сотрудничал как звукорежиссер и продюсер. Результатом его студийной селекции молодых дарований стал сборный альбом «Новая волна питерского рока» и одноименный фестиваль, который прошел во Дворце спорта «Юбилейный» в начале ноября 1995 года.

В июне следующего года Рикошет вернулся на сцену, выступив на нашумевшем и многолюдном фестивале «Театра DDT» «Наполним небо добротой», где ему снова аккомпанировали музыканты MILITARY JANE и ДЖАН КУ, а осенью 1996-го с успехом повторил акцию «Новая волна питерского рока».

Следующие несколько лет он занимался преимущественно студийной работой с альтернативными группами, рэпперами и электронщиками, а в 1999 году исполнил свою давнишнюю мечту, записав совместный альбом «Геополитика» с лидером легендарной АЛИСЫ Костей Кинчевым (диск тоже был выпущен под лэйблом «Moroz Records»).

В мае 2002-го трое участников оригинального ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК снова собрались вместе и приняли решение записать под прежним названием цикл новых песен Рикошета, которые, по их мнению, отвечали стилевой направленности группы в 80-х. Работа над альбомом началась в том же августе, но была закончена лишь пару лет спустя. После того как новая работа ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК будет опубликована, музыканты планируют провести турне в его поддержку.

Дискография:

Блюз для негодяя (1995).

РИКОШЕТ и КИНЧЕВ:

Геополитика (1999).

RЕЕ1RОАDЪ.

Хотя RЕЕ1RОАDЪ не были первыми, с кого началась популяризация в Питере кельтской музыкальной культуры, именно им впервые удалось выйти за рамки школярского копирования оригиналов, освоив сопредельные художественные пространства, и перейти от исполнения танцевальной музыки к собственному творчеству и смешению фольклорных традиций разных народов, создав свой вариант world music.

Основатель группы Алексей Белкин заинтересовался фолком в середине 90-х, а летом 1998-го, еще толком ни на чем не играя, взялся менеджировать OLD HORNED SHEEP – пожалуй, наиболее интересную из питерских фолк-групп того времени. Со временем он освоил гитару и галисийскую волынку, а той же осенью начал репетировать с безымянным поначалу трио, в которое вошли Анастасия Карасева (тин-уисл, блок-флейта, кельтская арфа, пандеретта, гитара) и Нина Харакоз (аккордеон).

На протяжении следующего года в состав группы, получившей поначалу имя REELROAD (вероятно, по созвучию названия танца «рил» и «railroad») влились Павел Карпенков, контрабас; Павел Мнев (ЕХАЙ), флейта, тин-уисл; Петр Сергеев, бойран, дарабука, и Елена Белкина, флейта, бомбарда, жалейка, барабан. Белкина в то время играла в OLD HORNED SHEEP, поступала в Консерваторию и даже сдала на «отлично» экзамен по специальности. Остальные наличием музыкального образования похвалиться не могли.

С первых дней существования REELROAD ориентировались в основном на исполнение танцевальных мелодий и песен различных кельтских стран, таких как Ирландия, Шотландия, Франция (Бретань) и Испания (Галисия). В январе 2000-го они дали свой первый концерт в клубе «Шалтай-Болтай», летом с подачи музыкантов группы ДОБРАНОЧЬ посетили Францию, где на практике осваивали процесс организации фолк-фестивалей и перенимали приемы игры на различных этнических инструментах.

В конце 2000 года OLD HORNED SHEEP прекратили выступать, и костяк группы – Александр «Кэп» Дмитриев (мандолина, гитара, вокал) и Михаил Ромбиевский (барабаны) – влился в REELROAD, что повысило их профессиональный уровень. Ромбиевский при этом сменил Сергеева, который уехал в Европу с группой ДОБРАНОЧЬ.

Позднее в том же году группа начала записывать в лектории «Зоопарка» свой одноименный дебютный альбом, участие в котором принял единственный в ее составе аутентичный музыкант и носитель языка, Грег Долан, ирландец австралийского происхождения с канадским паспортом, играющий на ирландской волынке, – они познакомились во время своего первого посещения Бретани. В то время Грег часто и подолгу гостил в Питере, охотно выступая с местными фолк-группами.

Альбом «Reelroad» был завершен в феврале 2001-го и имел успех у ценителей кельтской музыки как в Петербурге, так и в Москве, а кроме того, нашел благодарных слушателей в Латвии, где тоже развилась сильная школа фолка.

Примерно тогда же в REELROAD появилась Светлана Кондесюк (галисийская волынка). До этого она играла в ансамбле RENAISSANCE WINDS, исполнявшем старинную музыку, и училась в Академии художеств.

В июне 2001 года группа выступила на шестом фолк-фестивале «Волынщик» близ клуба «Африка», а в сентябре на неделю уехала в Ригу, где выступила на фестивале «Аристотель» и познакомилась с творчеством местных музыкантов, в т. ч. группы ILGI, которая существенно изменила взгляды REELROAD на сам фолк и подвигла музыкантов на эксперименты в этой области. В ноябре их покинул Карпенков. Его место занял бас-гитарист Алексей Скосырев – он дебютировал в 1988-м в арт-рок-группе ЛЕС, позднее играл с ПРАВИЛОМ ЛЕВОЙ РУКИ, HOOX, а кроме того, известен как мастер по изготовлению этнических музыкальных инструментов (деревянные флейты, барабаны, арфа). Включение в инструментарий баса заметно утяжелило звучание группы, а Ромбиевский тогда же начал играть не только на перкуссии, но и на барабанах.

В декабре 2001 года дебютный альбом REELROAD был выпущен официально. В марте следующего года на празднике в честь Дня Святого Патрика к ним присоединилась скрипачка Наталья Высоких (как и Конедесюк, из RENAISSANCE WINDS). Между тем Лена Белкина, которая годом раньше стала участницей группы СТУПЕНИ, постепенно отдалилась от REELROAD, а Долан и Харакоз поженились и уехали в Ирландию, надолго выпав из творческого процесса.

В марте 2002 года REELROAD стали хэдлайнерами фолк-фестиваля «Парадигма» в Петрозаводске. В апреле они впервые участвовали в фестивале S.K.I.F. на сцене Дворца Молодежи. В мае выступили на отборочном туре II фестиваля «Окна Открой!» в клубе «Полигон», после чего подготовили новую программу и отправились с ней на фестиваль «Инлакеш» на Ладоге. К этому времени их внимание начало все сильнее смещаться в сторону русского фольклора, хотя интерпретация его REELROAD ощутимо отличалось от аутентичной: смешивая различные музыкальные культуры, они создали собственную манеру исполнения русских народных песен, используя в своих аранжировках скрипку, волынку, кельтскую арфу, колесную лиру и рок-н-ролльную ритм-секцию.

На Ладоге с REELROAD выступала певица Светлана Чиркина, которая много лет профессионально занималась фольклорным пением. В июле они – вместе с группами ILGI и VARTTINA (Финляндия) – играли на международном «Venedene Folk Festival» в Цесисе (Латвия).

С сентября 2002-го началась серьезная работа над русской программой, для чего в группу были приглашены Чиркина и вторая вокалистка Яна Лир. Тогда же было решено трансформировать название группы, которое с тех пор звучит как «Русско-кельтский оркестр RЕЕ1RОАDЪ». Помимо регулярного участия во всех ирландских праздниках в 2002 году группа играла на открытии фестиваля «Наводнение» и на его фолк-этапе в клубе «Порт». Завершили год очередные гастроли в Риге.

Ярким свидетельством нового курса группы стал ее второй альбом «Стрела», который был записан в апреле – мае 2003 года на студии «Нева» (звукорежиссер: Вадим «Десс» Сергеев). Первая сторона альбома содержала привычные для ее репертуара образцы кельтской музыки, а вторая – русские песни. Позднее в том же году альбом был издан продюсерским центром «Кайлас».

Летом RЕЕ1RОАDЪ малым составом периодически играл на улице (под аптекой на Невском), где к ним присоединился скрипач Дмитрий Шихардин (ДОБРАНОЧЬ, NORD FOLKS, WELLADAY). Они продолжали участвовать во всех фолк-праздниках и фестивалях (многие из которых организовал сам Белкин с помощью коллег по группе), вновь гастролировали в Риге и Москве. Кроме того, RЕЕ1RОАDЪ стояли у истоков образования школы танцев в Петербурге и начиная с лета 2000 года и фестиваля «Солнцестояние» проводят мастер-классы по народным танцам (как кельтским, так и русским).

В сентябре 2004-го после четырех лет сотрудничества с RЕЕ1RОАDЪ расстался Михаил Ромбиевский (позже в AD LIBITUM), и группе пришлось искать нового барабанщика. В феврале следующего года вакансию занял Денис Никифоров (экс-КАПУЛЕТТИ, MAGIC BUS), который, как оказалось, даже родился в День Святого Патрика.

Весной 2005 года RЕЕ1RОАDЪ снова побывали в Латвии. В июне они стали гостями, пожалуй, крупнейшего за последние годы трехдневного фолк-фестиваля «Этнолайф» на Петровской косе, а сразу после этого приступили к работе над третьим альбомом. По сложившейся традиции, летом группа играла на улице, причем уличный состав, в котором объединились Белкин, Кондесюк, Скосырев, Шихардин и Сергеев (последние двое в этот период числились в СКАЗАХ ЛЕСА), получил собственное имя ОТАВА Е, а в ноябре начал запись своего дебютного альбома с подходящим названием «Под аптекой». Помимо того в конце года Дмитриев (который периодически возрождал OLD HORNED SHEEP) решил отказаться от славного имени и возобновил собственную программу под вывеской КЭП & C°.

Дискография:

Reelroad (2001); Стрела (2003).

ОТАВА Е:

Под аптекой (2006).

РИСК.О!

Одно из многочисленных ответвлений на генеалогическом древе легендарного САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, группа РИСК.О! появилась на свет в марте 1978 года. Двое из ее участников, Николай Корзинин и Виктор Ковалев, впервые встретились на сцене еще летом 1972-го в рядах САНКТ-ПЕТЕРБУРГА второго созыва. В декабре 1973-го оба покинули группу на пике ее популярности и организовали БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, который моментально вернул их имена на вершину местной табели о рангах.

В августе 1976-го БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, сыграв десятки сэйшенов, сменив несколько пригородных танцплощадок и, отведав филармонических хлебов под вывеской ВИА ЕНИСЕЙСКИЕ ЗОРИ, очутился на турбазе на горе Чегет, однако всего через несколько месяцев группа начала разваливаться: осенью от них ушел скрипач Никита Зайцев, а уход в марте 1977 года самого Корзинина подвел окончательную черту под ее существованием.

Оставшиеся музыканты – Вячеслав Измайлов (сакс, флейта, аккордеон, вокал и т. п.), Борис Белявский (гитара) и Виктор Ковалев (бас) – продолжали развлекать заезжих туристов, а место за барабанами занял Михаил «Майкл» Кордюков, кстати, тоже бывший участник БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА, а также десятка других питерских групп, включая ВЕСТНИКОВ, КОЧЕВНИКОВ, ИДЕЮ ФИКС и АКВАРИУМ. Когда пару месяцев спустя с Чегета уехали и Белявский с Измайловым, Майкл пригласил им на смену своих старых коллег по ИДЕЕ ФИКС.

Владимир Желудов (гитара) и Олег Иванов (клавишные, бас) играли вместе с 1967-го, когда собрали группу КОЧЕВНИКИ, ничего не зная о более известных тезках, группе Жени Леонова. На рубеже 70-х они сменили название на ИДЕЮ ФИКС и следующие несколько лет работали от Воркутинской филармонии. Позже группа вернулась в Питер и влилась в ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР Виктора Мосенкова, который играл на танцах в популярном в те времена ДК «Мир». Майкл, кстати, в разное время принимал участие во всех трех группах, хотя позднее его сменил Игорь Голубев (в 60-х барабанщик САДКО, а в 80-х участник РОССИЯН и основатель ДЖОНАТАНА ЛИВИНГСТОНА).

Состав Ковалев, Кордюков, Желудов и Иванов просуществовал до марта 1978 года, после чего они решили вернуться в Питер. Кордюков тут же начал играть с АССОЦИАЦИЕЙ СКОРБЯЩИХ ПО ЗИМНЕМУ ОТДЫХУ, а пару месяцев спустя вернулся в АКВАРИУМ, тогда как Ковалев возобновил сотрудничество с Корзининым. Они придумали название РИСК.О! (с одной стороны, «риск – ноль», поскольку они не без оснований считали себя сильными музыкантами, а с другой – явная аллюзия на стремительно входившее в массовую моду диско) и уже в апреле составом: Николай Корзинин (барабаны, вокал), Владимир Желудов (гитара), Виктор Ковалев (бас) и Олег Иванов (клавишные) устроились в популярное кафе «Сонеты».

Иванов почти сразу ушел, однако с РИСК.О! начал периодически выступать студент Консерватории и участник ансамбля ДЖАЗ-КОМФОРТ Владимир Яновский (сакс, флейта). Из «Сонетов» они уволились, но быстро нашли новую работу – играть на туристском теплоходе. Тем же летом на их горизонте неожиданно объявился лидер САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Владимир Рекшан. На время они даже объединились и сыграли с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ в кафе «Северянка» и в Красном Селе. С приходом осени Рекшан ушел, хотя периодически выступал с ними и позже. Так, 17 декабря 1978 года РИСК.О! при участии Яновского и Рекшана блеснули на мини-фестивале в ЛЭТИ, в котором участвовали также РОССИЯНЕ, ДВЕ РАДУГИ и ЗЕРКАЛО.

В сезоне 1978/79 группа с переменным успехом выступила еще пару раз, а 10 ноября 1979 года (опять с Рекшаном) приняла участие в официальном открытии предшественника Ленинградского Рок-клуба, Клуба-лаборатории популярной музыки и произвела на всех сильное впечатление. Тем не менее творческий аспект в их деятельности к тому времени почти сошел на нет, и 1979–1981 годы РИСК.О! (без Рекшана) провел, играя последовательно в ресторане «Москва», кафе «Ровесник» и ресторане «Баку». Там же к ним присоединился известный гитарист Вячеслав «Вяча» Черных (экс-БЕЛЫЕ СТРЕЛЫ). На каком-то этапе в группу вернулся и Олег Иванов.

Осенью 1981-го Рекшан предложил им возродить идею САНКТ-ПЕТЕРБУРГА еще раз, и вскоре РИСК.О! (за вычетом Яновского, который вернулся к академической музыке и окончил-таки консерваторию, и Черных, нашедшего работу в «Театре-Буфф») трансформировался в ГОРОД, дебют которого состоялся 7 марта 1982 года на концерте в честь первой годовщины открытия Ленинградского Рок-клуба. Впрочем, история ГОРОДА – это отдельная статья.

РОК-АРТЕЛЬ.

Хотя группа РОК-АРТЕЛЬ появилась в самом начале 80-х, и по своей музыке, и по составу она вполне могла претендовать на титул последней супергруппы предыдущего десятилетия: ее репертуар целиком и полностью соответствовал канонам рок-мэйнстрима (рок-н-ролл, блюз, кантри-рок и баллады), а почти все участники группы были, что называется, обломками великих рок-империй 70-х и объединились, чтобы поддержать традиции своего поколения в смутные годы политической нестабильности и организованного рок-движения.

Основали РОК-АРТЕЛЬ гитаристы, певцы и авторы песен Саша Соколов и Леша Цветков. Александр Соколов (р. 30.01.53 в Ленинграде) свою первую группу собрал в 1972 году, будучи студентом Гидрометеорологического института. Осенью 1973-го он пригласил в нее экс-лидера распавшейся незадолго до этого МАНИИ Виктора Соколова, вследствие чего за его группой закрепилось то же имя. Саша Соколов играл в МАНИИ до мая 1975-го, после чего увлекся театром и на время покинул рок-сцену. В 1976–1977 годах он воссоединился с клавишником МАНИИ Олегом Частиковым в группе, игравшей собственного сочинения арт-рок, а также музыку EMERSON, LAKE & PALMER, YES и других китов прогрессивной сцены Запада. На рубеже 80-х Соколов недолго играл с поп/фолк-рок группой КРУГ (питерской, а не московской), а в 1978-м собрал первую группу своего имени.

Алексей Цветков (р. 28.01.53 в Ленинграде) учился в Политехе и дебютировал в 1972-м в группе ВОСХОЖДЕНИЕ, потом играл в ФАЭТОНЕ, ЗЕРКАЛЕ периода его расцвета и был автором их главного хита тех лет «Купи мне, мама, джинсы», но в июне 1978-го ушел и собрал собственную группу БАЛАГАН, которая изредка играла на сэйшенах конца 70-х.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РОКАРТЕЛЬ: В. Калинин, И. Самсонов, А. Цветков, А. Соколов.

Фото: архив группы.

В феврале 1981 года они решили объединить силы и репертуар, чтобы попытаться выйти на профессиональную сцену. В состав новой группы вошли бас-гитарист Игорь Самсонов, клавишник Николай Ярошенко (р. 15.02.51 в Ленинграде) и барабанщик Сергей Уленихин. Самсонов и Уленихин до этого играли в группе Саши Соколова, а Ярошенко в политеховском ЛЕЛЕ и – вместе с Цветковым – в БАЛАГАНЕ.

На протяжении первого года существования они репетировали и целенаправленно искали своего барабанщика: Уленихина осенью 1981 года сменил Никита Прокопович, а когда тот в апреле 1982-го ушел в ФРАГМЕНТ, его место занял еще один легендарный музыкант 70-х, Владимир Калинин (р. 3.08.50 в Николаеве), который десять лет барабанил в АРГОНАВТАХ, отметился в рядах АРСЕНАЛА и ДИЛИЖАНСА, а также возглавлял клуб «Фонограф» в Ленинградском Дворце Молодежи. Он-то и предложил группе название РОК-АРТЕЛЬ.

В конце 1982-го и начале 1983-го РОК-АРТЕЛЬ несколько раз выступила в ресторане «Балтика» (в рамках шоу, поставленного Сергеем Прянишниковым и Олегом Агафоновым) в компании с МИФАМИ, ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКОЙ и т. д. В общей сложности группа дала около десятка концертов, но, так и не найдя способа легализоваться (а открывшийся к тому времени Рок-клуб их не привлекал по определению), распалась в апреле 1983-го. Цветков и Калинин покинули сцену (хотя в той или иной форме оставались связаны с музыкой и позднее), а остальные музыканты продолжали играть в очередной группе Саши Соколова. В середине 90-х Соколов собрал новую группу РУССКИЙ МУЗЕЙ. Записи РОК-АРТЕЛИ сохранились в архивах Соколова.

РОК-ИЛЛЮЗИОН.

Арт-рок с трудом приживался на отечественной почве (во многом не из-за дефицита идей, а по причине отсутствия дорогостоящих инструментов), но и в эпоху андеграунда музыканты делали попытки уйти от песенного формата. Студийная группа РОК-ИЛЛЮЗИОН возникла в Питере весной 1980 года. Большинство ее участников имело музыкальное образование и богатый опыт, приобретенный за годы работы на пригородных танцплощадках.

Основателем группы был клавишник Николай Горев. В процессе репетиций к нему присоединились Михаил Огородов (экс-ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ), клавишные, вокал; Борис Зуев (начинал в МЕЛОМАНАХ Сергея Касторского, а потом играл в ПОЮЩИХ ГИТАРАХ), лидер-гитара; Виктор Беридзе (экс-ОБЕРТОН, РОССИЯНЕ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ), бас, и Валерий Матвиенко, барабаны.

Они исполняли сложную, расписанную по нотам музыку собственного сочинения с реминисценциями из альбомов GENTLE GIANT, KING CRIMSON и т. п., пытаясь в домашних условиях записать ее на пленку, но до наших дней дошла только относительно профессиональная запись четырех номеров, сделанная в ДК им. Кирова на аппаратуре ПОЮЩИХ ГИТАР. Когда в Ленинграде открылся Рок-клуб, участники группы тесно общались с его руководством, но так и не вступили в его ряды.

Зимой 1981/82 Огородов недолго пел в супергруппе РОК-ФРОНТ, а осенью 1983-го, когда РОК-ИЛЛЮЗИОН уже развалился, они с Горевым присоединились к компании других рок-ветеранов, группе КОНТУР, которая работала на танцах в парке им. Бабушкина. После этого Горев покинул музыку, а Огородов нашел себя в рядах ФОРВАРДА. Беридзе вернулся в группу Володи Сафронова, а еще позже работал в ресторанах и играл хард-рок в группе ЮЖНЫЙ КРЕСТ. Зуев издал несколько альбомов инструментальной музыки под именем Ахе Нейтной (Ahe Neightnoah). Матвиенко, по воспоминаниям коллег, был довольно техничным барабанщиком, но в то время учился в институте, после которого, видимо, уехал по распределению и пропал из виду.

Дискография:

Рок-Иллюзион (1982).

ROCK'N'ROLL CITY.

Группа ROCK'N'ROLL CITY была заметным явлением на тяжелом фланге клубной сцены Питера 90-х, хотя всегда держалась особняком: во-первых, она стала своего рода связующим звеном между классическим металлом 80-х и его более радикальными формами следующего десятилетия, а во-вторых, была едва ли не единственной, кто пытался создать визуальный ряд к своей музыке и достиг в этом направлении интересных результатов.

Группу организовал в 1991 году гитарист, певец и автор песен Василий «Бэзил» Серов. Он перебрался в Питер из Оленегорска (Мурманская область) и, что не особо типично для рок-музыканта, зарабатывал на жизнь, служа в правоохранительных органах. В оригинальный состав ROCK'N'ROLL CITY входили второй гитарист Дмитрий, фамилии которого история не сохранила, и начинающий барабанщик Владимир Замыцкий. Найти подходящего бас-гитариста им долго не удавалось.

Помог случай. Вспоминает Андрей Синьчук, который дебютировал в мае 1980 года в ЛЕТАЮЩЕЙ КРЕПОСТИ, был сооснователем и неизменным участником первой в Питере хэви-металлической группы НОКАУТ, распавшейся весной 1991-го, а в период ее бездействия год отыграл с СОБАКОЙ ЦЕ ЦЕ: «Я лежал в больнице, где меня иногда навещали старые друзья-металлисты. И вот кто-то из них вспомнил, что знает группу, которой нужен как раз такой бас-гитарист, как я». Выйдя из больницы, Синьчук поехал на прослушивание и в мае 1991 года был принят в ROCK'N'ROLL CITY.

Они репетировали в заброшенном бомбоубежище на Петроградской. «Мне сразу понравилась манера Бэзила, – вспоминал Синьчук, – нарочито грязная, сырая, как у THE ROLLING STONES. Это было прямой противоположностью тому, что мы делали в НОКАУТЕ». Автором названия группы и всех песен был Серов, тексты на английском сочиняла профессиональная переводчица по мотивам сюжетов, которые ей предлагали Серов или Синьчук.

Дебют группы состоялся на фестивале «Рандеву-92», который прошел в июне 1992-го на открытой площадке близ метро «Озерки». Вскоре после этого второй гитарист ушел, и ROCK'N'ROLL CITY, оставшись втроем, начали методично осваивать сцены немногочисленных в городе клубов, где можно было играть металл.

Позднее в том же году на пути ROCK'N'ROLL CITY появилась девушка-продюсер из Прибалтики, рисовавшая музыкантам радужные перспективы гастролей на Западе. Перспективы развеялись как дым, но оторвали от группы Замыцкого, который позже играл в группе УЛЫБНИСЬ и различных кавер-бэндах (MOONDOGS, LUCKY SHARKS и т. п.). На его место пробовалось несколько барабанщиков, в т. ч. Анатолий Журавлев (экс-МАНЬЯКИ, КЛИНИКА), однако принят был Алексей Осокин (ранее СКОРАЯ ПОМОЩЬ, СЕЙФ, ОРДЕН, ЗАРОК).

Осокин играл неплохо, но в феврале 1993-го, когда ROCK'N'ROLL CITY вместе с ФРОНТОМ были приглашены выступить в Москве, неожиданно отказался ехать, поставив коллег в затруднительное положение. И опять группе помог случай. В метро к Серову, который ехал куда-то с гитарой, обратился незнакомец, который назвался барабанщиком и предложил ему свои услуги. Когда же он появился на репетиции, это оказалось полным сюрпризом для Синьчука, ибо барабанщик Евгений Павлов пять лет отыграл с ним в НОКАУТЕ, а еще раньше был замечен в десятке групп – от БАРОККО до РОССИЯН! Осокин позже играл в ЖИВОЙ РЫБЕ.

Дебют Павлова в группе состоялся 15 апреля на открытии нового клуба «Свирепый ваучер», созданного в Альпийском переулке одноименной группой, а в начале мая они выступили на большом благотворительном фестивале «Два дня из жизни» в ДК им. Шелгунова.

В середине 90-х ROCK'N'ROLL CITY часто играли дома и гастролировали по стране: они дважды выбирались в Крым, давали концерты в Смоленске и пару раз объехали Мурманскую область, выступая в Кировске, Апатитах и окрест. Трое музыкантов едва ли могли демонстрировать на концертах какое-то шоу, поэтому Серову пришла в голову идея привлечь в группу профессиональных танцовщиц, с тем чтобы создать визуальный ряд к своей музыке. После пары неудачных попыток в ROCK'N'ROLL CITY закрепилась Ирина Грачева, которая с тех пор постоянно выступала с ними.

В начале 1995 года на Петербургской студии грамзаписи группа записала свой дебютный альбом «Mad Pilot». Летом они должны были ехать на гастроли в Гамбург (который в те годы охотнее других привечал питерских музыкантов – как тридцатью годами раньше ливерпульских), однако в последний момент поездка сорвалась.

К этому времени ROCK'N'ROLL CITY достигли пика исполнительской формы, и к ним за помощью начали обращаться другие музыканты. Осенью 1996 года группу разыскал бывший певец ЛЕТАЮЩЕЙ КРЕПОСТИ и НАТЕ! Слава Задерий, который предложил им записать альбом под маркой своей новой группы MAGNA MATER. В процессе работы, которая продолжалась с ноября 1996-го по январь 1997-го, к ним присоединился клавишник Павел «Поль-Хан» Кондратенко, который играл с Задерием еще в АЛИСЕ.

Альбом «Слава Задерий в Рок-н-ролльном сите» был издан «Manchester Files» в июне 1997 года. Неделей раньше MAGNA MATER выступили в «Юбилейном» на втором фестивале «Театра DDT» «Песни конца ХХ века». Кондратенко после презентации «Сита» ушел, а ROCK'N'ROLL CITY позже записали второй соло-альбом Задерия «Филантроп». Помимо того, в июле они, уже под своим именем, выступили на рок-фестивале в Выборге.

Следующей весной с подачи московского журналиста и издателя Олега Ковриги («Отделение Выход») группа приняла участие в записи альбома Андрея «Свиньи» Панова «Праздник непослушания». В августе 1998 года он был издан под вывеской ФАУ (Филиал АУ), но сам Панов увидеть его не успел – он умер за несколько дней до этого.

После этого активность группы начала резко падать: до конца года она дала еще несколько концертов, но к началу 1999-го распалась. Грачева нашла работу по профилю в Италии; Синьчук бросил музыку; Серов играл в кавер-бэндах, а Павлов выступал с DALES и блюз-рок-супергруппой THAT ZEPPELIN. Единственный альбом ROCK'N'ROLL CITY так и не был издан легально.

Дискография:

Mad Pilot (1995).

РОК-ОКО.

Группа РОК-ОКО стала первым опытом сотрудничества с рок-сценой Питера для известного позже театрального режиссера Романа Смирнова. Ко времени создания группы он закончил театральное училище в Нижнем Новгороде и курс Г. А. Товстоногова в ЛГИТМиК, после чего попал в Малый драматический театр. Песни Роман сочинял с детства, однако пел их главным образом в тесном дружеском кругу. Желание вынести свое творчество за эти рамки в конце 1987-го привело его в ДК железнодорожников, где тогда располагался Фрунзенский МКЦ и репетировали многие питерские группы.

С помощью Михаила Зарубина, который занимался концертной аппаратурой и базировался в том же ДК железнодорожников, Смирнов собрал первый состав группы, получившей название РОК-ОКО. В него вошли Сергей Сандовский (барабаны), Константин Уткин (клавишные) и Эдуард Феоктистов (гитара), а в начале следующего года, когда РОК-ОКО начало давать первые концерты, к группе присоединился Дмитрий Семенов (клавишный бас). Уткин и Сандовский были знакомы со второго класса и с 1975-го по 1979-й вместе играли в школьной группе СТРАННИКИ; Феоктистов барабанил в ее финальном составе, а Семенов в то время был участником ДИКТАТУРЫ.

Наиболее значительным событием в истории группы стали гастроли по Литве в одной обойме с НОЛЕМ, СЕЗОНОМ ДОЖДЕЙ, ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК и ДИКТАТУРОЙ. В поездке Феоктистов, у которого обнаружились криминальные наклонности, украл кроссовер, был уличен в этом и изгнан из группы, в результате чего она вскоре распалась. В начале лета 1988 года Сандовский и Уткин собрали свою ЗАСАДУ (с которой недолго играл и Феоктистов), но продолжавший проявлять к судьбе группы внимание Зарубин привел в РОК-ОКО новых музыкантов.

Во вторую версию группы вошли Семенов, Борис Казаков (бас, клавишные) и Владимир Гапонов (клавишные) из только что распавшейся ДИКТАТУРЫ, а также Станислав Фатеев (гитара), Владимир Григорьев (бас) и Анатолий Смуров (барабаны). Последние двое когда-то учились в одном классе, сидели за одной партой и играли в группе КАНДИДАТ, однако потом их пути разошлись: Григорьев ушел в Ленконцерт, а Смуров барабанил в ПОЛИГОНЕ, ДЖУНГЛЯХ и с джаз-оркестром Вайсбуха в ДК им. Газа. Гапонов почти сразу ушел, и новым клавишником стал Игорь Красавин.

Летом РОК-ОКО репетировало в ДК железнодорожников, но вскоре сам Смирнов начал терять к группе интерес, а потом и вовсе перебрался в Москву, но музыканты уже нашли общий язык, поэтому сменили название на ФАНК-ПРОФИЛЬ и начали выезжать на гастроли, исполняя как свой материал, так и песни, сочиненные вместе с Романом Смирновым, – семь из них даже вошло в дебютный альбом ФАНК-ПРОФИЛЯ «В сторону Солнца».

В частично обновленном составе ФАНК-ПРОФИЛЬ дожил до прихода третьего тысячелетия, время от времени выступая в клубах и записывая свою музыку. Роман Смирнов жил в США и Европе, потом вернулся в Россию, несколько лет отработал телерепортером, а в середине 90-х снова занялся режиссурой. Он изредка исполняет свои песни под гитару, но до сих пор так и не записал их.

РОК-ШТАТ.

В годы расцвета гласности перестроечная журналистика активно муссировала теорию, будто рок-н-ролл – это не столько искусство, сколько проявление социальной активности молодежи и инструмент ее политического протеста. К счастью, история расставила все на свои места, но если кто-то и мог в те годы претендовать на звание народного рок-трибуна, так это, пожалуй, лишь Игорь Семенов, одаренный лидер бескомпромиссного и радикального, однако неизменно убедительного в музыкальном отношении РОК-ШТАТА.

Игорь Семенов родился 15 октября 1959 года в Ломоносове и впервые был замечен и оценен рок-аудиторией весной 1980-го, когда присоединился к группе ЮЖНЫЙ КРЕСТ, которая играла импортный хард-рок на танцах в поселке Пеники (за что получила от аборигенов прозвище THE PENIKI FLOYD). Годом позже они распались, а Семенов и его коллега по КРЕСТУ, барабанщик Борис Шавейников (р. 22.03.62 в Ленинграде), приняли приглашение Ломоносовского гитариста Александра Семенова (не родственник Игоря), став участниками новой группы ПУЛЬС. Они вступили в Рок-клуб, дали пару концертов в Новом Петергофе, исполняя наивный хард собственного сочинения, записали так никуда и не пошедшую пленку своих песен и развалились в самый канун Нового 1983 года, а Семенов пустился на поиски новой точки приложения сил.

Пару недель он репетировал в ДК «Красный Октябрь» с группой ФОРМУЛА А, но дальше репетиций дело не пошло, и в феврале 1983-го Семенов объединил силы с обломками университетской группы Ф-РЕАКТОР под новым именем РОК-ШТАТ. На свою первую репетицию группа собралась в составе: Игорь Семенов, вокал; Николай Фомин (р. 4.01.61 в Ленинграде), гитара; Дмитрий Благовещенский (р. 18.11.62 в Омске, но с детства жил в Питере), бас, и Боб Шавейников, барабаны. В мае они безуспешно прослушивались на I фестиваль Рок-клуба (на время выбывшего из строя басиста подменял Александр Кавлелашвили); лето отыграли на танцах, для чего состав группы усилил будущий гитарист КИНО и ЭЛЕКТРОСТАНДАРТА Дмитрий Анашкин (р. 5.10.64 в Ленинграде), но лишь в начале осени нашли свой пятый элемент, которым стал выдающийся джазовый и рок-н-ролльный пианист Михаил «Сэм» Семенов (р. 26.03.58 в Московской обл.), стартовавший в 1975 году в студенческой группе БЛЕДНЫЕ КОНИ АПОКАЛИПСИСА, а потом игравший в ОСОЗНАННОЙ НЕОБХОДИМОСТИ и фри-джазовом трио ПЧЕЛЫ И ГЕЛИКОПТЕР.

19 февраля 1984 года РОК-ШТАТ дебютировал сольным концертом в Доме культуры завода «Красная Заря», успешно заменив – по рекомендации Алика Азарова – распавшихся за месяц до этого РОССИЯН. В течение весны они еще несколько раз мелькнули на сценах небольших клубов и уже были близки к тому, чтобы добиться настоящего признания – у них был мощный состав, сильный вокал и по-настоящему интересные песни, – но тут группу поджидали две серьезные неприятности: в апреле их выгнали с репетиционной точки, а неделю спустя барабанщика забрали в армию. Фомин и Благовещенский отправились спасать (вместе со Свином Пановым) группу НЧ/ВЧ, Сэм вернулся в джаз (интересно, что в 1988-м все трое встретились в рядах ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ), а Семенов вновь остался у разбитого корыта.

В январе 1985 года Игорь принес в Рок-клуб анкеты участников своего нового проекта ПОДАРОК: Семенов, вокал; Александр Семенов (экс-ПУЛЬС, МАРАФОН), гитара; Федор Иванов, гитара, вокал, и Михаил Пащенко (экс-РАСКОЛЬНИКИ, МАРАФОН), бас. Но, увы, питерские металлисты так и не дождались подарка: промаявшись пару месяцев в поисках достойного барабанщика, ПОДАРОК бесславно распался, а неунывающий Семенов уже в мае объявил о создании очередной группы КАНАЛ СИ: Федор Иванов (р. 28.08.60 в Новгороде), гитара, вокал; Сергей Шилов, бас, и Александр Рагазанов (р. 17.01.59 в Белгороде), бывший участник РАСКОЛЬНИКОВ, РОССИЯН, НОКАУТА и МАРАФОНА, барабаны. Как показало время, эта попытка тоже не была засчитана: КАНАЛ просуществовал чуть дольше, чем ПОДАРОК, до октября 1985-го, но ни разу не выступил живьем и оставил по себе мини-альбом с тремя песнями: «Рыбий хвост», «Манекены» и «Верный друг». Иванов ушел в ЗАРОК, Рагазанов во ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, а Шилов позже играл в ДВИЖЕНИИ.

Следующие девятнадцать месяцев Семенов пел в ПРИСУТСТВИИ – и хотя все это время Игорь, несомненно, был визуальным центром группы, он неизменно подчеркивал свой гостевой статус в ее составе и не переставал намекать на возрождение РОК-ШТАТА (во что уже мало кто верил). Тем не менее на фестивальном выступлении ПРИСУТСТВИЯ в июне 1987-го со сцены было объявлено, что оно является последней совместной акцией и музыканты расходятся в разные стороны.

ПРИСУТСТВИЕ отправилось на поиски нового голоса, а Семенов выполнил свое обещание и в сентябре вывел на дорогу новый РОК-ШТАТ: Александр Борисов, гитара; Олег Дегтярев (р. 8.12.62 в Ленинграде), бас; Алексей Карпов, клавишные, и Шавейников, барабаны. В первых репетициях (еще до появления Борисова) участвовал гитарист Михаил Постников (позже БАРЬЕР). Борисов до РОК-ШТАТА играл в СКОРОЙ ПОМОЩИ и ФРОНТЕ; Дегтярев отметился в ФОРМУЛЕ А и БУРАТИНО, а Шавейников после армии успел поработать с ВРЕМЕНЕМ ЛЮБИТЬ и СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ.

Дебютировав в октябре на юбилейном концерте ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ (она отмечала свое десятилетие) во Дворце Молодежи, РОК-ШТАТ развил бурную концертную деятельность. В репертуаре группы появилась целая обойма новых песен острой по меркам тех дней тематики (тексты как самого Семенова, так и поэтессы Светланы Смирновой), которые всякий раз приводили в смятение и ужас консерваторов и ортодоксов от советской идеологии – опасные гастроли РОК-ШТАТА регулярно давали пищу для рубрики «Отдел гласности» в журнале «РИО».

Как ни странно, на интенсивность концертной практики совершенно не влияли внутренние конфликты, постоянно сотрясавшие группу: вскоре после Нового 1988 года РОК-ШТАТ оставил Борисов – ему на смену из ЗАРОКА пришел бывший коллега Семенова по ПОДАРКУ и КАНАЛУ СИ Федя Иванов. В марте и эта версия группы развалилась: Иванов, Дегтярев и Шавейников решили собрать свою группу, а Семенов и Карпов объявили набор новых волонтеров. (В этой связи необходимо отметить следующее: источником нестабильности в РОК-ШТАТЕ по большей части был сам Семенов, хотя при этом он всегда оставался отличным организатором, ибо собранные им под своими знаменами музыканты и дальше стремились играть вместе – во ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ, ДВИЖЕНИИ, ПРОХОДНОМ ДВОРЕ и т. д.).

В конце апреля РОК-ШТАТ приобрел новый облик: Семенов, Карпов, плюс Олег Чиняков (p. 19.04.64), гитара; Юрий Еременко (экс-ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН, ПЕПЕЛ, ПИЛИГРИМ, ДЖАЗ-КОМФОРТ), бас, и семнадцатилетний барабанщик Евгений Галкин, до этого нигде не замеченный. Дебют группы состоялся на майские праздники в Новосибирске, в июне РОК-ШТАТ сыграл на VI фестивале Рок-клуба, летом совершил масштабное турне по Дальнему Востоку (двадцать восемь концертов за полтора месяца), а осенью начал записывать на студии ЛДМ свой дебютный альбом (звук – Александр Докшин).

Альбом увидел свет в декабре, включал самые ударные номера их программы и имел многозначительное название «Направление главного удара». К этому времени музыка группы существенно изменилась, далеко уйдя от хард-рока и хард-энд-хэви середины 80-х; в песнях группы появились интонации фанка, а новые аранжировки с акцентом на клавишные тяготели скорее к арт-року и прогрессиву. Весной 1989-го и с тем же звукорежиссером РОК-ШТАТ вернулся в студию ЛДМ и записал свой второй альбом «Одиночество». В том же году фирма «Мелодия» запечатлела творчество группы в виниле: ее диск получил название «Рок-Штат» и включал лучшие песни из обоих альбомов.

В июне РОК-ШТАТ выступил на VII фестивале Рок-клуба, а месяцем позже уже по традиции развалился: Еременко и Галкин попытались найти новое место работы, после чего разошлись: первый уехал в Финляндию, где поступил в консерваторию, а второй позднее эмигрировал в Израиль. Чиняков устроился в Центр Киселева, а в середине 90-х играл в СЕКРЕТЕ.

Сентябрь и октябрь 1989-го редуцированный до дуэта Семенов – Карпов РОК-ШТАТ провел в Голландии (вместе с ними ездил и Докшин), где дал четыре клубных концерта; что более существенно, тогда же Семенов подписал контракт с французским отделением транснациональной компании «EMI», которая сочла, что его материал достоин европейского рынка.

По возвращении домой Семенов собрал следующий РОК-ШТАТ: за клавишными остался Карпов, гитару взял в руки Игорь Куклюшкин из ЛЕГИОНА, на бас был приглашен Сергей Шилов (он играл еще в КАНАЛЕ СИ, а позднее в ДВИЖЕНИИ), а барабанщиком стал Юрий Щербаков (экс-ПРИСУТСТВИЕ). Они продолжали ту же музыкальную линию, однако концертов у группы стало заметно меньше. Шилов к концу года ушел, а очередным бас-гитаристом стал Виктор Хайми (экс-НЕБО 747, ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ, ДИЗАЙН, БЕСПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ).

На рубеже 90-х о РОК-ШТАТЕ было почти не слышно: редкие гастроли, разовые концерты; все это время Семенов регулярно бывал в Европе. В декабре 1990 года «EMI France» выпустила-таки первый импортный альбом РОК-ШТАТА «The Picture» («Рисунок»), на котором Семенову аккомпанировали в основном французские музыканты. Альбом удостоился неплохих рецензий в европейской прессе, хотя и не стал мегаселлером (впрочем, этого никто и не ждал).

В 1991-м Игорь Куклюшкин ушел в ФРОНТ-2 (а оттуда в БИТТЕ ДРИТТЕ) и новым гитаристом стал Максим Кузнецов из ПРИСУТСТВИЯ. Эта версия РОК-ШТАТА пару раз сыграла в клубах, в частности, 27 ноября 1992 года в «Indie» с ЮГЕНДШТИЛЕМ и MESS AGE, после чего пропала из виду.

30 января 1993 года в клубе «Рокси» РОК-ШТАТ с размахом отпраздновал свое десятилетие. Помимо участников различных составов группы (в историческом порядке) гостями концерта стали ИГРЫ, АУКЦЫОН и ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ. К важной дате были выпущены памятные майки, плакаты и значки. Хотя группа в этот период существовала скорее виртуально, Семенов продолжал работать над новым материалом; его творчество первой половины 90-х составило альбом «Сын Солнца» (1995), выпущенный на CD под лэйблом «Jam Group»; в его записи участвовали Олег Чиняков, гитара; Игорь Тихомиров (экс-ДЖУНГЛИ, КИНО, DDT и т. д.), бас, и старший сын Игоря, Янис Семенов (р. 14.04.81 в Ленинграде), барабаны. Та же фирма переиздала в новом формате и альбом «Рисунок».

Еще один неожиданный камбэк РОК-ШТАТА состоялся в марте 1996-го, когда на праздновании 15-летия Рок-клуба в «Гигант-холле» Семенов спел несколько своих песен 80-х; ему аккомпанировали Чиняков, Янис и басист Константин Кокорин – последние в то время вместе играли блюз-рок в группе MOBY DICK, а позднее продолжили сотрудничество в JET и LUCKY SHARKS. Летом 2003 года Янис стал новым барабанщиком ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ.

В середине 90-х Игорь Семенов работал в основном на студии «Калипсо»; он, в частности, записывал новые версии классических хитов ПОЮЩИХ ГИТАР (1997) и ряд других исполнителей. В начале третьего тысячелетия он затеял любопытный проект: посредством Интернета записать новый материал вместе со своими бывшими коллегами по ПРИСУТСТВИЮ и РОК-ШТАТУ Михаилом Киселевым и Максимом Кузнецовым, живущими ныне в Соединенных Штатах. Пока эта идея находится в состоянии разработки; сам Семенов между тем уехал в Москву и, кардинально сменив род деятельности, занялся изданием специального журнала о разведении и подготовке служебных собак.

Многие из бывших участников РОК-ШТАТА остаются в музыке и поныне; кое-кто живет за границей (Фомин в Германии, Хайми в Финляндии); к сожалению, из жизни в разное время ушли Юра Еременко и Михаил «Сэм» Семенов.

Дискография:

Рок-Штат-1 (1984); Направление главного удара (1988); Одиночество (1989); Рок-Штат (1989); Рисунок (The Picture) (1990); Сын Солнца (1995).

РОССИЯНЕ.

Яркие, узнаваемые, эмоционально окрашенные, почти всегда с характерными и своеобразными в поэтическом отношении текстами песни сделали РОССИЯН одним из самых значительных феноменов в истории всего питерского рока, а их бунтарский дух и граничащее с анархией чувство внутренней свободы (за что их даже пытались причислять к панк-року), бурная история, полная смен состава, бесконечных странствий по клубам города и области, борьбы за выживание и поисков себя, сделали имя РОССИЯН поистине культовым.

Начало группе было положено в марте 1969-го случайной встречей Саши Кроля и Жени Волгина на каком-то вечере в Институте им. Бонч-Бруевича, где тогда учился последний. Кроль учился на вечернем в Корабелке, работал в НИИРА на Шкиперском протоке и играл там в группе со странным названием ICH WO? Волгин занимался приблизительно тем же в самодеятельности Бонча и к тому же был накоротке с легендарным АВАНГАРДОМ-66, у которых пела его жена Галя Тимофеева.

Как это часто бывает, взаимный интерес вылился в идею совместной группы. Имя ей дали быстро – раз и навсегда: «Я даже не скажу, как это вышло, – рассказывал двадцать лет спустя Кроль, – просто один из нас, теперь даже и не вспомнить, кто, сказал: есть хорошее название, РОССИЯНЕ». На том и порешили. (Любопытно, что впервые слово «россияне» употребил крупный политический деятель, проповедник и литератор, сподвижник Петра I Феофан Прокопович в 1719 году, т. е. ровно за двести пятьдесят лет до этого.).

В первый состав РОССИЯН вошли: Александр Кроль (р. 6.09.49 в Ленинграде), бас, вокал; Евгений Волгин (р. 28.08.48 в Ленинграде), клавишные, вокал; соученик Волгина по институту Александр Батист (р. 28.10.47 в Ленинграде), гитара, вокал, и Сергей Романов, барабаны. Волгин с Батистом до этого играли дуэтом песни последнего – хотя по своей сути они тяготели скорее к эстетике КСП, электрические аранжировки РОССИЯН позволили обнаружить в них мелодическое изящество, в чем-то близкое к поздним THE BEATLES.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РОССИЯНЕ: Г. Блинов, Г. Ордановский, О. Гусев, А. Кроль.

Фото: Н. Васильева.

Уже через месяц новорожденная группа дала свой первый концерт: 27 апреля 1969 года они выступили в популярном кафе «Эврика», где только что закончился конкурс «Золотой ключ». В ее программе было несколько инструментальных версий песен THE BEATLES и десяток собственных номеров. Как-то сразу было решено, что РОССИЯНЕ будут исполнять только свой материал: те, кто слышал группу на рубеже 70-х, помнят их вещи «Мальчики и девочки», «Белый мрак», «Жизнь и смерть» (Батист), «Осень» (Кроль), «Королем заколдованный туман» (Кроль – Батист) и т. д. После успешного дебюта выступления пошли одно за другим.

В начале 1970-го к РОССИЯНАМ присоединился второй гитарист Владимир Птицын (р. 27.11.49 в Ленинграде). До армии он работал вместе с Кролем и играл с ним в заводской группе. Он сразу начал подыскивать РОССИЯНАМ оплачиваемую работу и вскоре пристроил их в ресторан «У причала». Барабанщик играть в ресторане отказался, но группа за ночь подготовила трехчасовую программу без барабанов и на месяц устроилась в кабак. Потом их прослушали и взяли в «Невские зори», после чего РОССИЯНЕ вполне легально музицировали на банкетах и свадьбах. Несколько месяцев у них барабанил Владимир «Тузик» Архипецкий из василеостровской группы РАДУГА.

В июне 1970 года РОССИЯНЕ устроились в клуб «Факел» на Гаванской и играли там на танцах, чуть ли не еженедельно меняя барабанщиков (общим числом их прошло через группу около двенадцати). В октябре в армию забрали Женю Волгина, и их осталось только трое, но это почти не отразилось на активности группы: она играла в ДК им. Кирова, аккомпанировала показательным выступлениям в «Факеле» секции атлетов-гиревиков, а весной выезжала на маевки на спортивную базу близ озера Красавица.

Следующим летом группа переехала в клуб для трудновоспитуемых подростков и предприняла попытку объединиться с девичьим вокальным трио – вокальных возможностей Батиста РОССИЯНАМ было недостаточно. Из этого, разумеется, ничего (в плане музыки) не вышло, но одна из девушек кстати припомнила своего приятеля, который, как она выразилась, «здорово орет LED ZEPPELIN». Так в биографии РОССИЯН появился Георгий «Жора» Ордановский (р. 2.10.1953 в Ленинграде).

Он увлекся поп-музыкой и, конечно, песнями THE BEATLES еще школьником; в середине 60-х начал осваивать гитару, пытался посещать музыкальную школу для взрослых, а потом играл на танцах с безымянным трио, в которое помимо него входили бас-гитарист Александр «Боцман» Лапин и барабанщик Кирилл Долиненко. Исполняли они какие-то англоязычные хиты, в т. ч. THE BEATLES, несколько рок-н-роллов и свои импровизации с псевдоанглийскими текстами. В сентябре 1971-го Ордановский влился в ряды РОССИЯН и вскоре обогатил их репертуар своей первой песней «Боги».

По его предложению барабанщиком РОССИЯН стал Долиненко; хотя, как позже вспоминали остальных музыканты, играл Кирилл в то время не особо сильно, но быстро схватывал свежие идеи и после первого выступления был принят. Одним из ярких событий той осени стал сэйшен с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ в клубе у Финляндского вокзала.

Лето 1972 года РОССИЯНЕ отыграли в Дивенской; в октябре отметились на одной из самых престижных площадок города, в Академии художеств, после чего о них заговорили, но тут в судьбу группы опять вмешался военкомат: на этот раз повестку получил Саша Кроль, в отсутствие которого РОССИЯНЕ развалились.

Жора и Кирилл тут же организовали группу ДИКИЙ МЕД, но к началу весны она распалась, после чего Долиненко пропал из виду, а Ордановский с весны до осени 1973-го играл в джаз-роковом ВОЗРОЖДЕНИИ и хардовом РАССВЕТЕ. Батист, Птицын, отслуживший Волгин и иногда приходивший к ним в увольнение Кроль (он играл на тубе в оркестре Суворовского училища) пытались репетировать, но без особого энтузиазма.

Лишь в октябре 1973-го бывшие РОССИЯНЕ встретились вновь. Случилось это на сэйшене в Финэке, где играла группа ОБРАТИ ВНИМАНИЕ. РОССИЯНЕ и обратили внимание – прежде всего на ее барабанщика, который играл заметно сильнее, чем остальные музыканты. После сэйшена случился джем, в результате которого Андрей «Кузнечик» Алексеев был завербован в ряды РОССИЯН. Родом он был из Сестрорецка, начинал в школьной группе ГОЛУБЫЕ ДЖИННЫ и однажды подменял в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Колю Корзинина.

Вскоре РОССИЯНЕ, которых стало шестеро – Кроль, Батист, Птицын, Волгин (в зависимости от ситуации он играл на гитаре, ф-но или басу), Ордановский и Алексеев – снова начали выступать на сцене. В том же ноябре они нашли и пианиста. Олег «Алик» Азаров (р. 17.10.54 в Лиепае) открыл свой послужной список школьной группой THE JINGLE BELLS; потом были NEW FACES и группа певца Володи Гладцына (экс-АВРОРА и т. д.), с которой Азаров отыграл сезон 1972/73. Той же зимой он безуспешно прослушивался в САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, следующим летом репетировал в Корабелке с таинственным НОВЫМ САДКО, а затем с группой ОКЕАН, НЕБО, ЗВЕЗДЫ. Его появление в РОССИЯНАХ ускорило процесс реорганизации группы.

Большой состав, в котором часть музыкантов дублировала друг друга, дал один-единственный концерт в ДК им. Ленсовета (декабрь 1973-го), после чего его окончательно покинули Птицын и Волгин.

С наступлением Нового, 1974, года РОССИЯНЕ, успев собрать более или менее работающий аппарат, начали подыскивать себе работу и при посредничестве тогдашних менеджеров играли на танцах в Сиверском, Юкках, участвовали в сэйшенах с МИФАМИ и ПЕТЕРБУРГОМ в Политехе, «Эврике» и т. п. В феврале Алексеева переманили МИФЫ, но его пост в РОССИЯНАХ тут же принял Георгий «Жора» Блинов (р. 17.04.50 в Ленинграде) – до армии он играл в Военмехе с группой ОМЕГА, которую возглавлял клавишник Ефим Штейнгард. Весной 1974-го РОССИЯНЕ дали два концерта в ломоносовском «Манеже», в мае проводили в армию двадцатишестилетнего Батиста; летом играли в Юкках (куда послушать их приезжала группа американских туристов), а также выступили в Можайском на сэйшене с ГЕЗАМИ и СОЮЗОМ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ ПОП.

В репертуаре РОССИЯН к концу 1974-го стал преобладать материал Ордановского. Своеобразный поэтический строй его песен, несомненный мелодический дар и эффектная сценическая подача помогли ему стать лидером РОССИЯН и одной из наиболее влиятельных фигур на рок-сцене города, а сами эти песни, нередко построенные как притчи или басни – с неожиданной и ударной концовкой, – помогли сделать имя группе.

В ноябре РОССИЯНЕ сыграли в серии организованных Юрием Байдаком сэйшенов на ул. Бабушкина (вместе с БОЛЬШИМ ЖЕЛЕЗНЫМ КОЛОКОЛОМ, ГОЛЬФСТРИМОМ, НУ, ПОГОДИ! и АКВАРИУМОМ), а в феврале 1975-го приняли участие в организованных видным музыковедом А. Г. Юсфиным «Музыкальных средах» в Доме композитора, где также играли КОЛОКОЛ и АКВАРЕЛЬ.

Параллельно шли танцы в Орлине, Белогорке и Кобрине, где в марте 1975 года у РОССИЯН украли аппарат. Азаров тоже ушел к МИФАМ, а его место занял Олег Гусев (р. 13.08.57 в Омске), студент музыкального училища при Консерватории и бывший участник ЗЕЛЕНЫХ МУРАВЬЕВ. Группа переехала в Александровскую и продолжала играть, вызывая все больший интерес у городской публики.

Энергичный Гусев сразу начал менять курс в сторону более интересного ему в профессиональном отношении арт-рока и фьюжн. Вскоре в программе РОССИЯН появились его номера «Резиновое время», «Диалог», «Ты ли это» (на слова Ордановского) и т. д. В апреле ряды группы укрепил соученик Гусева Сергей Золотов (кларнет, тенор-сакс, вокал). В августе 1975 года РОССИЯНЕ в компании ОРНАМЕНТА и др. выступили на ночном сэйшене с польской группой BREAKOUT. В сентябре Гусев уволил Блинова (который ушел в группу Володи Гладцына), вернув за барабаны Андрея Алексеева, успевшего со времен расставания с РОССИЯНАМИ принять участие в студенческой группе самого Гусева, а затем в ЗЕЛЕНЫХ МУРАВЬЯХ.

В январе 1976-го РОССИЯН оставил последний из отцов-основателей Саша Кроль, которого не устраивало направление их развития. На следующие полгода бас взял в руки еще один студент музучилища Борис «Боб» Аксенов (его дебютом стал концерт с ЛОТОСОМ), однако в мае он ушел в ресторан «Кронверк», и его сменил Виктор Беридзе, некогда начинавший с Аликом Азаровым в группе ОКЕАН, НЕБО, ЗВЕЗДЫ, а позднее участник ОБЕРТОНА и ОРИЕНТАЛИ.

Все лето 1976 года метаморфозы РОССИЯН продолжались: Гусев искал оптимальный звук и состав. В июне к ним присоединился гитарист Игорь Романов, тоже студент музучилища, который в то время аккомпанировал певице Валентине Дегтяревой в том же «Кронверке»; Ордановский еще оставался у микрофона, но к этому времени он по сути дела потерял какой бы то ни было контроль за творческим процессом и в июле почел за благо уйти. Тем же летом он пытался объединиться с обломками только что распавшихся МИФОВ, а позднее прослушивался в АРГОНАВТЫ, но это была не его музыка, и до конца года о Жоре не было слышно.

РОССИЯНЕ тем не менее продолжали играть. В августе из группы АЭРОПЛАН, делившей с ними площадку в Александровской, был ангажирован клавишник Александр «Шура» Алексеев. В конце лета Беридзе ушел в группу гитариста Володи Сафронова (экс-ВЕРЕТЕНО, БЖК), и на бас вернулся Аксенов. Осенью в армию загремел Золотов, а его место занял Рафик Кашапов (труба, вокал), но этот состав был перегружен амбициями и слишком разными музыкальными вкусами его участников, поэтому в октябре 1976-го гусевская версия РОССИЯН (питерские меломаны между собой именовали их «гусиянами») развалилась.

Джаз-роковая фракция группы (Алексеевы, а чуть позже Золотов) выделилась в ДВЕ РАДУГИ с мощной секцией духовых и инструментальным по большей части репертуаром; остальные (во главе с Гусевым) впоследствии фигурировали под именем СОЛНЦЕ, потом влились в ряды АПРЕЛЯ, а еще позже составили костяк питерского филармонического рока и в разное время играли в рядах АВГУСТА, ЗЕМЛЯН, ДИЛИЖАНСА, СОЮЗА и т. п.

Между тем под Новый 1977 год Батист, Кроль, Ордановский и Блинов опять встретились в одной компании, решив вернуть имя и песни РОССИЯН к жизни. Правда, после единственного выступления в Кораблестроительном институте тридцатилетний Батист решил уйти, но оставшиеся втроем РОССИЯНЕ жаждали продолжения. Они устроились в Дом культуры деревни Горбунки близ Стрельны и без помпы играли там на танцах, в то время как на сэйшенах в Питере вовсю сияло СОЛНЦЕ, которое многие по инерции часто называли РОССИЯНАМИ. Начиная с весны к старым коллегам начал присоединяться Алик Азаров, после МИФОВ работавший в ресторане «Кронверк», театре Бориса Эйфмана и оркестре Вайнштейна.

В феврале 1978-го новым РОССИЯНИНОМ стал блестящий музыкант Юрий Мержевский (р. в 1960 в Ленинграде), гитара, скрипка, бас, – он закончил музыкальную школу им. Римского-Корсакова, после чего поступил в саму Консерваторию, а до РОССИЯН недолго играл на скрипке в Ленинградском цирке. С его приходом аранжировки РОССИЯН стали заметно богаче и изобретательнее. Они играли на вечерах в общежитиях Корабелки, выступали в ДК им. Газа и т. д.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

РОССИЯНЕ: Г. Ордановский.

Фото: В. Конрадт.

В начале июня Блинов решил уйти, и за барабанами появился Евгений Павлов (р. 20.01.53 в дер. Манихино Волховского р-на Ленобласти), уже добившийся известности с БАРОККО. Через месяц откололся и слишком занятый на работе Кроль – бас пришлось взять в руки Мержевскому. Позднее Кроль и Блинов организовали свою группу, которая базировалась в ДК «Пролетарский» и, не афишируя себя, репетировала собственные песни.

Между тем оставшиеся втроем РОССИЯНЕ неплохо проявили себя на сэйшене в Новом Петергофе в компании с джаз-рок-группами ФРАМ и ДВЕ РАДУГИ. Тем не менее стабильности не было. Осенью находившегося в свободном полете Азарова пригласил барабанщик Игорь Голубев (экс-САДКО). Какое-то время с РОССИЯНАМИ репетировал клавишник Юрий Задоров, но не прижился и исчез, а следом Женя Павлов ушел в ВИА НЕВСКИЙ АККОРД. РОССИЯНЕ опять оказались на грани развала.

К счастью, в том же сентябре в группу был рекрутирован сильный барабанщик Сергей Завьялов, обративший на себя внимание в группе САША-218. Он сыграл значительную роль в консолидации РОССИЯН и формировании более жесткого хард-рокового звучания. Еще одним новобранцем стал бас-гитарист и скрипач Андрей «Вася» Васильев (р. 18.02.60 в Ленинграде), выпускник той же школы, что и Мержевский, и его компаньон по цирковой эпопее, а позднее студент музучилища.

Упрочив состав, РОССИЯНЕ снова начали появляться на сэйшенах, проводимых новой генерацией подпольных менеджеров, как правило, в обществе ЗЕРКАЛА, ЗЕМЛЯН, АРГОНАВТОВ, РЕКВИЕМА и других героев смутного времени конца 70-х. На новом витке популярности группа радикально обновила и расширила свой репертуар, за короткое время вырвалась в число лидеров рок-сцены Питера и завербовала сплоченную армию поклонников, следовавших за группой в ее странствиях по пригородам и сельским клубам.

В декабре 1978-го РОССИЯНЕ играли в Москве с АРАКСОМ и ДИССОНАНСОМ; в апреле 1979-го приняли участие в Тартуском рок-фестивале (Эстония), а месяц спустя вторично побывали в Москве, где обзавелись массой почитателей. Тогда же в группу окончательно вернулся Алик Азаров. Надо заметить, что РОССИЯНАМ – как и американцам GRATEFUL DEAD (игравшим, правда, несколько иную музыку) – всегда был присущ своего рода семейный дух: музыканты могли уходить и возвращаться, но они постоянно поддерживали дружеские отношения и, как говорится, болели за группу, что – на зависть многим – всегда делало их исключительно монолитным и цельным рок-н-ролльным бэндом.

Лето группа отыграла в Карташевской, а в августе опять началась чехарда с барабанщиками; Завьялов по личным обстоятельствам был вынужден уйти; две недели с ними репетировал профессионал Вадим Косов (ДИСКО и т. п.), но ему стиль РОССИЯН не был близок. Пару концертов с группой отработал Александр Рагазанов (экс-РАСКОЛЬНИКИ, ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ), причем на одном из них она разогревала зал для барда Евгения Клячкина. Потом за барабанами мелькнула пара совсем не запомнившихся лиц, а в ноябре к РОССИЯНАМ прибился ветеран рок-движения Игорь Голубев (р. 25.04.40 в Ленинграде). В том же месяце они приняли участие в открытии ЭКЛПМ, рок-клуба первой модели, а в декабре – всей группой – устроились работать в ЦВЗ «Манеж».

До весны все шло ни шатко ни валко, но в апреле стремившийся к лидерству Голубев ушел собирать свой ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН, а склонный к комфортным условиям жизни Мержевский – к Валентину Колпашникову, в ресторан гостиницы «Европейская». «Громыхающая телега» РОССИЯН – как отозвался об их музыке возродившийся в ту пору журнал «Рокси» – опять остановилась.

Новый набор в группу состоялся в апреле-мае 1980 года. Первым появился Сергей «Сэм» Семенов (р. 8.03.57 в Ленинграде), бас, гитара, вокал. До РОССИЯН он играл на танцах в Ленобласти, пел в группе ФРАМ и несколько лет отучился в Мухинском училище. Очередным барабанщиком стал живший в Ропше Евгений Мочулов (р. 25.11.49 в Ленинграде) – он начинал в середине 60-х в школьных группах Ломоносовского района, потом играл в ПОЛЕВЫХ ЦВЕТАХ и РИФАХ, а в 1973-м собрал ЧТО ДЕЛАТЬ?. Помимо того, он принимал участие в группах РЕМОНТ и ЗАРОК. Вместе с Мочуловым пришел и его старый знакомый Борис Калинин, занявшийся аппаратурой РОССИЯН.

В конце июня РОССИЯНЕ прослушались в ЛМДСТ и получили разрешение играть концерты легально. В июле Мочулов, который располагал репетиционной базой в НПО «Буревестник» на правом берегу Невы, перевез РОССИЯН туда, а в августе в их техническую группу пришел светооператор Александр Жаров. Тогда же некий умелец от шоу-бизнеса, соблазнив РОССИЯН деньгами и красивой жизнью на югах, взялся устроить им турне по Крыму от Крымской филармонии. Взяв три купе, группа с песнями отбыла поездом в Симферополь и за месяц дала пятнадцать концертов, попутно наслаждаясь солнцем, морем и крымскими винами. Увы, по окончании гастролей умелец растворился в воздухе, оставив РОССИЯН на улице буквально без гроша!

На одном из новогодних выступлений в «Буревестнике» к РОССИЯНАМ примкнул гитарист и певец Владимир Ермолин (р. 7.12.54 в Ленинграде), который играл с Мочуловым в РЕМОНТЕ, ЧТО ДЕЛАТЬ? и ЗАРОКЕ.

21 февраля 1981 года РОССИЯНЕ в числе первых восьми групп прослушались в ряды вновь создаваемого Ленинградского Рок-клуба, а 7 марта вместе с ПИКНИКОМ, МИФАМИ и ЗЕРКАЛОМ приняли участие в его открытии. В мае они выступили на Международном фестивале политической песни в Вильнюсе, по возвращении из Прибалтики успели на закрытие первого клубного сезона, где к РОССИЯНАМ на две песни присоединился Мержевский. (Ермолин к тому времени вернулся в ЗАРОК.) В сентябре группа три дня подряд играла в ЦПКиО, собирая толпы питерских хиппи, а в октябре еще раз сорвала аплодисменты москвичей, играя на аппаратуре «Dynaccord», любезно предоставленной им Александром Градским.

Можно смело утверждать, что в первый период истории Рок-клуба, с 1981-го по 1983-й, РОССИЯНЕ были если не сильнейшей, то самой популярной и любимой в народе группой Питера – своей стихийной экспрессией, магическим обаянием концертного действа, духом не знающей запретов вольницы они превосходили и мэтров, и честолюбивых дебютантов. Ордановский быстро прогрессировал как автор песен, а его лучшие номера: «Будет день» («Кто не с нами, тот против нас»), «Да поможет нам рок!», «Кровавый дождь», «О, какой день!», «Канарейки», «Карусель», «Придорожный лопух», «О мерзости» и т. п. – стали классикой питерского рока и звучат актуально даже спустя годы.

В апреле 1982-го РОССИЯНЕ вторично посетили полюбившую их Литву, сыграв на четвертом (и, как оказалось, последнем) фестивале «Opus-82», где их пути пересеклись с близкими по духу свердловчанами из УРФИНА ДЖЮСА. 29 июля они со скандалом выступили в Летнем театре ЦПКиО – слушая РОССИЯН, публика разгулялась настолько, что перепуганная администрация вызвала милицию, и чуть ли не половина зала была арестована прямо на выходе, а кое-кого даже засадили в тюрьму!

РОССИЯН репрессии, к счастью, почти не коснулись. Они давали концерты в Питере, ездили в Эстонию и снова в Москву, записали на радио пару своих песен и готовили новую программу. Васильев в конце июля ушел работать в Ленконцерт – бас взял в руки Сэм, гитару Мочулов, а за барабаны вернулся Женя Павлов.

14 мая 1983 года РОССИЯНЕ сыграли на I фестивале Рок-клуба и разделили третье место с ПИКНИКОМ, ТАМБУРИНОМ и СТРАННЫМИ ИГРАМИ («за принципиальность в реализации идей рок музыки») – кроме того, Семенов был назван лучшим бас-гитаристом. После фестиваля Павлов снова ушел, решив бросить музыку, и его сменил Валерий Морозов (р. 1.09.53 в Ленинграде), прошедший через десятка полтора групп – от THE MIRACLE WINDS и КРАСНОГО И ЧЕРНОГО до ЧТО ДЕЛАТЬ? и ПЛЮСА, с которым он участвовал в том же фестивале.

Летом РОССИЯНЕ недолго играли на танцах в Токсово, а в июле дали свой последний концерт на рок-фестивале в Выборге. Вслед за этим ушел Семенов, а его место занял Георгий «Гоша» Соловьев (р. 18.10.60 в Ленинграде), бас, бывший участник групп ИГРА и СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК. В середине лета РОССИЯНЕ уединились на своей репетиционной базе и в течение пяти месяцев обстоятельно готовили новую программу из еще не игравшихся песен Жоры. Премьера была намечена на 19 февраля 1984-го, но состояться этому концерту не было суждено: 13 января 1984-го, на старый Новый год, возвращаясь на электричке с загородной прогулки, Ордановский бесследно исчез где-то в районе поселка Семрино, а без него группа неминуемо распалась.

Первое время друзья и поклонники надеялись, что Ордановский объявится – кое-кто утверждал, что видел его или получал от него какие-то весточки, но со временем стало ясно, что он ушел из этой жизни, по своей или по чужой воле, хотя лишь 10 мая 2001 года Федеральный суд Красносельского района Санкт-Петербурга вынес решение о признании Георгия Ордановского умершим.

Хотя в годы расцвета новой волны кое-кто считал песни РОССИЯН архаичными, их влияние на музыку продолжало оставаться заметным еще много лет. Среди тех, кого оно коснулось, можно назвать ПАТРИАРХАЛЬНУЮ ВЫСТАВКУ, РОК-ШТАТ, ПЕПЕЛ, ПРИСУТСТВИЕ и, конечно, DDT, питерский дебют которых состоялся на I мемориале РОССИЯН в январе 1987-го. Они долгое время репетировали в том же «Буревестнике», а звукорежиссером DDT (а потом директором «Театра DDT») до лета 1998-го был Мочулов. Кроме него с DDT в разное время работали Азаров, Калинин, Жаров и другие участники РОССИЯН.

После 1987-го мемориалы РОССИЯН проходили в Питере еще три раза: в январе 1988-го (ДК железнодорожников), в мае 1990-го (СКК) и в сентябре 1999-го (ДК им. Ленсовета), когда при большом стечении народа было отмечено тридцатилетие легендарной группы. Помимо многочисленных гостей участие в этом концерте приняли и новые РОССИЯНЕ – группа, которую собрал бас-гитарист Андрей Васильев (в нее также вошли гитарист Роман Прокофьев и барабанщик Алексей Соколов), восстановила около двадцати песен из их репертуара и исполняла на концертах, удачно продолжая россиянские традиции. К юбилею была издана кассета, включавшая как архивные записи РОССИЯН, так и новые версии их песен.

Надо заметить, что классический репертуар группы, равно как и само ее имя, время от времени возникает на сцене: в январе 1987-го это был сводный бэнд из бывших РОССИЯН (Кроль с Васильевым) и музыкантов DDT. В феврале 1991 года во Дворце спорта «Юбилейный» на десятилетии Рок-клуба под именем РОССИЯНЕ выступило трио в составе: Гоша Соловьев (бас, вокал), Сергей Завьялов (барабаны) и Владимир Березин (гитара). (Они объединились полутора годами раньше, но поначалу называли себя АБОРИГЕНАМИ.).

Многие из тех тридцати с лишним человек, которые прошли через группу за годы ее истории, остаются в музыке: Мочулов возглавляет промоутерскую компанию «Stop Time»; Гусев стал известным клипмейкером; по-прежнему на сцене Женя Павлов (ROCK'N'ROLL CITY, THAT ZEPPELIN), Игорь Романов (НЭП, АЛИСА), Володя Ермолин (ЗАРОК), Гоша Соловьев (НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ), Шура Алексеев (группа А. Розенбаума), Саша Рагазанов (АКАДЕМИЯ ТИШИНЫ, ОРР), Андрей Васильев (ЗЛОДЕИ, НОВАЯ ЗЕМЛЯ). В декабре 2005 года в новой группе Сергея «Сэма» Семенова (ранее WOLF BAND, THE WAY, КОМАНДА С) ДЯДЯ СЭМ опять встретились Роман Прокофьев и Алексей Соколов. По-прежнему связан с музыкой Сергей Золотов. Мержевский в 1986-м эмигрировал в США и ушел в академическую музыку. Первый соратник Ордановского, Александр «Боцман» Лапин, тоже остался в музыкальном бизнесе – аппаратурой его компании «Топ-импровизация» озвучивается едва ли не половина концертов в Питере, от DEEP PURPLE до тех же DDT.

К сожалению, жизнь не пощадила РОССИЯН («Я бы назвал всю нашу историю лихолетьем», – однажды заметил основатель группы Саша Кроль) – в разное время из жизни ушли экс-РОССИЯНЕ Георгий Блинов, Сергей Завьялов, Игорь Голубев, Александр Жаров, Евгений Волгин, Александр Батист.

Помимо изданной в 1999-м кассеты «Россияне навсегда» и короткой записи с I фестиваля Рок-клуба (кассета «Отделение Выход») сегодня творчество РОССИЯН широкой публике, к сожалению, недоступно.

Дискография:

Россияне навсегда (1999).

РУБИНОВЫЙ ДОЖДЬ.

Группа РУБИНОВЫЙ ДОЖДЬ была организована в ноябре 1978-го выпускниками школы-интерната № 45 при физико-математическом факультете Ленинградского университета в Петергофе. Этот интернат, в который собирали одаренных школьников со всей страны, не без оснований называли «лицеем 70-х», хотя из его стен вышли не только будущие математики, но и звезды рок-н-ролла, в частности, Сергей «Силя» Селюнин (ВЫХОД) и большая часть музыкантов ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ.

В состав группы вошли участники тринадцатого выпуска интерната: Николай «Кроки» Куликовских (клавишные, вокал), Игорь Кичаев (соло-гитара), Сергей Николаев (бас), Сергей «Джеки» Перминов (тенор-сакс) и Виктор Васильев (барабаны). На следующий год с РУБИНОВЫМ ДОЖДЕМ расстался Николаев, место которого занял Евгений Смелков (бас).

В марте 1979-го они участвовали в конкурсе университетских рок-групп вместе с психфаковским ПОЛИГОНОМ (позднее ГЕНЕРАТОР БЕЛОГО ШУМА) и рядом других групп. В начале лета РУБИНОВЫЙ ДОЖДЬ покинул Кичаев, бросивший точные науки ради театрального образования. Как раз тогда их пригласили в студенческий лагерь университета в Крыму «Буревестник-3»: отдыхать и играть там на танцах. Вакантное место гитариста и певца занял одноклассник Васильева Александр «Дыда» Давыдов, ни в каких группах не состоявший, но достаточно сильный музыкант и начинающий автор песен.

Именно в «Буревестнике» состоялось знакомство Давыдова и Виктора Сологуба (экс-НИЖНИЙ БЬЕФ), что вылилось в создание осенью новой группы, в состав которой вошли Смелков, Перминов и Васильев. За полтора года существования они так и не придумали названия (хотя были известны как САХАРНЫЕ ТРУБОЧКИ и SPARTAK), дали десяток концертов и распались летом 1980-го, однако через год Давыдов, Сологуб и Куликовских снова встретились в группе, получившей имя СТРАННЫЕ ИГРЫ.

Кичаев поступил в театральный, после которого уехал в Москву и работал в театре Анатолия Васильева. Джеки вернулся в Вятку, где организовал группы ЧП и ПЕТРОВ КРЕСТ. Васильев позже играл в ПИЛИГРИМЕ и ТЕЧЕНИИ. Остальные участники РУБИНОВОГО ДОЖДЯ музыку покинули.

РУССКИЙ МУЗЕЙ.

Своим, с одной стороны, сугубо питерским, а с другой чуть самоироничным названием участники группы РУССКИЙ МУЗЕЙ, видимо, стремились подчеркнуть саму суть ее творчества, в котором доминирует тенденция к сохранению традиций питерского рок-н-ролла 70-х и 80-х, когда все они, собственно, и пришли в музыку. Хотя группа существует с середины 90-х, большую часть своей биографии она провела в стенах студий, лишь изредка появляясь на публике, в силу чего известна меньше, чем того заслуживает.

Основателем РУССКОГО МУЗЕЯ стал Александр Соколов – гитарист, певец, поэт, автор песен, аранжировщик и вообще разносторонне одаренный человек. Он родился 30 января 1953 года в Ленинграде, играть на гитаре начал школьником, позднее закончил музыкальное училище, а свою первую группу собрал в 1972-м, будучи студентом Гидрометеорологического института. Осенью 1973 года он позвал в ее ряды экс-лидера распавшейся незадолго до этого МАНИИ и однофамильца Виктора Соколова, вследствие чего за его группой закрепилось то же имя.

Саша Соколов играл в МАНИИ до мая 1976-го. В 1976–1977 годах он воссоединился с клавишником МАНИИ Олегом Частиковым в группе, исполнявшей собственного сочинения арт-рок, а также музыку EMERSON, LAKE & PALMER, YES и других мэтров прогрессивной рок-сцены, после чего увлекся самодеятельным театром и на время покинул рок-н-ролл. В июне 1978 года Соколов собрал первую группу своего имени (иногда ее по инерции тоже называли МАНИЕЙ), потом играл фолк-рок с КРУГОМ (питерским, а не московским), а в 1981-м стал одним из лидеров РОК-АРТЕЛИ, объединившей ветеранов питерского рока 70-х.

После того как РОК-АРТЕЛЬ прекратила существование, Соколов вернулся к идее собственной группы, с которой выступал до конца 80-х, базируясь то в профтехучилищах, то в небольших кафе на окраинах Питера. За эти годы через его группу прошло десятка полтора музыкантов, в числе которых были клавишники Александр Видякин (экс-КАТАРСИС), Сергей Шмелев (экс-МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ, позже ПУЛЬС и ФОРВАРД) и Николай Ярошенко (экс-ЛЕЛЬ), бас-гитаристы Игорь Самсонов (экс-ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН, РОК-АРТЕЛЬ) и Дмитрий Солодухин (экс-ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, ПОСТ, ЗЕМЛЯНЕ), барабанщики Игорь Черидник (позднее ИГРЫ и АУКЦЫОН), Сергей Полубояринов (экс-МАНИЯ), Вячеслав Соколов, Петр Трощенков (АКВАРИУМ), Михаил Уткин (экс-МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ) и т. д. Кроме того, на его репетиционной точке сделали свои первые шаги будущие музыканты ЭДС и ФРОНТА Сергей Станков и Владимир Костылев.

Соколов принимал деятельное участие в создании Рок-клуба и был избран в его первый Совет, однако, к середине 80-х потерял к общественной работе всякий интерес. В конце десятилетия он на какое-то время покинул музыку, поскольку параллельно двигал науку, увлекался альтернативной медициной и т. д.

На сцену Александр Соколов вернулся в начале 90-х, когда его старинный приятель, концертный промоутер Юрий Байдак, начал устраивать гастрольные туры и музыкальные праздники в различных городах страны. Саша выступал на них либо под гитару, либо в сопровождении хард-рок-группы ЯБЛОЧНЫЙ СПАС. Именно в то время у него и родилась идея новой собственной группы, хотя сам по себе РУССКИЙ МУЗЕЙ появился на свет в 1997-м, когда Соколов бросил ездить по стране и занялся созданием своей студии.

Ее технической основой стал музыкальный компьютер «Ensonique», которым располагал тогдашний компаньон Соколова, а в качестве коллег по студийной группе он пригласил двух музыкантов, с которыми познакомился в году 1994-м, в период сотрудничества с Байдаком. Юрий «Дональд» Ключанцев (р. 27.04.64 в Череповце), саксофон, клавишные, перкуссия, окончил музыкальное училище в Мурманске, а в 1985 году перебрался в Питер, где был приглашен в ПИКНИК. Он отыграл в популярной группе десять лет, до лета 1996-го, с перерывом на год, во время которого пытался поднять на ноги свой проект ЗАМОК ЗО. Александр Шумилов (р. 11.04.66 в Ленинграде), гитара, бас, вокал, тоже получил музыкальное образование, а после армии попал в известный ВИА ДРУЖБА, где играл на бас-гитаре, пел несколько сольных номеров и вел концерты. Позже он сотрудничал с металлическим СОЮЗОМ Игоря Романова, поп-группой БОЙКОТ и фаворитами клубной сцены 90-х БИТТЕ ДРИТТЕ.

На какое-то время активность студии и группы (тогда еще не имевшей имени) затормозил экономический кризис августа 1998, но процесс уже пошел. Место «Ensonique» на студии занял новый компьютер «Atari», а сама она переехала домой к Соколову – благо современные технологии это позволяли. Помимо записи различных поп-исполнителей группа без спешки работала над песнями самого Соколова.

Первое публичное появление группы состоялось в январе 2000 года на сцене ДК работников связи на дне рождения Саши Соколова, а в конце мая она – уже как РУССКИЙ МУЗЕЙ – отметилась на презентации сборника «Охота-2» в кафе «Пороховая Бочка». К этому времени ее состав разросся до пяти человек: к Соколову, Шумилову и Ключанцеву присоединились бывший коллега последнего по ПИКНИКУ, барабанщик Леонид Кирнос, и соло-гитарист Дмитрий «Матроскин» Павлов.

В 2000–2002 годах РУССКИЙ МУЗЕЙ играл довольно часто, но, как правило, не соло, а в разнообразных сборных концертах или на частных вечеринках. В начале 2001-го они в компании с КАФЕ, ЯБЛОЧНЫМ СПАСОМ и Таней Капуро (экс-ЯБЛОКО) отметили очередной день рождения Соколова концертом в клубе «Малая Охта», играли в ДК им. Ленсовета, а в июне 2002-го поздравляли с пятидесятилетием основателя МИФОВ Гену Барихновского. Павлов к этому времени пропал, а Кирнос был свободен все реже, так как ПИКНИК начал много гастролировать, поэтому РУССКИЙ МУЗЕЙ постепенно вернулся к формату акустического трио, хотя с ним изредка работал барабанщик Михаил Уткин (экс-ЗАМОК ЗО, позже БУБЕНЦЫ).

В 2004 году Александр Соколов в компании с другими питерскими музыкантами (Сергей Болотников (BOLO-BAND), Михаил Жидких (PUSHKING, BILLY'S BAND), Алексей Патраков (АЛЬФА-СТРЕКОЗЫ), Дмитрий Филимонов (BOLO-BAND) и др.) принял участие в записи альбома песен Андрея Репина «В нужное время в ненужном месте», а в 2005-м Соколов и Ключанцев объединились в студийной группе ВЕРЕСКОВЫЙ КРАЙ с автором песен Дмитрием Соколовым, результатом чего стал любопытный альбом «Вересковый мед».

В том же году РУССКИЙ МУЗЕЙ в полном составе записал на студии «АнТроп» два номера для трибьюта РОССИЯН, а в 2006 отметился на альбоме памяти легендарного питерского звукорежиссера и музыканта Юрия Морозова, сделав кавер-версию его песни «Луч света». В конце того же года была завершена и тянувшаяся с 2002 года работа над рок-оперой «Оллипорт», авторами которой стали два экс-ПИКНИКА Александр Савельев и Владимир «Вавилла» Сизов. Саша Соколов спел в ней партию главного героя, Шумилов – одного из персонажей, а Ключанцев играл на клавишных, гитаре, мандолине, перкуссии, а также занимался аранжировками.

THE RATTLESNAKES.

THE RATTLESNAKES являются одной из наиболее профессиональных и творчески активных групп на обширной, но несколько герметичной и ориентированной на исполнение кавер-версии рокабилли-сцене Санкт-Петербурга. По крайней мере, они – одними из немногих – сумели внести в этот консервативный жанр что-то свое, сочиняют оригинальный материал и даже издали несколько альбомов.

THE RATTLESNAKES создал в ноябре 1995 года гитарист, певец и автор песен Юрий «Однозуб» Сутковой. Он заинтересовался рокабилли на рубеже 90-х, в 1991-м, вместе с контрабасистом Гарри Волковым организовал группу THE EYEBALLS, которая исполняла его песни, а в конце следующего года – после недолгого альянса с RAZEFIT – сменил ее на трио ATTRACKARS, ориентированное на агрессивное сайкобилли. В феврале 1993 года они выступили на фестивале «Psycho Rumble» в клубе «Indie», выбирались с концертами в Москву, а пару лет спустя распались, после чего Сутковой затеял новую группу с прицелом на неорокабилли.

Компанию ему составили достаточно опытные музыканты: Олег Худкин, гитара, и Александр Карназов, контрабас, начали играть рокабилли в том же 1991-м в группе THE SUNSTROCKERS, которая через три года трансформировалась в трио ROCKIN' CHAIR. Их барабанщиком стал Алексей Губин, до этого игравший панк и тяжелую альтернативу. Отработав вместе один сезон, они объединились с Сутковым под вывеской THE RATTLESNAKES.

Группа сразу же стала активно выступать в клубах обеих столиц и довольно быстро добилась известности среди поклонников рокабилли и уважения хозяев клубов и концертных площадок. Приставкой «нео» они дистанцировали себя от исполнителей корневого рокабилли, поскольку в музыке Суткового можно найти элементы рок-н-ролла, свинга, серфа, кантри, гаражного рока, латино и даже джаза. С традицией их связывало только то, что тексты всех песен были на английском языке.

В 1997 году группа записала свой дебютный альбом «El Caballero». Он был издан в Швеции небольшой компанией DCM Records. На одноименную песню, ставшую их первым хитом, был снят клип, который какое-то время крутился на канале «Муз-ТВ». Позже THE RATTLESNAKES живьем отыграли час в прямом эфире того же канала.

Два года спустя, в 1999-м, вышел второй альбом группы «Lady Wild». Тогда же THE RATTLESNAKES выступили на престижном ежегодном фестивале «Rock'n'Roll Jamboree 58» в Финляндии, а летом 2000 стали хэдлайнерами международного рок-фестиваля «Kosmodrom» в Петрозаводске.

Оригинальный состав группы распался в августе 2001-го. Той же осенью Худкин, Карназов и Губин организовали собственную группу THE PHANTOMS, в которой продолжали играть рокабилли, и получили постоянную прописку в клубе «Money Honey». Юрий Сутковой в сентябре собрал новую версию THE RATTLESNAKES, куда были приглашены Андрей Битулев, гитара, вокал, его бывший коллега Александр «Гарри» Волков (после EYEBALLS он успел засветиться в RAZEFIT, SCARY B.O.O.M., SUSPANCE, CADILLACS и GXF), контрабас, и Сергей Калинин, барабаны, вокал. Калинин до этого играл металл в группе СЕВЕРНЫЕ ВРАТА.

Уже в ноябре обновленный состав успешно отыграл на фестивале «Rock'n'Roll Ruby 2» с финской группой THE STRING BEANS. В декабре 2002-го Волкова сменил Дмитрий «Jess» Ильин, еще один ветеран сайко-сцены, который стартовал еще в 1990 году в классическом составе THE MEANTRAITORS, позднее собрал интересную группу AWAQUA, а еще позже работал с теми же CADILLACS.

Постоянно экспериментируя со своей музыкой, в 2003 году музыканты записали неожиданный проект «СЧ – Взрыв Неизбежен» в стиле ска. Помимо того, они несколько раз участвовали в турне американской серф-группы RED ELVISES, организованной в Лос-Анджелесе выходцами из России.

В июне 2004 года в московском клубе «4 Комнаты» THE RATTLESNAKES удостоились чести выступить на вечеринке с Квентином Тарантино и Дэвидом Кэррэдайном, которые привезли на Московский кинофестиваль фильм «Kill Bill 2». В том же августе оба альбома группы были переизданы на двойном компакт-диске. Кроме того, их дискографию пополнил сборник «1999–2001 To Be Continued…» Следующими крупными акциями в послужном списке группы стали участие в фестивалях «RockBomBilly» (Иваново), «The Global Battle Of The Bands» и «Смоленский Проект», а в декабре они аккомпанировали британскому пионеру неорокабилли Марку Хармэну во время его визита в Москву.

География гастролей THE RATLESNAKES охватывает чуть ли не всю европейскую часть России: Петрозаводск, Пенза, Ярославль, Псков, Вологда, Рыбинск, Екатеринбург… Летом 2005-го группа участвовала в международных фестивалях «Rockabilly Ruuhijarvi 2005» в Финляндии, «Rumburk Rumble 2» и «Rock For People» в Чехии, в России играли на фестивалях «Роск-н-Ролл в Горбушкином Дворе», «Свинговый Бум», «РокенРолл Осень» и в российском турне «2nd Deal In Russland» немецкой группы THE TONY MONTANAS. В ноябре 2005-го THE RATLESNAKES отпраздновали свое десятилетие.

Дискография:

El Caballero (1997); Lady Wild (1999); El Caballero/Lady Wild (2004); 1999–2001 To Be Continued… (2004).

С.

САВОЯРЫ.

Под этим названием с 1972-го по 1992-й годы выступала питерская рок-группа, ранее известная как КОЧЕВНИКИ. Подробную биографию обеих можно найти в статье о КОЧЕВНИКАХ на страницах настоящей Рок-энциклопедии.

САДКО.

Биография группы САДКО, принадлежавшей к первому поколению музыкантов, судьбу которых круто изменил приход эры рок-н-ролла, весьма удивительна и в своем роде уникальна – уже хотя бы потому, что в ее состав входили студенты Консерватории, в силу чего в своих симпатиях она балансировала между классикой, джазом и поп-музыкой, а еще потому, что одними из немногих САДКО сумели сохранить для истории образцы своего творчества.

Основатель группы, Дмитрий Кижаев (р. 16.06.46 в Запорожье, но в возрасте двух лет попал в Питер), рос в эпоху поголовного увлечения традиционным джазом, подростком играл на кларнете в школьном квинтете-диксиленде, а в 1964-м окончил школу и поступил на музыковедческий факультет Ленинградской консерватории. В начале второго курса ему в руки попали два альбома THE BEATLES – «меня их музыка словно кипятком ошпарила», – следствием чего стало непреодолимое желание освоить гитару.

Отечественная промышленность подходящих инструментов не выпускала, а те, что продавались в магазине «Лира», были недоступны по цене. Помог случай. На работе у матери Кижаева был оркестр, а в оркестре – импортная гитара, привезенная солдатом, служившим в Восточной Германии. Правда, она была сломана, и мама убедила руководителя оркестра отдать инструмент сыну, который самостоятельно починил его и начал осваивать азы гитарного искусства.

Несмотря на академическую строгость Консерватории, современная музыка добралась и туда: в ее стенах родилось несколько джазовых комбо (в т. ч. квинтеты пианиста Виктора Кареткина и саксофониста Олега Куценко), которые в апреле 1966 года принимали участие во II Ленинградском джазовом фестивале. Помимо того, начиная с середины 60-х Кижаева и его однокашника Валерия Корниенко частенько приглашали аккомпанировать гастролерам из Польши, Чехословакии и других стран народной демократии, а также записываться на «Ленфильме», в Доме радио и на «Мелодии» – как с эстрадными артистами, так и у известных питерских композиторов (в их числе А. Петров, С. Пожлаков, Г. Портнов, А. Колкер и др.).

В то же время Кижаев, как и многие студенты, подрабатывал музыкой везде, где только возможно, в процессе чего свел знакомство с множеством других музыкантов, среди которых оказались Валерий Кизельштейн (р. 22.12.39 в Ленинграде) и выпускник Института им. Лесгафта, мастер спорта по плаванию Александр Фохт (р. 17.09.35 в Ленинграде). В сентябре 1966-го они затеяли собрать группу, которой дали имя САДКО, и вскоре начали репетировать дома у Фохта.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

САДКО.

Фото: архив автора.

Обязанности распределили следующим образом: Дмитрий Кижаев, соло-гитара, Валерий Кизельштейн, ритм, Александр Фохт, бас. У Фохта был институтский знакомый, велосипедист (кстати, тоже мастер спорта) и барабанщик Игорь Голубев (р. 25.04.40 в Ленинграде), который начинал с контрабаса, а потом осваивал барабаны в школе Нисмана и под руководством Сергея Лавровского (тогда ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ). Кизельштейн, который работал инженером и отлично разбирался в электронике, спаял мощный полупроводниковый усилитель, что позволило САДКО решить одну из самых насущных проблем – качественного звучания. Существенную роль в формировании стиля САДКО сыграли концерты групп при землячествах иностранных студентов в Питере.

Репертуар САДКО был весьма эклектичен и определялся наличием музыкальной информации: инструментальные версии песен THE BEATLES, номера музыкантов из Восточной Европы, которые либо гастролировали в Советском Союзе (как Вальдемар Матушка и MEFISTO), либо были доступны на пластинках (чешские OLYMPIC, поляки SKALDOWE и т. п.), несколько рок-н-роллов и даже джазовые стандарты. Позднее САДКО основательно взялись за THE SHADOWS. С вокалом было сложнее: Кизельштейн пел «Unchain My Heart» Рэя Чарлза, а у Фохта неплохо получалась «Good Golly Miss Molly» Литтл Ричарда.

Дебют группы состоялся той же осенью в кафе «Белые ночи», после чего они начали выступать по всему городу: в кафе, институтах, на школьных вечерах и т. д. Их концерты привлекали внимание и других молодых музыкантов, среди которых были консерваторские знакомые Кижаева: пианист Владимир Габай, трубач Владимир Гайворонский, кларнетист Анатолий Вапиров, те же Кареткин и Куценко – не удивительно, что все они, в конечном счете, предпочли джаз академической музыке.

В декабре 1966-го знаток джаза (и не только его) и активист клуба «Квадрат» Ефим Барбан организовал первый в Питере конкурс поп-групп. Он состоялся в клубе «Канат» на Петровском острове и собрал наиболее сильных музыкантов любительской поп-сцены: ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ, АВАНГАРД-66, САДКО, ТЕНИ, ЮПИТЕР, АРГОНАВТОВ и т. д.

В начале весны в рядах САДКО произошли радикальные перемены: Кизельштейн, который был занят на работе, был вынужден покинуть группу; Голубев ушел в ресторан «Метрополь», а оттуда в ВИА АЛЫЕ ПАРУСА. Новыми участниками группы стали соученик Кижаева Валерий Корниенко, ритм-гитара, вокал, и Анатолий Федоров, барабаны. Боевое крещение обновленного САДКО состоялось в Кишиневе, куда группа отправилась в апреле 1967-го: декан спортивного факультета тамошнего университета был другом Фохта и превратил их поездку в настоящий праздник. САДКО выступали не только перед студентами, но и на местном телевидении – они исполняли свои номера, по ходу дела комментируя происходящее на сцене в форме этакого культурного ликбеза.

Надо заметить, что репертуар САДКО к этому времени стал шире и разнообразнее: группа включала в него обработки русских народных и даже советских песен («мы переиграли, кажется, всего Дунаевского, неплохо делали „Московские окна“ Вано Мурадели и много чего еще», – вспоминал в 80-х Кижаев), а иногда вставляли в программу, например, фрагменты хора из оперы Бородина «Князь Игорь» или Первого концерта для фортепьяно Чайковского (если на сцене был рояль).

В мае 1967 года группа отправилась на вторые гастроли: в Тюмень, где играли по институтам и на слете молодых ученых Сибири, которым были совсем не чужды идейно сомнительные, но современные ритмы.

Поскольку САДКО оказались чуть ли не единственной любительской и в то же время легальной группой, их начал активно привлекать к сотрудничеству секретарь Октябрьского райкома комсомола Борис Исправников. Кроме того, с весны 1967-го они участвовали в съемках молодежной программы «Горизонт» на Ленинградском телевидении; как аккомпаниаторы САДКО были задействованы, например, в конкурсе «Талант-67», проходившем в одном из дворцов культуры Выборгского района. Кижаев вспоминал, что именно там он впервые услышал КОЧЕВНИКОВ, которые уже начинали петь по-русски, вызывая в музыкальных кругах разноречивые отклики.

Лето 1967-го САДКО провели в Сочи, где жили в санатории Совета министров (!) и играли в кафе «Каскад». Корниенко поехать не смог, и на ритм-гитару был снова приглашен Кизельштейн. Отдыхая в Сочи, музыканты САДКО обрели много новых знакомых, включая юного Стаса Намина, который проводил свои каникулы по соседству, в санатории Министерства мясной и молочной промышленности.

Вернувшись в Питер, САДКО продолжали играть концерты и работать на радио, записывая не только чужой, но и свой материал (кавер-версии THE BEATLES и THE ROLLING STONES, несколько собственных номеров; в песнях «Ты проходишь мимо» и «Для тебя» они использовали струнный квартет, а в некоторых вещах удачно прозвучал женский вокал – в стиле популярного тогда чешского дуэта Хелены Вондрачковой и Марты Кубисовой).

Впрочем, деятельность САДКО нравилось не всем: в 1967 году в «Смене» появилась статейка с характерным названием «Садко с акцентом», однако последствий для группы она не имела – даже наоборот: их пригласили сыграть в Смольном для представителей партийной номенклатуры (видимо, чтобы те могли быстрее узнавать идеологического врага в лицо). В то время САДКО в полном составе звал руководитель ДРУЖБЫ Александр Броневицкий, но молодых музыкантов еще ждал диплом.

При поддержке ректора консерватории П. А. Серебрякова САДКО несколько раз играли в ее Малом зале – причем, зимой 1968 года им довелось выступить там на вечере КГБ! Возможно, благодаря этому группу вскоре пригласили играть в Интерклуб моряков. В январе 1968-го, на старый Новый год, САДКО выступили на вечере в Доме композиторов, где специальных аплодисментов удостоилась «Кружевница» Станислава Пожлакова. Кстати, с Пожлаковым была связана и единственная изданная в те годы запись САДКО: они играли на его авторской пластинке «Ребята 70-й широты».

На лето 1968-го группа снова отправилась в Сочи, а осенью начала готовиться к защите дипломов, хотя продолжала выступать. В этот период с САДКО часто играл пианист Виктор Кареткин. Один из их последних концертов состоялся в начале 1969-го (на старый Новый год) в Доме композиторов.

Ко времени получения диплома (весна 1969-го) и Кижаев, и Корниенко играли в оркестре Мюзик-холла. В 1971 году Кижаев на год ушел в армию, а потом работал бас-гитаристом Ленинградского концертного оркестра п/у Анатолия Бадхена. Корниенко отслужил годом позже, а в 1974-м вместе с Кижаевым организовал известный позднее ансамбль ДЖАЗ-КОМФОРТ. Федоров работал в Филармонии, а Кареткин в 1977 году был приглашен в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ.

Оставшись один, Фохт в июне 1969-го набрал совершенно новый состав САДКО, с которым отправился в Петрозаводск и устроился в Карельскую филармонию. В группу вошли: гитарист Юрий Алынин (экс-ОКТАВА), выпускник Консерватории, тромбонист Александр «Мастер» Иванов, а также три бывших участника группы ДЕРВИШИ из Колпина, братья Владислав Калле, клавишные, аккордеон, вокал, Александр Калле, тамбурин, вокал, и Александр Гостилин, барабаны. Правда, Саша Калле быстро разочаровался и вернулся в Питер, а на его место в Филармонии был найден слабенький певец Валерий Писклов. САДКО поселились в общежитии при Филармонии и начали готовить программу в двух отделениях. Для первого, в котором они исполняли обработки народных песен, им были пошиты камзолы и фольклорные наряды а ля рюс; для второго, менее официального, стильные синие костюмы.

Как-то раз после репетиции они отправились на танцы в соседний клуб, где играла отличная группа с духовыми, но их внимание привлек солист: он пел по-английски и по-итальянски, аккомпанируя себе на рояле, гитаре и скрипке, к тому же эффектно подавал себя на сцене. Музыканта звали Роман Торчиян, и он был немедленно завербован в САДКО.

С конца осени группа начала гастролировать по Украине, Крыму, Северному Кавказу и т. д. В ее репертуар помимо текущей эстрады входило много песен Владика Калле, западные хиты, включая свежую битловскую «Lady Madonna», и т. д. Летом 1970 года на юге СССР началась эпидемия холеры, многие концерты были отменены, и САДКО вернулись в Питер, где начались споры о будущем группы. Фохт мечтал о «чесе» по провинции, а остальные музыканты думали о собственном творчестве. Как результат, в сентябре группа развалилась: Алынин собрал свое трио ТРОЛЛИ; Иванов устроился в Мюзик-холл; Гостилин и Калле вернулись в Колпино. Фохт, вероятно, какое-то время поддерживал название САДКО на плаву, но в конце концов покинул музыку.

Тем не менее история САДКО на этом не закончилась, хотя следующий этап в ней не вполне ясен: известно, что весной 1973-го в Корабелке репетировал некий НОВЫЙ САДКО, где стартовал будущий клавишник РОССИЯН Алик Азаров (возможно, впрочем, что это была совершенно другая группа).

4 мая 1996 года классический состав САДКО вместе в АРГОНАВТАМИ дал концерт в казино «Conti» (существуют его аудио– и видеозаписи). К сожалению, этот comeback оказался единственным: вскоре после него Валерий Корниенко скоропостижно умер. В июле 1996 года инсульт унес и жизнь первого барабанщика САДКО Игоря Голубева: в 70-х он играл в ресторанах и на танцах, с 1976-го по 1987-й возглавлял группу ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН, был одним из основателей Рок-клуба и многие годы преподавал, развивая у своих учеников чувство ритма.

Кижаев в 90-х несколько раз участвовал в битловских днях рождениях Коли Васина, а с 1997-го по 2003 год играл на гитаре в возрожденных ПОЮЩИХ ГИТАРАХ. Существуют записи, сделанные САДКО в 1967–1969 годах, однако официально они пока не изданы.

САЛОН.

Питерская группа САЛОН появилась на свет осенью 1982-го в стенах закрытого НИИ аналитического приборостроения, куда по окончании ЛИСИ распределился певец и начинающий автор песен Олег Эльтиков. Он дебютировал школьником, в студенческие годы тесно общался с институтской группой АПРЕЛЬ (никакого отношения к легендарным хард-рокерам) и как-то раз ездил в Металлострой – прослушиваться новым вокалистом к еще более легендарным ЗЕМЛЯНАМ.

В НИИ были кое-какая аппаратура и действующая самодеятельность, которой руководил старый поклонник джаза Ефим Семенович Гузиков, поэтому, едва только обжившись на новом месте, Эльтиков начал собирать там свою группу. Его главным единомышленником стал бас-гитарист, скрипач и звукооператор Константин Козлов. Вскоре к ним присоединились гитарист Алексей Кирсанов и барабанщик Александр Припачкин (экс-ТИМУР И ЕГО КОМАНДА), а дочь Ефима Семеновича, Анна Гузикова, играла на клавишных и пела.

Они назвали себя САЛОН и исполняли песни Эльтикова, аранжировки к которым сочиняли в процессе репетиций. Кирсанов на следующий год ушел, и гитару временно взял в руки сам Олег, но на всем последующем отрезке времени САЛОНУ приходилось решать вечно открытый кадровый вопрос. В поисках подходящего гитариста Эльтиков и Козлов свели знакомство с репетировавшей напротив них, в общежитии Кировского завода на пр. Огородникова, 23, группой МАГИЯ, которую собрали бывшие участники рок-клубовских групп ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР и ДЕМОКРИТОВ КОЛОДЕЦ.

Гитариста они не нашли, зато сами на несколько месяцев стали участниками МАГИИ (Олег пел, а Костя играл на скрипке) и даже засветились на каких-то концертах в общежитиях и на студенческих вечерах, исполняя песни лидера группы Славы Задерия. Осенью МАГИЯ переехала в клуб «Корабел» от ЛКИ, где взяла новое имя АЛИСА. Интересно, что в ее репертуаре долго оставался ряд песен МАГИИ, в т. ч. «Сильные идут вперед» и «Любимец публики» (позднее, с новым текстом Кости Кинчева, она превратилась в «Доктора Буги»).

Той же осенью в рядах САЛОНА появился находившийся в поисках подходящих музыкантов гитарист, певец и способный автор песен Сергей Тимофеев (ранее БЕРЕГА, ГРИМ и т. п.), но у него было свое видение будущего группы, и пару месяцев спустя Сергей собрал собственную группу, которую назвал БУРАТИНО.

Пару лет САЛОН играл на вечерах в институте, записывал свои песни (Костя Козлов проявил способности к звукозаписи), продолжал искать гитариста, но дальше этого дело не двигалось. Летом 1985-го группу покинула ее клавишница, которая поступила в музыкальное училище при Консерватории. Той же осенью вакансию занял Владимир Сорокин – он пришел из группы Павла Паукова ОСА (там же после распада БУРАТИНО оказался Тимофеев).

В начале 1986 года Эльтиков решил попробовать себя в новой версии БУРАТИНО, куда следом перетянул и Козлова с Сорокиным; они отыграли с Тимофеевым до июня, после чего рассорились, и группа распалась. Впрочем, САЛОН тоже не пережил этого лета: Эльтиков ушел в ТЕХ. ПОМОЩЬ, Припачкин стал участником ШТОРМОВОГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, а Сорокина Паша Пауков пригласил в ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ.

Осенью Эльтиков и Козлов на домашней студии последнего с помощью Алексея Вишни записали единственный альбом САЛОНА «Коммунальный капкан», а вскоре Тимофеев, Эльтиков и Козлов возродили БУРАТИНО. Позже Костя крутил ручки в КРЕМАТОРЕ (где барабанил Припачкин) и создал музыкальную компанию «MultiMusic»; Припачкин в 90-х покинул рок-н-ролл; Аня Гузикова, получив образование, поет джаз – как соло, так и в составе знаменитого вокального ансамбля ДАЙДЖЕСТ.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.

В первой половине 70-х название САНКТ-ПЕТЕРБУРГ было для молодых жителей одноименного города синонимом внутренней свободы и вольномыслия, залогом будущих перемен и тайным опознавательным знаком принадлежности к миру, в котором доминировали истинные, а не фальшивые ценности; само имя группы заставляло учащенно биться десятки и сотни сердец, а сама она была одним из безусловных пионеров русскоязычного рока и первой масштабной звездой рок-н-ролльного Питера.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ был основан осенью 1969 года. Его неизменный лидер, в то время студент-третьекурсник исторического факультета Ленинградского университета Владимир Рекшан (p. 5.06.50 в Ленинграде), серьезно занялся музыкой летом 1968-го, сразу после того, как в составе легкоатлетической сборной города (он был прыгуном в высоту) побывал в охваченном студенческими волнениями Париже, хотя дебютировал Володя несколькими месяцами раньше в университетской группе КОРАБЛЬ ДУРАКОВ.

КОРАБЛЬ ДУРАКОВ дал дюжину концертов перед коллегами-студентами, а осенью 1968 года распался. После этого Рекшан пару раз играл на танцах в поселке Пери с безымянной группой охтинских ребят, одно время репетировал с одаренным гитаристом и певцом Виктором Райтаровским (который превосходно исполнял номера популярных польских поп-групп) и будущими участниками группы СНЫ, пытался собрать квартет «голосами аналогичный THE BEATLES» с клавишником МОНОЛИТА и КОЧЕВНИКОВ Михаилом Боярским, но все эти усилия до времени не привели ни к чему.

Лишь в октябре 1969-го контуры будущей группы начали обретать реальность. В ее оригинальный состав вошли сам Рекшан, гитара, губная гармоника, вокал, Алексей Матусов (р. 18.02.50 в Ленинграде), бас, вокал, Михаил Марский, ф-но, перкуссия, вокал, и Борис «Боб» Галкин, барабаны. Все четверо были спортсменами и впервые встретились на легкоатлетических сборах: Галкин и Матусов прыгали в высоту с шестом, а Рекшан и Марский – без оного.

Первый год своей биографии будущий САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (тогда этого названия еще не было) провел, активно репетируя в актовом зале Мухинского училища (где учился Марский) и пробуя исполнять песни только что познакомившегося с Музой Рекшана. Пару раз они озвучивали вечера в разных вузах, но покуда не могли похвалиться особыми достижениями. Матусова, который ушел из ЛГУ, неожиданно забрали в армию, и новым бас-гитаристом стал чей-то приятель Юрий Баландин (р. 12.07.49 в Ленинграде), но стабильности по-прежнему не было.

В начале осени 1970-го Баландин ушел. Его место занял уже известный в Питере бас-гитарист Сергей Лемехов (p. 29.02.49 в Ленинграде), который с середины 60-х играл в популярных ПРИЗРАКАХ – в их состав входили два его брата, а также певец Альберт Асадуллин и другие музыканты. Примерно тогда же Рекшан дал своему детищу имя САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.

Полноценный дебют группы состоялся 17 октября 1970 года в ДК «Маяк» на вечере психологического факультета ЛГУ, который организовала знаменитая в 60-х «поп-мама» Жанна Жук, поначалу активистка джазового клуба «Камертон», а позже – организатор ряда поп-фестивалей и конкурсов, своего рода менеджер лучших питерских групп, в т. ч. ФЛАМИНГО и ГАЛАКТИКИ, и одна из ключевых фигур питерского рок-движения 60-х и начала 70-х.

Именно там к группе в первый раз присоединился брат Сергея, барабанщик Владимир Лемехов (p. 17.10.46 в Ленинграде), отмечавший на этом концерте свой двадцать четвертый день рождения. После этого Володя решил остаться в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, окончательно заменив ушедшего в учебу и спорт Боба Галкина.

Первые же выступления САНКТ-ПЕТЕРБУРГА в городе-тезке стали сенсацией: сильные, поэтически зрелые тексты, отражавшие мировоззрение романтичного, но бунтующего поколения 60-х, свежие мелодии, несущие отпечаток влияния как британского бита и ритм-энд-блюза, так и отечественного городского фольклора, агрессивная, нередко эпатирующая манера сценического поведения и экспрессия, ставшая более рельефной с появлением семейной ритм-секции братьев Лемеховых, быстро выдвинули группу в число лидеров самодеятельной сцены, а песни Рекшана «Осень», «Сердце камня», «Санкт-Петербург», «Ты как вино» и т. д. стали настоящими хитами при полном отсутствии записей и радио.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.

Фото: В. Конрадт.

На протяжении двух следующих лет САНКТ-ПЕТЕРБУРГ был несомненным лидером рок-андерграунда, день ото дня расширяя свою аудиторию; он принял участие в нашумевших ночных сэйшенах с заезжими польскими поп-группами SKALDOWE и TEST, а также активно участвовал в Поп-федерации – первом неформальном и неофициальном объединении питерских рок-музыкантов, появившемся на свет в апреле 1971-го.

В ноябре того же года Володю Лемехова забрали в армию, и его место занял Николай Корзинин (р. 18.12.51 в Ленинграде), барабаны, гитара, вокал, из дружественной САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ и жанрово близкой группы СЛОВЯНЕ, которая тоже исполняла свои песни. В марте 1972 года оригинальный состав ПЕТЕРБУРГА распался: Сергей Лемехов (к которому позже присоединился и Володя) ушел в группу, которую собрал лидер СЛОВЯН Александр Тараненко, а с Рекшаном и Марским до конца весны музицировали обломки СЛОВЯН: упомянутый выше Коля Корзинин, Евгений Останин (р. 14.07.51 в Ленинграде), гитара, вокал, и Юрий Белов (р. 5.07.52 в Ленинграде), клавишные, вокал. Марский к этому времени отошел от рок-н-ролла, а в начале 80-х эмигрировал в США.

Они репетировали на третьем этаже в ДК им. Ленсовета, используя солидный аппарат Тараненко (который тот сам строил) и исполняя, по словам Белова, «очень добротный ритм-энд-блюз» с текстами Рекшана. Однако в мае и этот состав распался: Белов, неплохой пианист и сам автор довольно любопытных песен, сразу же собрал группу SO-SO; Останин, окончив Мухинское училище, занялся живописью, а Корзинин играл на танцах с АВРОРОЙ.

Лишь в августе 1972 года Рекшан, который часть этого лета проболел, а другую часть пропутешествовал по Прибалтике в компании с перкуссионистом группы ZA Колей Зарубиным, собрал новую версию САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, в ряды которой вошли Корзинин, а также бывшие участники ШЕСТОГО ЧУВСТВА Виктор Ковалев (р. 24.10.48 в Ленинграде), бас, и Никита Лызлов, ф-но и перкуссия. К этому времени изменился и стиль группы: от грубоватого, анархического и отчасти импровизационного ритм-энд-блюза, который снискал ему признание и популярность на ранних этапах существования, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ неуклонно эволюционировал в направлении более организованного харда и арт-рока с продуманными и деликатными аранжировками, чему способствовал мелодический дар Николая Корзинина, тяготевшего в своих песнях к балладному изложению и среднему темпу («Позволь», «Двери открой, мой Санкт-Петербург», «Хвала воде»).

Новое лицо группы окончательно определилось к ноябрю 1972-го, когда перед серией выступлений в ломоносовским «Манеже» в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ появился шестнадцатилетний виртуоз, скрипач и гитарист Никита Зайцев (р. 6.02.56 в Ленинграде), до этого отыгравший один сезон с военмеховскими ГУСЛЯРАМИ. В ПЕТЕРБУРГ его привел старший брат Сергей, спортсмен и меломан, но сам тем не менее не музыкант.

Репертуар группы в этот период примерно поровну составляли рок-н-роллы и блюзы Рекшана и романтические баллады Корзинина – как правило, на стихи его жены Ирины Никитиной или известного впоследствии поэта Аркадия Драгомощенко, хотя текст к одной из самых популярных песен САНКТ-ПЕТЕРБУРГА тех времен «Спеши к восходу» сочинил Никита Лызлов. Как ни странно, лишь один номер, «Я тебя давно не знал такой», Рекшан и Корзинин сочинили вместе.

Пару раз в конце 1972-го, когда Корзинину пришлось скрываться от длинных лап военкомата, в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ за него снова барабанил Володя Лемехов. К началу 1973-го САНКТ-ПЕТЕРБУРГ достиг пика своей формы и беспрецедентного статуса звезд в глазах многочисленных поклонников, однако разность творческих потенциалов Рекшана и Корзинина, до времени двигавшая группу вперед, с течением времени начала тормозить прогресс. Рекшан по-прежнему занимался спортом и периодически отлучался на сборы, тогда как остальные четверо в его отсутствие выступали, исполняя песни Корзинина и привлекая к сотрудничеству сессионных барабанщиков (первое из таких выступлений состоялось в мае 1973-го на знаменитом ночном фестивале, участие в котором принял цвет тогдашней рок-сцены, в т. ч. МАНИЯ, ВЕРЕТЕНО, ЗЕМЛЯНЕ, АЛЬБАТРОС, а также молодой Борис Гребенщиков). В октябре у них барабанил Андрей «Кузнечик» Алексеев (позднее РОССИЯНЕ, МИФЫ, ДВЕ РАДУГИ, ДИЛИЖАНС и т. п.), а на одном из ноябрьских концертов за барабанами был замечен Валерий Лебедев (экс-АЭЛИТА, ФЛАМИНГО, ГАЛАКТИКА).

Кадровый вопрос был закрыт лишь в декабре 1973-го, когда Корзинин, Ковалев и Зайцев, пригласив за барабаны Михаила «Майкла» Кордюкова, организовали БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, а Рекшан и Лызлов в начале следующего года реставрировали САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, призвав под свои знамена Лемеховых и Александра Тараненко, и сочинили несколько интересных номеров (в т. ч. явно адресованную бывшим коллегам ядовитую филиппику «Что выносим мы в своих корзинах?»). Однако климат на подпольной рок-сцене к тому времени сильно похолодел, концертов становилось все меньше, и к лету 1974 года имя ПЕТЕРБУРГА стало достоянием истории. Рекшан с Лызловым бросили музыку (первый на три года, второй навсегда), а Лемеховы и Тараненко пару лет репетировали под необычной вывеской РОК, изредка появляясь на сцене.

БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ с успехом выступал до лета 1975-го, когда в полном составе перешел в Красноярскую филармонию и распался весной 1977-го, после чего его участники рассеялись по ресторанам и группам второго эшелона.

В сентябре 1977 года основатели САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Володя Рекшан и Леша Матусов решили возобновить свои занятия музыкой; они устроились в Дом культуры птицефабрики в Русско-Высоцком (где некогда базировался БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ), а в новую инкарнацию САНКТ-ПЕТЕРБУРГА вошли бывшие участники групп СТЕНОБИТНЫЕ МАШИНЫ, ZA и ЛАБИРИНТ (из Академии художеств): Вячеслав Евтеев, гитара, Олег Поляков, бас, Александр Лопаткин, клавишные, вокал, и Николай Зарубин, барабаны. До Нового 1978 года они играли там на танцах, потом выступили на сэйшене в Академии художеств, а по весне разошлись в разные стороны.

Евтеев, Поляков и Зарубин продолжали играть где придется; Матусов ушел в педагогику и занялся воспитанием новых поколений рок-н-ролльщиков, а Рекшан время от времени выступал на сэйшенах с группой РИСК.О! где снова встретились Корзинин и Ковалев. Иногда они по старой памяти называли себя САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ.

С открытием в Питере Рок-клуба все трое возродили идею САНКТ-ПЕТЕРБУРГА под прозрачным псевдонимом ГОРОД и дебютировали на первой годовщине клуба в марте 1982-го. Хотя вскоре ГОРОД распался, осенью 1985-го Рекшан и Корзинин воссоздали его (но уже с другими музыкантами) и поддерживали на плаву до начала 1987 года.

Только в марте 1987-го, после возвращения в строй Никиты Зайцева (успевшего после КОЛОКОЛА сменить несколько ресторанов и групп, включая популярные ЦВЕТЫ, и отсидевшего полтора года за хранение наркотиков), САНКТ-ПЕТЕРБУРГ собрался в своем классическом составе (Рекшан, Корзинин, Ковалев, Зайцев), а 1 апреля 1987 года с триумфом выступил на Дне возрождения рок-н-ролла в ДК железнодорожников, устроенном коллекционером и историком питерского рока Колей Васиным.

Все эти годы Рекшан, который в середине 70-х серьезно занялся литературой, вел организованный при Рок-клубе семинар рок-поэзии. Зайцев в конце апреля стал постоянным участником DDT и с ПЕТЕРБУРГОМ позднее сотрудничал лишь по мере возможностей и желания.

В июне 1987 года САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, уже под своим именем, сыграл на V фестивале Рок-клуба во Дворце Молодежи, в следующем сезоне изредка выступал (главным образом, на концертах, проводимых все тем же Колей Васиным) и даже выезжал на гастроли.

В мартовском номере журнала «Нева» за 1988 год свет увидело документальное повествование «Кайф», в котором Рекшан изложил двадцатилетнюю биографию группы. (В 1990-м ленинградским отделением издательства «Художественная литература» был выпущен расширенный и дополненный вариант книги, «Кайф полный» – что примечательно, с иллюстрациями Сергея Лемехова!) Той же весной Корзинин издал свой соло-альбом «Камни Санкт-Петербурга», записанный Андреем Тропилло и Андреем Соколовым при участии ряда бывших участников САНКТ-ПЕТЕРБУРГА и БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА.

7 июня 1988 года ПЕТЕРБУРГ в усиленном составе (плюс гитарист Андрей Мерчанский из ПРИИСКА, флейтист Андрей «Доктор» Соколов и аж три бэк-вокалистки из числа слушательниц рекшановского семинара) удачно для себя отметился на VI фестивале Рок-клуба. Тем же летом объединение «Видеофильм» отсняло полнометражный телефильм, посвященный судьбе группы. В период 1988–1989 годов САНКТ-ПЕТЕРБУРГ давал концерты дома, гастролировал и записывался. Так и прописавшегося в DDT Зайцева сменил Мерчанский.

В 1988-м Корзинин и Зайцев возродили идею БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА под названием НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС, записав с ним альбом и удачно выступив на фестивале журнала «Аврора» (1989). Рекшан в этот период все свое время посвящал литературе.

В январе 1990 года Рекшан с группой сессионных музыкантов – Вадим Блейзизен (ПАУТИНА), гитара, Василий Соколов (ПРИИСК), бас, Антон Антонов (ПРИИСК), клавишные, и Геннадий Аржаев (ГЕНЕРАТОР БЕЛОГО ШУМА), барабаны – записал саундтрек к художественному фильму «Панцирь».

Вскоре после этого Рекшан восстановил партнерство с Корзининым и собрал осовремененную версию САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, в которую рекрутировал Василия Соколова из распавшегося к тому времени ПРИИСКА. Их гитаристами в разное время числились Сергей Донов (экс-КАЛЕНДАРЬ), Стас Веденин (экс-ЛЕТНИЙ САД, позже ЖИВАЯ РЫБА), Николай и Сергей (позднее ТЕЛЕВИЗОР) Богдановы и т. д.

В октябре 1991 года САНКТ-ПЕТЕРБУРГ выступил на фестивале «Европа + Азия» в Челябинске. К этому времени в его составе появился клавишник Сергей Рудашевский, по инициативе которого новым гитаристом стал его знакомый Сергей Степанов-Рудзинский (ранее БУРАТИНО-БЭНД). Этим составом с марта по май 1993-го САНКТ-ПЕТЕРБУРГ записал первую в своей истории студийную работу, «Коллекционный альбом '69–'94», на следующий год выпущенный на компакт-диске. Он включал как старые хиты группы, так и несколько новых номеров.

В конце 1993 года Рудашевский и Степанов, которые до этого некоторое время репетировали собственную англоязычную программу, ушли и собрали группу JET FIGHTERS (позднее JACK DANIELS).

В середине 90-х активность САНКТ-ПЕТЕРБУРГА заметно снизилась: Корзинин играл с группой ХРАМ МИРА, которая взяла в свой репертуар ряд его песен; Ковалев стал жертвой рассеянного склероза, приковавшего его к постели; Зайцев работал в DDT и выступал в джаз-клубах с собственной программой; Рекшан целиком посвятил себя писательскому ремеслу: его перу – помимо упомянутого выше «Кайфа» – принадлежат сборники рассказов «Третий закон Ньютона» (1987) и «Сестра таланта» (2001), множество статей в периодике, романы и повести «Время тяжелой реки» (1991), «Смерть в до мажоре» (1994), «Ересь» (1995), «Четвертая мировая война» (1996), «Смерть в Париже» (1997), «Царские кости» (2000), «Ужас и страх» (2004) и т. д.

Братья Лемеховы, покинув сцену, добились профессионального признания как архитекторы и художники-иллюстраторы. Лызлов сделал блестящую карьеру на научной ниве – к сожалению, в начале 90-х при трагических обстоятельствах он ушел из жизни. Матусов преподавал, а в первой половине 80-х выступал с группами ОЗЕРО и ЗЕНИТ. Марский до настоящего времени живет в США.

В августе 1996 года участники разных версий группы (Рекшан, Корзинин, Веденин, Богданов) и сессионные музыканты (Дюша Романов из ТРИЛИСТНИКА, Александр Храбунов из ЗООПАРКА, Евгений «Жак» Волощук и Юрий Ключанцев из ПИКНИКА и др.) записали альбом «Лирика капитализма», вскоре выпущенный на кассетах. Он включал материал 80-х и 90-х, а также новое прочтение исполнявшейся еще классическим САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ песни «Если вас спросят». Волощук, который был основателем ПИКНИКА и когда-то играл в ГОРОДЕ Mk 2, с тех пор стал непременным бас-гитаристом группы.

В 1996–1997 годах старые и новые участники САНКТ-ПЕТЕРБУРГА собрались, чтобы в современных условиях восстановить на студии «АнТроп» музыкальные архивы группы, составившие ни много ни мало пять альбомов! Один из них, под названием «Классика», был позже выпущен Андреем Тропилло; а остальные до настоящего времени ждут своего издателя.

30 января 1998 года САНКТ-ПЕТЕРБУРГ выступил в бывшем Рок-клубе на концерте рок-ветеранов вместе с MOBY DICK, старым ПИКНИКОМ и группой ОДА Сергея Болотникова (в середине 80-х гитарист ГОРОДА). В декабре того же года они приняли участие в еще одном ностальгическом шоу «Старый рок под Новый год», организованном в ДК им. Дзержинского барабанщиком АРГОНАВТОВ Владимиром Калининым и автором этих строк.

Летом 2000 года САНКТ-ПЕТЕРБУРГ понес невосполнимую утрату: 24 августа от комы печени умер Никита Зайцев, который в конце 90-х после непродолжительного перерыва вернулся в DDT, а также играл и записывался с Чижом, ПОЛКОВНИКОМ И ОДНОПОЛЧАНАМИ и т. д. Он участвовал в записи «Классики» и оставил после себя незаконченный соло-альбом.

В октябре 2000-го САНКТ-ПЕТЕРБУРГ отметился на двадцатилетии Ленинградского Рок-клуба во Дворце спорта «Юбилейный», а в декабре того же года фирма «Фоно» издала сборник записей разных лет с непритязательным (зато говорящим) названием «Лучшее 1970–2000».

Летом 2001-го Рекшан и Корзинин в очередной раз реформировали группу, в ряды которой были вновь призваны гитарист Николай Богданов (участник составов первой половины 90-х) и уже проверенный на практике Евгений Волощук.

После того как третье тысячелетие вступило-таки в свои права, поколению рок-н-ролла пришлось столкнуться с неотвратимой эпидемией юбилеев. Хотя сам Рекшан свою полувековую дату специально не отмечал, в ноябре 2001 года они с Колей Богдановым дуэтом выступили на пятидесятилетии сооснователя МИФОВ Сергея Данилова, а три недели спустя участники САНКТ-ПЕТЕРБУРГА разных эпох (включая братьев Лемеховых) встретились на сцене, чтобы поздравить с круглой датой Николая Корзинина.

В этот период Рекшан начал тесно сотрудничать с Фондом свободной культуры «Пушкинская, 10»: вместе с одним из руководителей фонда, врачом Николаем Медведевым, они учредили институт петербургского гражданства и даже начали выдавать свидетельства об этом всем, кто разделял их взгляды; кроме того, с января 2002 они начали проводить приуроченные к этому концерты на сцене расположенного в помещениях фонда клуба «Fishfabrique», на которых играли, как правило, молодые группы, а также сам САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: в апреле 2002-го к Рекшану, Корзинину и Жаку присоединились Игорь Бобер (ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА, Женя ГЛЮКК И ГРУППА ПРИКРЫТИЯ), гитара, и Дмитрий Самусенко (ПОЛЕ ЧУДЕС, ЖИВАЯ РЫБА, ЗИГЗАГ), гитара, звук.

Для выступления на II фестивале «Окна Открой!» в июне 2002 года Рекшан привлек к сотрудничеству группу ЛЕНИЧ-BAND в полном составе: Леонид «Ленич» Синцов (экс-АКУСТИКА), соло-гитара, Олег Миронов (экс-THE SODS), бас, Анастасия Бартенева, клавишные, и Илья Ивахнов (экс-THE SODS, АКУСТИКА), барабаны. В тот же период группа обзавелась своим представительством в Интернете.

Альянс с ЛЕНИЧ-BAND закончился осенью, поэтому на третьих «Окнах» (в июне 2003 года) состав ПЕТЕРБУРГА опять был старо-новым: Рекшан, Корзинин, Волощук, Самусенко, Ивахнов плюс клавишник Александр Молчанов (экс-THE SODS). Той же осенью под новым лэйблом Андрея Тропилло «Антропос» был выпущен довольно неожиданный по содержанию альбом Рекшана и САНКТ-ПЕТЕРБУРГА «Революцiя» – в нем мэтр и живой классик перепел в своих аранжировках популярные песни времен революции и Гражданской войны.

Практически тем же составом группа выступила и на четвертых «Окнах» (июнь 2004-го), однако после этого в ее жизни наступило определенное затишье: к этому времени Самусенко занялся делами своей студии «Самурай» и работой над своим первым соло-альбомом; Ивахнов ушел в Оркестр ЗАЧЕМ, а Молчанов играет в кавер-бэндах. Сам Рекшан был избран председателем общества по охране авторских прав, учрежденного Андреем Тропилло (которого Рекшан вывел под различными именами в ряде своих романов).

В июне 2005 года наш мир покинул бас-гитарист классического ПЕТЕРБУРГА Виктор Ковалев. В ближайшие годы «АнТроп» планирует переиздать на компакт-дисках все архивные записи группы и соло-альбом Николая Корзинина.

Дискография:

Коллекционный альбом '69–'94 (1994); Классика (1999); Лучшее 1970–2000 (2000); Лирика капитализма (1996); Революцiя (2003).

Владимир САФРОНОВ.

За четыре десятка лет, которые он отдал музыкальному бизнесу, питерский гитарист Владимир Сафронов сменил множество занятий: он играл в школьных группах и на профессиональной сцене, участвовал в подпольных сэйшенах и работал на танцах, занимался менеджментом, организацией гастролей и т. д. На протяжении своей продолжительной карьеры музыкант пересекался едва ли не со всеми ключевыми фигурами и культовыми именами в истории питерского рока.

Владимир Сафронов родился 17 декабря 1951 года в Ленинграде и заинтересовался рок-музыкой с приходом битломании, а в декабре 1966-го дебютировал на сцене как барабанщик группы НЕВИДИМКИ, которую организовал учившийся в той же 540-й школе, но классом старше, одаренный музыкант Владимир Лабутин. Они играли все – от THE BEATLES до только что возникших и поэтому невероятно популярных ПОЮЩИХ ГИТАР – но через несколько месяцев развалились.

В следующем сентябре Сафронов, Лабутин и перешедший к ним из соседней школы клавишник Александр «Сэр» Афанасьев собрали новую группу БРАМИНЫ. Она отыграла сезон на школьных вечерах и превратилась в НАУТИЛУС, а тот, в свою очередь, дал жизнь ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ и МИРЯНАМ (уже после того, как 14 ноября 1970 года Сафронов отправился в армию).

Отслужив как надо, в декабре 1972-го Володя вернулся в Питер, где сразу же присоединился к МИРЯНАМ, которые музицировали на танцах в ДК «Мир» (чем, собственно, и объяснялось их необычное название), одновременно числясь в составе ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА трубача и аранжировщика Мосенкова. Следующей весной Сафронов преобразовал МИРЯН в ВЕРЕТЕНО и нашел им новое место работы в Макаровке. Они играли на сэйшенах, 27 мая 1973 года приняли участие в легендарном подпольном рок-фестивале в Юкках (вместе с МАНИЕЙ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ, ЗЕМЛЯНАМИ, АЛЬБАТРОСОМ и БГ), однако в июле трое участников группы нанялись в Джамбульскую филармонию, и Сафронов остался один. Интересно, что в том же году в Питере появилось еще одно ВЕРЕТЕНО, никак с первым не связанное.

Сохранив репетиционную площадку на ул. Фрунзе, Володя тем же летом собрал собственное трио, на бас-гитаре в котором играл Вячеслав «Вяча» Черных, дебютировавший в тех же подростковых клубах Московского района, что и сам Сафронов, а барабанщиком стал техничный Николай Кошелевич – он приехал в Питер из Минска и учился в среднем мореходном училище. Тогда же Сафронов с Кошелевичем купили у легендарной ГАЛАКТИКИ ее собранный по крупицам аппарат – один из лучших в Питере.

Названия трио так не получило; они для собственного удовольствия играли номера GRAND FUNK RAILROAD, изредка халтуря на свадьбах и юбилеях. Как-то раз по осени на очередной свадьбе Сафронов встретился со своими старыми друзьями и соседями Бобом Никифоровым (экс-ВЕРЕТЕНО) и Никитой Зайцевым (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ). Спустя пару месяцев, в феврале 1974 года, Зайцев разыскал его и пригласил в клуб Главной водопроводной станции, чтобы предложить пост гитариста в БОЛЬШОМ ЖЕЛЕЗНОМ КОЛОКОЛЕ.

Сафронов без вопросов подошел группе, однако выдвинул встречное условие: взять барабанщиком Кошелевича. Таким образом, состав КОЛОКОЛА был целиком и полностью укомплектован. Вскоре они переехали с Водокачки на ул. Фрунзе к Сафронову, где тот хранил аппаратуру. До конца весеннего сезона группа успела выступить раз тридцать, а осенью через ЛМДСТ получила разрешение и устроилась играть на танцах в Левашове. Кошелевичу вскоре пришлось уехать в Минск. В БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ он больше не вернулся, позднее играл в СЯБРАХ и ПЕСНЯРАХ, а потом занялся звукорежиссурой.

Незадолго до Нового, 1975, года костяк КОЛОКОЛА уволился из Левашова, а Сафронов, который оставил площадку за собой, сразу же набрал новую группу (тоже без названия): в нее вошли сильный гитарист Сергей «Бондя» Шевцов из трио АССОРТИ, бас-гитарист Павел Виллевальдт, вокалист Леонид Гузман и барабанщик Евгений Абрамович (экс-ВЕРЕТЕНО). Чуть позже в ряды группы был привлечен знаменитый барабанщик Виктор Домбровский (экс-МИФЫ, АЛЬБАТРОС, АЭЛИТА) в необычном для себя амплуа клавишника.

На православное Рождество в Левашове состоялся нашумевший сэйшен, участие в котором помимо Сафронова и его группы приняли музыканты ПОЮЩИХ ГИТАР: гитаристы Сема Шнейдер и Валера Бровко, басист Владимир «Царь» Васильев; мим Олег Сергеев играл на губной гармонике и пел, а певец Виктор Кривонос взял в руки скрипку. Барабанил с ними Витя Домбровский.

Сафронов отработал в Левашове до весны, после чего перебрался на турбазу «Яркое» на озере Вуокса под Приозерском. С ним отправились Виллевальдт, Гузман, Абрамович и сменивший Домбровского (тот ушел работать в ресторан) поющий клавишник Владимир Савенок (экс-РАССВЕТ и второе ВЕРЕТЕНО). Месяц спустя к ним присоединился гитарист МИФОВ Сергей Данилов, а когда Павел Виллевальдт уехал в Питер, место занял еще один МИФ Гена Барихновский (он недолго пел с МИРЯНАМИ). Наконец, в конце лета за Абрамовича (позже НИК + ОВОЩИ) барабанить стал экс-МИРЯНИН Владимир Уткин.

По возвращении из «Яркого» Гузман ушел в ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ, Савенка забрали в армию, МИФЫ вернулись к своей программе, а Сафронов с частично прежней группой отработал весь следующий сезон в Левашове, после чего вторично посетил берега Вуоксы. И на этот раз компанию ему составили бывшие МИФЫ: Барихновский, вокал, Юрий Степанов, ф-но, и Альберт Рачкин, тенор-сакс, а также бас-гитарист Сергей Соцкий и барабанщик Дмитрий Евдомаха. Позднее место Барихновского занял Сергей Данилов, а Евдомаху сменил мифовский же Сергей Петров. Осенью из «Яркого» они перебрались в Володарский и к концу года развалились: Данилов ушел в ДВЕ РАДУГИ, Степанов в ВОСКРЕСЕНИЕ, а Рачкин в ЛИРУ.

В начале зимы Сафронов собрал новую команду музыкантов, которая играла в кафе «Аленушка» на Московском проспекте. В нее входили Сергей Калашников, гитара, Константин Плешак, клавишные, Виктор Беридзе, бас, вокал, и Женя Абрамович, барабаны. Калашников и Плешак начинали в группе ПОСТ, а потом промелькнули в АПРЕЛЕ; Беридзе пришел из РОССИЯН. Позже Абрамовича опять сменил Евдомаха, а Калашникова Александр Бровко (экс-ОКЕАН, НЕБО, ЗВЕЗДЫ и рестораны).

Весной 1977-го Володя на полгода устроился в ВИА КАЛИНКА, а следующие три года колесил по всевозможным провинциальным филармониям; только в 1980-м он вернулся в Питер и какое-то время играл все в том же Володарском с местными подростками.

Летом 1980-го он разогнал самодеятельность, набрав группу из старых друзей и крепких музыкантов: гитаристом стал Вячеслав Черных (экс-БЕЛЫЕ СТРЕЛЫ), клавишником Юрий Меклин, барабанил Дима Евдомаха, а пел лидер БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА Николай Корзинин. Сам Сафронов взялся за бас. Той же осенью Евдомаха ушел в ФОРВАРД (Сафронова с Вячей туда тоже звали, но те отказались), а от них к САВОЯРАМ; барабанить стал Николай Александров. На следующий год Корзинин со старыми коллегами реорганизовал САНКТ-ПЕТЕРБУРГ под вывеской ГОРОД, и его место занял гитарист Александр Овчинников.

Дальнейшая биография группы Сафронова не слишком интересна. В 1982–1983 годах с ним и Славой Черных играли пришедший из армии Савенок, клавишные, вокал, местный музыкант Владимир Яковлев, клавишные, и известный барабанщик Виктор Гуков (экс-ФОРВАРД), а пел Сергей Сливкин. Потом место Яковлева занял Виктор Беридзе, теперь клавишные, вокал, а ушедшего в 1984-м в «Театр Буфф» Черных сменил Игорь Павлов.

Состав Сафронов, Павлов, Меклин (вторично), Александров (тоже) и вокалист Сергей Суслин без происшествий работал на танцах в Володарском вплоть до 1986-го, когда клуб в конце концов отказался от живого звука и уволил всех музыкантов. Они разошлись кто куда, а Суслина и Сафронова Володя Савенок позвал работать в армянский ресторан «Ахтамар». Из этой кабацкой команды к осени 1988 года выросла группа ПРЕЗИДИУМ, но Сафронов в ней не задержался: он уехал в Москву и нашел работу в Центре Стаса Намина, который предложил ему должность бас-гитариста в группе ПИЛИГРИМ (которая позднее в полном составе эмигрировала в Италию). Далее были КРАСНЫЕ МАКИ, Александр Буйнов (экс-ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА), Театр песни Аллы Пугачевой и т. д.

В 1990 году Сафронов на несколько лет покинул музыку, хотя в 1995-м ему пришлось тряхнуть стариной и совершить турне по Германии, помогая старым знакомым. В середине 90-х он стал директором известной англоязычной группы PUSHKING и в немалой степени способствовал развитию ее карьеры, однако в 2001-м, когда лидер PUSHKING Костя Шустарев надумал перебраться в Москву, решил, что по горло сыт столицей, и вскоре организовал промоутерскую компанию «Mill House Production», которая успешно занимается организацией гастролей звезд российского рока (от ПИКНИКА и Ю-ПИТЕРА до КОРОЛЯ И ШУТА и ПИЛОТА) на всем постсоветском пространстве.

Из числа музыкантов, с которыми Сафронов работал во второй половине 70-х и на протяжении 80-х, многие до сих пор на сцене, в частности, Володя Савенок, который собрал отличный rock'n'roll revival бэнд SWEET LITTLE 60s; какое-то время с ним работал и Вячеслав Черных (позднее К.О.В.В.Е.Р. САМОЛЕТ и т. д.).

САША-218.

Хотя на протяжении большей части 70-х группа с необычным именем САША-218 пользовалась стабильным успехом у питерской публики, исполняя главным образом кавера западного бита, ритм-энд-блюза и харда в нарочито сырой, экспрессивной и агрессивно-жесткой манере, которой сами музыканты дали определение «черный попс» (сегодня их, скорее отнесли бы к гаражному року) оборотной стороной ее творчества оказались своеобразные песни на русском, которые группа играла лишь на репетициях и записывала для себя под не менее странной вывеской ГНЕЗДО НАРКОМАНОВ.

Группа была организована в Питере осенью 1968 года студентами-первокурсниками Института авиационного приборостроения в составе: Александр Комиссаров (р. в 1951 в Ленинграде), бас, Виктор Лазарев (р. 31.01.51 в Ленинграде), гитара, вокал, Павел Митрофанов, гитара, и Александр Евграфов (р. 5.10.51 в Ленинграде), барабаны, вокал.

Выбор названия определил тот факт, что все четверо попали в группу «218», а двое из них носили имя Саша. Первый год своего существования САША-218 провел, репетируя и выступая на вечерах в общежитии ЛИАП на ул. Гастелло, 16 (где позднее располагалась известная компьютерная компания «SoftJoys»). На этом этапе они играли все что угодно, не особо задумываясь о своей стилевой политике.

В сентябре 1969-го, когда студенты вернулись с каникул и из стройотрядов, с САШЕЙ расстался Павел Митрофанов. Его место занял их соученик Владимир Зандер, универсальный музыкант (он играл на басу, клавишных, перкуссии, гитаре и пел) и к тому же мастер золотые руки, взявший на себя всю ответственность за аппарат и звучание группы. С этого времени САША-218 начали выбираться в город, в частности, изредка играли на институтских вечерах в зале Текстильного института (ул. Герцена, 18), который арендовали многие питерские вузы.

Основу их репертуара составляли песни THE KINKS («Big Black Smoke»), THE TROGGS («Wild Thing»), THE ROLLING STONES («Sympathy for the Devil», «The Last Time», «Down Home Girl»), Донована («Mellow Yellow»), THE TREMELOES («Even the Bad Times Are Good»), то, что потяжелее из битловской классики (например «She's a Woman»), отдельные номера DEEP PURPLE, FLEETWOOD MAC, CREEDENCE и т. п. С появлением в Питере записей рок-оперы «Jesus Christ Superstar» САША-218 сделали попурри из ее наиболее узнаваемых мелодий и с успехом исполняли его на концертах.

Хотя участники САШИ в то время принципиально не пели по-русски и никогда особо не следили за достижениями коллег по цеху, определенное влияние на них оказала крайне популярная в начале 70-х группа из Военмеха Q 69.

В феврале 1971-го в ЛИАПе прошел первый смотр-конкурс институтских ансамблей, участие в котором помимо САШИ-218 принимали местные МЕЛОМАНЫ, МАВРОДАКИ, ОРИОН, лидером которого был гитарист Паша Жак, и т. д. Смотр-конкурс прошел удачно, однако вскоре после него Виктор Лазарев решил бросить музыку и заняться учебой. Все попытки найти ему адекватную замену успеха не имели: никто не вписывался в специфическую эстетику САШИ.

Группа пережила первый серьезный кризис. До конца сезона с ней отыграл гитарист МЕЛОМАНОВ Алексей Николаев, но с приходом лета он ушел, а после окончания института уехал по распределению в Таллин.

Только в октябре 1971-го им удалось решить персональные проблемы. Комиссаров окончательно сменил бас на ритм-гитару, а пост бас-гитариста занял Борис Арсеньев (р. 3.08.51 в Ленинграде), который поступил в ЛИАП одновременно со всеми САШАМИ, а до них играл в ОРИОНЕ и МАВРОДАКАХ. Что немаловажно, все четверо пели. По мнению Комиссарова, именно с этого и начинается реальная история САШИ-218: у них появилась более приличная аппаратура, а репертуар пополнился немалым количеством энергичных рок-н-роллов SLADE, которые были ближе всего к тому, что сами музыканты называли «черным попсом».

Необычный по тем временам состав без соло-гитары (поскольку достойного кандидата найти так и не удалось) оказался жизнеспособным – при минимуме инструментов и забойном ритме даже самые лирические номера приобретали неожиданную тяжесть и динамизм. Жесткости добавляло и сдвоенное звучание барабанов и перкуссии. «Как правило, мы не снимали вещи один к одному, – рассказывал в 80-х Саша Комиссаров, – хотя и преднамеренно переделывать их тоже не старались. Все делалось применительно к возможностям нашего состава музыкантов с сохранением основной идеи. Приоритетом всегда была эмоциональная сторона музыки… Мы считали: наша цель – завести зал. Если в зале нет истерики, значит, мы играем плохо».

Необычным был и репертуар группы, состоявший на девяносто процентов из THE ROLLING STONES и SLADE. При этом САШИ всегда старались представлять публике самые свежие вещи: в 1972-м они уже играли «Brown Sugar», «Sister, Morphine», «Dead Flowers», «Bitch» THE ROLLING STONES, «Gudbuy t'Jane», «Move Over», «I Won't Let It 'Appen Agen» SLADE и т. д. Довольно свежо и своеобразно прозвучали в их исполнении «Effige» CREEDENCE и «Tears in my Eyes» URIAH HEEP.

С осени 1972-го САША-218 чаще всего выступали в зале Текстильного института, причем на вечерах не только ЛИАПа, но и других учебных заведений. Кроме того, они часто играли в общежитиях студгородка на Ново-Измайловском, а с появлением работоспособного комплекта аппаратуры (до этого они частью заимствовали ее в институте) получили полную свободу передвижения.

В феврале 1973 года группа впервые побывала в Москве, выступив на Всесоюзном фестивале вузовских агитбригад в родственном МАИ; после официальной части и концерта состоялся неформальный джем, в котором помимо САШИ участвовали музыканты московских групп ОЛОВЯННЫЕ СОЛДАТИКИ и ФРЕЛА.

К тому времени САША-218 стали одной из ведущих англоязычных групп Питера (наряду с ЗЕМЛЯНАМИ и LOOK AT YOURSELF, начавшими выступать в городе с осени 1973-го). Иногда САША и LOOK AT YOURSELF вместе играли в Текстильном и устраивали совместные ночные сэйшена. В ноябре 1973-го они сыграли в Политехе в компании с ГЕНЕРАЛ-БАСОМ и ЗЕЛЕНЫМИ МУРАВЬЯМИ (концерт организовал Юрий Байдак), а немного позже снова пересеклись с МУРАВЬЯМИ в Военмехе – те играли внизу, а САША-218 наверху, на сдвинутых столах!

Той же осенью в ЛИАП прошел очередной конкурс ансамблей, на котором САША удостоился первого места. В жюри входили композитор Александр Журбин, а также Петр Жуков (гитарист и звукооператор АРГОНАВТОВ) и Владимир Рекшан (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ). По условиям конкурса группам надо было представить два собственных сочинения. Одно из них, инструментальная пьеса «Вид с чердака моего дома», надолго вошло в репертуар САШИ-218. Гала-концерт фестиваля собрал большую аудиторию; многие делали фото и даже записывали его на магнитофоны.

После того как в феврале 1974-го участники группы окончили ЛИАП и защитили дипломы, едва только обретенной стабильности пришел конец: во-первых, они потеряли репетиционную точку и часть аппаратуры, а во вторых, в том же апреле Сашу Евграфова неожиданно забрали в армию. Место за барабанами не осталось пусто: его занял Сергей Завьялов, с которым они познакомились на последнем фестивале в ЛИАП, где он играл с группой LC.

Поклонник по-настоящему тяжелого рока, Завьялов ощутимо изменил звуковую палитру САШИ-218, привнеся в нее элементы брутального хард-энд-хэви. В их репертуаре появились вещи GRAND FUNK («Railroad», «People Let's Stop the War»), BLACK SABBATH («National Acrobat», «War Pigs» и т. д.), да и старые вещи заметно потяжелели.

Весной 1974-го САША-218 (вместе с МИФАМИ, ЗЕЛЕНЫМИ МУРАВЬЯМИ, возрожденным из руин САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ и т. д.) приняли участие в трехдневном фестивале в ломоносовском «Манеже», который организовал Дмитрий Карпович. В марте того же года сэйшен в кафе «Эврика» свел их с РОССИЯНАМИ и АССОРТИ. Хотя музыканты САШИ выступили не лучшим образом, именно там они впервые играли «Get Down Get With It» SLADE и «Hide Your Love» THE ROLLING STONES.

Хотя основной точкой приложения сил для САШИ по-прежнему служила «Тряпка», в 1974–1976 годах они часто играли в университете (на химическом, восточном и психфаке), а в 1975-м приняли участие в совместном выступлении с группой из Чехословакии в ДК им. Орджоникидзе: музыканты объединили на сцене аппарат и играли как любимые кавера, так и песни чехов. К тому времени мощность аппаратуры группы достигла 1 Квт, что позволяло им без труда озвучивать довольно большие площадки.

В апреле 1975-го состоялся еще один шумный сэйшен на Ново-Измайловском, где играли САША-218, АКВАРЕЛЬ Юры Берендюкова и НУ, ПОГОДИ! Гитарист последних Саша Ляпин брал у Комиссарова на выступление гитару «Jolana Krnov» (позже он сменил ее на «Jolana Star 5»). 25–27 июня в Питере состоялся ежегодный праздник выпускников «Алые паруса» – концерт под открытым небом, несмотря на проливной дождь, всю ночь шел на площадке между корпусов студгородка. Тогда же Байдак познакомил САШУ с Лешей Цветковым из ЗЕРКАЛА. Две группы начали периодически играть вместе – в частности, осенью 1975-го они были гостями на очередном конкурсе самодеятельности в ЛИАПе, где с ЗЕРКАЛОМ (за Игоря Канаева) барабанил Завьялов.

В декабре они сыграли вместе с РОССИЯНАМИ в Институте им. Бонч-Бруевича и исполнили органную пьесу Кита Эмерсона с помощью одних гитар и вокального трехголосия! «Художественной ценности это не имело – так, шутка для тех, кто понимает».

Следующим ярким событием в истории САШИ стал сэйшен на пр. Энергетиков с только что вернувшимся из Красноярского края БОЛЬШИМ ЖЕЛЕЗНЫМ КОЛОКОЛОМ. Чтобы не ударить в грязь лицом перед звездами русского рока, Комиссаров в первый раз решился исполнить на публике три собственных номера, которые группа репетировала и записывала для внутреннего пользования под вывеской ГНЕЗДО (или ГНЕЗДО НАРКОМАНОВ).

К лету 1976 года САША-218 подготовили новую программу, в значительной степени сделанную под влиянием Сережи Завьялова. Они собирались показать ее на своей тогдашней точке в клубе на Греческом проспекте вместе с АКВАРИУМОМ и ЗЕРКАЛОМ, но милиция оперативно прикрыла концерт во время выступления первой же группы.

Между тем еще весной из армии вернулся Саша Евграфов, и группа оказалась перед выбором между двумя барабанщиками. В то же время с ними уже давно общался пришедший из армии весной 1975 года гитарист и певец Владимир Леви (p. 4.01.52 в Баку) – он окончил Военмех, играл в ГАЛАКТИКЕ и в то время обдумывал предложение ЗЕМЛЯН, которые подыскивали вокалиста, желательно способного сочинять песни на русском, а у Леви их было несколько десятков. САШИ почти было остановились на том, чтобы Завьялов остался за барабанами, а Евграфов взял в руки гитару, но в последний момент все было переиграно: Завьялов ушел, Евграфов сел за барабаны, а новым участником группы стал Леви. Поначалу он пел только «Love in Vain» и «Wild Horses» THE ROLLING STONES, которые он исполнял со времен ГАЛАКТИКИ, но позднее САШИ взяли в репертуар и его материал.

13 февраля 1977 года САША-218 вместе с ЗЕРКАЛОМ разогревали клуб объединения им. Козицкого для МАШИНЫ ВРЕМЕНИ – там они в первый раз сыграли три песни Володи Леви: «Выйди на дорогу», «Сапог» и «Рабочий человек». Вообще надо заметить, что к середине 70-х изначально бескомпромиссная позиция САШИ («на сцене – ни слова по-русски») пошатнулась: публика жаждала песен на языке родных осин и подосиновиков, поэтому начиная с 1975-го они включали в программу отдельные номера ГНЕЗДА: «Романс» и «Портрет» на стихи Козьмы Пруткова, «Я темной улицей по городу иду» (на мотив «Stray Cat Blue» THE ROLLING STONES), «Переехало меня поездом» (на стихи Глеба Горбовского), «Не бей детей» и т. д.

В 1977–1978 годах САША-218 часто играли в клубе «Эврика», в Консерватории (!), в общежитии Военмеха на Обводном, Бонче, Текстильном, ЛИАПе, в ДК моряков, Доме художников, Юсуповском дворце, Метеорологическим институте и т. д. В феврале 1978 года Леви, который параллельно делал карьеру автора-исполнителя, уехал в Москву и присоединился к ПОСЛЕДНЕМУ ШАНСУ. Оставшись вчетвером, группа продолжала играть, но все реже и реже. Когда их выгнали из клуба на Греческом, САШИ переехали на ул. Маяковского, но там начались кражи аппаратуры – имущество группы было перевезено домой, а репетиции в связи с этим прекратились.

На концерте в ДК им. Крупской в 1978-м они исполнили материал альбома «It's Only Rock'n'Roll» THE ROLLING STONES; в 1979-м давали концерты примерно раз в три месяца, а в январе 1980-го группа в последний раз выступила в клубе при заводе-ВТУЗе. На следующий год остатки аппарата были проданы молодой команде POSTSCRIPTUM, и группа САША-218 прекратила существование.

Завьялов в 1978 году стал участником РОССИЯН, записывался с Юрием Морозовым, играл с группой ПЛЮМБУМ и т. д. Леви в конце 1981-го собрал свой популярный фолк-роковый ТАМБУРИН. Комиссаров, Зандер, Евграфов и Арсеньев музыку оставили.

Тем не менее 1 апреля 1987 года участники САШИ-218 – Комиссаров, Арсеньев, Леви, Евграфов (барабаны) и Завьялов (перкуссия) – снова встретились на Дне рождения рок-н-ролла, устроенном битловедом Колей Васиным во Дворце культуры железнодорожников. Как в свои лучшие времена, они исполнили со сцены Дворца обойму рок-н-роллов THE ROLLING STONES: от «Brown Sugar» до «Sympathy for the Devil» и «Jumpin' Jack Flash». Были мысли продолжить общение – хотя бы на битловских праздниках Васина, но увы…

В первой половине 90-х Комиссаров, который посвятил жизнь науке и стал, возможно, первым в питерском рок-н-ролле доктором физико-математических наук, предпринял серию попыток записать в студийных условиях песни ГНЕЗДА (сохранилась кассета с этим материалом). Его творчество высоко ценили как старый коллега Володя Леви («его песни были очень органичны, естественны, что называется, родные»), так и классик отечественной звукозаписи Андрей Тропилло, собиравшейся даже издать записи ГНЕЗДА. К сожалению, Александр Комиссаров умер от рака в 1996 году. Еще раньше из жизни ушел Владимир Зандер, а в 1992-м трагически погиб Сергей Завьялов.

Саша Евграфов, оставив точные науки, занялся живописью, а Борис Арсеньев продолжал заниматься информационными технологиями в сфере геологоразведки и защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертации. Судьба остальных участников группы неизвестна.

СЕЗОН ДОЖДЕЙ.

Элегантный, точно выверенный, филигранно исполненный, чуть холодноватый, но полный внутренней энергии и напряжения инструментальный арт-рок группы СЕЗОН ДОЖДЕЙ в годы ее расцвета неизменно вызывал интерес и восхищение у слушателей как дома в Питере, так и за его пределами (и прежде всего в Прибалтике). В то время СЕЗОН ДОЖДЕЙ – наряду с идейно близкими ДЖУНГЛЯМИ – представлял наиболее продвинутое в музыкальном отношении и, в каком-то смысле, экспериментальное крыло рок-сцены Питера.

СЕЗОН ДОЖДЕЙ вырос из школьной группы ПРИШЕЛЬЦЫ, а она, в свою очередь, была наследницей ВОЛШЕБНИКОВ, в рядах которых дебютировал гитарист Павел Кокарев (р. 10.04.64 в Ленинграде). Осенью 1976-го учившиеся в параллельном классе их 98-й школы на Гражданке Борис Бардаш (р. 29.09.64 в Ленинграде), клавишные, вокал, Андрей Лавриненко (р. 11.04.64 в Ленинграде), бас, и Владислав Попов (р. 31.10.63 в Ленинграде), звук, пригласили Павла в свою новую группу.

В 1977-м, когда к трем одноклассникам добавился четвертый, Максим Пшеничный (р. 12.02.64 в Петропавловске-Камчатском), гитара, клавишные, они взяли название ПРИШЕЛЬЦЫ. Годом позже группа уже перешла от копирования чужих песен к сочинению своего материала. В то время распределение инструментов еще не было фиксированным, и на барабанах играли поочередно все участники группы. Пшеничный позднее вспоминал, что ему, например, лучше удавались среднетемповые номера, в то время как Лавриненко играл в более быстрых.

В девятом классе ПРИШЕЛЬЦЫ сочинили и исполнили на концерте в своей школе часовую программу «Черное и белое». Она имела шумный успех, что, как это нередко бывает, привело к конфликту и расколу. Вследствие этого Пшеничный ушел, и в десятом классе организовал группу ДИЛИЖАНС (даже не подозревая о существовании одноименной группы Федора Столярова). Некоторое время ПРИШЕЛЬЦЫ музицировали втроем, однако вскоре в их ряды влился барабанщик Алексей Петров (р. 23.04.64 в Ленинграде): до восьмого класса он учился вместе с Кокаревым и принимал участие в ВОЛШЕБНИКАХ, где, правда, играл на аккордеоне, лихо солируя в «Вологде» ПЕСНЯРОВ. К ПРИШЕЛЬЦАМ он пришел с гитарой, но практически сразу без сожалений сменил ее на барабаны.

Материал «Черного и белого» был записан в Доме юного техника на Охте под патронажем самого Андрея Тропилло, а весной 1981 года ПРИШЕЛЬЦЫ представили на школьном вечере свою вторую большую программу «Пришествие». И ПРИШЕЛЬЦЫ, и ДИЛИЖАНС выступали на школьных вечерах вплоть до выпускных экзаменов. В 1981-м они получили аттестаты и поступили в вузы: Пшеничный и Бардаш в Институт им. Бонч-Бруевича, Лавриненко и Петров в Политех, а Кокарев в мореходное училище. Попов студентом не стал и через год ушел в армию. В институте Макс Пшеничный собрал новую группу, однако уровень ее музыкантов его не устраивал. Между тем остальные, найдя базу в клубе Политеха на «Лесной» и взяв название THE STRANGERS, продолжали играть вместе, а в 1984-м, когда в группу вернулся Влад Попов, задумали самостоятельно записать альбом. В том же году, после того как на одном из студенческих вечеров их по ошибке обозвали СТРАННИКАМИ, участники группы путем голосования выбрали себе имя СЕЗОН ДОЖДЕЙ.

Осенью 1985 года, когда Бардаш и Пшеничный встретились на сельхозработах, у них возникло желание снова поработать вместе. Вскоре Макс присоединился к СЕЗОНУ ДОЖДЕЙ, а после того как перед Новым годом Кокарев ушел, стал их единственным гитаристом. Кокарев три года спустя организовал собственную группу 1812 ГОД.

В апреле 1986-го СЕЗОН закончил запись своего дебютного альбома «Ледяной дом». Он распространялся среди друзей и знакомых, нередко вызывая у них бурный восторг, что заставило музыкантов всерьез задуматься о переходе на качественно новый уровень. В ноябре 1986-го они прослушались в Ленинградский Рок-клуб, а 7 февраля 1987 года дебютировали на его сцене вместе с хиппи из ПАРАДОКСОВ и сологубовскими ИГРАМИ. Невзирая на присутствие популярных ИГР, СЕЗОН ДОЖДЕЙ выступил блестяще, сорвал шквал аплодисментов, а чуть позже удостоился хвалебной рецензии на страницах ежемесячника «РИО»: «Все участники в равной степени интересно мыслят на сцене. Запомнилось, как гитарист играл смычком; бас-гитарист демонстрировал острые, остинатные соло, клавишник – хорошее знание избранного стиля, а ритм-секция вообще сыграна на „отлично“!».

3 июня СЕЗОН (вместе с КИНО и ПРОВИНЦИЕЙ) открыл V фестиваль Рок-клуба во Дворце Молодежи. Группа стала одним из его главных открытий, завоевав приз «за профессионализм и хороший вкус». Помимо того, Макс Пшеничный был отмечен в числе лучших гитаристов. Интерес к творчеству группы выказали даже такие мэтры, как БГ и Сергей Курехин.

После этого жизнь СЕЗОНА ДОЖДЕЙ вошла в новое русло. Они начали выезжать на гастроли по России, Белоруссии, Прибалтике, где у них появился горячий почитатель и неформальный менеджер, журналист Марк Шлямович. В июне 1988-го группа неплохо выступила на VI фестивале Рок-клуба.

Вместе с тем внутри СЕЗОНА опять начали копиться противоречия, вызванные не столько персональными проблемами, сколько различиями во взглядах на дальнейшую эволюцию его музыки. Их кумулятивный эффект привел к тому, что в начале февраля 1989-го Бардаш и Лавриненко решили покинуть группу, в музыке которой в то время все ощутимее доминировал Пшеничный. Той же весной они реализовали свои художественные идеи под именем ОЛЕ ЛУКОЙЕ.

Хотя Петров и Попов на первых порах оставались над схваткой, играя за обе команды, Пшеничному пришлось срочно искать бас-гитариста. Еще за полгода до этого на его пути встретился выпускник музыкального училища, гитарист Алексей Зубарев (p. 12.04.59 в Ленинграде). До этого он играл в АРСЕ, хиппистском ТРЕСТЕ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ и группе Коли Терентьева КАТАРСИС, записывался на питерской «Мелодии», а в то время только начал осваивать бас.

Они начали репетировать в апреле 1989 года, к июню сделали новую программу и дебютировали на VII фестивале Рок-клуба – всего через пару дней после ОЛЕ ЛУКОЙЕ! Все номера сочинил Пшеничный, а аранжировки он, как правило, делал вместе с опытным Зубаревым. (Сохранилась запись этого выступления, часть которой позднее вошла в альбом СЕЗОНА «Ностальгия».).

С осени 1989-го СЕЗОН ДОЖДЕЙ продолжил интенсивно гастролировать. В сентябре группа – на пару с БРИЛЛИАНТАМИ ОТ НЕККЕРМАНА – в первый раз сыграла на фестивале «Bobu Vasara» («Бабье лето») в Литве, а также на организованном все тем же Шлямовичем фестивале «Эротические танцы под крышами» (Таллин). В конце года СЕЗОН – вместе с группами LABIRYNTH и СТРЕТТО – сыграл и на фестивале арт-рока в питерском ДК пищевиков. К этому времени Пшеничный уже побывал в Германии, где купил клавишные, что позволили ему сделать звучание группы более выразительным и плотным.

В мае 1990-го на репетиции в клубе на «Лесной» (именуемом тогда «Лопухами») СЕЗОН записал свою программу с условным названием «Возвращение». Той же осенью они вторично сыграли на «Бабьем лете» в Литве (на этот раз вместе с ДВУМЯ САМОЛЕТАМИ).

8 марта 1991-го группа сыграла на десятилетии Рок-клуба в ЛМДСТ, после чего долго не выступала дома, хотя продолжала выезжать в Прибалтику, давала концерты в Воронеже и Липецке, а также – вместе с БГ-БЭНДОМ, КРЕМАТОРИЕМ, ТРИЛИСТНИКОМ и РАЗНЫМИ ЛЮДЬМИ – приняла участие в теплоходном походе к Соловецкому монастырю. В сентябре они в третий и последний раз появились в программе фестиваля «Bobu Vasara», куда с ними ездил ТАМБУРИН. Осенью того же года неутомимый Шлямович изыскал средства на полноценную запись, для чего в декабре СЕЗОН ДОЖДЕЙ отправился в Вильнюс и за восемь дней интенсивной работы на студии «Lituanus» (бывшая «Мелодия») записал материал альбома «Возвращение». В качестве его звукорежиссера выступил А. Матеюнас, известный по пластинкам популярного в 80-х синтезаторного проекта композитора Гедрюса Купрявичуса АРГО. Ограниченность времени и средств привела к тому, что недовольный процессом записи Зубарев бросил группу и вернулся в Питер, где моментально занял вакансию гитариста в БГ-БЭНДЕ, а Пшеничный к февралю в одиночестве закончил сведение альбома, который в конце 1992 года был издан на пластинке фирмой «RGM Records».

Число выступлений СЕЗОНА к этому времени резко упало и, ощущая желание попробовать себя в новом качестве, в июне 1992-го Пшеничный стал регулярным гитаристом питерского рок-н-ролльного бэнда ОПАСНЫЕ СОСЕДИ.

Осенью 1992-го с подачи БГ на студии «Фонтанка», которой тогда руководили Саша Титов (экс-АКВАРИУМ) и Алексей Рацен (экс-ТЕЛЕВИЗОР), СЕЗОН ДОЖДЕЙ записал свою следующую работу, «Альбом трав» (звукорежиссер Александр Мартисов). После неудачной попытки заинтересовать им фирму «Тау-Продукт», группа нашла понимание со стороны Андрея Феофанова (ОРКЕСТР АЛЕАТОРИКИ и т. п.), который помог издать альбом силами «RDM». Поначалу планировалось, что «Травы» выйдут и на виниле, и на компакт-дисках (для чего группа в рекордные сроки, за одну ночь, записала с помощью звукорежиссера Вадима Рокицкого еще два своих номера), однако винил стремительно выходил из обихода, и «Альбом трав» стал одной из первых в России работ, изданных только на CD.

6 марта 1993 года СЕЗОН ДОЖДЕЙ дал первый после двухлетнего перерыва концерт в Питере, разогревая КРЕМАТОРИЙ в клубе «Рокси». Группа вышла на сцену в составе: Пшеничный, Петров, Борис Бардаш, клавишные и Дмитрий «Монстр» Гусаков (экс-НОЛЬ), бас. Для Бориса это было разовое выступление со своей бывшей группой, тогда как Монстр на протяжении 1993–1994 годов играл с СЕЗОНОМ еще несколько раз.

В июле 1993-го Пшеничный – в составе ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ – вместе с другими питерскими группами (DDT, ТАМБУРИНОМ и т. д.) принял участие в нашумевшем фестивале «Белые ночи Санкт-Петербурга» в берлинском «Tranenpalast». Там же его музыкальный арсенал пополнил гитарный синтезатор «Roland», что дало Максиму большую свободу маневра на концертах. Увы, применить его на практике СЕЗОНУ становилось все труднее и труднее…

В сентябре 1995-го по приглашению Бори Бардаша Максим съездил с ОЛЕ ЛУКОЙЕ в месячное турне по Норвегии, где он попробовал себя в качестве уличного музыканта.

В октябре 1996-го СЕЗОН ДОЖДЕЙ отметил свое десятилетие (со дня вступления в Рок-клуб) концертом в ДК пищевиков. Помимо них в празднике участвовали ОЛЕ ЛУКОЙЕ и DUTY FREE ZONE ORCHESTRA Леши Зубарева. В начале 1997 года компания «SoLyd» выпустила альбом СЕЗОНА «Ностальгия» – компиляцию его концертных записей периода 1988/89 года. Помимо того, в 1998-м в Литве был переиздан альбом «Возвращение», а в марте 2001-го он стал доступен в формате CD и в России (выпущен «Boheme Records» Андрея Феофанова).

В июне 1997-го в «красном уголке» Рок-клуба состоялась вечеринка «Прощание с Максимом», участие в которой приняли ТАМБУРИН, Зубарев и ОПАСНЫЕ СОСЕДИ. В том же июне Пшеничный переехал в Швецию. В настоящее время он живет в Гетеборге, где занимается переводами, а также сочиняет музыку. С 1998 по 2001 год он записал материал своего первого соло-альбома «Один», а в 2003-м закончил работу над альбомом, получившим такое же безыскусное название «Два». Он регулярно наведывается в Питер, а в январе 2002-го, в июне 2003-го и в июне 2005-го даже играл с возродившимися СОСЕДЯМИ. К сожалению, планов реставрации СЕЗОНА ДОЖДЕЙ пока нет.

ОЛЕ ЛУКОЙЕ продолжают выступать в России и за рубежом. Влад Попов оставил пульт и занялся бизнесом. Кокарев после распада своего 1812 ГОДА пропал из виду. Зубарев по уходе из АКВАРИУМА записал пару альбомов и выступал как соло, так и со своей нерегулярной группой. Самый активный из бывших участников СЕЗОНА ДОЖДЕЙ Леша Петров в разное время играл и записывался с Женей Глюкк и ее ГРУППОЙ ПРИКРЫТИЯ, а также с группами КОРОЛИ ДОРОГ, ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, ESPERANTO, JET FIGHTERS, ДОЧЬ МОНРО И КЕННЕДИ, ЛИВЕНЬ,Ч. Ч. и т. д.

Дискография:

Ледяной дом (1986); Возвращение (1992); Альбом трав (1993); Ностальгия (1997).

Максим ПШЕНИЧНЫЙ:

Один (2001); Два (2003).

СЕЙФ.

Интересная, но, к сожалению, недооцененная в свое время питерская хэви-метал группа СЕЙФ появилась на свет в ноябре 1986 года. Ее основателями стали гитаристы Александр Фролов и Валерий Петров, который в то время покинул группу СКОРАЯ ПОМОЩЬ, одним из основателей которой он был. Ангажировав в свои ряды крепкую ритм-секцию в составе: Михаил Спиридонов, бас и Алексей Осокин (тоже из СКОРОЙ ПОМОЩИ), барабаны, они начали репетировать, однако в конце того же года Петров вернулся в СКОРУЮ ПОМОЩЬ, и СЕЙФ остался втроем.

В мае 1987-го его состав усилили два бывших музыканта легенды питерского металла, группы НОКАУТ – певец Константин «Коха» Шустарев и блуждающий гитарист Алексей Шпынев, и хотя Коха месяц спустя ушел в ЗАРОК, репертуар группы (который до этого почти полностью принадлежал Фролову) пополнили песни Шпынева, а место у микрофона занял Валерий Андреев (экс-АРС) – обладатель сильного металлического тенора.

В этом составе СЕЙФ выступил на фестивале «Вторая волна Рок-клуба» в ДК им. 10-летия Октября в июле 1987 года, заслужив аплодисменты публики и высокую оценку музыкальных экспертов.

В декабре 1987-го непоседливый Шпынев ушел в ЛЕГИОН. СЕЙФ остался вчетвером и, без особых достижений просуществовав еще полгода, распался в мае 1988-го, когда Андреев и Осокин воссоединились со Шпыневым в его новой группе ОРДЕН. В начале 90-х Андреев пел в ЭВЕРЕСТЕ, а чуть позже добился успеха в Западной Европе, где он гастролировал со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ. Записей группы не сохранилось.

СЕКРЕТ.

Хотя в свое время этот факт остался практически незамеченным, питерская группа (или бит-квартет, как именовали ее в ту пору в прессе) СЕКРЕТ в середине 80-х первой застолбила сразу несколько участков на непаханой целине отечественного шоу-бизнеса. Одним из первых СЕКРЕТ преодолел казавшийся в то время гигантским разрыв между подпольным рок-н-роллом и поп-сценой, в условиях жесткого идеологического контроля сумел сделать собственное телешоу и снять серию интересных клипов, организовал своих многочисленных поклонников в фан-клуб, привил зараженному бациллой диско молодому поколению 80-х интерес к музыке THE BEATLES и подошел к идее концерта как спектакля с сюжетом и внутренней драматургией. Возможно, способствовало всему этому и то, что участники группы были артистами не только от природы, но и по диплому.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СЕКРЕТ на II фествале Рокклуба.

Фото: В. Конрадт.

История СЕКРЕТА началась в 1981 году, когда ленинградские театралы были буквально очарованы спектаклем-капустником «Ах, эти звезды!», который поставили в Театральном институте студенты курса А. И. Кацмана. Спектакль представлял собой набор остроумных (а порой весьма ядовитых) пародий и блестящих стилизаций, выстроенных в виде воображаемого гала-концерта всех звезд мировой и отечественной эстрады – от Эллы Фитцджеральд до Аллы Пугачевой и от Леонида Утесова до МАШИНЫ ВРЕМЕНИ.

Безымянная пока группа во главе со студентом курса Максимом Леонидовым (он сам сыграл в спектакле Луи Армстронга, Элвиса Пресли, Пола Маккартни и Андрея Макаревича) аккомпанировала «звездам» и имела несколько эпизодических ролей (включая кантри-шоу и THE BEATLES). Последнее, вероятно, и навело Леонидова и его коллегу и соавтора Дмитрия Рубина на мысль создать группу, стилизованную под рок-н-ролльно-битовую эстетику 60-х. Весь следующий год они работали в спектакле, отбирая потенциальных участников будущей группы (среди тех, кто прошел через ее ряды, были, например, будущий сооснователь ДРУЖКОВ Сергей «Назарет» Назаренко и барабанщик Александр Калинин). Поначалу они назвали группу КРИСТИНА и дали свой первый публичный концерт на свадьбе соученика в Ольгино.

В 1982-м, переманив барабанщика из репетировавшей в подвале их института группы (которая чуть позже превратилась в ДЖУНГЛИ) и придумав новое название СЕКРЕТ (от популярной битловской песни «Do You Want to Know a Secret?»), они приступили к репетициям в составе: Максим Леонидов (p. 13.02.62 в Ленинграде), гитара, ф-но, вокал, Дмитрий Рубин (р. 5.05.62 в Ленинграде), гитара, вокал, Николай Фоменко (p. 30.04.62 в Ленинграде), бас, вокал, и Алексей Мурашов (p. 30.12.60 в Ленинграде), барабаны, вокал. В апреле 1983-го Дмитрия Рубина (который позднее сочинял тексты для АВГУСТА и ИНТЕГРАЛА, а также многих отечественных поп-звезд, параллельно выступая со своими группами ТАКСИ и РУБИН & ОРКЕСТР), сменил Андрей Заблудовский (p. 11.09.59 в Ленинграде), гитара, вокал, из группы ВЫХОД (где он, кстати, играл на скрипке).

Весной 1984 года они записали магнитофонный альбом «Ты и я» (звукорежиссером, а заодно и менеджером группы был тогда бывший барабанщик АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ Игорь «Панкер» Гудков), чуть позже вступили в Рок-клуб и сорвали бурю аплодисментов на его II фестивале в мае 1984-го, где сыграли получасовую программу энергичных рок-н-роллов, включавшую будущие хиты «Тысяча пластинок» и «Она не понимает», а также блестящую кавер-версию «Мажорного рок-н-ролла» Майка Науменко. (Кстати, песни ЗООПАРКА входили в репертуар СЕКРЕТА на всем протяжении его биографии: позднее они пели «Лето», «Московский блюз» и т. д.).

СЕКРЕТ стал одним из главных открытий фестиваля: он получил лауреатское звание и специальный приз за артистизм. Тем же летом группа устроилась на работу в Ульяновскую филармонию и весь следующий год провела в пути, гастролируя по стране (часто в связке с поп-джазовым оркестром ДИАПАЗОН). В свободное от разъездов время в начале 1985-го Заблудовский и Мурашов под коллективным псевдонимом «Доктор КИНЧЕВ и Группа СТИЛЬ» приняли участие в записи дебютного альбома москвича Константина Кинчева «Нервная ночь» (его звукорежиссером снова выступил Гудков).

Умелая рекламная кампания в прессе и на телевидении (в 1985 году СЕКРЕТ стал главным аттракционом популярной музыкальной передачи «Кружатся диски», ведущим которой долгое время был сам Леонидов), профессиональная режиссура концертов, продуманный имидж (красный «секретовский» галстук еще долго служил опознавательным знаком для многочисленных поклонников группы, в числе первых объединившихся в фан-клуб), а также обойма запоминающихся, мелодичных и привлекательных, хотя и вполне предсказуемых номеров быстро вывели СЕКРЕТ в число наиболее популярных героев отечественной поп-сцены. Важную роль в создании имиджа СЕКРЕТА и его продвижении сыграл директор группы Сергей Александров.

Во второй половине 80-х они не раз выезжали за границу – в частности, в августе 1988 года принимали участие в советско-итальянском рок-фестивале в Мельпиньяно; снялись в эксцентричной музыкальной комедии Виталия Аксенова «Как стать звездой» (1986). Фирма «Мелодия» в этот период выпустила два их альбома: «Секрет» (1987) и «Ленинградское время» (1989).

В 1988 году на базе группы был организован театр-студия «Секрет» (опять-таки один из первых), что позволило музыкантам не только обрести определенную творческую и экономическую независимость, но и поддержать тех или иных близких им по духу исполнителей.

Вместе с тем внутри СЕКРЕТА мало-помалу нарастали противоречия между Леонидовым, который тяготел к более комфортной поп-музыке, и остальными музыкантами, пытавшимися удержаться в рамках своего рок-н-ролльного образа. В 1989-м Леонидов сыграл главную роль в поставленном в расчете на него спектакле «Король рок-н-ролла», сюжет которого опирался на эпизоды биографии Элвиса Пресли, а также снялся в фильме В. Алейникова по мотивам рассказов И. Бабеля «Биндюжник и король». Все это в конечном счете привело к тому, что в ноябре 1989-го Леонидов покинул группу. На следующий год он дал несколько концертов с группой СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ, пытался записывать новый материал, но в 1990-м эмигрировал в Израиль.

Заблудовский, Фоменко и Мурашов продолжали работать как трио (хотя на сцене им обычно аккомпанировали различные приглашенные музыканты). На питерском телевидении они сделали новую передачу «Топ-секрет», а в 1991 году записали альбом «Оркестр в пути», на котором с ними играл джаз-роковый бэнд КЕЙПТАУН во главе с саксофонистом Сергеем Золотовым (экс-ДВЕ РАДУГИ, ДИЛИЖАНС и т. д.). В 1994 году компания «Союз» переиздала альбом на компакт-дисках в расширенном и слегка дополненном виде под названием «Не переживай». На полгода в СЕКРЕТЕ появился Дмитрий Ашман (экс-СПОКОЙНОЙ НОЧИ), вскоре переехавший в Москву и связавший судьбу с БРАВО.

Новый всплеск активности СЕКРЕТА пришелся на 1996 год, когда они выпустили альбом «Blues de Moscou», включавший кавер-версии песен АКВАРИУМА, ЗООПАРКА и др. Как оказалось, он стал последней работой группы в формате трио: на следующий год Фоменко, все больше погружавшийся в коммерческий мир телевидения и вскоре открывший серию собственных развлекательных шоу, окончательно покинул группу.

Тем не менее уже в начале 1997-го Заблудовский и Мурашов собрали заметно посвежевшую версию группы, на этот раз квинтет СЕКРЕТ, в который вошли Олег Чиняков (p. 19.04.64), гитара, Геннадий Анастасов (p. 12.09.57), бас, и Сергей Болдакин (p. 22.05.72), клавишные. Чиняков в конце 80-х играл в культовой питерской хард-рок группе РОК-ШТАТ, Анастасов впервые был замечен в ЭЛЕКТРОСТАНДАРТЕ, а Болдакин гастролировал и записывался с группой ФАНК-ПРОФИЛЬ и недолговечными собственными проектами МУЗЫКАЛЬНАЯ МАШИНА и SCARLETT.

В мае 1997 года в питерском Мюзик-холле прошли два концерта, на которых были представлены все корни и ветви генеалогического древа СЕКРЕТА: выступил бит-квартет в своем классическом составе, современная версия группы, прозвучали индивидуальные работы Фоменко и Леонидова (который в середине 90-х вернулся в Россию и успешно возобновил свою прерванную на шесть лет карьеру). В том же году обновленный СЕКРЕТ выпустил альбом «Секрет 5».

В середине 1998 года Мурашов покинул группу. Его место за барабанами занял Александр Васильев, начинавший в конце 80-х в колпинских группах ГЛАВНЫЙ КАЛИБР, DRINK UP! и HUMPTY DUMPTY. Вслед за ним СЕКРЕТ покинул и Гена Анастасов, в то время игравший в интересной, однако так и не сумевшей пробиться группе РЫБАКОСЯКАМИ (менеджировал которую, кстати, Мурашов) – бас-гитару взял в руки Александр Дробыш, вместе с Болдакиным параллельно игравший в инструментальной группе ROMANOFF гитариста Игоря Романова.

По примеру бывших коллег в середине 2000 года Мурашов начал соло-карьеру. Летом 2001-го, когда Дробыш на время уехал в США, за него в СЕКРЕТЕ (теперь именуемом в афишах СЕКРЕТ 2000) играл бас-гитарист Юрий «Юран» Кащеев (из ГЛАВНОГО КАЛИБРА и ОЛИМПИЙСКОГО проекта). Пару лет спустя классический состав СЕКРЕТА собрался еще раз для юбилейных концертов в Санкт-Петербурге и Москве, в честь чего Леонидов даже написал для коллег новую песню «Ничего не исчезает» в характерном секретовском ключе. С тех пор все участники группы продолжают работать соло.

Дискография:

Ты и я (1984); Секрет (1987); Ленинградское время (1989); Оркестр в пути (1991); Не переживай (1994); Blues de Moscou (1996); Секрет 5 (1997).

Александр «Здравствуйте, рокеры» СЕМЕНОВ.

Саша Семенов стал первым человеком, который привнес в бесхитростный жанр эстрадного конферанса ощущение подлинного рок-н-ролла, создав собственный и во многом уникальный стиль ведения концертов, называя себя не диджеем, ведущим или конферансье, а рок-комментатором. Судя по всему, именно он в первый раз произнес со сцены слово «рок»; кроме того, на протяжении своей долгой артистической биографии Семенов организовал и провел колоссальное количество концертов, гастролей, выставок и других художественных акций как в Питере, так и далеко за его пределами.

Александр Алексеевич Семенов родился 19 февраля 1956 года в Ленинграде в семье с богатыми артистическими традициями. Его отец, Алексей Владимирович, был одаренным музыкантом, аранжировщиком и дирижером: он много лет руководил оркестром, который работал со всеми звездами советской эстрады: Леонидом Утесовым, Клавдией Шульженко, Исааком Дунаевским, Аркадием Райкиным и т. д. Мать, Рита Александровна, была балериной Кировского театра. К искусству имели отношение и другие его родственники. С юных лет семья прочила Саше карьеру музыканта, но он сам – по собственному признанию – всегда тяготел к разговорному жанру и уроки музыки посещать не желал.

После школы Семенов поступил в Театральный институт, но и там учился без особого энтузиазма. Себя он нашел только в середине 70-х, когда в Питере начали появляться сперва подпольные, а потом и официальные дискотеки. К 1978 году Саша Семенов, работавший тогда в ДК «Невский», вошел в неофициальный Топ-3 лучших диск-жокеев города (двумя другими были экс-барабанщик Майкл Кордюков из «Кубика Рубика» и экс-социолог и журналист Борис Малышев из «Невских звезд»). В 1980-м Саша был приглашен работать во Дворец Молодежи, который в то время играл прогрессивную роль в музыкальной жизни города: в его стенах работал клуб «Фонограф», репетировали несколько групп, а также знаменитые «Лицедеи» Вячеслава Полунина.

7 марта 1981 года Саша Семенов открыл первый концерт только что родившегося Ленинградского Рок-клуба, поздравив собравшихся с этим великим событием. Забегая вперед, следует сказать, что и в дальнейшем Семенов был тесно связан с Рок-клубом, вел большинство его фестивалей и крупных концертов. Именно на концертах Рок-клуба родилось его знаменитое приветствие, позже ставшее чем-то вроде прозвища: «Здравствуйте, рокеры!».

Год спустя он придумал, организовал и провел в ЛДМ серию музыкальных программ «Вечер в кругу друзей», участие в которых принимали АКВАРИУМ, СТРАННЫЕ ИГРЫ, МИФЫ, ЯБЛОКО, театры пантомимы «Лицедеи» и «Terra Mobile». Каждое лето Семенов вел концерты, дискотеки и развлекательные программы в ЦПКиО им. Кирова.

В первый раз Саша надолго покинул Питер в конце 1983-го, когда популярная группа ДИЛИЖАНС завербовалась в Магаданскую филармонию и пригласила его штатным ведущим своих концертов. С ДИЛИЖАНСОМ они объехали весь Север и Сибирь, позже перебазировались в Астраханскую филармонию, а в середине 80-х, когда группа начала разваливаться, Семенов вернулся домой.

В 1988-м он начал вести одну из первых в стране телепередач о рок-музыке «Рок-подвал»; тогда же организовал в Театре эстрады серию музыкальных программ под общей вывеской «Чай для двоих»; некоторое время выступал в совместной программе с Юрием Лозой (экс-ПРИМУС); возил по СССР сводную бригаду рок-музыкантов из Питера, Свердловска и Москвы (ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, ЧАЙФ, ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, НЮАНС); организовал и провел в питерском СКК концерты КАЛИНОВА МОСТА.

С легализацией рок-музыки Семенова все чаще начали приглашать поработать на выезде: в том же 1988-м он вел программу «Рок-аттракцион» в московских «Лужниках» (ПИКНИК, АВГУСТ, БРИГАДА С), там же при его участии проходили крупномасштабные фестивали «Интершанс-88» и «Интершанс-89».

В заслугу себе Саша Семенов может поставить и популяризацию такой (ныне очевидной) практики, как «стоячий партер»: впервые он убедил администрацию позволить публике свободно перемещаться по залу во время серии концертов «Ленинградский рок» в том же СКК осенью 1989-го. В этой акции участвовали DDT, МИФЫ, ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, ПРЯМАЯ РЕЧЬ и САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. В СКК состоялось и советско-британское концертно-рекламное «Brisk Show», где Семенов, по его признанию, впервые понял, что такое настоящий шоу-бизнес.

В смутную эпоху начала 90-х Саша Семенов не бросил сцену ради бизнеса и продолжал заниматься своим делом. Он работал с Алексеем Вишней (и помог ему записать и выпустить альбом «Танцы на битом стекле»), вел концерты композитора Игоря Корнелюка, участвовал в фестивале «Мисс Рок Европа» (Киев, январь 1990 года), входил в оргкомитет первого и единственного конкурса молодых журналисток «Мисс Пресса СССР» (1991), был директором эстрадного фестиваля «Шлягер-92» (и настоял на том, чтобы все артисты пели «вживую», благодаря чему первый приз взял голосистый Сергей Рогожин из ФОРУМА).

В дальнейшем Семенов брался за самые разные проекты, неизменно доводя их до успешного результата: в 1993 году добился аншлагов в турне «Один лишь джаз» германского джаз-оркестра Herb GELLER BIG BAND; в 1994 году стал продюсером нашумевшего спектакля «Кровавый Щелкунчик» Алексея Вишни и театра моды «Л.Э.М.»; в 1995-м устроил творческие вечера пианиста Юрия Соболева в Доме актера; как режиссер (к этому времени Семенов окончил Институт культуры по специальности «режиссер массовых мероприятий») организовал два серьезных творческих проекта: «Выставка на Дворцовом мосту» (с применением лазеров и пиротехники) и «Плот искусств».

Открыв для себя еще одну сферу приложения сил, в 1995 году Саша Семенов стал худруком Издательского дома «Шанс» и директором рекламного агентства «Джаз-пресс», а в 1998-м организовал подростковый журнал «Тусовочка», под эгидой которого провел серию концертов в клубе «Континент» (в числе их участников был даже КОРОЛЬ И ШУТ). В 1998–1999 годах он вел концерты фестиваля уличных музыкантов «Поющий Невский».

В 2000-м Александр Семенов получил и принял два крайне разных предложения: его пригласили на работу в Комитет по молодежной политике при мэрии и ведущим традиционного байк-шоу в Ольгино. Благодаря первому он попал в оргкомитет ежегодного карнавала, посвященного Дню города (с 2000 года), стал автором и продюсером праздника «Алые паруса» Московского района (2003), главным режиссером гала-концертов фестиваля самодеятельного творчества в БКЗ «Октябрьский» (с 2003-го) и главным режиссером нового Дома Молодежи в к/т «Меридиан» (2006). Благодаря второму он регулярно выступает на всех байкерских праздниках в мотеле «Ольгино», а летом 2003 года принял участие в концерте «МотоСвобода 2003» на стадионе им. Кирова (участники: МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС, PUSHKING, КРУИЗ, ДИНАМИК, ЧИЖ & C°).

В июне 2001-го Саша провел первый фестиваль «Окна Открой!» у стен стадиона им. Кирова и с тех пор стал его бессменным (за единственным исключением) ведущим. Кроме того, в 2003-м он создал телекомпанию «НеоТВ», а в апреле 2005 года стал соведущим концерта в честь пятидесятилетия основателя ЗООПАРКА Майка Науменко в ДК им. Горького. Следующим важным шагом для него должно стать написание мемуаров.

Илья СЕМКИН.

Один из наиболее самобытных авторов-исполнителей акустической рок-сцены Питера, сложившейся в пост-рокклубовскую эпоху и медленно, но неуклонно развивавшейся на протяжении 90-х, – с ее квартирниками, мини-фестивалями и стремлением дистанцироваться как от рок-мэйнстрима, так и от авторской песни грушинского толка, – Илья Семкин начал сочинять песни еще в начале 80-х.

Он родился в Питере 8 ноября 1966 года и заинтересовался рок-музыкой в шестом классе, услышав концертные записи МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, что подвигло его на написание первой песни, которая, по его словам, была явным подражанием поэтическому строю Макаревича. Илья занимался классической гитарой, год отучился в музыкальной школе на Салтыкова-Щедрина, но, усвоив самые азы гитарной техники, бросил занятия. Примерно тогда же он познакомился с первыми альбомами АКВАРИУМА, вышедшими из студии «АнТроп», и сочинил более зрелую песню «Я буду с тобой».

Одноклассниками Семкина в 150-й средней школе Красногвардейского района были клавишник и саксофонист Саша Фомичев и гитарист Дима Карпов. С ними и с учившимся классом младше барабанщиком Костей Капраловым Илья осенью 1983-го собрал группу ЦВЕТНЫЕ СНЫ, в которой его песни наконец впервые зазвучали в электричестве. Вскоре к ним присоединились еще два начинающих музыканта: Ярослав Книзель, бас, и Алексей Бехтерев, клавишные, тогда как Карпов был переведен в звукооператоры.

За следующие два года ЦВЕТНЫЕ СНЫ записали три альбома: акустические «Пила без ограждения» (1984) и «Повальное бегство людей из метро вообще» (1985), а также электрический «Выше нуля» (1985). Книзель сменил бас на гитару, а на посту бас-гитариста отметились, соответственно, одноклассник Капралова Дмитрий «Монстр» Гусаков из выступавшей в той же школе группы ВЫМЫСЕЛ, а потом Андрей Савин из БАССЕЙНА.

К концу 1985-го ЦВЕТНЫЕ СНЫ распались. Капралов и Книзель позднее принимали участие в записях НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ, Карпов работал на телевидении, а Дима Монстр стал одной третью НОЛЯ. Семкин по окончании школы поступил в ТУ № 40 учиться на оператора ЭВМ и стал завсегдатаем семинара рок-поэзии, который вел в Рок-клубе основатель САНКТ-ПЕТЕРБУРГА писатель Владимир Рекшан. Илья дважды – в конце 1985-го и в конце 1986-го – выступал на семинаре со своими песнями и удостоился лестной оценки из уст живого классика (и на страницах журнала «РИО»).

С 1986 года Семкин начал концертировать более активно. Он часто практиковал популярные в те времена квартирники, выступал в клубе «Фонограф» в ЛДМ и т. п. Попытка организовать новую группу (для которой было загодя придумано название АПТЕКА) оказалась неудачной, и Илья продолжал музицировать лишь в акустике. В 1988-м он выступил на концерте памяти Александра Башлачева в ДК пищевиков, а позднее играл там на концертах объединения ЭЛИМП, которые устраивала журналистка Катя Борисова. Так продолжалось до 1989 года, после чего Илья на несколько лет покинул музыку и, если не считать 1993-го, когда у него неожиданно родились четыре новых песни, контактов с этим миром не поддерживал.

Его возвращение к творчеству состоялось 8 мая 1995 года в радиопрограмме Кати Борисовой «Редкая Птица», где Семкин спел две новых песни, которые в тот же день записал. На записи ему ассистировал Михаил Атласов (в годы, когда Семкин затевал ЦВЕТНЫЕ СНЫ, он вместе с Димой Гусаковым играл в школьной группе MEDIUM, а потом стал участником ВЫМЫСЛА и владел гитарой, басом и барабанами). На следующий день Илья дал первый после перерыва квартирный концерт, а еще через месяц сыграл на акустическом фестивале «Редкая Птица и Заяц представляют» в реставрационном лицее на ул. Морской Пехоты (там же выступали Алекс «Поль» Поляков, Олег Заславский, Большой Медведь, Ольга Воробей, CORN KING GOD и т. д.). Запись с фестиваля легла в основу первого семкинского альбома «Будни любви» (1995).

Следующей весной появился альбом «Рыбы», в записи которого участвовали школьный приятель Семкина, саксофонист Саша Фомичев, барабанщик ТАМБУРИНА Вадим Петухов и т. д. В первых числах мая 1997-го в Рок-клубе прошел фестиваль «Unplugged & Acoustic», в программе которого значилось множество исполнителей – от Андрея Панова (АУ) и ВЫХОДА до АВАРИИ, ЗЕЛЕНЫХ РУКАВОВ и КЛЮЧА. С Ильей в Рок-клубе играли жена Олеся (шейкер) и гитарист ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ Николай Забегалов. В том же году Илья записал сразу два альбома: «Русский лес» и «Ржавчина».

В 1998-м он, напротив, не записывался, зато много концертировал: на первых двух фестивалях «Лестница» в общежитии Корабелки, в кафе «Анна», в Ставке «митьков» на ул. Правды и т. д. В марте 1999-го на студии «Берлога Records» был записан пятый альбом Семкина «Рычание ягнят», двенадцать песен которого были разделены на Сторону Лирики и Сторону Физики. В его записи снова участвовал Атласов, который в середине 90-х играл с группами ПЫЖЫ, 1812 ГОД и АВАРИЯ. Той же весной Илья появился на «Лестнице-3», а летом 1998-го и 1999-го вместе с АВАРИЕЙ был гостем фолк-фестивалей в Выборге.

После очередного (но менее длительного) перерыва Семкин вернулся на сцену в декабре 1999 года в Театре эстрады, где НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ, Анатолий Платонов (экс-SCRAP), Андрей Радченко (АВАРИЯ), Алекс Поляков и другие праздновали день рождения сатирика Константина Мелихана. Весной 2000-го состоялась пятая «Лестница». Помимо обычных акустических концертов в ноябре Семкин сыграл электрическую рок-н-ролльную программу (вместе с Петуховым, Фомичевым и Олесей).

Наступление третьего тысячелетия ознаменовалось новыми событиями в жизни музыканта: в 2001 году Илья сыграл на фолк-фестивале клуба «Евразия», а также участвовал в фестивале акустического андерграунда «За порогом», который в июне проводила в театре «Синтез» редакция журнала «Осколки» и газеты «За порогом». Октябрь 2002-го был отмечен его участием в презентации дебютного альбома БУБЕНЦОВ «Вокруг да около» в клубе «Орландина», а ноябрь записью первого после трехлетнего перерыва альбома «Радио черных птиц» – в него вошло шесть новых песен Семкина и четыре инструментальные гитарные пьесы, сочиненные еще в середине 80-х.

В январе 2003 года Семкин еще раз сыграл вместе с БУБЕНЦАМИ и Алексом «Полем» Поляковым, а в октябре начал работу над своим седьмым альбомом, которая затянулась до следующего апреля. Между тем в январе 2004-го он отметился на фестивале рок-акустики «Фонари» (вместе с теми же БУБЕНЦАМИ, Михаилом Башаковым, РАДОЙ & ТЕРНОВНИКОМ, Кириллом Комаровым, ОДИНОКИМ ЛЕТЧИКОМ, Ч. Ч. и другими). В течение сезона и последующим летом Илья несколько раз выступал в клубе «Трилистник» и в книжном магазине «Англия», в т. ч. с Большим Медведем и трио РОЗЕНКРАНЦ И ГИЛЬДЕНСТЕРН. 7 сентября он наконец презентовал в Музее М. М. Зощенко альбом «Конец литературы» и выпущенную в формате mp3 антологию своих работ 1983–2004 годов.

Дискография:

Будни любви (1995); Рыбы (1996); Русский лес (1997); Ржавчина (1997); Рычание ягнят (1999); Радио черных птиц (2002); Конец литературы (2004); Антология (2004).

СЕНТЯБРЬ.

Группа СЕНТЯБРЬ появилась на свет в питерском Политехе в середине 70-х и просуществовала не слишком долго, однако осталась в памяти современников благодаря сильному вокалу, неплохой инструментальной технике и пестрому, но неизменно популярному у студенческой аудитории репертуару. После того как СЕНТЯБРЬ распался, его бывшие участники продолжали заниматься музыкой в других питерских группах.

СЕНТЯБРЬ вырос из безымянной группы, которая возникла в 10-а классе 99-й средней школы Выборгского района Ленинграда в начале 1974 года, когда пятеро приятелей-одноклассников – Александр Бельский, Игорь Насиковский, Андрей Галактионов, Борис Иванов и Алексей Белов – имевшие скромное музыкальное образование и интересовавшиеся современной музыкой, рискнули попробовать силы в исполнении оной.

Они дебютировали на школьном вечере весной 1974-го, исполнив, в частности, композицию LED ZEPPELIN «Stairway to Heaven», в которой на популярную мелодию был положен текст сонета Шекспира в исполнении вокалиста группы Саши Бельского. В качестве аппаратуры музыкантам служили усилитель звука и штатная колонка кинопроектора марки «Кинап», а также ламповый усилитель из школьного радиоузла с динамиком типа «колокольчик». По воспоминаниям самих участников, выступление имело бурный успех.

В том же году все пятеро окончили школу и поступили в разные институты, но вкус славы не давал забыть о себе и подталкивал вчерашних школьников к тому, чтобы продолжить занятия музыкой на более солидном уровне. Сдав экзамены в Политехнический институт и поступив на физмех, Бельский уехал на сельхозработы, где сразу начал подыскивать кандидатов в новую группу. Выступать она начала прямо в колхозе, но название СЕНТЯБРЬ (по месяцу своего создания) и окончательный состав приобрела только по возвращении в город.

В то время средоточием неформальной культурной жизни Политеха была т. н. «Биржа», сквозной подвал, соединяющий два корпуса института: там курили, торговали джинсами, менялись пластинками и новостями музыкальной жизни, оставляли объявления и заводили новые знакомства. Бельский припоминал, что какое-то время редактировал своего рода газету «Биржевые ведомости» – она «издавалась» на стоявшей в подвале школьной доске. Именно на «Бирже» СЕНТЯБРЬ и оформился как группа.

В его состав вошли три первокурсника из Политеха: Александр Бельский (р. 19.06.57 в пос. Мурмаши Мурманской обл., но с трех лет жил в Питере), клавишные, вокал, Александр «Хэнк» Локшин (р. 11.10.57 в Белой Церкви, но приехал из Читы), лидер-гитара, бэк-вокал, и Владимир Хлучин (р. 23.09.57 в Ленинграде), клавишные, бэк-вокал, студентка четвертого курса Елена «Леся» Коломиец, вокал, а также школьный товарищ Бельского, Игорь «Нас» Насиковский (р. 23.04.57 в Ленинграде), бас, вокал, и Александр Костин, барабаны, представлявшие Институт водного транспорта (ЛИВТ).

Группа базировалась в общежитии I корпуса ЛПИ и была приписана к физмеху. Быстро отрепетировав программу, в которую входила как классика западного рока в интервале от DEEP PURPLE до BEE GEES («Мы брались за все, что могли спеть близко к оригиналу», – признавался позже Бельский), так и отдельные песни отечественных групп, включая ПЕСНЯРОВ и ПОЮЩИХ ГИТАР (они исполняли свою версию «Саласпилса»), СЕНТЯБРЬ начал играть на факультетских вечерах. Иногда их приглашали озвучить танцы в других питерских вузах или школах. Несколько раз группа играла на студенческих свадьбах.

Вскоре после выхода альбома DEEP PURPLE «Stormbringer» (декабрь 1974-го) его заглавная вещь вошла в репертуар СЕНТЯБРЯ и стала одним из главных хитов в его программе. Сравнив вокальные диапазоны ПЕСНЯРОВ и QUEEN, группа уже начала примеряться к некоторым номерам последних. Западные хиты, конечно, хорошо шли на танцах, но для официальных мероприятий, которых в те годы происходило великое множество, надо было иметь несколько иной репертуар, а потому одновременно СЕНТЯБРЬ развивал направление, которое Насиковский позже определил как «патриотическое» (кстати, «Саласпилс» попадал в этот формат). Кроме того, почти сразу в группе начали появляться собственные песни, которые сочиняли Бельский, Насиковский и Локшин.

В начале 1975 года СЕНТЯБРЬ подал заявку на ежегодный фестиваль студенческой самодеятельности Политеха «Весенние Ритмы» и – отчасти благодаря разумно построенной программе, включавшей и фирму, и патриотику – занял на нем I место. Призами для группы стали возможность пользоваться комплектом более качественной аппаратуры и право играть на танцевальных вечерах в летнем оздоровительном лагере ЛПИ на берегу Черного моря в пос. Ново-Михайловка (под Туапсе). Именно там СЕНТЯБРЬ проявил себя в полной мере, снискав симпатии отдыхающих отличным звуком и симпатичным репертуаром, а «Песенка про сапожника» Давида Тухманова и «Mrs. Vanderbildt» Пола Маккартни стали в его исполнении настоящими хитами побережья. Интересно, что на соседней турбазе тем летом играла московская МАШИНА ВРЕМЕНИ…

Музыканты вернулись с южных гастролей настоящими героями, но уже в конце года группа развалилась, когда ее политеховская фракция была приглашена в ЛЕЛЬ, в этот период – одну из самых популярных групп института. Хлучин предложение не принял, Коломиец ограничилась парой репетиций, а Бельский и Локшин влились в ряды ЛЕЛЯ, причем последний как клавишник.

Бельский, правда, пел с группой нерегулярно, а когда она ушла работать на танцах в училище им. Макарова, вообще ушел. В 1980-м он окончил Политех и три года честно отработал по специальности, одно время был президентом музыкального клуба «Интервал» Абрама Юсфина, посещал джаз-клуб «Круг», а потом попал в театральную студию «Синий Мост», увлекся театром и в 1982 году поступил в Театральный институт на курс Г. А. Товстоногова, после чего стал режиссером.

Игорь Насиковский и Саша Костин продолжали учиться в Институте водного транспорта, где вошли в состав группы НЕПТУН, позднее преобразованной в РОК-ИЛЛЮЗИОН, лидером которого и стал Насиковский. Получив диплом, Игорь (который долгое время был директором Объединения им. Свердлова) покинул сцену, но не прекратил сочинять музыку.

В 1996 году, через двадцать лет после того, как СЕНТЯБРЬ распался, его бывшие участники Насиковский и Бельский объединились для записи рок-сюиты «Мой крест»: первый сочинил всю музыку, а второй написал два текста и спел часть вокальных партий. Кроме того, в сюите были использованы стихи Сергея Есенина, Гийома Аполлинера и молодого питерского поэта Александра Карпиени. В записи, которая проходила на четырех разных студиях, включая DDT и «Карнавал» Леонида Рыбкина, также участвовали вокалисты Татьяна и Марина Капуро (ЯБЛОКО) и москвич Геннадий Трофимов («„ЮНОНА“ и „АВОСЬ“»); инструментальные треки записывали Максим Кузнецов (ПРИСУТСТВИЕ), гитара, Олег Дегтярев (экс-РОК-ШТАТ), бас, и Сергей Щураков (VERMICELLI ORCHESTRA), аккордеон. Аранжировками занимался пианист Александр Видякин (экс-ВАРИАНТ), ручки в студии крутил Вадим Рокицкий, а исполнительным продюсером стал Вадим «Десс» Сергеев. Альбом «Мой крест» был выпущен ограниченным тиражом и разошелся главным образом среди знакомых.

Коломиец и Костин ушли из музыки. Хлучин одно время занимался концертной аппаратурой. Локшин, окончив институт, трудился по специальности, чуть было не попал в Чернобыль, работал на Смоленской АЭС, а в 90-х перешел на руководящую должность в Росэнергоатоме и был вынужден переехать в Москву.

Бельский семь с половиной лет работал в драматическом театре Красноярска, но в 2004 году вернулся в Питер, ставит спектакли в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской, а в январе 2007-го решил тряхнуть стариной и присоединился к молодой клубной группе BEER DRINKERS.

СИЛЬВЕР.

Можно сказать, единственная супергруппа в первоначальном понимании этого слова (когда под одним именем собираются музыканты, уже прославившиеся сами по себе), возникшая в Питере в середине 90-х, квартет СИЛЬВЕР – как и полагается супергруппам – просуществовал всего несколько лет и оставил по себе только один альбом, однако его история охватывает без малого два десятилетия.

Основателями группы стали гитарист, певец и автор песен Владимир Ермолин (р. 7.12.54 в Ленинграде), бессменный лидер группы ЗАРОК, известной многим по участию во всех битловских днях рождения и рок-н-ролльных вечеринках, знаток рок-классики и мастер блестящих музыкальных стилизаций, а также музыкант и актер Михаил Боярский (р. 26.12.49 в Ленинграде) – он окончил музыкальную школу при Консерватории и в 1968-м дебютировал в рядах группы ГОРИЗОНТ, откуда в 1969-м был приглашен в состав легендарных КОЧЕВНИКОВ и играл у них на клавишных до тех пор, пока группа не ушла в профессионалы, взяв имя САВОЯРЫ. Позднее он окончил Театральный институт, был приглашен в Театр им. Ленсовета и сыграл множество интересных ролей, а к концу 70-х добился широкой популярности благодаря ряду удачных работ в кино (прежде всего роли д'Артаньяна в многосерийной экранизации «Трех мушкетеров» Юрия Юнгвальд-Хилькевича). Тем не менее с музыкой Боярский не порывал, и хотя его репертуар не выходил за рамки романтичных баллад и бита, именно в его исполнении прозвучали, например, многие хиты талантливого мелодиста Виктора Резникова.

Несмотря на разницу в возрасте, будущие основатели СИЛЬВЕРА были знакомы с младых ногтей, поскольку выросли близ парка Победы в Московском районе, из подростковых клубов которого вышло не одно поколение рок-музыкантов. В конце 1984 года они, объединившись под именем БИТ («Боярский и товарищи»), дебютировали в новогодней программе на питерском ТВ, а на следующий год, уже как ЗАРОК, записали целый альбом своих стилизованных под 60-е песен, но только четыре из них были пять лет спустя выпущены фирмой «Мелодия» на макси-сингле.

Ермолин продолжал гастролировать с хард-рок-группой СТАРТ, его коллеги по ЗАРОКУ работали в ресторанах, а Боярский в начале 1988 года предпринял еще одну попытку вернуться к милой его сердцу эстетике 60-х, представив на сцене «Октябрьского» программу «Золотые сны, или Фантазии на тему „Биттлз“», которая объединила его с джаз-оркестром ДИАПАЗОН.

Минуло десять лет, и весной 1995-го Ермолин с Боярским вернулись к старинной идее современной бит-группы. Компанию им составили не менее заслуженные музыканты. Александр Федоров (р. 28.02.48 в Ленинграде), бас, вокал, вырос на Охте и в 1965 году стал сооснователем ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ, вне всяких сомнений, одной из самых ослепительных звезд Питера эпохи молодежных кафе и поп-фестивалей. В январе 1968-го Федорова пригласили в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, где он пел многие хиты вплоть до конца 70-х. Интересно, что в 1979-м Федоров чуть было не присоединился к Володе Ермолину, который как раз собирал ЗАРОК, но предпочел принять куда более привлекательное предложение Стаса Намина петь в ЦВЕТАХ – он участвовал в записи их пластинки «Гимн Солнцу», хотя позднее вернулся в Питер и работал в ресторанах, а в начале 90-х стал диджеем в кафе «Дружба» на Невском проспекте.

Место за барабанами занял еще один ветеран ПОЮЩИХ ГИТАР, Юрий «Помидор» Соколов (р. 21.10.43 в Ленинграде). Как и многие музыканты его поколения, он начинал во времена джаза, потом переключился на поп-музыку и играл в разнообразных любительских и профессиональных группах (ВИА РОВЕСНИКИ и т. п.), пока в 1970 году руководитель ГИТАР Анатолий Васильев не пригласил их с бас-гитаристом Юрием Иваненко в свою команду. После ПОЮЩИХ ГИТАР они – все так же вместе – играли в ВЕСЕЛЫХ ГОЛОСАХ, а в 1989-м вернулись в рок-н-ролл с группой НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС (которую собрал основатель БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА Николай Корзинин). На рубеже 90-х Иваненко эмигрировал в Израиль, а Соколов продолжал играть где придется.

Поначалу они думали вернуться к названию БИТ, но вскоре Боярскому пришла в голову новая идея: «Когда-то THE BEATLES, став знаменитыми, отбросили приставку SILVER в своем названии – почему бы нам ее не взять?» Так новая группа была окрещена СИЛЬВЕРОМ.

В том же году на студии «Рекорд» (в свое время созданной Резниковым) был записан одноименный с группой альбом, в который вошло двенадцать песен Ермолина, написанных им соло или в соавторстве с текстовиками – сам он при этом укрылся под псевдонимом Нетленский, который использовал в начале 90-х, когда регистрировал авторские права, гастролируя в Западной Европе. Интерес к альбому выказали некоторые московские компании звукозаписи, но предлагать за него деньги никто не спешил.

Впервые публика могла лицезреть новую группу в телепрограмме «Домино» на питерском телевидении (режиссер Клара Фатова), после чего СИЛЬВЕР появился на телеэкране еще в нескольких передачах, однако лишь после того, как они подписали контракт с компанией «Extraphone» (издательским отделением одного из крупнейших столичных промоутеров тех лет, «Райс-ЛИС'С»), группа решилась выйти на сцену.

Дебют СИЛЬВЕРА состоялся 8 ноября 1996 года в концертном зале «Петербургский» у Финляндского вокзала. Занятого в других проектах Соколова за барабанами сменил Аркадий Аладьин (экс-МАРАФОН, ЭВЕРЕСТ, АВГУСТ, ЗАРОК), а чтобы освободить поющего Федорова, на сцене к ним присоединился бас-гитарист Вадим Турек (в конце 80-х он играл в ЗАРОКЕ, но на клавишных). Следующие концерты группы прошли с 15 по 17 ноября в крупнейшем концертном зале Москвы «Россия». Весной 1997 года Аладьина сменил Александр Корбуков. Он тоже участвовал в ЗАРОКЕ, однако потом надолго уехал в США, а как раз в то время вернулся и собирал собственную группу MAD LORI (где играл на гитаре и пел).

В том же 1997-м «Extraphone» наконец выпустил альбом на компакт-дисках и кассетах, в то время как сам СИЛЬВЕР с неожиданной, учитывая персональную занятость его участников, интенсивностью выступал. Ермолин позже подсчитал, что за этот год они дали более тридцати концертов. Выступления продолжались и в 1998 году, хотя августовский дефолт резко снизил уровень культурной активности в стране.

Между тем весной 1997-го были реформированы ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, в состав которых вошли Федоров и Соколов. Поначалу речь шла лишь о серии ностальгических концертов (на одном из них, в казино «Conti», СИЛЬВЕР даже разогревал зал для ветеранов) и, возможно, записи их старого материала, но прием публики оказался настолько теплым, а спрос так велик, что участники ПОЮЩИХ решили воссоединиться на постоянной основе.

СИЛЬВЕР продолжал выступать и даже готовился записать свой второй альбом, но хроническая занятость его участников (и прежде всего Саши Федорова) мало-помалу свела его активность к нулю, а когда весной 2002-го Федоров с семьей эмигрировал в Канаду, на группе пришлось-таки поставить крест.

Ермолин возродил ЗАРОК. Боярского все так же можно видеть на сцене и экране. Соколов одно время параллельно с ПОЮЩИМИ играл в блюзовом трио THE WAY, Аладьин в СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, а Корбуков со своим MAD LORI.

Дискография:

Сильвер (1997).

СИНТЕЗ.

Группу СИНТЕЗ организовал в декабре 1976 года музыкант-любитель и специалист по электронике Александр Супрунов (р. 2.07.53 в Ленинграде). В конце 60-х он впервые услышал на альбомах западных рок-групп звучание тогдашних электронных клавишных инструментов и синтезаторов, после чего буквально заболел идеей создать собственную модель синтезатора. У него всегда были склонности к конструированию и электронике (хотя он как-то признавался, что ни разу в жизни не собрал транзисторного радиоприемника), поэтому в начале 70-х Супрунов устроился в НИИЭФА им. Ефремова в Металлострое, где в свободное время занимался своими изысканиями и играл в местной группе ДЕВИЧЬИ СЛЕЗЫ.

НИИЭФА был организацией режимной, что, кстати, давало отсрочку от армии – факт немаловажный для всех самодеятельных музыкантов, – именно поэтому в 1974-м туда устроился клавишник ЗЕМЛЯН Евгений Мясников. Познакомившись с плодами деятельности изобретателя, осенью 1974 года он пригласил его в группу. Пару лет Супрунов был участником ЗЕМЛЯН, однако в конце 1976-го ушел, чтобы собрать собственную группу, которой придумал говорящее название СИНТЕЗ.

К тому времени Супрунову удалось добиться от НИИЭФА того, что его группа была официально принята на работу, став ансамблем при его Доме ученых, который открылся в декабре 1976 года. Именно там и состоялся дебют СИНТЕЗА, в состав которого вошли: сам Супрунов, синтезатор, Алексей Семериков, акустическая гитара, Геннадий Квочкин, вокал, Анатолий Пономарев, барабаны, и бас-гитарист, имя которого утрачено. Значительную роль в становлении СИНТЕЗА сыграл их звукооператор и техник Валерий Перекалов. Интересно, что Семериков – в отличие от подавляющего большинства рок-гитаристов – играл не на шести, а на семи струнах. Группа выступала на вечерах в Доме ученых и играла на танцах в соседних поселках.

После того как в апреле 1977 года ЗЕМЛЯНЕ решили на время прекратить работу, по приглашению Супрунова их барабанщик Павел Третьяков сменил Пономарева, а в конце весны в СИНТЕЗЕ появился Леонид «Лелик» Эсельсон, саксофон, флейта, вокал, – до этого он играл в ЛИРЕ, НУ, ПОГОДИ! и АКВАРЕЛИ. Позднее в том же году Семериков с Эсельсоном покинули СИНТЕЗ и собрали свой ДИКИЙ МЕД, с которым играли на танцах в Сиверском. Их место занял еще один экс-ЗЕМЛЯНИН Григорий Чистяков, гитара, вокал.

В феврале 1978 года к ним присоединился бас-гитарист ЗЕМЛЯН Андрей Шестаков, получивший к тому времени диплом инженера, а чуть позже и основатель той же группы, певец Евгений Яржин. СИНТЕЗ продолжал музицировать на вечерах и институтских банкетах, а бывшие ЗЕМЛЯНЕ безуспешно пытались вернуть в ряды группы своего бывшего лидера, клавишника Евгения Мясникова, который все так же работал в НИИЭФА, однако Супрунов, видевший лидером только себя, всячески этому препятствовал. Кончилось это, по выражению одного из музыкантов, «бархатной революцией»: в марте 1979-го группа просто поставила администрации института ультиматум – назначить на место художественного руководителя Мясникова. НИИЭФА пошел им навстречу. Женя Мясников вернулся в группу, а обидевшийся Супрунов ушел. После этого СИНТЕЗ вернул себе имя ЗЕМЛЯНЕ.

Супрунов покинул музыку, хотя его со своим синтезатором время от времени привлекали к работе на студиях: в частности, в 1979-м он вместе со студийной группой СОЛНЦЕ участвовал в записи на «Мелодии» песен «Счастливый миг, счастливый час» и «На тихой дудочке» композитора Сергея Баневича. Позднее он занялся ремонтом электронных клавишных – преимущественно старых или редких моделей.

ЗЕМЛЯНЕ в 1981-м сменили имя на АТЛАС, потом ушли в ресторан, хотя изредка выступают как ЗЕМЛЯНЕ на различных ностальгических концертах. Эсельсон после ДИКОГО МЕДА сотрудничал с ЯБЛОКОМ и Юрием Морозовым, долго работал в ресторанах, а в 1998-м участвовал в реставрации НУ, ПОГОДИ!. Судьба других участников группы неизвестна.

СИНЯЯ ПТИЦА.

Во второй половине 60-х в Питере появилось как минимум две (а то и три) никак не связанных между собой группы, носивших одинаковое название СИНЯЯ ПТИЦА. Все они изначально черпали вдохновение в рок-н-ролле и британском бите, а своим именем были обязаны одноименной сказочной пьесе бельгийского драматурга Мориса Метерлинка, неизменно популярной на театральных подмостках всего мира.

Самая первая из СИНИХ ПТИЦ появилась на свет в 1966 году, когда ее основатели, братья Александр Розенталь (р. в 1949 в Ленинграде) и Павел Розенталь (р. 24.07.50 там же), еще учились в школе и с энтузиазмом поглощали любую доступную в то время информацию о западной поп-музыке. Вскоре они начали играть сами – Саша освоил гитару, а Павел бас – и дебютировали на вечере танцев у себя в школе. По ее окончании Александр пошел работать на завод «Северный пресс», а Павел год спустя стал студентом Электротехнического института связи им. Бонч-Бруевича.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СИНЯЯ ПТИЦА.

Фото: архив группы.

«Северный пресс» находился на Малой Охте, располагал неплохим клубом со сценой, залом и кое-какой аппаратурой. Он-то и дал пристанище начинающим музыкантам; более того, директор клуба Вячеслав Марычев взял их под свою опеку и выбил у администрации средства, чтобы купить СИНЕЙ ПТИЦЕ барабаны и электроорган «Юность».

К 1968-му в состав группы входили Александр Розенталь, соло и ритм-гитара, Павел Розенталь, бас, Валерий Флексер, ритм, Вячеслав Голубев, клавишные (та самая «Юность»), и Владимир Суворов, барабаны. Поначалу они исполняли пеструю смесь из классики THE BEATLES, свежих западных хитов (и особенно THE ROLLING STONES), эстрадных шлягеров и комсомольско-патриотического репертуара, которым они «откупались» за репетиционную площадку, выступая на всякого рода официальных мероприятиях. Вскоре, однако, играть чужое им наскучило, и СИНЯЯ ПТИЦА начала пробовать силы в сочинении своих песен – по большей части, в традициях 60-х. Кроме того, группа сделала интересные аранжировки эвергрина «A Taste of Honey» и русской народной песни «Пойдем вдоль улицы».

За пару лет ПТИЦА неплохо сыгралась и начала выбираться за стены своего клуба, выступая на вечерах в различных школах, НИИ и учебных институтах. Нередко работу им подыскивал тот же Марычев. Кроме того, он организовал для СИНЕЙ ПТИЦЫ служебный автобус, на которым музыканты и их аппаратура могли легко перемещаться по всему городу.

Жизнь, однако, не стояла на месте и вносила в их судьбу свои коррективы. В конце 1968-го СИНЮЮ ПТИЦУ покинул уволившийся с завода Флексер. Следом за ним откололся Суворов, а потом и Голубев. Оставшись вдвоем, Розентали в середине следующего года собрали полностью новый состав группы, в который вошли Михаил Баклагин, ритм или соло-гитара, Геннадий Мухин, клавишные, и Геннадий Юринов, барабаны.

На рубеже и в самом начале 70-х группа очень много выступала и интенсивно занималась собственным творчеством. Чтобы повысить свой профессиональный уровень, все участники СИНЕЙ ПТИЦЫ поступили в музыкальное училище при ДК им. Володарского (в пер. Антоненко), где тогда же учился будущий гитарист МАНИИ и РОК-АРТЕЛИ Александр Соколов. До этого времени пели в группе по мере сил и возможностей все участники, но в 1970-м у них появился свободный вокалист Владимир Скорняков.

Как и большинство других питерских групп тех лет, СИНЯЯ ПТИЦА чередовала выступления в городе с работой на танцплощадках в области. Так, лето 1971-го они провели в Тярлеве, а на следующий год нашли хорошую точку приложения сил в поселке Рахья (где до них музицировали UP & DOWN, ЛАДУШКИ и ЛОТОС).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СИНЯЯ ПТИЦА.

Фото: архив группы.

Размеренная жизнь группы продолжалась до 1972 года, когда студенческие годы подошли к концу и надо было определяться с планами на будущее. В том же году Паша Розенталь женился и стал уделять группе все меньше времени. У других участников СИНЕЙ ПТИЦЫ дела обстояли схожим образом. Состав начал меняться от концерта к концерту, появлялись какие-то случайные люди, да и работы стало меньше. Саша Розенталь перешел работать на другой завод, и клуб на Малой Охте пришлось покинуть. В конце концов в 1973-м СИНЯЯ ПТИЦА незаметно распалась.

Почти все участники СИНЕЙ ПТИЦЫ музыку покинули. Александр Розенталь в 1974 году переехал из Питера в Белоруссию и обосновался в городке Волковыск в Гродненской области, где устроился на завод литейного оборудования. Там он не оставил занятий музыкой и даже организовал новую группу, с которой исполнял свои песни и выступал на местных конкурсах самодеятельности. По роду деятельности он был связан с рентгеноскопией, что, видимо, и стало причиной безвременной смерти музыканта в 2001 году. В начале десятилетия ушел из жизни и Вячеслав Марычев – в 90-х он стал депутатом Госдумы от ЛДПР и запомнился своими эксцентричными выходками. Записей СИНЕЙ ПТИЦЫ, судя по всему, не сохранилось.

Что касается другой СИНЕЙ ПТИЦЫ, то под этим именем приблизительно в тот же период могли играть Евгений Драпкин (позднее ВИА РОМАНТИКИ), Сергей Просвирнин (позднее КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ), Александр Златкин (экс-ИСКАТЕЛИ), Сергей Пегов, Александр Пустельников, Олег Кривенко (экс-ЛИРА) и другие музыканты. Возможно также, что указанные выше музыканты принимали участие в разных группах, носивших одно и то же название.

СИТУАЦИЯ.

Единственная на питерской сцене времен Ленинградского Рок-клуба сугубо девичья рок-группа (ГАРПИЯ просуществовала слишком недолго, чтобы о ней стоило упоминать, а КОЛИБРИ появились на излете его истории и к тому же не играли на своих записях), СИТУАЦИЯ исполняла не лишенный изящества хард-рок с элементами панка, нарочито брутальными текстами и агрессивной подачей. Несмотря на скепсис большей части музыкантов-мужчин, СИТУАЦИЯ пользовалась успехом, активно выступала дома и гастролировала по стране, хотя так и не смогла записать свои песни на пленку.

История группы началась летом 1985 года в клубе «Маяк» на Галерной улице, где в то время базировалось ЯБЛОКО. Трудно сказать, сыграло ли какую-то роль это соседство, но именно там начали репетировать вместе Ольга Заблоцкая, гитара, вокал, Наталья Голубева, бас, и Елена Кривенко, барабаны, вокал. За год девушки освоили свои инструменты, совместными усилиями сочинили полтора десятка номеров и взяли звучавшее тогда достаточно провокационно название СИТУАЦИЯ.

К этому времени из «Маяка» девушки перебралась в ДК им. Цюрупы, где их взяли под свое крыло музыканты группы ЭДС. Уже осенью СИТУАЦИЯ начала концертировать, в начале 1987-го вступила в Рок-клуб, а в апреле успешно прошла тарификацию (вместе с ней прослушивались КОРПУС 2, АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ, НАТЕ! и ПОЧТА), получив официальное разрешение давать концерты. Отношения СИТУАЦИИ с ЭДС со временем переросли из деловых в личные: их бас-гитаристка вышла замуж за барабанщика, а барабанщица, наоборот, за соло-гитариста!

Весной 1987-го в группе произошли первые большие изменения: ради семейной жизни СИТУАЦИЮ покинула Наташа Костылева, а Лена Вильчик решила сменить барабаны на гитару. Образовавшиеся вакансии заняли ни в чем до этого не замеченная бас-гитаристка Ирина «Мява» Гокина и уже известная в городе барабанщица Екатерина «Кэт» Козлова – она попала в рок-н-ролл благодаря РОССИЯНАМ и до СИТУАЦИИ выходила на сцену с НЧ/ВЧ и ВРЕМЕНЕМ ЛЮБИТЬ. Она, к слову, принимала участие в первых репетициях будущей СИТУАЦИИ, но в то время присоединиться не захотела.

На пятый фестиваль Рок-клуба СИТУАЦИЮ не взяли, однако ей нашлось место в программе состоявшегося в июле– августе 1987 года фестиваля «Вторая волна», где девушки исполнили, в частности, свой главный хит «Ты радиоактивный» и даже сопроводили свое выступление неким подобием шоу.

В следующем сезоне группа продолжала выступать, набираясь сценического и профессионального опыта, а как-то раз играла перед SCORPIONS. Весной 1988 года Оля Заблоцкая пару раз выступила с группой НЕВЕСТА, которая объединила музыкантов ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК и НАТЕ!. В мае СИТУАЦИЯ закрывала первый этап очередного фестиваля Рок-клуба, а в июне вместе с РОК-ШТАТОМ открыла второй, проходивший на Зимнем стадионе. Тем же летом группа представляла питерский рок на фестивале в Таллине и провела двенадцатидневное турне по городам Казахстана в пестрой компании рок-музыкантов (московский НЮАНС) и фонограммной эстрады (Илья Словесник, ЛАСКОВЫЙ МАЙ, Марью Ляник, МИРАЖ с Натальей Ветлицкой и т. п.).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СИТУАЦИЯ.

Фото: О. Зотов.

В октябре группу неожиданно покинула Ольга Заблоцкая (Лайне), которая тут же организовала ЭКС-МИССИЮ, отличавшуюся от СИТУАЦИИ разве что набором инструментов. Оставшись втроем, СИТУАЦИЯ, вокалисткой которой стала Лена Вильчик, удачно выступила на престижном фестивале «Мисс Рок СССР» в Киеве (ноябрь 1988-го), где Гокину назвали лучшей бас-гитаристкой. За ним последовало несколько концертов в Питере, однако единственным серьезным событием в жизни группы на следующий год стало ее участие в I рок-фестивале журнала «Аврора» в сентябре.

После этого активность группы плавно пошла на спад, и она распалась в мае 1990-го, когда Лена Вильчик присоединилась к мужу в рядах ФРОНТА. Кэт ушла в ЭКС-МИССИЮ, а позднее играла с Юрием Морозовым, WINE, ОЛЕ ЛУКОЙЕ, BELINOV BLUES BAND и т. д. Мява, которая еще на Зимнем стадионе познакомилась с Андреем «Свиньей» Пановым и вместе с ним принимала участие в первых шагах группы ДУШ-Ы, осенью 1989-го стала участницей АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ и играла с ними вплоть до своей смерти в начале 90-х.

Записи группы хранятся в архиве Лены Вильчик.

С.К.А.

См. СОЮЗ КОММЕРЧЕСКОГО АВАНГАРДА.

СКАЗЫ ЛЕСА.

Группа с причудливой историей и драматической судьбой СКАЗЫ ЛЕСА прошла долгим и непредсказуемым путем – от оголтелого хулиганского панка, через хардкор, психоделию с налетом шаманизма и ирландский фолк, прежде чем из этих разнородных компонентов сложился ее собственный, весьма своеобразный стиль. Она неоднократно меняла название и гораздо реже состав, хотя так или иначе сегодня в рядах группы остается только один из ее основателей, аккордеонист, певец и автор песен Андрей «Фига» Кондратьев.

Истоки истории СКАЗОВ ЛЕСА – в группе ХУЛИГАНЫ, которая появилась на свет в начале зимы 1991 года, хотя Фига, по собственному признанию, дебютировал в 1988-м в возрасте пятнадцати лет в школьной группе, исполняя рок-н-роллы и металл. До этого он, к слову, окончил музыкальную школу по классу ф-но. Певцом и автором песен в ХУЛИГАНАХ был его старый приятель, Игорь «Гарри» Коршунов, на басу играл Антон «Отто» Козлов, а барабанил Павел «Египет» Власов. Ориентируясь на THE SEX PISTOLS и другие британские панк-группы второй половины 70-х, они играли громкие и быстрые трехаккордные песни с нарочито резкими текстами, нашли пристанище в только что созданном клубе «TaMtAm» и вместе с другими молодыми группами, не принимавшими идеологию героев Рок-клуба (НОЖ ДЛЯ FRAU MULLER, THE ПАУКИ, ПУПСЫ, БИРОЦЕФАЛЫ, THE ОБА и т. д.), определили дух нового поколения в питерском роке.

ХУЛИГАНЫ записали один альбом и дали десятка полтора концертов, а осенью 1992-го переименовались в БАРАБАСЫ, музыка которых была жестче и сложнее – в диапазоне от хардкора до своего рода гитарного техно. Павел Власов ушел и собрал собственную группу EGYPT GOLDEN LIONS (ЗОЛОТЫЕ ЕГИПЕТСКИЕ ЛЬВЫ), с которой тоже выступал на тамтамовской сцене, а его место занял школьный знакомый Фиги Александр Погорелов.

Спустя несколько программ и еще один (ныне утерянный) альбом распались и БАРАБАСЫ, а Фига, Гарри и Отто устроили в клубе на католическое Рождество (25 декабря 1993 года) акустический концерт, на котором играли финские польки и ирландский фолк в стиле популярных THE POGUES. Это подтолкнуло эволюцию группы в новом направлении: Фига по самоучителю освоил аккордеон, и они, придумав название TURMPOLUSIURA (ввиду своей непроизносимости оно вскоре сократилось до T.P.S.), начали осваиваться в мире североевропейского и кельтского фольклора, сочиняли новые песни и вновь оказались на переднем крае музыкального процесса – фолк-бум начался в Питере только пару лет спустя.

К сожалению, прогресс группы существенно затормозило то, что в середине 90-х почти все ее участники не избежали серьезных проблем с наркотиками и алкоголем. Место Погорелова занял Алексей «Микшер» Калинин, потом смена произошла в обратном направлении; Отто ушел, чтобы окончить образование, и к середине 1994-го группа развалилась. Фига трудился сторожем и от нечего делать сочинял разные затейливые риффы; Коршунов периодически приезжал к нему, и они вдвоем играли какие-то шаманские психоделические импровизации, из чего постепенно выросла концепция новой группы.

Вскоре к ним присоединились флейтист T.P.S. Юрий Сухоруков, Погорелов и перкуссионистка EGYPT GOLDEN LIONS Катя Федорова, а чуть позже участники еще одной тамтамовской легенды ХИМЕРА, Эдуард «Рэдт» Старков (он играл на детских гуслях) и Павел Лабутин (виолончель). Они назвались NORD FOLKS и вернулись в «TaMtAm», где организовали нашумевший концерт с факелами. Но и эта версия группы (ввиду известных причин) не просуществовала долго.

Тем не менее в 1995 году они собрались снова: чтобы играть в ирландском баре «Shamrock». Для этого программа была скорректирована в сторону тамошнего колорита. Вернувшийся в строй (теперь уже как скрипач) Отто перевел часть старых текстов группы на английский, а потом начал сочинять их сам. Гарри выступать с ними не мог, и петь пришлось самому Фиге. Федорова тоже ушла, а спустя некоторое время объявилась в С.К.А. Контрабасистом – после серии проходных фигур – стал Василий Ломагин; вместе с ним появился игравший на банджо Антон Ивкин из сайкобилли-группы ITCHINGS.

«Shamrock» удерживал группу вместе в течение года, а когда в конце 1996-го все снова рухнуло, Кондратьев и Коршунов создали СКАЗЫ ЛЕСА. «Мы с Гарри все тщательно обдумали: долго шли всякие переговоры, предлагались разные задумки, – вспоминал Фига процесс рождения группы летом 2001-го. – В итоге в один прекрасный момент мне в голову пришла фраза СКАЗЫ ЛЕСА и это было прекрасно». В состав группы вошли Кондратьев, Коршунов, Погорелов, Катя Федорова, а также Паша Лабутин и Рэдт Старков (на этот раз как гитарист) из ХИМЕРЫ, чья точка в Институте киноаппаратуры на улице Бакунина стала местом репетиций и для СКАЗОВ.

Первый состав группы просуществовал до февраля 1997-го, когда Эдик Старков в состоянии депрессии покончил с собой. Погорелов ушел играть рокабилли в клубе «Money Honey» с THE BARRACUDAS, и Федорова сменила перкуссию на ударную установку. Новыми участниками группы стали гитарист Александр «Шурец» Молчанов (который играл панк-рок еще в середине 80-х в компании со Славой Книзелем из НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ), уже распустивший своих EGYPT GOLDEN LIONS Павел Власов (он играл на большом барабане с тарелкой – что заменяло им перкуссию) и его младший брат Сергей Власов, бас. У Молчанова на Ржевке, рядом со станцией, был свой дом. Там жили какие-то художники, но нашлось место и СКАЗАМ ЛЕСА. Прямо перед домом музыканты построили из шпал сцену, где и выступили в первый раз. Тогда же Фига начал играть на гитаре с еще одной старой тамтамовской группой КЕ ХЕ ФА СО.

СКАЗЫ ЛЕСА играли фолк-панк на русском языке, причем как старые песни в новых аранжировках, так и совершенно новый материал – Египет писал интересные тексты, а Фига музыку. Они много выступали по клубам, летом были приглашены на фестиваль «Кук-Арт», где играли с тувинской звездой Саинхо Намчылак и т. д. В феврале в Молодежном театре состоялся фестиваль «Другая музыка». Выступление СКАЗОВ ЛЕСА удалось зафиксировать для истории – эта запись стала их первым альбомом.

6 марта 1998 года СКАЗЫ ЛЕСА сыграли в «Полигоне» концерт памяти Рэдта; той же ночью они выступили в клубе «Fishfabrique», а всего через день группу постигло новое несчастье: отмечая 8 Марта в какой-то случайной компании, Игорь Коршунов получил удар ножом и на следующий день умер в больнице. С его смертью группа распалась, а ее участники разошлись в разные стороны, и только осенью Ломагин подговорил Фигу восстановить NORD FOLKS. Они полтора года играли в клубах и ирландских барах, но вторая часть истории NORD FOLKS неожиданно завершилась в январе 2000-го, когда сердечный приступ унес жизнь самого Ломагина.

Через месяц СКАЗЫ ЛЕСА сыграли в «Молоке» акустический концерт его памяти составом: Фига, Павел Власов, Катя Федорова и Борис «Гуря» Афанасьев (бывший барабанщик EGYPT GOLDEN LIONS). Прошла весна, а на лето Кондратьев, Власов и Афанасьев отправились в археологическую экспедицию в Казахстан – копать древние могилы в местности Айна-Булак (Зеркальный Ключ). Здоровый образ жизни и местные красоты подвигли их на творчество, и у музыкантов сложилась новая программа из двенадцати песен, которая получила название «Зеркальный ключ». Вернувшись в Питер, они отрепетировали этот материал и осенью 2000 года снова собрали СКАЗЫ ЛЕСА.

Поначалу в группу входили Фига, братья Власовы, Борис Афанасьев (большой барабан) и Катя Федорова, однако с течением времени состав СКАЗОВ ЛЕСА продолжал меняться, что совершенно не мешало им регулярно выступать как в клубах, так и на различных фестивалях, в числе которых «Наводнение» (16 мая 2002 года они играли на его открытии в «Red Club», а осенью участвовали в «Фолк-наводнении»), в следующем апреле отметились на S.K.I.F.-7, а весной 2005-го были приглашены на S.K.I.F.-9. Некоторое время со СКАЗАМИ выступал известный перкуссионист Павел Литвинов (АУКЦЫОН). Изредка группа выезжала на гастроли; так, в июле 2005-го она играла на фолк-фестивале в Сортавале.

К этому времени уже сложился новый состав СКАЗОВ ЛЕСА: Андрей Фига, Павел Власов, Дмитрий Шихардин (экс-WELLADAY, NORD FOLKS, ДОБРАНОЧЬ), скрипка, Сергей Кирьянов, гитара, а также преподаватель средневековой музыки Владимир Молодцов (экс-LATERNA MAGICA и т. д.), ирландская волынка, флейты, Роман Тентлер, обычно играющий на контрабасе у исполнителя романсов Олега Погудина, и перкуссионист Петр «Ягуар» Сергеев, другой ветеран питерской фолк-сцены, который в разное время сотрудничал с WILLY WINKKY, RЕЕ1RОАDЪ, LATERNA MAGICA и ДОБРАНОЧЬЮ.

Долгое время СКАЗАМ ЛЕСА не удавалось зафиксировать свое творчество для истории и слушателей (концертный альбом «Битва с нечистой силой» (1998) был единственным документом времени), однако в конце 2004-го вышла их новая работа «Елта-Ку», а осенью 2005 года появился третий альбом «Онебо».

Дискография:

Битва с нечистой силой (1998); Елта-Ку (2004); Онебо (2005).

SCANG.

SCANG – один из самых переменчивых и в то же время наиболее стабильных игроков на поле альтернативной музыкальной культуры Питера. Несмотря на декларированный в его названии скандал, в насыщенной событиями биографии группы скандалы случались довольно редко – скорее этот образ «отражает перманентное состояние хаотичности и целостности одновременно», как было сказано в одной из автобиографий группы.

Группа SCANG была создана в Санкт-Петербурге в 1995 году. Собственно, первым выбором названия было слово SKUNK, но когда выяснилось, что так называют себя несколько разных групп в разных странах мира, его без особых проблем трансформировали так, чтобы не вызывать посторонних ассоциаций. В первый состав группы вошли: Алексей Веселов, вокал, Александр Петров, гитара, Оник Вартанов, бас, и Денис Воронин, барабаны. В том же году они записали свой дебютный англоязычный альбом «Sociology». Тогда SCANG склонялся к металлу в его наиболее радикальных формах, death и doom. В конце того же года Веселов покинул группу, а позднее создал свой индустриальный проект ИТАИТА.

Под впечатлением от знакомства с творчеством SICK OF IT ALL, BIOHAZARD и т. п. музыка SCANG начала мутировать в сторону хардкора. Весной 1996-го на место Веселова пришли сразу два новых вокалиста, Евгений «Джей» Назаров и Андрей «Нильс» Григорьев из распавшейся к тому времени культовой клубной группы SKY HOG (ранее NUMB PARAMOUR). В этом составе был сразу же записан второй альбом «Dark Side»; как бэк-вокалист в работе участвовал еще один бывший музыкант SKY HOG Данила «Danny Boy» Смирнов. Единственной песней на русском в репертуаре SCANG того периода была «Остановись»; позднее она была включена в сборник «Учитесь плавать. Урок третий» («FeeLee», 1998) – собственно, именно благодаря этому номеру летом 1997 года группу в первый раз пригласили с концертами в Москву. Официально альбом «Dark Side» так и не был издан, но разлетелся по Питеру с большой скоростью и даже заслужил высокие оценки на страницах журнала «Fuzz» и других музыкальных изданий страны.

В 1997-м Женя Назаров, который вместе с Данилой Смирновым параллельно играл в КИРПИЧАХ, окончательно покинул SCANG. Группа тем не менее продолжала работу над новым материалом, а чтобы сделать свое звучание более плотным и тяжелым, решила привлечь в свои ряды еще одного гитариста. Им оказался Иван Людевиг, который внес в музыку SCANG много свежих идей. В конце 1997 года при его участии на студии «Awesome Records» (ныне «Нева») был записан макси-сингл «Не оставляй меня», выпущенный под лэйблом «Караван Рекордс». Помимо второй гитары на этой записи звучал скрэтч в исполнении DJ Tonik. Этот сингл стал первой работой SCANG, спетой по-русски. «Мрачные риффы и предельная откровенность в лирике», – так сами музыканты определили свою тогдашнюю художественную концепцию, хотя налицо была и другая тенденция: музыка SCANG стала более мелодичной.

В начале 1998-го Ваня Людевиг ушел из группы по личным мотивам (позднее он играл в СТЕРОИДЕ 50666 и КИРПИЧАХ). На его место был временно приглашен гитарист АЯКСА Алексей Ерохин, а в марте 1998-го в постоянный состав влился Николай Евдокимов, гитарист и основатель группы BUTTWEIZER. В обновленном составе в 1999 году SCANG записал на студии «Добролет» свой новый альбом «Сам себе враг». Хотя номинально в дискографии группы он был третьим, по сути дела его можно считать первой серьезной, выстроенной в концептуальном отношении и зрелой работой SCANG.

Осенью 1999-го по причине творческих разногласий группу покинул бас-гитарист Оник Вартанов (позже КИРПИЧИ, СТЕРОИД 50666), но в том же ноябре на его место был приглашен хороший друг группы, Владимир «Kraft» Кравченко, в недавнем прошлом участник ряда молодых групп второго эшелона. Он идеально подошел SCANG как по качеству игры, так и в чисто человеческом отношении. Группа сразу же начала активно гастролировать, представляя свой новый альбом в Питере и за его пределами.

Альбом «Сам себе враг» был выпущен сначала на кассетах (небольшим лэйблом «Manimal Productions»), а в феврале 2000-го переиздан на компакт-дисках фирмой «Фоно» – помимо основного материала диск включал три ремикса и видеоклип на песню «Здесь нет», который шел как на региональных телеканалах, так и на российском MTV. Презентация диска состоялась 22 апреля в клубе «Спартак». В музыкальных журналах обеих столиц появились посвященные SCANG обширные материалы.

В 2000–2001 годах группа много гастролировала, принимала участие в фестивалях «Зона бомбардировки-2» (2000, Москва), «Город без наркотиков» (2000, СПб), «Дети кукурузы» (2000, Москва), «Pantera Party» (2000, Москва), «Праздник МК» (2000, Москва), «Street Fest» (2000, СПб), «Учитесь плавать: Питерское вторжение» (2001, Москва), «Дети кукурузы-2» (2001, Москва), «Учитесь плавать. Урок пятый» (2001, СПб), «Зарубилово-2» (2001, Москва) и т. д. с такими известными группами как TEQUILAJAZZZ, КИРПИЧИ, TRACKTOR BOWLING, BUTTWEISER, ДАЙ ПИСТОЛЕТ! и многими другими.

Помимо того в 2000 году группа учредила собственный «Scang Fest», в задачи которого входила помощь и поддержка всех жанрово и идеологически близких групп страны, ближнего и дальнего зарубежья. Первый «Scang Fest» прошел 25 ноября 2000 года в Большом зале питерского клуба «Спартак» и был приурочен к пятой годовщине со дня основания группы. Участие в фестивале приняло тринадцать групп, в т. ч. МАРРАДЕРЫ, TOMATO BOYS, VEGETATIVE, 5 УГЛОВ, СТЕРОИД 50666 и даже гости из Сан-Франциско FLUSH. По мотивам фестиваля фирма «Фоно» выпустила одноименный сборник.

В то же время внутри SCANG назревала серьезная проблема: вокалист и лицо группы Нильс попал в зависимость от тяжелых наркотиков и практически не мог выступать на сцене. Весной 2001-го он покинул группу, которая на целый год оказалась выведена из игры. Разумеется, остальные музыканты не теряли времени даром: они продолжали репетировать, в 2001-м открыли собственный лэйбл «Kraft Music», отсняли обширный материал для своего будущего фильма и пытались решить кадровую проблему.

Выход был найден в начале 2002 года. Сразу же были намечены концерты в Минске, Питере и Москве, но – то ли боясь сглаза, то ли ради пущего эффекта – SCANG держал имя нового вокалиста в секрете до первого выступления. Когда оно все же состоялось, оказалось, что это певец PROTOZOA Игорь Мамонов. Его приход изменил как сценическую презентацию SCANG, так и музыкальный язык группы.

22 марта SCANG триумфально вернулся к публике в Минске, 13 апреля провел второй «Scang Fest» (участники: СТЕРОИД 50666, VEGETATIVE, SPERMADONARZ, TY COBB, ЛИНИЯ (Москва), 2 мая засвидетельствовал свое почтение столице и, таким образом, окончательно восстановил работоспособность. Следующей осенью группа начала собирать материал к новому альбому. Первым синглом с него стала песня «Над Невой», записанная осенью 2002-го. Она сразу же попала в эфир многих радиостанций, способствовала приглашению SCANG на фестиваль «Наводнение», посвященный 300-летию Петербурга, и вошла в одноименный сборник.

При участии Мамонова к весне 2003-го группа записала свой четвертый альбом «Шум в голове», оперативно изданный «Кап-Кан Рекордз». В поддержку альбома SCANG отыграл не один десяток концертов в разных городах страны, а также участвовал в ряде крупных фестивалей, включая «Окна Открой!» (июнь 2003). На песню «Холодный труп нашей любви» известный режиссер Ян Кравцов снял довольно любопытный анимационный клип.

Осенью SCANG продолжал рекламировать новый альбом в рамках своего «Сфинкс тура 2003», который завершил «Scang Fest III», состоявшийся 1 ноября 2003 года в питерском клубе «Старый Дом». В качестве хэдлайнеров фестиваля выступил сам SCANG, а также известные группы ANIMAL ДЖАZ, TRACKTOR BOWLING и новый, но сразу же прогремевший проект STRESS. Помимо того гостями «Scang Fest III» стали три группы из Беларуси.

Помимо собственных концертов и фестивалей музыканты SCANG в этот период были вовлечены в деятельность электронно-этнического проекта DUBSINTHE, который организовал еще в 1998 году одаренный музыкант Юрий «Atomfear» Иванов.

Весной 2004-го музыканты SCANG вместе с Вадимом Ефимовым (Т.Т.ТВИСТ, СТИЛЬ, DJ Халала) и Андреем Сафоновым (ГЕНЕРАТОР П.Э.) затеяли клуб «Livepark», который открылся 1 апреля в особнячке около Петропавловской крепости. К сожалению, у других арендаторов появление беспокойных соседей не вызвало энтузиазма, и к концу лета клуб пришлось закрыть, хотя его идея жива до сих пор.

Осенью дискографию SCANG пополнили сразу две позиции: DVD «Акустика Медео» (октябрь) и альбом «Remixes» (ноябрь). Последний представлял собой весьма разноплановый по стилю сборник ремиксов от различных электронных проектов.

После четвертого «Scang Fest» (декабрь 2004-го, клуб «Порт») группа приняла неожиданное решение о поисках нового вокалиста. Причинами этого послужили разнообразные творческие разногласия между Игорем Мамоновым и остальными музыкантами; к тому же, если в начале 2002-го PROTOZOA и сами находились в состоянии полураспада, то за прошедшее с тех пор время группа вернулась в рабочую форму, а совмещать интенсивную концертную практику в двух столь разных ипостасях было несколько затруднительно даже деятельному Игорю.

Новым, четвертым по счету, певцом группы стал дотоле особо не известный Сергей Орлов. В феврале 2005 года началась работа над новым материалом, что, в известном смысле слова, стало системой: каждый вокалист иллюстрирует не только определенный этап творческого развития музыкантов, но и настроение грядущей программы. По мнению ветеранов SCANG, Сергей привнес в музыку группы интонации гранджа и атмосферу легкого декаданса.

В конце апреля звукорежиссер Андрей Алякринский (студия «Добролет») начал запись следующего альбома группы. Тогда же, чтобы еще больше подчеркнуть значение произошедших внутри нее перемен, музыканты SCANG решили вернуться к первоначальному названию SKUNK – торжественная церемония переименования группы состоялась 1 мая 2005 года на концерте в клубе «Порт». «Это не говорит о возвращении группы к своим корням, – подчеркивалось в изданном в связи с этим пресс-релизе, – на данный момент со времени основания группы состав изменился практически полностью, что и стало основной причиной для смены названия».

Летом SKUNK отправились в турне по Европе. Оно открылось 3 июня концертом в клубе «Пятница», после чего группа убыла в Финляндию, Германию и далее в Швецию. 6 августа SKUNK также представлял Питер на альтернативной сцене поп-фестиваля «Нашествие» (что стало возможным благодаря участию в нем Юрия Шевчука и группы DDT, которые всегда поддерживали молодой питерский рок-н-ролл). Помимо SKUNK в городке Эммаус, куда переехало «Нашествие» в последнюю пару лет, выступили и другие клиенты «Кап-Кан Рекордз»: JANE AIR, [AMATORY], а также PROTOZOA и т. д.

10 сентября 2005 года «Кап-Кан» выпустил очередной макси-сингл SKUNK «E2-E2» (в него вошли несколько песен из будущего альбом, концертные треки, а также видеоклип на соответствующую песню и home-video с европейского тура). 20 сентября SKUNK приняли участие в официальном «Korn Afterparty» (посвященном выступлению в Питере легендарных КОЯN) в клубе «Red».

Карьера группы неожиданно завершилась в середине 2006 года, когда занятые своей основной работой (Кравченко, в частности, трудился в компании «Кап-Кан») музыканты приняли решение разойтись в разные стороны и фактически покинули сцену. Бывший певец SCANG Андрей Григорьев в настоящее время живет в Сакраменто (США) и с музыкой тоже не связан.

Дискография:

Sociology (1995); Dark Side (1996); Не оставляй меня (EP, 1998); Сам себе враг (1999); Шум в голове (2004); E2-E4 (EP, 2005); Дурное влияние (2006).

СКОМОРОХИ.

Питерские СКОМОРОХИ (любопытно, что они взяли это название практически одновременно со своими московскими тезками, естественно, ничего не зная друг о друге) принадлежали к первому поколению бит-групп, зародившемуся в середине 60-х в коммуналках и проходных дворах центра, неподалеку от Невского проспекта; они прилично играли, думали о своем имидже и быстро превратили увлечение в профессию, хотя в итоге в рок-н-ролле никто из них не остался.

СКОМОРОХИ собрались вместе примерно в октябре 1966 года в «красном уголке» ЖЭКа на улице Пушкинской (напротив нынешнего Фонда свободной культуры), и вся жизнь будущих участников группы протекала в кварталах между Загородным проспектом и Лиговкой, где плотность информации о западной культуре была намного выше, чем в остальных районах города.

Основателем и лидером группы стал Рафаил Рывкин. Он учился в музыкальном училище им. Римского-Корсакова (при Консерватории) по классу скрипки, к тому же играл на гитаре и неплохо пел. Вокруг него объединились Василий Соловьев, соло-гитара, вокал, Александр Фонарев, ритм-гитара, вокал, и некто Стас, бывший джазовый барабанщик (он был заметно старше остальных), фамилии которого история не сохранила. Он играл на установке без большого барабана, что делало звучание группы довольно специфическим. Название СКОМОРОХИ предложил семнадцатилетний Вася Соловьев, и оно как-то сразу прижилось.

После нескольких случайных выступлений в подростковых клубах и соседних школах СКОМОРОХОВ заметил Дмитрий Карпович, уже известный к тому времени импресарио, устраивавший группы играть в клубах Ленинградской области. С его подачи СКОМОРОХИ уволили своего барабанщика, на место которого был взят Олег Тетерев (тоже взрослый – ему в то время было лет двадцать семь или двадцать восемь), которому в Москве за большие деньги купили полную барабанную установку. Укрепив свой арсенал, в марте 1967 года СКОМОРОХИ устроились на свою первую настоящую работу, в клуб поселка Юкки, выгнав оттуда оркестр, который до этого играл там раз в неделю. Если на их первое выступление пришло – по воспоминаниям самих музыкантов – человек двадцать, то уже через месяц в клуб набивалось до пятисот зрителей! Многие специально приезжали туда из города, рискуя вернуться домой в синяках (у пригородных подростков была тогда – да и много позже – немотивированная ненависть к «городским»).

Осенью 1967-го СКОМОРОХИ переехали из Юкков во Всеволожск, где с перерывами отыграли три сезона (до 1970-го). Помимо того по паре месяцев (как правило, весной или летом) группа играла в Саблине (на пару с ЛИРОЙ), Кавголове и совхозе «Бугры». В январе 1968 года она – вместе с другими звездами питерской поп-сцены – участвовала в конкурсе групп в кафе «Ровесник».

Весной 1968-го в их рядах появился клавишник Виктор Шеферсон. В то же самое время СКОМОРОХИ обзавелись собственной униформой: темные брюки и броские красно-черные вельветовые пиджаки, которые им сшил брат гитариста, Борис Соловьев.

Если начинали СКОМОРОХИ почти исключительно с THE BEATLES, то ко второму сезону их репертуар стал заметно разнообразнее, включая тяжелые номера из альбомов THE ROLLING STONES, вокальное многоголосие THE HOLLIES, а также неизбежные на танцах эстрадно-дворовые хиты вроде «Колоколов» ЛИРЫ, «Виновата ли я», «Телефона» Полада Бюль-Бюль Оглы, хотя кроме этого они исполняли в своей аранжировке и «Журавлей» Булата Окуджавы.

Весной 1968 года Соловьева, которому уже исполнилось восемнадцать, забрали в армию, но к СКОМОРОХАМ присоединился певец Анатолий Старостин; он был их записным поклонником и ходил на все выступления. Поначалу ему доверили бубен и участие в бэк-вокале, но очень скоро Толик распелся и добавил в репертуар СКОМОРОХОВ довольно сложные номера Тома Джонса и Хампердинка, а также солировал в песнях THE HOLLIES и LOS BRAVOS. Еще одним новобранцем стал брат Рафаила, Анатолий Рывкин: он регулярно подменял за барабанами Тетерева, который работал шофером и иногда подолгу отсутствовал в городе. В начале 1970 года его пригласили в КОЧЕВНИКИ, но он продолжал сотрудничать со СКОМОРОХАМИ и позднее.

С осени 1969-го помимо работы на танцах СКОМОРОХИ начали давать и сольные концерты: они выступали в ДК «Выборгский», а после Нового, 1970, года (при посредничестве Карповича) регулярно выезжали в Нарву, где с комфортом жили в гостинице, получали неплохие командировочные и играли молодежные балы по три дня подряд (пятница, суббота, воскресенье) с семи вечера до двух часов ночи!

В 1970-м они расстались с Карповичем (который одновременно со СКОМОРОХАМИ занимался делами ЛИРЫ, ФАВОРИТОВ и, наверное, десятков других групп) и стали устраивать себе концерты сами. Весной 1970 года группа ушла из Всеволожска и начала искать новое место работы. Как раз тогда одна из их поклонниц записала СКОМОРОХОВ на магнитофон и дала послушать своей матери, которая занимала какой-то ответственный пост в ресторане гостиницы «Астория», в результате чего музыканты были приглашены туда на лето.

В «Астории» тогда работал оркестр Чиаурели, но летом все оркестранты разъезжались в отпуска, и СКОМОРОХОВ взяли на их место. К тому времени с группой распрощался Шеферсон, которого настигла повестка из военкомата; за клавишные взялся Дмитрий Голосов, который вместе с Рывкиным осваивал в музучилище скрипку. На барабанах поочередно играли Тетерев и Толик Рывкин. Разумеется, в ресторане СКОМОРОХИ звучали гораздо тише, нежели в клубах, да и репертуар им пришлось изрядно подкорректировать: разучить эстраду, цыганщину и прочий кабацкий ассортимент, но публика принимала их весьма горячо, и по окончании летних каникул администрация предложила группе остаться.

Осенью СКОМОРОХИ играли в «Астории» поочередно с «паросиловым» (как они его называли) оркестром Чиаурели, но их энтузиазм начал убывать. Кабак потихоньку затягивал; к тому же еще оставшихся на гражданке музыкантов продолжала доставать армия: в ноябре повестку получил Толик Рывкин. Они решили уйти из «Астории», но Старостин предпочел остаться в ресторане, и после полугода редких репетиций весной 1971 года СКОМОРОХИ распались.

Рафаил Рывкин по окончании музучилища играл на скрипке в Малом оперном театре. Анатолий Рывкин в середине 70-х барабанил в САВОЯРАХ. Старостин из «Астории» ушел в «Чайку», а потом затерялся в ресторанной карусели. Тетерев играл с обломками САДКО и в ресторанах, но потом тоже пропал из виду. Остальные СКОМОРОХИ нашли себя в иных сферах: Фонарев, окончив книготорговое училище, позднее возглавлял «Дом книги»; Шеферсон работал парикмахером; Соловьев занимался наукой.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ.

Одна из наиболее популярных и, безусловно, самая успешная металлическая группа питерского рока, СКОРАЯ ПОМОЩЬ, много гастролировала по стране и в Европе, записала несколько крепких альбомов, большая часть которых вышла на виниле и компакт-дисках, а многие из ее участников активно работают в музыке и поныне.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ была организована в 1980 году. В ее первоначальный состав вошли Александр Сечкин, клавишные и гитара, Валерий Рощин, гитара, Александр Федоров, бас, и Андрей Ткаченко, барабаны. Они полулегально базировались в клубе при литейном цехе Станкостроительного объединения им. Свердлова. Пропусков на это режимное предприятие у музыкантов не было, поэтому для того, чтобы попасть к себе на репетицию, им всякий раз приходилось лазать через забор! Название группы родилось практически сразу: даже на самых ранних ее фотографиях можно различить логотип «03».

Группа представляла самодеятельность литейного цеха на различных заводских мероприятиях, что давало ей возможность спокойно репетировать и пробовать силы в сочинении собственных песен. К 1981 году СКОРАЯ ПОМОЩЬ стала официальным ВИА объединения и переехала в его центральный клуб на Арсенальной набережной.

Отрабатывать за это концертами группе пришлось куда больше, но это имело и свои плюсы, ибо позволило приобрести опыт выступлений и даже получать за это деньги, которые, как было принято у большинства групп, целиком уходили на покупку аппаратуры. Параллельно с утвержденной программой СКОРАЯ ПОМОЩЬ осторожно обкатывала свои произведения. К этому моменту ее состав несколько изменился: место Рощина занял гитарист Александр Базунов, а к микрофону встал Георгий «Гога» Авакян. Стилистически музыка группы в этот период тяготела к тяжелому арт-року в манере популярных RUSH.

К концу 1982-го в клубе поменялось руководство. Новый директор молодежные ансамбли не любил, зато очень любил сдавать свои помещения в аренду – как следствие, СКОРАЯ ПОМОЩЬ лишилась репетиционной базы и трех пятых состава, поскольку ее покинули Ткаченко (ушел в ФОРМУЛУ А), Базунов (позже вместе с Ткаченко в БЕСПОЛЕЗНЫХ СОВЕТАХ) и Авакян (пропал из виду).

Тем не менее в начале 1983 года Федоров и Сечкин собрали новый состав. Место гитариста занял Валерий Петров, который учился с Федоровым в одной группе джазового училища в пер. Гривцова, а на пост барабанщика был зачислен Владимир Ладынин, имевший неплохую ударную установку под «Ludwig». В этой форме СКОРАЯ ПОМОЩЬ в домашних условиях сделала свою первую демозапись песен «Замученный Змей» и «Голова моя – темный фонарь» (на стихи Сергея Есенина). Условия работы определили характер звучания: дома записывать можно было главным образом акустические инструменты – из электрических были только гитара и пианино, пропущенное через приставку «fuzz»! Вместо ударных использовались специально подобранные рюмки и стаканы. Вокальные партии по их просьбе напел Игорь Семенов, который после распада ПУЛЬСА репетировал с ФОРМУЛОЙ А и искал музыкантов для будущего РОК-ШТАТА.

Весной 1983 года из армии вернулся Алексей «Краб» Поляков, до этого игравший в одной группе с Валерой Петровым. Он-то и стал новым певцом СКОРОЙ ПОМОЩИ, переписав материал, зафиксированный на пленке еще с Семеновым. Составом: Поляков, Петров, Федоров, Сечкин, Ладынин они наконец завершили свой одноименный дебютный магнитоальбом. Запись была сделана популярным тогда методом многократного наложения с помощью двух магнитофонов «Астра-209». Вскоре после завершения работы Саша Сечкин получил повестку и отправился в армию, а Ладынин пропал из виду.

Некоторое время Поляков, Петров и Федоров репетировали, регулярно меняя барабанщиков, в числе которых промелькнули и Борис Шавейников из ПУЛЬСА и РОК-ШТАТА, и Владимир Езерский, запомнившийся тем, что занимался по классической барабанной школе, и игравший все и со всеми многостаночник Игорь Черидник. К этому моменту СКОРАЯ ПОМОЩЬ нашла новое пристанище в клубе бумажной фабрики № 1 им. Горького на Уральской улице, куда группу любезно пригласил директор клуба А. Сахаров, который и позже оказывал ей всяческое содействие.

К 1985 году стиль группы сместился от арт-рока в сторону тяжелого рок-н-ролла а ля AC/DC, а ее популярность начала неуклонно расти. СКОРАЯ ПОМОЩЬ даже устроила в клубе серию шумных концертов, на одном из которых музыканты выступали в париках! Весной 1986-го они вступили в Рок-клуб и, поскольку на тот момент у СКОРОЙ ПОМОЩИ опять не оказалось барабанщика, ей помогал Черидник, уже приглашенный в ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ и АУКЦИОН. Позже Игорь играл с группой еще пару раз – пока не нашелся устроивший ее Алексей Осокин.

В середине 1986 года в СКОРУЮ ПОМОЩЬ был приглашен второй гитарист, Александр Борисов – чтобы по моде тех лет играть в две гитары, как JUDAS PRIEST или UFO. Его чем-то не устраивала техника Осокина и, по настоянию Борисова, за барабанами появился Александр Рагазанов (экс-НОКАУТ, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ и т. п.). Это, в свою очередь, не понравилось Петрову, который ушел и вместе с Осокиным организовал СЕЙФ, поэтому на дебютном концерте в Рок-клубе 21 ноября 1986 года вместе с ЭДС и НОКАУТОМ группа выступала вчетвером. В декабре та же компания плюс ИЗОЛЯТОР устроила металлический шабаш в клубе поселка Юкки. Петров вскоре вернулся, но стабильности в группе так и не было.

В следующем марте они приняли участие в телевизионном конкурсе молодых дарований, который состоялся во Дворце Молодежи, и собрал на одной сцене пестрый букет исполнителей – от доморощенной эстрады до металла, новой волны и панк-рока; именно там, кстати, широкая аудитория могла впервые лицезреть DDT и НОМ. СКОРАЯ ПОМОЩЬ тоже удостоилась звания лауреатов, но никаких дивидендов ей оно не принесло.

С весны 1987-го СКОРАЯ ПОМОЩЬ начала активно играть по всему городу, в т. ч. во Дворце Молодежи. Борисов в апреле ушел к ФРОНТАМ, а вслед за ним был уволен и Рагазанов, который тут же всплыл в КОЛЛОКВИУМЕ. Лето со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ отыграл старый знакомый Шавейников, но в сентябре Игорь Семенов позвал его в очередную версию РОК-ШТАТА, и стул барабанщика в который раз освободился.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СКОРАЯ ПОМОЩЬ.

Фото: архив А. Федорова.

Проблему удалось решить лишь в ноябре, когда Саша Федоров познакомился с бывшим директором НОКАУТА Олегом Ахмеровым, который после распада группы оказался без работы. В то время он и бывший барабанщик НОКАУТА Евгений Павлов (экс-ТЕЛЕ У, РОССИЯНЕ, БАРОККО) сотрудничали с группой М.А.Т., но в душе предпочитали фолк-року настоящий металл. СКОРАЯ ПОМОЩЬ дала обоим прекрасный шанс проявить свои таланты. Наконец, в том же декабре к ним присоединился экс-гитарист ЛЕГИОНА Сергей Титов, и внутренний баланс был найден. «Я просто не мог в это поверить, – вспоминает Титов, – потому что сам когда-то снимал с петель двери фабричного клуба, чтобы прорваться на концерт СКОРОЙ ПОМОЩИ!».

Дебют нового состава состоялся в середине января на Мемориале РОССИЯН в ДК железнодорожников, где также выступали НОЛЬ, ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, СЕЗОН ДОЖДЕЙ, ДИКТАТУРА и т. д. В мае СКОРАЯ ПОМОЩЬ отправилась на первые серьезные гастроли в Свердловск, где дала два концерта вместе с местным металлическим КРАСНЫМ КРЕСТОМ. С этого момента группа начала интенсивно разъезжать по всей стране.

27 августа СКОРАЯ ПОМОЩЬ выступила в крупнейшем зале Петербурга, СКК, где ее снимала телекомпания из Гонконга HK-TVB Colour, зафиксировавшая на пленке ее тогдашние хиты: программную «Шире шаг», а также «Взять живым», «Шаг на эшафот» и «Мой сосед». По итогам года в молодежной газете «Смена» группа была пятой в десятке лучших тяжелых групп страны.

В начале 1989 года во Дворце пионеров она записала свой дебютный альбом «Шире шаг», однако сочла его качество не вполне удовлетворительным и особенно не распространяла. В апреле из группы неожиданно ушел Саша Федоров: после неудачной попытки собрать новую группу с Осокиным и пригоршни репетиций с КОРОЛЕВСКОЙ ОХОТОЙ он присоединился к СОБАКЕ ЦЕ ЦЕ, а в 1992 году организовал AL.EX. Его место занял дотоле не особо известный Игорь Григорьев (экс-ПЛЮС).

На волне охватившего страну металлического бума группа продолжала много ездить; так, 1–2 сентября 1989 года она в составе тяжелого питерского десанта (СКОРАЯ ПОМОЩЬ, ФРОНТ, ПАУТИНА и СОБАКА ЦЕ ЦЕ) высадилась на фестивале «Рок-Форум» в Гродно. Как-то раз во Дворце Молодежи они играли с двумя финскими группами. Сделанная там запись оказалась настолько качественной, что позднее была использована для съемок передачи «Музыкальный Ринг»!

В конце 1989 года в I студии Дома радио звукорежиссер Михаил Киянов записал второй (и более профессиональный) альбом группы «Своими руками», часть партий баса на котором записал Федоров. На следующий год фирма «Мелодия» издала три песни из альбома на сингле.

Рубеж 90-х оказался для тяжелой сцены (да и всего русского рока вообще) началом затяжного кризиса: многие группы распались или впали в анабиоз. СКОРУЮ ПОМОЩЬ спасло то, что в том же 1989-м на них вышли представители западногерманского концертного агентства «Liveact», которые вывезли ее на рок-фестиваль в Гамбург, а потом организовали короткое турне по Баварии. Это сильно изменило жизнь группы.

В ноябре 1990-го, когда СКОРАЯ ПОМОЩЬ готовилась записывать на «Мелодии» свой очередной альбом «Hellraiser» (несмотря на английское название, все песни в нем были на русском), о своем уходе объявил Женя Павлов, который решил переселиться в Германию, но по инициативе Григорьева на запись был приглашен оказавшийся в Питере проездом интересный джазовый барабанщик Андрей Шулепов, который, совершенно не зная материала, сумел ухватить суть звучания группы. Правда, конечным результатом музыканты все равно остались недовольны: работавший с ними Виктор Динов специализировался на классике и эстрадных оркестрах, следствием чего стал плоский звук и узкая частотная полоса. Тем не менее вскоре альбом вышел под маркой компании «RDM».

Место за барабанами занял многоопытный Александр Жаров (экс-ОПЕРАТИВНОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО, ИЗОЛЯТОР, КРИЗИС). Поскольку музыкальный рынок в стране в эти годы стремительно сокращался, СКОРАЯ ПОМОЩЬ приняла решение перенести максимум своей активности за рубеж и продолжала окучивать клубы Германии. В августе 1991-го, после того как загулявший Поляков пропустил знаменитый концерт «Рок против танков» на Дворцовой площади, певец был уволен, а его место занял Валерий Андреев (экс-АРС, СЕЙФ, ОРДЕН, ЦЕХ).

В июне 1992 года со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ расстался Игорь Григорьев; в том же году он собрал свой OPERTRACK, в котором пел Поляков. Дипломатичный Титов по мере возможности сотрудничал с обеими группами. В том же году был записан, а в ноябре вышел четвертый альбом СКОРОЙ ПОМОЩИ «Reanimator». На бас-гитаре в это время играл Александр Шестов (экс-СЛЕД, КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА).

В марте 1993-го группа в очередной раз выехала в Германию, где дала девять концертов; все лето музыканты бездельничали, а в октябре вновь двинулись на Запад. На этот раз турне было более обширным (четырнадцать концертов) и включало выступление на фестивале «Monsters of Bock» в Мюнстере вместе с OIL OF OZ, SKULLS, NO MERCY, PHANTOMS OF FUTURE, EXTERIOR и пр. Местные газеты крайне доброжелательно сравнивали СКОРУЮ ПОМОЩЬ с JUDAS PRIEST и KISS.

По возвращении группа начала готовить следующую программу, но тут в ее судьбу вмешался злой рок: Валера Петров оказался в сетях секты мормонов и покинул группу. Остальные музыканты просто разошлись в разные стороны.

Тем не менее весной 1994 года ветераны СКОРОЙ ПОМОЩИ Поляков и Титов взялись возродить группу. Новую ритм-секцию составили Владимир Сустретов, бас, и Алексей Денисов, барабаны, вокал. Спустя некоторое время к ним вернулся и Петров, но новая вера значительно повлияла на его мировоззрение: какие-то песни он не хотел играть, в других требовал изменить слова. Группа начала записывать новый альбом на студии Андрея Тропилло на Большом проспекте, но эта работа так и осталась незаконченной. В части номеров на барабанах (поверх партий Денисова) сыграл Алексей Патраков из OPERTRACK, а гитарные партии вместо нетрудоспособного Петрова блестяще исполнил Руслан Исаков из MOBY DICK.

К концу 1994 года СКОРАЯ ПОМОЩЬ снова развалилась. OPERTRACK, который записал изданный на CD в Екатеринбурге альбом «Девки, водка, рок-н-ролл» (1994), просуществовал несколько дольше. К слову, под тем же лэйблом был издан и диск «Скорая Помощь», составленный из материала двух предыдущих альбомов СКОРОЙ ПОМОЩИ.

Покинув музыку, Поляков устроился в скорняжное ателье. Федоров работал в турбизнесе. Титов трудится в «Водоканале» (где играет в местной группе). Во второй половине 90-х и даже позже они с Патраковым записали на студии «М» серию пародийно-шуточных альбомов под экстравагантными названиями (КЛАВА INTERNATIONAL, S.P.ICE БОЙС, ПАРНИ С ПЕРЦАМИ). Кроме того, в начале 2004 года Титов стал участником ВЫХОДА. Павлов вернулся в музыку с ROCK'N'ROLL CITY и THAT ZEPPELIN. Жаров играл кавера в JACK DANIELS и христианский рок с ДРУЖКАМИ. Андреев работает в ювелирной фирме. Сустретов и Денисов позднее собрали любопытную группу СТРЕСС. Шестов принимал участие в возрождении АВГУСТА.

Весной 2000-го Поляков прослушивался в хард-рок-группу ЯБЛОЧНЫЙ СПАС, но в конечном счете решил, что это не его стиль. Через пару лет СКОРАЯ ПОМОЩЬ собралась составом Федоров, Титов, Поляков и Павлов, чтобы разогревать АРИЮ на концерте, устроенном Игорем Черномором, однако московские герои металла не вовремя распались, и они, отрепетировав программу, так и не добрались до сцены, хотя планируют отметить двадцатилетие своей деятельности серией концертов и переизданием на компакт-дисках своих записей – как вышедших, так и остающихся в архивах группы. Первый шаг к этому был сделан осенью 2006 года, когда СКОРАЯ ПОМОЩЬ снова вышла на сцену и начала готовить к переизданию альбом «Hellraiser».

Дискография:

Скорая Помощь (1983); Шире шаг (1989); Своими руками (1989); Скорая Помощь (EP, 1990); Hellraiser (1991); Reanimator (1992); Скорая Помощь (1994).

SCARY B.O.O.M.

Возникнув на первой волне массового (хотя и недолгого) интереса публики к музыке рокабилли и сайко, питерская группа SCARY B.O.O.M. стала одной из тех, кому не только удалось добиться заметного успеха в избранном стиле, но и существенно раздвинуть его весьма узкие поначалу рамки, без всякого преувеличения, создав собственный узнаваемый почерк и освободив сайко от налета маргинальности.

Основатель и бессменный лидер SCARY B.O.O.M., Кирилл Ермичев (р. 22.06.74 в Ленинграде) заинтересовался музыкой еще в школьные годы и, прежде чем нашел свое музыкальное призвание, перебрал все актуальные стили и жанры, пока не собрал безымянную группу, игравшую панк или пост-панк с русскими текстами не без оглядки на доминировавшую в те годы манеру Ленинградского Рок-клуба. В ее состав вошли сам Кирилл, гитара, вокал, его одноклассник Антон Трифонов, бас, и школьный приятель Тимофей Шпаде, барабаны.

Году в 1989 Кириллу в руки попалась кассета «Psycho Attack», сборник различных сайкобилли-групп, вследствие чего его взгляды на музыку резко изменились, и группа, придумавшая к тому времени название BA(N)D PAIN, круто свернула курс в сторону сайко. Трифонов ушел, Шпаде купил и начал спешно осваивать контрабас, а место за ударными занял еще один школьный приятель Андрей Дукин, который стартовал в группе СТОП-КРАН, игравшей, естественно, пост-панк.

В марте 1990-го на студии Ulitsy Records, принадлежавшей лидеру группы УЛИЦЫ Радику Чикунову, BA(N)D PAIN зафиксировали на пленке первые плоды своего труда. Трехпесенная демо-лента получила название «37 и 4». В этот период (позднее Ермичев определит его как «внутриутробный») группа интенсивно репетировала, однако показываться на публике до времени не решалась и музицировала на квартирах друзей или на свежем воздухе – а чаще всего на крыльце своей школы.

К осени 1992 года троица нашла себе более стильное название THE DYNAMITES, под которым в октябре – опять у Радика в Купчине – записала вторую демоленту «Crocodile Hunting» (на этот раз девять песен, часть из которых позднее вошла в репертуар SCARY B.O.O.M.). По стилю эти песни представляли собой вполне осмысленное скоростное сайко и даже по сегодняшним меркам звучат достаточно убедительно.

Не успев прижиться, имя THE DYNAMITES отпало: оказалось, так уже назвала себя какая-то западная группа, и в один прекрасный вечер, ожидая Ермичева, Шпаде и Дукин с помощью вокалиста RAZEFIT, у которого под рукой оказался англо-русский словарь, откуда он случайным образом извлекал всевозможные непонятные слова, придумали затейливое и странное «Scary Band Of Original Music» («Жуткий Оркестр Оригинальной Музыки»), которое вскоре сократилось до нынешнего SCARY B.O.O.M.

Настоящим же днем рождения SCARY B.O.O.M. считают 9 декабря 1992 года – дату своего первого концерта. Он состоялся в «Hard Rock Cafe» (или просто клуб «Рига»), располагавшемся на втором этаже типового торгового центра на юго-западе. Директором клуба был менеджер известной в то время металлической группы SMIRNOFF Леша Жуков, а компанию SCARY B.O.O.M. составили RAZEFIT. (И уж если быть точным, то и современную расшифровку слова «B.O.O.M.» группа придумала непосредственно перед этим концертом, прямо на ступенях станции метро «Автово».).

К сожалению, вскоре после успешного дебюта группу постигла трагедия: при невыясненных обстоятельствах погиб контрабасист Тимофей Шпаде. «Скорая» ночью подобрала его на улице и отвезла в больницу, где он, так и не придя в сознание, умер. Матери о местонахождении его тела сообщили анонимным звонком. Наркотиков в крови обнаружено не было. Судя по всему, причиной смерти стал какой-то яд.

Тяжело пережив потерю, SCARY B.O.O.M. тем не менее были полны решимости продолжать. Новым контрабасистом в начале 1993-го стал Александр «Гарри» Волков из распавшихся незадолго до этого единомышленников RAZEFIT.

К этому времени в Питере образовалась небольшая, но сплоченная компания музыкантов, игравших сайкобилли или близкую к нему музыку, что привело их к мысли провести I Сайко-фестиваль. Он состоялся в феврале 1993 года под названием «1st Psycho Rumble» в клубе «Indie» (организованном под эгидой группы АВИА) и собрал на одной сцене SCARY B.O.O.M., ATTRACKARS, VERTS, ITCHINGS и SPITFIRE. Несмотря на успех самого мероприятия, не обошлось и без эксцессов: какие-то психи (psycho?), выражая тем свое восхищение, бросили из зала бутылку и серьезно разбили (billy?) Ермичеву голову. Это событие, по его словам, стало «крушением иллюзий по поводу культурного уровня публики», однако не отвратило от музыки.

Весной 1993-го Гарри Волкова (позднее в SUSPENCE и GXF) сменил Павел Галкин из недолго просуществовавшей сайко-группы EYEBALLS. Именно на этом этапе окончательно оформился стиль группы: это сайкобилли с примесями самых разных жанров – от гаража до панка и от мэйнстрима до техно – но в общем, ближе к новаторам BATMOBILE, нежели к ортодоксам THE METEORS. Первой работой в новом стиле, который получил название scarybilly (скэри-билли), стала песня «I Like Screaming». В 1994-м на эту песню было снято сразу два клипа: один (реж. Рустам Керимов и сам Ермичев) на видеостудии Института культуры, другой на питерском телевидении.

С возникновением в Питере сети клубов («TaMtAm», «Indie», «Wild Side», «Гора») SCARY B.O.O.M. начали активно осваивать новые площадки. В марте 1994-го они – вместе с УЛИЦАМИ и ПЕТЛЕЙ НЕСТЕРОВА – участвовали в открытии нового «10 Club» («Десятки»), а весной 1995-го получили первую независимую премию «Grip Your Cactus» (учрежденную «Тен-Клубом» в лице их старого знакомого Радика Чикунова и рядом других активистов питерского клубного движения) в номинации «Лучшая Билли Группа». В том же году SCARY B.O.O.M. записали на «Форум-Юнистудии» трехпесенную демокассету «Misanthrope».

Следующий год прошел в концертах, принес группе второй «Кактус» и нового барабанщика: Дукина сменил Игорь Беленко, немного позже добавивший в свой послужной список группу МОЕ МЕТРО. Помимо того в клубе «Wild Side» были записаны девять песен, составивших демо-ленту «Untitled», а на кассете «The Best Of Polygon Club» (1996) была впервые издана «I Like Screaming». На следующий год во вторую кассету из той же серии была включена песня SCARY B.O.O.M. «Don't U Believe Me Now».

Весной 1997 года Кирилл Ермичев решил-таки увековечить для истории зарождение питерского сайкобилли, для чего собрал часть участников сайко-фестиваля и организовал видеосъемку на одном из городских пустырей. Помимо того на кассетах небольшим тиражом был выпущен сборник «Psychoburg: Aboriginals», который включал архивные записи пионеров жанра, в т. ч. три номера самих SCARY B.O.O.M. В 1998 коллекцию дополнил видеосборник «Psychoburg: Picnic On The Roadside», в котором присутствовали три их видеоклипа.

Вместе с тем к 1998-му SCARY B.O.O.M. явно исчерпали первоначальный багаж идей, да и само движение сайко фактически выдохлось: многие музыканты предпочли играть кавера в клубах ресторанного профиля или просто покинули музыку, а почти все рок-клубы второго поколения закрылись. Это послужило для SCARY B.O.O.M. сигналом к тому, чтобы перейти на новую ступень. Они резко сократили число концертов и начали готовить программу «Пища Богов», песни в которой уже были не только на английском, но и на русском, что для отечественного сайко было весьма смелой новацией.

В 1999-м, когда из группы по личным причинам ушел Галкин, его место опять занял Гарри Волков. В этом составе группа приступила к финальному этапу: записи. Альбом «Пища Богов» был записан на питерской «Мелодии» (ПСГ). В роли звукорежиссера выступил Александр Докшин (в разное время работавший с АКВАРИУМОМ, DDT, DЕАDУШКАМИ и т. д.). Помимо костяка группы в записи были задействованы трубач Андрей Коган (ДВА САМОЛЕТА), валторнист Даниил Латышев, а также струнная секция и группа бэк-вокалистов.

В мае 2000 года «Пища Богов» была, наконец, официально выпущена Manchester Files на кассетах и компакт-дисках. К каждому из последних непременно прилагалась зубочистка – так сказать, чтобы пища не застревала в зубах. Как ни странно, сразу же после записи весь текущий состав SCARY B.O.O.M. был уволен, и на презентации альбома 21 июля 2000 года в клубе «Пороховая Бочка» с Ермичевым играли вышеупомянутый Андрей Коган, контрабасист и сооснователь ATTRACKARS Александр Логинов и барабанщик Руслан Моисеев.

В том же году культовый сайко-лэйбл Revel Yell переиздал «Пищу Богов» в Японии, а также включил два их номера в один из своих сборников.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

SCARY B.O.O.M.

Фото: архив группы.

Весной 2001-го SCARY B.O.O.M. сняли клип на свою песню «Зимняя колыбельная». Автором идеи, монтажером и оператором выступил петербургский клипмейкер Рамиль «Ramires» Бикмухаметов. Некоторое время клип можно было видеть на телеканале NBN. Следующей видеоработой группы стал клип на песню «Сердце глубин».

В то же время продолжались проблемы с составом: в марте за пьянство был уволен Логинов. Некоторое время группа искала нового контрабасиста по объявлениям на своем сайте, открывшемся той же весной, однако в мае, на I этапе фестиваля «Окна Открой!», проходившем в клубе «Полигоне», SCARY B.O.O.M. появились в составе образца 1993 года: Ермичев, Галкин, Дукин.

В октябре 2001-го свет увидел второй альбом SCARY B.O.O.M., выполненный по рецепту популярных некогда литературно-музыкальных композиций: питерский литератор Илья Стогоff зачитывал фрагменты из своего авантюрного романа «Мачо не плачут», а SCARY B.O.O.M. иллюстрировали их своими песнями – как уже известными, так и сравнительно новыми. В числе последних было и их вольное переложение хита THE ROLLING STONES «Get Off Of My Cloud». Презентация альбома, изданного молодой компанией «Кап-Кан Рекордз», состоялась 18 декабря в кафе «Король Плющ».

12 апреля 2002 года SCARY B.O.O.M. предстали в клубе «Red» в новом составе: на барабанах играл Андрей Максимов, а бас-гитару взял в руки Максим Ларин из интересной, но недооцененной группы СНЕЖКИ. Они снова начали колесить по клубам, а на лето наметили тур по Финляндии (в итоге сорвавшийся по организационным причинам).

Осенью Максимова за барабанами сменил ветеран клубной сцены Питера Сергей Андреев (THE DOLPHINS, ОРАНГО-ТАНГО, ПАНГЕЯ, YELLOW PILLOW и т. п.). В новом составе группа с энтузиазмом взялась за новую программу, фрагменты которой были представлены слушателям 11 января 2003 года в клубе «Молоко» и вызвали горячее одобрение публики. В части песен состав группы усилил кларнетист Артем Кожинов. Разогревала SCARY B.O.O.M. молодая, но довольно интересная группа ЧТО ЕЩЕ из областного райцентра Мга.

Осенью 2003-го экс-барабанщик УЛИЦ Сергей Русанов записал на студии «Сигнал» материал нового альбома SCARY B.O.O.M. «Danke, Auf Wiedersehen!», который в феврале следующего года был издан звукозаписывающей компанией «Pure & Proud» из французского городка Виши, причем не только на компакт-дисках, но и на виниле. В записи участвовали музыканты разных составов: Андреев, Ларин, Кожинов, Коган, Галкин, Дукин. Другой неожиданностью стало то, что впервые их изданный на Западе альбом включал номера на русском языке, а заглавная песня, в которой причудливо сочеталась эстетика джаза 20-х и брутальные хардкоровые риффы, звучала на английском и французском языках. Оформление альбома, как всегда созданное Ермичевым и Дукиным (который в настоящее время работает дизайнером), было выдержано в духе киноплакатов Александра Родченко – видного советского художника начала ХХ века.

21 января 2005 года в питерском клубе «Арктика» SCARY B.O.O.M. провели свою вечеринку «День Независимости», звездой которой стала известная финская группа сайко-блюза CIRCUS KNUCKLEBONE, а визуальный ряд дополнили клип на песню Ермичева «Первый в космосе», культовая кинолента американского короля трэш-кинематографа Эда Вуда и т. п. В мае в клубе «Порт» вечеринка была повторена, но на этот раз к SCARY B.O.O.M. и CIRCUS KNUCKLEBONE присоединилась еще одна группа из Финляндии STRINGSBEANS. Специально к концерту «Кап-Кан» издал компиляцию из пятнадцати песен всех трех групп.

Помимо того в апреле SCARY B.O.O.M. выступили в клубе «Старый Дом» на ежегодном фестивале «Кинорок» – одно из призовых мест в конкурсе занял их клип «Сердце Глубин». В октябре свет увидела реставрированная архивная запись группы, сделанная в 1992 году под вывеской THE DYNAMITES.

Приложением к декабрьскому номеру журнала «Rockmusic.ru» за 2005-й вышел очередной макси-сингл SCARY B.O.O.M., в который вошли три новых песни из готовящегося к изданию альбома «Love-Cola», а также клип на песню «Первый в космосе».

Что же касается бывших участников SCARY B.O.O.M., то Павел Галкин ныне работает прорабом, Игорь Беленко играет в ПОЛЮСАХ, а остальные музыканты рассеялись вокруг и около клубной сцены.

Дискография:

Misanthrope (EP, 1995); Untitled (1996); Пища Богов (2000); Пища Богов (Япония, 2000); Куала-Лумпур (2001); Danke, Auf Wiedersehen! (2004); 1992 (2005): Love-Cola (2006).

BA(N)D PAIN:

37 и 4 (EP, 1990).

THE DYNAMITES:

Crocodile Hunting (1992).

СЛАВЯНИН.

Во второй половине 70-х певец, музыкант и автор песен Сергей Сидорин, взявший сценический псевдоним Славянин, был заметной фигурой на рок-сцене Питера и активным пропагандистом художественных идиом русского рока, хотя в исторической перспективе его творчество почти не повлияло на музыку следующих десятилетий.

Сергей Сидорин родился в 1954 году в Ташкенте и приехал в Питер в 1971-м, чтобы поступить в Кораблестроительный институт. Пару лет спустя, когда Сидорин поближе познакомился с культурной жизнью питерского студенчества, он стал директором студенческого клуба Корабелки и в этом качестве проводил в стенах института вечера, на которых играли АРГОНАВТЫ, МАНИЯ, Q 69, МАГИ и другие звезды тех лет.

Со временем от слушания музыки Сергей перешел к ее исполнению, собрав в стенах института безымянную группу, которая исполняла исключительно чужие песни – в основном советские эстрадные хиты, далекие от канонов рока: Сидорин считал, что в России надо петь по-русски, а подходящего материала вокруг себя не наблюдал. Году в 1974-м он начал сочинять песни сам: сначала это были романтические безделушки в стиле ВИА, вполне советские по духу, так что весной 1976-го Юрий Семенов, бас-гитарист, певец и художественный руководитель ЛИРЫ, перешедшей из андерграунда на эстраду и пытавшейся там сохранить свое лицо и творческий подход, взял в репертуар ВИА несколько песен Сидорина, хотя ни одна из них так и не попала на пластинки ансамбля. Семенов даже приглашал Сергея в штат ЛИРЫ, однако хроникер и собиратель питерского рока Гена Зайцев отговорил его от этого шага.

В январе 1977 года Сергей Сидорин взял сценическое имя Славянин, под которым изредка выступал с гитарой на сэйшенах. К этому времени оформился и его творческий подход: Славянин не без оснований считал, что будущее русского рока – за синтезом хард-рока и блюза с фольклорными традициями. В том же году он начал искать возможности электрифицировать свою программу и тем самым воплотить свои идеи в жизнь.

Он общался с Юрием Морозовым, который отчасти разделял его воззрения на музыку; некоторое время сотрудничал с группой ГАРМОНИЯ из Колпина, потом пытался репетировать с ОРНАМЕНТОМ, а зимой 1977/78 года месяца три выступал на танцах в Лаголове в составе ЧТО ДЕЛАТЬ?. Через музыкантов ЧТО ДЕЛАТЬ? Сергей познакомился с репетировавшей вместе с ними группой Q 69, которая пыталась в очередной раз вернуться на сцену после длительной паузы. В конце концов Славянин сдружился с семейной ритм-секцией Q 69, братьями Сергеем и Славой Шамаевыми, а также их одноклассниками Валерой Гаджиевым, выполнявшим в Q 69 функции звукооператора, и Александром Жаровым, который заведовал светом, и предложил им помочь в реализации его планов. Отсюда в октябре 1978-го на свет и родилась группа ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ (позднее просто ТЕХ. ПОМОЩЬ).

На протяжении следующих полутора лет они репетировали в ДК им. Вермишева в Стрельне песни Славянина, а на танцах там же играли главным образом фирменный хард-рок. В мае 1980-го состав ТЕХ. ПОМОЩИ усилил молодой гитарист Григорий Сологуб (экс-БРИГ). В то же время Славянин выступал на страницах возрожденного журнала «Рокси» со статьями, посвященными проблемам текстов и русского рока вообще, но продемонстрировать справедливость своих идей на практике ему так и не удалось: в 1980-м союз с ТЕХ. ПОМОЩЬЮ распался.

С открытием в марте 1981 года Ленинградского Рок-клуба Славянин вступил в его ряды как автор-исполнитель, пытался сотрудничать с Владимиром Ермолиным (ЗАРОК) и Валерой Морозовым (ПАРК, КРОМЕ, ГОЛУБОЙ ВЗРЫВ, ПЛЮС и т. д.), но вскоре был принужден вернуться в Ташкент и покинул музыку.

Второе и куда более короткое появление Сергея Сидорина на питерской сцене состоялось в декабре 1990 года. На волне массового интереса к русскому року, поднятому перестройкой, он вернулся в музыку и начал гастролировать по стране. Осенью 1990-го, выступая в Рязани, Славянин познакомился с питерской группой СПОКОЙНОЙ НОЧИ и вместе с ней спустя почти десять лет вернулся в Питер, где чуть ли не автоматически попал на Рождественский рок-фестиваль журнала «Аврора», устроители которого много слышали о нем, но абсолютно не были знакомы с его творчеством (по иронии случая он занял в программе место самих СПОКОЙНЫХ НОЧЕЙ).

Увы, то, что на рубеже 80-х, возможно, звучало революционно, десятилетие спустя оказалось жутким анахронизмом, и, исполнив две песни, Славянин был принужден покинуть фестивальную сцену, после чего снова исчез – похоже, навсегда. Никаких документальных свидетельств его творчества в анналах питерского рока, судя по всему, не осталось, хотя какие-то записи Славянина до сих пор бережно хранит Гена Зайцев.

СЛОВЯНЕ.

Среди ведущих питерских рок-групп первой половины 70-х СЛОВЯНЕ (именно так, через «о») занимали особое место: обладая достаточно высоким уровнем профессионализма и имея в своих рядах минимум трех одаренных авторов песен, в своей лучшей форме они, безусловно, могли соперничать с любой из звезд высшей лиги, включая легендарный САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, лидер которого Владимир Рекшан так отозвался о СЛОВЯНАХ в своей историко-биографический повести «Кайф»: «Они сами сочиняли музыку, и хорошо сочиняли – просто им не хватало сумасшедшей ярости, присущей ПЕТЕРБУРГУ, и концертной удачи».

Хотя СЛОВЯНЕ появились на свет в сентябре 1970 года из пепла другой питерской группы, ВИКИНГИ, их коллективная биография ведет отсчет с 1967-го. Один из основателей группы, барабанщик Николай Корзинин (р. 18.12.51 в Ленинграде), заинтересовался музыкой еще подростком и дебютировал на сцене, играя в школьной группе THE RED SCARFS, состоявшей из ребят-девятиклассников, в то время как сам он был в восьмом. Им покровительствовала безымянная группа из ДК им. Володарского, которая позволяла школьникам пользоваться своим аппаратом и инструментами. Отыграв вместе почти год, THE RED SCARFS распались.

В сентябре 1968-го, уже перейдя в десятый класс, Корзинин познакомился с гитаристом Николаем Зайцевым, который, в свою очередь, познакомил его со своими приятелями, Сашами Елисеевым и Тараненко. Оба только что поступили на первый курс физико-механического факультета Ленинградского политеха и искали музыкантов для своей будущей группы. В результате этого знакомства осенью 1968-го на свет появилась группа ВИКИНГИ: Николай Зайцев, соло-гитара, Александр Елисеев, ритм, Александр Тараненко (р. 16.08.51 в Ленинграде), бас, и Николай Корзинин, барабаны.

Первой проблемой, которую им пришлось решать, была нехватка инструментов (Корзинин, например, поначалу играл щеточками на пионерском барабане) и отсутствие микрофонов – впрочем, петь первое время никто не решался, – так что начинали ВИКИНГИ с инструменталов из репертуара THE SHADOWS, ПОЮЩИХ ГИТАР и THE VENTURES. Дебютировав в ноябре 1968 года на школьном вечере где-то в Автово, к следующей весне ВИКИНГИ переехали в клуб ЛПИ и вскоре начали играть на танцах в «шестерке» (одном из общежитий Политеха).

После летних каникул 1969-го ВИКИНГИ предстали перед своей публикой в новой форме: в их составе появились вокалист Андрей Яблонский, еще один студент Политеха, и клавишник Юрий Белов (р. 05.07.52 в Ленинграде), учившийся в Педагогическом институте (где у него была своя группа ЛУДДИТЫ), фанатично влюбленный в битловскую музыку и сочинявший песни на английском. «Уверен, что лучше него THE BEATLES под ф-но не играл никто в городе!» – утверждал позднее Корзинин.

Поскольку у ВИКИНГОВ не было общей alma mater, репетировать им, как правило, было негде. Какое-то время базой для них служила трехкомнатная квартира Саши Тараненко (его отец был капитаном первого ранга и подолгу отсутствовал дома) на Варшавской, 124. Технически подкованный, Тараненко сам собрал огромные колонки по типу «Beag» со встроенными усилителями, на которых и шли репетиции, что вызывало тихую ненависть у всех соседей по дому.

31 декабря 1969 года они выступили на новогоднем вечере в более престижной по институтским меркам «десятке» (где жили главным образом иностранные студенты); следующие полгода провели, играя по общежитиям, а после того как осенью все студенты вернулись из стройотрядов, Тараненко и Корзинин, которые вовсю сочиняли собственные песни, решили полностью отказаться от кавер-версий, английского языка, старого названия, а заодно и певца.

Именно тогда Зайцев, Елисеев, Тараненко и Корзинин взяли имя СЛОВЯНЕ: не столько в честь народов, населяющих Восточную Европу, сколько от понятия «слово», так как именно поэтическому слову собирались уделять максимум внимания. Белов от случая к случаю продолжал играть с новыми приятелями.

Поначалу они, как и прежде, играли на танцах, однако уже в мае 1971-го, на праздничном вечере в Политехе, представили слушателям дебютную программу «Семь песен о любви» (три из которых сочинил Корзинин, а другие четыре Тараненко). Довольно простодушные, однако мелодически свежие и, главное, искренние песни встретили у молодых слушателей горячий прием, и о СЛОВЯНАХ (правда, почти сразу переименовав их в СЛАВЯН) заговорили по всему Питеру.

Тем не менее уже летом в рядах группы начались перестановки. Первой ее покинул Саша Елисеев, место которого в июне 1971 года занял студент Мухинского училища Евгений Останин (р. 14.07.51 в Ленинграде), гитарист, певец и вдобавок способный художник. «Он был классным человеком: хипповый, яркий, как будто с обложки „Sgt Pepper“ или „Magical Mystery Tour“. Немалую роль играло и то, что он был похож на Джорджа Харрисона», – вспоминал Белов. В новом составе СЛОВЯНЕ выступили на двухдневном подпольном рок-фестивале в поселке Тайцы, где их пути впервые пересеклись с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ. Позже они вместе выступали на сэйшене в университете, спасаясь после которого бегством познакомились с коллегами поближе.

После каникулярного лета СЛОВЯНЕ собрались, чтобы обдумать, как им жить дальше: Коля Зайцев, у которого возникли проблемы с армией, решил уйти на профессиональную сцену (по поводу чего, кстати, Тараненко сочинил отличную песню «Если б не она, ты был бы с нами», хотя все считали, что текст совсем о другом) и вскоре осуществил свое намерение. Коля Корзинин, который сдружился с бас-гитаристом ШЕСТОГО ЧУВСТВА Виктором Ковалевым, а через него с лидером ПЕТЕРБУРГА Рекшаном, тоже подумывал о новой группе. Тем не менее сэйшены происходили, публика проявляла свое расположение, и до времени все оставалось на своих местах.

Место Коли Зайцева занял Юра Белов, которому пришлось распустить своих ЛУДДИТОВ из-за конфликтов с местными комсомольцами. Сильный автор, певец и, в полном смысле слова, мультиинструменталист (он играл на клавишных, гитаре, басу и барабанах) – Белов поднял творческую планку СЛОВЯН на еще более высокий уровень. С его приходом, отмеченным удачными выступлениями группы в Педагогическом институте, СЛОВЯНЕ достигли пика своей формы. Музыканты легко менялись инструментами, их песни демонстрировали зрелое авторское мышление, но, как и у большинства соратников по андерграунду, перспектив у них не было.

Когда в конце 1971-го из САНКТ-ПЕТЕРБУРГА в армию ушел барабанщик Володя Лемехов, Рекшан позвал на его место Корзинина. Иногда обе группы играли вместе на аппарате Тараненко, иногда Корзинина в СЛОВЯНАХ подменял его одноклассник Тимофей Александров – по случайному совпадению после школы он поступил в Педагогический институт, где подружился с Беловым и играл на барабанах в ЛУДДИТАХ. «Удар у Тимы был хлесткий – как и у Корзинина, такой, в духе THE ROLLING STONES. Другое дело, что он всегда был сам по себе, слишком индивидуален», – пояснял эту ситуацию Белов.

Корзинин не был в восторге, однако пару месяцев спустя в судьбе СЛОВЯН произошел еще один крутой вираж. В конце февраля 1972-го из САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ушел и второй из братьев Лемеховых, Сергей, а Рекшан оказался без группы. В то же время избыток авторов в СЛОВЯНАХ, вкупе с дефицитом выступлений, заставлял каждого из них лелеять собственные амбиции.

Как результат, в марте Корзинин, Останин и Белов объединились с Рекшаном и пианистом САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Михаилом Марским. Последний, правда, сразу откололся, Белов переключился на клавишные, а Тараненко взял в руки бас.

За следующие два месяца новый САНКТ-ПЕТЕРБУРГ несколько раз выступил, исполняя как свои песни, так и материал СЛОВЯН. Смутное время закончилось в мае, когда Рекшан уехал на спортивные сборы, прямо откуда с гепатитом угодил в Боткинские бараки, что заставило его внести ясность в ситуацию с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ. В августе было подписано т. н. «Боткинское соглашение», по которому в новый состав группы вошли Рекшан, Корзинин, Ковалев и коллега последнего по ШЕСТОМУ ЧУВСТВУ Никита Лызлов. (Корзинин хотел бы видеть за клавишными Юру Белова, но тот, предвидя, что не сможет отдавать музыке всего себя, честно отказался.).

История СЛОВЯН на этом закончилась. Корзинин в конце 1974 года собрал свой БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ; Тараненко недолго играл в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ четвертого созыва, а еще позже вместе с Лемеховыми в группе РОК; Белов и Тимофей Александров собрали новую группу SO-SO; Останин стал-таки художником и, хотя на сцену больше не выходил, всегда поддерживал со старыми друзьями тесные отношения (он, в частности, оформлял сцену для ряда Битловских дней рождений Коли Васина). Остальные участники группы пропали из виду. Записи СЛОВЯН (даже если они и существовали), к сожалению, до наших дней не сохранилось.

Роман СМИРНОВ.

Более известный широкой публике как талантливый театральный режиссер и успешный литератор, Роман Смирнов оставил след и в других областях творчества, в частности, занимался радио– и тележурналистикой, а также исполнял со сцены интересные песни собственного сочинения.

Он родился 14 апреля 1957 года в Мурманске, позднее переехал в Нижний Новгород и поступил в местное театральное училище, а в 1978-м оказался в Питере, где был принят на курс главного режиссера БДТ Георгия Товстоногова в ЛГИТМиК, после чего несколько лет отработал в театре Льва Додина. По словам самого Смирнова, стихи он сочинял с детства – а после того как на седьмой день рождения мать подарила ему первую настоящую гитару, начал подбирать к ним музыку. Значительное влияние на его музыкально-поэтический язык оказал Владимир Высоцкий, с которым девятнадцатилетнего тогда Романа познакомили за кулисами московского Театра на Таганке.

Смирнов вспоминает, что в конце 70-х он написал большое количество песен в фолковом ключе, которые составили четыре альбома, однако в то время он не дал увлечению хода и сохранил верность театру. В свой первый питерский период Роман общался со многими музыкантами Рок-клуба, дружил с Виктором Цоем, Сергеем Курехиным, Александром Башлачевым, поэтический мир которого был во многом схож с собственным творчеством Смирнова. Иногда он исполнял свои песни под гитару на квартирных концертах и дружеских посиделках.

В конце 1987-го Смирнов оказался в ДК железнодорожников, где познакомился с Михаилом Зарубиным, который заведовал там аппаратурой и предложил ему собрать полноценную группу, чтобы отправиться на гастроли под эгидой Фрунзенского МКЦ, располагавшегося в том же здании. Так на свет родилась группа РОК-ОКО, в состав которой вошли три бывших участника СТРАННИКОВ: Константин Уткин, клавишные, Сергей Сандовский, барабаны, и Эдуард Феоктистов, гитара, а также Дмитрий Семенов (ДИКТАТУРА), клавишный бас. Чтобы освободиться от театральных ассоциаций, для рок-сцены Смирнов решил взять фамилию Дивеев: в годы жизни в Нижнем Новгороде у него была дача близ Дивеево.

Этот состав просуществовал всего несколько месяцев и съездил на гастроли по Литве вместе с ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК, НОЛЕМ, ДИКТАТУРОЙ и СЕЗОНОМ ДОЖДЕЙ. В феврале из жизни ушел Саша Башлачев, и Роман соло выступал на концертах его памяти в Нижнем Новгороде и Питере. Тогда же он ушел из театра и одно время подумывал о том, чтобы вплотную заняться музыкой, однако к концу весны РОК-ОКО распалось, а Уткин, Сандовский и Феоктистов собрали группу ЗАСАДА. Примерно тогда же распалась ДИКТАТУРА, и трое ее участников, бас-гитарист Борис Казаков, клавишник Владимир Гапонов и упомянутый выше Семенов, были приглашены в новую версию РОК-ОКА.

Гапонов сразу же отпал, но в группе появились новые музыканты: Станислав Фатеев, соло-гитара, Владимир Григорьев, бас, Игорь Красавин, клавишные, и Анатолий Смуров (экс-ДЖУНГЛИ), барабаны. Они уже начинали репетировать, когда Смирнов, тяжело воспринявший смерть Башлачева, решил покинуть Питер и перебраться в Москву. Тем не менее его музыканты не расстались, а взяли имя ФАНК-ПРОФИЛЬ, в частично обновленном составе начали ездить на гастроли, а в октябре 1989 года записали на питерской «Мелодии» альбом «В сторону Солнца», который включал семь песен Григорьева на стихи Смирнова. На следующий год альбом вышел на пластинке.

Погостив в Москве, Роман Смирнов отправился дальше, и весь 1989-й провел в США, откуда в 1990-м переселился в Германию. Некоторое время Роман работал на радиостанции «Свобода», после чего вернулся в Россию, но не в театр и не в рок-н-ролл, а освоил новую для себя профессию телеоператора, став репортером-стрингером. В этот период он также снял клип на песню группы TEQUILAJAZZZ «Розенбом».

В середине 90-х Смирнов все же вернулся к режиссуре. Он ставил спектакли в Театре драмы на Литейном («Голь» по Гоголю), Александринском («Вишневый сад» Чехова), Театре сатиры («Король Лир») и т. д., как правило, привлекая к работе над ними знакомых из мира рока; так, музыку к «Голи», «Вишневому саду» и «Королю Лиру» сочинил Евгений «Айяйяй» Федоров (TEQUILAJAZZZ), а в спектакле «Каприччо» была использована музыка Сергея Курехина. В 2002 году в издательстве «Лимбус Пресс» вышла первая книга Смирнова «Люди, львы, орлы и куропатки».

Что до собственных песен, то в последние годы Роман Смирнов исполняет их крайне редко (в марте 2003-го он выступал в клубе «Орландина» на концерте памяти Натальи Медведевой, а месяцем позже принял участие в праздновании дня рождения Майка Науменко в «Порту»), однако не теряет надежды раньше или позже услышать их записанными.

СОБАКА ЦЕ ЦЕ.

Одна из самых ярких и, безусловно, наиболее непредсказуемая группа на тяжелом фланге питерского рок-спектра первой половины 90-х, СОБАКА ЦЕ ЦЕ, начинала с ортодоксального металла, но на протяжении своей бурной истории успешно примеряла на себя трэш, нойз, индастриал, грайндкор, новую волну, экспериментировала с электроникой, неоднократно меняла состав (что никак не отражалось на ее работоспособности), создала собственную студию, много записывалась, хотя официально издана лишь пара ее номеров.

СОБАКА ЦЕ ЦЕ родилась на свет в сентябре 1988 года из пепла не особо известной металлической группы ДЕТОНАТОР, в рядах которой в начале того же года встретились гитаристы Сергей «Пельмень» Жицков и Юрий «Угрюмый» Архаров. Решив еще больше утяжелить свое звучание, они привлекли к сотрудничеству известных музыкантов: бас-гитарист Андрей «Джонни» Синьчук был одним из создателей легендарного НОКАУТА, а барабанщик Андрей «Бегемот» Мельников набирался опыта в группах БЕГЕМОТ, ФАУНА, ИЗОЛЯТОР и ФРОНТ. Они взяли название КЛАН и начали репертировать в сквоте «НЧ/ВЧ», плавно дрейфуя от хард-энд-хэви в направлении трэша и ориентируясь на культовых канадцев VOI VOD.

К началу 1989-го группа придумала более звучное имя, став СОБАКОЙ ЦЕ ЦЕ. В апреле Синьчук ушел, чтобы возродить НОКАУТ, а еще позже присоединился к ROCK'N'ROLL CITY. Архаров сменил гитару на бас, а в качестве вокалиста был приглашен Михаил «Мясо» Иванов: его дебют состоялся в 1985-м в школьной группе РЕАНИМАЦИЯ, после чего Михаил пел металл в ИЗОЛЯТОРЕ и пост-панк с ДОМАШНЕЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ Кеши Спечинского: «Я всегда увлекался самой разной музыкой, от панка до электроники и джаза, поэтому никогда не зацикливался на определенном стиле».

Чуть ли не на следующий день после прихода в СОБАКУ Иванов уже летел с ней на гастроли в Череповец. Группа быстро и убедительно заявила о себе на тяжелой сцене, активно играла дома и была нарасхват у организаторов провинциальных рок-фестивалей.

Вскоре с подачи Иванова в СОБАКУ ЦЕ ЦЕ пришли два новобранца: его старый приятель Дмитрий «Шумный» Журавлев стал директором группы и сделал много для ее продвижения на музыкальный рынок, а один из основателей СКОРОЙ ПОМОЩИ Александр «Фендер» Федоров (с которым Мясо репетировал по уходе из ЛАБОРАТОРИИ) стал новым бас-гитаристом, позволив Архарову вернуться к гитаре.

Этим составом в августе-сентябре на студии Кости Мрака в Новом Петергофе был записан дебютный альбом СОБАКИ ЦЕ ЦЕ «Sobriety is the Norm of Death» («Трезвость – норма смерти») – его название было своеобразной реакцией на все еще продолжавшуюся в СССР бессмысленную и беспощадную антиалкогольную кампанию. Увы, качество записи оказалось слишком низким – группа так и не рискнула запустить альбом в массы.

В первых числах сентября вместе с другими тяжелыми группами Питера СОБАКА ЦЕ ЦЕ сыграла на фестивале «Рок-форум-89» в Гродно, чуть позже в пестрой компании с ФРОНТОМ, НОЛЕМ и ТАМБУРИНОМ вторично посетила Архангельск, где перезнакомилась с местными тяжеловесами, и завершила месяц появлением на знаменитом рок-фестивале журнала «Аврора» в ЦПКиО.

Федоров вскоре ушел (позднее он собрал AL.EX), и они остались вчетвером. Несмотря на это, группа продолжала работать: в 1990-м СОБАКА ЦЕ ЦЕ приняла участие в фестивале Рок-коллегии «Рок-молоток-90», выезжала в Новгород (февраль) и Таллин (апрель), а также представляла тяжелую артиллерию на фестивале «Новая музыка», который проводил в мае 1990 года в клубе Политеха Иннокентий Волкоморов (ПОСТОРОННИМ В.).

Первый международный контакт состоялся для СОБАКИ на хэви-металлическом фестивале «Drrrama 90» в Польше, где ее музыканты сдружились с тамошней группой GHOST; позднее они провели совместное турне по клубам Белоруссии и Прибалтики.

Через своего бывшего коллегу Кешу Спечинского Иванов вывел СОБАКУ ЦЕ ЦЕ на Мишу Малина, на домашней студии которого в июле 1990-го был записан ее второй и лучший альбом «Dandruff and Powder» («Перхоть и пудра»). Альбом имел заметный резонанс, причем не только в Питере, но и во всей стране, благодаря чему СОБАКА ЦЕ ЦЕ успела попасть на страницы энциклопедии «Кто есть кто в советском роке» (1991).

В марте 1991-го группа выступила во Дворце спорта «Юбилейный» на масштабном многодневном фестивале, посвященном десятилетию Рок-клуба, а ее песня «Alcoholic Inquisition» была включена в один из четырех итоговых дисков. На фестивале с СОБАКОЙ ЦЕ ЦЕ в последний раз отыграл Архаров – вскоре он покинул группу по семейным обстоятельствам, а бас взял в руки Иванов. В этот период они играли своего рода грайндкор и нойз.

Весной следующего года при посредничестве друзей из архангельской СВЯТОЙ ЛУИЗЫ музыканты СОБАКИ посетили Австрию, где дали серию клубных концертов и познакомились с участниками SEPULTURA, PUNGENT STENCH и других жанрово близких групп. Их тогда все больше привлекало индустриально-электронное звучание – вроде того, что играли NITZER EBB, YOUNG GODS, GODFLESH (первые две группы в том же году посетили Питер) – поэтому по возвращении домой СОБАКА ЦЕ ЦЕ вступила в полосу новых перемен.

Они пытались зафиксировать свою музыку на пленке, однако полноценного альбома из этих записей так и не родилось. Между тем интерес группы к звукозаписи реализовался в том, что весной 1992 года они создали собственную студию «Tse Tse Records», чтобы записываться самим и записывать других музыкантов. Располагалась она на последнем этаже Военно-механического института.

Летом на студию к СОБАКЕ несколько раз заглядывал легендарный британский радиожурналист Джон Пил, который целый месяц провел в Питере с коллегами по Би-би-си, освещая жизнь свободной России. Позднее он включил несколько номеров СОБАКИ ЦЕ ЦЕ в свои музыкальные программы.

В июне СОБАКА ЦЕ ЦЕ вместе с большим десантом питерских групп выступила в Выборге на II местном рок-фестивале. В сентябре 1992-го был уволен Андрей Мельников. Он присоединился к несостоявшейся тогда группе СКРИПСВАЙ, а позже собрал СВИРЕПЫЙ ВАУЧЕР и барабанил в AL.EX. Его место занял Юрий Малышев (экс-ДЕТОНАТОР, ФРОНТ), но не задержался и тоже пропал, а СОБАКА ЦЕ ЦЕ, поразив все металлическое сообщество, решила играть с компьютером. Впрочем, к металлу их музыка той поры имела весьма отдаленное отношение.

Ввиду нового курса в группу был приглашен Вячеслав «Чижман» Чижевский: Жицков познакомился с ним, когда оба служили в стройбате, и был впечатлен тем, что Чижман с одинаковой легкостью разбирается в любой технике – от усилителя до дизеля. До этого он играл вместе с Алексеем Беляковым (позже THE СОГРАЖДАНЕ), а в СОБАКЕ ЦЕ ЦЕ программировал барабаны и шоуменил во время концертов.

Вскоре после Чижевского к группе присоединился перманентно находившийся в состоянии свободного полета певец и автор песен Кирилл «Кеша» Спечинский: его ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ в тот момент пребывал в состоянии полураспада, а альянс с PEP-SEE находился в стадии обсуждения. Сейчас это трудно представить, но в период сотрудничества с Кешей СОБАКА ЦЕ ЦЕ исполняла многие будущие хиты PEP-SEE: «Вовочка», «Три звезды на небе» и т. п., а один из ударных номеров программы носил характерное название «Нефть пошла». Их звали все питерские клубы – и аскетичный «TaMtAm», и респектабельный «Сатурн» (где СОБАКА ЦЕ ЦЕ выступала вместе с МИФАМИ). Помимо того в феврале 1993 года она приняла участие в I Зимних джинсовых играх – с ТЕЛЕВИЗОРОМ, АУКЦЫОНОМ, Сергеем Курехиным и даже САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ!

К лету 1993-го союз со Спечинским исчерпал себя: Кеша ушел собирать новые группы, большинство из которых носило название ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ. В августе с СОБАКОЙ начал играть саксофонист из Астрахани Дмитрий «Зена» Зенкин. Он, правда, оказался человеком вольным и, сыграв пару-тройку концертов, покинул группу (хотя позднее изредка появлялся на ее горизонте).

На следующем этапе СОБАКА ЦЕ ЦЕ опять стала квартетом: в конце 1993 года в ее составе появился барабанщик Михаил Теселкин (экс-МИМИКРИЯ). Стиль группы вновь изменился, став ближе к современному рок-мэйнстриму. Новая затея СОБАКИ заключалась в открытии своего клуба в ведомственном Доме культуры на пр. Руставели. Там даже состоялась пара концертов – ПИКНИКА и кого-то еще, но конфликт с администрацией положил этому конец.

На студии «Крейт» были записаны пять новых песен, которые довольно часто звучали в эфире радиостанций «Катюша» и «Модерн», но и этот альбом так и не был закончен.

Среди тех, кто записывался на «Tse Tse Records», были КОРОЛЬ И ШУТ. Когда группа начала стремительно набирать очки популярности, Дима Шумный ушел и занялся ее менеджментом. Некоторое время с СОБАКОЙ репетировал клавишник Дмитрий «Ослик» Пшишляк (экс-НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, WINE), но не задержался, а вскоре перебрался в ПРЕПИНАКИ.

Со временем интересы участников группы начали расходиться. В 1994-м они еще выступали на Первом пивном фестивале в «Юбилейном», второй «Baltic Death Zone» в клубе «Indie» и на фестивале «Сорока-рок» во Дворце Молодежи – но этот концерт стал для СОБАКИ ЦЕ ЦЕ последним.

К 1995 году она незаметно распалась. Чижевский и Иванов собрали новую группу со странным названием СЭКС БИТЛЫЦ(Ц). В 1997-м она записала свой первый и единственный изданный альбом, но виртуально существует по сей день. Мясо ушел из нее через год, в конце 1996-го недолго играл на басу в GREAT SORROW (на гастролях в Минске), а потом, прихватив их гитариста и барабанщика, собрал группу АFТЕRМОНСТРЫ, которая частенько играла в клубе «Спартак». Позже Иванов покинул сцену, хотя продолжал заниматься музыкой в домашних условиях.

Сергей «Пельмень» Жицков с головой ушел в студийную работу: после «Tse Tse Records» он работал на студии «Валентина» в Юсуповском дворце и на «Неве» (где мастерил записи ПИЛОТА). Году в 2002-м он оказался востребован в столице, где к его услугам прибегали многие поп-исполнители, включая Алсу. Пару лет спустя он вернулся домой, но продолжает делать мастеринг для артистов любых жанров. Кроме него в музыке остались только Чижевский, Спечинский и Теселкин, который играл со своей группой ЛУНАТИКИ. Иванов, Малышев и Архаров заняты в строительстве; Мельников водит машину.

Дискография:

Sobriety is the Norm of Death (1989); Dandruff and Powder (1990).

СОЛНЦЕ (1).

Пожалуй, первая в истории Питера студийная группа, имевшая своей целью создание профессиональных аранжировок композиторам-песенникам, многие из которых едва ли могли бы добиться успеха без помощи современно мысливших молодых музыкантов, СОЛНЦЕ появилось на свет летом 1976 года по инициативе барабанщика Аркадия Субботина и гитариста Семена Шнейдера.

Субботин (р. 20.05.48 в Ленинграде как Аркадий Герштейн) начинал играть в различных эфемерных группах питерского центра (одна из них, к примеру, носила курьезное название МЕЛЬПОМЕНЫ), в первой половине 70-х – в числе трех десятков других музыкантов – принимал участие в ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ОРКЕСТРЕ Виктора Мосенкова, который играл на танцах в ДК «Мир», а в июле 1974-го был приглашен в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, где сменил Юрия «Помидора» Соколова (позже ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА и т. д.).

В то время ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ готовили дебют своей первой рок-оперы «Орфей и Эвридика», чем, собственно, и была вызвана радикальная смена состава, но превращение музыкантов из звезд на авансцене в рядовых аккомпаниаторов при театральной труппе с раз и навсегда определенной последовательностью номеров, несомненно, понижало их статус, а значит, и заинтересованность, что лишь усилило текучесть кадров в ПОЮЩИХ.

Среди музыкантов, пришедших в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ в том же призыве, были певец Альберт Асадуллин, бас-гитарист Владимир «Царь» Васильев и гитаристы Валерий Бровко и Семен Шнейдер – последние трое до этого играли в группе композитора-авангардиста Валерия Арзуманова, которая, в свою очередь, выросла из популярных в начале 70-х UP & DOWN.

Семен Шнейдер (р. 2.04.53 в Ленинграде) имел почти такой же (с поправкой на возраст) послужной список: музыкальная школа по классу скрипки, песни THE BEATLES по радио, заставившие взяться за гитару, музыкальное училище и группа при нем. Потом тот же ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР, игры на танцах в Пушкине с Севой Левенштейном (экс-МИФЫ) и ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ. Весной 1976 года Шнейдер ушел из ПОЮЩИХ, намереваясь поступать в Консерваторию, но из-за персональных проблем был вынужден отказаться от этой идеи, и предложение Герштейна пришлось более чем кстати.

Помимо них в группу, взявшую название СОЛНЦЕ, вошли бас-гитарист Валентин Леонов, до этого игравший в ресторане «Баку», и клавишних Анатолий Фомин. На протяжении следующих двух лет они выступали в качестве аккомпаниаторов (а иногда и аранжировщиков) на студийных записях ряда ведущих питерских композиторов: Андрея Петрова, Виктора Резникова, Анатолия Кальварского, Александра Морозова и т. п. В этом качестве СОЛНЦЕ оставило после себя много записей (в т. ч. пластинки «Мелодии и песни Анатолия Кальварского» (1978), «Оставляем мы сердца частицу – песни на стихи Кима Рыжова» (1978) и т. д.), но единственным образцом их собственного творчества стал миньон «ВИА „Солнце“», записанный на «Мелодии» в мае 1978 года, – пел на нем стремительно набиравший популярность Альберт Асадуллин.

В июле 1979-го Асадуллин ушел из ПОЮЩИХ ГИТАР и собрал собственную группу БЧБ, позднее превратившуюся в ПУЛЬС – ее гитаристом стал Семен Шнейдер. В том же году Герштейн с новой версией группы, в которую вошли Анатолий Федченко, гитара, и Валерий Бровко (экс-UP & DOWN, ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ), бас, записали миньон с песнями Сергея Баневича «Счастливый миг, счастливый час» и «На тихой дудочке». Интересно, что в записи был использован один из первых самодельных синтезаторов, на котором играл его изобретатель Александр Супрунов (экс-ЗЕМЛЯНЕ, СИНТЕЗ).

В том же году Валера Бровко организовал жанрово близкую студийную группу МОСТ. Федченко позднее работал в театре «Рок-опера». Остальные участники СОЛНЦА по большей части тоже остались в шоу-бизнесе. Шнейдер в 1990-м эмигрировал в США и обосновался в Нью-Йорке, где преподает гитару.

СОЛНЦЕ (2).

Группа СОЛНЦЕ появилась на свет в октябре 1976-го – как результат того, что популярные в Питере РОССИЯНЕ распались, растеряв за предыдущие полтора года практически всех участников своего предыдущего состава, а их новые музыканты заново объединились вокруг клавишника, аранжировщика и автора песен Олега «Алика» Гусева, который, собственно, и привел их всех в ряды РОССИЯН.

Олег Гусев вырос в Омске в семье дирижера, музыкой увлекся и основательно занимался с детства, в начале 1974-го переехал в Питер, где стал участником группы ЗЕЛЕНЫЕ МУРАВЬИ, а тем же летом поступил в музыкальное училище им. Римского-Корсакова при Консерватории, расстался с МУРАВЬЯМИ и собрал из коллег-студентов собственную группу. В нее вошли Андрей Любимов, гитара, Николай Петров, бас, Сергей Золотов, флейта, саксофон, вокал, и Андрей «Кузнечик» Алексеев, барабаны. Группа исполняла инструментальные, главным образом пьесы своих участников и импровизации на стыке арт-рока, джаза, фьюжн и академической музыки, но распалась, когда в марте 1975-го Гусев был приглашен в РОССИЯНЕ.

Стремясь реализовать свои честолюбивые музыкальные планы, Гусев сразу же взял курс на профессионализацию звучания РОССИЯН, что повлекло за собой серию изменений в их составе: вслед за ним в группу пришел Золотов, а в начале осени за барабанами появился Алексеев (который, к слову, уже был участником РОССИЯН в 1973–1974 годах). В течение 1976-го на бас-гитаре поочередно играли Виктор Беридзе (экс-ОКЕАН, НЕБО, ЗВЕЗДЫ и ОБЕРТОН) и Боб Аксенов; гитаристом стал Игорь Романов, а вторым клавишником – Александр (Шура) Алексеев из АЭРОПЛАНА. Интересно, что оба Алексеева и Золотов выросли в Сестрореце и в школьные годы вместе играли в группе ГОЛУБЫЕ ДЖИННЫ. По получении аттестатов они разошлись в разные стороны, но в конце концов снова встретились в РОССИЯНАХ.

Все это время группа играла на танцах в Александровской, потом переехала в Левашово, а осенью 1976-го к Эдуарду Мошарскому в ДК связи, где регулярно выступала вместе с его джаз-оркестром.

Трансформация РОССИЯН закончились уходом из группы ее лидера, гитариста и певца Жоры Ордановского. К этому времени и среди новобранцев наметились расхождения во взглядах на музыку, поэтому в ноябре 1976-го сестрорецкая троица отпочковалась, а в начале следующего года заявила о себе как ДВЕ РАДУГИ, тогда как трое других: Олег Гусев, клавишные, Игорь Романов, гитара, Борис «Боб» Аксенов, бас, плюс появившийся в группе в последний момент Раф Кашапов, труба, вокал, и барабанщик Валерий Брусиловский (экс-CASCADE STUDIO, ГОЛЬФСТРИМ и т. д.) решили сменить имя, превратившись в СОЛНЦЕ – иногда их, впрочем, звали СОЛНЫШКОМ или «новыми» РОССИЯНАМИ. (Интересно, что одновременно в Питере появилась студийная группа с тем же названием, которую создали бывшие музыканты ПОЮЩИХ ГИТАР.).

До следующей весны СОЛНЦЕ изредка играло на танцах, а начиная с апреля активно выступало на сэйшенах в городе, исполняя как гусевский материал времен РОССИЯН, так и сочинения других участников группы. Среди наиболее ярких событий этой весны можно отметить совместное выступление СОЛНЦА и ОРНАМЕНТА в клубе «Спартак» (апрель), а также нашумевший сэйшен в конференц-зале больницы на ул. Костюшко, где перед СОЛНЦЕМ играло трио Юрия Морозова и ВОСКРЕСЕНИЕ Юрия Ильченко (июнь). Музыка группы на этом этапе тяготела к джаз-року с развернутыми соло, сложными размерами, сменами темпа и т. п.

СОЛНЦЕ просуществовало до октября 1977 года, когда Гусев, Романов и Аксенов стали новым составом АПРЕЛЯ, который в то время базировался в ДК милиции (им. Дзержинского) на Староневском, хотя параллельно они репетировали там и свой материал, надеясь пробиться с ним на профессиональную сцену. Брусиловского пригласил в свой джазовый квартет (позже трио) саксофонист Анатолий Вапиров.

Впоследствии почти все участники СОЛНЦА прошли через ряды филармонических ЗЕМЛЯН. В 1982-м Гусев добился-таки своего и организовал популярный в 80-х арт-роковый АВГУСТ. Одно время в АВГУСТЕ пел Кашапов; потом он оказался в эстрадном МАРАФОНЕ, а кроме того, изображал Элвиса Пресли на конкурсах двойников и в музыкальных телепрограммах, что, к слову, получалось у него весьма недурно.

Романов реализовал себя в СОЮЗЕ и трио ROMANOFF, а ныне играет в АЛИСЕ. Аксенов собрал ДЕЛЬТА-ОПЕРАТОР, а еще позже ушел со сцены на телевидение. Брусиловский барабанил в ПОП-МЕХАНИКЕ Сергея Курехина (с которым они в свое время вместе играли у Вапирова), а позднее эмигрировал в Германию и в настоящее время работает там на собственной студии. Записи СОЛНЦА (если они, конечно, существуют) никогда не издавались.

SOLUS REX.

Маленькая сенсация клубной сцены Питера начала 90-х, SOLUS REX, играли не совсем обычную для нее, но притягательную музыку: этакую смесь арт-рока, пост-панка и готики с меланхоличными мелодиями и приджазованным воздушным англоязычным вокалом, напоминавшим COCTEAU TWINS, SUGARCUBES, THIS MORTAL COIL и т. п. Увы, как и большинство сенсаций, она оказалась недолговечной.

Группа появилась на свет летом 1990 года в составе: Анна Добровлянская, вокал, Максим Горский, гитара, Виктор Иванов, бас, и Денис «Ринго» Сладкевич, барабаны. Аня начинала в середине 80-х с new wave группой НЕЙЛОН, которая прослушивалась в Рок-клуб, но так и не дожила до концертов, а следующие года полтора пела в любопытной ПРОВИНЦИИ, удостоенной Приза надежды на IV фестивале Рок-клуба, но к тому времени сменившей название на МОДЕСТ, а Питер на Гамбург. Ринго и Виктор вместе играли в МЛАДШИХ БРАТЬЯХ (первого туда привел гитарист Энди Кордюков, а второго им порекомендовал Дмитрий Матковский, который видел его бас-гитаристом МАНУФАКТУРЫ).

Единственным, кто не имел никакого сценического опыта, был Максим. Зато он работал на гитарной фабрике и чуть ли не на каждую репетицию приносил новые модели гитар, которые сразу же испытывались на профпригодность. Ринго активно экспериментировал с ритмом, да и вообще дух эксперимента витал над группой постоянно. Кстати, своим латинским названием она была обязана последнему (незаконченному) роману Владимира Набокова «Solus Rex» («Одинокий король»).

Первое время выступать SOLUS REX был негде: Рок-клуб уже превращался в подобие распивочной, а концерты в городе если и проходили, то в крупных залах или на стадионах. Положение изменилось только летом 1991-го, когда в Василеостровском молодежном центре, где до этого с год случались разовые музыкальные акции, открылся клуб, позднее известный как «TaMtAm». Витя Иванов на свой страх и риск отправился в ВМЦ, предложив занимавшемуся там концертами Севе Гаккелю организовать выступление SOLUS REX и БУКВЫ О, которая только что сменила имя на НОЖ ДЛЯ FRAU MULLER. Концерт состоялся 10 августа и стал фактически первой клубной датой в истории «TaMtAm».

В стенах «TaMtAm» Иванов и Сладкевич познакомились с Виталием «Витусом» Шмерлингом, который пригласил их в свою группу, назвав ее НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ. Ее гитаристом был еще один бывший участник МЛАДШИХ БРАТЬЕВ Энди Кордюков.

До конца года SOLUS REX выступил в клубе еще несколько раз; помимо того в сентябре, вместе с другими будущими звездами клубной сцены и теми же НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ, они принимали участие в фестивале новой музыки во Дворце Молодежи, где Ринго познакомился с одаренным автором песен Кешей Спечинским (ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ) и технопроектом ЛЮКИ, из чего вскоре выросла группа PEP-SEE.

Оглядываясь из дня сегодняшнего, нужно признать, что SOLUS REX был просто необходим альбом – собственно, группа даже записывала свой материал, но он так и не был оформлен во что-то конкретное. История группы неожиданно закончилась тем, что в самом конце 1991-го Аня Добровлянская эмигрировала в Канаду и с музыкой рассталась. Оставшиеся музыканты некоторое время безуспешно пытались искать ей замену, но из этого так ничего и не вышло, и они разошлись в разные стороны.

Горский вскоре пропал из виду. Сладкевич играл в ПРЕПИНАКАХ, PEP-SEE, ПОРТАХ КАТРИН, ВОЛКОВТРИО, с Жанной Агузаровой, S.P.O.R.T. и т. д. Иванов после НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ тоже отметился в PEP-SEE, пару лет сотрудничал со SPITFIRE, а потом ушел из музыки.

СОНЦЕ-ХМАРИ.

Группа СОНЦЕ-ХМАРИ – явление уникальное даже для богатой на всевозможные идеи и неожиданные проекты музыкальной сцены Санкт-Петербурга, поскольку она стала первой (и покуда остается единственной), чей мелодический язык органично использует элементы украинского фольклора, а значительная часть текстов звучит на украинском языке.

В этом нет ничего удивительного, поскольку основатель и автор практически всего репертуара группы Андрей Федечко родом с Украины. Удивительно другое: прежде чем выйти на сцену со своими песнями, Андрей провел там немало времени с фотоаппаратом, поскольку с середины 90-х был известен в мире рок-н-ролла и поп-музыки как профессиональный фотограф и дизайнер, успешно работавший на концертах и в собственной студии под творческим псевдонимом «Алекс Федечко-Мацкевич» (который объединял его с земляком и коллегой Александром Мацкевичем).

Музыкой Андрей, по собственному признанию, увлекался с детства. Позднее он рассказывал: «Желание записать свои песни, которые жили в моей голове и уже давно мучили меня, появилось году в 1998. Да и постоянное общение с рок-музыкантами способствовало этому». В 1999-м Андрей с помощью Эдмунда Шклярского (ПИКНИК) записал свою первую песню «Сияние», исполненную пока еще на русском языке.

Следующими, кто разделил музыкальные идеи Федечко, стали Михаил Новицкий и участники группы СП БАБАЙ. Собственно, с их помощью Андрей и исполнил впервые свои песни на публике. Это случилось 30 апреля 2002 года в концертном зале «Петербургский» (у Финляндского вокзала), где СП БАБАЙ презентовали альбом «Вжик по сердцу». В середине концерта на сцену вышел Федечко и в сопровождении СП БАБАЙ спел под гитару десяток своих песен, составивших его первую программу «Хохляцкий Рок-н-ролл». Поначалу так же называлась и исполнявшая ее группа. Месяцем раньше Федечко и СП БАБАЙ начали работу над совместным альбомом «Стебалово».

На этом этапе выступления «Хохляцкого Рок-н-ролла» были, что называется, событиями штучными: Федечко был загружен фотосессиями, а СП БАБАЙ много играли сами по себе, однако в том же 2002-м на студии «Нева» были записаны первые четыре песни нового проекта «Рок-н-ролл», «Кохана», «На чужинi» и «Знову зима» (звук: Михаил Кольчугин). Помимо СП БАБАЙ участие в работе приняли и другие знакомые Андрея: «Уже после первого выступления, когда я решил записать красиво три-четыре вещи, к нам присоединились «Дядя» Миша Чернов, Чиж, Александр Гордеев. Все, к кому я обращался, согласились участвовать в проекте».

Позднее работа над альбомом была продолжена на студии «Airless», где к проекту присоединились флейтист Егор Мажуга (ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ), гитаристы Сергей Рудзинский (КАФЕ, JACK DANIELS), Алексей Рыбин (ОАЗИС Ю) и Денис Дулицкий (ПОЛЮСА), бас-гитарист Наиль Кадыров (РАЗНЫЕ ЛЮДИ) и т. д. После серии проб и ошибок дебютный альбом группы увидел свет в январе 2004-го. В том же году под лэйблом KDK Records вышел альбом «На чужинi», в котором были представлены ранние студийные записи.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СОНЦЕ-ХМАРИ.

Фото: студия А. Федечко.

Хотя сотрудничество Андрея Федечко и СП БАБАЙ все это время развивалось вполне успешно (Андрей, в частности, участвовал в акциях организованного Михаилом Новицким музыкально-экологического движения «Зеленая Волна»), со временем «Хохляцкий рок-н-ролл» превратился в реальную группу, получив в сентябре 2004 года новое имя СОНЦЕ-ХМАРИ (по названию одной из самых удачных песен программы).

Из участников СП БАБАЙ в рядах СОНЦА-ХМАР к этому времени остались лишь Дмитрий «Дуче» Бациев, бас, и Арсен Израилов, барабаны (параллельно оба в КАФЕ). Кроме того, в концертах группы по мере возможностей, желания и наличия свободного времени могли играть участники РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ, DDT, ЧИЖА & C° и т. д. В частности, с осени 2004 года в рядах СОНЦА-ХМАР поет вокальный дуэт (Ольга Черникова и Татьяна Кочергина) из ансамбля русской народной песни «Радуйся!», известного по сотрудничеству с DDT.

В декабре 2004-го СОНЦЕ-ХМАРИ выступили в одном из павильонов «ЛенЭКСПО» на разогреве у знаменитого музыканта и кинорежиссера Эмира Кустурицы и его NO SMOKING ORCHESTRA. Готовясь к ответственному концерту, группа методом «live-in-studio» за полтора часа записала альбом «Сияние Е.К.». К этому времени состав группы пополнили Максим «Хуторенко» Жупиков (SHERWOOD, AD LIBITUM), скрипка, Лена Тэ, виолончель, Влад Мануйлов (из группы ДРУГИЕ, которую, в свою очередь, патронировал Федечко), перкуссия, Константин Береза, гитара, и Сергей Стародубцев (O.S.A.), мандолина, Dobro. Помимо песен Федечко альбом включал версию песни ЛЕНИНГРАДА «www».

Наступление Нового, 2005, года СОНЦЕ-ХМАРИ отметили выпуском ограниченного тиража альбома «З Новим роком!» Альбом открывала переведенная с русского на украинский песня КС «С Новым годом»; помимо нее альбом включал ряд уже известных номеров группы и кавер-версию песни ZЕМФИРЫ «Искала», в то время как песню Федечко «Пошук», в свою очередь, исполнили BILLY'S BAND. Летом группа отметилась на фестивалях «Окна Открой!» и «Нашествие». Кроме того, СОНЦЕ-ХМАРИ играли на ежегодном фестивале журнала «Fuzz» и других крупных музыкальных акциях в Питере и за его пределами.

Свой второй полновесный студийный альбом «Пошук» СОНЦЕ-ХМАРИ выпустили в конце 2006 года. Кроме основного состава в записи принимали участие музыканты DDT, АКВАРИУМА, ЛЕНИНГРАДА, РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ, BILLY'S BAND, а также Сергей Чиграков (ЧИЖ & C°), Михаил Горшенев и Андрей Князев (КОРОЛЬ И ШУТ).

Дискография:

Сонце-Хмари (2004); На чужинi (2004); Сияние Е.К. (2004); З Новим Роком! (2005); Пошук (2006).

SO-SO.

Один из редких примеров такого рода, группа SO-SO, была инспирирована творчеством THE BEATLES и на протяжении всей своей биографии исполняла только собственные песни, звучавшие исключительно на английском языке, изучению которого лидер SO-SO, клавишник, гитарист и певец Юрий Белов, посвятил свою профессиональную карьеру.

Юрий Белов родился в Ленинграде 5 июля 1952 года. По его словам, между этой датой и поступлением в 1959-м в 185-ю школу ничего интересного в его жизни не происходило. Школа была английской, и этот фактор оказал существенное влияние на его будущее. Параллельно Белов посещал музыкальную школу по классу ф-но – впрочем, как и многие дети из интеллигентских коммуналок. В середине 60-х Юра со всем своим поколением подвергся мощному воздействию докатившейся до Страны Советов музыки THE BEATLES.

«В седьмом классе к нам пришел новый парень, Сергей Маковеев. По своему восприятию мира он был гораздо взрослее нас, а его увлечение THE BEATLES носило куда более серьезный характер. Именно от него, наверное, ко мне и пришло понимание того, что для нас значат THE BEATLES.».

В девятом классе Белов и Маковеев с одноклассниками организовали группу, которая называлась громким именем THE BLUE STARS и играла исключительно битловский репертуар, хотя Юрий уже в то время пробовал рифмовать слова и подбирать оригинальные гармонии.

«Интересно, что над 185-й школой шефствовал КГБ, который находился на соседней улице, благодаря чему нам сильно подфартило, так как мы впервые увидели фирменные гитары. Оказывается, у них на Литейном тоже был свой вокально-инструментальный ансамбль и, разумеется, приличные инструменты!».

В 1969 году Юрий Белов окончил школу и поступил на филологический факультет в Педагогический институт им. Герцена, где быстро подружился с Тимофеем Александровым, а потом и с его одноклассником Олегом Улановым, который, в свою очередь, познакомил его со своим школьным другом Колей Корзининым. Любопытно, что Александров и Корзинин в классе сидели за одной партой и по очереди барабанили в школьной группе THE RED SCARFS!

Несмотря на отсутствие режимности, в Герцена царил сильный идеологический диктат: местный комсомол душил все проявления рок-н-ролла и своих групп там практически не было, поэтому Белов обратился к авторской песне и уже в ноябре победил на институтском конкурсе самодеятельной песни, благодаря чему попал в клуб «Меридиан», где тогда блистали классики жанра: Евгений Клячкин, Юрий Кукин и т. д. «Как человек, строго воспитанный на битлах, я не очень воспринимал туристскую песню – а она была априори туристская – и ходил туда только ради тусовки».

В декабре 1969-го он познакомился с Колей Васиным, а вскоре был приглашен на прослушивание в группу ВИКИНГИ, в которой играл Корзинин. Оказалось, что бас-гитарист ВИКИНГОВ Саша Тараненко – лучший друг его школьного товарища Сережи Маковеева. Белов сыграл на ф-но «Lady Madonna», был сразу принят и отыграл с ВИКИНГАМИ два следующих сезона, однако его творческие амбиции там не были реализованы, поэтому той же зимой Юра собрал в Педагогическом институте группу ЛУДДИТЫ, барабанщиком которой стал Тима Александров.

Они исполняли песни Белова на английском и некоторое количество западной рок-классики, выступали на вечерах в институте и его общежитиях, однако осенью 1971 года очередная стычка рок-музыкантов с комсомольскими активистами закончилась потасовкой. Конфликт замяли, но группу пришлось распустить. В то же самое время ВИКИНГИ, которые уже превратились в СЛОВЯН и перешли на русский язык, потеряли ушедшего на профсцену гитариста, поэтому Белову пришлось срочно заполнить образовавшуюся вакансию – играли СЛОВЯНЕ тогда довольно часто. Иногда Корзинина, который барабанил и в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, подменял Александров, которого Белов настойчиво тянул к СЛОВЯНАМ.

Следующую весну СЛОВЯНЕ в полном составе отработали в качестве временной версии САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, включая в его программу свои номера, но к лету история закончилась, Корзинин остался с Рекшаном, а Белов и Тима после летних каникул организовали у себя в Герцена трио с нейтральным названием SO-SO. Белов играл на гитаре, клавишных и пел; Александров, естественно, был барабанщиком, а третьим стал бас-гитарист Александр Хвиливицкий. Он тоже пробовал силы в сочинении песен и был, по мнению Белова, интересным мелодистом.

«Это было время трио – от CREAM до EMERSON, LAKE & PALMER, – и мы в своем институте играли на всех вечерах и за два сезона записали пять альбомов своих песен на английском языке». SO-SO редко выбирались за стены Герцена, но рок-н-ролльный Питер их знал – благодаря исполнительской технике и отличной музыке, в которой смешивались мерси-бит, ритм-энд-блюз и арт-рок.

Все закончилось на пятом курсе, в сентябре 1973-го, когда на дне посвящения в первокурсники SO-SO спели песню «He Is With Us, Lucky Man Jesus». Их тут же вызвал на ковер замдекана факультета, который без обиняков заявил: «Ребята, вы что, думаете, с пятого курса не выгоняют с волчьим билетом?» SO-SO приняли информацию к сведению и той же зимой заняли на институтском конкурсе политической песни первое место с песней «Руки Виктора Хары»: в Чили только что произошел государственный переворот, и эта тема была, что называется, верхом актуальности.

Весной 1974-го Белов окончил институт, а осенью пошел в армию. Он служил в ансамбле «Волна» при клубе Ленинградской военно-морской базы – вместе со своими коллегами СЛОВЯНАМИ Сашей Тараненко и Женей Останиным. Год спустя они переоделись в штатское и снова расстались. Юрий сменил несколько мест работы, прежде чем в 1979 году вернулся в Герцена и поступил в аспирантуру. В то время на физическом факультете, где он проходил аспирантскую практику, учились Александр Гейнц и Сергей Данилов (позднее известный дуэт в жанре авторской песни).

Параллельно с 1979-го по 1982-й Белов работал руководителем ВИА завода «Заря», с которым занял I место среди рок-групп отраслевых предприятий. В 1982-м он закончил аспирантуру (а позднее защитился), пришел ассистентом на кафедру английского языка и начал сочинять рок-оперу по мотивам новеллы Оскара Уайльда «Кентервильское привидение», либретто которой принадлежало перу Данилова. Ее премьера состоялась в апреле 1984 года на фестивале «Студенческая весна» в Педагогическом институте. На сцене, возможно, впервые в Питере, использовались экран и лазерное шоу, поставленное студентами физического факультета. Постановку снимало Центральное телевидение.

Потом Данилов ушел в армию, а Белов на четырнадцать лет бросил музыку – и вернулся к сочинению песен лишь в 1998-м. С тех пор он не только защитил в Великобритании докторскую диссертацию по английской филологии, но и сумел сделать имя в мире авторской песни, записав пять альбомов, на которых он по-прежнему сотрудничает с Гейнцем и Даниловым.

Что касается других участников SO-SO, то Хвиливицкий в 80-х эмигрировал в США и, по слухам, живет в Калифорнии, а Александров после армии десять лет занимался патентами на заводе «Арсенал», шесть лет работал в Русском музее, а в 90-х занял пост шефа протокола в парламентской ассамблее СНГ. В 2005 году Белов включил в альбом «Дары данайцев» одну песню на музыку Саши Хвиливицкого, когда-то звучавшую в исполнении SO-SO.

СОЮЗ.

Несмотря на то что к осени 1985-го, когда он покинул группу ЗЕМЛЯНЕ, решив воплотить в жизнь собственные музыкальные идеи и свой интерес к тяжелому року, гитарист Игорь Романов, безусловно, был звездой общенационального масштаба – во многом благодаря мощной поддержке тех же ЗЕМЛЯН средствами массмедиа – первые шаги на новом пути дались ему нелегко, а его группе СОЮЗ пришлось столкнуться со всеми трудностями, которые обычно поджидают дебютантов.

Игорь Романов родился 2 октября 1953 года в Ленинграде, подружился с гитарой подростком, дебютировал в школьной группе, а потом поступил в Музыкальное училище им. Мусоргского, где познакомился со многими будущими коллегами по профессиональной сцене. Впервые он обратил на себя внимание, выступая с известной певицей Валентиной Дегтяревой в плавучем ресторане «Кронверк» летом 1976-го, откуда был приглашен в ряды РОССИЯН. После РОССИЯН Романов играл с СОЛНЦЕМ, АПРЕЛЕМ, ЗЕМЛЯНАМИ, КАКАДУ и опять с ЗЕМЛЯНАМИ, куда с его подачи попал клавишник и певец КАКАДУ Сергей Скачков.

До начала перестройки ЗЕМЛЯНЕ безраздельно царили в музыкальном телеэфире СССР, но с появлением новых возможностей для самореализации костяк группы начал рассыпаться. Первыми, в октябре 1985-го, ушли Романов и их барабанщик Валерий Брусиловский, который стартовал в ГОЛЬФСТРИМЕ и СОЛНЦЕ, а позднее вкусил плодов славы в столичном джаз-роковом АРСЕНАЛЕ Алексея Козлова и его продолжении, группе КВАДРО.

В течение следующих нескольких месяцев Романов и Брусиловский методично прослушивали кандидатов в свою новую группу, которых искали, как правило, в стенах музыкальных училищ. К началу 1987-го СОЮЗ был укомплектован: в его состав вошли Александр Кривцов, бас, Виктор Дробыш, клавишные, и Валерий Горшеничев, вокал. Последний до этого пел в Рок-клубе с группой ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН.

В марте 1987-го СОЮЗ с шумом дебютировал, дав серию концертов на арене СКК и исполняя песни Романова, написанные главным образом на стихи молодого поэта Николая Денисова. В музыкальном отношении эти песни не выходили за рамки тогдашнего рок-мэйнстрима: добротный мелодический металл с легкой примесью арт-рока, хотя такие вещи как «Учитель успеха» и «Ливень» имели все шансы стать хитами.

Группа много гастролировала по стране. В июле 1987-го Кривцов ушел в новую версию ЗЕМЛЯН, и бас-гитаристом стал Олег Пичуркин. В ноябре 1987-го, когда СОЮЗ начал записывать на студии «Мелодия» свой дебютный альбом «Учитель успеха», его покинул Брусиловский, приглашенный аккомпанировать джазовому вокальному ансамблю ДАЙДЖЕСТ; новым барабанщиком стал Сергей Дронов.

Из-за вечной неповоротливости фирмы «Мелодия» «Учитель успеха» увидел свет лишь летом 1988-го, когда его материал отчасти утратил актуальность и особого резонанса не вызвал. В том же июне Дронова, ушедшего в поп-группу ПАССАЖИРЫ, сменил только что вернувшийся из армии мастер барабанных дел Константин Иванов (экс-ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ, АРС, ДИЛИЖАНС). Этим составом СОЮЗ в сентябре нанес первый визит в Западную Германию, где сыграл несколько тепло принятых публикой концертов – успех побудил европейских промоутеров пригласить группу в Германию еще раз, в начале 1989-го.

Следствием европейских вояжей СОЮЗА стало то, что они потеряли очередного барабанщика: той же зимой Иванов решил поселиться в Голландии, где живет по сей день. Весной 1989 года его место занял Владимир Ушаков. Помимо того на отдельных концертах в этот период Олега Пичуркина подменял бас-гитарист Александр Шумилов из ансамбля ДРУЖБА.

В мае 1989 года на студии «Орион» был записан и вскоре вышел второй альбом СОЮЗА «Красный свет» – более цельный, отвечающий задачам момента и лучше отражающий тогдашнее состояние и репертуар группы. Соавтором Романова на этот раз выступил известный московский поэт-песенник Александр Шаганов (позже он много работал с продюсером Игорем Матвиенко).

С окончанием 80-х, однако, дела у СОЮЗА пошли хуже. Впрочем, не у него одного: маятник общественного внимания, еще недавно нацеленного на рок во всех его проявлениях, неминуемо качнулся в другую сторону, и широкая публика кинулась слушать примитивную постсоветскую попсу, оставив без поддержки и героев Рок-клуба, и филармонический металл.

В сезоне 1989/90 года Романов несколько раз выступал вместе со Скачковым, на волне ностальгии исполняя хиты времен ЗЕМЛЯН, но основательно взяться за возрождение группы не пожелал. Более того, в октябре 1990-го Игорь распустил СОЮЗ и на какое-то время пропал из виду. Ушаков и Горшеничев объединились со Скачковым в новых ЗЕМЛЯНАХ, а Дробыш нашел работу в Центре Владимира Киселева, откуда в 1994 году перешел в группу PUSHKING.

Игорь Романов вернулся на сцену в 1994-м с инструментальным трио ROMANOFF, в котором ему аккомпанировали Пичуркин и Ушаков, а на дебютном альбоме «Угарочки» отметился и Дробыш. Позднее Игорь планировал возродить и свою песенную программу, для чего хотел привлечь Горшеничева, но этот план так и не был реализован. Сам Романов был приглашен сначала в группу НЭП, а в конце 2003-го в АЛИСУ.

Кривцов работал с основателем КРУИЗА Валерием Гаиной в его группе GAIN A, после чего переехал в США и живет в Лос-Анджелесе. Шумилов играл в БИТТЕ ДРИТТЕ и РУССКОМ МУЗЕЕ. Дронов стал директором ПОЮЩИХ ГИТАР, а Дробыш – одним из основных хитмэйкеров и продюсеров московского эстрадного пула. Альбомы СОЮЗА с конца 80-х не переиздавались.

Дискография:

Учитель успеха (1987); Красный свет (1989).

ROMANOFF:

Угарочки (1995); Achtung! Ахтунг! (1995); Зоофилические фантазии (1997).

СОЮЗ КОММЕРЧЕСКОГО АВАНГАРДА.

Вопреки своему названию (которое не связано со спортивными достижениями армейцев или ямайскими ритмами и расшифровывается как СОЮЗ КОММЕРЧЕСКОГО АВАНГАРДА), питерская группа С.К.А. играет музыку, которая не является авангардом в привычном понимании этого слова и не обладает коммерческим потенциалом в терминах поколения MTV. Явное противоречие в определении? Ничуть!

С.К.А. организовали летом 1996 года саксофонист АУКЦЫОНА Николай Рубанов и вокалист ныне недействующей группы ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ Михаил Берников. Впервые они начали музицировать вместе на рубеже 80-х в рядах инструментального трио ПЧЕЛЫ И ГЕЛИКОПТЕР, третьим участником которого был пианист Михаил «Сэм» Семенов. Потом Семенов играл в РОК-ШТАТЕ, а Берников в ВЫХОДЕ, но в 1985-м они с Рубановым снова встретились во ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ. Два года спустя там появился и Сэм, однако Рубанова к тому времени переманили в АУКЦЫОН, но все трое не теряли надежды возобновить свои экзерсисы. К сожалению, летом 1996-го Семенов при неустановленных обстоятельствах погиб у себя дома вскоре после возвращения с гастролей по Германии в составе BRAIN DRAIN – по иронии судьбы, он зарабатывал там на новые клавишные, – но двое других все же реализовали свой замысел.

Заключался же он в создании нового звукового пространства, в котором на равных сосуществовали бы импровизационная и композиционная, электронная и акустическая музыка, стандарты рока и поп-клише, приемы академической и современной камерной музыки, джазовые цитаты и этнические интонации, а суммирующим все это фактором была своего рода песенная форма, основанная на поэзии абсурда, музыкальной иронии и сценической эксцентрике.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СОЮЗ КОММЕРЧЕСКОГО АВАНГАРДА.

Фото: В. Конрадт.

Концепция группы за годы ее существования особых изменений не претерпела, а все элементы новизны в нее – согласно джазовым традициям – привносили регулярные смены состава и инструментария. (Что-то подобное практиковал в своей ПОП-МЕХАНИКЕ Сергей Курехин, хотя он тяготел к куда более свободной форме изложения.).

Первые концерты С.К.А. дал летом 1996 года в клубах «Арт-Клиника» и «Гора». В состав группы тогда входили Рубанов, тенор и сопрано-саксофоны, жалейка, бас-кларнет, клавишные, Берников, вокал, шумы, блок-флейты, клавишные, и Михаил Коловский (ТОТАЛИТАРНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ СЕКТА, АУКЦЫОН), туба. Тем летом в концертах также участвовали Кирилл Миллер (пионерский горн), Эрик Овельян, флейта, Валерий Дудкин (экс-ЗГА), гитара, и Олег Шавкунов (ОЛЕ ЛУКОЙЕ), перкуссия. Выступления в «Арт-Клинике» и клубе «OLBI Jazz» были отсняты и положили начало обширной видео-коллекции С.К.А.

Осенью к базовому трио присоединилась барабанщица Катя Федорова (экс-36.6, NORD FOLKS), а в феврале 1997 года ритм-секцию укрепил Дмитрий Фомичев, бас. Они регулярно играли в клубе «JFC», а в апреле впервые выбрались в Москву и дали концерт в ЦДХ.

В конце того же лета Фомичев ушел, и бас-гитаристом стал бывший коллега Федоровой по 36.6 Илья Разин. Одновременно с ним в С.К.А. влился Игорь Каим – он играл на акустической гитаре с нейлоновыми струнами и уже был известен по дуэту с Рашидом Фаниным и группе САМКХА. До конца года С.К.А. дал несколько концертов в «Полигоне», «Зоопарке», «Молоке» и т. д., а в декабре расширил свой состав до октета, когда в группу пришли вокалистки Юля Судакова и Лена Залесская.

Наиболее важными событиями этого периода стали выступления на фестивале «Другая музыка» (февраль) и галерее «Борей» (апрель). К середине 1998-го обе певицы пропали, а С.К.А. в составе: Рубанов, Берников, Коловский, Разин, Федорова, Каим выступил на «Kalott Jazz & Blues Festival» в Швеции в июне 1998-го. По возвращении в Питер группу покинул Каим. Начались эксперименты с составом.

На протяжении осени на концертах С.К.А. появлялись певицы Лера Касьяник (Lera GEHNER BAND) и Полина Руновская, тромбонист Рамиль Шамсутдинов (MARKSCHEIDER KUNST), тот же Кирилл Миллер и гитарист ритм-энд-блюзовой ЧУФЕЛЛЫ МАРЗУФЕЛЛЫ Виталий «Витал» Васильев. В декабре Илья Разин ушел и собрал собственную группу ПОЛЮСА. Бас-гитару взял в руки Юрий Дегтярев (экс-НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ). Его дебют состоялся на Рождественском концерте в «Молоке», гостями которого стали Владимир Матушкин (MARKSCHEIDER KUNST), гитара, и Наташа Кордюкова (БАБСЛЭЙ), вокал.

В середине 1999 года в С.К.А. появились гитарист Виталий Кучеров (ТОТАЛИТАРНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ СЕКТА, НОРМА ФОРМЫ) и перкуссионист Алексей Иванов (ранее в ВАКУУМЕ, НОЧНЫХ СНАЙПЕРАХ и МОЕМ МЕТРО) – а после того как в декабре 1999-го Катя Федорова ушла, чтобы сосредоточить все силы на своей группе БАБСЛЭЙ, он сменил перкуссию на барабаны.

Этот на удивление стабильный состав просуществовал до лета 2002-го, играл в «Зоопарке», «Грибоедове», «JFC», «Факультете» и записывал свою музыку на предмет дальнейшего издания. В 2002-м Дегтярева (позднее СОЛНЕЧНЫЙ УДАР, ДОСТОЕВСКИЙ ИДИОТ) сменил Кирилл Клюшин (экс-АЙ-ХО, ТОКИО).

Параллельно Рубанов продолжал работать с АУКЦЫОНОМ, отметился в последней группе Дюши Романова DUSHA GROUP и московско-питерском проекте SAX MAFIA, собрал импровизационные комбо ПИТЕРСКИЕ БАРСЫ, РУ2 (с Полиной Руновской) и ОРР (+ Огородов и Рагазанов). Пару раз, когда Рубанов был на гастролях, Берников выступал под вывеской С.К.А. без него, призывая на помощь Рамиля Шамсутдинова.

Кучеров, Коловский и Иванов с 2001 года участвуют в группе Шамсутдинова НАДО ПОДУМАТЬ, а Кучеров также плотно задействован в TRIBAL MASSIVE ORCHESTRA, с которыми много выступал, гастролировал и записывался. Позднее к нему в этой группе присоединились и Коловский с Ивановым. Кирилл Клюшин в 2003 году был приглашен в группу ТВОЯ СМЕРТЬ.

В июне 2003-го московский лэйбл «Странные Звуки Рекордз» издал дебютный альбом С.К.А. «Песни гадкого утенка», который составили фрагменты выступлений, записанных на протяжении 2000–2002 годов для неизданных пока альбомов «Эпитафия растаявшему снегу» (2000), «Апрель» (2001) и «Сентябрь» (2002). В марте 2004-го «Странные Звуки» увеличили дискографию С.К.А. еще на две строки, издав альбомы импровизационной музыки «Парад планет» и «Подводная музыка», а в том же сентябре свет увидел студийный альбом группы «Грибы выросли», в записи которого участвовал Гоша Солнцев из ШУМОВ РОССИИ.

В 2002 году С.К.А. выступил на питерском open air фестивале «Окна Открой!», а начиная с весны 2003-го участвовал во всех мероприятиях фестиваля S.K.I.F., в т. ч. и в его специальной голландской программе. В сентябре 2005-го С.К.А. покинул Коловский, который занят в ряде других проектов.

Дискография:

Эпитафия растаявшему снегу (2000); Апрель (2001); Сентябрь (2002); Песни гадкого утенка (2003); Парад планет (2004); Подводная музыка (2004); Грибы выросли (2004).

СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК – явление для питерской рок-сцены если не уникальное, то несомненно нехарактерное. Без малого двадцать лет они, регулярно меняя состав и репертуар, колесили по клубам и танцплощадкам Питера и его окрестностей, успешно сочетали верность идеалам рока 60-х с ориентацией на самые актуальные идиомы популярной музыки всего мира, а собственный материал – с каверами любимых хитов, начисто отказавшись от пафоса и многозначительности, свойственной многим героям Рок-клуба.

В полной превратностей и донельзя запутанной биографии СОЮЗА есть лишь один неизменный фактор – его основатель, певец, гитарист и автор песен Владимир Козлов. Он родился в Ленинграде 18 июня 1955 года, т. е. ровно через тринадцать лет после Пола Маккартни, что до некоторой степени объясняет его непреходящий интерес к музыке Ливерпульской Четверки – впрочем, нечто подобное может сказать о себе подавляющее большинство отечественных рок-музыкантов, родившихся между 1950-м и 1960-м. В девятом классе, в октябре 1970-го, он организовал первую версию своей – пока еще безымянной – группы: Владимир Козлов, бас, вокал, Сергей Горохов и Александр Панфиленков, гитары, и Сергей Еремин, барабаны. Первые трое были одноклассниками, а Еремин учился классом младше и познакомился с ними в музыкальном кружке, где они осваивали фортепьяно.

Поначалу их репертуар на сто процентов состоял из школярских переложений песен THE BEATLES, точкой приложения сил служили в основном школьные вечера, а названия менялись еженедельно (среди вариантов было, например, неожиданное ГОЛУБОЙ ВЕРТОЛЕТ), пока весной 1973-го – к тому времени Козлов уже стал студентом Института культуры, а группа собиралась лишь от случая к случаю – кто-то из них не произнес фразу СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ ПОП (два года спустя, ввиду явной девальвации понятия «ПОП», оно было безболезненно заменено на «РОК», и с тех пор название оставалось неизменным).

Тогда же, в начале 70-х, Володя Козлов дебютировал и как автор песен: его мелодии были инспирированы как британским битом, так и тем, что подпадает под определение городского романса, а тексты были полны немного наивного бытописательства («Не жди его, Таня», «Михайловский сад» и т. п.). Иногда в роли автора выступал и Саша Панфиленков.

В мае 1974-го, когда регулярный состав СОЮЗА разъехался на каникулы, Володя получил первый профессиональный ангажемент и до августа устроился играть на танцах в Колтушах, где делил время с ГЕЗАМИ. В этой временной версии группы на гитаре играл Константин Савельев, а на барабанах – Валерий Кравцов. 31 августа СОЮЗ в первый раз принял участие в настоящем сэйшене в клубе на станции Можайская, где играли те же ГЕЗЫ и уже известные в городе РОССИЯНЕ.

Начиная с сентября СОЮЗ ЛМР в прежнем составе играл в клубе студгородка на Ново-Измайловском. В ноябре 1974-го Горохова сменил их школьный знакомый Евгений Гутман (позднее известный как Кетов). Они сыграли на новогодней елке в Лесотехнической академии, но неумолимая логика истории, неизбежно разделявшая тех, для кого рок-н-ролл являлся хобби, и тех, кто им жил, привела к тому, что в феврале 1975 года первый СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК распался. Панфиленков бросил музыку, Еремин, который учился на звукорежиссера в Институте киноинженеров, с легкой руки Козлова стал участником группы WINDBREAKERS, а сам Володя был приглашен гитаристом в, пожалуй, самую популярную группу тогдашнего рок-н-ролльного Питера, БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ.

Альянс обещал взаимную выгоду, поскольку у Козлова было весьма приличное по тем временам помещение для репетиций, а у КОЛОКОЛА – аппаратура и, что самое важное, имя. Боевое крещение Козлова в рядах БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА состоялось 26 февраля на концерте в Доме композиторов, участие в котором принимали также РОССИЯНЕ и АКВАРЕЛЬ (при участии Севы Гаккеля, блиставшего на экзотической для рока виолончели).

В марте КОЛОКОЛ – вместе с МИФАМИ – выступил на Днях молодежи в Таллине, в мае дал нашумевший концерт в Академии художеств, а на лето устроился в ДК «Детскосельский» в Пушкине, однако условия администрации не устроили музыкантов, и в июне БЖК переехали в Понтонную, а Козлов ушел и на месяц присоединился к еще одним долгожителям питерской рок-сцены, группе БЕЛЫЕ СТРЕЛЫ.

В июле 1975-го Володя вернулся-таки в ДК «Детскосельский», где организовал вторую версию СОЮЗА. Она долго не могла упрочить состав: все лето и осень Козлов играл на пару с Женей Кетовым, регулярно меняя барабанщиков. Лишь к февралю 1976 года подходящие музыканты были найдены: гитаристом стал Игорь Алалыкин, бас-гитару взял в руки Вячеслав Хрусталев, а за барабаны, так и не найдя достойного кандидата, сел сам Козлов.

2 апреля 1976 года СЛМР принял участие в праздновании Дня рождения Джорджа Харрисона в клубе на улице Бабушкина. В его составе на этом этапе возник барабанщик Сергей Макаров. СОЮЗ выступил уверенно и энергично, повергнув зал в состояние эйфории, а также выступил в роли бэк-группы клавишника МИФОВ Юрия Степанова. Помимо них участие в концерте принимали ГОЛЬФСТРИМ, АКВАРИУМ и Ольга Першина.

Следующие два месяца группа репетировала в Доме архитектора, где Макарова сменил новый барабанщик Андрей Ольшанский, а звукорежиссером стал Николай Сазонов из РЕКВИЕМА. 18 июня в кафе «Сонеты» был с размахом отпразднован День рождения Пола Маккартни. В акции участвовали СЛМР, АКВАРИУМ, Першина, Юрий Ильченко и Володя Ермолин с группой РЕМОНТ. Вообще этот период стал, пожалуй, самым ярким в истории СЛМР 70-х. Летом группа отправилась нести культуру в массы: сначала в Володарский, а потом в Красное Село. Осень была сумбурной и запомнилась разве что празднованием Дня рождения Джона Леннона (9.10.76) где-то на юго-западе.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Фото: архив группы.

Между тем этот период был для питерского рока не самым лучшим: ведущие группы либо распались, либо разбрелись по филармониям и ресторанам, в то время как все лавры пожинала московская МАШИНА ВРЕМЕНИ – впрочем, будем откровенны, вполне заслуженно. На фоне этого кризиса взлет популярности до тех пор не особо известного СОЮЗА в 1977–1978 годах выглядел удивительным и необъяснимым феноменом.

Все началось с того, что в январе 1977-го в поисках новой точки приложения сил СЛМР очутился в едва ли не самом отдаленном уголке Питера, Уткиной Заводи – небольшом микрорайоне на правом берегу Невы, населенном главным образом не самой рок-н-ролльной публикой – работниками совхоза «Красный Октябрь». Начав выступать при почти полном равнодушии публики, СОЮЗ сумел заинтриговать ее не столько кавер-версиями зарубежных хитов, сколько собственными песнями с их привкусом подростковой драмы и танцевальными ритмами. Уже через месяц слухи сделали свое дело: народ в клуб начал съезжаться со всего города, а песни СОЮЗА переписывали с магнитофона на магнитофон. В начале года Хрусталев и Сазонов ушли, чтобы собрать свою группу ОСЕНЬ.

Состав группы продолжал меняться: в феврале Хрусталева на пару недель сменил приятель АКВАРИУМА Михаил «Майк» Науменко, но, увы, не задержался и ушел блуждать по группам, пока не организовал свой ЗООПАРК. В марте в кандидатах ходил ветеран Михаил Кудрявцев (экс-НУ, ПОГОДИ! Юрий Морозов и т. д.). На втором Дне рождения Маккартни в Славянке состав СЛМР усилили гитарист Сергей Перекрестов и сессионный бас-гитарист Артур Ладенко, а на Празднике урожая в Невском лесопарке обоих сменил очередной бас-гитарист Валерий Шереметев, хотя в сентябре ушел и он. Как и прежде, пробоину в борту пришлось закрывать самому Капитану.

Поздней осенью 1977-го, на вершине популярности (почти треть первого номера самиздатовского журнала «Рокси» была посвящена исключительно СОЮЗУ и его лидеру) Володя Козлов был призван в армию. Уткинская эпопея вскоре завершилась, а барабанщик Ольшанский отбыл в армию через полгода и даже попал в одну часть с Козловым – к слову, там уже служил и их старый коллега Хрусталев. На следующие два года вся компания стала участниками гарнизонного ВИА ТОВАРИЩ.

За это время настоящий СОЮЗ собирался дважды: в первый раз, на очередном Дне рождения Джорджа на 6-й Советской, где они были единственными, кто весь вечер играл песни юбиляра, а второй – в октябре 1978-го, на рок-ривайвл-шоу «Long Live Rock'n'Roll!» в ТЦ на проспекте Руставели, вместе с АКВАРИУМОМ и Майком Науменко. Именно там впервые прозвучала самая известная баллада в репертуаре СЛМР «Можно, я буду». Они выступали в составе: Володя Козлов и Сергей Перекрестов, гитары, Андрей Ольшанский, барабаны, и его брат Олег Ольшанский, бас.

Все остальное время СЛМР замещала группа СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ, исполнявшая на танцах репертуар, позаимствованный у СОЮЗА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, МИФОВ и КОЛОКОЛА, но в начале 1979 года она распалась, став жертвой кучки аферистов, лишивших ее всей аппаратуры. Чуть позже на обломках СТИХИЙНОГО БЕДСТВИЯ образовалась группа КОСМОС. Алалыкин летом 1984 стал участником группы АТЛАС (они же старые ЗЕМЛЯНЕ).

Володя Козлов демобилизовался под самый новый 1980 год. Полгода он играл с безымянной группой на танцах в Песочном, после чего вместе с Ольшанским завербовался в Кустанайскую филармонию. Вершиной их филармонической карьеры стали концерты в пятитысячном зале Дворца культуры им. Ленина в Алма-Ате осенью 1980 года.

Только весной 1981-го СОЮЗ был возрожден. Составом: Козлов, гитара, Олег Вальякка, гитара, Святослав Образцов, бас (оба пришли из группы ПРАЙД), и Сергей Еремин, барабаны, они сменили в неизбежном Песочном ЛАБИРИНТ. В июне к ним присоединился клавишник Анатолий Стропилов. В тот же период в репертуаре СЛМР появился рэггей – Козлов был, вероятно, первым в нашей стране музыкантом, кто обратился к этой непривычной для русского слуха музыкальной формуле, а в репертуар группы в разное время входили номера в стиле рэггей «Не сон ли?» (кавер «So Lonely» THE POLICE), «Как будто много раз» Эдди Гранта, а также оригиналы «Музыка рэггей», «Тяжелый рок» и т. п.

К тому же времени относится и сотрудничество Володи Козлова с АКВАРИУМОМ: именно он записал рэггейную гитару в студийной версии их «Вавилона», а позднее играл на гитаре в одном номере «Треугольника» («Поручик Иванов») и в нескольких песнях «Радио Африки».

Следующее увлечение Козлова, рокабилли, пополнило репертуар группы такими номерами, как «Мамы-папы» и «Рокабилли-рок».

К августу 1981-го сложился очередной состав СЛМР: Козлов, Стропилов, Еремин плюс гитарист Василий Горин (в 70-х играл на различных танцплощадках) и бас-гитарист Борис Аксенов (экс-РОССИЯНЕ, СОЛНЦЕ, ЗЕМЛЯНЕ и т. д.). Эта версия группы была, пожалуй, самой профессионально крепкой в ее истории. В сентябре 1981 года они устроились играть на танцах в знаменитый в те годы сад им. Бабушкина, с которым были связаны большую часть своей дальнейшей биографии. В числе первых СЛМР вступил в Рок-клуб и дебютировали на его сцене 13 февраля 1982 года вместе с АКВАРИУМОМ и МИФАМИ.

Следующим летом и этот СОЮЗ распался. Горин ушел в ДИЛИЖАНС, Боб Аксенов вернулся к ЗЕМЛЯНАМ, а Стропилов пропал из виду. Козлов, впрочем, тут же набрал новую версию группы: за клавишные сел Владимир Сайко, игравший с загадочной группой SPARTAK (фактически предтечей СТРАННЫХ ИГР), а бас временно взял в руки Гена Барихновский из МИФОВ. Они играли в Интерклубе моряков, в кафе «Белые ночи», а всю осень провели в ДК им. Крупской. К осени нашелся постоянный бас-гитарист Георгий «Гоша» Соловьев (экс-ИГРА), а место сменившего барабаны на звукорежиссерский пульт Еремина занял Дмитрий Зубарь (экс-ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ, МИФЫ).

В январе 1983 года СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК на два года бросил якорь в ДК моряков на Двинской. Музыканты в его составе продолжали меняться. Февраль 1983-го: из распавшегося ЗОЛОТОГО ВРЕМЕНИ пришел гитарист и певец Петр Самойлов. Июль: сбежавшего к РОССИЯНАМ Соловьева сменил приятель Зубаря Андрей Суханов. Октябрь: Самойлов ушел в МАГИЮ (позднее АЛИСА), однако появился трубач Олег Васильев (экс-ЛЕСНОЙ ПРОСПЕКТ)… Когда в феврале 1985-го СЛМР на пару месяцев переехал в ЛДМ, Васильева сменил саксофонист Михаил Сориц.

III фестиваль Рок-клуба (март 1985 года) оказался для СОЮЗА не самым удачным: он открывал программу, и Еремин выстраивал звук по ходу выступления. Тем не менее оно показало, что группа не стоит на месте, а новым увлечением Козлова и компании стал электропоп («Электронный сюрприз», «Утро»).

Сразу после фестиваля СЛМР вернулся в сад Бабушкина – без особой радости и желания. Как показали дальнейшие события, не случайно: в апреле 1986 года танцплощадка сгорела дотла – вместе с аппаратурой и инструментами группы. Но СОЮЗ не распался. (Кстати, со времени фестиваля его состав обновился почти наполовину: в июле 1985-го вместо Зубаря за барабанами появился Сергей Шарков, поклонник группы со времен Песочного, в октябре их состав усилил универсальный музыкант Роман Капорин, саксофон, флейта, гитара, игравший в МИФАХ, КОМЕТЕ и ансамбле старинной музыки Геннадия Гольштейна PRO ANIMA, а в ноябре 1985 года ушедшего в ФОРУМ Сайко сменил основатель МАНУФАКТУРЫ, клавишник и певец Олег Скиба, чьи песни органично пополнили репертуар СЛМР.).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Фото: В. Конрадт.

Взяв вынужденный тайм-аут, СЛМР принялся за возрождение своего арсенала, а в августе 1986-го вернулся на сцену ДК им. Свердлова. Его состав пополнил клавишник Игорь Рудик, до этого игравший в Металлострое с группой АРС: в одних песнях он дублировал Суханова на клавишном басу, в других исполнял собственные партии. Два раза в неделю СОЮЗ выступал на танцах у себя во дворце, а иногда наведывался в престижный Дворец Молодежи, где играл на местной дискотеке.

В декабре СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК сорвал аплодисменты на рок-фестивале в Куйбышеве (ныне Самара), где также выступали ДЖУНГЛИ, несколько местных групп и представительная делегация из столицы (НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ, ЦЕНТР и БРИГАДА С). Перед самым Новым годом вместе с АВИА они съездили в Таллин.

В начале 1987-го газета «Смена» назвала СОЮЗ в числе своих «надежд года», благодаря чему ему выделили студийное время в Доме радио. Была записана песня Скибы «Телевидение», позднее прозвучавшая на волнах радиостанции «Юность», хотя погоды это, конечно, не сделало. Весной группа выступала в ДК им. Свердлова с АКВАРИУМОМ и ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКОЙ, а в том же мае вместе с последней побывала на гастролях в заполярной Воркуте. Сразу по возвращении и этот состав распался.

Суханов покинул музыку, а Скиба, Рудик и Капорин возродили МАНУФАКТУРУ (чуть позже последние двое добились известности как группа ДЕТИ); новыми участниками СЛМР стали Игорь Юшкевич, бас, и Михаил Остроумов, клавишные. Наконец, в сентябре 1987-го в рядах СОЮЗА появился старый приятель Козлова, экс-вокалист группы POSTSCRIPTUM Иван Боровиков. Впрочем, эта версия СЛМР почти не выступала и на следующий год незаметно развалилась.

В самом начале 90-х Володя Козлов собрал группу DOWN TOWN WILD, с которой играл классику рок-н-ролла в ресторане гостиницы «Европейская» (кстати, там к нему снова присоединился Рудик), позднее занимался аппаратурой и переводами (в частности, текстов DDT на английский язык!). На рубеже III тысячелетия его сын Никита, с середины 90-х игравший со своими группами MOONDOGS, а позже ЛУННЫЕ СОБАЧКИ, добился коммерческого успеха под именем СЕГОДНЯ НОЧЬЮ.

Ваня Боровиков много лет трудился на «Радио „Балтика“», а затем на «Русском Радио». Сергей Еремин был звукорежиссером Рок-клуба, работал с ФОРУМОМ, а в 2000–2002 годах – с НОЧНЫМИ СНАЙПЕРАМИ. Сергей Шарков барабанил в НОЛЕ, ОБЪЕКТЕ НАСМЕШЕК и ФОРУМЕ. В музыке или массмедиа остались и еще как минимум человек двадцать из немалочисленных рядов ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, в т. ч. Борис Аксенов (ФИНСКИЙЗАЛИФ), Гоша Соловьев (ЗЛОДЕИ, НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ), Петр Самойлов (АЛИСА), Игорь Рудик (Федор Чистяков & ЗЕЛЕНАЯ КОМНАТА), Олег Васильев (АУКЦЫОН, соло и т. д.), Роман Капорин, Михаил Остроумов и др.

Записи СОЮЗА ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК до сих пор не собраны и не изданы, хотя Володя Козлов занимался их реставрацией.

СП БАБАЙ.

Вопреки рок-н-ролльным традициям, предполагающим строгое соблюдение чистоты жанра, питерская группа СП БАБАЙ никогда не ограничивала себя какими бы то ни было стилевыми рамками, существуя на обширной территории между рок-мэйнстримом, авторской песней и городским романсом или, как его еще называют, русским шансоном, а лидер группы, прозвище которого и стало ее названием, Михаил «Бабай» Новицкий помимо музыки занимается живописью и театром, а также выпустил книги стихов и детских сказок.

Михаил Новицкий родился 17 декабря 1963 года в Браилове Жмеринского района Винницкой области (ныне Украина), однако большую часть детства провел в Казахстане, чему и обязан своим прозвищем. Кочуя с семьей по Северному Казахстану, Бабай окончил школу и строительный техникум, а в начале 80-х впервые оказался в Питере, куда окончательно перебрался летом 1985-го, после службы в армии. Год он занимался в театре-студии «Перекресток» Вениамина Фильштинского, а в середине 1986-го поступил в ЛГИТМиК, где, кстати, учился на одном потоке с будущим вокалистом АУКЦЫОНА и АТЫ-БАТЫ, а впоследствии популярным актером Евгением Дятловым.

Между тем еще в Казахстане Новицкий начал сочинять песни и петь их под гитару, а осенью 1989-го, уже в Питере, открыл этакий неофициальный клуб. Он размещался в подвале на улице Блохина, 15, через стенку от легендарной ныне котельной «Камчатка». Именно там осенью 1989-го и появилась на свет его первая группа АВТОБУС, в состав которой вошли сам Бабай, гитара и вокал, Анатолий Козлов, бас, и Игорь Конек, барабаны. АВТОБУС выступал у себя в подвале (тогда его называли концертным залом «Камчатка», хотя позднее, чтобы избавиться от докучливых поклонников КИНО, ему присвоили новое имя «Чукотка»), «Театре нерешенных проблем» на Лиговке и в театре «Перекресток» (куда в 1990 году по окончании института распределился Новицкий), а также выезжал в Красное Село.

АВТОБУС регулярно записывался, используя для этого магнитофон «Нота», – эти записи составили два первых альбома группы, «Перекресток» (1990) и «03–16» (1991). Порой на «Чукотке» выступали и другие жанрово близкие группы, в т. ч. СЕДЬМОЕ НЕБО, ДИВО, ВВС, ВЗРОСЛЫЕ ДЕТИ и проч.

Параллельно Бабай продолжал играть в театре: помимо «Перекрестка» это был «Театр сказки на Неве», а еще позже – «Театр миниатюр», с которым он объездил полстраны. Это, однако, мешало его музыкальным планам, и в 1992-м Михаил из театра ушел, сменив лицедейство на кровельные работы. (Позднее он успешно использовал свой театральный опыт, играя роль Деда Мороза на новогодних елках.).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СП БАБАЙ: М. Новицкий.

Фото: А. Федечко-Мацкевич.

Эволюционируя от хард-рока к рэггей и балладам, за первую половину 90-х группа накопила песен еще на два альбома, «Репей-31» и «Чукотка» (оба в 1994-м). К этому времени состав АВТОБУСА усилил студент-медик, будущий хирург, а по совместительству скрипач Ярослав Геращенко. Он познакомил Бабая с экс-редактором самиздатского журнала «Рокси» Сашей Старцевым, с подачи которого несколько песен группы попало в эфир самой популярной в то время радиостанции «Катюша».

Понимая, что с домашними записями далеко не уедешь, группа начала искать возможность записаться профессионально. Она представилась в 1993-м, когда Бабай познакомился с экс-вокалистом хард-рок группы ПРЯМАЯ РЕЧЬ Павлом Эльстером, который в то время работал в Доме музыки на «Нарвской». Эльстер, Александр Бороусов и Алексей (тогда еще не Профессор) Лебединский помогли группе записать несколько песен («Интерблюз», «Маленькие ручки», «Если б я любил», «Последний день», «Сосна», «Я – урод»), позже вошедшие в альбом «Я – урод».

К этому времени АВТОБУС по сути дела прекратил существование: Конек уехал на Украину, а на его место по рекомендации Старцева был приглашен Николай Корзинин, в 70-х барабанщик легендарного САНКТ-ПЕТЕРБУРГА и лидер БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА. В тот период он изредка играл в возрожденном ПЕТЕРБУРГЕ и с группой ХРАМ МИРА. Вслед за этим пропал и Козлов, который решил заняться литературой. Бас взял в руки Андрей «Тони» Бредов, за пару месяцев до этого уволенный из хиппанской группы ПТИЦА СИ.

Поскольку концепция группы претерпела существенные изменения, возникла необходимость дать ей новое название. Аббревиатура СП нравилась тем, что позволяла различные толкования – от «свободный полет» до «сучий потрох» и т. п. Впоследствии к ней логично приклеилось прозвище лидера группы – так на свет и появился СП БАБАЙ.

По протекции Корзинина в начале 1996 года они переехали в только что открытый клуб «Перевал», где уже репетировал ХРАМ МИРА. Бредов вернулся в ПТИЦУ СИ, а его место занял завсегдатай «Чукотки» Алексей «Густав» Достоевский (к слову, праправнук знаменитого писателя). Следом в СП БАБАЙ появилась флейтистка Наталья Васенева (экс-ДОКТОР ГАСПАР). В тот же период группа ограниченным тиражом выпустила свой дебютный альбом «Свободный полет» (1996).

Соседство с ХРАМОМ МИРА привело к тому, что Слава Геращенко начал играть с ним и в конце концов ушел туда окончательно. (Гитарист ХРАМА Акмаль Нигматов, в свою очередь, пару раз сыграл с СП БАБАЙ в «Перевале», но не прижился.) Новой скрипачкой стала Мария Бессонова, в то время участница еще одних завсегдатаев «Перевала» AD LIBITUM. Время от времени Корзинина, занятого то в ХРАМЕ МИРА, то в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, подменял барабанщик ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ Дмитрий «Лоботряс» Романов, а перкуссионистом в середине 1996-го стал Игорь Федянин, перебравшийся в Питер из Лисичанска. Он, правда, вскоре ушел и собрал собственную группу РОЗОВЫЙ ПАНК.

Первым крупным успехом СП БАБАЙ стало участие в III фестивале уличных музыкантов «Поющий Невский», который проходил на Думской площади в первых числах сентября 1996-го. Группа (в составе: Бабай, Густав, Лоботряс, Маша и Наташа) с первых же тактов расположила к себе и публику, и жюри, которое без особых споров присудило ей первое место.

Сразу после фестиваля в группу вернулся Игорь Федянин – на этот раз как гитарист, баянист и автор части репертуара. С началом второго сезона в «Перевале» (октябрь 1996-го) СП БАБАЙ продолжали играть там, периодически выезжая в другие залы. Так, зимой в клубе «Jam» к ним прибился неплохой барабанщик Игорь Жарков, сменивший крайне нестабильного Романова (позже тот играл в группах МОНАСТЫРЬ и ВЫХОДА НЕТ).

Немалую роль в популяризации группы сыграло ее участие в телепрограмме «Ржавые провода», которую делали на 5-м канале Валерий Обогрелов и Наташа Крусанова. В тот же период молодой режиссер Михаил Зельдин снял клипы на песни СП БАБАЙ «Прощаясь, руку дай» и «Важное дело». Их регулярно крутили на 22-м и 36-м каналах питерского ТВ. Из других значительных событий года следует отметить выход авторского поэтического сборника Михаила Новицкого «Стихи Бабайские», который выпустил на свои средства старый поклонник группы Александр Пиотровский.

Весной 1997-го СП БАБАЙ покинула Маша Бессонова, которая играла в МУЗЫКЕ Т, потом поступила в Театральный институт, надолго оставив музыку, и только осенью 2001-го вернулась на сцену с оркестром Паши Кашина. В том же апреле студия «Добролет» организовала персональную выставку живописи Михаила Новицкого, а 1 мая СП БАБАЙ выступили на очередном музыкальном четверге в салоне «Добролета».

7 июня группа, можно сказать, с боем прорвалась на сцену II рок-фестиваля «Театра DDT» во Дворце спорта «Юбилейный» – ее не было в программе, однако в последний момент Бабай уговорил Юрия Шевчука дать ему пять минут. Эти минуты стали для СП БАБАЙ звездными мгновениями: выйдя на сцену перед ЧАЙФОМ, они сорвали бурные аплодисменты своим ироничным антимилицейским гимном «С кокардой в голове» и разом увеличили свою аудиторию в несколько раз.

5 июня 1997 года СП БАБАЙ – вместе с DDT и десятком других питерских групп – сыграли на фестивале «Ночной вояж-97» на руинах старого замка в Выборге. Особо удачно там прозвучала кавер-версия популярной когда-то песни Марка Фрадкина и Роберта Рождественского «Я сегодня до зари встану».

Той же осенью Шевчук предложил СП БАБАЙ записаться на студии DDT. В роли звукорежиссера выступил Евгений «Лева» Левин (НЭП, позже АЛИСА). Работа шла осень и всю зиму; записывался материал как Новицкого, так и Федянина, однако в процессе сведения между двумя авторами начались жаркие споры, и Федянин ушел, так и не дописав свои песни (часть из них в том же году появилась на дебютном альбоме его очередной группы ПРОГНОЗ). Гитару взял в руки Андрей Карпов.

Состав СП БАБАЙ продолжал меняться: Достоевский и Васенева одновременно играли еще и в ПТИЦЕ СИ, поэтому первого еще до начала записи сменил Юрий Подлевских (А ЛЯ СКА), а вторая ушла сразу после ее окончания. Подменным барабанщиком и перкуссионистом некоторое время был Юрий Мочулов (тоже из А ЛЯ СКА), отец которого, к слову, некогда барабанил в РОССИЯНАХ.

С начала 1998 года Саша Пиотровский, который к этому времени стал директором СП БАБАЙ, начал устраивать группе сольные концерты: в клубе «Вулкан», ДК «Красный Октябрь» и т. д. Особо стоит отметить выступление в клубе «Гараж» весной – в этот день администрация университета решила закрыть клуб, и, чтобы не обмануть ожиданий публики, музыканты устроили импровизированный концерт прямо в парке у здания географического факультета!

Экономический кризис, совпавший с расколом в «Театре DDT», привел к тому, что альбом «С кокардой в голове» СП БАБАЙ пришлось издать на собственные средства при посредничестве «KDK Records».

Летом 1998-го ушел Жарков (позднее ДРУЖКИ, ВИКТОР и т. д.), а за барабанами появился Александр Матюхов. Тогда же с группой начал петь второй вокалист Сергей Амосов. С активизацией концертной деятельности в клубе «Зоопарк» СП БАБАЙ надолго стали завсегдатаями их афиши. В репертуаре группы, звук которой вновь потяжелел, появился кавер номера Майка Науменко (ЗООПАРК) «Хождения».

В ноябре промоутерская компания «Эс Пи Концерт» (где трудился программистом Пиотровский) пригласила СП БАБАЙ разогревать СПЛИН в ДК Ленсовета. В этот вечер (21.11.98) группа была в ударе и едва не затмила выступление самих виновников торжества. На Валентинов день, 14 февраля 1999 года, с подачи «Эс Пи Концерт» СП БАБАЙ сыграли на фестивале «Две недели до весны», среди героев которого были АУКЦЫОН, DЕАDУШКИ, ПИЛОТ, ДЕТИ и т. д. На пару недель у них снова проявился (хотя и не закрепился) скрипач Слава Геращенко, который после ХРАМА МИРА успел отметиться у Паши Кашина и в БАШАКОВ-БЭНДЕ.

В мае 1999 года в свободное плавание ушел Карпов, место которого занял Денис «Дэй Си» Павлов из группы ФЛИРТ. В этом составе группа начала работу над очередным альбомом «Полетела звезда». Он был записан в мае-июне 1999-го на студии радиостанции «Гардарика» во Всеволожске. Звукорежиссер Игорь Пелехатый (ПРОРОК), помимо того, добавил на записи партии синтезатора – клавишные были использованы в музыке СП БАБАЙ впервые. Одновременно с этим группа довела до состояния готовности задуманный еще в 1993-м альбом «Я – урод», составленный из разрозненных студийных треков.

Некоторое участие в судьбе группы приняла Маша Михальчик, в тот период – директор группы КУКРЫНИКСЫ. Она стала соавтором заглавной песни альбома «Полетела звезда», а также организовала его презентацию в клубе «Спартак» 3 июня 1999 года. Гостями праздника стали КУКРЫНИКСЫ и PUSHKING. Правда, сам альбом, по вечной российской традиции, выйти к назначенной дате так и не успел…

Летом 1999-го Новицкий познакомился со скрипачкой Государственного оркестра «Метелица» Татьяной Голубчик. Следствием знакомства стало возникновение дуэта, который исполнял более камерный, нежели большинство песен группы, материал.

Имея в активе три профессионально звучавших альбома, СП БАБАЙ без особых надежд начали искать контакты с радио. Как ни странно, единственным, кто без всяких условий взял их в эфир, оказался диджей радио «Шансон» Вадим Гусев. Музыка группы неожиданно пришлась по душе слушателям «Шансона» и регулярно звучала в эфире, а несколько месяцев спустя и сам Бабай начал вести на этой станции быстро ставшую популярной авторскую программу.

Зимой 2000-го компания «Кап-Кан Рекордз» включила одну из песен группы в свой сборник «Охота!». Тогда же владелец «Шансона», коллекционер и продюсер Александр Фрумин рискнул издать музыку СП БАБАЙ. Составленный из песен со всех предыдущих альбомов, альбом «Лучшее» был выпущен на кассетах «KDK Records», а полгода спустя продублирован на компакт-дисках фирмой «RDM».

Затеянный как акустический проект под одну гитару, «Лирический альбом» Новицкого (название ему дала «Лирическая» песня Высоцкого) мало-помалу развился в камерный песенный цикл, участие в котором принимали Татьяна Голубчик и ее коллега по оркестру «Метелица», клавишник Валерий Шишков. Альбом вышел в 2001 году под лэйблами «KDK» и «Лаборатории Звука».

С этого времени контакты СП БАБАЙ и оркестра «Метелица» становились все более тесными: оркестр включил в свой репертуар несколько песен группы; помимо того, они вместе гастролировали по России и Прибалтике и даже работали в студии. Результатом этого этапа в существовании СП БАБАЙ стал вчерне законченный к лету 2001-го альбом «Вжик по сердцу».

Весной того же года Павлова (который с апреля 2000-го играл в ЭКСПЕРИМЕНТЕ НА ТРОИХ) и Матюхова сменили, соответственно, гитарист Роман Мурашко и барабанщик Виталий Пахомов. Обновленная группа играла на прослушиваниях к фестивалю «Окна Открой!» (отсутствовавшего Пахомова за барабанами – по старой памяти – подменил Николай Корзинин), однако новый состав еще не устоялся, и на гала-концерт СП БАБАЙ не попали.

В июле 2001 года Новицкий – при поддержке питерского журналиста Константина Жукова и гитариста-директора группы ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ Александра Петерсона – организовал первый лесной фестиваль «Лампушка-2001», посвященный памяти Владимира Высоцкого. Он состоялся на том же месте, где за двадцать девять лет до этого прошел лесной концерт самого великого барда. Впоследствии «Лампушка» зажила собственной жизнью, с каждым годом собирая все большую аудиторию, а ее лауреатские звания стали котироваться на уровне ведущих фестивалей авторской песни.

В августе 2001-го Шевчук пригласил СП БАБАЙ – вместе с другими питерскими группами – принять участие в фестивале «Нашествие». Накануне фестиваля в состав группы был приглашен клавишник Валерий Шишкин, а сразу после него расчет получил бас-гитарист Юрий Подлевских (позднее СЛЕЗЫ Б.) – партии баса стали звучать в исполнении синтезатора. Выступление на «Нашествии» не принесло СП БАБАЙ особых дивидендов: сочтя песню «С кокардой в голове» провокационной, организаторы фестиваля занесли группу в черные списки.

В сентябре того же года на своей старой репетиционной базе группа создала мини-концертный зал «Чукотка», где с осени до весны каждый четверг играла одну из своих пяти программ, деля сцену со старыми друзьями и талантливой молодежью. Одновременно на студии «Метелицы» шла доработка альбома «Вжик по сердцу». Одна из песен, «Не ходи гулять», была записана при участии Александра Петерсона на его домашней студии. В декабре СП БАБАЙ выступили в клубе «Полигон» на пятидесятилетии Коли Корзинина, попав в посвященный этому событию видеофильм.

Презентация «Вжик по сердцу» состоялась в концертном зале «Петербургский» 30 апреля 2002 года. Помимо СП БАБАЙ в ней участвовал известный фотограф Алекс Федечко-Мацкевич, который неожиданно обнаружил в себе музыкальный талант и сделал программу «Хохляцкий рок-н-ролл». СП БАБАЙ выступили в роли его аккомпаниаторов. За месяц до этого они начали работу над совместным альбомом под рабочим названием «Стебалово».

Начало лета Бабай провел в Германии, где занимался живописью, выступал соло и работал над новым материалом. По возвращении, в августе 2002-го, он провел второй фестиваль «Лампушка». Тем же летом Михаил принял участие в концерте памяти Высоцкого в ДК им. Ленсовета, где наконец познакомился с сыном Высоцкого Никитой. Прослушав песни отца в интерпретации СП БАБАЙ, тот дал добро на запись альбома-посвящения Высоцкому, целиком состоящего из его песен, о чем Новицкий мечтал уже несколько лет.

Той же осенью Михаил Новицкий заложил еще одну очень важную не только для группы, но и для всего Питера традицию, учредив движение «Зеленая волна». Если вкратце, его суть заключается в сохранении парков, садов, скверов и других оазисов живой природы от уничтожения и т. н. точечной застройки, используя огласку и имена как известных, так и простых жителей города. На протяжении каждой весны и осени приглашенные принять участие в движении гости (музыканты, композиторы, поэты, художники, общественные деятели) и сочувствующие ему горожане высаживают на свободных территориях «именные» деревца, рядом с которыми указано, кто и когда произвел посадку. В числе добровольных озеленителей уже выступили сотни людей, в т. ч. Андрей Петров, Илья Олейников, Юрий Шевчук, Александр Чернецкий и т. д.

К очередному концертному сезону, который СП БАБАЙ открыли 17 октября 2002 года концертом в клубе «Орландина», они наконец обзавелась бас-гитаристом: эту функцию взял на себя Дмитрий «Дуче» Бациев, параллельно игравший в группах КАФЕ, ВЫХОД и O.S.A., а также занятый в «хохляцкой программе» Федечко-Мацкевича, где его и приметил Новицкий. По сложившейся традиции, сам «Хохляцкий рок-н-ролл» вновь прозвучал во втором отделении концерта СП БАБАЙ.

В январе 2003-го Виталия Пахомова за барабанами сменил еще один выпускник Театрального института Илья Ивахнов, который до этого играл в АКУСТИКЕ, ЛЕНИЧ-БЭНДЕ, THE SODS, а годом раньше стал участником современной версии САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. В том же году свет увидел альбом «Стебалово». Первый (небольшой) его тираж был раскуплен на презентации в Театре эстрады, но второго поклонники группы не дождались: музыканты сочли качество записи неудовлетворительным, в связи с чем альбом сразу стал раритетом.

Давно вынашивавший планы соло-карьеры Дуче Бациев в мае 2003 года собрал свою группу НЕОФОЛК, в связи с чем бросил все чужие проекты, кроме СП БАБАЙ.

25 января 2004-го в Театре эстрады СП БАБАЙ отметили день рождения Владимира Высоцкого, представив на сцене полновесный спектакль в двух отделениях «Наш Высоцкий», в котором использовали декорации, свет, фонограммы песен юбиляра и элементы театрализации. Все роли в нем исполнили сам Новицкий, Голубчик и Ивахнов. Публика и рок-пресса приняла спектакль на ура, и с тех пор он зажил собственной жизнью. (Ивахнов позднее ушел из спектакля, но продолжал барабанить в СП БАБАЙ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ и Оркестре ЗАЧЕМ.).

Хотя сотрудничество Андрея Федечко (одна вторая Алекса Федечко-Мацкевича) и СП БАБАЙ все это время успешно развивалось, со временем «Хохляцкий рок-н-ролл» обрел все признаки реальной группы и в сентябре 2004-го получил собственное имя СОНЦЕ-ХМАРИ (по названию одной из самых популярных песен программы). Издательство «AG Line» выпустило ограниченным тиражом книгу сказок Михаила Новицкого.

Второе выступление СП БАБАЙ в составе «Питерского десанта» на фестивале «Нашествие» (теперь уже в Эммаусе) состоялось – после осторожной паузы – в августе 2005 года и на этот раз обошлось без эксцессов. Очередная версия спектакля «Наш Высоцкий» была представлена в Доме журналиста 25 января 2006-го – он был отснят и записан, а позднее в том же году выпущен на DVD.

Дискография:

Свободный полет (1996); С кокардой в голове (1998); Я – урод (1999); Полетела звезда (1999); Лучшее (2000); Вжик по сердцу (2002); Стебалово (2003).

Михаил НОВИЦКИЙ.

и Татьяна ГОЛУБЧИК:

Лирический альбом (2001).

АВТОБУС:

Перекресток (1990); 03–16 (1991); Репей-31 (1994); Чукотка (1994).

СПИРИТЫ.

Группа СПИРИТЫ была организована весной 1968-го студентами Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта и наряду со СПЕКТРОМ и ОРИОНОМ составляла костяк местного музыкального сообщества на рубеже и в первой половине 70-х. Основатели группы, Юрий Кулага и Анатолий Казакевич, поступили в институт в 1966 году – первый на факультет мостов и туннелей, а второй на механический – и провели свой первый студенческий год в филиале ЛИИЖТа в Великих Луках (откуда Казакевич был родом), где играли на танцах в местном клубе с эстрадным оркестром – Юрий на кларнете и саксофоне, а Анатолий на трубе. Трубачом он, кстати говоря, был превосходным. Исполнял оркестр, по воспоминаниям Кулаги главным образом советскую эстраду типа Муслима Магомаева.

Следующей осенью, когда второй курс вернулся в Питер, Кулага и Казакевич решили собрать группу и начали искать единомышленников. Кулага взялся за бас, Казакевич освоил барабаны, ритм-гитаристом стал еще один студент ЛИИЖТа Александр Аистов, а на лидере играл его знакомый Сергей Товарушкин, к железным дорогам отношения не имевший. Они назвали себя СПИРИТАМИ и с весны начали играть на танцах в общежитии ЛИИЖТа на 7-й Красноармейской. Время от времени к ним присоединялась девушка-студентка, которая играла на электрооргане.

Примерно год спустя Товарушкин сломал ногу и выбыл из группы, а потом и вовсе уехал из Питера. Кулага сменил бас на лидер-гитару, а на вакантный пост бас-гитариста по совету Казакевича был взят поступивший на мехфак летом 1968 года Евгений Гнюбкин. Вскоре после этого отчисленного из института за двойки Аистова забрали в армию, и весной 1969-го новым лидер-гитаристом стал еще один студент механического факультета Сергей Шевченко. Кулага при этом перешел на ритм. Этот состав и стал, если можно так выразиться, классическим.

Своим репертуаром СПИРИТЫ заметно отличались от других питерских групп: «Мы, конечно, знали много песен THE BEATLES и THE ROLLING STONES, но для себя сразу решили, что петь их, как все, не будем», – вспоминал позже Юрий Кулага, поэтому группа одной из первых в Питере начала близко к оригиналу исполнять материал CREEDENCE (их фирменным номером была «Suzie Q») – это стало возможным прежде всего благодаря тому, что в ЛИИЖТе училось много иностранцев и процветала система землячеств (польское, венгерское), через которые к музыкантам попадали свежие диски, нотные сборники, тексты и т. д. Еще одной изюминкой СПИРИТОВ было творчество популярных в те годы польских рок-групп: CZERWONE GITARY, SKALDOWE, BREAKOUT, NO TO CO и т. д. – это опять же объяснялось дружбой с польскими студентами. Помимо того в их репертуар входила отечественная поп-музыка вроде ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТ.

Собственных песен у СПИРИТОВ не было, но иногда Казакевич брал трубу, а Кулага кларнет, Гнюбкин пересаживался за барабаны и они пускались в почти джазовые инструментальные импровизации, неизменно вызывавшие изумление и восторг публики.

Году в 1970-м в институте возник самодеятельный мюзик-холл, руководил которым Анатолий Вапиров – в те самые годы тенор-саксофонист настоящего Мюзик-холла. Под его патронажем при мюзик-холле был организован оркестр, в котором и Казакевич, и Кулага играли на духовых. Нередко на репетиции оркестра заглядывал Давид Голощекин.

Несколько лет подряд СПИРИТЫ участвовали в ежегодных внутриинститутских конкурсах самодеятельности, где неизменно занимали призовые места. Их конкурентами в масштабах института были СПЕКТР (лидером которого был сын тогдашнего ректора ЛИИЖТа Александр Красковский) и ОРИОН (его участники во главе с Леонидом Рывкиным вовсю сочиняли собственные песни).

Естественно, что кроме танцев в общежитии СПИРИТЫ играли на всевозможных платных концертах, как это называлось, «халтурах» (свадьбы, вечера отдыха различных предприятий или НИИ), в управлении Октябрьской железной дороги на площади Островского, институте «Ленметропроект», а еще позже на танцах в Александровской и Борисовой Гриве.

Весной 1971 года Анатолий Казакевич окончил институт и уехал домой в Великие Луки. За барабанами его заменил Гнюбкин. Одновременно в СПИРИТАХ появился Игорь Калмыков, ритм-гитара, клавишные, который до этого играл в ЛИИЖТе с собственной группой. Год спустя решил закончить с музыкой и Юрий Кулага – его место занял гитарист МОНОЛИТА, КОЧЕВНИКОВ и САВОЯРОВ Михаил Васильев, с которым участники СПИРИТОВ познакомились, занимаясь в хоре.

К 1973 году последние участники СПИРИТОВ окончили институт и группа распалась. Сергей Шевченко, защитив диплом, пять лет отработал на железной дороге (продолжая играть по вечерам), после чего устроился в Отдел музыкальных ансамблей, долгое время работал в ресторанах гостиниц «Советская» (вместе с Михаилом Беляковым из ФАВОРИТОВ) и «Пулковская» (с экс-гитаристом ПОСТА Сергеем Калашниковым).

С музыкой связал жизнь и Женя Гнюбкин: он работал в ресторанах, а в 90-х гастролировал по Европе с поп-группой ТУТСИ, хотя позднее покинул сцену; последние годы работал сторожем и умер в 2003-м. В том же году ушел из жизни и Анатолий Казакевич, который у себя в Великих Луках дослужился до должности начальника ТЭЦ. Михаил Васильев много лет аккомпанировал Эдите Пьехе. Юрий Кулага, покинув рок-н-ролл ради профессии, стал начальником цеха на одном из питерских предприятий.

SPITFIRE.

Стартовав в середине 90-х в рамках немногочисленного, но сплоченного и динамичного движения рокабилли, за прошедшие с того времени годы группа SPITFIRE прошла долгий эволюционный путь – через увлечение сайко, нойзом, гаражным роком, хардкором, ска (каждое из которых оставило в их музыке неизгладимый след), создав в процессе своей эволюции узнаваемый стиль и добившись уважения публики и своей музыкой, и безупречной сыгранностью, благодаря чему ее участники всегда нарасхват как сессионные музыканты.

Группа появилась на свет в Питере в конце 1992-го. Ее основатели, поющий гитарист Константин Лимонов и барабанщик Денис «Кощей» Купцов уже имели скромный опыт участия в группах (Денис, в частности, барабанил в первом составе THE SWINDLERS). Третьим в их компании стал контрабасист Игорь по прозвищу Попугай. Выбирая себе имя, они ориентировались не столько на прямое значение этого («spitfire» – англ., злючка), сколько на то, что так назывался знаменитый американский военный самолет.

Дебют SPITFIRE состоялся 26 февраля 1993 года в клубе «Indie» на первом сайко-фестивале «Psycho Rumble» в компании со SCARY B.O.O.M., ATTRACKARS, ITCHINGS и VERTS. Уже тогда группа пытались отойти от канонов рокабилли, включая в свою музыку элементы нойза.

Весной контрабасист пропал, и его место занял бас-гитарист постпанковой группы ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ Дмитрий «Дик» Петров. За лето 1993-го у музыкантов накопились кое-какие свежие идеи, и SPITFIRE начали играть нечто близкое к нойзу и гаражу. Новая программа SPITFIRE базировалась на кавер-версиях гаражного рока 60-х. Петров, отыграв полгода, ушел реанимировать идею ДУРНОГО ВЛИЯНИЯ в новой группе БОНДЗИНСКИЙ. Его место занял Виктор Иванов (экс-МЛАДШИЕ БРАТЬЯ, SOLUS REX, PEP-SEE).

К концу 1993 года музыка группы плавно мутировала в гаражный панк, а из него в ска-кор. Собственно говоря, ска был одним из любимейших стилей музыкантов с самого начала – вкус к этому стилю у них появился задолго до того, как они начали играть ска сами.

Исполнение ска так или иначе потребовало присутствия в группе духовиков, поэтому в середине 1994 года к SPITFIRE присоединились саксофонист Григорий Зонтов и трубач Алексей Пушкарев – оба до этого играли в интересной, но недооцененной группе STUNNIN' JIVE SWEETS, а Пушкарев кроме того в 1993-м записывался с первым составом TEQUILAJAZZZ. Благодаря этому SPITFIRE из агрессивной панк-группы превратился в жизнерадостный и неизменно веселый секстет, исполняющий необычную смесь мелодичного хардкора и ска. В том же году SPITFIRE записали свою первую демокассету и начали набирать очки популярности, медленно, но верно становясь одной из самых востребованных групп на клубной сцене Питера.

Одним из первых крупных фестивалей, на котором довелось играть SPITFIRE, стал «АэроFиzz» в Балтийском доме (март 1994-го). За последовавшие два года помимо России они выступали в Германии, Бельгии, Норвегии, Швеции, Дании, Литве, Белоруссии, Финляндии – везде и всегда встречая горячий прием публики. Их песни появлялись на западных сборниках «United Colors of Ska Vol. 2», «Vielklang 15 Anniversary» и «Back To The Ska Groove».

В декабре 1995 года SPITFIRE выступали на видеофестивале «Экзотика» в клубе «Гора» и в ДК «Выборгский» вместе со СТРАННЫМИ ИГРАМИ и ДВУМЯ САМОЛЕТАМИ. 9 мая 1996-го они участвовали в концерте «Все для фронта, все для победы», организованном Positive Squad, к идеям которого они относились с явным сочувствием. Виктора Иванова к этому времени сменил еще один экс-участник STUNNIN' JIVE SWEETS Андрей «Дед» Кураев.

Весной 1997 года Pork Pie, лэйбл берлинской компании Vielklang, издал первый студийный альбом группы «Night Hunting». Он был записан в марте 1996-го на ПСГ (записью руководил немецкий звукорежиссер SPITFIRE Матиас) и включал оригинальный материал музыкантов плюс кавер-версии «In Bloom» NIRVANA и песенки из к/ф «Буратино». В музыкальном отношении это была невероятная смесь ска, панк-рока и хардкора.

Несмотря на успехи на западном фронте, SPITFIRE – в отличие от некоторых других отечественных групп – никогда не пытались закрепиться в Европе на всю оставшуюся жизнь, неуклонно приучая к своей не самой привычной музыке отечественных слушателей, что со временем дало свои плоды.

Весной 1998-го духовую секцию группы усилили Владислав Александров, тромбон, и Роман Парыгин (экс-АЕРО ПЛАН), труба, бэк-вокал. В том же году SPITFIRE отметились на крупнейшем в Швеции рок-фестивале «Hultsfred», где играли на одной сцене с BLACK SABBATH, MISFITS, RANCID, MIGHTY MIGHTY BOSSTONES, NOFX и т. д. Позднее в том же 1998 под лейблом Zorch Production у SPITFIRE вышел трехпесенный виниловый сингл, включавший песни «Mamma Mia» (кавер хита группы ABBA), «Noisy Crew» и «Life Comes Running».

В январе 1999-го группа приступила к записи второго студийного альбома. На этот раз работа шла на студии «Vielklang» в Берлине. Весной того же года Pork Pie выпустила альбом «The Coast is Clear», на долгое время ставший своего рода визитной карточкой группы как дома, так и в Европе.

SPITFIRE продолжали интенсивно гастролировать, совершив несколько турне по Голландии, Франции, Германии, Скандинавии и т. д. Их концерты проходили с максимальной самоотдачей и при бурной поддержке зала. В Европе увидели свет еще несколько сборников с песнями SPITFIRE, в том числе «Ska-United – A Global Ska Sampler» на «Moon Ska». Весной и летом 2000 года группа совершила большое европейское турне, охватывавшее Швейцарию, Германию, Финляндию, Италию и Словению. В июле 2000-го на студии «Vielklang» в Берлине SPITFIRE записали песню, которую в ноябре того же года «Pork Pie» включил в свой сборник «United Colors Of Ska Vol. 3».

В феврале 2001 года в состав группы влился клавишник Илья Рогачевский (ранее АРХИВАРИУС, ПРЕПИНАКИ, ЧУФЕЛЛА МАРЗУФЕЛЛА, СОЛНЕЧНЫЙ УДАР и т. д.). Это привнесло в звучание группы новые краски. Чуть позже музыканты SPITFIRE затеяли новый проект – ST. PETERSBURG SKA-JAZZ REVIEW. Кроме участников SPITFIRE, он поначалу включал баритон-саксофониста и перкуссиониста из питерской группы MARKSCHEIDER KUNST. Изначально планировалось подготовить программу, состоящую в основном из джазовых стандартов («Sidewinder», «Corcovado», «Four») и популярных мелодий в стиле ска («St. Thomas», «Man in the Street»), для участия в международном фестивале Сергея Курехина (S.K.I.F.) в апреле 2001 года. Концерт прошел с большим успехом, в силу чего проект было решено продолжить, и в музыкальном каталоге Питера появилось еще одно пользующееся спросом название.

Дебютный альбом ST. PETERSBURG SKA-JAZZ REVIEW был записан в марте 2002-го на студии «Добролет» и издан в России той же осенью небольшим независимым лейблом Zvezda Records.

Кстати, поменяв гараж на ска-панк, музыканты группы не забыли о своем первом увлечении: время от времени Лимонов, Кураев и Купцов выступали в клубах с программой гаражных хитов под вывеской THE PIKES.

В ноябре 2001 года SPITFIRE в полном составе были приглашены на запись нового альбома, вероятно, самой популярной на тот момент в России и скандальной группы ЛЕНИНГРАД. Альбом «Пираты XXI века» увидел свет в феврале 2002-го, а музыканты SPITFIRE участвовали в его презентации на арене Дворца спорта «Юбилейный». Начиная с этого концерта все участники SPITFIRE фактически влились в ряды ЛЕНИНГРАДА, прекратив хроническую текучку кадров в группе, что пошло и тем и другим только на пользу.

В составе ЛЕНИНГРАД музыканты SPITFIRE уже записали как минимум четыре альбома: «Для миллионов» (2003), «Второй магаданский» (2003), «Бабаробот» (2004), «Хуйня» (2005, совместно с лондонским кабаре-трио TIGER LILLIES) и сыграли множество концертов в России, Европе и США.

В ноябре-декабре 2002-го SPITFIRE, ST.PETERSBURG SKA-JAZZ REVIEW и ЛЕНИНГРАД проехались с гастролями по Соединенным Штатам, сыграв в общей сложности пятнадцать концертов на восточном побережье от Бостона до Майами. Турне вызвало большой интерес у американских слушателей. Следующий американский тур ЛЕНИНГРАДА и SPITFIRE состоялся летом 2003 года. Концерты проходили в таких культовых местах, как клубы «Irving Plaza» и «CBGB's» (Нью-Йорк), «Middle East» (Бостон), «The Knitting Factory» (Лос-Анджелес).

В январе 2004 года вышел третий альбом SPITFIRE «Thrills And Kills». В Европе он был издан немецким лэйблом Vielklang, а в России независимым лейблом Шнур'ОК (созданном под эгидой ЛЕНИНГРАДА). Как и «The Coast Is Clear», альбом был записан на студии «Vielklang» (Берлин). В музыкальном отношении «Thrills And Kills» оказался более разнообразен, чем его предшественники: по стилю это скорее гитарный рок с духовой секцией. В поддержку альбома был сыгран пятинедельный тур, состоявший из двадцати семи концертов в Германии, Швейцарии и Италии.

В марте 2004-го Рома Парыгин и Денис Купцов приняли участие в проекте Жени Федорова (TEQUILAJAZZZ), позже получившем имя THE OPTYMISTICA ORCHESTRA. Он создавался как живой саундтрек к компиляции короткометражных фильмов «На 10 минут старше: виолончель». Как часто случается, на этом группа не прекратила существование и продолжает выступать на клубных площадках. Ее дебютный альбом «Полубоги вина» был записан на студии «Добролет» и увидел свет весной 2005-го.

В апреле 2004-го был записан второй альбом ST. PETERSBURG SKA-JAZZ REVIEW «Too Good To Be True». Он включал гораздо меньше кавер-версий и состоял в основном из сочинений участников группы. Альбом увидел свет весной 2005-го на лейбле Шнур'ОК в России и на одном из самых известных в Германии ска-лэйблов Grover Records. Первый альбом ST. PETERSBURG SKA-JAZZ REVIEW был тоже переиздан «Grover Records» в январе 2005-го и был поддержан туром по Германии и Швейцарии.

Дискография:

Night Hunting (1997); The Coast Is Clear (1999); Thrills And Kills (2004).

ST. PETERSBURG.

SKA-JAZZ REVIEW:

St. Petersburg Ska-Jazz Review (2001); Too Good to Be True (2004).

СПЛИН.

Опровергнув своим примером расхожий тезис отечественных массмедиа о том, что эпоха звезд в российском рок-н-ролле закончилась с падением железного занавеса, подъемом всех идеологических шлагбаумов и отменой разнообразных табу в области культуры, и даже вопреки устойчивому скепсису музыкальной прессы, к концу 90-х питерская группа СПЛИН добилась уровня популярности, поставившего ее на одну ступень с героями предыдущих десятилетий, а песни ее одаренного лидера Александра Васильева стали своего рода лейтмотивом этой странной эпохи.

Александр Васильев родился 15 июля 1969 года в Ленинграде, хотя часть детства провел в Западной Африке, а затем в Литве, где в разное время работали его родители. Свою первую группу Саша, как и положено, собрал в седьмом классе, примерно тогда же начал сочинять песни. По окончании школы он без особого успеха пытался вступить в Ленинградский Рок-клуб с группой МИТРА (ее лидером был гитарист Сергей Иванов, а скрипачкой – Саша Воротынцева, позже Васильева), сменил несколько институтов, отслужил два года в армии и к началу 90-х тихо совмещал поиски жанра и себя с работой монтировщиком сцены либо кочегаром.

Между тем его бывший коллега по МИТРЕ, бас-гитарист Александр Морозов (р. 20.02.70 в Ленинграде), все это время играл в своеобразной питерской группе JEFF, исполнявшей песни своего лидера Виктора Гудаева. В июле 1993-го Морозов покинул JEFF и воссоединился с Васильевым, который решил собрать собственную группу. Немного позже к ним присоединился еще один участник JEFF, Николай Ростовский (р. 27.01.69 в Ленинграде), клавишные, саксофон.

Они взяли название СПЛИН (по преданию, его идею Васильеву подсказала строка из стихотворения Саши Черного «Под сурдинку»: «Как молью изъеден я сплином, посыпьте меня нафталином») и начали репетировать, а весной 1994-го в полулегальных условиях на студии театра «Буфф» (где в то время Васильев и Морозов служили рабочими сцены) записали свой дебютный альбом «Пыльная быль» (поначалу известный еще и как «Репетиция на сердце»). В работе участвовали экс-гитарист JEFF Андрей Сударушкин, упомянутый выше Сергей Иванов и рок-звезда 70-х, клавишник легендарных ЗЕМЛЯН Евгений Мясников. Альбом был закончен 27 мая 1994 года – с тех пор эта дата официально считается днем рождения СПЛИНА.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СПЛИН.

Фото: К. Беляев.

Хотя СПЛИН пока еще не имел полноценного состава, с которым мог бы выйти на сцену, материал группы быстро подхватили питерские FM-радиостанции «Катюша» и «Радио-1 Петроград», усилиями которых карьера группы прямо на старте получила хороший импульс, двинувшись в верном направлении.

В конце весны 1994-го к изначальной троице присоединились гитарист Станислав «Стас» Березовский (р. 13.01.66 в Баку, но жил на космодроме Капустин Яр в Волгоградской области) и экс-барабанщик ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ Игорь Артеменко (р. 03.07.72 в Ленинграде), хотя последний задержался в СПЛИНЕ ненадолго – на следующий год его сменил Николай Лысов (р. 26.12.71 в Кирове), который дебютировал в популярной вятской группе ПОПС-БЮРО, а в 1992-м перебрался в Питер, где вместе с Ростовским играл в финальной версии JEFF. Дебют группы состоялся в начале осени на сцене клуба «Засада».

К середине 1995-го популярность группы приобрела более ощутимый характер; в ноябре того же года они выступали на фестивале «Остров сокровищ» в клубе «Классик» уже как почетные гости, а в эфире радиостанций появились их первые крупные хиты «Любовь идет по проводам» и «Рыба без трусов», хотя справедливости ради следует заметить, что серьезная музыкальная критика СПЛИН до поры игнорировала, а кое-кто обвинял их в подражании АКВАРИУМУ, ПИКНИКУ, NAUTILUS POMPILIUS и бог весть кому еще. Тем не менее СПЛИН, очевидно, прекрасно понимал, что и зачем делает.

В мае 1996 года свет увидел их второй альбом «Коллекционер оружия». Он был записан на студии «SNC» (хотя до этого имел хождение демоальбом с теми же песнями, выпущенный в Питере крохотным тиражом) и положил начало долгому сотрудничеству СПЛИНА с тогдашним директором этой студии (ныне бывшим) Сергеем Шкодиным. В июне 1996-го лидер АЛИСЫ Костя Кинчев представлял СПЛИН двадцатипятитысячной аудитории питерского рок-фестиваля «Театра DDT» – а всего год спустя, на втором аналогичном фестивале, они уже фигурировали как звезды, сами поддерживая новичков.

К следующей весне СПЛИН сумел заинтриговать неизменно ревниво следившую за питерской рок-сценой Москву, а также резким рывком перешел от клубных выступлений к большим сольным концертам – одной из первых попыток в этом направлении стала презентация в ДК им. Ленсовета третьего альбома группы «Фонарь под глазом», вновь записанного на «SNC» при участии музыкантов МОРАЛЬНОГО КОДЕКСА и БРИГАДЫ С, а также американо-российского джазового саксофониста Анатолия Герасимова (более известного по работе с Алексеем Хвостенко). «Фонарь» включал очередной (причем гораздо более массовый) хит «Англо-русский словарь», а на концерте СПЛИН разогревала англоязычная питерская арт-рок– группа ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, флейтист которой, Ян Николенко (р. 25.02.73 в Ленинграде), вскоре стал постоянным участником СПЛИНА.

На Валентинов день (14 февраля) 1998 года СПЛИН совершил почти невозможное, собрав своим соло-концертом на спортивной арене «Лужников» в Москве десять тысяч слушателей, внимавших Васильеву как новому пророку. Месяцем позже СПЛИН акустическим составом выступил на очередном фестивале питерского музыкального ежемесячника «Fuzz», который отметил прорыв группы, поместив фото Александра Васильева на свою очередную обложку и признав СПЛИН «группой года».

Почти традиционно, весной 1998-го, появилась новая студийная работа СПЛИНА, «Гранатовый альбом», включавшая помимо навязчиво-эфирного шлягера «Orbit без сахара» серию неординарных и мелодически разнообразных песен («Выхода нет», «Свет горел всю ночь», «Бог устал нас любить» и т. п.) и выпущенная по новому контракту с «ОРТ-Видео». В августе того же года СПЛИН прикоснулся к живой истории всемирного рок-н-ролла, открывая первый и единственный в ХХ веке московский концерт THE ROLLING STONES.

В сентябре 1998-го СПЛИН неожиданно сменил барабанщика: место Коли Лысова (который позже играл в WINE, БЕГЕМОТЕ, ПРЕПИНАКАХ и ПИЛОТЕ) занял хорошо известный Сергей Наветный (р. 29.10.65 в Бобруйске), ранее игравший в НАТЕ! КОШКИНОМ ДОМЕ, СТИЛЕ, КОЛЫБЕЛИ, НАСТЕ и т. д. Тогда же в состав группы был официально включен и Ян Николенко, который к этому времени фактически распустил ЭДИПОВ КОМПЛЕКС. (В декабре 1999-го Ян временно реорганизовал его, дав несколько концертов с русскоязычной программой, однако вскоре вновь положил идею группы на полку.).

В начале 1999 года группу покинул Коля Ростовский – расставание было мирным, поскольку его причиной стали семейные, а не творческие проблемы, – и свой следующий альбом «Альтависта» СПЛИН записывал впятером. Как и в случае с предыдущими работами группы, работа над ним проходила в Москве, на студии «SBI» при участии ряда московских музыкантов (в т. ч. участников КВАРТАЛА). Между тем в том же апреле СПЛИН стал одним из главных героев очередного фестиваля журнала «Fuzz», получив за «Гранатовый» приз как за лучший альбом.

«Альтависта» вышла в сентябре 1999-го и включала быстро ставшие популярными номера «Пил-курил», «Добрых дел мастер», «Молоко и мед», «Абсент» и т. д. Питерская премьера альбома состоялась в концертном зале «Октябрьский» в ноябре и стала зна´ком того, что группа медленно, но верно избавляется от имиджа факиров на час, прельщающих юную публику броскими, но преходящими поп-хитами, создавая цельные и действительно серьезные альбомы.

Весной 2000 года «Fuzz» в очередной раз отметил СПЛИН своей премией, вручив им приз за лучшую песню года, каковой была признана «Молоко и мед», а 7 мая группа выступила на питерском стадионе «Автомобилист» в программе фестиваля «Выбор России», приуроченного к инаугурации президента Путина. На протяжении этого года свет увидели две части концертного альбома «Альтависта Live», изданные компанией «Квадро-Диск», а также выпущенный «Real Records» в серии «Главные песни» сборник радиохитов «Зн@менатель».

В ноябре 2000-го, незадолго до начала записи нового альбома, в СПЛИНЕ произошла очередная перегруппировка: на этот раз его покинул Морозов, который решил заняться менеджментом. Его место занял новый бас-гитарист Николай Воронов (экс-ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ и MAD LORI). На протяжении декабря группа работала в Москве над альбомом «25-й кадр», на этот раз изданным российским отделением компании «Sony»: его презентация прошла 10 апреля 2001 года в питерском клубе «Планета Интернет». Там же журналистам был впервые продемонстрирован клип на песню «Остаемся зимовать» (реж. Виктор Вилкс).

Следует отметить, что в истории успеха СПЛИНА видео сыграло немаловажную роль: их клипы не только помогли расширить аудиторию группы, привлекая к ней новых почитателей, но и во многом утвердили современный визуальный стандарт телевизионной подачи русского рока.

Не оставлявший намерения реализовать свой авторский потенциал Николенко в самом конце 2000-го начал собирать новую группу, позже получившую название СЕТИ: ее дебютный альбом вышел в 2001 году, а сценическая премьера состоялась еще позже. Несколько раз СЕТИ разогревали на концертах СПЛИН, а Наветный играл у них на барабанах.

Все это время СПЛИН практически непрерывно гастролировал по стране и за ее пределами, поддерживая концертами интерес публики к своему творчеству, но, несмотря не плотный гастрольный график, музыканты группы по мере сил и возможностей пытались самореализоваться и вне группы: Николенко занимался СЕТЯМИ; Наветный, в то время серьезно увлеченный современной электронной музыкой, издал под именем НАВА альбом «Несколько разных картинок», записывался с МУЛЬТFИЛЬМАМИ и продюсировал ОГНЕННУЮ МУХУ; Березовский сотрудничал на студии с певицей и виолончелисткой Леной Тэ (экс-С.Т.Д.К.); покинувший СПЛИН Ростовский тоже фигурировал на альбоме Лены Тэ, а также участвовал в реформации группы ПТИЧКИН ЛЕС.

(Следует сказать, что в определенном смысле СПЛИН вырос из студенческой компании, многие из участников которой занялись музыкой, поэтому тесные творческие контакты связывали его с такими разными по стилю группами как JEFF, СТАНОК, ПТИЧКИН ЛЕС, Лена Тэ и т. д.).

Незадолго до презентации «25-го кадра» (в марте) в СПЛИН вернулся Николай Ростовский, а месяцем позже в группу был приглашен второй гитарист, Вадим Сергеев (р. 25.07.69 в Ленинграде), на протяжении 90-х игравший хард-рок, металл и поп-рок в ГЛАВНОМ КАЛИБРЕ, HUMPTY DUMPTY, АТЫ-БАТЫ и BACK UP.

В апреле группа отправилась в затяжное турне, получившее название «Fellini Tour» – по центральной песне альбома «25-й кадр», – в котором СПЛИН выступал на пару с австрало-российской поп-группой БИ-2 (с которой ее объединяет общий менеджмент), причем в качестве роуд-менеджера в поездку со СПЛИНОМ отправился Саша Морозов. Все лето СПЛИН колесил по стране, отметился на нескольких крупных фестивалях, включая «Максидром» (май) и «Нашествие» (август), а также представил в эфире клип на свой новый хит «Мое сердце».

В конце того же августа, после концерта во Пскове, группу покинул Николай Воронов; бас-гитара перешла по наследству Вадиму Сергееву. Затяжное турне подошло к концу в октябре 2001-го. Тогда же вышел концертный альбом «Fellini Tour-2001», записанный 6 апреля в московском ДК им. Горбунова.

Следующей была экранизирована песня «Остаемся зимовать». Номер Васильева «Мое сердце» собрал больше всего премий «Поборол» по итогам 2001 года. «Линия жизни» вошла в звуковую дорожку к фильму «Брат-2». Весь 2002 год был заполнен гастролями. Кроме того, свет увидели сингл «Гандбол» и клип на заглавную песню следующего альбома «Новые люди» (реж. Михаил Сегал).

14 февраля 2003 года, День всех влюбленных, стал датой выпуска альбома «Новые люди». СПЛИН отметил это событие большим концертом в ДК им. Горбунова, а уже на следующий день отбыл в очередное масштабное турне. Их концерты в Ростове – как в далекие перестроечные годы – были омрачены конфликтами с местными органами охраны правопорядка, исключительно жестко обращавшимися со зрителями. В апреле вышел альбом «Черновики», месяц спустя макси-сингл «Романс», а в начале осени еще один альбом «Реверсивная хроника событий», возможно, наиболее экспериментальный и неоднозначный во всей дискографии группы.

Несмотря на такой всплеск активности, атмосфера внутри группы в это время была далеко не безоблачной: на неофициальных сайтах поклонников СПЛИНА в Интернете вовсю дискутировалась перспектива распада группы. Все кончилось тем, что в начале ноября 2004 года СПЛИН покинул Сергей Наветный. За шесть лет в составе группы Наветный стал не только важным элементом ее звучания, но и играл существенную роль во всех ее студийных работах.

На ряде концертов в Питере и Москве в конце 2004-го и начале 2005-го со СПЛИНОМ как приглашенные музыканты играли Дмитрий Максимачев (экс-ТАНКИ, BILLY'S BAND), перкуссия, и Лена «Тэ» Тузова, виолончель. Лишь к февралю нашелся новый барабанщик: Алексей Мещеряков (р. 2.02.79 в Ленинграде) дебютировал в школьной группе АНДРОИД, а позднее отметился в КАТЮШЕ, МОРЕ И КОРАБЛЯХ и БАОБАБАХ. Свой первый концерт со СПЛИНОМ он отыграл в БКЗ «Октябрьский». Наветный между тем после недолгой передышки вернулся на сцену, возродив собственный проект НАВА, а также ассистировал Николенко в новой версии ЭДИПОВА КОМПЛЕКСА.

Весной группа участвовала в туре «MTC-Expo», летом появилась на фестивале «Крылья», а осенью представила на суд слушателей новый материал, в т. ч. и неожиданную для Васильева и СПЛИНА песню на стихотворение Вл. Маяковского «Вместо письма».

Начало следующего года было ознаменовано первой большой поездкой по США; весной СПЛИН в очередной раз выступил на церемонии вручения музыкальных премий журнала «Fuzz», где был отмечен «за мелодизм». Вскоре после этого группу покинул еще один ее ветеран, гитарист Стас Березовский. Следом за ним ушел и Ян Николенко. В течение какого-то времени в рядах СПЛИНА царил хаос: на гитаре играли Владимир Коляда (ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, СЕТИ, S.P.O.R.T. и т. п.) и Иннокентий «Кеша» Агафонов (КОРОЛЕВЫ, ранее АНДРОИД). Последний даже был приглашен в штат, но, отыграв всего несколько концертов, решил, что собственное творчество для него важнее, и тоже ушел.

Несмотря на все эти катаклизмы, группа продолжала много выступать, была гостем ряда больших летних фестивалей и записывала на домашней студии под Питером демоверсии своих новых песен.

Дискография:

Пыльная быль (1994); Коллекционер оружия (1996); Фонарь под глазом (1997); Гранатовый альбом (1998); Альтависта (1999); Альтависта Live, часть 1 (2000); Альтависта Live, часть 2 (2000); Зн@менатель (Главные песни) (2000); 25-й кадр (2001); Fellini Tour-2001 (2001); Акустика (2002); Гандбол (EP, 2002); Новые люди (2003); Романс (EP, 2004); Реверсивная хроника событий (2004); Раздвоение личности (2007).

Александр ВАСИЛЬЕВ:

Черновики (2004).

СПОКОЙНОЙ НОЧИ.

Биография питерской группы СПОКОЙНОЙ НОЧИ полна контрастов: она играла на улице и выступала на стадионах, строила собственный клуб и была штатным бэндом в чужих, блестяще исполняла стандарты рок-н-ролла и сочиняла свой материал в канонах русского рока, неоднократно меняла состав, но никогда стиль, – словом, всегда жила насыщенной музыкальной жизнью.

Ее основатель, гитарист, певец и автор песен Николай Барабанов, родился 26 мая 1963 года во Владивостоке, в возрасте шести лет впервые услышал битлов, но по-настоящему открыл для себя мир THE BEATLES после того, как в 1974-м отец подарил ему первую советскую пластинку с их песнями. После этого он более серьезно занялся музыкой и дебютировал на сцене в школьной группе.

Получив аттестат, Коля успешно поступил на кораблестроительный факультет Дальневосточного политеха, где увлекся кантри и стал участником группы К-650. В канонах жанра они играли в акустике, используя стиральную доску и контрабас, выступали на студенческих вечерах и периодически общались с другими активистами зарождавшегося в городе рок-движения, включая Эдика Цехановского (121 ЭТАЖ) и Илью Лагутенко (тогда еще МУМИ-ТРОЛЛЬ).

Осенью 1986-го, с отличием окончив институт, Барабанов отправился в Питер и поступил в аспирантуру при местной Корабелке. Следующей весной он попал на видеофестиваль «Рок-Нива» в Шушарах, где свел знакомство со многими питерскими музыкантами, начал хаживать в «Сайгон», а потом попал в гости к патриарху битловедения Коле Васину, который и благословил Николая на создание своей группы.

Ее первое выступление состоялось 18 июня 1987 года на станции «Морская», где Васин со товарищи по традиции отмечал День рождения Пола Маккартни. Там с Барабановым играли найденный в «Сайгоне» бас-гитарист Дмитрий Ашман и второй гитарист, некто Варламов, далее в этой истории не фигурирующий. Названия у группы не было, и Васин объявил трио как КОЛЯ & C°, а 3 июля – и опять с подачи Васина – Барабанов с Ашманом взяли имя СПОКОЙНОЙ НОЧИ или GOOD NIGHT (от названия альбома Ринго Старра «Goodnight Vienna»). Первый концерт под новой вывеской состоялся через четыре дня на Дне рождения того же Ринго.

Тем же летом к ним присоединился еще один гитарист, певец и автор песен Денис Красиков (р. 4.06.71 в Пушкине). Тесное общение с другими молодыми музыкантами-битломанами привело к тому, что СПОКОЙНОЙ НОЧИ объединились с группой, которую возглавлял гитарист Александр «Слон» Смирнов. Правда, альянс продлился недолго: в августе сводный состав выступил на фестивале «Вторая волна» в ДК им. десятилетия Октября – на сцене были Барабанов, Красиков, Ашман, их барабанщик Андрей Кудрявцев (экс-МЛАДШИЕ БРАТЬЯ), а также Смирнов со своими клавишником, перкуссионистом и т. д., – после чего начал разваливаться.

Смирнова (позже КУКЛА, UNDERGROUND, FINESTREET, THE HOOX) сменил Андрей «Энди» Кордюков из МЛАДШИХ БРАТЬЕВ, но, отыграв один концерт, вернулся в свою основную группу. Ему на смену был приглашен еще нигде не засвеченный гитарист Владимир Коляда. Той же осенью в СПОКОЙНОЙ НОЧИ по инициативе Дениса пришел его пушкинский земляк, скрипач Кирилл Юрьев, а чуть позже их состав усилил соученик Николая по Корабелке и его сосед по общежитию, саксофонист Виталий Петров (кстати, тоже уроженец Владивостока).

Одним из наиболее ярких событий этого периода стала поездка в Ярославль с группой АВТОПОРТРЕТ (куда их сосватал Саша Тарелкин). Обе группы дали по два концерта, поочередно разогревая зал друг для друга.

В феврале 1988-го СПОКОЙНОЙ НОЧИ были приняты в Рок-клуб. На барабанах у них в это время играл Владимир Федоров из Ё, но он был занят в своей группе, поэтому вскоре его сменил Михаил Николаев. Коляда тоже ушел (позднее его можно было слышать в группах S.P.O.R.T. и ЭДИПОВ КОМПЛЕКС), а гитаристом стал приглашенный чуть раньше в роли звукооператора Ярослав Помогайкин из металлического ПЯТОГО АНГЕЛА. Открыв для себя музыку Джими Хендрикса, он добавил в звуковую палитру НОЧЕЙ элементы блюза и хард-рока. За пультом с подачи Помогайкина появился Алексей Жуков. Потом Ашмана забрали в армию, и на басу пришлось играть Денису Красикову.

Стабилизировав состав, СПОКОЙНОЙ НОЧИ начали регулярно играть в Питере и много гастролировали, как, впрочем, и остальные группы Рок-клуба. Помимо того они оставались непременными участниками всех битловских праздников, проводимых Васиным.

Летом 1988-го на Студии документальных фильмов был записан дебютный альбом группы «Рок-н-ролльная телега». Записью руководил штатный звукорежиссер студии Евгений Никульский, а на арфе в одной песне сыграл приятель Помогайкина и Жукова Игорь Балакирев. (Позднее он как-то раз играл у них и на гитаре.).

На пике своей популярности СПОКОЙНОЙ НОЧИ были приглашены на крупнейший рок-фестиваль конца 80-х, проходивший в сентябре 1989-го на Масляном лугу питерского ЦПКиО под эгидой журнала «Аврора». Правда, из-за царившего на сцене и вокруг нее хаоса, выступили они не лучшим образом. На барабанах в СПОКОЙНЫХ НОЧАХ там дебютировал Владимир Шумахер (экс-ПЕПЕЛ), а в струнную группу осенью влился виолончелист Петр Акимов (КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, с 1990-го ВЫХОД и NAUTILUS POMPILIUS). Тогда же они приняли участие в ряде акций международного общественного движения «Next Stop Rock'n'Roll», а с группой начал работать директор Виталий Дергачев.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СПОКОЙНОЙ НОЧИ.

Фото: В. Конрадт.

Гастроли продолжались: в 1990-м СПОКОЙНОЙ НОЧИ и ОПАСНЫЕ СОСЕДИ успели посетить Баку и Тбилиси – как раз в те дни ополченцы штурмовали местный арсенал. В декабре рок-бард Сергей «Славянин» Сидорин пригласил группу в Ташкент, на концерт в память десятилетия со дня смерти Джона Леннона. Из Узбекистана они вместе отправились в Рязань, где попали на «Рок-акустику» (и были единственными, кто выступил в электричестве), а оттуда вернулись в Питер, опоздав на вторую «Аврору» (их место в фестивальной программе занял Славянин). Красиков конец осени провел в Британии (на бас вернулся отслуживший Ашман), но к началу 1991-го снова появился в рядах группы.

Именно тогда Коля Васин и ряд предпринимателей, почувствовавших веяние нового времени, затеяли создать в пустовавшем здании кинотеатра «Сатурн» на Садовой престижный музыкальный клуб. К строительству были привлечены все, кому эта идея казалась перспективной, и СПОКОЙНОЙ НОЧИ оказались в первых рядах. Стройка затянулась почти на два года, однако концерты на развалинах начались почти сразу.

К этому времени группа пережила первый серьезный кризис. Барабанов ушел из аспирантуры, сделав ставку на рок-н-ролл, а Помогайкин, Балакирев и Жуков в январе 1991 года собрали англоязычный SMIRNOFF, имея целью покорение Европы и Америки. На январском концерте в честь Элвиса Пресли с НОЧАМИ играл джазовый гитарист Ильдар Казаханов, но это была не его музыка, и поиски продолжились. Только к началу весны, когда в группу пришел гитарист Дмитрий Варшавчик, они увенчались успехом. Он вырос в Томске, в конце 80-х играл в московской поп-группе ДЖОКЕР, а потом женился и переехал в Питер, где его и обнаружил Ашман. «Сначала Дима нас слегка напугал, – признается Барабанов, – заросший, бородатый, с плохой гитарой, но когда он заиграл блюз, стало ясно, что это наш человек».

Эпопея с «Сатурном» продолжалась три года. Все это время СПОКОЙНОЙ НОЧИ регулярно играли на его сцене, а также начали выбираться в Москву, где открылся клуб «Sexton FOZD», и подружились с группами ТАЙМ-АУТ и БРАВО. В марте 1991-го они отметились на закрытии выставки «Реалии русского рока» в «ЛенЭКСПО». В том же году в ряды НОЧЕЙ влился клавишник Андрей Иванов (экс-ТАКСИ).

Сразу после августовского путча трагически погиб директор НОЧЕЙ Виталий Дергачев. На концерте его памяти Шумахера (позже ПЫЖЫ, АРКЕСТР АУ) сменил экс-барабанщик пушкинской группы СТРЕТТО Валерий Бирюков, однако осенью он уехал на гастроли со SMIRNOFF, а его место занял Петр Трощенков (ранее ПИКНИК, АКВАРИУМ, ЗАПОВЕДНИК). Еще одним новобранцем стал Алексей Рахов, временно безработный саксофонист АВИА. Он сменил Виталия Петрова, который занял пост главного инженера «Сатурна». Официально клуб открылся в ноябре 1992 года под названием «Рок круглые сутки».

В том же году звукорежиссер Никита Иванов-Номан записал на питерской «Мелодии» второй альбом НОЧЕЙ «Девять петербургских дней». Полтора года спустя и на той же студии он зафиксировал для истории третью программу группы «Скоро рассвет». В 1994 году альбом был выпущен на кассетах. В начале весны Андрей Иванов ушел, а новым клавишником стал еще один музыкант из Пушкина Игорь Кононов (БИТЛИ). Рахов ушел, чтобы возродить АВИА, а также гастролировал с группой НОМ.

Между тем контакты НОЧЕЙ с БРАВО продолжались. На концерте москвичей в БКЗ «Октябрьский» Красиков, Трощенков и Ашман выходили с ними на сцену и вместе исполняли «Stand by Me». Все кончилось тем, что в середине 1994-го Ашман (параллельно с НОЧАМИ успевший мелькнуть в рядах WINE, НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ, БЕЛОМОРКАНАЛА и СЕКРЕТА) уехал в Москву, став бас-гитаристом новой версии БРАВО.

По принципу домино это спровоцировало очередную цепь изменений состава: Ашмана сменил студент джазового училища Алексей «Голодный» Емельянов, но вслед за этим из СПОКОЙНЫХ НОЧЕЙ в FINESTREET ушел Трощенков. За барабаны вернулся расставшийся со SMIRNOFF Валерий Бирюков. В начале зимы в Москву эмигрировал и Дмитрий Варшавчик, который позже играл в ЧЕРНОМ ОБЕЛИСКЕ и НЕПРИКАСАЕМЫХ Гарика Сукачева. Ситуацию усугубило то, что к этому времени «Сатурн» (он же «Рок круглые сутки») окончательно превратился в кабак с криминальным душком, и всякий рок-н-ролл в его стенах прекратился.

В довершение всех неурядиц, в первых числах декабря 1994 года со СПОКОЙНЫМИ НОЧАМИ решил расстаться Денис Красиков, который тут же собрал собственное трио БЛИЗНЕЦЫ. Какое-то время у них параллельно барабанил Валера Бирюков.

Возвращение к единоначалию пошло СПОКОЙНЫМ НОЧАМ на пользу. На приуроченном ко Дню рождения Джима Моррисона концерте в новооткрытом клубе «Полигон» (декабрь 1994-го) с НОЧАМИ выступил ветеран питерского рока Павел Азаров (экс-PHANTOMS, КАТАРСИС, ПУТЕШЕСТВИЕ), который эффектно солировал в «Love Her Madly», но не задержался, а новым гитаристом стал Александр «Роджер» Рождественский (ранее ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СПОКОЙНОЙ НОЧИ.

Фото: В. Конрадт.

Разрешив, наконец, кадровые проблемы, СПОКОЙНОЙ НОЧИ приступили к записи нового альбома (его финансировали предприниматели из Москвы, с которыми Барабанов познакомился в эпоху «Сатурна») на той же «Мелодии». Участие в работе принимали Барабанов, Юрьев, Рождественский, Емельянов, Кононов и Бирюков, а также Варшавчик (он специально прилетел из Москвы на пару дней, чтобы записать свои фирменные партии), Сергей Стародубцев (FINESTREET), мандолина, Ян Николенко (ЭДИПОВ КОМПЛЕКС), флейта, и Андрей Сизинцев (САМКХА), перкуссия. В начале 1996 года альбом «Это не песни… (Pieces of My Soul)» был издан на компакт-дисках.

Следующей крупной акцией стало для НОЧЕЙ пятнадцатилетие Рок-клуба в казино «Conti» в марте 1996-го. В том же году на их песню «Цыганская» был снят клип. Группа все чаще бывала в Москве, где внимание на нее обратил бас-гитарист МАШИНЫ ВРЕМЕНИ и директор «Sintez Records» Александр Кутиков – все шло к подписанию контракта, а потенциальные спонсоры были согласны на поддержку следующего проекта, но переговоры затянулись, а в августе 1998-го грянул дефолт и весь шоу-бизнес впал в кому.

Емельянов ушел в CALYPSO BLUES BAND, в составе которого аккомпанировал Михаилу Башакову. Пост бас-гитариста принял коллега Бирюкова по СТРЕТТО Алексей Киселев. Спасением для СПОКОЙНЫХ НОЧЕЙ, которые – благодаря, в частности, многолетнему сотрудничеству с Колей Васиным – всегда ощущали себя уверенно в том, что касалось исполнения кавер-версий западных хитов, стали появившиеся в этот период клубы-кафе («Достоевский», «Корсар») и ирландские пабы («Mollie's», «Shamrock»).

18 мая 2000 года в Театре эстрады и кафе «Достоевский» СПОКОЙНЫЕ НОЧИ отметили «неправильный» день рождения – свое тринадцатилетие. В зале присутствовал Васин, а в концерте помимо виновников торжества участвовали ТАНКИ, ЭДИПОВ КОМПЛЕКС и КАФЕ. Помимо того, Игорь Кононов представлял свой фри-джазовый дуэт с Евгением Ждановым (АВИА, НЭП). В октябре они отметили шестидесятый День рождения Джона Леннона в компании других питерских музыкантов большим концертом в клубе «Марабу» (директором которого в то время стал Виталий Петров). В ноябре того же года Бирюков эмигрировал в Германию. Место за барабанами занял Евгений «Бен» Бобров (экс-FINESTREET, ТАНКИ, AD LIBITUM, HOODOO VOODOO и т. д.).

Следующие три года прошли без особых событий. Единственным изменением в составе стал уход Игоря Кононова. Около года он параллельно сотрудничал с ТЕЛЕВИЗОРОМ, потом вернулся к своим занятиям джазом и экспериментальной музыкой (его программа по поэзии Даниила Хармса была представлена в клубе «Манхэттен»), но, к несчастью, был убит грабителями, которых он застал в своей квартире.

В сентябре 2003-го Киселева сменил бас-гитарист Сергей «Кефир» Никифоров (ранее CHESS и БРАZИЛИЯ, параллельно BIG BLUES REVIVAL, где тогда играл и Рождественский), а два месяца спустя на место Боброва (позже BILLY'S BAND и BOOM BOX) был приглашен опытный Вадим Хотин: он работал с поп-певицей Ларисой Долиной, несколько лет прожил в Израиле, а по возвращении в Питер был участником блюз-бэнда FORREST GUMP.

Этот состав просуществовал около полутора лет, но летом 2005 года Барабанов, ощущая необходимость консолидировать НОЧИ (многие из его музыкантов в то время одновременно играли в двух-трех группах, что заметно ограничивало их мобильность), произвел новые перестановки: Рождественский и Никифоров окончательно перебрались в BIG BLUES REVIVAL (а потом вместе играли блюз в OLD FASHION), а к Барабанову, Юрьеву и Хотину присоединились гитарист Андрей Добровольский (ранее он играл с Ольгой Пономаревой и BLACK & WHITE), а также бас-гитарист Андрей Самойлов (экс-ЧИРВОНЦЫ, JACK DANIELS, Женя Глюкк). В обновленном составе СПОКОЙНОЙ НОЧИ продолжали выступать в клубах, нередко участвовали в акциях блюзового «Mojo Club» (в частности, 28 апреля 2006 года дали совместный концерт с московскими THE CROSSROADZ в ДК им. Газа) и планируют возродить свою русскоязычную программу.

В том же году со СПОКОЙНОЙ НОЧИ начал выступать еще один музыкант, сын Кирилла Артем Юрьев, который к этому времени освоил губную гармонику.

Подавляющее большинство бывших участников СПОКОЙНЫХ НОЧЕЙ так или иначе связано с музыкой или шоу-бизнесом. Паша Азаров собрал группу JUNGLE JAM. Слава Помогайкин работает в компании «A&T Trade» и играет на гитаре с Александром Ляпиным. Ашман, Варшавчик и Емельянов продолжают музыкальную карьеру в Москве. Владивостокский приятель Барабанова, Эдик Цехановский, тоже перебрался в Питер, где собрал группы ЛИСТЬЯ ТРАВЫ и HOODOO VOODOO.

Дискография:

Рок-н-ролльная телега (1988); Девять петербургских дней (1992); Скоро рассвет (1994); Это не песни… (1996).

S.P.O.R.T.

В своем пресс-релизе питерский S.P.O.R.T. как-то раз назвал себя «самой некоммерческой из популярных групп», однако с аналогичным успехом он мог бы претендовать и на звание «самой неторопливой»: за без малого полтора десятилетия жизни на сцене S.P.O.R.T. выпустил всего три альбома – зато каждый из них не походит на другие, демонстрируя различные грани таланта этой незаурядной и оригинально мыслящей компании музыкантов.

Хотя днем своего рождения S.P.O.R.T. считает 9 апреля 1993 года, когда группа дала свой первый концерт под этим названием на сцене клуба «TaMtAm», его история началась почти десятью годами раньше в Купчине, в одной из школ Фрунзенского района, где учились будущие основатели группы. Сергей Карпов (р. 3.02.69 в Ленинграде), гитара, и Александр Тихомолов (р. 31.03.69 в Ленинграде), барабаны, были одноклассниками, а Сергей Хомяков (р. 30.04.69 в Ленинграде), бас, занимался в параллельном классе. Встретились они, как водится, в школьной группе, исполнявшей популярную музыку тех лет.

По окончании школы приятели поступили в разные учебные заведения (Карпов, например, в Кораблестроительный институт), хотя все так же играли вместе. В то время их группа носила название ТУБУС. Некоторое время ее пытался менеджировать еще один студент Корабелки, Илья Бортнюк. Он устроил серию концертов в общежитиях института, имевших определенный резонанс, но два года спустя Карпов вылетел из института и тут же загремел в армию. ТУБУС распался, хотя Хомяков и Тихомолов продолжили музицировать для себя.

С возвращением из армии Карпова музыкальные экзерсисы трио продолжились, но на этом этапе деятельность группы носила латентно-кухонный характер. Перелом наступил лишь после того, как в конце 1990-го к ним присоединился певец и автор песен Олег Тусеев, материал которого лег в основу их нового репертуара. Они взяли имя ФРУКТЫ И ПИСТОЛЕТ, в феврале 1991-го дебютировали на фестивале «Новое поколение» во Дворце Молодежи, в сентябре сыграли там же на фестивале «Рок не за…», а с открытием в июле клуба «TaMtAm» стали одними из его завсегдатаев.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

S.P.O.R.T.

Фото: архив группы.

За 1991–1993 годы ФРУКТЫ И ПИСТОЛЕТ отыграли два десятка концертов и записали кассету своих песен. В начале 1993-го к ним в качестве второго бас-гитариста присоединился студент-англичанин Трой Сельваратнам, но со временем группа начала пробуксовывать. Между тем творческая атмосфера «TaMtAm» постоянно провоцировала музыкантов на создание разнообразных экспериментальных или синтетических проектов, поэтому параллельно Хомяков, Карпов и Тихомолов искали собственное лицо под придуманными на раз вывесками вроде ЛЕНИН-44.

К весне 1993 года, когда в их компанию влилась вокалистка Наталья Козловская, у группы наметились первые наброски собственного стиля, сформировавшегося не без влияния SUGARCUBES, THE B-52'S и других звезд новой волны. Они записали на студии в Доме пионеров (звук: Костя Козлов, позднее компания «MultiMusic») песню «Негры» и отдали ее на суд арт-директору клуба Севе Гаккелю. Тому она очень понравилась, и все еще не имевшая названия группа была с ходу поставлена в афишу.

В группу была в срочном порядке приглашена вторая певица Анна Столярова, а сам коллектив получил новое имя С.П.О.Р.Т. – первоначально эта аббревиатура имела конкретный смысл, но со временем он испарился, а звучное название прижилось и точно коррелировало с динамичным сценическим образом группы.

Дебют произвел фурор в стенах клуба, и информация о новых звездах быстро разлетелась по Питеру, собирая на их концерты десятки новых поклонников. Английский бас-гитарист пропал, но пришел гитарист Владимир Коляда (ранее СПОКОЙНОЙ НОЧИ). С возникновением в городе новых клубов С.П.О.Р.Т. резко расширил ареал своего существования.

Не будет преувеличением признать, что на тот момент С.П.О.Р.Т. оказался уникальным явлением для клубной сцены Питера: позитивный настрой, броские и запоминающиеся мелодии, две симпатичные звонкоголосые вокалистки и их вокальные переклички с поющим барабанщиком разительно контрастировали с преобладавшими в «TaMtAm» адептами брутального хардкора или депрессивного постпанка.

В мае 1994-го группу покинул Коляда (позже PEP-SEE и ЭДИПОВ КОМПЛЕКС), место которого занял гитарист и автор песен Виталий Кудрявцев (экс-НОВЫЕ ПЛОХИЕ и НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ). У него, правда, имелись собственные творческие амбиции, поэтому через полгода Виталий ушел и собрал группу ПОРТЫ КАТРИН, позже превратившуюся в ЗДОРОВЬЕ. Какое-то время С.П.О.Р.Т. пытался найти ему замену: к ним прослушивались Вадим «Халала» Ефимов (СТИЛЬ, T.T.TWIST) и кто-то еще, но в итоге Карпов остался единственным гитаристом.

Несмотря на все пертурбации с составом, в 1993–1996 годах С.П.О.Р.Т. постоянно играл в клубах («Осоавиахим», «Роттердам», «10 Club»), принимал участие во всех мало-мальски важных фестивалях и пару раз выбирался на гастроли.

Осенью 1995-го Наташа Козловская решила расстаться с музыкой ради семейной жизни, но в С.П.О.Р.Т. сразу был приглашен второй гитарист Олег Баранов (р. 4.03.68 в Колпине). Он дебютировал в колпинской группе СИМУЛЯЦИЯ БЕРЕМЕННОСТИ ХОББИТОВ, а позднее сотрудничал с УСЛОВНЫМИ ЕДИНИЦАМИ и познакомился с будущими коллегами на концерте в «Арт-Клинике». Еще одной новацией стало то, что в группе запел автор большей части текстов и ее идейный вдохновитель Сергей Хомяков. Чтобы обозначить новый исторический этап, группа поменяла написание своего имени с кириллицы на латиницу.

Когда весной 1996-го «Театр DDT» затеял свой первый рок-фестиваль, С.П.О.Р.Т. без особоых усилий попал в его программу и не только завоевал симпатии публики, но и получил поддержку от Юрия Шевчука, который позволил группе записаться на студии DDT. Записью руководил Вадим Сыркин. Она затянулась на несколько месяцев, но группе все-таки удалось зафиксировать основную часть своей программы. Тогда же с помощью с молодого режиссера Григория Панова С.П.О.Р.Т. снял свой первый видеоклип «(Девушки танцуют) Танго», имевший успех на местных телеканалах.

Весной 1997-го альбом «S.P.O.R.T.» был выпущен «DDT Records» на кассетах, но самой группы в этот момент фактически не существовало: разуверившись в ее перспективах и строя индивидуальные творческие планы, группу покинула Аня Столярова. Одновременно ушел и Саша Тихомолов, который с 1993-го работал в кавер-бэндах FINESTREET, LONE STAR RIDERS, HOOX и т. д. Баранов играл в ПАЛЬЦАХ ХАРЫ и БОНДЗИНСКОМ.

Тем не менее приближение второго фестиваля «Театра DDT» «Песни конца ХХ века» заставило находящуюся в разобранном состоянии группу мобилизовать все силы: поскольку Столярова и Тихомолов ушли окончательно, в S.P.O.R.T. был снова привлечен Олег Баранов, а за барабаны буквально за пару дней до начала фестиваля был в спешном порядке приглашен Денис «Ринго» Сладкевич (р. 9.08.69 в Ленинграде), знакомый им по тамтамовским группам SOLUS REX и НИКОГДА НЕ ВЕРЬ ХИППИ.

Проведя всего одну репетицию и убедившись, что новая формула звучания работает, группа пошла в оргкомитет фестиваля и была взята в программу. Несмотря на радикальные перемены, искушенная питерская публика приняла обновленный S.P.O.R.T. крайне тепло. Это побудило музыкантов существенно активизировать поиски более широкой аудитории.

Собрав необходимую сумму, группа своими силами при участии того же Григория Панова сняла клип на новую песню «Каникулы», отправив его на недавно открытый канал «MTV-Россия». Неожиданно для всех (включая самих музыкантов) клип получил одобрение руководства канала и был поставлен в ротацию. Чуть позже на многих радиостанциях появилась демоверсия песни «Рыбалка», изначально не предназначенная для массового вещания, однако благополучно дрейфующая по волнам эфира до сих пор.

S.P.O.R.T. начали приглашать в клубы Москвы, где у них вскоре появился свой директор, а потом и на гастроли по стране. Тогда же в состав группы вошел звукооператор Олег Волков. Олега Баранова летом 1998-го пригласили в TEQUILAJAZZZ, но он сумел совместить работу в обеих группах. Результатом московской эпопеи стал пятилетний контракт, который S.P.O.R.T. в начале 2000 года заключил с известной компанией «Союз».

В мае того же года вышел их второй альбом «Сделано по правилам». Записал его уже по новому контракту звукорежиссер «Союза» Андрей Кучеренко. Клип на песню «Рыбалка» (реж. С. Карпов, Г. Панов) вышел в финал московского кинофестиваля «Кинотавр-дебют». Весь следующий год S.P.O.R.T. колесил по России и ближнему зарубежью, а также сочинял материал для нового альбома.

1 июля 2001 года S.P.O.R.T. принял участие в первом фестивале «Окна Открой!» на стадионе им. Кирова, прибыв туда чуть ли не прямиком из аэропорта. В августе на студии «Добролет» группа записала несколько новых песен, хотя ее третий альбом долго не складывался. В порядке эксперимента S.P.O.R.T. записал свой иронический вклад в мировую бондиану (песня «Бонд») вместе с музыкантами MARKSCHEIDER KUNST, а также сделал кавер песни «Комарик» для альбома-посвящения этно-фолк-группе ИВАН КУПАЛА. Александр Розанов снял им четвертый клип «Погода» (2001), а сам Карпов сделал видеоверсию «Комарика» (2002).

10 мая 2003 года на сцене «Red Club» S.P.O.R.T. с большим размахом отметил свое десятилетие: в концерте принимали участие практически все участники группы разных составов (за исключением отсутствовавшего в Питере Виталия Кудрявцева), а также гости (PEP-SEE, КАЧЕЛИ и т. д.). Праздник был отснят для возможного издания на DVD и концертного альбома.

К слову, в музыке остались почти все бывшие участники группы: Столярова пела в СКАФАНДРЕ и КИПАРИСЕ; Тихомолов барабанил в YELLOW PILLOW и BLACK MAGIC; Коляда стал участником группы СЕТИ; Кудрявцев возродил ЗДОРОВЬЕ и занимался звукорежиссурой.

После юбилея активность группы начала падать: «Союз», похоже, охладел к своим недавним фаворитам, а непостоянная московская публика нашла себе очередных героев. Тем не менее S.P.O.R.T. продолжал изредка выезжать на гастроли и регулярно выступал в питерском клубе «Молоко». В это время его поддержала компания «Бомба-Питер», профинансировавшая запись третьего альбома «Смысл жизни». Он был записан на «Добролете» Олегом Волковым, который тогда стал штатным звукорежиссером студии, а весной 2005-го выпущен под лэйблом московской фирмы «Мистерия Звука».

Отчасти «Смысл жизни» продолжил музыкальную линию «Сделано по правилам», соединяя ударные номера и выразительные мелодии с сатирическими, иногда гротескными, а то и абсурдными поэтическими зарисовками, хотя звучание на новом альбоме стало еще более жестким, а ирония еще более язвительной. После этого S.P.O.R.T. снова ушел в подполье – интересно, чем он удивит сохраняющих ему верность поклонников в следующий раз?

Дискография:

С.П.О.Р.Т. (1997); Сделано по правилам (2000); Смысл жизни (2005).

СТАНДАРТ.

Задолго до появления рок-н-ролльных кавер-бэндов, еще до телевизионных «песен о главном» и прочей ретроромантики, в Питере возникла группа, которая исполняла материал из музыкальных архивов куда более интересно, изобретательно и стильно, чем подавляющее большинство тех, кто делает это сегодня. Группа назвалась СТАНДАРТ, представляла собой рок-н-ролльную ипостась популярных в первой половине 80-х СТРАННЫХ ИГР и появилась на свет осенью 1984 года.

Исполнение классики рока всегда было коньком клавишника СТРАННЫХ ИГР Николая Гусева, который и затеял СТАНДАРТ. Впервые группа вышла на сцену Рок-клуба 23 ноября 1984-го в одном концерте с другим спонтанно возникшим образованием, блюз-бэндом МОТОР-БЛЮЗ, объединившим гитариста Сашу Ляпина (АКВАРИУМ) и клавишника Андрея Муратова (позже ЗООПАРК, DDT).

В состав СТАНДАРТА входили: Гусев, клавишные, вокал, Григорий Сологуб, гитара, вокал, Алексей Рахов, саксофон, вокал, и Александр Кондрашкин, барабаны. Бас-гитарист ИГР Виктор Сологуб отнесся к идее скептически, и его заменил джазовый контрабасист Илья Нарет.

На протяжении следующего сезона СТАНДАРТ выступил еще несколько раз; на зимних концертах в ДК милиции духовую секцию группы усилил бывший коллега Гусева по АРГОНАВТАМ и БАРОККО Евгений Жданов, саксофон, вокал. Последние в тот период концерты СТАНДАРТА прошли в марте 1985-го в дискотечном зале Дворца Молодежи, где Николай Гусев представил программу «советских шейков, твистов и рок-н-роллов», состоявшую из песен Бабаджаняна, Островского и других песенников 60-х, включая непременную «Королеву красоты». Интересно, что на тех же концертах состоялся дебют Кости Кинчева в качестве нового вокалиста АЛИСЫ. Кроме них там выступали МАНУФАКТУРА и СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК.

Тем же летом СТРАННЫЕ ИГРЫ распались, а Гусев, Рахов и Кондрашкин собрали АВИА. Идея СТАНДАРТА была положена в долгий ящик, хотя году в 1987-м группа урезанным составом выступила под старым именем еще раз.

Весной 1993 года на сцене клуба «Осоавиахим» на пару песен Гусев присоединился к ДУБАМ-КОЛДУНАМ, которые в известном смысле продолжили дело СТАНДАРТА по извлечению на свет забытых шедевров советской эстрады. Иной взгляд на ту же тему представляет соло-альбом Гусева «Исправленному верить» (1997).

СТАРАТЕЛИ.

Питерская группа начала 70-х, выбравшая своим творческим девизом фразу: «Ни слова по-русски, ни ноты по-советски!», СТАРАТЕЛИ одними из первых в городе начали отходить от танцевально-песенного формата, характерного для всей поп-сцены предыдущего десятилетия, привнеся в свою музыкальную палитру элементы современного джаза и психоделии, арт-рока и фьюжн, чем в значительной степени опередили свое время.

Основатель группы, Анатолий Миончинский (р. 14.12.46 в Ленинграде), начал заниматься музыкой еще в конце 50-х, поступив в музыкальную школу при Консерватории в Матвеевом переулке. Подростком он неизбежно увлекся едва только начавшим входить в моду джазом и с пятнадцати лет на слух снимал партии знаменитых джазменов, с трудом продираясь сквозь шумы и помехи, в окружении которых доходили до нас музыкальные программы «Голоса Америки» и других западных радиостанций. «Волна постоянно уплывала, поэтому иногда аккорды приходилось домысливать, руководствуясь логикой композиции». В начале 1962-го Анатолий собрал собственное джазовое комбо, с которым играл множество самостоятельно расписанных по нотам джазовых пьес.

Окончив музыкальную школу, он поступил в училище на Салтыкова-Щедрина, в класс Льва Болдырева, но, отучившись год, ушел: «Программа была рассчитана на четыре курса, и весь первый год отводился классике, а для меня это был пройденный этап».

В конце 1967-го Миончинского забрали в армию, где он познакомился с Женей Лешко, который к тому времени отслужил год и успел свести знакомство с саксофонистом Александром Сергеевым. Сергеев был из профессорской семьи (его родители преподавали в Консерватории), имел музыкальное образование и превосходно разбирался в современной западной музыке: уже тогда он интересовался творчеством Джона Колтрейна и на слух исполнял его соло из записей с оркестром Диззи Гиллеспи! Именно Сергеев заразил Лешко (а через него и Миончинского) интересом к джаз-року и вообще к тогдашней черной музыке, что по тем временам было довольно нетипично.

После демобилизации Лешко уехал в Нарву, где женился, работал на заводе и играл на танцах с организованной при заводе группой, а Миончинский вернулся из армии осенью 1969-го и сразу же взялся собирать группу, которая получила имя СТАРАТЕЛИ: Анатолий Миончинский, клавишные, Александр Егоров, гитара, Юрий Морозов (тезка знаменитого позднее звукорежиссера), бас, и Виктор Павлов (р. 24.02.47 в Ленинграде), барабаны.

СТАРАТЕЛИ дебютировали весной 1970 года. Почти сразу же состав группы усилил саксофонист Владимир Фомин, и она начала играть на танцах в Вырице, где музыкантам нередко приходилось до утра отсиживаться за сценой, пережидая атаки местных гопников (которые требовали от них танцевальных ритмов, а не какого-то там джаз-рока). В одну из таких тревожных ночей СТАРАТЕЛИ познакомились с регулярно игравшими в том же клубе ПРИШЕЛЬЦАМИ.

Репертуар группы действительно не очень подходил для танцев и включал много номеров Джими Хендрикса и EMERSON, LAKE & PALMER; кроме того, они играли кое-что еще из текущей англо-американской рок-музыки, джазовые инструментальные пьесы, босса-новы и даже несколько вещей собственного сочинения (как правило, тоже инструментальных).

Следующие два сезона (1970/71 и 1971/72) СТАРАТЕЛИ работали на танцах в поселке Дружная Горка около Сиверской. Там народ тоже был своеобразный: после войны в лесах оставалось много боеспособного оружия как советского, так и германского производства. Хотя черных следопытов в то время пока не было, молодежь вовсю забавлялась с оружием, и на танцах в клубе нет-нет да и грохотали выстрелы, напоминая сцены из вестернов.

Состав группы постепенно менялся: осенью 1970 года, по настоянию Миончинского, в Питер вернулся Евгений Лешко (р. 17.08.45 в Ленинграде), бас, гитара, саксофон, вокал. Он сменил Юру Морозова, который тяготился исполняемой музыкой, предпочитая играть «Алешкину любовь» или другие эстрадные хиты.

В ноябре 1972-го, когда СТАРАТЕЛИ перебрались в совхозный клуб поселка им. Тельмана под Колпино, ушел и Егоров. Его место занял куда более техничный и опытный Михаил Кондратьев, который был одним из основателей знаменитой в 70-е группы ПОСТ. В этот период в программе СТАРАТЕЛЕЙ стало появляться все больше хард-рока: по несколько песен LED ZEPPELIN, GRAND FUNK, BLACK SABBATH, «Fools» DEEP PURPLE и т. д. Фомин, которому в этой музыке делать было особенно нечего, к осени 1973-го ушел, а оставшиеся саксофонные партии исполнял Лешко.

Наконец в декабре 1973 года, когда СТАРАТЕЛИ базировались в Павлово-на-Неве, их покинул и сам Миончинский: следующие полгода он отыграл в ДК «Мир» с ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ОРКЕСТРОМ Виктора Мосенкова, откуда перебрался в ПОСТ, сменив там Костю Плешака (экс-МЕТРОНОМ).

Новым участником СТАРАТЕЛЕЙ стал поющий клавишник Владимир Савинок из группы РАССВЕТ (гитаристом которой в то время был знаменитый впоследствии РОССИЯНИН Жора Ордановский), а следующей точкой приложения сил – бывшая церковь в Орлине, где СТАРАТЕЛИ репетировали и играли на танцах до весны 1974-го, получая на всех по двенадцать рублей за вечер.

Савинок вспоминал, как изумлялась публика, когда группа играла по нотам джаз-роковые номера Билли Кобэма или «No No No» DEEP PURPLE. Они даже подумывали о том, чтобы сменить название – СТАРАТЕЛИ были все-таки группой Миончинского, – и некоторое время называли себя ВЕРЕТЕНО (у Лешко была одноименная инструментальная пьеса), хотя за пару месяцев до этого в Питере еще выступало другое ВЕРЕТЕНО, которое организовали бывшие МИРЯНЕ Гена Латышев, Борис Никифоров и Володя Сафронов (экс-БРАМИНЫ, НАУТИЛУС и т. д.). Помимо Орлина это ВЕРЕТЕНО пару раз выступало на сэйшенах в кафе «Эврика» на Охте, в частности, вместе с группами АКВАРИУМ и ГЕНЕРАЛ-БАС.

В апреле 1974-го обломки СТАРАТЕЛЕЙ решили объединиться с группой из Гатчины OCEAN, и следующие полгода, меняясь инструментами, играли на пригородных танцплощадках под вывеской ОРИЕНТАЛЬ. В том же ноябре они воссоединились с Миончинским в джаз-рок– оркестре (там играли шесть духовиков!) ОБЕРТОН, весной 1975-го завоевали I место на официальном фестивале самодеятельности трудящихся «Весенний ключ», проходившем в ДК им. Газа, а летом распались.

Миончинский с частью духовиков вернулся в ПОСТ, а позднее играл с певцом Золтаном Локкером, в оркестре Анатолия Кролла «Современник» и т. д., Лешко и Кондратьев работали в кафе «Белые ночи», а Савинка позвал в свою группу экс-гитарист БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА Володя Сафронов. Записей группы не сохранилось.

СТАТУС.

Сверкнувшая своим мелодичным хард-роком на излете 80-х питерская группа с весьма подходившим ей названием СТАТУС стала своего рода возвращением к рок-н-ролльным корням для участников ЛИРЫ, с середины 60-х и до начала 70-х одной из самых популярных рок-групп города, а позднее – одного из бесчисленных отечественных ВИА, колесивших по всей стране с подвергнутым жесткой идеологической цензуре репертуаром.

Основатели СТАТУСА, Юрий Семенов (р. 20.12.49 в Ленинграде), бас, гитара, вокал, и Владимир Петров (р. 10.06.50 в Ленинграде), гитара, клавишные, вокал, впервые встретились осенью 1965-го в стенах Музыкального училища им. Мусоргского, куда оба поступили по классу баяна. Взаимная приязнь и острый интерес к современной музыке быстро сделали их друзьями, из чего и выросла группа, получившая название ЛИРА.

С 1966-го по 1973-й ЛИРА была заметным явлением на рок-сцене Питера, исполняя как классику западного бита и хард-рока, так и собственные песни (многие наверняка помнят их чуть наивную, но пронзительную балладу «Колокола»), участвовала в разнообразных конкурсах и фестивалях, добилась культового статуса, выступая на сцене легендарного «Молотка», не переставая играть, отслужила в армии, но в 1973 году, будучи вынуждена определяться с выбором профессии, пошла на работу в Ленконцерт, где спустя всего несколько лет идеологический пресс, гастрольная рутина, текучка кадров и невозможность исполнять свои песни превратили ЛИРУ в типичный ВИА с почти неотличимым от других репертуаром.

Так продолжалось до середины 1987 года, когда, ощутив дуновение ветра свободы, отцы-основатели ЛИРЫ Семенов и Петров решили тряхнуть стариной и начать жизнь, как говорится, с чистого листа. Распустив ЛИРУ, от которой в новую группу, получившую название СТАТУС, вошли только певец Владимир Мичурин (р. 18.07.52 в Ленинграде) и барабанщик Александр Романовский (р. 28.09.54 в Ленинграде), они в конце того же года взялись за подготовку программы из собственных песен, ориентируясь на звучавший в репертуаре ЛИРЫ еще в подпольные времена хард и блюз-рок.

Мичурин дебютировал в рок-н-ролле осенью 1970-го в организованной студентами Политеха группе ПАДАЮЩИЕ ЗВЕЗДЫ, в 1976-м перешел в более популярный ЛЕЛЬ, который через год влился в КОЛОКОЛ, а тот, в свою очередь, в октябре 1978 года стал очередным составом ЛИРЫ. Романовский с середины 70-х играл на танцах в Ленинградской области, в 1977-м стал участником филармонической АРЕНЫ, позднее отметился еще в нескольких группах (в том числе в РАДУГЕ), а в 1983-м попал в ЛИРУ.

Формирование СТАТУСА завершилось, когда в его составе появился гитарист, певец и автор песен Александр Богданов (р. 18.11.52 в Ленинграде), который был ветераном богатой на звучные имена пригородной рок-сцены Ломоносова и Нового Петергофа: он дебютировал в группе ЦВЕТЫ НА СНЕГУ, которая позже сменила имя на ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ. В 1977-м он на пару недель присоединился к АПРЕЛЮ, потом был приглашен в ЛИРУ, откуда его забросило далеко на Север, где он провел года четыре, выступая в ДВИНСКИХ ГИТАРАХ и КАЛЕЙДОСКОПЕ. С последним Богданов вернулся в Ломоносов. Потом были МАРАФОН, САВОЯРЫ, а осенью 1987-го его вторично пригласили в ЛИРУ, которая вскоре превратилась в СТАТУС.

Юридически еще оставаясь ЛИРОЙ, они ушли из Ленконцерта под крыло новой хозрасчетной структуры, Творческого музыкального центра, которую только что организовал композитор Стас Пучков, пытаясь осовременить архаичный и неповоротливый механизм государственной концертной практики.

Дебют новой группы состоялся 4 января 1988 года в Морском соборе Кронштадта и был встречен публикой с энтузиазмом – тяжелый рок во всех его проявлениях был на пике популярности, толпы металлистов бродили по всей стране словно стада бизонов по прериям Дикого Запада, а сцену стремительно заполняли суровые мужчины с длинными волосами, в коже и заклепках – своим примером СТАТУС подтвердил, что вернуться в рок-н-ролл можно не только на волне ностальгии.

В мае группа была официально переименована в СТАТУС (год спустя никаких разрешений на это уже не потребовалось бы) и начала выезжать на гастроли по стране, всюду встречая теплый прием.

В июле известный телережиссер Борис Деденев снял клип на песню СТАТУСА «Нарисованный человек» (музыка Андрея Косинского) – по сегодняшним меркам наивный, но довольно изобретательный в своей идее (особенно если учесть, что никаких компьютерных технологий на тот момент не было и в помине).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СТАТУС: А. Богданов, Ю. Семенов, А. Романовский, В. Мичурин, В. Петров.

Фото: архив группы.

Первой по-настоящему значительной акцией, в которой довелось участвовать СТАТУСУ, стал рок-фестиваль «Ритмы Юрмалы» под Ригой, собравший весьма пестрый набор исполнителей: от действительно рок-групп до откровенной эстрады и мимикрирующей под рок попсы. СТАТУС выступил на фестивале 19 августа и увез в Питер приз зрительских симпатий – учитывая, что Латвия в то время переживала бурный расцвет националистических настроений, это было показателем настоящего признания.

Как и ЛИРА самодеятельного периода, СТАТУС с самого начала сделал акцент на собственный материал: как правило, Семенов и Богданов сочиняли музыку (Богданов к тому же делал и основные аранжировки), а Петров – тексты. К осени 1988-го у них набралось достаточно новых песен для дебютного альбома. Он появился на свет в сентябре на студии Дворца Молодежи (звукорежиссеры Александр Казбеков и Сергей Елистратов) и назывался – по одной из песен – «На абордаж!».

По итогам 1988 года, подводимым питерской молодежной газетой «Смена», СТАТУС занял 5-е место в разделе «хард-энд-хэви». Как ни парадоксально, на тот момент в Питере группу знали гораздо хуже, нежели за его пределами, ибо большую часть времени она проводила в долгих и утомительных разъездах по стране. Так прошел еще год.

Летом 1989-го СТАТУС вернулся в студию: теперь это была респектабельная и богато оснащенная «Мелодия», где один из самых известных звукорежиссеров страны, певец и автор песен Юрий Морозов, записал их альбом «Исповедь». В качестве жеста благодарности СТАТУС включил в свой альбом песню Морозова «Баллада о предательстве» в аранжировке Саши Богданова. Этот альбом был отпечатан «Мелодией» в виниле и разошелся по всей стране.

Если в конце 80-х у нас наблюдался бум рока, то с приходом 90-х ситуация сменила знак на противоположный: в топе были фонограммные певцы и певицы на самый невзыскательный вкус, страну наводнили однодневки и двойники – бесконечные ласковые маи и миражи, несть им числа. Группам, которые честно выдавали своим слушателям «живой» звук, для чего возили за собой трейлеры с аппаратурой, выживать было все труднее – будь то звезды масштаба DDT или профессионалы класса СТАТУСА.

Летом 1990-го внимание на группу обратила промоутерская компания из Франции, которая захотела вывезти в Европу СТАТУС, а также АВГУСТ, ПИКНИК и ряд других технически сильных групп. Увы, этот план погряз в бюрократических проволочках и согласованиях с продажными российскими чиновниками и так и не был реализован.

СТАТУС продолжал гастролировать, но экономическая ситуация в стране месяц от месяца делала это все более бессмысленным, гонорары тихо растворялись в руках хитроумных комбинаторов от шоу-бизнеса, а аудитория неуклонно редела, поэтому, дав 3 декабря 1991 года свой последний концерт, СТАТУС принял печальное решение расстаться. «Думаю, мы в самом начале немного запоздали и не смогли, как сейчас говорят, раскрутиться до того, как все рухнуло, – размышлял об этом событии пятнадцать лет спустя Саша Богданов. – Пойди все немного иначе, мы, возможно, играли бы до сих пор».

На следующий год Юра Семенов записал на студии Эдиты Пьехи свой первый соло-альбом «Я сказал тебе это для мыслей твоих и для слов» (его название он взял из стихотворения Поля Элюара), участие в котором приняли Володя Петров и ряд других музыкантов, а ручки за пультом в отдельных номерах крутили Петр Жуков (экс-АРГОНАВТЫ), Андрей Ардентов (экс-АРС), Валентин Рындин и Игорь Антонов.

В конце того же года Петров и Богданов вновь встретились в рядах группы, которая впоследствии взяла имя КОНТРАСТ, а c 2000 года известна под названием CONTRAST BLUES BAND. Мичурин занялся концертным светом. Романовский ушел в полиграфический бизнес. Семенов в 90-х занимался книжной торговлей, а потом пел в Александро-Невской лавре. В 2004 году он начал работу сразу над тремя альбомами нового материала.

Дискография:

На абордаж! (1988); Исповедь (1989).

Юрий СЕМЕНОВ:

Я сказал тебе это для мыслей твоих и для слов (1992).

СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ.

Эфемерная супергруппа начала 90-х, СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ, появилась на свет в мае 1992 года, когда распался классический состав ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ, одной из наиболее популярных питерских групп второй половины 80-х, и двое ее участников решили пойти своим путем.

Бас-гитарист Эдуард Никитин – вместе с Глебом Малечкиным – организовал СОСЕДЕЙ еще в феврале 1983-го и оставался в рядах группы на всем протяжении их бурной и неровной карьеры, а также был автором (или соавтором) части их репертуара. Гитарист и певец Дмитрий Кустов в 1982-м окончил Театральный институт и до прихода в ряды ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ (март 1988-го) играл со своей группой ТРЕТИЙ ЭТАЖ и в варьете ресторана «Тройка».

Вскоре состав СТЕКЛЯННОЙ ЛЮБВИ пополнили еще два музыканта, так или иначе связанные с СОСЕДЯМИ: лидер-гитарист Денис Бигеев несколько лет был их звукорежиссером, а саксофонист Андрей Грабаренко играл там с ноября 1987-го до начала 1991-го. За барабаны был приглашен Игорь Черидник, в разное время выступавший и записывавшийся с группами ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ, АУКЦЫОН, ИГРЫ, ЗАРОК, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК и т. д. В то время ИГРЫ, его основное место работы, находились в состоянии плавного полураспада, и он охотно принял приглашение.

СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ быстро отрепетировала репертуар из песен Эдика Никитина и Димы Кустова и дебютировала 18 июня на Дне рождения Пола Маккартни во Дворце Молодежи, который традиционно проводил главный битловед и битлолюб Коля Васин. Еще одно выступление, по воле случая оказавшееся для группы последним, состоялось в ДК «Маяк» во время проведения первого «St Christopher's Day».

Несмотря на крепкий состав и весьма приличный потенциал, что-то в группе с самого начала не заладилось: еще пару месяцев СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ вяло репетировала, но к осени окончательно распалась. Никитин покинул музыку; Кустов позднее играл у Паши Кашина, в ДУХАХ и БАШАКОВ-БЭНДЕ, а также со своим CALYPSO BLUES BAND; Бигеев в декабря 1994 года собрал группу БЛИЗНЕЦЫ; Грабаренко пропал из виду, а Черидник позже появлялся в THE MEANTRAITORS, реформированных СТРАННЫХ ИГРАХ и т. д., а в конце 90-х тоже покинул сцену.

Записей СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ сделать не успела, однако несколько песен из ее репертуара вошло в записанный Димой Кустовым в 2002 году соло-альбом.

СТЕНОБИТНЫЕ. МАШИНЫ.

Группа, носившая звучное название СТЕНОБИТНЫЕ МАШИНЫ, появилась на свет осенью 1969 года в стенах питерского университета и стала продолжательницей музыкальных традиций географического факультета, заложенных двумя годами раньше участниками популярной в ЛГУ ГИМНАЗИИ. Основателями СТЕНОБИТНЫХ МАШИН были два молодых человека, только что ставшие студентами первого курса, – Вячеслав Евтеев (р. 26.05.52 в Ленинграде), гитара, вокал, и Олег Поляков (р. 25.04.52 в Ленинграде), бас.

«Почти сразу после начала учебного процесса нас познакомили однокурсники. В те времена первым вопросом при знакомстве было: „Что слушаешь?“, а вторым: „Что играешь, и если играешь, то где?“ – вспоминал Олег Поляков о том, как все начиналось, три с лишним десятилетия спустя. – И Слава, и я поступили в университет сразу после школы. У нас и опыт был похожий: игра в школьных ансамблях. При этом мы не особо хипповали, не толклись в „Сайгоне“, а скромно играли композиции THE VENTURES и THE SPOTNICKS каждый в своей школе. Но кумиры у нас были общие: Джон Леннон, Джими Хендрикс. Плюс – пассивное неприятие всяческого официоза.

Славин отец был квалифицированным рабочим с НПО „Позитрон“, к увлечению сына гитарной музыкой он отнесся с пониманием и своими руками сделал ему электрогитару, 50-ваттный усилитель на три входа (гитара, бас, вокал) и две плоские колонки к нему, собранные с таким расчетом, чтобы умещаться в багажник „Волги“. Имея такое богатство, Слава в своей группе еще и пел».

В октябре 1969-го Евтеев и Поляков приступили к репетициям. Их барабанщиком стал Сергей Леонович (р. 24.11.51 в Ленинграде), одноклассник и коллега Полякова по школьной группе. «Аппаратура была Славина, тарелку стащили из моей школы, а хай-хэт и средний барабан мы с барабанщиком купили в складчину на деньги, занятые у друзей под стипендии и халтуры».

Евтеев, как более общительный, вскоре познакомился с музыкантами ГИМНАЗИИ Леней Тихомировым и Валерой Черкасовым (которые уже заканчивали четвертый курс) и приносил от них в компанию все новости большого музыкального мира и питерского рок-сообщества, а также ноты, тексты и т. п. Под впечатлением от одного из тогдашних хитов ГИМНАЗИИ («Стенобитные машины выезжают на колесах, стенобитные машины – это самый лучший способ») группа наконец определилась с выбором имени. Именно как СТЕНОБИТНЫЕ МАШИНЫ в апреле 1971 года они были зарегистрированы в Поп-федерации, учрежденной в Питере битлфаном Колей Васиным и другими активистами музыкального сопротивления.

К этому времени ГИМНАЗИЯ уже окончила университет и распалась, а на ее место в 1-м зале географического факультета логично въехали СТЕНОБИТНЫЕ МАШИНЫ со своей аппаратурой. Поначалу их репертуар был на сто процентов англоязычным, однако позднее группа начала исполнять кое-что из номеров ГИМНАЗИИ, а также две собственные песни (музыка Евтеева, слова Полякова). Поскольку играть на танцах в общежитии ЛГУ на Шевченко, 25, тоже стало некому, СТЕНОБИТНЫЕ МАШИНЫ заняли и эту вакансию, для чего в состав был привлечен свободный вокалист, студент третьего курса Георгий Шахвердов.

Из других достижений МАШИН в период 1972–1974 годов можно отметить разве что их участие в смотре художественной самодеятельности питерских вузов, за что они были удостоены Почетной грамоты от комитета комсомола университета.

Чем ближе был диплом, тем реже музыканты СТЕНОБИТНЫХ МАШИН собирались на репетиции, и к весне 1974-го группа распалась. Поляков занялся океанологией, защитившийся годом раньше Шахвердов ушел в специальность, Леонович тоже забросил барабаны. Только Слава Евтеев, который объединился с Тихомировым и своим школьным барабанщиком Колей Зарубиным в группу ZA, остался верен рок-н-роллу.

Тем не менее история СТЕНОБИТНЫХ МАШИН на этом не закончилась. В феврале 1976 года, когда из-за конфликта с Черкасовым ZA покинул Тихомиров, а следом был уволен и сам Валерий, становившийся все более невменяемым по причине злоупотребления наркотиками, на пост бас-гитариста ZA был приглашен Олег Поляков, в то время безбедно трудившийся в Гидрометеослужбе. До следующей осени, пока клуб в Лахте не закрылся на ремонт, ZA играли там на танцах, а потом увезли аппарат домой и залегли на дно.

Между тем несколько месяцев спустя, выгуливая во дворе собаку, Поляков разговорился с соседом-собачником. Оказалось, что того зовут Николай Иванов, он учится в Академии художеств, сочиняет весьма недурные песни и уже пару лет исполняет их с тамошней группой ЛАБИРИНТ, которая как раз нуждается в бас-гитаристе и барабанщике.

Эти вакансии заняли Поляков и Зарубин, а вскоре после дебюта обновленной группы (в конце ноября) ее один за другим покинули оба гитариста, и их место логично занял Евтеев, восстановив тем самым финальный состав ZA. Они с успехом играли на вечерах в Академии художеств до мая 1977-го, на лето разъехались кто куда, а в сентябре основатели САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Володя Рекшан и Леша Матусов пригласили всю группу (за вычетом самого Иванова) в качестве своего аккомпанирующего состава. До Нового года они играли на танцах в Доме культуры птицефабрики в Русско-Высоцком, известном своей уникальной стеклянной сценой и тем, что там когда-то базировался БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, выступили на сэйшене в Академии художеств (вместе с Юрием Ильченко и Светланой Медяник), а к началу весны развалились. Рекшан вскоре присоединился к РИСК.О! Матусов занялся воспитанием подрастающего поколения рок-н-ролльщиков, Лопаткин позже играл в ПУЛЬСЕ и МОДЕЛИ, а Евтеев, Зарубин и Поляков, дав пару концертов втроем, разошлись в разные стороны.

Поляков продолжал заниматься океанологией, преподавал и работал в море, Зарубин трудился по юридической части, а Евтеев и лахтинский барабанщик Дмитрий Фогель (позднее МИФЫ, КАКАДУ) летом 1978 года собрали новую группу, с которой играли на танцах в Лахте, санатории «Дюны», Всеволожске и т. д. С конца 80-х Евтеев преподавал в Сестрорецке в музыкальной школе № 20, а весной 1995 года ушел из жизни.

Что касается прочих участников СТЕНОБИТНЫХ МАШИН, то Шахвердов тоже умер, а Леонович, завязав с рок-н-роллом, занялся наукой согласно диплому и в конце концов защитил докторскую диссертацию.

Юрий СТЕПАНОВ.

Питерско-лондонский пианист, певец, автор песен, а впоследствии успешный промоутер и востребованный киноактер, Юрий Степанов был одной из самых колоритных фигур на питерской рок-сцене 70-х, и хотя в начале следующего десятилетия музыкант покинул Россию, он всегда оставался интегрированной частью рок-н-ролльного Петербурга и сохраняет тесные творческие контакты со своей исторической родиной.

Юрий Степанов родился 7 ноября 1951 года в Ленинграде в семье с музыкальными традициями. Его отец, выпускник Консерватории и довольно известный в те годы оперный режиссер, несколько лет жил в Казани, где ставил спектакли в местном Театре оперы и балета им. Мусы Джалиля, однако позднее вернулся в Питер и преподавал театральное мастерство.

Юрий, по собственному выражению, «рос вундеркиндом»: с четырех лет играл на рояле классику, дошколенком занимался с педагогами, а потом поступил в Музыкальную школу им. Римского-Корсакова, где отучился десять лет. Его учителя нацеливали подростка на карьеру концертирующего пианиста. Каково же было их разочарование и шок, когда в шестнадцать лет Юра объявил, что будет играть рок-н-ролл!

Знакомство с музыкой, перевернувшей мир и его самого, состоялось весной 1965-го: впервые Юрий Степанов услышал THE BEATLES, когда старший брат («я у него вечно одалживал то малиновые штаны, то ярко-желтый галстук») купил на черном рынке американскую пластинку «Meet The Beatles»; он был наповал сражен магией битловской «All My Loving». «Вот тут-то все и случилось: я с ними встретился».

В школе Степанов и его лучший друг Сергей Журавлев организовали группу с симптоматичным названием ПОЮЩИЕ ЛЕНТЯИ (они исполняли собственные песни с текстами на английском). В 1969-м, окончив школу, Юра собрался поступать в театральный, но не прошел по конкурсу и, чтобы избежать армии, быстро сдал экзамены на дирижерско-хоровое отделение в Институт культуры. Как ни странно, в то время он почти не контачил с миром рок-музыки («конечно, мы с братом несколько раз бывали на сэйшенах, помню, слушали КОЧЕВНИКОВ, которые уже пели по-русски, ФЛАМИНГО и другие известные группы, но у нас в институте ничего такого не было»).

Между тем его сотрудничество с Журавлевым продолжалось: вместе и порознь они, уже перейдя на русский, сочиняли песни, а в 1971 году написали детскую рок-оперу «Гензель и Гретель» (по мотивам сказки братьев Гримм «Пряничный домик»). Музыка была целиком своя, а помимо авторских текстов в опере были использованы стихи Агнии Барто и Самуила Маршака (правда, в вольной обработке Сергея и Юрия).

Весной 1973-го Степанов получил диплом, после чего был на год призван в армию, где познакомился с первым бас-гитаристом МИФОВ Славой Легздиным («от него-то я и услышал впервые волшебное слово МИФЫ»). Вернувшись в Питер, Степанов начал искать отвечавшую его интересам работу, и тогда бывший соученик по школе, пианист Владислав Петровский, в то время участник ДОБРЫХ МОЛОДЦЕВ, направил его к своему бывшему коллеге по ансамблю, саксофонисту Всеволоду Левенштейну (Новгородцеву), который нацелился уехать из Советского Союза, а пока этого не случилось, работал на танцах в Белом зале Пушкина со своей группой ЛЮДИ ЛЕВЕНШТЕЙНА.

Приехав в первый же раз в Пушкин, Степанов неожиданно для себя обнаружил, что в составе ЛЮДЕЙ ЛЕВЕНШТЕЙНА уже числятся оба лидера «тех самых» МИФОВ Сергей Данилов и Гена Барихновский, с которыми он моментально подружился. Помимо них в группу входил барабанщик Майкл Кордюков; иногда на огонек в Белый зал заглядывали Юрий Ильченко, Сергей Курехин, тогдашний клавишник МИФОВ Алик Азаров и другие питерские музыканты. На танцах ЛЮДИ исполняли типичный для тех лет репертуар: англо-американский хард, поп-рок, кое-что из советской эстрады (для отчетности) и т. д. Как-то раз по просьбе Севы Степанов сочинил сюиту на темы песен советских композиторов!

Работа была необременительной – они работали в Пушкине два раза в неделю, по субботам и воскресеньям, что давало им возможность искать другие точки приложения сил.

Весной 1975 года находившиеся в состоянии полураспада МИФЫ начали мало-помалу возвращаться к жизни. Пораженный их музыкой Степанов решил присоединиться к группе, для чего по всей форме написал заявление: «Прошу принять меня в вокально-инструментальный ансамбль МИФЫ»! Данилов с Барихновским прочитали его, посмеялись, поставили печать «уплочено» и взяли-таки в свою компанию. Примерно тогда же Степанов познакомился с фолк-певицей Ольгой Першиной и начал выступать с ней дуэтом. Позднее Першина представила его Коле Васину, и с тех пор Юрий на несколько лет стал непременным участником всех битловских праздников, проводимых Васиным.

Весной 1976-го Степанов и Першина в компании с ОРНАМЕНТОМ и АКВАРИУМОМ стали гостями рок-фестиваля в Таллине, где познакомились с музыкантами УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ и МАШИНЫ ВРЕМЕНИ. Вскоре после этого МИФЫ дали последний большой концерт (на официальном фестивале «Весенний ключ» в ДК им. Газа) и распались, а Степанов на следующие полгода присоединился к безымянной группе экс-гитариста БЖК Владимира Сафронова, с которым играл на танцах в Володарском.

В феврале 1977-го вернувшийся в Питер после альянса с МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ Юрий Ильченко пригласил Степанова в свою супергруппу ВОСКРЕСЕНИЕ, однако она просуществовала чуть больше полугода и тем же летом распалась, а Степанов и его коллега по МИФАМ и ВОСКРЕСЕНИЮ Гена Барихновский нашли новую работу в кафе «Сюрприз», где осенью сложилась новая группа НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ВИЗИТ, объединившая их с обломками БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА. Увы – она тоже просуществовала слишком мало, чтобы оставить по себе какие-то следы.

Летом 1978-го Майкл Кордюков зазвал Степанова поехать на гору Чегет: публику на тамошней турбазе традиционно развлекали питерские музыканты (БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, ИДЕЯ ФИКС и другие). Компанию им составили экс-гитарист МИФОВ Юрий Бушев и бас-гитарист Слава Миронов.

В октябре 1978 года Юрия Степанова пригласили на рок-фестиваль в подмосковной Черноголовке, однако в последний момент власти запретили его проведение (хотя часть участников все же успела выступить). Позднее ему все-таки удалось продемонстрировать свои таланты московской публике: Юрий выступал соло в вотчине МАШИНЫ, Архитектурном институте, а позднее дуэтом с Колей Корзининым (БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ, перкуссия) презентовал в столице совместную литературно-блюзовую композицию.

В июне 1979-го Степанов, Ильченко, Саша Ляпин и их приятели устроили в клубе РСТ-2 джем со случайно оказавшимися в Питере американскими музыкантами; время от времени происходили и другие интересные события, но в целом к концу 70-х пространство для рок-н-ролла в Питере заметно сузилось: играть было негде, перспективы терялись в тумане, и Степанов – по примеру Севы Левенштейна – решил перебраться в Европу.

В начале 1980-го он принял участие в реформации МИФОВ, той же весной записал на только что открывшейся студии Андрея Тропилло свой дебютный мини-альбом, а 18 июля 1980 года посредством фиктивного брака уехал в Англию и поселился в Лондоне. Первые три года, по словам Юрия, заниматься музыкой ему почти не пришлось, хотя пару интересных предложений он все-таки получил: в октябре 1980-го его прослушивали TEARDROP EXPLODES; он подошел, но тогдашний статус Степанова не позволял ему выезжать за пределы страны, а группа как раз собиралась в турне. Следующей весной в клубе «Rock Garden» он познакомился (и чуть было не собрал группу) с будущим барабанщиком CULTURE CLUB Джо Моссом, но в целом все начало 80-х музыкант боролся за выживание: работал курьером, грузчиком и т. п.

Единственным музыкальным опытом для Степанова в этот период стала запись с рэггей-группой ICARUS «Don't Put Reggae in the Bag», которая вышла под лэйблом Севы Новгородцева «Russian Roulette» (1983). Участие в ней принимал сам Сева, некий вокалист Сайрус и человек семь уроженцев Ямайки, Гренады и других островов Карибского архипелага.

Потом Юрий нашел работу пианиста в балетном училище и добился на этой ниве реальных успехов. В 1985–1987 годах Степанов проводил в клубе «Rags» в Мэйфэйре, Лондон, русские вечера, участие в которых принимали многие российские и британские музыканты, режиссеры и киноактеры, в т. ч. Алан Прайс (экс-THE ANIMALS), Ролан Быков, Евгений Моргунов и т. д. Так продолжалось до конца 80-х, когда перестройка резко изменила многое во взаимоотношениях России и Запада.

В 1989-м Степанов затеял новый проект: он решил собрать смешанную группу из российских музыкантов, живущих «там» и «здесь». Сам он в то время жил на Moscow Road (есть такая улица в центре Лондона, неподалеку от российского посольства), в честь которой и был назван проект. Юрий пригласил в Лондон Андрея Макаревича и Женю Маргулиса из МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, а также осевшего в Британии экс-вокалиста АРСЕНАЛА Мехрдада Бади. Они успешно записались, но из-за конфликта с продюсером альбом пока не издан.

Если во времена, когда Степанов переселился в Британию, Сева Новгородцев был его единственным знакомым в Лондоне, то к началу 90-х пост-советская диаспора начала расти с угрожающей быстротой, однако места, где все выходцы из СССР могли бы встретить себе подобных, не было. Чтобы исправить это упущение, Юрий с компаньоном открыл новый цикл русских вечеров в клубе «Maxie's» (его хозяином, кстати, был китаец). За несколько лет, которые просуществовали эти вечера, их аудитория выросла в десятки раз, а группа, игравшая на вечерах русскую музыку, включала много интересных музыкантов, среди которых был, например, саксофонист Алик Гегешидзе.

Параллельно в Питере Степанов затеял запись акустического альбома «Gypsy Love» на основе русской и цыганской музыки с легкой примесью латино и на смеси русского и английского языков. Работа над альбомом шла на студии группы ТЕЛЕВИЗОР; участие в записи принимали Никита Зайцев (DDT), гитара, скрипка, Олег Дегтярев, бас, Сева Гаккель, виолончель, Владимир Едемский, перкуссия. Сам Юрий играл на ритм-гитаре и пел, а в роли звукорежиссера выступил Александр Мартисов (позже АКВАРИУМ, Александр Розенбаум и т. д.). Этот альбом пока тоже не издан, хотя следующие несколько лет Степанов с успехом исполнял эту программу на своих британских концертах.

В 1993 году Юрий Степанов вернулся к идее «Moscow Road», следствием чего стал фактически первый концерт российских рок-звезд в столице Великобритании, когда в театре «Roundhouse» выступила группа в составе: он сам, Макаревич, Маргулис и перкуссионист Симон Хаджаш. К слову, на этом концерте Степанов впервые вышел на сцену с гитарой. Опыт имел успех. С тех пор Юрий регулярно экспортирует на берега туманного Альбиона рок-музыкантов (АКВАРИУМ, NAUTILUS POMPILIUS, DDT, Чиж) и сатириков (Михаил Жванецкий, Аркадий Арканов и т. д.) из России.

Еще в 1986-м Степанов сыграл эпизод в художественной картине с советскими реалиями (о ГУЛАГе), но тогда этот опыт оказался разовым. Лишь в середине 90-х Юрий, что называется, попал в обойму и начал регулярно сниматься на телевидении и в большом кино – как правило, в ролях русских или восточных европейцев.

Его фильмография включает такие картины, как «Alice In Russialand» (1993, реж. Кен Расселл), «The Jackal» (1996, реж. Майкл Кэтон-Джонс), «The Three Bears» (1999, реж. Стивен Кемп), «Snatch» (2000, реж. Гай Ритчи), «Fourth Angel» (2000, реж. Джон Ирвин), а также множество работ на телевидении. В 1999 музыкант «говорил по-русски» за кадром в очередном эпизоде бондианы «И целого мира мало».

Летом 1996-го Степанов помог оказавшемуся в Британии певцу из Владивостока Илье Лагутенко собрать английских музыкантов для работы над его студийным дебютом, а в сентябре записал все партии клавишных на альбоме тогда еще никому не известной группы МУМИЙ ТРОЛЛЬ «Морская» (где он фигурирует под двойной фамилией Степанов-Брегвадзе).

Первое после долгого перерыва выступление Юрия Степанова на родной земле состоялось в декабре 1998-го на ретро-фестивале «Старый рок под Новый год», где он разделил сцену с МИФАМИ и многими другими героями прошлых лет, а в 2002 году Степанов наконец записал альбом своих хитов разных лет, который получил говорящее название «Blues a la Russe». В него вошли и материал британских времен, и более ранние песни, в т. ч. известный блюз Юрия Ильченко «Когда погаснет в этом зале свет», который не один год звучал в программе МИФОВ. Альбом был записан в Лондоне, хотя его звукорежиссер был родом из России, и вышел под лэйблом «Noize Fludd Productions».

Сочинив более двухсот песен, в Великобритании Степанов вступил в Академию композиторов и авторов песен. Помимо занятий рок-музыкой он в 1998 году снова вернулся в мир балетной подготовки (его школьные преподаватели музыки могут наконец порадоваться за своего питомца), совмещая это с записью инструментальной музыки (балетной и амбиентной), сочинением новых песен, съемками, организацией концертов, занятиями графикой и изобретательством.

Дискография:

Юрий Степанов (EP, 1980); Moscow Road (1989); Gypsy Love (1991); Blues a la Russe (2002).

STEREO ЗОЛЬДАТ.

Кто бы ни скрывался за этим названием – компания единомышленников, группа музыкантов или один человек-мультиинструменталист, – STEREO ЗОЛЬДАТ всегда оставался одним из самых любопытных, загадочных и непредсказуемых в своих художественных поисках феноменов, связанных с питерской рок-сценой: в его альбомах и саундтреках перемешаны транс, электронные шумы, индустриальная и конкретная музыка, нойз, постпанк и no wave.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

STEREO ZOLDAT.

Фото: В. Конрадт.

Основателем, идеологом и единственным постоянным участником этого проекта является музыкант, композитор, гитарист и т. д. Александр «Stereo Zoldat» Немков (р. 15.10.64 в Ленинграде). Еще в студенческие годы Александр и его приятели, Андрей Коломойский и Илья Охотников, используя репортерский магнитофон, бродили по городу, записывая различные шумы и любые странные звуки, которые монтировали с фрагментами радиопередач, цитатами из чужих сочинений и собственными песнями, более или менее близкими к традиционной рок-музыке.

В августе 1984 года, нелегально используя аппаратуру магазина «Радиотовары», они записали свой дебютный альбом «Zoldat of Revolution», представлявший собой эклектичный, но непохожий ни на что набор песен («Мышиный вальс», «Марш ядерных ракет»), инструментальных пьес и звуковых коллажей, самым знаменитым из которых стал, пожалуй, заглавный номер альбома, «Zoldat of Revolution»: он был использован АЛИСОЙ как вступление к их ставшей триумфальной программе, показанной на III фестивале Рок-клуба в марте 1985-го.

Сотрудничество STEREO ЗОЛЬДАТА с АЛИСОЙ особо не афишировалось (да и где его можно было афишировать), однако успех АЛИСЫ спровоцировал всплеск интереса к творчеству самого Немкова. Оригинальное трио к этому времени частично распалось: Коломойский осел в Выборге, где работал журналистом и устраивал концерты своим друзьям по Рок-клубу, включая АКВАРИУМ, АЛИСУ и АУКЦЫОН. Тогда же Немков увлекся пантомимой, на почве чего сблизился с «Лицедеями» и Антоном Адасинским.

Осенью 1986-го, в Черном зале Дворца Молодежи, где в ту пору репетировали «Лицедеи», с помощью двух магнитофонов «Электроника» был записан второй альбом STEREO ЗОЛЬДАТА «Асфальт». Его идейными вдохновителями стали те же Немков и Охотников, а также Адасинский, а участие в записи принимало полтора десятка музыкантов, в т. ч. Сергей Курехин, Алеша Вишня, участники АВИА (Алексей Рахов, Елена Бобрецова, Татьяна Миронова) и АЛИСЫ (Михаил Нефедов), а также гитарист Александр «Сима» Симагин (МАРАФОН). «Лицедей» Валерий Кефт играл на металлофоне, а сам Немков на гитаре, клавишных, бас-гитаре и бонгах.

В отличие от первого альбома, материал которого собирался на протяжении длительного срока, «Асфальт» был по сути импровизационным, хотя домашние заготовки (телефонные разговоры, записи голосов, шумы) использовались и в нем. Из восьми номеров, составивших альбом, следует отметить «Хорошо!», «Лопе де Вега», «Евпаторию» и «Дыхание» (в котором был использован голос ушедшего из жизни экс-лидера СТРАННЫХ ИГР Александра Давыдова из песни «Мы увидеть должны»). Позднее альбом был доработан на студии Алеши Вишни, откуда и начал распространяться по стране. (Процесс записи «Асфальта» весьма подробно изложен в книге Александра Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока».).

В январе 1987-го, вслед за Адасинским, Немков присоединился к АВИА, где не только играл на саксофоне, но и участвовал в их визуальном ряде. Это был, возможно, самый продуктивный период в истории группы (АВИА гастролировали по всему миру и много записывались), но STEREO ЗОЛЬДАТ имел свои виды на будущее, поэтому через семь месяцев вернулся к свободному плаванию.

Его следующей важной акцией стал концерт, организованный в том же Черном зале ЛДМ 23 апреля 1989 года. В нем участвовали: сам Зольдат, гитара, ф-но, Дмитрий «Дик» Петров (ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ), бас, Александр Кондрашкин (АВИА) и Рома Дубинников (в то время FOX-BOX), барабаны. Выступление было записано и отснято на видео, получило название «Провокация» и посвящалось памяти бас-гитариста Володи Васильева, который участвовал в записи «Асфальта».

После этого STEREO ЗОЛЬДАТ (и как группа, и как человек) пропал на четыре года. По некоторым данным, Немков провел это время, путешествуя по Европе и Восточной Азии. Лишь в 1993 году он выпустил следующую (безымянную) работу, в которой открыл для себя новое измерение. Альбом был целиком и полностью основан на документальных записях, сделанных в корейском монастыре Шин Вон Са, где Зольдат занимался практикой дзен. Музыка была записана на домашней портостудии, а в записи участвовали Немков, Кондрашкин и гитарист Алексей Уткин. По оценке самого Зольдата, это «самый совершенный по замыслу альбом, а „Просто музыка“ – абсолютная композиция, записанная вживую без участия „композитора“».

Ориентально-философская тема нашла свое продолжение в фильме «Сын Даоса» и его саундтреке «Просто слушай», записанном в 1994–1995 годах при участии Жени Федорова (TEQUILAJAZZZ) и Саши Кондрашкина, для которого эта работа, увы, стала последней студийной записью. Как и «Провокация», «Сын Даоса» был высоко оценен в профессиональной среде – обе ленты получили первые премии в программе «Экзотика» на российском телевидении, а позднее неоднократно демонстрировались на европейских фестивалях.

Во второй половине 90-х новостей от Зольдата практически не было. Только в ноябре 2000 года он сделал на частной студии в Москве еще одну безымянную запись, на которой с ним сотрудничал звукорежиссер Борис Назаров. В 2005-м STEREO ЗОЛЬДАТ приступил к записи нового альбома, который, судя по всему, откроет новую эру в его творчестве.

Дискография:

Zoldat of Revolution (1984); Асфальт (1986); Провокация (1989); Stereo Zoldat (без названия) (1993); Просто слушай (1995); Stereo Zoldat 2000 (2000).

СТИЛЬ. & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ.

Обладавшая одним из наиболее эксцентричных названий в истории питерского рока (которому, впрочем, вполне соответствовала), группа СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ принадлежала к поколению молодых музыкантов, которое на рубеже и в первой половине 90-х с энтузиазмом осваивало пласты и горизонты новой музыкальной культуры, хлынувшей к Россию с Запада, а также стала первым соло-проектом известного питерского музыканта Сергея Наветного.

Сергей Наветный родился 29 октября 1965 года в Бобруйске, откуда летом 1982-го приехал в Питер, где поступил в Железнодорожный институт. В то время там существовало небольшое, но амбициозное рок-сообщество, включавшее, среди прочих, группу ДЕМОКРИТОВ КОЛОДЕЦ, где стартовали будущие участники АЛИСЫ и ФОРУМА. Молодой музыкант с ходу начал интересоваться музыкальной жизнью города, а осенью 1983-го познакомился с гитаристом Владимиром Ермаковым (НУ, ПОГОДИ! и Группа Юрия Морозова), который подыскивал музыкантов для своей новой группы ПУТНИК.

ПУТНИК просуществовал полтора года, играл на танцах в поселке Песочный, однако более ничем особым не отличился. Весной 1985-го Сергей стал барабанщиком неудачливой группы ИВАНОFF, откуда через год перекочевал в БЕГЛЕЦ. По одному-двум концертам он сыграл с ОПАСНЫМИ СОСЕДЯМИ, ЛУНОЙ и НЕВЕСТОЙ, а с 1987-го по 1990-й барабанил в, пожалуй, одной из лучших питерских групп этого периода, НАТЕ! В отличие от многих героев рок-революции, НАТЕ! не жонглировали перестроечной риторикой, предпочитая говорить на вечные темы и именуя свой эффектный стиль секс-энд-роллом. Тем не менее в январе 1990-го НАТЕ! раскололись надвое, а Сергей и его коллега по группе, клавишник Андрей Селюнин, стали участниками одесской арт-рок/готической группы КОШКИН ДОМ.

Между тем еще в НАТЕ! Наветный начал сочинять свои песни, которые изредка пел под гитару на квартирных концертах. Рождались они, по его собственному выражению, «как альтернатива Красному Року в целом и группе НАТЕ! в частности», – в то время он носился со здравой идеей: организовать группу, исполняющую качественную современную поп-музыку.

В марте 1990-го Наветный отправился в город Иваново, где с помощью местных звукорежиссеров Сергея Логинова (в недавнем прошлом звукооператора тех же НАТЕ!) и Геры Савинова в студии ансамбля НОКТЮРН при Ивановском Научно-методическом центре занялся сочинением аранжировок, а затем и записью будущего альбома. Благодаря активной эмоциональной и финансовой поддержке Игоря Березовца (институтского однокашника Наветного, а позднее директора группы ЧИЖ & C°) Сергею удалось вывезти в Иваново Андрея Селюнина и бас-гитариста Вадима Снегирева (экс-НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, БЕГЛЕЦ, ЛУНА).

Окончательная доработка альбома происходила в Питере, в знаменитом сквоте на Фонтанке, где в то время зарождалась отечественная рэйв-культура и где Наветный делил квартиру с бывшим гитаристом ЦИВИЛИЗАЦИИ Z, НАТЕ! и КИНО Игорем Борисовым. Неудивительно поэтому, что Игорь Борисов, а также участницы КОЛИБРИ Наташа Пивоварова и Лена Юданова тоже принимали участие в записи альбома. Сводили его в студии Ленинградского мюзик-холла (естественно, нелегально) тамошний звукорежиссер Дмитрий Морозов и незаменимый Логинов.

Альбом получил название «Игра слов», а группе было дано имя СТИЛЬ. Так как в середине 80-х будущий лидер АЛИСЫ Костя Кинчев уже записывался под вывеской ДОКТОР КИНЧЕВ И ГРУППА СТИЛЬ, Наветный – чтобы избежать любых кривотолков – позвонил Кинчеву в Москву и получил от него официальное разрешение использовать это имя. Окончательно завершенный летом, альбом «Игра слов» произвел определенный фурор в питерских музыкальных кругах и даже был взят в каталог ленинградского отделения фирмы «Мелодия», однако развал СССР, а вслед за ним и отечественного музыкального рынка нарушили эти планы – единственным их свидетельством стали два номера, появившиеся в сигнальной серии пластинок, издававшихся «Мелодией» в начале 90-х.

В декабре 1990 года первый состав группы сложился окончательно. Помимо Наветного (гитара, вокал) в него вошли Вадим Снегирев, бас, Константин «Кот» Шумайлов (КОШКИН ДОМ), клавишные и Михаил «Надувной» Лысенко (ИВАНОFF, БЕГЛЕЦ, 600, НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ), барабаны. Сценический дебют группы состоялся в феврале 1991-го в рамках фестиваля «Новое поколение» во Дворце Молодежи. Буквально накануне – благодаря шутке Вадика Снегирева – группа наконец обрела окончательное название СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ (Стюарт Копленд или Коуплэнд – барабанщик группы THE POLICE и весьма стильный человек).

В составе Наветный – Снегирев – Шумайлов – Лысенко СТИЛЬ не раз выступал на сцене Ленинградского Рок-клуба, а в марте 1991-го принял участие в масштабном праздновании его десятилетия (в самом клубе, а затем в ДС «Юбилейный»). Изданный по результатам фестиваля четверной альбом «Однажды в Рок-клубе» (1991) включал песню Наветного и СТИЛЯ «Боль».

Параллельно с клубным составом СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ изредка выступали как поп-дуэт (Наветный-Шумайлов), надеясь привлечь своей музыкой внимание нарождавшегося в России шоу-бизнеса. Пару раз в этом качестве группа была замечена в сомнительных эстрадных солянках типа «Шлягер-91» (май 1991 года) и «Шлягер-92» (годом позже), а также снималась для телепрограммы «Поп-антенна», однако после гастролей в Красноярске в компании с известным поп-певцом Сергеем Крыловым Наветный бесповоротно похоронил этот проект и надежду инфицировать Россию вирусом «качественной поп-музыки».

В июне 1991 года СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ вместе с КОШКИНЫМ ДОМОМ и другими музыкантами выступили в Одессе на фестивале памяти лидера местной группы БАСТИОН Игоря Ганькевича. К концу 1991-го группа целиком переключилась на мэдчестер, жесткую гитарную музыку в манере манчестерских HAPPY MONDAYS, THE FARM, THE CHARLATANS и им подобных. Той же зимой со СТИЛЕМ расстался Снегирев, который тогда вместе с Лысенко параллельно играл в группе 17 ПИЛОТОВ В ОГНЕ. Его место занял бас-гитарист ДУРНОГО ВЛИЯНИЯ (а до этого ЛУНЫ) Дмитрий Петров. Одновременно с этим в СТИЛЬ вернулся Андрей Селюнин, на этот раз, правда, как второй гитарист.

Лето 1992 года принесло новые изменения в составе: Шумайлов ушел в ТЕЛЕВИЗОР, Петров вернулся в ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ, а Селюнин женился и переехал в Одессу, где позже занялся организацией гастролей российских групп. На этот раз к Наветному и Лысенко присоединились бас-гитарист Алексей Романюк (экс-ДУХИ) и прогрессивный мыслитель и гитарист Вадим «Халала» Ефимов, в разное время и в разных качествах работавший со многими группами, включая НЭП.

Этот состав летом 1992-го сыграл на очередном концерте памяти Ганькевича в Одессе, отметился на знаменитом фестивале в Новой Каховке (с КОШКИНЫМ ДОМОМ и АГАТОЙ КРИСТИ) и вместе с УЛИЦАМИ побывал в Кривом Роге, откуда вывез в Питер отличную рэп-кор-группу COLNEY HATCH. Тем же составом, но без Лысенко, осенью 1992 года СТИЛЬ записал в студии «Indie» (звукорежиссер Александр «Мирон» Миронов) мини-альбом «Апрель», который включал четыре песни, в т. ч. кавер известного хита Игги Попа «Passenger».

В результате регулярных совместных гастролей и концертов СТИЛЬ И СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ окончательно сдружились с музыкантами группы УЛИЦЫ и переехали репетировать к ним в Купчино. К тому времени у них опять назрела проблема смены барабанщика, т. к. Лысенко решил покинуть музыку. В числе тех, кто прослушивался на его место, можно упомянуть Виталия Воронина, позднее барабанщика ЭДИПОВА КОМПЛЕКСА и ТАНЦЕВ МИНУС.

Решение проблемы, как всегда, оказалось простым и неожиданным: в СТИЛЕ начал играть барабанщик УЛИЦ (а чуть позже и ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА) Сергей Русанов. В то время значительное влияние на музыкантов и музыку СТИЛЯ оказали американские неометаллические группы FAITH NO MORE и PRIMUS. Следуя тем же курсом, группа ощутимо утяжелила свое звучание, в ее репертуаре появились песни на английском языке, а к числу немногих каверов добавился номер PRIMUS «Tommy the Cat».

В сезоне 1992/93 года СТИЛЬ активно выступал в клубах «TaMtAm», «Indie» и «Осоавиахим», который был открыт в ДК пищевиков на ул. Правды усилиями гитариста УЛИЦ Радиона Чикунова, Андрея Бурлаки и того же Березовца. В мае там прошел мини-фестиваль, посвященный Дню рождения Вадима Ефимова, участие в котором приняли СТИЛЬ, УЛИЦЫ и ДУБЫ-КОЛДУНЫ.

Изменение звучания стало причиной новой смены в составе. На место Ефимова (позже T.T.TWIST, АЛКОРЭПИЦА, ДАЙ ПИСТОЛЕТ! клубы «Гора», «ВМЦ» и т. д.) в СТИЛЬ был приглашен Алексей Шпынев, гитарист металлических и хардовых групп НОКАУТ, СЕЙФ, ЛЕГИОН и ОРДЕН. Последняя из них как раз репетировала по соседству. С появлением Шпынева новая звуковая формула СТИЛЯ оформилась окончательно, и группа вернулась к активным выступлениям во всех тогдашних клубах, включая «Гору», «Полигон» и, конечно, «10 Club», который открыл в феврале 1994 года неутомимый Чикунов.

В то же время над группой постоянно довлел кадровый вопрос – в середине 90-х, чтобы выжить, большинство профессиональных музыкантов было вынуждено играть одновременно в двух-трех (а то и более) группах. Помимо собственного СТИЛЯ сам Наветный работал с ПЕТЛЕЙ НЕСТЕРОВА и KAMIKAZE. Примерно то же можно было сказать и о других участниках группы. К концу 1994 года СТИЛЬ оказался в цейтноте: Романюк с лета играл у ЧИЖА, Русанов в УЛИЦАХ и HAPPY BIRTHDAY. Шпынев ушел и организовал инструментальное трио SHRM SOUND. Как результат, к осени 1994 года концерты и любая другая активность СТИЛЯ сошли на нет.

Последнее, что СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ успели сделать как группа, – это новая версия песни «Апрель» из их одноименного мини-альбома, которая была записана для сборника «Новая волна питерского рока», спродюсированного Марьяной Цой и Александром «Рикошетом» Аксеновым в ноябре-декабре 1994 года. Участие в записи приняли Наветный, барабаны, вокал, Романюк, бас-гитара и Эдуард «Эд» Нестеренко (ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА), гитара.

В том же декабре группа КОЛЫБЕЛЬ попросила Наветного помочь ей на записи дебютного альбома, а после ее окончания пригласила стать их постоянным барабанщиком. По сути дела, это и стало последним аккордом в запутанной истории группы СТИЛЬ & СТЮАРТЫ КОПЛЕНДЫ.

Большинство музыкантов группы по-прежнему в строю. Наветный по уходе из КОЛЫБЕЛИ некоторое время работал на радио, хотя позднее вернулся на сцену, выступая с НАСТЕЙ, ПРЕПИНАКАМИ и СПЛИНОМ. Помимо того он занимается звукорежиссурой (СПЛИН, ОГНЕННАЯ МУХА и т. д.) и собственным электронным проектом НАВА.

Записи СТИЛЯ & СТЮАРТОВ КОПЛЕНДОВ (за исключением упомянутых выше четырех номеров) до сих пор не опубликованы.

Дискография:

Игра слов (1990); Апрель (ЕР, 1992).

Джоанна СТИНГРЕЙ.

В середине 80-х молодая американская певица, вчерашняя студентка Джоанна Стингрей совершила невозможное: открыв для себя подпольный питерский рок, она тайно вывезла на Запад записи его тогдашних звезд, организовав там выпуск двойного альбома «Red Wave», который произвел в мире несомненный фурор и – что куда более существенно – сдвинул с места какие-то колесики в неповоротливой государственной машине Советского Союза, подтолкнув ее сначала к частичной, а потом и к полной легализации питерского, а за ним и всего отечественного рока. Позднее Джоанна сделала в России неплохую соло-карьеру, хотя через десять лет после своей первой встречи с русским роком все же вернулась в США.

Она родилась в 1961 году в Лос-Анджелесе, Калифорния, как Джоанна Филдз (Joanna Fields), и хотя росла в престижном районе Беверли-Хиллз, ее семья отнюдь не принадлежала к финансовой элите или шоу-бизнесу. В 1978-м она окончила школу Беверли-Хиллз Хай и стала студенткой университета Южной Калифорнии (UCLA). Школьницей Джоанна интересовалась музыкой не больше и не меньше среднестатистического американского подростка той эпохи, была чирлидером, серьезно увлекалась плаванием и однажды даже выиграла местное первенство по прыжкам в воду.

Лишь в университете она начала петь и сочинять песни, а в 1983 году выпустила на крохотном местном лэйбле макси-сингл «Beverly Hills Brat» с четырьмя своими номерами, укрывшись под именем Джоанна. Диск прошел незамеченным, но начало было положено.

В марте 1984-го Джоанне Филдз случайно выпал шанс побывать в экзотической и загадочной Советской России – она рассчитывала набраться там впечатлений, которые могли бы подтолкнуть ее музыкальную карьеру. Перед самым вылетом Джоанну нашла ее одноклассница Дайана Стерр, которая к тому времени вышла замуж за эмигранта из СССР. Ее муж, Андрей Фалалеев, вырос в Ленинграде и был тесно связан с питерским музыкальным сообществом – и прежде всего с АКВАРИУМОМ, который в конце 70-х жил и репетировал у него дома.

Андрей дал Джоанне телефон Бориса Гребенщикова, сказав, что в СССР он – настоящая рок-звезда. Что это значит, молодая певица не могла и представить.

Как бы то ни было, она позвонила по указанному номеру и вскоре с головой окунулась в кипучую жизнь, охватывавшую Рок-клуб, «Сайгон», неофициальные салоны, музей-квартиру битлзфана Коли Васина, студию «АнТроп» и другие адреса Swinging Петербурга. Хотя записи, которые ей предлагали послушать, были сделаны кустарным способом, музыканты играли на самодельных или не самых хороших фирменных инструментах, Джоанна быстро поняла, что в этом – ее шанс.

Следующие два года она совершала челночные рейсы между Штатами и СССР, доставляя своим новым знакомым пластинки, инструменты и разнообразное музыкальное оборудование, а в обратном направлении тайно вывозя записи самодеятельных питерских групп. Разумеется, ее финансовых возможностей на все это не хватало, поэтому Джоанна развела в США бурную активность, привлекая к идее поддержки советского рока звезд (например, Дэвида Боуи) и компании по производству музыкального оборудования. Тогда-то, чтобы не привлекать излишнего внимания КГБ, она стала использовать в переговорах кодовое имя Джоанна Стингрей (Joanna Stingray), под которым и вошла в историю.

Позднее Джоанна признавалась, что на крючке ее держал не только КГБ, но и ЦРУ – и каждая организации подозревала в ней агента противной стороны! Несмотря на все трудности, за эти годы она сумела помочь музыкантам КИНО, АКВАРИУМА, СТРАННЫХ ИГР, снять большое количество уникального с нынешней точки зрения видеоматериала и переправить значительную часть архивов питерского рока начала 80-х в США.

Там Джоанне многие сочувствовали, но помочь делом особенно не спешили. В конце концов ей удалось заинтересовать своим проектом небольшую компанию «Big Time Records», под лэйблом которой 26 июня 1986 года в Штатах вышел двойной альбом «The Red Wave: Four Underground Bands from the USSR». В него вошли сделанные «АнТропом» записи АКВАРИУМА, КИНО, СТРАННЫХ ИГР и АЛИСЫ. Каждой группе досталось по одной стороне альбома. Реакция на него во всем мире была позитивной, но не слишком эмоциональной: рок-журналисты по привычке сравнивали музыку с известными им аналогами, обсуждали стиль и владение инструментами, мало вникая в социально-политический аспект события.

В СССР, напротив, официальная (вернее, полуофициальная) точка зрения была куда более экспрессивной: махрово-коммунистическая газета «Комсомольская правда» разразилась разгромной статьей «„Красная волна“ на мутной воде», в которой певицу обвиняли в антисоветизме и провокации, сравнивая издание «The Red Wave» чуть ли не с нелегальным вывозом икон. Следом затявкали и все остальные печатные органы. Зато в стане неофициальной культуры акции Джоанны Стингрей взлетели до небывалых высот.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

Джоанна СТИНГРЕЙ.

Фото: В. Конрадт.

Последствия всего этого были самыми неожиданными. С одной стороны, осенью 1986-го АКВАРИУМУ, который служил главным жупелом для коммунистической пропаганды, было разрешено неделю выступать в самом большом дворце спорта Питера, для чего он без всяких возражений получил соответствующие документы, а Андрею Тропилло было дано добро на издание своих записей силами фирмы «Мелодия». С другой стороны, самой Джоанне, которая в марте собиралась выйти замуж за гитариста КИНО Юрия Каспаряна, упорно отказывали в визе. Перипетии всего, что было связано с деятельностью Джоанны Стингрей в это время, пристально отслеживал ежемесячник «РИО», на страницах которого она дала свои первые в России интервью.

Подковерная борьба с советским истеблишментом заняла у Джоанны почти весь 1987 год – в процесс вмешался даже сенатор от Калифорнии Алан Крэнстон! Только в ноябре она после годичной паузы смогла вернуться в Питер, чтобы сыграть там свою рок-н-ролльную свадьбу.

Все это время Джоанна Стингрей продолжала популяризовать русский рок на Западе, тесно контактировала с движением «Гринпис» и способствовала установлению связей между ним и советскими экологическими организациями, а также выходу альбома «Greenpeace Rock», в котором участвовали многие звезды. Кроме того, Джоанна добилась того, что компания «Yamaha» подарила комплект своей концертной аппаратуры Ленинградскому Рок-клубу. Тогда же она создала продюсерскую компанию «Red Wave» для продвижения на Западе российского рока.

Летом 1988-го они с Каспаряном посетили Калифорнию, где предприняли попытку записать свой материал. Собственно, все это время Стингрей не забывала об идее, которая привела ее в Советский Союз. Еще в 1986-м в Питере певица предприняла попытку записаться с местными музыкантами и начала переводить на английский слова понравившихся ей песен (либо сочинять вольным стилем собственные тексты к ним). Альбом «Joanna Stingray» (или «Save Stingray») имел хождение на кассетах и был официально выпущен только в 1994-м, однако уже ее вторая американо-российская работа, «Thinking 'Till Monday» («Думаю до понедельника»), была в 1988-м отпечатана в виниле фирмой «Мелодия».

В роли соавторов Джоанны выступили БГ, Курехин, Цой и Каспарян, а также Виктор Сологуб (ИГРЫ). К слову, с ИГРАМИ и КИНО она много раз выступала на сцене. Среди сессионных музыкантов, которые участвовали в ее записях на западном берегу, были гитаристы Джон Гудсэлл (ATOMIC ROOSTER, BRAND X и т. п.) и Рик Блэйр (THE PARROTS), клавишник Пол Делф (экс-EMPIRE, Элис Купер) и другие музыканты.

Логика раскрутки собственной карьеры заставила Джоанну в 1989 году перенести большую часть своей активности в Москву. Там она сотрудничала с группой ЦЕНТР (ее младшая сестра Джуди вышла замуж за ее лидера Василия Шумова), выступала на телевидении, а позднее собрала собственную группу, с которой на протяжении нескольких лет гастролировала по стране.

Ее имидж, разительно отличавшийся от советских и постсоветских эстрадных певичек (черные очки, кожаные перчатки, мелированные волосы) на какое-то время оказал значительное воздействие на подростковую моду: чуть ли не до середины 90-х повсюду можно было встретить ее доморощенные клоны. Помимо того Джоанна надолго вошла в устный фольклор со своими экологическими клипами, лейтмотивом которых стала фраза «Не надо мусорить!».

В 1991 году компания «Sintez Records» выпустила третий российский альбом певицы «Walking Through Windows», сделанный по уже проверенному рецепту. К тому времени Джоанна развелась с Каспаряном, вышла замуж за музыканта ЦЕНТРА Александра Васильева и окончательно переселилась в Москву. В этот период ее привлекали телевидение и видео (вместе с бывшим бас-гитаристом ЗВУКОВ МУ Сашей Липницким Джоанна смонтировала видеофильм «Солнечные дни», посвященный КИНО). В 1994-м «Moroz Records» издала ее очередной альбом «For a Moment», но экономическая ситуация в России, бандитские войны и прочие прелести дикого капитализма вскоре заставили Джоанну, которая готовилась стать матерью, весной 1996 года вернуться в Штаты.

Ее американская дискография включает (помимо юношеского сингла) только альбом «Shades of Yellow» (1998). Со временем Джоанна отошла от музыки, хотя продолжала поддерживать виртуальные контакты со своими российскими друзьями. В Калифорнии она занималась недвижимостью, а еще позже стала исполнительным директором ассоциации выпускников школы Беверли-Хиллз Хай.

В ноябре 2004 года Джоанна Стингрей с дочерью Мэдисон посетила Россию, сыграв джем в московском клубе «Б2» и организовав короткую встречу в питерской «Платформе».

Дискография:

Beverly Hills Brat (EP, 1983); Joanna Stingray (1986); Thinking Till Monday (1988); Walking Through Windows (1991); For a Moment (1994); Shades of Yellow (1998).

СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ.

Одна из ветвей на обширном генеалогическом древе легендарного питерского СОЮЗА ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, группа СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ, получила свое имя не случайно – разного рода стихийными бедствиями и началась, и закончилась ее музыкальная биография, разворачивавшаяся на пригородных танцплощадках середины 70-х.

СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ организовал в ноябре 1977-го бывший гитарист СОЮЗА ЛМР Игорь Алалыкин сразу после ухода лидера группы, Владимира Козлова, в ряды Вооруженных сил. Их первое публичное выступление состоялось 25 декабря 1977 года во время джема в клубе, располагавшемся в отдаленном районе Питера, Уткиной Заводи, где СЛМР отработал весь предыдущий год. Концерт, участие в котором приняли различные питерские музыканты во главе с Юрием Ильченко, прибывшим в клуб с целым грузовиком пива, не был согласован с местной администрацией, а потому неизбежно и со скандалом был пресечен милицией. Событие наделало немало шума и привело к тому, что группе пришлось срочно подыскивать новое место работы. Это и подало Алалыкину идею названия СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ.

На этом самом первом концерте группа играла в составе: Игорь Алалыкин, гитара, вокал, Олег Ольшанский, бас, и Андрей Ольшанский, барабаны. Звук им обеспечивал Сергей Логинов. Алалыкин пришел в СЛМР в феврале 1976-го, а Андрей Ольшанский на полгода позже. Этот состав просуществовал не больше месяца. Вскоре после Нового 1978 года Олега Ольшанского, который перешел в Бэнд Оли Ермолиной, сменил Сергей Шершнев, а в апреле ушедшего в армию Андрея сменил Сергей Макаров, тоже недолго игравший в СЛМР, причем как раз до него.

К этому времени группа, уже известная как СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ, перебралась сначала в Павлово-на-Неве (весна – лето), затем в Песочный (осень), а еще позже в Рыбацкое (зима 1978/79). Ее репертуар составлял материал СОЮЗА и непременных THE BEATLES, а также отдельные номера БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА, МИФОВ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГА и стремительно входившей в моду МАШИНЫ ВРЕМЕНИ. Одной из сильных сторон группы был мощный аппарат (участие в его создании принимал друг музыкантов Саша Жук), впечатляющий свет (оператор Олег Помазов) и даже дымовая машина. С появлением в арсенале СТИХИЙНОГО БЕДСТВИЯ самодельного синтезатора играть на нем стал Сергей Логинов, а Макарова за барабанами периодически подменял Михаил «Маккена» Могильный (ранее в политеховском ОРИОНЕ и различных проектах Юрия Ильченко).

В августе 1978 года группа отметилась на сэйшене в клубе «Спартак», где в ее составе фигурировали гитарист Сергей Перекрестов (он играл в СЛМР летом 1977-го) и бас-гитарист Артур Ладенко (аналогично), подменивший временно отсутствовавшего Шершнева. Осень с ними отыграл клавишник, имя которого установить не удалось.

В начале 1979-го СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ затеяло рискованную операцию по замене своей самопальной аппаратуры на фирменную, но в результате оказалось без той и без другой. Это бедствие оказалось последним в его истории – в том же феврале группа распалась.

Алалыкин и Шершнев тут же организовали группу КОСМОС, с которой играли на танцах до начала 80-х. Алалыкин позднее работал с АТЛАСОМ (они же старые ЗЕМЛЯНЕ), а Шершнев покинул музыку. Маккена Могильный в конце 70-х играл в ДВУХ РАДУГАХ. Олег Ольшанский пару раз выступал с СОЮЗОМ, а позднее был участником JET и ЗАРОКА. В двух последних группах играл и Перекрестов, а в ЗАРОКЕ и Андрей Ольшанский (после армии, работы на профсцене и участия в очередной инкарнации СОЮЗА ЛМР).

СТРАННИКИ.

Хотя СТРАННИКИ – одно из самых популярных (а от того и слегка банальных в исторической перспективе) названий в мировом рок-н-ролле, группа, речь о которой пойдет ниже, вне всяких сомнений, взяла его первой в Питере, принадлежала к первому поколению питерских групп и пользовалась успехом в середине 60-х, а ее участники играли важную роль на местной музыкальной сцене и в последующие десятилетия.

Основателями группы были Яков Певзнер (р. 4.05.47 в Ленинграде) и Кирилл Куликов (р. 4.11.46 в Ленинграде). Они дружили с самого детства, в 1961 году окончили восемь классов и поступили – Яша в физико-механический техникум на Кондратьевском, а Кирилл в механико-технологический на Цветочной. Их первым серьезным увлечением стало любительское кино: на летних каникулах они, насмотревшись ковбойских фильмов вроде «Великолепной семерки», сами попытались снять игровой фильм! Из этого, правда, ничего не вышло, но вкус к творчеству уже появился.

Яша вырос в музыкальной семье: его отец собрал приличную по тем временам коллекцию фирменных пластинок, брат увлекался джазом, а сам он с детства играл на гитаре, банджо, скрипке, ф-но и неплохо пел. В августе 1963-го, на даче у Кирилла в Васкелово, они начали активно слушать радио, записывая на магнитофонную приставку «Волна» особо понравившиеся им песни, а потом пытались по мере сил воспроизвести их. По Би-би-си уже рассказывали про THE SHADOWS, а в коллекции Певзнера-старшего нашлись две пластинки Клиффа Ричарда. Хотя до этого Яков подумывал о том, чтобы попробовать себя в джазе, новое увлечение побудило друзей организовать бит-группу. Первой песней, которую Яша спел под гитару, стала «I'm the Young One» Клиффа Ричарда.

К следующему лету Кирилл обзавелся детским барабанчиком и начал осваивать перкуссию. На соседней станции 54-й км был дуэт, который пел битловские и другие популярные песни, что называется, из-под волос – на тарабарском языке. Летом 1964-го Яша и Кирилл исполнили для них «Love Me Do» как надо, став звездами дачного масштаба. Начиналась вселенская битломания.

В техникуме у Кирилла появился новый знакомый, Андрей Шепето (р. 14.12.45 на военной базе в Финляндии). Он жил в Новом Петергофе и здорово играл на классической гитаре, а его младший брат Александр (р. 8.05.50 в Ленинграде) учился в музыкальной школе по классу ф-но. В ноябре 1964-го Андрей был приглашен в будущую группу соло-гитаристом, а брату Саше было предложено освоить бас (которого, правда, пока не было).

Осенью 1964-го и зимой 1965-го безымянная группа дала несколько неофициальных акустических концертов для сокурсников, исполняя инструментальные пьесы и несколько песен на английском, после чего решила основательно взяться за создание инструментов и аппарат. В магазине «Лира» гитары-шестиструнки стоили по шестьдесят рублей – неподъемные деньги для студента, поэтому будущие звезды пошли другим путем. С помощью Яшиного отца, мастера на все руки, они самостоятельно сделали и отладили гитары-доски. Отец, который на работе красил автомашины, покрасил гитары в белый, красный и голубой цвета, так что они выглядели как фирменные. Кроме того, Яша спаял схему усилителя, после чего они построили самопальные колонки – деньги на динамики дал опять-таки Певзнер-старший.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СТРАННИКИ.

Фото: архив Я. Певзнера.

Всю весну группа репетировала дома у Яши в переулке Ильича (ныне Большой Казачий), а иногда выбиралась к Шепето в Петергоф, где они включались в радиоприемник «Днепр» и играли для всей округи (хотя нравилось это далеко не всем соседям). Репертуар группы неуклонно рос и расширялся: «Unchain My Heart» и «What'd I Say» Рэя Чарлза, «Hippy Hippy Shake» SWINGING BLUE JEANS, пара твистов Чабби Чекера, очередной битловский хит «A Hard Day's Night», а также бардовская «Мой друг рисует горы» (их первый номер на русском) и даже пьеса Жоржа Бизе! Лето компания снова провела в Васкелово, с утра до вечера бренча на акустических гитарах.

Осенью 1965-го к ним прибился кубинец Карлос Рохас, студент Военно-морского училища радиоэлектроники им. Попова, которое базировалось неподалеку от дома Шепето в Петергофе. У него был обширный репертуар из рок-н-роллов и баллад: «La Bamba», «Twist & Showt», «Jailhouse Rock», «Diana» Пола Анки и т. д. В октябре группа в первый раз выступила на сцене военного училища на вечере советско-кубинской дружбы, аккомпанируя Карлосу. Кроме них там играла группа из военного училища в Пушкине, которая безуспешно пыталась исполнять рок-н-роллы на семиструнных советских гитарах.

29 декабря 1965 года на новогоднем вечере в механико-технологическом техникуме их впервые объявили как СТРАННИКОВ – название было придумано буквально накануне, программу эффектно открывала инструментальная пьеса «Серенада» (фрагмент из оперы «Пертская красавица»), но в целом праздник не задался: посредине концерта у Певзнера сломалась гитара, и выступление пришлось закончить досрочно. Впрочем, пару недель спустя СТРАННИКИ реабилитировались, сыграв там же на старый Новый год. Позже они еще несколько раз играли в училище у Карлоса.

Весной СТРАННИКИ время от времени играли на танцах в своих техникумах и неустанно совершенствовали аппаратуру. В начале лета Карлоса перевели из Питера в Баку, и он пропал из виду.

В сентябре 1966 года Яша Певзнер заглянул в ДК им. Горького, где репетировала группа ГРИФЫ, в которой пел его знакомый Володя Франев – они вместе работали в вычислительном центре какого-то НИИ. Тем же вечером на этой площадке оказался и Михаил Кудрявцев (р. 16.11.47 в Ленинграде), который искал там преподавателя гитары: до этого единственным полученным им уроком музыки были аккорды битловской «Michelle», которые ему показал на платформе 64-й километр лидер ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ Андрей Геннадиев. Все остальное Миша осваивал сам. Певзнер с Кудрявцевым случайно разговорились и обнаружили много общего. В результате этого месяц спустя Саша Шепето был уволен, а его место занял Кудрявцев.

С его появлением дела у СТРАННИКОВ пошли лучше: Миша быстро осваивал бас, а кроме того пел, что позволило им с Яшей делать полноценное двухголосие. Они начали играть битловские «All I've Got To Do» и «And I Love Her», «Bus Stop» и еще несколько песен THE HOLLIES, а также номера THE KINKS, THE ROLLING STONES и т. д. – общим числом около восьмидесяти! Кудрявцев дебютировал в рядах СТРАННИКОВ в ноябре 1966-го – на концерте в холодильном техникуме, где он учился после школы. Там же они впервые исполнили песню Евгения Клячкина на стихи уже опального Иосифа Бродского «Пилигримы». В конце осени СТРАННИКИ сыграли на вечере в Педагогическом институте на пару с ЛЕСНЫМИ БРАТЬЯМИ.

В декабре началась новогодняя страда, и СТРАННИКИ даже заработали на ней денег (от двадцати до сорока рублей за выступление), которые тут же пошли на улучшение материальной базы. В апреле-мае 1967-го они репетировали в ДК им. Первой пятилетки на Театральной (посодействовали знакомые отца) и сделали свою обработку русской народной песни «Однозвучно звенит колокольчик». Кроме того, все это время группа искала точку постоянного приложения сил: клуб в городе или области, чтобы играть на танцах. Их вроде приглашали в кафе «Карелия», но переговоры все время затягивались и в результате не кончились ничем.

В июле СТРАННИКИ обзавелись двумя мастеровыми гитарами, что улучшило их звучание, и появились в «Эврике» на концерте ГРИФОВ. В этот период хитом в их программе была «Our Love Will Still Be There» THE TROGGS. Они играли на свадьбах, вечерах отдыха и вообще везде, куда их звали.

Яша Певзнер к тому времени окончил техникум и поступил в ЛИТМО, а Шепето завалил экзамены в СЗПИ, но летом 1967-го поступил в Техноложку, поэтому в сентябре он решил расстаться с группой и заняться учебой. Его место занял живший неподалеку от Миши в Московском районе Виктор Новоселов – он играл на гитаре и пел в безымянной группе из соседнего ЖЭКа.

Месяц спустя СТРАННИКИ сделали попытку устроиться на танцы в т. н. «Бочку» – круглую танцверанду в парке Победы, где обычно играл духовой оркестр. Они бесплатно сыграли между двумя отделениями духовиков и понравились публике, но администрация не захотела связываться с бит-группой, и продолжения не последовало. Новоселов, который был сильнее остальных нацелен на коммерцию, предложил им взять вокалистку, и пару раз со СТРАННИКАМИ пела его приятельница Галина Скородумова, но Кудрявцеву это не нравилось, и он решил уйти, а СТРАННИКИ в считанные дни развалились.

Некоторое время Яша Певзнер находился в размышлениях: его звали ГРИФЫ, у которых были проблемы с составом. Потом некий знакомый по прозвищу Фауст предложил ему прослушаться в ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ, и он даже ездил на переговоры с Колей Рязановым на точку БРАТЬЕВ, но разговор толком не получился.

Между тем в конце ноября Миша Кудрявцев предложил Певзнеру послушать еще одну безымянную группу, которую собрал фанатичный поклонник THE BEATLES, гитарист и скрипач Коля Никитин; в ней играли братья Родченко и гитарист Женя Маятников. Захватив с собой Кирилла Куликова в качестве барабанщика, они отправились на репетицию, и уже вскоре на свет родилась новая группа, взявшая имя ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА (к московским профессионалам она отношения не имела).

В Технологическом институте Андрей Шепето организовал группу АРСЕНАЛ (где одно время пел Кудрявцев). Кроме того, Кудрявцев и Певзнер в начале 70-х встретились в рядах НУ, ПОГОДИ! а потом в АКВАРЕЛИ. Куликов позже оставил музыку; Карлос вернулся на Кубу; Новоселов на волне перестройки занялся бизнесом, потом стал депутатом и заметной фигурой в политическом спектре Питера; он погиб при взрыве его автомашины в середине 90-х. Записи СТРАННИКОВ до сих пор хранятся в архивах Яши Певзнера.

СТРАННЫЕ ИГРЫ.

Пионеры новой волны на отечественной рок-сцене, питерские СТРАННЫЕ ИГРЫ, не только одними из первых взяли на вооружение современную им музыкальную эстетику, но и пошли гораздо дальше, создав на сцене настоящий рок-театр, который увязывал в единый аудиовизуальный ряд все – от музыки и текстов до конферанса, сценического движения, света и костюмерии. Оказав громадное влияние на все последующие поколения музыкантов, СТРАННЫЕ ИГРЫ распались в середине 1985-го в зените своей славы и популярности, но, даже собравшись в следующем десятилетии, оказались на удивление современнее и актуальнее, нежели многие из тогдашних властителей эфира.

Создателем СТРАННЫХ ИГР был гитарист и певец Александр Давыдов (р. 1.03.58 в Ленинграде), музыкальная биография которого начиналась в студенческой самодеятельности середины 70-х: разовые выступления сводили его на одной сцене с Александром Ляпиным (СТАЯ), Бобом Аксеновым (СОЛНЦЕ), Сергеем Л. Даниловым (GLORIA) и т. д., но ни одно из них не имело продолжения. Летом 1979-го, выступая в летнем лагере питерского университета в Крыму с группой РУБИНОВЫЙ ДОЖДЬ, он познакомился с гитаристом политеховской группы НИЖНИЙ БЬЕФ Виктором Сологубом. Следствием этой встречи и стал замысел нового проекта – по возвращении домой приятели начали подбирать разделявших их взгляды музыкантов.

В оригинальный состав безымянной поначалу группы вошли Давыдов, гитара, вокал, Виктор Сологуб (р. 1.04.57 в Ленинграде), гитара, вокал, Евгений Смелков, бас, Владимир Сайко (р. 7.08.61 в Ленинграде), клавишные, Сергей «Джеки» Перминов (р. 20.04.58 в Кирове, ныне Вятка), тенор-сакс, и Виктор Васильев, барабаны.

Они интенсивно репетировали, долго не могли определиться с названием (в разное время были известны как САХАРНЫЕ ТРУБОЧКИ, ПРЯНИКИ или SPARTAK – ни одно из имен самих музыкантов не устроило), весной 1980-го на свой страх и риск отправились в Эстонию и приняли участие в рок-фестивале в Тарту, дали несколько концертов дома и развалились в июле того же года – после авантюрной попытки заработать на инструменты и аппаратуру, гастролируя по южным курортам. (Из участников этого состава в музыке остались Сайко – позднее в СЛМР и ФОРУМЕ – и Перминов, который, вернувшись домой в Вятку, организовал там группу ЧП, работал в местном театре, выступал с группой ПЕТРОВ КРЕСТ и соло, начало 90-х провел главным образом в Нидерландах, но позже вернулся домой.).

Весь следующий год прошел в репетициях. К осени 1981 года Давыдов и Сологуб, который к этому времени переключился с гитары на бас, наконец подобрали достойную компанию: младший брат Виктора, Григорий Сологуб (р. 19.07.61 в Ленинграде), гитара, пришел из хард-роковой ТЕХ. ПОМОЩИ, Алексей Рахов (р. 28.05.60 в Ленинграде), саксофон, гитара, вокал, начинал в группе ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, а Николай «Кроки» Куликовских (р. 11.09.59 в Яранске Кировской обл.), клавишные, играл с Давыдовым еще в РУБИНОВОМ ДОЖДЕ. За барабанами, не задерживаясь дольше двух-трех репетиций, промелькнуло несколько человек: Шариф Абдула (позднее ПИКНИК), снова Виктор Васильев (ПИЛИГРИМ) и т. д., но своего человека поначалу найти не удавалось.

Вступив в Рок-клуб как Группа Александра Давыдова, они дебютировали на новогоднем вечере в Политехе, а к следующей весне стали СТРАННЫМИ ИГРАМИ. Впервые СТРАННЫЕ ИГРЫ заявили о себе 6 марта 1982 года, когда, выступая перед уже знаменитым АКВАРИУМОМ в Клубе современной музыки в ДК им. Ленсовета, поразили публику непривычным звучанием, эксцентричным поведением и полным пренебрежением к канонам жанра – публика была скорее озадачена, нежели восхищена.

За барабанами на этом концерте был Валерий Кирилов (позже КИНО, ПЕПЕЛ, ДЖУНГЛИ, ЗООПАРК), следом этот пост чуть было не занял Георгий «Густав» Гурьянов (с 1984-го в КИНО), но лишь к маю должность барабанщика окончательно получил универсальный Александр Кондрашкин (р. 23.11.56 в Ленинграде): он оставил следы в группах ZA, ПИКНИК и АКВАРИУМ, играл фри-джаз с Сергеем Курехиным и фолк-рок в ТАМБУРИНЕ.

Всю весну и лето группа репетировала, практически не появляясь на публике (что, впрочем, не удивительно: в то время члены Рок-клуба выступали в лучшем случае раз-два в год), а в сентябре 1982-го, когда к СТРАННЫМ ИГРАМ присоединились клавишник, автор песен и певец Николай Гусев (р. 12.05.57 в Ленинграде), успевший отметиться в группах АРГОНАВТЫ и БАРОККО, старый знакомый Рахова и Давыдова Сергей Л. Данилов (экс-ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ), который стал их администратором, а также звукорежиссер Александр «Мирон» Миронов, их состав приобрел законченность, и группа начала активно выступать, раз за разом расширяя свою аудиторию.

Одной из важнейших причин успеха ИГР стало то, что на ритмо-мелодическую основу новой волны (рэггей, ска, панк-рок) они положили свежие мелодии, а рок-н-ролльная бравада сочеталась у них с легкой театрализацией каждого номера, продуманным и органичным дизайном сцены и подчеркнутым вниманием к собственному имиджу.

Тексты к своим песням СТРАННЫЕ – вопреки характерной для Питера авторской триаде: поэт, он же композитор, он же исполнитель – черпали в сборниках поэзии французских дадаистов начала века (Тристан Тцара, Раймон Кено), мастеров шансона (Жак Брель, Жорж Брассанс), современных западных поэтов (Гильен) и т. п. Что же до музыки, то и здесь никаких жанровых рамок не было, хотя основным эталоном стиля для ИГР служили британцы MADNESS, SPECIALS, BAD MANNERS и т. п.

Полноценный дебют обновленной группы состоялся 16 января 1983 года в Новом Петергофе – кстати, в одном концерте с ТАМБУРИНОМ (с которым в то время параллельно играл Кондрашкин). Затем последовал едва не закончившийся драматически (то есть арестом музыкантов) визит СТРАННЫХ ИГР в Москву. На I фестивале Рок-клуба (весна 1983-го) они заняли третье место, а Рахов и Кондрашкин (кстати, выступавшие там еще и с МАНУФАКТУРОЙ) были отмечены в числе лучших инструменталистов. Символично, что решение жюри встретило острое сопротивление со стороны комсомольских функционеров, усмотревших в нововолновом облике группы намеки на фашизм!

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

СТРАННЫЕ ИГРЫ.

Фото: В. Конрадт.

Ближе к концу года вышел дебютный альбом СТРАННЫХ ИГР «Метаморфозы». Он был составлен из разрозненных записей, сделанных в течение полугода на студиях Андрея Тропилло («АнТроп»), Андрея Кускова («МДТ») и Виктора Глазкова (вагон-студия «MCI») и дополненных концертными записями из коллекции их главного почитателя Михаила Мончадского. Несмотря на такую лоскутность, альбом не оставлял ощущения эклектики, хотя распространялся по стране в как минимум двух вариантах сведения (Тропилло и Глазкова), с различным порядком песен и, как правило, без художественного оформления. Путаницы добавило появление неавторизованного сборника «Дыдаизм» (тот же набор песен плюс еще несколько концертных записей).

К этому времени популярность группы распространилась далеко за пределы Питера (следствием чего стало ее включение – наряду с другими питерскими артистами – в запретительные списки управлений культуры). Вместе с тем, в группе постепенно развивался конфликт, вызванный как переизбытком в ее рядах способных, но очень разных по стилю авторов, так и невозможностью воплотить в жизнь многие музыкальные идеи.

Как итог этих расхождений, в апреле 1984 года Давыдов и Куликовских покинули СТРАННЫЕ ИГРЫ, чтобы заняться реализацией собственных идей – Давыдов, в частности, собирался записываться с ВЫХОДОМ и искал музыкантов для своего рок-н-ролльного биг-бэнда. К сожалению, этим планам так и не суждено было сбыться: 12 июня 1984 года Саша умер от сердечного приступа. Куликовских на несколько лет оставил музыку, но в 1987–1990 годах вернулся на сцену со своими группами ПЛАСТ ПОЛУМЕР и БЕСПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ, в которых пытался развивать оригинальные идеи СТРАННЫХ ИГР.

Выступление СТРАННЫХ ИГР на II фестивале (1984) было неровным – сказался только что пережитый раскол – и они не стали лауреатами, хотя жюри особо отметило их песню «Телефона нет» (в драматическом исполнении Леши Рахова), а Гусев был признан лучшим клавишником. Рахов и Кондрашкин вновь выходили на сцену с МАНУФАКТУРОЙ.

В ноябре 1984-го на базе СТРАННЫХ ИГР возникло дочернее предприятие: группа рок-возрождения СТАНДАРТ (Григорий Сологуб, Гусев, Рахов, Кондрашкин плюс контрабасист Илья Нарет). В сезоне 1984/85 года СТАНДАРТ, к которому нередко присоединялся коллега Гусева по АРГОНАВТАМ, саксофонист и певец Евгений Жданов (в то время в САВОЯРАХ) сделал несколько выступлений, исполняя как классические рок-н-роллы, так и отечественные поп-хиты 60-х.

К следующему году СТРАННЫЕ ИГРЫ сумели вернуть спортивную форму и в марте 1985 года стали лауреатами III фестиваля Рок-клуба, а их современные и почти всегда изобретательные аранжировки были отмечены специальным призом жюри. Незадолго до фестиваля в состав ИГР вошел тромбонист Николай Ольшевский, а на студии Андрея Тропилло началась работа над их вторым альбомом.

Сразу после фестиваля, на закрытии очередного сезона в Рок-клубе в июне 1985-го, участники СТРАННЫХ ИГР взбудоражили рок-н-ролльный Питер, объявив, что решили расстаться, хотя наличие внутри группы двух отдельных фракций давно не было секретом ни для кого.

Уже после этого, в январе 1986-го, наконец вышел их второй (и единственный целиком записанный в профессиональных условиях) альбом «Смотри в оба». В 1988 году он стал одной из первых пластинок русского рока, изданным массовым тиражом «Мелодией» при посредничестве все того же Тропилло. Помимо того под песни СТРАННЫХ ИГР была отведена сторона двойного альбома «Red Wave», летом 1986-го выпущенного в США Джоанной Стингрей.

Впрочем, сами участники СТРАННЫХ ИГР к тому времени уже двинулись в разные стороны: Гусев, Рахов и Кондрашкин – после мимолетной и невнятной попытки альянса с МАНУФАКТУРОЙ (в сентябре 1985-го) – 31 января 1986 года дебютировали как АВИА, а братья Сологубы – пережив длительные поиски новых партнеров и имени – весной того же года заявили о себе студийным синглом «Le Fleur de Papier», а в мае 1986-го вывели на сцену IV рок-фестиваля свои ИГРЫ.

Во второй половине 80-х и ИГРЫ, и АВИА неизменно входили в число самых популярных групп страны, много и успешно гастролировали (в том числе, и за рубежом), записывались и участвовали в десятках рок-фестивалей, но о совместной работе речи не шло.

В январе 1992-го СТРАННЫЕ ИГРЫ воссоединились на несколько концертов, чтобы отметить свое десятилетие (оно совпало с открытием клуба «Indie», делами которого – как и организованной под его эгидой студией «Indie» – в разное время занимались Гусев, Рахов, Миронов, а также питерский журналист Петр Сытенков). В следующем феврале в ДК им. Горького в течение трех дней шли юбилейные концерты, участие в которых принимали ИГРЫ, АВИА и эстетически близкий к СТРАННЫМ ИГРАМ АУКЦЫОН.

В мае 1993 года СТРАННЫЕ ИГРЫ отпраздновали День рождения Санкт-Петербурга на Дворцовой площади – вместо отсутствовавшего в городе Гусева на клавишных играл Рахов. После этого АВИА вернулись к своей музыке, а братья Сологубы продолжали выступать как в ИГРАХ, так и с различными клубными группами, появлявшимися под крышей клуба «TaMtAm». Покинувший АВИА Кондрашкин стал участником БГ-БЭНДА, а потом концертировал с группами БОЛТТИЙЦЫ, NOISE & TOYS, КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА и т. п.

К сожалению, к тому времени, как летом 1995-го СТРАННЫЕ ИГРЫ снова собрались на сцене, Кондрашкин, получивший серьезные травмы во время гастролей по Германии, был вынужден покинуть сцену, а его место занял экс-барабанщик АУКЦЫОНА и ИГР Игорь Черидник (р. 28.02.62 в Ленинграде).

В начале 1996-го СТРАННЫЕ ИГРЫ опять удивили всех, решив объединиться на регулярной основе. Они дали с воодушевлением принятый публикой концерт в клубе «Гора», где представили ряд новых песен. Тем же летом СТРАННЫЕ ИГРЫ стали одними из героев рок-фестиваля «Театра DDT» на стадионе «Петровский», через год повторили успех на втором фестивале «Театра DDT» в «Юбилейном» – заплутавшего Чередника заменил Андрей «Дрон» Орлов (экс-ЮГО-ЗАПАД, АВТО У, ПАЛЬЦЫ ХАРЫ), – а в изданный по следам этого фестиваля сборник «На дороге: песни конца ХХ века» (1997) вошла новая версия их знаменитого «Эгоцентризма № 2».

Двумя годами раньше свою версию еще одного нетленного хита СТРАННЫХ ИГР, «Хороводной», сделала на своем альбоме кавер-версий «Танец на цыпочках» Настя Полева.

Неожиданным следствием камбэка СТРАННЫХ ИГР стало рождение электронного проекта DЕАDУШКИ, в котором объединились Виктор Сологуб и Алексей Рахов: они начали работать над новым материалом еще в 1995-м, а летом 1998-го вышел дебютный альбом их новой группы. Гриша Сологуб с августа 1997-го пел в ДВУХ САМОЛЕТАХ, а в 2001-м принял участие во втором альбоме DЕАDУШЕК. Там же с 1998 года играет и Андрей Орлов.

Гусев, издав в 1997-м свой соло-альбом «Исправленному верить», отправился в свободное плавание: он сочинял музыку для кино и телевидения, работал в прессе и спичрайтером на 36-м телеканале, а также регулярно сессионировал на записях студии «Indie»; кроме того, к началу следующего десятилетия он стал непременным участником группы НОМ.

Миронов продолжает заниматься аппаратурой (с помощью которой озвучивал ряд питерских клубов, в т. ч. «Спартак» и «Старый Дом») и студией «Indie»; он также сотрудничает с НОМ. Данилов эмигрировал в Панаму, а позже стал гражданином мира. Кондрашкин умер 8 июля 1999 года от инсульта, вызванного осложнениями от полученных в 1994-м травм. Куликовских занят строительным бизнесом. Мончадский живет в США.

Как ни странно, оригинальные записи СТРАННЫХ ИГР до сих пор не выпущены на цифровых носителях. В 1996-м альбом «Метаморфозы» вышел на кассетах под лэйблом «Manchester Files». «Эгоцентризм № 2» появлялся в сборнике «На дороге» и (в ремикшированном варианте) на дебютном альбоме DЕАDУШЕК. На сборнике «Звуки Северной столицы» (1995) присутствуют два их новых номера, «Лечу» и «Песня без слов». Вот пока и все.

Дискография:

Метаморфозы (1983); Смотри в оба (1988).

СТРЕТТО.

Группа СТРЕТТО активно действовала на музыкальной сцене Питера во второй половине 80-х и самом начале 90-х, исполняя своего рода камерную музыку и смешивая в своих сложносочиненных инструментальных пьесах элементы фьюжн, арт-рока и современного джаза.

Основатель СТРЕТТО гитарист Игорь Пономарев вырос в Пушкине и с конца 70-х играл в тамошних группах, включая популярный в то время КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ, с которым он недолго сотрудничал весной 1980-го. В конце 1982 года Игорь собрал первую собственную группу, в состав которой вошли гитарист Павел Азаров, бас-гитарист Евгений Гамбурцев и барабанщик Валерий Бирюков. До этого Азаров играл в группах THE PHANTOMS и ПОСТ, а потом вместе с Гамбурцевым в КАТАРСИСЕ и ПУТЕШЕСТВИИ. Бирюков серьезного музыкального опыта не имел. Группа проработала около года и распалась после того, как в ноябре 1983-го Бирюкова пригласили в ПЕПЕЛ, где он играл до следующего лета.

В июле 1984-го Пономарев и Бирюков возобновили совместные репетиции и вскоре организовали более стабильный состав, который и получил название СТРЕТТО (в академической музыке этим термином обозначают ускорение темпа). После долгого отбора в его первый состав также вошли Алексей Киселев, бас, и Марина Игнатова, клавишные. Они интенсивно репетировали у себя в Пушкине. Тем не менее до осени 1986-го, когда ряды СТРЕТТО усилил саксофонист Вадим Швырев, на публике они не появлялись. К этому времени у СТРЕТТО сложился довольно обширный репертуар; материал сочиняли все участники группы, хотя первое слово, разумеется, принадлежало Пономареву.

С этого времени СТРЕТТО начало выступать в Питере и выезжать на гастроли по стране. Клавишница в 1987 году ушла, и ее место занял Дмитрий Уханев. Этот состав с сентября 1987-го по май 1988-го несколько раз аккомпанировал певцу и автору песен Павлу Паукову под вывеской его распавшейся в то время группы ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ.

В 1988-м СТРЕТТО добилось лауреатского звания на II Всесоюзном фестивале народного творчества. В июне следующего года на студии Дворца Молодежи был записан их дебютный альбом с безыскусным названием «Стретто – I». Какими-то путями он достиг ушей саксофониста Алексея Козлова, патриарха московского джаза, пионера российского джаз-рока и создателя знаменитого АРСЕНАЛА, который в то время пытался поддержать все экспериментальные и неформатные по меркам рок-мэйнстрима группы, для чего создал Объединение неформальной музыки, ядром которого стал АРСЕНАЛ. СТРЕТТО вошло в ряды Объединения и даже открыло его филиал в Питере, который базировался в ДК пищевиков и в период с 1989-го по 1991-й инициировал проведение ряда концертов и фестивалей арт-рока, участие в которых принимали жанрово близкий СЕЗОН ДОЖДЕЙ, LABIRYNTH и ряд других исполнителей. В 1990 году они стали лауреатами II Международного фестиваля молодых композиторов.

Второй альбом СТРЕТТО, «Деревянная лошадь», был записан в том же Дворце Молодежи в июне 1990-го. К этому времени состав группы претерпел изменения: его покинули Уханев и Швырев, но появилась саксофонистка Инна Жайворонко. В октябре 1991-го, когда уставшая от экономических проблем и политических потрясений массовая публика переключила внимание с рок-н-ролла на попсу, а рок-концерты почти сошли на нет, СТРЕТТО незаметно распалось. Бирюков ушел в англоязычную хэви-метал-группу SMIRNOFF, а с 1994-го играл арт-рок в еще одной хорошей группе из Пушкина со странным именем БИТЛИ.

Тем не менее в январе 1995 года Пономарев, Киселев и Бирюков опять собрались в студии, чтобы записать оставшийся незафиксированным материал СТРЕТТО – их третий и последний альбом получил название «Стретто – P.S.». Пономарев некоторое время работал на пароме «Анна Каренина». Бирюков в 90-х играл рок-н-роллы и блюзы со СПОКОЙНЫМИ НОЧАМИ (где к нему в 1998-м присоединился и Киселев) и бит с БЛИЗНЕЦАМИ, но в ноябре 2000 года эмигрировал в Германию.

Уханев, в настоящее время работающий на питерском телевидении, в начале 2004 года собрал новую группу MANIA, с которой аккомпанировал на записях и ряде концертов певице Светлане Аристовой. В мае 2004-го они, в частности, выступали на полуфинале четвертого ежегодного фестиваля «Окна Открой!» в клубе «Старый Дом». Остальные участники СТРЕТТО музыку, судя по всему, покинули.

Ни один из альбомов СТРЕТТО к настоящему моменту не издан. Единственный доступный сегодня номер группы, заглавная композиция альбома «Деревянная лошадь», вошла в сборник независимых исполнителей «Охота-5» («Кап-Кан», 2003).

Дискография:

Стретто – I (1989); Деревянная лошадь (1990); Стретто – P. S. (1995).

СТУПЕНИ.

Едва появившись на питерском рок-н-ролльном небосклоне, группа СТУПЕНИ заняла там особое место: в ее свежих и выразительных мелодиях причудливо переплелись интонации фолка и рока, европейские и ориентальные мотивы, а использование в аранжировках ее по большей части акустических номеров отдельных этнических инструментов придает музыке группы свой особенный и неповторимый колорит.

Хотя название СТУПЕНИ впервые прозвучало лишь в ноябре 2001 года, биография группы началась значительно раньше. Ее лидер и автор практически всего репертуара Анастасия Макарова родилась 17 апреля 1980 года в Норильске и дебютировала со своими песнями на сцене в пятнадцать лет. Первым шагом к созданию группы стал ее дуэт с Настей Братченко, которую позднее сменяли другие музыканты. В первой половине 90-х Макарова дважды становилась лауреатом норильского фестиваля бардов, а в 1996-м заняла I место и на городском рок-фестивале.

В 1997-м она переехала в Петербург. Годом позже родной Норильск покинула и ее подруга Эля Гарифуллина, которая следом за Настей перебралась в Питер. Этот дуэт и положил основу группе СТУПЕНИ.

В 1999 году Настя и Эля познакомились с гитаристом, певцом и автором песен Михаилом Башаковым (БАШАКОВ-БЭНД, ДУХИ), которому их материал показался достойным внимания. Первое выступление будущих СТУПЕНЕЙ – в форме трио: Настя, Эля и Василий Гришин (гитара) – состоялось на концерте Башакова в клубе «Зоопарк» в качестве его гостей. Немногим позже Башаков пригласил Настю бэк-вокалисткой в акустический состав БАШАКОВ-БЭНДА, где она поет и по сей день. Примерно тогда же состоялось знакомство дуэта с питерской группой ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ, лидер которого, Константин Арбенин, в сезоне 1999/2000 года несколько раз приглашал девушек выступить на своих творческих вечерах, что придало им решимости организовать собственную группу.

Весной 2000 года гитарист и певец группы ТАНКИ Дмитрий Максимачев пригласил Настю и Элю в девичий хор, который был задействован на одном из концертов ТАНКОВ. В том же хоре участвовала и Елена Белкина, вскоре ставшая третьим слагаемым будущей группы. До этого Лена профессионально осваивала флейту, исполняла ирландский фолк с OLD HORNED SHEEP и арт-рок в AD LIBITUM.

Первое совместное выступление трио состоялось на фестивале «Могучая Кучка-2000», организованном гитаристом ЗИМОВЬЯ ЗВЕРЕЙ Сашей Петерсоном в том же «Зоопарке». К трем участницам группы: Настя Макарова, вокал, гитара, Эля Гарифуллина, рэйнстик, варган, вокал, Лена Белкина, бодхран, флейта, на сцене присоединились Алексей Федичев (БАШАКОВ-БЭНД), гитара, Макс Иванов (ТОРБА-НА-КРУЧЕ), альт, и Егор Жибинов (DOMINIA), перкуссия.

Следующим шагом к СТУПЕНЯМ стала попытка создания электрического состава. В июне 2000 года Настя, Эля, Лена, Алексей Федичев и Василий Телегин (ТАНКИ), бас, выступили в «Зоопарке» на десятидневном фестивале «Анимализм-2000». В июле они дали еще один электрический концерт в «Молоке», разогревая зал для ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ, но к осени состав группы снова сузился до трио. За следующие полгода они дали серию нешумных концертов в Питере и Москве, а в марте 2001-го начали записывать дебютный альбом (в роли его звукорежиссера выступил Максимачев).

Этот альбом, «Осколки», увидел свет 6 ноября 2001 года при поддержке компании «Manchester Files». На его обложке и появилось впервые название СТУПЕНИ. Презентация альбома состоялась 25 декабря в зале петербургского театра «За Черной речкой». Там же публике был представлен и второй электрический состав СТУПЕНЕЙ, в который вошли довольно известные в Питере музыканты: бас-гитарист Владимир «Волос» Герасименко в разное время играл в группах AD LIBITUM, СТАРЫЙ НЕКТАР, КЛЮЧ и т. д., а барабанщик Федор Машенджинов в КЛЮЧЕ, ACKEE WA WA и КАРИБАСАХ. Правда, этот альянс оказался недолгим и к Новому 2002 году распался, однако СТУПЕНИ не потеряли энтузиазма.

На II этапе рок-фестиваля «Окна Открой!» в клубе «Полигон» в мае 2002-го СТУПЕНИ снова вышли на сцену в электричестве: на этот раз с ними играли барабанщик ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ Олег Пожидаев, бас-гитарист Василий Чистяков (студент Института культуры), а также Максимачев в роли дополнительного гитариста. Месяц спустя, на концерте с ТАНКАМИ в новом клубе «Орландина» 14 июня, ритм-секцию СТУПЕНЕЙ обеспечивал один Максимачев.

Осенью 2002-го СТУПЕНИ пару раз играли в Москве, в частности, на фестивале новой рок-акустики «ЯйцО», а в канун Нового года едва не распались, когда группу неожиданно покинула Эля Гарифуллина. Чистяков пропал из виду еще раньше.

До конца зимы СТУПЕНИ концертировали дуэтом (в марте 2003 года они сыграли на фестивале «Могучей Кучки» в музее А. Блока), однако по большей части существовали порознь: Макарова с Максимачевым выступали и записывались как дуэт МА, а Белкина участвовала в реставрации фолк-группы OLD HORNED SHEEP для работы в ирландском баре «Shamrock» и записывалась с АКВАРИУМОМ (альбом «Песни рыбака»). Тем не менее к весне девушки накопили сил для нового рывка вперед.

В мае 2003-го Настя и Лена собрали очередной электрический состав СТУПЕНЕЙ. В него вошли студенты питерских музыкальных училищ, сценического опыта не имевшие, однако достаточно толковые, чтобы за месяц сделать начисто новую программу СТУПЕНЕЙ, которая была представлена в июне 2003-го во время полуфинала фестиваля «Окна Открой!» на сцене клуба «Старый Дом». На этом этапе в группу входили Павел Илюшин, гитара, Денис Тененев, бас-гитара, и Вячеслав Холодионов, барабаны.

Этот состав СТУПЕНЕЙ оказался самым стабильным: на протяжении следующего сезона он выступал в клубах и работал над материалом второго студийного альбома группы. Между тем, прежде чем работа была закончена, СТУПЕНИ записали акустический концертный альбом «Капли в нос», который выпустили своими силами и презентовали 27 ноября 2003 года в клубе «ТриЭль».

В январе 2004-го Тененева сменил новый бас-гитарист Ринат Сафаргаллиев (тоже из БАШАКОВ-БЭНДА). Этим составом на студиях «Chasovchik» и «DDT Records» СТУПЕНИ записали материал своего второго студийного альбома «Само собой». Дополненный двумя номерами («Невесомость» и «Падаю в небо»), которые были записаны до этого на студии «Нева» (звук: Вадим «Десс» Сергеев) с помощью музыкантов ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ и ПИЛОТА, он был выпущен позднее в том же году.

26 июня СТУПЕНИ в электричестве выступили на фестивале «Окна Открой!», но к концу 2004-го Настя и Лена опять остались вдвоем – все остальные музыканты разошлись по кавер-бэндам и джазовым комбо. Большую часть следующего года они играли в акустике, а Максимачев составил из концертных записей разных лет альбом «Второе дыхание» (2005). В свою очередь, обе девушки приняли участие в работе над дебютным альбомом самого Максимачева и его БОЛЬШОГО СТЕРЕОФОНИЧЕСКОГО ОРКЕСТРА «Музыка», который был издан в феврале того же года.

В апреле 2006-го СТУПЕНИ выступили в Доме журналиста на очередной «Могучей Кучке», а 30 апреля презентовали в Театре эстрады книгу стихов Насти Макаровой «Дерево на ветру». К этому времени СТУПЕНИ начали обзаводиться новым составом, в который, естественно, вошел Максимачев, его коллега по ОРКЕСТРУ, бас-гитарист ВОЙНЫ ПОЭТОВ Константин Ионочкин, а затем баянист Анатолий Багрицкий (более известный как автор-исполнитель). Помимо них в концерте участвовал экс-ТАНК Василий Телегин (ф-но). Отдельно следует упомянуть художницу Ольгу Колядину, которая создавала для всех концертов СТУПЕНЕЙ необычные (и всякий раз новые) декорации, удачно дополняющие их музыкально-поэтическое послание.

Дискография:

Осколки (2001); Капли в нос (2003); Само собой (2004); Второе дыхание (2005); Кофе с дождем (2007).

Светлана СУРГАНОВА. & ОРКЕСТР.

Хотя впервые питерская скрипачка, певица и автор песен Светлана Сурганова привлекла внимание широкой публики на излете девяностых как одна вторая дуэта НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ, которому она посвятила без малого десять лет своей жизни, ее музыкальная биография началась задолго до СНАЙПЕРОВ и успешно продолжается после драматического расставания со своим детищем.

Она родилась 14 ноября 1968 года в Ленинграде, собиралась стать врачом, хотя с юных лет интересовалась музыкой, в детстве освоила скрипку, в тринадцать лет взяла в руки гитару и, по собственному признанию, сразу же начала писать песни: «Мне было проще что-нибудь свое сочинить, чем выучить какую-нибудь песню Окуджавы».

В девятом классе Сурганова с тремя одноклассницами собрала свою первую группу КАМЕРТОН, которая прожила до выпускных экзаменов, а в медицинском училище организовала квинтет под названием ЛИГА, тоже сугубо женский по причине преобладания среди будущих медсестер слабого пола. По окончании училища Светлана поступила в Педиатрический институт, а в 1988-м объединила силы с клавишником и певцом Петром Малаховским (экс-ГЕНЕРАТОР БЕЛОГО ШУМА, ПЕПЕЛ, МУЗЕЙ 30 МОНЕТ) в рядах арт-рок группы НЕЧТО ИНОЕ. Они выступали в немногих тогдашних клубах, заметно выделяясь своей музыкой на фоне доминировавшего там панка и постпанка и исполняя песни Малаховского и Сургановой (часть этих записей, кстати, вошла в альбом СНАЙПЕРОВ «Детский лепет»). Когда НЕЧТО ИНОЕ плавно сошло на нет, Петр стал участником группы ДВОЮРОДНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ, с которой Света тоже изредка сотрудничала.

В 1993 году она случайно познакомилась с гостившей в Питере Дианой Арбениной. Знакомство вылилось в дружбу, а та в дуэт, следующей весной получивший имя НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ. Долгие годы в группе сохранялся творческий паритет, однако после того как в 2001-м НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ стремительно ворвались на большую сцену и связали свою судьбу со столичным шоу-бизнесом, равновесие было нарушено: честолюбивая Арбенина взяла власть в свои руки, оставив на долю Светланы лишь функции аккомпаниатора. Это не могло не сказаться на климате в группе, и 19 декабря 2002 года Сурганова рассталась со СНАЙПЕРАМИ – последней из оригинального питерского состава.

Тем не менее уже в следующем феврале она снова вышла на сцену, дав два акустических концерта в клубе «Фоби». В роли ее аккомпаниатора выступил гитарист Валерий Тхай. Когда-то он вместе с Сургановой готовился стать детским врачом, но, променяв стетоскоп на гитару, решил стать музыкантом и принимал участие в группах ОДА, А.В.О.С.Ь., КУБИНСКАЯ РАЗВЕДКА, HOODOO VOODOO и т. д. Кроме того, он отметился на «снайперском» альбоме «Детский лепет».

Успех концертов вернул Светлане уверенность в своих силах, и с марта она начала гастролировать по стране: Москва, Гатчина, Нижний Новгород и т. д. Одновременно она продолжала работу над дебютным соло-альбомом, которая была начата на ее домашней студии осенью 2002-го, еще во времена СНАЙПЕРОВ. Участие в записи принимали тот же Тхай и компьютерщик группы ПСИХЕЯ Игорь Статных. Потом процесс переместился в профессиональную студию и к нему подключилось еще несколько музыкантов: Андрей Демидов, балалайка, а также участники СЕВЕР-КОМБО Александр «Арс» Арсеньев, аккордеон, клавишные, бэк-вокал, Юрий Шмыров, бас, бэк-вокал, Иван Неклюдов, саксофон, Кирилл Ипатов, перкуссия, и Даниил Прокопьев, барабаны. Последние двое играли едва ли не со всеми латино-группами города.

Название альбому дала песня «Неужели не я», написанная Сургановой на текст стихотворения Иосифа Бродского «От окраины к центру». Помимо того еще в двух песнях ее соавторами стали Татьяна Хмельник и Виктор Смирнов. Интерес к изданию альбома выразила компания «Никитин», но прежде чем он вышел, 26 апреля в концертном зале «Петербургский» певица представила то, что вскоре получило имя СУРГАНОВА И ОРКЕСТР, – электрический состав, основой которого были музыканты СЕВЕР-КОМБО. Директором группы стал Михаил Гольд (экс-АКВАРИУМ).

В мае 2003-го в эфире радиостанций появились песни Сургановой «Апрельская» и «Больно», а 21 июня в московском клубе «Б2» состоялась премьера альбома «Неужели не я». Несмотря на то что его составляли песни, написанные в период с 1987-го по 2002-й (в том числе, «Мой взгляд» и «Птицы», входившие еще в репертуар НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ), альбом звучал на удивление цельно, свежо и актуально. Публика и музыкальная пресса приняли альбом тепло, и колесо истории покатилось вперед.

Питерская презентация альбома прошла 20 сентября в ДК им. Ленсовета с участием струнного квартета и при полном аншлаге. 1 мая 2004 года СУРГАНОВА И ОРКЕСТР стали хедлайнерами рок-фестиваля, проходившего на стадионе им. Кирова в Петербурге и собравшего на своей сцене Михаила Башакова, группы МУЛЬТFИЛЬМЫ, КУКРЫНИКСЫ, LUMEN, СОНЦЕ-ХМАРИ и т. д. Помимо того, все это время группа интенсивно разъезжала по стране, лишь изредка заглядывая на родные берега. 16 ноября в питерском клубе «Порт» группа представила ряд новых песен, вошедших во второй альбом Сургановой «Возлюбленная Шопена», который увидел свет в апреле 2005-го.

Состав ОРКЕСТРА все это время плавно менялся: в январе 2004-го собравшего собственный DP BAND Прокопьева сменил барабанщик Башакова Вадим Марков; место Неклюдова (ALEXANDER LATIN BAND) занял Лев Орлов (из VALERY & EX3); духовую секцию усилил трубач Михаил Тебеньков, новым бас-гитаристом стал Алексей Любчик (все из СЕВЕР-КОМБО).

В августе 2005-го состоялась премьера художественного фильма «Мечтать не вредно», саундтрек которого включает песню Сургановой «Ангел седой»; в ее записи участвовал лидер ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ, альтист Макс Иванов.

Дискография:

Неужели не я (2003); Возлюбленная Шопена (2005).

Т.

ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ.

Как и ряд других потенциально интересных групп, появившихся в питерском рок-н-ролле на излете бурных 80-х, ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ искало свою музыку на пересечении разных стилей – канонического панка, хард-рока, необита и даже фолк-рока. В начале следующего десятилетия они много выступали и записывались, но после четырех лет борьбы за место под солнцем распались, не сумев пережить изменение музыкальной конъюнктуры и свои персональные проблемы, хотя, в известном смысле, некоторые их идеи нашли продолжение в музыке популярных ТАНЦЕВ МИНУС.

Группа появилась на свет в самом конце ноября 1987 года из пепла арт-роковой ГЕОМЕТРИИ, хотя в музыкальном отношении между двумя группами было мало общего. Расставшись с ГЕОМЕТРИЕЙ, ее ритм-секция: Сергей Голубев, бас, и Андрей Вепров (р. 12.11.61 в Ленинграде), барабаны, нашли репетиционную базу в каком-то ПТУ на проспекте Народного Ополчения и начали подбирать музыкантов в будущую группу. Существенную помощь в этом им оказал Андрей «Свинья» Панов: именно с его подачи в группе появился гитарист Алексей «Левон» Савленков (р. 25.09.55 в Ленинграде) – он начинал в конце 70-х в ВОСПОМИНАНИЯХ О БУДУЩЕМ, а осенью 1981-го вместе с гитаристом ВОСПОМИНАНИЙ Володей Пестовым собрал ПЛЮМБУМ, где барабанил Сергей Завьялов из РОССИЯН. В том же октябре ПЛЮМБУМ вступил в Рок-клуб, но сыграть на его сцене им так и не довелось. Позднее Левон сделал еще несколько попыток собрать группу – примерно с тем же результатом.

В компании Свиньи нашелся и певец: Александр «Коньячник» Муравьев году в 1985-м недолго играл в АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯХ на гитаре (еще до того, как они начали концертировать). Последним пришел тенор-саксофонист Александр Коновалов, который до ГОЛОСОВАНИЯ играл с хиппанской группой Бориса «Фрэнка» Андреева ТИХИЙ ОМУТ.

Почти сразу перед группой встал вопрос репертуара: «Никто из нас толком на знал, как сочиняют песни, – вспоминал первые шаги ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ Вепров, – поэтому репетиции начинались с того, что я импровизировал на барабанах какие-то ритмические рисунки, потом присоединялся Голубев, а за ним и остальные. У Левона с прежних лет оставались какие-то наброски песен – они тоже пошли в дело». Именно поэтому они и назвались ТАЙНЫМ ГОЛОСОВАНИЕМ: «Этим мы хотели подчеркнуть, что у нас в группе все вопросы решаются демократическим путем». В следующем январе ГОЛОСОВАНИЕ (а с ним ЛЕГИОН, М.А.Т. и новая версия РОК-ШТАТА) были приняты в Рок-клуб.

Дебют группы состоялся на устном выпуске журнала «РИО» в ДК железнодорожников 21 и 22 февраля 1988 года, когда она разогревала ТЕЛЕВИЗОР и удостоилась первого печатного слова в свой адрес: «Их музыка, несмотря на хорошую сыгранность, продуманные аранжировки и эффектного вокалиста, отпугивает некоторой стерильностью… Но толк от ребят, без сомнений, будет».

На протяжении весны и начала лета ГОЛОСОВАНИЕ дало еще несколько концертов, а также приняло участие в I туре VI фестиваля Рок-клуба, но приглашения на сцену Зимнего стадиона так и не получило. «Они неплохо и слаженно играют, уверенно держатся на сцене. Дело за малостью: найти хорошего автора – все равно, внутри группы или на стороне, – поскольку сейчас их музыка – это отличные аранжировки ненаписанных песен», – высказал свой суровый вердикт рецензент «РИО».

Группа приняла его к сведению и на все лето пропала из виду: Коновалова, который с весны параллельно играл в БРИЛЛИАНТАХ ОТ НЕККЕРМАНА, забрали в армию, а Муравьев в том же июле ушел бас-гитаристом в БРИГАДНЫЙ ПОДРЯД.

За осень ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ выступило на публике лишь пару раз: в Череповце, на первом фестивале местного рок-клуба, а потом на закрытии фестиваля журнала «Аврора» в ЦПКиО, но продолжало искать нового певца и, по возможности, автора песен. «Левон сочинял, но уж больно медленно, – рассказывает Вепров. – За год у него появилось две или три новых песни, а этого было явно недостаточно».

В сентябре в группу был приглашен клавишник и певец Евгений Пуссер. Они пару месяцев репетировали вместе, но так и не нашли общего языка – а в следующем феврале Женя организовал свой КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, в котором реализовал свои авторские амбиции куда более адекватным образом. Проблема была решена лишь в ноябре 1988-го, когда в ТАЙНОМ ГОЛОСОВАНИИ начал петь двадцатилетний Вячеслав Петкун (р. 26.06.69 в Ленинграде), который до них без особого успеха пробовался вокалистом в арт-рок группу КОРПУС 2.

Если на первых порах ГОЛОСОВАНИЕ играло панк-рок с хардовыми интонациями (или наоборот), то с приходом Петкуна, который тяготел к более мелодичной музыке, звуковая палитра группы начала меняться: она пыталась выйти за стилевые рамки, используя в аранжировках фольклорные мотивы (например, в одной из их лучших песен «Как мне повезло»), блюз и рэггей. Чтобы как-то расширить инструментальные возможности, состав группы в марте 1989 года усилил тенор-саксофонист Сергей Ячменев (р. 13.01.69 в Свердловске) – он учился у «Дяди Миши» Чернова, а в конце 80-х изредка появлялся на сцене с АУКЦЫОНОМ, АЛИСОЙ и даже ПОП-МЕХАНИКОЙ. Кроме того, можно отметить, что звукооператором группы был Владимир Лапин из КОРПУСА 2, а директором – Валера Семихин (бывший певец ломоносовских групп ГЕЛИКОН и МИР).

Новый состав начал концертировать весной 1989 года. В ноябре в учебной студии Института киноинженеров Андрей Лисин записал единственный альбом группы «Кто там?».

В 1989–1991 годах ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ регулярно играло в Питере, гастролировало по стране (Гродно, Великие Луки и т. д.), участвовало в фестивалях (в т. ч. «Новая музыка», «Ковчег XXI век» на Пушкинской, 10), в марте 1991-го приняло участие в масштабном праздновании десятилетия Рок-клуба, но со временем концертов становилось все меньше и меньше. Вепров, начиная с 1989-го, делил время между ГОЛОСОВАНИЕМ и группой 1812 ГОД, которую позже сменили ВЫХОД и ЯБЛОЧНЫЙ СПАС. Ячменев играл в КОРПУСЕ 2.

Формально группа распалась весной 1992 года, когда Вепрова пригласили МИФЫ, которые в то время продолжали колесить по стране, участвуя в различных сборных концертах и массовых праздниках. Петкун тем же летом собрал группу ТАНЦЫ, спустя пару лет и несколько составов добавившую к названию слово МИНУС. Некоторое время у него играл Ячменев, а в середине 90-х и Вепров. Через пару лет Петкун перебрался в Москву, где начал свою музыкальную карьеру с чистого листа.

Алексей Савленков осенью 1992-го ушел петь в церковь. Позднее он принял сан, уехал из Питера и был при неустановленных обстоятельствах убит в Нижнем Новгороде в 2003 году.

Две песни из альбома «Кто там?» были включены в 15-й выпуск сигнальной серии пластинок, издававшихся питерской «Мелодией» (1991), а концертная запись номера «Мухи жужжат» – в альбом «Однажды в Рок-клубе», изданный в 1992-м на основании записей, сделанных годом раньше на десятилетии клуба в ЛМДСТ и «Юбилейном».

Дискография:

Кто там? (1989).

ТАКИЕ ЖЕ.

Вопреки своему названию, ТАКИЕ ЖЕ, питерская бит-группа второй половины 60-х, никогда не стремилась походить на других, играла тяжелый и жесткий ритм-энд-блюз своих британских современников-модов, как и они, старалась зрелищно выглядеть на сцене и участвовала в поп-фестивалях той поры, но не сумела преодолеть роковой для многих рубеж 70-х.

ТАКИЕ ЖЕ возникли из пепла группы ABC, которая, в свою очередь, появилась на свет летом 1965 года, когда ее будущие основатели, Володя Тишуров, Виталий Спиридонов и Саша Дроздов, поехали отдыхать в Пярну. Как-то раз они попали на вечеринку в местном клубе, где на танцах играли эстонские поп-группы. Тишуров к тому времени имел неплохую музыкальную подготовку: семь лет занятий фортепьяно и три года в музыкальной школе им. Римского-Корсакова, а Спиридонов играл на гитаре, поэтому они тут же решили организовать свою группу.

При посредничестве старшего брата Спиридонова они заказали на Пярнуском мебельном комбинате гитары, а вернувшись в Питер, начали разучивать песни западных групп, пленку с которыми привез из Эстонии Дроздов. Сам он в то время ни на чем не играл, однако проявлял к этому делу живейший интерес и развил бурную деятельность. Четвертым участником квартета стал приятель Тишурова по музыкальной школе Виктор Иванов.

Хотя Спиридонов, Тишуров и Дроздов учились в Радиотехническом техникуме № 2 (они как раз перешли на третий курс), поначалу группа репетировала исключительно дома. Роли в ней распределились следующим образом: Виктор Иванов, соло-гитара, вокал, Виталий Спиридонов, ритм, Владимир Тишуров, бас, вокал, и Александр Дроздов, барабаны, иногда гармоника и бэк-вокал. Свою группу они назвали ABC.

В октябре Дроздов договорился с комитетом комсомола техникума о концерте, и 7 ноября 1965 года ABC продемонстрировали своим соученикам все, чему успели научиться за два месяца. В репертуар группы, естественно, входило много номеров THE BEATLES («Please Mr Postman», «Dizzy Miss Lizzy» и т. д.), пара рок-н-роллов Литтл Ричарда, «Greenfields» THE KINGSTONE TRIO, «House of the Rising Sun» THE ANIMALS, но их главным «хитом» стала «The Last Time» THE ROLLING STONES.

Студенты приняли их на «ура», и вскоре ABC сменили на регулярных вечерах в техникуме выступавшее там джазовое комбо. Помимо своего техникума ABC выступали в СЗПИ, Институте культуры, техникуме легкой промышленности на проспекте Майорова, в энергетическом техникуме (где учился Иванов) и т. д.

В апреле 1966 года состав группы усилили еще два музыканта: Александр Таидзе, гитара, вокал, и Александр Кусикянц, ф-но. Кусикянц до этого играл джаз в комбо с будущим вокалистом АВАНГАРДА-66 Вячеславом Мостиевым. Таидзе тоже имел джазовый опыт.

ABC продолжали выступать по всему городу, однако в июне 1966-го Иванова, который был старше остальных и весной окончил техникум, забрали в армию, а остальные, не сумев найти ему замены, тем же летом решили расстаться. Спиридонов и Таидзе пропали из виду, Кусикянц позднее пытался убежать из СССР, прыгнув с борта теплохода, но был задержан, а потом все же уехал на Запад.

Между тем параллельно с ABC в Радиотехническом техникуме существовала еще одна группа. Она репетировала в ЖЭКе у Калинкина моста и состояла из четырех спортсменов-гимнастов, которые располагали фирменными гитарами фабрики им. Луначарского и играли только инструменталы, так как изучали в техникуме немецкий, а с языком Леннона и Маккартни были не в ладах. В состав группы входили: Александр Шумский, соло-гитара, Евгений Королев, ритм, Виктор Одиноков, бас, и Георгий «Жора» Купец, барабаны. Когда ABC распались, они пригласили в свою компанию Тишурова и Дроздова – первый стал вокалистом, а второй добавил в общий арсенал гармонику, тамбурин и бэк-вокал. Помимо того, в группу вошел звукооператор Дмитрий Шарпенок.

Они назвали себя ТАКИЕ ЖЕ и той же осенью вернулись на сцену.

Их новую программу составлял в основном материал THE ROLLING STONES. Помимо того, ТАКИЕ ЖЕ играли «Wild Thing» THE TROGGS, «Sha La La La Lee» THE SMALL FACES (Тишуров пел ее дуэтом с Дроздовым) и песни ряда других групп, которые в Британии составляли движение модов. Подобно своим западным кумирам, ТАКИЕ ЖЕ весьма щепетильно подходили к вопросу одежды: вскоре у них появилась униформа – светлые пиджаки с надписью «Такие Же» на спине. Кроме того, Тишуров, у которого и отец, и дед были военными моряками, брал их старые мундиры (в том числе и довоенные, 30-х годов) – на сцене они смотрелись эффектно и немного таинственно.

Старший брат Жоры, Владислав Купец, работал в комсомоле и стал для них кем-то вроде менеджера: находил работу, договаривался о концертах. С его подачи ТАКИЕ ЖЕ играли в «Буратино» и других питерских кафе, выступали в училище им. Макарова (это был один из их лучших концертов того времени). Помимо англоязычных номеров, ТАКИЕ ЖЕ начали петь кое-что и по-русски. У группы появились свои поклонники и доброхоты, помогавшие чем получится. В то время ТАКИЕ ЖЕ очень хотели засветиться и запомниться, поэтому обычно вели себя шумно и вызывающе.

Осенью 1967 года в кафе «Ровесник» был объявлен поп-фестиваль, попасть на который стремились все питерские группы. Дата его начала несколько раз переносилась, но все-таки в декабре он начался. ТАКИЕ ЖЕ готовились к фестивалю очень тщательно, играли в один день с популярными ФАВОРИТАМИ и НАУТИЛУСОМ, но, несмотря на звездное соседство, были приняты публикой очень тепло. Барабаны для выступления они брали у БЕЛЫХ СТРЕЛ, которые тогда располагали лучшим в городе аппаратом.

В начале января ТАКИЕ ЖЕ играли на танцах в Макаровке вместо БЕЛЫХ СТРЕЛ, которые сдавали сессию, а 12 января Тишурова неожиданно призвали в армию. Без него группа просуществовала еще несколько месяцев, но к весне 1968-го и остальные музыканты разошлись в разные стороны.

Весной 1971 года Тишуров, Шумский, Королев, Одиноков и Купец собрались вместе (Дроздова они не нашли), чтобы реорганизовать ТАКИХ ЖЕ. Они репетировали в «доме со львами» на Адмиралтейском проспекте, но несколько недель спустя всем стало ясно, что их время уже ушло, и группа распалась окончательно.

Музыку все ТАКИЕ ЖЕ покинули: Тишуров работал и учился на вечернем, а по окончании института стал инженером; Иванов работал на судостроительном заводе, Шумский – на заводе им. Козицкого, а Купец – в системе магазинов «Океан». Шарпенок после техникума по распределению уехал в Минск. Судьба остальных участников группы неизвестна.

ТАМБУРИН.

Одна из наиболее индивидуальных в музыкальном отношении и ярких групп, рожденных рок-сценой Питера, ТАМБУРИН был организован в январе 1982 года по инициативе Владимира Леви, одаренного автора и уже довольно известного к этому времени музыканта, чьи интересы в равной степени принадлежали авторской песне и рок-н-роллу.

Леви родился 4 января 1952 года в Баку. Окончив школу, он переехал в Питер и поступил в Военно-механический институт, где начал выступать со своими песнями перед студенческой аудиторией и очень скоро добился популярности в кругах почитателей бардовской музыки. В то же время ограниченность художественного арсенала КСП (клубов самодеятельной песни) заставила его искать контакты с миром рока – благо Военмех начала 70-х был прямо-таки переполнен молодыми и честолюбивыми рок-музыкантами. В сентябре 1971-го, после попытки прослушивания в вокалисты легендарных АРГОНАВТОВ, Владимир нашел общий язык с другими героями Военмеха, братьями Гулиными, и играл в их ГАЛАКТИКЕ на протяжении следующих полутора лет.

Бросив институт и отслужив в армии, Леви вернулся к музыке. Он выступал соло, весной 1976-го вел переговоры с находившимися на вершине популярности ЗЕМЛЯНАМИ, а в июне стал певцом и гитаристом группы САША-218 Александра Комиссарова (который успешно сочетал занятия музыкой и базовой наукой, а впоследствии стал, пожалуй, первым среди рок-музыкантов Питера доктором физико-математических наук).

В 1978 году, после эпизодического появления на фестивале КСП в Куйбышеве, Леви покинул САШУ-218 и вернулся к сольной карьере, а годом позже с триумфом выступил на бардовском форуме в Риге, где разделил успех с участниками московской акустической группы ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. Взаимное любопытство, как это нередко бывает, обернулось желанием объединить усилия, и на следующие два года Леви стал четвертой составляющей ШАНСА. К сожалению, в середине 1981-го, после неудачной попытки перейти на рельсы профессионализма, ШАНС распался (хотя на протяжении следующих двадцати лет его бывшие участники в разных комбинациях периодически возрождают славное название), а Володя вернулся в Питер.

Участие в записи альбома АКВАРИУМА «Треугольник» в августе 1981-го, а затем концерты, проходившие под девизом «Барды и современная музыка» во Дворце Молодежи (ноябрь) и собравшие на одной сцене Майка Науменко, АКВАРИУМ и Леви, привели последнего к идее организовать собственный бэнд, сочетающий акустику и электрическое звучание, а также барочно-фольклорные интонации и художественные идиомы арт-рока, что в свое время продемонстрировали всему миру британцы JETHRO TULL.

Володя нашел базу в ДК «Мир», издавна известном как «Молоток», директор которого Виталий Зосимович Сухарев покровительствовал гонимым музыкантам и по мере возможностей помогал им держаться на плаву. (Его младший брат Саша был клавишником ЗЕРКАЛА.).

Первым партнером Леви по группе, которая получила название ТАМБУРИН (от песни Боба Дилана «Mr Tambourine Man»), стал – по рекомендации Бориса Гребенщикова – бывший участник АКВАРИУМА (а до этого ПИКНИКА) Александр Кондрашкин (р. 26.11.56 в Ленинграде). Следом за ним с подачи Александра Царовцева (ПИЛИГРИМ) на репетициях появился экс-музыкант групп ВТОРНИК и ПИКНИК Юрий Данилов (р. 19.05.56 в Ленинграде), флейта, кларнет, саксофон, бэк-вокал. Наконец, на объявления, расклеенные в музыкальных училищах, откликнулись бас-гитарист Дмитрий Филимонов и джазовый клавишник Игорь «Егор» Горский. К январю 1982 года состав группы был сформирован.

За первый год существования ТАМБУРИН выступил только один раз. Горского в конце 1982-го сменил другой студент музучилища Максим Логвинов (р. 12.11.64 в Ленинграде), клавишные, вокал. Полноценный дебют группы состоялся лишь 16 января 1983 года в Новом Петергофе – в одной программе со СТРАННЫМИ ИГРАМИ, где в то время параллельно играл Кондрашкин.

Выразительные, запоминающиеся мелодии, вокальное многоголосие, узнаваемый колорит, придаваемый тактичным использованием духовых и перкуссии, почти джазовые переклички акустической гитары и фортепьяно, вкусная блюзовая гармоника, наконец поэтичные и сильные, хотя и чересчур романтичные для адептов хард-рока тексты – первыми же выступлениями ТАМБУРИН доказал свою зрелость и кредитоспособность, а Владимир Леви стал одним из музыкальных лидеров Рок-клуба.

На протяжении 1983–1985 годов ТАМБУРИН трижды выступал на фестивалях Рок-клуба, всякий раз получая лауреатское звание. Из первоначального состава к этому времени остались только Леви и Данилов: место игравшего одновременно в как минимум четырех группах Кондрашкина в декабре 1983-го занял Александр Петелин (р. 6.08.59 в Ленинграде); покинувшего коллег Филимонова на басу последовательно сменяли Владимир Арбузов из МАНУФАКТУРЫ (он играл с ними на II фестивале), экс-РОССИЯНИН Сергей «Сэм» Семенов (лето и осень 1984-го) и Герман Заикин (экс-POSTSCRIPTUM, МОРСКОЙ ВЕРБЛЮД). В том же ноябре Макс Логвинов на два года отправился в армию – место за клавишными занял его соученик по музучилищу Константин Меркулов (р. 27.04.63 в Ленинграде).

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ТАМБУРИН: Ю. Данилов, А. Кондрашкин, В. Леви, М. Логвинов.

Фото: В. Конрадт.

Как ни странно, ТАМБУРИН, единственный из лидеров тогдашней рок-сцены Питера, не нашел общего языка с Андреем Тропилло и долго оставался без профессиональных записей, что ограничило популярность группы пределами родного города. Справедливости ради стоит заметить, что в августе 1984-го ТАМБУРИН записал на студии «АнТроп» четырнадцать песен и инструменталов, составивших альбом «Жук на расческе», но в процессе сведения Тропилло и Леви разошлись во взглядах на конечный результат, и работа, увы, осталась незаконченной – лишь песня «Я не знаю» появилась на виниловом сборнике «Ленинградский Рок-клуб» (1987).

После лауреатских концертов III фестиваля с ТАМБУРИНОМ расстался Заикин (позже в ГЕОМЕТРИИ). В августе 1985-го бас взял в руки дотоле не засвеченный в рок-н-ролльных анналах Андрей Щепанюк (р. 18.01.57 в Ленинграде).

В феврале 1986 года ТАМБУРИН совершил гастрольную поездку по Сибири и Дальнему Востоку (Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, трасса БАМа) с агитационным поездом газеты «Комсомольская правда», для чего в его состав был включен электрический соло-гитарист Сергей Болотников (р. 24.09.61 в Уфе). Правда, в рядах группы он не задержался, позже был замечен в ГОРОДЕ, КОРПУСЕ 2 и БАЛЕРИНЕ, трудился на профессиональной сцене, а в 90-х работал со своими группами ОДА и BOLO-BAND.

Желание радикально изменить имидж группы привело к дальнейшим изменениям состава. Летом 1986-го в ТАМБУРИНЕ появился новый гитарист Вадим Блейзизен (р. 20.09.58 в Ленинграде); тогда же – после двухлетнего перерыва – в ряды ТАМБУРИНА вернулся Максим Логвинов. На пике формы группа отрепетировала новую программу, с которой несколько раз удачно выступила на гастролях и у себя дома. К сожалению, на V фестивале Рок-клуба в июне 1987 года ТАМБУРИН, что называется, не прозвучал: публика ждала от своих героев публицистики, а не высокой поэзии, к тому же звук на фестивале хромал, и их программа прошла незамеченной. Это обострило внутренние противоречия и повлекло за собой уход Петелина (в ТИХИЙ ОМУТ) и Блейзизена (позже в ПАУТИНЕ).

Следующей зимой группа записала на питерской «Мелодии» материал своего дебютного альбома «Тамбурин Владимира Леви» (он вышел в сентябре 1988-го), на котором с ней играл джазовый перкуссионист Олег Бутман (младший брат Игоря). В октябре 1988-го Андрея Щепанюка, который надумал покинуть музыку, сменил Александр Василевский (р. 30.09.61 в Людинове Калужской обл.), начинавший в самодеятельности ЛИТМО, а после службы в армии работавший звукорежиссером в СИНДИКАТЕ Димы Григорьева.

На втором альбоме ТАМБУРИНА «Мотив убегающих дней» (1990), опять-таки записанном и изданном «Мелодией», за барабанами появился Никита Алтунин (экс-ЛЕС). Помимо того, на его записи отметились клавишник Андрей Сигле и саксофонист ПОП-МЕХАНИКИ и DDT Дядя Миша Чернов. Следующая запись группы была сделана год спустя и включала песни Леви на свои стихи и три сонета Шекспира – она предназначалась для спектакля «Обыкновенное чудо» и не распространялась официально.

В сентябре 1991 года ТАМБУРИН появился в программе фестиваля «Bobu Vasara» в Литве, где компанию ему составил СЕЗОН ДОЖДЕЙ. Между тем после записи «Мотива убегающих дней» в запасниках «Мелодии» оставалось четыре номера группы, не вошедшие в пластинку, поэтому в 1992-м, по рекомендации автора этих строк, ТАМБУРИН вернулся в студию, где молодой звукорежиссер Игорь Булаховский дописал еще семь номеров, тоже вошедших в их третий альбом «К Синим рекам». Его судьба оказалась более сложной: «Мелодия» выпустить его не успела, Тропилло не рискнул, и только семь лет спустя «Отделение Выход» опубликовало «Реки» на кассетах и компакт-дисках.

Осенью 1993-го в группу на пару месяцев вернулся ушедший из АВИА Кондрашкин, однако неразбериха за барабанами продолжалась до тех пор, пока в апреле 1994-го в ТАМБУРИНЕ не появился Вадим Петухов (р. 23.05.60 в Петрокрепости Ленинградской обл.), много лет отыгравший в ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКЕ. Он параллельно исполнял блюз-рок с группой UNDERGROUND SUNBURN и записывался с рок-бардом Ильей Семкиным.

В середине 90-х активность группы заметно снизилась, хотя она продолжала изредка выступать – главным образом в московских клубах – и записывала новый материал, обычно используя для этого портостудию Максима Логвинова «TASCAM». Песни этих лет составили альбомы «Небо» (1993), «Колодец» (1993) и «Берега» (1995).

В те же годы ТАМБУРИН прорубил окно в Европу, где его участники освоили профессию уличных музыкантов, – показательно, что выступая в европейских городах, они исполняли преимущественно средневековую и народную музыку (или свои стилизации под таковые), позже составившую основу их альбома «Allemanda» (1996). Европейская эпопея закончилась весьма драматически – аварией близ райцентра Пустошка Псковской области, в пятистах километрах от Питера. К счастью, оказавшиеся в машине Данилов и Василевский остались живы, но их автотранспорт погиб безвозвратно.

Новый всплеск в деятельности группы датируется осенью 1998-го, когда она начала ежемесячно выступать на сцене клуба «Зоопарк» и сумела вернуть внимание слегка поредевшей аудитории. В 1999-м московское «Отделение Выход» наконец выпустило альбом «К Синим рекам», а год спустя новую редакцию «Берегов» – она была заново переписана Леви на его домашней студии и включала несколько новых треков. Тем не менее едва ли не бо´льшая часть записей ТАМБУРИНА сегодня практически недоступна слушателям.

Логвинов, помимо работы в ТАМБУРИНЕ, занимался звукорежиссурой на студии «ASCOD», сочинял музыку для радио и играл в кавер-бэндах. Василевский с середины 90-х обратился к латиноамериканской и карибской музыке, собрав несколько разных по формату и направлению групп, наиболее известны среди которых гитарное комбо SON DE LA GUITARA, оркестр LA BONITA и камерный джазовый ансамбль ALEXANDER LATIN BAND. В ряде его проектов участвовал и Максим Логвинов.

Загруженность всех музыкантов группы сольными проектами привела к тому, что в 1999–2000 годах ТАМБУРИН редко выступал полным составом, порой сокращаясь до дуэта флейты и гитары; время от времени Леви выступал соло, исполняя как свои песни, так и развернутые инструментальные пьесы. Он также сделал новую редакцию своего альбома «Спектакль». Когда Данилов надолго оказался в Германии, группа в первый раз попыталась найти нового флейтиста.

В декабре 2000 года бас-гитару вместо Василевского взял в руки старый друг и поклонник группы Константин Наймарк (р. 24.10.64 в Ленинграде) – десятью годами раньше он играл с ДОКТОРОМ и МАЛЬМСТРЕМОМ, однако большую часть 90-х был занят в бизнесе.

В начале 2001-го Леви приступил к работе над музыкой к телесериалу «Черный ворон» по роману Дмитрия Вересова (реж. Борис Горлов). Два года спустя на телеэкраны вышел еще один сериал с его музыкой, «Нож в облаках» (реж. Марина Мигунова).

Продолжались и контакты с театром. В 2001-м режиссер «Театра дождей» Наталья Никитина поставила спектакль «Тряпичная кукла» («Rag Doll»), в котором прозвучало несколько песен ТАМБУРИНА. Год спустя спектакль занял I место на ежегодном фестивале «Театр детям». Позднее Леви написал музыку еще к нескольким спектаклям Никитиной.

Свое двадцатилетие группа чуть не пропустила: его празднование состоялось в мае 2003 года в непременном «Театре дождей», а в октябре на той же площадке ТАМБУРИН после длительного перерыва выступил полным составом (включая Василевского). Наймарк, который к тому времени получил временную прописку в AD LIBITUM, стал клавишником группы (или Оркестра) ЗАЧЕМ. В этот период ТАМБУРИН играл в музее Блока, сотрудничал с журналом «Арт-город» (который посвятил ему несколько объемных материалов) и «Театром дождей», а также был постоянным участником битловских праздников Коли Васина.

Весной 2005 года достаточно неожиданно для всех, кто с ним знаком, флейтист и бэк-вокалист ТАМБУРИНА Юра Данилов объявил о том, что перебирается жить и работать в Западную Германию. 30 мая он сыграл свой прощальный концерт с группой, а в августе покинул Санкт-Петербург.

Но – свято место пусто не бывает. Даже в такой специальной группе, как ТАМБУРИН. В декабре 2005-го, перед концертом в поддержку гитарного мастера Норина, в ТАМБУРИН пришел флейтист Павел Штейнлухт. Он провел несколько лет в Европе, в конце 90-х окончил Версальскую консерваторию в Париже, после чего решил закрепить полученные знания на родине. Несколько лет спустя Павел окончил Петербургскую консерваторию и оказался в оркестре театра «Санкт-Петербург опера», откуда и попал в ТАМБУРИН.

Дискография:

Жук на расческе (1984); Тамбурин Владимира Леви (1988); Мотив убегающих дней (1990); Спектакль (1991); К Синим рекам (1992); Небо (1993); Колодец (1993); Берега (1995); Allemanda (1996); Берега – новая редакция (1999); Спектакль – новая редакция (2000); Небо и колодец – новая редакция (2003).

Владимир ЛЕВИ:

Колесико (1985); Концерт для гитары с оркестром (2006).

ТАНКИ.

Вопреки своему воинственному названию, питерская группа ТАНКИ исполняет на редкость мелодичную, жизнерадостную и энергичную музыку, в которой элементы рок-н-ролла, блюза, британского бита, кантри и рэггей скреплены ритмической основой скиффл; ее художественный мир неизменно позитивен, а поэтический язык насыщен романтическими образами.

Основатель ТАНКОВ, Дмитрий Максимачев (р. 12.05.76 в Ленинграде), гитара, гармоника, казу, вокал, увлекся музыкой еще подростком, с двенадцати лет сочинял собственные песни и начал играть в школьных группах, параллельно занимаясь в джазовой школе, где учился и бас-гитарист Василий Телегин (р. 20.10.75 в Ленинграде). В декабре 1993-го, когда они периодически играли битлов и другие стандарты 60-х в подземных переходах центра, к дуэту примкнула еще учившаяся в школе клавишница Елизавета Андреева (р. 11.11.78 в Ленинграде).

Вскоре после этого трио взяло название ТАНКИ и начало репетировать песни самого Максимачева. Дебют группы состоялся в марте 1994-го на сцене только что открытого клуба «Десятка» в компании с такими же дебютантами CRAMBLE CRASH и АТЛАНТИК. На этом концерте ТАНКИ играли главным образом каверы любимых песен. В 1993–1994 годах группу можно было слышать в той же «Десятке», «Роттердаме» и других клубах той поры.

Той же зимой ТАНКИ наскребли денег на свою первую демозапись, которую им удалось сделать на небольшой студии в Ломоносове, где в то время крутил ручки барабанщик группы БЕЛЫЙ АНГЕЛ Алексей Агеев – он не только записал номера ТАНКОВ «У Казанского собора» и «Моя незапарная песня» (во второй, кстати, неплохо отметился со своей флейтой Ян Николенко, позже известный по группам ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, СПЛИН и СЕТИ), но и стал их первым штатным барабанщиком.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ТАНКИ: Д. Максимачев, В. Телегин, Е. Бобров, Е. Андреева.

Фото: архив группы.

Более убедительный сценический дебют ТАНКОВ состоялся в январе 1995 года на смотре-конкурсе, проведенном Межсоюзным домом самодеятельного творчества на Рубинштейна, 13 (где когда-то располагался легендарный Ленинградский Рок-клуб). Именно там ТАНКИ познакомились и подружились с музыкантами группы НЕРВЫ, в компании с которой позднее выступали на сценах питерских клубов.

Правда, загруженный на студии Агеев не всегда мог участвовать в концертах, поэтому поиски своего барабанщика продолжались. Пару раз с ТАНКАМИ играл Борис Стрела (в разное время участник ЭЛИЗАБЕТ, BARBULATORS, ПРЕПИНАКОВ и т. п.), но он был нацелен на профессиональную работу и тоже не прижился, а в мае, когда ТАНКИ (вместе с БЛИЗНЕЦАМИ и СПОКОЙНЫМИ НОЧАМИ) выступали в клубе «Wild Side», к ним прямо из зала вышел и сел за барабаны незнакомый барабанщик. Оказалось, что это Евгений Бобров (р. 15.07.66 в Ленинграде), в послужном списке которого был один курс Петрозаводского музыкального училища и опыт участия в группах РАЙСКИЕ ПТЕНЧИКИ и FINESTREET.

Между тем весной 1996 года ТАНКИ, продолжая самостоятельно продвигать свое творчество, сняли – опять же на собственные средства – клип на песню «У Казанского собора» (режиссер «Ленфильма» Григорий Панов в разное время сотрудничал с группами КС, НЭП и S.P.O.R.T.), который активно крутили на канале «NBN», показывали в московской «Программе А», а потом и в других музыкальных программах. Помимо того, ТАНКИ ограниченным тиражом выпустили кассетный сингл с двумя песнями (с той самой первой сессии звукозаписи).

Один экземпляр кассеты добрался до офиса «Театра DDT», который как раз занимался отбором участников на рок-фестиваль под девизом «Наполним небо добротой». Оказалось, что песни ТАНКОВ целиком и полностью отвечают этому девизу, поэтому неизвестная молодая группа с ходу попала в фестивальную программу. Фестиваль состоялся 23 июня 1996 года на стадионе «Петровский» и привлек внимание почти тридцати тысяч слушателей.

На «Петровском» ТАНКИ выступили с Яном Николенко (флейта) и аж с двумя барабанщиками: Агеев и Бобров играли на двух установках сразу! Вслед за этим Агеев окончательно ушел, а Бобров занял его место, хотя тем же летом он начал параллельно играть барокко-рок с AD LIBITUM. Стабилизировав свой состав, ТАНКИ бросились осваивать клубные площадки города: в следующем сезоне они отметились в «Перевале», «Стерхе», «Сатурн-шоу» и «Добролете», где известный режиссер Борис Деденев снял целиком их концерт, позднее не раз показанный по ТВ в рамках программы «„Добролет“ представляет». Вообще администрация студии «Добролет» – в частности, Михаил Гольд и Лена Бочкова – существенно помогла молодой группе.

9 декабря 1996-го ТАНКИ – вместе со СПОКОЙНЫМИ НОЧАМИ, ЭДИПОВЫМ КОМПЛЕКСОМ и другими клубными группами – выступили в ДК пищевиков на мини-фестивале в честь дня рождения вокалиста THE DOORS Джима Моррисона, исполнив пару песен юбиляра.

Весной 1997-го параллельно с ТАНКАМИ возник любопытный акустический проект МУЗЫКА Т, в котором помимо Максимачева и Боброва участвовали бас-гитарист Никита Попов (позднее PEP-SEE), скрипачки Мария Нефедова (БАШНЯ ROWAN, а позже ПИЛОТ и КОРОЛЬ И ШУТ) и Мария Бессонова (СП БАБАЙ, AD LIBITUM) плюс перкуссионист Антон Матезиус (ПТИЦА СИ, позже ФЛИРТ, AD LIBITUM, BILLY'S BAND и т. д.). МУЗЫКА Т репетировала на базе КОРОЛЯ И ШУТА и успела дать всего пять концертов (в «Перевале», «Добролете» и где-то еще), после чего участники проекта разошлись по своим группам.

В начале июня 1997-го ТАНКИ выступили на втором рок-фестивале «Театра DDT», на этот раз во Дворце спорта «Юбилейный», после чего продолжали кочевать по клубам, неуклонно совершенствуя программу и вербуя новых слушателей. В начале 1998 года ряды танкистов пополнил флейтист Артур Агаджанян (р. 12.03.75 в Ленинграде).

В том же июле Максимачев, Телегин и Попов (причем последний в качестве барабанщика!) как сессионные музыканты приняли участие в выступлении дружественной им группы ИНДИГО на фестивале «Невский десант». Позднее в концертах и записях ИНДИГО участвовали также Лиза Андреева и Женя Бобров.

В январе 1999-го на студии «Нева Records» звукорежиссер Вадим «Десс» Сергеев записал дебютный альбом ТАНКОВ «Без дирижера», который они на протяжении следующих двух лет безрезультатно предлагали всем питерским издателям. В его записи участвовали виолончелист НЕРВОВ Филипп Гулидов, скрипачи Маша Нефедова и Максим Юрак (ПИЛОТ), бас-гитарист МУЗЫКИ Т Никита Попов, а также саксофонист Александр Николаев (АЕРО ПЛАН).

К этому времени ТАНКИ прописались в клубе «Зоопарк», где Максимачев, учившийся в Институте киноинженеров, вскоре стал штатным звукорежиссером. Именно на сцене «Зоопарка» ТАНКИ представили ряд своих экспериментальных программ, в одной из которых, к примеру, участвовал струнный квартет (Нефедова, Юрак, Гулидов и альтист Макс Иванов, лидер ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ, еще одних завсегдатаев «Зоопарка»), а двумя месяцами позже – с женским хором из шести человек! Мало-помалу группа начала выезжать за пределы Питера и выступала на рок-фестивалях в Костомукше, Нижнем Новгороде и Новгороде Великом. Одновременно Андреева сотрудничала со студийной группой Л САУНД другого звукорежиссера «Зоопарка» и бас-гитариста ТОРБЫ Сергея Григорьева.

В августе 2000-го ТАНКИ покинул Женя Бобров, одновременно игравший каверы в группах BIG BLUES REVIVAL и HOODOO VOODOO. Они ушли в подполье и лишь к октябрю наконец подыскали нового барабанщика: им стал Андрей Андрюшко, который до этого играл готику и хард-рок с группой PARA BELLUM.

Осваивая искусство звукорежиссуры, Митя Максимачев постепенно перешел от озвучивания концертов к звукозаписи: на протяжении 2000–2001 годов он записал в зале «Зоопарка» альбомы групп REELROAD, ЛИВЕНЬ, СТУПЕНИ, SHOOBEE DOOBEE и т. п. Помимо того, почти весь 2001 год Митя играл на перкуссии в BILLY'S BAND, в то время известном прежде всего блестящим исполнением кавер-версий песен Тома Уэйтса, а также записал два их альбома. В той же группе нашел себя и Антон Матезиус. В августе 2001-го Лиза Андреева выступила в Москве на фестивале «Нашествие» с группой ПИЛОТ, скрипач которой, Максим Юрак, за два месяца до этого был скоропостижно призван в армию.

В начале 2001 года внимание к судьбе дебютного альбома ТАНКОВ проявил директор КОРОЛЯ И ШУТА Александр Гордеев, который в то время работал на московскую компанию «Nox Records». Он сумел заинтересовать работой питерской группы фирму звукозаписи «Мистерия Звука», которая еще только начинала осваивать российский музыкальный рынок. В конце концов альбом «Без дирижера» вышел в октябре 2001 года под одним из лэйблов «Мистерии», «Silver Records». Любопытно, что пиратский рынок тут же отреагировал на выход альбома выпуском кассет, на которых ТАНКИ почему-то значились как «экс-КОРОЛЬ И ШУТ»!

Презентация «Без дирижера» состоялась 7 декабря 2001 года в питерском театре «Остров». Тогда же ТАНКИ представили своего нового барабанщика: Даниил Прокопьев (р. 1.05.74 в Казани, Татарстан) был хорошо известен по работе в разнообразных латино, джазовых и фанк-группах (включая GROOVIN' HIGH) и сменил Андрюшко, покинувшего рок-сцену с целью повышения своего профессионального уровня. Помимо текущего состава ТАНКОВ участие в акции принял виолончелист Николай «Ник» Бичан (VERMICELLI ORCHESTRA, СЛОН В ТЕМНОТЕ, STEAM).

В феврале 2002-го Лиза Андреева записала все партии клавишных на дебютном альбоме группы КАТЮША «Чужое счастье», после чего была приглашена играть с ней и на сцене. К этому времени совместная активность ТАНКОВ понемногу начала сходить на нет: Прокопьев колесил по клубам, а Агаджанян нашел работу по специальности в Москве. В июне на концерте в клубе «Орландина» с ТАНКАМИ играл гитарист распавшихся НЕРВОВ Иван Делазари, но тогда этот перспективный союз не получил развития. Не был закончен и альбом, который Максимачев в этот период записывал с Бичаном.

Зато 10 ноября 2002 года Максимачев и лидер СТУПЕНЕЙ Настя Макарова предстали в клубе «Орландина» как акустический дуэт МА, который логично вырос из их участия в акустическом составе БАШАКОВ-БЭНДА (где они работали с 2001-го). К весне 2003-го МА записали и выпустили свой дебютный альбом «К себе…», а позднее изредка выступали в клубах.

Помимо того, с ноября 2002 года Максимачев вернулся к сотрудничеству с BILLY'S BAND – теперь как звукорежиссер и участник его расширенного сценического состава BILLY'S BIG BAND. В марте 2003 года он исполнил в квартире-музее Блока фрагменты своей первой соло-программы, в которой участвовал бас-гитарист ВОЙНЫ ПОЭТОВ Константин Ионочкин.

Следующим шагом в эволюции ТАНКОВ стал БОЛЬШОЙ СТЕРЕОФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР; в его состав вошли Дмитрий Максимачев (ТАНКИ), гитара, контрабас, Василий Телегин (ТАНКИ), бас-гитара, ф-но, и Иван Делазари (экс-НЕРВЫ), гитара. Дебют ОРКЕСТРА состоялся в том же музее Блока 21 декабря 2003 года. В дальнейшем БОЛЬШОЙ СТЕРЕОФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР продолжал давать редкие (по причине загруженности Максимачева) концерты в питерских клубах, а в его состав влились Костя Ионочкин и Илья Сакмаров (ELECTRONIC WOOD), флейта, клавишные, бэк-вокал.

В конце 2004-го и начале 2005-го Митя Максимачев был замечен в рядах СПЛИНА на концертах в московском МХАТ им. Горького и в питерском БКЗ «Октябрьский», где играл на перкуссии.

В марте 2005-го вышел первый соло-альбом Максимачева «Музыка», в известном смысле продолживший музыкальную линию ТАНКОВ. В его записи участвовало множество сессионных музыкантов. Летом Дмитрий записал песню «Я шагаю по Москве» для альбома-посвящения замечательному композитору Андрею Петрову. Все это время Максимачев продолжал сотрудничать со СТУПЕНЯМИ – сначала как звукорежиссер, а потом и как участник их сценического состава. Постепенно к участию в группе были привлечены и другие его коллеги: Василий Телегин и Костя Ионочкин.

На протяжении всего 2006-го Максимачев работал над своим вторым альбомом с рабочим названием «Хореография». Лиза Андреева и Артур Агаджанян музыкой в настоящее время не занимаются, однако это вовсе не значит, что ТАНКИ окончательно сданы в металлолом.

Дискография:

Танки у Казанского собора (ЕР, 1996); Без дирижера (1999).

Дмитрий МАКСИМАЧЕВ:

Музыка (2005); Хореография (2007).

ТАНЦЫ МИНУС.

История группы ТАНЦЫ МИНУС распадается на два крайне несхожих по внешним проявлениям отрезка (хотя ее музыкальный стиль при этом не претерпевал существенных изменений, балансируя между поп-роком, фанком, пост-панком и брит-попом): она началась и до середины 90-х протекала на клубной сцене Питера, после чего волевым решением была перемещена в Москву, где удачно поймала попутную радиоволну, благодаря которой быстро выбилась в лидеры т. н. рокапопса, хотя творчество группы выходит за его намеренно зауженные форматные рамки.

Основатель, певец и автор большинства песен ТАНЦЕВ МИНУС Вячеслав Петкун (р. 26.06.69 в Ленинграде) начал приобщаться к музыке школьником, осенью 1988-го недолго репетировал с арт-роковым КОРПУСОМ 2, но не прижился в его составе, хотя именно рекомендация музыкантов КОРПУСА способствовала тому, что в ноябре Слава был приглашен к микрофону в группу ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ, исполнявшую своеобразную смесь панка и арт-рока.

Вскоре Петкун выбился в неформальные лидеры ГОЛОСОВАНИЯ: он сочинил все тексты и значительную часть музыки на его единственном альбоме «Кто там?» (1989), проявил себя как сильный фронтмен и к началу 90-х стал заметной фигурой на питерской рок-сцене.

Как известно, рубеж 90-х оказался для отечественного рока своего рода барьером, перескочить который удалось далеко не всем. Среди тех, кто не сумел выжить в новой реальности, оказалось и ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ: к весне 1992-го группа фактически распалась, а Петкун снова начал репетировать с музыкантами КОРПУСА 2, который тоже переживал смутные времена и почти не выступал.

Первое выступление его новой группы, поначалу называвшейся просто ТАНЦЫ, состоялось 10 июня 1992 года на закрытии сезона в летней школе, работавшей в ЦПКиО под патронажем властей Дании. На этом этапе в состав входили: сам Петкун, вокал, Константин Ермаков (КОРПУС 2), гитара, Олег Полевщиков (ранее НОВЫЕ ПЛОХИЕ), бас, Сергей Ячменев (КОРПУС 2), саксофон, и Михаил Сульин (ДУХИ, ОПАСНЫЕ СОСЕДИ), барабаны.

Концертов в этот период было немного, поэтому поначалу ТАНЦЫ существовали почти виртуально, появляясь на сцене лишь изредка. Ермакова в конце года сменил его коллега по КОРПУСУ 2 Валерий Кобушко, а место ушедшего к Павлу Кашину Сульина в декабре занял Александр Коваленко (тоже КОРПУС 2).

8 мая 1994-го в клубе Гуманитарного университета прошел фестиваль «Накануне Победы», в котором участвовали ТАНЦЫ (уже добавившие к своему названию многозначительный МИНУС), Ё, ДВОЮРОДНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ, СТИЛЬ и ОРКЕСТР А. До 1995 года имя ТАНЦЕВ МИНУС изредка мелькало в афишах, но завоевать симпатии клубной аудитории им поначалу не удавалось.

В 1995-м ТАНЦЫ МИНУС записали на принадлежащей группе ФОРУМ «Юни-студии» несколько своих песен, одна из которых, «Чувств река», была опубликована в начале следующего десятилетия. В апреле того же года в группе появился опытный барабанщик Андрей Вепров (ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ, 1812 ГОД, ВЫХОД, МИФЫ и т. п.). С его подачи в ТАНЦЫ МИНУС пришел гитарист Игорь Щербаков, вместе с которым Вепров играл хард-рок в ЯБЛОЧНОМ СПАСЕ.

Составом: Петкун, Полевщиков, Щербаков, Вепров ТАНЦЫ МИНУС начали играть гораздо чаще, причем не только в Питере, но и за его пределами, сумели проторить дорогу в клубы Москвы, снимались для телепрограммы «Поп-наезд» (Новгород Великий) и т. д. В начале 1996-го Вепров, одновременно игравший еще с несколькими группами, покинул ТАНЦЫ.

Тогда же, прознав о готовящемся в Москве фестивале «Поколение-96», Петкун решил попытать счастья там. На тот момент у него не было ни полноценной записи, ни состава, поэтому он обратился к музыкантам группы БЕЛЫЙ АНГЕЛ, которые репетировали в клубе пос. Горбунки под Стрельной, где построили собственную студию. В записи приняли участие Петкун и Полевщиков плюс три музыканта БЕЛОГО АНГЕЛА: Виталий Борисов, лидер-гитара, Алексей Башмаков, клавишные, и Алексей Агеев, барабаны.

На «Поколении-96» ТАНЦЫ МИНУС все-таки выступили. Они не завоевали там никаких наград, но обрели в столице первых поклонников и завели полезные знакомства на тамошней клубной сцене, переживавшей небывалый расцвет. В июне группа попыталась пробиться на фестиваль «Театра DDT» «Наполним небо добротой», но в этот раз судьба была к ТАНЦАМ МИНУС менее благосклонной, что, видимо, и перевесило чашу весов: в июле 1996-го Петкун и Полевщиков, не имея ясного плана, уехали в Москву, где начали шаг за шагом двигаться к успеху. Этот процесс занял около трех лет.

В новый состав ТАНЦЕВ вошли уже работавший с ними Игорь Щербаков (в то время он играл еще и с группой 1812 ГОД), гитара, дебютант Клим Шленев, клавишные, и Виталий Воронин (экс-ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, СТИЛЬ), барабаны. Они сформировали обширный репертуар и начали стучаться в двери клубов. Позже Петкун признавался, что на протяжении 1997–1998 годов они играли практически непрерывно, порой давая до трех концертов в день!

Параллельно московско-питерский состав группы продолжал записывать свой дебютный альбом «10 капель» (звук: Владимир Овчинников). Кроме участников текущего состава, на нем отметились Екатерина Легостаева, виолончель, и Алексей Попов (FLIP FANTASIA, DOO BOP SOUND), саксофон. В 1998 году альбом был закончен и вышел под лэйблом компании «Союз». К сожалению, летний кризис и последовавший за ним хаос помешали группе подать альбом должным образом и подняться на следующую ступеньку, но публика его все же заметила.

Один номер ТАНЦЕВ попал в сборник «200 % живой энергии». Свое внимание на группу обратил директор МУМИЙ ТРОЛЛЯ и лэйбла «Утекай звукозапись» Леонид Бурлаков, включивший их «Город» в сборник «У1». После подведения итогов «Хит-парада слушателей У1» «Город» занял почетное третье место, пропустив вперед лишь МУМИЙ ТРОЛЛЬ и ZЕМФИРУ. После этого о ТАНЦАХ МИНУС наконец заговорили.

Далее был шумный успех на «Максидроме-99», в питерском ДС «Юбилейный» и в московских «Лужниках» на фестивале «Мегахаус». Летом 1999-го Полевщиков покинул группу. Новым бас-гитаристом стал коллега Воронова по ЭДИПОВУ КОМПЛЕКСУ Михаил «Хоха» Хаит (р. 21.06.73 в Ленинграде).

На протяжении лета и осени того же года на студии «MDM» шла работа над вторым альбомом группы «Флора/фауна» (звук: Иван Евдокимов). На экранах появились первые клипы ТАНЦЕВ «Город» и «Цветут цветы». «Флору/фауну», изданную в феврале 2000-го «Real Records», уже сопровождала мощная рекламная компания, на волне которой ТАНЦЫ МИНУС начали гастролировать по стране, с ходу попав в обойму новых молодежных героев, раскручиваемых с помощью телевидения.

Песни Петкуна, достаточно мелодичные, чтобы легко ложиться на слух, с романтичными и порой слегка депрессивными текстами, представляли собой наиболее рок-н-ролльную линию в спектре рокапопса. Внимание к личности Петкуна добавили его резкие и бескомпромиссные высказывания в прессе и неизбежно сопровождающие публичный успех слухи. Как ни странно, но он оказался единственным питерским музыкантом, который сознательно выбрал Москву и принял правила игры столичного шоу-бизнеса.

Осенью 2000-го ТАНЦЫ МИНУС записали две песни и несколько инструментальных треков к фильму Алексея Карелина «Выход» (студия «Никола-фильм»). К тому времени группу покинул и Шленев, который весной 2003 года стал клавишником в новой группе экс-лидера ЭДИПОВА КОМПЛЕКСА Яна Николенко СЕТИ. Клавишные партии на саундтреке записывал звукорежиссер Иван Евдокимов, работавший с группой практически на всех (кроме дебютного) альбомах.

В самом начале 2001-го «Никола-фильм» выпустила в серии «Зажигай!» фильм о самих ТАНЦАХ МИНУС (реж. Игорь Каленов). Летом «Real» переиздал первый альбом группы, а в конце года появились новый клавишник Филипп Писарев и третий студийный альбом группы «Теряя тень». Помимо новых песен Петкуна он включал кавер номера КИНО «(Ты выглядишь так) Несовременно», который ТАНЦЫ записали для проекта «Кинопробы».

После этого в ее творчестве наступила некоторая пауза – ТАНЦЫ МИНУС по-прежнему много катались по стране, но нового материала долго не было. Чтобы заполнить паузу, в 2003 году «Real» выдал на-гора сборник с бесхитростным названием «Танцы минус/Best». Петкун параллельно вел свою программу на телевидении и сыграл роль Квазимодо в нашумевшем мюзикле «Собор Парижской богоматери».

В конце марта 2006-го из группы ушел Игорь Щербаков. Его место заняли сразу два гитариста: Антон Хабибулин и Александр Мишин. В обновленном составе ТАНЦЫ МИНУС записали четвертый студийный альбом «…Э Ю Я», на этот раз изданный компанией «Никитин». В августе она же издала новый сборник «От А до Я».

Дискография:

10 капель (1998); Флора/фауна (2000); Музыка к фильму «Выход» (2000); Теряя тень (2001); Танцы минус/Best (2003);…Э Ю Я (2006); От А до Я (2006).

TEQUILAJAZZZ.

Одна из статей, посвященных обзору творческой биографии и анализу музыки TEQUILAJAZZZ, носила несколько провокационное название «Идеальная группа (в неидеальном пространстве-времени)». В этом определении имеется один из ключей к пониманию феномена группы. И в самом деле, TEQUILAJAZZZ занимают в иерархии отечественного рок-н-ролла особое место: став знаменитыми, но не массово популярными, они протянули ниточку между клубной и стадионной сценами, доказав, что первая не всегда маргинальна, а вторая не обязательно скучна, и в хиты может выйти достаточно сложная музыка; помимо того, на примере группы можно лишний раз убедиться, насколько зыбко само понятие культовой репутации.

Хотя впервые трое основателей TEQUILAJAZZZ – Евгений «Айяйяй» Федоров (р. 3.10.65 в поезде Ленинград – Архангельск, но всю жизнь живет в Питере), бас, вокал, Константин «Балбес» Федоров (р. 5.02.65 в Ленинграде), гитара, вокал, и Александр «Дусер» Воронов (р. 24.02.65 в Ленинграде), барабаны, – встретились в рядах известной во второй половине 80-х панк-группы ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, ее истоки сами музыканты выводят из недолго просуществовавших в начале 90-х ПУПСОВ, которые, возможно, первыми в Питере начали играть хардкор.

Женя Федоров состоял в ОБЪЕКТЕ с первого дня, а до этого участвовал в КСК своего двоюродного брата Андрея «Дюши» Михайлова и в одной из версий АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЕЙ. Костя Федоров и Дусер учились в одном классе школы и с 1983-го по 1987-й играли нео-бит в группе ЛЕТНИЙ САД, а потом создали студийное трио КОМИССАРЫ АВСТРАЛИИ, ориентированное на гитарный минимализм в традициях U2. В 1988-м Воронов полгода отработал с НОЛЕМ.

В конце 1989 года Костя Федоров был приглашен в ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК и даже успел засветиться на его альбоме «Жизнь в джунглях», а когда весной 1990-го группу покинул барабанщик, порекомендовал на вакантное место Воронова. Правда, на этом этапе ОБЪЕКТ переживал упадок и фактически распался во время съемок художественной ленты Рашида Нугманова «Дикий Восток», для которой Федоровы и Воронов, среди прочего, записали песню «Всем спать!», отчасти предвосхищавшую стиль TEQUILAJAZZZ.

Кроме того, в фильме звучало несколько песен, записанных Женей Федоровым (при участии коллег) под вывеской ЧЕТЫРЕ ВЕТРА, – по большей части это были лирические, чуть меланхоличные баллады в духе Лу Рида и Ника Кэйва.

По возвращении ОБЪЕКТА в Питер бывший бас-гитарист КОМИССАРОВ АВСТРАЛИИ Евгений Истомин, в то время игравший с ПУПСАМИ, попросил бывших коллег помочь его новой группе. В нее входили молодые музыканты, увлекавшиеся самой передовой и радикальной музыкой, долетавшей до России с Запада, и прежде всего хардкором. С приходом двух опытных музыкантов дела у ПУПСОВ пошли быстрее. Позднее к ним присоединился и Женя Федоров, который стал звукооператором группы и помогал ей записываться.

ПУПСЫ стали одними из первых звезд клуба «TaMtAm», успели дать пригоршню концертов и съездить в Германию, но к концу 1992-го распались, не выдержав груза проблем и тягот рок-н-ролльного образа жизни, а участники группы в разных составах интенсивно репетировали, генерируя свежие идеи и черпая вдохновение в записях SWANS, BIRTHDAY PARTY, EINSTURZENDE NEUBAUTEN, RED HOT CHILI PEPPERS, NOMEANSNO и многих других.

В результате этого параллельно образовались две группы: ЖЕРТВА МЕДОВАЯ (или HONEY SACRIFICE) и TEQUILAJAZZZ. В последней к началу 1993-го собрались Федоровы, Воронов, Истомин (теперь уже в роли гитариста) и трубач Алексей Пушкарев. Той же весной они записали дебютный мини-альбом «Максиминор», который собственными силами растиражировали на кассетах.

После полугода репетиций TEQUILAJAZZZ дебютировали на тамтамовской сцене 4 сентября 1993 года, осенью и зимой давали случайные концерты, а к следующей весне остались втроем (Истомин покинул музыку, а Пушкарева позднее можно было слышать в рядах SPITFIRE и STUNNIN' JIVE SWEETS) и стали играть – по собственным наблюдениям – гораздо чаще. Стиль группы к этому времени уже приобрел строгие очертания: она играла хардкор с элементами пост-панка, фанка и индустриальной музыки, а тексты Евгения Федорова опирались на образы из латиноамериканской литературы, исторических романов, городского фэнтези и т. п.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

TEQUILAJAZZZ.

Фото: В. Конрадт.

ЖЕРТВА МЕДОВАЯ между тем превратилась в THE DOLPHINS, хотя со временем от нее отошли Федоровы, а следом и Воронов, оставив группу на попечение братьев Сологубов (СТРАННЫЕ и просто ИГРЫ).

В мае 1994 года TEQUILLAJAZZZ отправились на свои первые зарубежные гастроли и провели неделю во Франции. Тем же летом питерская компания звукозаписи «КонтраС» (до этого она издала только диск ИГР) выпустила дебютный альбом TEQUILAJAZZZ «Стреляли?», записанный Игорем Булаховским и включавший – не считая песен самой группы (из которых самыми популярными стали «Розенбом» и «Пиратская») – кавер-версию хита THE STRANGLERS «No More Heroes». На его презентацию девушки из КОЛИБРИ привели директора московской компании «FeeLee» Игоря Тонких, в результате чего в следующем январе TEQUILLAJAZZZ и Тонких подписали контракт на пять лет.

Весной 1995-го «FeeLee» выпустила их второй мини-альбом «Абориген», который вызвал громкий резонанс в прессе и на радио. Видимо, стоит отметить, что Женя Федоров и Саша Воронов отдали дань всеобщему увлечению FM-вещанием, отработав несколько лет на радиостанции «Катюша».

По итогам года, подведенным многими музыкальными изданиями, TEQUILAJAZZZ была названа лучшей новой группой. В следующем январе они приняли участие в столичном фестивале «Поколение» и завоевали Гран-при. Одни за другими пошли гастроли; группа сыграла на фестивалях «Учитесь плавать» в Питере, Москве и Пярну (Эстония), «ArtGenda-96» в Копенгагене (Дания), «Utoya RockFolke Norge» в Осло (Норвегия), а в октябре – ноябре колесила по Франции и Испании. Для изданного «DDT Records» в ноябре 1996-го рок-трибьюта Владимиру Высоцкому «Странные скачки» TEQUILAJAZZZ записали его песню «На Большом Каретном».

Их текущий репертуар был зафиксирован на вышедшем в январе 1997 года альбоме «Вирус». В мае свет увидел альбом «Бес сахара», плод совместных усилий КОЛИБРИ, TEQUILAJAZZZ и клавишника DDT Константина Шумайлова. В течение 1997-го та же компания несколько раз аккомпанировала КОЛИБРИ на концертах.

Следующий шаг группы тоже стал сюрпризом. На этот раз TEQUILAJAZZZ нашли точки соприкосновения с электронным проектом ВИДЫ РЫБ. Летом 1997-го вышел макси-сингл «Virus Vs Virus», который включал песни «Пистолет», «Самолет» и «Звери», а также их ремиксы от ВИДОВ РЫБ. Кроме того, «Manchester Files» издала на видео концерт группы с программой «Вируса» в клубе «Полигон».

Благодаря контракту с «FeeLee» TEQUILAJAZZZ регулярно разогревали залы для приглашаемых фирмой западных артистов: так, в июле 1996-го в рамках фестиваля «Учитесь плавать» они играли с RAGE AGAINST THE MACHINE, в октябре 1997-го принимали участие в российской части турне MOTORHEAD и т. д. В том же году группа посетила Владивосток и сыграла на фестивале «Территория Пацифик». Еще одним важным для музыкантом фактором стало их возвращение в мир кино: в 1997 году Женя Федоров сочинил, а TEQUILAJAZZZ записали музыку к кинолентам «Упырь» (реж. С. Винокуров) и «Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь» (реж. И. Макаров).

Конец этого богатого событиями года был отмечен выпуском сингла «Авиация и артиллерия», предварявшего выход третьего полновесного альбома группы. Помимо новых песен он включал ремикс Макса Головина (студия «Эклектика») песни «Самолет». На прошедшей в январе 1998 года церемонии вручения наград за достижения в электронной музыке «Funny House Dance Awards» работа Головина была названа ремиксом года. С этого сингла началось тесное сотрудничество TEQUILAJAZZZ с новой студией «Добролет», штатные звукорежиссеры которой Александр Мартисов, а затем Андрей Алякринский (экс-ГОЛЫЕ) записывали все последующие работы группы.

Отмечая бесспорно феноменальный «год Текилы», журнал «Fuzz» посвятил группе обложку своего апрельского номера, к которому прилагался изданный только для подписчиков сборник «Radiojazzz» (1998). В мае наконец появился их третий студийный альбом «Целлулоид». Он имел небывалый для альтернативной сцены бюджет в 70 000 долларов, был издан сразу в трех форматах (CD, MC и VHS) и стал новой творческой победой группы, а ее номер «Зимнее солнце» занял 1-е место в сводных плей-листах радиостанций России и оказался одной из самых популярных песен года, вопреки сопротивлению идеологов нового музыкального эфира.

Стиль группы к этому времени претерпел определенные изменения: ее музыка стала менее брутальной, а новые аранжировочные идеи позволили расслышать в песнях ее своеобразный мелодический язык.

В мае 1998-го TEQUILAJAZZZ отправилась в Нью-Йорк, где выступила на втором фестивале памяти Сергея Курехина S.K.I.F. и в легендарном клубе «CBGB's», получив символический гонорар в тридцать долларов.

Иногда группа привлекала к записи и концертам сторонних музыкантов. Так, на клавишных с ней играли Андрей Муратов (именно он записал на студии DDT альбом «Вирус»), а также Родион и Армен Чикуновы (УЛИЦЫ), но в июне 1998-го TEQUILAJAZZZ обрела четвертого постоянного участника, которым стал гитарист Олег Баранов (р. 4.03.68 в Колпине). Он стартовал в начале 90-х в группе с примечательным названием СИМУЛЯЦИЯ БЕРЕМЕННОСТИ ХОББИТОВ; позже Олега приглашали УСЛОВНЫЕ ЕДИНИЦЫ, ПАЛЬЦЫ ХАРЫ, БОНЗИНСКИЙ и S.P.O.R.T., а с последними он сотрудничает по сей день.

В 1998-м группа отметилась на фестивале «Максидром» в Москве и приобрела ценный опыт, поработав с БГ над песней АКВАРИУМА «Афанасий Никитин буги». Позднее Мастер Бо в одном из интервью даже назвал TEQUILAJAZZZ «великой русской группой». На следующий год они снова играли на «Максидроме» и на музыкальной конференции «Forte Riga» в Латвии, а в середине мая выпустили очередной альбом «Сто пятьдесят миллиардов шагов», отчасти продолживший лирико-философскую линию «Целлулоида». К работе над ним были привлечены Константин Шумайлов и молодой звукорежиссер Андрей Самсонов. Общение с БГ привело к появлению в репертуаре группы кавера его «Лебединой стали», сделанной в манере гаражного рока, а в изданный «FeeLee» альбом-посвящение «Депеша для DEPECHE MODE» вошла их кавер-версия «Condemnation».

Отдавая дань клубу «Молоко», который в известном смысле продолжил курс на поддержку альтернативной и экспериментальной музыки после того, как в 1996-м закрылся «TaMtAm», 22 июля 1999-го TEQUILAJAZZZ записали в его стенах концертный альбом «Молоко», опубликованный «FeeLee» на следующий год.

В июле 2000 года они одними из первых в истории российского рока побывали в Японии, выступив в культурной программе саммита глав «большой восьмерки» «Fukuoka Li-E Summit». Именно там TEQUILAJAZZZ познакомились с участниками французской фолк-панк группы L'HURLEMENTS D'LEO, которую год спустя пригласили в Питер, организовав им концерт во Дворце Молодежи.

Все это время TEQUILAJAZZZ регулярно гастролировали по России и за ее пределами (Молдова, Белоруссия, Финляндия, Латвия, Израиль), осваивали сферу теле– и киномузыки, записав саундтреки к фильмам «Железная пята олигархии» (реж. А. Баширов, 1998), «Первый грех» (реж. А. Трепецова, 1999), «Пейзаж с убийством» (реж. И. Макаров, 2001), «Я люблю Петербург летом» (реж. С. Винокуров, 2001) и к сериалу «Тайны следствия» (реж. И. Макаров, 1999–2004), начали работать для театра (их музыка звучала в спектаклях Романа Смирнова «Голь» и «Вишневый сад»), однако долго не радовали слушателей новыми альбомами, пытаясь верно выбрать направление, в котором можно сделать следующий шаг.

В посткризисный период в России начала бурным цветом расцветать сугубо местная разновидность шоу-бизнеса, эксплуатирующая преимущественно сонм сфабрикованных звезд-однодневок и существующая за счет полукриминальных финансовых схем. Кое-кто из героев рока прошлых лет тоже включился в этот процесс, предпочтя независимости комфортное существование в прокрустовом ложе т. н. «формата». Однако TEQUILAJAZZZ были слишком самостоятельными и своенравными, чтобы играть по чужим правилам.

Помимо «Молока» и саундтреков их единственным продуктом в этот период стал трехпесенный макси-сингл «Маленькая ложь», выпущенный их собственным продюсерским объединением «Poborol Sisters» с помощью фирмы «Zvezda Records». Позднее TEQUILAJAZZZ учредили также неформальную премию за художественные достижения «Poborol».

Группа играла на концертах новые песни, провоцируя поклонников записывать и распространять их самостоятельно (это привело к появлению своеобразного виртуального альбома «Пять лет тишины», существующего только на просторах Интернета, но позднее «признанного» и самими музыкантами). В конце 2000 года TEQUILAJAZZZ записали-таки очередной альбом, но по детальному размышлению нашли его недостаточно «новым»… Только в феврале 2002-го группа предъявила компании совершенно новый материал, а в апреле свет увидел альбом «Выше осени», поднявший творческую планку TEQUILAJAZZZ на небывалую высоту.

Продолжая открывать для себя страны и континенты, в феврале 2001 года группа дала два концерта в Нью-Йорке, а осенью 2002-го посетила Штаты в третий раз, прокатившись от Нью-Йорка до Сиэттла и сыграв уже семь концертов. Тогда же музыканты TEQUILAJAZZZ приняли участие в судьбе интересной группы INTERZONA, организованной в Нью-Йорке выходцами из России: они помогали молодым коллегам с записью и гастролями на их исторической родине.

В апреле 2003-го на глобус TEQUILAJAZZZ была нанесена Исландия: они побывали в этой северной стране, сыграв в рамках программы «Iceland Airwaves», а в том же году выступили на фестивале «Ilosaarirock» в Финляндии. На десятом году существования группы ее участники лично отобрали материал для первой в своей истории коллекции «Избранное. Нами». Она содержит многостраничный буклет и ранее не включавшиеся в альбомы номера «Зима» и «Транквилизатор» группы КИНО, записанные для проекта «Кинопробы».

К десятилетию «FeeLee» также переиздала все предыдущие альбомы группы в форме бокс-сета «„FeeLee“ 10 лет», ремастировав весь материал и сопроводив каждый из альбомов разнообразными и нередко уникальными бонус-треками.

За первые полгода 2004-го TEQUILAJAZZZ успели выступить на многочисленных фестивалях – от Якутии («Табык») до Москвы («Avant», «Tattoo») и от Сочи («Наши в Сочи») до Самары («Открытая река»), – пятый раз подряд сыграли традиционный летний концерт в «Молоке». Под ее крылом возникло новое образование, своего рода сборная клуба «TaMtAm» по рок-н-роллу, которая дебютировала в «Молоке» 31 марта, собрав в своих рядах таких музыкантов, как Женя Федоров, вокал, Всеволод Гаккель, виолончель, Вадим Сергеев (СПЛИН), бас, Олег Эмиров (КОЛИБРИ, экс-ГОЛЫЕ), клавишные, Алексей Коган (ДВА САМОЛЕТА), труба, Роман Парыгин (SPITFIRE, ЛЕНИНГРАД), труба, Денис «Кащей» Купцов (SPITFIRE, ЛЕНИНГРАД), барабаны, и Андрей Алякринский, звук. Позже группа получила имя THE OPTIMYSTICA ORCHESTRA, периодически давала концерты, а в 2005 году выпустила свой дебютный альбом «Полубоги вина».

Фильмографию Федорова пополнили ленты «Удачи тебе, сыщик!» Александра Баширова, «Сдвиг ветра» Ильи Макарова и сериал «Не ссорьтесь, девочки» Игоря Николаева. В Театре сатиры на Васильевском был показан спектакль «Король Лир» Романа Смирнова. В октябре в клубе «Старый Дом» состоялся финско-русский «Tusovka Rock Festival», организованный TEQUILAJAZZZ и их финскими единомышленниками CLEANING WOMEN.

В мае – июне 2005 года группа три раза подряд играла на Крестовском острове в ЦПКиО: на байк-фестивале «Весна на колесах», пятых «Окнах Открой!» и на ежегодном Пивном фестивале. В августе в финской Иматре прошел фестиваль «Rock to the River», а в ноябре «FeeLee» издали первый официальный сборник TEQUILAJAZZZ в формате mp3: на двух дисках представлена вся дискография группы с бонус-треками, сольные работы Евгения Федорова и избранные видеоклипы.

7 октября 2006 года TEQUILAJAZZZ выступили на открытии нового клуба «Цоколь», созданного основателями «Молока», закрытого городской администрацией ровно за год до этого.

Дискография:

Максиминор (EP, 1993); Стреляли? (1995); Абориген (1996); Вирус (1997); Virus Vs Virus (1997); Авиация и артиллерия (EP, 1997); Radiojazzz (1998); Целлулоид (1998); Сто пятьдесят миллиардов шагов (1999); Пять лет тишины (1999); Молоко (2000); Маленькая ложь (EP, 2000); Выше осени (2002); Избранное. Нами (2003); «FeeLee» 10 лет (2004); Tequilajazzz: mp3 коллекция (2005).

Евгений ФЕДОРОВ:

Железная пята олигархии (1999); Голь (1999); Вишневый сад (2000).

THE OPTIMYSTICA ORCHESTRA:

Полубоги вина (2005).

ТЕЛЕВИЗОР.

Питерская группа ТЕЛЕВИЗОР может служить одним из редких примеров того, как следование за ускользающим фронтиром музыкальной моды может успешно сочетаться с поиском оригинальных художественных решений, а современное звучание служить превосходным фоном для глубоких и зрелых поэтических текстов.

Основатель группы, музыкант, певец и автор всего ее репертуара Михаил Борзыкин, родился 27 мая 1962 года в Пятигорске (где в тот момент гостила его семья) и серьезно заинтересовался музыкой в конце 70-х, будучи студентом филологического факультета Ленинградского университета. Как и все, он стартовал в школьных и студенческих группах, а в феврале 1984-го собрал из обломков групп ИКАР и ОЗЕРО (в последней из них Михаил недолго играл на клавишных) оригинальный состав ТЕЛЕВИЗОРА: Борзыкин, клавишные, вокал, Александр Беляев (р. 8.08.62 в Ленинграде) и Игорь «Пэт» Петров (р. 7.12.61 в Ленинграде), гитары, Игорь «Гога» Копылов (р. 20.07.62 в Ленинграде), бас, Вячеслав «Ара» Архипов (р. 30.12.62 в Ленинграде), барабаны, и звукорежиссер Сергей Осипов.

Той же весной ТЕЛЕВИЗОР вступил в Рок-клуб и сразу же обратил на себя внимание своими яркими песнями, в которых остроумные зарисовки из жизни молодежи («До мажор», «Мания величия»), несколько наивная рефлексия и экскурсы во внутренний мир автора («Я не виноват», «Цветные сны», «Вчера было слишком много меня») были положены на выразительные нововолновые мелодии с привкусом неоромантики.

В 1984-м и 1985-м ТЕЛЕВИЗОР становился лауреатом фестивалей Рок-клуба и записал свой дебютный альбом «Шествие рыб» на студии Андрея Тропилло, а весной 1986-го произвел отдававшую скандалом сенсацию, представив на IV рок-фестиваль программу остро-публицистических, декларативно-плакатных песен-памфлетов («Выйти из под контроля», «Мы идем»), вызвавших острое недовольство как тогдашних властей, так и бюрократического аппарата Рок-клуба, занимавшего откровенно соглашательские позиции. Программа была с восторгом принята публикой, но проигнорирована жюри, что вызвало в клубе первый серьезный кризис.

Тем же летом Борзыкин – вместе с участниками ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ, ПРИСУТСТВИЯ, АУКЦЫОНА и других молодых групп – организовал инициативную группу, которая попыталась изменить политический курс Рок-клуба и хотя бы слегка активизировать его внутреннюю жизнь. Особого успеха попытка не имела, но сам Михаил осенью был избран в Совет клуба и занимался работой по прослушиванию молодых исполнителей, а также очистке его рядов от т. н. «мертвых душ» (существующих чисто номинально групп) до конца 80-х.

К этому времени состав ТЕЛЕВИЗОРА существенно изменился: летом-осенью 1985-го с ним один за другим расстались Копылов, Петров (оба присоединились к группе КОФЕ), Осипов (впоследствии звукорежиссер Рок-клуба) и Архипов (на время покинувший музыку). Им на смену пришли клавишник Игорь Бабанов (р. 8.09.63 в Челябинске-70), соученик Борзыкина по филфаку Университета и участник челябинской студийной группы БЭД БОЙЗ (он фигурирует на ее альбоме «Гимн»), и барабанщик Алексей Рацен (р. 7.05.62 в Ленинграде) из ЗЕНИТА (который тоже возник на обломках ОЗЕРА).

В сентябре 1986-го в числе других питерских групп ТЕЛЕВИЗОР был приглашен на знаменитый рок-фестиваль в подмосковном Подольске, где стал одной из главных сенсаций, после чего начал гастролировать по стране, постоянно сталкиваясь с яростным сопротивлением местной бюрократии и комсомола, что давало Борзыкину обильную пищу для новых песен-размышлений.

В следующей программе ТЕЛЕВИЗОРА «Отечество иллюзий» (1987) он еще дальше продвинулся в исследовании социальных корней тоталитаризма и порожденных им деформаций общественного сознания («Отечество иллюзий», «Три-четыре гада», «Твой папа – фашист», «Рыба»), нередко сталкиваясь с обвинениями в «немузыкальности» и чрезмерной политизации творчества, хотя именно в то время Борзыкин-композитор сумел найти адекватное мелодическое воплощение для своих поэтических образов: короткие, почти риффовые фразы, чеканный ритм, аскетичные, но неизменно любопытные аранжировки, в которых главное место отводилось вокалу, намеренно-лаконичное звучание клавишных.

К сожалению, материал этого периода, вошедший в третий альбом группы «Отчуждение» (1988) и записанный в Москве на студии известного позднее поп-продюсера Александра Шульгина (Валерия), в то время так и не был издан.

Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том третий

ТЕЛЕВИЗОР.

Фото: В. Конрадт.

В конце 80-х, сохраняя устойчивое внимание слушателей, ТЕЛЕВИЗОР много и успешно гастролировал по стране, а в июне 1988 года с блеском выступил на VI фестивале Рок-клуба, доказав, что Борзыкин продолжает развиваться как автор: его новые тексты были далеки от плакатной лапидарности предыдущих программ, демонстрируя более глубокий, философский и крайне личностный взгляд на окружающую реальность.

В том же году ТЕЛЕВИЗОР открыл серию своих зарубежных вояжей, выступив в Польше и Голландии, позднее побывал во Франции, а также стал участником масштабных советско-итальянских рок-фестивалей в Мельпиньяно (август) и Риме (сентябрь 1988 года).

В 1988-м свет увидела первая пластинка группы «Шествие рыб», по содержанию соответствовавшая магнитоальбому, записанному Тропилло тремя годами ранее. С тем чтобы получить максимальную творческую свободу, музыканты группы вкладывали все заработанные средства в собственную студию. Она открылась осенью 1989-го и следующие несколько лет играла заметную роль в питерской звукозаписи: на ней были записаны десятки альбомов как питерских, так и иногородних музыкантов. Тогда же с самим ТЕЛЕВИЗОРОМ начал сотрудничать звукорежиссер ЛИКИ Андрей Лисин.

В ноябре 1989-го ветеран группы Саша Беляев ушел в NAUTILUS POMPILIUS, и его место занял Максим Кузнецов из хард-рокового ПРИСУТСТВИЯ. ТЕЛЕВИЗОР, как и прежде, много выступал, гастролировал в Европе, активно участвовал в акциях музыкально-экологического движения «Рок Чистой Воды» (1990–1992), записал на собственной студии альбом «Мечта самоубийцы» (1991), изданный на виниле компанией «BSA», однако в апреле того же года противоречия, накапливавшиеся во взаимоотношениях участников группы, привели к тому, что она распалась.

Бабанов покинул музыку и стал преподавателем английского языка, а Рацен и Кузнецов ушли в эфемерную супергруппу ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ, по распаде которой первый записывался с NAUTILUS POMPILIUS, в 1993–1995 годах играл в АКВАРИУМЕ и выпустил альбом своего студийного проекта МАНДРАГОРА (1997); в середине 90-х Кузнецов эмигрировал в США.

Сам Борзыкин на какое-то время пропал из виду: его единственной заметной работой в этот период стала музыка к спектаклю режиссера Игоря Морозова «Лапа-растяпа» (1991, по рассказу Дж. Д. Сэллинджера) на питерском ТВ. Новая версия ТЕЛЕВИЗОРА появилась только весной 1992-го и дебютировала в мае на очередном волжском круизе «Рока Чистой Воды». В нее вошли клавишник Константин «Кот» Шумайлов (р. 20.09.67 в Одессе) из группы КОШКИН ДОМ, барабанщик Игорь Федоров (р. 8.09.69 в Ленинграде), незадолго до этого пришедший в НЭП, и экс-гитарист САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Сергей Богданов, который сменил принимавшего участие в первых репетициях Евгения «Леву» Левина (НЭП).

В том же году на студии «Indie» Лисин записал альбом «Дым-туман», вскоре изданный под лэйблом компании «RGM». Новую инкарнацию группы, однако, ждала прежняя судьба: всего год спустя ее покинул Богданов (ныне режиссер на Новгородском телевидении), а затем и Федоров, который играл стандарты рок-н-ролла с DOWN TOWN WILD Владимира Козлова (экс-СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК), а потом вернулся в НЭП, откуда был рекрутирован в группу ЧИЖ & C°.

Тем не менее в декабре 1993 года сократившийся до дуэта ТЕЛЕВИЗОР подписал контракт с «General Records», издательским лэйблом компании «Moroz Records», и успешно сотрудничал с ним на протяжении всей второй половины 90-х. В апреле 1994-го Борзыкин и Шумайлов выступили в Москве на фестивале «Индюки», а позднее совершали разовые вояжи по стране.

Сокращение состава никак не отразилось на творческом потенциале группы: 21 мая 1994 года ТЕЛЕВИЗОР отметил свое десятилетие, дав концерт в «Арт-клубе» на канале Грибоедова; он был записан, а позже увидел свет под названием «Живой». В августе 1995-го на студии радиостанции «Балтика» группа записала шестой студийный альбом «Двое». Правда, с приглашением Шумайлова в ряды DDT летом 1996-го будущее ТЕЛЕВИЗОРА вновь стало неопределенным.

Во второй половине 90-х ТЕЛЕВИЗОР изредка давал концерты, но в целом активность группы была близка к точке замерзания – Шумайлов интенсивно работал с DDT, TEQUILAJAZZZ, КОЛИБРИ и УЛИЦАМИ, а Борзыкин собирал материал седьмого студийного альбома группы (под ироническим рабочим названием «7б») практически в одиночку.

Только в мае 1999-го Борзыкин представил публике новую версию ТЕЛЕВИЗОРА. В нее вошли клавишник групп БИТЛИ и СПОКОЙНОЙ НОЧИ Игорь Кононов и два барабанщика: ветеран Алексей Рацен играл на электронной перкуссии, а новобранец Сергей Русанов (р. 2.10.64 в Ленинграде), известный по участию в УЛИЦАХ, HAPPY BIRTHDAY, СТИЛЕ и ЗДОРОВЬЕ, на традиционной барабанной установке. 9 октября этот состав выступил в клубе «Спартак» на концерте в честь дня рождения Джона Леннона, как всегда, поразив аудиторию массой свежих идей и новой формулой звучания. Надо заметить, что ТЕЛЕВИЗОР на всех этапах свого существования участвовал в битловских праздниках Коли Васина и не без оснований пользовался его глубоким уважением.

Не отыграв с группой и года, в феврале 2000-го Кононов решил вернуться к своим разнообразным соло-проектам и бросил ТЕЛЕВИЗОР. Впрочем, его место пустовало недолго: в июне в ТЕЛЕВИЗОР был снова приглашен Костя Шумайлов. Пользуясь возникшей паузой, Борзыкин несколько раз выступил дуэтом с гитаристом, поэтом и певцом Кириллом Комаровым (экс-ПРИСУТСТВИЕ, ЧЕСТНОЕ СЛОВО).

С осени 2000-го группа регулярно выступала в клубах «Зоопарк», «Молоко» и т. п. В декабре того же годе фирма Караван переиздала на кассетах первые четыре альбома ТЕЛЕВИЗОРА, а в мае следующего года она же перенесла почти все работы группы на компакт-диски, добавив к ее дискографии архивную запись концерта в Амстердаме (1988), на которой с ТЕЛЕВИЗОРОМ играл известный барабанщик Евгений Губерман (АКВАРИУМ, ЗООПАРК, THE KLIK).

В начале 2001-го Борзыкин начал работу над новым альбомом ТЕЛЕВИЗОРА (хотя никто из участников текущего состава группы реального участия в записи не принимал). 1 июля того же года ТЕЛЕВИЗОР сыграл на стадионе им. Кирова в программе фестиваля «Окна Открой!».

Первая после долгого перерыва студийная работа ТЕЛЕВИЗОРА, получившая название «Путь к успеху» и в определенном смысле являвшаяся реакцией Борзыкина на ситуацию на рок-сцене и в российском шоу-бизнесе (одним из самых сильных номеров альбома стал язвительный выпад в адрес популярной столичной певицы «Алла Борисна»), увидела свет в марте 2002 года под лэйблом «Караван Рекордз». Помимо песен самого Борзыкина альбом включал его дуэт с Кириллом Комаровым в песне «Дым».

Незадолго до презентации альбома состав ТЕЛЕВИЗОРА опять сменился. Сергей Русанов к этому времени нашел работу на телевидении в Москве, однако по мере возможностей приезжал на концерты в Питере; Рацен был занят работой на студии «Сигнал», а Шумайлов окончательно обосновался в DDT, по причине чего в ряды ТЕЛЕВИЗОРА в апреле был приглашен гитарист Сергей Сивицкий, до этого игравший в группах ОБЕРЕГ и ДВЕРЬ В ЛЕТО.

21 июня 2002 года ТЕЛЕВИЗОР выступил на большом концерте в СКК, приуроченном к сорокалетию Виктора Цоя; в последний день лета наконец презентовал «Путь к успеху» питерской публике на сцене клуба «Орландина», а в конце года отметился на рок-фестивале «Наводнение», посвященном трехсотлетию Санкт-Петербурга и проходившем в клубе «Порт».

Следующим значительным событием в истории ТЕЛЕВИЗОРА стало появление в его дискографии альбома «Мегамизантроп»: он вновь был записан Борзыкиным в домашних условиях, издан «Moroz Records» и презентован в клубе «Red» 4 апреля 2004 года. В октябре группа по традиции отпраздновала день рождения Джона Леннона в зале дискотеки «Курьер» в ДК работников связи.

Между тем все это время в дискографии ТЕЛЕВИЗОРА оставалось досадное «белое пятно» – альбом «Отчуждение», почти два десятилетия пылившийся в архивах Шульгина. В разное время и сам Борзыкин, и фирма «Moroz Records» пытались прояснить его судьбу и вели переговоры с владельцем записи, но все они закончились ничем, и в 2004-м Борзыкин решил поставить в этой истории точку, набело переписав архивный материал в новых аранжировках и с современными технологическими возможностями. 22 февраля 2005 года альбом «Отчуждение» наконец был издан компанией «Никитин».

В апреле 2006-го ТЕЛЕВИЗОР – в компании с МИФАМИ и ПИКНИКОМ – отпраздновал двадцать пятую годовщину со дня открытия Рок-клуба большим концертом на последнем этаже гостиницы «Европейская».

Из участников оригинального состава группы Беляев и Петров музыку давно покинули и занялись бизнесом. Архипов позже работал на студии «Calypso», а Осипов занимался аппаратом. Копылов играл в ПЕТЛЕ НЕСТЕРОВА, NAUTILUS POMPILIUS и НОЧНЫХ СНАЙПЕРАХ. Бабанов несколько лет прожил в Британии, а потом вернулся в родной Челябинск. Рацен в 2007-м открыл студию «Alchemia Records». Борзыкин – чуть ли не единственным из рок-героев 80-х – держит руку на пульсе общественной жизни в стране, реагируя на нее как поэт и гражданин. Он, в частности, принимал участие в акциях движения «Зеленая волна», выступающего против точечной застройки в Санкт-Петербурге.

Дискография:

Шествие рыб (1985); Отечество иллюзий (1987); Отчуждение (1988); Мечта самоубийцы (1990); Дым-туман (1992); Живой (1994); Двое (1995); Концерт в Голландии (2001); Путь к успеху (2001); Мегамизантроп (2004); Отчуждение – новая редакция (2005).

ТЕЛЕ У.

Блиставшая на фестивалях Рок-клуба середины 80-х и собравшая там щедрый урожай призов и почетных званий, группа ТЕЛЕ У была вызвана к жизни тем фактом, что в Питере жили, работали и тесно общались два столь ярких и индивидуально мысливших гитариста, как Александр Ляпин и Владимир Густов, каждый из которых и сам по себе внес весомый вклад в развитие питерского рок-н-ролла.

Александр Ляпин (р. 1.06.56 в Ленинграде) дебютировал на сцене школьником в группе АЛЬТАИР, потом играл на танцах с ЭРМИТАЖЕМ, впервые был замечен широкой публикой в 1974 году в составе НУ, ПОГОДИ! в армии начал заниматься ритмом с известным барабанщиком и преподавателем Игорем Голубевым, после чего недолго играл в его группе (позднее ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН) и со своим трио СТАЯ. Испытав на себе все прелести работы на профессиональной сцене (он аккомпанировал различным эстрадным исполнителям), в конце 1981 года Ляпин стал участником (а также важным элементом звуковой палитры и сценического имиджа) группы АКВАРИУМ, когда стремительный взлет ее популярности еще только начинался.

Вместе с тем песенный формат АКВАРИУМА был явно тесен для экспрессивной и нередко импровизационной манеры Ляпина, поэтому в сезоне 1983/84 года он параллельно играл с группой Евгения Губермана КОНТУР, где его партнерами были известные гитаристы Владимир Ермолин и Юрий Ильченко, а в преддверии II фестиваля Рок-клуба решил объединить силы с Володей Густовым, который в то время был его преподавателем в музыкальном училище.

Владимир Густов (р. 26.06.61 в Ленинграде) стартовал в школьной группе CASCADE STUDIO, в 1980 году окончил музыкальное училище им. Мусоргского по классу джазовой гитары, после чего был приглашен туда преподавателем. Там-то он и встретился с Ляпиным.

Изначально ТЕЛЕ У (странное название, согласно легенде, группе предложил президент Рок-клуба Коля Михайлов, и было оно просто-напросто сокращением от Тележной улицы, на которой какое-то время жил Ляпин) задумывалась как разовая акция, поэтому двум гитаристам удалось объединить вокруг себя настоящую супергруппу: бас-гитарист Иван Ковалев дебютировал в финальном составе легендарных АРГОНАВТОВ, а в то время учился в музучилище и играл джаз; клавишник Константин Плешак начинал в группе МЕТРОНОМ, осенью 1973 года сменил в ПОСТУ Сергея Курехина, а позже работал на профсцене; барабанщик Петр Трощенков дебютировал в ПИКНИКЕ, а тогда входил в регулярный состав АКВАРИУМА. Относительным новичком был разве что восемнадцатилетний перкуссионист Олег Бутман (младший брат саксофониста Игоря).

Подготовив пять номеров, выстроенных как единая композиция (с увертюрой и финалом), 20 мая 1984 года ТЕЛЕ У наповал сразили зал фестиваля феерическими гитарными соло, рискованными импровизациями, продуманными контрапунктами, завораживающими перекличками инструментов и превосходным звуком. На фоне самодеятельного, по своей сути, музицирования Рок-клуба ТЕЛЕ У выглядели словно пришельцы из другого мира, а их музыку можно было классифицировать как фьюжн с элементами арт-рока. Понятно, что лауреатами они просто не могли не стать. Кроме того, ТЕЛЕ У были особо отмечены за исполнительское мастерство, их пьеса «Нет войне» вошла в фестивальный Топ-5, а Трощенков и Ляпин были названы в числе лучших инструменталистов. Больше концертов в том же составе не было: на лауреатском концерте в ДК им. Крупской 6 июня под вывеской ТЕЛЕ У фактически выступил АКВАРИУМ (Ляпин, Трощенков, БГ, Александр Титов, Сергей Курехин и неожиданно присоединившийся к ним Майк Науменко), а на его повторении 12 июня – Ляпин, Густов, Ковалев, Бутман и Трощенков.

Ковалев сразу после этого ушел на профсцену с ЗЕМЛЯНАМИ, а позднее играл со своей группой ПАРАФРАЗ, в BELINOV BLUES BAND и т. д. Плешак кочевал по ресторанам и филармониям. Олег Бутман продолжал играть джаз, участвовал в записи дебютной пластинки ТАМБУРИНА (1987), а по окончании музучилища уехал в США.

Осенью того же года Ляпин создал еще один спонтанный проект, МОТОР-БЛЮЗ, но весн