Пора любви.

Валентин Петрович Катаев.

Пора любви.

Маленькая комедия в трех действиях,

Шести картинах.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.

Ш а р о н о в а  А н т о н и н а  А л е к с е е в н а - пенсионерка.

И г о р ь, ее внук - молодой хирург.

С а ш а  С о б о л е в а.

И н г р и д  С т у у л.

О л ь г а  О г о р о д н и к о в а.

А л л а  С е р е д а, красавица.

В а с я, ее брат.

Д я д я \ Соболевы.

Т е т я /

И к о н н и к о в - мастер спорта, лысоват.

К у б и н е ц.

Г о с т и.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

КАРТИНА ПЕРВАЯ.

Квартира пенсионерки Шароновой в новом доме при.

Металлургическом комбинате.

Большая личная библиотека, которая осталась Шароновой.

После покойного мужа. Эту личную библиотеку Шаронова.

Превратила в общественную и теперь безвозмездно.

Выдает книги желающим. Вечер Шаронова получает и.

Выдает книги. Отпускает несколько человек. Наконец.

Остается последняя абонентка, молоденькая.

Фрезеровщица Саша Соболева.

Ш а р о н о в а. Теперь займемся тобой.

С а ш а (ставит на стол большую связку книг). Вот, Антонина Алексеевна. Это сдаю. А по этому списочку хочу взять.

Ш а р о н о в а. Сейчас посмотрим. (Открывает книгу абонентов.) Соболева Александра. Ты у меня была в прошлый четверг. Не так ли?

С а ш а. Так.

Ш а р о н о в а. И потом в субботу.

С а ш а. Да.

Ш а р о н о в а. Зачастила что-то.

Саша краснеет.

(Проверяет книги.) Все в порядке. Быстро читаешь, Сашенька.

С а ш а. Приходится.

Ш а р о н о в а. Аккуратно сдаешь. Ишь ты: каждую книгу завернула в бумагу. Другим бы у тебя поучиться, как обращаться с книгами. Умница, за это люблю. Что же ты стоишь? Присядь. Я тебе сейчас все подберу.

С а ш а. Спасибо, Антонина Алексеевна. Присяду.

Ш а р о н о в а. Небось устала. Семь часов на ногах, на холодном полу.

С а ш а. У меня ноги молодые, а пол в цехе фибролитовый, теплый. А вот вы, наверное, здорово-таки устаете. Целый день лазить по полкам, как белка.

Ш а р о н о в а. Что ты, милая! Книги - это моя радость. Ведь мой покойный муж Афанасий Шаронов был большой книголюб. Видишь, какую библиотеку собрал, прямо-таки профессорскую, несмотря на то что был всего лишь мастером на заводе. И я возле него стала книголюбкой. Книги - это сокровище. Но я не хочу сидеть на этом сокровище. Я отдаю свое сокровище людям. Пускай пользуются. Кто хочет - приходи и бери.

С а ш а. Это по-коммунистически.

Ш а р о н о в а. Иначе и быть не должно. У нас все для человека. А книги в особенности. Если, конечно, человек будет относиться к ним с уважением: не вырывать страниц, не пачкать, не мять углов переплета.

И г о р ь (входит). Добрый вечер, бабушка.

Ш а р о н о в а. Что так поздно?

И г о р ь. Сначала задержался в клинике, пришлось спешно оперировать один гнойный аппендицит, а потом неожиданно вызвали в райздравотдел к заведующему.

Ш а р о н о в а. По какому поводу?

И г о р ь. По совершенно фантастическому. (Замечает Сашу.) Здравствуй, Саша. Извини, я тебя не заметил.

С а ш а. Ты меня вообще никогда не замечаешь.

И г о р ь. Неправда. Это только сегодня. И то лишь потому, что у тебя такое выражение лица...

С а ш а. Какое же?

И г о р ь. Необыкновенное. И платьице незнакомое.

С а ш а. Платьечко старое. Ты его видел тысячу раз.

И г о р ь. Может быть. Что-то ты стала частенько к нам захаживать.

Ш а р о н о в а. Много читает.

С а ш а. Приходится. Это мои книги, Антонина Алексеевна?

Ш а р о н о в а. Твои.

С а ш а. Так я их забираю. До свиданья.

Ш а р о н о в а. Счастливо.

С а ш а. До свиданья, Игорь.

И г о р ь. До свиданья, Саша.

Саша уходит.

Ш а р о н о в а. Так по какому же поводу тебя вызывали в райздравотдел?

И г о р ь. Угадай.

Ш а р о н о в а. Переводят?

И г о р ь. Нет.

Ш а р о н о в а. Повышают? Или понижают? Может быть, выговор?

И г о р ь. Не угадаешь.

Ш а р о н о в а. Говори же, не терзай. Что за ужасная привычка!

И г о р ь. Получена телеграмма из Министерства здравоохранения. Предлагают на два года ехать за границу.

Ш а р о н о в а. Кому?

И г о р ь. Мне.

Ш а р о н о в а. Не может быть!

И г о р ь. Честное пионерское.

Ш а р о н о в а. Как же это произошло?

И г о р ь. Очень просто. В Аддис-Абебе заканчивается строительство советской больницы, и меня хотят назначить ординатором в хирургическое отделение. Тебя это, кажется, удивляет?

Ш а р о н о в а. Наоборот. Нисколько не удивляет. Ты молодой, растущий врач, отличный хирург, и это очень хорошо, что за границу наконец стали посылать молодых врачей с периферии. А ты рад?

И г о р ь. Конечно. А ты?

Ш а р о н о в а. Разумеется, я тоже рада. Но погоди. Это так неожиданно, что я просто не могу прийти в себя. Да нет, ты шутишь!

И г о р ь. Ей-богу, нет.

Ш а р о н о в а. Так ты не шутишь?

И г о р ь. Абсолютно.

Ш а р о н о в а. Приходится верить.

И г о р ь. Но, я вижу, ты не рада.

Ш а р о н о в а. Рада. Конечно же, рада. Как я могу быть не рада, когда это для тебя такое во всех отношениях важное, почетное назначение! Дорогой мой Игорек, мой мальчик...

И г о р ь. Что же ты плачешь?

Ш а р о н о в а. Плачу потому, что вдруг впервые поняла, что ты уже вырос. Стал взрослый. Совсем взрослый. Ты уже не тот маленький Игорек, который всегда так любил свою старенькую бабусю.

И г о р ь. Я и сейчас тебя люблю.

Ш а р о н о в а. Я знаю, что любишь. Но ты уже не Игорек. И ты знаешь, я горжусь тобой. Я всегда тобой гордилась. Гордилась, когда ты приносил похвальные листы, когда ты сдал государственные экзамены и получил диплом с отличием, гордилась, когда о тебе в прошлом году написали в газете, как о растущем хирурге. А теперь я особенно горжусь... Я просто преклоняюсь перед тобой. И вовсе не потому, что ты мой единственный внук. А потому, что это чистая правда. Как жаль, как бесконечно, мучительно обидно, что твои покойные мамочка и папочка не могут сегодня порадоваться на тебя. Как жаль, что сегодня с нами нет твоего дедушки!

И г о р ь. Не плачь, бабушка, но надо плакать.

Ш а р о н о в а. Как же мне не плакать, когда изо всей нашей семьи остались на земле только ты да я, твоя старая бабушка... Разве это не жестоко?

И г о р ь. Но что же делать, что же делать?

Ш а р о н о в а. Ты прав. Делать нечего. Будем жить, как живется. Ты уедешь - останутся мои книги, библиотека, общественная работа.

И г о р ь. Тем более что уезжаю я совсем ненадолго. Два года промчатся быстро, и мы снова будем вместе.

Ш а р о н о в а. Если я еще буду.

И г о р ь. Бабушка!

Ш а р о н о в а. Я пошутила. Я буду. Я обязательно буду. А теперь от души тебя поздравляю. Когда надо ехать?

И г о р ь. Через две недели.

Ш а р о н о в а. Так скоро?!

И г о р ь. Да. Срочная командировка.

Ш а р о н о в а. Я не думала, что это так скоро!

И г о р ь. Ничего, бабушка. Чем скорее уеду, тем скорее возвращусь.

Ш а р о н о в а. Верно, мой мальчик. Мой бывший мальчик. Все-таки ты не имеешь представления, как трудно матери увидеть, что ее сын уже совсем вырос. А ведь я тебе с самых детских лет заменяю мать. Ты ведь, в сущности, мой внуко-сын. Или сыно-внук: как тебе больше нравится. Ну и что же, тебя уже начали оформлять?

И г о р ь. Еще не начали, потому что, видишь ли, тут есть одно обстоятельство. Дело в том, что предпочитают посылать только женатых. Такое неписаное правило. Следовательно, мне еще надо жениться.

Ш а р о н о в а. Жениться!

И г о р ь. Ну да. Но я думаю, это не проблема. Желающих хватит.

Ш а р о н о в а. Еще бы! Получить такого мужа, как ты! Мечта любой девушки. Но позволь, Игорек... (Плачет.).

И г о р ь. Ты опять плачешь?

Ш а р о н о в а. Я не плачу, но подумай сам. В одно и то же время узнаю, во-первых, что ты уезжаешь в Африку и, во-вторых, что ты женишься. Согласись, что для меня это слишком сильная нагрузка.

И г о р ь. Да, но что же делать?

Ш а р о н о в а. Не знаю.

И г о р ь. Не отказываться же от такой замечательной командировки только потому, что надо жениться!

Ш а р о н о в а. Разумеется. Ни в коем случае не отказываться.

И г о р ь. Так что же тебя волнует?

Ш а р о н о в а. Меня беспокоит, как бы ты второпях не взял первую встречную. Как бы не ошибся.

И г о р ь. Не беспокойся. Не в моем характере ошибаться.

Ш а р о н о в а. Это верно. Но все-таки... Когда ж любви и страсти нежной пришла Онегину пора - прогнали бабку со двора.

И г о р ь. Во-первых, не любви и страсти нежной, а надежд и грусти нежной, а во-вторых, прогнали не бабку, а мосье, так что можешь быть совершенно спокойна.

Ш а р о н о в а. Это почти все равно, милый. Но - жаль!..

И г о р ь. Конечно, жаль. Мне самому неохота жениться. Я бы еще годика три-четыре с удовольствием погулял в холостяках. Но ничего не поделаешь. Предпочитают женатых. Впрочем, ведь все равно рано или поздно, а жениться придется.

Ш а р о н о в а. Лучше поздно... После моей... после того как меня не будет.

И г о р ь. Бабушка!

Ш а р о н о в а. Молчу, молчу. Постараюсь примириться. Уже примирилась. И все же я очень боюсь, чтобы ты не совершил чего-нибудь непоправимого.

И г о р ь. Непоправимое совершают главным образом люди горячие, романтически настроенные, чуждые здравого материалистического миропонимания, влюбчивые, излишне сентиментальные. Я же, бабушка, как ты знаешь, этими пороками отнюдь не страдаю. Я трезвый реалист и на жизнь смотрю не через розовые очки, а через обыкновенные, хорошо подобранные по глазам.

Ш а р о н о в а. И все-таки почему-то я так боюсь за тебя.

И г о р ь. Не бойся. Без твоего совета я не сделаю выбора.

Ш а р о н о в а. Ты мне даешь слово?

И г о р ь. Даю слово.

Ш а р о н о в а. Главное, не надо слишком торопиться. Не правда ли?

И г о р ь. Тем более что у нас впереди уйма времени. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра.

Ш а р о н о в а. Не послезавтра, так через неделю.

И г о р ь. Вот как раз и нет. Не послезавтра, так, во всяком случае, не позже среды, с таким расчетом, чтобы оформиться не позже четверга.

Ш а р о н о в а. Так скоро!

И г о р ь. Ну да. Поэтому, дорогая бабуся, не будем терять драгоценного времени и давай сделаем наметку. Ведь ты прекрасно знаешь всех моих знакомых девушек.

Ш а р о н о в а. Их у тебя совсем не так много, если, конечно, говорить лишь о вполне надежных.

И г о р ь. Разумеется. Тем легче сделать выбор. Ведь мы ограничимся только теми девушками, которых мы очень хорошо и давно знаем, не так ли, бабушка?

Ш а р о н о в а. Разумеется, только тех, которые внушают полное доверие.

И г о р ь. Так вот. По дороге домой я уже сделал кой-какую наметку. За исключением тех, которые ясны не на все сто процентов. Остается четыре.

Ш а р о н о в а. Интересно, на ком ты остановился.

И г о р ь. А как ты думаешь?

Ш а р о н о в а. Не мне жениться, а тебе.

И г о р ь. Да, но ты - бабушка, заменившая мне мать.

Ш а р о н о в а. И кроме того, библиотекарша-общественница.

И г о р ь. Какое это имеет отношение к делу?

Ш а р о н о в а. Самое прямое. У меня записаны все местные девушки, берущие у меня книги. Скажи мне, что ты читаешь, а я тебе скажу, кто ты.

И г о р ь. А те, которые не читают?

Ш а р о н о в а. О тех не стоит и говорить. Из девушки, не читающей книг, никогда не получится жена, достойная моего внука.

И г о р ь. Допустим, хотя это и спорно. Так или иначе я записал вот сюда, в эту книжечку, имена четырех девушек. Интересно, сойдутся ли наши вкусы.

Ш а р о н о в а. Говори. Впрочем, нет. Лучше я буду говорить. А ты проверяй.

И г о р ь. Хорошо. Посмотрим, насколько у нас совпадает.

Ш а р о н о в а. Ну что же? Во-первых, Тамара Лагутинская. Да?

И г о р ь. Верно. Есть такая.

Ш а р о н о в а. Затем, конечно, Саша Соболева.

И г о р ь. Правильно.

Ш а р о н о в а. Она много читает и чаще всех заходит ко мне в библиотеку. Особенно в последнее время.

И г о р ь. Я это заметил. Затем?

Ш а р о н о в а. В-третьих, Ингрид Стуул.

И г о р ь. Черт возьми! Ты просто волшебница!

Ш а р о н о в а. Что, совпало?

И г о р ь. Абсолютно. И в-четвертых, Оля Огородникова.

Ш а р о н о в а. Верно. Ольга Огородникова. Хотя читает и не так много, как другие, и все больше библиотеку приключений Военгиза, но девушка превосходная, работящая и талантливая, а главное, легкая - с такой тебе будет легче жить.

И г о р ь. Не будем забегать вперед.

Ш а р о н о в а. Не будем.

И г о р ь. Итак, бабушка, все эти девушки нам вполне подходят: трудящиеся, учащиеся, милые, чистые, симпатичные, мы их всех давно знаем можно сказать, с детских лет, еще с тех пор, когда мы все поселились здесь, на новом месте, возле завода, который тогда еще только строился...

Ш а р о н о в а. И кроме того, они тебе нравятся.

И г о р ь. Откуда это известно?

Ш а р о н о в а. Иначе ты не стал бы их заносить в свои святцы.

И г о р ь. До известной степени верно. Но в данном случае это не главное. Важно, что они надежны, свободны и не имеют женихов.

Ш а р о н о в а. На ком же мы остановимся?

И г о р ь. На ком? Да... Это, конечно, вопрос.

Ш а р о н о в а. И вопрос довольно серьезный.

И г о р ь. Конечно, серьезный.

Ш а р о н о в а. Но все-таки?

И г о р ь. Да, в общем, все равно.

Ш а р о н о в а. Уж будто?

И г о р ь. Уверяю тебя.

Ш а р о н о в а. Однако?

И г о р ь. Если я скажу - Тамара Лагутинская или, допустим, - Саша Соболева, то это будет несправедливо по отношению к Ингрид Стуул или Ольге Огородниковой. Они все одинаково милы, и никто меня не отталкивает.

Ш а р о н о в а. Но, может быть, одна из них все же нравится тебе немного больше других?

И г о р ь. Нет, пожалуй, все равны.

Ш а р о н о в а. Подумай.

И г о р ь. Думаю.

Ш а р о н о в а. Может быть, в смысле внешности?

И г о р ь. Для жены внешность не имеет никакого значения, тем более что все они очень хорошенькие.

Ш а р о н о в а. Я не знала, что ты такой наблюдательный. Да, они действительно все очень хорошенькие. Но ведь каждая по-своему. Одна беленькая, другая черненькая, третья рыженькая, четвертая каштановая. Одной девятнадцать, другой двадцать один... Так как же быть?

И г о р ь. Вот в этом и трудность. Оказав предпочтение одной, я тем самым как бы обижаю других... А мне бы этого не хотелось.

Ш а р о н о в а. Да и несправедливо, потому что все они молодые, прелестные, начитанные. Ведь мы выбирали самых лучших, правда?

И г о р ь. Безусловно.

Ш а р о н о в а. Так что же делать?

И г о р ь. Может быть... жребий?

Ш а р о н о в а. То есть как? Ты шутишь?

И г о р ь. Ничуть. Ведь ты же сама как-то говорила, что брак - это лотерея.

Ш а р о н о в а. Ну, это я говорила фигурально. Не думаешь же ты в самом доле бросать жребий?

И г о р ь. А почему бы нет?

Ш а р о н о в а. Знаешь ли, это, как бы выразиться, слишком мелодраматично, что ли...

И г о р ь. Но что же делать, если другого способа нет. (Пишет.).

Ш а р о н о в а. Что ты там пишешь?

И г о р ь. Пишу билетики. Четыре билетика. Куда бы их положить? Сворачиваю. Кладу в эту волшебную шкатулку. Тяни, бабушка. У тебя рука легкая.

Ш а р о н о в а. Я волнуюсь.

И г о р ь. А я ничуть.

Ш а р о н о в а. Неправда, волнуешься.

И г о р ь. Ну, может быть, самую малость. Тащи же.

Ш а р о н о в а. Вытащила.

И г о р ь. Кого?

Ш а р о н о в а. Не знаю.

И г о р ь. Читай.

Ш а р о н о в а. Саша Соболева.

И г о р ь. Ну, слава богу! Я так и думал.

Ш а р о н о в а. Почему?

И г о р ь. Что - почему?

Ш а р о н о в а. Почему ты именно так и думал?

И г о р ь. Мне подсказало сердце.

Ш а р о н о в а. Сердце?

И г о р ь. Нет, нет, какие глупости. Я пошутил. Сердце здесь совершенно ни при чем. Просто мне почему-то вдруг показалось, что это будет непременно Саша Соболева. Тем более что она тут только что была. И вот!

Ш а р о н о в а. Я пошутила. Это не Саша Соболева.

И г о р ь. А кто же?

Ш а р о н о в а. Оля Огородникова.

И г о р ь. Вот как! Жаль. То есть не совсем жаль, а в общем-то, пожалуй, все равно. Нет, в самом деле, бабушка: это действительно Оля Огородникова?

Ш а р о н о в а. Нет, нет. Не беспокойся. Это Саша Соболева. Можешь убедиться.

И г о р ь. Да. Действительно, Саша Соболева.

Ш а р о н о в а. Теперь ты успокоился?

И г о р ь. А разве я волновался?

Ш а р о н о в а. По-моему, волновался.

И г о р ь. Совсем нет. Тебе показалось.

Ш а р о н о в а. Тем лучше. Стало быть, ты остановился на Саше Соболевой?

И г о р ь. Да. Мы остановились на Саше Соболевой.

Ш а р о н о в а. Категорически?

И г о р ь. Абсолютно.

Ш а р о н о в а. Ну что ж? Она девушка хорошая, читающая.

И г о р ь. В таком случае не будем терять драгоценного времени. Я пошел.

Ш а р о н о в а. Куда?

И г о р ь. К Саше Соболевой.

Ш а р о н о в а. Дай я тебя поцелую. Дорогой мой Игорек...

И г о р ь. Так вы целуйте, а не плачьте.

Ш а р о н о в а. Я не плачу.

И г о р ь. Я пошел.

Ш а р о н о в а. Ну, как говорится, да благословит тебя бог.

Занавес.

КАРТИНА ВТОРАЯ.

Комната Саши Соболевой. В гостях у Саши ее подруга.

Ингрид Стуул. На столе - стопка библиотечных книг.

И н г р и д. Однако!

С а ш а. Что - однако?

И н г р и д. Целый штабель книг.

С а ш а. Приходится.

И н г р и д. Раз, два, три, четыре... шесть... девять... двенадцать... тринадцать томов. Чертова дюжина. Не понимаю, когда ты их успеваешь читать?

С а ш а. Я их не читаю.

И н г р и д. Что же ты с ними делаешь?

С а ш а. Я их получаю, а потом сдаю. Получаю и сдаю.

И н г р и д. С какой целью?

С а ш а. Ты все равно не поймешь.

И н г р и д. Может быть, тебе просто нравится ходить в библиотеку?

С а ш а. Может быть.

И н г р и д. Но с какой целью?

С а ш а. Ты не понимаешь?

И н г р и д. Не понимаю.

С а ш а. Я хожу в библиотеку просто так. Без всякой цели.

И н г р и д. Это невозможно. Если человек что-нибудь предпринимает, то непременно имеет при этом какую-нибудь определенную цель.

С а ш а. Ты слишком рациональна.

И н г р и д. Я просто логична. Итак?

С а ш а. Не смотри на меня такими глазами.

И н г р и д. Какими такими?

С а ш а. Слишком проницательными.

И н г р и д. Если тебе это неприятно, могу не смотреть, но ты моя самая близкая подруга, и я хотела бы знать, что с тобой происходит.

С а ш а. Ты думаешь, что со мной что-то происходит?

И н г р и д. Безусловно.

С а ш а. И это заметно по лицу?

И н г р и д. Сразу бросается в глаза.

С а ш а. Что же?

И н г р и д. То без всякого повода делаешься бледной, то опять-таки без всякого повода краснеешь.

С а ш а. Не может быть!

И н г р и д. Представь себе. Дай свои руки.

С а ш а. На.

И н г р и д. Так и есть. Одна горячая, как кипяток, другая - холодная, как лед. Правая холодная, левая горячая. Все!

С а ш а. Что все?

И н г р и д. Ты влюблена.

С а ш а. Откуда ты знаешь?

И н г р и д. Я же тебе говорю: левая горячая - та, которая ближе к сердцу. У тебя горит сердце. Верный признак. Говори, что с тобой?

С а ш а. Не знаю. То есть я знаю, но это так странно. То есть это не странно, даже наоборот - вполне естественно. Но в то же время совершенно непонятно. Во всяком случае, необъяснимо. Вернее, объяснимо, но именно непонятно. Словом, не могу тебе объяснить.

И н г р и д. Можешь не объяснять. Все ясно. Пришла пора - она влюбилась. Ты влюблена.

С а ш а. Нет.

И н г р и д. Санька! Не ври! Ты влюблена!

С а ш а. Влюблена? Это не то слово. Ингрид, пойми: я не влюблена, я просто люблю. Люблю изо всех сил - страстно, глупо, позорно, безнадежно. То есть даже не люблю, а как бы тебе объяснить?

И н г р и д. Объясни. Я пойму.

С а ш а. Я отравлена, поглощена без остатка, сошла с ума.

И н г р и д. Сашка! Тебя ли я слышу и вижу? Как же это тебя угораздило?

С а ш а. Никак. Сама не знаю. Так.

И н г р и д. Так просто никогда не бывает.

С а ш а. Оказывается, бывает. Никогда до сих пор о нем не думала и вдруг в один прекрасный день поняла, что люблю его. Люблю безумно. Его одного в целом свете. И ничего не могу с собой поделать. Знаешь, Ингрид: в этом даже есть что-то удивительное. Я потеряла волю, покой, сон... Не могу спать... Принимаю нембутал.

И н г р и д. Санька, ты преувеличиваешь.

С а ш а. К сожалению, нет. Какое-то наваждение.

И н г р и д. А он?

С а ш а. Он ничего не подозревает.

И н г р и д. Совсем ничего?

С а ш а. Абсолютно ничего. Как будто бы я пустое место.

И н г р и д. Беда!

С а ш а. Настоящая беда. Кошмар. Прямо не знаю, что делать. Я даже хотела записаться на прием к психиатру, чтобы он мне что-нибудь посоветовал эффективное. Может быть, гипноз. Лечат же алкоголиков гипнозом.

И н г р и д. Ты говоришь белиберду.

С а ш а. Конечно, белиберду. Я это и сама понимаю. В конце концов я дошла до того, что решила просто сказать ему все.

И н г р и д. Объясниться в любви?

С а ш а. Да.

И н г р и д. Как Татьяна Онегину?

С а ш а. И даже хуже. Уже совсем было собралась. Но в последний момент не решилась. Язык присох.

И н г р и д. И ты очень хорошо сделала. Женщина не должна объясняться в любви мужчине. Надо не иметь никакого самолюбия.

С а ш а. Ах, при чем здесь самолюбие, когда дело идет о счастье?

И н г р и д. Надо быть гордой.

С а ш а. У тебя какие-то скандинавские представления о женщине.

И н г р и д. Может быть. Не будем об этом спорить. И он действительно ни о чем не догадывается?

С а ш а. Не догадывается.

И н г р и д. А ты ему делала какой-нибудь намек?

С а ш а. Делала.

И н г р и д. Какой же?

С а ш а. Смотрела на него.

И н г р и д. И какой результат?

С а ш а. Все равно не догадался.

И н г р и д. Такой толстокожий?

С а ш а. Он не толстокожий, но у него просто такой характер.

И н г р и д. Кто же он?

С а ш а. Разве я тебе не сказала?

И н г р и д. Не сказала. Я его знаю?

С а ш а. Конечно. Отлично знаешь. Из нашей старой компании. Игорь Шаронов.

И н г р и д. Ах, так!

С а ш а. Ты удивлена?

И н г р и д. Нет, почему же? Вполне естественно, что молодая женщина выбирает себе молодого мужчину, как у Гамсуна. Ну, что же? Игорь Шаронов может понравиться. Ему всего двадцать четыре года, а он уже врач, хирург с прекрасной репутацией. О нем нельзя сказать ничего плохого. Только хорошее.

С а ш а. Правда?

И н г р и д. Разумеется. Больше того, из всех наших знакомых парней это, пожалуй, самый лучший. И нет ничего удивительного, что он пришелся тебе по сердцу и ты его искренне полюбила. Он вполне того заслуживает. Превосходный мужчина. Правда, не вполне в моем вкусе, но превосходный.

С а ш а. Почему же не в твоем вкусе? В чем ты видишь его недостатки?

И н г р и д. Слишком уравновешенный.

С а ш а. Ты думаешь?

И н г р и д. Во всяком случае, мне так кажется.

С а ш а. А мне не кажется.

И н г р и д. Не кажется потому, что ты в него влюблена. Ты в нем хочешь ощущать душевные бури. Ты льстишь себя надеждой, что под холодным пеплом таится вулкан, который в один прекрасный день начнет извергаться и бросать вверх камни и пепел и зальет тебя лавой, как Помпею. Но ты заблуждаешься. Он слишком спокоен, слишком холоден. Во всяком случае, я бы сначала сильно подумала, прежде чем в него влюбиться.

С а ш а. Ты слишком рассуждаешь.

И н г р и д. К сожалению. Или к счастью.

С а ш а. А я так не могу. Я - как в воду головой. Если бы он вдруг вошел сюда сейчас и сказал: "Саня, я тебя люблю, иди со мной", - я бы бросила все и пошла за ним с закрытыми глазами хоть на край света.

И г о р ь (входит). Здравствуйте, девушки.

С а ш а. Ах!

И н г р и д. Ах!

И г о р ь. Почему такой испуг?

И н г р и д. Мы как раз только что говорили о тебе.

И г о р ь. Что именно?

И н г р и д. Я говорила, что ты человек холодный и уравновешенный, а Саша утверждает, что это только так кажется. Скажи, кто из нас прав?

И г о р ь. Конечно, ты, Ингрид. Я человек действительно уравновешенный и хладнокровный, как и подобает человеку моей профессии, хирургу. Здравствуй, Ингрид. (Подает ей руку.) С Сашей мы уже недавно виделись. Я очень рад, Саша, что застал тебя дома. Ты мне срочно необходима. Нам надо с тобой поговорить.

И н г р и д (Саше). Мне можно остаться при вашем разговоре или нужно удалится?

С а ш а. Не знаю...

И н г р и д. Игорь?

И г о р ь. Собственно говоря, здесь нет никаких секретов. Ничего особенного. Но лучше удались. На пять минут, не больше.

И н г р и д. Через пять минут я вернусь. (Уходит.).

И г о р ь. Ну-с... Итак...

С а ш а. Что?

И г о р ь. Ничего особенного. Если хочешь, сядем.

С а ш а. Хорошо. Сядем.

И г о р ь. Ты здорова?

С а ш а. А что?

И г о р ь. Мне кажется, что у тебя что-то вроде лихорадки. Может быть, тебя послушать?

С а ш а. Не надо.

И г о р ь. Что ты сказала? Тебя совсем не слышно. Можно подумать, что у тебя пропал голос.

С а ш а. Нет, я здорова.

И г о р ь. Что?

С а ш а. Я говорю, что я здорова.

И г о р ь. Не похоже. А ну-ка, дай руку.

Она дает руку.

Совсем ледяная.

С а ш а. Это потому, что правая.

И г о р ь. Не понимаю.

С а ш а. А левая горячая.

И г о р ь. Да. Странно. Такое впечатление, что ты совсем расклеилась. Совсем некстати.

С а ш а. Нет, ничего. Не обращай внимания. Я очень рада, что ты пришел. Ты совсем редко заходишь. А ведь мы с тобой когда-то так дружили. Помнишь?

И г о р ь. Чего ж не помнить? Конечно, помню... Итак... Я пришел совсем ненадолго. Видишь ли, Саша, в чем дело. Мы ведь с тобой старые друзья, не так ли? Ты меня хорошо знаешь. Я тебя хорошо знаю.

С а ш а. Да.

И г о р ь. Поэтому я и хочу предложить тебе попросту: выходи за меня замуж. По-моему, в моем предложении нет ничего обидного, оно вполне естественно. Впрочем, может быть, ты уже с кем-нибудь сговорилась, тогда скажи прямо, не стесняйся, я не буду на тебя в претензии.

С а ш а. Подожди... Я не совсем понимаю... Может быть, у меня и в самом деле лихорадка... Что ты мне только что сказал?

И г о р ь. Я тебе предлагаю стать моей женой. Ну, одним словом, делаю тебе предложение.

С а ш а. Ты мне делаешь предложение?

И г о р ь. Да. И если ты не возражаешь, мы с тобой поженимся как можно скорее.

С а ш а. Ты не шутишь?

И г о р ь. Такими вещами не шутят. Саша, что с тобой? Тебе плохо?

С а ш а. Мне чудесно. Волшебно. Я ведь люблю тебя.

И г о р ь. Тем более.

С а ш а. Люблю давно, с самого детства. А ты?

И г о р ь. Я очень доволен, что все так чудесно складывается. Стало быть, ты согласна быть моей женой?

С а ш а. Согласна ли я? Родной мой! Скажи мне только одно слово - и я пойду за тобой на край света.

И г о р ь. Зачем же так далеко? До районного отдела записей актов гражданского состояния.

С а ш а (страстно). Мой?

И г о р ь. Что с тобой? Ты меня пугаешь!

С а ш а. Обними меня.

И г о р ь. Пожалуйста.

С а ш а. Скажи, ты меня любишь?

И г о р ь. А зачем тебе это знать? Неужели ты не понимаешь, что я тебя больше чем люблю: я на тебе женюсь. Ты согласна?

С а ш а. С чем согласна?

И г о р ь. Чудачка, я тебе делаю официальное предложение и спрашиваю: ты согласна?

С а ш а (смотрит на него долгим, изучающим взглядом). На что я должна быть согласна?

И г о р ь. Согласна быть моей женой?

С а ш а. И это все, что ты можешь мне сказать?

И г о р ь. Ну да. Все. А что же еще? По-моему, все.

Пауза.

С а ш а. В таком случае - не согласна.

И г о р ь. Ты не согласна быть моей женой?

С а ш а. Да, не согласна.

И г о р ь. Почему? Ты же сама только что сказала, что любишь меня.

С а ш а. Вот именно поэтому и не согласна.

И г о р ь. Непонятно.

С а ш а. Если ты этого не понимаешь, то тем хуже для тебя, а главным образом, для меня.

И г о р ь. Это все?

С а ш а. Все.

И г о р ь. Значит, ты категорически отказываешься выйти за меня замуж?

С а ш а. Зачем тебе это нужно?

И г о р ь. Как зачем? Разве я тебе еще не сказал? Так, значит, я тебе забыл сказать самое главное. Меня посылают за границу, и я должен ехать туда с женой. Без жены не рекомендуется. Теперь понимаешь?

С а ш а. Теперь понимаю. Значит, тебе срочно понадобилась жена, и среди всех знакомых девочек ты выбрал меня?

И г о р ь. Выбрал тебя.

С а ш а. Почему же именно меня?

И г о р ь. Так случилось. Что с тобой? Ты плачешь?

С а ш а. Уходи.

И г о р ь. Пожалуйста.

С а ш а. Ищи себе другую. Может быть, кто-нибудь другой согласится выйти замуж без любви.

И г о р ь. При чем здесь любовь?

С а ш а. Я тоже этого не понимаю.

И г о р ь. Значит, нет?

С а ш а. Нет.

И г о р ь. Как хочешь. Не сердись на меня. Забудем этот разговор. Надеюсь, я тебя ничем не обидел?

С а ш а (со стоном). Не обидел?!

И н г р и д (входит). Ровно пять минут. Уже можно?

С а ш а. Можно.

И н г р и д. Что у вас произошло? Вы поссорились?

С а ш а. Нет, мы не поссорились.

И г о р ь. До свиданья, девочки. Извините, что помешал вам. (Уходит.).

И н г р и д. Саша, что между вами произошло?

С а ш а. Ничего особенного. Игорь сделал мне предложение, и я отказала.

И н г р и д. Почему?

С а ш а. Потому, что он не сказал мне: я тебя люблю.

И н г р и д. Ты поступила правильно. Он должен был сказать эти слова.

И г о р ь (входит). Простите. Еще один вопрос: вы случайно не знаете Оля Огородникова еще не переехала в новый дом?

И н г р и д. Нет. По-прежнему в общежитии.

И г о р ь. Спасибо. Еще раз до свиданья. (Уходит.).

И н г р и д. Ты поступила правильно. Не плачь.

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ.

Комната в общежитии. Оля Огородникова - возле своей.

Койки, смотрится в зеркало. Несколько девушек из.

Ночной смены спят, укрывшись одеялами, на своих.

Койках. Чистенько и даже нарядно, как в хороших.

Женских заводских общежитиях.

Дверь заперта стулом, вдетым ножкой в дверную ручку.

Стучат.

О л я. Ну, кто еще там ломится? Потише! (Открывает дверь.).

И г о р ь. Здравствуй, Оля. Хорошо, что я тебя застал. У меня к тебе дело.

О л я. Говори потише. Не видишь, что ли? (Показывает головой на спящих девушек.).

И г о р ь. Извини, пожалуйста. Буду говорить потише. Сядем, Оля.

О л я. У меня нет времени. И так опаздываю.

И г о р ь. Ты, кажется, куда-то собралась?

О л я. Да. На стадион, там сегодня грандиозный парад кинозвезд, как бы не опоздать.

И г о р ь. Досадно.

О л я. Другим разом.

И г о р ь. Нельзя откладывать.

О л я. А что такое?

И г о р ь. Я тебя задержу ровным счетом на три минуты.

О л я. Ну, если. Только не больше. Так в чем дело?

И г о р ь. Меня посылают на два года за границу.

О л я. Это хорошо. Поздравляю.

И г о р ь. Но я должен ехать непременно с женой. Без жены не рекомендуется.

О л я. Да, я знаю. Холостых стараются не посылать, потому что они там могут бог знает что наделать по глупости. Закрутят роман с какой-нибудь или даже что-нибудь похуже. Т-ш-ш!.. Только говори не так громко, а то девчат разбудишь.

И г о р ь. Ладно. Так вот, мне срочно необходимо найти себе подходящую жену. Четверг утром - крайний срок.

О л я. Ну, а при чем здесь я? Пойдем, а то я уже опаздываю.

И г о р ь. Подожди. Мне интересно знать, что ты на это скажешь?

О л я. Я?

И г о р ь. Да, ты.

О л я (после некоторой паузы). А куда ехать?

И г о р ь. В Абиссинию.

О л я. Стало быть, в Африку. Понимаю. Это ничего. (После некоторой паузы.) Лететь?

И г о р ь. Наверное.

О л я. Ты не знаешь: через Рим или через Стокгольм?

И г о р ь. Не знаю.

О л я. Потому что если через Стокгольм, то можно дня на четыре задержаться в Париже... (Громко.) Ой, девочки!

Просыпаются несколько девушек, вскакивают с испугом.

П е р в а я  д е в у ш к а. Олька! Что ты орешь? Честное слово... Только я стала засыпать!..

В т о р а я  д е в у ш к а. Ты зачем привела сюда мужчину?

О л я. Извините, девочки... Это я нечаянно.

П е р в а я  д е в у ш к а. Не можешь говорить шепотом! Прямо несчастье какое-то!

О л я. Спите, спите. Т-ш... Игорь, говори шепотом.

И г о р ь. Я говорю шепотом.

О л я. Слушай. Ну, хорошо. Допустим. Ты там будешь, наверное, врачом. А жена твоя чем?

И г о р ь. По специальности.

О л я. Ну что ж, это меня вполне устраивает. Мы с тобой давно знаем друг друга. Со школьной скамьи. Я была в четвертом, а ты уже в восьмом. Ты интересный парень. Ничего не скажешь. Я тоже ничего себе: девушка без адреса. Самая подходящая парочка. Верно? Тогда лады. Я согласна. Принимаю твое предложение.

И г о р ь. Разве я сделал тебе предложение?

О л я. Я тебя поняла именно так. Чего ж ты стоишь? Садись! Девочки, спите, спите, это вас не касается. Мы вам не мешаем. Садись, Игорь, садись, не стесняйся. Только не стучи стулом. Чаю хочешь? Я тебе сейчас тихонечко вскипячу на электроплитке. (Обращается к одной из спящих.) Любочка, разреши, я у тебя возьму "Крымскую смесь"? Завтра отдам. Ничего, ничего. Ты себе спи.

Т р е т ь я  д е в у ш к а. Ох, господи боже! Бери что хочешь, только не мешай мне спать.

О л я. Не буду, не буду. Спасибо, золотко. Спи себе спокойненько. Я тебе сейчас налью, Игорек. Бери печеньице.

И г о р ь. А парад кинозвезд?

О л я. Чего я там не видела? Могу и не пойти.

И г о р ь. Билет пропадет.

О л я. Билеты на руках у Васи. Увидит, что меня до сих пор нету, и продаст кому-нибудь у входа на стадион. Только и всего.

И г о р ь. А кто это Вася?

О л я. Один человек. Ты его не знаешь. Он из другой компании. Но можешь не беспокоиться. Для меня это абстрактная живопись. Так как же: по рукам?

И г о р ь. Как ты странно говоришь.

О л я. А чего странно?

И г о р ь. Можно подумать, что мы совершаем какую-то коммерческую сделку.

О л я. Почему именно коммерческую?

И г о р ь. Ну, не коммерческую.

О л я. Не понимаю, что тебя не устраивает. Может быть, ты подозреваешь что-нибудь насчет Васи? Девочки, вы спите? Они спят. Если ты подозреваешь что-нибудь насчет Васи, то можешь быть совершенно спокоен. (Оглядывается на спящих.) Ни Васи, ни кого другого. Нет и никогда не было. Вся перед тобой, как есть с головы до ног. Чиста, как слезинка. И буду тебе абсолютно честной женой, подругой. Не сомневайся.

И г о р ь. Я не сомневаюсь, но все же как-то странно.

О л я. А чего странно?

И г о р ь. Хоть бы сказала, что любишь, что ли.

О л я. На кой тебе это надо?

И г о р ь. Да, конечно. Но все-таки.

О л я. Чудак человек. Я за него иду замуж, а он непременно хочет, чтобы я сказала, что люблю. Какое это имеет для тебя значение?

И г о р ь. Никакого.

О л я. Пей чай. Бери печенье. "Крымская смесь".

И г о р ь. Спасибо.

О л я. Только тихо... Ш-ш-ш... Не грызи так громко сахар... Так по рукам?

За дверью шум, стук.

Кто там еще ломится в дверь? Подожди, я сейчас открою. (Открывает.).

В а с я (входит). Оля, в чем дело? Простите, что помешал.

П е р в а я  д е в у ш к а. Ой, братцы, только не деритесь!

О л я. Тише! Ввалился, как медведь. Не видишь, что здесь отдыхают девушки? Я занята.

В а с я. А билеты?

О л я. Ты ж видишь, что я не пришла, значит, надо было продать.

В а с я. Никто не покупает.

О л я. Ну, тогда я не знаю.

В а с я (жалобно). Так что же теперь будет, Ольга?

О л я. Ступай подожди меня внизу, может быть, я спущусь. Только не стучи сапожищами на все общежитие.

В а с я. Извините, что помешал. (Уходит на цыпочках, бережно прикрывая дверь.).

О л я. Это Вася. Не обращай внимания. Ну, так что же? Я вижу, что ты раздумал. Не стесняйся. Я ведь не набиваюсь. Но серчай, Игорь. Забудем этот разговор и станем друзьями. Надеюсь, я тебя ничем не обидела?

И г о р ь. Абсолютно ничем.

О л я. Дело житейское. Каждый ищет, как ему лучше. Не так ли, Игорь?

И г о р ь. Разумеется.

О л я. И что, действительно дело такое срочное?

И г о р ь. Да не позже четверга утром.

О л я. Ничего. Найдешь.

И г о р ь. Ты не скажешь, Тамара Лагутинская живет по-прежнему на Чкаловской, восемь?

П е р в а я  д е в у ш к а (из-под одеяла). У Тамары Лагутинской вирусный грипп. Ее вчера отправили в больницу. (Скрывается под одеялом.).

И г о р ь. Досадно. Вирусный грипп - это минимум три недели. Что же делать?

В а с я (входит). Ольга!

О л я. Ты опять тут? Я же тебе сказала, чтобы ты подождал внизу.

В а с я. Там дождь.

В т о р а я  д е в у ш к а (из-под одеяла, хихикая). Не сахарный!

О л я. Девушки, почему вы не спите?

Т р е т ь я  д е в у ш к а. Потому, что вы нам мешаете.

О л я. Спите. (Васе.) Ну, что же ты стал посередине комнаты - ни туда, ни сюда. Садись, только тихонечко... Т-ш-ш...

И г о р ь. До свиданья. (Уходит.).

О л я. До свиданья. Не серчай. (Васе.) Это один мой старый товарищ, друг детства, врач-хирург. Зовут Игорь. Но можешь не беспокоиться. Для меня это - абстрактная живопись. Пей чай, Вася. Бери "Крымскую смесь". Только не шуми. А то девушки спят.

П е р в а я  д е в у ш к а (из-под одеяла). Жених и двенадцать спящих дев. (Скрывается под одеялом.).

О л я. Тише. Т-ш-ш...

Потихонечку пьют чай. Пауза.

(Шепотом.) Вася, тебе не жалко билетов?

В а с я (шепотом). Не жалко.

В т о р а я  д е в у ш к а. Только умоляю, не целуйтесь так громко. Включите радио!

Оля включает радио. Нежная музыка.

Занавес.

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ.

Фасад нового жилого дома. Входная дверь. Над ней.

Электрическая лампочка. Яркая лунная ночь. Звуки,

Доносящиеся с комбината. Недалеко от входной двери, в.

Тени стоит Игорь. Из двери выходит Саша. Игорь делает.

К ней шаг.

С а ш а. Ой, кто это?!

И г о р ь. Это я, Саша, Игорь.

С а ш а. Ты меня напугал. Что ты здесь делаешь?

И г о р ь. Дожидаюсь тебя.

С а ш а. Почему же ты не поднялся ко мне наверх?

И г о р ь. Лучше здесь. С глазу на глаз. А то у тебя вечно подруги.

С а ш а. Всего одна подруга. Ингрид.

И г о р ь. Все равно.

С а ш а. Что же тебе от меня нужно?

И г о р ь. Поговорить.

С а ш а. Ты обратил внимание, какая сегодня луна?

И г о р ь. Обратил.

С а ш а. Полнолуние. Светло, как днем. Можно читать.

И г о р ь. Если напечатано крупным шрифтом.

С а ш а. Можно, даже если мелким.

И г о р ь. Мелкий шрифт называется петитом.

С а ш а. Это не важно. Ты любишь лунные ночи?

И г о р ь. Когда тепло. Холодные не люблю.

С а ш а. А мне все равно. Сейчас тепло. Тебе не холодно?

И г о р ь. Но холодно. А тебе?

С а ш а. Мне тоже не холодно. Так бы и простояла с тобой всю ночь.

И г о р ь. За чем же дело стало?

С а ш а. За малым.

И г о р ь. Ты на меня сердишься?

С а ш а. Что ты, милый! За что же?

И г о р ь. Ну, все-таки.

С а ш а. Не будем вспоминать. Я так рада, что ты пришел. Я всегда рада, когда ты приходишь.

И г о р ь. Однако время идет. Ты не передумала?

С а ш а. Скажи мне, милый, на что я тебе нужна?

И г о р ь. Я же тебе объяснил.

С а ш а. Только для этого?

И г о р ь. По-моему, вполне достаточно. Тем более что ведь ты сказала, что меня любишь. Ты не берешь своих слов назад?

С а ш а. Не беру.

И г о р ь. Значит, ты меня по-прежнему любишь?

С а ш а (чуть слышно). Люблю.

И г о р ь. Что ты сказала? Почему ты всегда говоришь со мной так тихо?

С а ш а. Люблю.

И г о р ь. Так почему же не хочешь?

С а ш а. Именно поэтому.

И г о р ь. Я уже это слышал. Я совершенно не понимаю. Странная логика. Ты хоть объясни мне как следует.

С а ш а. Сам должен понять. Неужели тебе не понятно?

И г о р ь. Честное слово, непонятно.

С а ш а. Тогда ты действительно какое-то странное исключение из общего правила. (Со вздохом.) Нет, Игорь, не пойду я за тебя.

И г о р ь. Но почему же, почему?

С а ш а. Сам должен понять. А если не понимаешь, то тем хуже для меня.

И г о р ь. Ты говоришь загадками.

С а ш а. То-то и скверно, что для тебя это загадки. Ах, если бы...

И г о р ь. Что - если бы?

С а ш а. Если бы ты... Если бы ты мог понять...

И г о р ь. Что понять? Что? Ты мне хоть подскажи.

С а ш а. Такие вещи не подсказывают.

И г о р ь. А ты подскажи, потому что время идет и все дело может лопнуть.

С а ш а. Нет, нет. Ничего. Ровно ничего. Все ясно. Не ясно лишь одно: зачем я тебе нужна? То есть я понимаю зачем, но я не понимаю, почему именно я, а не кто-нибудь другой. Ведь тебе должно быть все равно. Мало ли девушек?

И г о р ь. Девушек много. Даже больше, чем нужно. И любая будет, конечно, счастлива выйти замуж. Но подходящих - одна, две, и обчелся. Не могу же я жениться без разбора.

С а ш а. Ты говоришь, одна, две?

И г о р ь. Ну, может быть, три-четыре.

С а ш а. Кто же?

И г о р ь. Все свои.

С а ш а. Именно?

И г о р ь. Да ты их небось сама прекрасно знаешь.

С а ш а. Все-таки?

И г о р ь. Ну, скажем, Тамара Лагутинская.

С а ш а. Вот и женился бы на своей Тамаре Лагутинской.

И г о р ь. Не выходит. У нее вирусный грипп. Затяжное дело. А надо решать не позже четверга.

С а ш а. Так что одна - не в счет?

И г о р ь. К сожалению.

С а ш а. А еще кто?

И г о р ь. Кроме тебя?

С а ш а. Конечно, кроме меня. Я ведь не в счет.

И г о р ь. Ну, Оля Огородникова.

С а ш а. А она чем не подходит?

И г о р ь. В принципе-то она, конечно, подходит. Но, во-первых, какая-то она слишком... рациональная. А во-вторых, кажется, у нее уже есть парень.

С а ш а. А тебе не приходило в голову, что у меня тоже уже есть парень?

И г о р ь. Не надо так говорить даже в шутку.

С а ш а. Почему это?

И г о р ь. Потому что ты моя последняя надежда. Если ты не согласишься - я горю.

С а ш а. Я сказала - нет, значит, нет. Не будем к этому возвращаться. А почему бы тебе не поговорить с Ингрид Стуул? Это моя самая близкая подруга, и я тебе ручаюсь, что она вполне годится. Но торопись. Потому что у нее на днях появился один бородатый кубинец в берете и с гитарой, из числа наших практикантов.

И г о р ь. Кубинца я не боюсь. Но ты же сама понимаешь, что жениться на Ингрид теперь мне неудобно.

С а ш а. Почему же?

И г о р ь. Ты, вероятно, уже сказала ей, что я сделал тебе предложение.

С а ш а. Сказала. У нас друг от друга нет тайн.

И г о р ь. Вот видишь.

С а ш а. Но ведь я тебе отказала, и она знает, что ты свободен. Впрочем, должна тебя предупредить, что ты не вполне в ее вкусе.

И г о р ь. Понимаю. Я не кубинец.

С а ш а. Типичный не кубинец.

И г о р ь. Но это все равно. Я бы, пожалуй, взял Ингрид, да как-то неловко.

С а ш а. Не стесняйся, чего там!

И г о р ь. Ладно. Пошутили - и будет. Дело серьезное. Осталось всего неполных два дня. Подумай, Саша. В среду мы расписываемся, в четверг нас начинают оформлять, а через две-три недели мы уже летим. Неужели тебе не хочется побывать за границей, увидеть Африку?

С а ш а. Ах, очень хочется! Но что же делать?

И г о р ь. Саша, ты чего-то недоговариваешь.

С а ш а. Я-то договариваю. Ты недоговариваешь.

И г о р ь. Мы увидим Сахару, пирамиды, сфинкс. Финиковые пальмы, караваны верблюдов. "Я покажу на блюде студня косые скулы океана". Под нами проплывут желтые воды Нила.

С а ш а. Снега Килиманджаро.

И г о р ь. Да. Мы увидим снега Килиманджаро. Ну, дай лапу. Согласна?

С а ш а. Нет, Игорек.

И г о р ь. Но почему же, черт возьми?

С а ш а. Опять двадцать пять. Так было все хорошо. Волшебная луна. На тени видна каждая веточка. И ты со мной.

И г о р ь. Спрашиваю в последний раз: да или нет?

С а ш а. Нет.

И г о р ь. Ну, черт с тобой! (Круто поворачивается, уходит.).

С а ш а. Игорь, не уходи!

И н г р и д (выходит из двери). Опять ничего не вышло? Он так и не сказал этих слов?

С а ш а. Так и не сказал. Ингрид, но, может быть, это и не нужно?

И н г р и д. Обязательно нужно.

С а ш а. Все равно. Я побегу за ним. Я больше не могу. Игорь, вернись!

И н г р и д. Дура. Не унижайся. Подожди. Имен терпение. Он дозреет до понимания.

Занавес.

КАРТИНА ПЯТАЯ.

Квартира Шароновой. Антонина Алексеевна и Игорь.

Беседуют.

И г о р ь. Никак не предполагал, что в нашей стране, где женщин на двадцать процентов больше, чем мужчин, так трудно жениться.

Ш а р о н о в а. В особенности такому человеку, как ты: медалисту, общественнику, молодому растущему врачу, нежному внуку, скромному, порядочному, начитанному, отзывчивому товарищу.

И г о р ь. Бабушка, прекрати этот некролог.

Ш а р о н о в а. Уже прекратила. Но скажи мне: что же теперь будет?

И г о р ь. Понятия не имею.

Ш а р о н о в а. Все-таки как же это произошло?

И г о р ь. Я тебе уже объяснял.

Ш а р о н о в а. Но ведь рекомендуется ехать с женой. Где же она, эта жена?

И г о р ь. Нету.

Ш а р о н о в а. Значит, твоя заграничная поездка может лопнуть?

И г о р ь. Вполне.

Ш а р о н о в а. Что вполне?

И г о р ь. Вполне может лопнуть.

Ш а р о н о в а. Ты говоришь об этом так хладнокровно?

И г о р ь. А что же делать?

Ш а р о н о в а. Действовать.

И г о р ь. Я уже действовал.

Ш а р о н о в а. Действуй дальше. Каждый человек - кузнец своего счастья. Под лежачий камень вода не течет.

И г о р ь. Брак - это лотерея. Все это, может быть, и верно, но пока результатов не дает.

Ш а р о н о в а. Хорошо. Давай разберемся. Отбросим все несущественное. Остановимся на главном. Почему тебе отказала Саша?

И г о р ь. Не понимаю.

Ш а р о н о в а. Что она говорит?

И г о р ь. Говорит, что любит меня и что именно потому, что любит, не хочет.

Ш а р о н о в а. Это уже что-то западноевропейское. Ну, а ты что?

И г о р ь. Сказал "до свиданья" и ушел.

Ш а р о н о в а. А она что?

И г о р ь. Ничего.

Ш а р о н о в а. Сердце красавицы. Знаешь, Игорек, что я тебе посоветую? Попробуй сходи к ней еще раз.

И г о р ь. Ну, уж нет. Не хочет - не надо. Можно подумать, что я без нее жить не могу. Больше унижаться не буду. Как будто нет на свете других девушек. Да сколько угодно! Только помани...

Стук в дверь.

Кто там? Войдите.

О л я (входит). Здравствуйте, Антонина Алексеевна. Здравствуй, Игорь. К вам можно? Только я не одна. Со мной Вася. Вася, заходи.

Входит Вася.

Игорь, вы, кажется, знакомы. Это Игорь. Это его бабушка Антонина Алексеевна. Поздоровайся.

В а с я (здоровается). Василий, Василий.

О л я. Только не жми так сильно руку. У него ужасная манера давить людям руки.

В а с я. Я аккуратно.

О л я. Мы совсем ненадолго. Можно нам сесть?

Ш а р о н о в а. Милости просим. Садитесь.

О л я. Садись, Вася. Полегче. Он у меня очень стеснительный. Вася, не стесняйся. Здесь все свои. Игорь, у меня с тобой деловой разговор.

Ш а р о н о в а. Мы не помешаем?

О л я. Нисколько. Даже лучше, что все здесь - я, Вася. Игорь, извини, дорогой, но я должна задать тебе одни нескромный вопрос.

И г о р ь. Пожалуйста.

О л я. Ты уже нашел себе подходящую жену для поездки?

И г о р ь. Как ты выражаешься!

О л я. А что? Ничего. Здесь все свои.

И г о р ь. Нет, не нашел.

О л я. Ну, слава тебе господи. А то я так переживала, что ты второпях наскочишь на какую-нибудь дрянь. Так вот какое дело. Есть одна замечательная девушка, прямо-таки созданная для тебя. Она, правда, разводка. Уже была один раз замужем. Но неудачно. Так что это может не считаться. Ее муж сразу же после свадьбы оказался запойным. Как начал на свадьбе пить, так уже больше не останавливался. Она промучилась с ним три месяца, не выдержала и развелась. Девятнадцать лет, добрая, милая, простая. Во всех отношениях ангельская душа. И при этом красавица. Не просто красавица или что-нибудь вроде того. А неслыханная красавица. Такие красавицы рождаются, как Пушкин, - один раз в сто лет. С ней совершенно невозможно идти по улице. Не только мужчины, но даже женщины останавливаются и балдеют. И так ей, бедняжке, не повезло с этим проклятым алкоголиком! До сих пор не может прийти в себя. Но ты, Игорь, не беспокойся. Она такая скромная, что даже не понимает своей красоты. Будет жена, что надо. Я за нее ручаюсь. Особенно для заграницы, а для Африки - так сущий клад. Васина сестренка, Алла.

В а с я. Да, моя младшая сестренка, Алла.

О л я (Игорю). Теперь ты меня можешь спросить, почему я так стараюсь? Отвечу. Не могу себе простить, что в прошлый раз, когда ты приходил ко мне свататься, я чуть было тебя не обманула. Да по правде, таки и обманула: сказала тебе, что я свободна, что у меня никого нет, и - соврала. А на самом деле у меня уже Вася был. Польстилась на зарубежную поездку. Говорю честно перед всеми. Проявила беспринципную подлость. Но, слава богу, вовремя одумалась. Совесть не позволила. Верно, Вася? Ты на меня больше не сердишься? Я ведь от тебя ничего не скрыла. Верно?

В а с я. Верно.

О л я (Игорю). А как только ты от меня ушел, я сразу же и подумала: а что будет, если ему не удастся до среды найти себе подходящую девушку? Ведь тогда погорит вся его поездка. Вот будет номерок! Ты себе не можешь представить, Игорь, как я переживала. Вася, я переживала?

В а с я. Конечно, переживала.

О л я. И тут мне Вася вдруг и говорит: "Слушай, Ольга"... - он меня называет дома полностью - Ольга. "Слушай, говорит, Ольга, парень горит, давай ему сосватаем нашу Алку. Доброе дело сделаем. И ей будет хорошо, и ему будет хорошо, и всем будет хорошо". Верно, Вася?

В а с я. Я именно так и сказал или вроде этого.

О л я. Тогда я сказала: пусть вместе летят в Африку, тем более что если полетят через Копенгаген или Стокгольм, то имеют шанс задержаться на пару дней в Париже. Нет, Игорь, честное слово, я не шучу: ты об этом подумай. Серьезное предложение. И все породнимся - красота!

И г о р ь. Что ж... это, конечно, не лишено... Все равно. Но надо сперва познакомиться...

О л я. Правда? Тогда я ее сейчас позову. Она тут, дожидается на лестнице. Вася, сбегай. А ты, Игорь, не беспокойся. Тебя это ни к чему не обязывает. Только посмотрите друг на друга.

В а с я (уходит и приходит с Аллой). Иди, Алла, не стесняйся. Она у нас очень стеснительная. Не бойся. Здесь все свои. Познакомьтесь, товарищи. Это моя сестренка Алла.

Алла очень смущена. Это в полном смысле красавица,

Хорошо одета, нарядно, но скромно, может быть в.

Длинных черных перчатках, в шляпке с вуалеткой или.

Как оденет ее режиссер, но модно.

О л я. Познакомься, Алла. Это Антонина Алексеевна. Это Игорь, о котором я тебе говорила. Ну, Игорь: ты видел что-нибудь подобное?

А л л а (знакомится). Алла.

О л я. Садись, Алла, не стесняйся, здесь все свои.

Пауза.

Ш а р о н о в а. Какое у вас, Аллочка, образование?

А л л а (преодолевая застенчивость и ломая на груди руки). Кончила десятилетку. Поступила в педагогический институт. А потом... (Плачет.).

Ш а р о н о в а. Зачем же плакать, дитя мое?

В а с я. У нее глаза на мокром месте.

О л я. Не реви, а то ресницы потекут.

А л л а. Я не реву, а только стесняюсь. (Пауза. Игорю.) Вы врач?

И г о р ь. Да.

А л л а. Хирург?

И г о р ь. Да.

Продолжительная пауза.

О л я. Ну что ж, граждане, как говорится: гости посидят, посидят, да и разбегутся по домам. Пошли, что ли? Заходи, Игорь. Когда зайдешь? Заходи завтра утром.

И г о р ь. Спасибо.

О л я (шепотом). Смотри, не упусти девку!

И г о р ь. Ладно. Не упущу.

В а с я. Послушайте, Игорь. Как мужчина мужчине. Ты мне нравишься. Будем дружить. Независимо ни от чего. Руку? И конечно, милости просим на нашу с Ольгой свадьбу. Будешь у нас первым гостем.

И г о р ь. С удовольствием.

О л я. До свиданья, Игорь.

А л л а. До свиданья.

О л я. Не провожайте. Свои люди, сочтемся. Дорогу сами найдем.

Алла, Оля и Вася уходят.

И г о р ь. Ну, бабушка, что ты скажешь?

Ш а р о н о в а. По-моему, только что произошло настоящее чудо. Я действительно не видела в жизни ничего подобного. Самая настоящая, неподдельная, редчайшая красавица. А как скромна, мила. Ну, дорогой мой сыно-внук, тебе, кажется, сегодня действительно повезло. Уж лучше не найдешь. Что же ты молчишь? Или, может быть, она тебе не понравилась?

И г о р ь. Как можно! Даже очень понравилась. Но знаешь, что я тебе скажу? Мне кажется, она не моего романа.

Ш а р о н о в а. Романа? Какого еще тебе нужно романа? Ты с ума сошел.

И г о р ь. Не знаю.

Ш а р о н о в а. Тебе нужен не роман, а хорошая, милая, порядочная девушка, которая могла бы стать твоей женой и поехать за границу. Не забывай, что время не терпит.

И г о р ь. Да, ты права. Но мне кажется, что, может быть, сначала надо еще раз поговорить с Сашей Соболевой. Все-таки мы начали с Саши Соболевой.

Ш а р о н о в а. Да ведь она тебя и знать не хочет.

Стук в дверь.

Кто там? Входите!

С а ш а (входит). Извините, что я так поздно.

Ш а р о н о в а. Книжки принесла?

С а ш а. Нет. Я к Игорю. Игорь, вероятно, мне не следовало приходить, но я ничего не могу с собой поделать. Это выше моих сил.

Ш а р о н о в а. Может быть, мне уйти?

С а ш а. Не надо. Лучше при вас. (Игорю.) Ты хотел, чтобы я вышла за тебя замуж. Ты еще не раздумал?

И г о р ь. Нет.

С а ш а. Ну, словом, у меня не хватило характера, я тряпка... я согласна.

И г о р ь. Согласна быть моей женой?

С а ш а. Согласна. Но вы, Антонина Алексеевна, не думайте. Это вовсе не потому, что ехать за границу. Даже напротив. А просто я его люблю. (Игорю.) Ты понимаешь, что я тебя люблю?

И г о р ь. Понимаю.

Ш а р о н о в а. Фу, гора с плеч! Поди сюда, Сашенька. Я ведь тебя знаю совсем маленькой девочкой. Ты ко мне ходила брать Чуковского. А потом ты выросла и ходила брать Аркадия Гайдара. И ты никогда не рвала книжек. Ты мне всегда нравилась больше всех других подруг Игоря. Дай я тебя поцелую. От всей души. Будьте счастливы.

С а ш а. Я ему постараюсь быть хорошей женой. Я так счастлива, Антонина Алексеевна.

Ш а р о н о в а. Вот видишь, внучек, а ты сомневался в том, что брак это лотерея. Я уверена, что ты вытащил счастливый билет.

И г о р ь. Положим, билет тянул не я, а тянула ты. Вообрази себе, Саша, это бабушка вытянула тебя мне.

С а ш а. Как вытянула? В каком смысле?

И г о р ь. В самом прямом. Я положил билетики в эту волшебную шкатулку, а бабушка тянула.

С а ш а. Не понимаю. Какие билетики?

И г о р ь. Они еще, наверное, до сих пор лежат здесь. Так и есть. Вот они, можешь убедиться.

С а ш а (вынимает из шкатулки билетики и читает). "Оля Огородникова", "Ингрид Стуул", "Тамара Лагутинская", "Саша Соболева".

И г о р ь. И бабушка вытянула для меня именно эту самую Сашу Соболеву, которая завтра уже будет Сашей Шароновой и начнет оформляться на предмет поездки в Аддис-Абебу.

С а ш а. Я думала, ты меня разыгрываешь.

И г о р ь. Насчет чего?

С а ш а. Насчет билетиков.

Ш а р о н о в а. Он шутит, не верь! Он шутит.

И г о р ь. Какие уж тут шутки!

С а ш а. Подожди. Значит, ты меня выбрал по жребию?

И г о р ь. Да. А что?

С а ш а (медленно). Ты выбрал меня по жребию?! Вытянул? (Начинает волноваться.) Вытянул по лотерейному билету?! Как швейную машину?! Теперь все. Кончено.

И г о р ь. Куда же ты, Саша?

С а ш а. Извините, Антонина Алексеевна. Ухожу.

Ш а р о н о в а. Сашенька!

С а ш а. Все! Все! (Игорю.) Ты больше для меня не существуешь.

И г о р ь. Не уходи. Я должен тебе что-то сказать.

С а ш а. Прощай! (Уходит.).

И г о р ь. Вернись!

Ш а р о н о в а. Вот видишь, что ты наделал? Но ты не огорчайся. Может быть, это даже и к лучшему. Кто знает? Слов нет, Саша - девушка хорошая, милая. Но далеко ей до Аллы. Такая красавица!

И г о р ь (в отчаянии). Не надо мне никаких красавиц! Ах, бабушка!

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ.

КАРТИНА ШЕСТАЯ, И ПОСЛЕДНЯЯ.

Передняя в новой квартире, где в данный момент идет.

Новоселье. В передней никого нет. Стоит шкаф с.

Посудой. На полу блюдо с заливным. Тут же мотороллер.

И велосипед. Из-за дверей доносится шум новоселья,

Тосты, музыка, пение, восклицания - по усмотрению.

Режиссера. Автор очень рассчитывает на.

Изобретательность театра, так как для этой сцены,

Шестой, и последней, текста у него мало, а раздуть.

Надо на целый акт, минут, по крайней мере, на.

Тридцать - сорок. Новоселье устраивают старый мастер.

Соболев и его супруга, дядя и тетя Саши. У них в.

Гостях пируют много наших знакомых, но мы их пока не.

Видим. Несколько раз в передней звонит звонок, и сам.

Соболев, возбужденный, нарядный, с орденом Трудового.

Красного Знамени на темном двубортном пиджаке,

Выходит встречать гостей. Встретил, между прочим,

Ингрид Стуул, явившуюся с кубинским парнем Педро, у.

Которого борода и за спиной гитара. Потом Васю, Олю и.

Аллу. Некоторое время сцена пустая. Затем слышатся.

Несколько продолжительно-нервных настойчивых звонков.

С о б о л е в (входит, открывает дверь и видит Игоря). Что прикажете?

И г о р ь. Извините, может быть, я не сюда попал?

С о б о л е в. Сюда, сюда, милости просим. Только не волнуйтесь.

И г о р ь. Я не волнуюсь. Здесь, кажется, какой-то семейный праздник?

С о б о л е в. Ну да, новоселье. Пожалуйте.

И г о р ь. Нет, по-видимому, произошла ошибка. Я не собирался на новоселье. Мне просто срочно нужно видеть одну девушку - Сашу Соболеву. Она случайно не у вас?

С о б о л е в. Как же, как же. Но не случайно. Да вы не волнуйтесь!

И г о р ь. Я не волнуюсь. Вот еще! Слава богу. Я видел, как она вошла в этот подъезд, а в какую квартиру - не знаю. А тут у вас девять этажей. Пришлось звонить в каждую квартиру.

С о б о л е в. Утомились?

И г о р ь. Ужасно.

С о б о л е в. Так пожалуйте, отдохните. Повеселитесь. Мы всегда рады хорошему человеку. А главное, не волнуйтесь. Успокойтесь.

И г о р ь. Не могу. Тороплюсь. Мерси. Так будьте любезны, вызовите мне на минуточку Сашу Соболеву.

С о б о л е в. А вы, простите, кто такой?

И г о р ь. Я ее старый друг, Игорь Шаронов.

С о б о л е в. Внук Антонины Алексеевны?

И г о р ь. Да, ее.

С о б о л е в. Так тем лучше. Ваша бабушка тоже у нас. У нас сегодня все.

И г о р ь. Извините, но не могу. Тороплюсь.

С о б о л е в. Что ж вы будете сидеть в неблагоустроенной передней, как бедный родственник? Вам будет тоскливо и неуютно. Лучше заходите в комнаты. Посмотрите, как мы разместились. Выпейте стопочку. Потанцуете.

И г о р ь. Покорно благодарю, но у меня на счету каждая минута. Позовите, пожалуйста, Сашу.

С о б о л е в. Ну, как хотите. Пожалуйста. Только, бога ради, не надо так волноваться. (Уходит.).

Пауза.

С а ш а (входит). Так это ты?

И г о р ь. Я.

С а ш а. Как ты сюда попал?

И г о р ь. Видел, как ты вошла в этот подъезд с каким-то парнем.

С а ш а. Положим, не с парнем, а с одним заслуженным мастером спорта.

И г о р ь. Вот как!

С а ш а. Да.

И г о р ь. Для меня это новость. Как его фамилия?

С а ш а. Зачем тебе это знать?

И г о р ь. Я так хочу.

С а ш а. Мало ли.

И г о р ь. Почему ты была с ним?

С а ш а. Какое тебе дело?

И г о р ь. Я хочу знать.

С а ш а. Мне не нравится твой тон.

И г о р ь. А может быть, мне не нравится твое поведение. И вообще я требую, чтобы ты сказала, почему ты была с этим человеком!

С а ш а. Ты за мной следил?

И г о р ь. Это не важно.

С а ш а (сильно волнуясь). Ты за мной следил?!

И г о р ь. А хотя бы.

С а ш а. Какое же ты имел право? Какая гадость! Игорь, я тебя не узнаю.

И г о р ь. А я тебя не узнаю. Я хочу знать: какие у тебя отношения с этим человеком?

С а ш а. С каким человеком?

И г о р ь. С заслуженным мастером спорта. Интересно, каким родом спорта вы с ним занимаетесь?

С а ш а. Как ты груб! Дурак.

И г о р ь. Я тебя прошу ответить на мой вопрос: какое ты имеешь отношение к этому человеку?

С а ш а. Никакого. Просто это мой знакомый, который зашел за мной, чтобы проводить меня на новоселье к дяде.

И г о р ь. К дяде?

С а ш а. Да. Для твоего сведения - человек, который открыл тебе дверь, мой родной дядя. У них сегодня новоселье.

И г о р ь. Я слышу эти разнузданные звуки.

С а ш а. Почему именно разнузданные?

И г о р ь. Ну, не разнузданные.

С а ш а. Ты удовлетворен моим объяснением?

И г о р ь. Нисколько.

С а ш а. Но ведь я сказала тебе чистую правду.

И г о р ь. А почему я раньше не знал, что у тебя есть какой-то дядя?

С а ш а. Вероятно, потому, что слишком мало мною интересовался.

И г о р ь. Он тебя любит?

С а ш а. Конечно.

И г о р ь. А ты его?

С а ш а. Конечно. И тетю.

И г о р ь. Про кого ты говоришь?

С а ш а. Про дядю и тетю.

И г о р ь. Оставь эти неуместные шутки. Я спрашиваю, любит ли тебя этот человек? Мастер спорта?

С а ш а. Не думаю. Во всяком случае, не замечала.

И г о р ь. А ты его?

С а ш а. Это мое личное дело. И вообще - почему ты сюда ворвался и что тебе от меня надо?

И г о р ь. Саша, зачем ты говоришь со мной таким тоном?

С а ш а. А каким же тоном с тобой говорить? Я тебе ясно дала понять, что ты для меня больше не существуешь.

И г о р ь. Но, по крайней мере, можешь ты меня выслушать?

С а ш а. Сейчас не время и не место. До свиданья.

И г о р ь. Подожди! Выслушай.

С а ш а. Хорошо. Говори.

И г о р ь. Завтра последний день. Послезавтра уже будет поздно. Да или нет?

С а ш а. Я не понимаю, о чем ты говоришь?

И г о р ь. Нет, ты отлично понимаешь.

И к о н н и к о в (вбегает). Сашенька, где же вы? Я вас ищу повсюду. А оказывается, вы здесь. Извините за грубое вторжение, но вы слышите? Вальс, вальс! Вы забыли?

С а ш а. Помню, помню. Извини, Игорь, я тебя покидаю. Я обещала.

И г о р ь. Останься.

С а ш а. Не могу. Дала слово. Если хочешь, подожди меня здесь.

И к о н н и к о в. Тысячу извинений. (Уносится с Сашей в вальсе.).

Игорь нервно ходит взад-вперед по передней, время от.

Времени задевая велосипед, шкаф с посудой и стараясь.

Не наступить на блюдо с заливным.

Музыка. Пауза.

С о б о л е в а (входит). Что же вы, молодой человек, сидите в такой неуютной передней? Я Сашина тетя. Здравствуйте. Заходите, пожалуйста. Не стесняйтесь. Здесь много ваших друзей и знакомых.

И г о р ь. Я не одет.

С о б о л е в а. Какие пустяки!

И г о р ь. Я не могу.

С о б о л е в а. Ну, как хотите. (Кричит в дверь.) Иду! Иду! (Игорю.) Если надумаете, приходите. Там сейчас будет исполняться кубинская песня. (Уходит.).

Возвращаются Саша и Иконников.

И к о н н и к о в. Извините, что я похитил вашу даму. Возвращаю ее вам в полной неприкосновенности.

С а ш а. Я в восторге. Вы ни разу не наступили мне на ногу.

И к о н н и к о в. Итак, за вами еще танго. Не забудьте. (Уходит.).

С а ш а. Не забуду.

И г о р ь. Это он?

С а ш а. Кто он?

И г о р ь. Заслуженный мастер спорта.

С а ш а. Он самый.

И г о р ь. Ну что ж, красивый самец. Поздравляю.

С а ш а. Ты ошибаешься. Он здесь не ради меня.

И г о р ь. А ради кого?

С а ш а. Ради одной красивой девушки.

И г о р ь. Не рассказывай мне сказок.

С а ш а. Как угодно. Так что же ты мне хочешь сказать?

И г о р ь. Да или нет?

С а ш а. Нет.

И г о р ь. Но почему же, почему?

С а ш а. Я никогда не подозревала, что ты можешь быть такой занудой. Как Васисуалий Лоханкин.

И г о р ь. Нет, ты мне ответь: почему?

С а ш а. Неужели так до сих пор и не понял? Ты поступил со мной как с вещью. Ты хотел меня выиграть, как мотороллер. Я тебе этого никогда не прощу.

И г о р ь. Сашенька, не придавай этому значения.

С а ш а. То есть как это - не придавай значения? Вот еще! Ты меня унизил. Понимаешь: унизил!

И г о р ь. Понимаю. Больше этого не повторится. Прости.

С а ш а. Не прощу.

И г о р ь. Но ведь ты же меня любишь.

С а ш а. Любила.

И г о р ь. А теперь?

С а ш а. А теперь не люблю.

И г о р ь. Больше не любишь! Тогда мне все ясно. Ты любишь другого. (Горько.) Сердце красавицы склонно к измене.

С а ш а. Не будь пошляком. Сердце красавицы склонно к свободе и независимости. И не склонно переносить оскорблений.

И г о р ь. Каких же оскорблений?

С а ш а. Думать, что я могу выйти замуж по расчету, - оскорбление.

И г о р ь. Все это слова. Ты любишь другого.

С а ш а. Это мое личное дело.

И к о н н и к о в (появляется, возбужденно). Извините, я опять похищаю вашу даму. Сашенька, фокстрот.

С а ш а. Иду.

Иконников и Саша в танце исчезают.

И г о р ь. Я ее убью. Ее и его.

С о б о л е в (входит с тарелкой в руке). Ну, если вы предпочитаете пребывание в одиночестве нашему обществу, то хотя бы закусите чем бог послал. Тут селедочка, пирожки и соответствующее сопровождение.

И г о р ь. Благодарю вас. Я не пью.

С о б о л е в. В принципе я тоже не пью, но приходится. Пожалуйста. Иначе вы нас обидите.

И г о р ь. Хорошо. С новосельем!

С о б о л е в. Мерси. И, простите, исчезаю к гостям.

Звучит музыка. Танцуя, Иконников и Алла в вечернем.

Туалете показываются в передней. Они останавливаются,

Не замечая Игоря.

А л л а. Что вы делаете?

И к о н н и к о в. Я увидел вас и сошел с ума. Я пришел сюда только ради вас.

А л л а. Но я даже не знаю, кто вы такой.

И к о н н и к о в. Я заслуженный мастер спорта, но я еще никогда никого не любил.

А л л а. Наверное, обманываете.

И к о н н и к о в. Клянусь вам. Я вас люблю.

А л л а. Так сразу, с места в карьер?

И к о н н и к о в. С места в карьер! А чего? Неужели я вам ни капли не нравлюсь? В конце концов я еще не такой старый. Если бы вы меня видели на стадионе!

А л л а. Я видела.

И к о н н и к о в. И что же?

А л л а. Блеск.

И к о н н и к о в. Вы за кого болеете?

А л л а. До сих пор за "Крылья".

И к о н н и к о в. Теперь придется болеть за "Космос". Будьте моей женой. Нет, совершенно серьезно. Будьте.

А л л а. А вы часом не пьющий?

И к о н н и к о в. Клянусь вам!

А л л а. Дыхните!

И к о н н и к о в. Святой истинный крест. (Дышит.).

А л л а. Что вы делаете?

И к о н н и к о в. То, что надо.

Целуются.

А л л а. Ай, здесь кто-то сидит за шкафом! Это вы, Игорь?

И г о р ь. Это я.

А л л а. Вот видите, не пришли вчера утром к Ольге. Ай-яй-яй!

И к о н н и к о в (Игорю). Прошу прощения. (Алле.) Так будешь?

А л л а. Буду!

Исчезают в танце.

С а ш а (входит, возбужденная, раскрасневшаяся, с бокалом в руке). Ты еще здесь? Ах, как мне жарко!

И г о р ь. Сядь.

С а ш а. Ну, села. Что тебе надо?

И г о р ь. Как же это получается: вчера любила, сегодня уже не любишь. Так не бывает.

С а ш а. Много ты понимаешь.

И г о р ь. Выслушай меня.

С а ш а. Слушаю.

И г о р ь. Прости меня.

С а ш а. Допустим, простила. И что дальше?

И г о р ь. Неужели тебе не хочется увидеть снега Килиманджаро?

С а ш а. Хочется.

И г о р ь. И огни Лиссабона?

С а ш а. Ужасно хочется!

И г о р ь. Так в чем же дело? Неужели я тебе до того противен, что ты даже не можешь выйти за меня замуж?

С а ш а. Напротив. Ты мне совсем не противен. Скажу тебе больше. Я ведь тебе соврала, что я тебя не люблю. Люблю и любила всю жизнь, с самого детства. Мне, конечно, не следовало бы этого говорить. Но это сильнее меня. Ты меня проглотил без остатка. Я люблю тебя. Люблю. Милый ты мой, дорогой.

И г о р ь. Ты не шутишь?

С а ш а. Не до шуток мне.

И г о р ь. Значит, согласна быть моей женой? Вот это умница.

С а ш а (грустно). Нет, не согласна.

И г о р ь. Господи боже мой, но почему же, почему?

С а ш а. Потому, что люблю.

И г о р ь. Я уже это слышал.

С а ш а. Именно потому, что люблю, а ты...

И г о р ь. Что я?

С а ш а. Неужели все еще не понимаешь?

И г о р ь. Нет, Саша. Теперь я вижу: ты опасный тип. В последний раз: да или нет? Или я ухожу навсегда, и ты меня больше никогда не увидишь.

С а ш а. Как хочешь.

И г о р ь. Пожалеешь.

И к о н н и к о в (входит). Простите, что нарушаю вам файфоклок. Разрешите опять похитить вашу даму.

С а ш а. Похищайте.

И к о н н и к о в (Саше). Я вам обязан своим счастьем. Вы меня познакомили с лучшей девушкой в мире. Позвольте руку. (Целует ей руку.).

И г о р ь. Сашка, не смей.

С а ш а. Ты взбесился. Не смей меня хватать за руку.

И г о р ь. А вы, товарищ, идите отсюда, идите, а то я за себя не ручаюсь.

И к о н н и к о в. Простите, но я не имел в виду... тем более что я, так сказать, люблю другую... (Саше.) Прошу вас. (Уходит.).

И г о р ь. Сашка, не смей.

С а ш а. Вот еще!

И г о р ь. Вернись!

С а ш а. Даже не подумаю.

И г о р ь. А я говорю: вернись! Ну!

С а ш а. Не кричи, пожалуйста. Ты не у себя дома. Здесь квартира моих дяди и тети. Здесь новоселье, гости. А ты скандалишь. Хоть бы постеснялся.

И г о р ь. Наплевать!

С а ш а. Не выкручивай мне руки.

И г о р ь. Нет, буду, нет, буду выкручивать!

С а ш а. Я закричу.

И г о р ь. Я тебе приказываю. Не смей уходить.

С а ш а. Не командуй. Сию минуту пусти.

И г о р ь. Не пущу.

С а ш а. Сумасшедший, что ты делаешь?

Мотороллер падает в блюдо с заливным.

Теперь погиб заливной поросенок.

И г о р ь. Заливной поросенок - это еще не все. Я разнесу вдребезги это осиное гнездо!

С а ш а. Ты опрокинешь шкаф. Граждане, помогите!

И г о р ь. И опрокину!

Медленно падает шкаф, из которого по частям.

Высыпается новый обеденный сервиз на двенадцать.

Персон.

С а ш а. Ты добился своего.

И г о р ь. Да. И добился. Это ты виновата. Пойми же, пойми, куриная твоя голова, что я тебя люблю!!!

С а ш а. Как ты сказал?

И г о р ь. Оглохла, что ли! Люблю. Я тебя люблю! Понятно тебе это или не понятно?

С а ш а. Повтори.

И г о р ь. Я тебя люблю.

С а ш а. Так с этого и надо было начинать. Милый! (Бросается ему на шею.).

И г о р ь. Моя?

С а ш а. Твоя!

И г о р ь. Согласна?

С а ш а. Конечно, согласна. Да, да, да!

Вбегают гости, среди них Шаронова.

Ш а р о н о в а. Что здесь происходит? Игорь! Мальчик мой!

И г о р ь. Я ее люблю.

Ш а р о н о в а. Но зачем же с таким грохотом? Ты весь в покойного деда. Тот же почерк.

С о б о л е в а (видя разбитую посуду). Ах! Посуда! На помощь!

В а с я. Товарищи, ничего особенного. Он просто страшно надрался.

А л л а. Хорошо, что я не вышла за него замуж.

В а с я. Страшно надрался.

Ш а р о н о в а. А ведь никогда в рот не брал.

В а с я. Значит, с непривычки.

О д и н  и з  г о с т е й. Позовите коменданта!

С о б о л е в. Товарищ, как вам не стыдно! Вас пустили в порядочный дом. А еще интеллигентный человек. Начинающий врач.

С о б о л е в а. Что же вы смотрите? Он задушит мою племянницу! Звоните в милицию!

Свистки.

С а ш а. Не надо звонить в милицию. Мы просто любим друг друга.

И г о р ь. В особенности я. Простите, я, кажется, разбил посуду. Я заплачу.

С а ш а. Мы заплатим.

С о б о л е в. Посуда - это что! Поросенка жалко.

С о б о л е в а. Ничего, пожалуйста! Бейте! Это даже к счастью.

И г о р ь. Ты слышишь, солнышко, это даже к счастью?

С о б о л е в. Извините, может быть, мы лишние?

И г о р ь. Откровенно говоря, да.

С о б о л е в. Пойдемте, товарищи.

С о б о л е в а. Пойдемте, пойдемте.

Ш а р о н о в а (Соболевой). Мне так перед тобой неудобно, Танька.

С о б о л е в а. Ну, чего там! А нашу молодость помнишь?

Ш а р о н о в а. Наша молодость! "Кирпичики"! Давай, Танька, оторвем "Кирпичики".

С о б о л е в а. Давай, Тонька, оторвем.

Уходят.

И н г р и д. Ну, что я тебе говорила? Ты видишь, он уже дозрел.

С а ш а. И даже чересчур. Перезрел. Я всегда знала, что он у меня вулкан. Смотри, как он тут извергался.

И н г р и д. Да, страшные разрушения Помпеи. (Кубинцу.) Пойдемте, Педро, надеюсь, вы не такой вулканический.

Гости уходят. Среди груды битой посуды остаются Игорь.

И Саша. Слышится голос Шароновой, поющей под гитару.

"Кирпичики"*.

______________

* Необязательно "Кирпичики". Можно любую песню 20-х годов, которая нравится артистам. (Прим. автора.).

С а ш а (воркуя). Ты меня любишь?

И г о р ь. Люблю.

С а ш а. А почему не хотел говорить?

И г о р ь. Я сам не понимал, что люблю тебя. Люблю с детства. А ты меня?

С а ш а (очень тихо). Тоже люблю.

И г о р ь. Не слышу.

С а ш а. Тоже люблю.

И г о р ь. Почему ты говоришь так тихо?

С а ш а. Потому, что люблю. Тоже люблю.

И г о р ь. Почему тоже?

С а ш а. Ну, не тоже, а просто. Как ты мне надоел!

И г о р ь. Стало быть, ты теперь согласна быть моей женой?

С а ш а. Согласна.

И г о р ь. И мы увидим снега Килиманджаро?

С а ш а. К сожалению, нет.

И г о р ь. Почему же?

С а ш а. Потому, что я не могу с тобой ехать. При всем моем желании. Наша бригада дала обязательство выполнить годовой план на пять месяцев раньше, и до этого я не могу уйти с работы... как бы мне этого ни хотелось... Ты огорчен? Милый, дорогой, пойми, что я просто не имею морального права. Это будет не по-коммунистически. Ты же первый перестанешь меня уважать.

И г о р ь. Я понимаю.

С а ш а. И согласен?

И г о р ь. Согласен. Ты чудная!

Игорь и Саша, обнявшись, проходят через всю квартиру,

Мимо веселящихся гостей и выходят на балкон, откуда.

Видна панорама строительства и огни комбината.

С а ш а. Но ты все-таки огорчен?

И г о р ь. Я огорчен?! Дурочка. Я счастлив, счастлив. На черта мне все эти снега Килиманджаро и огни Лиссабона без тебя?

С а ш а. Тем более что перед нами вся жизнь, и мы еще многое увидим... многое...

Гости окружают их с бокалами. Шаронова с чувством.

Поет "Кирпичики".

Занавес.

1962.

ПРИМЕЧАНИЯ.

ПОРА ЛЮБВИ.

Пьеса, названная автором "маленькая комедия", написана им в конце 1961 и начале 1962 года.

В конце января 1962 года у писателя состоялась беседа с корреспондентом газеты "Литература и жизнь". На вопрос корреспондента: "Совсем ли вы забыли о драматургии и юмористическом жанре? Ведь много лет назад водевиль "Квадратура круга" обошел сцены всего мира?" - Валентин Катаев ответил: "Нет, не забыл... Только что закончил комедию "Пора любви". Кто будет ставить, какой театр - пока не знаю. В глубине души мечтаю о любимом коллективе - вахтанговцах" ("Литература и жизнь", 31 января 1962 г.).

Пьеса была напечатана в журнале "Юность", 1962, № 12, и вышла отдельным изданием в Отделе распространения драматических произведений ВУОАП в начале февраля 1962 года с указанием, что "право первой постановки в Москве принадлежит Московскому государственному ордена Трудового Красного Знамени драматическому театру имени Моссовета". Была поставлена этим театром (режиссер Шапс), а также Ярославским драматическим театром имени Волкова и другими.